[DnD 5e] Мир Четырех | Последний Рубеж | ходы игроков | 🌕 Идущие путём Облачного Зубра

 
DungeonMaster Debaff
22.11.2021 19:30
  =  
Отряд Карающей Длани Святой Матери Нашей – Церкви Спасителя. Начало.

Отец Клемент – неоднозначный инквизитор.

Когда сам Старший Инквизиции желает видеть простого экзекутора второго ранга, коим являлся Отец Клемент – не блиставшего, но подававшего надежды на неплохие операции, которые тот мог, в будущем, провернуть, это значит, что совершилось что-то невозможное. Его заметили. Во время приёма Старший похвалил Клемента за его усидчивость и стремление проявить себя с лучшей стороны. А потому он, Старший, которого на самом деле звали отцом Нареном, решил, что лучшим испытанием для Клемента будет искоренение очередной опасной и мерзкой ереси, что свила себе гнездо не где-нибудь, а под носом у Церкви – Уиндинморке, где совершают свои богопротивные и еретические ритуалы, воруют детей, скот и грабят караваны.

— А вот, смотри, донесение сельского старосты, зачитываю, — Старший раскрыл небольшой свиток, который лежал на его столе, — "Зрел собственноручными очами…" — Интересно, а это как? Кхм, неважно. — "…Как друиды превратились в волков на огромных лапах, числом шесть…" — Опять же, непонятно, шесть волков или лап? — "…И уволокли в лес пятерых малышей в возрасте десяти лет, чтобы совершать ритуалы свои еретические. Прошу принять меры и подвергнуть их суду праведному." — Ну, как тебе? И такие сообщения приходят ото всюду. Теперь, ты понимаешь, с чем тебе придётся бороться? Но ты пойдёшь не один – у тебя будет свой отряд и поддержка всей нашей Церкви. Но отряд не должен быть большим. Тебе хватит трёх спутников, поскольку не нужно привлекать много внимания: твоя цель – это выяснить их мотивы. Уничтожать их надо только после этого. В твоё подчинение дам одного монаха, которому пора пройти боевое крещение. Он пока не столь опытен, но уже проявляет себя, как отличный боец. Присмотри за ним. А завтра ты телепортируешься в их столицу, там тебя встретят и дадут больше информации. Ну, ступай с миром, инквизитор. И да прибудет с тобой Спаситель!


Аримар Ворон — из грязи в… монахи?
Пришло время для первого боевого задания этому парню – решили его наставники. Да и дело нашлось ему подходящее – Старший запросил подходящего кандидата на борьбу с ересью в Уиндинморке, и он его получит.

Анатэй Дамнос – гонимый, но твёрдый.
Прелат Авем вызвал как всегда спокойного и бесстрастного тифлинга, чтобы сказать ему буквально несколько фраз: "С этого дня ты переходишь в подчинение к отцу Клементу. Не знаешь, кто это такой? Ничего, узнаешь. Завтра пополудни тебя позовут в мой кабинет, там пройдёшь инструктаж. А теперь иди отсюда." Тифлинг понял. Он придёт.

Ярвем Шинбей – тавр-паломник
Нечасто Инквизиция обращается за услугами минотавров в качестве следопытов и проводников. Но сейчас, видимо, им позарез понадобился такой. А Ярвем, который уже почти отправился в паломничество, как раз пришёлся кстати – племени не только не нужно было посылать кого-то другого, но и сам Ярвем мог выслужиться перед экзекуторами, и тем заслужить заветный пропуск в Святую Область. Уже на следующий день он был в столице Уиндинморка, городе Хайермолф, а сопровождающий его неврачный инквизитор вёл его прямиком в местное отделение Карающей Длани.


Отец Клемент и его новый спутник, Ворон, с помощью круга телепортации (расстояние было весьма приличным, а потому пришлось использовать его не один раз) добрались до Уиндинморка, то в здании, которое окружало это причудливое магическое сооружение, их уже ждал глава местного отделения инквизиции вместе со своей свитой:
— Доброго дня вам, слуги Спасителевы! Меня зовут отец Авем и именно ко мне вас и послали… Прошу, пойдёмте, нам есть, что обсудить. — Жестом он пригласил к выходу.

