Мне холодно | ходы игроков | Сцена 2: Как во сне

12
 
Оливер Флор XIII
05.10.2018 20:26
  =  
      — Спасибо большое, — прошипел в ответ Оливер, мигом приняв традиционно-презрительный вид, и тоже отодвинулся, не переставая оглядываться.

      Он не подумал протянуть руку или выразить какое-либо сочувствие в адрес случившегося. Как-либо касаться вдруг появившейся в коридоре девочки не хотелось. Жажда человеческого общества, хоть одного настоящего лица в свирепой метели, сменилась глубокой и застарелой мизантропией. Окажись Флор на допросе у психиатра, он ни за что не смог бы пояснить, как это случилось, но факт был налицо: смена настроения произошла мгновенно. Ещё секунду назад Оливер в страхе мчался по коридорам, чувствуя себя загнанным в слепой тупик Мэнсом Эверардом из книги «Патруль времени». А теперь... теперь, пожалуй, если бы не чудовище у ворот, он мечтал бы оказаться подальше отсюда. Где угодно, лишь бы сохранить дистанцию от провинциального скудоумия, сопровождавшего любое межличностное общение.

      — Я спрятался от твари снаружи, — всё-таки пояснил Флор. — Или от водителя. Или от метели.
Отредактировано 05.10.2018 в 20:35
31

DungeonMaster constantine
05.10.2018 21:41
  =  
      — Какого водителя? — не поняла девушка. Подниматься на ноги она пока не торопилась. — Я думала, ты... Погоди, какой твари? Без лица?
      — А есть и другие? — спросил Оливер.
      — Я... я не знаю. Ты... тоже из автобуса, да? Ты... ты... — она на секунду замялась, будто боялась произнести следующее слово — так люди боятся признаться себе в том, что всё происходящее — сон, когда не хотят просыпаться, — нас...тоящий?
Отредактировано 05.10.2018 в 21:44
32

Оливер Флор XIII
05.10.2018 22:01
  =  
      — Блядь, придуманный, — Оливер встал первым, скривив тонкие губы в неприятной улыбке, и шаркнул спичкой, поднеся её к лицу. — На, смотри.

      С высоты своих семнадцати лет и семидесяти одного дюйма он наконец-то разглядел, кто напал на него в темноте. На полу коридора сидела девушка примерно того же возраста в аккуратном клетчатом пальто. Каре светлых волос — не крашеных, а просто по-американски светлых — лежало поверх широкого красного шарфа, а из кармана торчала шапка с большим забавным помпоном. Оливер вспомнил этот шарф, хотя не мог в точности сообразить, откуда он взялся. Возможно, Флор видел его краем глаза, садясь на автобус в Хелене. Но, если поверить в это, приходилось поверить и в то, что кто-то смог выбраться из ямы, миновав водителя и лобовое стекло. Интересно, где продают такие мозги?

      Спичка догорела, вернув за окно антрацитовую темноту ночи. Закат практически потух над горами вдалеке, и теперь лишь тонкая багровая нить напоминала о существовании горизонта в мире, лишённом прошлого и будущего. Отойдя ещё на пару шагов, подросток в размышлениях добавил:

      — И если мы говорим об одном автобусе, очень мило с твоей стороны было оставить меня подыхать. Не то чтобы я удивлён, но...
      — Чего?! — вскинулась девушка.
      — Всё в порядке, — хмыкнул Оливер. — Не сильно и хотелось.
      — Я не... Блин! А что с ним произошло?
      — Хм? — Флор всё-таки отвлёкся от таблички с фамилией ректора, которую рассматривал с совершенно пустым интересом. Ему было плевать на ректора университета, в который он никогда не планировал поступать, но глаза нуждались в точке фокусировки, чтобы перестать испуганно коситься в темноту холлов. — Ты не помнишь?
      — Последнее, что я помню — задремала в дороге, а потом... потом... — в темноте тихо зашуршало пальто. Мальчик понял, что девушка бессильно опустила руки на пол. — Я... сама не понимаю. Очнулась на площади в фонтане, лицом в снегу. Одна. Ни вещей, ничего. И всё какое-то другое — как будто из прошлого. А ещё тот труп. И другой. И этот монстр! — она спрятала лицо в ладонях, глубоко вздохнув. — И слишком холодно для кошмара. Еле спаслась от него...

      Девушка неожиданно протянула Оливеру руку.

      — Кстати, я Эбби.
      — Ага.
      — Оче... а... — она на секунду примолкла. — А ты, значит, в автобусе очнулся? Где он? Он на ходу?

      «Твою мать, прекрати столько болтать!» — мысленно взвыл Флор, которому за каждым звуком чудился скрип лестницы.

      — Он в аду. Давай-ка в кабинет, — тихо сказал он, потянув дверь в берлогу мистера Ниддлтона.
Отредактировано 05.10.2018 в 22:59
33

DungeonMaster constantine
08.10.2018 21:15
  =  
И сразу стало понятно, почему девушка сидела в приёмной. Крепкая дубовая дверь в кабинет мистера Ниддлтона была заперта. Изнутри или снаружи — сказать трудно, но совершенно точно, что Эбби пыталась её открыть не раз и какие только способы она не пробовала, о чём говорили царапины, мелкие вмятинки и прочие незначительные для такого полотна повреждения, разве что ручку оставила целой.
— Ректор занят. Зайдите позже... — мрачно и не совсем к месту пошутила Эбби, вздохнув. — Может, можно её как-то выломать или... распилить?
Отредактировано 08.10.2018 в 21:18
34

Оливер Флор XIII
10.10.2018 21:02
  =  
      Оливер не ответил, тревожно рассматривая комнату, в которой они оказались. Сырой сумрак и холод покрывали просторную комнату с высоким потолком, к которому поднимались тяжеловесные стенные панели. Сквозь узкое окно, забранное чугунным орнаментом, внутрь пялилась мгла. Грузная мебель — тяжёлый стол секретарши, тяжёлые стулья и скамьи — только подчёркивала значимость этого помещения. Дверь в правой стене, принадлежавшая кабинету ректора, даже казалась немного лишней. Зачем она, если ни один посетитель не пройдёт дальше приёмной?

      Флор криво улыбнулся своим мыслям, а тревога понемногу уходила из его взгляда. Здесь они, хотя бы на время, могли чувствовать себя в безопасности.

      Должно быть, Ниддлтон мечтал о секретарше. Фантазировал об изнывающих от ожидания посетителях, которые листают журналы на длинной кожаной скамье вдоль стены. Вряд ли ректор захотел бы оказаться в мире, где в его приёмной, вместо статусной секретарши, прячутся испуганные дети, а плод его эгоистичной мегаломании, его университет, совершенно бесполезный в обществе коров и горных ущелий, превращаётся в руины, замёрзшие среди снегов.

      Усевшись на какие-то тряпки, которые, скорее всего, раньше были чьей-то одеждой, Эбби спросила:
      — Как тебя зовут?

      Оливер пощёлкал рычажком медного выключателя у дверей, проверяя, есть ли свет.
      — Оливер Флор. А открывать пробовала?

