[Warhammer Fantasy RolePlay 2ed] Сыны Урсуна | ходы игроков | Зима 2517-го. Форхексен

 
DungeonMaster Логейн
21.05.2019 16:59
  =  
Прааг, подтверждая название Серебряного града, встретил их этим морозным днем сверканием куполов своих храмов и дворцов, похожих на отливающие благородным металлом луковицы. Они выглядывали из-за высоких и казавшихся неприступными белокаменных стен с зубчатым парапетом на котором реяли и хлопали на ветру разноцветные флажки и вымпелы.
Пушистые хлопья снега, кружась, падали с неба все утро, мягко оседая на меховых воротах теплой зимней одежды молодого боярина Петра Строганова и его спутников, пока они двигались по проторенному снежному насту к южному входу в город - Водным вратам. Они назывались так, потому что рядом с ними в город втекали воды не замерзавшей даже зимой могучей реки Линска. Навигация по нему не стихала круглый год. Постоянно прибывали и отбывали торговые суда и баржи. Вверх и вниз по течению ходили и ладьи с ратными людьми, патрулируя реку.
Рядом с молодым Строгановым ехал старый друг детства и верный старший товарищ Миклош Гаданович, ловя снежинки языком и всем своим видом лучась от радости из-за долгожданного возвращения на родину, пусть он и искренне разделял с Петром его горе. За стройный стан удалого господаря держалась сидевшая позади него девушка по имени Татьяна, назвавшаяся ученицей Ледяной ведьмы. Сейчас она выглядывала из-за плеча Гадановича с неодобрительным прищуром своих пронзительных, холодных карих глаз вглядываясь в раскинувшийся по обеим берегам Линска старинный кислевитский град. Несмотря на свистящий ветер и кусачий мороз девушка ехала с непокрытой головой, но ее щеки даже не зарумянились от холода, а дыхание не вырывалось как у остальных теплым паром и Петр был склонен верить ей.
Позади как всегда было слышно недовольное ворчание под нос молодого гнома-Убийцы, имевшего удовольствие все путешествие любоваться покачивающимися перед собой лошадиными крупами. Из-за его пыхтения покрашенная в рыжий цвет борода Эларика покрывалась позвякивающими ледышками и он постоянно очищал от них предмет своей гордости.
Он как и доставивший письмо с дурными вестями человек его отца, представившийся Джеродом, шел пешком. Тот был немногословен, предоставив говорить сопровождавшей его Татьяне, и все что Петру удалось у него выведать во время привалов было то, что он промышлял добычей пушного зверя в одной из строгановских артелей и за ним в Империю отправила его матушка, остановившаяся у своей праагской родни.
Несмотря на то что только он и Миклош были верхом, они сумели покрыть огромное расстояние, разделявшее Альтдорф и Прааг, меньше чем за два месяца пути по торговому тракту. Пусть ноги у гнома и были коротковаты, но в выносливости и упрямстве он не уступал иной лошади, а охотник был привычен к долгим пешим переходам. И теперь конечная цель их путешествия была всего в нескольких полетах стрелы.

Юрий вернулся из ближайшего подлеска с вязанкой нарубленных дров к полудню и свалил их у входа в юрту, разбитую неподалеку от городских ворот. Мужчина погладил спавшего на снегу медведя по холке и бросив взгляд на южный тракт через плечо, медленно обернулся, встал во весь свой немаленький рост, прищурился, приглядываясь к маленьким фигуркам путников на дороге, а затем, резко спохватившись, откинул тяжелый полог из шкуры и влетел внутрь.
Внутри походного жилища кочевого народа было тепло и почти по-домашнему уютно. Горел разведенный огонь над которым медленно вскипал чайник, распространяя аромат чая из сосновых иголок, который вместе с дымом выходил через специальное отверстие в крыше юрты.
Унголка-хозяйка сидела на расстеленных на земле шкурах, скрестив под собой ноги и осторожно цедила из курящейся пиалы. Подняв черные раскосые очи на ворвавшегося кислевита, не удосужившегося даже стряхнуть снег с верхней одежды и запахнуть полог, впуская морозный воздух, кочевница нахмурила точеные брови.
Общение между ними двумя было ограничено языком жестов и мимикой. Но что-то в оживленной жестикуляции, возбужденной интонации голоса и выражении бородатого лица заставило Ургамал отставить недопитый чай и накинув кафтан выйти за мужчиной наружу...
Карта Праага: ссылка

