[D&D 5] Стражи Купола | ходы игроков | Сведения о сеттинге

 
DungeonMaster Nino
03.07.2020 13:40
  =  
Вложение
Краткая географическая справка.


Сорри, но карта не убогая. Она - минималистичная, вот.

Важный для нас регион представляет собой вытянутый с севера на юг сдвоенный материк, состоящий из двух континентов: южной Либии и северной Понтии, связанных относительно широким перешейком, носящим название Великих Песчаных Врат.

Либию в общем и целом можно считать аналогом Африки: субтропический северный Берберийский Берег по мере продвижения на юг сменяется Великим Песчаным Морем, переходящим в густонаселенную Текрурскую Саванну, за которой простираются бескрайние и совершенно неисследованные Джунгли Кванга.

Понтия в чем-то схожа с Европой: между ней и Либией находится Зеркало Торговцев - огромное внутреннее море, в которое с севера врезаются полуострова Умбрия и Далматика. С запада море ограничено Великими Песчаными Вратами, переходящими в севернее в гористую субтропическую Нумантию. Севернее Нумантии расположена Мидгаллия (страна, в которой и будет происходить основное действие модуля), севернее полуостровов - бескрайний лесистый Мидгард, переходящий в упирающиеся в бесконечные полярные ледники суровые области Норгарда. Восток континента занимают бескрайние и слабоисследованные Танайские Степи, пересекаемые тремя величайшими реками изведанного мира - Танаем, Оаром и Араксом, впадающими в Зеркало Торговцев.

Краткая история.

За 1000 лет до текущих событий над всеми областями вокруг Зеркала Торговцев (Умбрией, Далматикой, Нумантией, Мидгаллией и Берберийским Берегом) безраздельно господствовала Умбрийская Империя - мощнейшее и обширнейшее государство в истории, стоящее на труде рабов и систематическом выкачивании ресурсов из периферийных провинций. Грандиозной цивилизации, связавшей большую часть континента единой экономикой и инфраструктурой, единой властью и законом, казалось, не будет конца. Однако со временем источники могущества умбрийцев стали причиной их гибели: расцвет крупных латифундий привел к закабалению свободных земледельцев, набирать солдат в непобедимые прежде легионы стало неоткуда, карательные экспедиции против варваров сменились попытками эти варваров умилостивить и подкупить - и Империя пала под ударами мидгардцев, степняков и собственных сепаратистов. На руинах старого мира возникли новые государства, однако сохранилась вера в старого бога имперцев - Митриоса, Солнечного Владыку, культ которого распространился и утвердился на большей части Понтии. Варвары из лесов и степей, завоевавшие прежние провинции Империи, стали аристократической элитой, вновь закабалившей местное население, однако вскоре они восприняли культуру побежденных и начали растворяться в их среде.

А в это время в оазисах Великого Песчаного Моря среди бедуинов зародился культ Неведомого Божества. Пророк Зияд вывел из пустыни мощную армию, завоевавшую Берберийский берег и провозгласил священную войну на уничтожение всем ложным богам, которые были объявлены шайтанами - злыми духами, обманывающими и вводящими в заблуждение людей фальшивыми чудесами. В короткий срок под ударами фанатиков Неведомого пала Нумантия, были завоеваны юг Умбрии и Кремневые острова, на юге армии Пророка вторглись в Текрур -таким образом, царство, основанное зиядитами, оказалось величайшим со времен Старой Империи.
Митрианские королевства, впрочем, не остались в долгу: Верховный Первосвященник Солнечного Владыки предал проклятию Пророка и его последователей, объявив Неведомое Божество порождением Зла и призвав всех верных культу в поход против одержимых нечистыми духами южных варваров. Кровопролитная религиозная война длилась два столетия, не принеся, впрочем, ни одной стороне решительно победы.

