Действия

- Обсуждение (170)
- Информация
-
- Персонажи

Форум

- Общий (12686)
- Игровые системы (5481)
- Набор игроков/поиск мастера (35382)
- Котёл идей (1451)
- Конкурсы (7653)
- Под столом (16323)
- Улучшение сайта (7830)
- Ошибки (3318)
- Для новичков (3251)
- Новости проекта (9786)
- Неролевые игры (7367)

InHuman | ходы игроков | Эпизод 8: Карт-бланш

123456
 
- Наверняка, весь местный гарнизон уже в курсе происходящего и этим делом уже занялись соответствующие воинские подразделения, во главе с местным комиссаром, - небезосновательно предположил Гюнтер. - А возможно, что и неместным - тоже. Распространение агитматериалов под видом государственных, распространение ложных слухов о детском призыве, подрыв доверия к органам государственной власти, незаконное использование типографского оборудования, кража и нецелевое использование расходных материалов - это ж ЧэПэ общегосударственного масштаба, весь гарнизон на ушах должен стоять. У военного меморила сегодня вечером только совсем ленивый не устроил бы облаву. Кроме того, ты же не забыла, что я... гм... в "отпуске"?
Под "отпуском" лейтенант, разумеется, имел ввиду розыск.
151

DungeonMaster Firegrax
13.09.2019 12:34
  =  
- Вот именно, что шухер поднялся бы мама не горюй. А они вон ходят, жопы довольные. Значит, точно военных рук дело, уж я-то знаю. Все знают, что если у вояку от чего-то жопа не горит, то это либо всё фигня и неправда, либо ему с этого прибыль имеется. Но блять, оставьте детей-то наших в покое!
Возмущение мужика было адресовано не столько Гюнтеру, сколько красноармейскому сословию вообще. И не то что бы говоривший демонстрировал высокий уровень интеллекта и осведомлённости, но понять его тоже можно было.
- Спасибо, я всё. - Ольга, управившись со своей частью каши, передала столовые приборы мужу.
152

Приняв миску и ложку, товарищ Хартман несколько мгновений раздумывал: а не пойти ли всполоснуть их в воде из колонки? Но потом Гюнтер решил для себя, что, в случае Ольги, он точно не из брезгливых. Ничего страшного не произойдёт, если в организм попадёт немного её слюны. В конце концов, они и не такими жидкостями обменивались.
Лейтенант наложил себе каши из котелка и принялся за еду.
- Да какая тут может быть выгода? - досадливо поморщился Гюнтер. - Вот ты сейчас только из-за того, что листовка похожа на настоящую агитку, Рэдволт обвиняешь в призыве детей по мобилизации. А ты думаешь, в Главном Оргмобуправлении ГенШтаба дураки сидят? Думаешь, они не понимают, что народ будет этим недоволен? Или ты думаешь, они не понимают, что из детишек бойцы - никакие? Там же народ сидит опытный, прошедший войну с Каркахасом, закалённый в боях с теми же рейдерами в Гражданскую. Всё они понимают и уж точно не совершили бы такой глупости. Нет, Красная Армия тут совершенно точно ни при чём. Исключено. Да и в листовке же указан не местный вербовочный пункт, а какой-то С.К.И.Т.. А то, что местные начальник гарнизона и комиссар пока ничего не предпринимают... Ну, откуда нам знать? Может, как раз сегодня вечером облава и случится? Может, они как раз и выжидали, чтобы разом накрыть всю сеть?
Гюнтер тяжело вздохнул, глядя в тарелку. Каша без соли получилась слишком пресной.
- В общем, сходить глянуть-то можно... - осторожно высказался офицер. - Если вам недосуг - могу и сам. Только боюсь, если вербовщики меня увидят - сразу поймут, что военный. И разбегутся. Так мы точно ничего не узнаем про пропавших детишек. А нормальную гражданскую одежду я с собой не захватил.
Отредактировано 15.09.2019 в 14:14
153

