Немеллис: Война мечей и чудовищ | ходы игроков | История первая: Месть некроманта

 
DungeonMaster Bangalore
18.07.2018 00:33
  =  


Торговое соглашение между Нурцией и Вольными Городами отнюдь не стало таким радужным, как это, должно быть, изначально представляли себе люди. Драгоценные камни высшего качества и ткани в обмен на бессмертную армию, что без устали станет убивать тех, на кого падёт указующий перст некроманта, поднявшего их бренные тела из могил. Или же того, кого выберут новые «хозяева» Аарена. Эта работа не должна была отнять много времени, так как Совет Тринадцати принял решение менять некромантов каждые полгода, чтобы те выполняя свои обязательства перед империей мертвецов всё же почувствовали на своей собственной шкуре, что такое святая магия и грязь, в которую мёртвым волшебникам придётся испачкаться. Причём речь в данном случае шла не столько о земле, сколько об обществе, в которое Немиус вот-вот неминуемо должен был погрузится в ближайшие несколько дней.

Почти два месяца пути по ледяному морю остались позади. Холод, периодически промерзающий палубы и превращающий их с ледяной каток был способен убить любое живое существо, кроме разве что Римиуса, запечатавшего себя в каюте, точно в гробу и благополучно проспавшего всё это время. Однако, считать вампира живым существом воистину могла только нежить, чьё сердце больше не бьётся, а тело без особых зелий не ощущает совершенно ничего. Аарен вполне мог оставить корабль посреди океана льда на несколько долгих месяцев, позволив себе и пассажирам самым натуральным образом замёрзнуть, пока весеннее солнце не отогрело бы их и ледники вокруг, но, увы, возможно это единственный шанс для некроманта совершить собственную месть, разделавшись со страной, что превратила его в раба, а после и вовсе пыталась заставить сгнить заживо на огромных кораблях, где рабы налегают на вёсла, чтобы привести тех монстров в движение. Впрочем, сейчас в распоряжении мёртвого волшебника тоже были рабы, что без жалоб и устали занимались всеми необходимыми работами, о большей части из которых Аарен даже не подозревал. Специально созданные для моря скелеты, точно знали какой из парусов стоит натянуть, а карие собрать. Словно по часам надраивали палубу вымывая и без того идеально чистое дерево, или же скалывали с неё образовавшийся за ночь лёд. О них некроманту можно было не волноваться, только продолжать напитывать собственной энергией магический кристалл, лежащий в одном из карманов тёплого, расшитого серебром, но такого бесполезного для нежити плаща.

Очередное утро встретило Римиуса, стоявшим возле бизань-мачты*. Проделанный путь отнял почти все его силы, даже не смотря на некоторую помощь с попутным ветром со стороны Люмии, стало настоящим испытанием на выносливость. Попытки восстановить магию, при постоянном расходовании были всё ещё крайне неумелыми и потому довольно часто оканчивались нечем. Всякий раз приближаясь леденящему холоду из пустоты и забвения. Будучи мёртвым уже несколько лет, Аарен всё равно начинал дрожать. Учитель часто говорил, что это нормально и скоро страх отступит, но пока этого так и не случилось. Наверное, будь Римиус человеком он бы сейчас выдыхал облачка пара, пытаясь согреть себя руками. Но увы магу не было необходимости даже дышать, да и внутри он был таким же холодным, как и окружающий галеон нежити утренний туман.

В Нурции был самый разгар осени, время фестивалей и сбора урожаев, праздников и веселья. На фоне этого идея о начале войны показалась бы людям кощунством, но они ещё не знали, что их ждёт…

О чём бы некромант не думал его отвлёк звук шагов, слишком тихих для доспехов, в которые был одет поднимающийся на кормовую палубу человек. Его лицо скрывала маска, а волосы чёрный бархатный капюшон. Достаточно тяжёлый, чтобы его не могло сдуть порывом ветра. Облачение рыцаря состояло и адаманта и, против обыкновения нежити, митрила. Белоснежные, начищенные пластины блестели, отражая те немногие крохи света, что уже пробились из-за горизонта. В руках у человека был поднос с кувшином и бокалом, от которых поднимался густой пар. А ещё спустя мгновение, хотя между Аареном и гостем всё ещё было порядка десяти метров, некроманта накрыла мощная аура смерти, что ласкала кожу и восстанавливала утраченные ранее силы.

Рыцарь смерти остановился и слегка склонив голову набок озадаченно посмотрел на «капитана» судна, а по сути своего мастера и хозяина, заминка была вполне ожидаемой, так было часто с тех пор, как волшебник запретил своему телохранителю обращаться к себе по титулу, велев называть лишь по имени. Даже сохранившаяся личность человека, которым когда-то был этот убийца и маг не могла превзойти вживлённую в него обрядом покорность.

- Я бы сказал, что ты простудишься… Аарен, но нам это больше не грозит. Вот горячее вино, оно конечно безвкусное, но у него, наверное, приятный запах, и оно должно быть тёплым. – Рыцарь Смерти демонстративно вздохнул, точно в этом была какая-то необходимость, а после, заставил себя преодолеть оставшееся расстояние до своего господина.
- Румиус проснулся, - начал воин, прислоняясь спиной к бизань-мачте, - и он очень голоден. Город конечно уже близко, но ты уверен, что справишься с маневрированием, может лучше я?
*Бизань-мачта - кормовая мачта на многомачтовых парусниках.

