Любовь - удел молодых | ходы игроков | Лепреконово Золото

 
DungeonMaster AlbertAlexander
05.03.2021 11:09
  =  
"Отпуск с любимым в тёплой, дружелюбной стране, полной вкусностей и достопримечательностей". Кажется именно так описала эту поездку Кэйли перед отбытием. Ну чтож, загибаем пальцы: холодным это место назовёт разве что вулканическая улитка, на дружелюбии держится здешняя экономика, достопримечательностей навалом - от античности до краха византийской империи, а что до вкусностей, ну... Тут всё уперается в то, любите вы оливки и морепродукты, или нет.
Ну и конечно любимый тут как тут, куда ему деваться. А больше рядом никого - одни вы на вечернем пляже, если не брать в расчёт корзинку с вином и фруктами. Тёплые волны негромко шуршат по мелкому песку, где-то ещё покрикивают укладываясь ко сну чайки. В янтарных лучах заходящего солнца даже скалы, разграничивающие пляж на двое кажутся мягче, уютней.
1

Патрик Мур Da_Big_Boss
06.03.2021 18:18
  =  
  Будильник. Чемодан. Такси. Поцелуй в щеку. "Не пользуйтесь телефонами во время взлета и набора высоты." Чай без сахара, пожалуйста, а тебе что? "Температура в Афинах +31 градус по цельсию." Экипаж желает. Шуршащая лента конвейера. Еще такси с кучерявым, смуглым шофером. Отель. Четверть часа просто лежать на кровати. "Ну, что, на пляж?" На пляж. "Брать с собой маску или не брать?" А, черт с ней.
  Зайти за едой. Ничего себе у них цены! "Слушай, давай сначала поедим?" Давай. Этот их сыр, забыл, как он называется. "Как этот сыр называется, не помнишь?" Не, ну неплохо, неплохо. И хлеб надо в масло. "А вина, кстати, может?" А вина.
  "Ух, я в отпуске".
  Вспомнил про то, что у меня в кармане. Понравится, понравится, а как же. Хотя... Да не.
  Улицы. Шум. Город.
  Море. Черт, почему на юге море всегда не такое, совсем другое? Как будто его специально для тебя налили, специально для тебя песок насыпали, специально сейчас в нем солнце утопят, все специально для того, чтобы тебе было хорошо? В Трали у мамы даже летом все не так. Пасмурно, дождь, а если нет дождя - то ветер такой, что волосы вырывает.
  "Давай еще с собой возьмем? В корзинке. А вино возьмем?" Какое-нибудь не то, которое за обедом, то было не оч. Или ничего? Не, лучше другое.
  О, классный вид, надо бахнуть на телефон. "Давай еще раз, целуемся!" Классно получилось.
  Стены какие-то, вроде крепости.
  Черт, камешек в кроссовок попал. Смешно попрыгать на одной ноге, пошутить. Послушать как она смеется. Черт, жалко, что я не умею шутить в два раза чаще.
  "А смотри-ка, народу нет совсем." Точно.

  - Слушай, а тебе не кажется... мне вот кажется, как будто вся эта Греция - придумана, - говорит Патрик, наклоняясь, чтобы поднять ракушку. "Показалось, красивая, а так себе." - Как будто не было никаких древних греков, или они были где-то не здесь, а это все просто декорация, чтобы кино снимать и туристов водить. Не верится, да? Представь, мы в декорациях. Ты Елена, я Геракл, или кто там... а этот... Парис! Точно-точно. У нас перерыв в съемках, мы сбежали ото всех на пляж.
А Греции не было никогда. Только мы.
  В штуку подмигивает.


2

Кэйли Амазонка
09.03.2021 18:34
  =  
А может ли она принять такой подарок?
А почему бы и нет?

*

— Дженни, мне нужна твоя помощь!
— Что случилось?
— Ничего плохого. Поможешь мне выбрать купальник?

*

Купальник — это важно. Ей пойдет зеленый. Рыжим почти всегда идет зеленое. А старый можно захватить как запасной. Он тоже ничего, просто старый.

*

— Мам, ты не поверишь! Мы с Патриком едем в Грецию!