Можете немного посоциалить.
Матушка Петра Анастасия Строганова остановилась у своей праагской родни – Калашниковых. Они древний, знатный господарский род и живут в Благородном квартале. Петр пару раз гостил у них в детстве с матушкой и примерно помнит дорогу до их особняка.
Ургамал и Юрий по поручению матушки Петра дожидаются прибытия молодого боярина у южных ворот Праага.
Отредактировано 22.05.2019 в 05:12
1

- Арр.. погода... чтобы занести... Книгу.. - бурчал дварф. Он поежился, хотя ему было и не привыкать к лишениям. Но всё же помереть от холода.. определенно это не та смерть, которую он искал. Эларик уже решил, что первые деньги, которые тут заработает (если дело затянется) он потратит на шерстяные штаны и какую-нибудь куртку потеплее. Не хорошо когда руки дрожат.. так и промахнутся недолго.
- Умгирик, это оно? - окликнул Убийца Петра, опять сказав это слово на дварфийском. Кадгонссон называл Строганова так, с той экспедиции, на которую дал денег и когда оказалось, что он из знатных людей. Но никогда не говорил, что же это значит. Лишь поклялся, что это никакое не оскорбление, или насмешка, а наоборот, уважительное обращение.
- Только не говори мне, что нам ещё несколько миль?! Это я уже слышал сегодня.. Трижды!
Погода была ещё не самым неприятным открытием. В горах почти всегда холодно, и пусть он почти никогда не жил та по-настоящему, что-то подсказывало ему, что в этом нет чего-то особенного. А вот чего здесь действительно не хватало, так это... ограничений. Степь на мили вокруг и всё. Иногда вообще без каких-либо приметных вещей, ни низин, ни холмов, ни лесов. Столь унылым становился пейзаж, что иной раз даже каких-нибудь гор не было видно на горизонте, и когда где-то там, далеко-далеко, хотя бы начинали чуть маячить пусть чужие, но столь родные "каменные великаны", Эларик благодарил Валаю за это зрелище.
Впрочем, он пришёл сюда не за этим. Если честь удастся восстановить здесь, значит как бы оно не выглядело, и какие бы чувства не вызывало - это самое прекрасное место на всём свете!
Отредактировано 21.05.2019 в 18:31
2

Татьяна Шалаева Bully
21.05.2019 21:37
  =  
Это был раз второй или третий когда Таня ехала верхом на лошади, а тут ещё и с мужчиной, с которыми она никогда до этого не была столь близка. Эта близость кидала в жар, поэтому ведьмачка пыталась отвлечься от всего этого и смотрела по сторонам, да думала о всяком. О Прааге, таком большом и величественном городе, его дивной архитектуре и обилию людей здесь живущих, о хорошей погоде, Татьяна любила зиму, а зима любила её, думала о своей наставнице Марьяне и когда ей снова предстоит с ней встретится. Как сказала Марьяна - не скоро.
Говорит что её, Танино задание не просто передать послание и сопроводить, оно гораздо важнее чем может показаться. Возможно как и все их предприятие.

Девушка посмотрела на молодого боярина - а справится ли он? Должен справится, если она ему поможет и все остальные.
Чуть скосилась на Гадановича, украдкой из за его плеча взглянув на лицо его, снежинки языком ловит, как дитя, а ведь большой такой и статный, сдержалась, ничего не сказала и даже не показала, ни лицом, ни жестом, затем обернулась на Джареда, того охотника с которым она пришла и на гнома. Гнома рассмотрела с особым интересом, ведь ей до этого встречать приходилось лишь одного из них и выглядел он совсем иначе.
3

Миклош воистину наслаждался путешествием, отчасти из-за врожденной любви к дороге, скачке и широким просторам, кислевитской зиме, а кроме того от возможности навестить родные края - наверняка выдастся такая возможность. Увидеть лица родичей, провести вечер в жарко натопленных покоях, когда за окном трещит морозец, выпить чарку-другую крепкой водки, да под хорошую закуску - чего же еще желать?

Хотя и нынешнее путешествие выдалось на редкость приятным. Миклош невольно приосанился, пряча хитрую улыбку в густых усах. Сзади сидела в высшей степени привлекательная особа, крепко прижимаясь к его спине всем своим ладным, молодым телом. Не то, чтобы Миклош сразу приударил за стройной красоткой, но глаз положил. Да и было на что посмотреть - не чета южным, легкодоступным и глупым бабам!

