"Fuge, late, tace" | ходы игроков |

 
DungeonMaster MoonRose
25.04.2018 23:25
  =  
Пролог

Здесь было тихо. Ни голоса, ни лишнего шума. Лишь пение птиц за окном. Лишь шелест сочной летней листвы. Лишь тихое покачивание лёгких штор, струящихся от дуновения ветра.
Весь дом пронизан и окутан тишиной. Дом пуст. И ты ступаешь по деревянному, такому знакомому полу. И слышишь, как скрипит половица в том же самом месте. И видишь перед собой до боли знакомые очертания. Сначала прихожей, затем - холла. В зале настежь распахнуты панорамные окна, и именно отсюда открывается прекрасный вид на холмистый склон, поросший хвойником, и чуть дальше - на засыпанные снегом горные вершины. Ты мог вдохнуть поглубже и ощутить вновь этот запах. Запах полевых цветов, доносимый ветром. Запах хвои. Запах твоего Дома. После жаркой Австралии свежесть тихого канадского уголка казалась столь пронзительной, до рези.
И наконец ты слышишь их. Слышишь смех и детские голоса. И видишь, как мелькают в окне их силуэты. Мальчик и девочка. Под стать друг другу, под стать полевым цветам, что их окружали - в фиолетовых одёжках. Играются с ярко-жёлтым воздушным змеем. И так увлечены игрой, что совсем не обращают внимание на только что вернувшегося издалека брата.

Впервые за долгое время ты видишь родные лица. Впервые за долгое время шум винтов сменился спокойствием и тишиной леса. Появилось ли ощущение, то самое ощущение, что этого года в чужой стране словно бы и не было? Словно пролетело всё это как одно мгновение. А ты словно бы и не уходил.
- С возвращением.
Тихий голос позади. Стоило обернуться - и ты увидел бы её. Маму. В своей неизменной вязанной шали, накинутой на плечи, тёплой улыбкой и блестящими капельками слёз, застывших на ресницах.
- Мы ждали тебя только к вечеру, Джеки. Поэтому твой любимый пирог будет чуть позже. Ну иди же сюда, что ты стоишь, обними маму!
И сходит с места она, покачивая чуть располневшими бёдрами, и обнимает, и прижимает к себе, словно не год прошёл, а гораздо больше. Волновалась. Ты едва ли не физически ощущаешь её облегчение оттого, что снова видит тебя рядом. И тепло в её объятиях, так хорошо.
Так по-домашнему.
Флешбэк. Полная свобода действий.

[The Last of Us OST – 16. Home]
Отредактировано 25.04.2018 в 23:27
1

Джек Уолтерс Деркт
27.04.2018 15:46
  =  
Рассветная тишина. Дом. Старый, ещё до пеерезда, такой каким он был. Пахнет пылью и тишиной. Это тишина состояла из множества частей. Самой заметной частью пустое, гулкое молчание. Будь сегодня ветер - шумели бы деревья, трепетал бы флаг вывешенный над входом. Убежала бы тишина от всего этого, унёс бы её ветер-хитрюга, по дороге, словно палую листву. Соберись в доме гости, или хотя бы родственники, хотя бы ближние, пусть хотя бы несколько человек, они заполнили бы молчание разговорами, смехом, звоном чайных ложек и гомоном, весёлыми воспоминаниями и чем-то ещё, неуловимым, домашним, близким.

Мягкая и родная прохлада. Вид, открывающийся из окна. Яркие детские голоса разбили тишину. Они давно уже выросли, но то что Джек помнит не может разбить то внутреннее умиротворение, что прочно поселилось внутри врача. Солнечные жуки ползут по полу. Чашка каркадэ на подоконнике. Алая поверхность чая спокойна и недвижима. Холодный, кислый, с мёдом, как он любит. Перенял любовь к этому чаю от отца. Мать всегда фырчала на них - мол баловство все эти ваши чаи, и чёрные и красные, и травяные, с чабрецом или ещё чем. И вообще, чаи для бриташек! Отец, будучи урождённым ирландцем всё ещё считал англичан снобами. Но, как и большинство ирландцев, потреблял чай в непомерных количествах, вместо обеда. А мать кофе. Со сливками, и если есть возможность, со взбитой пенкой.

