[IK] Hanagatari | ходы игроков | Красота и Опыт: Ирис и Ликорис

 
DungeonMaster InanKy
12.01.17 15:48
  =  
- Не, не слыкха-кха-л о таком. Мир Цветов. Эхх. Звучит красиво! Посмотреть бы - да не добраться мне, раз далеко это.

Ликорис и Эито продолжили свою не очень-то активную беседу: оба то и дело пропадали к своих собственных мыслях и воспоминаниях.
Не было у двоих ничего общего - но уютно казалось, тепло. Старик, кажется, и кашлять меньше начал, да и вообще лицо не таким бледным стало. Видно, соскучился он по гостям и разговору - а может, по тому, чтобы за одним столом с кем-то есть.

Тянулось это достаточно долго, а потом вернулся к дровам Тиба, а старик пошел отдохнуть - вздремнуть после еды.

Но вскоре услышал Ликорис скрип колес и стук копыт, а после и крик:
- Эй, Эито! Эт я, в гости зашел! Ты чего, старый, вздумал дрова колоть?! Совсем из ума выжил?

Спустя короткое время из-за угла дома вышел простой, деревенский мужик с каким-то мешком за спиной.

====================

Дорога заняла и правда совсем немного времени. Проехав небольшую рощу и перевалив по еле видной дороге за холм, телега начала спускаться в овраг, где Ирис увидела одиноко стоящий дом.
Откуда-то из-за него доносились мерные удары топора по дереву, но видно никого не было.

Подъехав поближе, возница остановил лошадей и спрыгнул с козел.
- Эй, Эито! Эт я, в гости зашел! Ты чего, старый, вздумал дрова колоть?! Совсем из ума выжил?
Пока он это кричал, достал из телеги сумку с чем-то, закинул на плечо и отправился за дом.

===

- Ээ. Мужик, а ты, это, кто? - Обращался возница к Тибе, который стоял с топором над грудой дров. - И где Эито?

Если что, описание внешности друг друга доступно во вкладке Персонажи - так что, надеюсь, это не надо расписывать.
1

Тиба почему-то не удивился. Он предчувствовал, что получит от Эито такой ответ. И все равно услышать, что даже старики теперь не знают про Мир Цветов, было горько. Может, оно и хорошо, если бы только страна и дальше жила в мире, если бы только цветы не распутились снова. И если бы не очнулся он от кошмаров и от чувства, как что-то плохое надвигается снова.
Тейдзо думал об этом, когда после короткого отдыха вновь махал топором, дорубая остатки сухих ветвей. Монотонная тяжелая работа успокаивала по-своему. Хотел бы Тиба остаться у старика на ночлег — этой ночью он спал бы без задних ног, — но не выйдет, видимо. К тому времени, как солнце начнет клониться к закату, хорошо бы уже быть в пути, тогда он успеет сделать остановку в следующей деревеньке. Если та, конечно, не опустела, подобно деревне Куса.
Теперь Тейдзо чувствовал, что неспешный душевный разговор со стариком наконец сломал ту печать одиночества и отстраненности, какая преследовала его все эти несколько дней. Теперь ему будет легче.

Тиба перевел дух, отер взятой у старика тряпкой взмокшую шею, постоял немного, разминая плечи и поясницу; он устал, еще чуть-чуть — и плата за ужин даже для его тела покажется непомерной. Но оставалось немного, однако только он перехватил топор, как услышал перестук конских копыт и скрип колес, а следом за ними голос. Тейдзо вышел вперед — и встретился с очередным гостем.
— А старик-то слукавил. Сказал, совсем никто к нему захаживает.
Он нахмурился. Не очень-то ему понравился грубый окрик мужичка, на вид крестьянина или мелкого служащего, вроде посыльного. Ну и нравы пошли...
Тейдзо с внимательным прищуром изучал незнакомца, одной рукой приглаживая бороду, а во второй все так же сжимая топор.
— Но гляди-ка, гости так и тянутся... Тиба Тейдзо меня звать. — Наконец соизволил представиться он. — В доме старик. Спит, вроде.
Отредактировано 24.01.17 в 15:44
2

