[WoD] Лайф-коучинг | ходы игроков | Шаг третий. Уделите время своему здоровью.

 
DungeonMaster Slowsilver
22.01.18 10:14
  =  
8 июля 2009 года
00:07
После первого семинара


1

Хорхе Васкез jj
22.01.18 10:47
  =  
Перо указывало по-прежнему на запад. Хорхе и индейский квартал находились в другой стороне. Рамон, подумав, поехал в сторону дома плотника. Из глаза периодически текли слёзы.

Расплатившись с таксистом - "все нормально, глаз болит, завтра к врачу" - Рамон отправился искать вход. Дыра в заборе была забаррикадирована какой-то деревяшкой... танк врезался?
- Эй Хорхе! Тут?

Плотник услышал крик и вышел на улицу. Открыл калитку.
- А, заходи. Что там с пером, разобрался?

Красные слезящиеся глаза виновато смотрели на Хорхе.
- Нет, - Рамон звучал резко, нервно. - Это дерьмо все хуже. Но я боюсь туда идти один. Что... что тут произошло у тебя?

Васкез кивнул в сторону входной двери.
- Въехал тут один сквозь стену... пошли, внутри поговорим.

Он провел Рамона на кухню, где уже ждала бутылка текилы и солидный кусок копченого мяса. Кажется, свинина, но вкус был несколько необычный. Моралез налил себе текилы щедрой рукой. Он не чувствовал себя голодным, хотя ломоть мяса себе отрезал.
- Хлеб есть?

Плотник виновато развел руками.
- У меня последние дни хреновые были. Сестра умерла, потом все закрутилось с похоронами, потом я пил, потом вот нашел в газете про этого коуча...

Хорхе налил себе текилы и наскоро покромсал копченого пекари крупными ломтями.
- В общем, в одиннадцатом часу вламывается ко мне в гараж сквозь стену один тип в автодоме. Чуть не сбивает меня. Ну, я его вытащил из-за руля, дал пару раз кулаком поддых и связал скотчем. А ему все нипочем. Несет какую-то чушь про то, что городу скоро конец, если не принять меры, что я - это душа города, что смерть моей сестры и сына председателя - это предвестники этого самого конца, - Васкез выпил залпом текилу и налил еще. - И при этом радовался как ребенок, мол, мы все знаем, значит сможем этот сценарий предотвратить. Сказал еще, что Марава завтра с ума сойдет. Ну, он не по имени ее назвал, но по описанию это она. И это, все время что-то такое делал, что у меня настроение постоянно менялось: то я спокоен как слон, то почти в бешенстве готов все крушить. Ну, в общем, потом говорит - мол, надо мне урон тебе компенсировать. Иди мол в трейлер, там у меня под матрасом деньги. Ну, я пошел. А там пол был мусором в три слоя завален. Я охочусь иногда, и понял, что там что-то под мусором. Нашел сперва один капкан на медведя, потом второй. Потом слышу голос этого Пако за спиной и шорох газет, что на полу валялись. В общем, он как-то освободился, стоит у меня за спиной и шприцом себе из вены кровь отбирает. Я сказал, что в такие игры не играю, что мне его деньги не нужны. И он тогда напал на меня со шприцом. Хотел в плечо воткнуть. Ну, в общем, я его схватил в захват, чтобы он не дергался, и прописал ему несколько раз. И тут он как завоет, я чуть не обосрался, изо рта клыки показались, и сила у него появилась откуда-то. Правда, от меня так просто не освободишься, я его вырубил таки и кинул в его же капкан.

Хорхе замолчал, хлебнул еще текилы и зажевал мясом.
- Короче, зубы этого капкана ему даже кожу не прокусили на руке. И он лежит, типа мертвый и не дышит. Но, понимаешь, Рамон, я не первый раз из разных пендехо дерьмо выбиваю, знаю, как это работает. Не должен он был сдохнуть. Мог от кровопотери загнуться, когда в капкан упал, но не было никакой кровопотери. То есть, понимаешь, все похоже на то, что он уже был дохлый, когда ко мне въехал в гараж. И клыки эти вампирские. Кровь эта в шприце. Херня короче какая-то нечистая. Я позвонил отцу Рамиресу, местному священнику. Он меня хорошо знает, я думал, он мне поверит и скажет, как это дерьмо упокоить. А он приехал, решил, что я тоже обдолбан, и что этот столичный марикон себе просто зубы подпилил. Ну и вызвал копов, короче.

Хорхе потихоньку успокоился, хлебнул еще текилы.
- Приехали в общем пара полицейских. А дальше все еще интереснее. Они между собой парой фраз перекинулись, и, в общем, это по ходу не первый человек с такими клыками в этом городе. Что-то они про ребенка говорили. И, похоже, они считают, что сына председателя убили. Что странно, так как та медсестра говорила, что у него что-то хроническое было, и он умер во время ее дежурства. Кстати, вы же вроде знакомы? У тебя ее телефон есть?

- Вроде удалял, давно дело было. Могла и поменять. Переспали как то... разок-другой. Чё-то хотела от меня, а я как то не настроен был на отношения, - Рамон пожал плечами. - Раньше она выглядела лучше, а сейчас как зомби. Наговорила гадостей.

Хорхе хмыкнул.
- В общем, копы были уверены, что сына Салье убил этот тип, и вроде как еще одно убийство на нем висело, поэтому они меня оставили в покое. Забрали труп и трейлер. Но… - Васкез задумчиво откусил кусок мяса, прожевал, - я вот думаю, что не добил я этого кукуя. Что просто кулаками такую тварь не убить. И что он придет в себя. А потом опять придет за мной. Потому что я слишком много о нем знаю.

- Ну охуеть. Может это гмо-эксперимент правительства? А чо, рехнулся на почве опытов и сбежал. Теперь всех убивает. Впрочем, кто бы он ни был, вендиго, эксперимент или еще кто, я б тоже опасался, что он вернется. Как терминатор, слышь, в полицейском участке! Всех их там того, - Рамон провел ладонью по горлу.

- Я то же самое Рамиресу сказал. Но как об стенку горох. И копам сказал, чтобы вскрытие сделали, но они тоже забили. Мол, это патологоанатома работа, а нам насрать кто это, хоть инопланетянин, хоть из другого изменения.
Плотник отхлебнул текилы.
- А у тебя что было-то?

Рамон покачал головой.
- Ща расскажу. Вообще, если б не это перо сраное, я б тебе не поверил. Вампир какой то... Бред, согласись. Это чё, типа, как в том кино про черного мужика с мечом? Жесть. Ладно, в общем, моя история. Я после семинара в бар зарулил. Там всякого народу было, кое-кому даже твой телефон впарил. И была там одна цыпа, Ники что ли? Телка - мечта, я тебе отвечаю! До сих пор не верю что она сдохла. Короче, завалились с ней ко мне, я задрых... и вижу сон. Никогда такого реального сна не видел! Типа песок, какие-то больничные халаты, шприцы в песке, жара пиздец. Какой-то ребенок орет, какие-то люди вдалеке... и вверху этот Кукулькан. Он огромный как самосвал! Как самолет! Как хренов корабль пришельцев! Я думал, он меня сожрет! Я пытаюсь в песок зарыться, просыпаюсь - в руке перо из сна, Ники не дышит, а в дверь ломится ее брат. Короче, я слинял. Иду и думаю: вот говно, теперь убийство на меня повесят. Смотрю в небо и прощу змея сожрать мою халупу - она все равно съемная, не жалко - вместе с трупом и ее братом. И тут бац! Перо исчезло! И я его вижу. И чешется сука все сильнее, - и впрямь, Рамон нервно жрал свинину и по щекам текли редкие слезы, которые он вытирал рукавом.

Плотник молчал какое-то время, обдумывая услышанное.
- Честно говоря, если бы меня вчерашнего сюда выдернуть, я бы никому из нас не поверил. Кстати, кровь того кукуя потом превратилась в какое-то черное дерьмо... Ребенок в твоем сне... и полицейские говорили про ребенка. Вроде как у него клыки были. И индейцы жгут огромный костер за каким-то дьяволом, - Васкез покачал головой и вздохнул. - Самое херовое, что этот Пако, он был не один. Ему кто-то звонил по телефону. Я аккумулятор выдернул, потому что должен был отец Рамирес подъехать, а телефон себе припрятал. Ему "угол 8" или еще какая-то подобная чушь звонила.

Васкез вздохнул, хлебнул еще выпивки.
- Как насчет почитать чужие смс-ки, Рамон? Вставим мою симку туда, и посмотрим, что там в памяти?

- Ну я не то чтобы шарю, - осторожно ответил Рамон, - но давай позырим чо там. Вряд ли он сложнее моего. А ты пока скажи чо делать дальше? Поедем вслед за пером? Или к другу твоему за святой водой?

Хорхе встал и полез в мешок с мукой. Достал оттуда полиэтиленовый пакет с телефоном и пачкой долларов.
- Бабки я у Пако кстати тоже забрал. Все равно копы бы их прикарманили себе.

Васкез вытащил симку из телефона вампира, вытащил симку из своего телефона, вставил ее в телефон вампира и засунул обратно аккумулятор. Нажал кнопку включения. Пока телефон грузился, Хорхе продолжил.
- Я вот думаю, Рамон. Надо из города нам валить. Потому что не кончится это все добром. Пако этот явно что-то знал. И я ему зачем-то был нужен. Зачем он мне свою кровь хотел вколоть? Сделать меня таким же? И скольким людям он ее уже вколол? Может тут полгорода потихоньку мутирует в монстров, пока мы бухаем. Мне, конечно, копы запретили город покидать, но да пошли они.

- А с пером чо? Глаза чешутся! Может сходим вдвоем, куда оно ведет?

- Ну давай сходим. Ты стрелять умеешь?

- Ну, честно говоря, не доводилось, - Рамон пожал плечами, - ножом скорее могу пырнуть, на улице оно полезнее.

Хорхе почесал затылок.
- У меня есть двустволка... но не знаю, в темноте ты скорее меня из нее подстрелишь. Да и сам я, честно говоря, не бог весть какой стрелок. Кабанчика вальнуть еще могу из укрытия, или птицу какую, а чтобы на улице в перестрелке... ладно, черт с ним, сейчас телефон добьем и съездим глянем. Нож-то есть с собой на всякий?

Моралез молча кивнул. Нож, спасаясь из квартиры, он успел прихватить.
- Кстати! - Рамон достал из кармана сложенный плакат. – Зацени, какую хрень развесили в богатых районах. Реально нечисто дело.

Плотник задумчиво изучил лабиринт.
- Если это не подделка - я про подпись и печать Салье - то у председателя совсем крыша потекла. Но обвешать полгорода этими писульками тоже нужны люди. Не, надо валить отсюда, хотя бы на время, пока все дерьмо не перебродит.

Васкез поковырялся в телефоне, но, к его разочарованию, смс-ка была всего одна, от "Угла 8". В ней был вопрос: "Какой город?". Список контактов вампир хранил на телефоне, но какую-либо информацию из него добыть было сложно. Кроме "углов" там были еще "крыши", "колонны", "паркеты", "окна" и так далее, все с номерами.

Хорхе вздохнул и восстановил статус-кво, вернув симки на место и снова оставив телефон Пако без аккумулятора. Доллары он сунул себе в бумажник, а телефон снова зарыл в мешке с мукой.
- Похоже, контакт у вампира тоже не местный. Они искали Игуалу, зачем-то, - плотник допил текилу. - У меня такое ощущение, что мы попали в какие-то чужие разборки, и разборки серьезные. Типа перестрелки между картелями, когда никого не щадят. Только тут воюют долбаные монстры, древние боги и местные психи. Ладно, чего гадать. Пошли попробуем машину завести.
Отредактировано 22.01.18 в 12:10
2

Хорхе Васкез jj
23.01.18 21:25
  =  
Машина оказалась на ходу. Пассажирская дверца была погнута ударом трейлера, но, как Хорхе изначально и прикидывал, ничего серьезного.

Плотник завел машину, и, пока та прогревалась, пошарился по гаражу в поисках фонарика. Фонарик нашелся, и Васкез сунул его в карман. Подумав, Хорхе зашел в дом и вытащил из сейфа самодельные отмычки. Мало ли куда там перо приведет. Плотник вернулся в гараж, открыл ворота, выгнал на улицу пикап, затем все снова закрыл и запер.

- Ну, показывай, куда ехать, - сказал Хорхе сидящему на "штурманском" месте Рамону.
Отредактировано 23.01.18 в 22:02
3

DungeonMaster Slowsilver
23.01.18 21:41
  =  
      К тому времени индейский костер погас. На внушительном расстоянии над нищей стороной Игуалы повисло вонючее и душное облако дыма, от которого глаза заслезились и у Хорхе. От запаха неизвестных пустынных трав нельзя было спрятаться даже в машине, стекло пассажирской дверцы отказывалось подниматься из-за сломанной ручки. К счастью, оба невольных партнёра по ночным расследованиям не ощутили подбирающегося безумия и сонливости. Хотя Дьявол его знает, возможно эффекты облака действовали не сразу... В любом случае, Хорхе и Рамону было пора уезжать.
      Перо на изнанке века мучило Рамона с новой силой, казалось, что вместо глаза у мелкого мошенника был маленький раскалённый уголёк. Этот потусторонний "маркер" однозначно указывал на небольшую больницу, вторую по счёту в Игуале. В неё, насколько помнили партнёры по несчастью, обращались сплошь нищие и индейцы, в то время как в частную клинику доктора Вальеха шли все остальные. Рамон даже поймал себя на любопытной мысли.
      А не Хосефина ли работает в этом ветхом госпитале?
4

Хорхе Васкез jj
24.01.18 09:29
  =  
- Надеюсь, тут не Хосефина работает. Тот еще дракон, - скривил рожу Рамон. - Походу нам сюда... и я предпочел бы этой ночью быть в другом месте.
Он достал нож из наплечной сумки, повертел в руках и положил обратно так, чтобы можно было легко нашарить.

