Багровый Экспресс | ходы игроков | Глава Первая. Вам повезло!

 
DungeonMaster Лисса
18.04.17 00:35
  =  

…Это был один из тех кошмаров, которые приходят по утру, вгрызаясь в память шершавой занозой. Сначала были рельсы и туман, две ослепительно сияющие линии на фоне омерзительно-желтой луны. Потом родился звук: скрежет, грохот, железный лязг разбивающий ночь, будто цветное стекло – вдрызг! И тогда появился поезд – темно-синий экспресс, горящий алым огнём. С закопченными окнами. С корчащейся в огне тьмой, с этими витиеватыми трудночитаемыми буквами, кажется: "N-N…"
Такой жаркий и такой жуткий, объятый огнем монстр, несущийся куда-то в ночь по раскалившимся своим, малиново-алым рельсам. Не собирающийся останавливаться. Уносящийся куда-то прочь – экспресс, спешащий на всех парах в бездну будто объятый пламенем, сошедший с ума человек.
Такие сны приходят под утро – на грани сна и яви, когда ночь ещё сильна, а день не вошел в полную силу. Они быстро забываются изгнанные радостным светом солнца, но они оставляют некую зарубку в памяти. Оставляют тревожное это чувство – "Ой!" Не обращайте на них внимание, не печальтесь и не бойтесь последствий, мои дорогие, ведь чаще всего это просто бред засбоившего, угретого в сладкой постельке и очень недовольного внезапным пробуждением рассудка.

...

А сейчас была ночь и был вокзал – просторная обитель света и колыбель дорожной суеты. Дорога, здесь, впрочем чувствовалась плохо: сплошные магазины да витрины непомерно дорогих кафе. Не было огромных чемоданов, полосатых тюков и прочей антуражной ерунды. До Москвы недалеко, брать с собой кучу всего – охота была, а поезда на другие города, отсюда отходят редко.
Здесь жила деловитость: Вокзал казался большим торговым центром, модным себе и подтянутым пижоном, устроившимся под кровлей достойного старого здания. Он не пах рельсами да креозотом. Он пах деньгами, дорогим кофе с пенкой, и легким таким, сиреневым ароматом духов.
Железнодорожный дух, впрочем, можно было почувствовать на улице – среди огней семафоров да рассеянно-серебристого, тревожного под дождём мерцания рельс. Здесь уже чувствовались Приключения. Здесь обретался Путь!
...Какая-то мелкая фигурка бродила по перрону, пытаясь согреться в прыжках. Присмотрись к нему поближе – мелкий парень в костюме с галстуком, смешливый парень, удивленным взглядом разглядывающий всё вокруг. Будто в первый раз видит! Будто его всё это очень и очень забавляет. Хе-хе-хе.
А вообще холодно. А вообще дождь. Да и рельсов настоящих нет – просто тупик. Поезда сюда загоняют во время посадки - сияющие нити упираются в грязно-серый, невыносимо безрадостный каменный массив. Приехали, что называется: «Здравствуй матушка-Земля»

Ну платформа и платформа.

Автоматы с питьевой водой. Сонный полицейский. Пригорюнившаяся рамка металлоискателя и удручающая пустота.
Людей нет. Холодный дождь долбит по железному навесу высмеивая июль – тынц, тынц, тынц – будто гиганские худые пальцы наигрывают на воображаемом пианино. Дыхание вырывается пушистыми облачками пара – привет Лето! А время идет, ползет, карабкается себе в гору, утомленное, уставшее, ночное и отчаянно желающее завалиться спать. Вре-мя. Оно устало. Оно не желает идти быстро. Минуты ползут невыносимо медленно, объявив всем живым войну.
Почти полночь. Наконец-то! Загораются на большом, дружелюбно-рыжем табло сведения о вашем поезде: номер платформы, путь.

Наконец-то.

Пора в дорогу, пора в Город-Герой Москву!
Вон он ваш поезд. Бордовый, дорогой и достойный зверь. Это странно, ведь в билетах указан плацкарт, обещана вопиющая дешевизна и полное отсутствие сервиса. По интернет-распродаже-то! А поезд лакированный, красивый, фирменный – такой себе багряный и умытый, будто пламенная листва по осени в каком-нибудь петербургском парке. Стоит один-одинешек на этом ночном вокзале, бедный брошенный скиталец железных дорог, и ждет вас к себе в гости.

Может ошибка? Но других составов здесь нет - вас позвали именно к этому.
Добро Пожаловать :)
Полночь. У вас шестой вагон.
Люди рассаживаются потихонечку, но возле вашего вагона нежданчик. Дверь закрыта, проводника нет. Придётся постоять на ветру в эту чудесную, дружелюбную даже петроградскую ночь, когда жизнеутверждающие +7 градусов в июле согревают вашу душу. Народу вокруг мало. Свет тусклый. Мир дождливый. В поезде приятно светятся окна. Но ваш вагон неудачников птиц-подождунов, пока не открывают.
Проводник куда-то подевался...
Отредактировано 18.04.17 в 09:17
1

Игорь Макаров rar90
19.04.17 17:52
  =  
Вокзал был спланирован на редкость безграмотно. Слишком много стекла. Слишком много подходов. Слишком мало нычек. почти нет укрытий. К тому же слишком большие пространства делали любой маневр долгим и легко прерываемым. Освещение ни к черту - при этом лишняя нагрузка на видюху. Зачем-то идет дождь. Точки респауна слишком близко друг от друга. Где искать аптечку - непонятно. Патронов нет. Оружия нет. Что за криворукий дизайнер ваял этот объект?
Игорь сглотнул. Так. Это не игра. Это реальный мир. Это реальный вокзал. тут не надо проходить миссии и отлавливать кемперов. тут надо просто сесть в вагон и доехать до Москвы. И все. Это даже не квест. Проклятая деформация. Не надо было читать на ночь Шампадара. Надо было соглашаться на Аниту Блейк. Парень поморщился. Вампиры и нежить привлекательней профессионала?
Он огляделся. рядом толпилась кучка таких же бедняг. Только их вагон почему-то не хотел открывать двери. Игорь поежился. Холодно! Не сравнить с раскаленной Астраханью! Может, договориться проводником из соседнего вагона? Игорь достал билет, оглянулся - и пошел в сторону открытой двери ближайшего вагона. А потом внутри через тамбур. Нет такого закона, чтобы морозить их тут на улице. На других пассажиров и даже пассажирок парень не смотрел. ведь только что он видел в них вражескую команду в какой-то очередной пострелушке. Надо было вернуться в реальность.
2

Мария Кузнецова Joeren
19.04.17 18:02
  =  
Жизнь человеческая подобна поезду. День за днём, год за годом проходят, напоминая о себе лишь стуком колёс по рельсам, и остаются за спиной ровной колеёй железнодорожного полотна. По которой уже не вернуться назад, в своё прожитое, если только не выпрыгнешь из поезда. Мчится она вперёд по шпалам, чертовка эта жизнь, подчас весело трубя, а иной раз издавая тревожный гул. Пыхтит дымком из трубы, светит себе вперёд жёлтыми очами фонарей. Иногда достигает станции и замирает, наслаждаясь обществом людей, но неизбежно продолжает свой маршрут до самой конечной остановки. После которой, если верить умным книгам по эзотерике, машинисты переводят состав на новый путь - и всё начинается сызнова, с первого младенческого крика, с первого гудка стартовавшего экспресса.
Такова Ж-и-з-н-ь.