*

Греция… Что она вообще знает о Греции? Одна из древнейших культур, красивые руины, ласковое море, отголоски мифов. С экономикой у них вроде не очень. Ну, может, там шоппинг недорогой? Или наоборот? Купить разговорник, что ли? А, ладно, сейчас везде на английском говорят и приложения всякие есть.

*

— Дети, я уеду ненадолго в отпуск. Вернусь к вам через неделю.
— А неделя — это сколько?
— Это семь дней.
— Ого! Семь дней — это долго!
— Думаешь? А давай посчитаем! Помнишь, как мы считали? А дни недели помнишь? Смотри, первый пальчик будет понедельником — это один…

*

Прогнозы в Интернете говорят, что там должно быть тепло. Но, может, стоит прихватить кофточку? Или ветровку? У моря всегда ветрено. Или и то и другое? И джинсы, пожалуй, хотя бы одни. И длинное платье с туфельками на каблуке — вдруг они пойдут в приличный ресторан? Обязательно пойдут! Патрик иногда приглашает ее в такие места, что ей даже немного неловко. И солнцезащитный крем не забыть. Веснушки — то ладно, пусть себе множатся, Кэйли они даже нравятся, но светлая кожа очень легко сгорает. О, а этот сарафан она не надевала уже пару лет. Нужно примерить!

И почему в чемодане так мало места?

*

— Кэй, возьми вот на всякий случай. Спрячь где-нибудь поглубже.
— Па, у меня есть деньги! И кредитка, если что.
— Бери-бери, вернешь, если не понадобятся. Мало ли, другая страна…

*

Завтра вылет. Она осталась дома, чтобы собрать вещи. Хотя можно было собрать их и отвезти к Патрику, лежали бы сейчас в обнимку, вместе предвкушая, как окунутся в теплое море. А, ладно, поздно уже. У них будет целая неделя только вдвоем. Как же здорово! Мама шутит, мол, хорошее испытание отношений, быть рядом круглосуточно, если не рассоритесь, там и о совместной жизни можно задуматься. Или не шутит? Интересно, каково было бы жить с Патриком?

*

— Так, все взяла? Документы, билеты?
— Билеты у Патрика.
— Хорошо. Мобильный, зарядка?
— Черт, зарядка!

Родители волнуются. Братья по-доброму завидуют. Не забыть им каких-нибудь гостинцев привезти. Что обычно привозят из Греции? Надо погуглить.

*

— А можно, я у окна? Только ты держи меня за руку на взлете, ладно?

Патрик улыбается, уступая ей свое место. Какая же у него восхитительная улыбка! Даже не знаешь, куда больше хочется смотреть: в иллюминатор или на любимого. Можно чередовать.

— А зеленый есть? Да, спасибо.

*

Хорошо, когда есть Патрик. Можно взять его за руку и просто позволить себя вести, глазея по сторонам.

На попутчиков, широкий поток которых разбивается на несколько тонких ручейков на паспортном контроле, по капельке просачивается через турникеты, а потом на некоторое время затихает, заливом обогнув конвейер в ожидании чемоданов. А вон и мой едет, смотри, вот тот, с наклейкой клевера, лови его! Нет, не кирпичи. А твой и правда легче.

На залитый солнцем южный город. Светлый, яркий, рыже-бело-зеленый. Это все ее цвета. А это что, апельсиновое дерево? А это гранат? Хочется высунуться из окна такси и вдыхать, вбирать в себя эту атмосферу, позволить теплому ветру растрепать волосы. Как же здорово!

На уютный отельчик с улыбчивым персоналом и увитыми виноградом беседками во дворе. Как приятно поваляться на чистой мягкой постели. Главное не начинать целоваться, а то мы так и не посмотрим сегодня город!

На непритязательные местные достопримечательности. Хотя в абстрактных планах есть и пара экскурсий – куда ж без фото на фоне Акрополя? Но это все потом, не сейчас…

На смешные, совершенно незнакомые слова в меню. Хорошо, что есть картинки и английский вариант.

— Не, не помню. А я вот это попробую, мне картинка понравилась. И греческий салат! Мы же в Греции! Блин, мы в Греции, до сих пор не верится! А вина можно, да. Ты видел, у них виноград чуть ли не в каждом дворе растет!

