Сезон дождей | ходы игроков | Акт 2 - Старые Боги

123
 
DungeonMaster Akkarin
07.01.2021 18:17
  =  


3 – The Crimson Sky

Тени удлиняются и темнеют к тому моменту, когда отряд достигает окраины Темноводья.

Небо действительно будто залито кровью, многочисленные прорехи в клубящихся над головами кучевых облаках напоминают рваные раны. Железный крест на башне собора сумеречно переливается в лучах заходящего солнца.

В деревне кипит жизнь – местные то и дело снуют между дворами и домиками, постепенно стягиваясь к виднеющейся вдали главной площади. Сегодня все они облачены в белое – простые льняные платья или рубахи, которые выглядят непривычно в холодное и зябкое время года. Внушительная толпа уже собралась на площади – поверх колышущегося на ветру океана белых одежд, возвышается хорошо знакомая алая ряса. Преподобный взобрался на сооружённый на том же самом месте деревянный помост и, активно жестикулируя, обращается к пастве – ветер уносит слова жреца в сторону, однако время от времени до слуха доносится всеобщее восторженное ликование. Позади жреца, на помосте, возвышается ещё один крест – деревянная конструкция той же формы, что и на вершины собора, с замысловатым кольцевым перекрестьем.

– Готовятся к празднику, – хмыкает презрительно Рихтер, бросив косой взгляд на столпотворение вдалеке.
Впереди, у входа в трактир, возвращения отряда терпеливо дожидается Хельмут.

– Корбут ждёт вас в таверне, – призывно махнув рукой, кричит Артуру он.
На Хельмуте тоже белая льняная рубаха и светлые штаны, заправленные в ботинки.

Кабан останавливается. Кейра, на протяжении всей дороги не подававшая признаков жизни, вздрогнув, открывает глаза. Какое-то время она молчит, снизу-вверх глядя на косматую бороду и насупленное лицо Роберта.
– Сэр Блэквуд? – спрашивает с некоторым недоумением, однако несколько иронично.

Кабан, которого никто не называл «сэром Блэквудом» по меньшей мере целую вечность, опешив, смущается.
– Я исключительно благодарна вам за… Эскорт, но не могли бы вы всё-таки поставить меня на землю?

Роберт осторожно опускает девушку вниз. Какое-то время она держится одной рукой за плечо Кабана – раненое плечо, заставляя Роберта вздрогнуть, но потом отпускает. Медленно обводит собравшихся долгим взглядом, несколько дольше обычного задержавшись на мрачном и сосредоточенном Кельте.

– Что… Произошло? – спрашивает в конце концов, окончательно расписываясь в своей полной беспомощности.
Опционально:
– встретиться с Корбутом в трактире.
61

сэр Артур Массак DeathNyan
07.01.2021 19:05
  =  
Надо признать, всё прошло легче и спокойнее, чем Артур ожидал, если конечно не считать последнего инцидента. Пока он шёл к камню и обратно, в каждом шорохе, в каждом шелесте ветра в камышах ему чудились неловкие, дёрганые шаги трупоедов и сиплое подобие их дыхания. Вот ведь чёртов Преподобный, посеял семена паранойи в душе Артура своим трёпом. Надо бы меньше слушать всё, что несёт этот старик, если это не касается чёткой конкретики. В свете того, что Артур узнал от Кельта насчёт проповедуемой им веры, это мнение только укрепилось в нём. Проповедник, похоже, вёл какую-то свою игру, и вёл её втёмную, пользуясь отчаянием измученных войнами и суровой природой местных. Анджей так и сказал, они просто делают то, что говорит этот старый хрен в красной рясе. Им достаточно того, что он облегчает их тяжёлую жизнь, а как он это делает и почему - не думают. Просто верят, безотчетно и слепо. А кто сомневается - те просто боятся, и Преподобного, и духов этих своих, и друг друга. Может, затем он и настроил против Лины всех местных, чтобы впоследствии из неё не выросло второй Генриетты, другого центра силы, способного влиять на умы местных жителей.

Вон он, кстати. Опять что-то проповедует своей пастве. А деревня выглядит так, будто готовится к гуляниям, к празднику, и это совсем не вяжется с тревожными ожиданиями у тех, кто в эту деревню вернулся. Грядёт что-то ужасное, твердят Артуру со всех сторон. Столичная дама, леди Кейра, впадает в безумный транс, читает древние руны и грозит бедами. Бесстрашный Кельт, готовый биться насмерть с несколькими противниками из-за тысячи львов, говорит о том, что как можно скорее сбежит отсюда, и ему плевать на распутицу, дожди и прочие опасности. Тут поневоле убедишься, что жди большой беды. А местные, с виду, никаких ужасов и не ждут, и даже напротив. Они радуются. Поют. Одеваются в белое. Преподобный же проповедует как ни в чём ни бывало. Никакого ощущения грядущей опасности. Снова неясно, чего же всё-таки ждать.

На пути встречается Хельмут, который обращает внимание Артура на себя. Рыцарь кивает ему, показывая, что понял. Разумеется, он поговорит с Корбутом. Но чуть позже - Кейра наконец пришла в себя. И, похоже, она снова в своём уме. У Артура отлегло от сердца, потому что с этими вашими забытыми богами и не угадаешь, а очнется ли она вообще, и если очнётся, то в каком состоянии? Встав на твёрдую землю, Кейра задаёт свой вопрос, и Артур намеренно-громко вздыхает, показывая девушке, сколько беспокойств она ему доставила.
- А я думал, это вы мне расскажете, что с вами произошло. - Ответил рыцарь. - Мы уже собирались уходить от камня, а вы вдруг подошли к нему, а потом прочитали вслух каждую из девяти рун и огорчили нас недобрым предупреждением. Ну а потом изволили упасть без чувств, и мне пришлось обратиться за помощью к Роберту, чтобы доставить вас сюда. Вы можете это как-то объяснить?
Отредактировано 07.01.2021 в 19:10
62

Кейра Вилленхофф Akkarin
07.01.2021 20:03
  =  
– Я? Я… Не помню, – Кейра кажется на самом деле растерянной.
Она касается переносицы кончиком пальца и закрывает глаза.
– Помню, как прикоснулась к камню. В нём чувствовалась сила. Очень много силы. Никогда не испытывала ничего хотя бы отдалённо похожего.

Терри внимательно смотрит вслед Хельмуту, который, передав послание, быстрым шагом уходит, спеша присоединиться к остальным местным на площади и услышать напутственную проповедь Преподобного.

– Следующее, что я помню, это пробуждение в компании сэр Блэквуда, – Кейра медленно качает головой. – Невероятно. Может, кто-нибудь хочет рассказать, что именно значили эти руны, открывшиеся мне в божественном откровении?
Даже в свете всех обстоятельств, ноксианка всё равно оказывается не в силах удержаться от ноток язвительного сарказма.
– Очередное зловещее пророчество про мёртвых, живых, защиту и равновесие, – отвечает на вопрос Терри, продолжая с интересом наблюдать за происходящим на площади. – И про того, чьё имя забыто, что бы это ни значило.

Судя по выражению лица Кейры, для неё, в отличии от северянина, упоминание забытого бога не означает ничего ровным счётом. Безразлично пожав плечами, девушка тоже бросает быстрый взгляд в направлении скопления местных.

– Благодарю вас за помощь, сэр Артур, – произносит ноксианка совершенно серьёзно. – Мне нужно… Привести себя в порядок.

Она первой направляется ко входу в трактир.
– Я буду в своей комнате, – проходит мимо непоколебимо молчаливого Кельта, и, задержавшись, смотрит на него снизу-вверх. – На случай, если вы всё-таки решите отрубить мне голову, сэр, и посадить её на один из этих своих замечательных крючьев.

Охотник за головами оставляет реплику Кейры без комментариев.
63

сэр Артур Массак DeathNyan
07.01.2021 20:16
  =  
- Благодарите Роберта, миледи. Это он вас сюда дотащил. - Пожал плечами Массак, хотя и был польщён благодарностью высокородной дамы, склонной к язвительности и сарказму. А потом посоветовал. - Отдохните получше. Ночь обещает быть беспокойной.
Глянув в сторону, где собирал вокруг себя людей Преподобный, Артур рассудил.
- Старику сейчас не до нас, навестим его потом. Пойдём к старосте. Думается мне, он просто так бы нас не звал.
64

Корбут Akkarin
09.01.2021 01:43
  =  
Вслед за Артуром в главный зал деревенского трактира входят и остальные. Даже Кельт решительно поднимается по ступеням, чуть задержавшись, чтобы почесать за ухом у привязанной к перилам по-прежнему лошади.

Корбут ожидает наёмников за столом. Старейшина тоже в белом – едва увидев в дверях Артура, он поднимается и кивком указывает на пустую скамью.

– Дело сделано, отец, – сообщает Анджей, входя.