DungeonMaster Firegrax
15.09.2019 14:30
  =  
Мужики как-то недобро оживились, даже на кружки свои смотреть перестали.
- Ишь ты, какой прыткий молодой человек. Может тебе ещё и ключи от хаты дать, да от такой, где деньги лежат? Помощничек выискался в форменных штанах, посмотрите на него. - в речи мужчины было и возмущение, и неуважение, но агрессии пока что не наблюдалось, хотя и это её отсутствие вот-вот могло закончиться, - Видали мы таких, видали. Возьмут плату авансом, а потом ищи свищи их. Не надо, пуганые уже. А вот пиздюлей может дать с горкой.
- Сейчас тебе жалко рубашки для чужака. - вдруг подал голос старый дядька, что всё это время молча курил трубку, - А когда беда случится с твоим сыном, не пожалеешь и руку отдать.
теперь уже мужики переключились на него.
- Э, старый, хорош. Ты что, защищаешь этого чужака?
- А чего бы мне не защищать того, кто предлагает помощь. В былые времена таких людей на руках носили. Искатели приключений, авантюристы, наёмники - кто из Гильдии, кто сам по себе. Но те, кто из Гильдии, всегда своё слово держали. ну или умирали.
- Не собираюсь я чужаков, а там более солдафонов на руках носить.
- Так дай ему одёжку, какую просит, и пусть идёт себе с миром, а там, глядишь, и проблему твою и общую решит. Ведь сегодня это кажется пустяком, но уж я-то знаю - из маленьких, обиженных щенков, вовремя не утопленных, вырастают здоровенные и кровожадные адские гончие, от которых уже избавиться будет куда сложнее.
Мужчины переглянулись. Кто бы не был этот дядька, а он заставил своих соседей резко перемениться в лице, и, пожалуй, во мнении тоже.
- Штаны и сапоги тебе сменить только, и с виду будешь обычный рабочий. И ремень. Ремень блестит и выдаёт с головой. - мужчина, до этого разговаривавший с Гюнтером, встал из-за стола и принялся стаскивать с себя свои шаровары вместе с сандалиями, - Пойдите и посмотрите, что там за "скиты" воду мутят. И если это реально ребятня... то выпори их хорошенько вот этим вот своим ремнём.
Хартману были вручены штаны и обувь, пахнущие мазутом, но, к счастью только им и больше ничем.
154

Здесь Гюнтер, обладавший сверхъестественным чутьём, понял, что сейчас его будут бить. Возможно, даже ногами. Но неожиданное заступничество пожилого курильщика трубки немного разрядило обстановку. Правда, получилась прелюбопытная ситуация. Гюнтер уже хотел было плюнуть на всю эту затею и послать жадных мужичков самих разгребать свои проблемы. Вот только после снятых шаровар отказаться уже неудобно, но и дальше набивать цену уже не получится, судя по "волчьим" взглядам мужичков. Да и как тут набивать цену, коли неочевидно, насколько велика серьёзность проблемы? То ли обычные "шкеты", то ли самые настоящие "скоты".
- Ладно, - ответил Гюнтер, начиная переодеваться прямо тут, у стола. - Схожу на разведку. Вернусь - рассскажу, что к чему. Если ничего серьёзного - на том и разойдёмся. Но если за этим "С.К.И.Т.ом" стоят Каркахас, "Адские Гончие" или ещё кто - сами понимаете, за "спасибо" воевать мне будет не с руки. Авансов не прошу, но и отблагодарить, надеюсь, будет чем?
Перед тем, как отправиться к военному мемориалу, куда призывала листовка, Гюнтер всполоснул посуду под водонапорной колонкой. А то гречка потом засохнет- будет не отодрать.
155