Айамэ Texxi
12.01.17 18:25
  =  
Телега затормозила. Открывшийся Айамэ вид был настолько мирным и обыденным, что впору счесть - всё случившиеся не больше часа назад ей привиделось. Напекло весеннее солнышко. Она возможно так бы и решила, но пропавшая дзифу не позволяла забыться. Как бы там ни было, стоило собраться и продолжать путь. Вынырнув из страны своих раздумий, Айамэ спрыгнула с телеги вслед за крестьянином, решив размять немного ноги.

Свернув за угол, туда, откуда разносились удары топора, наследница Ириса остановилась, с любопытством наблюдая разыгравшуюся сценку. Её провожатый явно не ожидал здесь встретить дровосека, да и тот был удивлён и, похоже, вовсе не обрадован. Мужчина потный от работы, крепкий и правильно одетый - в кимоно и катагину, а не в какие-то там несуразные тряпки, выгодно отличался от столичных хлыщей. Айамэ одобрительно кивнула сама себе. Интересно, откуда он здесь взялся этот Тейдзо? Не родственник Эито, а то бы, пожалуй, знал, кто к нему заезжает и как часто. Случайный прохожий? Похоже на то. Ей сегодня определённо везёт на случайные встречи. Девушка улыбнулась краешком губ. Случайных встреч не бывает. Судьба всегда сплетает нити со со смыслом, только не каждый человек способен правильно разглядеть её узор. Так говорили в Доме Ириса. Только Айамэ - не каждый, она Наследница, а значит, попробуем разглядеть.

Девушка подошла ближе, она выглядела лёгкой и беспечной, как пушинка, бесшумно ступая по земле в своих деревянных сабо. Серёжки покачивались в ушах в такт шагам, словно наигрывая какую-то неслышимую мелодию, весёлую и задорную, как весенняя капель, а нежаркое ещё солнышко двумя лукавыми искорками рассыпалось в глазах. Айамэ тряхнула головой и рассмеялась, обращая на себя внимание.

- Доброго дня, Тейдзо. А вот и ещё гости, - сказала она, слегка кланяясь.

Погода весной
Изменчива как дева.
То солнце, то гром.
3

Следом за служкой появилась и госпожа — и Тиба встретил ее удивленным взглядом. Он не слышал ее шагов — так легко она ступала, и когда ее смех нарушил повисшую хмурую тишину, Тейдзо не смог сдержать внутреннего одобрительного смешка.
Эта естественность в движениях незнакомки и искренность ее улыбки здорово располагали, и, поначалу резкие, черты лица Мастера сгладились. Он улыбнулся, запахнул и поправил одежды, а затем сдержанно поклонился в ответ.
— Ну, — откликнулся он, — хозяин вроде рад гостям.

Неожиданная все-таки встреча — и странная.
Тибе вспомнился рассказ Эито о том, как он всю жизнь наблюдал медленное опустение деревни, как все, кого он знал, один за другим покидали родное место, чтобы перебраться в крупные города. Тейдзо снова почувствовал эту грусть в словах старика и одиночество, с которым он сроднился. Могло ли быть так, что Эито нарочно умолчал о своих родных, живущих теперь где-то в другом месте, чтобы не бередить старые раны? Могло ли быть так, что внучка или правнучка, которую он даже никогда не видел, вдруг неожиданно приехала проведать старика на исходе его дней? Кем может приходиться эта девушка Эито — да и может ли, — Тиба знать не знал, но странная цепочка домыслов сама собою связала всю череду событий, новых лиц и сказанных слов.

Выдержав небольшую паузу, Тиба крикнул, громко, чтобы прикорнувший на лежанке старик услышал его:
— Эй, Эито! К тебе еще гости, встречай! Слышишь?