– Не иначе как сами духи послали тебя нам на выручку, иноземец, – говорит Корбут, похлопывая ладонью по крышке установленного на столе массивного сундука с выгравированным ноксианским гербом на лицевой стороне. – Преподобный был прав. Ты уплатил кровавую плату, ты восстановил рунный камень. Деревня сделала всё, чего требуют духи. Ночь, что грядёт, не будет кошмаром – она будет празднеством, ночью равновесия и единения между живыми и мёртвыми.

Корбут дожидается, пока Артур займёт место за столом.

– Ты выполнил свою часть договора, рыцарь с востока. Преподобный не ошибся в тебе, все возложенные надежды оправданы. Ты честно заработал злато, что было обещано, – старейшина бросает быстрый взгляд искоса на молчаливого Кельта, вальяжно привалившегося плечом к стене позади. – Мы честные люди. Добром отплачиваем за добро, кровью и железом за зло. Ты помог нам, в обмен мы поможем тебе и тем, за кого ты ручаешься. Вы будете гостями в деревне до конца сезона дождей. Как договаривались, вы можете брать в награду и золото.

Старейшина откидывает в сторону крышку сундука – оказывается, что он практически доверху набит немного потускневшими от времени ноксианскими львами. На глаз прикинув размер награды, Артур приходит к выводу, что в сундуке по меньшей мере десять тысяч. Может даже пятнадцать. Преподобный не лгал, на столе перед Корбутом – целое состояние.

– Вы чужаки здесь. К обычаям и нравам нашим всё ещё не привычные. Не покидайте таверны, не выходите этой ночью на улицу. Мы будем праздновать, но за твою безопасность или людей твоих снаружи после заката даже я не в силах ручаться.
Отредактировано 09.01.2021 в 01:44
65

сэр Артур Массак DeathNyan
09.01.2021 21:49
  =  
Когда Корбут откинул крышку сундука, Артур инстинктивно прищурился, так как неосознанно ожидал, будто бы из-под крышки ударит ослепительное золотое сияние. Артур бы и сам над этим посмеялся, если бы успел уловить и осознать этот кратковременный порыв. Когда он думал об этой награде, то в его воображении набитый золотом сундук действительно как будто бы сиял. Отпечаток детских лет - из-за того, что авторы книг о приключениях любили вставлять в описание сокровищ всякие разные эпитеты и сравнения, Артур и представлял себе сокровища именно "ослепительной и сверкающей грудой золота". Разумеется, реальность была немного более приземлённой - монеты не могли блестеть в столь скудном свете, а к тому же металл потускнел и покрылся налётом от времени и сырости. Ничего. Артур всё равно радуется, видя в материальном воплощении билет в новую жизнь для него и для его товарищей. А то, что золото не сияет - ну, так тем легче поверить в реальность.

- Неплохо император Ноксии финансировал эту войну. - Присвистнул Артур. - Хоть раз его деньги послужат чему-то более путному.
Артур берёт одну монетку, и, стерев налёт большим пальцем, глядит на отчеканенный на аверсе герб Ноксии.
- Вот он, ребята. Наш шанс начать новую жизнь.
Артур бросает монету обратно в сундук, и встаёт.
- Спасибо за быстроту и своевременность оплаты, старейшина. - Кивает Артур бородачу, а затем переводит взгляд на северянина. - Подходи, Кельт. Отсчитаю тебе твои две тысячи, как договаривались. Прямо на твоих глазах, без обмана.
Артур поднимает глаза на остальных своих людей. Обводит их взглядом и усмехается.
- Деньги разделим поровну. По-братски. Но уже потом, как уйдём из деревни. А пока расплатимся с Кельтом и проводим его, коль уж он намерен поскорее нас покинуть.
Отредактировано 09.01.2021 в 22:02
66

DungeonMaster Akkarin
19.01.2021 23:48
  =  
Рихтер с ухмылкой приближается к сундуку, зачерпывает горсть монет и переворачивает ладонь, позволяя золоту с ласкающим слух металлическим шелестом вернуться обратно. Глаза Ханса блестят, на худощавой лице – удовлетворение. Роберт улыбается в бороду, скрестив руки на груди и привалившись вальяжно к стене. Даже Лоррейн качает головой, удивлённо присвистнув – разговоры о баснословных деньгах Преподобного уже некоторое время ходили среди членов отряда, но совсем другое дело увидеть собственными глазами легендарное сокровище Ноксии.

Корбут, удовлетворённо кивнув, поднимается.
– Дела не ждут, – изрекает он, направляясь решительно к выходу. – Нам с Анджеем надобно примкнуть к остальным.
Лишь один Кельт при виде горы золота сохраняет ледяное спокойствие. Так и стоит неподвижно у самого выхода, прислонившись плечом к косяку.

– Что происходит на площади? – спрашивает у Корбута хмуро, недобро.
Старейшина останавливается, встречаясь взглядом с ледяными глазами охотника.
– То, что должно, – отзывается несколько раздражённо. – Последние приготовления. То наши дела, то дела угодные духам. Чужаков пришлых они не касаются.

И Корбут продолжает идти, игнорируя пристальный взгляд северянина. Анджей протискивается мимо Кельта и открывает дверь, пропуская отца.
– Какая к дьяволу разница, что там затеяли местные, – Ханс падает на одну из скамеек. – Борек! Налей-ка нам эля!
– И правда лёгкие деньги, – вполголоса соглашается Лоррейн, всё ещё поглядывая на гору золота с примесью недоверия. – Будет, чем откупиться от Джульетты за длительное отсутствие, Терри. Терри..?

Эд оборачивается, с удивлением обводя долгим взглядом своды трактира. Артур и сам уже замечает, что Уоллеса нет – он заходил одним из последних и, судя по всему, выскользнул наружу ещё до начала беседы со старейшиной.
Корбут с сыном уходят, Кельт с неохотой отлипает от стены и медленно, будто нехотя, приближается.
– Куда делся Уоллес? – спрашивает Лоррейн у собравшихся.
– Почти сразу вышел наружу, – равнодушно отзывается северянин, исподлобья глядя на золото.
На лице Кельта нет восторга, радости, алчного блеска. Он кажется совершенно равнодушным к тусклому блеску дорогого металла.

Входная дверь распахивается резко, с силой бьётся ручкой о стену. На пороге собственной персоной стоит Терри Уоллес – серые глаза на бледном лице горят уже знакомым Артуру недобрым огнём. Именно такой взгляд был у Терри, когда он собирался в одиночку противостоять Кабану. Именно такой взгляд был у Терри после выстрела в Кая и схватки с волками. Тяжелое дыхание Уоллеса выдаёт недавнюю спешку, но тень непреклонной решимости на лице заставляет покорно замолкнуть собравшихся.

– Артур, – его голос звучит глухо, угрожающе, отрешённо.

Отдалённый гомон множества голосов снаружи сменяется уже знакомым Массаку заунывным хоровым пением. В прошлый раз исполнение деревенских прервали пожар и налёт одинокого волка.

Терри выходит на середину зала и, дрожа от ярости, останавливается.
– Они тащат Лину к кресту.
67

сэр Артур Массак DeathNyan
20.01.2021 00:16
  =  
По правде говоря, Артур догадывался, что произойдёт именно так. Догадывался, что всё сведётся именно к Лине. Не зря этот поганый проповедник говорил про то, что нужно переступать через себя. Массак даже готовился к чему-то такому, имел в запасе план на этот случай. Хотел ещё после делёжки обсудить с Эдом и остальными, что им надо взять под охрану Лину. Расположиться в её доме, или привести сюда, сославшись на недомогание Кейры. Почти идеальный был план, о да. Но чертовы деревенские уж очень быстро ладили свои обряды, что похороны, что жертвоприношения, и Артур просто не успел.

- Ясно. - Произнёс Массак в ответ, а потом подхватил приставленный к столу двуручник. Решение, которое он принял, было очевидным. - Терри, Ханс, вы остаётесь в таверне. Готовьтесь к обороне. Все двери на засовы, баррикадируйте окна как можете и занимайте верхние этажи. Мы вернёмся сюда с Линой, готовьтесь нас впустить. Эд, Кабан, мы с вами обязаны ей, так что вы идёте со мной на площадь. Ну а ты, северянин...
Проходя мимо Кельта, Артур бросил ему свой кошель, который опустел ещё в ту ночь, когда они впервые показались на пороге таверны. Но теперь кошель был туго набит золотыми монетами, и тесьма едва-едва сходилась, распираемая изнутри. Артур успел отсчитать Кельту две тысячи, пока шёл разговор, и сейчас расплачивался с ним, как и обещал.
- Бери свою долю и беги отсюда. Или иди со мной и помогай. Как хочешь. - Сказал Артур Кельту, не останавливаясь. Остановился он только у двери, рядом с Терри, отдав последние распоряжения - Готовьтесь к худшему, парни. Не открывать дверь никому, кроме нас. Если Борек будет буйствовать, разберитесь. И разбудите Кейру.

