Действия

- Обсуждение (1)
- Информация
-
- Персонажи

Форум

- Общий (15626)
- Игровые системы (5875)
- Набор игроков/поиск мастера (39675)
- Котёл идей (3311)
- Конкурсы (11954)
- Под столом (18911)
- Улучшение сайта (10468)
- Ошибки (4092)
- Для новичков (3535)
- Новости проекта (12968)
- Неролевые игры (9788)

[WoD] Ожидайте, вас скоро примут | ходы игроков | Спасибо, мы вам перезвоним

 
DungeonMaster Slowsilver
12.01.2019 05:59
  =  


      Все вакансии больше не актуальны.

      Восьмое июля 2009 года, день массовой индейской резни в Игуале, выставлялся прессой как одна из самых вопиющих трагедий Мексики нулевых. Но утро 22-ого числа того же месяца дало понять, что несколько сотен погибших в провинциальном городке - лишь начало катастрофы, обрушившейся на Мехико-Сити. То, что выглядело как банальная охота на якобы ценного смертного множеством тайных сообществ мегаполиса, превратилось в войну на уничтожение.

      Тысячи нищих, озлобленных и впитавших в себя проповеди Вождя Маравы и её помощников-"жрецов" индейцев прибыли со всех концов страны в столицу за чудом, счастьем и справедливостью. Этим бедным людям, которые так и не смогли вписаться в стремительно меняющееся общество и бороться с властью корпораций и наркокартелей, пообещали возвращение Бога. Но не того Господа, что навязали племенам Мексики завоеватели-испанцы. Марава говорила о жестоком и могучем Шолотле, проводнике душ в мир мёртвых и повелителе несчастий, образ которого ужасал древних ацтеков. Марава, искусно манипулируя массовым сознанием своей огромной паствы, убедила её, что чудовищный бог-псоглавец больше не будет терзать индейские народы бедствиями. Вместо этого Шолотль нашлёт катастрофу на угнетателей и равнодушных.
      После взрыва Площади Конституции даже отрекшиеся от старых легенд индейцы-католики вздрогнули и начали сомневаться. А туча насекомых, пожравшая весь персонал в здании Sun&Sun, и танцующее метро в Койокане заставили прочих жителей Мехико допустить безумную мысль - Марава права.
      Силы правопорядка, в том числе и офицеры ОРБН, защищавшие место теракта в самом центре Мехико, не справились с всё прибывавшими толпами индейцев. Спровоцированные ложной тревогой, они открыли огонь слезоточивым газом по "членам террористической секты" и применили дубинки, чем начали заведомо проигрышный бой за "Яму Шолотля". Прорвав линию обороны, глубоко уверовавшие в пришествие ацтекского бога люди прошли к колоссальному кратеру.
      Их встретила Марава. Зависнув в нескольких десятках метров над дном разрушенной площади Сокало, она мерцала жёлто-красным светом и обращалась к каждому, кто нёс кровь древних народов Мексики в жилах. Её сокрушающие разум и свободную волю слова были о том, что Мехико-Сити очистится и станет чудесным, полным счастья и лишенным бедствий городом благодаря текущей сквозь неё мощи Шолотля. Боги вернулись, говорила она. И они на их стороне.
      Реальность и умы всех, кто находился в километре от "Ямы", трепетали от священной проповеди Вождя. Многие слабые духом индейцы, городские сумасшедшие и наживающиеся на трагедии преступники впадали либо в кататонию, либо в безудержную ярость. Те, чей разум был крепок, впитывали в себя искреннюю веру в Шолотля и были готовы нести просвещение своим детям и другим людям, чьи глаза были ещё не раскрыты.
      А бывший снайпер Вооруженных Сил Мексики Хулио Гарсия, которого нанял картель "Лос Зетас", выпустил в Мараву пулю с водонапорной башни в двух километрах от кратера. Из чего была сделана эта странная, отливающая голубым пуля, ему так и не рассказали. Но это было и ни к чему - спустя день Гарсия необъяснимым образом забыл, чем он занимался вечером 22-ого числа.
      Марава была поражена в правое лёгкое и, прекратив манипулировать волей тысяч людей, спикировала куда-то в сторону Монеды. Больше Вождя никто не видел. Зато из любой точки мегаполиса было очень хорошо видно огромное жёлтое облако, распустившееся над кратером. Позже пресса назовет это опаснейшее биооружие, разработанное Аль-Каидой, "Дыханием Шолотля".
      Паства с перекроенной божественным колдовством психикой отказывалась возвращаться в свои деревни и городки только потому, что их лидер больше не отвечал. Индейцы решили сделать "Яму Шолотля", штаб-квартиру Sun&Sun и тоннель метро, где бог заставлял танцевать металл и камень, своими святынями. Они решили за них сражаться.
      Уличные бои с полицией, а затем и с введённой в мегаполис армией, перемешались в кровавую кашу с грабежами, поджогами, изнасилованиями и убийствами, имевшими жуткую схожесть с жертвоприношениями ацтеков. Под вой сирен, грохот выстрелов и рёв пламени Мехико-Сити потерял всякую надежду стать утопией для индейцев и других нуждающихся, вместо этого выродившись в бурлящую безумием бойню.