DungeonMaster Firegrax
22.09.2019 15:18
  =  
- Да уж отблагодарим, не переживай. Как похлопаешь, так и потопаешь. - без особого энтузиазма ответил мужчина поговоркой, но, в общем-то, это был утвердительный ответ.
После того, как все приготовления были закончены, супруги отправились в путь к условному месту. Гюнтеру пришлось убрать свою обувь в рюкзак, и тогда он понял, как всё-таки громоздки сапоги, когда не надеты на ноги, а нести их с собой надо - крайне негабаритная и неудобная штука. К слову, родные штаны тоже пришлось снять, потому что иначе они были бы безнадёжно испачканы, да и мужчина запросто сварился бы в них в скором времени.
Вечерняя прогулка радовала в первую очередь тем, что в сгущающейся темноте лица пары, равно как и общие очертания, было сложнее разглядеть. Ольга предпочла молчать и лишний раз не заговаривать, пока они не добрались до места, где не было никого из прохожих. И этим местом оказалась одна из площадей Примма, где как раз находился искомый мемориал. Представлял он собой четыре кирпичные стены в человеческий рост, идущие параллельно друг другу, каждая метров пятнадцать в длину и с расстояние в три метра между ними. С каждой стороны на стенах были закреплены металлические листы из какого-то сплава, то ли бронзы, то ли чего-то такого с медью, плотно подогнанные друг к другу. Собственно, это и был весь мемориал, и на нём даже не было написано, что это за памятник такой и зачем. Но каждый, даже неграмотный, знал, что это памятник погибшим солдатам, причём не только в какой-то конкретной заварушке, а вообще во всех конфликтах за последние двадцать лет. Такой был в каждом крупном городе, и сюда заносили имена и фамилии тех, кто погибал в бою или иной чрезвычайной ситуации. Естественно, делали это местные, и погибшие, как правило, всегда были из числа уроженцев города или близлежащих регионов. Собственно, потому и не особо нуждался мемориал в названии, так как за него говорили длинные списки погибших, выгрвированные на металлических листах вдоль стен. Вот идёт длинная череда фамилий и имён, строго в алфавитном порядке, гравировка штампованная, как под линейку. Это жертвы войны с Каркахасом, не менее известной как Пустынной Войны. Рэдволт тщательно подсчитал потери и составил длинный список мелким шрифтом, дыба сэкономить место, но оставил столько же места чистым, незанятым, на случай, если придётся добавлять туда ещё погибших. И их туда добавляли, только уже сами жители. А вот и он, идёт сразу следом, и тут уже не до красоты и порядка. Имена и фамилии идут вразнобой, где-то буквы крупнее, где-то мельче, какие-то уже потемнели от времени, а какие-то совсем свежие. Но все выдолблены и выцарапаны с ощутимым старанием - всё-таки если не уважение к солдатам, то почтение к мёртвым заставляло экономить место и делать надпись читаемой на долгие годы. И ни одной лишней надписи, ни одной похабщины или рисунка, хотя, например, на стене дома напротив вовсю щеголяет арбузоподобными грудями нарисованная углём женщина с квадратным лицом.
- Кажется, это он. - констатировала Ольга и осмотрелась.
Вокруг ни души. Непопулярное, должно быть, место в такое время суток. Впрочем, Примм принадлежал к числу городов воинской славы, и даже пьяная молодёжь не приходила сюда - горланили и дрались где-то совсем рядом, буквально за углом, но в сторонке, не показываясь. Должно быть, больше боялись страшилок про фантомов, нежели действительно делали это из какого-то уважения.
Гюнтер Хартман получено и экипировано:

- потрёпанные рабочие штаны
- старые самодельные сандалии
156

По мере приближения к Мемориалу, плечи Гюнтера опустились, спина стала более сутулой. Военная выправка исчезла. Походка стала как у очень усталого человека, голова тоже чуть опустилась, взгляд стал хмурый, исподлобья. Так, в представлении Хартмана, держатся простые работяги. Одежда соответствовала образу. Теперь вряд ли кто-то заподозрит в Гюнтере бравого офицера. По крайней мере, он так думал.

Вместо того, чтобы направиться к Мемориалу, Гюнтер потянул Ольгу в сторону. Сперва необходимо было осмотреться, нет ли поблизости засады или военных патрулей. А затем - выбрать удобную точку для наблюдения. Но так, чтобы самим не бросаться в глаза. К самому Мемориалу лучше не подходить - это может быть слишком подозрительно.
1. Осматриваемся.
2. Ищем наблюдательную позицию.
157

DungeonMaster Firegrax
07.10.2019 12:50
  =  
Место казалось безлюдным, но, тем не менее, офицер напряг всё своё восприятие и использовал умение ориентироваться на местности и предугадывать возможные появления патрулей. Поначалу он не видел ничего и никого, но опытность в патрулировании улиц, чем он в бытностью свою курсантом занимался в Рэдволте, дала мужчине знать, что излишнее затишье говорит о том, что где-то поблизости проходят солдаты, и местные, кому действительно стоило их опасаться, затихли.
И действительно - из-за угла вышли солдаты. Их было всего двое, и хотя издалека сложно было разглядеть погоны и нашивки, они явно были не старше сержантского звания, так как оба были в не шибко чистой одежде и обвешанные снаряжением с ног до головы, которое брякало при малейшем движении. - ну точно рядовые новобранцы, понадевали на себя лохмотьев. Дальнейшее наблюдение подтвердило догадку, хотя и малость поставило под сомнение дисциплинированность этих ребят.
Пройдясь вдоль Мемориала, они приблизились к Гюнтеру и Ольге так, что стали слышны их голоса, но наблюдателей они сами не заметили. Слова было разобрать сложно, но по обрывкам фраз вскоре стало ясно, что патрульные весьма скептически смотрят на перспективу длительных прогулок под лунами, и им куда ближе и роднее возможность отсидеться до утра в увеселительном заведении. Далее, прикинув свои физические и финансовые возможности, они остановились на том, что именно так и следует поступить, после чего заметно приободрившейся походкой направились прочь.
Гюнтер ещё смотрел в сторону, куда ушли солдаты - опыт подсказывал, что те могли всё-таки передумать в последний момент, мысленно испугавшись ещё одной перспективы получить звездюлей от командира, и вернуться, но, похоже, этому было не суждено случиться. Однако, его отвлекла Ольга, тронувшая мужа за плечо.
- Смотри. - и она указала пальцем в сторону стен памятника.
В этот самый момент из тёмной подворотни близлежащих домов отделилась маленькая тёмная фигурка и короткими перебежками стала приближаться к Мемориалу. Добравшись до него, человеческий силуэт, который мог принадлежать либо очень коренастому человеку, либо подростку, он скрылся за плитами.
Отредактировано 07.10.2019 в 13:06
158