Как же здорово!

*

И море… Какое здесь прекрасное море!

Это ли не счастье – стоять на берегу теплого моря, вдыхать его йодистый запах, подставлять лицо бризу, слушать мягкий голос любимого…

Кэйли с готовностью включается в игру, нарочито скептическим взглядом обводит залитый янтарным закатным светом берег, будто бы оценивая его настоящесть.

— Точно, — смеется. — Но неплохие декорации вышли, мне нравится. Вот только ты думаешь, зрители поверят в рыжую гречанку?

Подходит ближе к воде, увлекая за собой Патрика.

— Смотри, а здесь и правда только мы. Главное, чтобы съемочная группа не пришла нас искать, если мы вдруг задержимся, — ее очередь лукаво подмигнуть.

Обвивает руками шею парня, поднимаясь на цыпочки и утопая открытыми пальцами в песке, прижимается, трется носом о щеку, целует нежно, выдыхает едва слышно весь восторг сегодняшнего дня:

— Хочу тебя.
Отредактировано 09.03.2021 в 22:46
3

Патрик Мур Da_Big_Boss
10.03.2021 02:24
  =  
  - Елена ж была не гречанкой, а троянкой, - со смехом парирует Патрик. - Кто вообще знает, какие у них были волосы? И вообще, сейчас в кино её могла бы негритянка сыграть. Дело же не в этом. Там смысл в том, что она - самая прекрасная женщина в мире.
  Смотрит на Кэйли со значением.
  - То есть, достоверно играть её можешь только ты, тут без вариантов!
  Глядя, как ветер ("Это же бриз, да? всегда путал названия этих ветров") треплет рыжие волосы, думает о том, как быстро меняются приоритеты мужчины.
  В восемнадцать тебе нужна самая красивая девчонка в школе.
  В двадцать - модель.
  В двадцать два - супер-модель и на сдачу: кабриолет, чтобы небрежно открывать перед ней дверь.
  А у тебя какая-нибудь симпатичная девчонка, но вы ссоритесь, потому что тебе нужна супер-модель, а раз нужна супер-модель, то с этой можно и разругаться и найти другую. Ты не готовь терпеть, потому что всё равно будешь расставаться.
  Потом двадцать пять, двадцать семь, двадцать девять - вроде тебе все так же нужна эта супер-модель (хотя ты уже из любопытства снял такую в эскорт-агентстве и убедился, что ничего особенного в них нет), но внутренне что-то происходит, ворочается, ты задумываешься... задумываешься.
  Потом щелчок - ты его не слышишь, он происходит незаметно. Просто просыпаешься - а тебе тридцать. Ты все тот, да не тот же. Никакой старости - что вы, и в помине нет. А все же - не тот же, хотя по-прежнему нравятся супер-модели, но уже как-то не так. Смотришь на них, как на картины в Национальной Галерее. Ведь любой нормальный человек, глядя на картину, вполне доволен тем, как она висит на стене в этой галерее, а не у него дома.
  А потом встречаешь девушку, самую вроде бы обычную. И думаешь: ну так, встретились, потом разбежались. Все по сценарию: прости, дорогая, но ты тут попала в самое начало фильма, а в конце там должна быть супер-модель, а не ты, а так ты хорошая, просто... не супер, и не модель.
  И вроде так все и должно быть, но что-то в тебе непоправимо щелкнуло, и ты говоришь "извини, пожалуйста" там, где раньше раздраженно говорил "ладно, проехали" и махал рукой в том смысле, что "тебя проехали, пока". И обнаруживаешь, что тот удобный момент, когда надо было оттолкнуть, когда надо было сказать, "прости, дорогая" - ты уже пропустил, не заметив. И... и ничего! Спокойно ждешь нового.
  А он не наступает.
  Осознаешь, что всё, ты попался, не будет больше никакого удобного момента никогда, сама мысль, что ты скажешь: "нам надо расстаться", глядя в эти большие зеленые глаза, неприятна до ужаса. Ты даже не знаешь, что поганее - мысль, что они наполнятся слезами и непониманием, или мысль, что ты сам в этот момент наполнишься слезами и непониманием, а на языке будет вертеться "блин, да что же я натворил и как теперь вернуть все обратно?"