Артур развернулся, намереваясь распахнуть дверь.
- За мной, ребята. - Скомандовал он. - Выдвигаемся к площади.
Отредактировано 20.01.2021 в 07:49
68

Кельт невозмутимо ловит кошель. Подходит к одному из свободных столов, аккуратно размещая на поверхности меч, и садится на лавку.
– Я уеду на рассвете, – отзывается глухо. – Корчмарь! Тащи сюда эль!
После требовательного громогласного заявления, охотник за головами, кажется, теряет остатки интереса к происходящему.

Лоррейн, бледнея, сжимает пальцы в кулак. Его губы стиснуты, на спокойном и невозмутимом обычно лице – отблески лютой внутренней злобы. Без лишних слов он делает шаг к выходу вслед за Артуром.

Терри мотает отрицательно головой. Он смотрит Массаку прямо в лицо и, возможно, впервые в жизни, открыто оспаривает решение командира:
– Я иду с вами, – и что-то в голосе Уоллеса подсказывает Артуру, что переубедить подчинённого сейчас будет очень и очень непросто.

Добраться до выхода беспрепятственно Артур не успевает.
– Чёрта с два! – выкрикивает, подорвавшись, Ханс Рихтер.
Выпрямившись во весь рост, он становится между Массаком и дверью.
– Вы тут все с ума посходили? – рычит, озираясь. – Артур, это не наша проблема! Нас это не касается. Это большая деревня, и ты не хуже меня знаешь, на что способна разъяренная толпа.

Позади Артура уже стоят Лоррейн и Уоллес. Но, ко всеобщему удивлению, первым вперёд выходит Кабан. Он возвышается над худощавым Хансом подобно огромного потревоженному медведю. Командир не видит лица Роберта, но слышит дрожащий от злобы сдавленный голос:

– Уйди с дороги, – негромко требует Блэквуд, опуская лапищу на острое плечо Мясника. – Невинной крови уже пролилось достаточно.

Ханс явно собирается спорить, но что-то в интонациях и выражении лица Кабана заставляет его, не вымолвив больше ни слова, заткнуться.
69

сэр Артур Массак DeathNyan
20.01.2021 07:58
  =  
Артур устало вздохнул, опустив голову, а потом вновь поднял взгляд на Терри.
- Ты хороший стрелок, Уоллес, но боец из тебя так себе. А в толпе деревенских от твоего лука толку мало. К тому же, если пойдёт плохо, тебе ведь придётся их убивать. Оставь это нам, у кого рука не дрогнет. И не спорь, ты только потратишь драгоценные секунды.
Переведя взгляд на Рихтера, Артур добавил.
- Относись к этому иначе, Ханс. Если с нами что случится, вам с Терри достанется всё богатство. Главное чтоб вы ноги сумели унести. Но знаешь... Они ведь боятся проливать кровь перед этим их праздником. Может, нам это поможет.

А потом Артур решительно подвинул в сторону Ханса, намереваясь уйти, и лишь повторил ему свой приказ.
- К обороне. Ждите нашего возвращения.
Если Терри таки настоит, пусть идет с Артуром. Спорить с ним некогда.
Отредактировано 20.01.2021 в 08:04
70

DungeonMaster Akkarin
21.01.2021 00:16
  =  
Минуя привязанную к крыльцу лошадь Кельта, Артур первым сбегает вниз по деревянным ступеням. Главная улица Темноводья давно превратилась в сплошное жидкое месиво. Заходящее солнце окрашивает в багровые тона окружающий мир, глубокие лужи напоминают бездонные озёра пролитой крови. Солдатские ботинки месят алую грязь, впереди возвышается непоколебимой угрожающей тенью монументальный собор, на вершине которого сумрачно переливается уродливый стальной крест.

В тени собора – белые пятна. Вся деревня собралась на площади: молодые девушки в светлых платьях поют, в то время как их лбы перехватывают самодельные венки из пожухлой травы.

Мужчины и женщины, старики и старухи – все собрались на церемонию, все как один внимают словам самозванца-пророка. Красная мантия Преподобного трепещет и развевается на свирепом ветру – сам жрец, взобравшийся на деревянный помост, горделиво возвышается над безликой толпой. Артур бросает быстрый взгляд назад – за ним идут, с трудом удерживаясь от желания сорваться на бег, Лоррейн и Кабан. Чуть позади, трусцой догоняет остальных Терри – Массак замечает, что Уоллес оставил в трактире свой лук и бежит, придерживая левой рукой то и дело бьющие по бедру ножны.

На помосте, позади Преподобного, несколько человек. Двое удерживают вырывающуюся отчаянно Лину – платье девушки грубо разорвано и стянуто вниз до линии пояса, демонстрируя на радость толпе маленькую аккуратную грудь, тёмные волосы растрёпаны и почти полностью закрывают лицо. Два здоровых мужика прижимают Лину к самодельной репродукции языческого креста с вершины собора – даже на таком расстоянии Артур прекрасно различает ржавый гвоздь, насквозь пронзивший левое запястье девушки вместе с горизонтальной планкой креста. Лина продолжает сопротивляться молча, отчаянно – третий крестьянин, огромный и здоровый как вол, тщетно пытается подступиться к ней с ещё одним гвоздём и внушительного вида деревянной киянкой.

– Мрази, – слышит Артур сиплый голос Лоррейна, который больше не в силах скрывать злобу и ненависть.

Вслед за ускорившимся Эдом, Массак тоже переходит на бег.

Преподобный не обращает внимания на творящуюся у него за спиной экзекуцию. Величественная седовласая борода языческого пророка трепещет, жрец продолжает говорить, и его властный голос легко перекрывает и ветер, и негромкое печальное пение.

– … следуя заветам, которые наши предки заложили ещё до начала времён. В то время, как мир продолжает тонуть в хаосе, безумии, наша деревня – островок процветания и спокойствия. Наши боги заботятся о своих верных последователях. Они защищают нас, даруют нам благоденствие. В обмен мы платим им кровью. Так было всегда, так было до начала времён. Так будет и впредь, до того дня, пока чистое и незамутнённое пламя души последнего из нас не погаснет. Грешники платят за то, чтобы праведники могли жить безмятежно и счастливо, – Преподобный вскидывает голову, и Массак понимает, что жрец прекрасно видит приближение группы наёмников.

Голос пророка возвышается, наполняется силой. Он медленно разводит в стороны руки, и его тёмно-красный силуэт начинает походить на один из местных крестов.
– Так было, так будет! – кричит Преподобный, и ликует толпа.

Крестьянин на помосте с силой бьёт Лину затылком о крест и, рывком подняв руку девушки, начинает с ожесточением вбивать ещё один ржавый гвоздь во второе запястье.
Артур замечает, что почти каждый мужчина на площади оказывается вооружен – вилами, топорами, серпами и косами.

– НО ЭТОЙ НОЧЬЮ – МЫ ВСЕ ТАНЦУЕМ ВМЕСТЕ С БОГАМИ! – громогласно орёт Преподобный, и ответом ему служит единогласный ликующий рёв.
– между отрядом наёмников и помостом толпа;
– приближение Артура видит, по всей видимости, только сам Преподобный – другие люди на помосте слишком увлечены, а большая часть местных стоит спиной к Массаку и смотрит на Преподобного.
Отредактировано 21.01.2021 в 00:22
71

сэр Артур Массак DeathNyan
21.01.2021 09:25
  =  
Эмоции Артура не слишком отличаются от тех, которые испытывает сейчас Лоррейн. Он ненавидит селян, ненавидит этих дикарей с их дремучими суевериями, забытыми богами и варварскими ритуалами. А ведь дойди до крови - и Артур не пожалел бы никого. Ни девушек в белых одеждах, чьи красивые лобики украшены венками, ни женщин, что стоят подле своих вооруженных мужей, ни даже детей и подростков. Удивительно, как меняется его восприятие. Не столь давно Артур терзал себя из-за всего одной девушки, нелепо погибшей от рук Кабана, а теперь готов собственноручно убить намного больше, готов был прорубиться сквозь толпу, как прорубался бы сквозь болотные заросли. И всё это - ради одной только Лины, жизнь которой для него стоит куда выше, чем жизни сотен жителей этой деревни. А почему так? Почему?

А потому что она ничего им не сделала, а они убивают её. Она пошла ученицей к ведьме, чтобы помогать этим несчастным справляться с их бедами, чтобы беречь от болезней их скотину и их детей, чтобы облегчать страдания раненых или изношенных тяжким трудом тел. И они отблагодарили её вот так. В её тонкие, бледные руки, способные вернуть человеку жизнь, без жалости вколачивают ржавые гвозди, потому что так велел бесноватый старикан, и самодовольно мнят себя праведниками. И их жалеть? Нет, Артур не пожалеет никого, и заберет с собой столько деревенщин, сколько сможет, если они вздумают напасть на него или его людей.

Однако, до крови дойти ещё успеется. Артур верит, что всё ещё может обойтись, всё может решиться без кровопролития. Поэтому он просто идёт прямо сквозь толпу, не таясь и не скрываясь. Он расталкивает перед собой людей, зная, что Кабан посильно поможет ему, а если будет надо - и расшвыряет самых упорных. Массак направляется прямиком к алтарю, к Лине, и, конечно, к Преподобному.
- Как только доберемся, крутите старика. - Приказал Артур своим, пока проходил через толпу. - Будет заложником.