Хорхе припарковал машину, постаравшись поставить ее так, чтобы пикап было не очень заметно как с дороги, так и из окон здания.
- Ты примерно представляешь, куда именно идти? Комната, этаж? - спросил плотник.

- Сейчас прикину, - Рамон вылез, покрутил головой и чуть прошелся вдоль стены.
- Кажется это что-то наверху. Как бы не на крыше, - сказал Моралез, вернувшись к компаньону.

Хорхе огляделся. У парадного входа горел свет.

- Слушай, а это не тут ли мне один барыга-медбрат продавал кое-что... - Рамон кашлянул, - успокоительное. Правда, это было не в этом году... и даже не в том...

Васкез кивнул в сторону освещенных окон парадного входа.
- Там наверняка сидит кто-нибудь. Охраняет успокоительное. Я возил сюда свою мать, несколько лет назад еще. Тут должен быть служебный вход. Попробуем оттуда зайти.

- Пошли, - по пьяному делу, Рамону это даже показалось разумной идеей.
Поклацав на телефоне, он включил фонарик.


Обойдя сзади ветхую и давно пригодную под снос больницу, партнёры увидели два служебных хода, тускло освещаемые моргающими лампами. На свету было хорошо видно, что у первого кто-то курил, а у второго была чуть приоткрыта дверь.
Как оказалось, покуривала пухлая медсестра. Было странным, что она неотрывно следит за вторым служебным ходом, будто ждёт чего-то.

Хорхе мысленно чертыхнулся. Время заполночь, чего они тут все. Он замер, сделав знак Рамону подождать.
Моралез замер, увидев ту же картину. Правда, дальнейших идей, что делать, у него не было, но он сообразил выключить фонарь.

- Сукины наркоманы, - медсестра вдруг плюнула, выкинула окурок и плотно закрыла за собой дверь.

- Давай еще подождем немного, - шепнул Рамон, - не зря ж там дверь открыта.

- Давай отойдем немного, - прошептал Хорхе в ответ. - За кусты куда-нибудь. А то, кажется, она видела твой фонарь.

Перо в глазу пульсировало по нарастающей, заставляя Рамона скрипеть зубами и обильно потеть. Из второго входа через пять минут так никто и не появился.

- Я нимагу, пошли уже внутрь, - наконец прохрипел Рамон, осторожно направившись к полуоткрытой двери.

Задним числом Хорхе подумал, что, наверное, стоило взять маски или хотя бы что-нибудь с капюшоном.
- Ну идем что ли, - прошептал плотник. - Если что, скажем, что глаз болит и нам надо обезболивающее.

Рамон остановился, пытаясь собраться с мыслями.
- Как думаешь, может стоит взломать ту дверь, в которую ушла медсестра? Вдруг тут ловушка...

Васкез пожал плечами.
- Она смотрела на другую дверь, когда курила. Может они по ночам оттуда что-то выносят? Трупы там с клыками, например.
Он достал из кармана отмычки и фонарь.
- Посвети мне, пока я работаю.

Плотник осторожно надавил на ручку, и оказалось, что дверь незаперта. Хорхе приоткрыл ее и заглянул внутрь.

Казалось бы, ожидать сейчас можно было хоть Пернатого змея, спящего на грязном кафеле. Но Хорхе и Рамон увидели лишь закуток под лестницей наверх и выход к отделению педиатрии. Медсестры слышно не было, только раздражающий звон галогеновых ламп.

Хорхе кивнул головой в сторону лестницы наверх и, стараясь не шуметь, осторожно двинулся по ступенькам, на ходу пряча отмычки и фонарь в карманы.

Рамон поспешил опередить Васкеза, двигаясь плавно и стараясь как будто даже не дышать.
Отредактировано 24.01.18 в 09:30
5

DungeonMaster Slowsilver
27.01.18 11:16
  =  
      - ...такие дела. Эпидемия, - донёсся грубый голос на лестничной площадке второго этажа - Это всё тот мудила-гринго. Племянник ходил на его представление, говорил, что видок у него странный.
      - Вот так взял и разнёс заразу за одну ночь? Не пизди уж, - крякнул и шмыгнул носом другой.
      - Ты слушай! Видел же вчера по ящику, когда англичане гробницы фараонов выкапывали, сразу заражались всякой хуйнёй и подыхали. Тут также. У гринго иммунитет, а у нас нихера.
      - Ага, ага. Шестеро в разных палатах взяли и подохли во сне, а нам просто повезло? Не пизди уж. Ты хоть и пятый год здесь прохлаждаешься, но доктора из себя не корчи. Фараоны, эпидемия, бля.
      - Пошёл ты нахер.
      Далее заскрипели колёса инвалидной коляски и костылей. Через пару минут на втором этаже стало тихо. Рамон осторожно прокрался наверх, переступив полную банку окурков на ступеньке, и выглянул в коридор. В палатах, протянувшихся почти по всему этажу, свет не горел, лишь маленькая настольная лампа освещала дежурного врача, который сосредоточенно читал книгу. А вот в конце коридора Рамон увидел движение. Чёрная тень вышла со второй лестницы, чтобы потом, попав под тусклый свет потолочных ламп, превратиться в высокую женскую фигуру. В руке неизвестная женщина держала мачете. Осмотрев коридор, она вернулась на лестницу.
6

Рамон Моралез mindcaster
27.01.18 13:21
  =  
Рамон сделал знак сопящему позади Хорхе остановиться, и прижался к стене, стараясь не отсвечивать. Пытаясь разглядеть женщину впереди, он даже перестал дышать. Это могла быть медсестра, но первое, что бросилось в глаза - оружие. Это явно был не скальпель, уж на таком-то уровне Рамон был знаком с медициной. Сразу расхотелось здесь находиться, пусть глаза хоть истекут слезами, жизнь важнее.

Когда тетка убралась, Рамон осторожно достал телефон. При нажатии клавиши не пищали, он давно отключил это раздражающее явление в настройках. Так что ничто не помешало набрать на экранчике "Тетка с мочете! Прячеться у дальней лестнецы! Чоза??" и показать это Хорхе.

Рамон был не очень грамотным, но ему было на это срать. Тем более сейчас.
Рассматриваю тетку подробнее, если могу.
Отредактировано 27.01.18 в 13:41
7

Хорхе Васкез jj
27.01.18 13:28
  =  
Хорхе не любил писать смс-ки - не хватало терпения большими пальцами тыкать в эти крошечные кнопочки - поэтому приблизился к Рамону почти плотную и зашептал прямо в ухо, обдав тяжелым букетом из запахов пота, опилок и недавно выпитой текилы:
- Она местная? В халате?
8

Хорхе Васкез jj
29.01.18 15:18
  =  
- В джинсах, - шепнул в ответ Моралез. - Сучка, че ей не спится. Походу тоже на зов пришла. Я в принципе могу прокрасться мимо врача. Ему похеру, он в коридор не смотрит, главное не топать. А вот с бабой чо делать?

Хорхе помялся. Бить женщин он не привык и привыкать не хотел.
- Может обойдем тогда по другой лестнице? А с теткой может сперва поговорить, вдруг у нее тоже Кукулькан в глазу? - неуверенно предложил плотник.

- Ну можем и обойти. Поговорить конечно можно, но мне нож не нравится, а ну как начнет меня им резать!

- Ну я ж рядом не для мебели стою, - прошептал Васкез. - Не справится она с нами двумя, мачете там или не мачете. Да и со мной одним не справится. Порежет может немного... Меня больше шум пугает. А ну как заорет, тут вся больница сбежится.

- Ну тогда пошли короче по другой лестнице. А если заорет, так давим на тапку, в темноте не разглядят.

- Нам бы халаты, - помечтал Хорхе.

- А че, хорошая мысль, - Рамон огляделся по сторонам...
Рамон перед уходом смотрит на предмет подсобки, может прямо рядом с лестницей есть кабинет с характерной дверцей, близко расположенной к другой двери. Потом спускаемся вниз, по улице выходим на другую лестницу, поднимаемся по ней, кидая скрытность где надо)
Отредактировано 29.01.18 в 15:30
9

DungeonMaster Slowsilver
04.02.18 18:14
  =  
      Халатов на втором этаже не оказалось, Хорхе и Рамон отправились к служебному входу без маскировки. Их спуск по лестнице никто не заметил, похоже внезапно умирающие во сне пациенты добавили персоналу больницы ангста. На первом этаже Хорхе краем глаза увидел молодого медбрата, сидящего на каталке с опустошённым видом. Вместо того, чтобы повернуть голову и обнаружить плотника, он с силой жмурил и затем широко раскрывал глаза, неразборчиво шепча молитву на испанском. Хотя заметить большую тень Хорхе в этот момент не смог бы только слепой.
      - Тихо, тихо, мерде. Скоро тебя сменят. Ну, тихо, - успокаивала его медсестра, стоявшая где-то в глубине коридора. У неё насчет тени плотника, промелькнувшей в проёме, тоже не возникло никакой реакции.
      Двое спонтанных напарников тихо вышли из дверей первого служебного входа как раз в тот момент, как полу-мертвая тишина больницы всколыхнулась грохотом. Какие-то тележки и стулья гремели со стороны второго служебного хода. Раздался грубый женский крик, железные двери второго служебного хода шумно распахнулись, и оттуда рухнул на песок человек. Тусклый фонарь освещал его некоторое время, пока тот полз на четвереньках по песку прочь от здания.
      Хорхе видел не то чтобы как орёл, но Рамону Мараву было трудно спутать с кем-либо. Индианка с роскошными черными волосами, традиционной узорчатой жилетке поверх футболки и гирляндой амулетов, болтающихся на шее, бежала словно от самого Дьявола и судорожно ловила ртом воздух. Перед тем, как выскочить из освещенной территории, лидер общины науа всхлипнула и закрыла глаза руками. Так она и помчалась к колючим кустам, как можно дальше от больницы. Что-то подсказывало Хорхе, что коварных корней и камней, о которых можно споткнуться, ей не избежать.
      Глаз Моралеза начало бешено резать. Перо Кукулькана по-прежнему указывало на крышу, беспощадно выжигая веко парня. Пытаясь утереть слёзы рукой, он увидел на ладони кровь.
10

Хорхе Васкез jj
05.02.18 02:55
  =  
- Бля, Хорхе, у меня глаза кровоточат! - шепотом заорал Рамон, глядя на ладонь. Перемещения третьих лиц остались для него "за кадром", проблемы у парня были и поважней.

- Ходер! Да пошло оно всё! - у Хорхе тоже потихоньку начинали сдавать нервы. - Давай бегом туда, к черту все эти игры в прятки!

Рамона не надо было упрашивать, он кинулся за Хорхе, придерживаясь за него рукой, чтобы не упасть. Смотреть было тяжело.
Ворвавшийся на вторую больничную лестницу Хорхе наступил на клинок мачете - того самого оружия, что было в руках у виденной ранее фигуры. Похоже, что Марава действительно сошла с ума и хотела кого-то зарезать.

- Мачете ей не помогло, - буркнул плотник. - Возьмешь себе?
Сам он брать клинок не собирался - сунуть его некуда, а для драки ему нужны обе руки.

Рамон все еще не потерял зрение, так что просто сунул оружие в сумку, убедившись на всякий случай, что лезвие не в крови. На лестничной клетке наверху валялся без сознания дежурный врач. Можно было предположить, что спешно ретирующаяся Марава толкнула его - всё-таки женщина была не из хрупких.

Чем выше поднимался Рамон, тем слабее болел глаз. Боль схлынивала, кровь переставала идти. Хорхе тем временем увидел, что решетчатая дверь на крышу больницы была небрежно открыта. Из коридора второго этажа никаких звуков партнёры не слышали.

- Кажется, мне легче, - шепнул обрадованно Рамон, - походу я надежно у этой дряни на крючке. Ща, давай я гляну осторожно, чо там.

Хорхе тем временем присел на корточки и пощупал пульс на шее у врача. Тот был жив, по прикидкам Хорхе, он мог очнуться в ближайшие пять-десять минут. Но прятаться на лестнице на крышу не было смысла. Их уже ждали. Рамон понял это, когда перо на изнанке века исчезло.

- Привет. Тебе не спится?

Парень понимал немного кружащейся головой, что голос был ему знаком. Но как это всегда бывало, с памятью на имена у него всегда было туго.
Как её там звали? Роза? Николь? Хосефина...?
- Хосефина, мы с тобой вроде как начали говорить начистоту, вот я прямо и спрашиваю, - Рамон спокойно вышел на крышу, - что за чертовщина творится? Причем тут ты и этот Кукулькан?

Хорхе пошел следом за Моралезом.

Партнёры увидели недавнюю посетительницу лайф-коучинга совсем с другой стороны. Медсестра, одетая в пёструю футболку и джинсы, стояла посреди плоской крыши больницы и курила. Теперь она выглядела совсем иначе: синюшные круги под глазами пропали, а те блестели энергией, улыбка была такая довольная, будто выспалась и проснулась будучи даже моложе, чем раньше. В заплетённых в причёску вымытых волосах торчало зелено-жёлтое перо.
- Начистоту, Рамон? - она тихо засмеялась - Я и есть Кукулькан.