А годы уходят безвозвратно, не прощая ни единого дня потерянного времени, ни одного неверно принятого решения. Вчера - Ковылкино, сегодня - Москва, завтра мог быть СанктЪ-Петербург. Но не сложилось. В двадцать три года почувствовала себя старухой, ведь именно из-за возраста не подошла. Зато та девятнадцатилетняя фифа, помимо своих девятнадцати лет и красивой мордашки не умеющая два слова связать, очень даже годится на роль в молодёжном сериале, ага. Ей же не двадцать три.
Маша возвращалась в Москву в крайне расстроенных чувствах. День не задался по полной программе. Начиная прямо с пробуждения поутру на полке ночного поезда. Снилась жуть какая-то про эти самые поезда, будь они неладны. А без них как? Не на попутках же добираться да не на самолёте, при её-то финансах. Без поездов никак - они словно кровь, та самая живительная субстанция, бегущая по венам и аортам планеты Земля, соединяющим все жизненно важные органы. Благодаря им жизнь вовсю кипит и бурлит, а не движется вперёд черепашьим шагом.
Ночью был ночной кошмар. Днём - кошмар дневной. Когда выступила и-де-аль-но - ну, так ей самой казалось - а над ней будто посмеялись и взяли других девочек, помоложе да покрасивее... ну, таких любят камеры. А ей что? Ей возвращаться обратно в Москву, в свой родной, но слегка опостылевший ввиду отсутствия каких-то перспектив, театр. Театрик. Малый театрик. Малю-ю-юсенький такой театричек. Так и называется: «Малютка». Ещё с тех времён, как был театром юного зрителя. Сейчас там и для взрослых спектакли ставят. Да, это был большой опыт для начинающей актрисы. Но будущего у неё там нет. Того будущего, к которому она стремится.
А вечер принёс с собой кошмар вечерний. Суровый СанктЪ-Петербург суров к гостям северной столицы. Июльским летним днём - семь градусов тепла. Жара-а-а! Хорошо, хоть эта погода уже не первый день здесь стоит, и спасибо Интернету за своевременный прогноз погоды, что она не приехала, как дура, в лёгкой летней одежде. Знала, в какую стынь едет, пальтишко взяла, вещи тёплые. И всё равно вечер - или новая ночь уже - был кошмаром наяву.

Постой, паровоз, не спешите, колёса...
А он никуда и не спешил. Стоял себе смирненько так, красавец фирменный, огнями в окнах сиял, всем своим видом мышеловку напоминая, тихонько в уголок поставленную и большим, щедрым таким, куском сыра приправленную. Нежданчик ночной, ставший сюрпризом для тех, кто по распродаже билетики брал на ночной экспресс. Мария вот тоже купила в Интернете, ещё вчера, на московский и на обратный разом. И теперь втихомолку удивлялась такой негаданной удаче, скрасившей кошмарный, до костей промозглый вечерочек этот. Звали именно к этому составу, как ни странно. Но кто ж отказывается от халявы?
Девушка в тёплом белом пальто, стуча высокими каблучками чёрных сапожек, спешила к шестому вагону, обозначенному на билете, ни на кого не глядя, вздрагивая от холода и грея руки то в карманах, то дыханием своим согревая. Спешила с одной лишь мыслью: скорей в тепло! Скорей погреться и спрятаться от ветра. Вот так лето! Проклинала себя, на чём свет стоит, что позабыла дома зонт, что волосы из-за этого мокрой тряпкой на голове ощущаются. Это ещё хорошо, здесь был навес, защищавший от дождя. Но пока добралась до вокзала... Даже сидение в кафе и пара чашек горячего кофе не спасли. Дождь не думал заканчиваться, а планировавшаяся быстрой перебежка от здания кафетерия до вагона закончилась очередным сюрпризом. На этот раз неудачным. Сю-юр-прайз!
- Э-э?.. - чуть потянула она, увидев перед собой закрытую дверь вагона. Некому было её открыть, проводника не видно. По сторонам если посмотреть - в другие вагоны люди рассаживаются спокойно.
Машка чуть не взвыла. Да что за чёрт?! А она-то уже обрадовалась, что удача напоследок в этот ужасный день ей всё же улыбнулась, подарив поездку до Москвы на чудо-поезде с комфортом да по дешёвке. Как бы не так. Размечталась, дура.
Но всё-таки... где он? Этот человек? Когда так нужен.
- Э-эй! Проводни-ик! - звонко позвала она, оглядываясь по сторонам, ища взглядом кого-то, кто был бы похож.
Задержалась ненадолго тревожными очами на смешно подпрыгивавшем пареньке с галстуком. Да нет, не может быть это он. Дальше глазами стрельнула, выцепляя из тусклоты отдельные силуэты отдельных людей. Но разве проводник не должен быть в вагоне?
Вон кто-то пошёл к соседнему вагону. Хм, и ей, что ли, пойти? Маша посмотрела вслед этому мужчине, решив, что если его пропустят - то и она пойдёт следом. Нечего тут стоять и мёрзнуть.
3

Остряк Лисса
20.04.17 23:16
  =  
Жизнь, жизнь… Вокзал, люди, поезда, случайные пассажиры. Встретились - расстались. Сегодня лучшие друзья в тесной реальности купе, а завтра уже чужие люди. И кто его знает? Быть может послезавтра в этой пестрой толпе, вдруг пересекутся ваши пути снова, как пересекаются параллельные друг другу, не пересекающиеся в общем-то рельсы. А глянь вперёд – стрелка! И разные дорожки, судьбы и миры вдруг превращаются в единый путь, - бескрайний и бесконечный словно небо над головой.
Пу-ть.
И люди! Люди тоже становятся одним: как две сошедшихся железнодорожных колеи вдруг сливаются в единое целое.
Эх, Жизнь. Бука, злодейка, чаровница, баловница, игрунья, капризница и одна единственная, такая вот жизнь. Похожа на вокзал и одновременно похожа на поезд: мчится себе вперед и не остановишь ее, а там дальше? Может новые рельсы да новый состав, а может новая станция?
Быть может, место для отдыха, то самое, где перевести дух и отдохнуть как следует – помыться с дороги скажем, погреться под ласковым не Петербуржким солнышком. В нездешних краях, в нездешние времена, под нездешними пальмами…

…Ну, это железнодорожные размышления, высокие размышления навеянные этими тревожными лужами, мокрыми путями да неярким освещением на платформе – тем самым тусклым освещением что лишь подчеркивает абсолютность тьмы. Навевает эта нарочитая тусклота мысли об осени и желтом увядании, о том что скоро зима и мрачный даже летом Петербург, сделает ещё серее. Ещё жёстче. В темноте всегда хорошо думается о плохом, или о пространном или просто, о чём-то странном и далёком: скользи себе мыслями в ночь, будто кораблик бумажный по луже. А впрочем, кхм! Мы же о поездах здесь речь ведем, а вовсе даже не о кораблях: не о морских кораблях, и уж тем более не о космических!