Артура же пока больше интересует плотник, который вбивает гвозди в руки девушки. Его Артур намерен остановить в первую очередь.
Отредактировано 21.01.2021 в 12:30
72

DungeonMaster Akkarin
22.01.2021 23:45
  =  
Сперва местные, ещё не понимая, что происходит, по инерции расступаются. Продвижение Артура и его группы вперёд сопровождает внимательный взгляд Преподобного – на лице жреца ни тени тревоги, ни малейшего намёка на беспокойство. Жрец вскидывает руку, изобличая Артура обвинительным перстом. Один за другим крестьяне оборачиваются – толпа перестаёт быть податливой. Глаза Преподобного горят нездоровым лихорадочным блеском, однако его сухое обветренное лица сохраняет спокойствие.

Массак бесцеремонно отталкивает в сторону одного из мужчин, плечом задевает зашипевшую неодобрительно женщину. Хор умолкает, на купающуюся в закате деревенскую площадь опускается тишина, прерываемая повторяющимся ритмичным стуком забиваемого гвоздя. Ещё несколько шагов – продвигаться становится ощутимо труднее. Вокруг то и дело мелькают вилы, изогнутые лезвия безукоризненно наточенных кос, что отражают в своих стальных недрах багровые небеса.

По мере продвижения приходит новое осознание – истина написана на самоуверенном лице Преподобного. Жрец ждал появления Артура, готовился к чему-то подобному. Только этим можно объяснить его ледяное спокойствие. Только это объясняет присутствие у каждого третьего из собравшихся предметов труда, в определённых обстоятельствах вполне способных сойти за оружие.

Ещё один шаг, который даётся с трудом – и Артур обнаруживает, что несколько рядов местных отступают назад. На бородатый лицах мужчин – мимолётное беспокойство. В измученных глазах жён – отголоски тревоги вместе с уже знакомым наёмнику фанатичным огнём.

Массак понимает, что местные отступили всего лишь на шаг, сплотившись сильнее. Перед ним – несколько ярдов пустого пространства, которое полукругом обступают селяне, стискивающие рукояти кос и серпов. Теперь они стоят совсем рядом, плечом к плечу – дородная женщина даже кладёт ладонь на плечо семилетней девчушки. Все как один взирают безмолвно на вооружённых пришельцев – Массак понимает, что беспрепятственно продвинуться дальше у него уже не получится.

– Ты взял золото, чужестранец, – когда до помоста остаётся едва ли более двадцати метров, Преподобный решает обратиться к Артуру в оглушительной тишине. – Ты честно выполнил свою часть договора, мы честно выполнили свою. Не вмешивайся в то, что тебя не касается. Я знал, что это случится. Что мы, ты и я, будем стоять друг напротив друга здесь и сейчас, в этот самый момент. Это – поворотная точка. Дальнейшее неясно даже для такого, как я. Если ты совершишь ошибку – прольётся кровь. Договор, древний как само время, будет нарушен. Сделай правильный выбор.

Лина не подаёт признаков жизни, безвольно повиснув на двух вбитых в тонкие запястья гвоздях. Громила с киянкой переминается с ноги на ногу, ожидая команды от Преподобного.
– Артур углубился в толпу, но в определённый момент столкнулся со сплошной стеной из людей, ощетинившейся самодельным оружием;
– на лицах их страх, но в глазах – отчаянная решимость;
– продвинуться дальше без грубой силы едва ли удастся.
73

сэр Артур Массак DeathNyan
23.01.2021 12:18
  =  
Артур негромко обругал Терри по матушке. Да, он сам сказал, что в бою против толпы толку от лука очень мало. Но черт бы тебя подрал, Уоллес, это не значило, что лук нужно оставить! Как бы пригодилась возможность одного верного выстрела, чтобы подранить того плотника с молотком, и не дать ему закончить распятие Лины. А что делать сейчас? Артур шёл сюда спасти девушку, а не вырезать всю деревню, пытаясь за неё отомстить. Может быть, девушка уже мертва, или умрёт совсем скоро. Сколько можно прожить с такими ужасными ранами? И что толку прорываться сквозь толпу, если Лина действительно будет мертва к тому моменту, когда они смогут снять её с креста? И это уж не говоря о том, а получится ли у них вообще.

- Кровь не прольётся только в одном случае. - Громко говорит Массак. - Если Лина будет жива. Разойдитесь и дайте мне её забрать, и никто не пострадает. У тебя осталось ещё много беззащитных девушек, которых ты можешь распять вместо неё.
Артур оглядел выстроившуюся против него толпу.
- Что, не хотите на крест, да? - Спросил он у них. Указал на женщину, что тревожно приобнимала свою дочь. - Ты вот не хочешь? А дочурка твоя не хочет? А кто знает, может в следующем году это будет кто-то из вас. Ведьма, которую вся деревня ненавидела, у вас была только одна, насколько я знаю. А другие, которых вы распяли до неё, их вы так же ненавидели?

Артур снова оглядел собравшуюся толпу. Он знал, что Преподобный не сойдёт со своей точки зрения, и всё равно доведёт до крови. Ему нужно было достучаться до этих людей. Нужно было посеять в них зерно сомнения в Преподобном, в его жестокой, но очень простой для восприятия идее. В идее, что надо отдать одного, чтобы жили все остальные. Жертвовать малым, чтобы не потерять всё.
-Ваш проповедник говорит вам, что кровожадные боги даруют вам благоденствие. Что вы платите кровью за безмятежность и счастие. А спросите себя, счастливы ли вы? Безмятежна ли ваша жизнь? Можете ли вы жить и растить детей без боязни за них и себя? Похоже ли ваше существование в постоянном страхе на благоденствие? Как по мне, так не слишком.
Артур больше не смотрел на жреца. Он взывал к каждому мужчине из толпы, к жёнам этих мужчин. Пусть усомнятся. Пусть задумаются

- Так ли уж хорошо боги вас защищают, как говорит алый жрец? - Продолжал задавать вопросы Артур. - Разве защитили они вас от того бешеного всадника, который устроил пожар и зарубил человека? Нет! Защитили боги вас от тех разбойников, тех волков в человечьем обличье? Нет! Это мне пришлось защитить вас, мне и моим бойцам! И пытаясь сделать это, я потерял своего человека, делая работу ваших богов! Ваш жрец говорит, что это боги и послали нас, но если и так, то...
Артур вздохнул, собрался с духом и добавил.
- В конце концов, они не защитили Сьюзи. Дочку Хельмута. Не защитили от нас, от меня и от моих людей. И что это тогда за защитники такие? Разве стоит таким платить человеческими жизнями? И не чьими-нибудь - вашими! Теми, кого алый жрец выберет в следующем году, и следующем, и следующем. До скончания времён, как говорят ваши старики. Лина просто хотела убежать от этого бесконечного ужаса. И Сьюзи тоже хотела. И я уверен, что многие из вас тоже хотят.

Однако, Артур не собирался вступать в теологические споры. Здесь жрец был в куда более выгодном положении. Он всё мог вывернуть в свою пользу, всё мог объяснить. Поэтому Артур даже не дал бородачу открыть рот, чтобы понести свою экзальтированную чушь. И потому он перевёл свою речь в материальную плоскость, и сделал селянам Темноводья реальное предложение.
- Он действительно заплатил мне, ваш жрец! Там много денег! Достаточно, чтобы начать другую жизнь в другом месте! - Голос Артура стал громче на несколько тонов. - Я хотел забрать с собой Лину как раз для того, чтобы дать ей шанс на другую жизнь. И если вы захотите, я дам этот шанс и вам!
Артур опустил меч, и протянул к толпе левую руку в латной перчатке, будто действительно что-то им давал.
- Я могу забрать из этого проклятого места и вас тоже, как Лину! Всех вас! - Голос Артура уже стал криком, призывом. - Всем вам и вашим семьям дать новую жизнь! Заберу вас с собой, в Третогор, в имение своего отца! Конечно, вам придётся сорваться с насиженных мест, и придётся вложить много труда, чтобы наладить жизнь на новом месте, но зато вам не придётся больше жить в страхе! Не придётся больше приносить кровавых жертв! Не придётся с волнением и ужасом ждать, кого следующим выберут кровожадные боги и их алый жрец! Другая жизнь! Вот что я вам предлагаю, если вы пойдёте со мной, а не встанете против!
Отредактировано 23.01.2021 в 12:25
74

Преподобный Akkarin
23.01.2021 16:59
  =  
Преподобный холодно усмехается, и эта невозмутимая издевательская усмешка действует на нервы на протяжении всего монолога Артура. Перед глазами Массака – незнакомые хмурые лица, белые пятна рубашек и платьев, мрачная громада языческого собора.

