Хроники старой Лаварии | ходы игроков | Начало длинного пути

 
DungeonMaster Bangalore
26.11.17 21:53
  =  
Лаврия – сравнительно небольшое королевство на юго-западе главного из материков мира, чьё название было уже давным-давно затеряно в веках. Многочисленные расовые войны, господство демонов, нашествия диких племён с севера всё это не способствовало быстрому развитию этой страны. Да, наличие магов существенно упрощало многие процессы, но... колдуны брали за свои услуги слишком дорого, а обычных наёмников было недостаточно для решения то и дело возникающих проблем. Тролли, живущие в лесах и ворующие скот, а порой и людей, огры промышляющие грабежом караванов. Гарпии, обитающие в верховьях гор и спускающиеся в голодные года поближе к людям, да даже те же самые орки, с их кочевым образом жизни и миграциями по всему континенту. И это не считая воров, сующих везде свой длинный нос и проворные руки, пещер с древними сокровищами, заброшенных селений людей, эльфов, подземных городов гномов, башен магов и алхимиков и прочих злачных мест, о которых в первой же таверне можно было наслушаться вдоволь.

Но Дьюсбэри не такой. Этот город всегда жил спокойной и размеренной жизнью. Находясь на основном Северном Тракте Лаварии и являясь местом отдыха торговых обозов, что тянутся к Великим подземным городам гномов и обратно, к пресветлой столице, Дьюсбэри всегда купался в деньгах. В этом захолустье, чьи крыши всё ещё устланы свежей соломой в куда большем количестве, чем новомодной черепицей или этим странным гномьим камнем всегда царил мир и покой. А в период магического снегопада, так вообще не было никаких проблем, кроме разве что пьяных потасовок в питейных заведениях, где разгорячившиеся северные парни выясняли отношения и проверяли на крепость собственные кулаки да головы, выбивая то тем, то другим зубы у своих оппонентов. Вот и эта «зима» не должна была стать особенной, однако же стала.
Каждый из вас въехал в город по своей, только вам ведомой причине, кого-то вела жажда славы, кому-то были нужны деньги, знания или приключения, кого-то вела кровная месть, но это всё не важно, ибо ледяной, пробирающий до костей ветер и морозящий ноги, не тающий снег загнал вас всех в манящее огнями и теплом место – таверну «Пьяный кулак». Это было одно из немногих четырёхэтажных зданий в Дьюсбэри. Его крыша была устлана черепицей, а из труб валил дым, пахнущий соснами и едой...

То и дело открывалась дверь, ведущая в гостеприимный светлый зал, освещённый магическими светильниками. Дорогое удовольствие, но местный хозяин мог себе это позволить, ведь именно у него останавливались все хоть сколько- нибудь важные персоны. Сам Джереми или Старик Джер, как его прозвали местные был человеком добротным, сильным и добродушным. Ему было около сорока, волосы покрылись сединой, а мощные кулаки иногда совсем чуть-чуть дрожали. Но это не мешало старине Джеру травить байки про свою бурную молодость, привирая в самой малости, да добавляя красоты некоторым речевым оборотам, что должно было лишь подчеркнуть храбрость и отвагу некогда могучего воина. Будь Джереми постарше, то он наверняка приписал бы себе и участие в великой войне против демонов, но... увы все местные знали, что он родился далеко после этих событий и потому рассказать байку о сражениях, которые несомненно водились в репертуаре от собственно лица, кормчий не мой.

В зале царил упорядоченный хаос. Как и в каждый из подобных «зимних» вечеров, сюда набились и горожане и гости с окрестностей. Увидеть орчиху, соблазняющую кого-то своими открытыми на всеобщее обозрение зеленоватыми прелестями не было чем-то необычным, равно как и встреча с представителями севера, разодетыми в шкуры и металл. Все они пришли сюда с одной единственной целью – спрятаться от проклятья, оставленного тварями Бездны в подарок всем Землям Льда и Тумана. Мало кто, да что там, считанным единицам была известна эта давняя, как весь мир притча, о том, что когда-то в лютом севере существовало государство – похожее на райский сад, Да-да, те самые кущи, что новоявленные Святые отцы обещали всем и каждому, кто покается в своих грехах и примет заветы Единого.

Сам орден существовал всего несколько веков, что вроде бы и много, а вроде и мало. Должно быть, это зависело от того, кем вы родились. Понятное дело, что для эльфа несколько веков это разве что переход во взрослую жизнь, что для человека – цель практически недостижимая... практически, ведь те у кого был «дар» к магии оказывались в группе так называемого риска. Магов всегда любили и ненавидели, но после распространения этой странной болезни... поветрия, что обращал умирающих в нежить...

Впрочем, наш рассказ совсем не о том...

И вот оказавшись посреди шумной толпы вам было крайне трудно найти для себя местечко. Практически все столы заняты. Весёлые, шумные кампании щебетали каждый о своём. Кто-то говорил о будущих посевных сезонах, кому-то нравилось жаловаться на свою вторую половинку, что чем-то, да не устраивала, у кого-то что-то срезали буквально сегодня на рынке, а кто-то... как вон та закутанная с ног до головы в чёрное фигура, отпугивала окружающих одним видом стоящего позади неё двуручного меча. Обладатель фигуры был практически неразличим из-за соседства дорогой тёплой шерсти с металлом адамантового доспеха. Впрочем, качество металла было спорным, кто знает может этот пижон просто закоптил обычную сталь на костре а после лёгким заклинанием добавил ей зеркальный блеск? А ведь водились тут и такие. Всякий люд видывали эти стены. И гномов, и эльфов, и орков и, конечно же, людей...

А теперь они встречают вас, обволакивая теплом, уютом, запахами еды вперемешку с напитками. Где-то внизу живота начинает приятно урчать, напоминая вам о необходимости перекусить после долгой или не очень дороги, пополнив свои силы. Отогреться, посидев на скамье или вполне себе приличных стульях, лениво наблюдая за копошением людей вокруг...
Карта мира.

ссылка
Карта страны

Дьюсбэри в летнее время

Дьюсбэри сейчас

Таверна пьяный кулак (снаружи)

Таверна пьяный кулак (внутри)

1

Тэрон Дементи Garrett
27.11.17 00:02
  =  
Открывшись, дверь харчевни обдала Тэрона непередаваемым, бурным, как горная река и в то же время мягким, как первое дыхание весны потоком, вобравшим в себя и тёплый воздух главного зала, и нестройный гул голосов тех, кто в этом зале сидел; эльф уже в пятый раз ощущал этот поток, но никогда он не был более желанным, чем сейчас. Перешагнув порог и направившись к стойке трактирщика, Тэрон с лёгкой улыбкой вспоминал кажущиеся ныне забавными тяготы пройденного пути : относительно спокойное путешествие до "Поющей Королевы" и взятая там работа, коя заключалась в обчищении сейфа одного богатого торговца в Шиммерморе; последующее бегство от не в меру верных своему господину солдат этого самого торговца, побудившее вора схватить свои пожитки и рвануть в направлении корчмы "Треснувшая Кость" напрямик, а не по тракту, на котором его и искали преследователи. Затем была достаточно удобная и спокойная дорога на попутной подводе до Залфари, где Тэрон всё же смог сбыть награбленное, купить лошадь и не спеша доехать до Дьюсберри. Первое время эльф кружил по городу, выбирая, в какой таверне лучше остановиться. Вокруг первой приглянувшейся, как оказалось, крутилось слишком много стражников. Вторая показалась Дементи неплохой, пока он не заметил, что окна жилых комнат представляют из себя крайне неприемлемые пути отхода. Наконец, вор увидел вывеску "Пьяного Кулака" и, найдя внешний вид корчмы вполне удовлетворительным, вошёл внутрь. Лавируя между столами, телами и изредка пролетающими в воздухе кружками, Тэрон подошёл к трактирщику, договорился насчёт комнаты, взял кружку холодного кваса, затем нашёл неплохой, и главное, пустой стол рядом с камином, и, наконец, сел, протянув ноги в сторону весело ревущего пламени, наслаждаясь долшожданным отдыхом.
2