      Он подошёл к столу секретарши и выдвинул верхний ящик.
... потом средний? Потом нижний? Нет ли ключа от двери хозяина? И что со светом?
Отредактировано 10.10.2018 в 21:03
35

DungeonMaster constantine
11.10.2018 09:12
  =  
      Девушка кивнула.
      — Чего я с ней только не делала, разве что не поджигала.
      Там нашлись несколько папок, перехваченных резинками. Надписи на них были странными и не имели никакого смысла - по крайней мере, для человека. Набор символов безо всякой видимой на первый взгляд закономерности. В остальных ящиках были другие папки и отдельные бумаги — в основном, с рукописным текстом, который также не имел смысла и казался странной чертовщиной. Всё это так и напрашивалось на костёр.
      Флор и не заметил, как в процессе его поисков в комнате стало много светлее. Девушка зажгла древний огарок свечи, найденный ей прежде в шкафу. Трудно сказать, на сколько времени могло его хватить — вряд ли даже на полночи. На верхний свет Оливер даже не надеялся, проверяя выключатель.
      — А свет?
      — Не-а. Может, где-то в подвале есть собственный генератор. Но этот урод... Я боюсь. Вдруг он заметит и решит войти? Не понимаю, чего он там стоит...
      Повертев головой, Эбби подобрала с пола конверт, валявшийся среди тряпок.
      — Кстати, нашла это в столе.
Отредактировано 11.10.2018 в 11:25
36

Оливер Флор XIII
11.10.2018 23:05
  =  
      — Хотел бы войти — вошёл бы, — процедил подросток намного брутальнее, чем на самом деле относился к этой возможности — Кидай.
      — Так и кидать? — Эбби смешно взвесила рассохшийся конверт в ладони.
      Оливер жестом показал, что ловит:
      — Ага. Мне уже попадались стрёмные письма.

      Он уселся верхом, теперь на пыльный стол, а не промёрзшую насквозь стойку в разрушенном магазинчике. Письмо было другим, но ситуация повторялась в мельчайших деталях. С носков его больших ботинок снова капал тающий снег, а Оливер читал и снова не верил своим глазам. На серой бумаге он видел аккуратный, округлый почерк своей бабушки. Так давно уже не писал никто, кроме действительно пожилых людей — эдакой каллиграфии учились ещё до войны.

      Вирджил, друг мой,
      Я воОзвращаюсь к нашему давлнему разговору. Я пиишу тебе не как ректору, а как другу. Прости за прямоту, но речь сновва пойдёт о моём сыне. Я бееспокоюсь за него и хотела бы напомнить о прросьбе. Той,, котторрую озвучиила тебе ннаа дднях. Ему необходим универсцитет. Вирджил, твой университет. Пожаалуйстта, дай Алексу ещё один шанс. Не уверена, что это в твоих силах, но если ты разыщешьь возможность ещё раз испытать его знания, мы можем забыть о той маленькой тайне, которая связывала нас. Долг красен платежом. Это это не настояние, но я действительно прошу ттебя. Я волнуюсь за моего ребёнка. Дай знать. Мыы живём по прежнему адресу. А лучше заходи на чай. Кворри-лейн, 113131313131313131313131313.

      Твоя,
      Саманта Флор


      — Прикольно, моя Саманта Флор, — протянул Оливер, зашарив в кармане куртки. — Куришь?
      Эбби пожала плечами:
      — Так, балуюсь иногда...
      — Врёшь, — сказал Оливер. — Девочки в пальто не курят.
      Она ехидно прищурилась, небрежно сбив ногой груду лохмотьев, на которой сидела.
      — Я снимаю пальто по таким случаям.

      Девушка отступила и едва не упала, в последний момент ухватившись за край стола. Один из шнуровочных крючков на её сапожке зацепился за тряпку, и та глухо звякнула.
      — Ну да, — Флор слегка улыбнулся.
      — Твою мать... — выругалась Эбби, подняв виновницу конфуза, которая оказалась старомодным и выцветшим серо-голубым платьем. Её лицо скривилось в неясной эмоции:
      — Интересно, чем тогда баловались девочки в Этом?
      — Фелляцией или Библией, — подросток продолжал улыбаться, забавляясь тому, как Эбби пытается соответствовать его тону. — А, может быть, и ключами баловались.

      Оливер знал, что в этом большая проблема их всех — всех окружающих его людей. Они всегда пытаются соответствовать. Ожиданиям, надеждам, социальным установкам. Ищут одобрения. Не хотят разочаровать. Пытаются быть такими, какими кому-то нужно их видеть. Смешные.

      Эбби бросила платье на пол, и оно снова звякнуло. Судя по характерному стуку, какая-то металлическая вещь, небольшая и нетяжёлая, потерялась в его складках. Девушка присела над платьями и после недолгих поисков выудила из кармашка на накладном переднике небольшую связку ключей, победоносно продемонстрировав её Оливеру.

      «Соответствие ожиданиям. Желание похвалы».

      — Спасибо? — предположил Оливер, изучающе всматриваясь в лицо новоявленного светила археологии своими чёрными глазами.
      — Это вообще вопрос или утверждение? — Эбби нахмурилась.
      — Оказывается, — вместо ответа Флор поднёс письмо к свече и позволил уголку бумаги заняться быстрым пламенем, отчего в комнате стало на порядок светлее, — бабушка пыталась сделать из моего бати человека. Представляешь?

      — Это ты... — распрямившись, девушка попыталась заглянуть через его плечо, — ... из письма понял?
      Воспользовавшись случаем, Оливер цапнул из её расслабленной руки кольцо с ключами.
      — Ага. Вот ведь странно: текст на остальных конвертах превратился в нацистские шифры, а макулатуру родственников я читаю почти без ошибок. Слишком... персональное отношение, не находишь?
      — Действительно странно... Я ничего не поняла в этих каракулях. Ты что, знаешь этот шифр?
      Оливер чуть помедлил с ответом, взвешивая его рациональность, но иных допущений у него не было:
      — Думаю, дело в другом.
      Он позволил письму упасть в подсвечник целиком.
      — Личные письма, понимаешь? Это персональный ад, а не какой-то абстрактный. Сложенный из осколков наших жизней. Или дебильных идей моей бабушки.

      Девушка успела заглянуть в письмо до того, как оно сгорело.
      — Э-э? — Эбби в недоумении смотрела на Оливера. Свет плясал на её лице, разрумянившемся от тепла. — Я тебе клянусь, там были кракозябры до того, как ты пришёл! Почему я теперь вижу там слова?
      — Потому что я волшебник, превращающий тьму неведения в свет истины.

      Оливер протянул к огню руки, стараясь не задеть пламя болтающимися варежками. В широченных рукавах его худые запястья казались руками ещё одного скелета, шутки ради засунутого в куртку пожарного департамента. Эбби потянулась было к горящему клочку, но потом передумала. Вместо этого она уселась на стол рядом с Флором, грея пальцы с другой стороны свечи, пока комната неспешно погружалась в былую полумглу.

