Действия

- Ходы игроков:
  - Гласное обязательство (3)
  - «Всё о Шанхае и окрестностях» (12)
  - Посрами шифу — конкурс (4)
  - Газетный киоск (10)
  - 佐々木三郎の回想 (56)
  - Флэшбек Чжао Инь (12)
  - Ветка Беатрис и Эмили (103)
  - Ветка Шона (57)
  - Ветка Сергея (89)
  - Ветка Фэй Чжана (53)
  - Ветка Шанхайской муниципальной полиции (740)
  - Ветка Эрика (44)
  - Ветка Джулии и Мартина (阿部次郎の来訪) (300)
  - Семейная ветка Чао Тая и Джейн Морган (36)
  - Ветка Фэна и Чжао (18)
  - Ветка Сыма Тая и Абэ Дзиро (5)
  - Ветка Лизы Ниеманд (11)
  - Ambassador Ballroom. 十・二三事变 (78)
  - 阿部次郎の故事 
  - Закрытая ветка Сергея 
  - Закрытая ветка Остина 
  - Закрытая ветка Артура 
  - Закрытая ветка Чжан Дуна 
  - Закрытая ветка Ли Сю 
  - Закрытая ветка Чао Тая 
  - Закрытая ветка Джейн Морган 
  - Закрытая ветка Джулии 
  - Закрытая ветка Мартина 
  - Закрытая ветка Беатрис 
  - Закрытая ветка Эмили 
  - Закрытая ветка Чжу Ханьцю 
  - Закрытая ветка Фэн Вэньяна 
  - Закрытая ветка Чжао Фажэня 
  - Закрытая ветка Ди Юшэна 
- Обсуждение
- Информация
-
- Персонажи

Форум

- Общий (10100)
- Игровые системы (4799)
- Набор игроков/поиск мастера (28593)
- Конкурсы (5811)
- Под столом (18423)
- Улучшение сайта (5606)
- Ошибки (2625)
- Для новичков (2781)
- Новости проекта (7123)

Шанхай 1935 | Описание игры

13.02.11
Статус:   Игра завершена
Количество игроков:   21
Мастер:   Очень Хочется Кушать [offline]
Ассистент:   Нет
Система:   полу-Risus, полу-словеска
Сеттинг:   Шанхай, 1935
Теги:  
Поддержка кубика:  
Читатели:   fissler, khlor, Rigel, Zloy Z, Огъ, Шушпанчик
Постов мастера/всего:   1129/2513

#ИгрокРейтингПрисутствиеИмя персонажаКлассХодовПоследний ходСтатус
1 dmitriy n/a offline Капитан Фэй Чжан Разведчик армии Китая 41 18.12.11 16:39 В игре
2 belgarim 345/7326 offline Эрик Смит Медик 21 12.12.12 23:53 В игре
3 Mensch 342/2616 offline Чао Тай Актер Пекинской оперы 129 16.11.13 20:04 В игре
4 Амазонка 94/849 offline Джейн Морган Преподаватель 22 21.11.11 03:17 В игре
5 Амаранте 75/1096 offline Евангелина Вонг (Беатрис Бельфлер) джаз-певица 47 13.10.12 23:06 В игре
6 Gidraria 122/1738 offline Эмили По Помошник шеф-повара 34 10.09.11 11:47 В игре
7 MaXinatoR 65/521 offline Мартин Херингслэйк (Хэ Матэ) Журналист "Шанхай Таймс" 64 11.01.13 09:55 В игре
8 Fiona El Tor n/a offline Лян Чуньгэ (Джулия Лян) Журналист 119 28.06.13 00:21 В игре
9 sam tyler 36/1477 offline Сыма Тай (Дэвид Сыма) честный детектив 1 09.08.11 19:39 В игре
10 Draag 734/5303 online Абэ Дзиро Финансовый консультант 185 12.02.14 15:14 В игре
11 Kyra n/a offline Чжао Инь (Кэтрин Чжао) Студентка 21 28.06.13 00:39 В игре
12 zzappad 773/9075 offline Майкл Хиггс Младший инспектор 20 04.02.14 14:12 В игре
13 Mafusail n/a offline Артур Ричи Детектив 90 15.03.14 20:34 В игре
14 Da_Big_Boss 862/4506 offline Остин Рейнольдс (инспектор Ле-ни-те-сы) Детектив 285 28.04.14 19:35 В игре
15 Xrymify 174/4985 offline Шон Истон-Эллис Бизнесмен 25 09.03.11 00:25 Персонаж мертв
16 UnholyKnight 144/3934 offline Сергей Шпагин (Русский) Белогвардеец 111 23.06.11 13:17 Вне игры
17 ill n/a offline Ли Сю Китаец. 45 18.04.11 20:25 Вне игры
18 Тэв Дорга 197/17312 offline Чжу Ханьцю Механик-водитель 67 19.03.13 14:08 Вне игры
19 Veng n/a offline Фэн Вэньян Кровавый гэбист 4 02.07.11 14:51 Вне игры
20 Вайнард 349/4885 online Чжао Фажэнь Майор 22 26.07.11 18:48 Вне игры
21 F 76/857 offline Ди Юшен (Джонатан Ди) Гэбист 16 23.09.11 21:26 Вне игры
22 Odinarius 139/4203 offline Чжан Дун Младший инспектор 10 10.07.11 14:59 Вне игры
23 Xin 35/303 offline Лиза Ниеманд Музыкант 5 27.01.12 17:45 Вне игры

