[D&D5] Черная Дорога | ходы игроков | История

123
 
Экерай `Ветер` Numetorum
02.09.2021 00:56
  =  
  Рапира вновь скользнула по кольцам умело подставленной всколзь кольчуги. Экерай почувствовал, что раздражение, охватывающее его от умения и небывалого везения противника перерастает в обжигающую ярость, готовую вот-вот выплеснуться наружу.
  -Ты всё равно сдохнешь, мразь. - Прорычал он в лицо обернувшемуся к нему врагу. По изящным рогам пробежали искры пламени.
Результат броска 1D20+8: 16 - "Тюк".
Отредактировано 02.09.2021 в 17:22
61

DungeonMaster Raiga
02.09.2021 17:27
  =  
  Завихрения спор продолжали атаковать вождя орков, но тот, казалось, вообще не обращал на них никакого внимания. Атаки сыпались со всех сторон, но могучий воин либо отражал их, либо просто игнорировал, как незначительные. Взревев могучий боевой клич, когда жрец Темпуса пал, а странные тени перестали преследовать его, предводитель орков развернулся и занёс над головой заалевшую жаждой крови секиру. Удар был молниеносным и чудовищно сильным, разбивая в дребезги все магические защиты, которые успел поставить перед собой Экерай.
  - Не разочаровывай меня, сынок, - раздалось в ушах Экерая, наблюдающего, как его магический щит лопается под ударом топора. - Ты еще не готов предстать передо мной.
  Секира с сочным чавканьем вонзилась в грудь краснокожего тифлинга, уничтожая вместе с этим и разлетевшегося на капли слайма, уже пожравшего почти всю одежду волшебника. Изо рта Экера толчком выплеснулась кровь, а затем мир затопило огненное безумие. Вырвавшийся из раны столб пламени ударил в изумлённого вождя. Тот уклонился, практически полностью уходя от ответной атаки, но пламя будто бы преследовало его, закручиваясь в пылающий когтистый кулак, который окружил заревевшего от гнева и отчаяния орка. Белки его глаз закипели и вспыхнули, изо рта вырвался язык огня и кипящая кровь полилась из всех до сель незначительных ран.
  В один миг всё прекратилось и обугленное тело могучего орка медленно осело на песок. Он так и остался стоять на коленях, сжимая секиру в руках. Даже смерть не сумела склонить храброго вождя, в одиночку кинувшего вызов целому отряду закалённых в боях искателей приключений.
  Напротив него безжизненно рухнуло тело Экерая, продолжающего истекать кровью из кошмарной раны в груди. Воцарилась тишина.
Результат броска 1D20+6: 19 - "спас тела".
Результат броска 1D20+6: 26 - "До свиданья, Экерай".
Результат броска 2D12+4: 9 + 11 + 4 = 24.
Результат броска 2D8: 2 + 5 = 7.
Результат броска 1D20+1: 20 - "спас ловкости".
Экерай получает 31 очко урона критом, затем мастерским произволом он успевает скастовать адское возмездие перед тем, как упасть без сознания с огромной раной на груди и сжигает вождя орков. 13 урона делится на два за счет спасброска, затем 6 урона делится на два за счёт сопротивления орка, остаётся 3 хита против 2 оставшихся у вождя. Чемпион Груумша побеждён... но не повержен.
Все оставшиеся слаймы, кроме того, который сидит на плече Зиры куда-то исчезли.
Одежда Экерая почти полностью съедена, он выглядит довольно нагим.
То же самое можно сказать про Джакиру. Еще у одного караванщика нет штанины и сапога, так что кое-что просвечивает.
Но вряд ли это сейчас кого-то заботит.