      — А почему ты говоришь как долбанный верующий?
      — А почему бы и нет?
      — Всё это происходит на самом деле! — девочка едва не задохнулась от возмущения. — Я уже убедилась в этом. Здесь люди умирают, понимаешь?!
      — Да? — издевательски-недоверчивым тоном переспросил Оливер.
      — По-настоящему умирают! — выкрикнула Эбби и тут же втянула голову в плечи. Звонкое эхо до неприличия громко заметалось по коридорам старого особняка.
Сжигаю и второе письмо. :3
Отредактировано 12.10.2018 в 01:17
37

DungeonMaster constantine
11.10.2018 23:15
  =  
      — Не кричи так, а то мы случайно умрём, — посоветовал Флор, сам сидя с замершим от ужаса сердцем.
      — Не смешно...

      Эбби осторожно подошла к окну и так же медленно выглянула сквозь ажурную решётку.

      — Господи, он всё ещё там...
38

Оливер Флор XIII
12.10.2018 00:01
  =  
      Парень думал ответить, но потом просто пожал плечами. Наверное, он поступал бы так же. К тому же, Оливер никогда бы не подумал, что в одиночестве ему намного легче бояться. Что это — рвотные позывы морали?

      — Не-е-ет, — Эбби заходила по комнате, перейдя на громкий шёпот. — Всё это не ради нас и не у нас в голове. Это просто чья-то ошибка. Или злой умысел.
      — Мы ошиблись автобусом? — хмыкнул Флор.
      — А подумай сам, Оливер: в ад не ездят на автобусах. Там не бегает этот... маньяк. И там не...
      — Не так холодно, да?
      — Ты меня что, вообще ни черта не воспринимаешь? — Эбби резко обернулась на каблуках, а Флор смирно развёл руками:
      — В принципе, да.

      Поёжившись то ли от холода, то ли от страха Эбби встала посреди комнаты, спрятав ладони подмышки.
      — Хотя бы какой сейчас год?.. — спросила она.
      — Тысяча девятьсот семьдесят восьмой. Хотя это место считает иначе. Оно провалилось к динозаврам.
      — Нет, — отрезала девушка, взглянув на настенные часы, стрелки которых замерли в положении 8:13. — Этому должно быть другое объяснение! Должно!
      — Ого, — Оливер с интересом прищурился, — ты умеешь злиться?
      Эбби удивлённо моргнула, сбившись с мысли.
      — Я?
      — Ну не я же.
      — Э... н-нет. Я... просто не думаю, что мы умерли. Видел кровь на его руке?
      — Ах, ты восприняла слово «ад» всерьёз, — сообразил Оливер, тоже слезая со стола. — Свечку возьми. И не парься, я прикалываюсь.

      И он повернул ключ в ректорской двери. Тяжёлая створка подалась, и в лицо Флору дохнуло пылью и запустением. За границей оранжевой полусферы клубился морозный сумрак. Казалось, что узор инея проступает в самом воздухе, складываясь в невидимые паутины. Аварис был в самом буквальном смысле закован в ледяной панцирь.

      — Прикалываешься... — по её дыханию Оливер почувствовал, что девочка стоит за его плечом, почти прильнув к нему.
      — Я отличный шутник, — дежурно прокомментировал Оливер, уже позабыв, о чём они разговаривали. Как хорёк он ёжился на пороге, до боли в глазах всматриваясь в темноту.

      Двое подростков медленно вошли в царский кабинет. Из льдистой пыли проступали очертания всё той же массивной мебели. Огонёк отразился во множестве стеклянных сервантов, побежав по длинной веренице шкафов огнистой цепочкой. В высоком алом кресле, что больше походило на трон, высился скелет дородного мужчины, макушкой почти достигавшего дубовой окантовки на спинке. Ниддлтон, как казалось памяти Флора, и правда был человеком солидного роста. По другую сторону письменного стола в кресле замер ещё один скелет: скрючившиеся над блокнотом останки женщины в небогатом платье и с тусклым колье на костяной груди.

      — Вот и секретарша?.. — прошептала Эбби, словно почувствовав мысли Оливера.
      — И почему только платье валялось в приёмной?.. — еле слышно пропел Флор в ответ.
      Эбби предпочла не отвечать.

      — Смотри, сколько тут всего, — Флор взял свечу из рук спутницы и повёл ею в сторону большого деревянного глобуса на позолоченной оси. — Да коммуняки бы живьём их сожрали.
      — Пожалуйста, замолчи, — попросила Эбби. — Мне страшно.

      Мальчик неторопливо прохаживался по кабинету, освещая тёмные ниши, и задёргивал шторы на светлых окнах. Ему и самому не хотелось думать о том, что безглазое лицо убийцы следит за ними, медленно поворачиваясь вслед за перемещением света в окнах.

      На столе между широкими руками Ниддлтона лежали несколько папок, сводный лист из гроссбуха и развёрнутая газета. По-видимому, в нищем подобии университета обязанности бухгалтера выполняла секретарша.
Press E to read the newspaper.
Отредактировано 12.10.2018 в 01:06
39

DungeonMaster constantine
12.10.2018 09:09
  =  
      Заголовок гласил: «Обнаружена десятая жертва Мясника!»
      Оливер быстро пробежался глазами по статье, выхватывая отдельные ключевые фразы. В ней сообщалось, что жертвой стал двадцатитрёхлетний студент Принстонского университета в Нью-Джерси по имени Дэн Васиковски. Его тело было найдено в сторожке на холме к северу от Авариса. О трагической находке сообщили двое местных охотников — Чак Харрис и Генри Флор. Почерк убийцы по-прежнему узнаваем, как и в предыдущих девяти случаях. У полиции нет никаких сомнений в том, что это дело рук Мясника.
      Генри Флор, значит. Выходит, одну из жертв обнаружил его дед?
      Оливер взглянул на дату и не особенно удивился традиционно странной записи: -7.67e+03 января 1957
40

Оливер Флор XIII
13.10.2018 13:04
  =  
      Оливер прикрыл глаза, мысленно заканчивая несложную, но до отвратительности безвыходную картину событий. Он представления не имел, что означают коды и цифры — просто не хотел думать о них, позволив искажённому мирозданию кружиться в метели своим чередом. Но язык метафор и аллегорий был ему близок. Отец когда-то рассказывал, что в Аварисе пару лет орудовал маньяк и те события стали темой для обсуждения на последующие два десятилетия. Несложные вычисления с лёгкостью демонстрировали всю скудость сельской жизни, если один год кровавого безумия равнялся дюжине спокойных фермерских лет. Оливера воротило от тех историй. От лихорадочного огонька в папашиных глазах. Маленькому Оливеру очень хотелось размахнуться и ударить папашу ногой в отвисший живот, пузырившийся над широким кожаным поясом — но тогда он не мог. Тогда он был ещё меньше и слабее, чем сейчас.