Персонажи мастера

#ИгрокИмя персонажаКлассХодовПоследний ходСтатус
1 Очень Хочется Кушать Лиза Херингслэйк (Хэ Ли) Администратор "Амбассадор баллрум" 5 04.06.11 17:23 В игре
2 Очень Хочется Кушать Джимми Чен (Чен Гуйшэнь) Журналист 15 15.10.11 16:00 В игре
3 Очень Хочется Кушать Цзинь Ютай/Цзинь Юляо Проститутка 0 n/a В игре



Господин Чао никогда не жалел, что не курит. Тай подметил, что вскоре у людей привычка дымить замещает удовольствие от пускания колец на обычные механические манипуляции. Проще говоря курят от нечего делать. Чтоб как-то скоротать время, занять руки, погрузиться в абстрактные размышления, окутывая свои легкие крепким никотином.
Актер знал как применить руки. Знатоки говорят, что по одному движению руки можно определить мастера. "Цветок лотоса", "Пальцы-мечи", "Руки в облаках"... Сотни заученных жестов пригодны не только на подмостках театра. Они вплетаются в личность, растворяются в образе, донося до подсознания собеседника важную информацию. Короткое, едва заметное вращение кисти, по особому сложенные пальцы - и слушатель уже в тончайшей паутине влияния. Более доверчив, более расположен - что еще нужно хорошему шпиону? А если добавить к этому игру глаз, позы тела, то оружие эмпатии становится поистине неотразимым.
Порой и сам актер замечал, что оказывался в плену тайных знаний. Однако ему, изучившему азбуку языка жестов практически досконально, было намного проще освободится от подобного влияния, воздвигнуть в мозгу преграду, разделяющую зерна от плевел.

- Интересно, - Тай склонил голову набок, словно любопытный хищный птах, - В этом доме хоть кто-нибудь пьян?

---

Купил пожрать в ближайшей едальне, вернулся в свою комнату на третьем этаже унылой бетонной коробки, закрыл дверь, пожрал без аппетита и лёг спать под плач ребёнка из-за тонкой деревянной стены, отделяющей его комнату от других. Такой же, как миллионы других шанхайцев — бедный, ничтожный человек. Ничего у него нет: ни денег, ни дома (да разве можно эту конуру домом звать?), ни женщины, ни детей, теперь вот и работы нет, и даже аппетита нет. Только борьба есть, только одна она и осталась. Не для себя, не для своих детей даже, нет их, своих-то, ну так хоть для чужих, вот хоть для этого спиногрыза, который родителям спать не даёт, пусть не сам, пусть хоть он-то поживёт не в бараке с тараканами, а в хорошем, просторном доме, и пусть его все уважают, и он тоже всех. С этим и уснул.

