Libera me: Redemptio | ходы игроков | II -- Quando Judex est venturus.

12
 
В ночь перед поломничеством Флеминг отважился на то, что откладывал с самого вскрытия Либертас. Он знал, что ему придётся это сделать рано или поздно. Знал, и от того трепещал ещё больше. Убедившись, что двери и окна закрыты так плотно, как только могут быть, милосердный упер взгляд в специально вычещенную по случаю ампутационную пилу. Из неё в ответ ему смотрел безучастный кожаный клюв. Впервые за годы руки лекаря тряслись. Впервые за десятилетия он зажмурился, боясь видеть то, что вот-вот откроет миру. Отказавшимися сгибаться пальцами милосердный поддел застёжки ремней. Вдох и выдох отдались в плотной маске, и в следующий миг она уже неслась к досчатому полу. Глаза в отражении распахнулись.
• • •
– Наиболее эффективно будет продвигаться с умеренной скоростью. – Флеминг прощался с жителями Таранто напряжённо, оставляя пациентам последние напутствия и призывая горожан не паниковать, что бы не случилось в отсутствие воцерквлённой триады. Дону и донне Боске было дано отдельное, по тону чуть смахивающее на угрозу обещание "сделать всё возможное, чтобы Уго вернулся домой живым.".
– Скорость шага не замедлит нас так, как это сделает засада. Тем паче, прибывать в Обитель к ночи да ещё и вымотанными явно не поспособствует выживанию. –
Флем за вариант В).
31

Каталина де Лопез Digital
18.12.2021 18:32
  =  
Что до Каталины, она была рада наконец заняться простыми для неё вещами. В Таранто её держало только гостеприимство семьи, её приютившей, да желание помочь по мере сил его жителям. Однако им сейчас требовались не столько меч и щит, сколько утешение и поддержка – чего, увы, Ревнительнице не хватало даже самой. Так что сейчас воительница бодро маршировала по дороге, ведущей к Обители Безмолвной Молитвы. Действие как концепция ей было более понятной вещью. Так что она даже не стала возражать, когда Флеминг предложил не спешить. Главное, что в конце путешествия ей наверняка найдётся дело.
— Почему бы и нет. Я согласна с братом Милосердным, спешить ни к чему. Если мы придём туда обессилевшими, то нас могут застать врасплох отродья Греха, что засели там, — кивнула девушка.
Каталина за вариант В.
32

Никодим Kravensky
19.12.2021 15:21
  =  
Кивнул монах словам солдата и на плечо тому руку положил:
— Я понимаю.
Свихнувшийся сержант сидел, конечно, в памяти, но Никодим и сам невинным не был. И себе когда-то такие же слова говорил. Даже если дезертир убийца и не остановится, он хочет поверить, что остановиться можно, и потому не безнадёжен.
— Ночлег, — указал посохом на свет в окне. — Говорить буду я. Монаху скорее откроют.
Пропустил бойцов вперёд себя. Вера верой, но не зря "Трактат о Поведении в Обществе" советовал: "Сомневаешься — бди!". От Серхио бывший рядовой тоже подвоха не ждал. И, возможно, мог предотвратить беду, чуть больше внимания уделив ветерану. Повторять ошибку Никодим не собирался.
Напрашивается в гости, следит за солдатами, чтобы хулиганить не начали.
Отредактировано 19.12.2021 в 15:22
33

Уго Боске Комиссар
19.12.2021 18:21
  =  
Решение отправиться в Обитель Беззвучной Молитвы казалось самым правильным в сложившихся обстоятельствах. Однако, Уго не покидало ощущение, будто бы он упустил из виду некую важную деталь, которая могла бы помочь поймать злодейку. К примеру, случайностью ли было то, что в последний раз искусительница проявила себя рядом с домом и садом донны Канделарии? Может, где-то там и находится логово грешницы? Конечно, было бы странно и нелепо подозревать бывшую хранительницу Таранто в связи с чем-то нечистым. Но в то же время, она годами каким-то образом "не замечала" "гнильцу" своего пасынка Леандро. Пригрела "змеёныша" на груди, который, фактически, устроил мятеж. Кроме того, не стоит забывать и о служанке Алессии. Её желание избежать последствий собственной блудливости вышло боком тому, кто взялся ей помочь. Не нужно быть дознавателем, чтобы понять простую вещь: Алессия "залетела" от Леандро, а донна Канделария, как любящая мать, попыталась это дело "замять", чтобы не допустить огласки. И всё это стало причиной ужасной, мучительной гибели доброй женщины Эльвиры.

В конце концов, скорее для очистки совести, чем в надежде на результат, Уго изложил свои соображения Диего с предложением поискать грешницу в доме и в саду донны Канделарии. А заодно приглядеться к дважды согрешившей Алессии, не появились ли на её теле признаки обращения в чудовище.

Прощание с родителями вызвало на сердце щемящую тоску и даже желание никуда не уходить, оставшись дома. Но юноша пересилил эту минутную слабость в себе. Сейчас самый удачный момент, чтобы уйти. Защита города от потенциальной угрозы - удобный предлог. А господа церковники смогут обеспечить относительную безопасность. Разумеется, за всё надо платить и Уго не испытывал никаких иллюзий на этот счёт. Выполнять всю черновую и грязную работу в пути - обязанность самого молодого члена отряда. Вполне приемлемая цена. Если же не уйти сейчас - другого такого шанса повидать мир, прославиться и научиться чему-то новому может не представиться уже никогда.

- Конечно, мама, я всегда буду хранить твой защитный оберег на груди, твой родной образ - в голове, а твои мудрые наставления - в сердце, - с улыбкой ответил Уго. - Будь уверен, папа, я приложу все силы к тому, чтобы носить данное мне при рождении имя с честью. Однажды добрая молва об Уго Боске из Таранто обязательно достигнет твоих ушей и тогда ты с гордостью сможешь сказать: "Это мой сын!".
Обняв родителей, юноша добавил:
- Благодарю за всё хорошее, что вы для меня сделали и прошу прощения за все хлопоты, что мог доставить по своей вине. Мне не в чем вас упрекнуть, я жил в довольстве и достатке, обласканный заботой и вниманием, и никогда ни в чём не испытывал нужды. Слава Чуду и Агнцу, что довелось родиться в этой семье. Для меня вы - лучшие родители во всём Санкторуме. Я люблю вас. Прощайте.
В конце Уго поклонился отцу и матери в пояс, помахал рукой, развернулся, и зашагал прочь.