Мать. Тихая поступь - она предпочитала ходить дома босиком. Улыбка - словно роса. Солнечные жуки ползут шали, по родному лицу. Подойти близко. Кажется в глаз что-то попало. Сморгнуть непрошенную слезинку. Сомкнуть руки за спиной у матери. Кажется она стала меньше за прошедший год. В голову лезет Дэвид - мальчишка, которого он спас. Он должно быть, точно так же обнимал свою мать, когда вернулся домой.

- Привет, Мам. Ты стала меньше. - Джек пытается сказать это ворчливо - но не выходит. Прижимает он мать. Крепко. Не отпуская. Мать. Кружат двое - скрипит пол, немного прогибаясь под сдвоенным весом.

- Ма. Я тебе гостинец привёз. - сумка падает на землю и из неё торопливо извлекается маленькая чёрная баночка, с флагом Австралии. - Чайное масло. Это втирать. Я сначала хотел тебе масло Эму купить, но..знала бы ты как оно пахнет. Будто железы скунса, чесслово! - мать смеётся. В её глазах любовь и ласка. Не нужно ей никаких баночек.

- А вот это монолит Улуру. Я специально сфотографировал, из самолёта, пока дежурил, а потом тебе распечатал. Мы на самом деле нечасто над ним летали. Но всё равно, смотри какой красивый! А остальные фотографии потом посмотрим. У меня для Папы специальный подарок есть. Ты будешь смеяться. Где он кстати? Опять объявил что он сегодня испанец, и рухнул в гамак? -
2

DungeonMaster MoonRose
27.04.2018 23:45
  =  
Так хорошо и так уютно. Вновь оказаться в объятиях мамы. Вновь оказаться в той атмосфере, что с такой заботой свили в доме твои родители. Этот ни с чем несравнимый уют и комфорт по-домашнему обустроенного места… И пусть неидеального, и пусть со своими трещинками, но ты знал, что все трещинки и во всех смыслах заделываются заботливыми и нежными руками родителей.
Кажется, здесь был даже свой, неповторимый запах. Запах леса, доносимый лёгким дуновением ветра. Запах дерева. Запах мамы. Запах Дома…
Она не хотела отпускать тебя. И тот миг объятий показался тебе вечностью. И враз вспомнилось детство и точно такие же моменты, как она обнимала тебя, когда ты был маленьким. Прошли годы, но что-то в этом мире осталось неизменным.
Вы кружите посредине комнаты, и мама смеётся. И ругается, и просит отпустить. Стирает коварные слёзы, проступившие на глазах.
- Что ты такое говоришь, Джеки! Твой отец чуть не каждый день заставляет меня печь пироги, я с ними так располнела… - щебечет, но ей всё равно приятно.

Останавливаетесь. Твой рюкзак – словно бездонный. Достаёшь и достаёшь всё новые сувениры, а она с ласковой и счастливой улыбкой наблюдает. Берёт в руки очередную фотографию и восхищается. «Господи, как высоко вы летали», - причитает, хватаясь за голову. Кажется, в подобные моменты она могла бы спросить, почему ты летал без шапки, но, благо, не говорит.
- Боже мой, надеюсь ты не привёз ему тот набор, что он так хотел? Трубку с подзорной трубой. Честно, Джеки, когда-нибудь я с твоим отцом сойду с ума… Нет, что ты, какой испанец! Он же теперь капитан, и непременно хочет в плаванье. Вон, с нашим соседом решились строить корабль на озере, - вздыхает. – Отец твой поехал в город, дорогой. Продуктов на вечер накупить, за тётей Салли, за Блейком…

