Пакт Зеленых Земель | ходы игроков | II — Его Светлость

1234
 
DungeonMaster Магистр
03.11.2020 23:43
  =  
Киарнис

— Он просто осознал своё место в мире. В этом вы все одинаковы, думаете о себе невесть что, а потом... Потом...

Культист вдруг начинает оседать, будто засыпает, пришлось встряхнуть его чтобы привести в себя. Но и тогда, он смотрит, но не видит, слушает, но слышит ли? Лишь по губам расплывается глупая, мечтательная улыбка.

— Этна и Рвач. Они... Мертвы. Как и ты. Как и я...

В последнем пункте он точно не лгал. Тело вдруг затряслось мелкой дрожью, на губах проступила красная пена.

— Энгу... Хтон...

Больше человек ничего не сказал.
И что-то подсказывало тебе, что он не вернётся.

Зато внезапно подал голос Шарп.
— Вот уж не ожидал увидеть тебя, Альберс. Хотя наверное стоило. Пришёл за орком?
91

Значит, Шарп не бредил... Грагхам тоже как-то попался этим... этим... Зараза, да тут такая язва под самым городом, а наверху никто ни сном, ни духом! Так вот почему фамильяр не мог сказать точно, что с его хозяйкой. Если её поймали и быстро навели такой же дурман, что и у барона, то наверно Ар-Рахман и не почувствовал сильного стресса, свойственного тому, кто в настоящую передрягу попадает. Впрочем, в бездну эти гадания.

Киарнис устало отвалился от замолчавшего навсегда главаря и чуть было не прислонился к стене туннеля спиной. Проклятый крюк! Скоро от боли начнут скрипеть зубы, а ещё есть ненулевой риск истечь кровью или подхватить заражение. Повезло ещё, что в свалке удалось не изваляться в грязи да сточной воде. Один кувырок через плечо не в счёт.

Зелёный рыцарь деловито прикусил верную дубинку и, аккуратно нащупав металл под лопаткой, выдернул его из тела одним быстрым движением. Не пришлось выть и в дерево впиваться, не так уж глубоко зашёл. А уж насколько чистый был изначально, теперь не разберёшь. Просто надо поскорей добраться до Нихассы ー всё-таки целительница с мировым именем.

Пока же, как бы ни хотелось Киарнису перевести дух, пришлось подняться и пойти на поиски сброшенной перед стычкой сумки. Там костюм проститута-лазутчика ー самое чистое тряпьё из всего, что сейчас под рукой. Сгодится на порвать и перевязаться.

Как раз в процессе очередного оголения и состоялось повторное знакомство с очнувшимся от лихорадки бароном.

ー Изначально за одной Тёмной, ー Киарнис дёрнулся, потуже затягивая на груди узел импровизированной повязки, ー теперь, получается, и за орком тоже.

Мокрая от пота и крови рубашка перекочевала с плеча обратно на тело. Ткань у неё была тёмно-синяя, такая в темноте не выдаёт, и никакого контраста с чёрными шоссами и коричневыми сапогами.

ー Что до неожиданностей, Челюсть, то с этим взаимно. Впрочем, есть у меня предложение.

Вот так просто? Мириться с маньяком, у которого руки по локоть в крови? Потому что "сейчас не до того", да? "Надо держаться вместе, чтобы выжить", "его помощь пригодится в освобождении товарищей" и сколько угодно ещё отговорок до самого выхода на поверхность. А там, капитан стражи направо, зелёный рыцарь налево, каждый по своим делам. Известно, каким.

Киарнис вздохнул и всё же присел, скрестив ноги и сгорбившись, примерно напротив собеседника. Ещё раз на свои руки взглянул, на трупы вокруг. Вспомнил голоса в голове, мерзкие облики чудовищ и имя бога, от которого холодеет нутро. Что ни говори, общая беда сближает. Особенно такая, от которой вообще ничего может не остаться, ни отговорок, ни принципов.

ー Глупо будет Стальным Джо да Карнизом, прости Кара, Альберсом в канализации сгинуть. Сам видишь, что творится. Давай всё заново начнём. Как сэр Джонатан Дерби, первый барон Шарп... и сэр Киарнис из Бэл-Ферсе, рыцарь Ордена Пакта.
92

DungeonMaster Магистр
04.11.2020 02:43
  =  
Грагхам

Слово тонет в холодной и мутной воде. И Грагхам тоже тонет. Даже клетка и та погружается всё глубже — ты это понимаешь по тому, как вдруг сжало голову... Протянутая рука устремлена сквозь прутья.

Ты был избран. Но чёрный забрал это у тебя.
Теперь осталась лишь холодная вода.
Вода... И Хтон.
Грагхам переходит в ветку "Великий Хтон". Туда напишу новый вводный пост.

ЛВЛап! Выбери одно из трёх возможных повышений и включи его в чарник.
— "Грагхам его по башке!" — Заяви этот перк с броском по высокой ставке на атаку в ближнем бою. В случае успеха оглуши противника чтобы он пропустил следующий ход или вовсе потерял сознание. Не работает на особо сильных врагов.
— "I am Juggernaut, bitches!" — Когда ты наступаешь, тебя не остановить. Заяви этот перк раз за главу если никого не атакуешь в раунде. Ты не получишь в этот раунд урона, если передвигаешься и на пути враг — оттолкнёшь. Если стена щитов — пробьёшься сквозь. Тебя сдержит разве что магический барьер или кабан крупное чудовище.
— "ВАААААГХ!!!" — Издай громовой клич раз за главу. Получи в этот раунд бонус +10 к броску. Лучше не применять со стелсом.
Отредактировано 04.11.2020 в 02:44
93

DungeonMaster Магистр
04.11.2020 21:56
  =  
— Пиздец творится.

Неожиданно легко согласился Шарп, не отвлекаясь от своего главного дела – попыток снять кандалы, елозя в замке осколком твоего стилета, найденным на мокром полу. Впрочем, это ещё ничего не обещало. Может, сняв кандалы, барон первым делом воспользуется обновлённым рассудком чтобы вонзить в тебя клинок. Возможно даже в спину.

— Как выберусь отсюда — завтра же соберу каждого стражника в городе и вытравлю эту гадость. Гребаные культисты...

Цепь наконец поддалась, открывшись на одной руке, и бастард герцога потёр окровавленное запястье. Сморщился от боли. Но после невозмутимо занялся вторым замком.

— Ты мне не нравишься, Альберс.

Наконец, резюмировал Шарп.

— Но ты, сука, пришёл сюда и помог. Так что если выберемся отсюда, получишь свою амнистию. Дальше по коридору, метрах в трехстах, развилка. Слева будут камеры, туда утащили эльфийку, справа каналы, там орк. Предлагаю так, ты освободишь колдунью, я — вашего берсерка. Идёт?
Лвлап!

Выбери одно повышение из трёх.
— "Один в поле — воин" — Получи целых два боевых переброса на ближний бой если сражаешься в одиночку (то есть рядом нет других персонажей-игроков).
— Улучши перк "Дуэлянт" до второго уровня, что даст два переброса в поединке (напомню, что также это приведёт к повышению уровня архетипа).
— Лёгкая поступь. Раз за главу если не обнаружен используй этот перк с броском на стелс. Этот бросок и все его перебросы получат бонус +10.
Отредактировано 04.11.2020 в 22:31
94

Жаль, что на протянутую руку барон ответил лишь сдержанным кивком головы. Впрочем, для их ситуации сойдёт. Что же до этих "игр обиженных", если это они, то пускай, "Альберс" даже подыграет.

Киарнис улыбнулся.

ー Идёт, Челюсть.

"Как ты, так к тебе", может, поймёт. Режешь невинных горожан ー получаешь ножом по щеке. Коверкаешь чужое имя ー слышишь искажённое собственное. Кара не менее универсальна нежели вера в Единого, просто служители у неё не такие... навязчивые.

Шарп Киарнису тоже не нравился, но сейчас он говорил дело. Нужно было действовать быстро и одновременно, чтобы успеть нанести два точных удара разом вместо того, чтобы бить по очереди. Культистов там, видимо, слишком много ー подняв тревогу в одном месте, ко второму будет уже не пробиться.