П.С. Я поставлю этому орку мемориал, поскольку никогда за всю мою историю еще ни один нпс не кидал кубы настолько безумно эффективно.
Отредактировано 02.09.2021 в 17:29
62

Фрэй Стигсон awex
03.09.2021 11:52
  =  
В туманном забытьи Фрэя Стигсона возник образ дома: продуваемая всеми ветрами скалистая земля островов Лунного Сияния, с отвесными утесами, нависающими над крутыми морскими волнами. Суровое место для суровых людей, где даже волны редко бывают спокойными... И всё же думы сына ярла в последнее время возвращались к дому всё чаще и чаще. Что стало с отцом, братьями и сестрами? Правит ли ещё этими землями Высокая Королева из рода Кендриков, восседая в каменных стенах замка Каэр Каллидир?

В образ дома забралось постороннее чувство. Фрэй ощутил и узнал его почти сразу же - боль. Такая, что бывает после добротной драки, когда чей-то кулак прилетает тебе в челюсть или же собственные костяшки разбиваются о "дубовый" череп какого-нибудь вояки. Приятная боль, наполняющая тебя осознание того, что ты ещё жив.

Стигсон попытался пошевелиться. Вкус соленых брызг от волн у родных берегов сменился скрипящим ощущением песка на губах, а пейзажи Островов укутал туман, вновь делая всё однотонно черным, пока сквозь тьму не проступил неясный силуэт: широкоплечий мужчина, с развивающимися на ветру длинными седыми волосами. Копьё в его правой руке? "Отец?", - с трудом выдавил из себя Фрэй, что отдалось в реальности лишь тихим стоном, когда грузный мужчины перевернулся на спину.

Пелена перед глазами стала отступать, а картина проясняться. Бледный зеленый свет резанул глаза, заставляя Стигсона поморщиться и отвернуть голову. Силуэт отца таял на глазах, излучая то самое неестественное сияние, пока жрец Темпуса не понял, что это вовсе и не человек, а гигантский гриб! И, как не странно, мужчина не почувствовал угрозы, скорее даже наоборот: будто бы покачивающийся на тихом ветерке мухомор, чуть потряхивая широкой шляпкой, излучал приятное тепло, делая боль во всем теле более... терпимой?

Не сразу, но Фрэй догадался, что имеет дело с магией, и осознание произошедшего ударило в голову, словно молот по наковальне. Ночные налетчки, орк, Одноглазый! Правая рука инстинктивно зашарила по песку в поисках оружия. В нос ударил зловонный запах паленых волос и мяса, а рядом что-то гулко упало на землю. Пальцы жреца сомкнулись на рукояти "Фурии" и здоровяк начал подниматься на ноги. С трудом отвоевывая у песка каждый сантиметр тела, Фрэй выпрямился и чуть было не осел снова из-за резкой головной боли. В глазах помутнело, так что последователь Повелителя Битв стиснул зубы, чтобы сосредоточиться на удержании равновесия. Тяжелый клинок метался из стороны в сторону, словно ища откуда же придет новый удар предводителя налетчиков.

Когда зрение прояснилось окончательно, Стигсон замер от удивления на месте. Обугленное тело орка, стоящее на коленях на песке, и Экерай, распростершийся тут же с ужасной раной на груди. Жрец тяжело выдохнул, понимая, что упустил поворотный момент в сражении и, возможно, подставил товарища под роковой удар.

– Клянусь Черным Молотом, – проговорил здоровяк, осматривая поле битвы широко распахнутыми глазами, ненадолго задерживаясь на бединах и Грибочке. Каждый стоит на ногах. Судя по шуму позади, от шатра, караванщики были так же целы. По крайней мере часть из них. Но всё внимание сына Стига было обращено теперь к телу Ветра. – Что произошло?

