Затерянные в космосе | ходы игроков | Медотсек

 
DungeonMaster Lottarend
06.05.2018 17:04
  =  
Пожалуй, немного освоившись на «Затмении», Алайя мог бы сказать, что медотсек крейсера, по сравнению с хорошо известными ему блоками республиканцев, выглядел не таким просторным и уж точно нуждался в куда большем количестве органического медицинского персонала, чем тот, которым он располагал на текущий момент.

Все оказалось довольно скверно. Во время последней орбитальной битвы пострадало десять человек. Часть из них удалось поставить на ноги при помощи усилий команды «Затмения»: диагноста Джулии Рейн - девушки, прошедшей программу внедрения имплантов для наилучшего выполнения своей работы и Дерека Шнайлза, молодого человека, который, собственно говоря, до прибытия Алайи на крейсер и руководил работой медицинских дроидов. Их тут было предостаточно – семь хирургических машин типа 2-1B, способных провести даже самые сложные операции и три дроида-ассистента FX-7, самостоятельно диагностирующих степень опасности того или иного ранения и содержащих в своем банке памяти описание более шестидесяти тысяч различных болезней. Помимо всего прочего, последние хранили в собственном корпусе все необходимые медикам инструменты и, как правило, постоянно сновали по помещению, подгоняемые командами персонала.
В конце концов, некоторые корабли КНС и вовсе состояли из одних только дроидов, поэтому ничего удивительного в том, что вместо пары десятков опытных врачей, хирургов, и анестезиологов, Алайю встречала лишь скромная команда из двух человек, которых капитан Фласко весьма удачно завербовал во время службы в Оборонительных Силах Торговой Федерации. Впрочем, Джулия, используя свои импланты, крайне умело определяла причину, по которой пациент мог быть отправлен в данное отделение, а Дерек всегда вызывал восхищение быстротой и правильностью принятия собственных решений. Можно сказать, что они вполне справлялись со своей работой.

По крайней мере, когда нагрузка не была столь высока.

Медотсек делился на три части. Первая, приблизительно семь метров шириной и десять длиной, целиком и полностью была заполнена бойничными койками. Ещё одна, располагавшаяся за перегородкой, была небольшой комнатушкой со специальным оборудованием, обеспечивающим непрерывное функционирование трех бакта-камер. Сейчас все они оказались заняты тяжело раненными инженерами сепаратистов, получившими сильные ожоги во время последнего орбитального боя. Третья же отводилась под склад, заполненный различными медицинскими приборами, которые могли понадобиться во время проводимых хирургических операций.

Ещё пять человек удалось стабилизировать и похоже, что их жизням, на данный момент, более ничего не угрожало. Одному, правда, пришлось ампутировать запястье. Конечно, Дерек тотчас же отправил запрос на механический протез, но подобные просьбы рассматривались капитаном далеко не в самую первую очередь. Поэтому он также послал копию запроса крайне обаятельной тви'лечке Нуаре Вен, исполняющей на «Затмении» обязанности главного техника. Помимо уважения её неоспоримых талантов, Дерек был бы не прочь и приударить за столь прелестной особой… конечно, если бы той было до него хоть какое-то дело.

Джулия привычно прокомментировала эту ситуацию короткими и крайне лаконичными словами: «Без шансов». Она не отличалась особой тактичностью, и отсутствие личной жизни Шнайлза, вынесенное им на всеобщее обсуждение, не осталось без привычной дозы сарказма со стороны диагноста, которая, в отличие от крайне общительного коллеги, предпочитала не рассказывать о себе слишком много. Алайя знал только, что она ставила работу превыше всего и считала человеческое тело несовершенным, порой доходя в своих размышлениях до крайности.

Подобные сведения о тех, с кем он вместе работал последние дни, Паладину, безо всяких сомнений, помогли выяснить его совершенные ментальные техники внушения и контроля, которые он изучил ещё до вступления в организацию «Бич». Медики считали его своим давним другом, легко делясь эмоциями и личными переживаниями, разговаривая о ситуации в галактике, высказывая недовольство Империей и, конечно же, полностью доверяя Серому в рабочих вопросах.

- Шок, множественные ранения, травма головы… - Рейн зачитывала свой вердикт совершенно спокойным голосом. – Он потерял море крови, но зато приобрел замечательный лётный опыт на всю оставшуюся жизнь. Если она у него, конечно, будет.

Один из чиссов-пилотов, «Коготь» которого был поврежден, оказался буквально нашпигован обломками металла. Чтобы поставить его на ноги, придется задействовать всю команду и не менее двух дроидов-хирургов. Один из 2-1B позаботился о нём, как мог, но всё, чего дроид смог добиться – несколько лишних часов, которые проживет этот бедолага. Теперь, когда у Джулии и Дерека освободились руки, они могли заняться его ранами, но это означало игнорирование другого, гораздо более тяжелого случая.

Обнаженное тело девушки-человека лежало на столе, опутанное проводами и усеянное присосками сенсоров. Военная не казалась ни умирающей, ни тяжелораненой, хотя и выглядела странно - кожа изменила свою пигментацию, словно бы превратившись в один сплошной синяк.

- Центральная нервная система полностью выжжена, - пояснила Рейн. - Я думала, что мы сможем что-то сделать, но она безнадежна. Даже если мы каким-то чудом вернем отдельные центры в норму, она всё равно останется просто куском мяса. Можно использовать её, если чиссу понадобятся, скажем, какие-либо органы… ты ведь знаешь, их строение схоже с человеческим. Что ты думаешь об этом, Алайя?

В этот момент, из настенных динамиков раздался голос капитана Фласко:
- Войска Империи. Я знаю, что вы на моём корабле. Я даю вам первый и последний шанс на спасение. Немедленно сложите оружие и сдайтесь! В этом случае, клянусь честью офицера, я гарантирую вам жизнь!

Казалось бы, имперцам нечего делать в медотсеке и спасение жизней умирающих – куда более важная задача. Но Серый Паладин знал, что снаружи их охраняет всего один МагнаСтраж, которого капитан приставил к нему после недавно состоявшегося между ними разговора. Ментальные трюки не могли дурачить Фласко вечно и в какой-то момент капитан, хорошо знакомый с фокусами джедаев ещё со времен службы в Республиканском Флоте, осознал, что столь странно выглядящий субъект явно был на «Затмении» незваным гостем. Впрочем, они сумели прийти к взаимовыгодному соглашению. Алайе разрешалось присутствовать на крейсере Конфедерации до тех пор, пока он не доставлял команде никаких проблем, а капитан обещал не вмешиваться в его дела, ограничившись лишь дроидом-наблюдателем, повсюду сопровождающим Алайю за пределами медотсека.

Учитывая, что уровнем ниже располагались машинные отделения, которые с большой долей вероятности станут целью диверсионных групп, имперцы могли нагрянуть и сюда.

Возможно, стоило оставить раненных на попечение медиков и, вместо этого, устроить засаду?
Джулия Рейн

Дерек Шнайлз

Хирургический дроид

Дроид-ассистент
Отредактировано 06.05.2018 в 17:30
1

Алайя Эркиор Lee
06.05.2018 18:06
  =  
Эти двое милых врачей крайне нравились Паладину. По прибытии на Затмение, Алайя мягко обработал их, став теперь негласным "лидером" медицинского отсека. Джулия и Дерек (как интересно - оба имени начинаются на "Д") оказались хорошими специалистами, сведущими в своих областях. Оба они были молоды, от части даже напоминая Паладину его самого, в далеких двадцати годах назад. В их работу он решил не лезть - во-первых его методы лечения были слишком другими, во вторых мешать специалистам делать свое дело могло привести к ненужным проблемам. Поэтому ограничивался общими советами, обсуждениями личных переживаний медиков и беседами о том о сём. "Пожилой" мужчина с тростью - идеальный собеседник, имеющий за спиной богатый жизненный опыт.

Когда дело касалось больных, Алайя вступал в процесс уже на конечной стадии. Как только Джулия ставила диагноз (на удивление холодная и спокойная девушка. В Храме некоторые адепты Живой Силы поднимали вопрос о аугментации, утверждая что замена частей тела приводит к значительному понижению в крови мидихлориан, в результате чего Сила в живом организме убывала, а следовательно и существо становилось менее эмоциональным, холодным, расчетливым), Дерек проводил операцию (ну или это делали дроиды) и пациенты отправлялись на заслуженный отдых - к ним подходил уже и сам Паладин. Мирно беседуя с теми, когда они были в сознании, он мягко применял свою Силу, только что бы подтолкнуть Живую Силу внутри самих пациентов в нужную сторону. Это была техника "слов", как он сам называл её - фактически же ментальное программирование тела пациента на выздоровление (Все же джедаи "Бича" знали толк в ментальном воздействии). "Хорошее самочувствие", "Выздоровление", "Восстановление", "Покой" - эти и другие слова-триггеры в разговоре удивительно хорошо работали, помогая пациентам быстрее идти на поправку, когда их Живая Сила начинала "течь" в нужном направлении. Для Джулии и Дерека же это было объяснено на уровне "психо-нейронного программирования на выздоровление путем беседы".