Что простолюдинки, что аристократки - они все были одинаково скучны, жертвы собственных мелочных интересов, никогда и не видевшие огромные просторы Кислева, его редкую по красоте природу. Некоторое время, правда, экзотическая красота уроженок Каттая и Тилеи привлекла молодого господаря, но ненадолго. Может и потому, что все девушки этих краев были шлюхами, с которыми и разговор завести зазорно. Но и свои, родные кислевитки давно наскучили Миклошу - веселые, румяные и дородные девицы были удивительно скромны и застенчивы, когда дело доходило до чего-то большего, чем вечерние гуляния. Кроме того, с такими связываться - значит иметь дело и со всей родней. Молодому парню такое было ни к чему.

Другое дело Татьяна. Холодная, как кислевитская зима, величавая, как сама королева Катерина, она привлекала своей образованностью, горделивыми манерами и недоступной красотой прекрасных глаз. В ней чувствовался внутренний огонь, сила, которая не покорится любому. Только достойному!

Отвлекшись от собственных крамольных мыслей, молодой господарь перевел взгляд на гнома, понукая коня идти медленнее. Он поравнялся с невысоким ворчливым воителем, присоединившись к беседе: - Мы почти на месте, достойный сын гор. Не гневись, лучше погляди - какая красота! Где еще увидишь? Это тебе не узкие вонючие улочки треклятой Империи. Вот она, настоящая жизнь! Скоро доберемся, будь покоен, а там, глядишь, найдешь и своих родичей. В Прааге их немало. Эх, славный Прааг... сколько же мы тут не были, а Петр?

Миклош обернулся к молодому боярину, которого всегда прилюдно называл полным именем, подчеркивая его статус.
Отредактировано 22.05.2019 в 01:28
4

Джаред Gogan
21.05.2019 23:31
  =  
Джаред был почти совсем доволен. Путешествие вышло длительное, зато в кошельке теперь позванивает золото, а за спиной висит великолепный лук, стоивший гораздо больше этих денег.
"Да, странный вышел поход. Вляпаться в проблемы с законом - по глупости, незнанию - и чуть не попасть в кабалу (на этой части воспоминаний охотника передёрнуло), быть вызволенным колдуньей... Повезло, что она сочла полезным такого бродягу, и что обладала достаточным влиянием и деньгами, чтобы без труда выручить Джареда. Несколько поручений, ничего сложного, сбегай туда, проводи тех, и долг оплачен. А затем настоящая работа. Сопроводить молодую колдовку и доставить письмо, сопроводить наследника. Охотник не участвовал в бойне - к счастью, но слышал о ней достаточно, и закономерно ожидал возможных проблем. Но пока всё спокойно. Отряд маленький, но сильный, случайные звери и грабители чуют, что лучше не связываться - а не случайных пока не встречалось. Так что работой Джареда было обустраивать лагерь, находить дорогу да бить дичину - давно знакомые дела, не требующие больших усилий. Господа в его дело не лезли, в основном, общались друг с другом. Гном, как и сам охотник, пеший, хмурый малый, не лезущий с пустыми разговорами, порой бубнит что-то, но не навязывается. Хороший спутник. Возможно, потому, что ходить в снегах не любит, хотя и за лошадью - по протоптанному... Колдунья красивая. И молчаливая. Что молчаливая - хорошо, сопровождать её было даже приятно - мало спрашивала, совсем не жаловалась. А что красивая плохо. Нет, смотреть, конечно, приятно, но если вдруг охотник на ведьм примотается, отбивать сложно будет. Охотник прошёлся пальцами по оголовьям стрел: если вогнать красавицу в горло, разжигать костёр будет уже сложно.
В общем, отряд хороший: коняги неприхотливые, люди тёртые. И с болтовнёй не лезут. А не нравился Джареду город. Хорошо, что за главного там будет этот Строганов, плохо, что туда вообще нужно ехать - большой, много тех, кто имеет власть..."

