Wicked Games | ходы игроков | Albus caerula

 
Всё слишком сумбурно. Ничего не успела. За секунду руки за спину, холодный метал сжал запястья, грубый толчок, голову вниз и на мягкие сиденья машины. Гул в ушах, резкие повороты, молчаливый взгляд через зеркало заднего вида.
Кто вы? Что вам надо? Сколько времени прошло? Час, может все пять...Остановка. Вновь грубые рывки, без остановок, в серое, монотонное здание. По лестнице вниз. Один, два, три, четыре, пять...шесть этажей. Кто бы мог подумать, что у подобного сооружения целых шесть этажей подвала. Головой к стене. Да куда я денусь?! Вас двое. Щелчок дверного замка, ещё один грубый толчок в спину, куда - то за дверь...

Железный стол, бьёт по глазам отражение лампы от зеркальной поверхности, стул, белые стены, отсутствие окон или любого другого источника дневного света и...тишина. Слишком громкая. Она приобретает форму, вместе с дикой жарой в этом помещении. Жажда сушит горло, но это терпимо. Больше пугает ожидание.
Рывком на стул, щелчок замка и вновь тишина... Она крадется. Слёзы. Сами по себе. Просто вырвались откуда - то изнутри и теперь их не остановить. Я не знаю как работает этот механизм, но в данный момент, моё тело меня не слушает. Все попытки четны. Рыдаю в тишине. Ну, хоть что - то разбавляет этот сгусток гнетущей энергии.
Отредактировано 24.09.2018 в 18:46
1

Джон Отто Комиссар
25.09.2018 11:13
  =  
Через какое-то время, которое Нэлли могло бы показаться вечностью, в комнату для допросов вошёл мужчина в сером костюме и сел напротив, через стол. Вошедший нёс в руке толстую коричневую папку, которую положил перед собой и сразу раскрыл. Лицо мужчины не выражало никаких эмоций. Человек просто делал свою работу. Сейчас он был будто бы погружён в молчаливое чтение первой страницы. Так, в тишине, прошло ещё несколько минут. Агент будто забыл про Нэлли.
За широким зеркалом справа, идущим вдоль всей стены, наверняка стояли наблюдатели, которые вели запись допроса.
Наконец, мужчина оторвал взгляд от листа и посмотрел в глаза Нэлли. Лицо агента по-прежнему не выражало эмоций, но взгляд был холодный и цепкий, пронзающий насквозь, будто рентген.
"Ваше полное имя? Дата рождения? Место рождения? Место жительства? Семейное положение? Наличие детей?"
Вопросы мужчина задавал сухо, не торопясь, дожидаясь ответа на каждый. Нэлли могло бы показаться это ненужной формальностью. Ведь мужчина только что прочитал её личное дело и уже обладал этой информацией. Впрочем, возможно, на то были причины.
Наконец, мужчина сказал ещё кое-что:
- Прежде чем я официально предъявлю Вам обвинение, у Вас ещё есть возможность написать явку с повинной. Полагаю, Вы догадываетесь, почему Вы здесь, и Вам есть, что нам рассказать. Советую хорошенько подумать над ответом. Другого шанса у Вас не будет.
Отредактировано 25.09.2018 в 11:14
2

Нэлли встрепенулась от нового щелчка. Хоть какой - то новый звук, в этой дикой молотилке тишины. Но радость, если её можно было так назвать, быстро исчезала, после появления молчаливого человека. Казалось, что именно он и создал эту тишину. Специально натянул этот невидимый купол, под которым приходится сидеть склонив голову и так сложно дышать.
Вопросы, что вдруг градом посыпались после продолжительного молчания, стали, пусть и лёгкой, разрядкой обстановки, что уже начинала сводить с ума.

- Я...меня зовут...Нэлли Тэис Лоанджер, - начала разговор девушка, пытаясь сдерживать приступы слёз. - Родилась... в Роклэнде, штат Мэн. Дата рождения... 1996 год, август 21. На данный момент проживаю в общежитии Гарвардского университета округа Кенбридж. Детей нет...Семейное положение... тоже отсутствует.