Не дожидаясь ответа, Фрэй, морщась от боли, спешно опустился на колени перед тифлинга, чтобы понять, есть ли ещё надежда на спасение.
Штош. Фрэй будет подниматься и потом перемещаться к телу Экерая. Подозреваю, что махия гриба его сейчас поднимет, но если шо, будем каставать лечение.
63

Грибочек Funny
07.09.2021 12:02
  =  
Тело орка внезапно вспыхнуло огнем и осело перед фирболгом, сжимающей свой посох. За его телом она увидела столь же поверженного рогатого. Волшебный гриб приподнялся на призрачной грибнице и удивительно прытко для своего размера и видовой принадлежности перебежал к рогатому. Вдрогнул, аккуратно обнимая того сетью белесых корешков, вспыхнул несколько раз и облачком фосфоресцирующих спор растворился в воздухе.
Фирболг печально вздохнула, оглядывая поле битвы. Все орки были мертвы и не было ни малейшей возможности их расспросить о цели их визита. Или о том, откуда они взяли этих слизней. Или о том, нет ли рядом еще их друзей.
- Как думаете, это всё?
Результат броска 1D6: 3 - "Хил Фрэю".
Результат броска 2D6: 5 + 1 = 6 - "Хил Экераю".
Результат броска 1D20+6: 11 - "Внимательность".
64

Ади Amatevil
08.09.2021 06:53
  =  
Этот орк, хоть и был чудовищно силен и крепок, был трусом. Иначе с чего бы он предпочел честной драке с достойным противником в лице Ади издевательство над тщедушным тифлингом. Но старейшины верно говорят: "Не ищи самого простого пути, он может оказаться длиннее и опаснее сложного!". Кара настигла орка мгновенно - кто же знал, что в груди болтуна пылает такой огонь?! Поделом бедолаге. Хотя было неприятно, что не кочевник сразил врага. Удар по самолюбию. С другой стороны, остальные показали свои лучшие качества, бойцы из них вполне приличные, а значит охрана каравана не ложится на плечи только Ади и Фрэя.
Бедин успокаивался. Кипящая в нем ярость уже отступила, и он восстанавливал дыхание, всегда учащающееся в порывах буйства. Помочь тифлингу с его разбитой грудью он все равно не мог, но Грибочек, вроде как, с этим справлялась.
- Пойду погляжу не осталось ли кого ещё вокруг, - кочевник предпочитал заниматься другим полезным делом, когда не мог помочь в конкретной ситуации. - Факел возьму только.
Ади сходил к палатке, достал из рюкзака факел, зажег его от костра и направился туда, откуда пришли орки.
- А вы молодцы! - буркнул он, проходя мимо остальных стражников, и пошел дальше. Редко он разбрасывался похвалами, но в этот раз они были на самом деле заслужены.
65

Фрэй Стигсон awex
10.09.2021 12:00
  =  
Фрэй наблюдал как вспыхнул последний раз призрачный гриб, зависнув над Экераем и самим жрецом. Новое ощущение тепла и спокойствия позволило темным мыслям отступить. В наступившей полутьме, где лишь костер возле шатра, да звезды с небесного полога освещали место битвы, Стигсон аккуратно приподнял широкой ладонью голову Ветра и проверил его пульс. В тот же момент, внимание жреца привлекла ужасная рана на груди тифлинга: кровь как будто бы запеклась под воздействие чар. Пульс тихий, но сердце бьется мерно.

Здоровяк провел пальцами по груди мага, размазывая кровь, чтобы убедиться - рана затянулась и на её месте теперь остался лишь ровный шрам. Мужчина с шумом выдохнул, опустив голову товарища на песок, после чего поднял глаза на возвышающуюся рядом Грибочка:

– Ну и ночка... – хмыкнул жрец, поднимаясь на ноги и наспех вытирая ладони. – Благодарю за помощь, дева, – Фрэй кивнул в знак признательности, после чего наклонился, чтобы поднять "Фурию". – Кажется, Экераю теперь ничего не угрожает. Что же до орков, – жрец оглядел место сражения и на пару секунд задумался. – Судя по тому как они напали - это была вся группа, но проверить всё равно не помешает.

Когда же Ади взял на себя труд сходить на разведку, последователь Темпуса кивнул. Похвала ли тогда сорвалась с уст бедина или нет, северянин так до конца и не понял, но принял за первое.