- Хе-хе-хе, холодненько. Замечательно ять холодненько, - смешливый паренек пристроился рядом с Машей, подпрыгивая на своих двоих. – Словно дома, но у нас холоднее. Хе-хе-хе.
Был низкоросл, улыбчив и весел на вид этот парень: костюмчик на нем, узкий галстук, блестящая радостная булавка смеется Маше в лицо. Дул на свои озябшие руки этот паршивец, и вызывал некое чувство тревоги… Странный паренек, живой очень на вид и будто бы... полупрозрачный? Поезд настоящий, огни, станция, невыносимый этот дождь. А паренек наш шустрый, он отчего-то размытым казался, отчего-то взгляд к себе приковывал и… и…
И в носу вдруг начало першить, наверное простуда подкрадывается. В висках у Маши шевельнулась легкая серебряная боль – не та боль что прямо-таки БОЛЬ. Скорее добродушный и неопасный призрак мигрени. Надо бы выпить кружку чая, закутаться в теплый плед и что там дальше по ми-ми-ми программе? Врубить видео с котятами или поглядеть какой-нибудь голливудский, розово-романтический фильм. Мороженку из холодильника достать, столовой ложкой зачерпывая это молочноее восхищение. Или шоколадкой похрустеть, чтобы фольга и прочие радости - ломать эту прелесть с громким щелканьем, вдыхая жирный запах какао.

- А спорим, у него ничегошеньки не получится? - странный парень указал пальцем в сторону одинокой фигуры, решительно направившейся к другому вагону. - Неа… Зря старается. Я это самое… как у вас говорят? Хе-хе-хе. Ва-н-г-ву-ю. Ему сейчас дадут взашей. Хе-хе. Компания. А правда, это очень странно, что названия у этого поезда совсем нет? – парнишка подошел теперь уже совсем близко к Марии, ткнув пальцем в сторону Экспресса. Сначала на мужика показал, двигающегося судя по всему на разборку с проводником, затем на сам поезд.
- Такой дорогой, лаковый уютненький, милый. Замечательный, один единственный сэр Поездище! Но где его названьице, где-где-где оно потерялось, спрашиваю я?

И покуда Маша страдала от легенькой мигрени, кричала в темноту и ловила на себе осуждающие взгляды остальных «обезвагоненных» пассажиров - ну не любят у нас в народе, когда кто-то выпендривается и требует инозёмного какого-то там сервиса. Покуда Маша слушала тишину в ответ и купалась в безмолвном осуждении толпы, мужчина-бунтарь дошел до следующего вагона.

Это был седьмой вагон. Это был очаровательный проводник седьмого вагона с мрачным лицом упертого дегенерата, в темно-синей форме проводника и форменной же фуражке. У дяденьки имелся галстук в косую полосочку, но не имелось бейджика, зато на лице было надето великолепное выражение: – «Я ненавижу свою работу и любого говнюка, который станет тыкать меня носом в мою грёбанную работу!»
Проверив билет у какого-то сероликого парня и пропустив его внутрь, мистер «Я ненавижу свою работу» отрицательно покачал головой.
- Нееет, - злорадно растягивая слова, смакуя их и наслаждаясь каждой буквой, разжевывая их прямо-таки как жвачку, произнёс этот добряк. - Н-не положено, нь-не-ельзя, жди-и-ите - отрицательно покачал головой.

...

Налетел ветер. Похоладо. Дернулись алые лужи отражающие в себе багряный поезд – словно брызги крови, пошли рябью на ветру. Жирно-алые, вопиюще смолянистые кляксы! Неприятненько сделалось на улице: потускнели фонари, совсем уж тоскливо и невыносимо взвыл ветер, будто бы женщина, заголосил где-то далеко-далеко. Криком человечьим, отчаянным жутким воплем - «Аааа!» Теряясь среди этих железных дорог.
Игорю вдруг ЧТО-ТО показалось, но попробуй улови что… Когда так холодно, а дождь нет-нет да и залетает под навес, швыряя капли студеной влаги прямо в лицо.
- Брррр бррр брррр, - шумно встряхнулся маленький Весельчак рядом с Машей. – Этот ветер был похож на крик. Занимательненько как! Мне показалось, будто это был вопль: «Неееет». Хе-хе-хе. Красный поезд поезд без названия и ветер, который кричит «нет». Хорошее начало истории. Ага!
Игорёк. Можно бросить Д100+20 чтобы разглядеть ЧТО-ТО. Что-то тебе там примерещилось возле поезда... Успех будет если выбросишь 60 или больше. Если меньше проводник заедет в пах коленом, потеряешь бонус +20 в след. раз.
Отредактировано 20.04.17 в 23:42
4

Игорь Макаров rar90
21.04.17 19:01
  =  
Игорь мерз на улице - и смотрел на проводника. Варианты действий были богаты, но безрадостны. Что толку жаловаться в ООН или в милицию. Если пройдут месяцы и годы до возможного наказания. Если жалоба не утонет в кипе бумаг. Оставалось получить моральное удовлетворение. Игорек стал рядом с злым цербером, так, чтобы можно было видеть вход в свой вагон и тихонько запел. Как бы между делом. Никому конкретно. Приятным ровным голосом.

наш плацкартный вагончик полон граждан унылых
пахнет рыбой, носками, табаком, грязным полом

Тут он возвысил голос, глядя прямо на непреклонного неуступчивого железнодорожника

проводник неопрятный, с покосившимся рылом
продает жидкий чай по цене пепси-колы

Он стал слегка притоптывая, согреваясь движениями. И наблюдал, готовясь дать деру. Ребячество - так и почему бы и нет.

У него жизнь плохая, у него язва ноет
и жена изменяет и пусто в карманах
он весь мир ненавидит и вагоны не моет
и сортир запирает и плюет нам в стаканы...