ー Только дай мне пару минут форы. Я, в отличие о тебя, местность не знаю.

Зелёный рыцарь пружинисто поднялся и принялся стягивать рыбацкий балахон с одного из павших противников. Забитый дубинкой верзила подойдёт, только маску от другого взять, и готово.

ー Тоже переодеться рекомендую. Сможешь на расстояние удара подойти, если что. Из оружия что возьмёшь? Чур гарпун мой.

Осталось определиться с путями отхода.

ー Ар-Рахман! Ты тут? Познакомься с сэром Джонатаном Дерби, первым бароном Шарпом. Челюсть, это Ар-Рахман, фамильяр госпожи Нихассы, нашей магистрессы. Ар-Рахман, что с выходом? Где нам встречаться и в какой стороне искать подъём на поверхность? Схему начертить сможешь? У меня есть бумага с углем.

Киарнис надеялся, что пока он лил кровь и мирился с ночным тираном, фамильяр времени зря не терял.
Отредактировано 04.11.2020 в 23:03
95

DungeonMaster Магистр
04.11.2020 23:46
  =  
Если у Шарпа и было какое-нибудь скрытое достоинство так это то, что в ситуации, когда могли набежать ещё десятки культистов, он не заботился о тонкостях этикета. Ну и ещё, что придя в себя не бросился в сторону, противоположную драке, как поступили бы девятеро из десяти.

Оружием барон не сильно заботился.
В конце-концов, у него был меч. А теперь ещё и свободные руки.
— Сомневаюсь, что от этих мозгоёбов спрячешься за капюшоном и маской. Но эту хрень.

Рыцарь помахал в воздухе маской.

— Всё-таки возьми. Там будет гадкая зелёная плесень. Вдохнёшь её — сойдёшь с ума. А эти маски хоть и выглядят как пизда осьминога, но как-то защищают ублюдков.

Ар-Рахман явно не спешил раскрывать своё присутствие первому барону Шарпу. По крайней мере на его слова, видимо, каким-то образом обращённые только к тебе, Стальная Челюсть не отреагировал ровным счётом никак.

— Что-то не так. Здесь что-то сильное. Очень сильное. Я почти не чувствую Нихассу. Оно убивает её!

Кажется, стоит поспешить.
96

Проклятье, паук-то лапки к верху задрал, сдал внезапно. Как невовремя. И перед бароном неловко, и самому тревожно ー как выбираться-то, даже если получится наскоком пленников отбить? С другой стороны, дела их, видать, так плохи, что даже у фамильяра мозги спекаются, он же со своей хозяйкой связан как-то магически. Если её там сейчас пичкают какой-то дрянью, то немудрено, что и Ар-Рахману это передаётся.

ー Зараза, молчит что-то. Плохо Нихассе, видать, фамильяры такое чуют. Давай вот что, соберёмся тут после налёта. С орком и Тёмной. Если Грагхам цел будет, то втроём мы тут как раз весь туннель займём, нас не обойти будет. Отобьёмся, если догонят. А как Нихассе получшеет, и фамильяр очнётся, или даже сама она скажет, каким путём выбираться.

Киарнис понимал, что звучит это всё крайне ненадёжно, но в условиях нехватки времени ничего лучше он придумать не мог, и потому хотя бы говорить старался уверенно и спокойно, дескать, плёвое дело, зашли и вышли ー через 20 минут уже вино наверху пить будем.

ー Такой вот план. Переодеваемся и начинаем тихо, я первый, ты через минуту, дальше по ситуации, но сбор здесь же, желательно, с обоими рыцарями. И да, Шарп.

Зелёный рыцарь уже закончил с балахоном и как раз вертел в руках маску.

ー Спасибо за меч и слово... про плесень я бы мог не догадаться. Я, может, и не одобряю твои методы охраны порядка, но эту помощь ценю. Выберемся ー постараюсь оправдать и её, и амнистию. А теперь давай сделаем дело и вернёмся наверх без лишних дырок в теле и дряни в мозгах.

Стальная Челюсть мог быть тираном, садистом и просто кровавым палачом, но и Киарнис раньше не был образцом добродетели, да и парой минут назад оборвал пять жизней даже не попытавшись решить дело миром. Неважно, что не получилось бы. Шарп мог также себя убеждать.

Пути Кары загадочны; у каждого есть шанс восстановить гармонию.
В это Киарнис верил, и сейчас смотрел в глаза Шарпу прямо и без скрытых мотивов.
97

DungeonMaster Магистр
07.11.2020 03:11
  =  
Снова коридор. Сердце стучит.

Ар-Рахман гундит в уши что-то поторапливающее.
С потолка капает вода. Она холодная.

Маска культистов изнутри не так уж и плоха, жёсткая бумага составляет лишь внешний слой, наложенный на внутренний, чернотканный, причём вероятно двуслойный. Вот почему казалось, что у служителей Хтона нет лиц — и чернота за их белыми лицами была вполне настоящей.
Есть и ещё что-то, благодаря чему маска прилегает так плотно. Между слоями ткани что-то проложено, от чего почернели пальцы. Уголь? Что не говори, оригинальное решение! Хотя на фоне канализационной вони даже терпкий привкус угольной пыли на губах уже право не столь плох.

Первое испытание маскировка прошла, когда навстречу тебе из пустоты шагнули ещё два балахона.
— Энгу Хтон, брат. Герольд ожидает новостей. Он с пленницей.
Какая же всё-таки удачная была идея переодеться! Прятаться здесь очень неудобно, вода хлюпает с каждым шагом, местами доходы до щиколоток. Первую камеру ты нашёл очень быстро.

Её было сложно не найти.
— Скажу, я видел твои страхи. Боишься железа. Махгарг стал железом. Боишься молота. Махгарг обретёт молот. Боишься своей дружины... Махгарг заберёт их души. Сломает тебя надвое...

Хорошая новость — ты нашёл Нихассу. Плохая — она в цепях, без сознания, и возле неё что-то... Сильное. Очень сильное. Если даже у тебя, не слишком чувствительного к магии при взгляде на это болит голова, скорее всего настал момент, когда ты на пороге боя, к которому не готов...

Сначала тебе показалось — Грагхам! Те же пропорции тела, та же богатырская стать, даже черты лица те же! Но у Грагхама не чёрная кожа, и уж точно она не пузырится, вздуваясь в самый настоящий латный доспех. Существо склонилось над Нихассой, буквально засунув руку ей в грудь.

— Скажу, Махгарг заберёт душу... Заберёт форму. Получит лицо и силу Нахасы... А за ней и остальных. Архила. Альберса. Никто не устроит перед железным каном с могуществом четырёх смертных героев...

На глазах, "чёрный" меняется. Огромное орочье тело скукоживается, принимая пропорции, больше напоминающие тончайшую эротику статуй. Ровная спина, подтянутые ягодицы, точёные, стройные ноги... Но зачем Махгаргу становиться женщиной? Осознание приходит когда ты видишь заострённые уши.

Оно копирует Нихассу! А до этого вероятно скопировало Грагхама! И если обращённые к бессознательному телу монологи не были игрой на публику, то теперь оно обладало силой уже двух твоих товарищей, берсерка и тёмной волшебницы...

Надо что-то придумать.
И быстро.
Ты нашёл Нихассу, без сознания и в цепях. Но то что над ней склонилось... Это не культисты. Оно могущественное. Злое. Оно поглотило силы двух твоих друзей, которых ты не факт, что сумел бы одолеть даже по отдельности. В храбрости тебе не откажешь, но сможешь ли ты победить в этом бою?

Варианты —
— Вступить в бой пока оно отвлечено на Нихассу.
— Попытаться отвлечь его, заставив куда-нибудь уйти диалогом.
—Свой вариант.
Ставки будут рассчитаны исходя из избранной стратегии.
98

Фигура в грязном балахоне склонилась в почтительном поклоне и молча встала в стороне от поименованного герольдом существа. Киарнис отчаянно старался угадать с принятым в проклятом культе этикетом. Можно ли тут младшим прерывать дело не просто старшего, а уж не самого ли объекта поклонения? Можно ли младшим вообще раскрывать рот без спроса в присутствии такого авторитета? И как к нему обращаться? Энгу Хтон? А если это и есть Хтон? Ну, скорее его аватар, но тем не менее. Энгу повелитель? Или сразу по имени, как он там себя назвал ー Махгарг?