Ничего не ответив Вилли, оставшемуся в конюшне для своих, только лишь ему понятных целей, Миранда лишь сильнее закуталась в меховую шубу – единственное, что согревало девушку в этой проклятой местности. Земли льда и туманов, лежавшие восточнее Дьюсбери, насылали на окрестные города и сёла холодный, стылый ветер, заставлявший всех вокруг ходить насупленными и хмурыми, точно грозовые тучи. Каждый мечтал попасть поближе к теплому очагу и, наконец, снять с себя тяжёлые одежды, делавшиеся невыносимо жаркими в помещениях, толстыми стенами защищённых от гневливого характера природы. Если бы не ветер, то по улицам вполне можно было бы ходить таким же образом, как на самом юге Лаварии – одевшись лишь в легкие ткани, закутавшись в плащ и перекинув дорожную сумку через плечо. Конечно, влияние проклятых земель ощущается повсюду в королевстве, но здесь – особенно сильно, ведь от когда-то уничтоженного демонами государства, Дьюсбери отделяла лишь короткая полоса, где даже деревья были чёрными и сморщенными, точно их разом покинула вся жизнь, оставив после себя лишь нелепые, уродливые скульптуры.

Вильгельм - наёмный убийца, головорез и плут. На его ремесло Кре'фей не обращала никакого внимания. Другое дело, что мужчина был ей не слишком приятен как человек: раздражительный, надоедливый, похабный. Тем не менее, Миранда находила его навыки в высшей степени полезными, когда их небольшому отряду требовалось применить силу. Некромант общалась и не с такими людьми, и вполне могла терпеть его, поскольку убийца прекрасно справлялся со своими обязанностями. Для прагматичного разума красавицы, выгода от сотрудничества с ним пока что перевешивала неприязнь. Этому в не малой степени способствовало и то, что Хостблейда совершенно не волновало её хобби. Она всегда оказывала ему помощь и поддержку в виде целительных чар, которые тот просил. Могла и благословить оружие, когда им приходилось сталкиваться с нежитью, сотворённой не её руками. Выслушивала мысли Вильгельма, привычно выискивая в словах грубоватого наёмника крупицы полезной информации. Кое-что, связанное с воздействием ядов, даже помогло ей в опытах. Хостблейд был не так уж и плох, пока у неё хватало терпения сносить его скверный характер.

Рядом с Мирандой стояла красивая женщина, чья прелестная головка была обрамлена пышной копной каштановых, кудрявых волос. Аметист – заклинатель, воин, прекрасный певец. Бард, иными словами, и как ей казалось, довольно талантливый. Проявляя осторожность, Кре’фей представилась девушке в качестве жрицы Единого. Это привело к тому, что в течение некоторого времени, Аметист, кажется, полностью доверяла ей, пока обстоятельства не раскрыли барду кровавое увлечение дворянки. И хотя Миранда всегда вела себя довольно цивилизованно, рассматривая собственное увлечение с чисто научной точки зрения, между ними всё ещё проскакивало некоторое недоверие всякий раз, когда дело касалось тёмной магии. Нежная полуэльфийка, любящая природу, животных и восторгающаяся красотой Луны – ей явно пришлось переступить через себя, чтобы иметь дело с волшебницей, осквернявшей саму чистую идею жизни. Возможно, немалую симпатию у Аметист вызвало как раз то, что некромант не проявляла никакого презрения по отношению к неполноценной природе своей спутницы. Кре’фей было попросту наплевать на это, как и на очень многое другое. Она общалась с прекрасной девушкой-бардом так же отстранённо, как и со всяким другим человеком, проявляя к ней интерес, когда того требовали соответствующие обстоятельства.

Как довольно замкнутая, холодная личность, Миранда была не слишком разговорчива и отлично чувствовала себя в одиночестве, предоставленная собственным мыслям. Чтобы уживаться с ней рядом было достаточно не слишком надоедать красавице и уважительно относиться к искусству, благодаря которому некромант получала из обычных костей совершенно новые существа, извращённая красота которых могла как пугать, так и одновременно притягивать к себе с той силой, что имеет всякое запретное человеческой природе. Некромант действительно с головой была погружена в собственные опыты. Предоставьте ей всё необходимое и она с радостью останется в столь гостеприимном месте, со временем превратив даже обычный дом в настоящую мастерскую волшебника. Только лишь из-за того, что дворянка ещё не нашла подобных покровителей, ведь к тёмным магам повсюду относились со страхом и неприязнью, она вела образ жизни обычного наёмника.

Сейчас на Миранде были одеты толстые и очень тёплые меховые одежды, скрывавшие её тело вплоть до самых сапог. Руки она прятала в рукавицах, а голову скрывала под капюшоном, впрочем, легко позволявшим разглядеть привлекательное личико белокурой, голубоглазой красавицы. Через плечо у девушки была перекинута небольшая сумка. Поднеся к ней руки, можно было бы почувствовать слабое тепло – то был магический шар, усиливающий её способности к некромантии. Его Кре’фей всегда держала рядом с собой, равно как и кошелек, набитый звонко звенящими монетами, а также толстый дневник, перо и чернильницу, никогда не упуская возможности записать интересующие её факты или зафиксировать собственные мысли, показавшиеся дворянке полезными для дела.

Отведя в сторону золотистый локон, невольно выбившийся из-под капюшона, Миранда пропустила вперёд Аметист и вошла следом, плотно прикрыв за собой толстую дубовую дверь. Кружащие вокруг запахи сочного мяса и наваристой похлёбки тотчас же распалили её аппетит. В последний раз волшебница довольствовалась куском хлеба, равнодушно прожёванного по дороге. Как это часто бывало, девушка и не догадывалась о собственном голоде, пока соответствующие ароматы не пробудили в ней подчас весьма раздражающее её чувство.

Медленно стянув с ладошек рукавицы, девушка какое-то время просто нежилась в тепле, так разительно отличавшемся от того холода, что сейчас мрачными порывами ветра бушевал снаружи. Затем она принялась расстёгивать пуговицы, открывая взгляду собственную, точёную фигурку, довольно красиво подчёркнутую лазурным платьем, украшенным декоративными элементами брони.
Спустя пару секунд, Кре’фей обернулась к своей спутнице. Дворянка с огорчением отметила, что выглядящий таким привлекательным стол, расположенный прямо у камина, оказался занят другим человеком.

- Ну и куда мы сядем? – поинтересовалась она у Аметист, отдавая барду право лидерства. Миранда хотела лишь утолить свой голод и спокойно погреться в тепле. Она знала, что пронырливая чертовка с миндалевидными глазами обязательно найдёт им лучшие места из всех возможных.
3

Аметист Artemis_E
27.11.17 22:24
  =  
Словами не передать, как Аметист не любила конец осени и зиму. Сырость, слякоть и холод вынуждали кутаться в меха. Но только не в таверне, где парили камины, как летом на родине. Менестрель легко мерзла, поэтому северу предпочитала знакомые страны с мягким климатом.

В Лаварию вместе с Мирандой ее привело одно сложное дело. Бард вроде разбиралась в людях, но невинного вида белокурая и голубоглазая девушка обманула ее доверие, оказавшись не жрицей Единого, а некромантом. Досадная оплошность! Однако, вместе они долго путешествовали, потому Фей успела показать себя как надежный спутник. В прошлом Аметист была несколько огорчена нежданной новостью. Она долго убивалась с факта, что путешествует с некромантом, но позже привыкла. При бардессе Миранда никогда не убивала ради забавы, а потому ее жуткие ритуалы хоть и вселяли в танцовщицу трепетный ужас и отвращение, но не изменили отношение. Возможно, важную роль играла любовь к красоте, которой прощалось если не всё, то многое. С Фей они не были близки, общаясь скорее как компаньонки.