Рыцарь Смерти Румиус Люмия
Отредактировано 26.07.2018 в 07:15
1

Аарен Немиус Lottarend
19.07.2018 19:00
  =  
«Вестник смерти» выматывал. Долгими, долгими днями Аарен смотрел лишь на огни мерно горевших магических свечей и пламя камина, сжиравшее и без того немногочисленные силы некроманта, которые ему, по-хорошему, следовало бы приберечь для более важных вещей, но…
В то же время, они позволяли ему хотя бы ненадолго избавиться от того жуткого холода, что год за годом терзал его сердце. Нет, его было не ощутить физически - по крайней мере в этом учителя Аарена были правы. Пройдя через обряд посвящения, когда стылый, высасывающий саму его жизнь кинжал был вонзён в сердце Немиуса, некромант потерял способность чувствовать. Ему больше был не страшен голод, а пробирающий до костей ледяной ветер не вызывал у Аарена и толики беспокойства. Некромант лишился осязания, возможности наслаждаться вкусом еды, что навечно стала для лишь элементом интерьера, к которому более никогда не возникало желания прикоснуться; его тело потеряло способность вырабатывать адреналин, что сделало многие вещи попросту бесполезными – Аарена больше не восхищали физические упражнения и поединки, не вызывали восторга головокружительные взлёты и падения, которыми юные ученики Вольных Городов порой забавлялись, взбираясь по отвесным скалам и прыгая в бушующее море, равнодушно подхватывающее ребячливые крики глупцов, которым буквально через пару лет будет суждено навечно упокоиться в своих могилах.
Если им, конечно, не повезёт остаться тем единственным, кому будет присвоено звание некроманта Вольных Городов.
Он избавился от всех своих товарищей. Они вместе сделали это - он и Круан, заключив тайный союз, просуществовавший всё недолгое время их смертоносного обучения. Порой это казалось действительно лёгкой задачей - ведь люди, по самой своей природе, были невероятно хрупки.

- «Мы все просто оболочки, состоящие из мяса, костей и крови, - говорил Немиусу человек, владевший им на протяжении более чем пятнадцати лет. В тот момент в его руках был тонкий, изящный клинок, с которым Джулиус упражнялся, стремясь как можно более точно повторить движение, обязанное принести ему победу на ближайшей дуэли. Улыбка господина никогда не предвещала Аарену ничего хорошего – только лишь боль, с которой знаменитый фехтовальщик познакомил его уже очень и очень давно. – Тебе могло показаться, что ты - особенный… - некромант помнил, как Джулиус, просто ради забавы, на несколько миллиметров вонзил в его плечо лезвие своего меча. Это происходило уже не в первый раз – в конце концов, Немиус был для него не более, чем разумной вещью, способной выполнять полезную работу. – Но твоё тело говорит об обратном, - продолжил фехтовальщик, с возбуждением смотря на тонкую струйку крови, скользнувшую по коже светловолосого парня вниз. - Не зазнавайся, Аарен. Ты всё ещё раб, пусть и научившийся строить для меня баллисты. Твоя вольная жизнь окончена. А посмеешь столь дерзко посмотреть на меня ещё раз, - его клинок поднялся вверх. – Я выколю тебе глаз. Усвоил урок?»

В то время, Немиус только вернулся из Рак'Сатанской инженерной академии, куда хозяин отправил его для обучения изготовлению осадных орудий. Со стороны Джулиуса это был довольно неожиданный шаг, ведь в подобных школах обучались только настоящие рак’сатанцы. Для раба, находиться там – среди граждан Империи, казалось немыслимой почестью со стороны своего владельца, снабдившего его всеми необходимыми документами и привилегиями свободного человека. Лишь на время, разумеется. В конце концов, инструкторы прекрасно знали, кем мальчишка являлся в действительности.
Если бы Аарен родился в неволе, то некромант, возможно, даже сейчас испытывал бы к Джулиусу искреннюю благодарность, ведь фехтовальщик подарил ему, своей игрушке, самое ценное в этой жизни – образование. Но Немиус оглушил небеса своим первым криком именно в Нурции, родившись в семье беглых дворян, когда-то пересекших границу этого государства в надежде на спасение от гнева Императора Рак’Сатана, объявившего их род клятвопреступниками и изменниками. Бежать в Нурцию, в надежде на лучшую жизнь, в то время казалось им хорошей идеей. На деле же, молодую пару ждало лишь убогое существование безызвестных аристократов, которые были здесь совершенно никому не нужны.
Аарен помнил смутно, точно во сне, как его родители спорили о том, стоит ли им возвращаться обратно в Империю. Проверенный источник сообщил отцу информацию - все ложные обвинения, ставящие род Немиусов вне закона, были сняты.
«Милостью Великого Императора, по случаю годовщины свадьбы наследного принца, - гласил полученный им документ, - следующим знатным дворянским семействам вновь разрешается вступить во владение своими землями…»
Соблазн стать уважаемыми членами общества, носить богатую одежду и каждое утро просыпаться в роскошном каменном замке оказался сильнее любых доводов разума. Собравшись, он, старший брат, родители и младшая сестренка отправились в Рак’Сатан…
Вот только всё то, что поведал им давно знакомый дипломат, оказалось неправдой.
Так Аарен получил своё клеймо – рабскую метку, что оставалась с ним и теперь, спустя столько лет, каждый раз напоминая магу о мести, которой так страстно желала его душа.