Переговоры патрульных напомнили Гюнтеру кое-какие события из своего недавнего курсантского прошлого. И если совсем уж не вдаваться в воспоминания, то ход мыслей бойцов был Хартману знаком и понятен. В отсутствие регулярного контроля со стороны командиров, именно такой итог был наиболее вероятен. Поэтому, в своём гарнизоне лейтенант не ленился раз в несколько суток пройтись по ночным улицам и проверить качество несения службы. Впрочем, сейчас чете Хартманов был только на руку этот относительный бардак.

От этих мыслей Гюнтера отвлекла Ольга, указав на маленькую фигурку, скрывшуюся за плитами.
- Отлично. Значит, действуем так: ты сейчас спускаешься и подходишь к Мемориалу с противоположной стороны. Делаешь вид, что высматриваешь фамилию своего предка на табличках. Я спущусь чуть позже с таким расчётом, чтобы подойти одновременно. Постарайся вести себя естественно. Главное - не спугни. А если побежит - хватай. Только не за одежду - вырвется. Всё понятно? Тогда - вперёд.
159

DungeonMaster Firegrax
16.10.2019 13:45
  =  
Кивнув, Ольга сиюминутно покинула укрытие и направилась к мемориалу по широкой дуге, чтобы, как и было велено лейтенантом, обойти его с другой стороны и подобраться как можно более естественно. Гюнтер не мог знать, насколько хорошо она старалась скрываться, но практически сразу он потерял её из виду, чему в наибольшей степени способствовала темнота, и обнаружил лишь по ту сторону от памятника, на подходе к оному, где женская фигура уже не могла укрыться от света электрических фонарей - Рэдволт экономил на многом, но не на исторических ценностях, и о такой бесполезной, казалось бы, вещи, как освещение стен памяти, беспокоились ничуть не хуже, чем об освещении рабочего цеха на каком-нибудь центральном оружейном заводе.
Когда Хартман, согласно своему плану, добрался до мемориала, то в одном из коридоров между стенами, примерно посередине, он обнаружил человека. Теперь, когда тот был ближе и на свету, ничто не мешало признать в нём подростка, мальчишку от двенадцати до пятнадцати лет, одетого в огромную куртку не по размеру, светло-серую кепочку и элегантные шорты, некогда бывшими не менее элегантными брюками, которые наверняка посредством ножниц и были превращены в то, что представляли собой ныне. Словом, подросток был одет нелепо и во что попало, являя собой яркий и практически стереотипный образец беспризорника. Такие были в каждом городе, и патрули должны были отлавливать таких бродяжек, но на деле мало кто решался с ними сталкиваться - с таким сорванцом погонишься, так скорее мозоли натрёшь, покуда в сапожищах его нагонишь, а даже если изловчишься, то может и заточкой под колено прилететь. Наверняка у этого тоже ножик где-то припрятан в недрах его безразмерной куртки, так что стоило быть настороже, тем более если это действительно вербовшик S.C.Y.T'а. Но как раз в этот момент с другого конца коридора появилась Ольга, где и остановилась, заметив Гюнтера. Подросток был зажат с двух сторон, но нисколько не беспокоился по этому поводу - должно быть, почтительное расстояние между ними расслабляло, заставляя думать, наверное, что это не по его душу, а, может, он рассчитывал, что успеет перемахнуть через стену, что, правда, была втрое выше его высотой. Пацан стоял уверенно и смолил самокрутку, делая это даже с какой-то наглостью и вызовом в движениях. Похоже, он уже всё понял, просто виду не подавал, но это лишний раз давало повод подумать прежде, чем переходить к активным действиям.
160