Рамон углядел знакомое перо.
- У тебя фигура получше, чем у той херни размером с дирижабль, - с кислой миной отпустил он дежурную шутку, и тут до него что то дошло.
- Это ты убила тех больных? - с ужасом спросил он

Тихо охреневший Хорхе не знал, что сказать. В голове вертелась всякая чушь. День назад он бы сказал, что у девушки поехала крыша. Сейчас же он больше беспокоился за свою.

На шутку Рамона девушка улыбнулась ещё шире и похлопала себя по бедру.
- Я наконец-то начала следить за собой. А, кстати, буэнос ночес, сеньор Васкез! - она помахала Хорхе рукой и затянулась сигаретой. Выдохнув струйку дыма, она указала рукой на спящий город - Не только их. Люди спят не только в больницах.

- А что с сыном председателя? - выдавил наконец из себя плотник. - Полиция говорит, что его тоже убили.

- Что они тебе сделали-то? - пролепетал Рамон. Он не был святошей, но массовые убийства вроде бы невинных людей в его сознании как-то не укладывались.

- Сыном председателя? - Хосефина подняла брови. - Нет, Васкез, я только проводила осмотр и везла его в морг.
Она выкинула бычок с крыши.
- Что они мне сделали? А что сделал кролик койоту, который съел его? - девушка пожала плечами и сунула руки в карманы. - Они просто не вовремя заснули.

В Рамоне проснулось возмущение. Этакий бес, который дергал его за язык, как всегда не вовремя. Это была еще одна из причин, почему он не достиг высот
- Кролик койоту, - передразнил он, - ты всегда была вычурной. Любила себя оправдывать. Да ты их просто нахрен грохнула. Просто так, за здорово живешь. В уме не приложу, как ты это сделала, но ты у нас серийная убийца! Кровавая Мэри, епте! Меня то ты не убила, могла значит и их оставить, нет?
Глупо было перечить существу такой мощи. Но Рамон не думал в этот момент.

- Похоже, хоть кому-то этот лайф-коучинг помог, - Хорхе категорически не знал, что им сейчас делать, кроме как валить нахрен из города. - Вчера ты медсестра в занюханном госпитале, а сегодня уже целый древний бог. Рамон, если глаз прошел, то...
Васкез не закончил фразу. "То пойдем отсюда побыстрее", звучало как-то неправильно. Но именно это он и хотел предложить.

- Этот Рубио действительно помог, - закивала Хосефина с улыбкой, не обратив внимания на тираду Моралеза. - Вы всё равно не поймёте, но когда я уснула... я как будто... вроде... как бы поняла, что я была такой всегда. Ладно. Васкез, ты можешь идти. Понятия не имею, почему ты пришёл сюда.
Глаза девушки блеснули озорными огоньками.
- Рамон, ты остаёшься. Тебе же стало понятно, для чего ты здесь?

- Вообще нет, я тупой, - хмуро сказал Рамон. Хорхе мог убежать, а он уже был помечен. Один раз его сюда призвали, что мешало во второй? Надо было как-то решать ситуацию на месте
- Во сне люди пресные на вкус, хочется человечинки в реале?

- Эээ... Чего? - Хосефина рассмеялась в голос - Я кто по твоему, каннибал?

В уме парень прикидывал, как выхватывает мачете... хорошо бы успеть его еще использовать.
- Да хрен тебя знает.

- Возможно это и не Хозефина, - сказал Хорхе. - Возможно к ней пришел свой Пако и воткнул в нее шприц со своей кровью, пока она спала.

- Ты типа вампир? Не лучше каннибала, - уловил мысль приятеля Рамон.

- А ты типа идиот? - Хосефина веселилась всё пуще. Даже оттянула пальцем верхнюю губу, чтобы показать нормальные человеческие клыки - Можешь взять распятие и проверить. Или я могу прогуляться под солнцем.

- Да, прогуляйся под солнцем, - плотник хмуро смотрел на медсестру, ему было не смешно. - Может поможет. А мы наверное пойдем. Пошли, Рамон?

- Она меня не отпустит, Хорхе, - устало сказал парень. - Хосефина, харе выеживаться. Что ты такое? Индейский божок? Колдунья? Скажи по-человечески, раз уж ты со мной зачем то общаешься.

- Помнишь, я говорила тебе про монстров из кошмарных снов, Рамон? Смешное совпадение. Когда я уснула, я стала таким чудовищем, - она кивнула на парня. - А ты, похоже, стал Героем, который этих чудовищ убивает. Простой сюжет.

- Я не хочу тебя убивать, - честно сказал Рамон, - я может и говно, разбил тебе жизнь, вся херня, но как это ни смешно, я никогда не желал тебя зла. Я хочу чтоб ты перестала убивать. И, желательно, отпустила меня восвояси. И тогда все будет мирно и замечательно. У нас тут и с вампирами проблем хватает, если что.

Хорхе все это надоело до колик, но всерьез поверить, что вчерашняя медсестра и Кукулькан это одно лицо, он не мог. Будь она хотя бы мужиком, можно было бы сунуть ему пару раз поддых, и пусть бы смотрел свои сны дальше. Но бить сумасшедшую, только за то, что она несет какой-то бред... Хорхе вспомнил отца Рамиреса. Наверно у того был такой же когнитивный диссонанс, когда он говорил про вампиров.
- Короче, чего ты от него хочешь? - спросил в лоб Васкез.

- Кукулькану нужно кормиться. Если ты не убьёшь меня... Никто не поверит, что маленькая Хосефина может сожрать кого-то в его сне. А мне не захочется останавливаться, - девушка явно чувствовала себя смущённой из-за странных упоминаний вампиров в разговоре. В свой бред она свято верила, а вот бредни про кровососов вызывали у неё сомнительную ухмылку.

- Так ты позвала его, чтобы он убил тебя, что ли? - недоуменно спросил Васкез.

Хосефина спокойно кивнула.

- А эта чокнутая зачем сюда приходила? - Хорхе кивнул в сторону лестницы.

Хосефина пожала плечами.
- Не знаю. Я её припугнула. Даже сработало. Игуала сходит с ума.

- Если ты так хочешь умереть, почему бы просто не вколоть себе что-нибудь в больших концентациях? Ты же врач? - не унимался Хорхе. - Или вон с крыши прыгнуть вниз головой.

- Слушай, может быть ты домой пойдёшь? Я звала одного Рамона, - девушка скривила губы и выжидающе взглянула на парня.

- Он мне тоже нужен. Маленький город, что поделать. Случись чего, и не к кому обратиться, - фыркнул плотник. - Я его тут подожду.

Рамон подозревал ответ еще до того как услышал, но когда это произошло, его переполнила жалость. К Хозефине, которая из последних сил сопротивлялась чему-то страшному. К себе, которого вытащили из теплой постели, и вместо горячего секса он получает какую-то жуткую чертовщину. И убивать свою бывшую подружку - это было последней каплей. Рамон потряс головой и попытался собраться из последних сил.
- Мне кажется ты не хочешь умирать, - сказал он, - ты хочешь, чтобы тебя спасли. Я бы хотел на твоем месте. Может, мы попробуем что-то сделать? Послушай меня, в этом городе явно творится какое-то говно. К Хорхе приходил вампир, и послушай, я ему верю. В тебя вселилась... какая-то дрянь. Но может мы просто попробуем и с этим справиться?

Он подошел и взял ее за руку.
- Эй, Пепа, мы конечно расстались не друзьями, и на продолжение рассчитывать не приходится, но зачем делать концовку кровавой. Соберись. К черту эту мрачную муть, я уверен, что-то можно сделать.

- Ммм, какой ты милый. Прямо как на нашем выпускном, - Хосефина приблизилась к Рамону, смотря ему в глаза. Он почувствовал аромат её фруктовых духов. - Я тебе уже сказала решение.
Девушка встала с ним практически нос к носу. В иной ситуации Моралез мог это расценить как недвусмысленный намёк, но всё же её безумный взгляд нагонял жути.
- У тебя есть в Игуале кто-нибудь из близких, Рамон? Они сегодня ночью тоже ложились спать, да?

- Ты... оно убило девушку, с которой я сегодня познакомился, - мрачно сказал Рамон, - она была хорошей. Кажется. Теперь уже не узнаю. Но ведь это не ты, Пепа. Это оно... в тебе. Ты бы не сделала этого говна. Я был зол, когда кидал тебе в лицо обвинения, прости. Это оно, не ты.

- Просто... Просто заткнись и попробуй меня убить, Рамон, - самодовольная улыбка Хосефины немного дрогнула - Каждому чудовищу предназначен герой, тупица ты чертов. А мне предназначен ты. Я сожрала твоих родных, какого хера ты медлишь?!

Рамон заметил ее колебания, значит к добру или худу, он достиг цели. С каким-то упрямством он продолжил:
- Вот и причина, ты винишь себя за их смерть. А теперь подумай, они уже мертвы. Им будет лучше, если их единственная родня - ты - последуешь за ними в могилу? Я нихрена не разбираюсь во всей этой мистике, но я видел по телеку все эти истории про искупление и все такое. Если, оказывается, сказки вполне реальны, значит и такие вещи могут произойти. Я вот что тебе скажу, Хосита, ты действительно кое в чем виновата. Ты превратила свою жизнь в говно, обвиняя меня так просто было чувствовать себя жертвой, верно? Бродила тут в халате, как привидение, даже краситься перестала. Из за меня? Как бы не так. Я и сам не лучше, можешь мне поверить, мне знакомо это чувство. Ты зачахла по своей вине, да, но это не стоит смерти. А вот в остальном... нет, это не ты их убила. Тобой опять воспользовались. Так может хватит корчить жертву, епте? Ты один раз сделала меня виноватым за свою жизнь, хочешь, чтобы я ее отнял? Не буду. С меня хватит смертей. Мы можем вместе уйти отсюда, или корчись тут сама, жалея себя. Но мне кажется, ты можешь сделать правильный выбор. Мне хочется верить, что ты сильнее, чем думаешь, Пепа.

- Захлопнись! Захлопнись!... Я уже не та соплячка, что раньше, - девушка отшатнулась от Рамона, её голос стал тише, почти превратившись в шипение. - Я сильнее, чем думаешь ты. Уходи, раз так решил. Наша с тобой история протянется дольше. И всё равно закончится на этом месте.
Хосефина указала на заметённую песком крышу и отошла от парня на пару метров.
- Уходи. Н-но я предупредила, ч-что... Уходи отсюда!

- Видишь! - Рамон сделал шаг вперед. -Тты злишься! Молодец! А теперь подумай, что не я виноват в этой ситуации! Разозлись на... Кукулькана этого сраного! Он тебя поимел, и меня тоже, заодно, так что мы в одной лодке. Вон кто причина! Не я, не ты!

Хосефина закрыла глаза, медленно вдохнула и выдохнула.
- Уходи, Рамон.

- Не уйду, - он подошел и взял ее за плечи, добавив негромко, - не уйду без тебя. Я ведь знаю, как много в тебе хорошего. Вспомни, в жизни есть и светлые стороны. Я не хочу врать там, признаваться в любви, хотя мне кажется это сработало бы сейчас. Мы давно не виделись, и питали друг к другу не самые светлые чувства. Но мы ведь и не враги. Я хочу помочь, слышишь? Ты может одна не справишься, но мы можем попытаться вместе.
Рамон усмехнулся:
- Вот серьезно, ты думала, я сейчас могу начать размахивать мачете, рубить тебе голову - да ты ж знаешь, я на это не способен. Мы просто люди, не в каком то там фильме про чудовищ и героев. Выкинь это из головы. Да, происходит херня, но если мы объединимся, нас будет уже трое. Вот послушай, Хорхе сегодня пытались убить. К нему пришел хер с клыками и пытался сначала задавить, потом отравить дрянью из шприца. Потом я... ну знаешь, у меня тоже было не самое веселое пробуждение. Я бродил по городу, и видел на улицах какие-то странные знаки. Индейцы жгут костер до небес, у тебя вон проявилась одержимость. Если ты шагнешь с крыши, нам от этого легче не станет, поверь. Надо разобраться во всем этом. Так хватит уже терять время, и пошли разбираться. А то Хорхе вон уже заколебался ждать, сейчас столкнет нас обоих, вот будет тупизм, скажи? - мысль была не особенно веселой, но Рамон выдавил из себя улыбку, стараясь держаться бодрячком.

- Ты знаешь, Рамон... Мне... Твою мать... - от хлещущей через край энергии, уверенности и наглости Хосефины не осталось ни следа. Казалось, будто ей внезапно стало холодно. Её взгляд пьяно бегал по сторонам.
- Заткнись... Всё, что угодно, только заткнись...

- Нет, - Рамон был неумолим, - я только и умею, что трындеть, вот тут я дока, ты сама знаешь. Я буду молоть языком, пока ты не взмолишься о пощаде. На моей стороне законы логики, вселенской необходимости, и то, что я блин хочу чтоб ты жила, Пепа. Не будь дурой, в конце концов я когда то тебя любил, и... это не проходит совсем.
Он крепко взял ее за руку.
- Пошли. Разберемся со всем по очереди, нам сейчас надо просто уйти отсюда в место поспокойнее, сесть и поговорить. Хей, да тебе холодно. Я там видел одеяло в машине, там же было что то, Хорхе?

- Ну там тряпки какие-то, чтобы мебель не поцарапать при перевозке, - очнулся задремавший было под монологи Рамона здоровяк.

