Dies Lacrimarum: Дорога костей (Заморожена) | Описание игры

27.03.17
Статус:   Игра завершена
Количество игроков:   7
Мастер:   Vasheska [offline]
Ассистент:   Omen_Sinistrum [offline]
Система:   1д6+воля мастера
Сеттинг:   Dies Lacrimarum
Теги:  
Поддержка кубика:  
Читатели:   Alien, Baal_Bes, Vened, Полярный
Постов мастера/всего:   45/76

#ИгрокРейтингПрисутствиеИмя персонажаКлассХодовПоследний ходСтатус
1 Francesco Donna 724/814 offline Саломея фон Чирски Мастер-демонолог 5 25.07.17 08:13 В игре
2 Kasper102 0/2 offline Коракс Воин 2 15.05.17 21:04 В игре
3 Thundernike 66/426 offline Джилебер де Кетт Демогоргот 5 16.07.17 02:31 В игре
4 masticora 389/3109 offline Джита Сингх Партизанка 4 27.07.17 09:37 В игре
5 Тенистый 105/1728 offline Аларик Охотник на нечисть 6 24.07.17 10:56 В игре
6 trickster n/a offline Драган Сабал Аэрий 2 03.07.17 01:19 В игре
7 Ингероид n/a offline Руфур Умбра 7 30.05.17 15:07 Вне игры

Кто ждал продолжения истории этого мира - тот дождался!
Оставь надежду, всяк сюда входящий(с)

Что было вначале - ссылка



События игры происходят спустя тридцать лет после Тринадцатой Морготской войны, в ходе которой схлестнулись вечные противники - Ватиканская Империя и Абиссария. Демонопоклонники бросили колоссальные силы для того, чтобы прорваться в Империю через Моргот – пограничную провинцию, известную суровым нравом и бесстрашием своих жителей. Несмотря на большие потери, морготцы вновь отстояли свои земли, в чем была немалая заслуга не только солдат и офицеров, но так же героического лорда Моргота – графа Жиля де Рэ. Несколько лет после Тринадцатой Морготской продолжался хрупкий мир, разрушенный второй волной абиссарийского вторжения. Никогда ещё провинция не была так близка к поражению, как в те тёмные дни, и лишь вмешательство сил, превосходящих человеческое понимание, спасло ситуацию. Жиль де Рэ, как и все морготские графы, был тесно связан со своей вотчиной особыми узами, поскольку в его роду из поколения в поколение передавалась сила, схожая с той, которой владеют абиссарийские чернокнижники. Разница меж ними была лишь в том, что сверхъестественное могущество де Рэ базировалось на реликвиях веры. Николас Ван Тейн – колдун из Ордена Светоносного – смог пленить Жиля и осквернить его проведением древнего ритуала, используемого для перерождения чернокнижника в демогоргота. Таким образом, кроме абиссарийского контингента в провинции присутствовало существо, которое, согласно его мощи, могло быть соотнесено с демоническими князьями вроде Астарота или Азазеля. Впрочем, маршал Моргота сохранил человеческий разум и обратил новообретённое преимущество против абиссарийцев. В это же время морготскому войску явилась Жанна Д’Арк – погибшая героиня Тринадцатой Морготской – в сияющих доспехах и с белыми крыльями за плечами. В отсутствие графа она повела за собой ватиканских воинов, чтобы изгнать захватчиков прочь.
Кроме того, вскоре выяснилось, что в морготском отделении Инквизиции, крепости Мэртир, засел переметнувшийся на сторону врага инквизитор, приложивший руку к гибели Д’Арк и падению де Рэ. Отношения временного правительства провинции и папского престола накалились до предела, в связи с чем наместник бога на земле вынужден был выполнить все требования морготцев. Например, Моргот на три сотни лет освобождался от предоставления солдат, техники и припасов для крестовых походов.
Надо заметить, что это требование исходило не только из желания советников графа достойно проводить своего считающегося убитым повелителя или сосредоточения на восстановлении провинции, но так же из следования тайному пакту, заключённому де Рэ с Элергордом. Таким образом, язычники, которых морготские правители не рассматривали в качестве противников, получили некоторое послабление в грядущем крестовом походе.
Положение же дел в Ватиканской Империи оказалось весьма двусмысленными: стараясь «пригладить» последствия собственных промахов, Папа Ватиканский и глава Трибунала Инквизиции делали всё, чтобы вернуть доверие Моргота, всегда бывшего ключевым пунктом в столкновении двух государств, щитом Империи и стражем над вратами Ада, укрытыми в Вестерхеймском лесу.
Николас Ван Тейн, вернувшись в Абиссарию, возвысился: прежде никому не удавалось вырвать из лона церкви душу столь сильную, какой обладал Жиль де Рэ. Однако чернокнижник справедливо опасался мести перерождённого графа. Больше всего его страшило, что Люцифер, желая испытать нового вельможу, в скором будущем изыщет способ отправить его в материальный мир, поскольку Молох, опустошавший земли Элергорда более пятидесяти лет назад, не завершил свою работу.
Тем временем жители разорённого Элергорда предпринимали всё возможные мероприятия для того, чтобы восстановить утраченные позиции, а также очистить и вернуть себе потерянные территории. Жизнь, полная лишений, сделала их более жестокими даже к самим себе: те элергордцы, что под натиском крестоносцев сдавались, принимая католичество, изничтожались столь же нещадно, как рыцари, принёсшие чуждую веру. Выжженные пустоши Элергорда стали местом бесконечного кровопролития, ареной затянувшегося противостояния трёх армий.
Но не стоит забывать и о четвёртой стороне – странном народе с удалённого материка, чьи шпионы всегда равно готовы проникнуть в ряды подданных абиссарийского короля, Папы или Яшмового Владыки.

После выигранной битвы победители имеют обыкновение возвращаться домой с трофеями. Но что делать, если возвращение может пошатнуть существующий порядок вещей, который устраивает многих?
Оскверненные и разоренные войной земли Элергорда полны опасностей: химеры, мутанты, неупокоенные, а также беженцы и крестоносцы могут стать последним в чьей-либо жизни. Или не-жизни - тут уж как повезет. Перевал Нил-Шерат - единственная проходимая дорога через горные массивы в северо-западной части Элергорда на границе с Абиссарией - стал объектом пристального интереса со стороны тех, кто имел причины покинуть страну колдунов, а также крестоносцев Ватиканской Империи, желающих получить плацдарм для будущих походов на нечестивцев.
Каждый сам решает, кем быть ему в этом противостоянии.

ВАЖНО! Прочтение лора, хотя бы поверхностное, может вам очень сильно понадобиться.