А тмфлинг по имени Анатей смиренно ожидал зова прелата у кабинета последнего.
Теперь я жду с каждого вступительный пост. Опишите своего персонажа, страхи, намерения, в общем, всё, что посчитаете нужным для представления персонажа. Заявок каких-то можно не делать, тогда следующим постом окажетесь в пункте назначения.

Удачи!
1

Аримар Ворон loraxino
23.11.2021 00:42
  =  
Высокий мужчина вышел из рамки портала следующим после Отца Клемента.

От его руки, лишь на запястье скрытая повязками по типу бинтов и оплеткой из кожи, и до самого лица с переходом на грудь, проходит огромная татуировка, изображающая то-ли побеги дикого растения, то-ли некоторые священные символы, то-ли завихрения стихии ветра, которые так любят изображать художники на своих картинах, а, возможно, даже и крылья дракона, готовящегося обрушить свою невообразимую мощь на смертных. Кто знает, что в действительности хотел показать мастер...

За спиной у него не очень большой рюкзак, а так же закрепленный за него посох, причудливо изукрашенный символами, похожими на те, что на тату. Обычные тканевые штаны, закрепленные довольно удобным поясом, и сапоги, которые явно повидали многое. Многое, но далеко не все.

Лицо... Бывают люди, на которых без страха не взглянешь. Бывают и те, которые одним своим видом вызывают непреодолимое желание узнавать о человеке больше и больше. Третьи вызывают полнейшее отторжение. И еще многие и многие лица, которые мы часто встречаем в жизни. Аримар же вполне обычен. Он не слащав, и не красив, но и уродом его назвать можно только с большой натяжкой. Абсолютно лысая голова, тату на пол-лица, явно не один раз сломанный нос. Видно было, что жизнь сильно его помотала, но глаза... Они изучали буквально вселенскую доброту и сопереживание.

Его можно было бы назвать щуплым, худым, слабым. Но внимательный взгляд может различить тугие канаты мышц, пронизывающих буквально все его тело, его легкую походку, с которой он, буквально, парил над землей, и легкое покачивание корпуса, не дающее полностью сфокусировать свой взгляд. Все это явно выдавало в нем бойца, и довольно опытного.

"Итак, вот оно, первое задание. Наконец-то. Теперь я готов, главное - не ударить в грязь лицом и показать все, на что способен! Наставник не должен быть разочарован. Да и Клемент выглядит как человек, с которым можно работать, и очень даже успешно. А вот от дела этого попахивает, и очень даже, надо быть крайне аккуратным во всем." - мысли в голове монаха менялись с огромной скоростью. Быть может, это последствия такого большого количества портальных переходов, а может и мандраж перед первым серьезным заданием? Все может быть.

- Приветствую Вас, уважаемый отец Авем! - Аримар легко кланяется, собирая руки в традиционное приветствие монашеского ордена - кулак, костяшками бьющий в раскрытую ладонь. Распрямляя спину, монах смотрит на Клемента, как бы намекая, что именно инквизитор здесь главный.




Ну, как говорил Юра: "Поехали"

2

Отец Клемент Major fortuna
23.11.2021 20:29
  =  
Отдышавшись после очередного перемещения статный инквизитор в изящной рясе под которой была едва заметна кольчуга осматривал всех присутствующих цепким взглядом зацеплявшимся то за тифлинга как ни в чем ни бывало стоящего в одном помещении с Прелатом, то за заходящего в здание тавра. Разумеется церковник знал о лояльности быков Империи, но все же увидеть представителя их племенного народа здесь это большая редкость.
Впрочем, вопросы могли подождать. Авем наверняка введёт его в курс дела и без них, а с порога портить отношения не стоит. От исхода этого задания зависит его будущее. И лишь подьем по иерархической лестнице даст ему доступ к информации о проступке его наставника который по очевидным причинам не стал достоянием общественности без уплаты слишком высокой цены. Посему сразу после короткого приветствия мужчина прошёл дальше
-Очень приятно, моё имя Клемент.
3

Ярвем Шинбей MidnightSun
24.11.2021 14:41
  =  
Пресвятые духи, что за место! Небо так высоко, что не дотянуться. Дома - камень! Земля под копытами - камень! И люди ходят меж этого всего, будто не замечают, будто так и должно быть!

