По ту сторону леса | ходы игроков | Земля, прощай!

12
 
Эд Мэт Edda
23.11.2020 03:09
  =  
Лежа в слабо покачивающейся лодке на спине, ЭдМэт только что открыл глаза. Руки его были связаны перед собой, голова страшно раскалывалась, а оголенная кожа неприятно терлась о грубые доски. Он пытался вспомнить, что произошло и как он здесь оказался, но туман забвения распространился ни на шутку. Юноша снова пошевелился, поморщился от боли и первый обрывок памяти вспыхнул, перекрывая мигрень.
"Ферьёта, стоявшая по правую руку от Рёрика. Ферьёта и Рёрик. Рёрик и Ферьёта. Противно похожие имена. Почему так саднит в сердце, когда он их произносит?"

Влажные от морской воды стянуты в щиколотках веревками. Еще одно неловкое движение и попытки вспомнить, сколько дней прошло и отчего так хочется есть, пробудили новое воспоминание: пир, режут поросенка, поселение стремительно преображается к...к...свадьбе?! Не ожидая от себя такой прыти, ЭдМэт резко сел и тотчас об этом пожалел: спина закричала о несправедливости этого мира громче птиц, собравшихся над его головой.

Щурясь от редкого северного солнца, юноша вскинул голову, чтобы посчитать воронов, которые кружились над его бренным телом с единственной целью - удовлетворить низменные физические потребности: пожрать или справить нужду. Оба варианта ЭдМэта не устраивали.
Хотелось пить. Снять с саднящих рук веревки и вспомнить, как он оказался тут, и вышла ли Ферьёта за этого хитреца, не удавалось. Вороны не унимались.

И тогда он заметил в лодке головы мореходов с корабля Датчанина. Третье воспоминание пришло, хотя лучше бы не приходило: мореходские басни о том, как преступника-убийцу казнили у них, пиратов. Связывали обреченного в лодке, укладывали с ним умерщвленных им и пускали в море, чтобы птицы, рыбы и звери, привлеченные трупным запахом и капающей свежей кровью, напали заодно и на обездвиженного, поедая его еще живым.
Вот птицы, кружащие над ЭдМэтом в открытом море, вполне и не прочь были полакомиться его глазами, а упругие темные тела огромных рыб под лодкой, также не давали надежд на скорейшее избавление от этого недоразумения.

ссылка
31

ЭдМэт Matiuson
24.11.2020 00:56
  =  
ссылка
– Эй ты! Да, ты! Не в курсе куда тянет это дырявое корыто? – ЭдМэт разлепил веки. Солнце пекло нещадно, нагревая его кудлатую голову. Потрескавшиеся губы являлись чумом для сухого неповоротливого языка.
– Да погоди ты! Нужно проверить ветер!
– Какой ветер, парусов то нет!
– Паруса можно сделать из твоего вонючего исподнего! – Гаркающий смех, набатом льющийся в уши.
– Эй, пернатая тварь! Ну ка слезь с моего лба! Слезь тебе сказано! Ааайй. Эта курица выклевала мне глаз! Тваарь! – Хлопанье крыльев ознаменовало победное отступление пернатого падальщика. ЭдМэт с трудом поднял голову.
– Что?... Кто здесь? – Парень осмотрел свою маленькую палубу и не нашел ничего, кроме раскиданных и местами подгнивших голов. Некоторые из них носили весьма красноречивые следы от трапезы прожорливых птиц. – По.. Покажись!
– Кто здесь! Кто здесь! – Передразнил какой-то мерзкий фальцет. – Это ты кто такой?
– Эй потрошёная рыба! Побольше уважения! Это же наш новый капитан!
– Вааааа... – Дружный, коллективный вздох.
– Капитан на мостике! Эй вы, закуска для акул! Ну ка быстро за работу! Я - старпом! Меня звать Эд! Тот бородатый наглец - наш кормчий. Он - Мэт. Остальные - это ваши бравые головорезы! Лучшие из лучших!
– Что за... – Голову ЭдМэта покачивало на собственных плечах. Он хотел было сглотнуть, но слюна оказалась небывалой роскошью для съёжевшегося горла. – Это... вы мне?
– Да он идиот!
– Эта мойва не может быть капитаном.
– Да я лучше бороду свою буду слушать!
– А ну тихо, курвы! Больше уважения! Мой конунг, вы ничего не помните?
– Абсолютно. Мало того, я даже не понимаю, с кем говорю. – Парень ещё раз повертел головой. Он, как и прежде лежал на дне утлой долблёнки. В ногах у него скопилась вонючая куча отрубленных голов.
– Вот же мы!
– Он посмотрел! Он посмотрел!
– Ууууу какие у него глазища! – Одна из голов с прищуром рассматривала ЭдМэта. – На бабу похож!
– А ну разговоры, илистая падаль! – Другая голова с рыжими космами, измазанными в крови, быстро навела разваливающуюся дисциплину. – Мой конунг, мы готовы к дальнему плаванию! Трюмы набиты солёной рыбой и брагой. Пора бы парням размяться и взять какого-нибудь купчишку за жабры. Как думаете?
– Я? Что-то мне не хорошо... – ЭдМэт пребывал в какой-то прострации, когда голову начали дебаты по поводу его пригодности быть главным. – Видимо, у меня тепловой удар...
– Баба! Это ж чистой воды баба!
– Вздёрнем его!
– Тинг! Я вызываю его на тинг!
– Впереди камни. Держаться за леер, готовить ведрааа. – После этого, знойное солнце скрылось в тени и лодка со скрежетом куда-то врубилась. Головы не удержались и покувыркались на своего конунга. Лодка стала стремительно набирать воду. Одна наглая волна перевалила через борт и окатила ЭдМэта. Солёная влага чуть остудила парня. Он приподнялся на локтях, сбрасывая с себя свою бравую команду.
– Приплыли... – Сказал ЭдМэт, глядя на шпиль высокой шхеры, окруженной россыпью острых камней. Наверху скалы расположился утлый шалаш. В базальте были выдолблены узкие ступени, ведущие на вершину. Парень заработал руками и вскоре перетёр верёвку о проломленный борт. Потом развязал узел на ногах. Оперевшись на планшир, ЭдМэт поднялся. Втащив свои телеса на ближайший камень, парень спросил
– Ну что скажете?
Но ответа от голов так и не поступило. Команда занималась кормлением мелких рыбёшек и рачков.
32