Мама говорит, но в какой-то момент ты отвлекаешься. Твой взгляд вновь падает на окно.
Шумит листва. Волнуются лёгкие шторы. И жёлтый змей, выделывая очередной вираж в воздухе, опускается в руки мальчишки… Заливистый детский смех… Девочка в фиолетовом платье кружится, отбирая жёлтого змея…
«Моё, моё! Отними!» - кричит девочка и бежит к дому…
…«Не отдам!» - произносит звонкий девичий голос на пороге задней двери дома.
Они влетают в комнату. Парень и девушка. Молодые, красивые. Он – брюнет, весь в маму. Она – ярко-рыжая, с крапинками веснушек, вся в отца. Несмотря на то, что близнецы, они такие разные. Смеются.
Наконец, они видят тебя. Мэри срывается с места, бросает на пол змея, вмиг забыв о своём увлечении – сейчас, при близком рассмотрении, змей кажется тебе маленьким, будто бумажный самолётик – и кидается тебе на шею. И так быстро она сорвалась с места, что чашка чая в мгновение ока слетает с подоконника…
И ты словно видишь этот момент в замедленной съёмке. Как будто застыла в полёте кружка. Как будто застыли блестящие на солнце капли…
Томас вовремя подхватывает кружку.
- Аккуратнее, егоза! – произносит он и тоже подходит к тебе. – С возвращением, братишка!
И вновь объятия.
- Как ты? Как добрался? Как долетел? А как было в Австралии? А ты не скучал? А почему так мало писал? А девчонку там нашёл? А… - так и сыпались с двух сторон вопросы.
3

Джек Уолтерс Деркт
30.04.2018 15:03
  =  
Тепло на душе. Улыбка красит лица. Они выросли, мои родные. В душе расцветает цветок. Красный, яркий, красивый. Видно что близнецы пытаются сдержаться. Валят вопросы на мою бедную голову. На секунду я обхватываю голову, в притворном ужасе. А затем подхватываю Томаса и Мэри. Обнимаю обоих. Кружимся. Мать где-то рядом. Не рискует сунутся в этот братско-сёстринский смерч. Я мельком вижу как она улыбается - на её глазах поблескивают слёзы. Кажется, ещё недавно я катал на плечах их обоих. Ладно, вру, всё-таки, по одному, я никогда не был настолько силён, чтобы вытянуть сразу двоих. Вот мы успокаиваемся. Смеёмся. Смело, открыто, беззаботно. Наш хохот кажется может вызвать обвал в горах. Мы маленькая буря, топчущаяся на одном месте. Маленькая счастливая буря, которая наконец опадает тремя человечками на пол. Мать опирается на подоконник. Красные капли на занавесках - Том не успел всё спасти, но она с улыбкой пьёт то что осталось.

Смотрю на них. Близкие, родные. Кажется, вот-вот расплачусь от той сентиментальной неги, что окрасила мою душу. В глаза что-то попало. Раскрываю глаза - широко-широко. Надуваю щёки - кажется что вот-вот лопнут. Мотаю головой, пытаюсь хмурится. И тут эти негодники сделали то, что делали раньше. Оба с двух сторон давят на мои щёки. Как раньше. Воздух покинул мои щёки с неприличным звуком. Звонкий хохот с обеих сторон. Я присоединяюсь. Мать пытается хмурится, но тоже примыкает к нашему веселью. Я вернулся, вернулся, вернулся!

Кажется, я понимаю что чувствовал Одиссей, вернувшись после осады Трои. - Ладно, шалуны. - я улыбаюсь, похлопываю их по плечам. Пора унять этот шторм веселья, а то с нас станется в угаре что-нибудь раздолбать. - Я отлично, доехал с Густавом. Чесслово, этот старик такой невозмутимый. "Молодой Уолтерс, тебя до дому подбросить?". Прям на улице остановился, едва с автобуса вышел! Клянусь, у этого старика нюх как у пророка! -

- Полёт, брат..это потрясающе. Ты никогда не сможешь чувствовать такого на земле. В небе всё другое, правда. Я летел на пассажирском лайнере, но это совсем другое. Попробуй как-нибудь, полетать сам. У меня кстати есть немного лётных часов в небе, за штурвалом! Представляешь? Я умею пилотировать. Ну, конечно с инструктором. Я конечно не особо мастер, мёртвую петлю не сделаю, но рассчитать полёт смогу. -

- Австралия, Мэри..Это совсем по другому. Там жарко. Ты представляешь, там совсем нет бюрократии! Они живут там до сих пор, как...как на фронтире! И их континент до сих пор не весь освоен. Словно попал в вестерн, чесслово! А уж все эти ядовитые гады..брр. Там некоторые твари настолько ядовиты, что секрета, выделяющегося железами хватит на целое побережье! Брр! А в воде?! Ууу! Что там творится в воде - эта страх и ужас. Я как-то посмотрел на море. Рядом со мной товарищ был. Вот смотрите фотография. Правда, милая спокойная речушка, впадающая в море? Так и хочется окунутся. Так вот. На этой фотографии пять крокодилов. Да-да, тех самых, которые в солёной воде живут. И в ус не дуют. Вот такая вот там природа. - обхватываю брата за шею, склонившегося над фотографией, шебуршу шевелюру. Шепчу ему на ухо - Вот возьми, пока мама не видит. Это одного из этих проглотов. - И в раскрытой руке зуб крокодилий, на цепочке. Том торопливо прячет зуб в карман нагрудный.