– Постой, – окликнул пустынного воителя жрец. – Тебе и Зире этим места знакомы лучше, чем мне: стоит ожидать падальщиков, коль скоро кровь уже пролилась?

Вопрос был насущным и Фрэй не стал откладывать его на потом. Узнать же что всё-таки случилось, можно и позже.

66

Ади Amatevil
13.09.2021 10:59
  =  
- Ночь - не время для людей, - ответил кочевник Фрэю. - Падальщики приходят и уходят. Если им есть чем поживиться и без того, то живых они не станут трогать. Ни у кого же нет идеи лезть к ним, чтобы они подумали, что появился ещё претендент на добычу? Но наготове всё же стоит быть, вряд ли караван решит пойти дальше в ночи.
Вообще подобная предусмотрительность была похвальна, но Ади не хотелось объяснять воину прописные истины, которые каждый кочевник чуть ли не впитывал с молоком матери. Пустыня вообще опасная штука, равно как и ночь сама по себе, где бы ни было, а вкупе они дают весьма своеобразную комбинацию.
- К тому же, я для того и иду посмотреть, чтобы понять, что нам ещё может грозить этой ночью.
И бедин направился во тьму, сопровождаемый лишь неярким светом факела.
67

Экерай `Ветер` Numetorum
13.09.2021 16:40
  =  
  Всё? Так нелепо. Многолетняя учёба, многочисленниые драки, великие цели, всё для того, чтобы пасть под ударом безвестного и потасканного орочьего вожака, внезапно обратившего на себя взгляд тёмного бога.
  Впрочем, смерть в бою ничем не хуже прочих. В некотором отношении даже предпочтительнее. По крайней мере, перед тем, как провалиться в эту темноту, тифлинг увидел физическое воплощение своей пылающей ярости. Серокожий ублюдок вряд ли пережил подобный подарок. Неплохая финальная шутка.
  И этот голос. Он не оставлял места для двойного толкования. Действительно ли с ним говорила та сущность, что положила начало жизни волшебника. Ветер всегда думал, что "отец" слишком занят в девяти преисподнях, чтобы наблюдать за ним. Да и мало ли он наплодил по всему свету его сводных братьев и сестёр. Неужели конкретно Экерай мог заинтересовать его? Старые вопросы оставались без ответов, а неожиданное проявление внимания лишь добавляло новых.
  Прокатившаяся в окружающей тьме волна тепла стала неожиданностью. Тифлингу раньше приходилось испытывать на себе исцелщую магию Фрэя, но.. Здесь было нечто иное. Сила жреца пахла церковными благовониями и маслом для клинков, а эта навевала мысли о влажной прохладе безмятежного леса.
  Хрипло втянув пересохшими губами холодный ночной воздух пустыни, Экерай с трудом разлепил глаза. Сфокусировав их на мерно покачивающейся призрачной шляпке массивного гриба, покачивавшегося на его груди, волшебник хмыкнул и скривился от боли. Чёртов орк знатно его приложил. Чуть скосив глаза в сторону, он увидел то, что осталось от врага и, несмотря на боль, злорадно усмехнулся.
  Когда магический гриб расплылся по воздуху лёгким зеленоватым туманом, Ветер с трудом поднялся и скептически осмотрел испорченную одежду. После чего окинул взглядом место боя. Похоже, несмотря на ярость и неожиданности короткой схватки, им удалось выйти из заварушки без потерь, что не могло не радовать.
  Он почесал горлышко спорхнувшему ему на плечо ворону и негромко произнёч:
  -Что ж.. Победа есть победа, Карл..
  Сделав несколько шагов к стоящей неподалёку Грибочку, тифлинг благодарно улыбнулся окровавленными губами.
  -Спасибо, что вытащила меня. Приятно будет потоптать эту бренную землю ещё некоторое время.
  Карл коротко каркнул, присовокупляя своё мнение.
Отредактировано 13.09.2021 в 16:43
68