Впрочем, даже эти "направления" он вел осторожно. Еще в первые сутки стало очевидно, что волей Силы это судно не испытало недостатка в джедаях. Паладин совершенно точно знал минимум о трех Джедаях - двух "темных" и одном "светлом", хотя последнего он был бы склонен именовать "серым". Алайя знал о том, что считали и в Ордене Джедаев и Ордене Ситхов о таких, как Серые, и поэтому светиться как источник Силы совершенно не собирался. До той поры, пока этого не потребуется, разумеется.

Выслушав мнение Джулии о девушке-пилоте, Алайя вздохнул, и тяжело опираясь на свою трость прошел к столу, попутно прослушивая обращение капитана к десанту. Теперь в его мыслях появилось заботой больше - имперцы. Подойдя к пострадавшей, Паладин облокотил свою трость на тумбочку рядом и сложил одну руку на лоб девушки, а другую на её грудь. Закрыв глаза, Серый приступил к классической технике работы с Живой Силой - визуализации. Это было безумно красиво - он видел живых существ вокруг словно столпы света. Яркими звездами были джедаи, черными дырами с белыми дисками аккреции ситхи. Юнлинги представлялись в виде пламени свечи, что была готова разгореться в бушующее пламя. Существа, неспособные управлять силой, были похожи на факелы - не очень яркие, но стабильные и спокойные. Алайя сознательно не употреблял термин "нечувствительные к силе" - Сила была в каждом, управляя всем живым вокруг. Вопрос был лишь в умении направлять её в нужное русло. "Факел" девушки горел, хоть и был значительно тусклее чем следовало бы. Очевидно здесь могла помочь лишь Сила. Но тратить свои силы сейчас было невозможно, когда на мед отсек грозились напасть Имперцы.

- Чтож, Джулия, нам остается лишь верить в лучшее. Подчас самые трудные пациенты показывают удивительные результаты..., - с этими словами Паладин достал из под своего одеяния небольшой стальной кубик и положил на грудь той, сложив её руки на предмете. Сейчас у него очевидно не было времени полностью заняться этой девушкой, но считалось что самое наличие Кристалла рядом с пострадавшим уже оказывает целительный эффект. Взяв трость обратно в руки, он внимательно посмотрел на своих подопечных:

- Помогите Чиссу. Его Факел Жизни еще не угас, и мне кажется вы сможете нужным образом направить усилия дроидов. Из медотсека не выходите, - Паладин мягко закладывал новую временную установку в головы врачей, - если со мной что-то случится, закройте отсек наглухо и ждите помощи извне. Я же постараюсь решить... вероятные проблемы. Надеюсь на вас.

С этими словами, вновь опираясь на трость, Алаяйа прошел к выходу из отсека в широкий коридор. Посмотрев на Магнастража, стоящего на страже (пожалуй этого решения он все же не одобрял со стороны капитана - наличие такого дроида около медицинского отеска могло вызвать ненужные вопросы), Паладин проговорил:

- Ну что, железка. Вспомним что такое подготовка Паладинов?

Собственно, его план был достаточно прост и понятен - найти наиболее удобное место для встречи теоретического противника, и пока тот должен был появится, обратиться к своей Живой Силе. У него был план мирного решения вопроса - вторжение в разум вероятных противников. А для этого он должен был сосредоточиться... Да, пожалуй медитация под присмотром бдительного Магнастража была хорошим вариантом. Войти в транс, узреть Силу существ вокруг, найти клонов и ввести им новые установки. При условии, что он сможет пройти через из генетически заложенную покорность и верность. На крайний случай - обратить их против друг друга. Ну а бластеры всегда под рукой - силовое решение было наименее приоритетным. Скрытно, эффективно, мирно - пожалуй ему предстояла хорошая работенка.


Отредактировано 06.05.2018 в 18:08
2

DungeonMaster Lottarend
10.05.2018 19:09
  =  
Джулия и Дерек принимали внушаемые им установки с на редкость беззащитным, каким-то невероятно доверчивым выражением на лицах, точно одних только слов Серого было достаточно, чтобы отдать им абсолютно любой приказ. Приставив к двери медотсека всего лишь одного дроида, капитан Фласко явно не понимал, с кем именно связался на самом деле. Человек, который был в состоянии легко проникнуть в разумы большинства людей его команды, который мог легко извратить, изуродовать, даже полностью уничтожить их личности, превратив их в нечто совершенно чуждое самим себе, был просто невероятно опасен. Гораздо опаснее мастера-джедая Кевина Лейна, которого, как знал Паладин, капитан Фласко высоко ценил и столь же сильно опасался. Гораздо сильнее Алайи, хотя он, без сомнений, представлял куда большую опасность.

Голос, раздававшийся откуда-то из самых глубоких уголков его сознания, пытался играть на гордости бывшего джедая, страстно жаждал управлять им, используя его желания и подавленные эмоции. Серый постоянно ощущал этот призрак внутри себя, побуждавший использовать Силу на благо себе, желавший заставить его почувствовать сладострастный привкус власти – ничем не сдерживаемой, абсолютной, отдающей таким прекрасным, терпким ароматом, точно самое настоящее, до умопомрачения пьянящее вино. Их учили сопротивляться этому. Учили держаться, не пересекая ту тонкую черту, за которой Тёмная Сторона берёт верх, извращая все поступки, выворачивая наизнанку ту отвратительную, мерзкую сущность, что сидела внутри каждого человека. И всё же, особые техники, которые использовали Серые Паладины, как никогда близко подступали к опасной грани, за которой больше не было ни капли света – лишь извращенная жажда власти, побуждавшая на самые жестокие и ужасные поступки.

- Конечно, Алайя, - произнесли медики, смотря на мастера остекленевшими взглядами. – Мы сделаем всё так, как ты сказал.
Конечно, вряд ли тот куб, что Серый вложил в руки женщины, действительно сумеет вылечить её раны, но так у неё, по крайней мере, будет куда больше шансов дотянуть до его возвращения. Со стороны Алайи было достаточно мудро велеть Джулии ждать – эта холодная девушка и впрямь могла бы пустить пострадавшую на «запчасти», мотивируя подобное решение невозможностью хоть как-то помочь несчастной.

МагнаСтраж, до того охранявший медотсек, встретил Алайю равнодушным взглядом оптических сенсоров. Эта двухметровая громадина, оснащенная модулем самомотивации; разработанная, запрограммированная и вооруженная специально для борьбы с джедаями, оказалась на редкость неразговорчива. Серому было известно, что некоторые модели, находящиеся в распоряжении капитана Фласко, подверглись модернизации, значительно улучшившей их боевые качества и, по какой-то причине, сделавшей холодные, смертоносные машины убийства куда более социальными, чем изначально было запланировано их программой. Как бы там ни было, эта конкретная модель – IG-100-5, грудной панцирь которого украшала неглубокая выбоина, окруженная короной плазменного ожога и несколько неровных отметин, оставивших своего рода шрамы, которые, судя по оплавленным краям, были нанесены световым мечом, похоже, прошла долгий путь и имела вполне сформировавшуюся личность. Выслушав Алайю, МагнаСтраж безо всяких эмоций перебросил плащ через плечо, обнажая левую руку, уже сжимавшую активированный электропосох и отправился следом за Паладином, буравя его спину пристальным взглядом своих тусклых, алых глаз.

Машинное отделение, расположенное уровнем ниже, отвечало за многие системы «Затмения». Именно там находились комплексы, фильтрующие углекислый газ и обеспечивающие приток свежего воздуха; системы, обеспечивающие функционирование аппаратуры внутренней связи, а также инерционные компенсаторы, без которых экипаж просто раздавит, попытайся корабль совершить новый гиперпрыжок и оборудование, воссоздающее на крейсере феномен нулевой гравитации. Дроиды, поднятые по сигналу тревоги, были немногочисленным экипажем крейсера, состоявшим из моделей B1, привыкших заниматься ремонтом и обслуживанием, а отнюдь не защитой внутренних помещений «Затмения». Если враг доберется до нижних уровней, он, безо всяких сомнений сметёт это жалкое подобие охраны. Логично было также и то, что здесь, поблизости от медотсека, имперцы вряд ли ожидали серьезного сопротивления. Если встретить их в конце перехода, как раз перед служебной платформой и лестницами, ведущими в машинное отделение, шанс застать диверсантов врасплох будет как никогда высок.

