Действия

- Архивные комнаты: (показать)
- Обсуждение
- Информация
-
- Персонажи

Форум

- Общий (10736)
- Игровые системы (5350)
- Набор игроков/поиск мастера (33485)
- Котёл идей (596)
- Конкурсы (6604)
- Под столом (15797)
- Улучшение сайта (6550)
- Ошибки (3010)
- Для новичков (2894)
- Новости проекта (8172)
- Неролевые игры (5781)

One more time | ходы игроков | Зима

123456
 
DungeonMaster Магистр
22.10.2018 02:12
  =  
Золотые часы лежат в жилетном кармане. Их стрелка бежит вперед, не останавливаясь ни на миг. Тик-так, тик-так. Кажется, чтобы услышать тебя, Артуру несколько раз приходится повторять твои слова внутри головы, иначе откуда берутся такие длинные паузы? Поразительно, какими равнодушными и даже отчужденными мы выглядим в моменты наибольшего напряжения, когда сами не до конца осознаем, что именно думаем, говорим и делаем. Мы будто становимся спиной к ветру, и позволяем ему нести нас, чувствуя при этом невероятную легкость... Но как тяжело поворачиваться к шквалу лицом, сопротивляться ему, покидая заколдованный круг воспоминаний.

Зеленый огонек продолжает манить к себе.

Мерцают в глазах фиолетовые искорки. "Башня, да-да, точно, Башня!"

- Неудивительно, ведь каждый кто видит ее - видит по своему. Замок, высотное здание, собор, шпиль, телевышка... Борьба Света и Тьмы для кого-то сражения космических кораблей, а для кого-то - гоплитов или даже первобытных охотников... Мир идей несет в себе много объективного и потому его глубочайшая субъективность не бросается в глаза...

Он обрывается на полуслове, так и не закончив какую-то видимо очень важную мысль. Глаза снова карие. Теперь они внимательно смотрят на тебя. Или сквозь тебя? Или просто смотрят по другому? На секунду Артур улыбается, и кажется, сейчас он скажет что-то.

Но как краситель окрашивает воду, так и пурпур расплывается по темному янтарю вновь. Лицо не меняется, не меняется взгляд, и все же...

- Не знаю. Думаю важно. Иначе бы кое-кто в Башне не собирал все Кодексы под свою руку. Видишь ли, наш мир - не первый. Пятый, если быть точным. Но каждый из четырех предшествовавших ему миров оставил после себя хранилище данных, тот-самый Кодекс. Это объемная информационная копия породившего его мира, здесь и сейчас ее назвали бы "виртуальной реальностью". Ты правильно сравнила его с Башней, ведь Башню создали изучив Кодексы. На текущий момент из четырех Кодексов два - первый и третий, находятся в упомянутой тобой Библиотеке. Один - в наших руках, Четвертый кодекс. И один, второй, был найден и вновь потерян. Но ты спросила важно ли это, а я ответил уклончиво... Видишь ли, существует свидетельство, что в одном из миров Великую Тьму удалось остановить. И исходя из того что мы знаем - вероятнее всего это был Второй мир. Змеи, четвертый народ, называли его миром обезьян, но сами они называли его "Миром Равновесия".

И снова карие. От чего же зависели эти бесконечные смены цвета?

- Мы встретимся в последней битве, и поэтому с моей стороны было бы большой глупостью сообщить своему противнику, что возможно ключ к его победе и силе, способной одолеть любую другую силу, находится в Японии, в городе Нагоя, где его собирается приобрести предавший Тьму из эгоистичных побуждений человек по имени Кумо. А также что Электра отправила на перехват нашего агента, господина Такеда. И уж точно глупо приобретать противнику два билета до Японии.

Артур поднялся.

- Правду говорят, что злодей из меня никудышный.
151

Елена Yola
22.10.2018 10:36
  =  
- Ты самый лучший злодей на свете, - вымученно улыбается Елена; голос срывается, дрожит. - Самый прекрасный Ариман. У истинного злодея должна быть глубина и последняя капелька добра в глубине его темной души, чтобы он был достоин понимания... сострадания и любви. Прости, об этом нельзя шутить. Это жестоко.

Она глядит Артуру в глаза, словно пытаясь взглядом удержать в них теплый карий. Пурпур заливает радужку - это Тьма вторгается в его сознание, заявляет на него свои права. Тьма теперь знает о них, Тьма видит. Ну и пусть. Все карты уже розданы, осталось совсем немного.

- Нет, это не глупо. Ты этим не предаешь свою сторону, а я не предаю свою. У Света тоже есть шанс победить, и в этом случае равновесие будет для Тьмы шансом избежать поражения. Так не победит никто. Ты сам понимаешь. Для будущих поколений...

Пора прощаться. Они встретятся, чтобы уничтожить друг друга с тою же беззаветной самоотдачей, с какой любили. Она снова умрет - роль искупительной жертвы навсегда закреплена за ней, этот сюжет воспроизводит себя с завидным постоянством. И если круг времен не разорвется и все повторится вновь, она вновь пробудится накануне конца времен для очередной битвы. И снова будет собирать свою память по крупицам, и в ней опять будет лишь Кир и не будет Артура. Никогда. Она забудет его - самое его имя, как и свет зеленой лампы, и пятно света на сукне письменного стола, и все-все. Это так невыносимо, что заставляет Елену забыть свою глупую гордость и решение молчать и горько хранить свою неназванную любовь в глубине души. Тик-так, тик-так, - тикают золотые часы. Последние часы и минуты этого мира, последние часы ее памяти. Артур. Ар-тур. Ар-тур, - отбивает сердце.
Сердце Тьмы. Вот оно какое. Как она только раньше не поняла.

- Артур, - повторяет она в такт часам, тянется к нему обеими руками, кладет кончики пальцев ему на виски, чтобы отчетливо видеть его глаза - карие. - Я больше не хочу забывать тебя, Артур. Что мне делать? Я тебя по-прежнему люблю...
Отредактировано 22.10.2018 в 10:42
152

DungeonMaster Магистр
25.10.2018 17:24
  =  
Иногда в груди, наполненной холодным льдом, собирается вся земная тяжесть. Сложно передать это - боль, натяжение каждой внутренней нити, застывший в горле крик и холод, так много холода... Просто слова. Пустые, семантически наполненные единицы мертвого мира-текста. В жизни всё иначе, в жизни ты чувствуешь каждый порыв ветра перемен, и каждая волна духовного шторма бьет по внутренней стороне черепа, затем опадая ледяным дождем вниз, туда, где давно не бьется сердце. Рука Артура дрожит, он старается остановить приступ другой ладонью, и не может, а в глазах аметист танцует с янтарем...
Столько лет прошло. Столько лет.

И вся долгая, бессмертная жизнь проходит перед глазами Аримана. Его собственный мир призраков, каждый из которых норовил впиться призрачными зубами в лишенную живой крови шею.

Стук часовой стрелки.

Нет предательства страшнее, чем предательство возлюбленной. "Всего несколько дней" - Сказала она, когда осыпалась цветами весна, сто лет назад... Но сейчас весна совсем иная. Нет больше ни цветов ни листьев, только голые деревья, слякоть, лед и хмурое московское небо, готовое в любой момент обрушиться градом из ледяной крошки. Ветры бесплодных земель вгрызаются в кости, потому что в порывах их прячутся призраки. Артур знал, он выпил до дна холодную чашу, каждая капля сейчас жгла холодом душу. Есть ли место надежде? Есть ли место любви?

"Ты умерла и была оплакана" - Так он ответил воспоминанию, призраку Клео, когда та сотни раз призывала его сделать шаг назад. Так почему сейчас он молчит? Это ведь так просто... "Сыграть все на репетиции, а на спектакле только повторить" - Повторить, глядя в оливковые глаза...

Разве не этого они всегда хотели? Нет любви там, где есть смерть. Где нет смерти там есть...

Стучат часы. Почему они так громко стучат?

- Зеленый огонек.

Сказал Артур тихо. За эти годы он прочел так много, что сейчас цитировал наизусть, бессознательно и даже сам толком не понимая что хочет заложить в свои слова. Тщетность любой прекрасной надежды или красоту любой тщетной? Они ведь современники - ветераны одной войны.

"Gatsby believed in the green light, the orgastic future that year by year recedes before us. It eluded us then, but that's no matter—tomorrow we will run faster, stretch out our arms farther… . And one fine morning——

So we beat on, boats against the current, borne back ceaselessly into the past."

И Артур целует тебя. Целует потому что над ним, способным одним только словом подчинить себе всё и вся, свет зеленого огонька обладал той же самой властью, которой распоряжался Ариман...

Трудно действовать. Говорить - невозможно.

Только поцелуй.

И зеленый фонарик на причале.