Неспеша, Гюнтер направился в сторону мальчишки. Деваться тому всё равно некуда, так что, можно и не торопиться. Похоже, это и есть вербовщик SKYT'а. Спина Хартмана всё ещё была сгорблена, имитируя осанку простых работяг. Руки в карманах, походка почти шаркающая, взгляд усталый и безразличный. Однако, по мере приближения, Гюнтер будто преображался. Разогнул спину, вернув ей более привычную военную выправку. Вынул руки из карманов, придал походке уверенность. А во взгляде вновь появилось нечто, что отличает людей, привыкших отдавать приказы и добиваться их исполнения. Лейтенант Хартман более не видел смысла скрывать свою военную сущность.
- Ну, привет, - поздоровался Гюнтер с мальчишкой, сблизившись с ним на достаточное расстояние. - Так это ты, что ли, записываешь в "СКИТ"?
Улыбнулся, подмигнул задорно и добавил:
- Скажи, а мы можем к вам записаться?
Отредактировано 24.10.2019 в 22:09
161

DungeonMaster Firegrax
24.10.2019 22:21
  =  
Не подспудное чутьё, но личный опыт подсказывал офицеру, что чем ближе он подходит к цели, тем сильнее нарастает внутреннее напряжение уж если не в нём, то в мальчишке точно. В какой-то момент он даже перестал курить, и, несмотря на то, что самокрутка почти истлела и уже должна была обжигать пальцы, не смог заставить себя выбросить окурок. Ещё бы, ведь его подпирали с двух сторон - Ольга последовала примеру мужа, только молча, и тоже пошла на сближение.
То, что случилось дальше, следовало бы ожидать. Сорванец резким щелчком пальцев довольно метко, надо признаться, запульнул окурок в лицо лейтенанту. К счастью, Гюнтер совсем не пострадал, но вынужден был рефлекторно отмахнуться. А вот подросток, не теряя ни секунды, одновременно с этим резко прыгнул вперёд и вверх, упираясь одной ногой в стену напротив и используя её как упор, чтобы оттолкнуться уже от неё и подпрыгнуть выше, но уже в другую сторону. Благодаря этому мальчишка умудрился схватиться руками за верхний край стены и тут же начал подтягиваться.
Быстрее всех отреагировала Ольга. Она первой бросилась вдогонку, но не стала прыгать на стену, а лишь подскочила к парню и схватила его за ногу, резко дёргая вниз. Едва успевший подтянуться и находившийся буквально в шаге от благополучного бегства, тот не удержался и был низвергнут на землю. Парень, громко крякнув, чуть ли не с размаху шарахнулся оземь спиной и, кажется, даже головой немного приложился - не рассчитала женщина силу впопыхах, чего уж, но в такой ситуации мало кто бы о таком вовремя задумался.
162

Как оказалось, Гюнтер сильно недооценил сноровку парня и тот едва не сбежал. Хорошо, что Ольга вовремя успела среагировать. Хартман сейчас был очень зол на пацана за брошенный в лицо окурок, так что, падение мальчишки оземь воспринял даже с некоторой толикой злорадства. Не теряя времени даром, лейтенант схватил крысёныша за плечо, чтобы перевернуть того лицом вниз, придавить коленом и заломить мальцу обе руки за спину.
- Обыщи его, - распорядился Гюнтер, обращаясь к Ольге. - Проверь, нет ли у него с собой чего-либо колюще-режущего.
163

DungeonMaster Firegrax
31.10.2019 10:40
  =  
А подросток особо не намеревался прохлаждаться после удара - стал шипеть и выворачиваться со страшной силой, словно удар только прибавил ему энергии. Тут-то и стало понятно истинное предназначение куртки, что была чересчур велика по размерам. Конечно, было у неё много всяких полезных свойств, начиная от вместительности и заканчивая хорошими согревающими свойствами (ведь известно, что чем больше воздушная подушка между одеждой и телом, тем теплее), но главным в данной ситуации оказалось то, что пацан свободно в неё проворачивался чуть ли не во все стороны. И поэтому, когда лейтенант сцапал его за одежду, мелкий засранец просто выкрутился из неё - куртка осталась в руках мужчины, словно сброшенная змеиная шкура, а её бывший владелец бросился под ноги Ольге и понадеялся проскочить между ними.
И вновь его ждало фиаско, казалось бы, снова в шаге от свободы. Женщина, уже сообразив, что нечего нянчиться с этим крысёнышем, среагировала и просто навалилась на него всем весом, решительно прижимая к земле. Тут-то мелкий завопил, запищал, быстро-быстро засучил руками и ногами. А потом последовал хлопок. Громкий и резкий треск ударил по ушам. Выстрел. Гюнтер по опыту мог узнать такой выстрел - с таким звуком рвались перегревшиеся на солнце или брошенные в костёр патроны, и почти с таким же звуком стреляли "карманные" самопалы с очень коротким стволом, не дававшим пороховым газам прогореть полностью и даже вполовину. И так как погода стояла по-вечернему прохладная, а костров поблизости не было видно, вывод напрашивался сам собой - гадёныш каким-то образом достал самострел и пальнул... в Ольгу?
164