      Синдикат, большинство Просвещенных сотрудников которого было упаковано в мешки для трупов в течение вечера, спустил подконтрольные ему картели и мелкие банды с короткого поводка. Куратор Мехико-Сити, дон Тессье, с присущим ему равнодушием наблюдал за сошедшим с ума мегаполисом и спешно завершал свои планы по восстановлению Консенсуса. Телеканалы, газеты, радио, политики, полиция, знаменитости, блогеры, любые потенциальные очевидцы Маравы, ставшей Мародёром - благодаря своим пугающим связям бывший наркобарон стучал во все двери и терзал звонками все телефоны, до которых только мог дотянуться. Те, кто видел слишком много, были замучены мясниками "Лос Зетас", а те, кто только предполагал, что ацтекские боги и индейское колдовство возможны, вдоволь наедались официальной версией событий - распыленные в Игуале бактерии, разрушающие нейронные связи в мозгу, тучей посыпались на головы и так зазомбированных сектантов-индейцев, что и вызвало мексиканское "11-ое сентября".
      Насчёт угрозы ИР дон Тессье был спокоен. Опутав горящий Мехико-Сити той правдой, которую хотели услышать Массы, он мог только удовлетворённо ухмыляться и добивать руками своих свирепых пешек метаморфов и мутантов корпорации "Пентекс" и её дочерних компаний.
      Ведь остальных уничтожило чудовище класса "Офикиус", как его называли специалисты из Калифорнии.
      "Очень удобно" - посмеивался Тессье, закуривая сигару во дворе своей типографии.
      Тем временем искусственный интеллект модели "МакКул" отсылал петабайты данных, вырванных из памяти подпространственного пришельца Барона, в калифорнийский конструкт Отдела Нейтрализации. Кураторы и ведущие ученые базы "Горячка" недовольно фыркали и ворчали, что информации от такого древнего, появившегося, теоретически, во время формирования планеты существа было собрано преступно мало. Однако Просвещённые антропологи, историки, ксенобиологи и парафизики от Штатов до Японии, которым по кусачей цене были проданы эти знания, праздновали прорыв. Величайшая загадка явления жизни и существ Иных Миров оказалась под угрозой решения.
      А сама "Горячка" от увеличившегося во многие разы бюджета расширяла штат, модифицировала оборудование и готовилась к следующему сражению с подпространственными тварями.
      "Очень удобно" - хмыкал директор Браун, попивая молочный коктейль в строящейся ракетной шахте базы.

