Hunter: the Moscowraid | ходы игроков | 01 Мир по ту сторону

12
 
DungeonMaster Constantine
13.07.2018 22:02
  =  
— Не думаю, что оружие нам тут поможет, впрочем, если это понадобится, то я могу и голыми руками вломить каким-нибудь ублюдкам. Гопота, решившая до меня докопаться, вроде не жаловалась, — ухмыльнулся Павел, а затем обратил внимание на пролетающую за окнами композицию.
— Кажется, нас хотят настроить на серьёзный разговор и при этом показать весь пафос организации. Впрочем, выглядит этот колокол интересно.
— Оттуда пластырь? — Медник показал на лоб юриста.
— Ага, вышел за сигаретами и подышать кислородом, а тут докопалась двойка каких-то утырков, решила поискать позвонить. В итоге кончилось для них всё это сломанными носами и КПЗ ментовки.
Женя хмыкнул с удивлённой и одобрительной улыбкой.
— Жесть! Воин Фемиды, блин...
— Знание законов позволяет эффективно абьюзить эти самые законы, чтобы самому не отправится в каталажку за "превышение мер самообороны" — Павел выделил излишне официальным голосом этот термин, тем самым показывая свое отношение к нему.
— Эх. Стало поспокойнее, — ухмыльнулся Медник.
Однако за шуткой слышалось, что он действительно рад. Жене некстати вспомнилось, как Соколова и её шизоподруги однажды потащили его играть в ДнД с какими-то аутистами. Уверенные манеры Паши напоминали паладина оттуда — ну точно воин Фемиды.
«Какая только ерунда не лезет в голову».
Медник поднялся, пряча вейп в «кенгурятник» толстовки. Темнота за окнами превратилась в белоснежные стены незнакомой никому из них станции.
— Ладно, народ, — глубоко вздохнул Женя. — Пойдём...
— Пошли, — согласно кивнул юрист, поднимаясь со своего места и направляясь к открытым дверям вагона.
Как только троица покинула поезд, водитель махнул им рукой на прощание, закрыл двери и покатил дальше.
На белой станции, однозначно напоминавшей своим видом схожую локацию из известной кинофраншизы, парней встречал сдержанной улыбкой мужчина средних лет. На вид — дружелюбный. Внешность его была не то что бы запоминающейся, но когда встречаешь таких людей, кажется, что ты знаешь их очень давно и очень хорошо. Однако стоит отвернуться, и черты лица тают в памяти подобно желе на жаре. Единственное, что остаётся в памяти — это отпущенная щетина и слегка растрёпанные густые волосы с лёгкой проседью, не считая отдалённого сходства с Жаном Рено (но настолько зыбким, что с тем же успехом в нём можно было увидеть и Брюса Уиллиса незадолго до крушения его кинокарьеры). И ещё, пожалуй, одежды. А одет он был в манере современного западного детектива — серо-синяя рубашка с засученными по локоть рукавами, тёмно-серые брюки марки 3Б (т.е. одного из безликих бюджетных брендов) с подтяжками и какой-то немного облегчённый вариант армейских ботинок. Достойны отдельного упоминания его коричневые солнцезащитные очки копа, подвешенные в сложенном виде, одной дужкой за пазуху, на рубашке. С ним молодёжь встречала бледноватая рыжеволосая девушка не модельной, но весьма притягательной внешности. Её бледность была особенно заметна на фоне её веснушек. Девушка тоже улыбалась, очень мягко и приятно, завораживающе. Кроме них, на станции присутствовали двое вооружённых людей, замеченных парнями, как только те зашли за колонны. Наверняка нечто вроде часовых.
— Ну что ж. Добро пожаловать в реальный мир! — процитировал мужчина до икоты зацитированного персонажа. — Точнее сказать, в мир «по ту сторону». Смотрю, красная таблетка подействовала не на всех. Хотя с нынешней-то «фармацевтикой» — неудивительно.
Отредактировано 13.07.2018 в 22:05
31

Медник XIII
13.07.2018 22:50
  =  
      Владик кашлянул, прочищая внезапно пересохшее горло. Как-то так оказалось, что он встал впереди всех. Едва удержавшись от шага назад, бармен сунул руки в карманы бомбера — почему-то это показалось пареньку офигенным жестом уверенности. Его глаза перебегали с лица на лицо, но раз за разом возвращались к мягкой улыбке девушки. Если бы не общая серьёзность момента, ничто не помешало бы Коткину насладиться её привлекательностью. В самый неподходящий для этого момент, в присутствии и едва ли не окружении вооружённых людей, в голове Влада плясала единственная мысль: «Вот это красотка...»

      — Кхм... — с трудом разлепив губы, Влад замолчал.

      И правда: что тут могут три тинейджера? Правильно юрист сказал, оружие тут не поможет. «Ну, возможно, Шишов, если он действительно так крут, может и побрыкаться... но от пули ведь не увернёшься?» — вопрос звучал риторически. На Нео, чисто объективно, никто из спустившейся с «технички» троицы не тянул.

      — Кхм... — Коткин едва не начал с популярного в узких кругах «Вечер в хату», да вовремя осекся. — Добрый вечер...типа...