Ярвем никогда не видел ничего подобного. Прежде он бывал в деревнях и поселках, но они меркли в сравнении с настоящим городом. А ведь это всего лишь Хайермолф - говорили, что в Святой Области города и того больше. Неужто там даже небо сделано из камня?

Пока Шинбей глазел по сторонам, дивясь обилию людей, тому как они кутаются в слои тканей, тому как ведут себя, как много незнакомых цветов, звуков и запахов вокруг, город глазел на него. Рослый молодой бык, плечистый, с аккуратной светлой шерстью, которая не могла скрыть завидного рельефа мышц. Тонкие серебристые линии татуировок и племенных узоров на руках и ключице, ничего не значащих для горожан, но способные рассказать всю историю тавра тому, кто умел читать символы. Густая грива буланой масти, спускающаяся от морды по плечам, спине и груди, более темная, почти гнедая, шерсть от копыт до бедер. Перекинутый через плечо длинный килт грубой шерсти, висящее на шее ожерелье из клыков и когтей добытых им когда-то животных и побежденных врагов, поясная сумка на ремне да секира, почти в рост тавра, за плечами - вот и все одеяние Ярвема.

Он путешествовал налегке не столько по выбору, сколько потому что не имел за душой ничего, кроме добытого собственными руками и умением. Такова была судьба Шинбея, идти не следами предков, а собственной, неизведанной тропой, которую озарили духи, открыв тавру будущее. Мысль о предназначении успокаивала Ярвема, помогала ему спокойнее переносить смену обстановки и внимание окружающих. Пускай сейчас люди шептались за спиной тавра, разглядывая его диковинный вид, но однажды они будут рукоплескать, говоря "вот идет герой, что спас всех нас!"

Меньше месяца прошло с тех пор, как Ярвем покинул родное высокогорье, а он уже увидел больше, чем за предыдущие 20 лет жизни. Удивителен был и мир вокруг, сменивший скупое одеяние степей на пестрые наряды равнин, удивительны были человеческие поселения и возделывающие поля животные, проложенные между деревнями дороги и груженые обозы, плетущиеся по ним. А самым необычным было то, что хоть люди равнин и поклонялись Зубру, они представляли его в образе человека. Старейшины предупреждали Шинбея, что Спаситель принимает разный облик и следует чтить его с любым лицом, но видеть могучего воина в столь хрупкой форме все равно было странно. Зато воин быстро оценил комфорт большого мира. Появление тавра естественным образом привлекало внимание, и некоторые из крестьян старались оказать стражу духов должное гостеприимство, что значило бесплатную миску горячей похлебки и кружку пива в трактире. Признаться, еда тут была весьма не дурна и, главное, разнообразна, что выгодно отличало равнины от родного края.

Обмолвившись о своем паломничестве, Ярвем выяснил, что это не только ответственное, но и почетное занятие. Паломникам полагался ужин при храмовой кухне да лежанка в келье, и Шинбей искренне не понимал, почему другие жалуются на жидкий суп и блошиный угол. О чем было жаловаться, когда у тебя была почти сухая охапка сена, защищающая от дождя крыша над головой, а стены не не пускали внутрь холод? Сытая жизнь избаловала людей равнин, сделала мягкими и капризными, все время хотели большего и не могли удовлетвориться тем, что имели. Наверное, поэтому они и придумывали себе звания, титулы и сложные, ускользающие от понимания тавра правила поведения, потому что их-то можно было городить до небес.

Многие тонкости отношений между людьми ускользали от Ярвема, он только понимал, что чего-то не понимает, а вот что именно не понимает, уже не понимал. Потому тавр хотел, добравшись до Хайермолфа, встретиться с родичами из легиона, чтобы расспросить их о житье на равнинах. Уж они-то точно должны были знать тонкости этого мира. Но сразу сделать это было не суждено - услышав призыв инквизиции, Шинбей не мудрствуя решил, что это знак духов, которые указывают ему путь. Они отправили его в паломничество и теперь они указывали ему на отходящую в сторону тропу. Значит, нужно было откликнуться и помочь церкви, и не так уж было важно, что именно предстояло делать, но если представится шанс сразиться с врагами племени, тем лучше. Молитвы молитвами, а если вовремя не проломить врагу череп, молиться придется на могилах.
Отредактировано 25.11.2021 в 02:15
4