К настоящему времени "священная война" порядком подзатухла. Конфликт между разными религиями оказался далеко не таким непримиримым, на границах двух миров идет активная торговля и культурный обмен, однако тлеющие уголья вполне могут вспыхнуть, если найдется тот, кому будет выгодно их как следует расшевелить...
Отредактировано 04.07.2020 в 11:21
1

DungeonMaster Nino
04.07.2020 12:05
  =  
Справка о религиях

Важной чертой религиозной жизни мира является нехарактерная для фэнтезийных сеттингов нетерпимость. Божества проявляют себя через чудеса и предоставление сил верным служителям, но при этом требуют признания себя единственными истинными владыками и благодетелями сущего. Так, зиядиты (название последователей Неведомого Божества, принятое у иноверцев) объявляют всех иных богов шайтанами, митриане же считают, что сами зиядиты поклоняются нечистой силе. В такой ситуации привычная в D&D система мировоззрений теряет смысл: очевидно, что каждый фанатичный последователь той или иной веры будет считать именно себя добрым человеком, а своих противников - проводниками зла. Разумеется, как и в реальном Средневековье, существуют культы, открыто провозглашающие аморальность своим идейным принципом, однако это глубоко маргинальные организации, находящиеся в глубоком подполье.

Божественные домены и сферы, соответственно, имеют куда меньшее значение в сознании верующих в Митриоса и Неведомое: для них это лишь силы, которыми проявляет себя единственный истинный бог, который по определению всеобъемлющ и безграничен.

Митрианство.


Религиозная реформа, произошедшая в эпоху упадка старой Умбрийской Империи, привела к упразднению традиционного политеизма (как раз довольно близкого к религиозной структуре в классических сеттингах D&D) и к появлению нового универсального культа Солнечного Владыки. С падением самой Империи эта религия с ее гибкостью и приспособляемостью к любой наличествующей власти, со склонностью к активному прозелитизму, не только не исчезла, но и сильно увеличила число своих последователей, и теперь является господствующей в большей части Понтии.

Верховный Солнечный Жрец, проживающий в Святом Граде Перуге на территории Старой Умбрии, благословляет государей новых королевств на царство, разрешает споры митрианских государств, а при необходимости отлучает от благословения света мятежные страны и местности. Адепты митрианства знают, что преданных верующих ждет полная наслаждений вечная жизнь в Солнечной Обители... изначально, впрочем, считалось, что в Солнечную Обитель попадают лишь души мужчин-аристократов - о наличии души у женщин и простолюдинов в древних священных текстах не было сказано ничего. Впоследствии богословы исправили эти недочеты и приспособили догматы к массовому восприятию, однако женоненавистничество остается основой культуры митрианского мира.

Один из характерных тому примеров - рыцарские ордена, военно-религиозные огранизации, борющиеся с зиядитской экспансией. Ведущие свою родословную от "мужских союзов" мидгардских варваров, современные рыцарские сообщества провозглашают неприятие к сожительству и общению с женщинами за пределами необходимого для продолжения рода, и открыто практикуют гомосексуальные отношения между взрослыми мужчинами и юношами под видом наставничества и обучения, эстетизируя мужскую дружбу и товарищество в противовес любви со столь неразвитыми созданиями, какими являются представительницы противоположного пола. Сохранившиеся до настоящего времени мифы свидетельствуют о том, что и сам Митриос был большим поклонником юношеской красоты, и не раз являлся во плоти прекрасным мальчикам, похищая их невинность и вознося живыми на небо, в свою обитель...

Зиядизм

Зародившаяся в неприветливой для жизни пустыне, вера в Неведомое Божество отличается прежде всего радикальной непримиримостью ко всем материальным атрибутам религиозного поклонения - вплоть до отказа от строительства храмов как постоянно используемых зданий: религиозные церемонии проходят либо под открытым небом, либо в шатрах и под навесами. Ни статуй, ни изображений Божества не существует в принципе: единственным его символом считается пустой постамент - черный каменный параллелепипед, свободному пространству над которым обычно и возносят молитвы клирики-зиядиты (отсюда и распространенное обвинение в их адрес, что они поклоняются черному камню).

По традиции, вся духовная и светская власть над сообществом зиядитов (господствующим над обширной территорией от Текрурской Саванны до Нумантии и юга Умбрии) принадлежит прямому потомку Пророка Зияда (найти такового с подтвержденной родословной обычно не составляет труда - основатель религии имел трех законных жен и два десятка наложниц). Однако на практике могучее и единое государство зиядитов распалось на отдельные эмираты в считанные десятилетия, и современные эмиры независимых государств имеют каждый "своего" Пророка из потомков Зияда, номинально являющегося полновластным владыкой, но на деле - не более чем покорной марионеткой в руках местного феодала. Тем не менее, со стороны энергичных властителей периодически случаются попытки объединить зиядитскую общину в единое целое и возобновить священную войну против мира идолопоклонников и слуг шайтанов.

