Viola mirabilis | ходы игроков |

 
Эридан Geogre Carlin
10.05.2020 21:10
  =  
Лазурь, золото лились с чистых небес, и тёплый бриз подхватывал и нёс в лицо и на головы входящему колонной в столицу бравому Третьему легиону лепестки цветов и ленты.
Закрыв глаза и лицо подставив солнцу, Эридан чувствовал непривычный ход чужого белого коня под ним. Впивались неудобно не обтёртые ещё края парадного нагрудника в тело, хрустящие в руках от крепкости, не обтрёпанные поводья скользили, тонкая подошва сандалий давала ногам прощупать каждую лозу в ковке вычурных стремян.
Всё это было – нет, стало – так непривычно. Левая рука всё бездумно тянулась потрогать и поскрести лёгкую шероховатость впервые за долгие месяцы гладко выбритой щеки. Но он искренне наслаждался моментом.
Тем временем Марк, его старший брат, ехавший не по чину, но по одному желанию своему рядом, болтал со всадниками позади, хохотал, махал руками плебсу, стоящему стеной в три ряда вдоль главной дороги от Северных врат, и швырял из корзины притороченной к его коню, монеты и камни с кусочками самородного золота. Полный ликования ор толпы обращался в восторженный и алчный визг, а Марку нравилось.
– Ты занимаешься глупостью, – покрепче закрыв только что приоткрытый и оскорблённый зрелищем глаз, сказал Эридан. Он брату был не судья, они провели, несмотря на злые языки сената, беспокоящиеся об усилении влияния Авидиев на армию Республики, безупречную кампанию. Быть может, уже в следующий раз на Фадро, где теперь строится аверский порт в естественной гавани, они отправятся не в месячный марш по суше, растягиваясь с обозами, пехотой и конницей, а на галлерах. Или они атакуют сразу мавров, закрепившихся на юго-западе страны древесных дикарей и их странных пактов с лесными владывами, коим свидетельства в Аверии за века не видел и не слышал.
– А, Эри, не все действия из чистой логики приносят радость и не все, приносящие радость – хороши для тебя назавтра.
– Это ты любитель вина, – они завернули, Марк просто скинул корзину в сторону от дороги, и под крики, гомон и неровный марш легиона по мощёной дороге, забыл о ней тотчас. Но Эридан не забыл, и спросил:
– Зачем метать незаслуженное богатство в плебс?
– А зачем оно мне? Мне не нужно, а они отпразднуют за нас и зажгут благовония в доме.
– Они там сейчас насмерть передерутся.
– Не насмерть. Гляди.

Спор прекратился, и больше на него не было времени. Военного трибуна (ставшего в походе, к слову, в третий раз отцом и заявившего Эри, что более он из родовой виллы никуда уезжать не намерен) чествовали особенно сильно друзья их отца, Эридану же досталось несколько слов в ряду других видных офицеров легиона, и все успели изрядно изголодаться. Волна блестящих шлемов и свежих плащей прошла кругом по трём внешним, крупным торговым площадям города, приняла цветы от горожан, и начала расходиться. Расквартированные и с семьями в городе солдаты – кто куда, отправляющиеся в провинции на долгий отдых – со своими командирами – в лагерь за городом, чтобы отбыть по назначению завтра. Вряд ли многих из них Третий легион увидит, когда его мобилизуют через несколько месяцев вновь. Эридан молча наблюдал за человеческим морем со спины нетепреливо перетаптывающегося под ним казённого коня. Была бы это его послушная чалая Фуга...
Для настроения музыка ссылка
Отредактировано 13.05.2020 в 16:16
1

«Фиалочка» Edda
11.05.2020 13:58
  =  
Согретая солнцем пустая улочка. Красивый женский голос, доносящийся из глубины каменного дома, напевающий что-то вроде колыбельной. Камень, упруго отражающий стук копыт. Мелькнувший из-за угла рыжий локон. Фиолетовый лепесток, одиноко танцующий в воздухе.

Время будто замедлилось. Уставший от впечатлений город притих. Казалось, никому нет дела до Эридана. Долгожданное одиночество, тишина наедине со своими мыслями, коих множество и мерно качающийся круп не его коня.
- Купите фиалки, - рыжие локоны разбросаны по плечам, хрупкую фигурку скрывает плащ, глаза грустные и пустые, а в нежных руках никогда не знавших тяжкого труда, чуть подрагивает фиолетовый букетик. Девушка протягивает его полководцу и губы трогает застенчивая улыбка. Глаза остаются странно невыразительными, словно невинное дитя уже познало все тяготы жизни и ничто не способно зажечь в ее глазах хоть искорку интереса.