153

Елена Yola
28.10.2018 13:03
  =  
В прекрасную весеннюю пору надежда - вещь избыточная. Надежда востребована именно зимой, когда все, кажется, умерло и застыло под ледяной коркой; и не верится, что когда-нибудь из-под нее прорвется на свет упрямая молодая зелень. Когда исчерпались все доводы разума (он твердит одно: все кончено, надежды нет), иссякла вера - тогда и остается место одной надежде, которая, как известно, умирает последней.
Артур изо всех сил пытается плыть против потока, который сносит его все ниже, затягивает вглубь, в темную воду - в прошлое, в котором он застыл, как муха в янтаре. Там сто лет отчаяния, одиночества, тщетного ожидания. Оттуда, где он сейчас, ему не видно травы, спящей подо льдом; не видно почек, готовых брызнуть листьями. Как ей осудить его за то, что он сдался, опустил руки? Ей повезло гораздо больше: она сто лет спала подо льдом; мертвым не больно.
Артур, - говорит она без слов, отвечая на поцелуй; а зачем еще нужны поцелуи, как не затем, чтоб говорить без слов, одной долгой лаской? - я вернулась; как ты мог умереть и не дождаться меня? Я не предавала тебя. Я не могла прилететь, потому что мои крылья были сломаны. Только не оглядывайся, Артур, там все давно кончилось. Иди за мной, видишь - это светит твоя зеленая лампа над письменным столом? Ну иди же.
Тщетно или нет, но Елена-Селена-Клео упрямо пытается отобрать Артура у Тьмы, вывести его за руку из долины смертной тени, как Орфей Эвридику... только они поменялись на этот раз; она целует его долго- долго, ласкает горячими губами, отогревает, держит у самого сердца. Там, где нет любви, ничто не имеет смысла, - улыбается откуда-то издалека маленький смуглый курчавый человечек.
Но все кончается, даже поцелуи. Пальцы Елены переплелись на затылке Артура, виском она прижалась к его щеке, а долгий пристальный взгляд падает на золотые часы, отмеряющие последние минуты... Рука скользит вниз по груди Артура... пока не касается золотого Сердца. Тик-так .
- Можно их остановить, Артур? - спрашивает она, уверенная, что Артур поймет вопрос.- Что будет, если они остановятся? Это ведь и есть Сердце Тьмы?



Я на часы погляжу своим пристальным взглядом. Давно было нужно это сделать.
Отредактировано 28.10.2018 в 15:24
154

DungeonMaster Магистр
28.10.2018 15:46
  =  
Виском ты чувствуешь влагу на мертвенно холодной щеке Артура. Британец, герольд Тьмы и просто Ариман, не смог удержать слез, прижимая тебя к себе как в последний раз... Ему очень хотелось тебе верить. Наверное он и верил, и поверил бы даже в самую невероятную историю, потому что любовь это вера, возведенная в абсолют, вера, преодолевающая все ошибки и разночтения.

Каждый шаг - к одному моменту. К одной фундаментальной дилемме - сможешь ли ты спасти одну-единственную душу, жаждущую спасения, но безнадежно потерянную...

Между стрелкой золотых часов и следующим за ней секундным делением.

Пока не раздастся стук.

В Стране чудес всегда пять часов и всегда время пить чай...

Рука ложится на золото поверх твоей.

- Так оно выглядит для меня. В прошлой жизни у меня были часы. Они принадлежали моему отцу, который всегда рассказывал одну и ту же сказку о том, что когда-то наша семья была в родстве с королями, но с тех пор страшно обеднела и от прошлого остались лишь часы.

Он чуть вздрагивает всем телом, и дрожь эта передается тебе через неразрывное объятие.

- Я подарил их тебе когда-то...

Это болезненное воспоминание. Как и все остальные. И все же Артуру хватает времени и концентрации, чтобы поспешно прикрыть твои глаза, в которых едва начали мерцать серебряные искры, ладонью, что скрывала часы

- Не стоит. Тьма это идея. Вглядываясь в ее суть, ты погрузишься в нее. А я не прощу себе если ты сойдешь с ума. Только не сейчас...

Он чуть отстраняется и смотрит на тебя, глаза в глаза, смотрит не стыдясь собственных слез, так, будто готов защитить тебя и от десяти концов света... Рука осторожно ложится на твои волосы, скользя по их мягким волнам...

- Если остановить их - я умру, ведь столько лет прошло, а Сердце Тьмы найдет нового носителя. Я столько раз хотел сделать это... Закончить все... А теперь не хочу.

Ладонь замирает.

- Давай уйдем вместе? Куда-нибудь... Подальше. В Лозанну или Биарриц. Я не могу снова потерять тебя. Мы ведь заслужили немного счастья...
155

Елена Yola
05.11.2018 19:12
  =  
- Да, да... Уедем, Артур! Мы скроемся! Так, чтобы нас не нашел никто - ни слуги Света, ни слуги Тьмы. Пока все не кончится. А потом все не будет иметь никакого смысла. Только ты и я. Только ты, ты... - прерывисто шепчет Елена, дыша глубоко и освобожденно; она, наконец, улыбается, и лицо Артура расплывается, дрожит от ее непролитых слез. Елена ощущает всем своим существом, как время словно начинает обратный отсчет - ее лицо разглаживается, исчезают усталая складка в углах губ и жесткая черточка между бровей, глаза сияют счастьем - нежданным, обрушившемся на нее лавиной. Так же мерно стучит сердце Артура, и она накрывает это сердце ладонью - оберегающе, нежно, как жемчуг створкой раковины: не дать им остановиться... Подумать только, совсем недавно, идя сюда, она хотела совсем противоположного... невозможного.
Уехать, спрятаться в запретном саду. Неважно, сколько его отмерено этим двоим: час, день, месяц. Полгода, год. Какая разница, сколько длится счастье. Оно либо есть прямо сейчас, либо его нет... никогда. Ты понимаешь, что такое: никогда не будет больше счастья, ни в одном из всех возможных миров. Почему я должна все время умирать? Я не могу больше. Пусть она сама умирает. Это ее долг, а я ей больше ничего не должна, у меня своя жизнь, и я, я хочу жить, я хочу быть счастливой прямо сейчас, здесь. Я никогда не знала, что можно быть такой счастливой... Артур.

Пора наконец сломать четвертую стену. Я этим не нарушу ни одного правила, потому что каков свет, таков и его конец. В мире постмодерна нет ничего нового, есть узор из схем, образов, сценариев, сюжетов, мотивов, мифов... Можно желать поступать по правилам или делать глупости, о чем мечтала прекрасная и несчастная Селена-Клеопатра, душа, запутавшаяся в сетях этого мира. Какую бы глупость ты не совершил, ты можешь перейти с одной клетки на другую, даже сменить цвет (этого не может обычная шахматная фигура, но ты, ты можешь!). Число клеток велико, но ограничено, и правила написаны Иги-Дингиром.
Так вот, бегство - это всего лишь еще один миф. Робинзонада любви - это еще один сюжет. Остров, маленький остров посреди моря, отделенный водным пространством от большого мира. Не надо никуда плыть, не освобождать какой-то там Иерусалим, искать какой-то там Грааль. К черту все Граали на свете. Зачем, раз можно просто быть счастливым. Одиссей в гроте Калипсо. Ринальдо в волшебных садах Армиды. Тангейзер в гроте Венеры. Дева с разбойником на зеленой траве Шервудского леса. Красная снайперша и синеглазый белый офицер. Зачарованный Авалон. Острова блаженных.
Ты знаешь, Елена (Селена), каков неизменный финал этой простой истории.
Остров - часть суши, и нельзя убежать от войны, о бедная сороконожка. Тебя отыщут соратники, откроется калитка зачарованного сада, причалит к острову большой корабль, эскадрилья бомбардировщиков, отряд шерифа... какая разница. Главное в том, что счастья нет (а лишь покой и воля, а это такая ничтожная замена счастию!), а если есть - то не для тебя, а для какого-то там будущего поколения.
И ты уже знаешь финал заранее.

- Да... Артур... - лицо мужчины обретает четкость, потому что слезы наконец находят выход, и Елене тоже не стыдно плакать, глядя в глаза Артуру. Отчего не плакать, раз все кончается, едва успев начаться? - а как же... девочки? Варя, Барчи... я же не могу их так просто бросить, ты меня тогда сам не сможешь уважать... Артур, милый. Я придумала. Поедем в Нагою вместе. Я найду этот кодекс. Чтобы следующий раз все было... по-другому. А мы будем вместе до... до конца. Мы будем счастливы, правда недолго, но вечно все равно не получится, потому что все равно случится этот... конец света, с нами или без нас, и тогда мы умрем, и любви конец, и всему... Меня Балор видел, Артур, он меня все равно везде найдет… Мы не спрячемся! Мы должны... завоевать себе вечность, Артур. Понимаешь? Устроить все так, чтобы нам не пришлось больше...

(убивать друг друга)
Сквозь лепет этот она улыбается, плачет, и умоляет его, и надеется. Что еще осталось, кроме надежды?
156

DungeonMaster Магистр
06.11.2018 00:10
  =  
Артур смотрит тебе в глаза так, как никто и никогда не смотрел. Он не улыбается, но ему это и не нужно. Все его существо сейчас прописано надежностью и готовностью пронести тебя на руках сквозь вечность хоть до Нагои, хоть до края вселенной, вполне возможно - подхватив весь мир на мизинчике. Просто как памятный возлюбленной шарик. Осторожно, стирает возлюбленный слезы твои, но напрасно, потому что и сам уже плачет, потому что невозможное случилось, потому что Свет и Тьма сошлись воедино и отказались сражаться, потому что Великий Закон, Кеше-Ки, Иги-Дингира, все лишь игра, возня детей в песочнице на потеху одному-единственному взрослому...
Ты чувствуешь за спиной место где должны быть крылья. Они больше не нужны тебе. Ты можешь воспарить в любой момент. Потому что ты влюблена. Потому что ты свободна.
Потому что вы - дыхание друг друга, две половинки одного целого, неразделимые и неразделенные...
Стучат два сердца.
Пурпурный свет заполняет карие глаза.
Исчезает. Появляется снова.
Каждая мышца на лице Артура напряжена, зубы сжаты. Он пытается ответить и не может, не может потому что Сердце Тьмы заполняет его рассудок, потому что каждый отдавший душу Тьме - лишь безвольная тень самого себя.
Ты почти слышишь шепот мрачных теней на краю мироздания. Этот мир жесток. Он - лишь цикл войн, революций, эпидемий, актов угнетения и произвола, перемежаемых ложными надеждами...
Вот. И его призывают на войну. Призывают к очередному Иерусалиму. Тонкая струйка крови бежит из носа. Черная.
Она лгала тебе прежде. Солжет вновь. Они все предатели. Мир - предательство. Нет счастья. Нет любви. Есть лишь боль и миражи бесплодных земель. Цветок бытия ядовит.
Пурпур заливает радужку глаз. Жестокий цвет магов и безумцев, разврата и наследственной власти...
- Н-нет...
Тихо произносит Артур и на мгновение в душе твоей все вздрагивает. Он отказывается? Сейчас?
- Нет! Ты больше не владеешь мной!
И Тьма отступила. Отступила перед величайшей силой в мире, перед Любовью. Глаза стали карими. Кровь красной. Часы остановились.