      С газетной страницы на ребят глядела фотография мужчины в дождевике. Сама фотография казалась похожей на постановочную, будто репортёр из Хелены просто позировал на фоне соснового лесоповала, натянув светлый брезентовый балахон. Аршинные буквы кричали о том, что обнаружена десятая жертва Мясника, а большинство безвкусных подробностей Оливер пропустил мимо глаз.

      — Генри Флор? — спросила Эбби. — Погоди, как ты назвал свою фамилию?..
      — Это... наверное, это мой дед, — Оливер тяжело вздохнул и положил ладонь на шершавую газетную бумагу прямо под датой.

      Ничего не произошло. Спустя секунду, Флор добавил:

      — Не-а, не работает.
      — Что не работает?
      — Волшебство, превращающее нацистский код в английские буквы.
      — Да? — Эбби снова заглянула через плечо Оливера, дочитывая конец статьи. — Эй, я что-то слышала об этом! Дождевой Мясник из Авариса. Так это он?
      — Понятия не имею, — Оливер прижал пальцы к глазам, массируя их сквозь веки. Голос Эбби лязгал вдалеке, долетая до ушей как неприятный звон. А девочка не успокаивалась.
      — Как не имеешь?! Тринадцать жертв, последняя из которых так и не найдена...
      — Здесь написано, что десять.
      — Ты так говоришь, будто вообще не в теме! Об этом весь штат трубил!
      — Да мне насрать, о чём сплетничает этот сраный штат! — высоким голосом крикнул Оливер.

      Эбби замолкла.

      — Как же вы заебали! Батя тоже об этом нудел. Его лучшими друзьями были пиво и старый радиоприёмник, и они трещали об одном и том же, — Оливер поймал себя на том, что почти напрашивается на сочувствие, и уже спокойнее добавил: — Вообще, парень за окнами похож на эту историю. Как будто это... ну, знаешь, символическое представление. Безликое зло и вся хуйня.
      — Безликое? — удивилась Эбби. — Ты знаешь, что его в итоге поймали?

      Оливер слышал что-то о том, будто бы порядка семи десятков полицейских пуль поставили на этой истории жирный крест, и хорошенько его очертили. Этот тип разозлил слишком многих. На самом деле, Флор не верил в храбрых трапперов и проницательных шерифов. Просто какой-нибудь долбоёб, наверное, разул глаза и догадался поинтересоваться, чем занимается его сосед.

      — А ты не видела его рожу? — Флор обернулся к ней с кривой улыбкой, проигнорировав второй вопрос.
      — Да... — Эбби смешно отдёрнула руку, едва не коснувшись локтя мёртвой секретарши, и поскорее отошла от стола. — Я видела у деда в подшивке газетную вырезку. Он действительно был лысым. Хотя на людях носил парик.
      — Я о твари за окном.
      Эбби задумалась, закусив губу, и, явно действуя против своего желания, призналась:
      — А этот... хоть и лысый, но как будто...
      — Ну? — подбодрил Оливер.
      — Ну, капюшон... но какой-то схематический, да. Как будто ему забыли дорисовать лицо...
      Девушка вздрогнула от собственных слов.
      — Оливер, ты всё ещё думаешь, что мы квасимся в каком-то своём личном безумии? Я ведь не из Авариса.
      — Это следующий вопрос, — покивал Оливер, и сам уже заметив, что присутствие новых скелетов напрягает его не так сильно. — Я всё себе объяснил, но вот ты сюда не вписываешься.

      Эбби снова спрятала ладони подмышки и обиженно взглянула на него.

      — Что значит «не вписываюсь»?
      — Ну, ты не похожа на какую-нибудь мою двоюродную тётушку из Орегона.
      — Что?
      — То, что я понятия не имею, откуда ты взялась. Что ты тут забыла? — Оливер смотрел на неё не то насмешливо, не то зло.
      — Разве похоже на то, что я могла тут что-то забыть?
      — Ну, ты ведь тут стоишь.
      — Я к брату ехала! — на глазах Эбби заблестели слёзы. — На свадьбу.
      — Монтана: край больших и дружных семей, — Оливер широко осклабился.
      — Думаешь, я мечтала застрять в этой дыре? Это вообще похоже на девичью мечту?

      Она присела на один из стульев у стены. Наверное, их составили вдоль неё на случай каких-нибудь совещаний. Ну что ж, их разговор немного смахивал на совещание.

      — Слушай, Оливер... — Эбби прижала к лицу рукав и заговорила так, глядя на свои колени. — Я не знаю, где мы и когда, но мы должны выбраться. Мы должны придумать какой-то план! У моего брата всегда был какой-нибудь план на тот или иной случай...
      — А брат местный? — протокольно спросил Флор.

      Он чувствовал неясную неприязнь при виде её слёз. То ли к Эбби, то ли к себе. Впрочем, как будто он когда-то чувствовал себя лучше в этой дыре, где хотелось рыдать каждый день? «Добро пожаловать в Аварис, детка».

      — Нет, мы из Грейт-Фоллс. С Аварисом нас ничто не связывает. Разве что несколько знакомых.
      — Всё-таки связывает, — Оливер покачал головой, обходя скелет ректора и бесцеремонно заглядывая в тумбу его колена. — И тебе надо догадаться, что именно. Потому что я уже знаю, куда мне идти. Надо понять, куда отвести тебя.
Попутно обыск стола. Есть чё? А если найду?
Отредактировано 13.10.2018 в 23:29
41

DungeonMaster constantine
16.10.2018 23:25
  =  
      — Меня? Домой меня отве... — тут девушка не удержалась и чихнула. — Куда ты собираешься? Я с тобой! Ты ведь не оставишь меня тут?
      Эбби тут же кинулась помогать Оливеру. Первым делом она взялась осматривать вещи на столе. Помимо телефона, печати, пары ручек, лампы и нескольких стопок бумаг с неразборчивой белибердой, нашёлся телефонный справочник Авариса за 1955 год, толщиной не больше церковного буклета.
      Оливеру же самым первым на глаза попался нож для вскрытия конвертов, больше напоминающий стилет с ручкой из красного дерева. Он лежал в глубине верхнего ящика тумбы. Там же отыскался и сложенный вчетверо платок из приятной струящейся ткани с вышитыми сердечком и инициалами S.F. Даже подмёрзший сопливый нос Оливера смог уловить нотки знакомых ему из детства духов. Там же оказалась и фляга с остатками отличного бурбона и даже не начатая пачка сухофруктово-орехового ассорти, заставившая давно пустующий желудок Флора напомнить о себе жалобным урчанием.
      Эбби же параллельно перешла к обыску второй тумбы, сразу вытащив на стол из верхнего ящика стопку документов на подпись, о чём сообщала коротенькая записка, лежавшая поверх.
      — Бумаги о зачислении... — задумчиво протянула девочка. — О, тут и твоя фамилия есть! Флор Ал. А, это, наверное, твой папа.
      Продолжив рыскать по ящикам правой тумбы, Эбби выложила на стол бензиновую зажигалку, прокомментировав, что нашла подобную и в другом столе.
      Оливер попутно обнаружил документы о бракоразводном процессе, из которых стало понятно, что жена ректора Ниддлтона, некто Дебора Боллит, подала на развод и выплату алиментов. И за этот факт взгляд, вопреки ожиданиям самого Флора, зацепился, отчего-то никак не желая скользить по строчкам дальше.
      Наконец, сообразив, что дело вовсе не в факте развода, а в фамилии жены, Флор попытался припомнить, откуда он мог её знать и где слышать. А потом он вспомнил. Боллит. Саманта Флор в девичестве носила именно эту фамилию!
      Из документов Оливер также почерпнул информацию о том, что детей у Ниддлтона было трое, из них две девочки.
      — А это что здесь делает? — голос Эбби отвлёк Флора от слегка затянувшихся размышлений. Девочка аккуратно держала двумя пальчиками за бикфордов шнур связку самодельных петард. Неужели ректор любил на досуге похулиганить? Подобное предположение никак не могло претендовать на правдоподобность. — Это какой-то фейерверк?
Результат броска 3D10: 4 + 8 + 4 = 16 - "INT".
Десятой найденной вещью будет блокнот, он лежит на дне открытого Оливером последнего ящика.
В блокноте много записей мелким почерком, есть схематичные зарисовки всякие, на полях узоры и фронтальные части ретро-автомобилей. Записи самого разного характера - бытовые темы, рабочие, напоминания, отдельные мысли, рассуждения, цитаты философов и не только. Его можно было бы назвать дневником, если бы записи делились по датам.
Отредактировано 17.10.2018 в 01:03
42