В ворохе размышлений о треклятой зиме, танцовщица проскользнула в тепло первой. Долго высиживать в шубе, шерстяных штанах, куртке, мехом подбитом плаще и прочих слоях зимней одежды, теплолюбивый бард не выдержала и упорхнула переодеваться в костюм для выступлений.

- Угораздило же занести в этакое захолустье, - проворчала она Фей не впервые. - Я пойду разузнаю у кормчего на счет подмостков.

Карманы девушки истощились, иначе бы она никогда не отправилась в Лаварию за три девять земель, а потому не стеснялась по пути срывать куш аплодисментами и звонкой монетой.

Аметист проследовала кошачьей походкой к Джереми. Короткая юбка откровенного наряда подчеркивала покачивания бедер. Татуировка розы на ноге оживала в рыжих отсветах пламени от каминов и свечей. Для Аметист предстояла трудная задача конкурировать с развязными девами, привычными для заведения "Пьяный кулак". Особенно с оркой, выпячивающей прелести.

- Слышала, что у гостеприимного хозяина всегда открыта сцена для странствующего барда, - заговорила Аметист, деловито положив локти на стойку. Она на мгновение обернулась на занятый столик, высматривая компаньонов. И позволяя без скандала оценить поддерживаемую корсажем высокую грудь.
4

Хиргзан Аггрунд mni2309
27.11.17 23:32
  =  
Хиргзан въехал в город не спеша, позволяя спешащим по своим делам горожанам вдоволь насладиться зрелищем своего существа. Нет, не тем, что гном спокойно ехал на лошади, но самой лошадью - механическим скакуном, выполненным согласно чертежам Скорри Аггрунда. Конечно, это был не боевой дестриер, который мог вызвать инфаркт у боевых скакунов наземников, но и этого хватило для невольного страха или восхищения. Не сказать, чтобы Хиргзан презирал наземников, как типичный житель глубин - а люди ему порой даже нравились. Нет, его нервировала некоторая отсталость окружающих в умственном развитии.

"И они могут считать себя выше других... Да, у их богов есть чувство юмора. Грубые, скоротечные сумашедшие приматы, как бы сказал мой дед. Впрочем, не без достоинств. Только вот пока они не идут мне в голову. Пока я и могу, что костерить тех шилвенов, что создали у нас под боком ледяные чертоги Й'ргала из детских сказок. Надеюсь, хотя бы в столице этих земель кто-либо вкурсе причин этого проклятия..."

Хиргзан не верил, что оно было оставлено сынами Каоса. Он... имел необходимые знания, чтобы увидеть работу других чародеев. Но вот каких - никто не мог ответить, даже среди чертогов Кон-Морзамара, резиденции рунных жрецов Предков и Хранителей памяти. На памяти подгорного народа подобного проалятия не существовало до сих пор, а Хиргзан еще не был стар, чтобы не выяснить причин этого несчастья. В таких раздумьях он и доехал до таверны. Гном даже не взглянул на вывеску - он был неприхотлив в дороге, да и ни одно заведение людей не могло похвастаться престижностью с питейными чертогами его родины. Воспоминания о доме до сих пор тяготили его, и Хиргзан не заметил, как приложил руки к скрытому гербу клана Аггрунд на своей кирасе. Мысли о броне вызвали улыбку - частичка его дома всегда была с ним, защищая от беды. "Но, увы, не от холодов," заключил он, ведя механида в стойло. Некоторые лошади всхрапывали, чувствуя рядом неизвестный им предмет, но до бегующей начинки для колбасы гному не было дела. Найдя укромный уголок, он шепотом воздал хвалу Предкам, деактивировав механида, отчего тот застыл на месте. Хиргзаг не беспокоился о возможности кражи - механид весил очень немало, да и транспортировка скакуна была бы проблематичной и громкой. Усмехнувшись в бороду, гном вошел в заведение, игнорируя окружающих его людей.

Треклятый шум и типичная для таких мест вонь практически не затронула нос гнома. Ощушал он вещи и похуже, а от легкого запашка еще никто не умирал. Народу было много, и эту разношерстную толпу Хиргзан был вынуждет распихивать в стороны, порой - весьма бесцеремонно. Пассивную помощь ему оказывали узел с вещами, скрытая под мехами броня да рукоять семейной секиры - реликвии, что создал сам Аггрунд, основатель их клана. Миновав полупьяную орку, гном очутился перед барной стойкой, чьи места уже были заняты. Найдя дошедшего до кондиции посетителя, гном достаточно аккуратно постарался сместить его со стула, отчего тот смачно грохнулся кулем. Открыв глаза, человек что-то промычал, после чего свернулся калачиком под стойкой и захрапел весьма счастливым человеком. Ловко запрыгнув на стул и свесив под ноги вещи, оставив под рукой рукоять оружия, Хиргзан немного бесцеремонно позвал беседующего хозяина громким и низким голосом:
-Хозяин! Усталый путник жаждет промочить глотку, отобедать и узнать новые слухи и новости!- после чего картинно подбросил и поймал монету.
5

Ворон Вайнард
28.11.17 05:54
  =  
- Хожу. Хожу. - Раздражённо бросил Ворон и стукнул костяшкам и пальцев по столу. Вот уже битый час небольшая кучка монет перекочёвывала от одного игрока к другому, от другого к третьему и не слишком задерживала на одном месте. Игроки были примерно равные по силе и Фортуна всё никак не желала выделить одного. По всему выходило, что следующая карта станет решающей в этом круге. Главное - вытянуть хорошую карту из колоды к своим собственным, имеющимся на руках. Всякий от мала до велика знает, что если к тройке, семёрке и тузу присовокупить пиковую даму, то... А м-мать твою, валет крестов. Безо всякой надежды молодой человек положил карты лицо вверх и со смесью удивления и восторга смотрел на выражение лицо оставшегося в игре оппонента. Тот сильно побледнел, а затем выдал целый поток бранных слов.

- Довольно, парни. Оставь свои деньги себе, Роршах. - Ворон улыбнулся и встал из-за стола. Кивнул обоим игрокам, приветственно махнул рукой нескольким знакомым и отправился к стойке. Здесь хорошо знали его да и он сам хорошо знал всех. Поэтому добирался до корчмаря довольно долго и успел по дороге завести три беседы выяснив, куда подевался муж Салли, зачем при ловле синих раков используют тухлую рыбу и сколько зубов у снежного барса, которых здесь отродясь не водилось.

- Эй, Джер, плесни-ка мне тёмного из той бочки. - Попросил Ворон и упёрся взглядом в грудь незнакомки. Замерев на несколько мгновений, он едва заметно вздрогнул, несколько раз быстро моргнул и посмотрел ещё на одного новичка в этих местах - мощного гнома. Взглядом знатока он оценил ширину его плеч и силу рук и решил, что не хотел бы иметь такого бойца в противниках не только в уличной драке но и, скажем, на арене. Гномов и их военное мастерство Ворон очень уважал.
6

Когда Аметист лишь упорхнула прочь, своей соблазнительной, крайне грациозной походкой привлекая к себе жадные мужские взоры, девушка лишь проводила её холодным взглядом своих голубых глаз. Она понимала, что такое внимание должно доставлять ей удовольствие - иначе бардесса попросту не делала бы ничего подобного. Отчасти именно поэтому, подражая ей, Миранда попробовала облачиться в платье, сам вид которого многие сочли бы излишне откровенным. Порой волшебница спрашивала Аметист, какие эмоции она испытывает, раз за разом выступая перед публикой и иногда находила услышанные подробности достаточно интересными.

Отправляясь в дорогу, Кре'фей решила, что такая смена гардероба может немного развлечь её. Только поэтому она оставила свой обычный, красный, точно кровь, балахон лежать аккуратно сложенным в сумке.
Но Миранду, обводящую помещение взглядом, интересовали отнюдь не танцы. Девушка просто выискивала для себя свободное место. И поскольку у очага ничего не нашлось, ей было решительно всё равно, какой стол выбрать. Дворянка основывалась на количестве свободных мест. Она, Вилли и Аметист должны сидеть вместе - иных критериев волшебница не знала. А поскольку ближайшие столы были заняты, она прошла вглубь таверны и села напротив какой-то эльфийки, пившей свои горячительные напитки в одиночестве.