Как величайшую драгоценность мира, всех миров, Артур принимает тебя к себе.
- Я люблю тебя. И пойду с тобой куда бы ты не отправилась. Мы спасем этот мир вместе. Ради нас, нас двоих. А потом уйдем и проведем вечность вместе... Но сначала.
Он легко взмахивает рукой и одна из зеркальных стен растворяется. За ней еще одна комната. В ней - Электра и Варя, живая, здоровая Варя!
- Мама!
Вскрикивает она, и никакая сила не мешает ей говорить. Какой у нее прекрасный, звонкий голос...
Удивленно оглядывается Электра, паучиха, мечтавшая лишить тебя всего. Артур улыбается и ей.
- Электра. Ты свободна.
Паучиха шипит, оскаливается... И исчезает.

Где-то открылись окна. И среди уходящей зимы вдруг повеяло теплым весенним ветерком. Пора пробудиться жизни. Пора отступить смерти.
- Спасибо тебе, Елена. Ты спасла меня.
И последний носитель Сердца Тьмы тянется поцеловать тебя.

Вот счастливый конец. Вы все заслужили это.

Тихо позвякивают стекла. Отчего все замерли? Бегущая к тебе Варя. Почти коснувшийся тебя Артур.

Потом часы звенят, противным, монотонным звуком, стрелки застыли на единой секунде...

Почему ты не можешь пошевелиться?

Где-то гремит гром. Вздрагивает земля. В воздухе пахнет озоном. Размываются отражения в зеркалах, вибрирующих так быстро, что и они включаются в единственный всепоглощающий звук.

Будильник звонит.

И что-то появилось.

Что-то Большое. Само пространство стонет, когда Оно едва проявляет себя душным маревом. Что-то горячее опалило твою кожу. Искрят лампы семицветными искрами. Лучи солнца играют в комнате без окон. Тени прячутся под ноги, а потом исчезают. Перехватывает дыхание.

Ты чувствуешь как медленно разжимаются твои руки. Как медленно разжимаются руки Артура.

Как стонет мир, ощутив прикосновение хозяйской руки.

Разлив Янцзы. Цунами в Индии. Землетрясение в Калифорнии. Извержение в Индонезии. Пепел закрывает солнце, и все же Оно продолжает светить. Кроваво-красный глаз в черных небесах.

Ты видишь его. Видишь сквозь стены и крышу, сквозь небо и космос.

И Оно смотрит на тебя.

Нет больше звуков. Нет больше дыхания. Ни одно сердце не бьется.

Небо в огне. А Оно стояло в центре огня. Рядом с Ним меркло солнце и звезды рассыпались по небосводу. Рядом с ним не было ночи. Невообразимо сложный, многогранный, прекрасный, непознаваемый... Чудесным образом оказывающийся разом внутри и вовне, так что каждая клеточка твоего тела и духа тянулась к нему...

Было за ним и еще что-то. Совсем маленькое. Незаметное. Серебристая искорка, вроде звезды в волосах.

- Не делай этого... Прошу... Она же заслужила счастливый финал, она все прошла, разве нет в мире счастья.

На секунду ты видишь в звездах свое лицо. Другое лицо. То, что говорило сквозь четвёртую стену, когда ты сломала ее.

Потом осталось лишь то, что пришло Оттуда.

Оно приближается. И больше нет в мире цветов. Лишь черное и белое. Как в старых в фильмах. И черное в белом - зрачок. И белое в черном - рука.

Оно касается ногой земли и все исчезает вокруг. Бескрайние белые просторы. Tabula Rasa. Мир - чистый лист. Иги-Дингир был чужд ему, и потому Он принес пустоту с собой.

Остались только ты и Артур в бесконечном ничто.

- Ибо такова воля моя.

Коснулся Он лба герольда. Черное пламя охватило человеческую оболочку и в сумраке дымного облака ты видишь, как тело возлюбленного меняется. Клыки, рога, когти, хвост, кажется даже щупальца...

Все чудовищное собрал Иги-Дингир. Все чудовищное, дабы воссоздать своего Аримана. Ибо такова воля Его.

Зеркальная комната. Ты лежишь на полу. Варя подбегает к тебе в слезах, обнимает, целует лицо.
- Мама, мамочка...
Ты очнулась. Морок ушел. Нет больше ни Артура, ни Электры. Только мертвое тело Бориса Игоревича. Да одинокий солнечный зайчик, застывший на полу.

В том самом месте, где умерла Любовь.



157

Елена Yola
06.11.2018 01:34
  =  
Елена смеется молодым, счастливым смехом, тянется-тянется-тянется к Артуру, чтобы прижать его к себе и держать у сердца; он отрекся от Тьмы ради любви к ней, и вот - Тьма выпустила его из своих щупалец!
- Живой! Живой! - кричит она. И Варя здесь. И теперь все они вместе, счастливы... всегда. Остановись, мгновенье! Вот сейчас... они обнимут друг друга, и... Вот - счастье! Сейчас! Здесь. Оно длится....

...и длится, и длится, и Елена бежит изо всех сил, обгоняя собственную тень, расталкивая застывший воздух, и остается на одном месте, и уже понимает, что все не так. Что она и Артур катастрофически уменьшаются, стремятся к нулю... а воздвигается рядом с ними тот, кого не объять разумом, против кого не восстать... и руки Артура разжимаются, и тщетно она сопротивляется, напрягает все силы свои, выкрикивая искривленным ртом бесконечный немой крик: Ар - туууууу... ведь эта тварь - это все равно Артур, под этой нелепой оболочкой...

- Оставь его! Я прошу Тебя! Я умоляю! Отдай его мне! Я все сделаю! Я согласна играть в Твои игры! Я никогда не просила Тебя ни о чем! Пожалуйста! Только один раз!
- взывает она в разверзшееся пространство, срывая горло; но ее даже не слышно, так ничтожна она перед ликом Иги-Дингира. Красный глаз солнца смотрит на нее сквозь пыльный мрак. К ней приходит дежавю: когда-то, в иной жизни, где она была юной вдовой крестоносца леди Анной - юной женщиной, успевшей запутаться в сетях мира, в любви, в тщеславии, в ненависти, в самоотречении - на нее так же смотрел этот алый глаз... Нет, не ее спутник-демон: она теперь точно знает - то был сам Иалдабаоф, ложный кумир, ложный творец, злой бог злого мира.
Артура пожирает черное пламя прямо на ее глазах, Иги-Дингир забирает его, ибо такова воля Его, Иги-Дингира, Всемогущего. И Любовь не спасает, не движет солнце и светила. Елена может удовлетвориться и быть счастлива уже тем, что она видит Его воочию, во всей мощи его. Кто еще удостаивался такой чести? Все они здесь - всего лишь игрушки, марионетки Предвечного Иги-Дингира, и дергаются каждый на своей ниточке, внутри собственной истории, предписанной каждому из них от начала века и до самого его конца.

- Я ненавижу Тебя и твою игру. Я ненавижу Твой искаженный мир! Будь ты проклят! - почти без сил, хриплым шепотом бросает она Творцу, и почему-то уверена, что он слышит. - Возвращаю - Тебе - билет на вход!
И скрюченными пальцами, затвердевшими, как когти, взламывает собственную грудную клетку, потому что в сердце ее не осталось Света, оно больше не нужно, - с хрустом костей, судорожным всхлипом плоти. Ей почти не больно, потому что она вся и так - комок боли. И сознание покидает Елену. Забвение милостиво.

Свет зимнего дня - белый, нереальный. Сознание возвращается толчками. Она дышит. Варя. Елена хочет откликнуться: Ва-ря, но вместо этого выходит еле слышным всхлипом: Ар-тур. Рука Елены медленно ползет к солнечному пятну на полу, накрывает его рукой. Время снова начинает отсчет. Елена медленно поднимается, опираясь на руки. Окидывает взглядом мир, в котором нет Артура. Принимает и смиряется: нет.
- Варя... Варенька. Живая, - и она удивляется, как слабо, надтреснуто, по-старчески звучит ее голос; проводит рукой по лицу, по волосам, которых недавно касался Артур. Они такие легкие, эти волосы, как пух одуванчика, и Елена не видит, а чувствует рукой: седые.
- Домой. Поедем домой, - просит она, желая забиться в нору, как раненый зверь, и там умереть, свернувшись клубочком. Опираясь на Варину руку, встает.
Артур... Он хотел, чтобы другие были счастливы, раз им не пришлось. Он просил ее об этом.

- Надо ехать, Варя. В Нагою.



Отредактировано 06.11.2018 в 01:56
158

DungeonMaster Магистр
06.11.2018 02:00
  =  
Ласка послушно ждет у машины. Когда ты выходишь рядом с дочерью, на его лице отражается истинное облегчение. Он не знает.
- Вам удалось спасти дочь? Какое счастье!
И на лице Вари ты видишь то же самое облегчение. Для них Артур был монстром, а все случившееся - расправой.

В конце-концов за этим ты сюда и приехала.

Одолеть герольдов. Спасти дочь.