Он продолжает говорить, натыкаясь на непонимание, осуждение и даже фанатичную злость. Скорее всего, в толпе есть люди, до которых он смог бы при других обстоятельствах достучаться. Такие как Сьюзи, такие как Бьянка, такие как Кай – те, кто предпочитает любой ценой сбежать из деревни, вверив своё будущее и жизни в руки очередного мрачного незнакомца с пустыми глазами. Но никто из них не осмелится выступить за Артура здесь и сейчас, никто не осмелится перечить родным, никто не посмеет открыто противиться воле непоколебимого Преподобного.

Их не волнуют деньги – Массак уже замечал, что местные не придают материальным ценностям большого значения. Однако, многие из них по-прежнему мечтают. Командир видит это в глазах молодых, но никто, никто из них не может даже просто кивнуть, соглашаясь. Ведь среди них есть другие. Хмурые суровые мужики, которые взирают на пришельца исподлобья с искренней ненавистью. Которые хмурятся и презрительно морщатся, перехватывая рукоять косы или топора поудобнее. Эти – не видят другой жизни, другой жизни не представляют. С нетерпением они ждут завершения речи Артура лишь затем, чтобы слово в конце концов смог снова взять Преподобный.

И жрец не подводит. Его голос взлетает в оглушительной тишине, разносится над площадью и деревней, поднимается к багровым клубящимся облакам. Поставленный ораторский голос впечатляет как никогда, пробирает до дрожи. Преподобный на этот раз не орёт, но каждое произнесённое слово кажется наполненным смыслом, обладающим силой.

– Сьюзи мертва, – соглашается жрец, придавая своим словам оттенок трогательного отчаяния, которое сразу же сменяется непоколебимой требовательной суровостью. – Она свернула с правильного пути и заплатила сполна за свои прегрешения. Но можно ли винить в том богов? Разве не гибель Сьюзи помогла нам заключить сделку, в результате которой твои люди разрешили все проблемы деревни? Пути духов неисповедимы, но все они всегда ведут в одном направлении. Они заботятся о нас. Они защищают.

Преподобный снова указывает в грудь Артуру пальцем.

– И ты знаешь, что это правда. Ты видел их силу. Ты не хуже меня понимаешь, что наши защитники существуют. Но ты, – голос жреца дрожит от ненависти. – Ты, лицемерный христианский убийца, однажды посмевший наречь себя рыцарем, смеешь стоять здесь, передо мной, и призывать добрых людей нарушить обеты, отказаться от помощи и защиты, оставить позади всё, что им дорого? Ты хочешь превратить их в то же чудовище, коим безусловно являешься сам?

Жрец качает медленно головой, укоряя.

– Ты знаешь, что высшие силы даровали мне способность заглядывать в будущее. Забирай своих людей, возьми своё золото, убирайся отсюда. Либо останься и докажи всем, что ты – то чудовище, которое я узрел перед собой в тот день, когда вы впервые появились в деревне.

– ЗАКРОЙ СВОЮ ПАСТЬ! – не выдерживая, ревёт Кабан, выступая вперёд и угрожающе раскручивая молот.

С негромким шелестом меч Лоррейна выскальзывает из ножен.

Преподобный презрительно усмехается, взмахивая властно рукой. Покорно кивнув, детина на помосте подхватывает новый гвоздь и начинает примиряться к ступням бесчувственной Лины.
Выбор:
– отступить;
– вступить в схватку с толпой.
Отредактировано 23.01.2021 в 17:01
75

сэр Артур Массак DeathNyan
23.01.2021 17:38
  =  
Артур, конечно, не рассчитывал на многое, но чтобы совсем ничего? Рыцарь почувствовал себя глупым, одураченным, полным идиотом. Ну да, конечно, попытался достучаться. Захотел посеять сомнения. Ладно. Собраться! Сколько их тут? Около сотни, если со всеми, включая баб, старичьё и детей. А из реальной боевой силы? Полсотни? Где-то полсотни здоровых, плечистых крестьян с косами, топорами и вилами. Угроза только в подавляющем численном превосходстве. Эту тодпу надо как-то рассеять. Артур лихорадочно продумывал варианты, пока Преподобный читал свою обличительную речь.

- Надо прорваться сквозь их ряды, разом, нахрапом. А потом добраться до старого ублюдка, и пригрозить кончить его, нсли не остановятся. - Негромко говорит Артур, полуобернувшись к своим. - Идём клином, Кабан впереди, мы за ним. Машите мечами так, чтобы к вам подойти боялись. Они, может, и фанатики, но не самоубийцы же.

Едва Артур закончил свой краткий инструктаж, как Преподобный обращается к нему лично. Человек Артур или чудовище? Наверное, в нём понемногу и от того, и от другого.

- В атаку! - Командует Массак, высоко поднимая двуручник. Взметнул его, и сам первым рванулся навстречу мужикам. Меч засвистел, рассекая воздух, раскручиваясь, словно крылья мельницы в ветреную погоду.
76

DungeonMaster Akkarin
23.01.2021 18:10
  =  
Когда рыцарь, свирепо взмахнув двуручником, начинает продвигаться вперёд, толпа, тревожно колыхнувшись, отступает на шаг. В какое-то мгновение даже может показаться, что они вот-вот дрогнут и побегут, однако первые ряды уже подпирают сзади другие.

Кабан, размахивая молотом, отгоняет тех, кто остался позади или подбирается сбоку. Преподобный, покачав головой, сокрушённо отворачивается и направляется к Лине.

Артур видит перед собой широко распахнутые глаза, в которых страх переплетается с отчаянной злостью и фанатичным безумием.

Секунду тянется томительная неопределённость – натужно взревев, один из крестьян первым бросается вперёд, неуклюже и неумело размахивая коротким серпом. Описав в пространстве стремительный полкруг, шип боевого молота Кабана врезается в висок агрессора, с хрустом пробивая череп и отшвыривая на взвигнувших истерически женщин бездыханный труп.

Секундное замешательство – и начинается бойня.
Бойня
– разъяренная толпа имеет прочность (49\49), где каждая единица прочности – одна боеспособная единица, не считая именных персонажей;
– каждый успех на каждом броске мощи снимает 1 единицу прочности толпы, то есть убивает или выводит из боя одного крестьянина;
– толпа не делает собственный бросок мощи и не выбирает цель, но наносит одну единицу урона каждому персонажу, который выбросил меньше половины от своего общего количества возможных успехов на броске мощи (вне зависимости от результата этой проверки, каждый успех на броске мощи по-прежнему отнимает единицу прочности у толпы);
– Кабан: 10д6 мощи (2\2);
– Лоррейн: 7д6 мощи (2\2);
– Терри: 7д6 мощи (2\2).

Артур
– текущий модификатор мощи: 8д6 базовый + 2д6 за Ионбурский котёл + больше не рыцарь (каждая шестёрка даёт дополнительный куб, который не учитывается в проверке ответного урона толпы);
– бросок мощи на схватку с толпой;
– каждый успех в персональном броске мощи позволяет по желанию описывать изничтожение безымянного крестьянина в собственном посте, не дожидаясь резолва;
– при желании, можно делать персональные броски за всех остальных, но результаты описываться будут в мастер-резолве.
Отредактировано 23.01.2021 в 18:13
77

сэр Артур Массак DeathNyan
23.01.2021 18:42
  =  
Артур надеялся, что хотя бы часть людей внимет голосу благоразумия и разбежится. Но нет, они ринулись на него, даже понимая, что могут заплатить за эту победу большой кровью и многими павшими. Хотя, сам-то хорош. Где твоя былая прагматичность, Артур? Почему ты бьёшься за бедняжку-Лину? Плевать на деревенщин, почему ты рискуешь своими людьми? И кем? Лучшими из них! Лоррейном, Терри, Робертом, и всё это пока Рихтер отсиживается в таверне и накачивается элем. Может, уже слинял с их деньгами, проныра. Может, схлестнулся за них с Кельтом. Но что уж теперь - назад дороги нет. Ревя во всю глотку устрашающий боевой клич, Артур сшибается с толпой, наотмашь разя мечом сам не видя куда. Перед ним - не люди, а всего лишь препятствие. Нужно преодолеть его! Прорваться! Прорубить себе путь! Достать поганого старика и не завязнуть, не потонуть в этой людской лавине!
Результат броска 10D6: 5 + 2 + 1 + 3 + 1 + 2 + 6 + 2 + 5 + 1 = 28 - "Артур атакует толпу".
Результат броска 10D6: 3 + 1 + 3 + 3 + 4 + 1 + 1 + 5 + 6 + 3 = 30 - "Кабан атакует толпу".
Результат броска 7D6: 4 + 3 + 4 + 1 + 1 + 4 + 5 = 22 - "Лоррейн атакует толпу".
Результат броска 7D6: 6 + 2 + 1 + 3 + 6 + 1 + 2 = 21 - "Терри атакует толпу".
Результат броска 1D6: 4 - "Дополнительный бросок за Артура"
Возможно, будет редачиться.
Отредактировано 23.01.2021 в 18:48
78

DungeonMaster Akkarin
23.01.2021 19:33
  =  
Хаос. Наиболее подходящее слово для того, чтобы описать, во что в считанные мгновения превратилась деревенская площадь. С яростным рёвом Артур рвётся вперёд, двуручник взлетает и падает, отсекая чью-то конечность от рукава белоснежной туники. Меч скользит дальше, обезглавливая замешкавшегося мужика с топором, в остекленевших глазах которого отпечатался ужас. Массак продолжает бежать, сбивая плечом ту самую дородную женщину, которая с оглушительным визгом плюхается задницей в жидкую грязь.