Одним из пунктов, в котором зиядиты и митриане радикально расходятся, является вопрос половых отношений. Разумеется, адепты Неведомого точно так же считают женщин полуживотными, однако для них неприемлема практика инициации и становления мужчины через наставничество сексуальным партнером: секс между мужчинами для них является исключительно средством унижения пассивного партнера и расправы над ним:

"Когда же возьмешь тот град, то истреби в нем всех, достигших четырнадцатой зимы. А из тех, кто не достиг четырнадцатой зимы, возьми дев и сделай своими наложницами - пусть родят слуг твоему роду. И возьми так же юношей того града, оскопи их познай, словно дев, дабы мужество их ушло в песок, ибо угодно это Неведомому..."

Другое

Все остальные религии на подконтрольной митрианам и зиядитами территории носят либо маргинальный, либо подпольный характер, и о них мало что известно. Прежняя вера лесных варваров сохранилась только в Норгарде, у самого подножия ледников. Говорят, что где-то в глухих чащах на западе Мидгаллии таятся друиды - адепты старого, еще доимперского культа природы. Наконец, во многих развитых городах на побережье Зеркала Торговцев таятся адепты подпольных ересей и синкретических религий, чьими основными адептами становится набирающее силу сословие купцов и ремесленников. Сравнительно недавно в южной Мидгаллии разразилось восстание адептов ереси Отвернувшегося Митриоса, утверждающих, что сребролюбивое и нечестивое жречество прогневало Солнечного Владыку, тот отстранился от мира смертных, и теперь Верховный Жрец в Перуге получает свои силы из рук дэвов. Это восстание было подавлено с жестокостью, невиданной даже при войнах с зиядитами, однако еретики не были истреблены до конца и продолжают свою деятельность в других местах побережья.
Отредактировано 05.07.2020 в 10:48
2

DungeonMaster Nino
05.07.2020 12:26
  =  
Современная политическая структура мира

Для сведения: карта в начале этой ветки - не политическая, она отображает географические и исторические регионы мира. Однако c ней придется сверяться при описании современных государств - извините, что-то у меня сил нету делать еще одну.

Королевство Мидгаллия.

Население: 7 500 000 чел.
Языки: мидгалльский, умбрик (язык духовенства и ученых), мидгардский (язык части знати, выходит из употребления)
Столица: Ильдеция.

Одно из самых густонаселенных государств на западе Понтии, автохтонное жители которого было в свое время культурно ассимилированы умбрами, а затем в свою очередь ассимилировали мидгардских завоевателей. Политический строй - королевская монархия (династия Хельвингов, ведущая свой род от древних варварских вождей), но за пределами столицы и Королевского домена власть монарха сугубо номинальная - разными частями страны управляют Великие Герцоги, формально зависимые от центральной власти, но на деле гораздо более могущественные, чем их сеньор. Страна достаточно неоднородна, и в разных герцогствах культура может сильно отличаться.

Так, лежащее на юге, у Зеркала Торговцев Великое Герцогство Оксилония является областью, где вольные портовые города уже начали оспаривать власть феодалов, а распространяемые в них ереси подрывают духовное господство митрианского культа. В ходе недавних войн Оксилония подверглась небывалому разгрому, однако уголья продолжают тлеть под пеплом, отравляя жизнь королям и жрецам старого мира.

Расположенное на северо-западе, у океана Великое Герцогство Брендея является областью, где культура бреннов, племен, изначально населявших всю Мидгаллию, сохранилась в наибольшей степени, как и остатки старой веры в богов природы, служители которых в глухих лесах продолжают лелеять планы по уничтожению цивилизации пришельцев и чужаков.

Расположенное на востоке Великое Герцогство Тарзас, напротив, имеет куда больше черт мидгардской культуры - здесь на языке завоевателей разговаривают не только аристократы, но и значительная доля простонародья, и именно эта область является объектом территориальных притязаний со стороны Мидгардской Империи.

Ну и, наконец, именно в Мидгаллии, на стыке владений брендейского и оксилонского герцогов, находится то самое место, в котором и будет проходить действие нашей игры. Место, известное как Купол.

Мидгардская Империя.

Население: 5 800 000 чел.
Языки: мидгардский, умбрик (язык духовенства и ученых).
Столица: Ганнербург.