Фрэй Стигсон awex
14.09.2021 11:45
  =  
Фрэй молча кивнул бедину и, уперев "Фурию" в песок, огляделся по сторонам: Экерай поднялся на ноги и, судя по тому что смог он это сделать без посторонней помощи, худшее позади; все четверо караванщиков на ногах, единственно что привлекло взгляд жреца - полуорчиха теперь щеголяла гораздо более меньшим количеством одежды, чем обычно. Слизней нигде не было видно, за исключением одного на плече Зиры. "Владыка милостивый", - покачал головой Стигсон, понимая, что эти лавандовые глаза скрывают множество секретов. По крайней мере, припоминая сражение, здоровяк мог с уверенностью сказать: "Зира не из тех женщин, что нуждается в мужчине-защитнике". Впрочем, как и Грибочек.

Северянин опустил взгляд, подслеповато щурясь в полутьме, на собственный выпирающий вперед живот: место, куда дважды смог угодить своей секирой орк, обозначилось неровным пятном крови на белом льне табарда. Мышцы невольно свело от фантомной боли, но Фрэй смог быстро взять это под контроль. В конце концов, не самая страшная рана в его жизни...

Стигсон вернулся к костру, чтобы убрать свой меч обратно в ножны и, налегке, вернуться к месту сражения. Нужно было оттащить тела поверженных орков подальше от лагеря, пока Ади разведывает обстановку.

Укладывая тела в один ряд в тридцати футах от места сражения, жрец проматывал события битвы в своей голове. Как вышло так, что молитва сына Стига не достигла Темпуса? Неужели Владыке было неинтересно противостояние с Одноглазым, в то время как последний явно следил за сражением? Ответом Стигсону было мерное шуршание песка, пока он тащил очередного рейдера за ноги. Если подумать о нападении этих ублюдков, то чести в такой тактике было немного: особого перевеса перед нападающими у каравана не было, да и если орки потрудились последить за путниками, то явно не брали женщин в расчет как сильных соперников. Это Фрэй знал за серокожей братией ещё со временем невервинтерской кампании: женщины этих дикарей зачастую мало чем отличались от мужчин, такие же сильные и свирепые, если могли дорваться до клинка.

Стигсон остановился напротив так и не упавшего окончательно на землю вожака орков, чьи руки всё ещё сжимали секиру. Несмотря на ночную прохладу, северянин покрылся потом. Утерев лоб, жрец Темпуса подумал, что Владыка Битв не ответил на призыв своего последователя потому, что сын Стига в решающий момент положился на силу молитвы, а не на свои собственные способности. Как это делал этот серокожий воин. Фрэй опустился на уровень осевшей поджаренной туши вождя. Обоняние уже привыкло к запаху паленого тела, но последователь Темпуса всё равно ощутил как к горлу подкатывает ком дурноты.

Высвободить оружие из мертвой хватки орка оказалось проблематично. Это заняло несколько минут, пока с характерным хрустом пальцы трупа не сдались. Это был достойный, сильный противник, чтобы память о нем осталась в одном из храмов Битвы. Оставив оружие на песке, Фрэй потащил последнего павшего воина к остальным.

– Владыка Битв, к тебе обращаю свои слова, – начал негромко Стигсон, когда все орки были перенесены и уложены в один ряд на песке великой пустыни. Пальцы северянин сомкнулись на священном символе Патрона. – Да направит молитва умерших в Чертоги Покоя, ибо в сражении отдали они всего себя без остатка и сражение поглотило их души. Мы умираем как и рождаемся - в битве...
Стигсон займется оттаскиванием трупиков футов на 30 от места стуканья.
69