      Что нужно было делать в такой ситуации, что говорить, бармен не представлял. Напряжение сковало тело, не давая ощущать себя в своей тарелке. В целом, добродушный вид этой парочки — единственное, что позволяло Владику как-то сохранить ровное дыхание. Женя встал рядом и только кивнул, едва двигая шеей. На стиснутых зубах Медник снова чувствовал кислый утренний страх. Отсутствие ставшего привычным поезда зияло за его спиной как пропасть, в которую вот-вот улетит жизнь. Если Владимир и пытался найти в нём уверенность, то нет. Весь вид очкастого студента кричал: «Спокойно, спокойно. Они не страшнее ментов. Они не... бля, куда я полез...»

      Шишов вовремя это заметил и тихо выдохнул через нос. Не так, понимал он, не так надо! Пусть профиль Павла был не криминалистическим, но подготовка, считай, одна и та же. В том числе ораторская — юридические ВУЗы остались едва ли не последними, где риторике уделяют должное внимание. Поэтому, несмотря на достаточно гнетущее ощущение, Шишов вежливо улыбнулся стоящим перед ними людям. Выступив вперёд, он оказался почти на середине узкой платформы, похожей на тесную «Семёновскую». Перебив Влада, Паша заговорил уверенным, чуть расслабленным голосом:

      — Здравствуйте... Простите, не знаю как к вам обращаться. Но, в любом случае, людям свойственно ценить свои маня-мирки и зоны комфорта. И не выходить из них как можно дольше даже под воздействием внешних факторов, — мимикой и жестами юрист выражал собственное спокойствие и интерес, не переставая вежливо улыбаться.
      Мужчина с девушкой коротко переглянулись, и первый усмехнулся, кивнув в ответ:
      — Зовут меня Ермолкин Олег Иванович. Подполковник, — представился он. — А это старший лейтенант Васнецова. Алиса Владимировна.
      Девушка осталась на месте, а Ермолкин зашагал к тройке, обменявшись первым рукопожатием с Пашей. Крепким и быстрым, как со старым знакомым. Отчасти воодушевленный спокойствием Шишова, Владик смело протянул руку для следующего приветствия. Он постарался, чтобы давление было в меру умеренным, но, опять же, мужественным — чтобы вышло... ну... по-мужски, что ли? Почему-то с седеющим мужчиной хотелось дружить как с надёжным прорабом.
      — Значит, «Е» в записке — это от вас? — спросил он.
      Ермолкин улыбнулся чуть шире.
      — Всё верно, от меня.
      — Нам же не нужно представляться? По идее… — Влад примолк.
      — Да-да, можете не представляться. Если я правильно запомнил, ты — Володя...
      Рыжий кивнул.
      — Он — Паша, а это — Женя, — последних двоих подполковник было перепутал, но тут же исправился. — Вернее, наоборот, Женя и Паша.
      — Ага, — кисло подтвердил Медник, приняв рукопожатие как касание ядовитой гидры.

      Парни не могли не обратить внимания на крупнокалиберный револьвер, мирно дремавший в кобуре подмышкой Ермолкина, и ПМ в кобуре на поясе. Но подполковник, похоже, привык к их присутствию настолько, что не сразу сообразил, куда то и дело косились взгляды троицы. А когда понял, то как будто разозлился на себя, неопределённо качнув головой и цокнув языком.

      — Ну что, три мушкетёра? Пойдёмте беседовать, коль проявили интерес.
      «"Коль"? Он реально сказал "коль"?» — Владик поднял брови.
      Мужчина развернулся, увлекая троицу за собой. Девушка пропустила парней вперёд и двинулась следом, отстав на пару шагов.
      — О чём хоть беседовать? — в наступившей тишине спросил Женя у провожатого.
      — О жизни, — с иронией фыркнула Алиса за его спиной.
      — Очень смешно... — одними губами проартикулировал Медник.
      Не останавливаясь, Ермолкин оглянулся, ехидно щурясь:
      — Коль было бы не о чем, ты б и не пришел. Иль пришел бы?

      Он вёл процессию между двух рядов колонн, тесно смыкавшихся на небольшой платформе. Из-за слепящей белизны пола, стен и потолка казалось, что она принадлежит невведённой в эксплуатацию станции, где не окончили отделочные работы, не постелили мраморный пол, зато щедро вкрутили лампы в каждый плафон. В свою очередь, это навевало ассоциации с больничным покоем. Не хватало только брошенных поддонов с штукатуркой, раскоряченных стремянок и помостов. Может быть, когда-то здесь действительно планировали открыть станцию, но планы изменились. Ермолкин шагал к лифту в торцевой стене, который почти не было видно за вторым рядом колонн. Лифту! В метро!

      — А чё не прийти, если приглашаете? — с наглой интонацией спросил Медник.
      Паша заметил, как глаза Жени вспыхнули нехорошим бунтом ради бунта. Однако Ермолкин проявил проницательную покладистость.
      — И то верно, — легко признал Олег Иванович.

      Двери лифта мягко разъехались им навстречу и все пятеро вошли внутрь. Проходя мимо Алисы, Владик кинул на девушку быстрый взгляд, но почти сразу потупился в пол. Дождавшись, когда лейтенант зайдёт последней, подполковник нажал цифру три на сенсорной панели. Вопреки ожиданиям, лифт заскользил не вверх, а вниз. Уперев руки в бока, он по-хозяйски оглядел набившихся в тесную кабину гостей.