Пришёл назначенный час. Оторвись от самобичевания - очищение души умерщвлением плоти не стоит себя, по час когда отсрочивает исполнение воли несущих Его знак. Сложи инструмент очищения - его время ещё придёт. Встань с колен, прикрой срамоту истерзанного нагого тела. Тела, рождённого грехом и от греха, и во грехе несущего бренное бытие. Накинь капюшон. Пусть мрак сокроет твоё уродство, пусть небеса не видят, какая погонь марает землю под ними. Займи проклятые длани свои чётками. Храни счёт каждого слова, каждой мольбы о прощении, и сохранишь надежду на услышание. И пусть звенит колокольчик - пусть упреждает народ о том, что идёт по землям их. Следуй куда приказал хозяин. Ступай по грешной земле противными бытию стопами, ведомый словно заблудший скот божественным сиянием. Лети словно глупый мотылёк, и сгори в очищаемом Его пламени. Пройди тропами. Дороги даны божьим тварям, не отродью бездны вроде тебя. Считай. Шаг - слово. Шаг - слово. Шаг - слово. Шаг - слово. Шаг - слово. Слово... Пой их для Него. Не громко. Не мешай тем, кто идёт во свете Его, а не во тьме как ты. Склони голову. Ощути вес грехов твоих на челе твоём, как лежит на плечах тяжесть скверны, камнем на горле утягивает в голодную преисподнюю. Входя в святой дом слуги Его, поклонись. Благодарности твоей не хватит, чтобы отплатить за разрешение осквернить своим противоестественным присутствием залы его. Пройди к покоям, что указал тебе хозяин. Не дай видеть себя слуге и любому иному, кто есть в доме том. Не порочь их очи своей богомерзкой формой. Скройся пред кельей, и жди зова господина своего. За ожиданием не умолкают пусть молитвы твои. Пусть болит горло и немеет язык, и лишь когда позволит господин иль когда кровь польётся из уст твоих сможешь ты умолкнуть. Сотни раз повторены слова истины, и возвернулся хозяин, и привёл того, кому ты послужишь. Склонись пред ним как низкий раб, как должен склонятся грешный пред благословенным. И назови в знак приветствия стих, и поцелуй пальцы указательный и средний, и начерти ими в воздухе знак святости, и возьми с груди и поцелуй знак тот же, воплощённый в серебре.
– Пьетро, один-пять-четырнадцать. "Приветствуйте друг друга поцелуем братской любви. Мир всем вам, кто спасён." – Пропой пророческие строфы чуть охриплым гласом, поклонись вновь. Храни улыбку. Ты блажен ибо в указанный час стоиш в указанном месте пред указанными господами. Жди удара. Когда слова, пусть и слова святцов, сказаны не в свой час, гнев люда неотложен. Будь готов принять его, и подставить другую щёку, когда эта будет разбита.
5

DungeonMaster Debaff
26.11.2021 06:59
  =  
Отец Авем не стал терять времени зря и направился к выходу. Вслед за ним направились Клемент и Аримар. Выйдя на улицу, они обнаружили себя на небольшой кольцевой площади — здания стояли вокруг как бы стеной, создавая узкие проходы между своими смыкающимися стенами. Строения были полностью сделаны из камня, а площадь – аккуратно выложена брусчаткой. К удивлению обоих, идти пришлось не столь далеко – прямо напротив этого небольшого здания, из которого они вышли, оказалось отделение инквизиции. Оно тоже было не столь большим (конечно же, без учёта подземных этажей) и достаточно скромно оформленным, что, впрочем, было даже хорошо – никаких излишеств слугам Спасителя не было нужно. Войдя внутрь и обнаружили внутри зал Ожидания – это была комната, стены которой были буквально пронизаны дверями. "Тюрьма", "Казармы", "Дежурный", "Уборная", "2 этаж", "Прелаторская" – гласили надписи на дверях. Здесь были и простые скамьи, на которых, сейчас, к немалому удивлению Клемента, да и Ворона, сидели две удивительные личности и одна чуть менее удивительная. Тавр, под которым скамейка опасно прогнулась, тифлинг (!) с синеватой кожей, смиренно склонивший голову в приветствии, сидя около двери с надписью "Прелаторская". И какой-то инквизитор (вернее, как определил Клемент, послушник), сидящий около могучего тавра.
Оставляю место под социалку. Можете обменяться парой-тройкой реплик друг с другом и с Авемом.
6