- Не... Ненавижу... - промямлила Хосефина. Она заметно побледнела и ослабела, плохо держась на ногах.

- Ну-ну, это ты уже говорила, - успокаивающе ворковал Рамон, снимая пиджак и накрывая плечи девушки, - будь умницей, идем. Вот тут мы спустимся, осторожней...

Когда они вышли из больницы, Рамон почувствовал как в его душе расцветает пышным цветом самодовольство. Хоть что-то хорошее! Нихрена конечно непонятно ничего, но что-то хорошее произошло, и это сделал он, Рамон! Ай да умник, ай да молодец! Не удержавшись, с довольной рожей он подмигнул Хорхе, так чтобы Хосефина этого не увидела, конечно.

- Куда сейчас? - спросил плотник, когда они шли к машине. - Я бы предложил ко мне, собрать барахло, и рвануть из города.

Рамон иссяк в плане идей, а эта звучала вполне привлекательно.
- На твоего приятеля священника, я полагаю, рассчитывать не приходится? - спросил он только.

- Если я позвоню ему и скажу, что в медсестру вселился Кетцалькоатль, он окончательно решит, что я двинулся. Если в вампира с клыками, лежащего прямо перед ним, он не поверил, то чего уж тут говорить, - Хорхе махнул рукой. - И церковь закрыта в такое время. Утром можно было бы набрать святой воды... Но лучше сейчас свалить из города.

- Раз мы предоставлены сами себе, надо придумать, что делать.
Рамон скосил глаза на Хосефину, это был огромный вопросительный знак в форме человека, который они тащили с собой.
- Пако может тебя попробовать найти, и эта дрянь, что присосалась к Пепе тоже еще не нейтрализована. Можно рвануть в Мехико, там чего только нет! И время выиграем, и может найдем... не знаю. Кого-то знающего, что ли?

- Тоже думал про Мехико. Огромный город, там легко затеряться.

Они залезли в пикап, посадив Хосефину посередине, и Васкез завел мотор.
Едем домой к Хорхе.
Отредактировано 05.02.18 в 03:04
11

Хорхе Васкез jj
05.02.18 14:37
  =  
Проезжая безлюдные улицы, пикап был освещён далёкими огнями. Хорхе насчитал три больших костра у берега реки, у индейской стороны. У одного из них мерцали полицейские мигалки. Ещё и эти плакаты: на многих столбах, почтовых ящиках и досках объявлений были расклеены странные лабиринты. Рамон успел заметить человека, который клеил такой на стену магазина.
- Есть что-то хуже смерти... Дебила ты кусок, почему ты не чувствуешь того же, что и я... - бормотала Хосефина, бессильно положив голову Рамону на плечо - Это наша с тобой история... Почему так получилось...

- Я склонен позитивно мыслить, и надеюсь, что наша история только начинается. - Рамон был на взлете от собственного успеха, и это затмило даже ужасы этой ночи. Пока что. - А почему так вышло, это мы и пытаемся понять.
Он решил свести разговор в более конструктивное русло:
- Кстати, раз ты у нас теперь шаришь в мистике, не в курсе, что это за лабиринты на заборах? – спросил Моралез. К тому же, если девушка отвлечется от своих страданий, это принесет пользу и ей и всем. Так что пусть думает о полезных вещах. - Вон смотри, видишь мужик клеит? Они повсюду.
Ог ткнул пальцем в распространителя с плакатом.

- Может тормознем, и, кхм, расспросим? - Хорхе немного снизил скорость, ожидая ответа от Рамона. - Хотя наверно просто еще один псих.

- Во сне я поняла, что у меня есть цель... Предназначение... - девушка закрыла глаза, в окна пикапа она не смотрела. - Я как будто всегда это понимала...

Рамон кивнул Хорхе и покосился на Хоситу. К сожалению, она была еще далека от адеквата, похоже ей конкретно промыли мозги.
- Цель у тебя всегда была, родная, нормально и интересно жить, - вздохнул он, - а такие вот как этот Кукулькан все время пытаются влезть нам в головы. Это знаешь как все эти гринго с их БАДами и прочей рекламой их образа жизней. У нас тут, в Мексике, своя атмосфера, а они дурят нам головы по телевизору. Так и этот дракон твой. Не удивлюсь, если он тоже поддельный. Вот серьезно, это что ж за предназначение такое - либо жри, либо умирай. Нет, Хосита, у меня есть план получше: выжить и надавать этим уродам по щам.
Он подумал и добавил:
- Впрочем, только первая часть плана меня тоже вполне устроит, если честно.

Хорхе притормозил около столба и мужика.
- Щас, - он выскочил из машины. - Эй, ты, а ну стоять!

- Ты же видел меня во сне... Когда я пожирала всех остальных... Видел, насколько я сильна... - Хосефина заплакала, закрыв лицо руками - Ты же был в моей пустыне, какого черта ты мне не веришь...

- Я тебе очень даже верю, Хосита, ты чего. Просто я думаю тебя надурили, сделав виноватой. Ты же сама говоришь, что в тебя чот то вселилось. Вот я и думаю, что это оно жрало. Просто ты в тот раз не смогла ему помешать. Но это же не значит что это в принципе не возможно. Посуди сама, я же выжил! Значит ты имеешь власть это контролировать.

- Ты единственный, кто выжил. И это решала не я, - сквозь зубы процедила Хосефина. - На каждое чудовище найдётся герой... на каждое чудовище найдётся...
Она начала повторять эту фразу шёпотом, запуская пальцы в волосы.

- Хосита, родная, очнись, - Рамон потряс девушку за плечо, - чудовище не здесь, героев тоже не завезли, тебя походу загипнотизировали. Сконцентрируйся на том, что я говорю, слышишь? Сейчас мы приедем к Хорхе, жахнем чего нибудь покрепче, и все будет хорошо. Все будет хорошо.

- Мне очень плохо... Очень и очень плохо... - Хосефина обняла Моралеза и всхлипнула.
В этот момент у парня задребезжал телефон. На экране высветился номер Эстель.
Рамон обнял девушку и поставил телефон на беззвучный режим.

А еще Рамону снова попалось на глаза перо в волосах Хоситы. Пошарив в бардачке, он нашел какую-то тряпку, видимо использовавшуюся для протирки приборной панели от пыли. Она была не сильно грязной, да хоть бы и была - Хосефина сейчас была явно не в том состоянии, чтобы этим возмущаться. Рамон осторожно попытался выдернуть перо из волос девушки, схватив его через тряпку.

Телефон умолк, а перо было вынуто из причёски с помощью тряпки. Хосефина улыбнулась.
- Представь, как это здорово, Рамон. Стать в сто раз сильнее, чем раньше, - она даже тихо засмеялась сквозь слёзы - У меня таких перьев тысячи и тысячи, и все падают с моего огромного тела...

- Только это не ты, родная, - серьезно сказал Рамон, доставая зажигалку, - ты маленькая, красивая и у тебя волосы, а не перья. И знаешь, это прекрасно! Нет, серьезно. Оставим перья тому древнему чудищу, пусть он ими обрастает.

И с этими словами он поджег перо.

Тем временем от окрика Хорхе мужчина встал как вкопанный, глядя на подъехавшую машину. В руках у него была стопка плакатов и канцелярский клей.

- Где ты это дерьмо взял? - Хорхе ткнул пальцем в плакаты. - Кто тебе приказал их клеить?

- Слушай, друг, это распоряжение председателя, - поднял руки мужчина. Он пригляделся, похоже искал на теле Хорхе татуировки. - Мне надо закончить, друг!

- Он тебе лично это приказал? - прищурился Хорхе.

- Эээ... Да... Хрен его знает, зачем, но пять тысяч песо это пять тысяч песо, - мужик пожал плечами. - Ты сам-то кто такой?

- Я тот, кто не хочет, чтобы мой город обклеивали всяким дерьмом. У Салье крыша совсем поехала. Давай мне эти бумажки и иди домой. Скажешь, что все расклеил, но вандалы сорвали.

- Если ты не из картеля, я тебя слушать не буду. Сам и езжай домой. Чего доебался? - нервно фыркнул мужик, отступив на полшага назад.

- Ты можешь отдать мне эти бумажки, оставив при себе все зубы, либо отдать мне эти бумажки и потерять часть зубов, - осклабился Хорхе. - Выбирай, и выбирай быстро.

- Пошёл-ка ты нахер! - крикнул мужик, развернувшись и быстрым шагом отправившись восвояси. Его ноги заметно дрожали, он в любой момент мог перейти на бег.


Мужик, выругавшись, попытался было удрать, сохранив лицо, но в таких случаях это не работало. Надо было либо убегать со всех ног, либо драться. Хорхе резким движением скрутил любителя быстрых денег в своих лапищах, несколько раз сунул ему кулак в солнечное сплетение, а затем мощным хуком отправил несчастного нокаут. Одну из бумажек он скомкал и затолкал ему в рот, с остальными пошел к машине.
- Рамон, одолжи зажигалку.

Тем временем Хосефина наблюдала за тем, как горит зелено-желтое перо, и когда последние кусочки пепла упали на пол, вдруг с горечью рассмеялась.
- И всё-таки ты веришь. Спасибо.
Стоило Рамону моргнуть, как ещё одно, такое же перо возникло у девушки за ухом. Сама она слабо улыбалась, празднуя свою маленькую победу.
- Меня так не убить. Попробуй ещё.

- Я верю в Хосефину, которая все еще здесь, - сказал Рамон, отдавая зажигалку Хорхе, - и вот это мне важно. Каков бы не был страшный и злой Кукулькан, ты тут главная, Пепа, а не он.

Плотник скомкал несколько бумажек и поджег их на обочине. Затем разделил пачку листовок на несколько минипачек толщиной пару миллиметров, скомкал каждую из них по отдельности и подкинул в импровизированный костер. Затем вернулся за руль и отдал зажигалку Моралесу.
- Ладно, поехали. Этот пендехо по-хорошему не хотел понимать. Сказал, что Салье лично заплатил ему пять тысяч за расклейку этого дерьма, - Васкез завел пикап. - Что такое пять тысяч для председателя. Поди этих расклейщиков по городу не меньше десятка.

Рамон снова достал сложенный "лабиринт" из кармана и стал его разглядывать.
- Вот нахрена расклеивать эту муть. Вампиры с драконами хоть понятны.

- Когда такая дрянь смотрит на тебя с каждого столба, это выбивает из колеи. Как минимум, - буркнул Хорхе. - Но может председатель просто тронулся, кто знает. В любом случае без бумажек этот город выглядит лучше.

- Какой же бред вы оба несёте, - Хосефина покачала головой, становясь более уверенной и спокойной.

Эстель продолжала остервенело названивать. Рамон взял наконец трубку.
- Да, у тебя все живы? - с ходу спросил он - что с Анастастей?

- ОНА МЕРТВА, РАМОН! ГОСПОДИ, МЕРТВА, ГОСПОДИ! - вырвался из трубки душераздирающий вопль, Эстель впала в истерику. - Я ПРИШЛА ДОМОЙ, А ОНА НЕ ДЫШИТ! РАМОН?! РАМОН! ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?! МИЛЫЙ?! ГОСПОДИ, ПОЖАЛУЙСТА, ПРИЕЗЖАЙ СЮДА! ПОЖАЛУЙСТА!

Хосефина всё прекрасно слышала. И она улыбалась.

Рамон выглядел как рыба, вытащенная из воды. Несколько мгновений он хватал ртом воздух, совершенно лишенный душевной опоры, затем придушенным голосом обратился к Хорхе:
- Хоакин Баранда 73, поехали живо! Эстель, я еду... Слышишь? Еду.
Он уставился перед собой, пытаясь собрать картину мира воедино. Он все-таки не был хорошим отцом, но никогда не думал, что Анастасия может быть когда-либо мертва. Это в сознании не укладывалось

- Мьерда, - выдохнул сквозь зубы Хорхе, пытаясь понять, где он находится и куда ехать. К счастью, город был небольшой, а мебель плотник в основном развозил сам, так что в адресах он ориентировался.

- Кто это был? Твоя племянница? Маленькая сестрёнка? Дочка? - Хосефина утерла последние слёзы и вздохнула полной грудью. - Я не могла разобрать, пока разгрызала её во сне пополам.

У Рамона мутилось в голове, он с трудом понимал, что делать. От слов Хосефины даже злость не возникала, вокруг рушилась какая-то беспросветная пустота. Он даже не знал, что ребенок был ему так важен. Он не замечал ее существование неделями и что греха таить, месяцами.
- Подожди, Пепа, ты не в себе. Все в порядке, я сейчас приду в себя, мы заедем просто в одно место, - бесцветно сказал он, - ты держись пока, все будет хорошо. Это просто все сразу как-то навалилось.
В принципе, отрицание случившегося хоть и временно, но помогало оставаться на плаву.
- Да, Хосита, ты главное успокойся, все наладится, - а еще приятно было переключиться на кого-то, кому явно было еще хреновей, чем Рамону. По крайней мере он еще был в здравом уме, в отличие от Хосефины.

- Если ты до сих пор не понял, я могу легко убить ту, кто тебе сейчас звонил. Ей достаточно заснуть, - девушка взяла перо из-за уха и повертела в пальцах. - Мне кажется, до этого тебе не хватало мотивации. Рубио ведь говорил о мотивации, а?

- О якорях он говорил, - буркнул Хорхе. - Которые тянут нас вниз. Типа этого гребаного пера.

- Да-да, - у Рамона не было сил сейчас заниматься психическим состоянием девушки, - Хосита, ты тут не причем, ты просто зациклилась на этом пере, Хорхе прав. Оно тут не при чем, и ты никого не ела.