Мчится Кабан. Чудовищный молот проносится рядом в жутком горизонтальном ударе, ломая шею и буквально выламывая в сторону по касательной чей-то нос. Кровь хлещет на Роберта, на белые праздничные одежды, на бледное лицо застывшей в ступоре посреди поля боя малолетней девчонки.

Сцепив зубы, бежит и Лоррейн. Забыв о недавнем ранении, он скользит сквозь толпу подобно целеустремлённому бестелесном призраку. Отклонив голову, пропускает изогнутое лезвие серпа, диагональным взмахом вспарывает наискось торс крестьянина, почти сразу пронзает насквозь другого. Последним движется Терри, скорее отбиваясь, чем атакуя.

Впереди и вверху, подобно красной тряпке, маячит мантия Преподобного. Артур отталкивает в сторону безоружного старика, натыкаясь на импровизированный строй из трёх деревенских, вооружённых вилами. Кто-то истошно вопит позади – Массак перерубает одно древко, ботинком прижимает второе к земле и поднимает меч для удара. Последние вилы, которые сжимает обеими руками перепуганный до полусмерти светловолосый парнишка, всеми четырьмя зубьями вонзаются в бок, прорывая звеня нательной кольчуги. Оступившись, Артур сносит голову парня единственным свирепым ударом, чувствуя, как по животу и бедру стекает вниз потоком горячая кровь. Он останавливается, вырывая вилы из тела и вдруг понимает.

Он в Ионбурге. Это снова произошло. Бессмысленный и беспощадный хаос уличного сражения, в котором практически невозможно различить друзей и врагов. Его попытка прорыва почти провалилась, завязла в толпе. Взгляд, брошенный назад, подтверждает худшие опасения. Роберт с рёвом размахивает молотом, окружённый кольцом вооружённых крестьян. Один из них бросается сзади, на бегу вгоняя серп в раненое Ареем плечо Кабана – взревев, Блэквуд перекидывает мужчину через себя и с силой вдавливает ему в лицо тяжёлый ботинок.

Терри, оставшийся позади, сражается с несколькими противниками сразу. Его рубаха потемнела от крови, теперь он держит меч левой рукой и продолжает сопротивляться разве что из упрямства. И лишь Лоррейну удалось забраться настолько же далеко, насколько и Артуру – всего лишь полтора ряда крестьян отделяют их обоих от заветного языческого помоста.
Бойня
– Артур выводит из строя четверых (45\49);
– Кабан выводит из строя троих (42\49);
– Лоррейн выводит из строя четверых (38\49);
– Терри выводит из строя двоих (36\49);
– Артур, Кабан, Терри (1\2, «лёгкое ранение» – -3д6 к броску мощи);
– Кабан и Терри окружены местными, управление над ними потеряно.

Артур
– текущий модификатор мощи: 10д6 - 3д6 за ранение = 7д6 + больше не рыцарь;
– опционально: прорыв к помосту (бросок мощи с текущим уроном по толпе, 3+ успехов для успешного прорыва);
– опционально: коллективный прорыв к помосту вместе с Лоррейном (суммарный бросок пощи 14д6 + больше не рыцарь, 3+ успехов для успешного прорыва обоих);
– опционально: помощь Кабану или Терри (бросок мощи, каждый успех добавиться к броску выбранного члена отряда в схватке с толпой);
– опционально: отправить Лоррейна по помощь Кабану или Терри в случае решения продолжить прорыв в одиночку;
– опционально: продолжить схватку с толпой (бросок мощи против толпы по правилам предыдущего раунда).
79

сэр Артур Массак DeathNyan
23.01.2021 19:49
  =  
Артур ревёт как зверь, продолжая остервенело рваться вперёд. Боль только подстёгивает его ярость, с которой он дерётся. Он даже сам удивляется, как ещё может соображать и различать что-то в этом столпотворении людей и понимать хоть что-то.
- Лоррейн! Терри! - Кричит рыцарь, срываясь на хрип. Давний друг должен понять его без лишних слов.

Сам Артур лишь ловит бешено мечущимся взглядом хлопающую на ветру алую мантию жреца, что мелькает где-то за плечами толпы селян. И как только улавливает - рвётся в том направлении, продолжая наносить удары.
Результат броска 7D6: 6 + 4 + 3 + 2 + 6 + 5 + 6 = 32
Результат броска 3D6: 1 + 1 + 6 = 8 - "Больше не рыцарь, кубы за три шестерки"
Результат броска 1D6: 4 - "Ещё бросок"
Артур идёт на прорыв, отправив Лоррейна спасать Терри.
Отредактировано 23.01.2021 в 20:06
80

DungeonMaster Akkarin
23.01.2021 20:32
  =  
Злость поглощает боль, заполоняет реальность, застилает глаза. Клинок взлетает ещё несколько раз, каждый раз безошибочно находя новую жертву. Перед самым помостом на Артура бросается безобразная старуха с серпом, безразмерные телеса которой вместе с изуродованным злобой лицом он рассекает сокрушительным диагональным ударом.

Ладонь упирается в доски помоста – не обращая внимания на рану, Артур переваливается через край и вскакивает на ноги, теперь возвышаясь над полем боя. Перед ним – двое местных, те самые, что удерживали сопротивлявшуюся изо всех сил Лину.

У одного из них коса – крестьянин совершенно не понимает, как следует обращаться в схватке с этим грозным оружием. Артур отсекает его кисть вместе с рукоятью рабочего инструмента – заходясь в нечеловеческом крике, селянин падает влево, срываясь с помоста и погребая под своим грузным телом какого-то мальчика. Массак продолжает наступать, со свистом пронзая воздух могучими горизонтальными взмахами. Очередной удар перерубает торс второго крестьянина – теперь до креста, Лины и Преподобного остаётся едва ли больше какого-то смехотворного десятка шагов.

Кабан позади продолжает сражаться. Молот бешено вращается, раскидывая местных, которые, кажется, лишились своего отчаянного энтузиазма. С мерзким хрустом ломается шея у одного, взрывается грудная клетка другого. Роберт, тяжело дыша, продолжает размахивать молотом – вот только больше никто не горит желанием к нему приближаться.

Терри ведёт схватку левой рукой. Подпрыгнув, он пропускает мимо неуклюжий размашистый удар одного из косцов, после чего сходится с тем вплотную и вгоняет клинок в живот мужчины по самую рукоять. Новые крестьяне наступают, сжимая кольцо – и в этот миг с фланга в их спутанные ряды врывается Лоррейн, нанося всё новые и новые удары с несвойственным ему обычно ожесточением.

Артур видит Преподобного совсем рядом. Скрестив руки на груди, старик в алой рясе стоит за крестом, невозмутимо наблюдая за представлением. Ещё один ржавый гвоздь вбит в тело Лины, пронзив сведённые вместе лодыжки насквозь. Между Массаком и крестом остаются лишь двое – тот самый здоровяк, обеими руками перехвативший киянку, и… Вторым человеком на помосте оказывается, к удивлению Артура, Хельмут. Его лицо напоминает восковую неподвижную маску, в стеклянных глазах не осталось ничего, кроме непоколебимой абсолютной решимости.
Результат броска 7D6: 3 + 5 + 4 + 4 + 6 + 6 + 6 = 34 - "Кабан против толпы".
Результат броска 4D6: 2 + 6 + 6 + 6 = 20 - "Терри против толпы ".
Результат броска 7D6: 1 + 2 + 5 + 2 + 1 + 4 + 5 = 20 - "Лоррейн помогает Терри ".
– Преподобный укрывается за крестом;
– между крестом и Артуром остались лишь громила с киянкой и Хельмут.

Бойня
– Артур выводит из строя СЕМЕРЫХ (29\49) и успешно прорывается на помост;
– Кабан выводит из строя шестерых (23\49);
– Лоррейн выводит из строя троих (20\49);
– Терри выводит из строя троих (17\49);
– толпа почти дрогнула.

Артур
– текущий модификатор мощи: 7д6;
– мощь Хельмута: 3д6;
– мощь громилы: 4д6;
– Хельмут и громила атакуют Артура по правилам группового нападения на одиночную цель (их броски мощи суммируются, но из итоговой суммы снимается по одному успеху за каждого участника группового нападения);
– опционально: бросок мощи на схватку (4-6 для летального, 5-6 для попытки вырубить обоих не убивая – определить до броска).
81

сэр Артур Массак DeathNyan
23.01.2021 21:03
  =  
В угаре жестогоко боя Артур совсем теряет связь с реальностью. В очередном мужике с косматой бородой, который падает перед его ногами, сражённый мечом, Артур видит ноксианского солдата, одного из тех, кого когда-то убил в Ионбурге. На месте другого крестьянина ему видится тот кавалерист, который год назад вышиб Артура из седла и уронил наземь. Грузная старуха со слюнявым, редкозубым оскалом кажется ему отожравшимся на мертвечине трупоедом. Артур всё ещё кричит, и в его крике смешиваются ярость и страх. Он рубит, не чувствуя боли и усталости, и в стороны летят отсечённые конечности, а несчастная старуха и вовсе расползается на два бесформенных, жутких куска. Артур мчится дальше, и на скорости взбирается на помост.