Эд Мэт Edda
28.11.2020 22:04
  =  
Склевав множество глаз, до черепов обнажив мертвые головы, птицы продолжили кружить над лодкой, а затем заметили притаившегося на островке ЭдМэта. Достоверно не было известно, действительно ли это так, да только они вдруг принялись летать над его бедовой головой, образуя ровный круг. Десяток воронов... А нет, двенадцать...То есть восемнадцать...Чуточку больше, то есть - двадцать шесть. Долби их дятел, птиц становится больше с каждым вздохом! Вороны кружили дисциплинированно, не отклоняясь от курса, не меняя очередности, в птичий хоровод вливались всё новые, пока в глазах не стало рябить, а небо не оказалось скрыто черными крыльями подчистую.

В эпицентре этой чернокрылой воронки оказался и шалаш на вершине скалы. ЭдМэту показалось, что там кто-то есть. Точно кто-то есть. Он также был чёрен и сливался с птицами, но ЭдМэт видел, что незнакомец смотрит прямо на него. Своим единственным глазом. Отдельных птиц уже было не различить, все они слились в полотно, плащ, ткань, в какой-то момент опустившуюся на плечи неподвижно стоявшего чужака. Он величественно поправил свое новое одеяние и улыбнулся. Лучше бы он этого не делал - улыбка вышла холодной, надменной, но такой гипнотически-притягивающей, что ЭдМэт не смог противиться, когда незнакомец протянул руку и одним едва заметным движением позвал несчастного юношу к себе.

На трясущихся от усталости ногах, чувствуя, что в любой момент может сорваться со скалы, сдирая ногти в кровь, ЭдМэт падал, поднимался, вытирая кровь с разбитых коленей и стертых ладоней, и шел дальше, туда, наверх, к незнакомцу, что так и притягивал его своим властным взглядом и величественной осанкой. Будто сам Бог Грозы, Бури и Ненастья звал его, желая благословить за стойкость.
Когда до человека в длинном черном плаще цвета воронова крыла (и такого же состава) оставалось не более десяти шагов, ЭдМэт увидел, что левой половины лица у того не было, как и левого глаза.