Услышав характерный для выстрела звук, Гюнтер почувствовал, как его сердце замерло, а по спине будто пробежал холодок.
"Он... выстрелил... в Ольгу?!"
Выпустив из рук куртку, лейтенант вновь оказался рядом с мальчишкой и начал заламывать тому руки, ничуть не щадя. А чтоб пацан не брыкался, саданул ему кулаком по лицу. В тот момент Гюнтера охватила звериная ярость. В таком состоянии он мог и убить. И плевать, что перед ним ребёнок.
- Ольга... - охрипшим вдруг голосом, спросил Хартман. - Ты... как?
Мужчина боялся, что женщина вот-вот завалится на бок с огнестрельной раной в груди и умрёт. Гюнтер, конечно, надеялся но лучшее, но если этот крысёныш и правда её смертельно ранил - возмездие будет жутким. Нет, Хартман мальчишку не убьёт. Смерть была бы для него слишком лёгким наказанием. Но вот покалечить... Сначала Гюнтер переломает ему ноги и руки. Затем - пальцы. Выбьет зубы, отрежет язык, выколет глаза. А затем, ножом вырежет на спине этого малолетнего мудака послание всем остальным "скитам" о том, что так будет с каждым из них!
165

DungeonMaster Firegrax
05.11.2019 09:38
  =  
Пацану много не нужно было - удар взрослого мужчины в лицо попросту вырубил его, да к тому же тот снова приложился затылком о бетон. Естественно, дрыгаться он сразу перестал и распластался без движения как дохлый лягушонок. В его руке действительно оказался самодельный пистолет, простейший, однозарядный и очень маленький.
Ольга, сползши с мальчишки, перевалилась набок и, скрючившись, зашипела и застонала от боли. Судя по тому, как она держалась за правое колено, травма была нанесена именно в этом месте. Приглядевшись, Хартман увидел, что металлический наколенник погнут, и в центре вмятины красуется развороченная свинцовая блямба. Угол выстрела был, конечно, далёк от прямого, но пуля всё-таки увязла в элементе брони, и коленной чашечке наверняка досталось очень сильно. Возможно было что угодно, от простого ушиба до разрыва суставов и даже раздробления кости, но пока что Гюнтер видел то, что видел.
- Вот... жеж... пиздюк... - прорычала женщина сквозь стиснутые от боли зубы.
166

От сердца немного отлегло. Непосредственной угрозы жизни Ольги не было. А вот причинённый вред здоровью ещё предстояло выяснить. Оставалось надеяться, что ничего серьёзного.
Гюнтер перевернул тело мальчишки на живот, завёл ему руки за спину и надел на них наручники. Пусть пока так полежит. И, на всякий случай, обыскал парня. А вдруг у него ещё какие "сюрпризы" припасены?
- Ага, сволочь... - согласился мужчина, присаживаясь рядом с Ольгой на корточки, чтобы осмотреть её колено. - Должно быть, это очень больно... Потерпи. Давай, снимем наколенник и посмотрим. Пулю он выдержал, так что, будем надеяться, ничего серьёзного.
Осматриваем колено Ольги.
Если слишком темно - используем спички и свечу.
167