- Всего один золотой.
Выражение лица не изменилось. Это не шутка. Всего золотой. Всего лишь твой дом. Доспех. Перстень отца на крепком пальце. Одна золотая монетка. За крошечный букетик фиалок. Это ли не справедливость? Ведь фиалок в это время года нет.
Настроение: ссылка
2

Эридан Geogre Carlin
11.05.2020 19:28
  =  
От всего этого триумфального парада у Эридана голова поплыла, но он списал это на солнце в зените, нагревшее даже его выгоревшие волосы. И цветы. Посмотрев мутным взглядом на девчонку с цветами, он сначала подумал: опять дикари с Фадро, а потом просто отпустил эти мысли. Быть может, он бы даже расщедрился и взял у неё букет, бросив серебро, не потому, что любил цветы, вечно свербившие своим навязчивым ароматом в его ноздрях, а потому, что Марк так настаивал праздновать, даже если для него праздником было бы сейчас оказаться в тихом прохладном атриуме и разлечься на скамье среди подушек, наблюдая, как в открытых дверях во внутренний двор танцуют тени от крон серебристых платанов. Но названная цена мигом превратила его приподнятый уголок губ в цхмылку, а взгляд – в лёд.
Что позволяет себе эта плебейка? А удочерить в род, или, что вероятнее, но не достойнее – в жёны взять – не попросит ли? Да он на золотой мог позволить себе угоститься мороженным, сбитым из свежайших сливок, замороженном на льдах, вырезанных из ледника, и посыпанным ягодами и специями. Свежими ягодами.
Мороженное ему бы сейчас куда больше хотелось. Или просто воды.
Эридан проглотил первую попросившуюся на язык с загустевшей от жажды слюной поток острот, чинно снял рукой в парадном наруче с головы подсохший до хруста лавровый венок и опустил на голову рыжей торговке.
– Держи, и беги попрошайничай у кого-то ещё. Мне не нужны твои цветы.
А на венке, может, хоть что-то заработаешь, – подумал он, и, намотав снова на руку скользкие поводья, тронул коня, чтобы удалиться. Не хватало ему ещё слышать мольбы и историй про больную маму и разорённый дом. У цветов была цена, бесспорно. Но не эта и не для него.
Отредактировано 13.05.2020 в 16:17
3

«Фиалочка» Edda
12.05.2020 00:15
  =  
Робкая улыбка исчезла сразу, словно художник умелой рукой стремительно стёр ее и за пару крошечных штрихов обратил в грустную усмешку.
В глазах мелькнул то ли испуг, то ли сожаление, но то, что случилось дальше, было и вовсе необъяснимо. Девушка вдруг протянула букетик Эридану, а губы чуть дрогнули так, будто она вот-вот заплачет:
- Возьмите просто так.
Венок очень шёл к ее страдальческому личику, а в глазах явственно блеснули слёзы, стоило молодому полководцу исчезнуть за поворотом.
- Будет что положить на могилу брата, - донёсся до ушей звенящий шёпот. Почудилось будто. Но разве может почудиться такое? И как подобное сочетание слов, крамольное, жестокое и предательское, могло сорваться с губ совсем юной девы?
Ответы, если даже он и мечтал их получить, растворились в топленом воздухе вместе с торговкой, коей и след простыл. Только лавровый венок лежал на месте, где мгновением ранее переминалась с ноги на ногу рыжеволосая грустная девушка.

Спустя какие-то несколько часов весть о страшной кончине брата доберётся до покоев Эридана.
Убийца, если он и был, окажется весьма искусен. На теле умершего не будет замечено никаких ран, рядом не найдётся и намёка на крупицы яда, более того - брат не станет сопротивляться, защищать свою жизнь, а это, пожалуй, и есть самое невероятное.
Глаза его страшно выпученные, а рот искажённей в крике свидетельствуют, что Марк узрел нечто необъяснимое, что сразит его, юного и сильного, сразу и наповал.

Стража у ворот будет клясться, что в дом никто не мог проникнуть,, а прислуга со слезами станет умолять не казнить ее, потому что хозяин изволил лишь отдыхать и запретил являться к нему в покои до самого утра.