- Ты сам всё увидишь. Когда заснёшь, - Хосефина расслабилась на сиденье и замолчала.
Через пять минут они подъехали к многоэтажке, где жила Эстель с дочерью. На скамейке рядом с подъездом сидели три молодых парня, распивая баночное пиво. На машину они глянули только мельком.

- Мы подождем в машине, - Хорхе припарковался и заглушил мотор. Васкез тоже все отлично слышал, и считал, что посторонним там делать нечего. Особенно если Кукулькан опять начнет рассказывать, сколько и как он ел. До чего примитивный божок, подумал Хорхе, не удивительно, что даже индейцы на него махнули рукой.

Рамон собрался с духом, молча вышел из машины и пошел к подъезду. Самое время было выкинуть из головы Хосефину и всю связанную с ней чепуху. У него были проблемы посерьезнее. Вообще, Рамон сейчас истово надеялся на то, что это просто истеричка-Эстель подняла бурю в стакане воды. Ему ОЧЕНЬ хотелось в это верить.

Хосефина молча проводила Рамона взглядом и с улыбкой подмигнула Хорхе.

- Э, э, братан! Подкинешь десятку на пиво? Мы ваще на мели, - подал голос один из парней на лавочке, остальные заулыбались.

Рамон молча достал кошелек, выгреб всю наличку, всучил ближайшему и прошел мимо. Денег было не то чтобы очень много, но на один вечер можно было хорошо покутить. Конечно, еще оставались деньги на карточке.

Парни изумленно выпучили глаза и пялились на горсть денег. Проходу в подъезд они не помешали.
Отредактировано 05.02.18 в 14:48
12

DungeonMaster Slowsilver
05.02.18 18:12
  =  
Рамон Моралез

      Зайдя в подъезд, Рамон попал в плотное облако запахов перегара, табака и мочи. Грязно-серые стены были исчерчены черными граффити и бранными словами, по углам кучками лежали осколки бутылок и окурки. В закутке под лестницей на второй этаж мирно дремал не то бродяга, не то житель этого дома, которого жена не пустила в квартиру. Стены у квартир были тонкими, поэтому парень прекрасно слышал орущий на всю громкость телевизор и работающую дрель. Обшарпанная дверь квартиры Эстель оказалась незапертой.
      Рамон осторожно вошёл и увидел свою бывшую, сидящую на полу прихожей. Однокомнатная конура, в которой жила она и Анастасия, так и веяла холодом.
      - Она там, - тихо, едва различимо сказала Эстель, подняв на Рамона полные слёз красные глаза и указав на зал. Лёгкая рубашка, короткая юбка и лучшие чулки на ней говорили о недавней весёлой вечеринке.

Хорхе Васкез

      Посидев молча пару минут, Хосефина повернулась Хорхе, осторожно, чтобы не вызвать подозрений, вытащила сигарету из кармана и закурила в окно.
      - Ты там о вампирах что-то говорил. И Рамон тоже. Вы чего, не шутите? - скучающим тоном спросила девушка - Настоящий, с клыками?
13

Хорхе Васкез jj
06.02.18 23:56
  =  
- Настоящий, с клыками, - кивнул Хорхе. С тех пор, как Рамон ушел, плотник перебирал в уме варианты событий и пытался собрать воедино картинку происходящего. Но проклятый паззл все разваливался на кусочки. - Хотел меня своей кровью заразить. Кукулькан кстати кушает вампиров? А то я его вырубил как раз, полиция тело забрала, и он должен смотреть свои немертвые сны.

- Я питаюсь бесхребетными слабаками, - усмехнулась Хосефина. - Если ты говоришь правду, то он будет мне по вкусу.

- Должен в полицейском участке валяться. Кстати, объясни мне кое-что, - Хорхе пожевал губами, собирая слова. - Это ведь не Хозефина хочет, чтобы ее убили. Это хочет Кукулькан. А ему это зачем? Живи спокойно в теле медсестры, наедайся до отвала. Как Игуала кончится, можно в другой город переехать. А тут бац, и в первую же ночь такая тяга к смерти.

- Я - одно целое. Это не фильм про одержимых демонами. Ты не поймёшь.

- Да ладно заливать. Видел я это одно целое, - фыркнул Васкез. - Ты и сама не знаешь, почему, так? А Кукулькан не делится. А почему именно Рамон?

- Я этой ночью убила пятьдесят человек. Рамон единственный, кто вовремя проснулся, - Хосефина помахала пером. - Хочешь узнать истину, что я такое? Дотронься до него. Иначе ты, как и остальные, запишут меня в сумасшедшие.

- Я про то, почему убить тебя должен именно Рамон. В Игуале полно более подходящих кандидатур, - Хорхе покосился на перо, но воспользоваться предложением не спешил. А то мало ли, будет как у Рамона, херня в глазу висеть. - Знаешь, у меня есть знакомый в картеле. И он сказал бы, глядя на нас, что в этой схеме три лоха. Я, ты и Рамон.

- Я не знаю, как это работает. Он оказался моим героем случайно. И должен попытаться меня убить, - девушка выделила слово "попытаться". - Так я стану ещё сильнее. Почувствовала этот закон, стоило мне проснуться. Чудовище матереет, если у него есть достойный противник.

Васкез фыркнул.
- Вот я о том и говорю. "Не знаешь, как это работает", "случайно", - плотник покачал головой. - Не верю я в такое. Должна быть причина. Все эти культы двинуты на теме смерти. Я плохо разбираюсь в языческих религиях, но может это как-то связано с тем, что у вас с ним были отношения? И теперь он должен типа принести тебя в жертву, или предать, или еще что-то в этом духе? Чтобы, ну, там, завершить трансформацию, ритуал, не суть. А Кукулькан потом воскреснет, как нечто большее?

- Я... М... Отвали, - Хосефина затянулась сигаретой.

- Если что-то происходит, значит кому-то это выгодно, - не унимался Хорхе, в кои-то веки найдя себе благодарную аудиторию. Ну или аудиторию, которая не может ни убежать, ни заткнуть плотника. - А если ты не видишь, кому это выгодно, и в чем собственно выгода состоит, но при этом принимаешь участие в событиях, то ты, извиняюсь, лох, которого используют втемную. Вот о чем я собственно речь веду. Кукулькану почему-то выгодна твоя смерть от рук Рамона. Он вон пыжится, провоцирует его по-всякому. Хотел бы самоубиться, способов масса. Да и героя помощнее мог бы найти.
Васкез вздохнул.
- Ты, главное, не поддавайся на все эти разводки. Думаю, он бы и Рубио по части промывки мозгов за пояс заткнул.

- Да, да, - Хосефина игнорировала его. - Заранее приятных снов на сиесте.

Васкез помолчал. Как там эта психологическая защита называлась, отрицание, что ли? Не суть, в общем. Без кулаков убеждать у плотника получалось плохо, что поделать.
- Так что там с сыном Салье? - сменил он тему. - Ты говорила, у него какой-то врожденный порок? Неужто у председателя не было денег на операцию? В Мехико или в Штатах?

Хосефина молчала, глядя в небо.

"Вот и поговорили", уныло подумал Хорхе. То ли дело Пако, вот у того фонтан не закрывался. Правда мало что было понятно.
Плотник вздохнул и тоже уставился в окно.
14

Рамон Моралез mindcaster
07.02.18 00:02
  =  
Рамон осторожно вошёл и увидел свою бывшую, сидящую на полу прихожей. Однокомнатная конура, в которой жила она и Анастасия, так и веяла холодом.
- Она там, - тихо, едва различимо сказала Эстель, подняв на Рамона полные слёз красные глаза и указав на зал. Лёгкая рубашка, короткая юбка и лучшие чулки на ней говорили о недавней весёлой вечеринке.


Рамон на мгновение замер, потом с трудом себя пересилив, кивнул и осторожно, как будто опасаясь нарушить чей-то покой, прошел в зал.

Грязные стены, пыльный незаправленный матрас, разбитый телевизор. Так выглядела комната Эстель. Но на превратившуюся в сущий свинарник квартиру бывшей Рамон взглянул только мельком. Он неотрывно смотрел на детскую кроватку, поставленную в углу рядом с матрасом. В ней, под синим узорчатым покрывалом, которое парень купил когда-то на индейском рынке, лежала его дочь. Девочка не двигалась. Глаза были закрыты, кожа побледнела, как мрамор.

На изнанке века вновь возникло зелено-желтое перо, фантомной болью выжигая глаз. Но кровь, катящаяся по щеке и капающая на простыни, была настоящая.

- Это неправда, - тонким голосом сказал Рамон, тихо плача кровавыми слезами. Он сел рядом с кроваткой, взяв руку Анастасии.

"Почему ты не вызвала скорую, тупая блядь?" хотел спросить он Эстель, но голос не слушался. Да и значения это уже не имело. Все разборки казались мелкими. Смерть Николь выглядела ничтожной. Навалилась пустота. Молчание стало невыносимым.
- ....
Голос все еще не слушался. Рамон не мог заставить себя повернуться к Эстель. Затем взял себя в руки, и это неожиданно оказалось легко. Как будто внутри что-то сломалось, и он стал двигаться как бездушный механизм. Повернулся, сказал хрипло:
- Она умерла во сне. В городе многие умерли. Тебе нельзя спать, Эстель, иначе ты тоже можешь не проснуться.
Сложно сказать, как он выглядел, с кровавыми дорожками на щеках, но в глазах женщины что-то отразилось, и Рамон попытался вытереться, размазав кровь по щеке. Возникла новая проблема: он не знал, что дальше делать и беспомощно уставился на Эстель.
- Позвони матери. Я не знаю, что делают с мертвыми - честно признался он.
У него самого мать и отец были вполне себе живы-здоровы, но обитали не в Игуале. Пока что им ничего не угрожало. Испытывал ли Рамон облегчение? Нет, мысль промелькнула и исчезла.

- Почему она так... От чего? - спросила Эстель дрожащим голосом. Её пальцы с трудом вытащили телефон и заелозили по экрану новенького смартфона.

- Я сам еще до конца не понял. Это какая то сверхъестественная херня. А даже если и боевой вирус, какая разница.
Он махнул рукой. Появилась хоть какая-то идея.
- Нам нужно кофе. У тебя есть? Мы можем хотя бы похоронить ее. Но для этого нельзя спать.

- На холодильнике... - Эстель шмыгнула носом. Она уже третий раз набрала не тот номер и вводила заново.
Перо неистово терзало глаз и указывало на улицу, на машину, где спокойно сидела Хосефина.

Рамон упрямо поставил чайник. Боль удивительным образом прочищала сознание, и помогала не упасть на пол, растекаясь беспомощной лужей, что было в общем-то более характерно для Рамона Моралеза.

- Мам?... Алло, мам?... Господи... - Эстель вдруг сбросила звонок и зарыдала пуще прежнего - Я НЕ МОГУ! НЕ МОГУ Я, БЛЯТЬ! ПОЧЕМУ Я?!

Режим утешителя у Рамона как-то иссяк. Он взял свой телефон и набрал Хорхе.

- Куда мне звонить? Ты говорил у тебя умерла сестра недавно. Я не знаю, что нужно делать, Хорхе, - когда Васкез вззял трубку, он услышал сухой и какой-то незнакомый голос Рамона

Плотник какое-то время соображал, что именно хочет парень. Потом до него дошло.
- Ты насчет похорон? Ну похоронное бюро, и со священником договориться... но в час ночи им лучше не звонить... Но сперва нужно медицинское освидетельствование, всякая такая хрень. Врач должен выписать заключение о естественной смерти... если она естественная. Если нет, то надо полицию вызывать, - Хорхе вздохнул. - Думаю, в эту ночь у них много звонков.

- Понял, тогда вызываю скорую, верно?

- Я могу договориться. Меня в больнице знают, - усмехнулась Хосефина.

- Ну попробуй, - Васкез покосился на девушку и тяжело вздохнул. - Слушай, вообще вся эта канитель надолго. Тебе парамедик справку не выдаст. Тело заберут в больницу, кому-то его придется сопровождать, все такое. Может твоя... эээ.. Эстель, правильно? это все проделает? А нам бы надо валить, по-хорошему.

- У тебя что, сердца нет? У него родная девочка умерла, - оживилась Хосефина.

Рамон неожиданно рассмеялся - безрадостным, мертвым смехом
- Куда валить? Впрочем, извини. Я тебя итак напряг. Ты наверное без меня там дальше. Извини, не могу пока помочь с Пако. Эстель просто одна не справится. Я конечно вызову тещу, но это займет какое время.

- Не у него одного, - ответил ей Хорхе, прикрыв трубку широкой ладонью. - Сама ж говоришь, что тут пятьдесят трупов. Завтра похоронное агенство озолотится, а полиция собьется с ног.

Васкез убрал ладонь с микрофона телефона.
- Слушай, Рамон, я все понимаю, но и ты послушай. В городе пятьдесят трупов только от Кукулькана. Сколько еще их настругали Пако, чокнутый председатель и прочие можно только гадать. Ты видел, что за бардак в больнице. Завтра это все умножится на десять и с ума сойдет весь город. Ты сейчас ничего не сделаешь. Скорее всего даже скорая не приедет. Вызови тещу, и давай я дам денег твоей Эстель, чтобы она могла заплатить за похороны и прочее, и поедем.