Охотник встряхнулся. Город пока далеко, если сейчас всех перебьют, ответственность на проводнике. Нельзя расслабляться. Он склонился навстречу ветру и пошёл на обгон лошадей, желая ещё раз оглядеться кругом. Место открытое, но засаду можно устроить и здесь - одеялом укрылся, снежком присыпался, а ветрюга следы заметёт. Обходя, поймал взгляд отмороженной колдуньи и отвернулся, поглаживая оперение стрел. "Или нож меж рёбер."
5

Пётр Строганов Moonflower
22.05.2019 00:07
  =  
Чем ближе был пункт назначения, тем мрачнее становился Петр. Неотвратимость того, что предвещало прибытие, давила на плечи молодого боярина, многими пудами тяжких дум. Так и сяк себе представлял встречу с матерью: слезы, причитания, упреки, лобзания. Ожидал, что и сам не выдержит, разрыдается, глядя на ее горе, вспоминая родичей, что прорвется, будто плотина по весне, все сдерживаемое доселе горе. Побаивался той тяжкой ноши, которую ему вручат с порога, как вериги. Той самой ноши, к которой его, младшего из трех наследников, уж точно не готовили, и которую еще непонятно, готов ли принять.
Самозванцем себя чувствовал Петруша, случайным человеком, которого нашли за тридевять земель и по ошибке вручили письмо с отчизны. Ухватился шельмец за такую оказию, поехал выдавать себя за убывшего невесть когда в дальние страны, лица которого никто уже и не помнит. Лже-Петром себя ощущал молодой Строганов, и все не мог выкинуть из головы этот морок, глупую и навязчивую мыслишку.

- Борща зато настоящего поешь, борода, - усилием воли боярин отвлек себя от черных дум, обернулся к гному, придержав лошадь у стоящей возле дороги юрты. - Не ваши жирные похлебки из баранины, не альтдорфские пустые отвары из брюквы да куриных голов, а настоящая еда, панская. Раз отведаешь - и еще пол-мира готов будешь пройти ради добавки, ну? - Петр перевел взгляд на Миклоша, подмигнул старому товарищу. - А у тебя, помнится, дивчина тут была, в Канатчиковой Слободе, а? Как думаешь, не растолстела, пока тебя не было, а? Небось, за лавочника какого пошла, рожает ему что ни год, ну?

Дурашливая бравада давалась тяжко, но хвост Строгановы привыкли держать трубой. Раскисать что твои щи - последнее дело, и уж тем более при людях. Поглядывая на разношерстную компанию провожатых, Петр размышлял, кого они в нем видят. Дуралея-младшего, промотавшего несколько лет вдали от серьезных дел? Драгоценный хрустальный графин, за которого теперь Строгановы будут дрожать, ведь последний в роду? Надежду на вертание былых богатств и родовой чести? Кого бы ни видели, давать им помыслить о себе худо или насмешливо Петр не собирался.
6

Дварфа обогнал человек. Их общий проводник. Единственный, кроме самого Петра и его товарища, Миклоша, с которым Кадгонссон мог разговаривать, а не объясняться жестами.
- Красота? Это?! - пробасил воин, - да даже альдорфские вонючие улицы веселее этого...
- Ладно бы ещё было на что посмотреть, так тута же ничего и нету!! Даже засады какой, и той не было... - с досадой добавил Убийца.
- Да.. да.. родичи... - вот это он сказал уже гораздо более хмуро, будто ему это особо и нужно не было.
На слова Строганова младшего (а теперь фактически единственного), дварф покачал головой. Как и человек только что, он вдруг ушёл в безрадостные мысли. Рука сама собой переместилась с топора на поясе, и принялась гладить бочонок взгромоздившийся за спиной...
подразумеваю, что Миклош знает рейкшпиль
Отредактировано 22.05.2019 в 00:26
7