Лишь после, когда труп заботливо укроют и отнесут на ложе, Эридан заметит маленький букетик фиалок на столе - тот самый, перевитый грубой бичевкой, что он так и не взял из рук торговки цветами.
4

Эридан Geogre Carlin
12.05.2020 13:55
  =  
Он не хотел, он не любил цветы, они не давали ему умиротворения и приятных чувств, только резь в глазах. Что он опять такого сказал, что дева на него обиделась? Это она подошла к нему со вздором.
Эридан уехал, ничего ей больше не сказав. Пытаться переспорить, пристыдить, перехлестать языком женщин – занятие безнадёжное. Им в качестве извинения за мягкие тела природа дала бесстыдства и яда, которые рано или поздно показывали один из своих ликов, будь женщина ведьмой или святой. Когда ему уже за поворотом улочки из ниоткуда, может, из его собственного подсознания, в спину прилетело проклятье, он скривился. Кинул бы букет под копыта коня, даже если купил. Дурная девка. Поддавая в бока скакуну, молодой офицер всё же заставил ленное животное пробудиться да рысить бодрее, подальше, чтобы забыть уже и о толпе, и о торговке, и о странных мыслях.
Ряд редких вилл на вздымающемся над гаванью подальше от порта берегу тонул в зелени, на террасах купались в солнце и свежих ветрах виноградники и сады благородных фамилий. У Авидиев, поднявшихся из третьеразрядных граждан, гордящихся лишь тем, что отслеживали свои корни до самого основания независимой республики, не было много земли, они выкупили её у родственников пресёкшегося рода древнее и богаче, что могли себе позволить жилья больше, чем им было нужно. С невысокой гряды горящих на солнце белизной гор бежал в город, искря радугой в день как этот, акведук, из фонтана пробивалась настоящая живая вода и её не приходилось подвозить или просить милостиво поделиться у более везучих соседей. Окатив себя ледяной водой, Эридан передал с рабыней привет матери и лёг спать.

С пробуждением от тяжёлого сна без сновидений сложно было поверить, что это не странный, леденящий душу тонко и изматывающе своей протяжённостью, кошмар. Весть о гибели брата, смотрящие в пустоту глаза невестки с грудным младенцем, на которого она даже не смотрела, игнорируя плач, на руках, надевшая непроницаемую суровую маску жены политика, пряча все эмоции, мать. Марк остывал на балконе вместе с тем, как с неба уходил, оставляя место зажигающимся звёздам, свет дня. Лекарь со жрецом всё ещё пытались понять, что же убило, вся построенная матерью рабская и плебейская прислуга ничего не знала. Эридан остался стоять там же, когда его, положив в саван, унесли, чтобы, ещё раз удостоверившись, что подсказок о причинах внезапной смерти на нём нет, обтереть маслами и приготовить к сожжению. Он смотрел на декантер и на лежащий за ним букет, сжимая губы. Либо совпадение, либо магия. Да, отравители в городе, поймать пившего и евшего, как и вся семья, с личной заговорённой посуды с ониксами, яд в пище не мог, камни на ободке и ручках бы потемнели и потрескались, забирая злое намерение в себя. Оставался проклятый букет. Эридан унёс то и другое к себе, не в силах уже терпеть, когда же этот сон закончится, не чувствуя реальности происходящего, не желая верить в неё, даже по мере того, как он сел писать о происшествии, чтобы чётко всё запомнить и обсудить это в здравом рассудке. Даже воображаемое письмо хорошо отпечатывало всё в его памяти.
В ту ночь он напился, отбившись от матери, пришедшей одной, самостоятельно со свечой к его дверям. Сказал, что ничего не знал, ничего не происходило, хотя видел в её серых глазах глубокое сомнение, и знал, что она знает, что он знал. До появления отца в доме всё равно младший сын не желал никого видеть и ни с кем шептаться по душам. В этом доме давно жило много лжи и недомолвок, одна-две в бредовом сне точно не повредят. В очередной раз умывшись, у небольшого алтаря он помолился богу всех доблестных мужчин, кузнецу и воителю, чтобы защитил его разум от тёмного, злого и дикого яда, что наползал на него сегодня. Всё было слишком реально: трепыхающийся огонь, холодящий кожу бриз, чуть заветрившийся и плачущий "слезами" сыр, сушёное яблоко. До рассвета оставалось два или три часа, и, хотя Эридан отдыхал целый день, он опьянел и устал, сдаваясь забвению.
Отредактировано 13.05.2020 в 16:17
5

«Фиалочка» Edda
13.05.2020 00:21
  =  
Цветы осыпались, устилали лепестками дорогу, шлейфом развевались за Фиалочкой, пока она медленно ступала, убираясь прочь.