Уже значительно позже, обреченный на мученическую смерть на галерах, почти выжавшую из него всю жизнь – каплю за каплей, и чудом обретший спасение благодаря некромантам Вольных Городов, Немиус наглядно продемонстрировал, что наставления его бывшего господина не прошли даром.
Закон сильных. Убей остальных или убьют тебя. Посвящение может пройти лишь один из класса.
Остальным уготована только смерть.

Лицо Лианны до сих пор стояло у него перед глазами. Она думала, что он позвал её в ту башню ради поцелуя, страстно желая её, как уже не раз поступал до этого. Была уверена в том, что Аарен никогда её не предаст.
Вместо этого он столкнул её вниз. С высоты, достаточной, чтобы переломать и куда более крупному человеку все кости. Почему она не умерла сразу же? Немиус помнил, как медленно спускался по холодным ступенькам, попеременно чувствуя, как озноб сменяется жаром; выглядя невероятно больным – бледным и дрожащим, точно прокаженный. Ему пришлось обнажить клинок и перерезать горло той, кого Аарен однажды вполне мог полюбить. В другое время. С другой судьбой. Если бы только правила Вольных Городов были хотя бы немного снисходительнее…

И вот итог. Он справился. Убил их всех. Прикончил собственную совесть и все прочие чувства, что делали его человеком. Кто он теперь? В какое существо обратился?
Остались лишь эмоции. Воспоминания. Представления о том, какими вещи должны быть. Всего прочего, Аарен был лишён. Навсегда.
Холод стал его вечным спутником. О, об этом Немиусу тоже говорили, но лишь умерев некромант действительно понял, какого это – чувствовать прикосновение смерти. Каждую секунду. Каждый миг. Стылое, отвратительное ощущение, словно бы вытягивающее все те малые крупицы жизни, которые у него все ещё оставались. От этого было не скрыться, не спрятаться, не убежать. Только терпеть, используя ману, чтобы отогнать смерть как можно дальше. Не позволить ей забрать себя в то мрачное царство, куда уже давно отправились его семья и друзья.
Пламя камина, многочисленные огоньки свечей, тёплое солнце… всё это помогало, но больше морально, чем фактически. Аарену нелегко было объяснить любовь некромантов к подобным вещам, но если их тела всё ещё и могли чувствовать хоть что-то, то тепло было тем единственным, что связывало мертвецов с миром живых людей.

«Вестник смерти». Прекрасный галеон, огневой мощи которого завидовали многие феодалы – более чем семидесяти невероятно точных магических орудий обычно было достаточно, чтобы раз и навсегда разобраться с любой возможной угрозой. С помощью него можно было даже захватить прибрежный город, если, конечно, завоевателей устроили бы руины, в которые зачарованные ядра превращали любые фортификационные укрепления.
Была только одна проблема…
Управление им истощало его силы.
Ещё никогда Немиус не был так близок к окончательной смерти. Два месяца слились для него в один день. Бывало, что Аарен и вовсе терял сознание, просыпаясь только когда костлявой оставалось совсем немного для того, чтобы вытащить его душу из уже мёртвого тела и утащить за собой, оставив в каюте лежать лишь отвратительный, постепенно разлагающийся труп.

Услышав звук шагов, Аарен несколько заторможено повернулся, точно был удивлён тем, что кто-то вообще мог навестить его – на долгое время ставшего самим кораблём, не знавшим отдыха и не ведавшего усталости…
И уж точно никогда не имевшего друзей.
Вздрогнув, когда аура смерти накрыла его, даря энергию, столь желанную некроманту, Немиус с трудом улыбнулся и крепко обнял Рыцаря Смерти – самого близкого друга и брата, который у него когда-либо был.
- Круан… - Аарен отступил на шаг назад, после чего взял из рук воина кувшин и прикончил вино в несколько глубоких глотков. Тепло, блаженно разлившееся по желудку, показалось ему невероятно приятным. – Я так рад, что ты здесь. Кажется, я не видел тебя с того самого момента, когда мы покинули Вольные Города.
Он тряхнул головой, всё ещё пытаясь прийти в себя.
- Прости, «Вестник смерти» отнимает все мои силы. В действительности, я не помню, что делал в то время, пока не был занят управлением нашим великолепным галеоном, - Немиус пожал плечами и хмуро усмехнулся. – Возможно, только этим я и занимался.
Аарен обдумал услышанное. Ему действительно не помешала бы помощь, но…
- Эти воды мне незнакомы. Я не знаю, существует ли здесь опасность сесть на мель и есть ли поблизости маяк, показывающий направление. Думаю, что я справился бы, будь вся эта информация для меня доступна.
Зачем-то поставив кувшин на лакированные доски палубы, Немиус откровенно признался:
- Но я чертовски устал, Круан. Ты уверен, что сможешь заменить меня на время швартовки? Что же касается Румиуса, то боюсь, ему придётся потерпеть. На «Вестнике» едва ли найдётся кто-либо, чья кровь придётся ему по вкусу.
Отредактировано 27.07.2018 в 20:32
2