      — Ну... О чём-о чём. Не просто так я вас собрал, ребята...
Отредактировано 13.07.2018 в 23:17
32

DungeonMaster Constantine
13.07.2018 23:23
  =  
      Три пары глаз выжидательно смотрели на него:
      — Значит, первое. Мы — не полиция и не ФСБ. Так что пугаться не надо. Второе. Каждый из вас столкнулся с чем-то необъяснимым. Или, по крайней мере, едва не столкнулся.
      — Следите? — обвиняющим голосом спросил Женя.
      Подполковник снова взглянул на Медника.
      — Вот, к примеру, ты, Женя.
      — Что я? — было видно, что замкнутое пространство аж с четырьмя незнакомыми людьми заставляет биолога нервничать всё сильнее.
      — Ты наверняка догадался, что с этими твоими каннибалами чего-то не то.
      Вздрогнув, Медник распрямил плечи от удивления. Ермолкин явно наслаждался его реакцией, продолжая:
      — В наших кругах это дело известное. Но, к сожалению, далеко не единственное.
      — Не… единственное?
      — Такое и сейчас бывает. Только никакие это не каннибалы, Женя.

      Олег Иванович многозначительно замолчал.

      — Но как так вышло, что раньше никто из нас с таким не сталкивался? — вклинился Влад.
      Поняв, что бить их не будут, или, по крайней мере, не сразу, Коткин позволил себе несколько расслабить булки.
      — Я хочу сказать, — добавил он, — если эта сверхъестественная херомантия действительно есть, то… как никто о ней не знает? Вы, типа, Люди в Чёрном?

      Девушка прыснула, услышав предположение Коткина, однако сам подполковник, напротив, нахмурился. А Медник мысленно пнул рыжего. Женя-журналист не докупался в лучах собственной правоты и хотел ещё. Впрочем, Женя-биолог понимал, что вопросы Влада сейчас несут бо́льшую прикладную ценность.

      — И кто тогда эти людоеды из прошлого? — дополнил он.
      — Сейчас уже трудно сказать, — задумчиво ответил Ермолкин. Алиса говорит, что упырьё это было безмозглое, драугры. А я вот не уверен, хотя отчасти похоже.
      На лице Алисы мелькнуло несогласие.
      — Кто такие драугры? — уточнил незнакомый термин Шишов.
      — Драугры — это совсем обесчеловечившиеся вампиры.
      — Обеспечловечившеся… вампчто… — казалось, глаза Жени вот-вот повторят контуры квадратной оправы. Он оглянулся на Пашу как на самого здравомыслящего.
      — Вамп-иры, — как ни в чём ни бывало, пояснила Алиса.
      — Озверевшие и спятившие настолько, что уже не понимают, что кровь можно пить, вот и жрут плоть людскую, чтобы до неё добраться, — неторопливо рассказывал Ермолкин. — Хуже голодных волков. Вот кто это такие. Но!
      Олег Иванович поднял вверх указательный палец.
      — Но подожги их — и никаких тебе костей не останется. А вот ты, Женя, проявил опасное любопытство и зашёл далековато.
      — Я?.. — побледнел Женя, позабыв даже про то, в каком направлении едет старый лифт.
      — Настоящих вампиров переполошил, между прочим. Они такие инциденты обычно подчищают за собой и сами разбираются. Вот и с тобой могли бы разобраться. Я уж думать стал, не доедешь ты до нас целым, выручать тебя надо. Да не пришлось.
      — Вампиры… — Медник застонал. — Что-о-о…
Отредактировано 14.07.2018 в 01:04
33

Медник XIII
13.07.2018 23:36
  =  
      — Упыри, навки, вурдалаки — как ни назови, смысл один, — перечислила Алиса. — Скажи ещё, кино не смотрел.
      — Вот благодаря кино-то люди о них и позабыли, — Ермолкин начал напоминать престарелого философа. — Сама мысль об их существе теперь до того абсурдна, что можно и в дурку угодить, реши ты о них миру поведать да бороться призвать.

      Лифт вздрогнул и остановился с негромким лязгом, но Васнецова не спешила нажимать на кнопку с расходящимися стрелками. Как будто давала привыкнуть.

      — Удивительное рядом, — без особенного пиетета заключила она.
      — Хм… — подал голос Павел. Как ни странно, Шишов выглядел не смущённым, а задумчивым. Женя обернулся к нему с надеждой, что именно сейчас он услышит неопровержимый контраргумент. Или, как в банальных фильмах, зазвонит будильник. Однако, юрист преподнёс очередной сюрприз.
      — Что-то подобное из своей практики я помню, — медленно переваривая крайне фантастическую информацию, Павел рискнул осторожным вопросом: — Правда, мне тогда показалось, что случился неожиданный зрительный галюн или еще чего. Можете поподробней рассказать про мой случай, что это вообще такое было?
      — Твой.. случай?.. — с нарастающей паникой выдохнул Женя.
      «Нет-нет-нет» — билась мысль в его голове. — «Они наёбывают. Мужики со стволами в центре метро не могут нести этот бред всерьёз. Не-не-не, не смей отвечать, что за...»
      — Я был свидетелем подписания типичного контракта в параллельной фирме, — терпеливо разъяснил Шишов. — И заметил, как печать вдруг стала очень темной, цвета крови или около того, и этот самый сгусток… он… отделился от листа бумаги и… улетел в открытое окно.
      Владик тихо икнул.
      — По крайней мере, так это выглядело, — только едва заметные морщины выдавали то, как сильно Павла обескуражила ситуация. — Ну, а через пару дней клиент, подписавший контракт, сиганул из окна. Насмерть.