Велев МагнаСтражу охранять его, Алайя принял удобное положение и постарался сосредоточиться.
Ещё несколько долгих минут медитации, почти не отличимой от размышлений, постепенно привели разум в то странное, необычное состояние, способное открыть сознание бывшего джедая совершенной истине Великой Силы. Он ощутил тысячи жизней – свечение ровных, спокойных факелов, соответствовавших обычным людям, Живая Сила в которых пребывала в состоянии природного равновесия. Их приятный для глаз свет едва не скрыл вдруг засиявшую, точно сотни ярких звёзд, поразительную ауру, принадлежащую уже знакомому ему человеку – Кевину Лейну, ранее казавшемуся потерянным, заблудшим, мечущимся из стороны в сторону, точно мотылек, стремящийся к полыхающему костру, осознающий опасность и всё равно стремящийся в жаркое пламя себе на погибель. За то недолгое время, которое Алайя пробыл на «Затмении», он видел, как мастер-джедай, не в состоянии сделать окончательный выбор, постепенно совершал все больше шагов к Тёмной Стороне, жаждущей убрать из него всю слабость и боль, что терзала Лейна не хуже физической пытки. Но сейчас… сейчас Свет в нём был ярче всех на этом корабле, такой прекрасный, что им можно было бы любоваться.
Алайя чувствовал некую странную связь с этим человеком. Далеко не сразу Серый осознал, что мастер-джедай использовал «Тело Силы» - запретную технику, задействовавшую Живую Силу форсюзера и направлявшую её так, чтобы совершить что-то действительно выдающееся, нечто такое, что многократно выходило за границы привычных возможностей Лейна и подводило его к опасной, смертельной черте, переступив которую он мог уже не вернуться.
Другая аура – чёрная дыра, очевидно, принадлежала Адриану, таинственному личному убийце капитана. Но что это за слабые огоньки, хрупкие, способные как разгореться в пышущее жаром пламя пожара, так и вовсе погаснуть, подобно пламени свечи? Одна из аур производила впечатление чего-то до крайности жизнерадостного и порывистого, другая же была пропитана болью и ещё не утихшей печатью страданий. Дети? Подростки?

И кто-то другой…

Мысленный взор Алайи обратился в сторону группы людей, как раз сейчас проходивших мимо медицинского отсека. Медитация едва не стоила ему головы. Иной раз видения Силы действительно уносят далеко от места текущих событий.
Паладин сразу почувствовал его. Того, иного, кто был совершенно лишним на этом корабле. Противник.
Имперец.

Тёмные доспехи и плащ. Шлем, целиком скрывающий лицо. Тонкая полоска визора, под которой был пропитанный ненавистью, холодной яростью, чёрствой жестокостью, взгляд серых глаз человека, внутреннее естество которого было выжжено злостью по отношению к самому себе. Он служил человеку, отнявшему у него дом и семью. Заставившему преклонить колени перед ним, их убийцей. И все равно, тот, кто принял пику Теневого Гвардейца из рук Императора Палпатина, желал утопить его врагов в их собственной крови.

Он собирался убить всех на этом корабле.

Вокруг мужчины, рассыпавшись полукругом, шли, вскинув свои бластерные винтовки, пятеро солдат-клонов – их разумы были легко читаемы, точно открытая книга. Алайя понимал, что мог бы заставить их сделать совершенно всё, что угодно. Слабая воля. Привыкли подчиняться. Повиноваться сильному – генетическому коду или, быть может, тому чипу, что был вшит в их одинаковые тела? Это займет все его внимание, потребует полной концентрации, но Паладин чувствовал, что он сможет заставить их обратить свое оружие друг против друга – или против своего повелителя. Их не убедить сдаться. Не заставить изменить свою точку зрения. Их можно только переписать, создать новые личности, перепрограммировать, точно живые машины, но... не сейчас. Теперь, когда счёт идет на мгновения, его сил хватит лишь на то, чтобы отдать несколько простых приказов.

Впереди бежали ещё пятеро воинов в анатомических оранжевых панцирях, с многочисленным вооружением, делавшим из них действительно смертоносных бойцов. Они были куда опаснее клонов. Гораздо сильнее – по крайней мере в том, что касается силы воли. Разум этих солдат казался закаленными, острыми клинками, познавшими кровь и вкус чужой смерти, смакуемый ими точно сладкий нектар. Наёмники, без сомнений. Алайя мог бы внушить им нечто: отвлечь внимание, переведя взгляд солдат в сторону несуществующей опасности; возможно, усилить страхи или заставить держаться более осторожно. Эти смертоносные воины чувствовали недоверие по отношению к своему нанимателю и Серый мог бы воспользоваться этим в своих интересах, но подобное – куда более сложная игра, не гарантирующая реального результата. Разум клонов гораздо более прост и податлив, точно мягкая глина, из которой можно сотворить воистину что угодно.

Серый понимал, что он не в состоянии повлиять на разум Гвардейца, как осознавал и то, что его ментальных навыков хватит лишь для воздействия на одну группу солдат. При удачных обстоятельствах, наёмники могут избавить Алайю от необходимости заниматься грязной работой – их вооружения вполне хватит, чтобы уничтожить и клонов, и последователя Тёмной Стороны, отдающего им приказы. Но если те слова, которые будет шептать Серый, не затронут их души, если все его усилия пойдут прахом, шанса на вторую попытку не будет.

Словно бы что-то почувствовав, фигура в тёмных доспехах замерла на месте. Гвардеец медленно повернул голову, взглянув в направлении медотсека и руки его, закованные в стальные перчатки, с силой стиснули рукоять световой пики.
Из её конца выдвинулся короткий, ярко-алый клинок.
В воздухе запахло озоном.
Силы противника: 5 клонов, 5 наёмников, 1 теневой гвардеец.

Клонам можно отдать несколько простых приказов.
На наёмников можно попытаться повлиять - успех зависит от качества отыгрыша. Возможно как полное подчинение, так и игнорирование силы Алайи.
И не стоит забывать про МагнаСтража, он тоже ждёт своего приказа.

***

Теневой Гвардеец

Наёмники (внешний вид брони)

Вооружение наёмников и клонов аналогично приведенному в ветке "Высший разум": ссылка
3

Алайя Эркиор Lee
10.05.2018 21:14
  =  
Уйдя в транс, предварительно дав стражу приказ на охрану, Алайя еще не знал что ему следует искать. Точнее сказать, не предполагал что найдет. Как только его разум смог достичь гармонии, Серый открыл внутреннее зрение. На него обрушился водопад света, искрящийся водопад, которую формировало все живое на судне. Это были света обычных людей и других существ. Но вот нечто яркое, словно нейтронная звезда, вспыхнуло в ангаре. Небывалый всплеск силы, который прокатился волной по всему кораблю, сумел задеть и разум Серого. Впрочем, он спокойно принял эту волну, даже с интересом всматриваясь в происходящее. Выживет ли Кевин? Даже если нет, то ему было суждено стать Светлым призраком Силы, занять ту редкую нишу в посмертии, что никогда не давалась адептам темной стороны. Во всяком случае Алайе хотелось в это верить.

Уйдя глубже в себя, он усилием воли заставил сконцентрироваться на более локальной области - медотсека и двигательного зала. Напоследок в его "зрение" ярко ударило две маленьких звездочки, все в том же ангаре. Юнлинги или падаваны? Хотя и тот и другой термин канул в лету, после гибели Ордена. Одна звезда была близка к трансформации в черную дыру, хотя было еще не все потеряно - в ней было многое перемешено и многое неопределенно. Быть может даже именно сейчас решалась её судьба.

Резкий удар, словно его разум поместили в падающие воды холодного водопада. Это была даже не черная дыра - пустота, даже без какого-то определенного цвета. Разум скрывавшегося под маской был буквально вычищен и переложен снова под чьей то безумной силой. Уложен желанием служения и несения смерти всем врагам. Императора. Значит Имперец. Там было даже не на что влиять - его разум был бесплодной пустыней, которая освещалась лишь волей Императора.

Еще несколько были вокруг - пять чистых книг и пять лезвий. Первые были слугами и считали себя таковыми, вторые считали себя равными, но были ими лишь до той поры, пока это требовалось Империи. Клоны... в них было заложено подчинение и служение. Ему довелось даже сражаться рядом с ними. Тогда он еще был Джедаем, который сражался против армий дроидов. В его подчинении был отряд, небольшая группа клонов. Все как один, один как все. Так было задумано, но для Паладина было очевидно, что несмотря на старание создателей Живая Сила в каждом из них была уникальна. Быть может, если бы им дали действительно жизнь, а не существование, они бы даже смогли жить как обычные люди. Алайя давал всем им свои имена, легко различая по веяниям Силы внутри них. И вообще не считал их инструментом - это было кощунством. И вот теперь он вынуждено оказался по другую сторону баррикад. Быть может они даже были именно его отрядом в прошлом? Это совпадение могло выпасть с шансом один к миллиону, но сейчас роли не играло - у него просто не было времени вглядеться в силу каждого из них.

У него был выбор - либо клоны, либо наемники. Клоны, наемники, клоны, наемники, клоны... Проще ли разжечь пламя на камнях, или сподручнее поддать воздуха той искре, что уже тлеет в сухой траве?

На мгновение поднявшись из медитации, Алайя обратился к стражу:

- Скройся около платформы. Жди тех, кто сумеет туда дойти. Если дойдут - нападай. Грамотно оцени воина в черном одеянии. Он был создал для того же, для чего создали тебя. И он очень силен. Задержи их, не дай добраться до меня. Не жертвуй собой, Железка. Да прибудет с тобой Сила.

(Все далее необходимо читать под данный трек. Это просто физически необходимо, поскольку передает все написанное. Погружение наше все - ссылка)

Это было похоже на падение в колодец, стремительное несколько секунд и столь же быстро кончающееся. Мгновенно отключив себя после благословения стража (хотя скорее всего страж к этому относился с крайним скепсисом), Алайя отрезал мир вокруг себя, закрылся от пылающей звезды Кейна, перестал видеть водопад жидкого света тычяч душ вокруг, создал буквально пустоту, в центре которой горело пять факелов наемников. Это было похоже на ментальные тренировки по сокрытию силы, но сейчас вопрос был не в сокрытии а в направлении. Теперь вопрос всего был заключен в грамотном направлении. Это было тяжело. Очень. Это было похоже на ядро сингулярности, из которого невозможно выбраться. Это было необходимо. Их дела отзовутся бедой. Он страдает... он жертва. Но страдания его аукнуться всем вокруг. Это необходимо.