Задумчиво отирая шею тряпкой, Тейдзо еще раз бросил внимательный взгляд на незнакомых мужчину и женщину — теперь уже без излишней подозрительности. Какой бы необычной все-таки ни была эта встреча, что-то подсказывало ему, что из нее может выйти доброе знакомство. О котором, возможно, когда-нибудь после он вспомнит с теплотой.
Тиба размашисто вогнал топор в колоду, повесил влажную тряпку на рукоять и мотнул головой в сторону стариковской хижины. Препятствовать этим людям, которые действительно могли хорошо знать Эито, он не видел нужды. Да и держать гостей на пороге, кем бы они ни были, не положено.

Собственный интерес, тем не менее, побудил его к вопросам.
— А я уж поверил старику, подумал, его тут совсем бросили, уработался, вон, ему помогая. — Тейдзо хохотнул — Ну и хитрец Эито! Ну так а вы, значит, родственники?
О том, что хочет знать имена тех, с кем говорит, Тиба, конечно, не упомянул. Хотя и было немного досадно представиться, но не получить равнозначный ответ. Вот правда — и что за времена пошли?
Отредактировано 24.01.17 в 15:45
4

Айамэ Texxi
16.01.17 18:31
  =  
Айамэ рассмеялась в ответ и пошла в дом вслед за мужчинами. Вообще-то она не собиралась знакомиться со стариком, намереваясь просто пройтись, подождать, пока её провожатый уладит свои дела, да, не мешкая, ехать дальше. Время было дорого. Но Тейдзо так громко зазывал в дом, скорее всего уже разбудив хозяина, что просто не вежливо было объяснять ему ошибку и отказываться. В конце-концов час-полтора погоды для неё не сделают, а одинокому старику должно быть приятно свежее общество. Старость необходимо уважать.

- Нет мы не родственники. Ни Эито, ни друг другу, - негромко ответила она. - Добрый человек просто согласился подбросить меня до города. А с Эито у него какие-то свои дела, вот и заскочили сюда. Меня зовут Айамэ, и я путешествую. Выбралась посмотреть на края, о которых раньше только слышала. А то так и просидишь в столице всю жизнь, а родной страны и не узнаешь, - она весело щебетала, не забывая то и дело бросать на Тейдзо взгляд из-под полуопущенных ресниц. - А вы по какому делу тут, господин Тиба? - последнюю фразу она произнесла тем же беззаботным тоном, изображая праздное любопытство девушки, встретившей новое и интересное лицо. Если быть с собой честной, изображать особенно не пришлось, Тейдзо заинтересовал наследницу Ириса по-настоящему. Был он какой-то основательный и вел себя по-хозяйски. Айамэ подумалось, что такой мужчина по-хозяйски будет вести себя везде, где бы не очутился. Он словно очерчивал пространство вокруг себя: вот его топор, вот его работа, вот его слова. Нет, не совсем так. Словно, что он брал в свои руки или что изрекали его уста, становилось его собственностью. Надёжный, наконец, пришло на ум наследнице Ириса потерянное определение. И в то же время таинственный. Хотя, таинственности ей сегодня уже хватило, даже с избытком.

На всякий случай она внимательно посмотрела в его глаза. Глаза-как глаза, обычные, человеческие. Ничем не напоминают чёрное, отполированное оружие. Воспоминание о тех, других глазах изрядно испортило настроение. "Все умрут", - вспомнила Айамэ, - "все умрут, прекрасный Ирис". Ну это мы ещё посмотрим.

Птицы весною
Собираются в стаи.
Вернутся. Куда?
Отредактировано 16.01.17 в 18:39
5

DungeonMaster InanKy
17.01.17 20:47
  =  
- Меня - Кенма. - ответил возница Ликорису. - Раз спит старик, ты не буди - дряхлый он уже… Но и я не родственник - изредка завожу ему немного еды да одежды, иначе б откуда он ее брал? Жалко старика, одинокий совсем. Но, вижу, сегодня ему звезды сложились благостно - вон сколько народа собралось.