      Если бы Шишов в этот момент взглянул на лицо Жени, то наблюдал бы, как за несколько секунд отрицание превращается в недоумение, следом в сомнение, затем в непонимание. Едва сдерживаясь, чтобы не качать головой как Елена Малышева, подросток сдёрнул очки и начал протирать их белым рукавом. Но внимание Паши поглотил собеседник:

      — Я об этом, конечно, сообщил шефу, а затем меня, кажись, принялись отслеживать какие-то хмыри. Товарищ подполковник, есть идеи?

      В этот раз Женя ничего не прокомментировал. Ехидное «лол» затихло на губах, убитое спокойным и последовательным изложением юриста. Медник не понимал, как Паше удаётся сохранять такое спокойствие. Даже рыжий, кажись, ходил как на иголках. А этот — этот... он... Замявшись, Женя всё-таки подобрал верное слово: «информирует». Паша информировал. Профессионально просвещал. Каменный парень. Неудивительно, что гопники уехали от такого непрошибаемого типа в КПЗ. Пожалуй, даже невозмутимая рыжая лейтенант в чём-то ему проигрывала.
See more in Telegram, that's not all.
Отредактировано 14.07.2018 в 00:05
34

Шишов Manul
14.07.2018 11:49
  =  
      — Этот случай… — подполковник в задумчивости коснулся дужки солнцезащитных очков. — О нём тебе лучше с Григорием поговорить. Он в тонких материях смыслит побольше моего.

      «Да-да, в тонких материях. Заебись»! — Женя хмуро поглядел на него, впервые не побоявшись задержать взгляд. Автоматически он отметил повышенную волосатость предплечий Ермолкина — типичный атрибут крепкого народного парня. Правда, с такой народностью и до канала ТВ-3 недалеко. Пальцы Медника вновь начали перебирать феньки под манжетой. Для шутки над новичками-духами розыгрыш казался слишком затянувшимся. В голову Медника с трудом и скрипом пролезло допущение: может быть, они не лгали? Просто может быть, ну. Например, мистический буддизм целиком построен на принятии реальности как иллюзии. Податливой, мягкой как глина, способной изменяться в угоду прихотливым переменам сознания. Россия — давно уже страна с изменённым состоянием сознания в духе учений Кастанеды. Так, может быть, этим донельзя серьёзным Баффи стоило дать шанс?
      «Хоть из лифта выпустят, наконец».

      Паша прервал мысли биолога:
      — И кстати, — вспомнил он, — то, что мы здесь уже услышали, подходит под подписку о неразглашении?
      В том, что её надо будет подписывать, юрист даже не сомневался. Васнецова с едва сдерживаемой улыбкой промолчала, глядя в потолок, да и Ермолкин не сразу нашёлся, что сказать. А потом расхохотался, озвучив, должно быть, их общее настроение:
      — Странный вы народ, юристы! Конечно подходит. А как же? Только дело-то не в подписке. Если не глупый, то и сам болтать не будешь — в свете того, что уже знаешь.
      — Ну… — Паша слегка шевельнул плечом, поправляя сумку, — пока, за исключением потусторонней подоплеки, на основе всей информации, которой я располагаю, оснований вам не доверять у меня нет.
      — Разве не здорово? — Васнецова демонстративно подняла брови и протянула палец к кнопке, так и не нажав её. Шишов возразил:
      — … лишь подвергать полученную информацию сомнению! Но, я думаю, мы вскоре увидим то, что развеет и их?
      — Или услышим хотя бы, кто вы такие? — привалившись к прохладной стене лифта, Медник вздохнул, сражаясь уже не с паникой, а с клаустрофобией.

      Подполковник неожиданно стал серьёзным и заглянул юноше прямо в глаза.

      — Мы — пограничники. Только охраняем мы не государственную границу, а ту тонкую грань между людьми и нечистью разной.
      — Ну нихуя ж себе! — не удержался Владик, теряя остатки серьезного выражения лица, но тут же поперхнулся, поняв, что часть мыслей оказалась высказана вслух.
      Ермолкин несколько секунд глядел на него.
      — Ух. Сорян, не хотел… — Коткин слегка покраснел.
      Олег Иванович, вопреки ожиданиям, вдруг просиял — будто вспомнил что-то хорошее.
      — Ничего. Москвич спит — «Колокол» бдит, — закончил он шуткой.

      «Люди в черном. Отечественные Люди-в-Черном. Рус-с-с-с-ские», — не унимался про себя Коткин. Впрочем, то, как восторженно смотрел парнишка на Олега Ивановича, подсказывало, что ехидства в его мыслях мало. Только представьте себе: давние и тайные мечты маленького мальчика становились явью! Точнее, даже не становились, а начинали обретать какие-то контуры, выходя за рамки влажных детских фантазий. Это казалось в достаточной мере ироничным с учетом того, что Владик давно вырос, а деревянные палки и теплопункты родного Саратова остались далеко-далеко позади. Они уступили место дорогим вещам и обывательскому кругозору с желанием заполнить серые душные будни хоть чем-то, пусть сугубо материальным, на худой конец. В силу молодости Владимир просто не подозревал ещё, что пытается накормить бездонную черную дыру внутри себя. Он считал это верным путём, но что же? Почему ностальгические воспоминания, сохранённые где-то в подкорке мозга, заставили его кожу побежать пупырчатыми мурашками? Забавно, но, чтобы окончательно поверить в происходящее, эгоисту Коткину всё-таки понадобились чужие слова.
      — И мы что, — севшим голосом уточнил он, — типа, мы тоже будем «пограничниками»?»
      — И еще один вопрос, — добавил Павел, на резком контрасте прозвучав почти сухо. — Почему именно мы, а не более квалифицированные люди? Следователи, военные, бойцы спецподразделений.
      — Судя по твоему лицу, боец ты ещё тот, — без явной насмешки хмыкнула Васнецова.
      — Как бы я ни бравился, но хулиганы — это одно, а потусторонние существа совершенно другое…