DungeonMaster Bangalore
29.07.2018 17:55
  =  
От крепких и несколько неожиданных объятий воин слегка вздрогнул, но не от того, что они были для него неприятны, вовсе нет, просто Рыцарь Смерти пытался удержать в равновесии свою ношу, благо кувшин практически сразу перекочевал в руки мёртвого некроманта, а уж поймать безнадёжно соскальзывающий по подносу бокал, для бывшего убийцы из империи Рак’Сатан, особого труда составить попросту не могло. Подождав, пока его господин избавится от содержимого кувшина и отставит тот в сторону, воин услужливо подал своему хозяину бокал, с рубиновой жидкостью, от которой всё ещё поднимался тёплый парок, а после оставив поднос возле кувшина, подошёл к фальшборту, отделявшему кормовую палубу от остального корабля.

- Смогу, - тихо отозвался рыцарь, - но лишь теперь, когда мы вошли в воды Нурции и власть Сандро надо мной ослабла. Я…
Убийца повернулся к своему мастеру и, какое-то время медлил, точно подбирая слова, но лишь тряхнул головой и явно сменил тему.

- Я поймал несколько гарпий и сирен, - немного неуверенно начал юноша, - они залезли на борт, когда я играл на флейте и ни в какую не хотели уходить. Не знаю, что именно им было от меня нужно, но …
Договорить Рыцарь Смерти не смог, ибо прямиком на него спикировала тёмная тень, в полёте меняющая своё обличье и обнимающая нежить за плечи со спины.
- Попался, - игриво произнесла девушка, пожалуй, единственная, по-настоящему, живая душа в их небольшой кампании, которая, впрочем, не была непосредственным пассажиром судна и проделала весь путь на своих собственных крыльях.
– Круан, - томно позвала красавица, продолжая самым наглым образом виснуть на воине Вольных Городов, - ну поиграй со мной, или … доставь мне удовольствие. Ты же так прекрасен, под этой ужасной маской, такая потеря для мира живых.

Отказаться от того, чтобы после двух месяцев практически полного беспамятства предаться хоть какой-то радости собственного существования – одной из немногих, которые у него остались, некромант попросту не смог. Вот почему он с такой охотой набросился на кувшин горячего вина, проигнорировав даже бокал, который весьма цивилизованно подал ему Круан, как бы намекая на то, что они отнюдь не варвары из Земель Льда и Тумана, многие из которых не знали даже посуды и столовых приборов. Впрочем, когда содержимое кувшина подошло к концу, Аарен, уже куда более спокойно, поднёс бокал к своим тонким губам, позволив жидкости, вкуса которой он более не чувствовал, слегка поласкать бесполезные рецепторы собственного языка.

- «Как жаль, - в глазах Немиуса промелькнула лёгкая грусть. – Мне было достаточно и простой воды. Не стоило тратить дорогое вино на таких, как мы, Круан».

Естественно, вслух он этого говорить не стал. Некромант понимал, что ему не стоит лишний раз огорчать своего друга – ведь именно из-за него Круан сейчас находится в столь плачевном состоянии.
Скорее всего, если бы нынешний Рыцарь Смерти осознанно не пошёл на сделку с Сандро, то сейчас Аарен уже давно лежал бы в могиле. Или же его ждало бы возрождение в качестве низшей нежити – судьба, прямо скажем, не самая лучшая из всех возможных. Немиус всегда знал, что с лучшим убийцей Джулиуса шутки плохи; пожелай Круан занять его место и на то, чтобы избавиться от своего лучшего друга, у парня ушло бы от силы пара секунд.
- Сирены и гарпии, значит... видимо, их привлекла твоя ангельская игра, Круан, - произнёс некромант с лёгкой усмешкой. – Нужно приказать запереть их в клетках – ещё не хватало того, чтобы эти бестии расхаживали по моему кораблю, - он поставил бокал на поднос, заодно убрав кувшин на него же. Нужно будет отнести обратно - не нагружать же Рыцаря Смерти столь глупой задачей. - А то они как раз пустуют. Прямо сердце кровью обливается каждый раз, как вспоминаю об этом прискорбном факте. Может быть, даже выручим за этот зверинец какие-то деньги на суше – лишнее золото бы нам точно не помешало.

Учитывая, что подобные создания занимались тем, что пожирали плоть людей, клюнувших на песни сирен или попросту оказавшихся не там, где следовало бы, Аарен не видел ничего плохого в том, чтобы отдать их богатым дворянам не перевоспитание. В конце концов, монстры есть монстры, а извращенцев, любящих ощущения поострее, в этом мире везде хватает. Главное - уведомить покупателей, что ответственности за пожеванные причинные места, экипаж «Вестника смерти» ни в коем случае не несёт.

Спикировавшая на Круана тень, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся довольно симпатичной девушкой – во всяком случае, Аарен, будучи живым, определенно нашёл бы её привлекательной, на несколько долгих секунд заставила некроманта погрузиться в размышления о природе таинственной гостьи.
- Неужто у великого дракона больше нет иных важных дел, чем приставать к моему Рыцарю Смерти? – осведомился Немиус, пристально посмотрев в глаза красавицы.