Рамон сел на табуретку. Чем в сущности то, что предлагал Хорхе, отличалось от того, что делал Моралез всю свою жизнь? Он бежал от ответственности, от забот, от проблем. Он по своему любил Анастасию, но был ли он хорошим отцом? Был ли он вообще отцом? Вряд ли. Осознание этого было мерзким, но по настоящему отвратительным было осознание того, что это правда. И Рамон знал, что ощущение это только лишь усилится в будущем.
- А куда? - беспомощно спросил он. Второй вопрос, "зачем" висел невысказанным. Потому что Рамон подозревал, что ответа на него нет.

- Везде одна и та же Игуала. Вдруг вас поймают вампиры, а? - медсестра рядом с Хорхе не унималась.

- Из города, - терпеливо ответил Хорхе. - В Мехико. Или еще какой крупный город. Если мы не решим проблему с этим демоном, то завтра тут будет еще пятьдесят трупов. Или сто пятьдесят.
Он помолчал, неприязненно зыркнув на девушку.
- Ну или такой вариант. Мы можем сами ее похоронить. С учетом того, сколько тут народу этой ночью полегло, оно может так и быстрее будет. Священника только мы едва ли найдем. И у Эстель потом будут проблемы с полицией, ей надо будет объяснять куда делась девочка. Хотя им обычно на все это наплевать, если только никто не оставляет заявления.

- А я могу помочь закапывать, - Хосефина закурила вторую сигарету.

- Я позвоню теще, - вздохнул Рамон, - пусть приезжает. У Эстель проблем и без этого хватает.
Он отключился.

- В глаза будешь себе что-нибудь закапывать, - раздраженно буркнул Васкез. - Чтобы перья не летели. Что он у тебя, кстати, линяет, что с него все сыпется? Или это гормональное, тестостерон некуда девать?

Терпение Хорхе явно подходило к концу, и ему хотелось излить накопившееся раздражение и желчь.
15

DungeonMaster Slowsilver
07.02.18 17:34
  =  
Рамон Моралез

      Гудки шли и шли. Эстель плакала и плакала. Вскипевший чайник щёлкнул, щёлкнуло и в трубке телефона.
      - Хола? Кто это? - услышал Рамон голос доньи Переа.
      Удивительным было то, что женщина звучала не сонной или встревоженной, как положено в четыре часа ночи, а вполне бодрой. На фоне можно было различить стук, топот и мужские голоса.
      - Доски...! Давай...!
      - Ну, тащи...!
      - Эй, а где...! Слушай...! Канистра...!
      Вдруг сквозь эти обрывки фраз издалека ворвался режущий по ушам вопль. Перепутать его с чьим-то другим было невозможно.
      - МЫ ДОЛЖНЫ ЗАКОНЧИТЬ ДО РАССВЕТА! ОНО ПРИДЁТ! - орала во всё горло Рамона Марава - ПАКО! НАЙДИТЕ МНЕ ПАКО!

Хорхе Васкез

      После того, как Моралез сбросил вызов, Хосефине резко надоело издеваться. Наблюдая за небом, она докуривала сигарету до половины.
      - Ну, и что будешь делать со мной? Серьёзно повезёшь меня в Мехико к экзорцисту? Или сам попытаешься "изгнать демона"? - она хмыкнула, выдохнув облако дыма в сторону плотника - Марава хотела зарубить меня мачете, понятия не имею, почему. И как она вообще узнала... Но через минуту она убежала прочь в слезах. Только Рамон достоин со мной драться.
      Хосефина провела пальцами по ручке пассажирской дверцы.
      - Лучше отпусти меня, Васкез. В одиночку ты для меня - как жирный жук для птицы. Большой, громко жужжащий, но всё таки жук. А мне всё равно, кого клевать.
      Мимо многоэтажки с воем промчалась пожарная машина. Повернув головы в сторону её движения, Хорхе и медсестра увидели внушительный столб дыма. Как раз из индейского района.
      - Забавно. Понятия не имею, что это, но... - Хосефина усмехнулась и выкинула окурок в окно.
      У Хорхе зажужжал телефон. И снова неизвестный номер.
16

Хорхе Васкез jj
07.02.18 21:16
  =  
- Хола, - буркнул плотник в трубку.

- Алло, доброй ночи. Это сеньор Хорхе Васкез? - донесся из телефона усталый, даже измученный мужской голос.

- Угу.

- Председатель Салье. Вы не могли бы приехать в мою резиденцию?

Хорхе малость охренел, сжимая в руке мобильник. Откуда Салье знает его номер? За каким чертом он вообще ему звонит? В три часа ночи?! Может побитый расклейщик сумел его так хорошо описать? Но по расчетам Васкеза тот еще должен был отдыхать на улице... Затем он вспомнил полицейских. Что-то про убийство сына председателя. Но опять же, это не объясняет, зачем ему Хорхе.
- Боюсь что сейчас не могу, сеньор Салье. У моего друга умерла дочь, и ему нужна моя помощь, - наконец ответил он в трубку.

- Это очень печально. Мне действительно жаль. Но я вас настоятельно прошу приехать. Дело касается безопасности города. И вашей в частности, - Салье вздохнул и что-то выпил, судя по шумному глотку.

- Чего? Председатель? - Хосефина тихо прыснула от смеха. - Ему вдруг понадобилось починить забор?

- Ваши картинки с лабиринтами имеют к этому какое-то отношение? - спросил Васкез.

- Кхм. Прямое. Необходимая мера.

Хорхе вздохнул.
- А зачем вам именно я, сеньор Салье? А не кто-нибудь другой из жителей Игуалы?

- Потому что именно вы обнаружили существо с клыками. Или я ошибаюсь?

- Скорее, оно меня, - Васкезу стало интересно. - Вы что-то знаете о них? Это и правда вампиры?

- Если верить моему... кхм-кхм...

- Пусть будет информатор, - неразборчиво подсказали на фоне.

- ...информатору, то да. Я видел ещё одного той же ночью, когда умер мой сын. Мы думаем, что в Игуале их больше. Теперь вы мне доверяете? Можете приехать прямо сейчас?

Хорхе подумал, что после всего произошедшего этой ночью он даже сам себе полностью не доверяет. Не говоря уже о том, чтобы доверять "пусть будет информатору"...
- Я постараюсь подъехать, - ответил он в трубку.
"Черт, Рамон, где ты там ходишь, давай быстрее", подумал плотник. Подозрения и сомнения нахлынули волной, и Васкез решил для себя, что скорее всего к председателю он не поедет.

- Послушайте, вам нужно выезжать прямо сейчас. Я планирую объявить чрезвычайное...

- Так, так, давайте-ка... - не дали договорить председателю. Трубку взял человек, голос которого Хорхе узнал только через пару секунд.

- Алло? Мистер Васкез? Мы с вами встречались прошлым вечером.
Бенито Рубио даже ночью сохранял свою энергию и четкость речи.
- Хорхе, мне кажется, вам действительно нужно сейчас завести машину и приехать к мистеру Салье. Я понимаю, что ремонт вашего гаража важен, но жизнь несколько ценнее, не так ли? Если вы поучаствуете в нашем расследовании, мы можем спасти множество жизней, не только наши с вами.

- А, сеньор Рубио, - плотник задумчиво побарабанил пальцами по рулю пикапа, обдумывая ситуацию. - Раз вы в курсе ситуации с гаражом, может скажете заодно, где сейчас Пако? Вы его добили, или он валяется в полицейском участке, или?..

- О, я приберёг выродка до вашего приезда, - несколько хищно засмеялся Рубио, что никак не соответствовало его образу неумолкающего телемаркетолога. - Я, честно, не знаю, каким кунг-фу вы владеете, но сейчас Пако находится в торпоре, то есть в продолжительной коме. Он не очнётся, пока мы ему это не позволим.

Хорхе почувствовал облегчение. Где-то глубоко внутри его все же грыз червь сомнения, что отец Рамирез был прав, и он убил человека. Коучер помог ему скинуть камень с души.
- Я все же хотел бы сперва забрать своего друга, - ответил он. - Постараюсь сделать это побыстрее и сразу подъехать к вам.

- Прекрасно! Прекрасно, мы вас ждём. Осторожнее на дорогах, Хорхе, - коуч сбросил звонок, пошли короткие гудки.

- А Рубио то здесь причём? Проклятье, что здесь вообще творится? - теперь и Хосефина начала нервничать.

Васкез пожал плечами.
- Ну в общем, если подумать, какого черта гринго забыл в Игуале? Заработать на нас денег? Психологическим тренингом? - плотник фыркнул. - Понятно - ну, теперь понятно - что это просто легенда прикрытия. Интересно, кто он на самом деле. И что это за чертовы лабиринты. Я думаю, стоит навестить председателя.
Хорхе набрал номер Рамона, не переставая наблюдать за девушкой. Еще вдруг решит удрать. Звонить пришлось довольно долго, номер все время был занят.
Отредактировано 07.02.18 в 21:17
17

Рамон Моралез mindcaster
07.02.18 21:24
  =  
Рамон с некоторой оторопью выслушал звуки из трубки.
- Это Моралез. Пако не придет, - с неожиданной мстительностью произнес он, - но у нас проблемы посерьезнее. Я у Эстель. Анастасия умерла во сне. Приезжайте, нам нужна ваша помощь.

- О... - выдохнула донья Переа. Шум на фоне затих, голос Маравы удалялся, декламируя какую-то апокалиптическую чушь. Только через несколько секунд она нашла слова, чтобы ответить - Отчего?...

- Кукулькан, или вирус, я откуда знаю?
Почему то перед доньей Переа всегда хотелось оправдываться. Даже сейчас. Моралез пробормотал тише:
- Уже человек пятьдесят умерло по всему городу... Я ничего не мог поделать... А это... вы там костры палите? Зачем? Это вам Пако сказал?

- Кукулькан? Кетцалькоатль? - повторяла шокированная женщина - Донья Марава!
- ЧТО?! КТО ЭТО?! - рявкнула вдалеке та.
- Это мой зять! Говорит, что тварь снова напала!
Шаги приблизились и трубку перехватила безумная индианка.
- ОН УМЕР ВО СНЕ?! ГОВОРИ!

- Марава, ты трусливая дура, верни мне тещу! - рявкнул в трубку Моралез - Пако обосрался, ты тоже, а у меня умерла дочь! Отдай трубу донье Переа, сейчас же!
Все эти загадки задолбали Рамона просто нечеловечески. Он больше ничего не хотел, кроме как разобраться с похоронами Эстель.

- Слушай, кто бы ты ни был. В городе поселилось кое-что ужасное, убивающее индейцев во сне. Если хочешь жить сам, а не умереть вместе с дочерью, тебе нужно ехать в наш район, - Марава помолчала, выслушав шепот доньи Переа - Вместе с Эстель.

Рамон выдохнул и постарался быть наиболее логичным, насколько вообще был способен.
- Марава, во первых вы это кое-что и сами видели в госпитале. Или вы просто явились туда наугад? Во вторых... раз вы там и так умираете, - тут он говорил наиболее медленно и четко, - так зачем нам к вам ехать? Не все ли равно, где сдохнуть?

- Как ты узнал? Ты что, следил за мной?

- Да зачем ты мне нужна, - буркнул Рамон. Затем нехотя добавил:
- Выслеживал Кукулькана. Ваши костры - из за него? Ответь, почему мы якобы будем в безопасности у вас?

- Ритуалы, которые мой народ хранил веками, не дадут ему убить нас. Мы продержимся до рассвета и чудовище отступит, - Марава что-то неразборчиво рявкнула своим подопечным и вернулась к разговору - А ты? Откуда ты знаешь про него?

- Долгая история. Да и про Пако ты мне тоже не ответила. В общем-то, я мало что знаю, кроме того, что чудовище вряд ли отступит. Мы по уши в говне, все. И может мы это и заслужили, не знаю.

- Чёрт, заладил про этого Пако! Это ещё кто? - женщина вздохнула сквозь зубы.

- Когда я позвонил, ты сама орала "найдите мне Пако", - вот тут Рамон конкретно охренел - я думал ты его тоже знаешь!

- Это муж моей сестры, идиот! Конечно я его знаю!

- Твою... Это просто другое чудовище. У нас тут нашествие, чтоб ты знала. Урод с клыками. Куда мне прислать Эстель? Я сам займусь погребением.

- Такали 38. Ты можешь похоронить её у нас. Наш район в безопасности, от полиции в частности.
Меж тем Рамону начал снова названивать Хорхе

- Я чет сомневаюсь, что таксист захочет везти мертвую девочку. Если ты пришлешь машину с водителем, я обещаю написать все, что мне известно, и передать тебе записку

- Я не стану рисковать моим народом. Оно может ударить в любой момент и не только во сне.

- Пока что Кукулькан занят. Не знаю, как долго я смогу ее сдерживать. Быстро: пришлешь на этих условиях? Один человек в обмен на информацию. Марава! Тебе понравилось бегать в ужасе и слезах по кустам? Хочешь чтоб это повторилось?

- Занят? Каким, к чертям, образом он занят? Он что, рядом с тобой?! - Рамона совсем взбеленилась.

- Нет, дура! Я просто это знаю! Пошла нахрен, сам разберусь, никакого толка...
Рамон переключился на звонок Хорхе
18

Рамон Моралез mindcaster
07.02.18 21:44
  =  
После некоторого ожидания, Хорхе наконец смог дозвониться до Рамона.
- Да, - сейчас голос был крайне раздраженным, - только не говори, что Хосефина сбежала

- Нет, все еще интереснее. Нас очень хочет видеть председатель. Рубио сейчас у него, я говорил и с ним, и с Салье. Они в курсе про вампиров, и, вероятно, не только про них. Думаю, стоит к ним подъехать. Кстати, Пако они вытащили из участка, Рубио говорит, что он в каком-то топоре или как там эта кома вампирская по-научному называется. Как там у тебя дела продвигаются? Дозвонился теще?