Еще одна душа сегодня будет страдать. Еще одна мать рыдать над своим чадом. Нарушатся тонкие нити, связывающие любящие сердца. Поменяются течения. Будут проложены новые тропы. Но какой ценой?!..Какой ценой!....

Слезы медленно текли по нежным щекам и падая, превращались в фиолетовые цветы. Не хотела, не желала Фиалочка такой ценой менять судьбы. Не стоило служить Ей, но могла ли она отказаться?.. Этого девушка не знала и оттого было еще горше.
Лес, куда она вскоре пришла, ступая сквозь многие измерения, сгустился и так сладко пах, что рыжая на мгновение забыла о своих горестях, перестала нежно гладить белую голову, на которую сама же и осыпала проклятие.
- Поспи, Эридан, отдохни, - шевелились бледные соленые от слез губы. - Ты забудешь. Скоро другие думы затуманят голову твою. Прекрасную голову твою.
6

Эа Edda
13.05.2020 00:30
  =  
-Глупая, - только и сказала, глядя на заплаканную девушку, Эа.

Сегодня была ее ночь, ведь сама владычица-луна сказала, что на её блюде оказалась судьба человека. Человека, одна прихоть которого способна увлечь за собой много прочих жизней, а значит, этот человек ей важен.
Эа пристально следит за водной гладью лесного озера, где мужественный профиль кажется высеченным будто на монете неумелой рукой. Обладатель профиля покойно спит, только волосы чуть колышутся от ее дыхания.

- Просыпайся. Посмотри, что ты наделал, - улыбка трогает тонкие бледные губы, а кончик пальца нарушает покой водной глади, вторгаясь в самую глубь человеческого сна. Последнее, что видит Эа, это как тяжеловесный сон слоями покидает чело полководца, чье сознание тотчас ускользает, соединяясь с реальностью.
– Будь, Эридан. Мы еще встретимся. – Эа поцеловала влажный палец, попробовала на вкус его имя и, увлекаемая пением ночных насекомых, пустилась в путь по своей обители.

***
Там, где кругами растут грибы, где скрючиваются в судорогах деревья, а лес почтительно расступается только перед ней, обитает Эа.
Под сокрытым кронами солнцем, поцелованная луной, почитаемая всем народом лесным, танцует не первый свой век эта могущественная душа. Оплела своими ветвями полмира и еще на полмира заглядывается.
Но сегодня только Он. Сегодня Его ночь. Белоголовый, упрямый, широкоплечий... Бледные губы трогает улыбка победителя.

Её маленькая служительница поработала на славу – прекрасная, огненногривая её находка. Да. Определенно стоило вытащить бедняжку из бездны,куда та самолично сиганула, спасаясь от тягот жизни. Эа обернулась, разглядывая хрупкую фигурку, послушно снимающую плащ и скромное платье. Расти фиалочка в укромном уголке, возле раскидистого кустарника, что не без похоти простер к тебе свои колючие ветви. Твоя помощь еще понадобится, а пока пусти корни глубоко, спи, отдыхай. Жди.

***
Тело, упругое, юное, текло в танце, словно бескостное вовсе. Задумала Эа следующий свой шаг, а за ним и другой, третий. Плавно двигалось ее тело, меняя цвет, кожу, запах. И вот - рассыпались темные локоны, темные как ночь глаза взглянули на мир, тонкие руки простерлись к луне, показываясь во всей красе, изогнулся крепкий стан. Дорогая ткань обняла новую кожу. Венец украсил голову. Стопы направились туда, где забрезжил, тронул землю утренний свет, где стопы Эридана неуверенно несли его к величию.

Эа смотрела за рассветом с холма. Дом Величайшего Полководца уже окрасился розовым, а она наблюдала за ним, покуда не стало больно глазам. Ладони уже чувствовали мягкий лен его волос. Нутро отзывалось в такт его беспокойной поступи. Глаза распахнулись широко, а грудь наполнилась воздухом до краев – прояснится и его лик, в голове соединятся все нити, вспомнит Эридан, зачем он здесь, почует ее приближение всем телом. Готов будь, Человек. Сама Эа интересуется тобой.