      Мозг Павла начинал работать на излишне деловой лад в нестандартных ситуациях. Начинал читать информацию согласно не общепринятой логике, а «букве договора» и пытался искать буквальные несоответствия. Как следствие, Паше хотелось получить всё больше предпосылок для анализа. Это отнюдь не касалось всех нервных ситуаций, просто конкретно здесь перед Павлом стояло предположительное должностное лицо. Это тревожило Шишова, хорошо знавшего, как несоразмерны в сегодняшней действительности потребности частного права (интересы отдельных лиц) и публичного государства. Да, юность научила его отвечать ударом на удар, но юрист явно не был образчиком спокойствия. В конце концов, иногда он пугался даже излишне резких скримеров в играх и фильмах, а затем успокаивал свое сердечко бухлишком. Рационализация стала его защитой.
35

Соколова XIV
14.07.2018 21:56
  =  
      Не сработало! Ничего особенно удивительного в этом, конечно, не было, скорее наоборот, это прошлая встреча с чудовищем прошла вне всех планов.

      Сквозь сомнения и панические мысли, мешающие дышать, Ира сконцентрировалась на ощущении в руке. Твердое, холодное и тяжелое, похожее на кусок бетона. Да, точно — в царящем в голове тумане всплыло воспоминание о покрошившемся бордюре, который порой бросался в глаза, выделяясь среди своих ровных соседей. Мог ли он сейчас спасти её? Чуть шероховатый, с выщербленными дождем и снегом ямками на поверхности, он был увесистым кусочком реальности, напоминающем о спокойствии и стабильности. Из ужаса и дезориентации Ира вцепилась в одну мысль — выжить, спастись! Ударить и бежать казалось единственным, хоть и ненадежным планом.

      Сейчас или никогда! Пойти на корм чудовищам Ире хотелось меньше всего. Она в отодвинулась еще, не скрывая страха, и все силы вложила в то, чтобы вырвать обломок и использовать его как средство защиты... или нападения!
36

DungeonMaster Constantine
14.07.2018 23:37
  =  
Медник, Шишов, Коткин

Наконец двери лифта с тихим промасленным шелестом разъехались в стороны — одновременно с Алисой с той стороны нажал кнопку уже знакомый по крайней мере двоим из троицы невысокий плечистый мужичок. Тот самый, с которым Паша разговаривал в баре, и тот самый, которого видел Влад во главе отряда зачистки. Правда Шишов узнал его не сразу — всё-таки алкогольный угар не только открывает новые горизонты общения, но еще и при должно усердии несколько фрагментирует память. Да и Коткин тоже не сообразил, пока не услышал знакомый низкий сигаретный бас, отдававший команды отряду зачистки в тот самый вечер.
— И снова здорова! Чего это вы тут маринуетесь как килька в томате? — хохотнул Григорий. — Только без томата.
Он стоял, упершись рукой в наличник лифта, и улыбался. Васнецовой он подмигнул, но получил в ответ её лёгкое раздражение, заставившее его вздохнуть (притом, похоже, не впервые).
Алиса вышла первой, Ермолкин стоял у дальней стены, а потому пропустил молодёжь вперёд.
— Знакомьтесь, Сержант Одинцов. Григорий Робертович.
— Здорова, братва! Как жизнь молодая? — в этот раз мини-шкаф, носящий шляпы с широкими полями в двадцать первом веке, казался совсем другим человеком. Не угрюмым оперативником с льдистыми глазами, а именно что человеком — общительным и даже вроде бы весёлым и приветливым. На вид ему можно было дать лет сорок. А если не жадничать, то и все сорок пять.
За Григорием тянулся вперёд просторный коридор, упиравшийся на той стороне в стену с ещё одним лифтом и пересечённый примерно в середине другим коридором.
— Здравствуйте, товарищ Одинцов, — поприветствовал его Шишов, по-прежнему сохраняя бесстрастный вид.
— Это, случаем, не вы ли находились со мной в баре около недели назад? — решил за одно уточнить Паша.
На этом вопросе двери лифта тщетно попытались закрыться, остановленные ботинком сержанта.
В ответ Григорий одарил боевого юриста внимательным, задумчиво-заинтересованным взглядом, а потом вскинул брови, точно вспомнил что-то.
— А! Помню! Ты ещё за шиворот заливал как сантехник, будто завтра не наступит! Я-то думал, ты после этого мать родную не вспомнишь, не то что меня.