Удовлетворив свое чувство прекрасного такой маленькой местью, Игорь вальяжно и неторопливо пошел к своему вагону. Отступление - важнейшая часть военной науки. И что-то ему показалось такое, что , что ... что не могло быть здесь и сейчас. То ли кошка, то ли птица, то ли женщина была. Он присмотрелся...
Подошел к основной кучке попутчиков.
Поджал губу.
- В другой вагон не пускают. Ладно, ждем и мерзнем. Может, у кого есть ПМ с собой? Знаю, ствол помогает открыть двери в поезде?

Может и не самый лучший способ познакомиться, но веселее и умнее в голову ничего не пришло.
Результат броска 1D100+20: 52 - "на ЧТО-ТО".
5

Мария Кузнецова Joeren
22.04.17 06:36
  =  
Проводника Маша позвала только раз, но громко эдак, звонко и с чувством. Кричать снова было бессмысленно - если первый раз не услышал, то зачем же напрасно надрывать голос, да ещё по такому лютому летнему морозу, так можно и горло простудить. А горлом своим Кузнецова дорожила, как-никак голос - часть её работы в театре. Важная, между прочим, такая часть. Ведь чем больше текста - тем важнее роль. А чем важнее роль - тем больше за неё премиальные. Простая театральная арифметика. Ну, а помимо боязни простудить голос - она увидела, КАКИМИ взглядами смотрят на неё другие пассажиры, и стало даже исподволь жутенько от этих глазищ, готовых тебя насквозь прожечь. Так что, девушка раз крикнула - и предпочла заткнуться.
- Ах-ха, хо-о-олодно... - тихонько согласилась она с подошедшим забавным пареньком в галстуке, сама так же, как и он, озябшие пальцы свои дыханием согревая.
К тому времени Маша и сама стала покачиваться слегка от холода. Подпрыгивать прямо как этот типчик она не могла из-за каблуков, будь они прокляты - вот же ж дура, ноги за день извелись на них, могла ведь взять другие, мягкие сапожки без каблука. Зато могла чуть приседать на своих двоих и раскачиваться, шажками влево-вправо расстояние от края до края вагонных дверей отмерять, не решаясь отходить дальше - а ну как проводник объявится изнутри, сволочь такая.
Наверное, парень после своего многозначительного «словно дома, но у нас холоднее» так и ждал любопытственного вопроса «а у нас - это где?». Но Мария была не настроена вести светские беседы и знакомиться с кем-то, выглядящим как добродушное привидение Каспер из мультика, только в костюмчике и при галстуке. Честно говоря, она вообще ни с кем не хотела знакомиться ни до поезда, ни в самом поезде. Не любила Машутка это дело, случайные попутчики её скорее напрягали, чем радовали. А может, ей просто с ними не везло. То мужик доставучий попадётся, всё пытающийся её телефончик выспросить, то бабка ворчливая со взглядом старухи Шапокляк и такой же крысой, надо полагать, в дорожной сумочке, то семейная пара ссорящаяся. Хотя ругань последних хотя бы весело было послушать.
Однако, эта странная иллюзорная полупрозрачность соседа по вагону, тоже, видать, ждущего проводника, привлекла всё же ненадолго внимание Маши. Скользнула по нему взглядом своим внимательным, характерным таким взглядом с прищуром, который любят зрители. Что за чудеса? Видно, погодка влияет-то, чудится уже всякое. И странное чувство тревоги, посетившее девушку, лишь усилило её вдруг начавшуюся неприязнь к безобидному, в общем-то, говорливому пареньку.
Отвлечься помогло другое ощущение... неприятное очень ощущение подступающей простуды. Неужели она заболевает? Машка резко подняла руку и стала массировать большим и указательным пальцами переносицу, с силой прижимая их, вдавливая практически, затем приотпуская и снова нажимая. Это ей всегда помогало в таких случаях, когда резь в носу, как бы намекающая на скорый насморк. То, что в голове колет, тоже приписала к тем самым тревожным симптомам. Волосами тряхнула, пытаясь избавиться от покалывания в висках.

- Вангую, - машинально поправила парня Маша, не особенно-то желая с ним разговаривать, а потому всё больше молчавшая.
И действительно, ничего не получилось у героического мужчины, отправившегося покорять эту неприступную крепость на рельсах. Прав оказался неожиданный и странноватый сосед. Оставалось только печально вздохнуть и ещё разочек оглядеться в поисках коварного проводника. «С-сука», - мысленно выругала она нерадивца, даже зубами скрипнув.
- В смысле? - это она про отсутствующее название поинтересовалась и, повинуясь жесту незнакомца, повернула взгляд на поезд, оглядела его недоумённо, искренне не понимая, отчего у Экспресса должно быть название, ну, кроме стандартного, конечно. Потом поняла, но не сразу. Сначала до сознания дошёл голос парниши и смысл сказанных им слов, и только потом Мария уразумела, о чём он талдычит.
- Так может, это ошибка какая-то? Может, нам другой поезд нужен? - предположила девушка, на паренька в галстуке так поглядев, будто бы он сам проводником был не этого, так другого какого-нибудь Ночного Экспресса. Уж больно навязчиво он про название спрашивал, будто намекал что-то, предупредить о чём-то хотел, и оттого ещё тревожнее на сердце становилось. - Вы же по распродаже билет брали? - уточнила Маша.

Кроваво-алые всполохи в лужах откровенно пугали. И без того было холодно, так ещё в подарочек ветерок приятный освежающий подул, заиграл с Машиными волосами, заставил чуть ли не приплясывать на месте. Ну, она старалась не сильно плясать-то, не как парниша этот приставучий. Благо, одета была теплее, вроде как. От этого знания, впрочем, самой Машке теплее ну нисколечки не становилось.
- Ох... - чуть вздрогнула от дикого завывания ветра где-то вдали, этого вопля отчаянного безумца, вырвавшегося на свободу будто бы из дома нездравомыслящих. Или безумицы, если уж сравнивать этот вой с человеческим голосом, больше походившим на женский.
Ночь. Перрон. Поезд. Закрытая дверь вагона. Отсутствие проводника. Сильный июльский мороз. И обезумевший ветрюган.
- Да уж, похож... - согласилась девушка, обнимая себя покрепче за плечи, что не особенно-то и помогало. - Психодел какой-то.
Она угрюмо взглянула на говорливого и вздумавшего её пугать этими красивыми и ужасными историями паренька, подошедшего так близко, что едва удерживалась от желания протянуть руку и ткнуть в него пальцем, чтобы проверить, насколько этот типчик прозрачен. Смешно, право слово. А почему она должна отказываться от своих желаний? В самом деле, не обязательно тыкать прямо сильно - можно аккуратненько и незаметно его коснуться, чтобы не понял, не увидел, не почувствовал.