Поставив сумку на колени, некромант вытащила из неё свой тяжёлый дневник, страницы которого содержали длинный перечень отчётов, крайне подробно описывающих поставленные Мирандой эксперименты. Распахнув его на середине, девушка установила на столе чернильницу, открутила крышку, после чего, обмакнув перо, сделала краткую запись.

"Прибыли в Дьюсбэри. Городок небольшой, но населен представителями различных рас. Расположен вблизи земель Льда и Тумана. Необходимо установить, затрагивает ли влияние восточных территорий останки различной степени разложенности. По возможности, провести стандартную серию экспериментов: создание низших существ, а именно зомби и скелетов различного вида. В случае проявившихся отличий и доступной для использования эссенции жизни, приступить к запланированному эксперименту К13".

Когда магический шар вдруг нагрелся, Миранда резко подняла голову и смерила взглядом далёкую фигуру в тёмной броне.
Ещё несколько мгновений она изучала неподвижного воина.
Затем, к аккуратной вязи каллиграфических символов добавилась новая строчка.

"В городе присутствует нежить".
Отредактировано 28.11.17 в 08:22
7

Аметист Artemis_E
29.11.17 20:41
  =  
Миранда была права о ее любви к выступлениям. Аметист действительно нравился интерес со стороны потенциальной публики, даже порочный. Когда они обменялись с оркой понимающими взглядами, то скрывающая происхождение полуэльфийка явно была не против завистливых мыслей зеленокожей. Барды созданы для того, чтобы купаться во внимании.

В этот момент к барной стойке подобрался внушительного вида дварф и светловолосый красавец, чей взгляд не ускользнул от сумеречного взора менестреля.

- Ты пялишься, - заговорила Аметист с лукавой улыбкой, заметив испуг незнакомца из-за соседства с дварфом. - Но не волнуйся, этот "кузнец" не мой.

Опытный пройдоха легко поймет, что кузнецами называли охрану. Снежок и конь Фей кажется на пару затоптали Вильяма, потому как убийца отлынивал от обязанностей в отношении танцовщицы и некроманта.
Отредактировано 29.11.17 в 21:01
8

DungeonMaster Bangalore
30.11.17 08:43
  =  
Ваше появление если и было замечено местными, то особого значения появлению ещё нескольких путников никто не придавал. Вечер постепенно умирал, а ночь входила в свои права, усиливался ветер, снежинки превращались в ледяные осколки. Ещё немного и по слюдовым окнам забарабанил самый настоящий град. Новоприбывшие путники, практически все, вздрогнули, видимо кого-то из них такая погода уже застигала по дороге сюда. Казалось, вся корчма немного по приутихла, люди прислушивались в леденящие звуки барабанящих по окнам игл, сотканных из магического мороза. И лишь закутанная в чёрное фигура, презрительно фыркнула. Плащ и балахон скрывали её, но в прорезях рукавов всё равно виднелись отблески адаманта, а позади, в углу, стоял огромный двуручный меч, созданный в Вольных городах, так мог сказать разве что истинный специалист, разбирающийся не столько в ценности оружия, сколько в искусстве его создания. Для мага же игрушка была интересна совсем другим – слабой аурой поглощения, которая забирала у носителя магические силы, становясь сильнее. Своего рода аналог лошадей, но... что-то здесь явно было не так. Впрочем... этот посетитель был далеко не единственной личностью наводящей на себя туману и придавая образу экзотики. Чего только стоил купец, явно их Халифата, сидящий прямо на столе. Чудо, что вы не заметили этого пижона сразу, но чудо, объясняемое его небольшой кампанией, которая довольно громко смеялась и било по столу, призывая налить им ещё вина и пенного напитка.
Орчиха, выставляющая на показ свои прелести презрительно фыркнула в сторону девушки, по её мнению слишком открыто демонстрирующей свои ноги, прикрытые коротким куском ткани. И, если помять налитые груди было чем-то не столь вульгарным, то открытое приглашение протиснуться змейкой между стройных ножек прямо в тёплую пещерку, вызывало у её народа отвращение.

Джереми же напротив, был крайне рад подобной гостье. Его возраст и внешность ещё вполне позволяли ему иногда пользоваться молодыми телами девушек оказавшихся здесь без денег в холодное время года. Ох уж он их отогревал в своей пустующей постели, но не об этом сейчас идёт речь. Довольно намётанным взглядом хозяин прошёлся по представленной к его обозрению долине, уводящей во тьму удовольствия и стонов, что могли достаться путнику, рискнувшему пойти в этот непревзойдённый юный омут эльфийских грудей.

- Конечно, - невозмутимо отозвался Старина Джер, продолжая поедать взглядом красавицу, но уже в чуть более приличной манере, - всё найдётся, если есть желание и возможности.
Слова и хитрая ухмылка хозяина говорили о многом, но основной голос явно принадлежал не той голове, что была на плечах. Однако звучный голос гнома, да характерный блеск монеты невероятно быстро вернул Джереми его невозмутимость.

- Если есть инструменты, можешь приступать, оплату обсудим позднее, - бросил он бардессе, чьё имя даже не удосужился выяснить и переместился к клиенту, что хоть и был, куда меньшего роста, и не являлся обладателем притягательных эльфийских форм, зато его обслуживание сулило щедрый, и как знал былой «вояка», настоящий куш. Ведь гномы довольно щедрый народ.

- Горячее мясо и тушеные овощи вот-вот будут готовы, - с широкой улыбкой отозвался Джереми, подходя немного ближе к Хиргзану. – Наш эль, конечно же, не сравнится с тем, что готовите вы, подгорный народ, но постараемся не упасть лицом в грязь, - мило воркуя и протягивая вам кружку свеже налитого пенного болтал хозяин. – Что до новостей и слухов, то их всегда полно, вас интересует что-то конкретное?

Услышав просьбу о добавке, Старина Джер окликнул свою помощницу. Миловидную девушку, Алиссию. Что выпорхнула с кухни, точно солнышко, невысокая ростом, ладно скроенная и вполне себе точёная фигурка, с небольшой но приятной грудью и сильными руками, привыкшими носить подносы с едой. Просторная рубаха и длинная юбка в пол не давали возможности разглядеть больше, но и не мешали официантке протискиваться между рядами, даря тянущим к ней свои руки подвыпившим посетителям грозные взгляды.

Однако же стоило так же отметить, что и гном пользовался вниманием. В основном это были заинтересованные взгляды женской стороны и немного завистливые с мужской. Мало кто знает, но по Дъюсбэри ходила легенда о том, как подгорный народ способен сделать ЭТО десять раз, причём не вынимая и не давая себе времени на отдых. Сказка – сказкой, но проверить многим явно хотелось...

Что до эльфийки, напротив которой довольно вольготно приземлилась Миранда, то это была своя история. Девушка явно принадлежала к высшему сословию эльфов и неприятности не нашли её только благодаря слабеньким чарам, отводящим взгляды, на серому дорожному плащу, что был накинут поверх дорогого белого из мягкой шерсти. Её голубые глаза были способны приворожить едва ли не любого мужчину, а взгляд... как ни странно немного совпадал с вашим. Ибо девушка крайне старательно пыталась заглянуть под опущенный вниз капюшон тёмного воина, выбравшего самый тёмный и дальний от прочих столов угол. Старания девушки были вознаграждены, но лишь благодаря вам.