- Она у индейцев. Марава сказала, что древние ритуалы позволят им защититься до рассвета. Я хочу отправить туда Эстель. Они могут похоронить Анастасию, но никакой таксист не возьмется везти ее... в таком состоянии. А эта сука отказалась выслать машину.

- За деньги возьмется, - Хорхе был на подъеме. - Сунем ему пятьдесят баксов, отвезет кого хочешь и куда хочешь.

- Спасибо. Я вызову, и как он заберет Эстель с... телом, я поеду куда скажешь.

- Давай, жду. Подойди только за бабками заранее, если у тебя мало.

- Хорошо.
Рамон отключился и вызвал такси. Ему сообщили, что через десять минут мотор будет. Моралез снял чайник и налил кофе. Сел рядом с Эстель и протянул ей кружку.
- Донна Переа сказала, можно поехать к ней. Я вызвал такси, - неловко сказал он

- Что мы будем делать с Анастасией? - прошептала девушка. К кружке она не притронулась.

- Донна Переа сказала, все уладит, - пробормотал Рамон, - ее же нельзя оставлять тут. Поедете вместе. Выпей кофе, Эстель.

- Я не хочу, - Эстель уткнулась носом в руки - Я вообще жить не хочу.

- Я тоже, - честно признался Рамон. - Но знаешь, когда что-то делаешь, легче. Ведь она твоя дочь. Моя тоже, но я был херовым отцом. Нельзя ее просто так оставить тут лежать.

- Нет. Не легче. Какая разница, оставить её здесь или закопать в пустыне. Её съедят койоты.

От упоминания койота вспомнилась Хосефина, Рамона передернуло и он чуть не расплескал кофе.
- Дура, - прошипел он, - какие нахер койоты. Сделай хоть что нибудь для нее, отвези к матери. А потом делай что хочешь, мы все скорее всего умрем до вечера, будет на то наша воля или нет.

- Что вообще происходит... Господи... - Эстель закрыла глаза и прижалась головой к стене - Это же не закончится... Это ведь не блядский сон...

Рамон глотнул кофе, на вкус он был как резина.
- По крайней мере она умерла во сне. Спокойно, - солгал он. Говорить не хотелось. Надо было сходить за деньгами, но все равно придется спускаться, когда приедет таксист. Не хотелось оставлять Эстель одну, еще сделает какую глупость.

Через десять минут в окне сверкнул свет фар. Одновременно с этим на телефон пришла СМС от службы такси.

- Пойдем, Эстель.
Пересилив себя, Рамон подошел и взял Анастасию на руки. Эстель с трудом встала. Опустив голову, она была готова идти куда угодно.
19

Хорхе Васкез jj
08.02.18 00:36
  =  
Когда подъехало такси, Хосефина улыбнулась.
- Рамон выйдет поиграть?

- А куда ж мы без него, - Хорхе полез за бумажником.

- Как только он покажется, не смей мне мешать, - предупредила она, держа руку на ручке дверцы.

- Я сам разберусь, что мне делать, Хосефина, - ответил Васкез. - Сиди лучше в машине, хорошо?

- Нет, - медсестра повернулась к Хорхе. Её глаза угрожающе блестели безумием. - Это ты мне не указ.

- Угомонись уже, а? - плотник прищурился. - Вбила себе в башку эту суперменскую американскую чушь для забитых подростков с подачи этого монстра, и теперь корчишь из себя непойми кого.

Вскоре Рамон и Эстель - расфуфыренная миниатюрная девушка с погасшим лицом - вышли из подъезда. На руках у Рамона была девочка.

- Я тебя предупредила, Васкез. Тронешь, и я склюю тебя как жука, - Хосефина плотоядно оскалилась, увидев Рамона с девочкой на руках, и начала поворачивать ручку дверцы.

Васкез стоически вздохнул.
- Ну, клюй.
И схватил медсестру в мощный захват.

Внезапно глаза хрупкой Хосефины полыхнули зелено-жёлтым огнём, с её губ сорвался дикий клёкот, похожий на птичий. А главное: плечи, за которые схватил девушку Хорхе и вдавил её в сиденье, обросли перьями Кукулькана. Прямиком в мозг плотника ворвалась боль, словно на него положили раскалённый утюг.

- ОТЦЕПИСЬ! - каркнула Хосефина, извиваясь в ручищах Хорхе. Атака на его разум, к её животному ужасу, не сработала.

- Извини, - прошипел плотник, с раскрасневшегося лица которого градом катился пот. - Господь свидетель, ты сама напросилась.

Огромный кулак плотника занёсся напротив искажённого яростью лица Хосефины, грозя сломать нос или выбить передние зубы, но разжался на половине пути и только легко задел девушке подбородок. Последнее, что помнил Хорхе, внутренне кричащий от чудовищной боли, это то, как он безвольной тушей растекается по водительскому сиденью.


Плотник провалился в противоестественный, сумасшедший сон. Он сидел в машине? Пытался ударить девушку? Хотел удержать в своей хватке Кукулькана? Он забыл всё это. Полностью обнажённый, он стоял посреди пустыни, поджариваемый солнцем. Но спустя ничтожный миг появилось чудовище в зелено-желтых перьях.

Крылатый титан реял в небесах, оглашая пустыню клёкотом. Спустя ещё один ничтожный миг, как будто двадцать пятый кадр, мелькнувший в видео, Хорхе увидел его раскрытую гигантскую пасть, нависшую над головой.

Третий момент, и от крепкого и сильного тела Хорхе осталась только кожа, треплющаяся на ветру, да кости, державшие кожу, как флагшток держит флаг.
Всего три бесконечно короткие мгновения повторялись друг за другом. А Хорхе ничего не мог с этим сделать.
Отредактировано 08.02.18 в 00:39
20

Рамон Моралез mindcaster
08.02.18 00:38
  =  
Рамон подошел к такси.
- Эстель, открой заднюю дверь и сама садись вперед.
Он положил девочку на заднее сидение.
- Мужик, у меня умерла дочь. Я плачу пятьдесят американских баксов. Отвезешь на Такали 38. Все понял?

Голова мутилась, и он соображал с трудом. Иначе не попался бы так тупо. Никогда не говори правду там, где проще соврать - это был эталонный случай! Конечно, водиле не понравилось то, что он услышал.

- Чё... Ебаать, - выдохнул шофер, таращась на тело девочки.

- Повторяю. Это наша дочь. Пятьдесят баксов. Такали 38. Это у индейцев.

- Слушай... Эээ... А сто баксов у тебя будет? - спросил таксист, замявшись.

- Сто... Ну пойду возьму у братана, - сказал Рамон, уже жалея, что совсем размяк, и сказал водиле правду. Думать все-таки иногда надо, - не уезжай, я сейчас.

- Эй, Рамон! Вы уже решили, где будете её хоронить? - пропела Хосефина, вылезая из пикапа Хорхе. На её плечах блестели перья, которые осыпались на дорогу при каждом её движении - Я бы на твоём месте подыскала могилу и для этой сучки!

- Кто это? Рамон? - Эстель испуганно попятилась.

- В машину! Живо! - он пихнул Эстель в тачку - и сделал шаг вперед к Хосефине - Такали 38, или вам обоим пиздец!
Поймет водила или нет, было уже не важно. В любом случае, надо было разбираться с бывшей медсестрой.

- Хосита, если ты окончательно чокнулась, я могу помочь тебе заместо психолога. Твоя проблема в том, что ты абсолютно никчемно проебала свою жизнь, и теперь пытаешься отыграться на остальных. Однако ненавидишь ты в первую очередь себя, вот и вся твоя проблема. Другие не виноваты, всему причина - ты. Может тебе кажется, что ты стала сильнее, но ты знаешь, что это не так. Это не ты, это тварь в тебе. Пока ты тут ходишь и сыпешь перьями, ты сама разваливаешься на части точно так же, как те люди, которых ты убила. Ты гниешь заживо, Хосита, и тебе будет становиться все хуже и хуже, я тебе это гарантирую. Ты сойдешь с ума и уничтожишь себя сама. А пока ты просто ссышь, оттого и поиски Героя и прочая херня. Но хорошо, я готов тебе помочь. Избавься от причины своей ненависти, выгони чудовище. Ты уже показала, что можешь его контролировать. В конечном итоге главная - ты. Либо ты выебешь Кукулькана, и покажешь, что ты не резиновая девка на его хуе, либо будешь медленно гнить в собственной голове. Я бы предложил вариант один. Ты ведь не такая, как он хочет, я-то тебя знаю. Ты добрая, отзывчивая. А сейчас, опустилась до кровожадного чудовища. Тебе не стыдно, Хосита? Посмотри на себя, и скажи что все идет по плану? Ты не можешь. Я готов тебе помочь, просто прими помощь хоть раз в жизни.

Водитель не до конца сообразил, что вообще творится, но при виде пёстрых перьев Хосефины вдавил педаль в пол, развернулся и уехал прочь.
- ХОЧЕШЬ МНЕ ПОМОЧЬ?! ДЕРИСЬ СО МНОЙ! ИЛИ КАЖДЫЙ В ЭТОЙ ССАНОЙ ИГУАЛЕ СДОХНЕТ! - чудовище остановилось в паре метров от Рамона.
Парень слышал из ниоткуда потустороннее карканье и птичий свист, глаз закровоточил ручьём, а голова закружилась. Хосефина стремительно трансформировалась в Кукулькана, перья росли от плечей, достигая сплошным цветным покровом локтей, груди и шеи.
- КАКОГО ХЕРА ТЫ МНЕ ЛЕЧИШЬ ПРО ДОБРОТУ, ЕСЛИ САМ ОТКАЗЫВАЕШЬСЯ СПАСТИ ЛЮДЕЙ?! ЯИЦ НЕ ПРИБАВИЛОСЬ ВЗЯТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ?!

- Дура, я пытаюсь спасти ТЕБЯ, - хрипло рявкнул в ответ Рамон, - и я не верю в то говно, которым лечит меня твой кукловод. Я отвергаю всю эту ересь и мистическую муть. Есть только ты, Хосита, и я. И еще твои проблемы, которые приняли охеренно чудовищный вид, но от этого не перестали быть проблемами.

Монстр, обросший перьями от подбородка до кончиков пальцев и живота, почему то не атаковало, хотя выгнутое тело говорило о готовности порвать Рамона на части. Между ними создался какой-то невидимый барьер, сквозь который Кукулькан не смел пробиться.
- Я СОЖРУ ВСЮ ИГУАЛУ, РАМОН! КАЖДОГО РЕБЁНКА, КАЖДУЮ СТАРУХУ, КАЖДУЮ ШЛЮХУ, КОТОРУЮ ТЫ КОГДА-ТО ТРАХНУЛ! ВЕСЬ ГОРОД ЗАСНЁТ И НЕ ПРОСНЁТСЯ! А ПЕРО НА ТВОЁМ ГЛАЗУ ПРОДОЛЖИТ БОЛЕТЬ И КРОВИТЬ! ТЫ ВСЮ ЖИЗНЬ БУДЕШЬ ЗНАТЬ, ГДЕ Я! ВЕЧНО ПОМНИТЬ, ЧТО Я СДЕЛАЛА!

- Это просто угрозы, - видя старания Кукулькана, осмелел Рамон, - Пепа, он жрет тебя изнутри, но без тебя он - просто выродок из какого-то индейского ада. Ему никто больше не поклоняется, он нахер никому не нужен, вот он и нашел тебя, чтоб проявиться. Но если ты дашь ему от ворот поворот, он ничего не сможет сделать. Он бессильный в нашем мире божок, тупой, примитивный, который может только убивать, и ничего больше. Ничтожное животное, вот он кто. Он не стоит и маленькой части тебя, Пепа. Пошли его нахуй и дай пинка вслед.

- Я ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ! Я НЕ ДЕМОН! Я БОГ! И Я НЕ ХОЧУ ЖИТЬ ИНАЧЕ! - исторгнул из себя пронзительный клёкот Кукулькан. Женская фигура скрылась под пернатым ковром, горящие расплавленным золотом птичьи глаза часто моргали, глядя на Рамона, с длинной и зубастой, как у крокодила, пасти капала слюна. Лишь легкие кроссовки выглядывали из под перьев, но и те вскоре обернулись когтистыми пальцами.

- Ты не бог. Ты животное, ты не можешь ничего. Фу, собачка, не тявкай. Я не с тобой говорю, а с Хоситой! Родная, вспомни, у тебя в жизни были и хорошие моменты! Вспомни, как мы ездили на озеро. А школьный бал. У всех нас были хорошие моменты. Ты можешь накричать на меня, выругаться, я прошу прощения перед тобой за все. Но пусть это будешь ты, а не это уродливое чмо. Ты ведь красивая, умная, добрая. Правда, Пепа?

Хорхе, валявшийся в пикапе, всхрапнул и вскочил, ловя ртом воздух. Цикличный кошмар прекратился так же внезапно, как и начался, оставив после себя на память трясущиеся колени. Тяжело дыша, он поднялся с сиденья и выглянул в окно. Там творился ад. Образы собственной смерти все еще крутились перед глазами, голова раскалывалась. Плотник вытащил из-под сиденья огнетушитель и на дрожащих ногах выбрался из пикапа.