Музыка ссылка
Отредактировано 13.05.2020 в 00:39
7

Эридан Geogre Carlin
13.05.2020 19:41
  =  
Он не помнил конца прошлой ночи, но, встав удивительно рано и с на редкость лёгкой головой, пусть и с полным кислоты и горечи ртом, младший Авидий спешно засобирался – куда? Мысли путались, ускользая, но маша хвостами, как пушные звери Фадро, он забыл про букет, который испепелял взглядом и думал выбросить, забыл, о чём хотел спросить мать перед тем, как искать отца, забыл, что отец, быть может, даже не соизволил вернуться. Какой там, когда крутишь интриги и интрижки со вдовой своего мёртвого конкурента.
Почему он был неспособен на скорбь и не способен сегодня на (к слову, заслуженный) гнев? Наверное, перебрал вина. Вино всё глушит. Наконец, смирившись с этой апатией, которую перекрывало пока ещё не распознанная, не распробованная жажда, Эридан вспомнил и проснулся:
– Где он? – спросил он, не уточняя, завтракая в одиночестве во дворе, но всё равно под очами сложившей руки в замок перед собой матери.
– Твоего брата отнесли в храм. Было поздно, его предадут огню на закате.
– Я не о нём. Где отец? Его не было ночью дома.
Она набрала полную грудь воздуха и шумно выдохнула, выпрямляясь и облокачиваясь на платан, складывая руки.
– Сейчас не время ссориться.
– Сейчас не время делать вид, что в семье не отсутствует её глава, когда наследник погибает от какой-то кары небесной! Твой сын! Мой брат!
– И я ничего не могу с этим поделать, Эридан! – впервые не только за день, но и за месяцы, что предшествовали походу, статуя с лицом его матери стала человечной, и тотчас же испугалась эха собственного крика, встревожившего птиц, взяла себя в руки. – Я стараюсь сохранить эту семью. Я забочусь о Таците, люблю её как дочь, и её детей, как вас любила. Но пойми...
– Понимаю! А ещё терпеть не могу, и смириться тоже, с вашим молчанием. Этим вы позволяете ему творить всё, что он хочет, разрушать всё, что... – что? А было ли счастье? Или сплошной благочестивый вид, амбиции, холодный и полный только терпения союз, который мать и отец давно переросли, но не могли расторгнуть?
Эридан встал, окончательно потеряв всякое желание есть свежий сыр и лепёшки, и прошёл мимо неё, одёргивая домашнюю тунику.
– Куда ты?
– Прогуляюсь.
– Ты хотел ехать в город, – заметив, что он направляется вовсе не в конюшни и не в сторону врат, напомнила мать.
– Вечера ждёт.
На самом деле, всё ещё хотел, но, выехав сейчас, Эридан чувствовал, что натворит чего-то, о чём пожалеет. Но в этом доме без Марка, как он понял внезапно и с горечью, его ничего не держало. Не хотелось видеть покладистых как скот женщин, заискивающих или попросту отсутствующих мыслями в собственной бессмысленной жизни и пребывающими где-то в следующей, куда они отпускают вместе с умирающим солнцем мёртвых, рабов. За виллами и садами были холмы ещё круче, каменистые и разнотравые, заросшие рододендронами и сиренью, где братья в детстве объезжали лошадей.
Наследник.
Мысль холодила кожу больше, чем ветер. Конечно, Марк был слишком несерьёзен и беспечен по мнению отца, но Эридан никогда не хотел – и был рад быть освобождённым от обязанности – в больших делах главы фамилии мараться. Ему не было интересно выбирать себе невесту из ещё невостребованных дочерей других родов, может, из рода повлиятельнее и побогаче, особенно теперь, когда он прославился и чуть ли не затмил старшего, скверное дело, особенно в иерархии одного легиона. Ему не хотелось дальше карабкаться по этой змеиной горе. Эридан был просто хорош в том, что он выбрал своим делом, и с солдатнёй, в новых крепостях, вдали от дома и политики Аверии, ему нравилось. Истаяла вся его вчерашняя тоска. Осталось страстное желание броситься во что-то с головой, забыться. А потом, с новыми силами, гнать, рвать, бунтовать. Рушить и делать заново.
Он замер на той мысли, а новая так и не пришла, потому что он оказался лицом к лицу с красивейшей женщиной из тех, что встречал, и онемел от этого на долгие мгновения. Мысли ещё не собрались, а Эридан услышал свой голос, спросивший низко, почти шёпотом:
– Кто ты?
Отредактировано 13.05.2020 в 19:48
8