Почувствовав артефакт, мечник вскинул голову, позволяя нескольким белоснежным локонам выпасть из-под капюшона, на покрытую чёрной бронёй грудь. Разглядеть его более подробно не давал полумрак, с которым крайне неохотно справлялись магические языки пламени, уставленные хозяином явно не на полную мощность. Но этого было более чем достаточно, чтобы заметить правильные черты лица, выдающие уроженцев высокого сословия и алые, точно кровь глаза.
Нежить смотрел на вас со смесью интереса и отвращения, что же до самого рыцаря, то от него не чувствовалось привычного для этой расы холода или духа смерти, это могло дать заключение, что он – вампир. Ведь вы, как некромант прекрасно знали, что вампиры отнюдь не мертвецы, каковыми их считали обычные смертные, а как бывшая жрица Престола, понимали и ещё одну простую истину – этому виду немёртвых не нужны заклинания, чтобы быть невероятно быстрыми или сильными в отличие от вас и ваших спутников.

Спускающийся вечер принёс следом за собой настоящую вьюгу. Конюшня, расположенная возле корчмы, и без того была на удивление ладно скроенным сараем, в котором были законопачены все возможные щели. Так ещё и покрыта была не соломой, а всё той же черепицей. Впрочем тайных ходов отсюда внутрь таверны не существовало, а ветер набирал силу настолько, что желание закрыть и без того узкий вход массивной дверью и остаться внутри уже не казалось такой уж безумной идеей.
Алиссия

Эльфийка - дворянка

Рыцарь-вампир
9

Миранда совершенно спокойно выдержала взгляд нежити, после чего, вновь обмакнув кончик пера в чернильницу, продолжила с того места, где закончила прежде:

«Вампир. Джастиэль говорил, что все они крайне быстры и сильны физически, пусть и начисто лишены магии. Последнее утверждение не относится лишь к Древним, пересечься с которыми не пожелаешь и злейшему врагу. Конечно, текущий случай совсем другой. Интуиция говорит мне, что нежить, прожившая столь долгое время, не стала бы ошиваться в обычной таверне.
Я не встречала вампиров прежде. У объекта белоснежные волосы – любопытный эффект, свидетельствующий о том, что он, возможно, использовал одно из тех целительных зелий, что создаются в тайных кельях Святого Престола. Кроваво-красные глаза. Полагаю, он много времени проводит в темноте, поскольку такой оттенок со всей очевидностью свидетельствует о повышенной светобоязни. Об этом говорит и цвет его доспехов, подходящий только тем, кто желает остаться незамеченным во мраке ночи.
Я слышала о вампирах, что гуляют по при свете солнца, точно находясь под холодным сиянием лун, но полагаю, что объект относится к традиционному представителю своего вида.
Его присутствие в Дьюсбэри вызывает некоторый интерес.
Тем не менее, вампиризм – скорее проклятие, или нечто вроде болезни, если выразить это другими словами. Некромантия властна над такими созданиями в той же мере, что клинок меча обладает влиянием над смертным. Как научный объект, он не представляет для меня особой ценности».


Закончив запись, волшебница подула на страницы дневника, заставляя магические чернила мгновенно высохнуть, после чего аккуратно положила между страницами закладку в виде серебряной лилии. Фамильная реликвия, которая много лет назад украшала прелестную шейку девушки, теперь служило ей иным образом. Миранда не афишировала своё дворянское происхождение, не видя в этом особого смысла. У неё нет ни прав, ни владений. Ничего, что имело бы ценность. Но и избавляться от столь памятной вещи ей было банально жаль.

Чуть приподняв голову, Кре’фей пристально осмотрела соседку. От неё не укрылось, что та буквально не отводила взгляда от нежити. Волшебница также отметила иллюзорные чары – интересная безделушка, доступная лишь тем, кто не обременен излишней бедностью. Сама она не отличалась большими познаниями где-либо, за исключением священных молитв и некромагического искусства, но подобные вещи мог опознать даже ученик.

- Это вампир, - спокойно произнесла Миранда, заглянув в глаза высокородного эльфа - такие же голубые и глубокие, как и её собственные. – Даже если на него действуют подобные чары, он легко почувствует вас по этому нежному аромату духов.

Девушка втянула воздух носом, наслаждаясь приятным запахом. Она знала о таких вещах не понаслышке, пусть и уже давно не пользовалась чем-то столь же изысканным.

Скорее всего, обычный человек, узнав о вампире, находящемся в такой ужасной близости, впал бы в отчаяние и попытался бы как можно быстрее покинуть столь небезопасное место. Миранда не боялась тёмного рыцаря. Она знала, что сейчас тот легко убьёт её, если захочет – поэтому не было никакого смысла волноваться. Дворянка считала, что сможет оказать сопротивление, только если Вильгельм и Аметист будут сражаться на её стороне. В этом случае, у неё, как у жрицы, останется какое-то время, чтобы прочесть молитву Единому. Тем не менее, Кре’фей, даже во времена служения Святому Престолу, никогда не отличалась религиозным рвением. Ей было безразлично присутствие вампира в этой таверне, пока это не затрагивало её собственных интересов.
Отредактировано 01.12.17 в 15:44
10

Хиргзан Аггрунд mni2309
01.12.17 16:13
  =  
Гном терпеливо ждал реакции от трактирщика, до поры приступив к беглому смотру помещения и его посетителей. Публика была карикатурно-стандартной - обилие шумных и веселых компаний, некоторое количество "таинственных теневых" личностей, в меру хорошие служанки и т.д. Правда, как оказалось, и на него порой бросали взгляды. Причем преимущественно - заинтересованные женские, в меньшую сторону - мужские завистливые. Хиргзан не был в курсе легенды, потому мотивы он видел ошибочные. Он привлекал их своей силой? Наличием приличных финансов? Экзотикой? С последним он не был особо согласен - в зале был еще один гном, сидевший в компании путешественников у окна. "Скорее всего - очередной безродный надземник," решил Хиргзан и отвернулся от него. На краткое время он задержал взгляд на фигуре в темной броне. "Адамант или его визуальная копия. На мертвеца не похож, видимо позер-аристократ. До чего же люди зависят от своего антуража..."

Но вот трактирщик обратил на него внимание, и перед гномом появилась полная пинта с элем. Осушив ее в три больших глотка, Хиргзан дал знак, прося еще, и заговорил лишь получив еще одну кружку:
-А что в городе творится, да по миру ползает - вот и все, что мне нужно. Да и еще одно. Комнату на ночь еще можно снять? Готов даже на компанию с кем-либо.-
11

Ворон Вайнард
01.12.17 18:40
  =  
- Н-ну... да. - Слегка смущённо ответил Ворон и почесал в затылке и смело добавил, улыбаясь, - Нравишься ты мне.

И словно в подтверждение своих слов он коротко кивнул.

А тут и помощь подоспела в лице трактирщика и большой кружки с пивом, в которой молодой человек незамедлительно спрятал лицо и с преувеличенным старанием стал вливать в себя пиво. А поставив кружку на стол посмотрел уже в сторону от гру... от глаз девушки будто бы и смотрел только туда. Чуть вниз и перед собой. На эту шикарную стойку. Только посмотрите, какое дерево! Какая прочность.