Лучше пока изобразить раболепное послушание и подождать, пока нечто само заговорит с "вестником".

К тому же Киарнису было просто-напросто страшно. Он никогда не видел ничего подобного, разве что слышал изредка в легендах да байках более бывалых странников. А тут словно сотканное из ночи существо прямо у него на глазах перевоплотилось в Нихассу! А до этого выглядело очень похоже на Грагхама! Оно что, и правда скопировало уже двоих товарищей по отряду? Но зачем ему это? Что за охота за зелёными рыцарями?

От бушующей в камере магии хотелось забиться в угол и сложиться в три погибели, и даже простые ауры присутствующих безумно вибрировали и ощущались непонятными расплывчатыми пятнами. Ясно было только то, что повелитель местных культистов однозначно воспринимался чужеродным самому мирозданию. Нужно было поскорее справиться с первичным шоком и успокоиться, подготовиться к разговору.

Иначе он сразу распознает подвох и может проверить странного адепта магически, просто на всякий случай.

Киарнис отчаянно стиснул древко гарпуна и мысленно приказал себе расслабиться. Пока всё под контролем. Нечто не знает, что в его загоне волк в овечьей шкуре. Нихассу оно убивать явно не собирается. Копированию уже не помешать, а если нападать, то у противника легко может оказаться и третья копия из рыцарского отряда. Вот уж не стоит облегчать Айронхиллу выбор между делом и дружбой с этим его герцогом.

Ничего. Скоро культисты должны заметить Шарпа, и это спутает их планы. Они вынуждены будут отвлечься на него и, с шансами, освобождённого Грагхама, и тогда Киарнис свой ход и сделает.

Если только раньше не состоится их разговор с Махгаргом.
Отредактировано 08.11.2020 в 17:32
99

DungeonMaster Магистр
12.11.2020 03:59
  =  
Наверное, ты поступил правильно. По крайней мере когда оно посмотрело на тебя, то не убило, да и вообще не особенно заинтересовалось. Так, скользнуло взглядом... Для существа из иного мира культисты представляли собой явно не более чем разменную монету. Они приманивают людей обещаниями бессмертия, остаётся лишь вопрос — зачем. Обычные сектанты наверняка использовали любые предлоги чтобы заполучить богатство своих неофитов, но когда в ход идут вылезающие непойми откуда создания тени, можно с уверенностью сказать — за культом Хтона стояло нечто большее чем просто выгода. Ну, либо выгоду получал кто-то очень, очень могущественный...

— Ты упустил барона.

Слышать женский голос из уст существа, только что говорившего орочьим басом непривычно. Слышать голос, принадлежащий Нихассе — непривычно вдвойне.

— Венценосец будет недоволен, ему хотелось пообщаться с родственником. А ещё ты был так труслив, что сбежал вместо того, чтобы умереть и возродиться.

Тварь вырывает руку из тела Нихассы. С облегчением ты можешь заметить, что на серой груди не осталось ни раны ни даже шрама — видимо, поглощение работает на более тонком уровне.

— Твоё наказание Дерби определит лично. А пока...

Тут подземелье вздрагивает. Зелёная плесень осыпается с потолка вместе с каменной крошкой, по кладке пробежала небольшая трещинка. Тварь принюхивается, её чёрные глаза смотрят куда-то в воздух, не видя никого и ничего вокруг...

— Орк.

Кожа существа снова покрывается металлом. Тело раздувается, возвращаясь к пропорциям Грагхама.

— Скажу, это уже не важно. Добряк активировал мегалит. Ты знаешь что это значит. Будь с пленницей... И умри с достоинством, которого не имел при жизни.

Махгарг уходит.
Может это твой последний шанс убить его.
А может у тебя резко стало меньше времени, чтобы помочь Нихассе и возможно хоть как-то привести её в чувство.
Это твой заключительный пост в этой главе так что звезду можешь не ставить. Со следующего перейдёшь в главу "Великий Хтон".
Можешь перехватить доппеля либо когда он уйдёт освободить Нихассу. Паук приведёт её в чувство в тот же круг.
100

Собранная в кулак воля не пригодилась. Существо (всё-таки не божество, нет) обратилось к "культисту" не за докладом, а отчитать и наказать, и повезло ещё, что Шарп поднял тревогу раньше. Удача сегодня вообще была к зелёному рыцарю благосклонна: таинственный Махгарг даже ненароком обмолвился о герцоге Дерби. Значит, он тоже один из них?! Шарпу будет неприятно об этом узнать. Равно как и Айронхиллу.

Киарнис молча кивнул и отвесил очередной поклон, провожая чёрную тварь взглядом сквозь не самые удобные прорези маски.

Было у него зудящее чувство шанса. Уходит, уходит, и вот же он, момент! Бей в спину, насаживай на гарпун, что сможет спасти от такого удара?!

Киарнис не знал, что. Только чувствовал, что это вполне возможно, что у скопировавшей Грагхама и Нихассу твари могут найтись неприятные козыри в бездонных рукавах.

Поэтому между форсированным противостоянием с непредсказуемым финалом и надёжным спасением сильного союзника, зелёный рыцарь почти без колебаний выбрал второе.

Замки он вскрывать умел ещё со времён начала своего промысла в древних руинах, так что оставалось для надёжности выждать пару секунд после ухода Махгарга, и можно доставать верный набор медвежатника.

ー Просыпайтесь, миледи. Это я, я, Киарнис из Бэл-Ферсе. Нам нужно срочно... тэк-с, ага! *кланк У-хо-дить. *чик-шик Готово. Миледи?
101

Ричард Айронхилл Akkarin
14.11.2020 22:02
  =  
Ричард усмехается в ответ – криво, недобро. Этот маг сам нарушает установленные нормами приличия правила, и рыцарь не настроен и дальше молча терпеть наглое вмешательство в его личную жизнь. То, что может сказать ему мэтр, способно оказаться полезным – сам Айронхилл так ни разу и не пытался как следует разобраться в сути проклятия. Ему предрекали медленную, мучительную и неумолимую смерть – ключевым здесь безусловно являлась «неумолимость», и Ричард предпочитал просто жить, как можно меньше думая о проблеме.

Привычный ему образ жизни предполагал постоянный риск – риск быть сожранным трупоедами, риск умереть в результате очередной рискованной миссии или героически погибнуть на острие атаки победоносного штурмового отряда. Но время шло, Ричард становился опытнее, умнее. Росла осторожность. Он всё меньше подвергал себя риску, предпочитая отваге безошибочно выверенные шаги. Близится день, когда он сможет добиться всего того, к чему шёл большую часть сознательной жизни. Близится день, когда ему придётся набраться в конце концов смелости и взглянуть в лицо собственному проклятию.

– Насколько мне известно, тот выдающийся чародей больше не практикует, – глухо произносит Ричард всё с той же ухмылкой.
Он подхватывает левой рукой ремень перевязи с полуторником, подтягивает меч ближе к себе и медленно проводит пальцами по кожаным ножнам.
– Колдун мёртв. Его последнее проклятие стало для него эпитафией.

Ричард мысленно возвращается назад, к одинокой башне и дочери герцога. То был последний раз, когда он делал что-то не ради собственной выгоды. Последний раз, когда он позволил использовать себя таким образом, провести. Он выступил против мага не ради славы и золота. Так много лет прошло с того дня. Время почти стёрло из памяти даже черты лица той, что казалась когда-то столь значимой. Мужчина находит бесконечно забавным тот факт, что спираль времени снова замкнулась, подобно легендарному змею, что вцепился в собственный хвост. Снова герцог, снова обещанная рука его дочери. Ричард думает о том, что не позволит себе повторить прежних ошибок, если решить взять реванш и разыграть эту карту. Думает о том, с каким удовольствием стёр бы с лица герцога ту улыбку. Невольно рамзышляет о том, как изменилась за прошедшие годы та девушка.