Это не мешало тому разглядывать полуголого бывшего барда.
Когда оставалась пара шагов, он протянул руку. А ЭдМэт протянул свою. Он просто не мог не коснуться Бога. С этого самого момента юноша пропал. Чернота, окутавшая их обоих, вязкая и липкая, лезла в нос, уши, глаза, пытаясь залезть и в голову.
ЭдМэт чувствовал, как теряет воспоминания. Вот он забыл, как здесь оказался. Вот стоит и не помнит, откуда родом, кого любил и ненавидел, где был и зачем держит за руку какого-то безглазого. Последнее, что попыталось исчезнуть, было его собственным именем, но в этот момент молния разрезала черноту, темный саван начал разваливаться и наконец упал совсем, а ЭдМэт осознал свое бренное тело на теплом песочке возле мирно плещущихся волн, под ласковым солнышком и каким-то длинноногим, непонятным деревом со смешной прической.

Лежать бы так и лежать, да только рядом с головой неожиданно приземлилось волосатое яйцо.
ЭдМэт вскочил, не помня абсолютно ничего, кроме того, что он ЭдМэт, в чем тоже можно было усомниться на досуге.

Подарок Неизвестного Бога был весьма сомнителен.
ссылка
Обнулился) #потомучтомогу
33

ЭдМэт Matiuson
30.11.2020 12:50
  =  

Солнце... Снова солнце раскрыло свои объятия навстречу плечам. Снова ли? Кто знает, но судя по обгорелой шее и выгоревшим волосам на теле - он со светилом был накоротке. ЭдМэт чуть приподнялся и огляделся. Голова никак не хотела переставать вращаться. Тяжелые веки щурились от яркого света. Он лежал на пляже, возле стройного дерева, напоминающего кроной папоротник. Мохнатый плод находился рядом, маня своим неизвестным вкусом.
– Что произошло? И... Где я? – Парень почесал голову. Босые пятки обжигал белый пляжный песочек. В десятке метров шумело море, облизывая лазурными волнами прибрежную полосу. То накатывая, пенясь белыми бурунами, то лениво отходя, словно потягивающаяся на печке кошка. ЭдМэт поднялся на ноги. Ступни жгло, как если бы он стоял на сковородке, и парень поспешил в спасительную тень дерева. Кстати, таких деревьев здесь была уйма. Целый подлесок за спиной перерастал в массивные заросли, штурмующие склон высокой горы. Из чащи доносилась целая палитра звуков. От высоких криков, до низкого альтового рыка. Последнее особенно напрягало. Видимо, где-то прогуливаются весьма крупные представители плотоядных. Вышли на охоту за свежим мясом.
В животе предательски заурчало... ЭдМэт бросил взгляд на мохнатое яйцо непонятного происхождения и поспешил к нему. Из под ног выскакивали небольшие крабики, поймать которых усталому человеку не представлялось возможным. Оставалось только провожать добычу алчным взглядом, пока та стремительно скрывалась в ляпис-лазури шепчущих волн.
– Тааак... Что тут у нас? – На ощупь плод оказался шершавым и твёрдым. Щетинка коротких волосков щекотала руки. ЭдМэт постучал по нему кулаком. Сначала тихо, а потом всё сильнее и сильнее, пока не отбил костяшки пальцев. Парень встряхнул красную руку и крепко задумался. Ещё трижды плод ударялся об кулак и дважды имел неприятную для добытчика встречу с коленом. В конечном счете, побитый без драки ЭдМэт плюхнулся на песок. Плод рухнул рядом, дразня вкусовые рецепторы. Ко всему прочему прибавилась суровая проблема нехватки воды, но соваться в джунгли было чистым самоубийством. Так он и впал в состояние седации, вызванное обезвоживанием и тепловым ударом. В бреду проплывали разные картинки. От откровенно глупых, до заставляющих задуматься. Какой-то старик машет палкой перед носом. Его губы шевелятся, постепенно складываясь в одно слово - бестолочь. Вот какой-то хмырь трогает рыжеволосую красавицу. ЭдМэт понимал, что это неправильно. Его сердце разрывалось от боли каждый раз, как губы самозванца касались полных губ огненной воительницы. В глубине души рождалось ощущение, что его обманули. Нагло забрали дарованное судьбой, подменив долгожданное счастье грустной планидой отшельника. В скором времени ЭдМэта хватил бы удар, если бы мелодичный голос не вывел его из ловушки грёз.
– Эллема кип кип ма?
Бедняга открыл глаза. Солнце продолжало свой неспешный путь по небу, находясь примерно в четырёх часах от заката. Крикливые чайки рыбачили где-то неподалёку и, судя по азарту, весьма удачно. Но не они прогнали беспокойный сон...
– Эллема кип кип ма? – Более настойчиво повторил голос из кустов.
– Чего? Кип ма съедобна? – Ничего более разумного ЭдМету в голову не пришло. Парень всматривался в подлесок надеясь приметить гостя. Тот, в свою очередь, не заставил себя долго ждать и вышел из зарослей.