Оливер Флор XIII
16.10.2018 23:56
  =  
      — Да, — Флор косо посмотрел на петарды. — Лучше бы он любил стрелять по тарелочкам и оставил нам двустволку, но уже лучше.

      Он не сказал Эбби, что это отличная находка, потому что предпочёл бы найти петарды сам. Потом Оливер задумался, в какой именно момент между ползанием от водителя и криками в пустом холле в нём проснулась тяга к мачизму. Мысленно махнув рукой на эту межличностную ерунду, Флор вернулся к прерванным раздумьям.

      «Значит, мой батя учился в университете... а потом ушёл на войну. Что же, хоть ты и уёбок, но я могу тебя понять в этом, Дорогой Отец — я тоже мечтаю свалить из этой дыры. Вот интересно: ты трахался со шлюхами в Сайгоне, а как закончу я? Хастлером на дороге в Лос-Анджелес? Неплохая идея. Поднимем тост за реальность грёз».

      Оливер наконец засунул в зубы сигарету, которую пытался найти ещё в приёмной. Поднёс свечку к самому лицу, с удовольствием вдыхая запахи горячего воска и никотина.
      — Ты любишь такую тему из БДСМ, когда капают горячим воском на кожу? — спросил он, шевеля горящим концом сигареты.
Отредактировано 17.10.2018 в 00:00
43

DungeonMaster constantine
17.10.2018 00:44
  =  
Эбби вдруг громко икнула, залившись краской, что отмечалось даже в полумраке. Она не была похожа на ханжу, однако вопрос, похоже, застал её врасплох.
— Я... чт... СМ... это же... — сунув руки поглубже в карманы, она наконец успокоилась и пожала плечами. — Не знаю. А многие это любят?
Отредактировано 17.10.2018 в 00:54
44

Оливер Флор XIII
17.10.2018 14:57
  =  
      — Ну, это иногда приятно, — ответил Оливер и аккуратно наклонил подсвечник, позволяя тягучим каплям впиваться в тыльную сторону своей ладони. Слабые ожоги отзывались в нём деликатной, щекочущей болью и странным удовольствием. Он вспомнил, как делал так девочке в тесном трейлере где-то к югу, ведя свечу над её голой спиной. Или показывал в мотеле на окраине Хелены, где кто-то встречал его действия смехом, а кто-то подражал.

      Странные люди.
      Неужели чужие прихоти так заразительны?

      И странный город.
      Он будто целиком состоял из иллюстраций к жизни Флоров. Самых разных, и хороших, и плохих. Как будто хотел передать один большой моральный посыл, вытоптав его на льду горного озера. Тоже своеобразная прихоть.

      Наконец, Флор перестал валять дурака и поставил свечу между скелетов:
      — Нам нужно переждать ночь, — сказал он. — Если монстр сюда не лезет, то забираем всё полезное, что нашли, и попытаемся спуститься к котельной в подвале. Со светом и теплом, если получится её запустить, будет повеселее. Завтра утром попробуем добраться до моего дома. Он как магнитный полюс для этого места. Честно говоря, не знаю, что будет, если я не найду там того, что ищу. Но других идей у меня нет.
Отредактировано 17.10.2018 в 14:58
45

DungeonMaster constantine
18.10.2018 23:52
  =  
      Закончив досмотр тумбы, Эбби выпрямилась, потянулась и глубоко зевнула, прикрыв рот тыльной стороной ладошки.
      — Знаешь... — тихо произнесла она.
      Мягкий тёмно-оранжевый свет, скользивший по лицу девушки, неожиданно привлёк внимание Оливера к одному, возможно, не столь значимому в подобной ситуации моменту: а ведь Эбби была удивительно красивой, даже несмотря на небольшую, слегка позеленевшую по краям шишку в центре лба и полное отсутствие косметики. И красота эта была какой-то спокойной, ненавязчивой, уютной. Настоящей. Такой, которую с первого взгляда можно и не разглядеть. Важно ли это было, или нет, но она отличалась от многих девочек, которых Оливеру доводилось встречать раньше. Чем-то неуловимым, что трудно выразить словами. А ещё она совсем не пыталась строить из себя ни богиню, ни беззащитного котёночка, ни кого-то другого, а просто была собой. Кроме того, она, похоже, неплохо научилась справляться со своим страхом. Вне всякого сомнения, она осталась бы настоящей, даже если всё остальное вокруг перестало бы быть реальным. С ней было как-то всё немного иначе.
      — Извини, что я на тебя... ну... со стулом. Я не знала. Думала, что мне конец.
      Действительно, в тёплом свете свечи даже скелеты казались какими-то родными, по сравнению с тем, что происходило снаружи. А главное — Оливер почувствовал, что ему больше не холодно.
Отредактировано 19.10.2018 в 09:05
46

Оливер Флор XIII
19.10.2018 22:15
  =  
      Оливер только покачал головой, взмахнув сигаретой в пальцах. На сей раз он не представлял, что ответить. В голове крутилась единственная мысль: «Жизнь делает нас всех такими разными».
      — В следующий раз не останавливайся, — посоветовал он, с трудом улыбнувшись. — Тогда поможет.

      Он сгрёб всё, что удалось найти, на середину стола. Со стороны, должно быть, это казалось каким-то «Островом сокровищ». Груда награбленного, потерявшиеся дети, скелеты, свеча и заменившая карту с крестиками газета. Впрочем, в этой газете тоже хватало крестов. Бензиновую зажигалку Оливер сунул в один карман, бурбон — в другой, орехи кинул Эбби.
      — А ты?
      — Я на диете. Разве не видно?