Отец Клемент Major fortuna
28.11.2021 10:16
  =  
Прибыв в нужное помещение Айтрин не медля начал разговор с интересными личностями судя по всему являющимися его спутниками.
-Приветствую, думаю мне стоит представиться вновь. Я Клемент, полномочный инквизитор. - На мгновение взгляд Экзекутора остановился на тифлинге среди всей пестрой компании - Неужели кто-то из вашего рода добился уважения в святой церкви достаточного для того что бы быть здесь, Впечетлен!

Медленно захожу в Прелаторскую
7

– К сынам Филипа, один-четыре-тринадцать. – Инквизитор признал тебя достойным прожить ещё время. Будь благодарен. Склони голову ниже, словно силясь полабызать сопоги его. Ответствуй, точь в точь цитируя слова святых бумаг, писаных руками великомучеников.
– "Всё сумею я силою, даруемой Им." Очи этого грешного раба Спасителева полнятся счастьем, взирая на ваше благочестие. – Польсти. В том нет великой лжи. Всякий, на кого взирают очи твои и кто не жаждет видеть их выколотыми для тебя благодетель.
– Но этот богомерзкий сын греха не имеет почёта, коего не заслуживает. Почётно имя рода, петнаемого этим проклятым низшим. – Объяснись. Покажи страх, который должен испытать. Упаси доброе имя господина и всех прихожан с ним. Не позволь их святости заподозрить добрый народ и праведных пастырей в ереси, подобной попустительству тебе подобным отродьям. Твоя жизнь - милость Спасителя, решившего испытытать твоим противоестественным рождением почитаемый древний род, и тем спасшего твою никчёмную душу от отправления в пылающую бездну сразу по прибытии в мир сей.
– Этот бесоустый богохульник ввёл вас в заблуждение. Простите его. –
8

Ярвем Шинбей MidnightSun
29.11.2021 14:05
  =  
Ярвем в замешательстве смотрел на тифлинга, пытаясь уследить за его речью. Морда тавра была не самой выразительным холстом в мире, особенно для представителей других народов. То взлетающие вверх, то опадающие ухи, дрожащие ноздри, шумный выдох, медленный вдох. И только взгляд был совершенно человеческим, простым и понятным.

- Почему-у так говоришь? - Негромко спросил тавр у Анатэя, прогудев кузнечным мехом, - Кто подлец? Кто опозорил твой род?

Сообразив, что если он будет и дальше шептаться с Дамносом, инквизитор может посчитать это неуважением, Ярвем поднялся со скамьи и сделал шаг вперед, глухо стукнув копытами о каменный пол.

- Ярвем Шинбей, - тавр приложил раскрытую ладонь к груди и нарочито медленно опустил голову. В иной ситуации это могло бы быть устрашением - заостренные концы витых рогов теперь смотрели прямо на людей, - В вашем языке это значит Утренняя Звезда. Моя честь служить тебе.
9

Аримар Ворон loraxino
29.11.2021 14:45
  =  
Зайдя в комнату Аримар был в замешательстве. Он встречал пару раз тифлингов за время своей службы, но чтобы такой был в стенах церкви, да еще и не в кандалах, это что-то необычное.
"Наставник что-то говорил об их демонической природе и о том, что стоит опасаться их речей, потому что они полны лжи и фальши. В данном случае, правда, от него чувствуется скорее легкий налет безумия... Но, раз уж он стоит здесь, значит есть у него на то право, дарованное Церковью."

- Приветствую! - Кулак в ладонь и легкий поклон в сторону тифлинга, - Моё имя Аримар Ворон.
А мысли монаха тем временем переносятся на тавра.