Этот путь будет стоить ему предательства Пакта. Этот путь будет стоить войны всему Терраверде – войны, спровоцировать которую значительно проще, чем пытаться остановить. Ричард опускает глаза, осознавая, что так до сих пор и не принял окончательного решения.

– Расскажите мне об этом проклятии, магистр де Бонн. Как конкретно оно работает? Можно ли с этим что-либо сделать?
102

DungeonMaster Магистр
18.11.2020 22:17
  =  
Ричард

— Вы намекаете на...

В этот момент де Бонн более всего напоминает барышню лет семнадцати, которой только что сообщили, откуда берутся дети, прибавив пару пикантных деталей из области сексуальных изысков. Самое забавное, вероятно сообщи ты, что колдун проклял тебя и исчез, мастер Иоахим бы совершенно не удивился. Но дикий, интеллигенту-чародею чем-то напоминающий варваров орков, рыцарь, который справился с мастером магии...

Это попросту не вписывалось в картину мира мистика, охотно готового предвидеть что угодно, но принципиально не допускающего саму вероятность того, чего быть не может.

— Этого я... Не предвидел.

Наконец, смущённо признает де Бонн. Тут же берет себя в руки, напускает на лицо вуаль безразличия, но пару мгновений ты почти физически мог ощутить животный страх человека в башне перед всей многоголосой, пьяной, безумной и, что хуже всего, вооружённой массой, равно включающей рыцарей, купцов, клириков, крестьян. Массой, вдруг слившейся в единственное, не самое красивое лицо — твоё.

— Несомненно большая потеря для высших искусств. Видите ли, сэр, проклятие, наложенное на Вас, есть редкая форма ксеноантропной трансмутации. Если говорить коротко, Вы мутируете. Трансформируетесь в нечто пока неизвестное, но одно можно сказать точно — это будет не человек.

Покалывание в теле стало сильнее, кажется, маг пытался заглянуть глубже.

— Не уверен, что это возможно обратить. Видите ли, зооантропная трансмутация, более распространённая форма данного заклинания, обычно действует быстрее, но и рассеивается легко. Предположим, я превращу Вас в жабу — несколько часов Вы конечно попрыгаете по улицам, но потом вернётесь в первоначальную форму. Я мог бы проклясть Вас создав формулу, нечто, что будет поддерживать моё заклинание, например, куклу. Но опытный заклинатель сумел бы если не обратить эффект то отследить его источник. В Вашем случае всё совершенно уникально...

Покалыванием прекратилось.

— Чародей сумел поместить источник проклятия внутрь Вас. Если не ошибаюсь, формулой в данном случае является Ваше сердце, сэр. При этом заклинание было спрятано так, что любой осматривающий Вас мистик видел исключительно что-то вроде сердечной недостаточности и предсказывал Вам смерть — пока заклинание преображало Ваше сердце в формулу, возможно месяцами, годами...

Впервые в голосе Иоахима де Бонна появилось нечто подобное сочувствию.

— Исцелить подобные чары очень легко. Всего-то и надо уничтожить формулу, и трансмутация остановится. Но в Вашем случае, сами понимаете, это Вас убьёт.

Чародей покачал головой.

— Если я смог заметить формулу внутри Вас, значит её создание почти завершено. Я бы советовал Вам немедленно показаться мастеру целителю. Вот уж не думал что дважды за беседу упомяну имя госпожи Ислин аэл Тара в столь разных обстоятельствах, но если кто и поможет то она. Может быть и другие. Эрнст Авенариус. Дагоберт ван Гольб. Нихасса аэл Армафель...

По иронии судьбы именно в этот момент скрип входной двери возвестил о появлении нового действующего лица. Герцог Константин Валерий д'Альба, посол Его Императорского Величества, собственной персоной появился именно тогда, когда имя вашей с ним общей знакомой сорвалось с губ волшебника. Совпадение это? Или вампир давно слушал, ожидая удобного момента? Остаётся лишь гадать.

— Мастер де Бонн. Сэр Айронхилл.

Кивнул имперец.

— Мы готовы начинать?

Иоахим де Бонн поспешил подняться и поклониться. Иначе придворными магами не становятся — только кланяясь всем выше барона... Такие высокомерные, мистики мигом делались вежливы и даже подобострастны, сталкиваясь с реальной властью. Точно изображения чудовищ, созданные из стекла на потеху знати и страх воронам.

— Ваша Светлость. Боюсь я ещё не объяснил сэру Айронхиллу смысл нашего предприятия.

Настала очередь вампира проявить долю высокомерия благосклонным кивком. "Ничего, всякое бывает" — Говорит этот жест — "Я верю что Вы не хотели проявить ко мне неуважение потому что если хотели, я раздавлю Вас как клопа".

— Прием через час. Время ещё есть.

— И верно.

Поспешил согласиться маг.

— Видите ли, сэр, не так давно Его Светлость герцог Дерби поставил передо мной нетривиальную задачу. Банда "Сверчков" — просто эльфы, их можно выследить, атаковать, но всё бесполезно пока они могут попросту исчезнуть в любую секунду. Как сражаться с врагом который всегда выбирает бой на своих условиях? Как...

Посол пару раз стукнул пальцами о дерево, выражая нетерпение. Мистик понял намёк.

— Поэтому мы решили изменить правила игры. Сегодня ночью в Пакттауне не будет невидимости. Но чары такой силы, наложенные на целый город, требуют мощного ритуала, проводимого в нескольких местах. Что хуже всего, грань между нашим миром и другими, в этих местах ослабнет. Неясно что сможет прийти с другой стороны. Потому и необходимо защищать места проведения ритуала. Господин посол и сестры Золотой розы взяли на себя несколько. Вам, сэр Ричард, предстоит оказать им помощь в защите лишь одного — в городском соборе. Должен предупредить, это... Небезопасно.
Кратко —

Ричард превращается во что-то неизвестное, но нечеловеческое. Обычно такое проклятие можно снять уничтожив поддерживающий его предмет (Формулу), но колдун каким-то образом сделал формулой сердце Ричарда, поставив перед Айронхиллом фатальную дилемму — жить монстром или умереть человеком. Возможно что-то придумают специалисты целители, причём в топе таковых Нихасса. Но на Терраверде находится ещё одна эльфийка медик, и она же подозреваемая де Бонна.

Герцог намерен уничтожить Сверчков отрубив им их главный козырь — невидимость, на одну ночь. Для этого маги герцога в нескольких местах проводят особый ритуал.

Но подготовка ритуала означает, что отовсюду полезет всякая нечисть. Потому и нужны воины, которые позволят завершить ритуал. Ричарду предложено защищать точку проведения ритуала в городском соборе.
103

Ричард Айронхилл Akkarin
19.11.2020 01:10
  =  
– Потеря для высших искусств действительно колоссальная, – эхом соглашается Ричард, задумавшись.

Он снова возвращается мысленно к башне, вспоминает искажённое животным страхом лицо колдуна. Айронхилл видит тот же страх и в глазах Бонна – ухмыляется холодно. Как же всё-таки эти могущественные чародеи боятся смерти. Значительно больше, чем Ричард, что встречается с ней лицом к лицу постоянно.

Информация мэтра, впрочем, пугает. Айронхилл давно смирился с мыслью о смерти, но то, что говорит сейчас маг, вызывает сильное отторжение. Он, Ричард, превращается во что-то нечеловеческое? Ногти впиваются в кожу ладони. Хватит медлить. С этим необходимо разобраться как можно скорее. Если проклятие можно снять, то стоит как можно более основательно озаботиться этим вопросом. Если же нет – то по крайней мере узнать, сколько в его распоряжении времени.

От недавнего благодушного настроения не остаётся даже следа. Ричард внезапно ощущает на горле хватку удушающего цейтнота – как никогда в жизни остро чувствует, что ему недостаточно времени. Это расследование до сих пор продвигалось слишком неторопливо. Необходимо предпринять что-либо. Чем раньше, тем лучше.

Погружённый в собственные мысли, Ричард оставляет появление посла почти без внимания. Машинально кивнув вошедшему герцогу, он, лишь глядя на извивающегося в поклонах де Бонна, понимает всю глубину совершённой ошибки. Переигрывать, впрочем, поздно – у обречённых есть свои преимущества. Чтобы хоть как-то сгладить неловкость, Айронхилл поднимается с кресла, подхватывая перевязь с полуторником и обозначая готовность незамедлительно выдвигаться.