Несколько капель пива стекли по подбородку и пролились на кожаную куртку, забрызгав знак Престола. Ворон не сразу это заметил, а как увидел небрежно провёл по куртке ладонью. Заказал вторую кружку.
12

Похлопав могучего вороного жеребца по шее, Вильгельм с довольной улыбкой потянулся и осмотрелся, еще раз останавливая взгляд на скакуне Ордена. Было довольно странно, что коняга стояла в стойле одиноко. Орденские занозы-в-заднице обычно ходили парами, так что что-то здесь было явно неправильно. Впрочем, наблюдение могло и подождать.
Он почистил, стреножил и лично накормил Фесса, подкинув так же овса Снежку и Эльфире, которым хозяйки уделили как обычно недостаточное внимание. Этого хладнокровный ублюдок не понимал. Хотя любому, кто знал его достаточно долго, было бы странно наблюдать, с каким тщанием он заботится о своем жеребце. Но точно так же Вильгельм заботился и о своем снаряжении, которое так же, как Фесс, не раз спасало его задницу.
Напевая какую-то незаурядную мелодию, явно авторства Аметист, мужчина вальяжной походкой приблизился к двери и, послушав стоны ветров за стенами, не долго думая активировал кольцо.
Каково же было его удивление, когда порыв ветра вонзил в него несколько отнюдь не снежинок… Дверь тут же была захлопнута, а изумленный Вильгельм притронулся к дребезжащему амулету на шее. Похоже, у Дьюсбери был дурной нрав. Этот город ему не понравился с первого взгляда, а с первого ощущения он был такой гребанной дырой, что убийца решил не оставаться здесь дольше необходимого срока.
Вытащив из-за пояса небольшую тисовую палочку, мужчина вздохнул, уравновешивая дыхание и, резко распахнув дверь, ринулся вперед, отбиваясь от особо крупных сосулин разрушающими чарами. Этот невероятный бросок до дверей таверны мог бы войти в историю своим героизмом и сумасшедшими кульбитами, которые выписывал Вильгельм. Хотя, в сущности, проблема была намного меньшей, чем, скажем, бой с боевым чародеем. Однако ввалился в двери мужчина чрезвычайно растрепанный, подмокший и крайне довольный собой.
Его появление после начала вьюги, да еще и столь громогласное, оказало на зал гипнотизирующий эффект. Но он не стал долго купаться в лучах внимания всяких подозрительных элементов и быстро спрятал палочку обратно в пояс, небрежно отряхиваясь и окидывая гостей оценивающим взглядом.
Судя по всему, каких-либо реально угрожающих личностей здесь не водилось, хотя пара интересных все же наблюдалась. Но недостаточно интересных, чтобы Вилли решил потратить свое время на диалог. Вместо этого, он куртуазно подхватил под локоток симпатичную официанточку и, очаровательно улыбаясь, ткнул в сторону столика, за которым расположилась Миранда:
- Здравствуй, дорогуша. Нам бутылку лучшего вина, три кружки и какой-нибудь горячий ужин, желательно такой, чтобы мы растаяли от удовольствия, если ваше заведение способно на чудеса.
И, подмигнув ей, он легонько провел ладонью по округлой попке девушки, причем сделал это как бы ненароком, и незаметно для окружающих. На этом общение закончилось. Ну, до ночи точно закончилось.
Плюхнувшись на скамью рядом со жрицей, убийца сощурился, посмотрев сначала на воркующую с тавернщиком Аметист, а потом переведя взгляд на эльфийку.
- Похоже, наша певунья опять тебя кинула? Могла бы уже привыкнуть. А что это за прекрасный цветок ты подцепила? Изменяешь мне? Сердце кровью обливается от мысли о том, что ты уйдешь к эльфийке после того, что между нами было. Хотя признаться, ради такой особы, я бы тоже предал свои чувства. Ха-ха. Шучу. В общем, может, представишь нас? Не просто же так ты подсела к ней…
По выражению лица мужчины можно было понять, что он только сейчас подумал о том, что Миранда просто беспардонно уселась за один стол с другим человеком и могла не преследовать никакой цели. Бедняга. Он никак не мог привыкнуть к этой её… безразличности.
Отредактировано 02.12.17 в 04:40
13

Аметист Artemis_E
02.12.17 14:06
  =  
Пляски вокруг самовлюбленного мудака Аметист не интересовали. Старикан явно зажрался и неверно понял ее слова. Это заметно уняло настроение, потому выступать полуэльфийка раздумала. Она всегда руководствовалась правилом - смотреть можно, а трогать нельзя, поэтому когда скользкий разговор со светловолосым незнакомцем перешел определенные грани, она заметила появление Вильгельма, едва отвела взгляд. Куда важнее, что бард заметила. Наемник был в своем репертуаре, даже обморожение не остановила его от "сверх-куртуазных" приемов. Полукровка вернула внимание к светловолосому красавчику, совершенно не подозревая о драмах с вампиром, разыгрываемых у столика эльфийки.

Разговор не клеился, а она зря снимала штаны из шерсти "северного единорога".
- Вот как, - Аметист покивала, дипломатично улыбаясь.

В общем, делать было нечего, а дело было вечером. Вокруг все напивались и ели, а бард приуныла. Она повернулась к стойке, подперев ладонью подбородок и бахнула пару серебряных монет.
- Налей мне тоже вина.
Отредактировано 02.12.17 в 19:24
14

DungeonMaster Bangalore
04.12.17 04:49
  =  
Сидящая напротив Миранды эльфийка вздрогнула, было очевидно, что она крайне удивлена её заключением и в подтверждение этому последовали довольно резкие слова:
- Ты... ты лжешь! – практически вскрикнула та и наверняка накинулась бы на некромантшу, приняв её как минимум за соперницу, если бы не случайный порыв ледяного ветра, принёсший в сию обитель тепла и уюта слегка потрёпанного ледяной магией демонов убийцу.

Появление стоило признать, было на редкость пафосным. Даже молчаливая фигура в черном, которой, казалось, не было дела ни до кого из присутствующих, подняла взгляд своих сейчас янтарных глаз от горячего кубка с вином, чтобы получше рассмотреть горе-героя, решившего тут же приударить за одной из местных красоток. Впрочем, идея сия оказалась довольно губительной, так как девушка, явно не ожидавшая ни появления Вильгельма, ни, тем паче, того, что её схватят охнула, щедро плеснув в лицо воину того самого пенного, что должна была доставить к столику игроков, а затем вывернувшись змеёй зашипела точно рассерженная кошка. Ещё бы, ведь пролитый напиток, буде гости решат возмутиться, будет высчитан из её собственных денег.

Однако не прошло и минуты, как таверна вновь загудела, наполняясь привычными звуками болтовни. И вот уже один из местных катал, пользуясь моментом, что Ворон отвлёкся, начал подменивать карты в надежде на ещё больший куш, а упомянутый ранее купец, громко заказывает принести ему ещё мяса кабана и эля, распробованного им из кружки одного из телохранителей по чистой пьяной случайности. Хорошая добыча, если не считать его стражу и прекрасных нимф, трущихся возле любимого «папочки». Ещё одним субъектом, привлекающим внимание, был гном, самый обычный на вид. Но вот только не подземный. Зерокс, а звали мастера по металлу именно так, направлялся в земли давней родины его предков, но лишь для заключения новых торговых договоров. Как же так вышло, что кузнец, чьи руки до сих пор хранили отпечаток трудовых мозолей, стал послом, оставалось для вас загадкой, равно как и несколько личностей, закутанных в тёмные плащи. Сидя возле окна, о которое в бессильной ярости разбивались магические сосульки они что-то негромко обсуждали.

Заграбастав своей рукой кинутые монеты, Джер пожал плечами, сделал знак девушке, которая тут же деловито занялась крайне трудоёмким занятием по раскупорке явно лучшего из вин, что хранились в этом клоповнике, дабы налить его танцовщице, попутно начав щебетать:
- Не обращайте внимания, у него дочь пропала, вот он и слетел с катушек, - девушка явно была не в курсе происходящего и решила, что её хозяин попросту отказал в чём-то Аметист. – Он отходчивый, а за ваше серебро ещё и комнату почище подберёт. Всё равно она отцу Яливану больше, скорее всего не понадобится. Его же повесить собираются.

Джереми, упорхнувший тем временем к гному, перекинулся с ним несколькими фразами и, на что-то кивнув, да указав в сторону тёмного рыцаря, отошёл ненадолго, но только затем, чтобы вернуться и поставить прямо перед Хиргзаном горячие глиняные плошки наполненные едой, да наполнил лишний раз опустевшую кружку подгорного воителя пенным напитком.