Переваливаясь через край, Артур чувствует резкую вспышку боли в раненом боку, но даже не сбивает шага. Встаёт на ноги, и тут же рассекает пополам сухое древко старой косы, заодно отсекая сжимающую это древко кисть. Разрубает пополам другого крестьянина - верхняя половина тела взлетает, отделяясь от нижней, а вместе с нею вьющимися лентами разлетаются жуткие человечьи внутренности. Теперь он идёт прямо на последних двух, намереваясь расправиться и с ними. Он уже не кричит - давно сорвал голос, и может только сипло дышать сквозь сжатые зубы. Артур весь покрыт кровью, а лицо и вовсе невозможно различить под густыми бордовыми потёками - на сплошной кровавой маске лишь белеет два бешено выкаченных глаза, свирепо глядящие на последних врагов.

На секунду сознание Артура даже прояснилось, когда он увидел Хельмута и узнал его. Наверное, он бы даже остановился после этого, если бы следующей не увидел Лину. Увидел тот гвоздь. В голове Артура тут же засела мысль, что всё то время, пока перед помостом творилась эта кровавая вакханалия, старательный плотник просто делал свою работу дальше, просто вколачивал гвозди в тело девушки, как будто так и нужно. И от этой мысли Артура захлестнула... нет, не ярость. Злоба. Осознанная злоба и желание убить одного конкретного человека.

Он убьёт плотника первым. Вспорет ублюдку его поганое брюхо, чтобы он увидел свою вонючую требуху вываливающейся ему под ноги бесформенной, дымящейся кучей. Чтобы как следует всё прочувствовал, покуда подыхает. А Хельмут... С ним надо быстро. Сразу убить, раз, и всё. Худшее, что он мог с ним сделать - оставить жить.
Результат броска 7D6: 1 + 4 + 1 + 6 + 6 + 4 + 3 = 25 - "Артур атакует плотника(а лучше двух сразу, если это возможно)".
Результат броска 2D6: 4 + 5 = 9 - ""Больше не рыцарь""
Отредактировано 23.01.2021 в 21:10
82

DungeonMaster Akkarin
23.01.2021 21:38
  =  
Выражение лица громилы с киянкой отличается нездоровой болезненной безмятежностью. Даже поднимая свой молоток, он, судя по всему, не испытывает ни злости, ни страха. Артур легко отклонив лезвием клинка топор Хельмута в сторону, вгоняет меч в область паха здоровяка и силой проталкивает оружие выше, вскрывая низ живота. Он смотрит прямо в глаза больного урода – видит там слёзы, удивление и обиду. Массак сталкивает умирающего крестьянина в сторону, и единственным ударом обрывает жизнь Хельмута.

Кабан позади, окончательно взбесившись, настигает бросившего оружие и бегущего человека, ударяя по позвоночнику молотом. Тяжело дыша, он склоняется над корчащимся в агонии телом и продолжает наносить удар за ударом даже после того, как череп несчастного окончательно превратился в труху. Подошедший Лоррейн кладёт ладонь на плечо Роберта, помогая тому вернуться к реальности.

Площадь быстро пустеет. Местные бегут, бросая оружие. Другие умирают, корчась в предсмертных муках на холодной земле. Третьи стонут и рыдают над трупами близких.

Приходит запоздалое осознание – сражение завершилось.
Несмотря на это, не всё ещё кончено.

Артур делает шаг вперёд, приближаясь к кресту. Почти с ног до головы его покрывает корочка запекшейся крови. Взгляд нащупывает неподвижное тело распятой на кресте Лины, в шаге от которого ожидает своей участи Преподобный.

Старик наматывает тёмные волосы девушки на кулак, рывком задирая голову и открывая беззащитное горло. В свободной руке жреца – изогнутый ритуальный нож, лезвие которого замирает в дюйме от бледной обескровленной кожи.

– На шагу дальше, – холодно предупреждает Артура Преподобный. – Теперь проснись.

Он приказывает Лине и, к удивлению Массака, девушка вздрагивает и почти сразу открывает глаза. В них – слёзы, боль и непонимание. Судорожно дернувшись на кресте, Лина чувствует около своего горла изогнутую полоску ледяной стали.

Её взор, безразлично скользнув по окрестностям, останавливается на фигуре наёмника.

– Артур..? – единственное слово слетает с губ Лины.

– Теперь заткнись, – властно распоряжается Преподобный и смотрит на Артура. – Чудовище, стало быть?
Результат броска 4D6: 5 + 4 + 2 + 1 = 12 - "плотник".
Результат броска 3D6: 1 + 6 + 5 = 12 - "Хельмут".
Результат броска 7D6: 1 + 4 + 5 + 4 + 5 + 6 + 4 = 29 - "Кабан".
Бойня (последний раунд)
– плотник и Хельмут получают 3 успеха в суммарном броске мощи (5-6) и теряют два из-за количества нападающих на одиночную цель = 1 успех совместной атаки;
– Артур получает 6 успехов на персональном броске мощи и убивает обоих;
– Кабан РАЗОШЕЛСЯ и выносит ещё шестерых (11\49);
– бойня завершена, уцелевшие спасаются в ужасе.

Завершение Бойни
Выбрать и добавить в преимущества два из предложенных (либо просто выбрать, если преимущество касается спутника).
– ярость (получив ранение, но оставшись при этом на ногах ты игнорируешь штраф от ранения до конца боя);
– мастер дуэлей (сражаясь с сильным противником один на один, ты получаешь дополнительно 4д6 в боевой пул мощи к броску);
– упрямый ублюдок (персональная живучесть повышается до трёх единиц здоровья);
– смертельная мельница (сражаясь в одиночку против нескольких противников, ты получаешь дополнительно 3д6 в боевой пул мощи к броску);
– Ханс: кровожадность (+4д6 к боевой мощи Мясника в схватках один на один);
– Кабан: ярость (+д6 к боевой мощи Кабана, 3 единицы здоровья вместо двух);
– Кабан: искупление (даже получив смертельное ранение, Кабан продолжит сражаться до завершения схватки);
– Лоррейн: преданность (+2д6 к боевой мощи Лоррейна, игнорирование штрафа совместного нападения для всех участников группового нападения на одиночную цель, если один из участников нападения – Эд).
Отредактировано 24.01.2021 в 00:50
83

сэр Артур Массак DeathNyan
23.01.2021 22:12
  =  
Артур послушно останавливается, как будто безумный жрец имеет над ним такую же власть, как и над Линой. Поднятый над головой меч тяжело опускается на наплечник острой кромкой. Рядом с Артуром всё ещё корчится в агонии юродивый мужик с киянкой, но Артур даже не смотрит в его сторону. Сердце всё ещё бешено бьётся в груди, но боевой запал отступает, и Артур чувствует подкатывающую слабость. Вся левая сторона тела будто объята пламенем. Артур на секунду слегка пошатывается, и хватается за бок. Мимолётно смотрит туда, и вспоминает недавнюю сцену очень отчётливо. Три человека с вилами. Артур свирепо бьётся с ними, и вдруг на секунду перед глазами всё меркнет от боли. А потом он помнит, как посмотрел вниз, и увидел вилы, зубья которых утопли глубоко в его боку. Тогда он просто вытащил их из себя одним резким движением - ещё почувствовал, насколько ж они загнуты - и отбросил их к мёртвому хозяину. А теперь Артур осознаёт, что эта рана может убить его в самое ближайшее время. Что он там ещё проткнул внутри него? Сколько Артур ещё сможет так простоять? В глазах уже плывёт, голова кружится, а лицо преподобного сливается в одно мутное пятно.

- Чего тебе ещё надо от меня, старый хрыч? - Произносит Артур, стараясь стоять прямо и смотреть прямо на Преподобного. - Хочешь признания своего морального превосходства надо мной? Мне не жалко. Отойди от девушки.
К сожалению, Артур не может подать сигнал своим, но надеется, что хоть кто-нибудь догадался обойти жреца под прикрытием высокого помоста и разобраться с ним. Хотя, даже если и догадались, а поможет ли? Он же вроде как провидец.
- Мне нужна только она, а не убить всех мужчин в деревне, включая тебя. - Произнёс Массак. - Я тебя не убью, если ты уйдёшь, не тронув Лину. Больше тебе нечего от меня потребовать.
Отредактировано 23.01.2021 в 22:14
84

Преподобный Akkarin
23.01.2021 22:51
  =  
– Всего-то и стоило – развернуться, забрать золото и уйти, – Преподобный снова качает головой, сокрушаясь. – Вместо этого ты предпочёл уничтожить деревню в обмен на единственную жалкую и совершенно ничтожную жизнь. Ты думаешь, что действительно спас кого-то, сэр Артур?