Лесные варвары, которых некогда не смогли завоевать непобедимые легионы умбрийцев, оказались бескровно покорены культом Митриоса, сделавшись его самыми преданными слугами. Мидгардская Империя претендует на преемственность от Умбрийской, а ее монарх имеет титул Солнечного Зеркала, которым в старые времена именовали именно умбрийского императора - первого защитника веры в мире смертных. На деле же в данный момент Империя представляет собой конгломерат раздробленных феодальных владений, куда более мелких, чем герцогства Мидгаллии, и Верховный Жрец Митриоса нескрываемо рад этому факту: в условиях, когда зиядиты перестали представлять угрозу Святому Граде Перуге, централизованная и сильная светская власть в Мидгарде станет едва ли самой главной проблемой для жречества.

Область Святого Града

Население: 400 000 чел.
Столица: Перуга.
Языки: умбрик.

Духовный центр всего митрианского мира, Святой Град силен не войсками и флотом, даже не золотом (которого у культа, разумеется, в избытке). Он силен божественной магией, предоставляемой Солнечным Владыкой верным его. И Верховный Жрец способен волей своей полностью заблокировать каналы связи с Митриосом в непокорных страна, отлучить от общения с божеством целые королевства - именно поэтому он является самым могущественным человеком в Понтии. В частности, монархи митрианского мира, помимо обязательных пожертвований, обязаны содержать на территории Области Святого Града полностью за свой счет тридцатитысячный контингент лучших воинов - и эта армия, которую держат в жесткой узде, приносит местному населению большой доход...

Нумантийский Султанат

Население: 8 400 000 чел.
Столица: Селедо.
Языки: берберский, нумантийский (язык завоеванных митриан), текрурик (язык чернокожих переселенцев).

Мультикультурное и полиэтничное государство на стыке двух миров, Нумантия явно не является обителью благочестия по заветам пророка Зияда. Иноверцы живут и отправляют свои обряды в тщательно изолированных городских гетто, их свобода передвижения и контакты с зиядитами крайне ограничены, однако здесь, в Нумантии, нашли прибежище многие из тех, кого в Мидгаллии ждала только смерть - в частности, еретики из Оксилонии, которых амбициозный султан надеется впоследствии использовать для подрывной деятельности и новой экспансии на север. Правда, для этого ему нужно вначале покончить с раздробленностью в собственной стране, которую эмиры рвут на части так же рьяно, как мидгардские князья - свою империю.

Это наиболее близкие к месту действия государства, а так список будет пополняться по мере необходимости.
Отредактировано 05.07.2020 в 21:56
3

DungeonMaster Nino
06.07.2020 20:37
  =  
Купол, его история и устройство

Ранняя история



Примерно за 250 лет до настоящего времени в лесах на стыке Брендеи и Оксилонии возникла небольшая женская община. Некоторую ее часть составляли подобранные в окрестностях крестьянки - беженки от очередной феодальной войны, однако основное население состояло из вывезенных тайно из городов Нумантии и Оксилонии местных парий - в основном проституток и бродяжек. Возглавляли эту общину две юные девушки неизвестного происхождения - Рамона и Аэлис. Учившие женщин охоте, "мужским" ремеслам, продвинутым способам обработки земли, он не сразу были опознаны общинницами как богини. Однако с годами количество странностей, окружавших маленькое поселение, только возрастало...

Во-первых, находящееся на берегу реки у пересечения нескольких охотничьих троп поселение так и не было обнаружено кем-то из внешнего мира. У местных охотников это место получило репутацию проклятого: не единожды без вести пропадали одиночки, те же, кто ходил на охоту группами, потом рассказывали, потрясенные, как их тела их напарников рассыпалися сухой черной пылью при пересечении некой незримой черты. Немало смертей потребовалось, чтобы понять, что дело именно в незримом барьере. не пускающем посторонних вглубь имеющей форму правильного круга зоны. Впрочем, "проклятые места", в основном связанные с присутствием древних друидических святынь, вовсе не были такой уж редкостью на западе Мидгаллии, так что на это явление поначалу мало кто обратил внимание.

Во-вторых, Рамона и Аэлис поощряли в общине любовь между женщинами и создание супружеских пар. Обычай этот, немыслимый и даже не имеющий общеупотребительного названия во внешнем мире, укоренялся не без проблем, пока у первых пар, прошедших через особый ритуал под руководством играющей роль общинной целительницы Аэлис, не стали рождаться дочери. Появление первых детей без какого-либо участия мужчин сыграло решающую роль в распространении трибадизма среди Сестер (как стали называть друг друга поселянки), а через поколение девушки, родившиеся в общине, уже и не мыслили, что можно жить по-другому.