  И думаешь, а что теперь делать?
  А как же супер-модель? Ноги от ушей, завистливые взгляды, жопа-победительница-всех-конкурсов и эти как их там 90-60-90?
  И тут приходит понимание: а черт с ней. "Неважно, сколько сантиметров, если она самая красивая." Вот так само с языка срывается. И сразу, конечно, сомневаешься. "Да ну, не может быть, как так. Чепуха. Она же самая обычная." Сам себе не веришь.
  Идешь на свидание, весь такой недоверчивый, привет-привет, она еще спросит: "Что-то не так?" А ты отвечаешь: "Да нет, все нормально, ты о чем?" - а ведь прекрасно знаешь, о чем, ты ведь смотришь на неё и думаешь: ну, так и есть, обычная же девчонка.
  Идете в кино, смотрите какую-то чепуху, но ты расслабляешься, забываешь о том, что пришел не просто на свидание, а чего-то там проверить. Темный зал, хруст поп-корна, мягкое кресло, чувствуешь, как маленькая ладошка сжимает твою руку, как волосы щекочут щеку, как голова лежит на плече. Откидываешь подлокотник, обнимаешь, вдыхаешь запах. Находишь губы. Не помнишь, чем закончился фильм, но фильм отличный, поставишь потом 5 в отзывах. А когда выходите из зала, смотришь на фигурку, джинсы, грудь под свитером, видишь лукаво косящий взгляд и понимаешь: ДА, САМАЯ КРАСИВАЯ, БОЛЬШЕ НИКОГО НЕ НАДО. Шепчешь: "Поехали ко мне."
  И покупаешь билеты в Грецию, и выбираешь чемодан, и еще то, что у тебя сейчас лежит в кармане, и вот вы в Греции, на пляже, и ты говоришь чушь про кино и Елену Троянскую и шутишь, а это, черт возьми, ни черта не шутка. "Кэйли, ты самая красивая девушка на свете, я не знаю, как это получилось, но это так, прости, что я могу только пошутить про это, я потом скажу это серьезно еще миллион раз".
  А зачем потом, если можно сейчас?
  - Это не шутка, кстати, - добавляет, улыбаясь.
  "Не хочу никакую супер-модель в конце фильма, хочу тебя и до самых титров."
  Слышит её слова, пересыхает в горле. Мысли мечутся. Не хочется испортить отпуск. А вдруг тут на пляже кто-то куда-то пойдет, вдруг кто-то смотрит, а вдруг тут так не принято, нельзя, в Дублине бы не поняли, могли бы и полицию вызывать...
  Десять вариантов отговорок начиная от "сначала искупаемся" до "только не тут, тут песок", толстая мысль о том, что раз ты мужчина, ты должен думать о безопасности...
  Но уже знаешь, что ни одна не годится, потому что единственный способ испортить отпуск, сказать сейчас "нет".
  Самым красивым женщинам на свете не отказывают. А все что будет потом - будет вместе, и это будет история, с которой начнется этот отпуск и с которой будут начинаться воспоминания о нем.
  - Смотри, - говорит он, внешне спокойно, а на самом деле чувствуя, как бьется сердце от волнения, от желания, от звучащего в голове "дааа", - зонтики. Пойдем туда! - тянет за руку. Вспоминает про то, что в кармане. - Я тебе кое-что покажу. - Спохватывается, что пошло прозвучало. - Я не в смысле...
  А в каком? Ну, так или иначе.
  - А хотя, кого я обманываю! - оборачивается, жадно целует, и снова тянет за руку. - Пошли!
Отредактировано 10.03.2021 в 02:26
4

Кэйли Амазонка
13.03.2021 01:54
  =  
Кэйли неважно, кем там на самом деле была Елена. Важно, что Патрик рядом и она ему нравится. Сама она, может, и не верит в то, что может быть самой прекрасной женщиной в мире. Но спорить не станет. Зачем? Ведь так приятно быть для кого-то самой-самой… Особенно если этот кто-то – самый-самый для тебя.