Возвращаясь к эльфийке и Миранде, к которым прямо сейчас сквозь толпу пробирался наш убийца, можно было услышать как та, довольно громко возразила в защиту «вампира»:
- Он – паладин из Святого Престола и потому, просто не может быть вампиром! – достаточно горячо и рьяно произнесла незнакомка, что так и не потрудилась представиться, а затем тут же спряталась от подсевшего за столик Вильгельма в свою зачарованную шаль. Каково же было удивление, когда убийца без труда определил в ней эльфийку. Если от слов Миранды девушка пришла в ярость, то теперь стала похожа на загнанного зверька.
- Кто вы, как вы можете видеть сквозь магию? – недоверчиво произнесла обладательница чарующего голоса.
15

Когда незнакомка громко обвинила её во лжи и, судя по крепко сжатым ладоням, даже едва не накинулась с кулаками, Миранда по-настоящему удивлённо приподняла свои тонкие брови, смотря на высокорожденную эльфийку тем взглядом, который больше бы подошёл жалкому шуту, выступающему публике на потеху, чем облечённой если не статусом, то уж точно богатой и обладающей определенным влиянием персоне. Её голубые глаза были наполнены искренним непонимание и осуждением, точно волшебница ожидала от собеседницы куда большего, нежели такой примитивной и грубой реакции. Пожалуй, исполни та своё намерение и дворянке удалось бы изрядно попортить личико Кре’фей, прежде чем девушка пришла бы в себя от изумления. Она попросту не могла предвидеть подобной реакции на это, с её точки зрения, простое утверждение.

Услышав же следующие слова незнакомки, Миранда погрузилась в глубокую задумчивость. Девушка не видела особых проблем в том, что вампир может находиться под управлением Святого Престола. Она – живое доказательство того, что животворящий Свет, отворачивающийся от неправых, нарушивших его уставы, был откровенно слеп, когда дело касалось некромагических потоков энергии, способных убивать, воскрешающих мёртвых, искажающих саму природу жизни. Но стоило только использовать обычную магию или убить кого-то собственными руками, как верховному божеству тотчас же становилось об этом известно.
Поэтому Кре'фей никогда не использовала святые молитвы во зло и не носила холодного оружия. В глазах Единого она была всё равно, что святой.

Далеко не сразу Миранда уяснила для себя подобное. Она ожидала, что покровитель всех тех, кто боролся с демонами ещё совсем недавно, отвернется от неё, загрязнившей себя мерзким искусством. Начав заниматься с Джастиэлем, девушка была удивлена, обнаружив, что священная магия по-прежнему подчиняется ей и, после долгих размышлений, пришла к выводу, что Единый попросту не замечает той новой стези, которую избрала его жрица.
Когда появился Вильгельм и принялся рассыпаться в своих типичных, совершенно дурацких шутках, Миранда попросту пропустила все его остроты и колкости мимо ушей. Казалось, что она представляла собой некую холодную, невозмутимую статую.

- Я её не знаю, - подтвердила Кре’фей слова убийцы. – Но вот там, человек в тёмной броне – это вампир. Теперь мы спорим, действительно ли это вампир или мне померещилось.

Дворянка невозмутимо откинула прочь капюшон, растрепав свои золотистые локоны и заставив их солнечным водопадом рассыпаться по плечам. В чистых, точно льдистые озера из земель Льда и Тумана, голубых глазах сверкнуло непреклонное выражение.

- Я – Миранда Кре’фей, жрица Единого, того, кто даровал всем расам надежду, утверждаю, что обозначенный нами субъект – вампир. Если же ты сомневаешься в моём слове, то это - исключительно твой выбор. Я могу доказать свою правоту, но не считаю нужным причинять боль существу, что ведет себя послушно и не оскорбляет мирян своим кровожадным, некультурным поведением, повышая голос, сжимая кулаки и демонстрируя на редкость отвратительные манеры.

Положив подбородок на сведенные вместе ладони, девушка, тем не менее, с некоторым интересом посмотрела на эльфийку. Всё время она говорила чуть приглушенным голосом, поэтому речь Миранды едва ли была слышна из-за соседних столов.

- А теперь, прошу вас, успокойтесь, госпожа, - продолжила она уже другим, куда более мягким, почтительным тоном. – И, если вам интересно, мы поговорим о том, чем могут помочь слуги Единого столь высокородной особе, по всей видимости, оказавшейся в беде.

Проблемы дворянки, скрывавшейся от чужих глаз, в некотором смысле заинтересовали Кре’фей. Девушка решила разузнать о том, что именно связывает эльфийку с упомянутым ранее паладином Ордена Святого Престола, который сам по себе представлял весьма необычное явление. В некотором смысле, это была интуиция. Миранде казалось, что услышанная история может содержать довольно много любопытных фактов. Возможно, это даже подтолкнёт её к каким-либо выводам по поводу своих собственных исследований.
Если же эльфийка откажется, или, тем более, освободит стол, предоставив им ещё одно свободное место, переживать Кре’фей точно не станет.
У неё было достаточно других дел и забот, а внезапно разгоревшийся интерес к вампиру мог в любой момент угаснуть, точно стихийный пожар, как это уже не раз бывало с Мирандой прежде.
Отредактировано 04.12.17 в 16:18
16

Аметист Artemis_E
06.12.17 20:09
  =  
Сочувствовать по принуждению - бессмыслица и глупость. Аметист не понравился тавернщик, а потому никаких светлых чувств к мужчине она не испытала. Брезгливость продолжала владеть эмоциями танцовщицы, но дочь не отец, чтобы не вызнать новости.

Грустно покачивая вино в кубке без особого интереса, полуэльфийка наблюдала за ровной темной в полумраке жидкостью. Напиток она собиралась растянуть на вечер.

- А что натворил отец Яливан? - спросила поникшим голосом бард, не желая объясняться с девушкой, что лучше бы хозяин дома ей отказал, чем "кое-что" предложил. Это бы не ударило по ее гордости и женственности.

Отредактировано 06.12.17 в 20:10
17

Ворон Вайнард
07.12.17 15:51
  =  
Молодой человек быстро обернулся и с нескрываемым интересом посмотрел на девушку которая кричала о вампирах и ордене Святого Престола. Его собственного ордена, если верить значку на груди. И усмехнулся себе под нос, отворачиваясь и явно не желая участвовать в дискуссии. Вместо этого он пододвинул к себе ещё одну кружку пива.

- Яливан. Видел. - Несколько не в тему произнёс Ворон. Но разговаривал он скорее сам с собой.

- Плевать на Яливана. Ты... то есть вы и правда поёте? Сыграйте нам что-нибудь. Вот и гномик послушает с удовольствием. - Наконец, Ворон набрался храбрости посмотреть на девушку поверх кружки. Кружка, при этом, удивительным образом прикрывала выставленные напоказ прелести. Но только вот почему-то всё время норовила опуститься или уйти чуть в сторону.
18

Аметист Artemis_E
09.12.17 23:06
  =  
Аметист ухмыльнулась в вино, которое наскучило без попробы, и кивнула в знак подтверждения, что история падре подождет.

- Ступай, - отпустила она девушку, вернув внимание к красивому молодому мужчине со знаком Единого. Разумеется, бард заметила амулет, но ее поклонение красоте не имело ничего общего с официальной религией, а личные симпатии далеки от церкви.

При движении головы шоколадного оттенка локоны затанцевали, упав с плеча. На лице остался отпечаток грусти после грубого обращения хозяина постоялого двора. В подтверждение зеленые глаза с золотым ободком сияли ореховыми вспышки в отблесках пламени, но не зло, а мягко и благосклонно.

- Иногда, но танцую и играю лучше, - призналась менестрель, оглянувшись на Хиргзана. - Если просите... - трогать лютню не хотелось. Признаться, оно и раньше ничего не хотелось, кроме танцев и музыки, а настроение улетучилось. Аметист надолго задумалась, а когда ожила, то произнесла слова эльфийского наречия, - Ba lamya.

Короткое сочетание пробуждалось вложенной во фразу магией. Музыка была поистине волшебной. Призрачное эхо ткало мелодию, которая звучала в душе менестреля. Это было негромкое выступление, доступное только для стоящих неподалеку слушателей. Тревожные ноты пианино сменились горестными каплями высоких пронзительных нот, оттеняющих страшное событие, о котором запела Аметист.