Но Эито будить уже не нужно было - вскоре из дома послышались шаги и наружу вышел сам старик. Он удивленно осмотрел компанию, что собралась у его дверей.
- Кенма! Не думал, что ты еще навещать будешь! Спасибо тебе, не знаю, как отплатить за то, что не забываешь меня, одного не оставляешь. А вас, о прекрасна, я даже не знаю, как и встречать - тут всё бедно и просто, нечем мне встретить такую гостью, - сказал он, сокрушаясь, Наследнице Ириса. - Моё имя Эито, я тут живу. Ох, проходите все, отдохните с дороги! И ты, Тиба, тоже бросай топор и заходи!
Старик был невероятно рад - это было очевидно каждому. Тиба заметил, что тот даже перестал кашлять, морщины чуть разгладились - словно помолодел сразу лет на двадцать старик. Задвигался шустрее, стал снова еду доставать да собирать - в этом ему и Кенма помог. В мешке оказалось вяленое мясо, овощи, какие-то тряпки и всякая полезная мелочь
Для Айамэ он достал самую красивую ткань, что была у него дома, и постелил на табурет - негоже сидеть на простом деревянном табурете такой гостье.
- Ну, расскажите что-нибудь и вы тоже! Тиба меня порадовал рассказом, спасибо ему. Теперь и вас прошу, дорогая гостья! - улыбался старик во все чудом уцелевшие зубы.
И хоть был он бодр - но видно было и Тибе, и Айамэ - это последняя вспышка затухающего пламени. Совсем недолго осталось старику.

Ликорис почувствовал что-то - в этой приехавшей женщине есть что-то странное, опасное. Но почему-то близкое, словно... словно он уже когда-то чувствовал этот запах. Не мак, что впечатался в память на века, но все равно знакомый.

Получатели: Тиба Тейдзо.
Айамэ почувствовала, что в этом госте по имени Тиба есть что-то неуловимо знакомое. Но что - совершенно неясно.

Получатели: Айамэ.
6

Айамэ Texxi
19.01.17 14:54
  =  
Что-то смутно знакомое почудилось Айамэ, пока она внимательно, хотя и не навязчиво, рассматривала господина Тиба. Но что именно, понять девушка толком не успела, как не успела и услышать ответ на свой вопрос - проснулся хозяин дома. Старик был столь обходителен, так старался угодить нежданным гостям, настолько был рад чужим по сути людям, что у наследницы Ириса сжалось сердце от затаённой боли. Смотреть на облетающие цветы всегда грустно, хотя в этом тоже есть своя красота - красота осени.

Она с поклоном приняла угощения, хотя поела чисто символически - небольшой кусочек рыбы и немного риса. Голода Айамэ не чувствовала, да и неловко было набрасываться на еду в доме, где хозяин по всему видно перебивался с риса на воду. Зато с удовольствием выпила полную чашу прохладной, необычайно вкусной ключевой воды. Видимо где-то поблизости бил родник.

Девушке очень хотелось прямо сейчас продолжить беседу с заинтриговавшим её гостем, но хозяин дома требовал внимания. О чём рассказать, задумалась Айамэ? Вряд ли старику будет интересна суматошная столичная жизнь, столь далёкая от мирных реалий этого края. Да и не поймёт он многого. А говорить об истинной цели своего путешествия ей совсем не хотелось. Какими бы душевными не казались случайные спутники, но она их вовсе не знала. Дом Ириса всегда отличался закрытостью, их основным оружием была вовсе не какая-нибудь невероятная сила и мощь, а в первую очередь скрытность и внезапность. Никто не ждёт угрозы, например, от безобидной старушки. И пусть легендарные времена прошли, но основные принципы никуда не делись, болтать языком попусту Айамэ не собиралась.