Машина едет домой. Солнце уже взошло, и лучи его играли на черном корпусе. Под колесами - брызги воды.

Снег тает.

Пришла весна.

- Мама, а ты правда богиня?

Спрашивает Варя едва вы устроились на заднем сиденье.

- И зачем Нагоя?
Шопен - Nocturne in C minor, op 48, n 1.
Отредактировано 06.11.2018 в 02:01
159

Елена Yola
06.11.2018 02:28
  =  
В брызгах солнца и воробьином чириканьи пришла весна. Скоро сквозь ледяную корку пробьется молодая трава. Жизнь берет свое - нагло и простодушно. Она продолжается, просто потому что ей хочется продолжаться, и живым нет дела до чьих-то потерь.
Елена глядит за плывущий за окном машины город - нежно, расслабленно, улыбается одними углами губ. Она сейчас пуста, выпита до дна. Поразительно. Одна ее половина мертва, раздавлена горем, а вторая - улыбается, милостиво кивает Ласке, внимает Варе... Словно она смотрит на себя из-за угла, со стороны.
- Да, правда, - отвечает на дочери с той же нежной и таинственной улыбкой, которую можно видеть на многих картинах Леонардо... на лице Святой Анны, Флоры, Мадонны. Эту улыбку, наверное, можно счесть слегка безумной. Так что Варя при желании может принять это за шутку. - Богиня. Если хочешь знать, не так уж это и приятно - быть богиней. Куча проблем.
И смотрит на Варину реакцию.

- Нагоя? А тебе разве не хочется посмотреть на Японию? - спрашивает она с той же полубезумной улыбкой, так не похожей на ее обычную - сдержанную, холодноватую. - Это было бы здорово. Мне нужен отпуск. Я его заслужила, ты не находишь? А твой друг подождет тебя немного. Ему полезно. Проверишь его чувства заодно.
Не стоит при Ласке особо откровенничать. Варя и так была достаточно неосторожна, назвав пункт их назначения: Нагоя. Мало ли кто на Ласку может надавить. Он все выложит.
А ведь на него надавят. И очень скоро. К вечеру найдут окоченевшего Бориса Игоревича, и будут расследовать, кто сломал ему шею. На этом трупе найдутся отпечатки ее нежных пальцев... О, Елена, а ты живучая, раз можешь думать сейчас о таких вещах.
И, склонившись к Вариному уху, она шепчет, словно собралась посекретничать по-женски о непостоянных мужских сердцах:
- Я тебе потом расскажу, все-все. Мне многое надо рассказать. Потом, не сейчас. Только ты подумаешь, что я сошла с ума.
Она должна попытаться объяснить. Варя все поймет. Она несколько часов пробыла с Артуром. Она и так знает, что все вышло за границы естественного порядка вещей. Ради Артура... ради памяти Артура, поправляет себя Елена. Варя не должна о нем превратно судить.
А пока они едут домой.
Отредактировано 06.11.2018 в 02:30
160

DungeonMaster Магистр
06.11.2018 02:44
  =  
Варя смотрит на тебя тревожно, не зная, кто из вас сошел с ума. С одной стороны она только что видела человека, который мог заставить ее сделать все что угодно парой слов... "Гипнотизер? Колдун? Нечистый?" - Мелькали в уме различные варианты. Но сейчас мать заставила чудовище исчезнуть, зачем-то при этом его обняв и... Богиня? В это Варя по правде сказать не верила. Считала, что всё сложившееся - не более чем недоразумение.
- А я значит полубогиня?
Оне пытается шутить. Но слишком хорошо тебя знает. Что-то в твоем голосе, в выражении лица, настораживает Варвару как никогда... Ты ведь стальная. И воспитала дочь такой же. А сейчас...
- Мама, мне завтра на работу. Я и без того сегодня не пришла, за что начальник меня по головке не погладит и...
Тут что-то мелькает в Вариных глазах. Она ведь никогда прежде не видела трупов. Тем более таких, сморщенных, со свернутой шеей...
- Нам наверное нужно дать показания? Как тот страшный гипнотизер убил владельца дома и держал меня в заложниках, пока ты не спасла меня...
Руки дочери чуть дрожат. Она сама чуть не тронулась рассудком когда воздух из ее легких вдруг отказался обращаться в слова, и язык онемел... Что же выпало на долю мамы?
- Или... Мама... О Господи...
До Вари доходит. Теперь на ее лице ужас.
- Что это чудовище заставило тебя сделать чтобы спасти меня?!
Варя не видела Иги Дингира. Для нее Артур просто исчез.
Отредактировано 06.11.2018 в 02:44
161

Елена Yola
06.11.2018 02:59
  =  
Так будет проще всего для всех: пусть Артур останется монстром для всех... кроме нее. Очернить память Артура. Да-да. Я не виновата. Он меня заставил. Загипнотизировал. Чтобы спасти дочь. Да, именно так все и было...
Это было бы низко.
- Он - не чудовище, Варя. Ты многого не знаешь. То есть... он не всегда был... чудовищем, и стал им не своей воле. Его вынудили... так поступать. Все очень сложно. Я расскажу тебе, но... потом, Варя. Прости. Мне сейчас очень тяжело.

Елена надолго замолкает.
- Значит, ты не едешь со мной. Жаль. А я думала, мы сможем как-нибудь побыть вдвоем. Честно говоря, мне этого давно не хватало.

(Конец света. Осталось недолго. Значит, я и тебя больше не увижу? Никогда...)
Это остается несказанным. Елена замыкается, кутается в свою скорбь, как в плащ.
Отредактировано 06.11.2018 в 03:00
162

DungeonMaster Магистр
06.11.2018 03:25
  =  
- Конечно, мама.
Только что ты спасла Варе жизнь - а уже предлагаешь отправиться "в отпуск", оставив за собой мертвое тело. Конечно, логика в этом была - кто в нашей родной милиции поверит в действия какого-то гипнотизера, после которого и тела-то толком не осталось? Куда более вероятно, что помощник домовладельца спелся с гостями и по тихому "положил" своего шефа, затем укатив на его машине.

Одно твоя дочь точно знала - среди твоих знакомых до сегодняшнего дня не было ни одного англичанина. Может какая-то старая история, которую мама не хочет рассказывать при посторонних?

И Варя затихает, оставив вопрос без ответа.

А вот Ласка явно побледнел - уж он-то умел сложить два и два куда лучше неискушенной в уголовных тонкостях Варвары... И прекрасно понимал, что остался последним хвостом для женщины, возможностей которой себе не представлял... Она ведь смогла убить гипнотизера...

Наконец, машина останавливается у твоего дома.

- Я могу быть свободен?

С надеждой спрашивает "последний хвост".

Варя молчит. И будет молчать пока вы не окажетесь в пустой квартире.

Барчинай ушла. Куда - неясно.

Как у тебя все-таки много места и как пустынно. Первое что видит твоя дочь - букет и открытку. Читает. Тревожно оглядывается.

- Что происходит, мама?

163

Елена Yola
06.11.2018 16:28
  =  
По дороге домой Елена немного оживает и переключается на заоконную реальность. Что поделаешь, она все еще жива, она пережила это утро - и проживет еще день до самого вечера, потом ночь, потом следующий день.... Жизнь и на нее заявляет свои права.
Она постепенно возвращается к той, утренней Елене, которая была тысячу лет назад. Она помнит сказанное ею Артуру по поводу Вари: "Не впутывай ее в эти игры. Это не ее война. Она всего лишь человеческое дитя". Путь так и останется. Варя - человек весьма неглупый и проницательный, но мистика с эзотерикой - не ее конек. пожалуй, не стоит обрушивать на нее все.. только то, что она сама готова принять. Ласка и правоохранительные органы - здесь все плохо. Все видели, что между ней и Борисом Игоревичем вчера состоялся конфликт - скомканный и погашенный, но все же. Как минимум подписка о невыезде до окончания следствия. Допустим, следов ее пальцев на плече пиджака недостаточно, чтобы обвинить ее, а тем более сложно представить, что она смогла ударом ноги раздробить шейные позвонки здоровому мужчине средних лет. Она не знает конфу. Но осадочек останется. Или не только осадочек.
Хорошо, если это будут всего лишь правоохранительные органы. А то ведь подключат ФСБ, разведку и все такое. Шпионские игры. Англичанин-гипнотизер, чертовщина на Патриарших... о нет. Ей надо исчезнуть. Вон из Москвы. Пусть квартира останется Варе... Какая тоска.

- Условно свободен, - отвечает Елена Ласке. Нет, она не перережет ему горло, глядя в глаза. Хватит с нее трупов. - Если тебя будут спрашивать, скажи, что к тебе применили какие-то психологические техники и психотропные вещества. Не вздумай оклеветать меня или мою дочь. Тогда я приду в твои сны вместе с полной луной. Худо тебе будет, Антон Ласка. Прощай. Иди и больше не греши.

Дома пусто. Барчинай исчезла, и кажется, тоже навсегда. Елена вспоминает луч света, бесприютно блуждающий по лабиринту московских улиц. Еще одна утрата. Ученица, звездочка в сгущающейся тьме. Иногда понимаешь, что человек был тебе дорог только тогда, когда его теряешь. Она потеряла, а ведь хотела спасти... И ведь Барчинай думает, что ее учительница предала ее. И ничего не поправить.

Кстати, что скажут и об этом правоохранительные органы? Она ведь последняя видела Барчинай...

Елена почти без сознания опускается на диван, приваливается головой к спинке. Комната медленно кружится. Она ведь не спала эту ночь, если лихорадочные видения не считать сном.

- М? Что происходит? Что это было ночью - или вообще? - Елена не сразу отвечает, а прикрыв глаза, прокручивает в голове сразу несколько историй. Врать Варе и забалтывать ее нельзя - она проницательна, у нее ум как скальпель - сразу вычислит и отсечет лишнее. И перестанет уважать.