DungeonMaster Firegrax
07.11.2019 21:24
  =  
Уровень света не позволял оценить травму во всех нюансах, но общая картина была ясна - когда Ольга сняла наколенник, лейтенант увидел следы активно развивающейся гематомы, но не более того. И пускай специалистом он не был, выглядела она не вызывающе беспокойства. По крайней мере, до ближайшего доктора за пределами Примма это подождёт, ну или, по крайней мере, до момента, когда при хорошем свете удастся рассмотреть травму лучше, а заодно и понять, насколько так серьёзна, по тому, как будет выглядеть колено спустя некоторое время. В конце концов, видали и хуже.
- Ничего, я потерплю, но этот шкет... начала было Ольга спокойно и благодушно, как вдруг воскликнула и резко положила руку на плечо мужчины в предупреждающем жесте, - Гюнтер, пожалуйста, не делай ему больно! Это же ребёнок!
Супруга быстро успокоилась, когда увидела, что муж всего лишь заковал мальчика в наручники, но всё равно этот её порыв был довольно экспрессивный. Хартману вспомнилось, какое отношение было у неё к Зику тогда, в рейдерском лагере, и, похоже, это влияло на поведение даже на фоне амнезии. Было бы неплохо расспросить её на досуге об этом, да только новая Ольга уже не расскажет. Только под пытками, и то в случае, если она притворяется. Но у офицера пока не было никакого желания сомневаться в том, что его супруга действительно забыла свою прошлую жизнь.
В карманах парня Гюнтер двадцать марок мелочью - бумажки достоинством в одну марку каждая были засалены до такой степени, что, казалось, такие бы даже постыдились давать попрошайкам. И всё же, деньги есть деньги. Обнаруженная за поясом заточка не была неожиданной находкой, но заставляла задуматься - а ведь Ольга могла получить этим шилом под ребро, дотянись мальчишка до него вместо пистолета, и тогда рана могла бы быть очень тяжёлой и даже смертельной. К слову, а вот и он, верный друг виновника инцидента, честно выполнивший свою работу - маленький одноствольный пистолет. Он был сделан таким, чтобы в него за раз помещался один патрон, и перезарядка коего заняла бы несколько минут при наличии инструментов - типичный самопал, можно сказать, одноразовый. Пожалуй, смысла брать его с собой не было никакого. Равно как и пачку из-под "Красных бесов", где вместо сигарет лежало несколько самокруток с диким табаком.
А вот в другом кармане нашлась таки целая кипа вещественных доказательств - да, именно целая стопка листовок с содержанием, уже известным офицеру. Будь Хартман комиСсаром при исполнении, он имел бы сейчас все основания пустить парнишке пулю в лоб, и даже приговор зачитывать не пришлось бы. Увы, сейчас лейтенант сам находился в подвешенном состоянии, и поэтому единственное, что мог сделать, это подбросить юнца вместе с листовками первому встречному патрулю. Ну или дождаться, пока тот придёт в себя, и лично его допросить. А этот мемориал, оказывается, удобное место для тайных встреч и переговоров, особенно по ночам - стены маскируют, патрули не ходят, никого нет.
Ольга уселась, прижавшись спиной к стене и подогнув здоровую ногу, а раненую вытянув вперёд. Можно было, конечно, списать всё на её выдержку, но женщина не производила впечатление тяжело раненой. Похоже, всё обойдётся.
Отредактировано 08.11.2019 в 12:24
168

- Ребёнок... - проворчал Гюнтер. - Этот ребёнок только что чуть тебя не убил! И ещё неизвестно до конца, что с твоим коленом.
Хартман бережно обнял свою супругу и нежно погладил её по голове.
- Ты - самое дорогое, что у меня есть, Ольга. Если бы с тобой что-то случилось, я... я бы не посмотрел, что ребёнок! Не потому, что я жестокий, нет! А потому что око, как говорится, за око! Ведь мы же пришли просто поговорить и, возможно, предостеречь. Провести, так сказать профилактическую воспитательно-разъяснительную работу. Неважно, почему он сделал то, что сделал - от испуга ли, из-за отсутсвия воспитания или дурного влияния улицы. Такие вещи нельзя прощать.
Оружие, вещи и ценности, найденные у "шкета", Гюнтер переложил к себе. Причём, не побрезговал ни самопалом, ни пачкой с самокрутками, ни видавшей виды курткой. В хозяйстве всё пригодится.
Пока пацан был без сознания, лейтенант осмотрел самопал. Хмыкнул презрительно. Из такого убить можно, разве что, воробья. Да и то, в упор. Тем не менее, Гюнтер потратил несколько минут, чтобы его зарядить. После чего, передал Ольге вместе с заточкой.
- На вот, возьми хоть это. А то ты у нас совсем без оружия.
Осмотревшись по сторонам, не забыл ли чего, Гюнтер продолжил:
- Знаешь, я уже жалею, что ввязался в эту авантюру. А ведь могли бы уже укладываться спать... Так нет же, шатаемся по городу в комендантский час, ищем приключений на свою голову.
Хартман посмотрел на лежащего без движения пацана.
- Предлагаю допросить его прямо тут, когда очнётся. Вот только что с ним делать дальше? Если выяснится, что это просто детское озорство - всыплю ему ремня, как следует, чтоб вся задница была в звёздах от бляхи, да отпущу на все четыре стороны. Ну, а если он шпион - подбросим местному патрулю. Пусть с этим "шкетом" комиссар Фальк потом разбирается, - Гюнтер улыбнулся Ольге. - Если только у тебя нет других предложений.
Снаряжаем однозарядный самопал и передаём Ольге вместе с заточкой.
Отредактировано 10.11.2019 в 13:06
169