Ургамал Гуррагча Yuka
22.05.2019 00:45
  =  
Те остатки унгольских племен, которые выжили после вторжения зеленокожих, были вынуждены бродить по чужим владениям. Не сказать, что к ним плохо относились - в конце концов, такая судьба может постичь любое племя, поэтому унголы старались как-то помочь беженцам, но в степи и хозяевам земли часто едва хватало еды, так что на большую помощь рассчитывать не приходилось. Пришлось резать оставшийся скот, который мог быть зарезан, чтобы оставался некий необходимый минимум, хотя бы какой-то, для размножения, чтобы накормить людей. Насколько Ургамал знала, сейчас велись переговоры о том, чтобы оставшиеся присоединились к какому-либо другому племени, но процесс это был не такой быстрый - полезного, прямо скажем, привнести на новое место обитания новые обитатели могли не так много - немного скота, уцелевшие рабочие руки, уцелевших лошадей, но зато, учитывая количество детей, женщин и стариков, для нового вождя явно прибавлялось голодных ртов. Так что пока быстро договориться с кем-то не удавалось.
И если унголы хотя бы как-то старались помочь, то стражники города, который был известен как Прааг, явно относились к беженцам куда хуже. Пару раз в неделю местный капитан заявлялся и все более грозно вопили на людей, которые теперь стали предводителями оставшихся. Ургамал не понимала, о чем идёт спор, но догадаться было несложно. Судя по всему, местные власти хотели, чтобы кочевники свалили от стен города, причем, как можно скорее. Пока как-то вопрос удавалось разрешить, но насколько выйдет оттянуть момент, когда их погонят силой, сказать было сложно.
Сказать, что будет дальше было сложно - как в плане того, что будет со всеми племенами, так и в плане самой девушки. Вероятнее всего, рассуждала она, все-таки кто-то летом проявит милосердие, и добавит беженцев к своему племени. Все-таки, речь шла пусть и о сильно потрепанных, но все же способных принести пользу людях. Что до унголки, то ей вероятно сосватают какого-нибудь парня наскоро.
Её семья и братья всю жизнь служила Строгановым, даже несмотря на то, что многие были недовольны и по делу. Чаще всего, отец и братья выполняли роль конных курьеров или охранников караванов, хотя количество последних все сокращалось. Поэтому, они участвовали в отражении вторжения свирепых зеленокожих, где и пропали без вести - не самая редкая судьбы в степях, стоит признать. Мать всю жизнь была довольно болезненна, поэтому не пережила перехода, когда все, кто собрался бросились, оставляя свои земли, и погибла в пути. И на сегодняшний момент девушка осталась полноправной хозяйкой юрты. В обычных условиях это означало бы появление множества женихов, но не сейчас. Сейчас все слишком были заняты выживанием, чтобы думать о свадьбах.
От всех этих размышлений её отвлек кто-то из людей Строгановых, который жестами объяснил ей, что девушке стоит следовать за ним. Она не очень поняла зачем, но все равно делать ей было сегодня особо нечего - остатки скота, в виде двух овец и барана, были накормлены, лошадь тоже была в порядке, а пересчитывать оставшиеся скудные припасы не очень и хотелось - хотя, учитывая что девушка жила одна, их должно было хватить нас некоторое время, постоянное их таяние вселяло в неё уныние. Поэтому, она отправилась вслед за пришедшим, гадая тпро себя, что же случилось.
8

А у тебя, помнится, дивчина тут была, в Канатчиковой Слободе, а? Как думаешь, не растолстела, пока тебя не было, а? Небось, за лавочника какого пошла, рожает ему что ни год, ну?

Услышав такую неуместную фразу от друга, Миклош смутился было, но тут же взял себя в руки, весело отмахиваясь: - В Канатчиковой слободе? Да брось... Даж с тобой! Это ты меня с братцем старшим - Дьердем, спутал, вот тот знатный ходок. А мне эти легкомысленности чужды, если и найду когда себе жену, так чтобы дух захватывало сразу и доколе жив буду.

С последними словами он покосился на сидящую сзади девушку вполглаза - как восприняла? Грубые слова дварфа и вовсе пропустил мимо ушей, уж привык, как и остальные, к его ворчливой манере говора. Доехать бы до города скорее, а там гном сам уразумеет, как прекрасен достославный Прааг.
Отредактировано 22.05.2019 в 01:25
9

Татьяна Шалаева Bully
22.05.2019 10:52
  =  
А Миклош хоть и оказался типичным гулякой, все же знал иностранный язык и быть может не один. Противоречивые чувства вызывал этот мужчина.
Когда Пётр Строганов упомянул разжиревшую девку Миклоша Гадановича, Таня с трудом сдержалась что бы не прыснуть в голос, лишь скривила ехидную полу улыбку и стрельнула колючим, словно утренний мороз, взглядом, на обернувшегося всадника, словно говоря ему, "это не твоего поля ягода".

Снова сделалось лицо нейтральным и Шалаева посмотрела на Петра. Словно оценивая, Таня вздернула одну бровь слегка вверх. "Скажи мне кто твой друг и я скажу кто ты".
10

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.