В-третьих, была масса странностей, связанных с личностями самих Рамоны и Аэлис. Девушки, которым на вид можно было дать 17-19 лет, совершенно не старели со временем. В первые годы существования общины, когда работы по ее устроению было очень много, а опыта и умения, напротив, слишком мало, они личным примером вдохновляли своих Сестер - и получалось так, что они одновременно присутствовали на охоте, при строительстве очередного дома, в школе, где маленькие девочки обучались разговаривать на странном языке, не похожем ни на одно из известных понтийских или либийских наречий. И вечером Сестры ожесточенно спорили, утверждая, что Рамона, или Аэлис, или обе одновременно провели весь день рядом с ними, и, следовательно, не могли присутствовать в другом месте... и все же пришлось привыкать к мысли, что могли.

Изначально считалось, что "проклятое место" вокруг поселения опасно для всех людей без разбору. Однако некоторое время спустя две девочки из замковой прислуги барона Ойля, собиравшие в лесу грибы, заблудились именно в окрестностях общины лесных Сестер. Охотницы в главе с Рамоной обнаружили их, отвели в поселение, накормили, а когда же девочки стали плакать и поминать маму... вывели на тропу, ведущую к дому, и отпустили, строго наказав ничего не говорить о встрече взрослым.

На следующий день отряд из тридцати дружинников в главе с самим бароном Ойлем пробирался через чащу, дабы разузнать, что за вольные поселенки нагло живут без сеньора прямо на его родовых землях. Незримый барьер был, разумеется, на месте, и не меньше десяти дружинников рассыпалось черной пылью, пока остальным удалось остановить коней. Разгневанный барон замахнулся мечом, дабы зарубить своих юных проводниц... однако в следующее мгновение получил стрелу в лицо. Осыпанные стрелами и потерявшие предводителя, воины предпочли ретироваться. Так внешний мир открыл для себя место, которое позднее получит название Купола.

Структура Купола, его свойства и религия обитателей

Приглашенные из столицы придворные волшебники и жрецы культа Митриоса занялись исследованиями "проклятого места". Как выяснилось, барьер имел форму полусферы, с центром где-то посреди поселения. Его строение напоминало о защитных чарах божественной природы, однако совершенно чуждых всей известной в Понтии магии. Купол (как был назван этот барьер) оказался абсолютно непроницаем для сложных чар высшего порядка, в частности магии поиска и обнаружения, однако пропускал как стрелы, так и огненные шары (правда, иногда в сторону исследователей прилетал "ответ"). Так же он не пропускал внутрь живых мужчин ни в какой превращенной форме - один из прославленных магов, решивший рискнуть и обернуться туманом, при попытке преодолеть барьер превратился в кучку черного пепла. С другой стороны - подопытные женщины преодолевали его без проблем, но что делать с этим бесполезным в принципе фактом, прославленные ученые и клирики понятия не имели.

В это время внутри Купола также происходили важные процессы. После семи десятилетий, которые Рамона и Аэлис вечно юными прожили среди сестер в основанной ими общине, для всех стало очевидно, что они вовсе не простые смертные. А богиням требуется почитание - храмы, какие существовали у (без сомнения, ложных) богов-мужчин во внешнем мире, специальные служительницы, молитвы... С такими примерно словами пришли к наставницам несколько инициативных сестер - и их предложение не вызвало у Рамоны и Аэлис ни гнева, ни радости.

"Хорошо, пусть будет так. В конце концов, вас однажды станет слишком много, чтобы мы могли лично указывать правильный путь... Нужна какая-то система ценностей для всех, да. Чтобы научиться жить в мире без богов, придется сначала научиться жить с богами."

Эти слова стали первыми в том наборе священных текстов, что задавал нормы поведения в сестринском сообществе и ритуалы почитания новых Богинь. Прежде всего, Сестрам было открыто, что Купол является вовсе не продуктом какого-то чародейства, но порождением взаимной любви и согласия в общине: чем больше сестринской солидарности, дружбы и доброты присутствует внутри общины - тем обширнее будет не пропускающий мужчин барьер, тем прочнее защита всего сообщества. Обратное тоже верно. "Ты вредишь Куполу" - самый жестокий упрек, который может получить Сестра, провоцирующая раздоры или конфликты в коллективе.