Она бы хотела вернуть комплимент, сравнив Патрика с каким-нибудь греческим богом или героем, но если и знала их имена, то все они сейчас вылетели из головы, потому что ее захватывает эйфория, желание и предвкушение, и думать совершенно не хочется. И она просто смеется, становясь в «модельную» позу в пол-оборота к парню, немного прогибаясь в пояснице и ловя теплые лучи в рыжину волос, – мол, да, я прекрасна, любуйся мной, желай меня. Ветер набрасывает растрепавшиеся пряди ей на лицо, и она щурится и пытается заправить их за уши, откуда они все равно выбиваются секундой позже.

Он говорит «смотри» - и она смотрит. Чуть дальше на пляже зонтики, а под ними лежаки, и там действительно будет удобнее. Фыркнув от смеха в ответ на смущенную оговорку Патрика, она говорит:

- Сейчас, а то я уже песка набрала.

Держа любимого за руку и чуть опираясь на нее, чтобы не потерять равновесие, она по одной стаскивает босоножки. С наслаждением зарывает голые ступни в песок:

- Теплый! Так классно!

Отвечает на поцелуй и позволяет Патрику увлечь себя за собой. Ей так хорошо, что хочется бежать вприпрыжку, как в детстве, смеясь и раскручивая босоножки за тонкие ремешки.

А почему бы и нет?

И вот уже не Патрик тянет ее к зонтикам, а она бежит вперед, немного неуклюже, потому что от песка неудобно отталкиваться, но почти вприпрыжку. Оборачивается через несколько метров – не отстает ли?
5

Патрик Мур Da_Big_Boss
15.03.2021 20:48
  =  
  Если у Патрика и были сомнения, то, стоило ему увидеть, как Кэйли бежит голыми пятками по песку - и они были забыты.
  Он бежит за ней, чувствуя, как песок мягко разъезжается под подошвами.
  У него хороший возраст - когда уже можешь любить и когда еще можешь влюбиться. Но он уже не думает о возрасте, чувствует это взвинченное состояние беспокойного восторга, теплого восхищения и чего-то еще с запахом рыжих волос.
  Первый раз услышав слово "отпуск" думаешь, что это тебя кто-то там отпускает, как спускает с привязи. Но на самом деле отпустить себя гораздо сложнее. Почувствовать, что мира вокруг нет, только море, песок, закат и счастье. И когда весь мир - это маленький кусочек берега, счастье в нем достигает такой высокой концентрации, что сбивает с толку.
  Наверное, в мозгу в это время что-то происходит - текут по одним ручейкам эндорфины, а по другим дофамин, а ты просто теряешься между ними.
  - Ляг на живот! - просит он, смеясь, когда шезлонги оказываются рядом. - Закрой глаза!
  Человек устроен так, что желает все время недоступного. Стоишь перед витриной, а то, что ты хочешь - за витриной. Или листаешь каталог, и думаешь - "вот это", и вроде оно перед глазами, а на самом деле нет.
  Желанное всегда такое необычное, такое волшебное, такое яркое, что ты думаешь - вот оно окажется в руках, и тебя окутает этой магией. А потом оно оказывается в руках - и... никакой магии нет, ты просто доволен, все отлично, никакого разочарования, но все же где-то на подсознании всплывает старое доброе "The chase is better than the catch".
  И только другой человек неисчерпаем и сохраняет магию долго, а если приложишь усилия - то всегда. И кога держишь его в руках, ты гораздо, гораздо счастливее, чем когда видишь его фото на экране телефона. Когда он рядом, ты даже не знаешь, как к нему прикасаться - сильно или осторожно, но как-то само собой получается и сильно, и осторожно.
  И Патрик задирает у Кэйли на спине топ (или как там это теперь называется на языке моды?), и гладит её по спине и чувствует тепло, мягкий ток, живой шелк и что-то такое медовое, но не приторное. И не может удержаться, чтобы не дотронуться до лопатки губами.
  Потом он наклоняется к её уху и говорит:
  - Давай сыграем в игру. у меня для тебя есть маленький подарок. Тут, в кармане. Ты говоришь, какое оно. Мимо - я с тебя снимаю, что захочу, попала - ты с меня. Идет?
Отредактировано 15.03.2021 в 20:49
6

Кэйли Амазонка
20.03.2021 05:01
  =  
Вот за такие моменты она его и любит.