Уже отойдя на значительное расстояние от города вместе с господами церковниками и послушав их разговоры о дальнейших планах, Уго вынужден был признать, что спешка только навредит делу. Поэтому, лучше идти обычным шагом. Впрочем, поскольку мнения парня всё равно никто не спрашивал, своё согласие он выразил смиренным молчанием.
Уго за вариант B.
Отредактировано 20.12.2021 в 10:48
34

Лязг начищенных накануне доспехов и шорох мелкого гравия под ногами отдавались от горных склонов. И чем дальше отряд заходил в горы, тем громче было эхо и тем плотнее сжималось вокруг кольцо пепельного тумана, через который всё слабее и слабее проклёвывалось солнце. Маршировавший ранее на полной своей скорости, ныне Паоло подстраивался под группу в виду недавнего пополнения, которое старался держать в поле зрения в первую очередь. То и дело поворачивалась голова в громоздком колпаке то в одну сторону, то в другую, то и дело Паоло на мгновение останавливался, прислушиваясь к окружению. О форсированном марше при таком поведении не могло идти и речи, и Паоло её не заводил.
Также В.
35

DungeonMaster ЛичЪ
27.12.2021 14:44
  =  
Двигаясь не слишком поспешно и делая небольшие привалы через каждые пару часов, вышедший из Таранто отряд продвигался по серым от пепла равнинам и постепенно приближался к предгорьям Лествицы Небесной. Один раз они пересекли множество следов каких-то копытных животных - хотя в том, что это просто животные, уже не было такой уверенности после встречи с Матео, так что благоразумным решением оказалось взять небольшую дугу в ту сторону, откуда пришло неизвестное стадо. В другой раз начинающее темнеть небо заставило путешественников укрыться под ближайшим навесом для скота, брошенным хозяевами и их питомцами, что тоже не оказалось лишним: разыгралась настоящая пепельная буря, в которой запросто можно было потерять друг друга и сбиться с пути... Но к концу первого дня пути вздымающиеся вверх вершины еще лишь синели вдали, а не громоздились над головами наших героев. Так что когда пришла тьма, им пришлось разбить походный лагерь вдалеке от предстоящей цели.



К счастью, в этой пустынной местности можно было найти пару вязанок хвороста, чтобы разжечь огонь для тепла и приготовления нехитрой пищи, для чего хорошо подошли ветви какого-то местного кустарника . Никакой живности поблизости, кажется, не было - только непродолжительное время слышался странный звук, напоминавший волчий вой, но через некоторое время он ослабел и стих. Возможно, это был просто ветер.

Теперь у каждого было полчаса-час на какие-то личные дела перед отправкой на покой, а затем - тревожный сон у затухающего костра во тьме посреди пустошей.



...Никодиму и его непрошенным спутникам также предстояло устраиваться на ночлег. Теплый огонек, обративший на себя внимание монаха, оказался затянутым бычьим пузырем оконцем маленькой хижины, к которой примыкал небольшой загончик для скота. Приближение странников вызвало оживление в загоне, откуда послышалось меканье - похоже, хозяева этой хижины держали нескольких коз. Немного помедлив и взвесив в последний раз все "за" и "против", Никодим постучал в обшарпанную дверь этого бедняцкого жилища, ожидая ответа.

Открыла ему молодая рыжеволосая женщина, взглянув на монаха и его спутников вначале настороженно, но затем попыталась принять менее напряженный и более вежливый вид, как и полагается при виде адепта одного из Святых Орденов.

– Кто вы, почтенные, что ищете в такой поздний час? – она осенила себя знаком Древа, приложив к груди ладонь с раскрытыми пальцами, обращенными вверх.
– Ночлег ищем. – хрипло ответил солдат с алебардой, не дожидаясь Никодима. – Все ноги сбили в горах, а во рту и росинки за день не перепало... Пусти на постой, добрая госпожа!
– Я не... – на шаг отступила за порог женщина, оглядываясь в темноту. – Мне нужно испросить воли моего супруга! Ждите!

И она исчезла в темноте домика, прикрыв дверь и оставив монаха с солдатами устало переминаться с ноги на ногу у порога и слушать голоса коз. Но через минуту появилась снова, уже даже осторожно улыбаясь.

– Мой господин разрешил вам переночевать у нас. Я сказала ему, что усталые воины Святого Престола и мудрый монах нуждаются в крыше над головой и преступно будет отказывать им! – смущенно улыбнулась женщина, поправляя платок на голове, из-под которого выбивались медные прядки. – Проходите... Вот здесь. Я попробую найти для вас пищу...

Маленький домишка оказался разделен глинобитной стенкой на два помещения с проходом, завешенным циновкой. За занавесью (по всей видимости это была спальня хозяев) кто-то изредка ворочался и тяжело дышал, но "по эту сторону" отыскался соломенный тюфяк, внушительных размеров сундук и пара грубых скамеек, так что место прилечь нашлось каждому.

– Мой супруг приболел волею Чуда! – печально пояснила рыжая, кивая на циновку. – И не может выйти к вам. Ему нужен покой... Но я постараюсь услужить вам, мои гости. Здесь немного, но это должно утолить ваш голод.

Она принесла с собой половину ржаного каравая хлеба, несколько небольших головок козьего сыра и козье же молоко в глиняном кувшинчике. Солдаты, с трудом сдержавшись чтобы пробормотать наскоро быструю молитву, тут же принялись поглощать всё принесенное хозяйкой, не забывая однако и о доле монаха. За циновкой снова завздыхали и заботливая жена вновь удалилась похлопотать о муже.

– Ничего такая... козочка, а? – усмехнулся арбалетчик, проводив её взглядом и даже не пытаясь скрыть плотоядного взора пониже спины женщины.
– Что, козочек любишь? – фыркнул повеселевший мечник. – Козолуп грешный, ха-ха! Но эта ничего такая, не поспоришь... Видать совсем её муженек захворал, раз тут детишки не бегают по хате. Я бы её как следует, ух...
– Хорош трепаться. – поморщился алебардист, поймав на себе напряженный взгляд Никодима. – Если кто забудет про законы гостеприимства, я ему сам яйца оторву, вот этой рукой, поняли? Отбой, спать всем. И ты отдохни, монах, тебя тоже касается. Завтра будет новый день - и кто знает, что нас ждет завтра...

Никодим прилёг и будто бы только-только прикрыл глаза, но когда открыл их, то понял, что прошло не меньше нескольких часов. Лучина уже давно отгорела и внутри домика было лишь совсем немного света, пробивавшегося снаружи - быть может, Луна и звезды давали его, пробиваясь сквозь пелену пепельных облаков. Почему же монах проснулся, что нарушило его сон?