Кровь приливает к голове, проклятое сердце колотится, разгоняя по венам и артериям горячую кровь. Всё естество Ричарда жаждет схватки, опасности – хоть какого-либо подобия треклятой определённости.
– Надеюсь вы в состоянии предсказать проблемы, с которыми мы сегодня столкнёмся, магистр, – бросает Ричард, не глядя на герцога. – Если так, то самое время просветить и меня.
104

DungeonMaster Магистр
20.11.2020 01:15
  =  
И снова де Бонн не понял или не пожелал понять иронии, погрузившись в некое подобие глубокого раздумья, ставшего для самого мага спасительным. Великий парадокс бытия — колдуны могли либо сосредоточиться на чем-то до предела, либо не думать вовсе, потому что достаточно поднять один из множества важных вопросов, вроде ограниченности жизни мистиков или, скажем, возможности получить клинок промеж рёбер, и дальше не будет ничего. Лишь уныние, да чуть слышный шелест песка в часах. Мастер Иоахим определённо предпочитал вернуться в привычный ему мир башни из слоновой кости.
— Я предвидел что Вы это спросите...
Бросил он как-то машинально.
— Несомненно, мне это по силам. Существа с которыми Вам предстоит иметь дело, духи, вероятно явятся в облике людей из Вашего прошлого. Они попытаются смутить Ваш рассудок... В лучшем случае они набросятся на Вас, и Вы сможете убить их. В худшем... Они попытаются залезть Вам в голову. Использовать Ваши страхи, надежды и желания против Вас.

В этот момент в мистике есть что-то от пастора, с возвышенно-отстранённым видом рассказывающего, что зло рядится в красивые одежды и живёт не в канавкх, а во дворцах...

— Они боятся меча как и все остальные. И если не умрут от одного удара... Просто нанесите ещё один.

Сегодня прошлое настигло тебя.
И если маг предсказал всё в точности... Оно с тобой ещё не закончило.

Позже...

Путь до собора был не так далёк. Ричард прежде уже видел здание снаружи, но ещё не бывал внутри — храм ещё не был открыт. Из услышанного в городе, рыцарь уже знал, именно здесь, перед самым фасадом, Карниз Альберс напал на барона Шарпа. Здесь началось то, что могло стать концом всего...

Случайно ли вышло, что именно здесь тебе предстояло сражаться? Вряд ли. Герцог мог отправить тебя куда угодно, но отправил сюда. Может оно и к лучшему. Где сломано там и чинить...

Собор почти пуст. Люди в массе куда религиознее среднего нелюдя, но религиозность эта будничная, строгая. На алтарь Единого не проливают кровь и вино, его дом не полнится танцующими и смеющимися. Здесь царит возвышенная тишина, иногда перемежаемая музыкой органа и церковным хоралом. Вот почему пьяный, в рваных штанах, ремесленник, не пойдёт молиться. Там, где нелюдь превращает религию в памятник тому, какой он есть, человек предпочитает перед лицом божества быть таким, каким он хочет быть. Маленькие слабости останутся в компании друзей. И завтра толпа снова соберётся под массивные своды, хмельная, стыдящаяся недавнего праздничного безумия — и серьёзная как на похоронах.

Они многое теряют.

ссылка

Клонящееся к западу ленивое солнце словно затекает в окна, сползает по колоннам на плиты пола, скапливается внизу золотыми озёрами, наполняя воздух сияющим, тёплым маревом, так что кажется, будто Единый и в самом деле сейчас здесь, раскрывает объятия каждому, кто приходит к нему.

Последние редкие прихожане выглядят умиротворенными и даже счастливыми.
Ты бы и сам может быть поддался моменту если бы, ну... Не трансформировался постепенно, в том числе в этот-самый момент, в какую-то нелюдскую гадость.

К счастью, тебе совсем не обязательно было размышлять о своих сложных отношениях с Создателем. Знакомый блеск золотых панцирей вперемежку с белыми (гвардейцы!) подсказал, что твоя команда уже на месте.

Чертят что-то на полу. Не иначе магический круг.

— Это священная земля. Сначала казни. Теперь проведение магического ритуала в Церкви...
Какой-то эльф, одетый как понтифик, спорит с уже знакомой тебе сестрой де Флёр. Судя по накалу эмоций в голосе, Дорану больших усилий стоит не сорваться на крик. На лице сестры золотой розы можно различить скорее сочувствие, чем раздражение.
— Я понимаю, брат Доран. Но прошу, будьте благоразумны. Его Светлость несомненно пытается спровоцировать Вас, заставить выступить против него, и обвинив в сговоре со Сверчками заменить на своего ставленника...

Оба стихают, когда видят, что ты приближаешься. Определённо, ты услышал отрывок очень опасного разговора. Не настолько опасного чтобы полетели головы, но способного в будущем не одного человека или эльфа отправить на эшафот.
Выбор:
— Поговорить с ними до начала тактической фазы.
— Переброситься парой дежурных фраз и начать готовиться к бою. В этом случае сразу же начнётся тактическая фаза.

В неё можешь выбрать два преимущества —
— Помолиться перед боем (Первый провал по высокой ставке будет считаться провалом по низкой, либо первый провал по низкой ставке будет считать успехом по малой)
— Проверить снаряжение, подтянуть все ремни, проверить узлы на тесемках, одним словом — подогнать броню (Получи одну единицу брони)
— Наточить клинок (+10 ко всем броскам в бою)
— Расспросить про призраков (Открой новую карточку врага)
— Попросить понтифика освятить твоё оружие (в этом бою клинок наносит врагам двойной урон).
105

Ричард Айронхилл Akkarin
20.11.2020 15:23
  =  
Ричард врывается под сень собора целеустремлённым стремительным шагом.

Скользнув взглядом по лучам заходящего солнца, что проникают в зал сквозь высокие окна, рыцарь направляется прямиком к людям, что завершают приготовления посреди просторного холла. Ночь совсем близко, и ночь, судя по всему, обещается выдаться чрезвычайно долгой и чрезвычайно кровавой. Ричард уже точно знает, что этой ночью не сомкнёт глаз. Не только потому, что будет думать о проклятии, о событиях грядущих и днях, что прошли. Но и потому, что ситуация совершенно не располагает к такой роскоши, как здоровый человеческий сон.

Расследование продвигается слишком медленно – оно работает как против целей Ордена, так и персонально против самого Айронхилла. В длительных переходах по подземным туннелям иногда приходилось довольствоваться парой-тройкой часов сна за несколько суток. Много воды утекло с тех пор, но некоторые привычки не уходят так просто.

– Прошу вас, будьте благоразумны, брат Доран, – соглашается Ричард с сестрой де Флёр, ухмыльнувшись.

Он не пытается делать вид, что не услышал обрывков беседы, не пытается прятаться за хитросплетениями этикета и правилами приличий. Он – тёмная лошадка на этой доске. Эти люди, по сути, понятия не имеют кто он такой и чего можно от него ожидать. Чего можно ожидать от Ричарда сегодня, в его нынешнем состоянии, толком не знает даже он сам. Но если понтифик задумал выступить против герцога, то даже такое обронённое мимоходом предупреждение от нужного человека способно стать той песчинкой, что перевесит на правильную сторону чаши весов.

– Магистру де Бонну стоило бы выбрать кого-нибудь с менее насыщенным прошлым для этой работы, – хмыкает Айронхилл.

В его серых глазах сумеречными отблесками плещется сталь. То, что способна призвать в этот величественный зал память Ричарда может очень сильно не понравиться всем присутствующим. Но сам рыцарь не чувствует страха. В другое время он бы, быть может, испытывал сомнения относительно предстоящего столкновения. Как знать, виной тому мастерское предвидение мэтра или слепое стечение обстоятельств, но де Бонн за несколько десятков минут великолепно подготовил своего ставленника к встрече с собственным прошлым. Ричард на взводе, тонет в неопределённости, он взбешён. И в таком состоянии кажутся смешными сомнения, что способы посеять в его голове коварные призраки.