---

Курил. Сизый дым пускал. Очередной бычок потушил об металлическую пепельницу, простоватую такую, но не без изюминки – сидит старик на краешке её, традиционный такой китайский рыбак, всё как надо. Штаны закатал высоко, опустив прямо в пепельницу босые ноги, а в руках держит тонкую удочку. Вот и получается, что ловит этот дедок неудачливый потушенные сигареты, окурки, бычки, всякую погань.
Прямо как мы. Мы сидим терпеливо у реки жизни, надеясь, что однажды принесет нам удача вкусную рыбешку – мы её, значит, подсечем, выловим, оглушим, бабу свою накормим, семью целую, да и самим нам будет почёт – ишь, какой умелец! А на деле попадается нам поганый мусор, а река грязная, больше болото ртутное напоминает – пепел на поверхности, смрадный дым кругом, ни счастья у тебя, ни бабы нормальной, ни семьи. Спасение в работе? Так в ней тоже нет добра, и не будет никогда, пока твоя работа существует вообще – ведь мы не бабушек через дорогу переводим, чтобы их какой-нибудь лихач-водила случайно не сбил, и не кошечек с деревьев снимаем, а занимаемся бандитами, убийцами, контрабандистами. Делаем мир чище, черт возьми. Так и живём всю жизнь. Крутимся всё время, мотаемся куда-то. Суета-маета какая-то в голове, тело сушит, старит тебя время, а что в конце? Да оглянись, посмотри ты наконец, что ничего же не меняется! Этих обезьян не переучить, и не думай даже. И не только этих – ведь там, в Европе тоже свои обезьяны есть, и даже хуже – те обезьяны еще и вообразили, что у них свободы есть, права, равенство!
Брехня же. Нету у них ничего, кроме ошейников и намордников, цепей растреклятых.
Как у меня, - вдруг промелькнула мысль гадкая, резанула по сердцу.

---

В полночь Шанхай загорается миллионами сверкающих бриллиантов, складывающимися в одну гигантскую воронку электрического пламени его ночной жизни. Бьют тамтамы джунглей, над городом разносится симфония греха, в единый ритм сливается музыка тысячи оркестров и десятков тысяч переплетающихся ног и тел; ритм забвения, горячий дым страсти – страсти в лучах прожекторов; обжигающего веселья, обжигающей жизни. Обжигающие жизнь, джин и джаз. Нет, если чего-то в Шанхае не найдёшь – так это строгих нравов.

Платные танцовщицы, готовые закружиться с вами под музыку – с радостью, только деньги плати, от десяти центов до доллара: русские, китаянки, японки, кореянки, индийки – иногда и из других стран.
Эти девочки танцуют – и пьют.
«Один маленький бутылка вина?!» - разносится над залом подобно боевому кличу.
«Как ж это тк-к-кая ма-а-аленькая девочка может выпить с-с-столько ш-ш-шшампанского!»
Да шампанское только у вас в счёте, мистер, а эта Шура, Вера или Валя пьёт сидр или яблочный сок и получает процент с каждой бутылки – хорошие деньги, между прочим! Не будь жлобом, закажи этой маленькой девочке бутылку побольше!

«Уж-же поздно» - и верно, над Хуанпу занимается рассвет. – «Ну давай, девочки, последний заход!»
Последнее жаркое, греховное соприкосновение тел, и на финальных тактах танца ты глубоко и влажно целуешь её. «Эй, парень, теперь придётся жениться!» - кричит тебе расфуфыренная мадам, а танцовщица в это время соблазнительно кивает тебе, но в тот же момент вырывает из руки стопку билетов за танцы, подлежащих оплате, и уносится в ночь.

«Гарсон! Машину!»
Фуф! – валишься ты на сиденье.
Ты пережил очередную ночь в Шанхае.

---

Отвратительно, да? Да конечно, отвратительно, конечно, тошнит, а кого через шесть лет в этом месте тошнить не начнёт? Остин вот ещё держится, но так у него только четыре года стажа, всё впереди ещё. Ричи недавно прочитал в газете: по последним статистическим данным, в Лондоне одна проститутка приходится на 900 человек, в Париже – на 500, а в Шанхае – на 50! Первое место в мире, блядь! Золотая медаль по блядству! Оскар, нахуй! Три с половиной миллиона человек населения и от шестидесяти до ста тысяч шлюх! Одна на двадцать женщин, и это считая грудных девочек и столетних старух – впрочем, и таких можно достать, если мсье знает толк. Да в этом сраном городе вообще всё можно! Нахуя вообще тут полиция нужна, кого мы обманываем, один хрен одну джонку поймали – десять приплыло, один схрон взяли – десять устроили, пиздец! Артур хохочет до упаду, хлопает ладонью по столику, согнувшись крючком, держится за бок. Соседи понимающе смотрят на Артура.