Соколова

Набравшись смелости, Ира рванула из земли кусок бордюра, подавшийся — к её искреннему удивлению — как-то даже слишком легко. Девушка и сама не поняла, как оказалась на ногах в следующий миг — то ли поднялась за счёт силы Архимеда, то ли просто резко вскочила. Сжав в руке острый булыжник, она даже не замахивалась, а просто дала инерции завершить остальное.
Кусок бетона с противным треском врезался монстру точно в висок, и голова Носферату шатнулась в сторону. Девушке после этого вдруг показалось, что темнота немного отступила, местами даже рассеявшись. По крайней мере, очертания ошарашенного вампира стали чётче, благодаря чему показался просвет между ним и кустом шиповника. И не задумываясь ни на секунду, Ира пихнула монстра локтём в рёбра, что было сил, и бросилась вперёд, мимо него. Если бы кто-то и смог оклематься после такого удара, то явно не человек. А если и человек, то очнуться он мог разве что в обществе апостола Петра.
И только Соколовой показалось, что рывок увенчался успехом и монстр отстал, как длинная костлявая рука ухватила её за левое плечо и сдавила так сильно, что Ира закричала, жмурясь от боли и оседая на землю. Был ли у неё шанс против целого вампира — быстрого, сильного, страшного? Чудовища из тёмных легенд? Живого мертвеца с силой десяти мужей? Ответ на этот не вполне однозначный вопрос в этот раз она так и не получила.

Щёлк! — где-то вдалеке что-то щёлкнуло — совсем на грани слышимости.
Хрясь! — где-то совсем близко, почти возле уха, что-то мерзко хрустнуло.

Ира уже было подумала, что это хрустнула её шея, как внезапно боль в плече отступила.
Я что, умерла? — пронеслась мысль в голове Соколовой.
Если бы умерла, не спрашивала бы! — вслед за ней пронеслась вторая, раздражённая глупым вопросом.
Тогда беги, не думай! — догнала первые две третья, заставив девушку подняться.

Сзади неожиданно раздался чей-то вскрик — больше похожий на возмущённый, и Ира вновь ринулась вперёд со всех ног. Теперь всё было так, как должно быть. Мир вокруг больше ничто не тормозило, и она буквально воспарила над землёй, едва касаясь плохого асфальта ногами. Только ближе к концу аллеи Соколова почувствовала, что на её плече что-то повисло. И заметив краем глаза всё те же проклятые бледные пальцы, Ира дёрнулась и брезгливо стряхнула с себя обрубок руки чудовища.
Оглядываться назад было очень страшно и, наверное, глупо — можно споткнуться или врезаться во что-нибудь ещё, не говоря уже о потере в скорости, но всё же она зачем-то это сделала. Любопытство временно потеснило страх, и Ира об этом не пожалела.
Увиденное заставило её остановиться и обернуться. В сотне метров от неё догорала куча чёрных тряпок — очевидно, одежда Носферату, — но где был он сам, понять в темноте решительно было невозможно. Опустив взгляд, Соколова увидела тот самый обрубок руки вампира, отсечённой чуть выше локтя и повисшей теперь на ветке шиповника за счёт куска бесформенного рукава. Девушка прикрыла рот рукой, с трудом сдержав рвотный позыв, вызванный столь омерзительным зрелищем. Всё же психфак — это вам не мед. Мертвецов там не препарируют и с отрезанными конечностями дел не имеют (ну, разве что фантазируют).
Отсечённая конечность чудовища тут же вспыхнула подобно бенгальскому огню, и уже через несколько секунд от него остался лишь прах да тлеющая чёрная тряпка. Похоже, теперь-то монстр был повержен, но кем? Ведь не ей же? Но больше никого рядом не было.
Беспокоить себя лишними вопросами Ира не стала. Задерживаться на тёмной аллее ей хотелось не больше, чем дожидаться поезда на рельсах, и, более или менее восстановив дыхание, Соколова собрала всю свою волю в кулаки, стиснула челюсти и побежала к метро. Вот только её сердце грозилось вот-вот выпрыгнуть из груди ещё долго.
Медник 1 : 0 Клаустрофобия :)
[nWoD Result: 2] 3xD10: 4 10 10 +3 +4 - преодоление страха Иры.
[nWoD Result: 2] 2xD10: 10 8 +1 - садануть по голове осколком.
Догонялки с обнимашками:
[nWoD Result: 2] 5xD10: 7 9 4 1 8 - Ира
[nWoD Result: 3] 7xD10: 3 2 8 10 2 4 10 +4 +2 - Носферату
Носферату случайно побеждает. На самом деле, шанс убежать был хороший, но остальное бы всё равно случилось.
Отредактировано 14.07.2018 в 23:38
37

Медник XIII
14.07.2018 23:48
  =  
      — Вы так и не ответили, — тускло напомнил Женя, без всякого доверия разглядывая очередного не-мента.

      Ох, как он ненавидел таких вот разлапистых мужичков, которых будто Семёнова написала. Которые утром в качалочку, днём по сигареточке, вечером — Родину защищать. Душевненькие, крепенькие, всей душой за свои берёзки. Женя общался с такими. В универе приглашали, когда он впервые нацепил политический значок и вышел на улицу. И потом, в ОВД. Мишки в погонах, которым попросту неизвестно, что такое чувство собственного достоинства или права личности.

      Но делать было уже нечего — и Медник поплёлся по новому коридору вслед за всеми, затылком чувствуя дыхание Ермолкина позади. Впрочем, больше его подталкивало любопытство.
Отредактировано 14.07.2018 в 23:50
38

Соколова XIV
14.07.2018 23:49
  =  
      Ира так спешила сбежать, забыть ощущение капкана чужой руки и воли, что начала задыхаться, подлетая к метро. Пришлось остановиться и отдышаться, а за одно и пригладить подрагивающими руками волосы.

      В голове всё равно роилась сотня вопросов, не давая сосредоточиться, но теперь, без навеянного ужаса, привести их к порядку оказалось куда проще. Главное – она выжила! От осознания этого сердце, только вроде бы вошедшее в нормальный ритм, забилось быстрее, хотелось кричать от радости, прыгать и обнимать прохожих... Но вот уж этого делать она точно не станет!