Рыцарь же даже не пытался высвободиться из объятий весящей на нём рептилии, по причудливому желанию принявшей человеческий облик. Точнее он уже пытался сделать это ранее и понял, что без применения магии — это попросту неосуществимо.
- Великого дракона твой учитель отправил вместе с тобой, чтобы моя кровь не сводила с ума его названного брата, - с той же интонацией отозвалась красавица. – Можно подумать это я виноват в том, что случилось с Раак’наром. Я предупреждал его о последствиях, кто же виноват в том, что он не слушал.

Нальфейн ещё с пару мгновений подумал, а затем отпустил Рыцаря Смерти. Как ни странно, но на дракона аура Смерти похоже не оказывала ровным счётом никакого влияния, впрочем, и у этого необычного явления было своё понятное объяснение. Правда известно оно было далеко не многим. Обогнув свою добычу и продемонстрировав капитану корабля прекрасно выделяющиеся в обтягивающей одежде ягодицы, точно специально слегка чуть подавшиеся ближе к некроманту, когда девушка с задумчивым выражением на лице чуть нагнулась, рассматривая крепления маски убийцы. Но затем, ловко поддела её, явив миру невозмутимое выражение абсолютного спокойствия, в котором сейчас и пребывал воин.

- Почему? – крайне недовольно протянула девушка, обхватывая маску двумя руками и строя крайне разочарованное выражение на лице, - ты же ещё ночью казался совсем живым и играл на флейте ту чудесную мелодию, так почему сейчас ты выглядишь точно так же, как и прочие болванчики Сандро?

- Мастер, вам не стоит волноваться о незваных гостьях. Я «расселял» их в новые «апартаменты» сразу по прибытии, посему на корабле могут свободно передвигаться лишь ваши соратники и рабочая нежить, - слегка склонив голову отозвался Рыцарь Смерти, совершенно игнорируя не только действия, но и само наличие дракона перед собой.

- Ты читаешь мои мысли, Круан, - довольно кивнул Аарен, лишь слегка мазнув взглядом по формам девушки, которые живым людям должны были казаться весьма привлекательными. Говоря иначе, он совершенно игнорировал столь прекрасное зрелище и смотрел Рыцарю Смерти прямо в его изумительные глаза, более не скрываемые маской благодаря крайне учтивым действиям Нальфейна. – Я всегда знал, что могу на тебя рассчитывать. Вижу, что и с ролью капитана ты справишься не хуже меня.

Слова драконицы не удивили некроманта. Он и без того знал, что Сандро сделал с Круаном нечто странное, но…
Вот уж кто-то, но Аарен был только рад подобным экспериментам. В конце концов, именно благодаря им его лучший друг сохранил частичку былой личности, и за это Немиус лишь ещё больше превозносил гениальность и милосердие своего учителя.

Сделав шаг в сторону и попытавшись обойти Нальфейна, чтобы положить руку убийце на плечо, некромант тепло улыбнулся Круану, продолжая усиленно делать вид, что они находятся здесь только вдвоём.
- Спасибо, что избавляешь меня от части работы, которой ты вовсе не обязан заниматься, - в глазах Аарена читалась настоящая, искренняя благодарность. - Я очень ценю это. Правда. Хочешь, чтобы я постоял вместе с тобой, пока ты управляешь «Вестником смерти»?

Рыцарь Смерти улыбнулся Аарену, от чего дракон инстинктивно отошёл от убийцы на пару шагов назад, пропуская некроманта ближе к этой, явно «неисправной» машине убийства. За тря десятилетия, что Нальфейн провёл в Вольных Городах он видел многое, но подобной нежити не имеющей кровавых уз с вампиром, не встречал ещё ни разу. Собственно, в этом и крылась проблема. Рыцари Смерти были не способны на создание связей с живыми, но и добровольно под нож никто из них не ложился, а уж в столь юном возрасте… и подавно.

- Почему? – как-то странно, совсем иным голосом произнёс дракон. - Зачем ты добровольно отдал свою жизнь Предвечной? Ты – чудовище, Круан! Ненавижу тебя, ненавижу!
Буквально взвизгнув последние слова, рептилия взмахнула руками, что обратились в могучие крылья, едва не сдувшие мертвецов с палубы, и взмыла в верх. А Рыцарь Смерти только тяжело вздохнул и отвёл взгляд в противоположную от Аарена сторону, не желая смотреть на некроманта. Он не знал есть ли на его лице осуждение или же нет, просто память услужливо напомнила ему почти такую же ситуацию, но произошедшую между ними уже более трёх лет назад.

- Прости, - тихо начал убийца, - но я тоже не знаю вод Нурции и на швартовку галеона у меня может уйти целый день, а то и больше. Думаю, тебе лучше пойти и хорошенько отдохнуть перед встречей со знатью Нурции, Аарен. Я пришлю слуг, когда закончу здесь.