Девушка закрыла глаза ладонями, пытаясь скрыть поток эмоций, что с новой силой ударил в мозг. Слёзы вновь вырвались из под слабого давления и сейчас, выставляли Нэлли какой - то хилой размазней.

- Простите... я...я не понимаю, почему тут нахожусь. Возможно... это из - за переписки в фейсбуке с Эрлин Шэйн? Ну, там же ничего плохого не было! Да, я в резких тонах выразилась о чернокожих...Но это же... была шутка. Могу дословно её вспомнить...- Нэлли устремила взгляд в бок, пытаясь вырвать кусочки воспоминаний тех времён. - Что - то типо... "мой кофе с утра был настолько чёрным, что пытался продать мне наркоты." Но это же обычная шутка! Я ничего не имею против чёрных...простите, афроамериканцев. Если дело не в этом...то я не знаю за что вы меня сюда привели.
Отредактировано 25.09.2018 в 16:43
3

Джон Отто Комиссар
25.09.2018 21:02
  =  
Мужчина с каменным лицом слушал Нэлли, неотрывно глядя ей в глаза и не перебивая. Когда же девушка закончила, на несколько секунд наступила неловкая тишина. Затем, мужчина ненадолго вновь опустил взгляд на страницу в раскрытой папке и тяжело вздохнул.
Что мог означать этот вздох? Досаду? Раздражение? Усталость? Или всё вместе? Трудно сказать.
Мужчина снова поднял взгляд на Нэлли и заговорил:
- Мисс Лоанджер, Вы обвиняетесь в серии убийств, совершённых с особой жестокостью, а также во множестве других преступлениях с отягчающими обстоятельствами. Я - агент Джон Отто, лично веду расследование всех этих происшествий, объединённых в одно дело. Вы - основная подозреваемая. У нас достаточно улик, показаний свидетелей и других доказательств, чтобы довести дело до суда. В самом лучшем случае, Вам грозит пожизненное заключение. В худшем - смертная казнь. Чистосердечное признание может облегчить Вашу участь.
Агент Отто выждал паузу, внимательно наблюдая за реакцией Нэлли. Затем, продолжил:
- Итак, мисс Лоанджер, я спрошу только один раз. Вы признаёте свою вину?
Вряд ли агент Отто всерьёз рассчитывал на то, что Нэлли признается. Возможно, вопрос был чистой формальностью. Но возможно, это было частью "игры", которую вёл с девушкой дознаватель, чтобы "расколоть" её.
4

Assistant Blacky
08.10.2018 01:11
  =  
11 мая 2015 г., 09:15 am
г. Квонтико, штат Виргиния



Отдел криминалистики Управления криминальных расследований ФБР в Квонтико располагался на четвёртом и пятом этажах, занимая добрую треть здания, выстроенного, подобно многим сооружениям административного назначения, в архитектурном стиле «брутализм».


Этажами ниже, с первого по третий, устроились эксперты-криминалисты — неизменные спутники следователей и центральные фигуры той части расследования, когда дело доходит до анализа вещественных доказательств и установления истины по делу. А если спуститься ещё на один этаж, на цокольный полупогребённый уровень здания, то можно встретить специалистов подразделения криминальной психологии в окружении мерно гудящих негатоскопов. Два же самых нижних яруса были отданы под архив.

Объединить под одной крышей все отделы, занимающиеся расследованием серийных убийств федерального уровня и тесно сотрудничающие между собой, было удачным решением. Каждый выполнял свою часть компетенций, каждый вносил существенный вклад в общее дело, работая как хорошо смазанные и подогнанные друг к другу части одного слаженного механизма. И сейчас прибывший на место специальный агент Джон Отто невольно подумал, что Управление криминальных расследований, пожалуй, похоже на живой человеческий организм. Даже порядок расположения подразделений подтверждал эту внезапно пришедшую в голову метафору.