DungeonMaster Firegrax
10.11.2019 11:24
  =  
Перезарядка самоплаа была поистине неблагодарным занятием - патрон плотно закрывался конструкцией, не имевшей ни затвора, ни тем более эжектора. Чтобы извлечь гильзу, пришлось, вооружившись перочинным ножиком, разобрать и раскрутить практически весь самострел, и только потом с большим трудом выковырять раздувшуюся гильзу. К счастью, боеприпас оказался расхожий, армейский, и у офицера был с собой приличный запас.
- Гюнтер, я просто... - попыталась что-то возразить Ольга, принимая снаряжение, но затем то ли передумала, то ли забыла, о чём хотела сказать, запнулась и вынуждена была продолжить немного с другого бока, - Прости, не знаю, зачем это я, но какая-то часть меня категорически против, чтобы ты причинял ему вред. Но если вздумаешь пороть, позволь мне хотя бы отойти и не смотреть.
В общем-то, женщину можно было понять. Редко какая баба вообще может спокойно смотреть на то, как лупят детей, особенно та, у которой есть свои собственные. Исключение составляли, конечно же, всякие рейдерши и просто отмороженные. И хотя Ольга принадлежала к числу рейдеров, она изначально демонстрировала цивилизованность. Вот только с детьми получалось совершенно непонятно. Казалось, у неё они были, и совсем недавно, но та ни разу об этом даже не заикнулась, а теперь и спрашивать бесполезно. Но чутьё подсказывало мужчине, что та всё-таки неспроста так реагирует на насилие к дворовому пацану.
- Думаю, теперь ты сам знаешь, что делать. - сказала Хартман и кивнула в сторону парня, который уже начал очухиваться.
170

Со стороны Ольги подобное отношение к детям Гюнтер видел уже не впервые. Однако, спросить напрямую в прошлый раз как-то не получилось, а теперь уже и бесполезно. Поэтому, мужчина просто принял, как данность, что его женщина очень чувствительно воспринимает любое насилие в отношении детей. С одной стороны, это качество характера позволяет с большой долей вероятности утверждать, что Ольга станет заботливой матерью. С другой стороны, можно быть почти уверенным, что женщина не сможет применить оружие ни против этого, ни против других подобных "шкетов".
- Да, знаю, - ответил Хартман. - Не беспокойся, я всё сделаю сам. Просто доверься мне и не вмешивайся, что бы ни услышала. Можешь не смотреть.
Гюнтер подошёл к лежащему на земле мальчишке. Руки у того были сцеплены наручниками, но ноги всё ещё оставались свободными. Мужчина присел рядом, придавив пацана коленом в районе лопаток, одновременно обхватив его шею ладонью левой руки. Не теряя бдительности, Гюнтер прикинул, получится ли надеть наручники парню на лодыжки.
- Ну, что, падла, очухался?! - рявкнул лейтенант. - Я задаю вопросы - ты отвечаешь, быстро и чётко! Малейшее промедление или попытка уклониться от ответа означает немедленное наказание! Имя-фамилия?! Год рождения?! Как давно состоишь в организации "Скит"?!
171

DungeonMaster Firegrax
18.11.2019 10:29
  =  
Решив, что ей и в самом деле лучше отойти и не смотреть, Ольга, тихо шипя, встала и захромала в сторонку. Как Гюнтер увидел потом, она заняла себя чтением длинных списков имён и фамилий, коими были испещрены стены мемориала снизу доверху.
- Ай-яй, дяденька, не бейте! Я всё скажу, всё скажу, всех сдам, только не... - затараторил пацан.
Лейтенант отметил, что парень мог сейчас вопить во весь голос, и тем самым увеличивал шанс визита патрульных или просто неравнодушных прохожих. Скорее всего, это могло бы его даже спасти, так как вид взрослого мужика, мучающего ребёнка, явно не играл в пользу первого. Тогда почему Хартман слышит, что сорванец нарочно делает голос тихим и сдавленным? Хороший вопрос, да только знать бы ответ сразу...
Не договорив, юнец издал противный звук, и через секунду у него под головой образовалась жёлтая лужица с кусочками недопереваренной пищи. Да уж, удары по голове не проходят бесследно, и тут явно лёгкое сотрясение.
- Дядя, не бей по башке, всё скажу. - отплёвываясь от собственной блевоты и фыркая, продолжил парень, - Якоб... Якоб меня зовут. Я из приюта...тьфу...нет фамилии пока. Двенадцать мне... я просто листовки расклеивал, я не при чём!
172

123456
Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.