Намного позже, когда светило уже окончило свой дневной путь и последние его лучи догорали, окрашивая небеса в цвета крови, к мёртвому маги прибыли присланные Рыцарем Смерти скелеты, возвестившие о том, что корабль успешно вошёл в порт Карнаэн и уже почти завершил швартовку.
НальфейнКруанСирена (примерный вид в воде и на суше)Гарпия (примерный вид)
Отредактировано 29.07.2018 в 17:55
3

Аарен Немиус Lottarend
06.08.2018 08:55
  =  
Аарен не стал перечить Рыцарю Смерти – в конце концов, некромант слишком доверял Круану, чтобы идти против его воли. Немиус понимал, что действительно сильно вымотался - пожалуй, чересчур для той миссии, которая ему ещё предстояла; небольшая медитация наверняка восстановит часть сил, достаточную, чтобы Аарен мог предстать перед дворянами в лучшем свете.
- Да, так и поступлю. После того, как осмотрю трюм и зайду, чтобы поговорить с Римиусом по поводу его голода, - некромант легонько хлопнул Круана по плечу. – Если что, ты знаешь, где меня можно найти.
Подхватив с пола поднос, Аарен огляделся по сторонам. Три скелета, выглядящих достаточно грозно: с палашами у пояса и щитами за спиной, занимались тем, что надраивали палубу «Вестника смерти». С точки зрения самого Немиуса – занятие не такое полезное, чтобы не воспользоваться помощью рабочей нежити… пусть даже и для того, чтобы нести за ним этот несчастный поднос.
Закрыв глаза, Аарен сконцентрировался, пробуждая управляющие потоки некромантии, контролирующие само существование скелетов, когда-то насильно поднятых из своих могил. Ни грамма мозгов - лишь простое исполнение приказов, понимание которых было заложено мёртвыми магами Вольных Городов.
- Ты – понесёшь этот поднос, - велел Немиус одному из них. – Вы двое, будете защищать меня, если это потребуется.

Не то, чтобы Аарен действительно не доверял никому на «Вестнике смерти»… во всяком случае, Круан точно был вне всяких подозрений. Но остальные - это просто змеи, которые с радостью вцепятся ему в глотку, если подобное будет в их интересах. Немиус прекрасно знал, что ученики Сандро, как правило, не выживают, погибая при самых нелепых и таинственных обстоятельствах. Несомненно, в Вольных Городах была своя борьба за власть и, к сожалению, пройдя обряд посвящения, Аарен невольно присоединился к этому клубу существ, что были вынуждены вечно оглядываться через плечо, ожидая увидеть тех, кто изо всех сил желал их второй смерти.
Люмия – сильный некромант, которую сопровождал подчиняющийся ей Рыцарь Смерти. Избавившись от Аарена, она сможет получить более выгодную позицию в иерархии Вольных Городов и, быть может, даже обратит на себя внимание самого Сандро. Опасный противник, которого действительно стоит остерегаться. Что касается Римиуса, то вампиры всегда были себе на уме, а их жажда крови порой превращает этих опасных существ в совершенно неконтролируемых монстров, в силу своей живой природы, куда проще поддающихся манипуляциям… в отличие от уже мёртвых и потому совершенно бесчувственных некромантов, которым попросту нет никакого дела до удовольствий, свойственных обычному человеку.
О Нальфейме и говорить не приходится – о чём думает эта рептилия по-прежнему оставалось для Немиуса глубокой загадкой. Аарен лишь надеялся, что одержимость Круаном, которую только что продемонстрировал дракон, не позволит тому, скажем, просто забавы ради, когда-нибудь сжечь его самого, столь некстати прервав лишь недавно начавшееся существование некроманта.

В трюме, куда Немиус направлялся, хранились осадные машины - квинтэссенция всех его знаний, полученных во время обучения в инженерной академии. Шесть требюшетов в разобранном состоянии и десять скорострельных баллист, способных значительно повысить потенциал небольшой армии скелетов Немиуса. В Нурции, которой некромант собирался предложить свои услуги, такая техника была в новинку. Власти этой страны слишком полагались на своих магов, даже не думая о том, что с десяток осадных машин, оснащенных соответствующими магическими снарядами, легко могли бы заменить волшебников на поле боя.
- Неплохо поработали, - сподобился на похвалу Аарен, убедившись в том, что осадные орудия по-прежнему находятся в превосходном состоянии. За это на борту отвечала специально обученная нежить – скелеты, в пустые черепа которых Немиус буквально вшил алгоритм заботы о таких хрупких, недолговечных деревянных машинах.
Что касается сирен и гарпий, то некромант лишь слегка скользнул по ним взглядом. Довольно привлекательные женские тела, без сомнений. Если покупатели найдутся, за этих восьмерых любителей флейты наверняка получится выручить хорошую сумму денег.

- И даже не пытайтесь меня завлечь, - бросил Немиус, проходя мимо встрепенувшихся девушек. – Предложить вам мне нечего. Разве что, я услышу что-нибудь действительно ценное… нечто такое, что можно обменять на вашу свободу.
Особо он ни на что не рассчитывал. Слухи о потонувших судах его мало интересовали.
Конечно, если только речь не шла о галеоне, до верху набитом золотыми монетами.