DungeonMaster Raiga
15.09.2021 01:47
  =  
  Азам задумчиво изучал одну из луж, оставшихся от слизней и беседовал о чем-то с халфлингом. Дракончик уже привычным жестом свернулся вокруг его шеи, словно шарфик, изредка поглядывая вокруг подслеповатым глазом с вертикальным зрачком. Федаин протянул Джакире плащ, не преминув поглазеть на тело соратницы, отчего та лишь громко фыркнула и ласково щелкнула мужчину по носу, заставив обоих слегка нервно рассмеяться. Вокруг лагеря постепенно наступал мир и покой.
  После недолгих и не очень плодотворных скитаний, Ади заключил, что враги пришли с запада (с той стороны, куда двигался караван). Однако шайка не казалась частью чего-то большего. Скорее отчаявшимся лоскутком, цепляющимся за последний шанс на выживание и победы. Фрэй в то же время отыскал у одного из орков сумку, в которой лежало полторы сотни серебряных монет и странная деревянная шкатулка, битком набитая слегка изогнутыми и скверно воняющими кусочками какой-то материи, смахивающей на щепки или пересушенную плоть рыб.
  Распрямившись, Азам вздохнул и направился к соратникам, собирая по пути свои стрелы:
  - Это было неожиданной битвой. Я благодарен вам за работу и риски. Лёрн считает, что эти слизни, - он на секунду застыл, удивлённо уставившись на Зиру. - Эти слизни... магической природы. Не похожи на обычную слизь. Надеюсь, что ночь больше не доставит нам сюрпризов. Времени разбираться с произошедшим у нас нет. Однако на ближайшей заставе Зентарима - я обязательно сообщу обо всём в мельчайших подробностях. Странно. Черные патрули обычно справляются с такими угрозами заранее.
  Дракончик что-то презрительно фыркнул, на что Азам лишь пожал плечами, явно не собираясь комментировать отношение спутника к Зентариму.
70

Фрэй Стигсон awex
15.09.2021 12:37
  =  
Молитва и небольшое время проведенное наедине с звездным небом и той непередаваемой тишиной, которая возникает возле мертвецов, позволили Фрэю окончательно принять случившееся. Рана на животе саднила, напоминая о себе при каждом движении, но здоровяк почти не обращал на это внимания. Битва была выиграна так или иначе и жрец Темпуса сделал свой вклад в победу. В следующий раз он будет более мудр в выборе действий.

Взглянув на небо, усеянное ковром из звезд, Стигсон завершил молитву, осенив себя символом благословения войны. Глянув через плечо назад, в сторону лагеря, Фрэй обратил внимание, что большая часть его товарищей сейчас была там. Кажется, и суровый бедин вернулся с разведки. Что ж, северянин сделал здесь всё что было положено сделать и теперь развернулся, чтобы оставить мертвых наедине с ночным небом пустыни.

Жрец возвращался вдоль собственных следов, непроизвольно отмечая кровавый след, что остался на песках от перетаскивания тел. Только сейчас он осознал насколько сильно пересохло в глотке после всего случившегося. Бурдюк с водой остался возле костра, но, по правде сказать, хотелось смочить горло совсем другим. "Сейчас бы в тот шатер, да холодного эля", - мечтательно подумал жрец, так что пришлось сглотнуть разом скопившуюся слюну. О таком остается сейчас лишь только мечтать.

Фрэй с кряхтением, сцепив зубы, наклонился за оставленной орочей секирой. Повертел её в руках, всматриваясь в поверхность добротной стали, которую теперь предстояло хорошенько почистить. Мысль о трофее навела мужчину на воспоминание о былых днях и он потянулся к поясу, где в отдельном мешочке покоился старый компас. Стигсон вытащил деревянную коробочку, казавшуюся совсем небольшой в его широкой ладони, и открыл потертую крышку. Вещица была его первым настоящим трофеем из тех давних времен, когда он выходил вместе с отцом в море за добычей у берегов Побережья мечей. "Купеческая барка", - припомнил Фрэй, - "Не самая великая битва, но драка вышла неплохая". Вещица обладала странной особенностью: стрелка, против ожидания, никогда не останавливалась напротив марки "Север", а зачастую крутилась из стороны в сторону, словно пёс, потерявший след хозяина. И всё же иногда, странным образом, стрелка замирала в вполне конкретном направлении...