- Варя, есть две версии. Первая: близится конец света. Очередной конец. ты, наверное, читала в желтой прессе, что время от времени кончается какой-то цикл существования Вселенной и начинается новый. Пробуждаются древние силы. Аватары богов и чудовищ вспоминают, кто они такие, и вступают в противостояние. Ыпрочем, большинство людей всего этого просто не замечают... И я - да, в этой истории я - богиня. Белая, между прочим. Это не значит, что я милашка. Я могу быть ужасной стервой. А Артур Веллингтон - посланец Тьмы. Он злодей - как Дарт Вейдер, но нем есть добро... Вторая версия: да ничего особенного не происходит. Кроме давнишних личных драм... и заблудившихся в жизни людей. Какая версия тебя больше устраивает? Только, пожалуйста, не выдумывай никаких шпионских историй. Я не допущена ни к каким гостайнам, я не работаю ни на какую разведку. Честное мамино слово. Артур Веллингтон - гениальный ученый, знаешь, из таких, на грани безумия, сильных, но хрупких. Уязвимых. Мы были с ним знакомы очень-очень давно.. до моего замужества. Он владеет какими-то очень мощными психотехниками, это даже не гипноз, это что-то другое, я не разбираюсь. Он не конченый злодей, но... знаешь, некоторые люди, когда их надежды и ожидания не сбываются, они... винят в этом весь мир и... Мне кажется, он был... очень болен... и несчастен, - лицо Елены сморщивается, словно она вот-вот заплачет, потому что она только что сказала про Артура: "был" и потому что она первая наводит людей на мысль о том, что Артур - просто безумец, талантливый ученый, сошедший с ума от сознания несовершенства мира. Это бывает. Артуру уже ничто не повредит в этом мире.

- Да, я раньше никогда не слышала об Иве Ларсен из Стокгольма. Понятия не имею, кто она.
А что думаешь ты - что происходит?
Отредактировано 06.11.2018 в 16:38
164

DungeonMaster Магистр
06.11.2018 17:07
  =  
Варя слушает тебя внимательно. Не перебивает. Это очень страшное внимание, потому что не знаешь, что думает и чувствует человек... Но догадываешься. Предполагаешь худшее. "Милая Варя, все это случилось потому что десять лет назад меня похитили инопланетяне" - Что хуже всего дочка даже не осудит тебя, но сердце ее сожмется от боли при мысли, как трагедия ударила по матери... И все-таки сложно изгнать из себя искорку надежды: "А вдруг поверит? Ведь увидела же. Своими глазами увидела."
Впрочем, одно Варвара знала точно - она не позволит упечь свою мать в тюрьму или психушку только за то, что московская полиция не признает существования гипноза.
- Мама...
Ей с трудом даются слова. Еще труднее нежности.
- Это нечестно, мама. Ты смотрела "Жизнь Пи"? Там тоже были две истории. Одна из которых была яркой и невероятной, другая - вполне реальной, но серой и жестокой. Злодеи, психотехники, конец света... Мамочка, прошу тебя, пойми, я хочу тебе поверить. Очень хочу. Но Белую богиню придумал Роберт Грейвс, ты сама мне подарила эту книжку. Конец света нам обещают раз в пять лет. Древние силы выдумал Говард Лавкрафт. Ты ведь сама мне говорила что религия это инструмент манипуляции людской верой в Высшее Существо.
Варя легко сжимает виски пальцами.
- Пожалуйста, скажи мне, что ты не вступила в секту. Гипноз, мифы... Мамочка, я знаю что жизнь нелегкая. И я тоже скучаю по папе. Но это не выход, понимаешь? Ты ведь самая умная и сильная на свете... Мы справимся с этим, вместе. Хочешь в Нагою. Или съездим к папе - я знаю, что он не выгонит нас если мы придем. У него кстати выставка. Но если сейчас они рассказывают тебе про Тьму, чудовищ и конец света, если они похищают твою дочь и заставляют тебя убивать невинных людей... Пожалуйста, мама. Пожалуйста, услышь меня. Я люблю тебя больше всего на свете. Я знаю что мало забочусь о тебе и не могу потерять тебя... Вот так...
Ты воспитала Варю сильной. Она не плачет. Подрагивают хрупкие плечи, впервые ощутившие на себе твой вес, но - ни слезинки.
- Я знаю что редко бывала у тебя. Из-за этого ты закрылась, стала жить двумя жизнями, но я этого не хотела, мамочка. Клянусь, я этого не хотела. Просто... Было много работы, а потом Кирилл заболел и... Я нашла бы время если бы постаралась, я знаю... И ничего бы не было...
Она до боли сжимает собственные руки. Затихает. Глаза в пол. Встряхивает волосами, сбрасывая с себя оцепенение.
- Все знают кто такая Ива Ларсен, мама. Она покончила с собой несколько дней назад в центре Стокгольма. Бросилась с крыши.

165

Елена Yola
07.11.2018 00:11
  =  
Елена говорит, слова падают как в вату. Она вся обложена ватой со всех сторон, в вате тонет каждый звук, каждое движение. Умом Елена прекрасно понимает, что Варя сейчас думает. Но врать Варе она не может. Во взгляде Вари - боль и сострадание. И жалость.

Иногда человек тянет-тянет, и кажется, что он стальной, вечный, двужильный. А потом вдруг - крак! - и ломается внутри слишком сильно натянутая пружина. Нервный срыв, суицид, инсульт, инфаркт, стремительно развившаяся опухоль. Сломалась мать, перегорела - вот что Варя думает. Варе маму жалко. Это отвратительно.

Надо вырастить ребенка так, чтобы он мог жить самостоятельно и обходиться без тебя. Она думала так всю свою жизнь. И теперь она чувствует, что ее жизнь еще сильней опустела, оттого что теперь между ними никогда не будет прежней близости, взаимного понимания. Варя будет настороженно вглядываться в нее, ища в ней признаки безумия, а она должна будет скрывать... все. И еще она страдает ее раненая гордость: она бы скорей умерла, чем позволила бы Варе видеть себя слабой, разбитой. Жалкой.

- Нечестно? Я как раз хотела быть честной. Ладно. Твоя мать - шизофреничка, сектантка, убийца. Но я не смотрела "Жизни Пи". Мне некогда ничего смотреть, ты знаешь.. Я не скучаю по папе. Я не вступала ни в какую секту. И квартиру я никому тоже не подарила, если ты об этом... прости меня! - Елена хватается за голову. Она злится на Варю и на себя, утрачивает самообладание, поэтому страшно несправедлива к ней, и от этого еще больше злится. Просто она теряет и Варю тоже, теряет прямо сейчас, и ничего не может с этим сделать. Это просто невозможно - потерять стольких людей за одни сутки.
- Прости меня. Я несправедлива, потому что теряю твое доверие, ты смотришь на меня как на безумную старуху, и мне это тоже очень больно, - говорит она уже спокойней, продышивая приступ злости, как судорогу. И улыбается - сперва вымученно, потом - искренне, тепло:
- Ты стала совсем взрослой, Варя. Какая же ты у меня замечательная. Ты прекрасный человек - сильный, щедрый, любящий. Ты всегда помогаешь не словами, а делами. Я горжусь тобой. Я тебя тоже очень люблю. И больше всего на свете хочу видеть тебя счастливой. Но я не могу себе позволить висеть у тебя на шее, чтобы ты из-за меня срывалась, куда-то ехала, теряла работу, тебя же уволят, сейчас трудно найти хорошее место. Нет, не надо ничего. У меня нервное истощение, вот и все. Последнее время было трудно с работой, а потом... ну ты понимаешь, сорок с хвостиком, первые звоночки. Наверное, женское здоровье... подкачало.
На самом деле она просто не может объяснить Варе, чем собирается заниматься в Нагое. Искать то, не знаю что. Какой-то кодекс. Она должна будет либо врать и скрываться, либо снова выступить перед Варей совершенно одержимой идеей спасения мира, жалкой и безумной. Не выйдет ничего хорошего из этого путешествия вдвоем. Они только издергают друг друга.

- В общем, я сама решу свои проблемы. Полиция или психиатр, все равно отдуваться мне. И не смей меня жалеть, пожалуйста, ты мне сделаешь только хуже, если будешь меня видеть такой... раздрызганной. Так Ива... умерла? А вот я ее совсем не знаю.
Елена подносит пальцы к вискам. Вот и Ива покинула ее, и где теперь ей найти Иву, чтобы защитить? И как объяснить Варе, что это тоже ненормально, что все вдруг знают о самоубийстве ничем не примечательной женщины из Стокгольма, не звезды, не знаменитости... Дочери доктора Ларсена. Феникса. Весны мира.