Наемники, гроза галактики. Известные своей репутацией тысячу лет, они набирали самых лучших и самых стойких. Тех, кто проходил кошмары диких территорий Внешнего Кольца, Неизведанных секторов. Кто брался за задания, которые шли в разрез с интересами республики. Но у всех было то, что делало их живыми. Эмоции, чувства, братство, сестринство. Семья, любовь, дети. Родина, деньги, власть. Свобода, равенство, вседозволенность. Замедлить, прочитать, направить.... Замедлить их, прочитать их, направить их. ЗАМЕДЛИТЬ ИХ. ПРОЧИТАТЬ ИХ. НАПРАВИТЬ ИХ.


Эти пятеро. У каждого есть точка. Каждый имеет слабости. Они живые, они не дроиды. Их разум заточен, но это разум. Воздействие, анализ, ответ. В каждом есть такие места. Флаг Империи. Император. Легионы Клонов, марширующие по планетам. Планета, залитая кровью. Горящие города и руины.ПЫЛАЮЩАЯ РОДИНА. Выброшенные Империей на свалку, задворки галактики. Разрушенные базы, не выплаченные контракты. ВЫ НЕНУЖНЫ ИМПЕРАТОРУ. Клоны расстреливают родственников. ВАШИ ГОРОДА ПЫЛАЮТ! Геноцид их народов. Флаги Империи реют над горами трупов. Свободных наемников больше нет - ОНИ ВСЕ УБИТЫ. Узы боевого братства растоптаны. Звери, которые сражаются на аренах загнивающих миров за гроши. Навыки, которые больше никогда не пригодятся. БРАТСТВА БОЛЬШЕ НЕТ. Вы были легендами. Теперь вас ценят ниже клонов. Каждый из вас БЫЛ УНИКАЛЕН. Каждый из вас БЫЛ ИСТОРИЕЙ. Теневой Гвардеец позади. НАДСМОТРЩИК. Даже клоны идут сзади вас. Почему вы не восстали? Спрашивает мать. Почему вы стали ручными псами? Спрашивает отец. КТО МЫ ТЕПЕРЬ? Мы были силой. С нами считались. Потеряно. Потеряли себя. КТО МЫ ТЕПЕРЬ? Поздно что-то менять. Поздно? В руках есть оружие, в душе есть свобода. МЫ БЫЛИ СВОБОДНЫ. Традиции, культура. Культура воинов, культура сильных. Гроза галактики. ВСЕ ПРАХ, И ТОЛЬКО ЗНАМЕНА ИМПЕРИИ РЕЮТ. Император правит. Клоны следят. Империя видит. ОШЕЙНИК НА НАШЕЙ СУДЬБЕ. Отчаяться? Пасть ниц? Стать тем, кем они хотят? Ручными псами? НЕ ВСЕ ПОТЕРЯНО. Они сломили дух? Они сломили нашу суть? Оружие в руках, пылающие сердца. ОНИ НЕ МОГУТ СЛОМИТЬ НАС. Вся кровь. Все руины. Все смерти. Братья. Сестры. ОНИ СМОТРЯТ НА НАС И ЖДУТ ОТМЩЕНИЯ! Они ждут нашей покорности. Ждут выполнения контракта. Мы не рабы. МЫ НЕ РАБЫ. Они хотят что мы убивали. ОНИ ХОТЯТ ВЫБРОСИТЬ НАС. Мы убиваем. Но нам же целятся в спину. Они бояться. Недоверие? ДАЖЕ НАНИМАЯ ОНИ БОЯТЬСЯ НАС! Разве это отношение к свободным воинам? Мы благородная сила. МЫ НЕ РАБЫ. МЫ НЕ СДАДИМСЯ НА МИЛОСТЬ ИМПЕРИИ. Пылающий флаг Империи. Мертвые Клоны. Умирающий Теневой Гвардеец. ОНИ ТОЛЬКО КАЖУТСЯ СИЛЬНЫМИ Когда эти слабаки стали такими? Когда мы стали их ручными псами? КОГДА МЫ ПОТЕРЯЛИ САМИХ СЕБЯ? Соберитесь. Мы не должны быть такими. Наша сила. Наши ценности. Наше братство. МЫ НЕ ПОТЕРЯЛИ СЕБЯ Возмездие? Реванш? Уничтожить, растопать? СВЯЩЕННОЕ ПРАВО! Мы не рабы... мы не станем рабами. Рабами Империи? МЫ. НЕ . РАБЫ.

ИХ ФЛАГИ ПЫЛАЮТ! ОНИ БЕГУТ! ОНИ НИКОГДА НЕ БЫЛИ НАСТОЯЩЕЙ СИЛОЙ! ОНИ НЕ ЗНАЮТ ЧТО ТАКОЕ БРАТСТВО!

ОНИ СЧИТАЮТ ЧТО НАС МОЖНО ПРЕДАТЬ. НЕ ПЛАТИТЬ. НЕ СЧИТАТЬСЯ С НАМИ....

НОВА ГВАРДИЯ! БРАТСТВО! НАРОД! КРОВЬ ЗА КРОВЬ!

КРОВЬ! СВОБОДА! СМЕРТЬ ИМПЕРАТОРУ!

ОНИ ПОЗНАЮТ НАШУ МОЩЬ!

МЫ НЕ РАБЫ!

СМЕРТЬ.... СМЕРТЬ? СМЕРТЬ ПСАМ ИМПЕРАТОРА!

МЫ!

НЕ БУДЕМ!

РАБАМИ!



Капли крови тихо побежали вниз. Кровавые слезы. Они собрались у ворота, там где граница маски кончалась и начинался ворот одежды. Кап-кап. Кап-кап. Серая звезда, инь-янь, серый водопад. Сила в наемниках. Бурлит, искрит. Замедлить их разум, прочесть их разум, направить их разум...

Давно, давно ты старина так не старался. Пощадить бы себя, да разве ж можно, когда столько поставлено на карту?

Отредактировано 11.05.2018 в 07:00
4

DungeonMaster Lottarend
19.05.2018 16:28
  =  
МагнаСтраж просто развернулся и тихо, совершенно бесшумно скользнул в коридор – не слышалось даже характерного металлического позвякивания, сопровождавшего передвижение обычных дроидов. Солдаты, диверсанты, непревзойденные дуэлянты и штурмовики, их создали для исполнения той роли, которая могла потребоваться генералу Гривусу, ждавшему от своих лучших воинов по-настоящему совершенной подготовки.

Действительно, этот серый плащ, который IG-100-5 носил…

Алайя вспомнил, что лишь МагнаСтражи, сопровождавшие бывшего верховного главнокомандующего КНС, были облачены в подобные одеяния, придававшие им своеобразную индивидуальность – по сравнению с теми, кто, например, охранял графа Дуку и ничем не отличался от прочих своих собратьев.
Активированный электропосох в руке дроида светился неровным, сиреневым излучением. МагнаСтраж был приманкой и прекрасно знал это. По-видимому, в металлических мозгах этой жестянки всё же содержались некоторые приоритеты касательно важности тех или иных указаний, поскольку IG-100-5 явно было велено лишь наблюдать за Серым, а отнюдь не исполнять его поручения. Тем не менее, в условиях появления вражеской штурмовой группы, МагнаСтраж решил немного поиграть в команде. Теперь программа просто не позволит ему отступить – вот чем машины отличались от живых существ.

По крайней мере от тех, кто не являлся биороботами, подобными клонам, что были взращены и тренированны во имя исполнения чужой воли.

Появление МагнаСтража, спокойно замершего посреди коридора, вызвало среди имперцев настоящий переполох. Многие из них прекрасно знали, насколько опасен подобный противник и опасались дополнительного подкрепления, которое могло бы изменить ход боя отнюдь не в их пользу. Тем не менее, клонам не требовались дополнительные указания – они мгновенно вскинули свои тяжелые бластерные винтовки, начав вести слаженный огонь и ожидая, что наёмники, которым предписывалось первыми вступать в подобные сражения, отвлекут внимание противника на себя.

Вот только воины «Нова Гвардии Айлона» не двигались с места. Ожесточенная борьба, происходившая в разумах наёмных солдат, постепенно сменялась раболепным подчинением. Их разумы полностью перестроились; пропало ощущение гордости, которое Алайя прежде столь явно читал в их сердцах – для «Нова Гвардии» казалось привычным то, что их бросали в самую бойню, предоставляя право первыми начинать битву и, таким образом, как считали сами наёмники, оказывали величайшее уважение их воинскому искусству.

«Мы здесь не потому, что Император ценит нас. Не из преклонения перед нашим боевым мастерством».

Мысли солдат «Нова Гвардии» окрасились страхом, что точно кислота постепенно разъедал их душу. Краеугольный камень кодекса чести Айлонцев пошатнулся и глубоко запрятанные, подавленные эмоции - страх перед теми, кто использовал Силу, столь непонятную для большинства разумных существ, начал оказывать свое разрушительное влияние. Не потому ли адмирал Октавиан Грант, командовавший наступлением на осколки сил Торговой Федерации, отправил во главе диверсионной группы Теневого Гвардейца – чтобы проследить, что все, до последнего человека, солдаты «Нова Гвардии» будут перебиты дроидами КНС?