Эа Edda
14.05.2020 01:43
  =  
В ожидании таилась чудесная возможность знакомства с окружившим её пространством. Новой кожи касались лучи солнца, настойчивые, властные. Эа с грустью понимала, что не может им противостоять. Тепло разливалось по телу стремительно, на щеках появился румянец, а во рту пересохло. Так оно и происходит? Вот оно что… Забыла ты, Эа, каково это подчиняться солнцу. Каково это – быть среди смертных. Как время болезненно забирает ум, тело, силу, красоту, могущество. И память. Эа помнит, как быть человеком, жить от солнца до солнца, сменяя цикл за циклом.
Однако луна никогда не подводит, приходит вовремя, сменяя надменного брата своего. Тогда-то и наступило твоё время, Эа, дочь земли, поцелованной лунным светом. Сквозь гудение земных циклов, сквозь танец времен, меняющиеся языки и русла рек, сквозь рухнувшие горы и растаявшие моря, по ложащимся в могилы смертным телам легкой поступью проходишь ты, Эа, туда, где горячее сердце Человека неизменно ждет твоего появления.

В груди вспорхнула горячая птица – Великий Человек стал точкой и теперь уж глаза Эа больше не отрывались от неё. Тепло с поверхности кожи медленно проникло внутрь, собралось тугим клубком в животе, да так угнездилось там, что Эа невольно положила прохладную ладонь поверх, да так и оставила.
Под ладонью увеличивалось то, у чего было много имен. Могущество, всевозможность, мощь, власть, проникновение, захват. Пальцы собрались в кулак, глаза неотрывно следили за растущей точкой. А Человек уже был внутри сомкнувшейся вокруг него ладони, еще не ведая, зачем.

Кулак или ладонь – что выберешь ты, белоголовый? Эа подарит тебе каждый глоток воздуха, ночь, сменяющую день, земли, множество земель, которые ты даже не сможешь увидеть, будь ты хоть тысячу раз бессмертен. Леса будут обнимать тебя, как я обниму тебя. Моря будут мыть тебе ноги, как это сделаю я. Луна тронет твои уста, а потом их заберёт Эа.
Свободная, как воздух, она чувствовала, как танцуют пальцы, вбирая в себя дребезжание земли от всякого Его шага. Грохот поступи сотрясал всё её нутро. Эа пьянела от аромата с поверхности его кожи невидимыми струями доносившегося до её ноздрей.
Могучий Полководец, с тобой моё слово, нить проклятия крепка, не перерубить острым клинком, запутались в ней твои мысли, налились тяжким грузом ноги и острый твой язык отчего-то не желает шевелиться.

Души их сквозь проемы глаз встречались уже тысячи мгновений, но всякий раз как в первый. Тело, что было непривычно, человеческим на сотни искр распадалось рядом с Ним.
Вот каким ты стал, Эридан… Снова смертен, но также прекрасен.
Смотри, вот тебе моя ладонь. Это Я, Эа.

Эа протянула Эридану руку, прохладная бледная ладонь приглашала его в дорогу. Коснись её, Человек и ты вспомнишь, почувствуешь то же самое. Столетия скитаний, могущество встреч, величие Пути.
- Я та, что здесь, - прохладная ладонь приятно ложится на согретую солнцем, липкую от пота грудь Эридана. Сердце совершает толчок. И Великий Полководец вспоминает.