Может быть, этот букет - послание? Типа: Синий кит... Пора уходить.
Отредактировано 07.11.2018 в 00:47
166

DungeonMaster Магистр
07.11.2018 01:23
  =  
Теперь твои слова напоминают хлесткие пощечины. "Шизофреничка, сектантка, убийца" - Варя вздрагивает при каждом слове, но когда ты сказала об отце... Она была достаточно взрослой чтобы понимать - Сергей оказался мягко говоря не лучшим мужем, не лучшим папой, и все-таки другого у нее не было... Перед глазами всплыла предательская картинка, мать защищает человека похитившего ее, родную дочь, инфернальная сцена объятия и исчезновения... Объятия с демоном... "Я не скучаю по папе" - Каждый ребенок в глубине души хочет верить, что между его отцом и матерью существует какая-то глубинная, особенная связь, не похожая на все остальные.
Шея была свернута. Варвара видела подобное в кино. Если это сделал не демон то... Да и ты сама это признала... Вот только откуда в хрупких женских руках столько силы...
Объятие. "Я не скучаю по папе".
Твоя дочь начинала ощущать себя героиней одной из тех глупых книжек, которые читают по молодости, и которые отказывалась читать ты...
Но тут Варя со всей силы мысленно лупит себя по затылку.
Хватит.
Чертовщина чертовщиной, мечты о счастливой семье - мечтами, но может у нее и один отец, только вот и мать тоже одна.
- Я не считаю тебя безумной, мама. Я просто думаю что какие-то плохие люди наговорили тебе глупостей. Может быть даже применили к тебе какие-то психические техники. Тот страшный человек говорил что меня похитили из-за тебя, но ты спасла меня, все позади! Я не дура, мама, и знаю что из-за здоровья, даже женского, не похищают людей. Не убивают людей. И я боюсь что сейчас ты снова вернешься к этим страшным людям и их безумному бреду. Не потому что ты сумасшедшая, а потому что какой-то пророк заставил тебя поверить в то, что ты ясновидящая и только тебе по силам построить коммунизм. И я понимаю! Честное слово, мамочка, я понимаю и не осуждаю тебя!
Она вздыхает. Тяжело говорить.
- Я знаю что у тебя проблемы на работе. И много других проблем. Каждый человек в такой ситуации искал бы то, во что можно поверить, понимаешь? И схватился бы за любую возможность какой бы фантастической она не была. Жестоко и эгоистично с моей стороны было бы мешать тебе, но начались похищения. Начались убийства. И все из-за какого-то Ктулху, который должен вылезти из океана! Я только прошу тебя, мамочка, давай оставим все в прошлом? Я поживу с тобой. Кирилл поймет. Никакой терапии или полиции. Просто буду рядом и помогу всем чем смогу.
Варя заглядывает тебе в глаза. Вот уже два дня и две ночи все подряд вытравливали из тебя Елену Сергеевну Суворину, пытаясь отождествить тебя с разными личностями - белой богиней, лазоревой княжной, но только не с тобой-самой, не с той женщиной, которая родила Варю и которую Варя теперь искала в твоих глазах...
- Я знаю, тебе сейчас кажется что я предаю тебя. Но прошу тебя, пойми, мамочка, это не так! Разве ты не была бы со мной если бы я вдруг прибежала к тебе с сияющими глазами и начала рассказывать о конце света? Ты сейчас хочешь меня спровадить чтобы отправиться спасать мир, но я не брошу тебя.
Обнимает. Крепко. Порывисто.
- Я не хочу чтобы и ты закончила со свернутой шеей? Понимаешь, мама?
Ни слезинки. Но она дрожит всем телом. Смотрит в глаза и почти кричит в лицо.
Вот и все! Я не ненавижу тебя, не презираю, не предаю и не хочу упечь в психушку! Просто я видела как это закончится! Понимаешь?! Я не хочу чтобы мне позвонили и сказали что нашли мою мать со свернутой шеей, как того мужчину! Или как Иву Ларсен! Хочешь увидеть куда все это ведет?
Варя бросается к столу. Хватает планшет. Что-то открывает в интернете. И подает тебе статью, озаглавленную "Первая жертва Темнейшей ночи" -
Ты уже знала о про катившейся по миру волне самоубийств. Но лишь одно из них приковало внимание всего мира. Причина во времени - практически ровно в полночь, раньше всех остальных, а также таинственных обстоятельствах. Девушка идет на концерт известной певицы, вокруг которой образовалось несколько связанных с предположительным использованием гипноза или наркотических газов для введения публики в экстаз, скандалов. После концерта она засыпает как и все остальные слушатели. Но просыпается, выходит на крышу концертного зала и начинает петь.
Здесь и начинается самое странное. Ее услышали - сквозь городской шум и дождь. Люди сами не могли объяснить почему, но они выходили из домов, чтобы послушать Иву Ларсен, простую цветочницу, и некоторые клялись даже что видели за ее спиной золотые крылья.
А потом девушка бросилась с крыши. На асфальте не осталось даже пятна.

- Видишь, мама? Видишь?!
167

Елена Yola
07.11.2018 01:48
  =  
- Вижу... ты очень хороший человек, Варя. Спасибо тебе. Прости меня.
Елена кладет голову на Варино сильное плечо. Какая же она все-таки свинья - наговорить Варе столько гадостей ни за что.
Если сейчас она спросит: откуда тогда у Ивы взялись золотые крылья? - Варя ответит: Люди видят то, что хотят увидеть. Если она спросит: почему же не нашли тела? - Варя ответит: Сектанты унесли.

Чего же ей еще надо от жизни? Она не согласилась на вечное счастье с Артуром - из-за Вари; она сражалаь за Варю с целым светом. Варя с ней, она получила все, что хотела. Почему ей кажется, что жизнь Елены Сергеевны Сувориной исчерпала себя, что она стала похожа на пустой кокон гусеницы? У нее есть Варя. Она нужна Варе. Варя любит ее. Не жалеет Любит. У нее есть "Палитра". Не надо каждый вечер выходить на пустой берег моря и смотреть на зеленый огонек. Она сегодня не пошла на работу. Надо позвонить Владику. Кстати, ей сегодня с работы никто не звонил.

- Хорошо. Я не могу ничего обещать, но мы попробуем. Начать все сначала. Сейчас мы с тобой выпьем чаю, я позвоню на работу... а потом немного посплю, ты не возражаешь? Я больше суток не спала.
Елена ставит чайник. Приводит в порядок комнату, которая теперь становится почти стерильной.. Засовывает в стиральную машину Варину ночнушку, в которой этой ночью спала Барчинай; и постельное белье тоже. Моет чашки - их две. Все. Теперь не осталось ни следа Барчинай.
Букет...
Рука Елены замирает. Потом она решительным жестом вынимает букет из вазы и несет его в направлении мусоропровода. Открытка отправляется туда же.
Елена методично и последовательно уничтожает следы последних суток своей жизни. Огнем и мечом, тряпкой и моющей жижей. (Остались только две путевки, но Елена уже не уверена, что они не превратятся в два прямоугольника нарезанной газетной бумаги, когда на вынет их из сумочки).
Она двигается как машина, у которой вместо сердца - пламенный мотор.
Если с ней что-то случится... пусть бы это со стороны выглядело как инфаркт.
Наверное, для нее все уже кончилось - все битвы на свете.
Остались только Варя... и зеленый огонек.

- Ты заметила? Весна пришла... а вот и чайник закипел.
Отредактировано 07.11.2018 в 02:30
168

DungeonMaster Магистр
08.11.2018 02:24
  =  
"Тайна объяла его, точно тучи легендарную безлюдную гору, и, покуда ошеломленный и мучимый неясным предчувствием Картер стоял на кромке горной балюстрады, его мучили острая тревога почти что угасших воспоминаний, боль об утраченном и безумное желание вновь посетить некогда чарующие и покинутые им места."

- Спасибо, мама.
Это звучит коротко, даже практически сухо, но тебе не нужно смотреть на дочь, чтобы понять, какого труда ей стоило такое сильное, нетипичное для нее выражение эмоций. Тяжело сражаться с чужим смыслом жизни - и вдвойне тяжело если это смысл жизни твоей собственной матери.
Но Варя вспоминает. Вспоминает как болела в детстве, как не вполне различая сон и реальность, звала маму, беспомощная, потерянная.
Мама приходила. Приносила горячее молоко.
И Варя никогда этого не забудет.
Как не забудет и многое другое.
- Я никогда тебе не рассказывала, мама, но у меня в детстве были видения. Помнишь, когда я плакала из-за папы в детстве? Когда меня били в школе? Мне снился человек, который говорил, что мой папа мне не папа. Что он лишь одел папино тело, чтобы быть рядом с тобой, поэтому папа стал таким плохим когда он покинул его. Но когда я подрасту мой настоящий отец заберет меня в Золотой сад, и я стану маленькой княжной, окутанной лазурью.
Она улыбается. Так улыбаются детским снам отложившимся в памяти спустя годы, потому что они согревали в те моменты жизни, которые хочется забыть...
- И у меня будут крылья, представляешь?
Варя помогает тебе на кухне, как обычно, совсем как всегда. Она не знает о чем говорит. О ком говорит.
- Мне тоже нравились эти мысли. Нравилось думать что мир принадлежит мне. Благодаря этим снам я стала программисткой - видение рассказывало мне как создавать миры, обращать цифры в образы.
И снова взгляд. Пристальный. Любящий.
- Но потом он сказал что в Золотом саду у меня будет другая мама. И я поняла что если жить пустыми мечтаниями о крыльях и прогулках среди звезд - однажды я сойду с ума. И больше мне никогда не снились эти сны. Я поняла что мне важно. Не придумывать для себя то, чего я всегда хотела - болезненная, избиваемая и унижаемая теми, кого считала подругами, девочка, а пристально смотреть вокруг себя. И поступать правильно.
До сих пор тебе казалось что мир принадлежит тебе. Но все это время мир принадлежал ей. Наследнице Света. Наследнице Тьмы.
А она помогала маме разлить чай по чашкам.
Всего лишь сны.


Этот вечер для тебя как в тумане. Он был хорошим и кажется даже приятным, но ты потеряла слишком многое, чтобы полностью насладиться им.

И все-таки твоя дочь была рядом с тобой. Когда-то ты принесла горячее молоко ей. Теперь она принесла его тебе. А ты вглядывалась в бездонное серебро ее глаз и понимала, где именно видела эти глаза. Эти тонкие губы.

Твое сердце не смогло бы уснуть сегодня.

Но это был действительно очень тяжелый день.

Пламя разгоралось на горизонте и тысячи людей шли к нему по дороге из пепла...