«Они боятся нас…»

Это осознание истины, которой Серый Паладин столь умело подменял привычное мышление наёмников, оказалось для них подобно ощущению обнаженного клинка, приставленного к горлу собственной матери. Они всё ещё колебались, но лишь потому, что не могли решиться на позорное предательство, порицавшееся самим укладом жизни «Нова Гвардии».

«Боятся и хотят уничтожить. Нужно вернуться и защитить свой дом, пока ещё не стало слишком поздно!»

Похоже, чаша весов окончательно склонилась в сторону ментального вируса, что точно смертоносная инфекция стремительно распространялся по синаптическим связям разумов солдат. Их было нелегко убедить в правильности нужного шага, но всё же Алайя сумел подобрать ключ к их сердцам.
Айлон, тысячелетиями поддерживавший Республику и готовый предоставить в руки заказчика до нескольких миллионов верных наёмников, вместе со всем необходимым вооружением и техникой, действительно являлся серьёзной угрозой. Силы этой планеты, объединившись с сепаратистами, могли серьёзно потрепать армию клонов, и без того значительно сократившуюся в ходе минувшей войны.

Страх действительно был обоснован.

И это лишь подстегнуло воинов «Нова Гвардии» принять верное решение – разумеется, с точки зрения самих наёмников, чей разум был подавлен волей могущественного форсюзера. Они явно не думали о том, что, проведав о нарушении кодекса чести Айлона, их правительство собственноручно приведет предателям смертный приговор в исполнение.

Два или три слаженных залпа, выполненных из DC-15A, попав в необходимые места, менее всего защищенные броней, могли полностью вывести МагнаСтража из боя. Но IG-100-5 не был обычным противником. Электропосох вихрем крутился в его руках, блокируя большую часть поступающих выстрелов, пока дроид стремительно приближался, петляя из стороны в сторону и значительно осложняя для клонов задачу подстрелить столь быструю цель.
Один из имперцев, отступая, закричал, явно обращаясь к наёмникам «Нова Гвардии», застывшим посреди коридора точно статуи.

- Стреляйте, стреляйте! Какого чёрта вы не…

В тот же момент, солдаты брызнули в разные стороны, открывая IG-100-5 дорогу. Алайя видел, как один из воинов в оранжевой броне коротко пальнул из своего А280 и красный бластерный разряд, с низким гулом преодолев жалкий метр, отделяющий его от намеченной цели, вонзился прямо в визор клона, в мгновение ока превратив голову несчастного в запекшуюся кровавую массу.

Остальные же, предпочли атаковать Теневого Гвардейца, тем не менее, без особого успеха. Световая пика была не так удобна для отражения бластерного огня, как обычный клинок джедаев и все же, их противник был хорошо обучен и владел не только одним лишь фехтовальным искусством.
Короткий жест рукой.
Ощутимое лишь Алайей повеление, приказ, направленный к Силе.
И безвольное тело одного из собственных бойцов, что прикрыло Гвардейца от многочисленных выстрелов наёмных солдат.

Серый чувствовал смятение слуги Императора. Ощущал невероятную ярость, волнами захлестывающую ожесточенное сознание.

Он отвлёкся. Допустил, чтобы его, прошедшего такие изнурительные тренировки, потерявшего столь многое – в том числе и жизни собственных братьев из Солнечной Гвардии, сумели застать врасплох. Гвардеец не замечал Серого – тот, даже используя столь сложные ментальные техники, слишком умело скрывал своё присутствие в Силе. Его отвлёк кто-то ещё. Помешал сосредоточиться. И всё ещё, по-прежнему наблюдал.

Не находись Алайя посреди боя, он вполне мог бы сконцентрироваться, чтобы установить личность этого таинственного форсюзера, но прямо сейчас подобное казалось, по меньшей мере, весьма глупой затеей.
Кем бы не был этот другой в действительности, он весьма помог Серому уже тем, что не позволил Теневому Гвардейцу сосредоточиться на сражении.

Раньше… но не теперь.

Отринув всё во имя схватки, воин Императора превратился действительно в грозного противника.
Врезавшись прямо в толпу клонов, IG-100-5 двумя короткими ударами электропосоха расшвырял их прочь. Молнии, вырывающиеся из оружия, явно включенного на перегрузку, оставляли на броне имперцев тёмные подпалины. Откровенно пользуясь тем, что присутствующим больше не было до них никакого дела, солдаты «Нова Гвардии» добили упавших клонов и принялись медленно отступать, держа своего бывшего командира в перекрестье прицелов бластерных винтовок. Никто из них не желал связываться с джедаями – слишком уж смертоносными воинами те являлись, тогда как внушенные Алайей установки велели им как можно скорее возвращаться домой. Здесь, на корабле Конфедерации, им больше нечего делать.
Воины «Нова Гвардии» верили в это. Безо всяких сомнений, они уничтожат любого, кто помешает им покинуть «Затмение».

Так уж выходило, что единственным, кто мог помешать им, по-прежнему оставался Серый Паладин. Именно в его сторону и отступали наёмники, более не желавшие сражаться в такой дали от дома.
Отвлекшись на IG-100-5, Алайя понял, что дроид, по крайней мере какое-то время, был вполне способен сражаться со слугой Императора на равных. Хотя это действительно оказалось не так просто - похоже, что его противник использовал технику боя, которую изучали воины Солнечной Гвардии Тирсуса, по слухам, истребленные все до последнего человека.

Удар. Шаг назад. Обманный финт. Энергетическое поле электропосоха с тихим гулом сталкивается с алым клинком воина Императора. Молнии скользят по его тёмным доспехам, освещая глухую маску, целиком закрывающую ожесточенное лицо.

- Уйди с дороги, жестянка, - раздался его холодный голос. – У меня нет на тебя времени.

Выбросив вперед раскрытую ладонь, Гвардеец сфокусировал Силу в один мощный телекенетический кулак и отшвырнул МагнаСтража на несколько шагов назад. Тем не менее, дроид каким-то необъяснимым образом извернувшись в полёте, вновь приземлился на согнутые в коленях ноги, вцепившись стальными когтями в дюрасталевую обшивку корабля.

Перехватив посох одной рукой, IG-100-5 издевательски поклонился, отдавая дань уважения мистической Силе противника. Бластер, который дроид вслед за этим извлёк из секретного отделения, оказавшегося в центре его грудной клетки, намекал на то, что теперь схватка будет гораздо более честной.
Силы противника: Теневой Гвардеец - 1 штука.
Возможные союзники: 5 солдат "Нова Гвардии".
Все клоны истреблены.
Отредактировано 19.05.2018 в 16:33
5

Алайя Эркиор Lee
20.05.2018 17:57
  =  
Тяжело встав с пола, Алайя глубоко вдохнул и выдохнул, возвращаясь обратно к реальности. Сняв маску, он вытер рукой кровавые слезы и надел ту обратно, медленно распрямляясь. Чтож, упех его радовал и казалось даже дал новые силы для действия. Упершись на свою трость, Паладин огляделся вокруг так, словно видел это помещение в первый раз. За ту минуту, пока Магнастраж уже начал нести хаос в пылу битву, Серый приходил в себя.

- Ну что же, бывало и похуже, - вздохнул он и вновь обратился к внутреннему взору, - славные ребята. Потом я вас обязательно отпущу.

Двинувшись вперед (и фактически заходя в тыл Нова Гвардии), Алайя уже успел привести мысли в порядок, что бы снова собрать их в кучку. Перед его взором вновь предстали наемники, но теперь их разумы были гораздо более податливы. Кислота страха и недоверия разъела их "скрепы", а поэтому вновь обратившись к Силе, Паладин начал вносить новые установки.

В целом он не хотел заставлять их гибнуть, но пока ему были нужны силы для противостояния вторженцам. Гвардеец показал себя хорошим противником, и откровенно говоря возникали сомнения как долго Страж сможет противостоять один на один. Поэтому Нова Гвардия еще могла пригодится, а потом уж можно было отпускать их на все четыре стороны.

Новая установка была проста, и уже опиралась скорее на логическое мышление и цепочки, нежели эмоции и чувства долга: "Что бы вернуться домой нужны корабли. Что бы получить корабли, нужно к ним пройти. Корабли под угрозой уничтожения Имперцами. Следовательно, пока мы не уничтожим имперцев, вернуться домой и защищать Родину не сможем.". Вторая установка касалась уже самого Алайи и их взаимоотношений: " Алайя старый знакомый, который оказался на этом корабле. Медик, мы знаем его по одной из операций, оказывал поддержку. Ему можно верить. Целиком. Он знает что и как, он сможет нам помочь". Соответственно, далее он будет исходить из двух вариантов событий.