– С-святой отец! – донесся из темноты шелестящий шёпот и Никодим не сразу увидел в ней едва различимый силуэт выглядывающий из-за циновки хозяйки жилища. – С-святой отец, прошу прощения... Мне нужно поговорить с вами. Вернее... исповедоваться!


Итак, весь отряд единогласно выступил за сравнительно неспешный темп движения. Наступает первая ночёвка, во время которой можно как-то организовать дежурство у костра Если дежурство идет по очереди, то герои сохранят "статус-кво", ничего особо не теряя и не приобретая. Если кто-то один возьмет на себя большую часть "всенощного бдения", то устанет к утру, но остальные смогут поспать подольше.

У Никодима свои приключения тем временем. Дойдя до жилища, он и солдаты-дезертиры останавливаются на ночлег в домике пастухов, где наконец-то могут немного отдохнуть и подкрепиться перед сном. Никодим засыпает, но посреди ночи пробуждается, потому что слышит шепот хозяйки дома. Она хочет поговорить с ним и по всей видимости исповедоваться.
Отредактировано 27.12.2021 в 14:46
36

Уго Боске Комиссар
27.12.2021 23:24
  =  
Не смотря на то, что Уго, с непривычки, уже валился с ног от усталости, парень сделал над собой усилие и отправился собирать хворост для костра. К сожалению, лес кончился и местность вокруг была довольно пустынной, так что, набрать достаточно сухих веток оказалось проблематично. С другой стороны, в этом был и плюс - можно отойти дальше, не теряя остальную группу из виду. Кроме того, в ломких кустиках Уго с удивлением узнал одно растение, которое ранее встречал только на страницах книг-травников, но никогда - вживую. При том, что оно отлично подходит для костра, вот только уж больно колючее. В отсутствие должной сноровки, Уго успел получить несколько царапин, прежде чем догадался расстелить меховой дорожный плащ и положить первую охапку веток на него, чтобы потом завернуть и относительно безболезненно донести до лагеря.

- Нам повезло, - пояснил юноша, принеся вторую охапку и начиная разводить костёр. - Это "отшельник ломкий". Ветки легко отламывать и собирать, но и уколоться об шипы тоже легко. Растёт только вдали от людских поселений. Сказывают, венцы из побегов "отшельника ломкого" украшают головы святых, а ещё из его веток и ткани шьют власяницы. Ибо так, через боль, можно спасти свою душу от греховных побуждений.

Костёр весело затрещал сухими ветками. Сгрузив остаток хвороста на землю, Уго тщательно очистил плащ от застрявших мелких веточек, вновь завернулся в него и присел отдохнуть.

- Не сочтите за дерзость, досточтимые сеньоры и сеньорита, но мне больше не к кому обратиться, ибо, волею Чуда, наш духовный наставник уж пару недель как пропал без вести. А вы - служители уважаемых орденов Церкви и, наверняка, знаете даже больше, чем приходской пастырь. Дело в том, что меня терзают сомнения, которые не дают покоя ни днём, ни ночью. Например, об Искуплении. Как по-вашему, справедливо ли, что по вине одного человека страдает весь Санкторум? И ладно бы грешники, но ведь и невинные - тоже. И как так получилось, что лучшие люди Церкви, Папа и его Конклав, а затем и Столица, оплот Веры, первыми пали жертвами греха? Скверна распространяется от центра и до самых до окраин Священной Империи, пожирая её изнутри. При этом, не похоже, что это хоть как-то затронуло язычников. И как же так вышло, что Чудо, вот уже тысячу лет щедро напитываемое кровью и плотью праведников, из-за одного-единственного греха стало источником неисчислимого множества бед?
Отредактировано 28.12.2021 в 14:58
37

Каталина де Лопез Digital
31.12.2021 11:31
  =  
Вопрос Уго застиг Каталину врасплох. Она предпочитала не думать о том, как происходящее укладывалось на священные писания, объясняя это простой мудростью "неисповедимы пути Чуда". В другое время она бы наверное схватилась за рукоять меча с возгласом "как ты смеешь оскорблять Чудо этой ересью", но сейчас... во имя чего это делать? Ещё одна отнятая жизнь никак не поможет Санкторуму.
— Опасные ты задаёшь вопросы, отрок, — наконец негромко произнесла Лопез. — И у меня нет на них ответов. Возможно ли, что Чудо разочаровалось в нашей вере, решив, что раз даже признанный нами самым святым человеком, неспособен на жертву. И теперь через испытания учит нас самопожертвованию вновь. Что же до язычников... полагаю, им и так уготована участь пострашнее после смерти? Кто знает.

Ревнительница уставилась на огонь, задумчиво следя за тем, как потрескивают ветки в пожирающем их пламени.
— Возможно за годы покровительства Чуда, мы слишком обмякли, возгордились, — заключает она.
38

Уго Боске Комиссар
04.01.2022 22:14
  =  
- В прежние времена я бы поостерёгся вопрошать подобное, госпожа. Однако, уверен, что сейчас многие задаются подобными вопросами. Просто, как Вы уже могли заметить, я не стесняюсь говорить о том, о чём другие предпочитают отмалчиваться. Но вернёмся к существу вопроса. Другими словами, госпожа Ревнительница, Вы полагаете, что Чудо более не верит в готовность людей идти на жертвы добровольно, и теперь учит нас этому заново, обращая грешников в чудовищ и насылая их на праведников? Что ж, Вам виднее. Беда в том, что катиться в пропасть намного проще, чем карабкаться к вершине горы. Грешников гораздо больше, чем истинных праведников. Боюсь, вторые могут закончиться раньше первых прежде, чем чему-то научатся. Но даже если, с помощью Чуда, все чудовища будут перебиты, сможет ли выжившая горстка праведников восстановить былую силу и славу Империи, чтобы противостоять набегам варваров? Впрочем, возможно, именно благодаря Искуплению, последние скорее предпочтут ужасное посмертие в своём языческом невежестве, нежели оказаться в благословенных землях Священной Империи.
Если более никто не желает высказаться - предлагаю двигать сюжет далее.
39

Никодим Kravensky
08.01.2022 22:49
  =  
Не хотел Никодим засыпать. Чувствовал: беда может случиться. Во взглядах спутников и смешках их сладострасных. К тому же и сам о законах гостеприимства забывать не собирался. Хозяева поделились кровом и пищей. Стоило хотя бы осмотреть больного. Причастить, исповедовать — мало ли что. Но усталость взяла своё, как только монах глаза прикрыл лёжа.