Девушки молча смотрели на мертвеца. Повисшую тишину нарушал лишь скрип «Вестника», который резко накренился вправо, обходя очередной риф, которого не было ни на одной морской карте и который вовремя заметила аура Рыцаря Смерти. Также едва слышалось дыхание прелестниц и редкое хлопанье крыльев. Но ни одна из пойманных красавиц не желала идти на сделку, пока не подала голос сирена, сидевшая отдельно от остальных:
- Твоё предложение не ценно для нас, мертвец, - у девушки был необычайно приятный мелодичный голос. В её волосы были вплетены драгоценности и золотые украшения, а тончайшее одеяние совсем не скрывало привлекательного тела Сирены. – Мы легко выберемся из любой клетки, созданной людьми. Предложи мне нечто более ценное, скажем, возможность путешествовать с тобой по их миру и тогда, я расскажу тебе о сокровищах, что эти глупцы не видят даже перед самым своим носом.

- Вот как? Позволю себе в этом усомниться, - произнёс Аарен, заткнув пальцы за пояс и с любопытством смотря на заговорившую с ним девушку. - Не думаю, что вам нравится сидеть голодными и послушно ждать своей участи. Да и в любом случае, стража легко пустит вас на ломтики, если вы попытаетесь покинуть место своего текущего обитания. Но спасибо за предупреждение - я обязательно трижды всё проверю, когда соберусь продавать вас местным дворянам для любовных утех.
Он вновь окинул сирену задумчивым взглядом.
- Так ты, значит, главная в вашей компании любителей повилять хвостиком?

Сирена только пожала своими плечами, позволив локонам шёлковых волос с лёгким шелестом скользить по бархатной коже.
- Мы не голодны, - отозвалась девушка, рассматривая кончики своих ногтей. - Юноша с флейтой, он кормит нас рыбой и расчёсывает. Не лучшая пища, стоит сказать, но выбирать не приходится. Никто из нас не прожил бы без еды и недели, а я здесь почти месяц. Итак, за мной ухаживают, кормят, а по вечерам играют на флейте, какой резон мне уходить отсюда?
Сирена рассмеялась заливистым смехом.
- А если ты продашь меня человеку, то я стану жить как царица, ведь люди готовы на всё ради моей благосклонности. Гарпиям хуже, они маги иллюзий, а не чар обольщения, но тоже своего не упустят. Так скажи мне мёртвый маг, что я могу получить от тебя за сведения о магическом артефакте или о месте, где на дне лежат горы золота, на что ты готов за подобное?

Вообще говоря, некромант не отказался бы получить "дополнительное финансирование" в деле обеспечения своей маленькой мести, но ему сильно не нравился вольготный тон этих созданий. Сведения о золоте, которое покоится на дне, несомненно были достаточно ценны уже сами по себе, но поднять его обратно на бренную землю представлялось несколько проблемной задачей.
Оценив риски и то, что в ближайшее время ему точно будет не до поиска сокровищ, Аарен решил не идти у столь словоохотливой сирены на поводу.
- Вот и славно, - подвёл итог он. - Значит сопротивляться при продаже не будешь. Может и мне следовало быть таким же послушным в своё время - глядишь до сих пор бы блистал гладкой и нежной кожей, а не служил ходячей иллюстрацией из учебника по фехтованию.
Уже развернувшись, чтобы уйти, некромант добавил:
- Да, чуть не забыл. Юноша с флейтой сейчас занят, так что кормить и вычесывать вас будет некому. Придется вам, уважаемые царицы, побыть в столь низменных условиях ещё какое-то время. Не стесняйтесь, выползайте в море за добычей, если вам вдруг наскучит подобное времяпровождение.

- Шкуру можно и поправить, - фыркнула в след некроманту сирена, - тоже мне великая задача восстановить кожу мертвеца. Впрочем, тебе же не интересны ни красота, ни башня твоего мёртвого собрата, ни золото погибшей империи, так что да, пока не приведёшь жирненьких покупателей, говорить нам, действительно, больше не о чем. И можешь даже не смотреть на остальных, они не знают твоего языка, так что что бы ты им не пообещал, всё будет в пустую.

Пообещай она хоть артефакты самого Сандро, прямо сейчас Аарена это действительно мало волновало. Собственное душевное спокойствие было для него куда более предпочтительнее того психического стресса, который он испытает, терпя подобное создание в качестве члена своего экипажа.
- Ладно, говорливая моя. Как бы я не любил спрятанные сокровища, компания подобных девушек действует мне на нервы. Иногда молчание - настоящее золото, - махнув рукой ближайшим скелетам, некромант коротко велел: - Возьмите эту сирену и бросьте её обратно в море.
"Ещё одна Люмия на этом судне - явный перебор, - подумал Немиус, представив, сколько бы от пойманной Круаном пленницы было проблем. - Жаль, что она слишком ценна, чтобы избавиться и от неё тоже".

Слова некроманта вызвали у красавицы лишь новый приступ самого настоящего хохота.
- Ты решил отказаться не только от знаний, но и от денег за моё тело? - всё ещё смеясь и утирая враз выступившие слёзы спросила сирена, - неужели я настолько страшная, что пугаю тебя некромант? Ты ведь тот самый Аарен, да? Человек, которого всей душой любит юноша с флейтой. Человек, из-за которого наши чары бессильны. Интересно, а ты любишь кого-то, может мне запеть? Тогда мы точно это узнаем, правда, тогда ты не выкинешь меня, а будешь на руках носить, вот же задача.