      Отделения "Пентекса" и его дочерних компаний в Мехико-Сити были раздавлены. Сперва зачарованный артефакт духа Вильда, назвавшегося Бароном, уничтожил всех высших служащих головам Вирма напрямую сотрудников. Затем Тереза де ла Крус, член совета директоров "Пентекса", была убита неизвестным из дробовика, пытаясь сбежать из города на самолёте. А считавшиеся ранее партнёрами по бизнесу техномаги, пережившие покушение на компанию "Estafeta", ударили ещё больнее. Синдикат клеветал репутацию "Пентекса". Связи с Аль-Каидой, содействие с индейскими террористическими сектами, разработка и доставка в город материалов для биологического оружия - вся эта дезинформация могла показаться закормленному корпоративной пропагандой обывателю сущим бредом, если бы общества экозащитников, жертвы продажных адвокатов и бывшие владельцы поглощенных "Пентексом" не подали голос разом с помощью тщательно выверенной политической игре Синдиката. На финансовом фронте служащий Вирму кракен от большого бизнеса тоже терпел крах, ведь кроме сонма управляющих, даже не подозревающих о гнилостном присутствии Порчи в своих офисах, и прикормленных политиков корпорацию питали силой колдуны, тёмные духи и оборотни. Лишившись третьей опоры, "Пентекс" с позором разжимал свои скользкие щупальца, оплетавшие Мехико-Сити.
      Фомор по имени Фасилье, жертва проекта "Илиада", был одним из десяти, а может и пяти уцелевших сотрудников корпорации. Потеряв дар речи от страха перед хаосом, который поглотил город, он тщетно пытался выйти на связь со своими работодателями, а затем угнал машину в китайском квартале и помчался на север страны. Изуродованный и искаженный Порчей Вирма, лишенный шанса влиться в общество нормальных людей, он ехал по пустынным шоссе почти без сна. Почему-то он был уверен, что его безобидный шпионаж за неким Валенсио и привёл к гибели его хозяев. Ему было очень стыдно.

      Секта Санта Бланки, чьи церквушки, алтари и фигурки скелета в белом покрывале были рассеяны по всему Мехико-Сити, не пришла в упадок. Напротив, те жители трущоб, преступники и бродяги, бежавшие в страхе от индейского бунта, нашли убежище именно у белых костей Святой Смерти и молили её о спасении. Но те члены секты, чьё прошлое было связано с отвратительными подменышами, духами природы и Перворождёнными, исчезли в неравной битве с Бароном.
      Одна лишь Маргарита была похоронена в саду монастыря секты в Тепито. Никто не знал, что почти два десятка лет назад она была Шкатулочницей, Летней Перворожденной, похищающей и заключающей невинных смертных в своих хитрых ловушках и клетках. Некому было рассказать прихожанам Святой Смерти эти ужасающие истории, к тому же никто не смог бы в это поверить. Простой люд, приносящий Санта Бланке текилу, шоколад и цветные ленточки, запомнил Маргариту, как ангельски красивую, милосердную и чуткую женщину, доброты которой так не хватает на тонувших в насилии улицах мегаполиса.

      Остров Кукол был таинственным местом, куда редко осмеливались отправляться даже самые искушенные туристы. Пластмассовые и тряпичные головки с выколотыми глазами и раскрытыми в немой агонии ртами, казалось, следили за любым, кто ступил на эту зыбкую почву и решил прогуляться среди скрюченных деревьев к хижине давно умершего хозяина острова. Местные Дворы Лета и Осени подменышей хранили находившееся здесь место силы - тропу в Мир Грёз. Душегубы и пожиратели снов замучили не один десяток смертных под стеклянным взором кукол... Пока их не настигла смерть от пуль технократов и ледяного дыхания концентрированной обыденности.
      Мехико-Сити горел, пока на беззащитный, но всё ещё жуткий остров на моторной лодке не прибыли люди со странным оборудованием в кейсах. Подкреплению от Отряда Нейтрализации нужно было проверить информацию, которую обронил в своём бреду подросток Пабло, синхронизированный с Консенсусом "Поллукс". Наводка была верна - мощный Узел Первичной Энергии находился в центре острова, никем не охраняемый и готовый к опустошению. Прошло несколько часов, прежде чем эфемерный, регистрируемый лишь сверхчувствительными приборами, но такой ценный ресурс был полностью откачан в мобильную станцию. Уплывая на достаточное расстояние, оперативники сделали последний штрих.
      Они сожгли Остров Кукол.