К счастью, ничего плохого (пока) не произошло. Тишина и покой встретили проснувшегося Никодима. И шёпот хозяйки.
— Ух! А до утра не подождёт, дочь моя? Где ж ты так успела за минувшие часы нагрешить, что посреди ночи приспичило душу облегчить? Ну, пойдём, пойдём, — сдался монах. И задумался о том, когда в последний раз с женщиной наедине оставался. Давно то было, незадолго до послушничества. Понадеялся, что и правда исповедоваться хочет. Мужчиной он был статным, в дороге, да ещё и с мужем больным, всякое могло случиться. Не запятнаться бы самому.
40

– Сколь не опасны, вопросы эти закономерны и верны. – Разговор ревнительницы с Уго явно заставил Флеминга крепко задуматься, многое припомнить. Темы озвученные юношей не давали покоя и самому милосердному, хотя ранее ему удавалось прятаться от них за мирской суетой. Прятаться от ответа, который он и так знал.
– Кару за ошибки и грехи несут так часто не те, кто в них по истине повинен. Когда король объявляет войну всегда гибнут солдаты, но лишь изредка принцы. Когда сельский староста крадёт из казны не его дети голодают. Когда ошибается лекарь - страдает пациент. Грех не прикован к совершившему его, и как Агнец принёс себя в жертву ради всех нас, так же и грешник может расплатиться пред Чудом другими, коль те позволят. Именно это есть ответственность как добродетель: возможность скинуть последствия деяний своих на другого, и решение, стремление того не делать. Потому так важно придавать сомнению тех, чьей воле вверяешь свою жизнь. – С меланхолией чёрные линзы всматривались поочерёдно то в Боске то в Каталину, придавая словам из под маски вес опыта.
Всех с праздниками...
41

Уго Боске Комиссар
09.01.2022 15:41
  =  
- Всё так, господин Милосердный, - согласно кивнул Уго. - Подобная несправедливость сплошь и рядом случается среди людей. Тщеславие короля подталкивает его развязать войну с более слабым соседом ради сомнительной славы победоносца. Алчность старосты нашёптывает ему запустить руку в казну ради обогащения. Гордыня лекаря заставляет его полагать себя неспособным на ошибку и пренебречь осторожностью. Так было ещё до Чуда. Однако, наш пастырь часто говорил, что именно Агнец привнёс в наш мир закон высшей справедливости, по которому нас и судит. Ибо Он - высший Судья, непогрешимый, вездесущий, всеведающий и справедливый. Он восстанавливает попранную из-за человеческих пороков справедливость, заставляя грехи людей обратиться против них самих. Тщеславный король приобретёт дурную славу кровопийцы и мироеда, а после падёт жертвой восстания собственного народа, пострадавшего от тягот и лишений военного времени. Алчный староста однажды будет убит разбойниками, позарившимися на его неправедно нажитое богатство. Горделивого лекаря поразит мучительный и неизлечимый недуг, с которым он не будет ведать, как бороться. Быть может, далеко не сразу, а через много лет, отпущенных на деятельное раскаяние в содеянном, но это обязательно случится. С другой стороны, и верные слуги Агнца, с Его благоволения, справедливо отправляющие грешников на костёр, в конце своего жизненного пути и самих себя осуждают ко всё той же высшей мере наказания. Ибо каждый земной судья сам суду предан будет. В этом и заключается высшая справедливость, явленная Им и признанная нами. Агнец дал нам возможность отличать добро от зла и свободу вольного выбора, тем самым позволяя вершить дела как правые, так и неправые. Вознаграждая за первые и наказывая за вторые. Его же суд всегда правый, ибо Он не ошибается никогда. Так меня учили. Разве я в чём-то не прав?

Уго замолчал, глядя на огонь. Рискнёт ли хоть кто-либо подтвердить или опровергнуть сказанное? Вряд ли. Ведь всякий, соглашаясь с постулатом о непогрешимости Агнца, одним из главных догматов Церкви, по логике суждений, вынужден также согласиться и со справедливостью наказания в виде учиняемых чудовищами бед, от которых страдают и невинные. С другой стороны, всякий, не признающий таковое наказание справедливым, тем самым, по всё той же логике суждений, не может признавать таковым и суд Агнца. Первое - суть трусливое лицемерие, второе - суть опасная ересь.
42

DungeonMaster ЛичЪ
10.01.2022 18:05
  =  
Уго Боске задавал вопросы, на которые трудно было сыскать ответы теперь. В прежние времена, конечно, ответом был бы один лишь грозный взор или увесистая затрещина - но сейчас, когда небеса осыпались пеплом, а Санкторум наполнился зловещими тенями и искаженными монстрами, даже самые убежденные в святости Престола люди дважды и трижды задумывались, прежде чем обрывали подобные рассуждения. Как ни крути, ничто так не может пошатнуть веру, как потрясения, которые коснулись всех и каждого. Вера в этом отношении становится очень и очень материальной субстанцией, кровно связанной с тем, чем живет верующий...

А сейчас у каждого из четверых странников были только они сами, лица их спутников в сполохах костра да верное оружие под рукой против всех ужасов ночи, которые сулила Пустошь. Беседа вскоре затихла и утомленные долгим маршем тела и умы уже просили отдыха, так что наступало время укладываться на ночлег. Первым вызвался молчаливый Кающийся, чей грозный силуэт продолжат пронзать ночную мглу острым шлемом, когда остальные уже улеглись под плащами вокруг костра. Через пару часов он положил ладонь на плечо Флеминга, передав вахту ему, а потом пришёл черед Каталины, а потом и Боске, после чего уже и забрезжил рассвет.







Когда же стало достаточно светло, то все четверо увидали в нескольких милях в стороне от дороги на Лествицу нечто необычное - а именно кружащие во множестве в небе черные точки, клубящиеся в одном месте. Птицы! Что же могло собрать столько птиц в одном месте? Стоит ли проверять, что это было, или лучше придерживаться прежнего курса?

...В это же время Никодим согласился выслушать полночную исповедь хозяйки гостеприимного жилища. Ищущий выбрался из-под плаща, которым укрывался на ночь, и побрёл в ту сторону, куда позвала его женщина - на половину хозяев дома. Постель её мужа, который продолжал беспокойно ворочаться и хрипеть, была завешана тканью от любопытных взоров (да и запах оттуда шёл такой тяжкий, что желания соваться большого у монаха не возникало - случалось ему уже видать безнадежных больных, от которых разило примерно так же), так что зажженная лучина и тихий шепот вряд ли мешали ему.