- А это интересно... - протянул Немиус, после чего подал ещё один знак скелетам, на этот раз велев им отступить на шаг назад от клетки, которую те только что распахнули. Неожиданно для самого себя, некроманта охватило некое подобие азарта, столь сильно любимого им прежде.
- Поступим вот как, - в конце концов решил Аарен, смотря на девушку с лёгкой улыбкой. - Начинай петь. Пока ты будешь делать это - тебя никто не тронет. Я же выслушаю тебя до конца. Если твоё прекрасное пение сможет меня очаровать, я окажу тебе почести, которых заслуживают богатые леди и позволю сопровождать меня на берег. Если же нет...
Некромант качнул головой. Его голос звучал спокойно и ровно, точно он рассуждал о чём-то до крайней степени обыденном - вроде того, чтобы приготовить свежепойманную дичь себе на ужин.
- Ну, для начала, я просто перережу тебе глотку. Затем - подниму вновь в качестве нежити. Если мне повезет, ты будешь разумной в достаточной степени, чтобы выложить всё, что в действительности знаешь об этой таинственной башне и обо всё остальном. В ином случае придётся найти твоему телу какую-нибудь простую работу... придумаю что-нибудь. Или избавлюсь. Одно из двух.
Он пристально посмотрел на сирену. Холодным, точно вымораживающем до костей взглядом.
- Приступай.
4

DungeonMaster Bangalore
10.09.2018 09:23
  =  
Улыбка медленно сползла с лица высокомерной сирены. Впрочем, ни страха, ни, тем более, ужаса, на нём так и не появилось. Скорее недовольство и лёгкое замешательство от происходящего. Причин тому было много и главная из них – рассвет, чьи лучи уже проникали внутрь прекрасного галеона из империи мертвецов. Да, они пока давали крайне мало света по сравнению с магическими лампами, что зажглись по всему периметру трюма, стоило некроманту сделать вниз всего лишь один шанс, но их свет – естественный свет, заставлял магию мёртвый меркнуть. И, похоже, нечто подобное происходило и с сиренами. А потому, стоило девушки открыть рот и пропеть первые несколько слов чарующей песни, как по всему трюмы поднялся самый настоящий гвалт и шипение, что издавали как гарпии, так и сирены. Впрочем, после нескольких резких фраз со стороны высокомерной красавицы, все остальные сочли за мудрость захлопнуться и смирно ждать развязки происходящего.

Выходило, что пропетое девушкой предложение, не несло в себе магии, быть может оно было всего лишь названием или обращением к тому созданию, что сочинило эти песни когда-то? Ох, если бы только Нальфейн был здесь, то одно имя Лилианны, заставило бы его вздрогнуть, но отнюдь не от ужаса, перед создательницей песен, а перед тем, какую власть над душами бессмертных они могут дать.

Об этой истории знала лишь кровь юного императора драконов, она произошла задолго до рождения этого мира, что считал себя единственным во всём Мироздании, но отнюдь таковым не являлся.

Песня эльфийки, приручившей своего бога и получившей над его сердцем пусть и всего лишь иллюзорную, но абсолютную власть, всего на один день. Жрица обречённого народа эльфов стала повелительницей над всеми мирами и жизнями. Тот самый день, на который она смогла сделать бессмертного собственной игрушкой. Он был краток, но и этого оказалось достаточно, чтобы спасти обречённый на мучительную смерть народ, дать им новый мир и новую жизнь.
Легенда, что была воспета бардами, а затем бесцеремонно утеряна иными народами, кроме драконов. И всё же… остались те, кто помнил…

Сладкий, томный голос сирены заполнил всё пространство трюма, заставив горизонт в глазах нежити покачнуться. Безмозглые скелеты и те попадали на пол точно кучки бесполезных костей, которыми в сути и являлись. А самому некроманту пришлось опереться о ближайший столб, кажется являющийся основанием одной из мачт «Вестника смерти». Удивительно, но обычно чистое сознание нежити стало затуманиваться, точно от крепкого вина.

Мысли путались ощущения – то, чего, казалось бы, и не должно было остаться у мертвеца, навязывали ложное представление о мире. А самое страшное – от этого было практически невозможно спрятаться. Единственная лазейка – сердце, что должно было любить кого-то, всё ещё испытывало смятение от убийства девушки, с которой Немиус был близок столь долгое время, равно как и те чувства, что нежить питала к Рыцарю Смерти…

Чарующая песня, которую сопровождали мерные удары волн о борта галеона захватывала некроманта точно войска, штурмующие крепость, вот только стены были не из монолитного камня, как замок его учителя, а из дешёвых человеческих кирпичей, грубо обтёсанных и уже долгое время не ремонтируемых добродетельным лордом.

И в момент, когда оборона этих стен была уже почти полностью прорвана, точно из ткмана послышался столь знакомый голос Круана:

- Мастер, по левому борту стал виден берег Нурции. Не желаете взглянуть на знаменитый залив «Драконьих когтей» и горный хребет? Полагаю, сейчас он предстанет перед вами в большем великолепии, чем когда мы пристанем к берегу.
5

Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.