      Ирина ещё раз оглянулась и заторопилась внутрь, не опоздать бы! Но увы, турникет на приложенный к нему билет не отреагировал. 22:06 — сообщили ей настенные часы. Соколова растерянно посмотрела на форменную женщину в стеклянной будке наблюдателя и чуть отошла, чтобы не загораживать проход.

      Что же делать? От мысли возвращаться домой той же дорогой ощутимо потряхивало. Кажется, она надолго приобрела фобию к слабо освещенным аллеям и колючим кустам. И почему-то первым человеком, пришедшим на ум был Женька. С ним всегда было легко общаться, и это сейчас, пожалуй, очень бы не помешало.

      Телефон, к счастью, пережил приключение лучше неё самой — был цел и работал. Вот только Медник, увы, оказался вне зоны доступа сети. Ирина выслушала печальное сообщение и сбросила вызов. Мысль о бесцельном шатании по городу казалась всё такой же нездравой, но более привлекательной.
Отредактировано 15.07.2018 в 00:32
39

DungeonMaster Constantine
15.07.2018 01:39
  =  
Станция «Марьина роща» в десять часов не то что бы пустовала, но поток людей за раз уже не превышал пяти человек в обе стороны. И пока Ира решала, что делать дальше, её блуждающий взгляд остановился на дверях входа, хотя там пока никого не было. Как будто интуиция подсказала ей туда посмотреть. Появилось предчувствие, что сейчас кто-то войдёт, и не просто прохожий, а вместе с этим и новое ощущение тревоги.
Задуматься как следует над своими ощущениями Соколова не успела. Кто-то подошёл к дверям и остановился, помедлив. Сердце девушки замерло. Но через пару мгновений Ира облегчённо вздохнула, этот кто-то наконец вошёл, а точнее вошла, потому что это была девушка с большим виолончельным футляром в чехле, который, наверное, снимала перед входом, чтобы аккуратно его пронести через тугие двери, не повредив инструмент. Хотя для виолончелистки она выглядела как-то слишком уж современно. Совсем не девочка-припевочка. Одета та была в чёрные обтягивающие штаны, чёрные кеды, чёрную вязаную кофту с рукавами поверх водолазки и вязаную шапку, тоже чёрную, с подогнутыми краями. На вид она была не сильно старше Ирины — ну, быть может, года на три или четыре. Соколова всё никак не могла понять, какая же именно деталь во внешности девушки не соответствует образу молодой участницы оркестра. И только когда та прошла мимо неё, Ира наконец поняла. Это не пирсинг в нижней губе и в носу и не голубые кончики волос, выбивавшихся из-под шапки, и не готичная бледность её лица, и не подведённые тушью глаза, и даже не мешки под глазами, не совсем умело выровненные тональником с пудрой. Дело было в её взгляде.
Как у вампира! — мелькнуло в голове Соколовой. Ира невольно отшатнулась при этой мысли.
Взгляд девушки был пустым и холодным, и, пожалуй, чуточку скучающим. Рамка металлодетектора просигналила, когда та прошла через неё. Охранник уже собирался открыть рот, чтобы попросить её положить инструмент и пройти ещё раз, чтобы затем выложить всё металлическое на тумбу для досмотра, но та достала из кармана чехла карточку — такую же, как у Соколовой, только красную — и мужчина в форме отошёл в сторону, резко заинтересовавшись разглядыванием своих ботинок.
Подойдя к турникетам, готка полуобернулась и громко спросила, очевидно, обращаясь к Ирине:
— Идёшь или нет?
40

Медник XIII
15.07.2018 10:21
  =  
      — Как не ответил? — удивился подполковник. — На что не ответил?
      — Паша спросил, почему именно мы. А Влад — что нам теперь светит.
      Медник сощурился, гадая, что Ермолкин хочет сказать своей уклончивостью.
      — Немного терпения, и я всё объясню, — заверил Ермолкин, непроницаемый как свинцовая пластина. Хотя и проницать-то толком пока было нечего.
      «Ага...»
      Наверное, сомнение на лице Жени выглядело таким очевидным, что Олег Иванович сжалился и добавил:
      — Это не то, что можно растолковать парой слов. Для этого-то и идём побеседовать.

      — А вот дамы наши что-то опаздывают, — добавил вдруг подполковник себе под нос, насупив брови. — Время-то уже...
      Медник не стал переспрашивать, что за дамы. Немного терпения.
Топ-топ до брифинг-рума? :)
Отредактировано 15.07.2018 в 10:22
41