– Простите меня, святой отец, грешна я! – тихо начала рыжая, сокрушенно качая головой, в то время как Никодим пытался вспомнить, было ли застегнуто ее платье на все пуговицы прежде или же две верхние застежки так же приоткрывали вид на ложбинку между её грудей. Монаху пришлось помотать головой, чтобы прогнать своевольные мысли. Никодим бросил взгляд на женщину: заметила или нет? Неясно...

– Уже который год я мечтаю о сыне или дочке. Для этого я и вышла за своего господина замуж, ведь это удел каждой жены, вы понимаете меня, святой отец? – продолжала шептать женщина. И обернулась в сторону завешанного полотном угла: – Но... у нас ничего не выходит, святой отец. Это, наверное, воля Агнца, но... может быть его воля в ином и мне стоит... попробовать нечто иное? Сомнения гложут меня, святой отец... Несколько раз в год кто-нибудь останавливается у нас на ночлег, а я начинаю думать: не воспользоваться ли возможностью сотворить новую жизнь во имя Чуда? Ведь именно это же и завещал нам Агнец, разве не так? Разве это не богоугодное дело, святой отец?

Отсветы огонька лучины отражались в глазах женщины, казавшихся теперь угольно-черными, но взгляд монаха всё сильнее притягивали очертания её груди под тканью платья. Ох, нельзя так, нельзя! Ведь и обеты он давал, вступая в Орден, и сам же согласился с солдатами, что нельзя посягать на чужих женщин, особенно если в этом доме тебе оказали гостеприимство. А всё же... тянет сказать: конечно богоугодное - и помочь мятущейся душе в ее мечте! Тьфу ты пропасть, нет, нельзя так, нельзя...

А может... кто из дезертиров согласится "подсобить" горю вдовы при живом муже? Вроде как и сам Никодим не замарается во грехе, и женщину утешит, и к солдату в расположение войдет. Есть над чем подумать... Хотя, конечно, такие мысли тоже заставляли монаха немного стыдиться себя - как-то это слишком уж расчетливо получается, чуть ли не сводничество.

Так значит что, отчитать ее во грехах и настрого запретить то, что ею задумано? Это, конечно, сохранит его обеты и совесть незапятнанными - но только лучше ли будет от того самой рыжей и самому Никодиму? Ведь кто знает, много ли им вообще осталось на этом свете жить...

Словом, тяжкие сомнения одолевали не только рыжую красавицу, но и самого монаха во тьме крестьянского домика при свете единственной искорки света.
Итак, у Четверки ночь прошла относительно спокойно, не считая странных снов, а утром в паре миль от места стоянки виднеется большая стая птиц, кружащая вокруг одного и того же места. Сходить туда и узнать, что там, или двигаться прежним курсом?

У Никодима ночь откровений: рыжая женушка мечтает зачать ребенка - а поскольку супруг недееспособен, то посматривает при этом на других мужчин... Разумеется, не удовольствия ради, а исключительно из соображений продолжения рода человеческого и материнской заботы! В связи с чем у Никодима открывается три основных варианта:

а) Утешить рыженькую самостоятельно - и будь что будет.
б) Не отговаривать ее от греха, но попытаться обратить его в пользу себе - намекнуть, что кто-то из солдат не против помочь женщине с этим делом.
в) Обеты превыше вожделений, а истинно верующий не сомневается - никогда монах не одобрит измену супругу, так и зарубите на носу!
43

Никодим Kravensky
10.01.2022 18:37
  =  
Выслушал Никодим хозяйку, да глаза отвёл от красот срамных. Нет, мысли искусительные посетили его разум, конечно, но отогнать их привыкшему аскету не составило большого труда. Клятву дал? Исполняй! Гораздо сложнее оказалось гнев превозмочь. Как смеет она, раба Агнца, в соблазн слугу Его вводить? Лишь через минуту или две смог совладать с собой монах и заговорить спокойным, почти отеческим, голосом:

— Да уж, дочь моя, грешна ты. Если не в действиях, то в помыслах. Но, не беда: скверна подуманная не так пятнает душу, как совершённое прелюбодеяние. Хорошо, что ко мне обратилась, вот что тебе нужно сделать. Муж твой, так понимаю, давно болеет, вы ваш брак плотскими утехами консумировали? Если нет, отправляйся к Древу и пади ниц перед Конклавом и проси, тьфу-тьфу-тьфу, развод. Предъявишь доказательства своей невинности, думаю, Святые Патриархи не откажут. Выйдешь снова замуж и нарожаешь сколько Агнцу угодно. Если же возлегала с супругом, всё гораздо проще: жди. Буду в городе, попрошу лекаря вас посетить... кого-нибудь из Милосердных братьев, если встречу. Либо вылечат мужа и нарожаешь от него, как полагается порядочной жене, либо, если состояние безнадёжно, возможно иначе облегчат ваши страдания. Либо сами закончатся. Святые Писания ясно утверждают: уж лучше овдоветь, чем изменить. Ты, главное, молись.
Отредактировано 10.01.2022 в 18:38
44

– Как правило подобные скопления характерны для падальщиков, нашедших себе пропитание. – Молчавший с момента пробуждения лекарь в своей обыкновенной задумчивости воззрился на кружившие в небе силуэты.
– Стервятники, грифы, во́роны. Я не рекомендовал бы отступать от намеченного курса: в лучшем случае мы застанем бесполезную груду растаскиваемого мяса. – Речь из под маски была ещё более отстранённой, нежели обычно: разум милосердного занимали рассуждения куда сложнее, нежели повадки местной фауны или логистика. Верить сну значит верить своему подсознанию и самому Чуду. С определённых пор Флеминг опасался подобной легковерности, а потому придал полночные видения своему самому строгому скепсису. Можно было бы просто отмести глубокомысленные изречения призрака как лишённую практического прока чушь, рождённую из сомнительности вечерней беседы. Можно было... Пока Флеминг не начал их обдумывать. Это была бредовая версия. Версия, противоречащая всем прочим. Версия, разглашать которую без самых веских доказательств было бы попросту самоубийственно. И всё же, это была версия. Версия, не лишённая определённой логики. Слепая вера не раз показывала себя вредоносным явлением, ранящим и толкающим на глупые, опасные, омерзительные деяния. Такая вера погубила братство Форбии, она же сделала людей Таранто палачами неповинной Эльвиры. Ей не сложно было бы приписать растлевающее душу свойство. Но пастулаты и догмы!.. Уже оказывались ложны в прошлом. Ведь было сказано, "жертвуй собой и отдавай себя другим". И чем эта добродетель обернулась?
Маска заходила из стороны в сторону, пытаясь сбросить еретические раздумья тяжёлой каплей с клюва. Эти мысли не приведут к скорейшему возвращению в Таранто, это уж точно. За сим, их можно отложить.
Как краевед вам говорю: да ну их этих птиц.
Отредактировано 10.01.2022 в 23:26
45