Первый и наиболее благоприятный, заключается в том что Нова действительно станет его слушать, и поэтому вооружившись ей и бластерами они вместе отправятся на подмогу Стражу, с тем что бы самым бесчестным образом расстрелять Гвардейца из всех орудий. В том числе и применив его ценные навыки в бластерной стрельбе. Паладин конечно мог бы последовать "устоям чести" и выйти в поединок на световых клинках, но устоями чести он не страдал, а вот нелюбовью лишний раз рисковать чужими жизнями - страдал. Поэтому безопаснее для всех будет уничтожить противника издали.

Второй вариант, который был гораздо хуже - Гвардия не решит ему помогать, а поэтому следовало либо дождаться пока они пройдут мимо, либо представившись стариком-техником рассказать как пройти к кораблям и дальше "пойти по своим делам". И затем уже помочь Стражу, правда в таком раскладе это ожидалось более трудно выполнимым.
6

DungeonMaster Lottarend
29.05.2018 18:52
  =  
Сломить волю наёмникам, уже один раз сдавшимся под его ментальным напором, неожиданно оказалось крайне легко. Серый точно переступил через невидимый барьер, отделяющий его разум от разумов солдат «Нова Гвардии», словно бы вторгся в самые глубины их душ, окутывая личности наёмников, такие сильные прежде, невидимой паутиной влияния, затрагивающей абсолютно каждое их действие, всякое намерение, каждую мысль. Их жизни принадлежали ему, целиком и полностью, без остатка. Любой приказ, который только Алайя отдаст, подействует на них в точности так, как он будет планировать, любое пожелание – сразу же исполнится.
Не существовало нитей, за которые он не мог бы потянуть, как не было и пределов власти Паладина над душами солдат «Нова Гвардии», готовых по первому слову направить оружие против Теневого Гвардейца, которого они столь сильно опасались прежде; согласных приставить бластерные винтовки к собственным ртам и недрогнувшей рукой сделать выстрел, превращая свои мозги в обгорелое, серое нечто, вместе с осколками костей и частичками плоти живописно украшающее безвкусный тёмно-серый антураж местных коридоров. Наконец, способных причинить вред родным и близким, с неимоверной лёгкостью согласиться предать лучшего друга, пойти против абсолютно каждого правила, которое втолковывали этим волевым и тренированным людям на протяжении всей их жизни.
Без сомнений и сожалений. Без раскаяния и чувства вины.
Вот, насколько велика его власть.

Алайя чувствовал пьянящее ощущение могущества, сладострастной истомой растекающееся по всему его телу. Достигнув столь впечатляющих результатов, сломив подобные, невероятно сильные умы, способные изрезать разум Серого в клочья, позволь он только дать себе слабину – это чувство было полным, невероятным, совершенно и точно затмевающим любое возможное удовольствие, которое он только мог бы себе представить. Глоток ледяной воды в палящей пустыне? Жаркая ночь с соблазнительной красавицей, отдающейся ему с будоражащей воображение страстью? Искренняя благодарность или, возможно, раболепное уважение, вызванное преклонением перед превосходными талантами целителя. Быть может, радость от ощущения только что спасённой им жизни, уже готовой было покинуть свою бренную оболочку, растворившись в потоках Живой Силы?

Ничего из этого не могло сравниться с властью.

Алайя ощущал, как нечто тёмное, мерзкое и, если вдуматься – неимоверно противное, шепчущее из самых тайных закоулков его души, похожее на какую-то чёрную воронку, поглощающую всё, до чего только могло дотянуться, пытается заставить Серого принять себя. Слиться с собой, позволив его собственным, подавляемым прежде эмоциям, выплеснуться наружу. Разрешить самому себе почувствовать то неимоверное наслаждение, которое несла в себе власть над судьбами всех живых существ. Если он только пожелает, каждое разумное создание на этом корабле будет считать его своим Повелителем. Без сомнений, все они тотчас же исполнят абсолютно любой его приказ, предоставят Паладину всё то, чего он только захочет достичь. Желал ли он уничтожить Империю? Освободить угнетенных? Наказать угнетателей, вернув прежнюю Республику в Галактику – с собой во главе? С тем могуществом, которое лежало по другую сторону Силы, Алайя вполне мог этого добиться.
Нужно просто сделать один крошечный шаг – навстречу объятиям тёмного двойника, что легко и непринужденно заменит его во всём, позволив прежней личности раствориться, точно незримому, безымянному и, возможно, никогда и вовсе не существовавшему призраку.

- Медик? Осторожно! – один из солдат «Нова Гвардии» тотчас же заслоняет его своим телом. – Чёрт, парни, здесь Алайя!
- Алайя? Как ты здесь оказался? Проклятие… не важно. Больше нельзя отступать! - голоса наёмников звучат с тем пламенным жаром, который люди обычно испытывают, собираясь защищать своих друзей, родных и близких – до последнего вздоха.
- Ладно, Дэйв. Командуй, - ещё один поудобнее перехватывает свою А280, пристально смотря в сторону Теневого Гвардейца, сошедшегося с МагнаСтражем в ожесточенной и стремительной схватке.
- Хэнк, Дерек и Нест – рассредоточиться. Кларк и я пойдём вперёд, отвлекая его внимание. Не лезь на рожон, медик, - кажется, Дейв улыбнулся под этим своим странным шлемом. – Нам ещё могут понадобиться твои способности.

С этими словами, наёмник «Нова Гвардии» прицелился и первым открыл огонь, стреляя в воина Императора короткими очередями. Следом за предводителем последовали и прочие его подчинённые, усеяв широкий коридор россыпью кроваво-красных бластерных разрядов, каждый из которых летел точно в цель – наёмники недаром ели свой хлеб.

IG-100-5, к тому времени успевший оставить на броне Теневого Гвардейца тёмные подпалины, очевидно, по крайней мере несколько раз попав в противника из своего пистолета, успешно его лишился – потеряв вместе с конечностью, которая, шипя и разбрасывая во все стороны снопы искр, с громким металлическим бряцаньем ударилась об пол. Удар воина Императора был быстр и стремителен. Всё же, хотя МагнаСтражи и являлись прекрасно обученными бойцами, действительно серьёзную угрозу для владеющих Силой они представляли только когда работали сообща, дополняя друг друга и используя все преимущества той слаженной командной работы, которой могли добиться лишь механизмы. Один на один, да ещё и против столь умелого фехтовальщика…

У IG-100-5 не оставалось ни единого шанса.

Световая пика, двинувшаяся вперед в смертоносном выпаде – настолько быстром, исполненном с невероятным совершенством, должна была окончательно оборвать псевдо-жизнь дроида. Но вместо того, чтобы пронзить гудящим, алым клинком бронированный корпус, выжигая элементы питания и превращая МагнаСтража просто в груду металлолома, Теневой Гвардеец стремительно крутанул пику, отражая бластерные разряды обратно в предавших его наёмников.
Впрочем, он просто не мог блокировать действительно каждый выстрел.
Один за другим, выстрелы вонзались в тёмный материал его необычайно прочных доспехов. Алайя чувствовал секрет подобной защиты – Гвардеец буквально пропитывал Силой каждый сантиметр холодного, тёмного металла, в который было заковано его тренированное тело. И всё же, когда МагнаСтраж воспользовался заминкой противника, чтобы бросившись вперёд, ударить того посохом прямо в грудь, а сам Серый добавил к плазменному дождю, обрушившемуся на солдата Империи, выстрелы своих собственных бластеров, судьба его оказалась предрешена.

Защитная техника, которую использовал Теневой Гвардеец, разрушилась за считанные мгновения.
Как и его тёмные доспехи, оплавившиеся, выгнувшиеся вовнутрь, продемонстрировав слабую плоть, сочащуюся кровью и источающую отвратительный запах хорошо прожаренного, человеческого мяса.
Алайя почувствовал, как в своей последней вспышке ярости, воин Императора, бывший член Солнечной Гвардии Тирсуса, почти полностью истребленной по приказу Палпатина и им же самим спасённой, направляет волну безумной, ослепляющей тёмной энергии, поражающей своей мощью и разрушительной силой, куда-то вовне, прочь отсюда, словно бы пытаясь отомстить, наказать кого-то за то унизительное поражение, которое он потерпел в этом бою. Это ментальное оружие – точно закаленный меч, призванный уничтожить разум своего врага.
Вот только направлен подобный клинок был отнюдь не против Серого.
Кого бы Теневой Гвардеец не решился атаковать, его жертва находилась отнюдь не рядом с медицинским отсеком.

Одновременно со сраженным воином, рухнувшим на колени, точно кукла; всё ещё цепляющимся за жизнь, но совершенно и точно стремительно угасающим, подобно слабому, колышущемуся пламени догорающей свечи, на пол упали двое наёмников – бластерные заряды, отразившись от алого клинка форсюзера, попали в них, пробив анатомические доспехи оранжевой расцветки и, по-видимому, серьёзно раня этих храбрых солдат. Покопавшись в памяти, Серый даже мог бы вспомнить их имена: Дерек и Кларк. Ещё живы, но определенно умрут, если ничего не предпринять.