Сейчас Ричарду всё равно, что случится в следующие минуты. Нежить или гоблины, эльфы или дворфы, люди Шарпа или смутные тени полузабытого прошлого – все они неминуемо окажутся по ту сторону игриво переливающегося в золотистом свете заката клинка. И сегодня нет разницы, кто станет противником.

Сердце поёт, рассудок просит очищения схваткой. Благо, если верить магистру, его меч способен положить конец любому врагу, который этим вечером осмелится явить себя миру. Более готовым к серьёзному сражению, Ричард, пожалуй, ещё не чувствовал себя никогда.

Фамильная реликвия с тихим шелестом выскальзывает из кожаных ножен.
Перевязь небрежно отброшена в сторону – чуть склонив голову, Айронхилл протягивает понтифику полуторный меч, что смиренно покоится на ладонях.
– Благословите мой клинок, брат Доран. Слово Единого в это тёмное время способно стать для всех нас надёжной опорой, – Ричарду кое-что известно о призраках.
Не так важно, насколько рьяно рыцарь верит в силу Единого – гораздо важнее, что призраки этой силы боятся до одурения.
– понтифик должен освятить меч;
– Ричард проверяет снаряжение и подгоняет броню.
Отредактировано 21.11.2020 в 13:36
106

DungeonMaster Магистр
21.11.2020 04:26
  =  
Благословение

— Воистину в этом источник вашего процветания и вашего падения, люди. Нет таких границ, которые вы не перейдёте чтобы победить.

С грустью замечает понтифик. Но на этом последнем, отчаянном протесте того, кто уже сдался, сопротивление завершается. Меч Доран принимает безропотно, на сей раз не отвечая ничего, но жестом показывая следовать за ним, прямиком к противоположной вхожу стороне храма.

Здесь располагалось Святилище — главное место каждого собора. Всего-то одна арка, перед которой небольшая купель, наполненная пахнущей чем-то пряным водой. Понтифик опускает клинок в воду лезвием вниз. Нараспев читает.

— Единый, свет и благодать мира,
Направь воина по пути победному,
На твой призыв мы ответили, и твоих врагов повергнем,
Одари же добром руку, владеющую мечом,
Прости паладину твоему пороки и излишества,
Даруй ему твёрдость покарать неверующих,
Благослови сей клинок, чтобы поверг силы зла.
Защити сего воина от мрака могилы,
И пытки холодом,

Доран достаёт "Верный", чуть поблёскивающий чем-то маслянистым, высоко поднимает над головой, так, что клинок оказывается сияющим всеми цветами радуги в солнечных лучах, доносимых стёклами витражной розы...

— Даруй ему своё пламя!

И клинок вспыхнул.
С торжественной отстранённостью, эльф протягивает его тебе.

— Неси свет Единого, рыцарь, и повергни врагов его.

Огонь вскоре погаснет, но клинок не будет испорчен, не покроется копотью — напротив, приобретёт странное золотистое сияние вроде исходящего от доспехов сестёр-воительниц, очевидно, благословивших заранее и оружие и броню.

Вряд ли случившееся было в самом деле чудом. Скорее всего дело в том, что к воде в купели прибавлено какое-нибудь воспламеняемое масло, а витражная роза собирает свет на манер увеличительного стекла.

И всё же это производит впечатление.

Пора...

Солнце клонится к закату. Прежде покрытый жидким золотом дом Единого теперь будто заливает кровь. Укромные закоулки же и вовсе чернеют, становятся чем-то пугающим или даже зловещим. Тебя привлекла одна из статуй — донатор, Максимилиан де Лара, имперский посол. Выполненная из янтаря, в лучах заката, скульптура кажется живой и будто кричит, хотя ты готов был поклясться, что днём фигура не отличалась от других таких же торжественных, и чинных фигур. Может, дело в магии?

Её всё больше в этом месте.
Круг завершён, и хотя пока не активен, ты чувствуешь в воздухе запах будто начинается гроза.
Мастер де Бонн играл с силами выше своего понимания, и оставалось лишь надеяться, что в этот раз он на самом деле предвидел результаты собственных действий...
— Пора начинать. Закройте храм. Снаружи.
Сестра де Флёр надевает шлем.
Доран, к которому был обращён её приказ, действительно запер собор, но изнутри.
— Исключено. Я остаюсь. Если уж вы приведёте зло в дом Единого, мой долг встретить его. И победить.
Аккуратно, эльф снимает рясу, складывает на ближайшей скамье. Под духовным облачением у него оказался изящный кожаный доспех.
Наконец, понтифик взвешивает в руках странного вида жезл. Щелчок, и на месте палки оказывается двойной клинок странного вида.ссылка На Манне такие мечи обычно называли глефами, но даже среди тайнов владение ими оставалось редкостью.
— Ну, здравствуй, старый друг. Не думал, что когда-нибудь мы вновь увидимся.
С этими словами, Доран описал клинком в воздухе несколько фигур.
Определённо, оружие он держал не впервые.

Ритуал

Совиные рыцари собираются в круг на строго отведённых им местах получившейся магической фигуры. Ричарда, Дорана и сестёр золотой розы настоятельно попросили держаться от круга подальше, если они не хотят сгореть дотла. Или замерзнуть. Или растечься в лужу мясного фарша. В общем... Ты понял.

— Ael'Cahua!
Дружно произносят воины в белых латах.
— Tala'Got! Krak'Shara! Cehaine! Maluus!
В помещении становится ощутимо холоднее. Ты сам видел как понтифик закрывал двери, но готов поклясться, что откуда-то доносится сквозняк. Круг наливается чем-то ядовито зелёным, пульсирующем в окружении закатного красного света.
— Si'la mustus l'aine stratis! Malees aeshe nackhara!
В воздухе под сводом поблёскивают разряды изумрудных молний. Тьма из дальних уголков собора смешивается с кровью на полу, поднимается багряным дымом, в котором мерцают, как на болоте, одинокие зеленые огоньки.
— Ar'chalak cziri raa! Ar'hobei cziri raa!
Разряды обрушиваются наземь, разгоняя тьму. Совиных рыцарей больше нет, на их месте лишь здоровенный столб потустороннего зеленого пламени...
И оно не собирается ограничиваться кругом.
Оно вспыхивает у стен, ползёт по ним вверх, оно покрывает стекла инеем и отрезает дорогу к выходу.
— Наше время. Сёстры, клинки к бою!
Командует леди д'Флёр.
— Единый защищает...
Слышишь ты шёпот понтифика.

А потом приходит другой голос.
До боли знакомый голос.
— Как же долго я ждал этого момента...
В пламени что-то чёрное. Движущееся. Живое.
Де Бонн предупреждал тебя о призраках, но ты знаешь того, кто грядёт. Знаешь его голос. Манеру движения. Даже запах розовой воды, которой этот ублюдок лечит свои мигрени.
Барон Николас Круд-Ройс. Когда тебе было тринадцать, этот человек отнял у тебя всё.

Ты помнишь это, не так ли? Воины мертвы, фамильный замок в огне. Но сюзерену мало было победы, он хотел показать своим вассалам что бывает, когда идёшь против могущественного клана Ройс. Поэтому барон Николас не подарил Айронхиллам ни меча ни пламени. Вместо этого в большую яму напустили голодных крыс, а потом бросали туда твоего отца, мать, братьев по одному. Были вопли. Был смех торжествующих палачей, делающих ставки, кто дольше протянет.
— Ваша мамка принесла мне десять золотых.
Хохотал барон, когда выиграл пари у своего капитана стражи.

Когда очередь дошла до тебя, последнего, Ройс спросил сколько тебе лет. Услышав ответ, покачал головой. Потрепал по волосам. И толкнул вниз.
Ты не знаешь как тебе хватило ума покричать для приличия, а потом притихнуть. Крысы ползали по тебе, иногда кусали, но они уже не были так голодны, им достался сытный обед.

Когда барон со свитой уехали, ты выбрался.
Весь в крови.
Лишенный всего.
Ты полагал, что отнял у Ройса жизнь вместе с фамильным мечом.