      Последним Флор забрал блокнот ректора.
      — Печальная юдоль, — прокомментировал он, встряхнув его чернильные цитаты и автомобили. — Жить, зная, что гниёшь на работе. Надеюсь, я умру в восемнадцать.

      Он накрепко запер дверь в кабинет, а потом попросил Эбби подержать свечу, пока с усилиями придвигал к ней стол. Его тонкие руки едва справлялись с мебелью, но Флор налегал на него корпусом, подталкивал сзади... и, в конце концов, устроил баррикаду аккурат под дверной ручкой. Эбби открыла рот, но Оливер опередил очевидный вопрос:
      — Мёртвый парень гнался за мной по дороге. Поэтому сегодня все спят в своих комнатах.

      Ему не хотелось выходить обратно в коридоры, даже наполненные невесть откуда взявшимся теплом. Не хотелось спускаться по скрипучей лестнице в замёрзший холл, слушать гулкое эхо шагов, глядеть на пляшущие в балках тени. Но выхода не было. Стараясь не терять Эбби из виду, он первым вышел из приёмной, высоко подняв свечу...
Результат броска 6D10E: 8 + 2 + 3 + 3 + 4 + 1 = 21 - "INT to find boiler room + WP".
Усердно (аж с волевыми усилиями) пытаемся найти котельную и... не знаю, включить котёл? Налить топлива в генератор? Вызвать Дух Машины?

PARAMETERS
♥ Health = 6
♠ Willpower = 2/3 (-1 WP)
47

DungeonMaster constantine
24.10.2018 22:08
  =  
После недолгих скитаний в поисках котельной, Оливер наконец сообразил вернуться к парадному входу. Приближение к монстру, который, по словам следовавшей позади Эбби, всё ещё стоял там, за дверьми, не просто щекотало обоим нервы до головокружения, но обещало каждому из них по доброму мешку фобий на будущее.
Одна из дверей в холле — та, что находилась недалеко от вахтёрской стойки — вела в отдельную, надёжно запертую часть подвала. Лестница вела примерно на полтора этажа вниз. Несомненно, Оливер с Эбби были на верном пути. На это указывала перегородка с железной дверью, рассекавшая коридор надвое. Тот факт, что дверь была заперта, нисколько не огорчил подростков. Флор воспользовался связкой ключей, которую Эбби случайно обнаружила в приёмной.
— Ого! Смотри, — девушка подняла свечу над головой, и расступившаяся темнота представила их взорам достаточно красноречивое объяснение, почему эта часть подвала была перекрыта. Два ряда мощных подпорок, выточенных из брёвен, стояли вдоль кривых полуразрушенных стен, поддерживая того же рода перекладины, на которых держался потолок. Котельная ждала ребят в конце коридора — чёрная железная дверь за поворотом. Ключ от неё также отыскался в связке.
Результат броска 4D10E3: 8 + 9 + *11 + 4 = 32 - "ELG".
Собственно, внутри примерно то, что на картинке. Запустить её возможно, но потребует усилий (чисто с описательной т.з.).
Вскоре после запуска, Оливер заметит дверь, которую не видел прежде. Напоминает вход в трансформаторную, есть такой значок. Эбби тоже её заметит, но не увидит ничего странного. А вот Оливер заподозрит, что этой двери здесь скорее всего не место, потому что трансформаторная была в открытой части подвала.
Отредактировано 24.10.2018 в 22:10
48

Оливер Флор XIII
26.10.2018 22:27
  =  
      — Оно не рухнет нам на головы? — девочка обеспокоенно кивнула на стропила.
      — «Оно» — это книга, которую Стивен Кинг обещает написать уже три года. Считай, что сейчас для тебя нет никакой разницы, — не обращая внимания на состояние потолка, Флор нырнул под деревянные балки и сунул ключ в скважину.

      Дверь открылась с лязгом и грохотом, а с её петель посыпались хлопья ржавчины и растрескавшийся лёд. Теперь их ботинки ступали по бетонному полу с негромким хрустом. Опустив свечу на уровень колен, Флор осветил толстый слой инея и штукатурной пыли, устилавший кривые ступени и неровно залитые набетонкой проходы между двух огромных котлов. С ржавых труб обвисли лохмотья сантехнического льна, покрытые оледеневшей влагой.

      — Какие огромные… — тихо вздохнула Эбби.
      Девочка остановилась на возвышении возле двери. Она взялась за тонкие перила из квадратных стальных профилей, но тут же отдёрнула их с возгласом отвращения:
      — Здесь хоть раз убирались?!
      Поперёк её ладоней тянулись чёрные полосы от смеси сажи и пыли.

      Оливер не ответил. Он спустился по узким ступенькам, чувствуя, как вибрируют их каркасы под жёсткими подошвами альпийских ботинок, и протиснулся вглубь котельной. Вибрирующее пламя свечи не доставало до потолка, позволяя разглядеть лишь чёрную вязь труб, переплетающихся над высоченными котлами — каждый почти в полтора его роста. Дорожка слева упиралась в глухую стену из порыжевших газобетонных блоков, зато правая вела мимо длинного чугунного бока котла, чтобы упереться в большую печь.

      — Котлы от фирмы «Национальная сталь», — фыркнул он. — Ты когда-нибудь задумывалась о том, как тупо звучит промышленный патриотизм?
      — Ай! Тут и кресло есть! — вместо ответа сообщила Эбби. От входа донёсся лязг и стук колёсиков.
      — Эмпирическим путём мы обнаружили кресло… — Оливер улыбнулся в темноте, пробормотав эту фразу себе под нос.

      «Ну, давай, что тебе? Осталось только обмениваться добродушными шуточками как герои семейных ужастиков».

      Мальчик огляделся, пытаясь понять, куда же попал. Простенок между чугунной тушей котла и соседствующей стеной едва-едва позволял бы разойтись двум взрослым людям. Имея один шаг в ширину и пять шагов в длину, он походил на крошечный жилой пенал из тех, что строятся в новых японских городах.

      — У тебя есть хоть какая-нибудь идея?
      — Насчёт чего? — ступеньки по ту сторону котла загремели, и Флор догадался, что Эбби спускается к нему. Он отвечал, пытаясь отодрать ледяную корку с печной дверцы
      — Насчёт того, каков принцип работы отопления. В принципе.
      — Я… э… — с шуршанием пальто девочка протолкалась к нему, волоча за собой кресло.

      Последнее регулярно билось подлокотниками то о перила, то о котёл, не желая пролезать в тесную лазейку.

      «Ну давай. Пошути».
      — Новый друг? — Оливер поставил свечу между ними.
      — А?
      — Твой парень. Мистер кресло.
      — Я тебя не понимаю… — Эбби запрокинула голову, тоже разглядывая копну труб сверху.
      — Я сам себя обычно не понимаю. Так что там с отоплением?
      — Ну… наверное, вода… бежит по трубам.