- Смотри, Инь Юй. Это равновесие.

Учитель показывает на небольшую картину, изображающую Феникса, сошедшегося в бою с Драконом.

- Свет раздираем противоречиями по сути своей. Мы разделяем его на пять элементов для удобства, однако, на самом деле существуют лишь два огненных ветра, несущих жизнь в неживое. Один из них Феникс - идет наружу, отдает весь свой свет, пока не сгорает в собственном огне. Дракон не таков - он держит свое пламя внутри. И когда он летит над полями, собирая небесный огонь, воздух наполняется водой и начинаются шторма.

- Значит Дракон плохой?

- Нет, Инь Юй. Дракон таков, каков он есть. Иногда он гневается и приносит бурю, но обычно именно его крестьяне благодарят за дожди, орошающие их поля. И они же проклинает несущего жизнь Феникса, за которым остается след сухого, раскаленного воздуха. Поэтому мы делим Феникса и Дракона на три аспекта - Алый, Нефритовый и Черный. Первый аспект отражает чистое созидание. Второй - поддержание порядка. Третий - разрушение. Вместе они образуют великий цикл, и каждый бог - лишь часть этого цикла.

- Но богов пять, Учитель! А частей цикла шесть!

- Верно, дитя. Поэтому черный дракон здесь изображен сражающимся. Тьма тоже часть нашего мира и лишь осознав, зачем она нужна, возможно сражаться с ней.

Когда ты впервые была здесь... Как давно это было...

- С другой стороны вот Нефритовый Дракон. Символ нашей Империи, Срединной земли.

Еще одна картина. Что-то поразило Инь-Юй при взгляде на нее - свет оставался внутри Дракона, но в то же время выходил наружу...

- Как это возможно, Учитель?

- Когда Дракон собирает свои сокровища то хранит их. Так же Император хранит весь мир как свое сокровище, владея им и обогащая силой Дэ, но сам пребывает в покое подобно спящему. Гармония и равновесие достигаются лишь тогда, когда всадник может отпустить вожжи. Иги-Дингир построил мир пламенем и кровью и посмотри на этот мир. Поэтому мы растим тебя, маленькая богиня, в нефрите. Чтобы ты почувствовала красоту. Почувствовала гармонию всего в мире вокруг себя. Только тогда ты обретешь покой.

Все изменилось. И билась ты с черным драконом среди бушующих вод, и смотрела ему в глаза, пытаясь понять его...

- Зачем нам сражаться, Балор?

Спросила ты. И Балор убил тебя.

Ты запомнила лишь пурпурно-алые отблески в его глазах...

И вот ты сидишь под звездами, в прекраснейшем из земных садов. Потом встаешь. Заходишь в воду. Ты лебедь. Королева лебедей. Белая. Черная. Все вместе. Загадка преображении никогда не оставляла тебя...

Как одно может быть другим не меняясь при этом?

Все меркнет. Твое прошлое что-то пыталось сказать тебе - и не смогло.

Ты сидишь в саду среди древних развалин и застывших в экстазе статуй, а звезды смотрят вниз. Твое внимание привлекает знакомая девушка с фонарем, что застыла в медитирующей позе, душа и мысли ее устремлены вверх, но ей не дано крыльев...

- Не оставь меня богиня...

Тихо шепчет она.

- Молю, не оставь меня, как бы велик ни был мир - услышь. Прийди.







169

Елена Yola
08.11.2018 23:03
  =  
Елена думала, что знает о Варе все или почти все. Многие родители так заблуждаются.

Елена слишком опустошена, чтобы испытывать какие-то сильные эмоции, поэтому она лишь слабо улыбается уголками рта в ответ на Варин рассказ. В душе только слабая тупая боль. Рассказ Вари вызывает в ней тупой отзвук боли: если лазоревая княжна, Клеопатра-Селена - Варя, то кто же я?

Елене не жаль для Вари коньков и целого мира впридачу, не говоря уже о льдинках, которые можно сложить в паззл "Вечность". Все для тебя, моя милая - и солнце, и луна, и плюшевый мишка.* Все, что я могу придумать, извини, что у меня такая бедная фантазия. Все, кроме Артура. Только поэтому ей больно представлять лазоревые крылья за Вариной спиной. Эти крылья - часть истории Артура. Истории Клео и Елены.

Если это правда - у нее теперь будет еще один повод ненавидеть Кира и не прощать его никогда. Ужасно думать, что Варя - кровосмесительный плод экспериментов Кира по выведению существа новой породы, устойчивого к мировым катаклизмам. Инструмент для осуществления его вечной мечты. Для этого он дважды обманул ее, использовал вслепую. На этот раз - когда обманом вторгся в ее жизнь, оставив в теле беспамятной и беззащитной женщины свое божественное семя. Это отвратительно. Сродни насилию. Впрочем, когда боги деликатничали с человеческими дочерьми?

Елена накрывает ладонью сильную Варину руку. Она по-прежнему улыбается далекой и понимающей улыбкой Святой Анны.
- Не бойся, у тебя никогда не будет другой мамы, так или иначе. И... ты очень похожа на папу. Правда.

И это правда. Теперь у нее есть еще одна причина принять в себя Куг-нин. Первая - то, чему научил Елену ее Ариман, перед уходом: проливать кровь твердой рукой, глядя в глаза. Вторая: если сквозь знакомые до последней черточки лица Вари просвечивают черты Кира... чтобы остаться матерью Варе - а она не может ею не быть - она должна быть Белой Богиней Золотого сада. Варя пока еще не знает, что переживет конец мира и унаследует дары Света и Тьмы. Не стоит торопить события. Возможно, ее время еще не пришло. Или, что еще лучше, Варя - не кукла Иги-Дингира, а свободная сущность, которая выбирает сама, кто она на этой шахматной доске.

- Каждый волен выбирать, в каком мире ему жить и кем ему быть, - говорит она. - Ты свободна; ты приняла свое собственное решение. Это правильно. В этом смысле - мир действительно принадлежит тебе.

Сон обнимает Елену и уносит ее прочь от скорби и тревог. Она летит над горами, нитями водопадов, речными долинами - пересекая бездну времени и пространства.**

***

"Огонь суть творение и разрушение. Дыхание огня - дыхание жизни, его сущность - сила, способная побороть любую другую силу. Феникс всеблаг, Дракон зол, соединенные воедино, они порождают круг, разделенные - порождают Тьму".

"Вода суть движение и разложение. Дыхание воды - дыхание развития, но в воде равно расцветают лекарство и яд, в одних руках она станет паром или льдом, тысяча лиц у нее как у Луны. Соединенная воедино, Луна приводит волны и уводит волны, разделенная - порождает Тьму."

"Земля суть покой и стойкость. Дыхание земли - дыхание времени, горы поднимаются и горы стоят вечность, деревья растут и корни их глубоки, но не все что застывает, должно стоять вечно. Соединенная воедино, земля поднимает и низвергает горы, разделенная - порождает Тьму".

"Воздух суть свобода и судьба. Дыхание воздуха ласково, но незримой рукой оно направляет нас кругами, ибо даже хаотичное движение суть - круг. Соединенный воедино, воздух дарит надежду и бурю, разделенный - порождает Тьму".

"Металл суть сотворенное руками, он лишен дыхания, но ведет за собой прогресс. Истинно металл рождает плуги и клинки, соединенный он приводит к миру, но разделенный - приносит лишь кровь и Тьму".

- уверенно цитирует по памяти красивая темноволосая девочка, княжна нефритового народа ( серебро зимней луны над темной водой ). Эти письмена еще не начертаны. Память о будущем.
- Учитель, если я правильно поняла тебя, моя обязанность и судьба - соединить все... Но как? Я могу представить себе, что я не один из многих лепестков цветка, а целый цветок лотоса, все лепестки которого соединяются красиво и соразмерно. Но как я могу быть лотосовым озером? Как я могу быть целым садом цветов? Всем на свете сразу?

- Учитель, мне кажется, Тьма тоже прекрасна. Я уверена, что смогу полюбить Тьму, - говорит маленькая Инь Юй, и в сознании всплывает печальное бледное лицо иноземца с золотистыми волосами и карими глазами, в которых плещутся лиловые отблески. Еще одно чувство, противоположное дежавю...

***
Время похоже на темную глубину. Она всплывает на поверхность, туда где все началось - к темным соснам и древним руинам, покрытым снегом.

- Ксу Син? Ксу Син, ты звала меня? Я здесь!
* ссылка
** ссылка Уточнение: четвертый сверху саундтрек.
Отредактировано 08.11.2018 в 23:25
170

DungeonMaster Магистр
09.11.2018 02:16
  =  
Учитель улыбается. Ты поистине была божественна, маленькая Инь Юй, рожденная в нефрите и названная нефритом*.