– Оопа... – Ещё одна умная фразочка от старика ЭдМэта. Гостем оказалась черная, как ночь девушка с множеством длинных косичек. Малое количество одежды подчеркивало её весьма аппетитные формы, но и этот стилистический минимум скроил очень умелый скорняк. Короткая леопардовая юбка и такого же цвета топ. На шее красовались десятки побрякушек из камешков и костей. Кисти украшали многочисленные браслеты. Складывалось впечатление, что девушка обнесла лавку галантерейщика.
ЭдМэт безуспешно попытался привести в норму свой расхристанный вид.
– П... Привет... Я.... Этот... Как его... ЭдМэт! – Мало того, что бомжатский видок оставлял желать лучшего, так ещё и дребезжащий голос при виде девушки, делал из него заядлого сторонника целибата. ЭдМэт тряхнул головой, собирая распылённое сознание в кулак. – Ты не скажешь, где мы сейчас находимся? И может ты знаешь меня? – Парень пожал плечами. – Я ничего не помню.
– Эллема кип кип ма... – Благоговейно повторила девушка, приблизившись к нему вплотную. Её черная рука осторожно коснулась заросшей щеки ЭдМэта. – Эллема кип кип ма... – После этих слов полуголая красавица рухнула на колени.
Парень опешил от таких пируэтов.
– Эй! Ну ты что? – Но ей не нужны были никакие доводы. Девушка вытягивала шею в надежде поцеловать грязные босые ноги с неостриженными ногтями. – Да прекрати ты! Хватит, хватит!
– Нунде куадо!
Низкий голос заставил парочку замереть. ЭдМэт поднял глаза как раз в тот момент, когда из чащи вышли четверо здоровенных черных мужиков в набедренных повязках.



– Нунде куадо! Нунде куадо! – Они снова и снова выкрикивали этот пердимонокль, потрясая длинными копьями. Девушка поменяла диспозицию, спрятавшись за ЭдМэтовы ноги. Мохнатое яйцо, стильное дерево и спокойное море остались на тех же местах. Вдруг, один из мужиков вытащил каменный топорик и швырнул в парочку. ЭдМэт чудом успел увернуться, но плече обожгло болью. Из раны потянулась струйка крови. Песок под ногами начал темнеть.
– Эй! Вы что, ахренели? – Но черные войны опустили копья и угрожающе двинулись на них. ЭдМэт ощутил, как дрожит испуганная девушка, вцепившись ему в штанину.
34

Эд Мэт Edda
01.12.2020 03:21
  =  
- Эй! Вы что, ахренели?
Услышав "Эй", полуголые лоснящиеся на солнце воины, просто замерли, как вкопанные. Тон юноши тоже играл роль, потому что те еще и попятились.
- Ай, да отпусти ты, - возопил ЭдМэт следом, когда вместо со штаниной девица вцепилась и в волосяной покров на это икрах.
Услышав "Ай", папуасы побросали оружие и кинулись на колени. Впоследствии ЭдМэт выяснил, что согласный "й" оказывает на них почти магическое влияние. Это была самая легкая победа в его жизни.
Спустя секунды он уже ехал верхом на их плечах, а девушка восторженно глядя на эту картину, плелась следом, спотыкаясь, когда особенно засматривалась на его блестевшие в лучах солнца плечи.

Деревня, в которую ЭдМэта принесли, не отличалась разнообразием. Пара десятков домов с крышами из пальмовых веток, такие же полуголые жители, которые явно собрались на какой-то праздник - так много украшений было на женщинах. Да и что скрывать: все они высыпали на улицу и теперь сидели под огромным толстоствольным деревом, напевая. Пение прервалось, когда показалось вышеупомянутое шествие.

Навстречу им вышел чернокожий шаман с бубном, посохом и сдвинутыми к переносице бровями. Кажется, он был не слишком рад чужаку. Во всяком случае он ударил посохом о землю и по ней прокатилась дрожь. Ударил второй раз, вибрация сотрясла внутренние органы. После третьего удара о землю, она сама и затряслась, заставляя людей жаться друг к другу, наблюдая, как огромные валуны падают будто неба и каждого из них грозят убить. Последний камень упал возле ног носильщиков и те в ужасе прыснули в стороны, помогая ЭдМэту побольнее приложиться ягодицами о землю.
Землетрясение в студию!
Отредактировано 01.12.2020 в 03:22
35

12
Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.