Уго Боске Комиссар
11.01.2022 03:28
  =  
"Так значит, это я просто задремал у костра и сам того не заметил? - удивлённо моргая спросонья, подумал Уго, когда Каталина растолкала его. - Вот что значит уснуть без вечерней молитвы..." Протерев глаза, Боске принял смену. Обошёл вокруг лагеря, чтобы размяться и прогнать остатки сонливости. Затем вернулся к костру и подбросил хвороста, стараясь не уколоться об шипы. Хотя, острая боль только взбодрила бы. Уго посмотрел в сторону уже спящей Каталины. "А ведь это был первый раз, когда она меня коснулась. Пусть и просто чтобы разбудить. Жаль, не сразу сообразил, момент ведь достаточно волнительный был. Надеюсь, она не заметила... кхм... моё возбуждённое состояние. Ох, и приснится же такое... Мда...". В оставшиеся пару часов ночной смены у Уго было достаточно времени, чтобы вспомнить детали своего сна и подумать над тем, что бы это могло значить наяву.
Под конец смены, произнеся утреннюю молитву Агнцу, юноша умылся, плотно позавтракал, после чего разбудил остальных. При этом, начал с Ревнительницы, как можно бережнее тронув её за плечо.

Увидев, вдалеке птиц, Уго тоже подумал, что это вороньё, стянувшееся к месту, богатому падалью. Любопытно, конечно, пойти и посмотреть, что же там произошло. Однако, и отклоняться с пути не хочется. Так как же быть? Решение этого вопроса юноша доверил более опытным господам. Лично его дело маленькое, как-нибудь без него разберутся.
Отредактировано 11.01.2022 в 16:01
46

Каталина де Лопез Digital
11.01.2022 15:24
  =  
Каталина оценила ситуацию, прищурившись. Скорее всего, Флеминг был прав, и там их ждали лишь груды трупов. И, увы, времени хоронить множество тел у них не было ни времени, ни сил. Ещё раз задумчиво посмотрев на кружащихся птиц, она кивнула.
— Согласна с братом Милосердным. Наш путь лежит в Обитель Спокойствия, и туда мы направимся. Птицы сейчас – наименьшая из наших проблем.

И, отвернувшись, посмотрела куда-то вдаль, думая о чём-то своём. Интересно, какие ещё испытания им готовит Чудо? Взгляд невольно зацепился за колоду карт, которую по какому-то наитию мечница всё-таки взяла с собой. Прикусив губу, Ревнительница вытащила одну карту из колоды и украдкой глянула на неё.
47

DungeonMaster ЛичЪ
11.01.2022 15:41
  =  
Отчитал Никодим рыжую красотку, мужу неверную в мыслях (пока еще в мыслях) - и сам же мысленно выдохнул. Так слова, пусть даже произнесенные поначалу без должной уверенности, невольно откликаются в душе говорящего же и подпирают его веру в сказанное, как отраженное от скалы эхо возвращается к тому, что издал звук вначале. Теперь уже и ему самому казалось, что не таким уж сильным было и искушение. Чепуха какая, право слово! Отрезав путь к греху, монах тем не менее заметил кое-что, заставившее его смутиться: в глазах женщины, потупившей взор под его отповедью, сверкнуло и погасло какое-то странное выражение, плохо сочетавшееся с её прежней горячностью и смущением. Это было похоже на... раздражение и разочарование, слитые воедино? Выходит, всё-таки именно к Никодиму она клинья-то подбивала, значит он ей был нужен, а не кто попало?

А потом что-то пошло не так. Облизнув губы, рыжая придвинулась к монаху, жарко зашептав и явно пытаясь повиснуть у него на шее:

– Ох, простите меня, святой отец! Грешна, правы вы, грешна! Позвольте к ногам вашим припасть и отблагодарить, что отвели от греха! – и стоило ей коснуться телом до рясы монаха, как он, уже принявший для себя решение, невольно оттолкнул её прочь.

И... теперь в глазах женщины вспыхнула настоящая злоба! Она выглядела как хищная кошка, которую оттолкнули от добычи, пахнущей свежей кровью. Что это, думал монах, пятясь назад, ближе к той половине дома, где всё еще спали солдаты. Обезумела в одиночестве, утратила разум? Или же это нечто... худшее?

Под ногу подвернулся колченогий стул, на котором сидел монах минуту назад. Другого "оружия" больше поблизости не было - а нужно ли было? Может быть стоит попробовать скрутить сумасшедшую вручную, это ведь просто женщина, не так ли? Только сейчас Никодим услыхал, как истерично заблеяли козы в своем загоне на улице - и в их голосах явственно слышался животный ужас перед чем-то неведомым. Заворочался и снова захрипел и невидимый хозяин дома за своей занавеской, но рыжая, казалось, уже не обращала на него внимания.


Пока наверное отдельными постами.

У Никодима ситуация обостряется: рыженькая попыталась таки прильнуть к монаху, но получила от ворот поворот - и жутко озлобилась, будто бы не рассчитывала отказ получить.

а) Поскорее поспешить в комнату к солдатам и может быть сразу же растормошить их, чтобы вместе усмирить сумасшедшую девку.
б) Табуретку в руки - и защищаться ею, если та вдруг рискнет напасть. Но первому не лезть.
в) Монах крупный парень - и разберется со слабой женщиной голыми руками! Причем чем скорее, тем лучше.
48

DungeonMaster ЛичЪ
11.01.2022 16:50
  =  
Мысли Каталины не были сфокусированы, когда она задумчиво перемешивала в руках карты - грустное "наследство", доставшееся ей от Эльвиры. Тем более непонятным был и "ответ" карт: перевернутое изображение царственной женщины со скипетром и звездной диадемой на голове.



Отряд счет за лучшее не приближаться к тому, над чем кружили птицы (чем бы оно ни было) - потому что редко такие стаи были предвестниками чего-то хорошего, тут уж в наблюдательности и жизненном опыте путешественникам было отказать трудно. Другой вопрос, всегда ли стоило избегать мрачных знамений, тем более что Святые Ордена напротив учили своих адептов нести факел веры во тьму неверия и разгонять им тени... Но сейчас, конечно, у Четверых была и более важная цель, с которой они намеревались разобраться в ближайшее время, а потому путешественники вскоре собрались в путь и продолжили свой путь к Небесной Лествице.