- Есть одно существо, которому это удалось. Которое заключило в себя весь мир и всех нас. Мы зовем его Великим Мастером ибо отрицаем поклонение ему, но в Башне ты услышишь имя - Иги Дингир. В сущности это имя не вполне корректно, поскольку означает не сущность, а ее проявление, это буквально "Око Всемогущего", но через него ты понимаешь суть. Путь к совершенству есть путь к божеству, но главное - путь к Свободе. Ты помнишь звездную карту, Инь Юй? Мы все свободны среди звезд, и на звездах выбиты наши лица. Ты перерождаешься, ты меняешься. Сегодня мы говорим с тобой, но вчера отец Хосе учил одну женщину, которая была тобой, как освободиться от оков земного мира. И завтра кто-то будет учить тебя, может быть совсем иную тебя, тому же. Одни и те же образы идут из мира в мир и меняются, оставаясь при этом собой. Настоящая живая душа раздираема противоречиями и меняется, но в противоречивое изменении и есть жизнь. Ты говоришь о том, как можно быть садом, но ведь и сад не един. Весной он будет покрыт розовыми цветами, летом зеленью, осенью одет в золото, а зимой наг. Ночью он покажется чудовищем, а в жару спасителем.
Учитель протягивает тебе несколько картин. Ты никогда не сказала бы что перед тобой одно и то же место, не знай наверняка, ибо зима покрыла все снегом, весна заволокла туманом, лето укрыло зеленым ковром, а осень золотыми и красными листьями...
- Знаешь в чем слабость богов? Они статичны. Они создают себе одну картину и следуют ей: "Я великий Мегалит, воплощенная сила" - В этом их ловушка, ведь определить что-то значит это ограничить. Ты говоришь себе - "Инь Юй слабее Тьмы" и это неизменно. Но разве кто-то принуждает тебя всегда быть Инь Юй? Сила идет изнутри, имя лишь собирает нашу силу. В древности тебя называли Куг-Нин - "сияющей сестрой", что символизировало Луну. И тебя считали матерью Тьмы. Чтобы познать Тьму и ее место в мире и в тебе самой...
Грохот. Шаги. Появляется Кир. Сияющий, прекрасный Кир, в доспехах, подпоясанный мечом.
- Чему Вы учите нашу богиню, Ур-Саг?
Учитель кланяется.
- Золотому повелителю следовало бы знать, что меня давно не зовут Ур-Сагом даже на языке предтеч. Времена когда я сражался с монстрами миновали. Теперь я лишь изучаю Кодекс и зовут меня...
- Мне плевать.
Оборвал его Кир.
- На колени.
Учитель даже не шелохнулся.
- Я преклоняю колени лишь перед императором и богами. Преклоню их перед Всемогущим если он явится мне. А вы прервали урок, повелитель. Я прошу Вас уйти.
Ты видишь как щурится Александр. Кажется, он еще молод здесь, не привык сдерживаться, лгать, манипулировать. Вот рука легла на меч.
- Произошла маленькая реорганизация. Девочка отправляется в Башню слоновой кости. Вы можете поехать с ней если сделаете для меня сущую малость. Я знаю местонахождение трех Кодексов - где четвертый?
И снова Учитель не дрогнул.
- Вам следует обратиться к Императору.
- Император мертв. Мне повторить вопрос, старик? Или ты понимаешь что на кону?
Впервые ты видишь как Учитель меняется в лице. На мгновение, лишь на мгновение, он удивлен. Потом смиренен.
- Инь Юй, поднимись пожалуйста к себе. Запрись и никому не открывай. Что до тебя, Александр, почему бы нам не закончить разговор во дворе?
Кир смеется.
- Я покорил весь мир. Думаешь твоя сила сравнится с моей?
В последний раз Учитель улыбнулся тебе.
- Нет. Но я хоть и старый, а все-таки тигр. А ты, будь хоть тысячу раз молод и силен, всегда останешься шакалом.
- Я буду жить вечно. А ты умрешь. Вот и вся разница между нами.
- Если и так, я соединюсь со звездами. А ты навсегда останешься рабом Колеса.

В тот день вам не удалось закончить разговор. Как не удалось больше никогда. Нефритовый град пал, никогда больше странствующие монахи не вводили в его врата молодых богов, дабы обучить их пути Нефрита. А Кодекс лежал где-то, недоступный Киру, недоступный самой Белой Богине. И именно там скрывался последний урок. Тот урок, что сделал Ур-Сага, "собачью голову", как шумеры называли героев, расшифровав язык предтеч, Шир-Инимом, "поющим слово".

Ксу-Син сейчас же поднимается, лишь чтобы пасть перед тобой, целуя ногу. Ритуальный жест искупления через подчинение...
- Госпожа. Простите что я отправилась искать Вас, но я не могла больше ждать. Я узнала кое-что... В Башню прибыли две богини, одна из которых носит метку Великого Мастера, а другая чистый свет творения. Сияющая госпожа не выходит из Золотого сада, где юноша учит ее добру, стальная владычица царствует, но ей лгут. Города во всей Вселенной приходят в упадок, идеи гибнут, врата в мир мертвых открылись, и холод из них пожирает даже самых сильных и стойких. Империя товарища генерального секретаря пала, но он скрывает это от одетой в пламя и бронзу. Простите меня, госпожа.
Она бьется лбом о землю.
- Я знаю, что все это требует Вашего немедленного вмешательства, и все-таки я прошу у Вас помочь мне. Я знаю, что моя жизнь жалка и ничтожна перед всей Вселенной, но я должна спасти моего младшего брата. Его зовут Ксу Фей, и он запутался... Если не предупредить его, то и он, и все что осталось от моего народа, всё наше знание погибнет... Но меня даже не пропустит через границу...
* Юй - Нефрит по китайски.
Отредактировано 11.11.2018 в 01:15
171

Елена Yola
10.11.2018 17:52
  =  
"Учитель, я обещаю, что когда-нибудь я обрету цельность в переменах и свободу среди звезд. Но я всегда буду смотреть вниз..."Девочка позволяет увести себя в Башню. Идет с каменным выражением лица, высоко подняв голову. Богини не плачут.
А счет к Александру все растет и растет; и теперь к нему прибавляется еще и жизнь старого мудреца, и судьба всего Нефритового народа.

Инь Юй не мешает Ксу Син воздать все полагающиеся почести; на этот раз она смиренно несет бремя своей божественности. Должно быть, девушка говорит о Четвертом Кодексе?
- Ксу Син, наследие Нефрита - не только память о твоем народе. Это лекарство для будущего мира. Нельзя, чтобы оно было утрачено, и оно не должно попасть в руки ни Золотого князя, ни слуг Тьмы. Что я могу сделать? Помочь тебе пересечь границу окрестностей Башни? Отправиться вместе с тобой? Говори, не смущайся! Слишком многое стоит на кону.
172

DungeonMaster Магистр
11.11.2018 01:32
  =  
- После того как мой народ истребили боги...
Ксу Син запоздало прикусывает язычок. Она еще никогда не говорила этого так прямо. "Разгневались", "произошла перемена", "случился конфликт"... А тут - сорвалось. Глупая, глупая девчонка! Боги не любят напоминаний о подобных делах, а тем, которые любят, лучше вовсе не попадаться на глаза. Инь Юй была так добра, так заботлива...
Девушка сильно стукнулась лбом о землю, надеясь, что звук удара покажет, насколько сильно она сожалеет о сказанном.
- Те кто пережил справедливое наказание живут очень изолированно. Никого к себе не пускают. Ксу Фей не совсем мой брат... Он мой двойник, которого наш первый господин здесь, Ли Ху, создал чтобы мы ублажали его. Но Ксу Фей был непослушным и злым. Потом с нами сделали плохое и разлучили. Я не видела его много веков. Ксу Фей злой и жестокий, потому что с ним сделали плохо. Но мы одной крови, и я должна спасти его и отвести в Башню пока всему не настал конец... Простите, госпожа. Я знаю очень дерзко умолять Вас спасти одного плохого человека, да еще и жалкого раба к тому же. Я предлагаю Вам в качестве жертвы свою вечную молодость - единственное что имею, и мою флейту. Но я прошу Вас посетить со мной Бесконечный город. Без Вас меня просто убьют.
173

Елена Yola
11.11.2018 01:36
  =  
- Я знаю, - коротко говорит богиня, не объясняя и не оправдывая деяние давно минувших лет. - Времена меняются, Ксу Син. То, что было разделено, теперь должно соединиться. Я помогу тебе. О жертве поговорим потом. Идем.
174

DungeonMaster Магистр
11.11.2018 04:05
  =  
- Слушаюсь, госпожа! То есть спасибо, госпожа!
Ксу Син слабо улыбнулась и прошлое читалось на лице ее как камни на дне реки поблескивает сквозь толщу воды. Она так давно не была дома... Так давно не была в месте хоть отдаленно напоминающем дом... Поэтому ее голос дрожал от волнения, ей не давался энтузиазм и каждую секунду казалось, будто она совершает непростительную ошибку.
"А если я отвлеку богиню - и из-за этого мир погибнет?" - Думала она. И отбрасывала вновь и вновь худшую из мыслей.

А где-то в Москве Гидра подошел к запертой двери. Легко сжал щупальцем дверную ручку, готовясь сорвать ее... Принюхался. И медленно направился вниз по лестнице.

Елена Сергеевна Суворина исчезла из собственного дома. Варвара, которая не спала и нарочно следила за дверью, не представляла как ее матери удалось выскользнуть из дому - но оказалась достаточно умна, чтобы не обращаться в розыск.

Просто направила сообщение на СМС, сообщение, полное горячих слез и просьб вернуться...

Телефон брякнул в соседней комнате.

Тебя больше не было.

Тебя больше не существовало.

А скоро не станет и всего остального.
Конец. Вот мы и закончили личную ветку. В принципе на этом можно было бы поставить точку (я нарочно создал историю так, чтобы ее можно было не заканчивать на случай если все пойдет не так).
События в Городе - сыграем в новой ветке "Рожденные в нефрите" тебе там будет стоять звездочка, когда я напишу первый пост.

Очень интересная и напряженная ветка. "Подготовленная испытаниями и откровениями", Елена долго искала себя, и под конец нашла, долго не понимала как именно действовать, но в конечном итоге-таки сделавшая свой выбор. В процессе, не раз меня удивив. И не два.

Рвущая душу концовка, когда добро внутри персонажа оказалось сильнее желания быть счастливой - это очень, очень сильно.

Отредактировано 11.11.2018 в 04:10
175

123456
Партия: 

Добавить сообщение

Нельзя добавлять сообщения в неактивной игре.