Маша дождалась, когда парниша в очередной раз отвернётся куда-то посмотреть, быстро вытянула руку и легонько ткнула сбоку в его костюм самым кончиком пальца. Практически одним ногтем - своим ухоженным, слегка продолговатым, не накрашенным ногтем. И так же быстро отдёрнула руку, снова обняв себя за плечи как ни в чём не бывало.
А затем на подошедшего неудачника посмотрела. Долго и изучающе. Он ещё и шутит, ха!
- Долго же вы его уговаривали, - просверлив в мужчине дырку, проронила Маша. - Мне показалось, вы ему колыбельную поёте, чтобы усыпить.
6

Игорь Макаров rar90
22.04.17 14:06
  =  
Холодный нос Игоря повернулся в сторону длинноволосой девушки. Парень посмотрел на нее тем долгим оценивающим взглядом, который так хорошо получается у мужчин. Волосы. Глаза. Овал лица. Шея. Плечи. Грудь. особое внимание декольте. Хотя по такой погоде декольте скорее пугало, чем возбуждало. Размер? Талия. Бедра. Длина и стройность ног. И потом обратно - до глаз.
Пол - женский. Раса - человек.
Так. Явно все очки вложила в харизму, хотя ловкость тоже есть. Класс - шпион или разведчик. Наверняка с легкостью активирует гендерные умения Взгляд-из-под-ресниц и Походку-от-бедра. Наверняка хороша в ближнем бою, где Спадающая бретелька и Глубокое декольте ослепляют врагов, давая бесценные секунды для решающего удара. Выход - бить издалека, ибо мало выносливости. Пивной перегар не даст ей приблизиться, а Позавчерашние носки гарантировано выведут из строя...

Игорь помотал головой. Он в реальном мире, а не в мире игрушек. Не надо раскладывать все в удобноваримые компьютеру термины. Парень перебрал варианты ответов. Остановился на достаточно нейтральном и безобидном, но дающим простор для дальнейших действий.

- Ну что вы, девушка! Колыбельную я готов спеть разве что с вами. Меня, кстати, зовут Игорь. Нам вместе до Москвы ехать. Или вы раньше сходите?
7

Остряк Лисса
22.04.17 22:52
  =  
Этот самый паренек, «рыб-прилипал» навязчивый, с золотой булавкой на своём узком галстуке, ни грамма не смутился – он посмотрел на Машу своим чуток ироничным, чуток дружелюбным и чуток развеселым взглядом. Брови его удивленно приподнялись, глаза с интересом сверкнули, а потом он развёл руки в сторону, в стиле: «Ну что ж тут поделать, ну вот такой вот он я».
- Ага, ва-а-ан-гую. Благодарствую за уточнение-с-с…
Впрочем, после своей длинной и восторженной речи, «мальчиш-плохиш» сильно не навязывался: он с интересом разглядывал серебряный навес над головой, расхаживал взад-вперед по платформе, попытался было закурить сигаретку, щелкнул зажигалкой, вдруг страшно закашлялся после первой же затяжки и с гневом растоптал бычок. Смачненько так и удовольственно, уничтожая его в хлам.
- Кха-хка-ха… бееее… вот же гадость, кхм… Я думаю это НАШ поезд. Бесценный поезд, единственный в мире такой вот красный поезд-поездише. Хе-хе. Смотрите-ка, другие пути пустые? Готов поспорить, что это судьба! Нам было уготовано сюда попасть. Например, мне было уготовано отыскать нужный… хм… дешевый сы-сайт в этом самом вашем, пардоньте, нашем и-н-те-р-нете, - произнес с трудом эти явно незнакомые ему слова, даже как-то нахмурившись суровенько: будто бы не пришлись ему по вкусу инозёмные словечки. Будто бы, были оценены, взвешены и признаны непригодными.
Затем, печально улыбнулся, и снова принялся наматывать зябкие свои кружки: иногда стоя на месте, а иногда расхаживая взад-вперед. Случалось, он подходил к Марии слишком близко, словно бы чувствуя её горячую «симпатию», а затем, смешно подпрыгивая удалялся, дуя на свои озябшие руки.

- Не, абсолютно точно вас уведомляю, я не проводник, - как ни в чём не бывало ответил этот опасный тип на непроизнесенный вслух вопрос, и вдруг застыл, как бывает застывает кошка, углядевшая что-то очень её заинтересовавшее. Шерсть дыбом, уши прижаты, глаза превратились в два колодца черноты.
ЧТО-ТО привлекло внимание типца! Он даже побелел под тусклым светом неживых ламп, сосредоточенно глядя на красный поезд, или скорее глядя куда-то вниз, в сторону той узкой щели между поездом и платформой. Ну щель да щель, однако ЗнакомецЪ прямо-таки застыл безмолвным, чуть-чуть дрожащим даже изваянием в ночи.
Как же его тут тихонечко не потрогать? Самое ведь время!
Ощущения были странными: фигура его совершенно точно казалась расплывчатой и туманной в этой гнилой полумгле. Палец Маши что-то ощутил. Сначала легкое покалывание, будто слабый разряд тока. А потом палец тронул ЧТО-ТО жаркое и мягкое на ощупь, будто бы намытые бальзамчиком ласковые волосы – ага, такая себе уютная шевелюра!
…Только там где костюму полагалось быть, только на том месте, где полагалось почувствовать грубую ткань. Затем у актрисы вдруг отчаянно запершило в носу, засвербило и зачесалось. Порхнули сердитыми птицами тени перед глазами. Ап-ч-хи! И сквозь слезы на ресницах, фигура паренька сделалась совсем обычной. Даже не размытой. Костюм, галстук, уверенная голубизна на подбородке, прыщики и маленькие рытвинки на бледной коже. Вполне себе человек, к тому же глядящий прямо на нее, человечище-то: без улыбки, но и совсем даже без угрозы, скорее любопытственно:
- Пардоньте, вы что-то расчихались. Платочек, медамуазель? - и в самом деле протянул платочек. - Поверьте мне, я в него не сопливился!

Это самое «не сопливился» и услышал Игорь, подходя чуть ближе. Новый-Добрый-Друг-Проводник-Седьмого-Вагона, проводил его (о эта чудесная тавтология, о богатство речи!), долгим колючим взглядом маленьких злых глазок, запрятанных под кустистыми, очень и очень неаккуратными бровями. С волосками торчащими в разные стороны будто неподстриженные кусты.
А совсем недавно, наш «Проводник Неопрятный» нервозненько выслушал песню, дернув слегка обвисшей своей щекой. Затем произнес лишь одно вымученное оскорбление, потому как думать быстро, генерируя колкости на лету со скоростью автомата, этот мрачный тип видать не умел.
- Пьянь не пускаем, - выплюнул прямо-таки в Игорька, с трудом наконец выдумав что-то удобоваримое. А потом отвернулся, кажется, он тоже был недоволен отсутствием другого проводника.

«С-сука непунктуальная. Тварь…» - долетело до Игорушки сзади.