Потому что он не смотрит на нее, как на дуру. Не улыбается снисходительно, просто позволяя ей какие-то шалости. Не хмыкает скептически. Не ворчит.

Он бежит следом. Вместе с ней.

И это восхитительно.

Кэйли послушно ложится на живот, закрыв глаза. Хихикает и покрывается мурашками от нежного, щекочущего прикосновения пальцев под тонкой тканью и легкого поцелуя, наслаждается лаской и нарастающим в теле возбуждением. Ей не хочется, чтобы Патрик останавливался, но игры она тоже любит. Не больше, чем Патрика, конечно, но здесь же комбо!

- А глаза можно открыть?

Она ненадолго задумывается. Одежды на них всего ничего, так что попыток будет немного. А раз так, можно попробовать капельку схитрить.

- Оно… маленькое!

Иначе бы в карман не поместилось.
7

Патрик Мур Da_Big_Boss
20.03.2021 19:38
  =  
  - Можно, - говорит Патрик, смеясь. - Хотя нет, стой! Лучше я тоже закрою.
  И закрывает, конечно.
  И сразу острее чувствует запах моря, яснее слышит крики чаек, плеск прибоя, шуршание песка.
  "Вот смешно будет, если мы тут с закрытыми глазами будем сидеть, а кто-то подойдет!" - думает он.
  Да нет, чепуха, никто не подойдет. Но ему слышится опять шуршание песка. И звук - что-то вроде взмаха крыльями. Очень близко.
  - Слышала? - спрашивает он. - Птица пролетела. Не слышала? Ну, значит, это амур пролетел, мы же в Греции. Это же их тема, да? Ай! Ничего себе! Представляешь, в меня только что стрела попала! Вот здесь, потрогай, чувствуешь! Маленький проказник. Ой, а чувствуешь, тут еще одна торчит. Уже... уже... три месяца почти торчит! Надо же, а я и не замечал.
  Он трогает свою грудь её руками.
  - Ладно, угадала. Маленькое. Давай, выбирай, что снять?
  "Наверняка рубашку!" - думает он. - "Кэйли такая... не то чтобы робкая, но, не делает обычно ничего слишком резко." Хотя разве только что не слишком резко она его сюда потащила?
  "Раз мне нравится, значит, не слишком!" - смеется он про себя.
  - Давай еще. Из чего это сделано?
8

Кэйли Амазонка
25.03.2021 01:18
  =  
Кэйли честно закрывает глаза снова, едва успев их открыть, приподнимается на локоть и садится, опуская ноги на песок и немного задев при этом бедро сидящего рядом Патрика:

- Ой, прости, - протягивает руку, касаясь его плеча.

Так необычно и забавно все делать на ощупь. Она прислушивается, но слышит, кажется, только море. Позволяет Патрику положить ее руки себе на грудь. Улыбается. Он этого, конечно, не видит, если у него тоже глаза закрыты, да и вообще видят разве что чайки, но она не может не улыбаться. И он поймет – по голосу, по настроению. Она же почему-то уверена, что он тоже улыбается.

- Так что, - немного ехидно спрашивает она, нежно проводя ладошками вверх, к воротнику, - будем вытаскивать? Или не мешает?

Ее пальчики тем временем нащупывают и по одной расстегивают пуговицы на рубашке Патрика – сверху вниз. Расстегнув последнюю, она запускает руки под ткань, обнимает парня за талию, прижимается к нему, вдыхает его запах, прикладывает ухо к груди: как сердце бьется!

Легко, одними губами целует куда-то в область сердца, отстраняется – немного неохотно, но игра ведь еще не закончена. И ее руки возвращаются на его уже обнаженную грудь, снова скользят вверх, расходятся на плечи, сбрасывают с них рубашку и повторяют ее путь вниз по рукам, словно желая убедиться, что она действительно снята. Вот так. А ее губы сейчас прямо у его шеи, и она целует его, и еще раз... Пьянея от его близости, от его запаха, от касания к его коже...

Но...

- Оно… Из шоколада!