«Прикажи наёмникам добить своих товарищей, - казалось, что его тёмная, внутренняя сущность плотоядно скалится. – Слабым нет места в этом мире. Или же спаси их, если тебе так хочется и используй жизнь воина Империи, чтобы исцелить их раны. Высоси её всю, без остатка. Почувствуй власть, Алайя! Позволь себе насладиться ею – хотя бы один раз! Ты ведь ощущаешь это, не так ли? Ты победил благодаря тому, что заставил этих людей убивать клонов, которых они считали своими товарищами, заставил нарушить собственный кодекс чести, вынудив пойти против нанимателя; обязал рисковать жизнью в сражении с противником, от которого наёмники желали бежать! Разве после того, что ты сделал, ты сможешь… ты действительно сможешь… - он почти мог бы поклясться, что слышит вкрадчивые нотки в голосе своего незримого собеседника. – Отказаться от той Силы, что обещает тебе Тёмная Сторона?»
Сильнейший моральный чек на сопротивление Тёмной Стороне. Необходимо найти якорь, зацепиться за что-нибудь, чтобы окончательно не переступить черту. Принять верное решение, которое позволит и дальше ходить по грани, вернуться в норму. Вспомнить то, что действительно важно для Алайи, понять, благодаря чему он всё это время оставался Серым. Время для отыгрыша.
Или же для того, чтобы впустить Тёмную Сторону в своё сердце…

Диспозиция: МагнаСтраж с отрубленной левой рукой стоит над Теневым Гвардейцем, занеся электропосох над головой. Дерек и Кларк – солдаты «Нова Гвардии», явно серьёзно ранены. Им требуется срочная медицинская помощь. Оставшиеся трое не пострадали.
Теневой Гвардеец стоит на коленях – всё ещё в сознании, но разум ускользает от него. Определенно, он скоро погибнет.
Отредактировано 29.05.2018 в 18:53
7

Алайя Эркиор Lee
06.06.2018 20:18
  =  
- А ну стоять, железка! Мы же не варвары какие-нибудь, - Алайя тяжело оперся на свою трость, усевшись прямо на холодный стальной пол коридора, - Не добивать его. И помогите ради всего святого Дереку и Кларку, они же ранены... Железка, обезоруживай Гвардейца и медотсек его... что-то я устал.

Положив трость рядом с собой, Серый прямо взял и лег стальное покрытие, закинув руки за голову. Это можно было принять за отдых прямо посредине прошедшего боя, но на самом то деле внутри Алайи началась довольно трудная борьба - голос Темной стороны все не унимался. Сладкие речи, обещание власти и силы - все это было очень манящим, особенно учитывая судьбу самого джедая. Небогатая семья, аскетизм в ордене. Самоограничения - даже не смотря на то, что он стал Серым и отринул догматы Ордена, даже еще будучи в том и терпя огромное количество общественного порицания. Адепты Живой Силы, "раскольники", "самоуправцы".

Впрочем, отдаваться в обьятия Темной стороны Алайая не собирался - не сегодня, ни завтра, и вообще когда-нибудь. Живая сила не делала различий, протекая во всем и каждом, и вопрос выбора "цвета" был заложен исключительно в характере и амбициях. Пусть с не был согласен Орден, Ситхи и прочие мастера силы, Серому до них было как до лампочки на корабле. Поэтому он вновь отправил свой разум глубокого в колодец, отключаясь от мира вокруг и оставаясь один на один со своим темным я. Единственное что было вокруг - это огромное количество огоньков. Звезды джедаев, мерное свечение обычных людей и яркие факела юнглингов, которые теперь уж явно были на корабле, пусть и относительно далеко.

А потом просто скажет своему темному эго - "тебя нет". Наверно это ужасно просто и примитивно, но отрицание и принятие в купе являются сильной техникой. А еще он будет смотреть на течение Живой Силы вокруг себя. По кораблю, кажется даже на далеких планетах, где собираются миллионы живых существ, смотрящих в будущее, но не забывающих о настоящем. И пусть его Темная Сторона будет обещать что угодно, он вновь скажет - "тебя не существует. У силы нет цвета, у силы есть лишь сам факт её существования. Сила везде, в каждом живом существе - а цвета это издержки сущности разумных существ. И если суметь отказаться от амбиций и жажды власти - то сила принимает свой истинный цвет. Мирный белый свет, а не тьму Ситхов или слепящую вспышку Джедаев. Вот и Алайя начнет все больше погружать себя самого в свечение всего живого вокруг, что бы отринуть падение во тьму, как отвергал бы падение в чистый свет. Жизнь не знает различий - она просто существует. Этого же добивается и он - соблюдение границы.

Поэтому на все увещевания и обещания Темной Стороны будет ответ о том, что её не существует. А все что она обещает - меркнет не фоне Жизни, текущей вокруг него. Хотя бы потому, что и в нем самом течет Жизнь, а не Свет или Тьма. Есть только Жизнь - а остальное оттенки, которые смываются чем угодно.
8

DungeonMaster Lottarend
16.06.2018 20:18
  =  
Получив приказ об обезоруживании, IG-100-5 глянул на решившего «возлечь» Алайю точно тот был далеко не в себе, но всё же выполнил поручение Серого – короткий удар-тычок по пальцам, всё ещё держащим пику мёртвой хваткой, заставил Теневого Гвардейца дёрнуться и зарычать, но всё же выпустить оружие из своих рук.

Алый клинок, деактивировавшись, втянулся обратно в эмиттер с характерным шипением. Похоже, у световой пики, которую использовал слуга Императора, попросту не было типичного механизма активации. В Ордене Джедаев иногда встречались такие игрушки, как правило, принадлежавшие консулам – чтобы заставить клинок зажечься, достаточно было приложить небольшое воздействие Силы к питающему элементу, переключающему внутренний механизм меча. Мера предосторожности - для того, чтобы опасным оружием не мог воспользоваться обычный человек.

- Хочешь… меня спасти? – услышал Эркиор голос Теневого Гвардейца, исполненный какой-то странной иронии, точно этот человек, должно быть, испытывающий жуткую боль, находил всё происходящее до крайности смешным. – Не издевайся надо мной, джедай. В тебе тьмы куда больше, чем во мне. Гораздо больше. Не нужны мне твои… подачки. У меня уже есть хозяин. Я не стану… и твоим рабом тоже!
Собрав оставшиеся силы, воин Империи попытался было отбросить МагнаСтража телекинетическим толчком, как он уже делал до этого, но всё, чего Гвардеец смог добиться – это лишь сдвинуть IG-100-5 на пару шагов назад. Жизнь стремительно покидала его тело и единственное, что оставалось проигравшему слуге Императора – принять свою собственную судьбу.

Смерив противника выразительным взглядом, «Железка» вновь приблизился к тяжело дышащему мужчине, после чего коротко размахнулся и как следует заехал своим стальным кулаком по его тёмному шлему, заставив Гвардейца окончательно потерять сознание. Бросив электропосох на пол, IG-100-5 взвалил безвольное тело к себе на плечо и грузно потопал в сторону медотсека. Отрубленная конечность дроида так и осталась лежать на полу – теперь ему явно понадобится ремонт.
Судя по всему, МагнаСтраж, похоже, перестал воспринимать Алайю исключительно в качестве проблемного объекта, за которым ему поручил присматривать Джаред Фласко. Возможно, это начало неплохой дружбы?

До слуха Эркиора доносились слова солдат «Нова Гвардии» – они явно были испуганы и, в обычных обстоятельствах, точно не стали бы оттаскивать в медотсек вражеского корабля своих раненных товарищей. Разумы наёмников всё ещё оставались для Паладина точно открытая книга. Он видел их неуверенность, читал сомнения, на некоторое время охватившие сознания гордых воинов Айлона… но, помимо подобных, совершенно естественных в данном случае реакций, было в их душах и нечто иное - абсолютная преданность по отношению к Алайе, обычно вырабатывающаяся лишь в результате долгой и действительно плодотворной командной работы.

«Медик знает, что делать. Он спасал нас уже не раз – спасет и сейчас. Старый друг…»

- «Из них вышли замечательные марионетки, - вновь раздался в его сознании голос Тёмной Стороны. – Алайя-Алайя… ты так отчаянно стремишься отрицать моё существование, что и сам не замечаешь всей иронии происходящего. Разумеется, я отступлю - как и всегда. Но я – не тот монстр, которого тебе следует бояться. Ты ведь и сам это знаешь, не так ли? Знаешь, что я всего лишь твоё отражение, Серый Паладин. Тебя… и твоих собственных желаний, которые ты скрываешь в своём сердце. Разве это плохо – быть честным с самим собой?»

Внутреннее равновесие постепенно восстанавливалось. Призрак мрачных эмоций, что терзал Эркиора всего пару минут назад, оставался незримым напоминанием об опасности использования тех аспектов Великой Силы, которых столь сильно стремились избегать обычные джедаи. Теперь разумы солдат «Нова Гвардии» сломаны и судьба этих наёмников, посмей они вернуться на родную планету, будет предрешена. Безусловно, Паладин сделал это, чтобы обернуть жернова судьбы в свою пользу и не позволить имперцам оборвать жизни дорогих ему людей. Тем не менее, факт оставался фактом - Алайя уже изменил их и, если он продолжит удерживать над ними контроль, несомненно, изменит ещё больше. Техника Серого, воздействующая на разум человека на самом глубоком уровне, превращала того, против кого она была использована, всего лишь в безвольную куклу, во всём следующую заложенному в неё сценарию. Стоило ли удивляться тому, что ломая судьбы людей, он раз за разом будет всё сильнее приближать себя к Тёмной Стороне?

