...сквозь решетку... | Описание игры

21.10.2008
Статус:   Игра завершена
Количество игроков:   9
Мастер:   Tira [offline]
Ассистент:   Нет
Система:   словеска
Сеттинг:   тюрьма, наши дни
Теги:  
Поддержка кубика:  
Постов мастера/всего:   41/107

#ИгрокРейтингПрисутствиеИмя персонажаКлассХодовПоследний ходСтатус
1 Romantik 11/440 offline Джофар ал-Каззаб Полевой генерал 8 10.11.2008 09:56 В игре
2 Sнежык 18/609 offline Наблюдатель Мультикласс/Другой 0 n/a В игре
3 tuchibo n/a offline Паук Людоед 11 12.11.2008 13:00 В игре
4 TwiceBorned 128/5767 offline Альтаир сатанист 8 30.10.2008 20:58 В игре
5 Grog 42/1123 offline Григорий Сытников Бандит 10 14.11.2008 00:49 В игре
6 Odinarius 139/4206 offline Эл Мультикласс/Другой 7 29.10.2008 23:29 В игре
7 Савелий 538/3455 online Артур Николаевич Спрягайлов Насильник 9 08.11.2008 15:01 В игре
8 Зло 13/188 offline Христиан Джо (философ) убийца, вандал 4 31.10.2008 15:41 В игре
9 ZavArs n/a offline Эодор -- 9 07.11.2008 18:24 В игре

…один, два, три…

Они все уже давно сосчитаны. Каждый серенький кирпичик, каждый камушек, закрывающий путь к свободе. Они не одинаковы, нет. У каждого свой неповторимый узор тоненьких трещин. Своя история.

…четыре, пять, шесть…

Когда-то давно их грубо устанавливали на свои места. Строили по плану. Все по плану… как же иначе? Кирпичик за кирпичиком, стена за стеной… И вот оно – гордое, мрачное здание. Серые стены, серые полы, серые решетки на окнах и даже мир в окне отсюда кажется серым.

…семь, восемь, девять…

Четыре кровати. Ха! Кровати! Какое гордое название для этих, кишащих мышами, деревянных лежаков. Скорее полки… да, просто полки, как в поездах – две внизу и две над ними. Серая (как же надоел этот цвет!) постельное белье, представляющее из себя тонкую ободранную простынь, дубовую подушку и невесомое покрывало.

…десять, одиннадцать, двенадцать…

Крошечный, будто игрушечный, унитаз у одной из стен. Керамическое чудо, одно из лучших изобретений человека. К нему даже подходить страшно – кажется, что либо задохнешься, либо утонешь в этом зловонии. И зачем он здесь? С таким же успехом можно было бы оборудовать для нужд один из темных углов – результат был бы тот же.

…тринадцать, четырнадцать, пятнадцать…

Да, эти темные углы. Четыре, как и положено в каждой нормальной человеческой комнате. Но здесь они представляют из себя нечто большее, чем просто стык серых стен. Каждый угол таит потусторонний мрак, щупальца которого расползаются по стенам. Мрак этот жидкий, даже вязкий. Если на него посмотришь – глаза парализует, мысли сбиваются и ты теряешься… Да, мы не подходим к углам, по крайней мере стараемся. Иначе можно не вернуться назад. Ну, а ночью от них и так нет спасения.

…шестнадцать, семнадцать, восемнадцать…

Ночь. Если можно было бы вычленить это время суток из нашей жизни. Убрать навсегда. Каждый из нас знает, что ночью, ни в коем случае, нельзя открывать зудящие глаза, нельзя смотреть и, само собой, нельзя ходить. Можно просто свернуться калачом под тонким покрывалом, укрыться с головой и мечтать, что доживешь до утра, слушая стоны и страх соседей. Некоторые конечно молятся. Может им и помогает… не знаю, сам я не верующий, но мне кажется, что молиться в этом мраке – это богохульство.

…девятнадцать, двадцать, двадцать один…

Как бы добраться до окна? Просто чтобы убедиться, что окружающий мир еще существует, что вечный мрак и неумолимая серость не сожрали его. Да и просто, чтобы хоть на миг почувствовать себя живым, а не просто ходячим сосудом без души, без чувств, только лишь с вечным страхом и болью. Маленький клочок неба, что виден отсюда – не в счет. Он настолько однообразен и неизменен, что кажется просто продолжением стены.

…двадцать два, двадцать три, двадцать четыре…

Тишина. Незваная и вечная гостья. И не важно, что с других камер доносятся переругивания, крики, жестокий смех – ей это не помеха. Она все равно войдет в тело, пронзит ледяными прутьями и сдавит сердце бесчувственной рукой. Здесь ее царство, ее обитель… а мы ее дети, ее верные слуги, не способные сопротивляться перед ее величием.

…двадцать пять, двадцать шесть, двадцать семь…

Конечно, мы сами виноваты. Конечно, это наш выбор, наше решение. Может кто-то надеялся что избежит наказания, а кто-то нет. Может у кого-то не было выбора, а кто-то хотел доказать свою значимость в этом мире. Все равно все мы оказались здесь. Всех нас заботливо раздели и пригласили в Ад. И уже не важно что ты совершил, кем ты был – здесь все теряет смысл, остается лишь звериный инстинкт и вера, что ты доживешь до рассвета.

…двадцать восемь, двадцать девять…

А может и не доживешь. Ну и что с того? После этого места, Преисподняя не сможет предложить ничего изысканнее. Мы стали истинными гурманами тишины, одиночества и мрака. Боль для нас ничто – пепел, пыль. А еще все мы немножко философы и интеллигентные убийцы. Отрывая каждый день кусочек от своих мыслей, воспоминаний и вскармливая его тишине, мы платим дань, дань за жизнь и надежу. Нет, мы не надеемся уже вернуться прежними, потому что прежних давно нет. Мы надеемся просто вернуться…

…тридцать…

…и кто знает, может у кого-то из нас и получится?..



Это тюрьма строгого режима, находящаяся в Антарктике. Вы – заключенные. У каждого своя история, своя жизнь и воспоминания. Свои родственники, оставшиеся по ту сторону реальности. Это необычная тюрьма и отсюда «выходят все». Легко потерять себя в темных пустых коридорах, таящих вечный ужас не родившейся тьмы. Легко лишиться разума в вечной серости будней, коротая срок с такими же потерянными и забытыми людьми. Возможно, кто-то из вас попал сюда по ошибке, кто-то совершил особо извращенное убийство, кого-то подставили. Все что я прошу – это детальная квента о вашей прошлой жизни и о самом преступлении.