- Я расскажу вам историю об одном воине, - поклонилась она Эито. - Этот воин жил на свете очень давно. Был у него фамильный меч, который достался от отца, а тому от своего отца. И вот однажды, собираясь куда-то, снял воин меч со стены, и вдург услышал голос: "Как мне осточертело попусту болтаться в ножнах, такая жизнь просто недостойна, так и заржаветь недолго". Мечник огляделся вокруг, но никого не увидел, да и немудрено - жил-то он один.

Айамэ провела рукой по волосам, бросив опять взгляд на Тейдзо (кого же он мне всё-таки напоминает?) и продолжила: - Никого не увидел, а был слишком высокого мнения о себе, чтобы решить, что ему просто померещилось. Тогда воин поинтересовался, кто же это говорит и услышал в ответ, что с ним говорит его меч. Воин, конечно, удивился, ибо никогда не слышал, чтобы мечи разговаривали, но будучи человеком практичным поинтересовался, чего же тот хочет? "Битвы", - ответил меч. А надо заметить, что стояло мирное время, никаких битв вокруг не было, если не считать различных турниров и соревнований. Воин только считался воином, а так его вполне устраивала до этого дня спокойная, мирная жизнь. Но, повинуясь воле меча, пошёл воин искать битву и нашёл её в далёкой стране, а потом ещё и ещё одну. Всюду он выходил победителем, так как меч всегда подсказывал ему, как лучше сражаться, и что нужно сделать. Никто другой не слышал голоса меча, и вскоре снискал воин великую славу непобедимого и могучего демона.

Айаме замолчала, бросив взгляд на присутствующих. - Нет, решила она, никогда я его раньше не видела, иначе бы не забыла. Но что-то знакомое всё-таки есть, - Девушка попыталась напрячь память, чтобы понять, что не даёт покоя, тем временем продолжая рассказ: - Шли годы, воин давно устал биться и рад бы был вернуться домой, повесить меч на стену и зажить прежней спокойной и счастливой жизнью, но меч только смеялся над такими желаниями и называл его трусом. А воин во всем слушался меча, ведь тот достался ему от отца, к тому же умел разговаривать и не раз выручал. Не смел воин перечить своему мечу и поступал всегда так, как тот сказал. Незаметно подкралась старость, и пришло время воину уходить в мир иной. "Ты должен передать меня своему сыну, чтобы тот передал меня своему сыну", - наставлял его меч. Но у воина не было сыновей, ведь он провел всю свою жизнь в битвах, как велел меч, и не обзавёлся семьёй. Поэтому он умер, а меч заржавел. Потому что некому его было передать и некому стало чистить и ухаживать.

- Вот такая история, - Айамэ посмотрела на Тейдзо. - А что вы скажете, господин Тиба? - она дала понять, что всё ещё хочет выслушать его ответ.

Осень приходит,
Но в сердце живёт весна,
Пока слышно птиц.
Результат броска 1D100+10: 27 - "интеллект".
Пытаюсь понять, что мне кажется знакомым в Тибе.
Отредактировано 19.01.17 в 18:01
7

DungeonMaster InanKy
26.01.17 13:05
  =  
Историю Айамэ старик слушал с нескрываемым удовольствием - иногда даже подсказывал Наследнице Ириса маленькие детали этой легенды, которые он слышал. В конце концов, это была одна из тех историй, которые чудом доходили до людей в разных уголках страны. Где-то люди сочиняли песни, где-то деды рассказывали внукам такие чудесатые истории. И каждый раз было интересно услышать то, во что история превратилась для кого-то другого.