Теперь твой враг вернулся.
— Сегодня я снова брошу тебя крысам, малец. И на этот раз останусь убедиться, что ты не выберешься...
Обрывки красного орденского плаща.
Бряцающие фамильные латы.
В руках тяжёлый боевой цеп.

Это не какой-то призрак.
Это он.

ссылка
Получены —
Одна единица брони
Оружие наносит двойной урон

Из мрака забвения и зеленого пламени явился твой старый враг — Николас Круд-Ройс. Когда ты был юн он лишил тебя всего и лишь чудом не лишил жизни.
Когда ты повзрослел то прикончил ублюдка.
Кажется, он этого не забыл и пришёл мстить.

Малая ставка — Сперва прощупать оборону врага. Пару раз увернуться от цепа, сражаясь по принципу "ударил — отскочил". Надо ранить его. Замедлить. И уже потом убить.
Высокая ставка — "Ро-о-ойс!!!" Одна атака. Один удар. Один труп.
107

Ричард Айронхилл Akkarin
28.11.2020 23:45
  =  
Ричард внимает словам ритуала.

Благословлённый понтификом Дораном клинок покоится на плече, поза рыцаря со стороны выглядит максимально расслабленной. То – обманчивое впечатление, способное обмануть только лишь тех, кто плохо знает Айронхилла и его манеру сражаться. Рыцарь предпочитает не расходовать впустую энергию, не нервничать зря, не тратить силы на пустые метания из стороны в сторону.

Он просто ждёт, склонив голову – расслабленный внешне, но собранный и готовый к схватке внутри.

Ждёт, пока лёгкий сквозняк, что мимолётом щекочет затылок, предупредит об опасности.
Пока песнопения сестёр и понтифика стихнут, уступая место знакомому голосу.
Ричард готов к встрече с прошлым – но не пытается её приближать.
Кривая ухмылка трогает губы Айронхилла в ту секунду, когда он определяет личность призрака с полуслова.

Полуторник соскальзывает игриво с плеча, с тихим свистом рассекает сумерки, что пришли на смену золотому закату.

Ричард решительно направляется навстречу барону размашистым шагом.
Меч несколько раз вспарывает сумерки прежде, чем замереть неподвижно, едва заметно подрагивая.

Айронхилл вглядывается в удивительно чёткую фигуру своего оппонента.
Так много времени миновало, но барон, кажется, нисколько не изменился.
Он здесь, он реален, совсем не похож на бестелесного призрака.

Ричард помнит его. Помнит пламя, пожирающее родное имение. Помнит писк голодных крыс и насмешливый хохот барона. Помнит так чётко, как будто это происходило вчера.
За свою непростую и долгую жизнь сэр Айронхилл убивал многих – людей, нелюдей, безымянных отродий из подземных туннелей.
Но никого и никогда не убивал с большим удовлетворением.

Обрывки красного плаща. Цеп, звенья которого волочатся по камням с хищным лязгом.
– Я убил тебя однажды, – произносит хрипло Ричард, глядя на противника исподлобья.
И это правда – он действительно одолел барона много лет назад в честной схватке.
Потому что уже тогда был лучше, сильнее, быстрее и опытнее. С тех пор прошло много лет.

– И с удовольствием прикончу ещё раз, – в голосе рыцаря нет ни злости, ни ярости.

Холодная ненависть. Угроза. Констатация факта. Ему не приходится напоминать себе, что перед ним – всего лишь фантом. В этом нет необходимости. В каждом слове Ричарда – чистая правда. Барон не внушает ужаса, барон не пугает. Айронхилл с удовольствием позволит «Верному» снова отведать благородной крови ублюдка. Эта схватка – подарок. Если призраки намеревались устрашить человека, то на этот раз они чертовски сильно ошиблись.

Ричард не рвётся вперёд, не спешит. Краем глаза наблюдая за цепью, он пристально и не отрываясь всматривается в прорези шлема. Смещается в сторону, медленно обходя противника по окружности. Холодная ухмылка, будто приклеившись, продолжает играть на губах – в глазах то и дело вспыхивают недобро железные проблески.

Айронхилл приближается. Без спешки, неумолимо. Резко переходя от плавности к стремительному рывку, он сокращает дистанцию, прощупывая оборону противника свирепым размашистым выпадом.
Ричард прощупывает оборону противника, двойной урон, малая ставка.
108

DungeonMaster Магистр
29.11.2020 00:40
  =  
Барон больше ничего не говорит.
За него говорит стремительно раскручивающийся боевой цеп, шипастое навершие высекает искры из стен и дробит каменные плиты пола.
За него говорят тени, что скрываются вне поля зрения, тени с тысячей голосов.
— Ты дал своей семье погибнуть!
— Просто стоял и смотрел!
— А потом сбежал!
— Сбежал и твой враг десять лет наслаждался жизнью!
— Ты жалок, жалок!

В отблесках призрачного пламени забрало стального шлема кажется оскаленной в демонической ухмылке пастью.


Ты совершаешь рывок.
Он тоже.

Тяжёлый шипованный шар проносится в сантиметре возле твоей головы, с грохотом врезаясь в колонну, разбивая в каменную крошку приличный её кусок...
Хороший удар.
Только твой был лучше.

Враг пытается встретить "Верный" цепью, опутать, но лезвие лишь скользит вниз и в сторону локтя, туда, где нерушимая латная защита сменяется простой кольчугой.

Барон не кричит. Ревёт от боли, как медведь или тролль.
Отрубленная рука падает наземь и растворяется в дым. Нет крови. Нет победы.

— Хороший удар, мальчишка. Но мне достаточно попасть по тебе всего раз.

Цеп продолжает своё смертоносное вращение, снова и снова проходит сквозь ревущую стену изумрудного пламени. И огонь пристает к стали. Охватывает навершие, цепь, латную рукавицу...

С грохотом орудие разбивает пол там, где ты только что был, едва удалось увернуться. Камни тлеют словно угли, между тобой и твоим врагом — плюющая искрами полоса...
Враг потерял два белых хита.

Барон подпитывается призрачным пламенем. Он теряет здоровье, но урон его атак теперь удвоенный. Цена провала высока как никогда.

Малая ставка — Бесполезно пробить полные латы. Надо попытаться найти уязвимую точку в доспехах врага (открыть доступ к снятию красных хитов). И заодно разоружить/ранить ублюдка.
Высокая ставка — Снести ему голову. Хватит этого зажившегося воспоминания.
109

Ричард Айронхилл Akkarin
29.11.2020 01:08
  =  
Кисть барона отсечена – лезвие полуторника почти не встречает сопротивления на пути.
Вместо крови из раны бьёт изумрудное пламя, оно же охватывает ржавый цеп, в нём же проступают неясными силуэтами призраки прошлого.

Ричард не останавливается, не обращает внимание на свистящий призрачный цеп.
Только дилетант в бою берёт паузу для того, чтобы посмотреть на результаты успешной атаки – профессионал продолжает схватку незамедлительно, пользуясь кратковременным преимуществом.

«Верный» снова взлетает, рассекая воздух наискось.
Яростно зарычав, Ричард заглушает звенящие в ушах голоса – он перехватывает обеими ладонями рукоять бастарда, наступает неумолимо. Напоминающее восковую маску лицо Айронхилла искажают неясные тени – рыцарь рвётся вперёд, обрушивая на барона градом размашистые удары.

Вот лезвие бастарда падает, рассекая лишь пустоту.

Вот тут же рвётся вперёд на обманном контрвыпаде – снизу-вверх, внезапно, молниеносно.

Ричард знает много сражений, которые удалось закончить именно этим ударом.
Но не рассчитывает всерьёз на успех – почти сразу перехватывает рукоять снова, намереваясь снести голову барона смертоносным круговым взамахом.
Сносим голову, высокая ставка.
Базовый переброс х1.
Отредактировано 29.11.2020 в 01:08
110

DungeonMaster Магистр
29.11.2020 02:27
  =  
— Знаешь, я ведь трахнул твою мамашу перед тем как скормить её крысам. Трахнул твою сестричку. А потом отдал обеих солдатам...

Провоцирует. Отвлекает. Хитрит. Убивает.