…Или этот гад трусливо оскорбил его за спиной, неудовлетворившись первой колкостью, хотя причём здесь пунктуальность, спрашивается? Либо персонал поезда находился прямо-таки в чудесных отношениях друг с другом.
В любом случае! Ничего странного Игорь так и не заметил - ну, показалочь что-то, мелькнуло и исчезло на границе видимости - с кем не бывает? Зато приметил парня и одну замерзшую Деву, программер. Приметил заботливо протянутый дамочке платок и… и… и в носу у Игоря слабо защипало. Захотелось вдруг чихнуть, а потом желание прошло.
Отредактировано 23.04.17 в 23:10
8

Игорь Макаров rar90
24.04.17 19:15
  =  
Не можешь прекратить - возглавь. Не можешь возглавить - игнорируй. К моменту, когда Игорь подошел к двери своего вагона, неудачный поход в соседний стал казаться забытым сном, чем-то средним между битвой при Молодях и битвой при Лесной. Не каждый выпускник сообразит о каких именно битвах идет речь!
А что привиделось что-то... Да мало ли что мелькнуло в глазах, в холодной стылой ночи. Он, Игорек мог рассказать о совершенно паранормальной истории.
Одна игра, в которой надо было играть роль бога (авторы не мелочились!) запомнилась не эпическими багами, не безбашенной идеей, и даже не шахматным названием. Она запомнилась тем, что звала... Звала игроков к себе. Вот только представьте. Ночь. На экране суетятся человечки - ваше племя упорно пробирается к вершинам цивилизации. Вы отошли буквально на 10 минут - попить чайку. А когда возвращаетесь - слышите шепот, далекий, словно море. Ваше имя. Ваше собственное имя. мы... тебя...ждем... ты... где...
Вот это пугало и поражало. А тут... Плюнуть и растереть! Что-то там такое мелькнуло и захотелось чихнуть. Одеваться теплее надо было!
Игорек не был удивлен, что красавица проигнорировала его робкий подкат. Этакая фифочка, что ей жалкий программист? Потому Игорь демонстративно повернулся к ней спиной и посмотрел на вокзальные часы.
Времени до отправления было все меньше...
9

Мария Кузнецова Joeren
25.04.17 16:44
  =  
Всё страньше и страньше, как сказала бы известная героиня нарколептической сказки Льюиса Кэрролла. Вот и Мария сейчас чувствовала себя скорее Алисой, которую утаскивает в свою нору белый кролик в узком галстуке с золотой булавкой. Только, в отличие от этой странной девочки, попавшей в ещё более странный мир, Маша не испытывала аж прямо такого восторженного восторга. Она просто хотела попасть домой. Ну, в Москву, не так давно успевшую стать ей вторым домом.
Глядя на парня, прыгающего под навесом, пытающегося закурить - вот же ж мерзость эти ваши сигареты! - а затем гневно топчущего не бычок, а целую сигарету после первой же затяжки, она только головой качала. Странный субчик, право слово. Зачем сигареты с собой таскает, если они для него гадость? Но ладно с курением. Куда страньше звучали его труднопроизносимые «сайт» и «интернет», как будто он и слов-то раньше таких не слышал. И из какой же попы труда он приезжий, спрашивается? Ладно - развивающиеся страны Африки, но у нас в России даже бабушки в деревнях на ноутбуке шарят, ага, Маша сама видела по телевизору. Говорит вроде, с северов приехал - ну, если у него дома ещё холоднее. А на северах интернеты есть. В Якутии - так точно, Маша когда-то пользовалась сразу парочкой якутских сайтов. Ещё в двухтысячных. На одном качала музыку, на другом играла в какую-то онлайн-игрушку в жанре стратегии. Ну, пыталась играть. Как же она называлась? Сейчас уже и не вспомнить, что-то на Д. Там ещё в начале ополченцами играешь, соседей захватываешь и своё государство строишь. Её позвал играть одноклассник, но ей не понравилось. Стратегии - это не её.

Да чтоб его! Он что, её мысли читает? И как только догадался, что она подумала о нём, как о проводнике...
- Как вы?.. - начала было удивлённо задавать вопрос, но передумала спрашивать и осеклась. Наверное, из-за его странной реакции на ЧТО-ТО. Маша и сама посмотрела в ту сторону, невольно привлечённая его вниманием, но ничего подозрительного не заметила и не нашла ничего лучше, кроме как ткнуть пальцем в пиджак молодого человека. Грех было моментом не воспользоваться.
И отдёрнула этот палец с брезгливостью даже, испытав ощущение странное очень... неприятное ощущение, словно живой плоти, покрытой волосами, коснулась. Или мягкой шерсти животного. Да ещё и покалывающее это ощущение при прикосновении. Брр. Потерев пальцы друг о друга, а затем вытерев их о своё пальтишко, Маша возмущённо и удивлённо уставилась на диковинного парня. И следом за тем ка-а-ак чихнула!
- Ох ты... - от неожиданности произнесла, за нос схватившись. Бли-ин, ну точно простудилась! Только не здесь, не в поезде! Пожа-алуйста!
Брать ЕГО носовой платок не хотелось, даже если он был первой свежести и абсолютно чистый и выглаженный. Так что Маша только головой покачала, расстегнула сумочку - ту, что поменьше, ту, что из чёрной кожи, дамскую свою сумочку через плечо - и нашла в ней свой собственный платочек.
- Спа-асибо... у меня свой есть, - вежливо поблагодарила тем не менее и принялась нос чистить от мокротени.

Тут-то и с подошедшим мужчиной заговорила, про колыбельную ему сказав. А он не преминул этим ответом воспользоваться. Чего и следовало ожидать. Очередной донжуан, завоеватель дамских сердец, умеющий повернуть разговор в нужное русло. Имя своё Игорьковое назвал, мда. Она возмущённо высморкалась, чуть отойдя и отвернувшись от мужчин, затем вернулась к ним снова.
- Вместе в одном вагоне, но там же не одно купе, - жёстко парировала она его выпад, отказавшись тем самым имя своё назвать и про Москву тоже не ответив.
Зачем оно ему, в самом деле? Он хоть и вполне красивый мужчина, не чета дружелюбному Касперу, но, кажется, совсем не в её вкусе. Взгляд этот самодовольного кота, глядящего на рыбку в миске и приноравливающегося, как бы куснуть повкуснее. Вы же видели, как кошки рыбу едят? Словно она живая и за ней надо охотиться. Замрут выжидающе перед миской, затем - цап! Схватят, пожуют, отпустят, снова замрут... и опять - цап зубами! Так и этот Игорь глядел на неё.
Честно говоря, не потому Машка игнорировала его попытки подкатить, что фифой зазнавшейся была. Она ведь славы-популярности не достигла, в лицо на улицах её не узнавали, и сама родом из маленького провинциального городка. Просто раздражена она была отсутствием проводника, неудачно сложившейся поездкой, теперь вот ещё начинающейся вроде бы простудой. Сейчас к ней было лучше не лезть, к этой ядовитой рыбке фугу, приготовленной вовсе не по рецепту.
10

Света Лисса
26.04.17 23:15
  =  
Сонный мир двенадцатого часа ночи, когда стрелки часов нехотя ползут по циферблату окуная мир в беспредельную черноту. Поторапливая новый день и не умея торопить его как следует.
Тик-так. Или правильнее сказать: ти-и-ик-та-а-ак – замедленное движение. Ползут себе минуты застывшей смолой не желая трогаться с места – залипли словно жужжащие мухи на клейкой ленте.