С ростом населения общины, пребывающего в сестринском единении, должен увеличиваться и размер Купола, который в конечном счете покроет весь мир, выдавив в никуда или уничтожив мужчин - основную причину зла, в котором лежит внешний мир. Доказать Сестрам, что мир и в самом деле лежит во зле, не составляло большого труда: в общину по-прежнему постоянно попадали беженки от ужасов войны, очевидицы зверств и чудовищных гекатомб, приобретающих откровенно безумную форму. Крестьянское восстание во владениях барона Ойля и последовавшая за ним карательная экспедиция привели к практически полному обезлюживанию окрестностей - спаслись лишь женщины, бежавшие по направлению к Куполу и успевшие укрыться за невидимым барьером. Разведывательные отряды, посылаемые во внешний мир, обнаруживали следы расправ и казней, в возможность которых отказывался верить разум - словом, доктрина очень хорошо подкреплялась фактами.

Почитание Рамоны и Аэлис как персонифицированных божеств не приобрело столь развитую форму, как в "мировых" религиях, где жрецы вещают от имени находящихся где-то очень далеко Митриоса или Неведомого. Некоторое различие имелось в формах служения: Аэлис была сфокусирована на силах, дающих здоровье и исцеление от ран, особой сферой были ритуалы, позволяющие женщинам зачинать детей без посредства мужчин, также сферой ее ответственности была природа и сельское хозяйство. Рамона же концентрировалась больше на формах деятельности, традиционно считающихся "мужскими" - войне и охоте, и именно она считалась носительницей канувших в веках знаний древних цивилизаций, что воскресали ныне в виде сложных сельскохозяйственных орудий и механизмов, облегчающих повседневную жизнь Сестер. Иными словами почитание Богинь было по-прежнему больше формой ученичества, нежели бездумного поклонения.

Дальнейшее развитие. День Боли и Гнева

Последовательное расширение Купола, который раньше можно было игнорировать, теперь становилось существенной проблемой для феодального общества всей Мидгаллии. Женоненавистнический культ Митриоса и его боевые ордена видели в этой общине потенциальную угрозу (и в долгосрочной перспективе они не ошибались). Вскоре влияние Сестер распространилось за пределы защитного барьера: окрестные деревни стали просить у них той защиты, которую по негласному общественному договору им давали феодалы. Женские боевые отряды стали патрулировать окрестности, вышибая баронские дружины и устанавливая на землях оксилонского герцога свои порядки, пытаясь постепенно, не истребляя и не изгоняя крестьян-мужчин, переделать деревни по образцу поселений внутри Купола. Результаты их работы сказаться не успели, ибо мидгалльский король Ингвальд VI Хельвинг, наущиваемый жрецами, не преминул воспользоваться таким случаем возглавить поход против неверных, с которыми не смог справиться Великий Герцог. Под магическим покровом десятитысячное феодальное войско быстрым маршем прошло старой умбрийской дорогой и объявилось во владениях Сестер, опрокинув их передовые отряды и захватив деревни, находящиеся под защитой общины. Здесь же на месте с благословения Понтифика Ильдеции начались жестокие расправы и надругательства над крестьянками, единственной целью которых было - выманить основные силы Сестер из-под защитного барьера.

Результат не замедлил себя ждать: полторы тысячи воительниц вышли в поле перед захваченной деревней, и возглавляли их лично Рамона и Аэлис. Этого и добивался Понтифик: соединенными силами десятков жрецов он направил ужасающей силы заклятие прямо в защитниц Купола. Чудовищная смерть сотен Сестер была неминуема, но... всю силу удара митрианских жрецов без остатка поглотила, пожертвовав собой, Аэлис. На груди ее, между ключиц, возник чудовищный шрам, и она упала замертво на руки сестер. Увидевшая свою возлюбленную без сознания, Рамона потеряла рассудок - и гнев ее оказался страшнее всего, что приготовили маги, клирики и военачальники короля. Увлекая за собой войско, она набросила чары ускорения на все полторы тысячи Сестер, и те с неописуемой быстротой бросились вперед, на сближение с ненавистными захватчиками. Каждый удар меча Рамона лишал жизни несколько десятков рыцарей, битва переросла в резню, во главе передового отряда Богиня прорвалась к высоте, на которой находилось командование армией, с одной лишь целью - уничтожить и разорвать на части всех...