На сей раз барон не стал пытаться превратить рыцаря в кровавый фарш единственным ударом — стальной шар очертил огненную дугу в районе ног. Не отскочи Ричард, словно какой-нибудь эльф, ему попросту раздробило бы ноги.

От постоянных бросков в сторону, противоположную гулу, с которым рассекает воздух навершие боевого цепа, мышцы болят, по спине и лбу бежит пот. Слишком быстро. Всё это. В доспехах сражаются не так, не пляшут как гребаные акробаты... Но ты точно знаешь, что этот бой имеет право быть тяжёлым, изнурительным, даже "неправильным" — он не имеет права лишь стать последним.

— Всё, что ты делал, подводил тех, кто полагались на тебя.
Упрямо твердят голоса
— Ты ничего не достиг.
— Ничем не запомнился.
— Ничего не значишь.
— Всего лишь расходный материал.
— Безымянная могила на деревенском кладбище.
— Никто не вспомнит.

Кажется, барон побеждает. Умело держит дистанцию, отмахиваясь своим страшным орудием, отходит, промахивается. На его стороне неутомимость мертвеца. Скоро ты замедлишься.
Скоро он попадёт.
Скоро...

Грохот. На мгновение, лишь на мгновение, цеп застревает в ещё одной колонне. Барон тут же дёргает его на себя, готовясь сразу же перевести этот рывок в удар.

Звон.

— Сейчас я тебя прикончу.

Круд-Ройс наконец вырвал из стены своё оружие.
Но удара не последовало.
Голова в массивном шлеме вдруг качнулась назад и со звоном покатилась по каменным плитам. Тело рухнуло следом.

Барон не понимал что произошло. Последним что ты слышал от уже отделённой, мертвой головы было
— Только встану... И...
Шлем катится в огонь.
Это не могло закончиться иначе.

Дрожит призрачное пламя. Дрожит недовольно. Рыцарь не отступил. Не сломался. Его спутники тоже бьются, только вот врагов их не видно, лишь силуэты, тени... Ты успеваешь окинуть их взором. Понтифика, вовлеченного в скоростной фехтовальный поединок с кем-то очень быстрым
— Я не такой как ты, брат! Я не такой как ты!
Твердит Доран врагу. Оба применяют магию, то появляясь, то исчезая...
— Ты не заберёшь меня, Хтон! Ты больше никого не заберёшь!
Кричит Огюстина, перерубая тянущиеся к ней чёрные щупальца.

У каждого твоя история.
Возможно, для них всё заканчивается с победой над призраком. Твоих призраков намного больше чем один.

Пламя больше не дрожит.
Теперь оно смеётся. Размеренно, безразлично.
— А-ха-ха-хи-хи-хаа-ха...
Теперь оно визжит от боли, визжит как визжала герцогская дочь. Воздух полнится запахом корицы, лилий и паленой плоти. Ты знаешь этот запах.
— Всё ещё сражаешься за чужие интересы, Рикардо? И вот куда тебя это привело. Снова ко мне.

ссылка

Колдун из Бен'Азора, так его называли. Имени никто не помнил, зато все знали легенду о волшебнике столь сильном, что в годы Войны, когда сварты отступали, он в одиночку отстоял свою башню против королевской армии. Герцоги Стормфронта пытались заигрывать с его могуществом. Приносили в жертву извращённым экспериментам сварта простолюдинок, взамен прося о разных услугах — проклятие ддя врагов, исцеление для друзей...

За полвека, герцоги забыли, что дикого зверя нельзя приручить. Они почувствовали себя в положении силы, стали уже не просить, но требовать, угрожать... Тогда колдун из Бен'Азора забрал у Его Светлости любимую, младшую дочь.

Многие пытались войти в башню. Только ты вернулся, неся девушку на руках. Зловещий сварт был мертв...

До этого момента.

— А я ведь говорил, что бессмертен. Говорил, что люди никогда не одарят тебя тем, чего ты жаждешь, что ты создан жить среди монстров, не под солнцем, но под луной... Жаль, ты так и не попробуешь мой подарок.

Играючи, почти небрежно, сварт зачерпывает ладонью изумрудный огонь и бросает...

В тот раз ты сумел заболтать его, а в решающий момент удивить магическим клинком. Теперь колдун готов ко всему.
— Малая ставка.
Уклониться. Укрыться за колонной. Вынудить колдуна выйти из огня, подставиться (получишь +10 к атаке из укрытия в следующем раунде).
— Высокая ставка.
В огонь! Он превратил тебя в монстра! Убить нелюдя!
Отредактировано 29.11.2020 в 02:30
111

Ричард Айронхилл Akkarin
29.11.2020 02:54
  =  
Голова барона катится по полу, меч возвращается в исходное положение.
Латная перчатка на левой руке Ричарда упирается в зеркальное лезвие «Верного» – рыцарь готов встретить удар обезглавленного тела и продолжить сражаться.
Но в том не возникает необходимости – Николас повержен снова и, на этот раз, окончательно.

Звенящий гул в голове, на языке привкус ржавчины.
Астральное пламя прорывается из разрывов в реальность, по всему залу мечутся противоестественные бестелесные призраки. Сестра де Флёр рубит что-то похожее на тентакли, брат Дориан танцует, схватившись практически буквально с собственной тенью.

Ричард успевает подумать о том, что давненько не ввязывался в настолько самоубийственные безумные заварушки. Проклятый де Бонн с его сраным предвидением…

Из пламени появляется следующий. Было бы безумием полагать, что барон соизволит заявиться на бал в одиночку. Второго визитёра Айронхилл тоже узнаёт с первого взгляда. Застывшая на губах усмешка становится ещё более мрачной, более неестественной.

– И это всё, что вы можете? – орёт Ричард, смещаясь в сторону.

Безымянный колдун. Последняя авантюра Айронхилла, пик его славы, наиболее горькое и болезненное разочарование. Он вынес девушку на руках из проклятой башни и вернул её отцу лишь затем, чтобы герцог вышвырнул героя из замка, презрительно бросив вслед мешок золота. Прощальное напутствие герцога до сих пор возвращается в кошмарах не реже, чем леденящий душу смех Николаса.

Побелевшие пальцы стискивают, что есть сил, рукоять.

В прошлый раз Ричарда выручил его меч. Как знать, быть может удастся провернуть один и тот же трюк дважды.
Рыцарь делает ещё шаг в сторону, не разрывая зрительного контакта.
Он пристально следит за руками безымянного колдуна, оставляя тому право первого хода.

В то мгновение, когда чернокнижник, с точки зрения Айронхилла, готовится перейти в нападение, рыцарь рывком смещается немного левее, припадая спиной к колонне, которую заприметил чуть ранее.
Укрывается за колонной.
Отредактировано 29.11.2020 в 02:56
112

DungeonMaster Магистр
29.11.2020 03:37
  =  
Огненный шар взрывается, даже через колонну обдав Ричарда волной раскалённого воздуха. За ним следует второй. Третий. Колдун шагает бесшумно, но даже не думает использовать преимущество скрытности — ты помнишь ещё по прошлой встрече, он никогда не затыкается...

Больше никаких агрессивных заклинаний.
Только ложь.
Много лжи.

— Разве всё обязательно должно закончиться насилием, Рикардо? Я ведь мог бы снять своё проклятие. Мог бы подарить тебе ту девицу, заставить её отца выполнить обещание. Со мной ты бы узнал имя убийцы...

Ближе. Ближе.
Отвратительный запах парфюма.

— Вспомни как истреблял крыс. Как отомстил забравшему твои фамильные земли. Как вышел против меня. Что ты получил взамен? Мешок золота и пинок под зад. Так же случится и на этот раз... Но вместе... Вместе мы могли бы забрать то, что наше по праву. Зачем нам сражаться?

Совсем близко!
Обходит колонну!
Надо только нанести удар!
Малая ставка — Ударить на упреждение. Возможно, он успеет отскочить или поставить магический щит. Но ты заденешь ублюдка.
Высокая ставка — Попытаться подловить его в последний момент, рубануть что есть силы, даже с риском нарваться на ответку.

Либо!

Вступить в социалку. Колдун ведь и правда на редкость могущественный ублюдок, и может дать всё, что обещает.
113

1234

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.