- Надеюсь, Алайя знает, что делает, - вздохнул командир «Нова Гвардии». – Скверно ребят потрепало… но мы своих не бросаем. Потащили их, парни.

Вновь открыв глаза, Серый увидел, как наёмники подхватывают своих раненных товарищей и заносят их в медотсек. Только Дэйв остался в коридоре, держа бластерную винтовку наготове и внимательно осматриваясь по сторонам. Чуть позже до Алайи дошло – он охраняет его, своего старого друга и товарища. Как и положено по установке, внедренной в разумы солдат.

- Пришёл в себя? – наёмник помог медику подняться. – Не знаю, что ты забыл на корабле КНС, но… если ты здесь, то и нам, надеюсь, тоже ничего не грозит. И всё же, я не доверяю бидонам, - его тон голоса сменился на просительный. - Ты поможешь парням? Знаешь же, у них ещё вся жизнь впереди.
Медотсек встретил Эркиора непривычным напряжением, казалось, буквально витавшем в воздухе. Джулия бросила короткий, достаточно холодный взгляд на вошедших в помещение IG-100-5 и солдат «Нова Гвардии», несущих своих раненных товарищей на руках.

- На свободные койки их, живо! И не бряцайте тут оружием, - спокойно произнесла Рейн. – Это медотсек, а не поле боя. Кого ты привёл, Алайя?
- Это имперцы, - вздохнул Шнайлз. – Мы будем оперировать имперцев. Просто супер.
- Займись делом, Дерек, - коротко прервала его возражения девушка. – Заканчивай с чиссом и бегом сюда!
- У вас одинаковые имена, - произнёс один из наёмников – Нест, укладывающий другого на свободное место. – Его тоже зовут Дерек.

- Супер, - повторил Шнайлз. – Теперь я просто обязан его спасти.
Пока солдаты «Нова Гвардии» быстро снимали со своих товарищей поврежденную броню, Джулия прошлась по всему ряду, оценивая полученные наёмниками раны. Светодиодные индикаторы на её имплантах периодически мерцали, по-видимому, собирая и передавая девушке информацию, необходимую для вынесения правильного диагноза.

У постели, на которую положили Теневого Гвардейца, Рейн задержалась особенно долго. Дроиды ассистенты, вколовшие агенту Императора лошадиную дозу наркоза и буквально распилившие поврежденные участки доспехов, сплавившиеся с кожей, как раз заканчивали свою работу.
Под бронёй, этот опасный противник оказался всего лишь обычным эчани. Светлые волосы, жёлтая радужка глаз, отражающая приверженность к Тёмной Стороне и покрытое уродливыми шрамами тело, по-видимому, оставленными с помощью светового меча. Они не выглядели чем-то похожим на боевые раны – скорее, на результат чьих-то весьма болезненных и извращённых пыток.

- Он красавчик, - произнесла Джулия. – Но он – не выживет. Его друзей ещё можно спасти, но этого парня буквально нашпиговали бластерным огнём. Удивительно, что он не умер сразу же.

Пару секунд помолчав, девушка продолжила.

- С остальными имперцами могут справиться 2-1B. У них тяжелые повреждения, задеты внутренние органы, но это – стандартные операции. Здесь же нам понадобится Шнайлз и все свободные дроиды. И то, я не уверена, что мы сможем для него что-то сделать. Он умрёт прямо на операционном столе – это мой вердикт. Помимо всего прочего, тратя время на него, мы не сможем гарантировать того, что 2-1B действительно спасут жизни этих парней в оранжевых панцирях. Дерек, ты закончил? – это уже было сказано резким, отрывистым голосом.

- Я уже здесь, - собранно произнёс Шнайлз, быстро шагая к ним. – Кем мне заняться первым?
- Кстати, наша безнадёжно больная подаёт признаки жизни, - добавила Джулия. – Этот куб, который ты дал ей, Алайя, каким-то образом стимулирует то, что осталось от её нервных центров, но вылечить её нам по-прежнему не по силам. Как и в случае с ней, я предлагаю сконцентрироваться на тех, кого действительно можно спасти, но твоё слово, конечно, здесь будет решающим.

- Итак, нам нужно два чуда, - вновь вздохнул Дерек. – Замечательно. Чисс, кстати, в порядке. Судя по тому, что я регистрировал, он уже вот-вот придёт в себя. Их принцесса Триана, должно быть, обрадуется.
В ответ на подобные слова, сказанные довольно мечтательным тоном, Джулия хмуро посмотрела на парня, как бы намекая ему, что для постельных фантазий сейчас явно не время. Тем не менее, хирург этого уже не видел – он отвлёкся на сигнал наручного комлинка, уведомляющего его о новом экстренном сообщении.

- Шнайлз, у нас в ангаре тяжело раненный, - произнёс некий Крайон – мужчина, часто сопровождающий личного тёмного джедая Джареда Фласко. - Пришлите помощь немедленно. Повторяю, ранен Адриан Раан. Приоритет - самого высокого уровня.
- Понял… - простонал Дерек. – Ещё и это. Ну и кого мне туда послать? Все 2-1B нужны здесь, если, конечно, мы попытаемся спасти этого парня, - медик кивнул головой на Теневого Гвардейца.
Теневой Гвардеец

Девушка-человек с выжженной нервной системой

Прооперированный пилот чиссов

Наёмники "Нова Гвардии"
9

Алайя Эркиор Lee
19.06.2018 16:32
  =  
Только казалось бы разберешься с одним - навалилось другое. После "выхода" из колодца своего сознания, Алайя прошел со всеми остальными в отсек. И начал думать. В конце концов, от него явно требовалось распределить ресурсы "своего отсека". Но впрочем, поступать иначе он не мог - все таки Жизнь для паладина была не пустым звуком. Пусть иногда ей приходилось жертвовать ради другой жизни, как бы странно это не звучало.

- Они наши... товарищи, Шнайлз. Не стоит смотреть на них косо, все же в этой войне многое идет не так, как нам хотелось бы, - Алайя прошел к раненным бойцам Нова Гвардии, оглядывая тех. Жить конечно будут, но просто так бросать их не выйдет... Не выйдет, - Мы сможем выделить трех дроидов на них. Шнайлз, бери себе в пару одного и займись теской, и двое других займутся пока вторым. Джулия, будь добра, помоги ему если понадобится.

Запрос о ранении "любимчика" капитана поставил его в некий ступор. Значит этот мальчик ранен настолько, что сам не сможет вылечиться? Интересно, крайне. Поэтому к нему Алайя послал трех дроидов на подмогу - на месте они смогут оказать первую помощь, а там и доставить беднягу в медотсек, где Джулия сможет помочь роботам в этом вопросе. Одного он решил оставить при себе - на всякий случай. Решительно неизвестно было что случится в следующие пять минут на этом судне.

Оставался открытым вопрос с Темным Гвардейцем. Он был ранен и смертельно - а говорить о его внешнем виде и не хотелось. Алайя присел около того, положив руку на пылающий лоб. Медицинский дроид завис рядом, ожидая указаний, и получил - ввести еще дозу успокоительных. После Серый отослал машину к двоим, что должны были заняться раненным бойцом Нова Гвардии. Больше тут сделать ничего нельзя было - как бы не жестоко это звучало, но сейчас слишком много жизней было на кону. Нельзя сказать, что жизнь Гвардейца была для него менее ценной - иначе он бы не стал даровать тому жизнь. Пытаться, во всяком случае. Он был безнадежно искалечен, сломан и перекроен. И как бы это не звучало, и не было тяжело для самого медика - он решил дать тому спокойно умереть. Слишком много пришлось на его жизнь и судьбу - и единственное что сделал Алайя, это попытался найти в разуме того какие-то крохи или остатки чуств радости, покоя и умиротворения. Возможно - найти картинки из памяти, где все было хорошо и все были счастливы. В конце концов, каждый удостоен мирной и спокойной смерти.

Что касается его оружия - то Алайя заберет его у Стража, убрав куда-нибудь подальше в отсеке, желательно на склад с цифровым замком. Потому что оружие это грозное, и отдавать его в руки кого попало он не хотел. В конце концов, кто знает что будет дальше - может оно еще и пригодится. Ну а к ничем не занятым двум бойцам гвардии обратится с предложением охранять медблок, потому что на судне еще оставались противники.

Напоследок оставался крайне тяжелый случай - девушка пилот. Подойдя к той, медик вновь положил руки на грудь и лоб той, визуализируя потоки силы внутри той. Куб действительно оказывал лечебное воздействие - его течения гармонизировали потоки Живой силы внутри пострадавшей, но сам по себе он никого не лечил. Поэтому Серый обратился наконец к его истинной накопленной мощи - буквально снял замки, ограничители с чудесного кристалла, связывая накопленную там силу с внутренней силой девушки. Поток к потоку, связь к связи - постепенно сила начинала перетекать в её тело, направляясь согласно установке Алайи к пострадавшей нервной системе. Спустя несколько минут он оставил её в покое, позволив настроенным потокам и связям сделать работу до конца. Считалось, что при процессе лечения кубом не стоит возмущать потоки силы вокруг, это могло негативно сказаться на построенных потоках.

Оставалось лишь ждать, пока доставят Адриана. И надеятся, что хуже уже не будет.
10

Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.