В тот день Сестры потеряли не меньше девяти сотен из полуторатысячного войска, однако армия короля была уничтожена практически полностью. Не ушел от возмездия ни сам монарх, ни его юный наследник, ни Понтифик. Аэлис в течение полугода находилась между жизнью и небытием, и даже когда пришла в сознание - жестокая незаживающая рана так и осталась на ее теле. Община переживала трудные времена - площадь Купола в эти месяцы уменьшилась на треть. Однако и удар, нанесенный Мидгаллии, надолго отвадил феодалов от планов нападения на Сестер: кризис, спровоцированный смертью короля и наследника, привел к жестокой династической войне - как бы ни гневались жрецы Митриоса, у феодалов появилось слишком много дел, чтобы повторять чреватые большими потерями попытки позлить обитательниц Купола.

С тех пор прошло полвека, за которые установилось определенное равновесие. Жрецы Митриоса по-прежнему проклинают нечестивых Сестер, однако местные феодалы волей-неволей установили с Куполом определенные негласные отношения - возникают даже попытки торговли. Рост барьера существенно замедлился, но все-таки продолжается, однако и деревни под защитой Сестер за его пределами тоже существуют. Для наблюдения и предупреждения попыток агрессии на основных дорогах сформированы пограничные посты, которые защищают небольшие отряды лучших воительниц и жриц, с детских лет готовящихся к своей службе во внешнем мире...

Собственно, именно за участников такого отряда вам и предлагается сыграть (ну, это если вы дочитали до данного места).
Отредактировано 07.07.2020 в 21:37
4

DungeonMaster Nino
10.07.2020 18:04
  =  
Социальное устройство и организации Купола

Диаметр защищенной зоны: 35 км.
Население - 50 тыс. чел. (45 тыс. внутри Купола, около 5 тыс. - в поселениях за его пределами).
В том числе мужчин в окраинных поселениях - около 600.

Этническое/расовое происхождение населения: 80% - мидгаллки (аналог из реального мира - француженки/жительницы Южной Европы), 7 процентов - мидградки (Северная Германия/Скандинавия), 10% - берберийки (Ближний Восток, если на наши деньги), 3 процента - текрурийки (африканки).

Первое (важная и в игровом процессе деталь) - под Куполом отсутствуют товарно-денежные отношения, и все ресурсы распределяются централизованно. Население объединено в Сестринские Содружества - своеобразные профессиональные объединения по родами занятий (сельское хозяйство, ремесла и строительство, военное дело, образование и здравоохранение и так далее). Главы Содружеств входят в Совет Старших, номинально возглавляемый Рамоной и Аэлис и обладающий всей полнотой власти в общине. Богини присутствуют на всех заседаниях Совета, но вмешиваются в его дела, как правило, лишь в исключительных случаях - когда разногласия между лидерами разных Содружеств принимают особо острый и угрожающий характер. Случаи такие, впрочем чрезвычайно редки из-за опасения Старших повредить Куполу - так что под общим давлением возникающие споры быстро приходят к взаимным уступкам и компромиссам.

Мы не будем здесь рассматривать Содружества, занятые чисто хозяйственной деятельностью, рассмотрим лишь те, из которых могут происходить наши герои.

Храм Аэлис

Символ: треснувшая чаша.
Божественные домены жриц: Жизнь, Природа (реже).
Клятвы паладинок: Искупление.

Раненая Богиня (как прозвали Аэлис после Дня Боли и Гнева) традиционно является покровительницей целительства и воспроизводства, и ее ученицы, без сомнения - самая уважаемые и любимые Сестры под Куполом. Их доброта, смирение, эмпатичность и ревность в служении людям - все это создало им заслуженную репутацию святости, но особой известностью пользуется их принимающая местами патологические формы тяга к самопожертвованию. Занятые в основном мирным делом помощи матерям, разрешающимся от бремени, ухаживающие за больными, увечными и старухами, служительницы Аэлис, особенно молодые, часто просятся на границу - туда, где риск страданий и смерти в бою особенно высок. "Боль Сестры твоей колет глубже меча" - и входящие в боевые отряды, стерегущие лишенные защиты непроходимым барьером владения Купола, жрицы и паладинки Аэлис, пытаясь следовать путем самопожертвования, часто идут на смерть без настоятельной на то необходимости. Сама Раненая Богиня неоднократно осуждала подобное усердие не по уму, однако... кажется, она была недостаточно настойчива и категорична в этом плане.