      Раздор, старейшина клана Малкавиан, в молчании смотрел на грызущий сам себя город. Помнящие падение Второго Города глаза ловили в сломанных костях, вспоротых глотках и горелой плоти знаки будущего. Древний сородич знал, что Игуала была лишь репетицией для войны, марширующей по этим улицам. Теперь он с восторгом понимал, что Мехико-Сити - разминка к сражению, которое охватит весь мир. Раздор беззвучно смеялся, глядя на братскую могилу, где были похоронены клявшиеся на крови убить его сородичи. Захлебывался смехом, стоило ему обратить внимание на истерзанные тела магов, оборотней и демонических слуг. Пусть тот хохочущий бог из царства снов, в которых бродил Раздор, был убит, но война громыхала лишь громче после всего нескольких его сокрушительных ударов.
      Восхищаясь этим изяществом, он вновь погружался в постижимые только его расколотому разуму миры духов. Тысячелетия он пытался обрести Знание того, как прекратить оглушительную войну в собственной голове, перечеркнуть борьбу между Спасителем, Провидицей и Заговорщиком одной грандиозной победой. Видения и знаки, омывающие глаза, говорили ему, что он близок к Знанию, как никогда.
      Сами боги научат его, как побеждать.

      "Ониксовые реки". Почти все члены этой группировки китайских контрабандистов и торговцев людьми, знали, что на самом деле случилось с их лидером, Чёрным. Пусть непосвящённые эммигранты дивились, каким образом стены массажного салона обросли золотом и как изготовили эти искусные статуи, никто из них не распускал язык дальше своих крохотных семей. Прибывшие на место мексиканцы, непохожие на купленных с потрохами полицейских, увидели лишь барный зал, идеально прибранный и готовый принимать посетителей. Только с другим барменом, роль которого играл один из "Рек". Китайский квартал снова сделал вид, что ничего не произошло. И ему поверили.
      Однако искать дерзкого лаовая, который обратил мудрого Тенгу в золотую статую, "Ониксовые Реки" не спешили. Индейская резня заявила о себе, сотрясая землю, а приспешники ворона-оборотня внимательно следили за своими улицами с оружием в руках и не рисковали выходить в большой город.
      Это было самым разумным решением из всех.

      Отониэль, Привязанный к Земле из Дома Неберу, полвека коллекционировал, словно красивых бабочек, безумцев и душегубов со всей Мексики в своём обиталище - лечебнице "Двенадцать благословений". Пропитав собой каждый кирпич и каждое стеклышко комплекса зданий, древний демон под видом безобидной арт-терапии ломал и без того искаженную психику своих рабов и изредка отпирал главные ворота, чтобы они свели с ума ещё больше людей.
      Этот замкнутый круг притворного умиротворения и вспышек насилия прервался, когда в лечебницу ворвались боевики картеля "Лос Зетас", совершенно обыденные и ничем не примечательные живодёры, которые ранее финансировали лечебницу для своих нужд. Полдень 22-ого заставил Отониэля сомневаться, что Небесное Воинство ушло в небытие вместе с Господом. Объятый страхом, гневом и бесконечной гордыней, Неберу, видевший свою лишённую надежды судьбу в солнце, луне и звёздах, не смирился с приговором и дрался с бойцами "Лос Зетас" до последнего. Непостижимо ужасное существо на несколько минут обрело свою материальную форму, но гранаты, взрывпакеты и шквал пуль изгнали Привязанного из этого мира. Одурманенные арт-терапией рабы и жрецы огромного культа унёсшегося обратно в Ад падшего ангела были похоронены в ближайшем болоте рядом с сотнями их невинных жертв.
      Единственный, кто избежал участи умереть в масштабной операции - Хесус Ороско-Рино, который удачно подобрал время разговориться с девушками-волонтерами в столовой. Бойцы картеля расстреливали персонал и пациентов на втором этаже, пока мужчина вместе с перепуганными студентками бежал за пределы лечебницы. Как ни иронично, Хесус был одним из тех, кто обрел настоящий покой, встретившись с индейскими погромами. Шолотль, Ицпапалотль, Кетцалькоатль - легендарные небожители ацтеков были ему знакомы, как утверждал сам Хесус, не только из рассказов и книг. Опьяненная безнаказанностью толпа объявила странного белокожего в больничной рубахе чуть ли не потерявшейся кровной роднёй, накормили его и дали убежище подальше от мест погромов.
      Хесус не сомневался, что вернувшиеся боги ацтеков желают лишь блага. Ведь Обсидиановая Бабочка и Лысая Собака своим возвращением дали ему то, чего ему никогда не хватало - настоящую семью.