Разместившийся ровно по центру экспертно-криминалистический отдел, чьи заключения ложатся в основу обвинительных или оправдательных вердиктов, — это сердце. Технически оснащённое по последнему слову науки, пощёлкивающее, гудящее и пульсирующее на все лады с точностью метронома — именно оно снабжает кровью тело и мозг уголовного процесса.

Мозг — это, конечно, следователи-криминалисты, собирающие воедино, синтезирующие всю полученную информацию, строящие на основании фактов доказательную базу для подтверждения версий. Криминалистика — голова любого расследования. И в понимании Отто, эта голова по праву располагалась поближе к крыше.

Что до криминальной психологии… Тут закономерность давала сбой. Направленная на изучение потаённых уголков души преступника и сама являясь душой уголовного судопроизводства, размещалась она несколько не на месте. Если следовать аналогиям метафоры Джона — в пятках. С другой стороны, наукой до сих пор не выявлено точное местоположение этой неуловимой «субстанции», равно как и вообще не доказано её наличие в организме. И если подходить к вопросу с этой стороны, что мешает этой «душе» быть в пятках? С их-то леденящей кровь спецификой работы ей там самое место.

Джон не был романтиком и давно уже не питал иллюзий, свойственных юношам, поступающим на службу в ФБР только что с университетской скамьи. Уже не одно десятилетие он смирял бурлящее вокруг море человеческого насилия и жестокости, бросал вызов этому хаосу, вооружившись законом и правопорядком. Он наблюдал за самыми тёмными сторонами человеческого существа и успел повидать всякое. Повидать, изучить, понять. Но не привыкнуть. Потому что привыкнуть к такому невозможно. Он был свидетелем того, как многие коллеги по цеху черствели и скатывались в бесчувствие и цинизм. В общем-то обычный для сотрудников подобного профиля защитный механизм психики.

Джону удалось остаться собой. Несмотря на тяжесть моральной стороны его профессии, он находил в ней особую прелесть. Осознание того, что день да днём делаешь правильное дело на благо общества, подобно врачу лечишь его болезни, придавало сил. Работа была его увлечением, его страстью, его любовью. И любовью взаимной: показатели раскрываемости агента Отто неизменно оставались на уровне одних из самых высоких, а сам он был на хорошем счету у руководства отдела.

Может быть, поэтому в одно пятничное утро, не предвещавшее никакой срочности, руководитель отдела вызвал его к себе в кабинет и без лишних вступлений вручил бумагу из Управления административных служб. Джона переводили в отдел криминалистики в Квонтико. «Незамедлительно» — гласила рукописная резолюция на титульном листе, выведенная отрывистым, волевым почерком.

Так что уже в понедельник, 11 мая, в начале десятого Джон сидел в приёмной руководителя отдела, располагавшейся на пятом этаже, ожидая, когда его вызовут.

Джон МакДугал оказался мужчиной в возрасте с решительным, строгим лицом и холодным взглядом серых глаз, которые сейчас, впрочем, смотрели на вошедшего приветливо и… заинтересованно-испытующе.


Он поднялся из-за массивного стола, на котором были нагромождены высокие стопки всевозможных рапортов, отчётов, сводок и прочей текущей документации — судя по первому взгляду, рассортированные по категориям — и протянул тёзке руку для приветствия.

— Агент Отто, добро пожаловать.

Рукопожатие оказалось подобающим. Ни чересчур крепким, императивно-доминирующим, ни вялым. В меру, как сказал бы Джон.

— Простите, что задержал Вас. Срочный звонок из Центра, — кратко пояснил он.

МакДугал сделал приглашающий жест, указав посетителю на пустующее кресло напротив.
Сцену задержания и допроса Нэлли мы покуда оставляем и переносимся на 3 года назад, когда Джон только приступает к расследованию.
Осваивайся :)
Отредактировано 08.10.2018 в 01:25
5

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.