Кэйли обожает шоколад. Когда кто-нибудь видит, какими количествами она может его поглощать, он обычно удивляется, как ей при этом удается оставаться стройной. Но в ней он, похоже, сразу перерабатывается в чистую радость, пренебрегая всеми правилами обмена веществ. Патрик, конечно же, знает о ее маленькой слабости, и у него частенько есть при себе конфетка или шоколадка.
Отредактировано 25.03.2021 в 02:17
9

Патрик Мур Da_Big_Boss
28.03.2021 11:45
  =  
  - Не мешает, - отвечает Патрик, сильнее зажмуриваясь. Так странно - кажется, закрытые глаза - это то же, что темнота. Но нет, темнота - это темнота, ты все же что-то ощущаешь, какие-то смутные силуэты, чувствуешь пространство, а когда глаза закрыты - это другое. Все сразу становится ближе, чем оно есть. Руки Кэйли - как будто уже глубже, чем кожа. И от этого кажется, что если на тебя кто-то смотрит - он видит, что ты чувствуешь, а не просто тебя. Кажется, ну что такого, снял рубашку - да Патрик сто раз по пляжу без рубашки ходил! Но то ли потому что он знает, что рубашкой дело не ограничится, то ли потому что глаза закрыты - становится... нет, не неуютно, а что-то вроде спуска на горных лыжах. Не можешь остановиться. Не можешь открыть глаза. Зажмуриваешь их даже сильнее, чем надо.
  - Нет! - смеется он. - Что ты, шоколад бы давно растаял!
  Иии... и надо что-то снять с Кэйли.
  Господи, как это странно - раздевать свою девушку на пляже, где её... чёрт возьми, где её каждый может увидеть!
  Но. Тут же никого нет!
  А вдруг есть?
  Чертовски хочется открыть глаза и быстро оглянуться.
  "Ой, ну есть кто-то, и что? Пусть завидуют!" - думает Патрик.
  Напряжение снимает, как рукой. Вот бывает такой момент, когда ты махнул рукой, и не паришься. Вот этой самой рукой, которой машешь, напряжение и снимает.
  - Встань, пожалуйста, - говорит он.
  Ищет правой рукой пуговицу на её шортах, а левой... ну невозможно удержаться, чтобы не положить её... прилично было бы сказать на бедро, но, боже мой, это же не бедро!
  Почему женская попа так завораживает мужчин? Нет, Патрик, конечно, слышал всю эту околонаучную дребедень, типа это из каменного века, мол, чем шире бёдра, тем проще рожать... Но он чувствовал тут какой-то подвох. Ведь бывает, что бёдра вроде узкие, а тебе все нравится, а бывает наоборот, и как с этим быть?
  Повзрослев, Патрик заметил, что дело в искренности. Любовь - она же не служба поддержки, двадцать четыре на семь. И очень милое лицо может быть противным, если оно искажено злостью. Или унылым. Или скучным. Или глупым. По-разному. Но попа не обманет. Если ты почувствовал фальшивую ноту в отношениях, задумался вдруг: "А это точно та девушка, которую я так любил?" - смотри пониже спины. Если не та - то ничего не почувствуешь: с этим фитнесом и ЗОЖем красивыми булками сейчас никого не удивишь. А если та... то неважно, что какой там что ширины - почувствуешь легкую дрожь и беспокойство: как так, почему она от меня удаляется и как её вернуть?
  Почему так? "Глаза - зеркало души" - говорите? Да чепуха. Глаза врут, глаза лукавят, глаза выражают совсем не то, что на душе. А женская задница - это как зеркало, в котором отражается характер. Константа. Смотришь, и сразу видишь суть - твоя или не твоя.
  Поэтому движения Патрика легки, почти бережны, а глаза закрыты - без всякого мухлежа.
  Когда шорты сняты, он сажает Кэйли к себе на колени, чувствуя мягкий бифлекс купальника, и говорит:
  - Пробуй ещё!
10

Кэйли Амазонка
02.04.2021 01:50
  =  
- Думаешь, меня бы это остановило? – со смехом спрашивает Кэйли, вставая.