Музыка, под которую творился пост ссылка
Отредактировано 14.05.2020 в 01:47
9

Эридан Geogre Carlin
14.05.2020 13:19
  =  
  Все, кто уходит в землю, из которой пришли её духи и Великая Богиня и сотворили мир людей таким – теряют любые воспоминания. Несчастны те, кто возвращается не в новые жизни, а в старые, не поддавшись забвению из-за незаконченных дел. Но этому зову противостоять невозможно, и, нехотя, Эридан, которого прозвали старой душой за то, что он не мог веселиться, как положено быть молодым, вспомнил.
  Вспомнил, как убивал чудовищ по имя любви, потому что обещал, потому что они портили её владения, её сады. Кровь последнего, изливавшаяся брызгами лавы, зажгла негасимым огнём его меч, попала в его раны, и он выкинул клинок за грань неба и сам ушёл из мира, чтобы не терпеть и не причинять это зло. Но, оказывается, обещание не было выполнено.
  Вспомнил он, как в иной раз, подгоняемый всё той же не до конца понятной ему силой, отправился захватывать целый мир и исправлять незаконченное – или начатое – в прошлый раз. Он не дошёл, в тот раз у него был скверный брат. Тот был хорош не в кузне, а в кознях. Он убил Эридана, убил того, кого должен был убить Эридан, и убил сам хрупкий баланс сил в мире в итоге, затмив солнце пеплом и прогнав луну – все луны, что виднелись в те времена с небес, потому что в далёком городе на троне земном восседал пришлый бог. Эридан тогда из земли как встал, руками Её наполненный жизнью, вместо крови людей – живицей, да вскоре лёг, потому что питавшие всех их силы захирели и ушли.
  И вот теперь, в новой Эпохе...
  – Кто ты? – руки, приподнявшиеся навстречу Эа, чтобы её обнять по забытой умом, но не ушедшей окончательно памяти, замерли. Возможно, он хотел их забыть. Ради собственного же блага, ему стоило всё забыть, и никогда не вставать вновь на старую знакомую стезю, на которой лишь она его и нашла, и отобрала, верно, чтобы чего-то вновь не случилось, у него ту семью, которой он всегда держался. – Откуда я знаю тебя? Почему преследуешь меня? Какими узами я с тобой связан?
10

Эа Edda
15.05.2020 15:48
  =  
Первое время она повсюду ощущала запах крови Человека, потом та испарилась с поверхности земель и небес, оставляя лишь шлейф из диковинных воспоминаний.
Вкус крови во рту она почуяла сразу, стоило Эридану приблизиться и позволить коснуться его груди.
- Ты снова пахнешь кровью, Эридан, - имя было пока чужим ее слуху, но взгляд затуманился от воспоминаний, а губы дрогнули в улыбке. – Помнишь, сколько ее ты отдал за меня?

Она помнила, что кожа ее была пропитана насквозь – так и не сошел тот загар, как почернели от горя поражения её глаза, да и остались так на века. Она меняла обличья, земли, одежду, возраст, но взгляд ее темных глаз всегда пристально ждал в глубине времен появления Его.

И вот он здесь - Великий Полководец, потерявший свою звезду.
Эа растворялась в созерцании своём. Какое счастье, что она умеет останавливать время. Насладиться его оливковой кожей, блестевшей на солнце, белёсыми волосами, сильными руками, пока беспокойный ум Человека задает вопросы.
Эридан, ты снова в смятении, как будто всё забыл. Всякий раз я трачу столько мгновений зря, пробуждая твоё сердце, твой разум, воскрешая душу для нового рывка. Эа с сожалением убирает ладонь с мягких локонов.

Просто возьми мою ладонь, Эридан, и ты увидишь, как несется конница твоя с победным криком, как на коленях стоят враги, а солнце восходит с любой стороны, где бы ты не пожелал.
Возьми меня, целиком впитай в себя и ты почувствуешь в руках своих мощь, достаточную, чтобы менять местами государства, казнить одним лишь взмахом длани несогласных с твоим могуществом, нести слово своё всюду, чтобы более никто не смог забыть твоего имени, Великий Полководец.

Мечтал ли ты о таком, Эридан? Есть ли у тебя мечта? А слово, чтобы нести его сквозь века и пространства, как ты нёс слово, данное мне?

- Пора идти до конца, Эридан. Великие дела ждут и я снова помогу тебе, - шепчет дочь земли, поцелованной лунным светом, и протягивает Полководцу руку. Трудно говорить словами. Словно из тысячи нитей выбираешь одну, чтобы соткать полотно. Прикосновение Эа скажет всё, но Человек желает слов и дочь земли выбирает самые точные.
- Я Эа - дочь земли, поцелованной луной. Мы вместе испокон веков и я жду, когда смерть перестанет искать тебя. Тогда мы сольемся воедино и не будет более ни ночи, ни дня, ни тепла, ни холода, не будет добра или зла.
- Быть тому, когда ты исполнишь то, за чем пришел.
Отредактировано 15.05.2020 в 15:52
11