- I will never surrender
We'll free the Earth and sky
Crush my heart into embers, - голос не отличался особой выразительностью. Он был ровным без сложных высот, но экспрессивность мимики выдавала истинные чувства барда. В этом моменте она заплакала, словно вновь переживала нечто знакомое, трогающее до глубины души. Строфа идеально отражала чувства, связанные с воспоминанием прошлого.
And I will reignite...
I will reignite*

Бард стыдливо вытерла щеки, наблюдая за незнакомым служителем Единого. Она впервые не использовала лишних украшательств и иллюзий. Музыка и текст были красивы в простоте, а слушатель как будто побывал на чужой войне.
19

Хиргзан Аггрунд mni2309
11.12.17 00:23
  =  
Когда наконец подали еду, Хиргзан выбросил из головы грядущий разговор с паладином, накинувшись на горячее мясо. Он порядком успел соскучиться по нему за время перехода, хоть походнaя каша и была весьма сытной. Но, как это часто бывает с ним - на него накатили воспоминания...

Шёл 214 от рождения четвертого сына короля Торгара Аггрунда, великого правителя Жарр-Наггрунда. Вертис пришел с Майгеном, пока дети облачали отца в парадную броню. Как никак был праздник - Хиргзан Аггрунд получил чин Лорда-Маршала. И кому, как не старшим братьям порадоваться за него...
-Вижу, ты решил приобщить к своей славе и моих племянников, брат,- хохотнул Вертис непривычно сбалансированным тембром. Второй из детей короля, по слухам, хорошо пел - и не только походные песни. Впрочем, немудрено, так как он больше взял от матери, да пребудет она с камнем.-Право слово, доспехи тебе идут. Отец сделал хороший выбор, доверив тебе вести нас на войну.-
-Вертис, порой мне кажется, что тебе бы стоило быть менестрелем, нежели крон-принцем,-улыбнулся Хиргзан, тычком заставляя Огдена, первенца своего, натянуть ремни наголенников туже:-Конечно, лесть приятна, но не тогда, когда наш дражайший старший брат здесь. Верно, Майген?-
-Еще не факт, что я стану королем. Сам понимаешь - в Совете поддерживают скорее Рольда, когда как народ наш горой за Вертиса.-
-Тор хадж!,- воскликнул Хиргзан:-Как будто мы не знаем о гильдильерах! Может, я и не входу в тройку крон-принцев, но и у меня есть связи. Торговцы и Ремесленники предпочтут королем тебя, пусть Инженеры еще не дают ясной позиции!-...

Этот разговор мог ввести в заблуждение всякого слушателя, не знакомого с взаимоотношениями братьев. Традиция такова, что только трое первых сыновей или дочерей могут занять престол всякого города-крепости подгорного народа. Такова дань памяти верховным Предкам - Грунгни, Валаи и Гримниру. Но это не означало, что более младшие дети были обречены жить в тени своих старших родственников. Многие находили себе место в Гильдиях, либо же входили в городской Совет, либо вступали в вооруженные формирования своих кланов. Исключением являлся клан Аггрунд - он занимал целый город в одиночку. Это же и стало одним из факторов, сохранивших высокое почтение к традициям и культуре Предков на фоне остального общества гномов. Однако не все было столь радужно. Хиргзан не мог стать королем - но уже обрел славу иных королей прошлого, оставив позади старших братьев. Они жили в его тени, а прекрасное здоровье их отца гарантировало, что еще нескоро они смогут поквитаться с заносчивым четвертым сыном. Пусть они и были крон-принцами, но они стояли ниже в иерархии относительно Лорда-Маршала.

-Так зачем вы почтили меня своим присутствием перед праздневством? Только не говорите, что Торвендис пал, а Харибдия погибла. Смысла вести войну иначе нет.-
-Не говори ерунды, брат. Не факт, что ты сможешь взять этот город - уже трое Лордов-Маршалов обломало зубы о ее порочные стены.-
-Красиво сказано, Вертис, но я не повторю судьбу своих предшественников. Как-никак, еще семь кланов теперь присоединятся к войне. И мы заручились поддержкой Ордена надземников.-
-Хм... Не припомню, чтобы Совет принимал демоноборцев....-
-А Совет и не принимал их посланников, Майген,- фыркнул Вертис, перекидывая с пальцев на пальцы небольшую монетку:-Они договорились сразу с отцом. Сегодня и они будут на празднике.-
-Уж больно ты тоскливо отозвался о них. Энтузиазм Хиргзана передался и тебе, брат?-
-Довольно,- закончил разговор Хиргзан, надевая шлем:-Пора. Народ Жарр-Нагруннда ждет нас.-
-Ах, брат...- грустно произнес Вертис, когда его братья ушли вперед:-Он ждет тебя... И почему ты вернулся с А'го'гэ...-

Реальность накатила на гнома подобно ушату хододной воды. Судя по окружающей его обстановке - прошло всего ничего. Рядом пела девушка, за которой пытался ухлестывать какой-то мальчик, а больше никаких изменений и не наблюдалось. Протерев глаза, Хиргзан с тоской отодвинул тарелку, жестом заказывая еще эля и оставляя плату за уже выпитое и съеденое. Ему нужна была комната - и он ее получит. На месте было опасно сидеть, а его транс мог привлечь ненужное внимание.
20

Ворон Вайнард
11.12.17 02:32
  =  
- Прошу. - Коротко кивнул молодой человек, небрежно смахнул копну волос со лба и сел вполоборота к незнакомке. Бросил пару быстрых взглядов по сторонам. Слушать мог кто угодно, но исполняла она как бы его просьбу. Поэтому он поёрзал, устраиваясь поудобнее, сложил руки на груди, потом, передумав, забросил локоть на стойку, почесал кончик носа и пристально глядя в лицо девушке прослушал песню.

- А где он сейчас? - Ворон подавил желание смахнуть слезы с её щёк. Для этого пришлось положить руку на руку и слегка нахмуриться, как бы наказывая себе "не смей".

Вчера он был с Иветтой. До этого почти неделю провёл с Атандой, очаровательной полуэльфийкой. Держались за руки и изображали влюблённых. До того... В общем, список был немаленький. Представительницы прекрасного пола никогда не обделяли его, Ворона, своим внимание. А он всегда отвечал любезностью и взаимностью. А теперь его внезапно уколола мысль, как глупо и пусто всё было. Когда вот здесь, прямо сейчас, перед ним...

"Что за наваждение?" - Ворон тряхнул головой, отгоняя непрошеные мысли.

- Меня зовут Ворон. Вы очаровательно поёте. - На всякий случай, он поспешил сменить тему и замять вопрос, который мог показаться не слишком уместным.
21

Аметист Artemis_E
11.12.17 13:19
  =  
По завершению песни гном выпил эля и решил покинуть пирший зал. Наверное, заскучал. Это прошло почти незаметно для барда. Суровые подгорные воины не отличались разговорчивостью.

Аметист смотрела в глаза Ворона, смахивая длинными изящными пальцами музыканта смешанные с воспоминаниями горьковатые слезы. Смущенная проявлением чувств, менестрель некоторое время молчала, как будто оглушенная тяжелыми переживаниями. Среди сумбурных мыслей вопрос Ворона вызвал запоздалый безмолвный интерес, утонувший на дне чаши с вином. Дрожащей рукой Аметист поднесла кубок к губам, чтобы занять мысли и похолодевшее в духоте и зное тело напитком. Тени войны продолжали мерещиться сумеречным зеленым глазам, отмечающим неспокойные и сдержанные жесты светловолосого мужчины. На время она как будто закрылась занавесом из пышных волнистых волос цвета дубовой коры.

- Спасибо. Аметист. Может быть вы обо мне слышали или нет... Вы здесь по делу или так?
22

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.