Скрипнула дверь, Кукулькан тотчас повернул голову на звук. Его золотые глаза расширились, как пара блюдец.
- Я ЖЕ ТЕБЯ УБИЛА!
Монстр выплюнул на песок густой слюны и развернул крылья. В этот момент и Рамон, и Хорхе поняли, почему некоторые мелкие животные умудряются отпугивать хищников, так или иначе визуально увеличиваясь в размерах. Каждое крыло было длиной в два метра, а шириной в один, засыпая перьями дорогу.
- СЛАДКИХ СНОВ НА СИЕСТЕ! Я ТЕБЯ ОБЯЗАТЕЛЬНО НАВЕЩУ!

- Я же говорю, ты ничто, Кукулькан! Верни Пепу, пока не поздно! - торжествующе заорал Рамон, - ты пустое место! Попугай переросток!

- Отче наш, на небесах! Да святится имя твое! - времени читать молитву целиком не было, и Хорхе перепрыгнул сразу к концу: - И избавь нас от зла! Аминь!
И со всей силы швырнул огнетушитель в голову монстра.

Красный снаряд, брошенный плотником, с громким звуком "БОМ!" угодил твари прямо в глаз. Это стало последней каплей для Кукулькана. Душераздирающий рёв, казалось, покрыл весь город, у Рамона даже заложило уши на некоторое время. Тряхнув головой, монстр щёлкнул челюстями и взмахнул крыльями.
Второй взмах и униженный ацтекский бог взмыл в небо. Кукулькану хватило минуты, чтобы затеряться в звёздах. Куча перьев на асфальте постепенно исчезала.

- Беги, попка-дурак! - проорал немного нелогично, но все равно оскорбительно вслед ему Рамон и замолчал, глядя в небо.
- Бля, а я надеялся, получится достучаться, - уныло добавил он через мгновение
-1 ПСВ у Рамона
-3 ПСВ у Хорхе, +1 ПСВ за стоицизм
Отредактировано 08.02.18 в 00:55
21

Хорхе Васкез jj
08.02.18 00:48
  =  
Хорхе тяжело дышал, то открывая, то закрывая рот. Плотник согнулся, как парашютист перед вылетом, положив широкие ладони на колени ног. Колени все еще тряслись.
- Жаль отец Рамирез этого не видел, - сказал он наконец. - Тьфу, дрянь какая. Извини, Рамон, я не смог это удержать. По мозгам проехало как раскаленным свинцом.
Немного придя в себя, Васкез подобрал "священную гранату".
- Ладно, поехали, отвезу вас к индейцам. А потом рванем к председателю.

Рамон стоял, некоторое время глядя на Васкеза. Затем подошел, обнял плотника и зарыдал, бормоча что-то нечленораздельное про дочь. Сложно было разобрать слова, но это и не требовалось. Похоже, остатки героизма покинули Моралеза как воздух - лопнувший шарик.

Хорхе обнял приятеля и слегка похлопал его по плечу. Хотел что-то сказать, но ничего подходящего не приходило в голову - весь запас умных слов вышел на бой с Кукульканом.

Постепенно Рамон пришел в себя, и шмыгая носом отстранился от Васкеза.
- Это пиздец какой-то, - сказал он, - может и впрямь стоило ее зарезать там на крыше. Но разве я мог. Безумие просто.
Он достал телефон и набрал номер Эстель.

- Я до последнего не верил, - покачал головой Хорхе. - Думал эта тварь просто ей что-то внушила, чтобы ты ее принес в жертву, или что-то такое.

- А может так и есть. Может оно просто поработило ее, и Пепа где-то там... она никогда не была особо сильной, ну ты видел ее на коуче. Тень самой себя, да и раньше было не лучше.

- Д-да? Рамон? - ответила Эстель. На фоне шумел мотор такси.

- Слушай, вы в порядке? Он вас отвезет?

- Да.. Я сказала, что мама заплатит.. А ты?... Тебя не тронула эта...

- Мы ее... прогнали кажется. Но она может вернуться. Как доедешь, позвони, хорошо?

- Хорошо... Спасибо тебе, - Эстель всхлипнула и сбросила звонок.

- Он ее довезет.

Плотник кивнул.
- Ну, поехали тогда. Салье уж поди заждался.

Садясь в машину, Рамон спросил бесцветно:
- Че она тебе сделала? Сон показала про пустыню?

Васкез сел за руль и покачал головой.
- Поверить не могу во все это. Да про пустыню, где ты идешь голый. И он, Кукулькан... убивал меня. Раз за разом, - Хорхе сглотнул. - Не знаю, почему я не сдох.

- У меня такое было. Но он был занят походу, летал где то там в вышине. Я думал обосрусь от страха. Подобрал там перо и проснулся, когда братан Николь в дверь тарабанил.

- Ну он вроде тебя специально оставил зачем-то. А меня хотел убить. Но что-то не сработало.

- Надеюсь у Салье будут ответы. Если это не ловушка. Морава кажется не врала, но я не верю в их эти ритуалы. Че-то не очень они пока помогают. Впрочем она говорит, что работают они на небольшой территории.

- Может это как раз из-за индейского дыма? Мы им провоняли там, пока ехали от меня. И Кукулькан не смог сожрать, - предположил плотник.

- Слушай может. А еще, знаешь, он почему-то не мог меня ударить. Может потому что я не принял эти его уродские правила. Он же хотел драки, а я его нахер послал. А может... не знаю. Я как-то не замечал в себе особых способностей, кроме умения трындеть.

- Возможно ты должен первым начать. Заметил, что она постоянно тебя пыталась провоцировать, гадости говорить, все такое?

- Да сложно было не заметить. Какой-то прикол с этим связан, но будь я проклят, если пойду у него на поводу. Такое уродливое говнище. Я сейчас вспоминаю и меня дрожь берет, жуткая хрень, - Рамон поежился.

- Я предположил, когда с ней разговаривал, что это может быть как-то связано с тем, что у тебя с ней были отношения. И поэтому ты и должен ее убить. Вроде жертвоприношения извращенного такого. И она потом заткнулась и отказалась вообще говорить. То есть я как-то ее этим задел, - поделился Хорхе. - Когда мы про вампиров говорили, она глумилась, все такое. А тут заткнулась.

- Может и впрямь, тогда я этого НЕ должен делать. Может он тогда силу обретет, или еще чего. Ах, блин, сраная эзотерика. Я знаешь, продавал талисманчики, и всегда думал что это все чес. Нету ничего такого! А тут блин... древний бог.

- Поехали к Салье. Этот Рубио, он может быть в курсе этого дерьма. Про вампиров по крайней мере он в курсе.

- Да, давай. И спасибо тебе дружище. Я бы один из этого дерьма не выгреб сейчас. И знаешь, я еще десять минут назад хотел сдохнуть. А сейчас, я лучше буду жить, и разберусь в этом тупом паззле. Вот что я скажу. Если помру, то хоть отомщу за Анастасию.

- Сдохнуть мы всегда успеем. А так хоть засветить этому дерьму напоследок. Даже если у Салье ловушка, то какая сейчас разница. Куда ты от этого, - плотник ткнул пальцем в звездное небо, - убежишь? Не, надо драться.

- Ну в общем да. Да и то сказать, твой упырь сейчас не таким опасным кажется. Может, он тоже Кукулькана боится. Так что... - Рамон махнул рукой, открывая окно, чтоб чувствовать набегающий воздух, - поживем немного.
Тут ему в голову пришла мысль.
- У меня есть знакомая журналистка. Спасла меня из жопы как-то. Может позвонить и ей все рассказать? Чтоб если мы помрем, наши знания остались?

- Мне священник не поверил, который меня знает много лет. Ну попробуй, только как такое по телефону расскажешь. В четвертом часу ночи.
- Ну хоть проверю, живая или нет.
Рамон выбрал Пенелопу из списка и нажал "вызов".
22

DungeonMaster Slowsilver
08.02.18 10:03
  =  
      - Моралез... Ты сдурел в такую рань звонить? - спросонья ответила девушка - Или ты под кайфом?
      Огонь в индейском квартале разгорался все сильнее, девять столбов дыма тянулись в небо. Пожарная машина неспешно возвращалась обратно в депо, видимо никто не собирался ничего тушить.
23

Хорхе Васкез jj
09.02.18 14:54
  =  
- По всему городу люди во сне умирают, Пенелопа. Типа эпидемии. Так что лучше жахни кофе, пока жива. И нет, я не шучу.
Гробовая серьезность в голосе Рамона говорила сама за себя.

- Ага, ага. Откуда узнал? - Пенелопа заинтересовалась, судя по звукам она встала с кровати и куда-то пошла.

- Случайно стал свидетелем некоторых событий. И еще... дочь умерла. В общем я сейчас еду к мэру по его приглашению. Не знаю что меня там ждет. И я хотел бы рассказать тебе под запись некоторые вещи. Только если ты пообещаешь дать этому ход в двух случаях. Если я разрешу, или если я пропаду или исчезну больше чем на 12 часов.

- Охренеть... Я соболезную, - Пенелопа откашлялась, уронив что-то. Её грубый голос стал тише. - Ладно... Я... Ага, нашла. Сейчас поставлю на громкую связь и включу диктофон. Диктуй.

- Я Рамон Моралез, и, эээ.... сейчас ночь с седьмого на восьмое июля 2009 года, - парень неуверенно покосился на Хорхе. Ему еще не приходилось такое делать. Впрочем, Рамон видел много всяких фильмов. Он продолжил.
- В городе умирают во сне люди, и я обвиняю в этом Хосефину Ларкомбас. Я не доктор, не скажу, вирус там, или еще какая причина, но она знает, что она распространитель и что виновата в этом всем. Если что, она мне в этом призналась. - Рамон выдохнул, - мы...
Он покосился на Хорхе снова, пытаясь понять, можно ли ему упомянуть друга, но тот был погружен в свои мысли и, похоже, был не против.
- ... с Хорхе Васкезом пытаемся узнать больше о произошедшем. На него уже нападали, один приезжий чмырь Пако, так что возможно мы не проживем долго.
Рамон прокашлялся, думая, что б сказать, и кого еще заложить. На случай гибели стоило подготовиться и утащить за собой всех причастных.
- Сейчас мы едем к мэру, по его приглашению. Возможно он или приезжий коуч Бенито Рубио что-то знают. Если мы пропадем, прошу остановить Хосефину Ларкомбас любой ценой. Она опасна, и хочет чтобы умерло как можно больше людей. Но до тех пор мы постараемся справиться сами, все равно для полиции доказательств пока особо нет. И еще... индейцы во главе с Маравой считают ее виновником всего происходящего и называют воплощением Кукулькана. Я типа не хочу это комментировать, это их поверия, но факт в том что не я один убежден в ее виновности. Можешь выключать. Выключила?

- Аха, - Пенелопа щелкнула диктофоном. - Вот теперь скажи, Моралез. Каким образом люди должны поверить этому? Я сама сейчас сижу и думаю, может быть ты сейчас под порошками, которые тебе эта Хосефина дала, и бредишь?

- Думаю утром в городе будет столько говна, что поверят очень многому, Пенелопа, - буркнул Рамон. - Да ты сама, чтоб убедиться, выйди на улицу, и посмотри на костры. Огромные, блядь, костры до небес. Сходи к ним в резервацию. Если они тоже под порошками, то кто-то рассыпал по Игуале тонну кокаина! И еще... люди умерли вполне реально, вот что я тебе скажу, утром ты в этом убедишься. Так что пусть полежит запись. В случае даже если ты не поверишь, найдутся заинтересованные люди. Да и то сказать... вряд ли мэр позвал Хорхе просто так, чай попить. Как думаешь? Он ведь сам нам позвонил.

- Я думаю... - Рамон услышал звук отдергивающихся штор. - Етить мои тапки.
Журналистка немного помолчала, видимо со скрипом принимала для себя факт, что Рамон хотя бы в чем-то был прав.
- Я думаю, мне надо поехать с вами, мальчики. Пустят меня к Салье или нет, разберёмся потом. Вы на машине?

- Ну... да. Хорхе ведет. Мы сейчас... - Рамон посмотрел в окно, и назвал улицу.
- Пенелопа хочет с нами к Салье.

Васкез скривился.
- Там по ходу дела Рубио сейчас командует. Захочет ли он светиться перед журналисткой? Думаю, не захочет. Кем бы он ни был, это непростой человек, вряд ли ему нужна огласка.

- Слушай, там походу серьезные разборки, - сказал в трубку Рамон, - мы тут думаем с друганом чо делать насчет тебя.
Он добавил для Хорхе, уже не закрывая трубку:
- Ну Рубио-то вряд ли знает, что она журналистка. Он же не местный.

- Ну он и спросит - а это кто такая? И что ты скажешь?

- Скажу Пенелопа, чо пристал, - Рамон уже устал от умственных усилий, ему итак было тяжело, а еще требовалось принимать какие-то решения, - так и скажу. Типа в нашей команде. Я же тоже как бы с тобой. Хочешь сам с ней поговори, епт.

- Ну как знаешь, - без энтузиазма согласился Хорхе. - Я тогда все валю на тебя, мол, твоя подружка.

- Ну щас короче подъедем, - сказал в трубку Рамон. - Собирайся, бегом, мэр не хочет долго ждать.

- Аха. Тогда подберите меня у Отеля "Мэри". Оттуда недалеко до гасиенды Салье, - Пенелопа с шумом начала собираться и бросила трубку.

Рамон назвал адрес, и Хорхе выжал газ. Нехорошо заставлять председателя - и его "информатора" - ждать.
Отредактировано 09.02.18 в 14:55
24

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.