Эридан Geogre Carlin
15.05.2020 19:40
  =  
  Он посмотрел на неё внимательно, действительно слушая, что она говорила ему одним своим взглядом. Когда-то, идея творить и покорять миры казалась столь простой и досягаемой и интересной. Когда-то, кажется, он способен был ещё желать и любить так же страстно, как теперь мог только гневаться и рушить, выведенный из себя. Он закрывал глаза, но не видел себя в том завтрашнем дне, в который ехал по привычке, бездумно. Казалось бы, отчего не наполнить свою жизнь долгом? Но Эридан не был глупцом, и брался только за те долги, которые ему нравилось принимать.
  — Ты не предлагаешь мне ничего, что стоило бы и третьей жизни и смерти, ведьма. Разговариваешь со мной, называя меня по имени, но видя кого-то иного, — мужчина не ухмылялся, нет. Его лицо не выражало ровным счётом никаких эмоций. Но было что-то зловеще торжествующее в том, что он говорил. И действительно, что ему могла дать эта женщина, кроме очередной смерти в боли и одиночестве на пути к очередному тщеславному рубежу, чтобы уже не они — она одна — сделалась богиней сиротеющего с каждой эпохой мира. — Я выбираю свободу от этого предназначения. Свободу жить и умереть самостоятельно, раз вечность уже потерял.
  Это, правда, если она действительно давала ему выбор, а не загоняла большими обещаниями и снисхождением величия как послушного мула в опостылевшую борону. Потому что, даже если они не сильнее смерти, как земля под ними, породившая ту, что дала жизнь им всем и их врагам одинаково, могла бы повиниться и проследовать за ним туда, откуда возвращаются только оставив часть себя.
  В противном случае это вызов. Попробуй, заставь.
12

Эа Edda
16.05.2020 23:39
  =  
Так долго не касаться Земли стопами, будучи, впрочем, уверенной в ее тверди, давно не умирать, много раз видеть и помнить, как меняются миры -
не быть Человеком накладывает свой отпечаток на манеру речи, на выбор слов, на умения смертных - торговаться, шантажировать, доказывать, пугать, взывать к чувству вины, стыдить и стыдиться, как впрочем, и благодарить, желать физической близости, терять себя в другом Человеке.

Не быть Человеком отнимает эмоции: обиды, гордыни, слепой ярости, но и радости, приятия, благодарности.

Эа смотрела на Эридана, казалось, с грустью. Глаза ее блестели, будто бы от слёз. Голову опустила и отвернулась, словно от пощечины. И возможно он ждал, что после такой крамолы она явит ему свой гнев.
Но то немногое единственное, что Эа не забыла из человеческого существования, было ужасное, неудобное, неприятное состояние, когда тобой управляют. Да не кто-нибудь (подобного себе всегда можно пересилить), а собственные эмоции, мысли, роящиеся словно куча червей в мертвой плоти, мешающие взглянуть за грань, встретиться лицом с настоящим.

Поэтому Эа не любила прибегать к словам и не пользовалась отжившими своё умениями. Глаза ее блестели от воссоединения с Эриданом, от осознания величия его, даже прежде него самого. А грустью оказалось обычное спокойствие.
Эа отошла на шаг, чтобы Эридан не нырнул слишком глубоко в свою неприязнь, так, что пришлось бы потратить уже не мгновения, а десятки жизней.

- Что ты желаешь получить от такой свободы?- это был не торг. Не для неё. Принятие условий, не более. Правил людских игрищ. Буйства человеческой природы. Эа же видела нить, одну из тысяч, что блестела, переливаясь на солнце, и именно эту нить она и держала бережно, боясь порвать.

Она не стала увещевать «Это невозможно, Эридан - дать земле слово, а потом взять обратно».
Не принялась угрожать, хотя могла уничтожить все, что ему дорого, в считанные мгновения.
Не верила и в мнимую свободу, в которую верил он.
Кому много даётся, с того много и спросится. Эридан понимал это и так. Она чуяла, что он тоже говорит меньше, чем знает. Такому знанию не подобрать слов.

- Это, - она обвела ладонью его землю, город, который принял его, как родного сына, людей, что признавали в нем силу, родных, которые жили свою жизнь так, как было удобно им, - твоя свобода?


Настроение ссылка
13

Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.