      Ведьма с Орейро 70, чье имя было давно утеряно даже среди совета мексиканских Новых Видящих, совершила свой смертельный гамбит и победила. Пусть мелкий грабитель во время уличных погромов убил её выстрелом в голову, Синдикат получил доступ к её убежищу, полному магических реликвий, а её ученик Стефано Варгас погиб - туча писем, бумажных самолётиков и посылок, которые она рассылала ничего не подозревающим людям по всему городу, сработали.
      Барон, заставший Ведьму в период её немощной старости, был остановлен. Его наделённые силой слуги погибли или обречены на забвение. А получивший нового рекрута и колоссальные знания Союз Технократии, как говорили её видения, скоро подавится своей мощью, которая встанет как кость в горле.
      Единственное, что вызвало у совета Новых Видящих недовольство - призраки. Призраков гордая Ведьма, направлявшая потоки Времени своими сморщенными пальцами, не учла.

      Столкновения армии и индейцев на улицах ещё не утихли, когда наступила полночь. Полная луна осветила приземистое здание "Мегасэлла". И перешедшие грань между мирами неупокоенные души превратили уличную войну в ещё больший кошмар.
      Телевизоры и экраны телефонов начали показывать жуткие лица и угрожающие слова, а радиоэфир наполнился оглушительными завываниями. У автомобилей отказывали тормоза. Штурмовые винтовки давали осечки, а гранаты сами собой взрывались в подсумках солдат. Кошки, собаки и крысы с потусторонним блеском в глазах нападали на всех, кого только могли учуять. Бродяги и наркоманы, спавшие в беспамятстве, вставали, будто игрушки в руках кукловода, и шли раздирать лица своим соседям по ночлежке. Аварийные здания рушились на узкие улочки, стоило разгневанным душам мёртвых ударить по несущим стенам.
      Вито Наварро, единственный действующий Пастух Мёртвых в Мехико после резни в "Мегасэлле" 2006-ого года, считал, что справится со своими недовольными товарищами-гайстами. Угрозами, лестью и разумными доводами он убеждал оставшихся по ту сторону шестерых Пастухов контролировать свой гнев, но остальное стадо мёртвых после перестрелки спецназа и подменышей было слишком велико. Часы Вито показывали десять вечера, когда тот покидал город, лавируя среди машин на натужно тарахтящем мопеде.
      Спасшийся, он так и не застал рассвет в израненном мегаполисе. Алое солнце подмигивало из-за горизонта, когда многие тысячи призраков, выплеснувших мучившие их столетия желания отомстить, проявились наяву. Толпы зыбких силуэтов стояли среди руин, над телами покаранных убийц и прочих, кто вёл по их мнению грешную жизнь.
      Едва ли меньше сотни успокоивших свою боль мертвецов стояли над телом дона Тессье, того самого наркобарона, который их предал, пытал и лишил жизни самыми изощренными способами. Призраки догадывались, что похожий на койота изверг спустя столько лет обрёл связи с чем-то большим, чем наркокартели... но их это не волновало.
      Злодей понёс своё наказание.

      Весенний Двор, с азартом наблюдавший за завершением Пьяной Войны, визжал от отчаяния. Эти Перворождённые Феи поставили все свои владения в Мире Грёз на то, что Барон выиграет сражение с Ткачами и завещает им необъятной мощи артефакт - Шкатулку Шкатулочницы. Бакалавр из Зимнего Двора поставил на смерть Барона всего лишь кусочек своего ногтя.
      Давний заговор Бакалавра и погибшего Барона спустя долгие десятилетия достиг своей цели. Барабанщица, Бариста, Байкерша, Балерина, Беглянка, Боксёрша... все Перворождённые, принадлежавшие к Весеннему двору, узрели в руках Бакалавра Шкатулку, что была наполнена самим понятием преданности. Все они, кто издевался над умом Бакалавра, травил его пищу, крал его накапливаемое веками оружие и слуг-химер - все они были бессильны перед самим понятием преданности жены к мужу, которая хранилась в Шкатулке.
      Бакалавр сделал Весенних Фей своими наложницами, и те добровольно отрезали от своих изящных рук куски мяса, чтобы вдоволь насытить хозяина.
      И делали они это без улыбок.
      Бакалавр терпеть не мог, когда кто-то улыбался.