- И да, брат, вот тебе одна штука, говорят помогает путь находить. Компас. - деревянный коробок с откидной крышкой, с вытравленными в дереве чёрными узорами. Она кажется нарочито грубоватой, крепкой, словно говорящий "я ещё вас всех переживу". - Ты будешь смеяться - они там везде популярны до сих пор. В каждой машины, хотя бы простенький но есть. Хотя и навигаторы есть. -

- Так, Мэрри, мам. Идите-ка обе сюда. У меня для вас кое-что есть. - подождав, пока обе представительницы прекрасного пола приблизились торжественно извлёк из-за пазухи. - Знаю, знаю, но когда я увидел их..не сумел удержаться. - Две маленькие шкатулки - даже на вид изящные. Янтарная заколка для волос - матери. Яркая искра огня для тёмных волос матушки. И серьги для сестры - как ни смешно, деревянные, круглые, узорчатые. И в центре кошачий глаз - маленький, зелёный.
4

DungeonMaster MoonRose
06.05.2018 19:50
  =  
Так тепло и хорошо на душе. Словно не было всех этих долгих месяцев, ведь всё кажется таким уютным и старым, как было до твоего ухода. Кажется, семья нисколько и не изменилась. Не появилось ни одной лишней морщинки на лице мамы. Не выцвели прекрасные волосы Мэри. Не угас озорной огонёк в глазах брата.
Их заливистый смех… Их мягкие руки и крепкие объятия…
Они слушают. Они наблюдают. Они веселятся вместе с тобой и радостно принимают каждый подарок.
- Вот это да, вот это штуковина! Спасибо, Джек! – в восторге произносит Том, пряча зуб крокодила, который, видимо, произвёл на него особое впечатление, и рассматривая компас.
Рядом верещали женщины, примеряя новую бижутерию.
Пожалуй, ради этого стоило покинуть дом всего лишь на какой-то год, правда, Джек?..

Дверь внезапно распахнулась, громко ударившись о стену.
Громкий хлопок резанул по ушам, и отчего-то ты почувствовал напряжение. Словно атмосфера сгустилась.
Ты посмотрел в сторону входной двери, но не успел понять, что происходит, как услышал голос отца… И оказался заключённым в его крепкие объятия.
- Сына, Джек! Как мы тебя ждали!..
Наконец, ты переводишь взгляд.
Но почему-то не видишь его лица.
Вместо лица – хищный оскал нескольких десятков зубов.
- Мы тебя ждали….
…Раскрылась пасть…


Эпизод 1. На пересечении троп

…Раскрыл глаза.
Нет никакой пасти. Нет никакого отца, мамы и остальных. Вокруг тебя вообще ничего нет. Ничего, кроме высоких верхушек деревьев. Кроме чистой лазури неба, лёгких перьев облаков и полуденного солнца, лучи которого пробивались сквозь ветви.
Вдохнул воздух. Наполненный ароматами леса. Понял, что тело нещадно затекло от сна. Понял, что всё это был лишь сон… И улыбка мамы, и искристая шевелюра сестры, и смех брата… И даже то, что было в конце, было всего лишь сном. Стоило оглядеться, чтобы понять – вокруг тебя пусто. Никого. Никаких чудовищ.
С добрым утром, Джек. Очередным, болезненным, наполненным одиночеством утром.