Стигсон облизнул пересохшие губы и, словно вторя его мыслям, стрелка компаса замерла, по инерции качнувшись ещё разок из стороны в сторону. Северянин хмыкнул и оторвал глаза от прибора, проследив направление - лагерь, но не сам шатер, а чуть левее, в сторону повозок. Аккуратно закинув секиру на плечо, жрец решил проверить свою догадку.

После небольшой прогулки и нескольких проверок, Фрэй убедился, что компас привел его к повозке груженой бочками с водой. Ну, это насколько помнил последователь Темпуса со слов караванщика. Стигсон даже отодвинул полог тента, накрывающего повозку, чтобы убедиться, что все бочки на месте, но лезть дальше не стал из уважения к работодателю. Меж тем, стрелка, чуть-чуть дрожа всё ещё указывала на повозку. Захлопнув крышку компаса, северянин убрал его обратно и двинулся к костру. Произошедшее заставило Фрэя задуматься.

– Быть может это были остатки кочевого племени, что было вынуждено скрываться в пустыне, – поделился соображениями сын Стига, подойдя как раз к словам полуэльфа. – Готов ставить на кон золотой, что слизняков этих они где-то нашли - у самих бы мозгов не хватило подобное создать. – Криво усмехнулся жрец и опустил трофейное оружие рядом с ножнами с "Фурией". – Если в округе всё чисто, то надо урвать столько сна, сколько сможем перед новым днем пути. Парень, – обратился Фрэй к Ветру, – ты иди отдыхай, а мы с Грибочком досидим.
Вопрос про алкоголь Стигсон оставит на следующий пост)
71

Грибочек Funny
19.09.2021 09:22
  =  
Фирболг подошла к Зире:
- Кажется, ты подружилась со слизью. Удивительно. Он тебя не ест?
На предложение Фрея додежурить дева кивнула:
- Да, конечно, досидим.

Вот и первый настоящий бой. Не очень приятно, но необходимо. Жаль, что нельзя было договориться. Но вот он круговорот жизни. Эти тела дадут пищу для новой жизни... Их никто не заставлял нападать в конце концов, сами виноваты. Успокоив совесть, фирболг уткнулась взглядом в костер. Однако ее ушки то и дело вздрагивали, прислушиваясь к доносящимся из пустыни звукам.
72

Ади Amatevil
20.09.2021 09:02
  =  
Ади, откровенно говоря, и не надеялся встретить во тьме, окружавшей лагерь каравана, устроившегося на заслуженный отдых, следов тех же самых орков или кого похуже, кто мог бы угрожать стоянке. Нет, в Анауроке было множество угроз и опасностей, но чаще они были заняты сами собой и уж точно не стали бы рисковать приближаться к обустроенному лагерю, где было проще расстаться с жизнью, чем получить добычу. Орков кочевник к обладающим достаточным интеллектом для подобных умозаключений по понятным причинам, наглядно продемонстрированным всего несколько минут назад, не относил. В этой вылазке было две причины и плюса: не участвовать в решении вопроса что делать с трупами орков и немного перевести дух. Досталось бедину знатно как бы он не бахвалился и не старался показать ничтожность ран. Этот главарь орков был выдающимся бойцом, надо было признать. Так что кочевник с радостью удалился с глаз остальных охранников, чтобы спокойно ощупать поврежденные места и убедиться, что ничего не сломано.
Когда он вернулся и оповестил всех, что опасности ждать неоткуда, с тем, что осталось от орков, уже разобрались. Фрэй вызвался вместе с Грибочком (да, Ади запомнил все имена, но только сейчас, по его мнению, все они имели право называться по имени для него) додежурить до конца ночи, а потому сам он мог идти спать.
Буркнув что-то вроде "Спасибо" и "Надо будет высказать зентам за их потрясающую охрану", кочевник удалился отдыхать.
73

123

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.