      Флор упёрся спиной в стену, а обеими ногами — в бока котла, и рванул на себя дверцу печки. Через несколько попыток он сбросил жилет, а затем и куртку, оставшись в свитере, который мешком висел на его костлявом теле.

      — Так? — отдуваясь, подбодрил он.
      — И… нагревается?
      — А хуй её знает.

      С глухим стоном дверца подалась. Лёд вокруг неё вспучился, трескаясь, а потом лопнул, осыпав пальцы Оливера ледяным дождём. Некоторое время он отдыхал, а потом попросил Эбби посмотреть канистры или дрова между котлами. Та забрала свечу с собой, поэтому Флор некоторое время сидел в кромешной темноте, наблюдая, как свет пляшет в причудливых щелях между трубами и крышкой котла.

      — Этот город замёрз до полусмерти, — неожиданно для самого себя сказал он.
      — О чём ты? — откликнулась Эбби с металлическим эхом.
      — Вода в трубах. Я думаю, она тоже замёрзла.
Отредактировано 26.10.2018 в 22:46
49

DungeonMaster constantine
26.10.2018 23:08
  =  
      Через пятнадцать минут входная дверь была заперта, а в печи гудел огонь. Стопка промёрзших дров, щедро политая горючим, устроилась на нескольких параллельных решётках. С помощью большого вентиля Оливер заставил правый котёл ожить и глухо ворчать, выплёвывая талую воду в большой теплообменник. Чугун долго не желал нагреваться, но понемногу на чёрных боках выступила испарина тающего льда — а затем жар выбрался в окружающий воздух.

      Эбби с ногами устроилась в кресле, накинув пальто на плечи, а Оливер по-турецки сидел на собственной жёлтой куртке на полу и курил.
      — Мы замерзаем точно так же, как Аварис, — объяснил он, расслабленно созерцая огонь.
      — Мы?
      — Изнутри. Понимаешь, на самом деле этой реальности, этого места… их на самом деле нет. Карлос Кастанеда писал, что мир существует сам по себе за пределами нашего сознания. Как осознанные сны, знаешь? Сконструированные из метафор, которые тебе подсовывает твоя голова.

      Эбби молча покачала головой. Она не хотела в это верить.

      — Я не могу понять только одного, — протянув руки к огню, Оливер смотрел на чёрные силуэты своих пальцев. — Что здесь делаешь ты. Ты не вписываешься в эту логику.
      — Ты всё ещё думаешь, что я какая-нибудь галлюцинация?
      — Хуй тебя знает.
      — Ну спасибо, — Эбби с обидой поглядела на него и устроила подбородок на ладонях. — Знаешь, иди ты.

      Оливер тихо хихикнул.

      — Понимаешь, я ненавидел этот город. Ненавидел от бакалейной лавки на углу до пожарного гидранта, который стоял напротив ратуши. От псины старой Дойли Марчесон до, например, вот этого дебила-ректора.
      — Ненавидел? Почему?
      — Потому что они меня наебали, — улыбнулся Флор, опустив руку и затягиваясь. — Они все меня наебали.
      — А ты не думаешь… что… ну… это звучит немножко чересчур эгоистично? — осторожно спросила Эбби после долгой паузы.
      — Именно. Вот ты и ухватила мысль. Замерзаем изнутри. Эмоции замерзают, понимаешь? Мы ограничены нашими желаниями, страхами или, не знаю, кошмарами. Кошмаром этого города был лысый хер с ножом — и вон он, оп-ля, стоит на крыльце. Я мечтал, чтобы Аварис провалился в ад. Так, может быть, в Монтане ад — это резко отрицательные температуры.
      — То есть, это вроде как метафоры?
      — Ну.
      — И мне метафора оставила синяк на половину лба?
      — Не такой уж большой у тебя синяк.

      На этот раз они засмеялись вместе.
50

Оливер Флор XIII
26.10.2018 23:33
  =  
      Ещё через полчаса они прикрыли дверцу печи и вытянулись рядом друг с другом на постеленных куртках и свитерах. В котельной воцарился прежний мрак, но теперь в нём жило тепло. Из-под дверцы пробивались багровые отблески, и в них темнота больше не казалась страшной. Закинув руки за голову, Оливер пялился в неё и потягивал ректорский бурбон, с наслаждением чувствуя, как алкоголь воскрешает в нём человека, а Эбби хрустела сухофруктами.

      — Я думаю, — признался Оливер, неожиданно сев, — что я принял важное для себя решение, когда поехал на автобусе в Аварис.
      — Не понимаю, — ответила из темноты Эбби. — Почему ты так говоришь?
      — Я собирался уехать в Портленд.
      — Серьёзно? — хруст сухофруктов стих. — Ты серьёзно просто думал… взять и поехать в другой город? Другой штат?
      — Что в этом такого? — Оливер искренне не понял её удивления.
      — Но… Оливер, у тебя же… ты же…
      — Дом, семья, нет денег? — с презрительной усмешкой спросил мальчик, ощущая себя донельзя странно: он всегда злился при таких разговорах, но сейчас физическая близость к собеседнице не позволяла ему разозлиться всерьёз.

      Он не привык лежать с девушкой рядом и разговаривать вот так запросто. Обычно это заканчивалось торопливым сексом или все засыпали как попало после очередной пьянки. Флор никогда не искал собеседников. И уж точно никогда прежде не рассуждал о жизни, лёжа на полу старой котельной.

      — Ну… да, — будто почувствовав его настроение, Эбби ответила тихо и почти ласково. — Я не представляю, как можно просто сесть и уехать на побережье.
      — У меня никогда не было тут настоящего дома, — легко признался Флор. — Меня никто не ждёт.
      — Или ты никого не ждёшь.
      Флор помедлил:
      — Или так.

      Дрова потрескивали в котле, а трубы гудели, будто расправляющие плечи Атланты. Сковавший их ледяной сон рушился, наполняя подвал влагой и жаром. Ребята вновь долго молчали, пока Эбби не продолжила диалог:

      — Но ты сказал, что решил приехать сюда. Зачем, если тебя никто не ждал?
      — Сестра, — неохотно признался Флор. — Ты ехала на свадьбу к брату, а я ехал к сестре, чтобы позвать её с собой. Или хотя бы попрощаться. Сказать ей «до свидания», знаешь. Преодолеть это проклятое ледяное поле. Обнять, поцеловать, лизнуть в щёчку.
      — Оливер…
      Умерив насмешку, подросток закончил уже серьёзно:
      — Эти факты как-то связаны. Не знаю, как именно, но они — единственное объяснение тому, что мы находимся в одной и той же метафоре. У тебя нет здесь родственников. Город не подсовывает тебе письма с иллюстрациями прошлых ошибок или невысказанными сожалениями.
      — Ты поэтому спрашивал меня, что я тут забыла? — вспомнила Эбби.
      — Ну естественно, — запрокинув голову, Флор вылил в горло остатки бренди и прикрыл глаза. — Ну естественно… Ты не можешь находиться тут, если не замёрзла внутри.
51

DungeonMaster constantine
30.10.2018 23:17
  =  
      — Но... — девушка задумалась, — я не знаю. Замёрзла я ещё как, но в прямом смысле, а не переносном...
      Эбби вздохнула, тут же с большим трудом подавив зевок.
      — Знаешь, если по правде, я сначала думала, что это ты — галлюцинация. Или прислужник этого маньяка... — спустив ноги, она положила руки на колени, взглянув на Оливера.
написал больше, но получается какой-то монолог, поэтому ты ответь, я продолжу )
52

Оливер Флор XIII
30.10.2018 23:59
  =  
      — У сумасшедших не бывает прислужников, — подросток не повернулся в её сторону и даже не открыл глаз. — Как и друзей. Есть единомышленники или приятели.
      — Откуда ты можешь такое знать?