"Но да ладно тифлинг, а эта огромная гора мышц сильно смахивающая на быка но в более гуманойдном облике... Да он же одним движением может не то что подкову сломать, а целый прут металла скрутить в бараний рог. Не дай Спаситель, заиметь такого врага. Но, судя по всему, он здесь для того же, что и мы. А значит, в отряде появился еще один могучий воитель, что, в общем и целом, способствует успеху миссии."

- Приветствую и тебя, Ярвем! - Такой же жест и поклон тавру. - Аримар Ворон, приятно познакомится.
10

DungeonMaster Debaff
29.11.2021 22:35
  =  
— Ладно, пройдёмте, — Поторопил начальник, — Мне нужно многое вам рассказать.

Он открыл дверь и все остальные проследовали за ним. Кабинет оказался довольно просторной и с комфортом обставленной комнатой: здесь было более чем достаточно мебели — столов, тумб, шкафов и кресел. Жестом инквизитор пригласил своих гостей усаживаться.

— Значит так. На публику я этого не говорю, но от вас смысла скрывать нет, — начал он, — ситуация очень плачевная. Друиды, а именно с ними вы официально будете бороться, это лишь частное проявление. Всё намного сложнее. Людям надоели старые порядки, и этим воспользовались нечистые на руку и на сердце еретики, переманивая их на свою сторону. И это происходит повсюду. Вам должны были рассказать про то, как действуют друиды – так вот, это то, что мы распостраняем среди населения. Сами еретики говорят, что они, дескать, распространяют истинную веру – в духов, в природу, в какие-то свои ритуалы. И они в чём-то правы, хотя, разумеется, поскольку они еретики, то они скрывают свои тёмные и богопротивные деяния. А мы наоборот, выводим их на чистую воду.

Он немного помолчал, собираясь с мыслями.
— Ещё вчера мне доложили, что в городе зафиксирована вспышка некой болезни… — Его голос стал более сухим. — И я думаю, нет, я уверен, что это происки нашего врага. Поэтому я считаю, что первой вашей задачей должна быть борьба с этой заразой, пока она не достигла критических масштабов. Сейчас о ней ничего не знают, но, скоро, поверьте, начнётся паника и разбой на улицах. А потом трупы начнут подниматься, да… В общем, что вы знаете о Сточной Чуме?
Про чуму – бросок Истории со сл. 10. Можно и нужно кидать во Флуде.
11

Ярвем Шинбей MidnightSun
05.12.2021 06:41
  =  
- Я знаю-у-у! - с энтузиазмом подал голос Ярвем, услышав знакомые слова. Он волновался, желая показать важным священникам, особенно прелату, что тавры горазды не только рогами махать, и от этого растягивал гласные окончания слов, - Чума-а живет на гнилых болотах, где нет бегущей воды и умирают звери. Чума очень заразна, дотронь до больной воды, сам заболеешь. А лечени' нет. Только если 'тсечь чем коснулся. Иначе смерть. И сам зарази всех. 'днажды был чумной бег. Тварь болот поб'жали в разные стороны. Где шли, все 'мирало. Пришлось с'бирать воинов, чтоб прекратить. Тогда много зверей п'гибло, кто не сб'жал, а других пришлось д'бить. Сжечь потом, чтоб з'раза не шла...

Желая быть как можно более полезным, тавр начал говорить отрывисто, глотая словосочетания и отдельные звуки, выдавая все, что приходило ему в голову. Чем дальше он говорил, тем более неловко себя чувствовал, тем быстрее он продолжал говорить, пытаясь вспомнить что-то еще, что могло бы быть полезно. Он не был уверен, что понял все, что говорил прелат, речь человека была очень ветвистой, и Ярвем быстро перестал понимать кто те еретики, что притворяются друидами и почему друиды не еретики, если они еретики, при чем здесь болотная чума и почему ее скрывают и если все скрывают еретики, то почему тогда что-то скрывает церковь, ведь они не еретики. Тавру казалось, что остальные все прекрасно понимают, и только он, не привыкший к местному наречию, пропускает что-то важное. Почувствовав, что сейчас окончательно запутается, варвар стушевался и закончил рассказ извиняющимся тоном.

- Мне... так рассказывали, я... тогда не родился. Вот , - оставалось надеяться, что он, все-таки, угадал с тем, что от него ждали люди, и рассказал то, что должен был.
12

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.