Справа от помоста, склонившись над изуродованным телом, в котором Артур не без труда узнал Анджея, сидит на коленях, опустив голову, Корбут. Время от времени плечи старейшины судорожно приподнимаются и опускаются в такт сдавленному прерывистому дыханию.

– Ты разорвал Пакт. Нарушил равновесие. Попрал своими грязными сапогами нерушимые законы Старых Богов, что существовали с самого первого дня сотворения мироздания. Думаешь, это сойдёт тебе с рук?

Последний луч заходящего солнца отражается золотом в лезвии изогнутого ножа Преподобного, и на деревню опускаются внезапные сумерки.

– Ты не спас никого. Ты обрёк на гибель себя, эту жалкую идиотку, всех своих подчинённых и каждого пережившего резню обитателя несчастной деревни. Никто не переживёт эту ночь. Ты меня слышишь? Никто.

Краем глаза Артур замечает, как Корбут медленно поднимается, подхватывая с земли чей-то топор. Он медленно и грузно взбирается на помост, останавливаясь по правую руку от Преподобного. Старейшина изменился и словно состарился на добрый десяток лет за считанные минуты.

– И ради чего вся эта кровь? Все эти бесчисленные невинные жертвы? Ради чего ты оставил отцов без детей, а детей без матерей и отцов? Ради призрачной надежды, что ты и эта… Жалкая… Никчёмная… Блудница, сможете когда-нибудь вместе быть счастливы? – Преподобный презрительно фыркает. – Я предупреждал тебя, Артур Массак. Я в полной мере выполнил свою часть обещанной сделки. Ты думаешь я боюсь тебя? Этого твоего изуверского меча, что сегодня вдоволь насытился горячей крови невинных? Восемь полных столетий я ходил по земле, и уже давно мысль о смерти меня не пугает. Смерть – лишь избавление от бесконечного цикла страданий и крови. Но, прежде чем мы закончим здесь, я бы всё же хотел услышать ответ. Почему? Почему ты сотворил это?
Отредактировано 23.01.2021 в 22:53
85

сэр Артур Массак DeathNyan
23.01.2021 23:22
  =  
Вокруг потемнело так быстро, что Артур сначала подумал, будто это темнеет у него в глазах от ранения. Но нет, это всего лишь зашло солнце, и пришло время этой их ночи красной луны. Старик сулит всем им погибель, и Артур, если честно, верит ему. Да, наверное, так оно и случится. Им всем тут придёт конец. Но вот в то, что Преподобный не боится смерти, Артуру поверить не получается. Не боялся бы - не держал бы ножа у горла девушки.
- А тебе надо было просто выбрать другую жертву для своего праздника, а не спускать на меня всех мужиков в деревне. - Ответил Артур, продолжая смотреть на Преподобного. - Может быть, тогда бы я ещё отвернулся. Если ты провидец, то ты должен был понять, что я не оставлю на смерть девушку, которой обязан жизнью сам, и которая спасла моего человека. Ты должен был знать, что я или спасу её, или погибну пытаясь. А из моих людей меня в этом не поддержал только Мясник.

А потом Артур повернул своё окровавленное лицо в сторону Корбута.
- Я не хотел этого, староста. - Сказал Артур ему. - Не хотел никого убивать. Я предлагал вам другой путь. Но вы решили убить меня и моих людей. Всё, что здесь произошло, было не одним лишь моим решением. Вы тоже выбирали. А теперь узрите последствия своего выбора.

Артур отпустил свой раненый бок, и ухватился левой рукой за навершие трофейного двуручника. А затем - резко двинул меч вперёд, как будто собирался резко ударить им с вертикального замаха в доски подмоста. Но на трети пути, который преодолело лезвие, со свистом рассекая воздух, Артур разжал обе руки - и меч завертелся в воздухе, отправившись в кратковременный полёт вперёд, в сторону Преподобного.
Не знаю, что бросать на метание меча. И вообще, а можно ли так?
Отредактировано 23.01.2021 в 23:56
86

Преподобный Akkarin
24.01.2021 00:07
  =  
Пока Артур говорит, позади него на помост, пошатываясь и тяжело дыша, взбирается Терри. В руках Уоллеса по-прежнему находится окровавленный меч. Краем глаза Массак отмечает, что Лоррейн медленно и осторожно обходит помост, но останавливается около тела Анджея, осознав, что Преподобный смотрит именно на него.

Корбут так и стоит, безвольно опустив голову, с топором в повисшей плетью руке.

В тот момент, когда Артур отпускает рукоять и отправляет клинок в короткий полёт, наёмник поднимает голову и встречается взглядами со жрецом. На губах Преподобного – мимолётная сухая ухмылка. Он успевает сделать скользящее движение кистью вдоль горла Лины и даже отвести в сторону руку – лишь затем в его тщедушное тело впивается на лету массивный двуручный клинок.

Преподобного отбрасывает назад – он тяжело опускается на помост, выглядывающее аккурат меж лопаток острие выступает в качестве дополнительной точки опоры. Пронзённый насквозь старик вздрагивает, его и без того алая мантия начинает быстро темнеть.

Жрец улыбается кровавой улыбкой, захлёбываясь. Артур снова смотрит на Лину – и с изумлением видит, что на горле девушки не осталось не единой царапины. Преподобный мог убить её. Совершенно точно – он знал заранее, успевал.
И, тем не менее, не стал делать этого.

– Взойдёт красная луна, – булькая и хрипя пробитыми насквозь лёгкими, изрекает мучительно медленно Преподобный. – Сразу после заката, что окрасится кровью. Настанет ночь… Равновесия. Ночь единения, когда сплетутся воедино мир живых и мир мёртвых.

Лина испугана и изумлена произошедшим не меньше, чем Артур.

– Духи воспрянут сияющими огнями над первобытными лесами и гиблыми топями, – Преподобный кажется умиротворённым, почти что счастливым. – И лица мёртвых будут бледнеть в непроглядных озёрах тёмной воды… Тогда она придут снова. Старые Боги. Великие Боги. Очнувшись от спячки, те, что были погребены и забыты, вновь они войдут в мир живых…

Корбут отворачивается и понуро бредёт к сидящему Преподобному.

– То час Единства. Время возмездия, – кровавая улыбка жреца становится шире. – И горе тем, у кого хватит глупости оказаться у них на пути.

Старейшина приближается вплотную к пророку и поднимает топор.

Глаза Преподобного мутнеют, неизменно ясный взгляд теряет осмысленность. Жрец задирает голову и смотрит в непроглядно тёмное небо.

– Так вот, каково это… – выдыхает он за мгновение до того, как лезвие топора Корбута с размаху входит в старческий череп.

Тучи быстро бегут по тёмному небосводу. Огромный шар налитой кровью луны, зловеще сияя, проступает на мгновение в одном из наиболее крупных просветов.

– Лина! – опомнившись и будто только что очнувшись от спячки, Терри бросается к распятой на кресте девушке.
Грехи Отцов
Лишившись и дочери, и последнего сына, сомневавшийся Хельмут примкнул к фанатичной пастве безумного проповедника. Он встал на защиту жреца и пал от твоего меча одним из последних. В последние минуты своей жизни Хельмут искренне хотел верить словам Преподобного – ведь в противном случае это бы означало, что все его дети погибли зря.

Молот Ведьм
Всё шло к этому. В конце концов перед тобой встало непростое решение – на одной чаше весов оказалось будущее всех обитателей Темноводья, на другой – жизнь единственной девушки. Местные не вняли твоим словам, ты тоже сделал свой выбор. Закат действительно окрасился кровью. Главная деревенская площадь превратилась в место побоища. Немногочисленные уцелевшие едва ли когда-либо смогут в полной мере оправиться от случившегося.

Старейшина
Корбут оставался верен своим словам до конца. Он выполнил свою часть сделки и передал тебе ноксианское золото, он следовал за Преподобным вплоть до самой развязки. Увидев собственными глазами, к чему привела его родную деревню безоговорочная слепая вера в пророка, старейшина собственными руками добил умирающего с твоим мечом в груди проповедника.

Преподобный
Он предвидел твой план. Словно издеваясь, он провёл лезвием по горлу Лины, но не оставил на нём ни царапины. Умирая, Преподобный оставил миру своё заключительное пророчество. И Красная Луна действительно вспыхнула в минуту его гибели на ночном небосклоне.

Забытый
Посмертным пророчеством Преподобного стали слова о том, что равновесие нарушено, и теперь пакт со Старыми Богами разорван. Что бы это ни значило, но перед смертью жрец успел заявить, что ни один человек из числа уцелевших в резне на площади, теперь может не рассчитывать дожить до рассвета.

АКТ ЗАВЕРШЁН
Отредактировано 24.01.2021 в 00:45
87

123

Добавить сообщение

Нельзя добавлять сообщения в неактивной игре.