Соколова XIV
15.07.2018 18:18
  =  
      "Щёлк" — вспыхнуло в голове у Ирины, собрав воедино рисунок на карточке, своей и этой девушки, разговоры с "подругой по несчастью" и, наконец, сегодняшнее чудесное спасение. Она решительно кивнула и подошла.
      — Спасибо, — Ирина улыбнулась. — Похоже, ты сегодня мой ангел-хранитель. Я Ира, а ты?
      — Вероника. Память девичья или не похожа?
      Соколова присмотрелась как следует и теперь узнала в готке ту самую "подругу". В столь непривычном образе, не представься та, Ира бы её никогда не узнала. По удивлённому виду Ирины было понятно что да, не похожа.
      — Вот это да! — со смесью удивления и восхищения протянула она. — Так эта карта — ваших рук дело? Но... Чёрт, спасибо. И прости, что я оттуда свалила, сама была не своя от... — она слегка вздрогнула и тряхнула головой. — Но как? А вдруг бы я не пошла?
      — Не пошла бы, значит, я в десять поехала бы домой, — пожала плечами готка.
Между тем пассажиров на платформе не осталось, и через несколько минут девушек забрала техничка.
      Подкатившему алому вагону Ира решила не удивляться. И сомневалась, стоит ли расспрашивать дальше, и так было ясно, что работа у Вероники вовсе не из лёгких. Но всё же спросила, с интересом взглянув на девушку:
      — А у тебя это маскировка или для души? В прошлый раз ты выглядела совсем иначе!
      Вероника ответила Ире долгим немигающим взглядом, потом негромко сказала:
      — Я в розыске.
      — Расскажешь? — так же тихо спросила Ира, сдерживая любопытство и желание как-то отблагодарить за спасение.
      — Длинная история. Тебе лучше не знать. Спроси лучше что-нибудь другое.
      — Ладно, — покладисто согласилась Ирина. — Ты ждала меня там по распоряжению своих? Мы туда и идём?
      — Я ждала тебя, потому что ты вляпалась, и могло произойти всякое. И произошло, как сама видишь.
      Ирина кивнула и выпалила терзавшую её кучу вопросов:
      — Чем ты его так? Почему он сгорел? А что второй?
      Вероника закинула ноги на перекладину между поручнем и стенкой, заложила руки за голову и прилегла на сидении.
      — Вышла бы ты пораньше, ничего бы этого не было. — Она сунула правую руку в левый рукав и извлекла из него на свет крупнокалиберный патрон 9.3, поцеловала его и продемонстрировала Ире. — Они, когда окончательно подыхают, обращаются в прах. Сгорают они, разве что если их предварительно облить бензином. В остальном, это просто мистические спецэффекты, не более. Сеновал это чудище собой не подожжёт.
      Патрон девушка спрятала обратно в рукав.
      — А кого ты, кстати, подразумеваешь под вторым? Кроме него, там никого больше не было.
      Ира не успела даже подобрать достойного ответа — она вполне успела бы, если бы "ничего этого не было", но, услышав последнюю фразу, посмотрела на Веронику с непониманием.
      — Как не было? Я же видела второго, он мне перегородил дорогу назад!
Иру вдруг охватил озноб и она принялась испуганно оглядывать пустой вагон. А вдруг он следил за ними и вот-вот набросится?!
      — Да говорю тебе, не было там никого больше, только страхи твои. Эти твари умеют их усиливать и против нас использовать. Правда не все, а только некоторые. Такие по канализациям ныкаются и по подвалам, — объяснила Ника.
      — Они ещё и разные бывают? — застонала Ира. Но нахлынувшая было паника отступила. Прикрыв глаза, Ирина перебрала в памяти обрывочные кадры и признала, что у её страха в глазах ещё и двоится. — Мне правда показалось, похоже, — с облегчением выдохнул она и вздохнула, — ну вот, крестик бабушкин зато потеряла там, трусиха. Как же бороться с этим воздействием?
      — Если никто тебя не прикрывает, то разве что молитвами, — съехидничала Вероника.
      Ирина усмехнулась, качнула головой.
      — Не самый надёжный способ, правда?
      — Тебе виднее. Мой способ — инъекции свинца. В сверхдозах, — готка прикрыла веки, немного расслабившись.
      Соколову тоже наконец отпустило — или ей так показалось. Она рассмеялась и устроилась на сидениях напротив. Сейчас ей было даже не важно, куда идет поезд. Пережитый стресс и размеренное, привычное движение вагона успокаивало, убаюкивало. Можно было подумать и оценить свои действия и промахи.
      — Мне твой метод определённо понравился, — отсмеявшись, проговорила Ирина.
42

DungeonMaster Constantine
15.07.2018 21:22
  =  
— М-хм. Мне тоже, — сказала Вероника.
Остаток дороги они провели в тишине, если подобное вообще можно сморозить про метро. Готка дремала, а Ира, сидя напротив неё, с интересом разглядывала сначала её лицо и макияж, а потом футляр от виолончели, очевидно, снайперской, гадая, как она может выглядеть. У Соколовой никак не укладывалось в голове, что она находится в одном вагоне с девушкой студенческого возраста, для которой стрельба из крупнокалиберной снайперской винтовки — почти что повседневность. В эту самую голову закрадывались и другие мысли — например, а приходилось ли ей когда-нибудь стрелять в живых людей? А если да, то как она к этим самым людям может относиться? Тогда в кафе Вероника ей показалась обычной девушкой, даже взгляд её был другим, обычным, живым и дружелюбным. А теперь перед ней дремал профессиональный снайпер, работающий на организацию, которая... кото-о-о-рая... истребляет нечисть. А едут они туда, потому что... потому-у-у что...
К счастью, это была последняя мысль перед тем, как поезд начал снижать скорость после «Комсомольской», и Соколова её не додумала, потому что вскоре за окном появилась анимация звонящего колокола на стенах тоннеля, на некоторое время заворожившая Иру.
Наконец, техничка остановилась на белой станции, и двери её распахнулись.
— Приехали, — раздался голос водителя-техника из динамиков, и Ника неохотно спустила ноги на пол, затем медленно поднялась, повесила футляр за плечо, взяла за руку Иру и вышла из поезда вместе с ней.
43

12

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.