Храм Рамоны

Символ: раскрытая книга, на одной из страниц которой изображен меч.
Домены жриц: Война, Знание.
Клятвы паладинок: Месть.

Как покровительница военного дела и научного знания (в этот исторический период практическая наука во многом служила именно войне), Рамона, тем не менее, играла огромную роль и в мирной жизни Купола: сложные сельскохозяйственные орудия, мельницы, строительные приспособления, многие из давно утерянных изобретений старой Империи - все это появилось в общине благодаря ей. Однако после Дня Боли и Гнева, когда техническая и изобретательская мысль уже вполне самостоятельно стала развиваться в отдельных профессиональных содружествах, Храм Рамоны сфокусировался именно на искусстве войны. Боевые жрицы, прикрепляемые к воинским подразделениям, оберегают и поддерживают простых воительниц в массовых сражениях, в составе же мобильных подразделений стражей пограничья зачастую именно служительницы Рамоны проявляют самую ревностную инициативу по вступлению в бой и радуются любой возможности насадить очередного бандита на меч, и именно они всегда первые в рядах добровольческих отрядов, осуществляющих рейды возмездия вдали от Купола...

Коллеж Свободных Искусств Преславной Примы Анаэрины

Эмблема: перо и лютня.
Коллегии бардесс: Доблесть, Знания, Мечи.

Анаэрина была дочерью одного из последних бардов Брендеи, носителя старой, доимперской культуры древних племен. Не имевший наследника мужского пола, старый Тилизен пошел на нарушение древнего запрета, став обучать тайному искусству свою дочь, чтобы традиция великих сказителей прошлого не прервалась с его смертью. Долгое время Анаэрина странствовала по Мидгаллии под мужским именем и в мужском платье, пока в одной из деревень ее не схватили служители Митриоса, собиравшие доставить "слугу дэвов" в столицу и прилюдно казнить. Однако в тот же день на перевозивших Анаэрину в Ильдецию псов Солнечного Владыки напали Сестры, отбившие бардессу и доставившие ее в свою общину, где та и заложила основы Свободных Искусств, призванных развлекать и воодушевлять жительниц Купола.
Бардессы пользуются среди Сестер довольно спорной репутацией. Они - душа любого праздника, генераторы веселья и радости, умеющие велеречиво поздравить юную деву с окончанием обучения и вступлением в полноправные члены своего Содружества, супружескую пару с рождение дочери, новобрачных с обручением... Они же знают слова, которые нужно сказать в скорбный момент, и потому их охотно ждут и на похоронах. С другой стороны - будучи подругами для всех, они мало с кем способны сблизиться по-настоящему, и почти никто из бардесс, при всей их внешней любвеобильности и сексуальности, не вступает в серьезные отношения. В мире же Купола, где женщины склонны уже в юности создавать устойчивые итпары, где семейная верность ценится как одна из основ безопасности общества, их поведение зачастую выглядит крайне предосудительным - что зачастую и служит для не в меру общительных бардесс поводом уйти куда-то на периферию мира - в полное опасностей, но не контроля общества беспокойное пограничье.

Старая Крепость

Эмблема: силуэт замковой башни.
Архетипы воительниц: Чемпион, Мастер Боевых Искусств, Кавалерист.
Архетипы следопыток: Охотник, Повелитель Зверей.

После того как Купол поглотил родовой замок баронов Ойлей, в нем самом и его окрестностях были размещены воинские подразделения Купола. Тысяча человек постоянно готового к выступления войска обеспечивают надежную защиту от нападений разбойничьих шаек и "диких" дружин, в случае же полномасштабного вторжения мобилизуется все население Купола. В лагерях под Старой Крепостью проходят базовую военную подготовку почти все Сестры. В настоящее время, впрочем, Содружество Старой Крепости большого авторитета не имеет: с момента последней масштабной войны прошло больше полувека, так что многие высказывают сомнения в необходимости содержать такую массовую постоянную армию, однако ситуация, как не раз бывало, может измениться, если над Куполом нависнет новая, небывалая угроза, которая сделает востребованными Сестер-воительниц...
Многие из командиров в личных беседах признаются, что не знают - бояться ли такой перспективы или надеяться на нее?
Отредактировано 11.07.2020 в 14:07
5

Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.