С трудом, но ты припоминаешь, что было вчера.
Ты прошёл достаточно большое расстояние от последнего города, и был уже на пути к Ривердейлу. Осталось обогнуть несколько лесистых холмов, и ты у цели. Поэтому ты так вымотался вчера – ведь дом был уже близко. И осталось не так уж далеко. И ты вновь сможешь увидеть Их…
Ты можешь приподняться и оглядеться. Тогда ты вспомнил бы, что заночевал вчера в небольшой овраге, оставшемся после выкорчевывания большого корня дерева. Хоть какие-то стены под боком, дававшие пусть и призрачное чувство безопасности. А вокруг оврага возвышались многолетние сосны.
Как оказалось, в лесу было слишком тихо. Ни пения птиц, ни шелеста ветвей под лапками животных. Казалось, эта часть леса просто вымерла. Лишь слабый ветер тревожил верхушки.
5

Джек Уолтерс Деркт
10.05.2018 17:51
  =  
Нет пасти. Нет ничего. Я слышу как бьётся моё сердце. Сумел сдержать крик. Страха, отчаяния, боли, которая ждала меня там, в тенетах сна-воспоминания. Трясущимися пальцами тянусь к голове. К уху. Ощупываю мочку. Прижимаю пальцы к ней. Нет, не кажется. Это моё сердце сейчас бьётся. Удары отдаются в черепушку. Словно сердце пульсирует где-то у горла. Болезнь? Нет. Не думаю. Просто нервы. Успокаиваю дыхание. Медленно. Считаю до десяти. Всё было не совсем так. Сердцебиение успокаивается. Надо было принять снотворное. Но я боюсь, что однажды меня что-то найдёт. И тогда я не смогу...ничего сделать. Даже застрелится.

Надо дотянуть до зимы. Надо делать записи об этих.. существах. Если я смогу вывести их жизненный цикл, сосуществовать рядом с этими...чёрт, их даже хищниками язык не поворачивается назвать. Тогда, возможно, у меня будет шанс. Очень надеюсь, что они хотя бы зимой впадают в спячку, и тогда их логова можно будет выжечь. Или вырыть достаточно глубокую нору, чтобы они туда не сунулись. Не думай о них.

Успокоившись, я смотрю в небеса. Тихо. Спокойно. Мне теперь, как и всем, эта тишина дороже жизни. Она спасает. Но, боже, какая же она мёртвая. Она окутывает меня в свой саван. Мягко, успокаивающе. Хочется нарушить её. Любым способом. Но я знаю, что это худший способ покончить с собой. Если решу уйти из жизни - утоплюсь. Пусть хотя бы рыбам достанется немного корма. Хотя я слышал, что ОНИ тоже умеют плавать.

Аккуратно расстёгиваю спальник. Медленно, неторопливо. Встаю. Осматриваюсь. Никого. Это хорошо. Интересно, в Австралии эти твари тоже заняли доминирующее положение? Почти уверен, что да. Зябковато как-то. Мешок. Мой бесценный мешок. В нём моя жизнь. Всё что для неё необходимо. Я чувствую, как голод медленно пробуждается в животе. Напоминание о том, что я ещё жив. Пожалуй, стоит доесть вчерашнее повидло и вскрытые консервы. Пью из фляги. Споласкиваю ладони. Осторожно, лишь бы не шуметь. Слежу, куда попадёт вода - сырая земля отлично глушит звуки..А после, осторожно развернув тряпки вдыхаю аромат еды. У меня довольно чувствительный нос. Надеюсь что у них не очень. Ем. Пожираю остатки этого ИРП. Пальцами - я боюсь что даже пластиковые приборы могут скрябнуть где-то не там. На следующем привале надо будет вскрывать новый. Медленно, осторожно, долго. И сортировать. Опять.

Хотя мой следующий привал, надеюсь, будет уже дома. Доел. Сыт. И почти доволен. Пора собираться и выходить. Скатываю мешок. Кладу всё что шумное на землю, в сторонку. Так чтобы ненароком не пошевелить, не зашуметь ею. Убираю. Взваливаю рюкзак на спину. Мешок с припасами - приятная тяжесть. И привычная. Я осторожно выбираюсь из ямки. Спешка - мой враг. Так хочется рвануть, разгоняя кровь в жилах - но нет. Я словно ленивец, неторопливый, расчётливый, осторожный.. Встаю в полный рост. Осматриваюсь - кажется, никого. Пора двигаться дальше.
Отредактировано 12.05.2018 в 01:53
6

DungeonMaster MoonRose
13.05.2018 12:22
  =  
Всего лишь сон.
Пробудившись, сделав глубокий вдох, ощутив жар участившегося кровообращения ты понимаешь это как нельзя лучше.
Сон.
К счастью. Или к сожалению?..
Ты вновь один.