Это же шоколад! Он прекрасен любым. Холодным, горячим, твердым, мягким. В виде глазури, конфет, плиток и батончиков. Жидким, в ее любимой старой чашке с улыбкой Чеширского кота – таким, как умеет делать только мама. Тягучим и вязким, как в той кафешке, где делают превосходное шоколадное фондю – и плевать, что многие считают это извращением. Соленым и фруктовым, белым и горьким. И конечно же молочным с орехами! И даже подтаявшим и деформировавшимся. Шоколад - это же почти как любимый мужчина. Он остается желанным, в каком бы состоянии ни пребывал.

А руки любимого мужчины меж тем снимают с нее шорты, и она слегка упирается обеими руками ему о плечи, чтобы не упасть, поднимая по очереди ноги. Садится Патрику на колени, обвивая руками его шею и ощущая бедром явно не приготовленный ей подарок. Хотя чем это тоже не подарок? Очень даже приятная штука…

Она должна угадать на этот раз. Ну, просто потому что так будет интереснее. И Кэйли пытается включить логику. Благо, мысли о шоколаде чуть сбавили накал возбуждения – сводить эти две страсти воедино ей не доводилось. Хотя даже странно, что ни один из ее парней не додумался до такой игры... Ой, и хорошо, что не додумался.

Итак, если это не конфета, то вообще вряд ли что-то съедобное. Фрукты и вино в корзинке. А если не съедобное, то, наверное, какая-нибудь милая безделушечка. Может, браслетик? Или заколка для волос? Заколка бы сейчас не помешала, ветер совсем волосы растрепал.

- Из металла? – неуверенно предполагает она.
Отредактировано 02.04.2021 в 04:22
11

Патрик Мур Da_Big_Boss
12.04.2021 12:56
  =  
  Патрик тоже смеется, представляя Кэйли измазанную шоколадом, как маленькую девочку. Такой он её еще не видел, но представить почему-то очень легко. Особенно с закрытыми глазами.
  - Сладкоежка моя! - говорит он с шутливым упреком и с обожанием одновременно.
  Патрик уже думать забыл про то, что они здесь могут быть не одни. Ведь одни - понятие относительное. Можно стоять посреди аэропорта, забитого людьми, и все равно быть вдвоем, как будто никого рядом нет.
  Чувствуя, как Кэйли прижимается к его коленям (будем честными, не только к коленям), Патрик вдруг думает: "А, господи, как же офигенно! Какая была крутая идея поехать вот так вдвоем, чтобы ничего не мешало."
  Там, дома, в обычной жизни вы не то чтобы вместе, а "успеваете побыть вместе". Выходные? О, успели провести вместе, здорово. Свидание? Успели в кафе посидеть в среду, приятно. Успели сходить в кино. Успели пройтись по моллу. Успели то, успели это... И неважно, сколько провели вдвоем времени, все равно всегда остается какое-то чувство, что "надо" - это что-то другое: вставать утром, пить кофе, идти в офис, заходить в магазин за едой... А вместе - важная, но какая-то необязательная программа, которую надо успеть, и потом опять спешить делать то, что надо.
  А тут по-другому: ничего больше нет, только улыбка в голосе Кэйли, песок на её пятках, её тело, её смех, её закрытые глаза. Ничего из того, что "обязательно", а на самом деле вообще неважно.
  "Мой мир наконец пришел в нормальное состояние", - думает Патрик, чувствуя её живот под ладонью. Вдруг за секунду что-то подскакивает внутри, как в фильме-катастрофе, когда на электростанции все стрелки ползут вверх и звучит серена. Он стаскивает её со своих коленей, кладет на лежак, оказывается рядом, одним коленом на песке, чувствует легкую злость, что нельзя открыть глаза, лихорадочно ищет её губы и целует уже не как раньше, уже по-настоящему, руки уже скользят не легко-легко, а сильно, нетерпеливо сжимая её тело, за шею, за ягодицы. Он чувствует, как тяжелеет дыхание, на секунду почти задыхается, но не может оторваться, пьет большими глотками, зубами прихватывая её губу и снова приникая всем ртом. Рука скользит уже между бёдер Кэйли, пока еще поверх купальника, но настойчиво прижимается ладонью через ткань. "Дай! Хочу!"
  Шепчет еле оторвавшись от рта:
  - Угадала! - горячо, даже с вызовом.
  Не получается быть "таким милым Патриком", почему-то.
12

Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.