И через пару часов им наконец-то повстречалась живая душа - первый человек за всё время, когда они покинули Таранто. Но не похоже, чтобы эта живая душа была рада такой встрече.

– Пощадите! – попятилась худенькая, чумазая и закутанная в потрепанное и изорванное грубое платье девушка, в глазах которой мелькнул страх при виде появившихся из-за гребня холма незнакомцев. Её взгляд бегал между устрашающей фигурой Кающегося, закованной в латы Ревнительницей, жутковатой маской Флеминга и чаще прочих задерживался на лице Уго Боске, видимо просто потому что он выглядел безобиднее прочих. Потрепанный вид девы несколько скрадывал ее возраст, но похоже что она была вряд ли старше младшего Боске.

Босые ступни девушки были изранены, как если бы она долго брела по острым камням и песку, но усталое тело было напряжено, будто бы еще одно движение - и она попытается сбежать прочь от Четверки.

Ну чтож, на птичек посмотреть Четверо не идут - и возможно оно и правильно.

Через некоторое время они, следуя по дороге в сторону гор среди холмов, натыкаются на бредущую им навстречу девушку весьма потрепанного вида, больше похожую на бродяжку. Девица явно напугана встречей и кажется подумывает дать дёру.

а) Дать ей понять, что ей нечего бояться - но и помогать ей недосуг, ведь у вас своя миссия. Жаль, конечно, но суровые времена требуют суровых решений.

б) Сделать всё возможное, чтобы помочь этой несчастной. Для этого, конечно, придется сделать очередную остановку и немного поделиться хлебом насущным.

в) На всякий случай приготовиться к тому, чтобы окружить, настигнуть и захватить её, ведь мало ли какие секреты она скрывает от вас - и что именно она тут вообще позабыла! Подозрительно это всё...
49

– Спокойствие, донья, спокойствие. Мы не разбойники, и вредить вам нам без надобности. – Сладка тяжёлая работа, когда прерывает рассуждения ещё тяжелее. Для себя Флеминг объяснил рвение помочь путнице банальной возможностью отвлечься от мрачных мыслей, что не покидали его весь день. Как ещё оправдать такое внимание к какой-то оборванке? Ведь простое бескорыстное милосердие уже давно покинуло его. Покинуло ведь?
– Позвольте осмотреть ваши раны. Не волнуйтесь, мы поможем. –
Вариант Б). Не потому, что Флем не может пройти мимо чужой беды а просто... Ну... Просто так короче!
50

Уго Боске Комиссар
12.01.2022 04:46
  =  
Уго немало удивился, увидев на дороге незнакомку. Девушка? Живая? Здесь? Подозрительно... Юноша разглядывал несчастную, стараясь не упустить ни одной детали. Отметил общую чумазость и нервозность. Прикинул возраст. Оценил степень изношенности и повреждений платья с учётом грубости ткани. Задержался взглядом на исцарапанных ступнях. И не оставил без внимания тот факт, на кого чаще всего обращён перепуганно-умоляющий взгляд девушки. После чего, сделал для себя некоторые предварительные выводы.

- Привет, - обаятельно улыбнувшись, с простецкой доброжелательностью поздоровался Уго, решив, что официальный стиль общения тут только навредит. - Тише, успокойся, тебе нечего бояться. Это хорошие люди. С нами ты в безопасности. Меня зовут Уго, а тебя? Откуда ты? Тебе нужна помощь? Расскажи же нам, что с тобой случилось.

Уго старался говорить мягким, успокаивающим тоном, короткими фразами и не делать резких движений. Конечно, устрашающий вид некоторых спутников мог вызывать тревогу, но тут уж ничего не поделаешь и юноша пытался хоть как-то это компенсировать собственными обаянием и дружелюбием.

- Этот человек - врач, - указал Уго на Милосердного. - Твои ноги изранены. Тебе ведь больно идти, не так ли? Он может помочь.
Вариант Б). Ибо сострадание и помощь ближнему в тяжёлые времена позволяет сохранить в себе человечность. Отворачиваясь же от нуждающихся, отказывая им в помощи, легко впасть в грех гордыни.
Отредактировано 12.01.2022 в 13:08
51

Паоло маршировал молча, нёс дозор молча и спал молча, прерываясь лишь на вечернюю и утреннюю молитвы. И опасность, которую могла бы в это скверное время представлять так удачно попавшаяся на дороге нищенка, тоже оценивал молча. Помощь нуждающимся Кающийся с тяжёлым сердцем возложил на других, когда впервые надел свой позорный колпак, и, освобождённый от этой ноши, занимался истреблением тех, кто жаждал крови несших её. И, выживая в каждой смертельной битве до сего дня, он сумел усвоить и то, что враг праведных может быть чрезвычайно коварен. Он не высказывал никаких подозрений и не проявлял никакой враждебности - эта несчастная вполне могла быть именно той, кем казалось. Бросая взгляд то в одну сторону, то в другую, Паоло прошёл мимо неё на самый широкий и потенциально безопасный участок в округе, откуда его не смогли бы скинуть в пропасть или расшибить камнем, сброшенным сверху. Там он, заломив за спину обе руки и приобняв ими Cupidus Luella, встал в дозоре, не спуская глаз с девчонки и с окружающих скал, за которыми могли таиться те, кому выгодно было бы использовать её как приманку.
Вариант Вэ, всё равно лечить без приставки "ка" - не прерогатива Паоло.
52

Никодим Kravensky
17.01.2022 21:17
  =  
— Да ты совсем осатанела, дура, при живом-то муже?! — выдохнул монах, отступая. Происходящее перестало раздражать и начало пугать. Не столько приставаниями — соблазн угас и уж с бабой-то справиться легко, но что дальше? Крикнет она и прибегут солдатики. И даже разбираться не станут, не зря их заводила кастрацией угрожал — порубают "насильника". В лучшем случае. В худшем же, "присоединиться" захотят и тем ещё сильнее во грехе измажутся. Нет, рисковать их душами никак было. Тут, к счастью, подвернулся табурет и Никодим ухватил его широкой лапищей, выставил, будто щит, между собой и сумасшедшей.