Поднимаешься, осматриваешься. Вслушиваешься в тишину леса. Сегодня здесь по-особенному тихо, впрочем, стоило ли обращать внимание на подобные аномалии, когда весь мир погрузился в безмолвие?..
Правда, на периферии слуха ты обратил внимание на едва слышимый гул или рокот. Монотонный и нескончаемый. Пожалуй, так могли бы звучать монолитные горы в вышине. Или горные потоки.
Выглянув из оврага, ты видишь вокруг себя лес. Многолетние сосны устремились ввысь, закрывая собой чистое ясное небо. Золотистые солнечные блики рассыпались жемчугом в пространстве, играя в листве. Раскинули пушистые лапки ели. Редкие лиственные деревья сияли золотом осенней проседи.
Родные края.

Потихоньку начинаешь свои дела, достаёшь еду. Осторожно. Руки, приученные работать быстро и без промедления, не трясутся, и вынуть консервы из тряпья бесшумно не составляет труда. Методично поглощаешь еду, с каждым кусочком ощущая блаженное насыщение. Не беспокоит, что все пальцы в жире – облизываешь их, выедая всё, до последней крошки. Кто знает, когда будет следующий привал? Возможно, уже дома…
Закончив, умываешься и сворачиваешь вещи. Тихо. Осторожно. Накидываешь рюкзак на спину. И наконец покидаешь место, ставшее тебе ненадолго укрытием. Из спасительной земляной колыбели в безмолвие леса…

***

Сколько прошло времени с тех пор, как ты проснулся? Пожалуй, за всё время своих приключений – приключений словно из прошлой жизни – ты научился мерить время по солнечному светилу. Заметил, что густые тени деревьев рассеялись, света в лесу стало гораздо больше. А само солнце лениво показалось между верхушками сосен. Почти полдень.
Ты шёл сквозь лес, наблюдая его во всей его красоте. И слушал тишину. Это можно было бы назвать блаженством, если… если не знать, какой ценой далась эта тишина.
Мать-природа словно уснула.

Находил редкие звериные тропы. Почаще – человеческие. Всё-таки эта часть леса находилась ближе к городу, и присутствие человека ощущалось здесь более явственно. Словно ещё вчера детские ножки топтали эти тропинки и бегали по оврагам. А детские ручки приносили сюда самодельные кораблики и пускали вдоль ручейков. И никто не боялся. Спасительный кров леса скрывал самые разные дела.
Но ничего не осталось. Никто больше не принесёт сюда игрушки, не зальётся заливистый детский смех… Или когда-нибудь это всё же случится? Вымрут ли эти существа? Сможет ли человечество подняться из глубин своего отчаяния?..
Но чем ближе дом – тем отчётливей мысли именно о нём. Именно о нескольких людях. Перед которыми всё остальное человечество уступало в своей важности.

В конце концов, ты увидел просвет между деревьями, место, особенно освещаемое солнцем. Поляна? Или ты наконец на опушке?..
Но, подойдя ближе, ты понял, что это не поляна и даже не опушка. Крутой склон вниз и внизу – тонкая струйка ручья, некогда бывшего бурным потоком реки. Но ты увидел кое-что, что заставило сердце безумно подскочить в грудной клетке. То, что ты не видел уже долгое время. То, что боялся не увидеть уже никогда.
Вниз с противоположного склона спускалась девушка. Короткое белокурое каре волос заправлено за уши, в руках пустая пластиковая бутылка. Чёрные обтягивающие бриджи и бежевый свитер. Она методично спускалась по крутому оврагу, совершенно не обращая на тебя внимание.
Но вот ты заметил движение наверху. Ты мог поднять глаза и заметить другого человека. Мужчину. Он сидел на пледе в расстёгнутой синей куртке и раскладывал какие-то вещи, также не оглядываясь по сторонам. Импровизированное место привала было оборудовано небольшим тентом, растянутым между деревьями верёвками. Рядом лежали спальные мешки. Возле мужчины – раскладной столик со скудными припасами. На дереве, почти над головой мужчины, на суку висело ружье.
Сильный порыв ветра просвистел возле твоих ушей. Пронзительного горного ветра.
7

Джек Уолтерс Деркт
16.05.2018 22:22
  =  
Верность человеческая изменчивая. Любовь к родине отступает перед долгом семье. А семью нередко бросают ради мимолётной влюблённости, игры гормонов и влечения. Так большое уступает малому. Бывают и наоборот, человек покидает семью и любимого ради долга перед родиной. Но это требует твёрдой воли и готовности к самопожертвованию.