      А в это время в Мехико-Сити шёл самый сильный ливень за всю его историю.

***

      Алехандро Родригес, превращенный в змею, был перевезён на базу Инженеров Пустоты "Горячка" ещё до того, как индейский бунт в Мехико достиг своего пика. Ксенобиологи базы благодаря рекомендации Опор мексиканского Синдиката повременили со вскрытием криптида и приступили к менее радикальным методам исследования. Было установлено, что он действительно сохранил человеческий разум, его яд может привести к остановке сердца взрослого человека за 5.13 секунды, а глаза генерируют локальные искажения реальности, схожие с эффектами работы с физикой времени. Простыми словами, подопытный криптид, упорно называвший себя Алехандро Родригес, мог "видеть будущее и прошлое".
      Отдел хронофизиков и их консультант директор Браун были в восторге, когда после нескольких тестов сверили "предсказания" криптида с показаниями статистических приборов. Подобно осьминогу Паулю, он верно указывал на исход футбольных матчей или результат игры в орлянку, однако позже криптид доказал, что способен на нечто большее, предугадывая даты смерти непросвещённых сотрудников базы, результаты миссий Отдела Нейтрализации и точное местонахождение определенных ИР в пределах штата Калифорния. Всю информацию "Родригес" выдавал безошибочно на протяжении целого месяца, не имея возможности солгать или умолчать из-за подключенных к глазам сенсорных дешифраторов.
      По окончанию месяца беспрерывных тестов и экспериментов датчики прекратили регистрировать умственную активность криптида, которая хоть сколько-нибудь соответствовала человеческой. Как раз в этот момент рядом с террариумом находился директор Браун, представлявший коллегам из Аризоны подопытного. Лишившийся личности "Родригеса" криптид рассчитал вероятности разрушения террариума в определённой точке, разбил стекло и ввел смертельную дозу яда Брауну в ногу. Трое ведущих хронофизиков из конструктов Аризоны также были укушены и погибли.
      Криптид, покинувший пределы лаборатории, так и не был найден. После инцидента на базе "Горячка" были введены усиленные меры безопасности, а профессор ксенобиологии и парафизики Робин Мёрфи занял пост директора базы.

      Тело Некане "Энки" Авилы было также перевезено на базу "Горячка" для вскрытия, также туда была доставлена одежда ИР и бильярдный кий, который оперативники Отдела Нейтрализации добыли после синхронизации класса "Офиукис". Вскрытие не дало удовлетворительных результатов: псионические мутации мозга, отвечающие за "пирокинез" и временную трансформацию материалов в золото без примесей, были уже известны ксенобиологам, а остальные способности исказителя так и остались загадкой из-за постепенной синхронизации полуматериального организма с Консенсусом.
      Однако ткань одежды ИР класса "Поллукс" и бильярдный кий сохраняли рассинхронизацию до конца исследований. Первый объект генерировал слабые псионические импульсы, влиявшие на выброс различных гормонов, а второй состоял из сплава целого ряда подпространственных металлов, чем и была обусловлена крайне высокая устойчивость к внешним воздействиям.
      Инцидент с множеством смертельных исходов произошёл спустя неделю тестов обоих объектов - доктор парафизики ЛеРой и его ассистентка Маргарет Пефко проигнорировали технику безопасности при работе и находились в лаборатории без средств защиты. Датчики слишком поздно зарегистрировали гормональный всплеск у Пефко, которая побудила доктора ЛеРоя, имеющего жену и двоих детей, к занятию сексом на рабочем месте. Как только половой акт был совершён, камеры засняли, как бильярдный кий оплетает шёлковая лента пурпурного цвета.
      Далее все датчики и камеры перестали вести запись данных, так как произошло отключение электроэнергии по всему комплексу №7, а также ошибочно был воспроизведён сценарий "Фимбулвинтер", в ходе которого температура в комплексе понизилась до -120 градусов по Цельсию. Шестеро Просвещённых сотрудников базы и тридцать их ассистентов скончались от переохлаждения. Позже было установлено, что сбой систем комплекса произошёл из-за мощнейшего хроноискажения, которое сгенерировал бильярдный кий.
      Доктор ЛеРой, работавший над модификацией лучемётов и электромагнитных ловушек для Отдела Нейтрализации, стал невосполнимой потерей для базы, так как открытия он предпочитал проговаривать устно и не пользовался средствами для записи.