      В голосе Эбби звучали нотки тревоги. Они были понятны Оливеру и будили улыбку в уголках его тонких, бледных от малокровия губ. В мире, где девочки носят пальто, покупают в киосках у вокзалов «Фэнтези и фантастику», готовят папе кофе по утрам и ездят на свадьбы, не задумываются, как сильно может поломаться лабиринт в твоей голове. В их мире нет острых углов и решёток на окнах, нет глухих поворотов. «Маньяк» — это нечто большое и страшное. Как немецкий бомбардировщик, топливный кризис семьдесят третьего или смерть Генри Хансена на Иводзиме. Что «маньяк»? Воздушный шарик с нарисованными чертами чёрта, у которого ничего нет внутри. Пустое слово без личности.

      Они не понимают, каково это: попасть на долгожданный концерт. Стоять среди кричащей толпы, хлебать пиво, выкрикивая вместе со всеми слова любимой песни, и мечтать оказаться где угодно. Хоть в Тасмании, хоть в Мексике или Югославии, лишь бы подальше от места, в которое ты хотел попасть с тех пор, как увидел заветную афишу на стене магазина кассет. Не понимают, как можно проснуться утром с дикой головной болью, эрекцей и неутолимым желанием сделать так, чтобы все твои друзья сдохли. А потом взглянуть на пьяных свиней вокруг, на кожаные куртки, рваные джинсы или татуированные плечи — и понять, что у тебя нет друзей. И чувствовать себя счастливо.

      Нормальные люди этого не понимают и никогда не поймут. У них это просто так не работает. В их голове нет поломанных лабиринтов.

      — Если мы найдём моё письмо из будущего, ты сможешь прочитать там, как сильно можно ненавидеть. Не уверен, что глупый шестнадцатилетний я способен сформулировать это сейчас. Но однажды я попробую. Том Вулф ведь написал «Электропрохладительный кислотный тест» и прославился.
      — Но... но что ненавидеть? — спросила Эбби.
      — Всё? — Оливер не открывал глаза, наслаждаясь мгновениями нравственной наготы, — собственные ногти, например? Так или иначе, мне не нужны бы были прислужники.
53

DungeonMaster constantine
31.10.2018 00:57
  =  
— И откуда всё это у тебя в голове? — вздохнула Эбби, а потом вздрогнула, будто вспомнила о невыключенном утюге у себя дома. — Я же ведь тебе так и не рассказала! Ты вот про письма говорил, а я всё-таки кое-что пострашнее видела... своими глазами... — Эбби немного поколебалась перед тем, как продолжить отчётливо слышным шёпотом. — Я видела, как он убил человека! Мясник этот. Это было так ужасно! Помнишь, в автобусе был мужчина в жёлтой куртке? У него ещё шапка вязанная с олимпийскими кольцами была и шарф такой же. Помнишь? Он дрался с маньяком, когда я их увидела. Даже смог ранить его! Но это не помогло... маньяк всё равно его зарезал...
Последнее она произнесла почти неслышно, на выдохе.
— А ещё девочка в подворотне, недалеко от площади — она уже была мертва, когда я её нашла... Мы здесь не одни, понимаешь?
После некоторой паузы Эбби добавила:
— А ещё эти цифры...
Отредактировано 01.11.2018 в 22:40
54

Оливер Флор XIII
01.11.2018 20:04
  =  
      Флор понимал и не понимал одновременно. Цифр, впрочем, это не касалось — их он совершенно точно не понимал. Он думал, что чужая смерть вызовет в нём сострадательное чувство. Но в случае с водителем он чувствовал глухую злость, а теперь — насмешливость. Оливер усердно старался вообразить отчаянную драку на площади. Представить того храбреца. Но у него не получалось увидеть ничего, кроме постылых картонных миниатюр. Дрался — умер. И ладно.

      По какой-то причине, была она латентной жестокостью или следствием чрезмерного эмоционального стресса, Флор ни капли не разделял мнения Эбби о том, что «это было ужасно». Наверное, было. Наверное, если бы он увидел это сам, то пустился бы наутёк. Но сейчас Оливер выкинул услышанное из головы так легко, словно оно было зелёным мешком с садовым мусором. Логическая загадка беспокоила его больше. Если они тут не одни, то город должен всем и каждому подкидывать письма от Саманты Флор. Его бабка, в конце концов, не зря отличалась общительностью. Оливер понятия не имел, что она крутила шашни с ректором местного подобия университета, но сразу же поверил в это. Если они одни, то смерти других людей — просто эхо, раскрашенное в подходящие тона. А если источник «метели времени» — не Флор, а автобус, то мальчик вовсе терялся в догадках. Междугородний лайнер «PD4501 Синкруизер» из серо-стального ребристого металла мог оказаться чем угодно, только не башней злого колдуна.

      — Метели времени... — он глупо хихикнул.
      — Что? — Эбби очнулась от размышлений.

      Оливер покачал головой. Он думал, что никогда не сможет заснуть после такого. Или что сердце наконец-то даст дуба, как при встрече с живым манекеном или мёртвым водителем («Ох, такая ирония, Оливер, такая ирония...»). Но сейчас вместо слов в ушах шумел ровный, успокаивающий фон. Он понял, что разбирает слова Эбби через раз, а веки слипаются, убаюканные теплом и ворованным бурбоном.

      — Спокойной ночи, Эбби, — вместо ответа сказал Оливер и повернулся на бок. Его колено шаркнуло по грубому полу котельной, и мальчик подтянул его поближе к себе и куртке.
Предлагаю пробовать заснуть. А наутро, уже выходя, заметить странность в трансформаторной двери. Оливер её откроет, разумеется.
Отредактировано 01.11.2018 в 20:56
55

DungeonMaster constantine
01.11.2018 23:11
  =  
      — Спокойной но... — Эбби запнулась, уловив ещё какую-то мысль, но, видимо, решив её не озвучивать или озвучить потом, договорила: — Да, Оливер, спокойной ночи. Утро вечера мудренее.
      — Боженька, помоги нам, прошу тебя. Не оставь нас, не дай нам умереть в этом кошмаре... — на грани слышимости прошептала девочка себе под нос, прежде чем забыться глубоким сном под негромкий гул постепенно оживающей котельной. — Только не исчезай...
56

12
Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.