---

Рейнольдс еще несколько минут постоял, размышляя. Прислушиваясь к чему-то.Пытаясь определить - хороший сегодня вечер или плохой. Трупы. Кровь. Брызги разбитых стекол. Порванные струны нервов. Развалившийся бэнд. Избежавший правосудия преступник. Трагедия. Трагедия.

Но, черт возьми... какой-то веселый карлик - то ли местный китайский домовой, то ли лепрекон, залезший в карман его старого плаща еще на Белфастском причале, говорил ему - "Не все так плохо, Ости". Каждый раз, спрашивая себя, на что намекает этот неисправимый оптимист, Рейнольдс упирался в мертвые тела. Так почему он так упрямится и не умолкает?

Потому что люди, встретившись со зверьем, остались людьми? Офицеры, которые бросились защищать безоружную публику. Мисс Херингслейк, сохранявшая хладнокровие, хотя по ее бледному лицу было видно, чего это стоило. Сержант Ли, без колебаний заслонивший собой заложницу? Просто тот факт, что были среди тел застреленные и зарезанные, но не было задавленных безумной в слепом инстинкте самосохранения толпой?

---

Эрик Смит дождался, пока регулировщик-сикх остановит движение по Бунду, пересёк проезжую часть и вышел на деревянный помост набережной. Темна и страшна широкая Хуанпу, тихо плещущаяся в трёх метрах под деревянными перилами набережной. Темны и страшны неясные силуэты барж, скользящие по середине реки. Тёмен и страшен Пудун, раскинувшийся на другом берегу, со своими редкими огоньками, проглядывающими во мгле. С неба падает мелкая холодная изморось, капельки которой хорошо видны в ровном свете высокого фонаря. Поднимают воротники пальто прохожие, дамы вкладывают ладони в муфты, китаянка-служанка поспешно открывает большой зонт над головой своей белокурой десятилетней воспитанницы. Но достаточно обернуться прочь от тёмной реки, и увидишь, как сверкает горячими жёлтыми огнями отель «Кэтэй», вереница фар медленно движется плотным потоком по Бунду и колышется над городом многометровая вывеска LIGHT HEAT AND POWER над высоким зданием Шанхайской электрической компании на Нанкин-роад. В этом весь Шанхай и есть — свет, тепло и мощь. Короткий взгляд под фонарём на часы на запястье — восемь. Восемь часов вечера пятницы. Уикэнд ещё только начинается, мистер Смит!

---

Дзиро привстал с рабочего места, разминая затекшую шею, прошелся к окну и растопырил двумя пальцами жалюзи. По ту сторону стекла кипела жизнь, разноцветная, бурная, пенистой водой терзаемых джонками каналов плевать хотевшая на любые и всякие предрассудки и тысячеголосым хором самых разнообразных жителей Шанхая смеющаяся в лицо как традициям, так и прогрессу. Слишком много всего, слишком тяжело вычленить что-то одно из этого калейдоскопа событий и их героев. Сосредоточиться.

Да, где-то там в гигантском городе бушуют свои страсти, ловит преступников муниципальная полиция, прорываются через все кордоны власти проклятые(по привычке) журналисты, выживают иммигранты, прожигают себя люди денег, искусства и удовольствия... и одному лишь Будде-Пресветлому дано знать, сколько простых Серых людей должно платить за эти выходки Ярких, и как только могут переплестись их кармы, образуя готовый для поджига костер!




Итак, игра - политический/бандитский боевик/детектив о Шанхае 1935 года.

А можно ещё заявиться?



Есть ли какие-то особенные требования к персонажу?



Я ничего не знаю о Китае, кроме того, что они едят палочками и их много! Что делать?



Почему у игры теги "историческая" и "альтернативная история"?



Хочу-хочу-хочу! Расскажи скорей, что мне писать в заявке!