Совсем обессилили.

О плохом в этот час думается с какой-то прямо страстью первозданной: гнилой вокзал, гнилой поезд, гнилой типец в галстуке скользит себе гаденыш по платформе, рыбкой вьюном. О плохом думается с огоньком, с радостным этим рвением души, а о хорошем думать не охота. Оно сгнило, осыпалось, опало прошлогодней листвой под ноги. Хорошее это самое. Хрусть-хрусть, недобрые истории небодрого тринадцатого часа. И недоброго конечно тоже, само собой.
Ожидание, оно томительнее всего, среди дождя да холода, когда зябнут руки и мокнет нос. Маша видит электричку, ленивую, ползущую себе куда-то солнечную змею на соседней платформе, где останавливаются пригородные поезда. Залитую светом изнутри будто огнём, электричку-то. Как в кошмаре недавнем! Только свет добрый как янтарь – охристо-рыжий словно летний смех, как мечта, как солнце, как яркий сочный апельсин. Выгрузила пассажиров наша электричка, постояла и отчалила себе далёким кораблём – в какие дали? Наверное, в депо.
…Вот пассажир случайный застыл вглядываясь куда-то в ночь, постоял себе тревожной фигуркой, огоньком сигаретки сверкнул. Потом пошел на выход исчезая в своей собственной жизни. Растворился в ней навсегда и не встретишь его больше. Таков вокзал, таковы железные дороги – ручейки серебряных рек. Сходят – расходятся, и никому не остановить

Пассажиры шестого вагона грустно бродили по перрону: кто в сотике шарился, кто задумчиво глядел в пустоту. Иной планшет открыл, другой дымил электронной сигареткой, выдувая жутко ароматный дым. Проводник седьмого вагона, он же Добрый-Любезный-друг-Игорька-нашего-Программера, злился всё сильнее. Теперь уже он раздраженным шагом мерил платформу, переглядываясь с другими людьми в форме, кипел от своего гнева, поправляя на себе пиджак. Прямо чайник на плите! Долетела его пламенная, перемежаемая матами речь:
- С-сук… Н-ну с-сук же что делает… ну, ять…

«Мохнатый» Галстуконосец больше к Маше не лез. Забрал свой платочек глядя на девушку без злости и совсем даже без сожаления, кивнул улыбнувшись. Затем отвернулся и смачно высморкался, работая носом аки трубой какой-то.
- Эхе-хе-хе… охо-хо… Друзья-друзья, на вашем месте я бы причислил к ним батарейки. Да-да, именно они ваши лучшие друзья, хе-хе. Есть интересная история, но станете ли слушать?.. - очевидно, хотелось ЕМУ о чём-то рассказать, но приставать к Маше больше не решался – она ж как электробудка. Сунешь свой нос любопытный и…

И то-то и оно! Эхе-хе, холодненько. Парнишка в галстуке к Игорю подошел.

- Экхм… позвольте поинтересоваться почтей-ль-нишей, а вы там ничего-сь не виделись, такого себе, подозрительного? Когда возле вагона изволили стоять? Хе-хе. Такая история… Стою себе намеднича, гляжу на поезд, хе-хе, и ТАКОЕ вдруг привиделось… Желаю вас уведомить, что...

Договорить не успел. ОН пожаловал, то есть она. И какая ОНА. Девушка-мечта!
Цок-цок-цок на каблучках – ваша проводница соизволила явиться.
Красавица первосортная, красавица отменная – длинонногая, лакированная, неземная и холодная. Истинная Королева! Глаза понятным делом обливают всех прохожих презрением, чувственные губки сложены в гадливой полуусмешечке. Цок-цок-цок. Форма на этой барышне будто платье самое дорогое красуется. Цок-цок-цок, великолепная блондинистая копна волос блестит жизнью и здоровьем! Странно, что проводницей работает. А впрочем, может и не странно – фирменный же поезд, да она в общем и не сильно своим делом увлечена, судя по опозданию.
Тонкий шлейф дорогих духов очаровывал. Взгляд главной львицы в прайде, без особого интереса скользил по этой серой толпе.
- Проходим побыстрее. Время! – произнесла эта Фифа отстраненно-высокомерным тоном, будто бы это вы все опоздали, а не она сама.
- Ведьма… с-сук… - прошипел «добрый» уродливый проводник седьмого вагона.
Галстучный Брезгливчик оторопело глядел на эту неземную Красотку, заценивая должно быть её шикарные, великолепные прямо-таки брови, подведенные и шикарные, изогнутые прихотливой ухоженной дугой. Ага. А как же без них?
Отредактировано 27.04.17 в 00:46
11

Мария Кузнецова Joeren
28.04.17 05:05
  =  
Проплывающая мимо ленивая электричка вызвала нездоровую злость у одной начинающей и не очень-то удачливой актрисы. На огни эти добрые, тёплые такие и манящие, поглядела, зло в пальцах платочек скомкала и с силой в сумочку швырнула, резко её застегнув - так, что будь на сумке молния старая и изношенная, могла бы и заклинить от такого резвого старта. Выругалась тихонько, пока от мужчин отошла - всё же ругаться нецензурной бранью при них воспитание не позволяло.
Вот бы в эту электричку сесть - и не в Москву, а на Багамы какие-нибудь, скажем, ну или Канары. Там теплынь, солнце жаркое, море горячее, пальмы прямо на берегу, пляж тёплый, песочек шёлковый, а на нём загорающие и отдыхающие под зонтиками и в шезлонгах, или просто на стульчиках, парни симпотные, красавцы большеглазые в одних только плавках, ну или хотя бы красных шортах, напоминающих трусы, и непременно с панамкой, чтобы солнце голову не напекало. Мм, красота!..
Замечталась наша Маша, а между тем электричка манящая отчалила, как последний теплоход, выпустив из себя стайку пассажиров, растворившихся вскоре в ночном полумраке вокзала.