— ПОМОГИТЕ! — крикнул в темноту гостевой половины. Повод для будущих шуток (и правда ведь, комичная ситуация, если оценить её трезвым взглядом отстранённого мыслителя) лучше недоразумения, способного обернуться кровью. И на хозяйку уставился внимательно: табурет табуретом, но если полезет всё-таки, придётся руку приложить.
Все три варианта. Табуретом отпихивается, зовёт братанов на помощь, но если таки пролезет близко, то ладонью в ухо. Ведь, как гласят священные трактаты: кто для строптивой или гулящей жены руки пожалеет, тот в её растлении повинен. Всё будет хорошо: ссылка
53

DungeonMaster ЛичЪ
18.01.2022 16:52
  =  
Озлобленный взгляд рыжей уперся в глаза монаха - но когда она увидела в руке Никодима табуретку и услышала его зов о помощи, то внезапно весело рассмеялась и медленно, без малейшего страха попятилась от него в дальний угол возле печки, завешенный циновкой.

– А я к вам со всей душой! – улыбаясь, укоризненно покачала она головой, не сводя взгляда с монаха. – Ну ничего, скоро снова увидимся, святой отец. Козочек проведать надо, что-то совсем разволновались бедные...

И тут же исчезла - только циновка качнулась. Похоже, в этом закутке спрятался еще один выход из дома, скорее всего в сторону загона с животными. А хрипы и поскрипывания ложа, на котором лежал больной супруг рыжей, усилились. Видимо, возглас монаха был достаточно громким, чтобы разбудить бедолагу, но голоса сам тот пока еще не подавал и отдернуть занавеску не пытался.

– Что тут творится?! – хриплым спросонья голосом спросил предводитель солдат, одной рукой держа кинжал, а другой протирая глаза. Он стоял на пороге, разделявшем две половины дома, и его товарищи переминались за его спиной.

– Где хозяйка, куда подевалась? На двор что-ли вышла? – подозрительно спросил он, оглядывая помещение и прислушиваясь к кряхтению за занавеской. И не найдя ничего предосудительного, продолжил уже более доброжелательно: – Чего ты голосил-то, отче, зачем деревяшку в руках держишь? Приснилось что, может, во сне случаем не ходишь? А то знал я одного мужика, постоянно норовил то в лес забрести, то на крышу дома забраться, пока душа сны смотрит...

Так, ну по общему смыслу это всё ближе к варианту (А), ибо Никодим больше рассчитывает на вмешательство солдат и намерен их разбудить, чем на то чтобы управиться с грешной девой своими силами.

Итак, рыжая греховодница отступила от Никодима и сбежала из дома через выход, спрятанный за циновкой у печки, который скорее всего ведет во внутренний дворик за забором и к загону для животных. Солдаты проснулись и пытаются сообразить, что случилось и почему Никодим поднял переполох. Собственно, монах имеет полную свободу различных догадок и проверок своих предположений, а также разных вариантов объяснений солдатам и попыток их привлечь себе в помощь.
54

DungeonMaster ЛичЪ
18.01.2022 17:16
  =  
– Изабелла. Это моё имя. – как-то обреченно сказала девушка после речи Уго. Её взгляд еще раз пробежал по грозным маскам Милосердного и Кающегося, задержался на задумчивом и отстраненном лике Каталины и вернулся к доброжелательно улыбающемуся Уго. Трудно сказать, поверила ли она его словам про "хороших людей", но от мыслей о бегстве она по всей видимости отказалась.

– Я... сбежала из дома. Это не так далеко отсюда, но я долго не решалась уйти насовсем. – выдавила она, опустив взгляд. Какое-то время собираясь с духом, она снова заговорила: – На мне лежит грех, проклятие я... не знаю, что именно, но это причиняет зло тем, кто окажется рядом со мной! Оно уже погубило мою семью... Умоляю вас, отпустите меня ради вашей же безопасности, потому что я не хочу причинить вред и вам тоже!

Её дрожащие руки сложились в молитвенном жесте, а полные слёз глаза уставились на Уго и Каталину. Конечно, ни один из Четверых не был профессиональным Инквизитором и не владел искусством распознавания лжи, но речь девушки показалась им совершенно искренней.

– Мне нужно уйти одной, уйти как можно дальше от людей. – она опустила взгляд на свои израненные ступни. – Я... буду благодарна за помощь, но молю: потом я должна буду уйти! Вы отпустите меня, добрые люди?

Эта просьба звучала так жалко - и одновременно так настойчиво, что впору было задуматься о причинах, сподвигших эту слабую и явно истощенную одинокими скитаниями в пустынных краях девушку на подобное заявление.
Девушка (её зовут Изабелла) не пытается сбежать - но слёзно умоляет отпустить ее одну прочь так скоро, как только можно, потому что по её словам на ней лежит какое-то злое проклятие, способное погубить тех, кто с ней рядом. За врачевание ее ног она будет очень благодарна Четверке (потому что намерена уйти как можно дальше от людей, а значит ей потребуется идти еще долго), но едва ли можно ожидать от неё какую-то материальную награду.

Отпустить ли её восвояси после оказания помощи - и оказывать ли её при таких раскладах? Или же настоять на том, чтобы она шла с вами? Все вопросы, которые возникли у героев к Изабелле, могут быть заданы в свободной форме.
55

Уго Боске Комиссар
19.01.2022 00:39
  =  
Изабелла, значит... Сокращённая форма "Бэлла" на имперском языке означает "красавица".

Юноша видел сбитые в кровь ноги девушки, её изорванную одежду, грязный и измождённый вид. Уго не был инквизитором. Так что, ему хотелось верить этой несчастной и как-то помочь ей.

- Не думаю, что у кого-то из здесь присутствующих есть какие-либо причины насильно тебя удерживать, - ответил Боске-младший, бросив быстрый взгляд на Кающегося. - Также, прими мои самые искренние соболезнования по поводу твоей семьи. Да примет и упокоит Агнец их души.
Уго приложил одну руку к своему амулету с изображением Древа, а другой осенил себя знамением Чуда.
- Кстати, а в какой стороне твой бывший дом и как далеко находится? Полдня пути? День? Думаю, нам стоило бы наведаться туда на обратном пути и похоронить твоих родных по церковному обычаю. Я понимаю, тебе тяжело вспоминать об этом. Но всё же, как именно проявляет себя то "зло", что тебя преследует?
Отредактировано 19.01.2022 в 00:42
56

Каталина де Лопез Digital
19.01.2022 09:33
  =  
— Что ты знаешь о происходящем в Обители Беззвучной Молитвы, Изабелла? — бесцветным голосом поинтересовалась Каталина, которая предоставила возможность остальным разобраться с ранами девушки. — И не связано ли зло, которое тебя преследует с тем, что там произошло?
Судя по всему сама Изабелла не таила в себе обманчивой опасности, потому что прямо говорила о том, что её преследует какое-то проклятие: возможно то, что увидела в картах Каталина, было не о неё. Однако, расслабляться не следовало.
57

12

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.