      К счастью, появление на базе Рамона Моралеза, официально определённого в Отдел Нейтрализации, дало надежду на нового Просвещённого специалиста в области, которой занимался доктор ЛеРой. Проведённые тесты показали, что у рекрута имеется потенциал к изучению Физики Пространств. Психологическая экспертиза выявила незначительные отклонения в поведении, однако Пси-Служба заявила о скором их исправлении в ближайшем будущем. На фоне двух трагичных инцидентов на базе над Моралезом ведётся усиленный контроль, снятие которого планируется после седьмого уровня Социальной Обработки.
      Рекрут выказал очень активное содействие целям руководства базы и проявил усердие в ежедневных тренировках в учебном комплексе. Его подозрение, что не все сообщники-люди ИР класса "Офиукис" были ликвидированы, передалось всему Отделу Нейтрализации - внешность некоего "Бенито Рубио" была снята со слепка ранее заблокированных кластеров его памяти и была отправлена в первую очередь подразделениям Тайпин Тяньго в Тайланде, позже ориентировки на потенциально опасного представителя Масс разошлись по всем конструктам Союза.
      Бывшая супруга Моралеза, Эстель Переа, и его дочь Анастасия были перевезены в Сан-Франциско и получили американское гражданство. Обещанные финансовые поступления от мексиканского Синдиката были потрачены на жильё, медицинскую страховку и восстановление интеллектуальных способностей Анастасии, некоторая часть жалования Моралеза по его желанию отчисляется на прочие нужды бывшей жены и дочери.

***

      Сомчай нервно улыбнулся и отер пот со лба, когда белокожая секретарша обратила на него внимание.
      - Вы записаны на час дня, мистер...?
      - Хонгсаван... ух... Мистер Хонгсаван, да.
      Он едва успел добежать до офисного здания в самом центре Чиангмая и теперь тяжело дышал, на всякий случай стоя поближе к стене.
      - Вы пришли раньше назначенного, - не моргнув глазом, сказала секретарша - Ещё двадцать минут до начала приёма.
      - Да? Но было же... А... - Сомчай взглянул на настенные часы и сверился со своими. Отставали ровно на двадцать минут. Снова Нари игралась с ними, нужно было прекращать оставлять их на журнальном столике.
      - Присаживайтесь. Вам принести кофе? - девушка указала на кожаный диван рядом с дверью в кабинет.
      "Александр Ишкун. Семейный психолог" - висела солидная табличка на деревянной двери.
      - Нет, спасибо... Нет, - Сомчай снова нервно улыбнулся, поклонился и сел на диван.
      - Волнуетесь?
      - Нет, я... Просто...
      - Думаете, ваша проблема не разрешится? - секретарша приподняла бровки и по-доброму улыбнулась.
      - О, нет, мистер Ишкун наоборот моя последняя надежда... Понимаете, моя дочь, после того, как ушла её мать, она стала... Ох, я даже не знаю, как объяснить... Я ведь хотел привести и её сюда, но...
      - Мистер Хонгсаван. Всё это вы расскажете доктору Ишкуну. Поверьте, с его огромным опытом любая проблема будет решена. Вам всего лишь нужно расслабиться и думать о хорошем. Принести вам воды?
      - Да... Было бы здорово...
      - Ожидайте. Вас скоро примут.
Спасибо.
1

Добавить сообщение

Нельзя добавлять сообщения в неактивной игре.