Странный паренёк, мохнатый галстуконосец, затаптыватель невыкуренных сигарет и предлагатель невысморканных платков смекнул, наконец, что его случайной попутчице совершенно не хочется ни с кем общаться, и набросился вместо неё на Игоря. О да, она запомнила имя этого мужчины! Потому что у него хоть и не было (наверное) красных шортов, напоминающих трусы, но был он вполне даже интересным, несмотря на самодовольную рожу. В другое время и в спокойной обстановке она бы с таким познакомилась - хотя бы просто время в пути скрасить за разговором да ради любопытства. Да-да, того самого, что кошку сгубило, а могло и нашу Кошку Драную погубить однажды, случись ей влюбиться в случайного попутчика. Они ведь на то и случайные, чтобы раствориться очень быстро в череде дней и поездов и никогда больше не встретиться.
Нет, Маша не стала слушать Галстуконосца - она бы и пальцем у виска покрутила, будь чуточку невоспитаннее, когда он громогласно высморкался в тот самый платок, что только что ей предлагал, и начал вещать, что батарейки - лучшие друзья человека. Девушка плечами пожала и отошла, а он к Игорю подошёл. Что-то ему там привиделось. Что, что... Сучка на каблуках! И Маша сейчас не о себе.

О, ей было далеко до этого чучела гламурного! Нет, принарядись она да прихорошись, ещё бы фору этой блонде дала, но не сейчас - жалкая, растрёпанная, с мокрой тряпкой на голове вместо волос, побелевшими пальцами и мокрым носом. Не стыдно было разве что за пальтишко своё белое, хорошее и дорогое, да на ней оно сейчас смотрелось, как седло на мокрой курице. Не то, что на этой (б)леди Совершенство её форма проводницы. Ах, с-сука! Машка поедом ела взглядом приближающуюся даму, плывшую к их вагону словно Королева. Тарзана только не хватало, чтоб не самой переть через перрон, а на руках несли. И приревновала её в этот момент Кузнецова разом ко всем мужчинам в поезде, не только в их вагоне. И к Игорьку самодовольному, и к Галстуконосцу не в меру болтливому, и к красноречивому проводнику седьмого вагона, и к усатому машинисту дяде Васе, тоже, небось, поминающему Королеву всеми лихими словами одновременно. Хотя машинист-то в тепле сидит, чаёк из блюдечка попивает, усы свои густые в ароматную горячую жидкость чайного цвета макает, ему-то что...
А она ещё и газовую атаку провела, дорогими своими духами, значится. Гадливо улыбнувшись Фифе, услышав её команду-распоряжение, Маша хищно сузила свои глазки, недобро блеснувшие, и к мужчинам, уже немного знакомым, подалась. Не успел Игорь опомниться, как она его за руку легонько ухватила чуть повыше локтя и приблизилась, быстро-быстро зашептав, чтобы та гадина не успела ни услышать, ни увидеть и понять:
- Извини, Игорь, если нагрубила, день сегодня плохой. Меня зовут Маша. Идём вместе, будем проходить мимо неё - «случайно» меня толкнёшь в её сторону, понял? Ты со мной? А то время ей дорого, видите ли...
12

Игорь Макаров rar90
28.04.17 19:28
  =  
Скользкий тип в мутном галстуке подошел к Игорьку. Почему-то в голове всплыло модно и богатое слово - метросексуал. К стыду своему, Игорек не знал, что оно значит. Воображение рисовало нечто противно розовое, зализанное и неопределеннополое. Может все и не так. Может, метросексуалы - это строители метро, бодро шагающие на работу с кувалдами и отбойными молотками, с белозубыми улыбками, фотогенично присыпанными пылью штолен? Проверять не хотелось. Галстук обратился к парню с вопросом - мол, не видно ли чего? Игорь перебрал варианты ответов. Надо меньше пить. Меньше курить. Глотать. Играть в онлайн-покер. Чтобы не казалось! Но выбрал самый нейтральный вариант.
- ааа эээ мнм... ну... нет. Не видел.

И в самом деле, что тут интересного? Нечто! Наверняка имеется простое и логичное объяснение. Как в той игре, которая звала. Ларчик открывался просто. Было записано около обращение по имени к примерно 200 самым популярным англоязычным именам. Файлы запрятаны в ресурсах. Программа анализировала профиль пользователя в Windows. И подбирала одно из имен. А потом в дело вступал простейший триггер. Если игра запущена ночью. Если есть файл с обращением с этим именем. Если клавиатуру и мышку не трогали какое-то время. Тогда - в фоновом режиме запускался зов. Тихий... И весь секрет.. А тут...

И тут же отвлекся. Потому как пришел проводник. И какой проводник! Глядя на их проводника, Игорь осознал. что он выбрал не ту профессию. Что он всегда должен был ездить в вагонах. С таким напарником. И засыпать рядом с ним под стук колес. Для начала - на разных полках. А вы что подумали?
Если до этого момента парень стремился попасть в вагон одним из первых, то теперь наоборот, отошел подальше. Чтобы быть последним вошедшим...
Тем неожиданней было предложение Маши. Ее жаркое дыхание возле уха хотя и настраивало на игривый лад, но не обещало ничего неожиданного. А выбор надо было делать и делать быстро. Нет ничего страшнее мести обманутой в своих ожиданиях женщины. Правда, чья месть страшнее - случайной можетбытьпопутчицы Маши или случайного точнопроводника? Игорь не знал.
- Маша, подожди, давай отойдем в сторону, и расскажи что ты задумала. А то я боюсь испортить твою идею...

А там или ишак сдохнет или падишах или я...
13

Мария Кузнецова Joeren
29.04.17 08:58
  =  
Вот ведь, нет, чтобы сразу согласиться - уточнять зачем-то начал, в сторонку отойти предложил. А ведь если они вдвоём отойдут в сторону, это уже будет вызывать подозрения той самой Королевы. Неужели запал на фифу Игорёк? Хотя, кто бы сомневался. Редкий мужчина долетит до середины Днепра, отвлекаясь на подобную женскую красоту. Маша понимала, что это так, и не могла осуждать возможного соучастника преступления, однако же его несговорчивость действовала на нервы, а девушка и без того была раздражена. Ещё не хватало вместо союзника обрести врага - ему может хватить дурости помешать ей осуществить свой план справедливой мести.
- Начну падать, схвачусь за неё и запятнаю ей репутацию, - быстро ответила Кузнецова, не став отходить ни в какую сторону. Это точно было лишнее. - Ничего криминального же. Просто немножко её испачкаю. Совсем чуть-чуть. Чтобы проблемами простых людей вроде нас прониклась. Ну давай, решай быстрей, а то одна пойду.
Чтобы не вызывать подозрений своим долгим разговором шёпотом, Маша тут же и отстранилась от мужчины, руку свою убрала, на окружающих поглядела как ни в чём не бывало, потёрла ладони друг о друга в безуспешной попытке их согреть. Отходить от Игоря не спешила, чтобы знать его ответ. Но, по правде, уже была готова к отказу. Тогда она просто молча развернётся и медленно пойдёт ко входу в вагон. Был у девушки ещё один план, запасной, на случай Игоревого предательства. Рисковый только очень.
14

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.