Тонкая струйка воды змеится в высохшем русле реки. В воспоминаниях река была больше. Судя по размеру русла - не только в воспоминаниях. Или может это другая река? Не имеет значения. Сейчас меня волновали люди и только люди. Они вели себя тихо - это было важно. Они меня не видели - это тоже важно. Я на мгновение почувствовал снова..солдатом большого государства. Должен подойти. Узнать, всё ли в порядке, не нужна ли помощь.

Но я больше не был солдатом. Не был винтиком громадной армии. Всего лишь одинокий полевой врач, в потрёпанной форме канадской армии. И всё же..этот путь уже сделал меня куда более осторожным, чем я был раньше. Я достаю бинокль. И наблюдаю за обоими. Скрываюсь за стволом дерева. Расчехляю бинокль. И принимаюсь смотреть через него - сначала за мужчиной. Потом за девушкой.
8

DungeonMaster MoonRose
20.05.2018 22:40
  =  
Впервые за долгое время ты это чувствуешь. Вкус, такой терпкий, застывший на языке невысказанными вслух вопросами. Вкус настоящего интереса. Ты созерцаешь. Но в этот раз не природу, не объекты вокруг – а людей. Живых людей. Которые, как и ты, движутся, живут, дышат. Мечтают. Кто они? И что они тут делают?
Достаёшь бинокль и наблюдаешь. Отсюда, из тени, ты для них недосягаем. Хоть им и стоит всего лишь поднять голову, они заметили бы тебя в зарослях. Но словно не хотят обращать внимание на окружающее пространство. К чему? Бояться в лесу совершенно нечего. Кроме себя самих. Кроме звуков. Поэтому они – очень осторожны. Даже без бинокля ты это прекрасно видишь.

Разглядываешь сначала мужчину. Сидит на коленях, раскладывает что-то тонкое и объёмное, прижимая края камнями. Судя по разлетающимся на ветру углам – ткань или большой, исчерченный лист бумаги. Методично водит пальцем по его поверхности.
Мужчина среднего роста, средней комплекции. Достаточно худ, и при физическом контакте не слишком для тебя опасен. Темноволос. Зарос густой бородой.
Затем ты переводишь взор линз на девушку. Теперь ты ясно различаешь, что это молодая девушка. Симпатичная, стройная. Но измученная долгой дорогой и голодом. Некогда красивое лицо осунулось и приобрело мешки под глазами. Под ясными, серо-голубыми глазами, которые вот уже несколько секунд смотрят прямо на тебя…

Откинув волосы назад, она подняла взгляд. И ты отчётливо видел, как выражение сосредоточенного внимания сменяется непониманием, а затем и испугом. Ты словно услышал, как в её груди ухнуло от страха сердце. Заметил, как дёрнулась её фигура, как она сделала пару шагов назад, так и не достигнув своей цели.
В этот момент ты сдвигаешь бинокль. Возможно, мужчина на другой стороне заметил блик стекла. А, возможно, и интуитивно почувствовал, что что-то не так, заметив, что девушка внизу остановилась и двигается назад. Но он повернул голову в твою сторону. Повернул и…

Мужчина рефлекторно дёргается и поднимается с колен. Слишком резко. Слишком неосторожно.
Слишком долгое время они были одни…
…Его спина задевает рукоятку ружья.
Слишком долгое время они не видели никого, кроме друг друга…
…И ружьё срывается с сука легко, повинуясь простейшей силе тяжести. Срывается и падает на землю. А затем… Ты слышишь до ужаса громкий хлопок, от которого на мгновение заложило уши. Звук, полный ужаса, боли и смерти. Звук выстрела, столь оглушительный в тишине леса.
Мужчина отскакивает от ружья в ужасе. На его лице читается страх, граничащий с безумием. Девушка смотрит на него, напрочь забыв про твоё существование. Лицо искажается в гримасе. Вот-вот и она закричит…
…Шелест листвы где-то рядом. Ломаются ветви. Хрустит кора под напором. Всё замерло. Всё остановилось. Кроме того, что притаилось в тени леса. И учуяло запах страха.
На любое действие д100+ловкость и д100+обаяние.
9

Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.