Тиба во время рассказа словно дремал с открытыми глазами. - он смотрел в одну и ту же точку, не обращая внимание на то, что происходит вокруг, и изредка поднося чашу с чаем к губам.
Наследник Ликориса вспомнил. Сенсо-ками-кен. Меч Бога Войны. Именно так звали этот меч - и однажды он встречал его хозяина, ведь история эта была абсолютно реальна - и его хозяин, имя которого вспомнить не получалось, был одним из Цветов - Лилия. Судя по всему, сейчас об этом уже никто не помнил, но только не Тиба. И действительно, у него не было наследников. Род Лилии был мертв - и его сейчас был Сенсо-ками-кен было неизвестно. Говорят, он действительно проржавел и был забыл, но Наследник Ликориса в это не верил.

Получатели: Тиба Тейдзо.

===

Обед был закончен, разговор продолжал течь негромким ручейком.
Старик Эито собирал посуду, чтобы позже помыть… но миска упала из его рук, а затем и он сам рухнул на пол.

Последний житель деревни умер от старости - но не в одиночестве и с улыбкой на устах.
В другом мире его наверняка встретили улыбками - все его родные, вся его деревня.

===

Телега уезжала от одинокого дома, недалеко от которого теперь стоял могильный камень - если, конечно, самый большой валун в округе можно было таковым назвать. И на нем, не очень аккуратно, было высечено: “Старик Эито. Последний из деревни Куса”

Кенма молча вел повозку, а позади него сидели Наследник Ликориса и Наследница Ириса.

===

Уже в городе Кенма попрощался со своими попутчиками, подарив им на прощание немного овощей и приглашение заходить в гости, если будут в этих краях.

Мизомичи - так назывался этот городок. Он был невелик, но здесь располагалась местная ярмарка, куда привозили диковинные новинки: сюда иногда даже попадали современные пистолеты и винтовки (правда, устаревшие давно в остальном, промышленном мире).

Так или иначе, Наследникам нужен был корабль, который курсировал по реке, проходившей через город.
Другого способа сообщения здесь фактически не было - только идти пешком по жутким дебрям, что заняло бы безумное количество времени.
Удача была на стороне путников, и корабль ожидался позднее в тот же день, и он собирался тут стоять всю ночь. Чуть выше по течению было место, где было легко встать на мель, потому в темное время там не плавали.

И корабль прибыл.
Айамэ уже не раз видела этого дышащего паром монстра с огромными колесами - хотя и плавать на таком не доводилось, а вот для Тибы это было невиданным чудом. Последний раз, когда он видел корабль, это была деревянная посудина раз в десять меньше размером, идущая на веслах.

Посадка намечалась с утра - потому надо было где-то переночевать.
Поблизости оказалась гостиница, но комната была только одна, и хозяин гостиницы отправился готовить комнату к приему посетителей.

И тут в таверну забежал мальчуган, лет десяти: его лицо было окровавлено из-за рассеченной брови, несколько синяков на голых руках. Он не плакал, но был на грани.
Окинув взглядом помещение, мальчик рванул к Тибе и спрятался за ним, а через мгновение в гостиницу вбежали двое мужчин в не местной одежде. Увидев мальчугана, один из них закричал:
- Иди сюда, гаденыш! Мы еще не закончили!
Мальчуган был напуган и ничего не говорил.
Наследники выяснили, что им примерно в одну сторону (но точное местоположение пока никто не назвал).

Корабль отправляется в город Моричика - ближайший к Лесу Страданий город.
8

Айамэ Texxi
26.01.17 18:41
  =  
Корабль был настоящим чудовищем, последнее слово инженерной мысли. Он зло и удушливо плевался паром и утробно рычал, словно предвкушал, как станет переваривать будущих пассажиров. Не особенно хотелось садиться на такого. Айамэ хоть и жила в столице, технику не особенно жаловала. Во всех этих летающих, ползающих и плавающих монстрах было что-то противоестественное. А оружие, плюющееся пулями? Не было в нём ни чести, ни романтики. Но раз это единственный способ добраться до Моричики - хочешь-не хочешь, а придётся терпеть. Наследница Ириса только убедилась, что нужный корабль имеется в наличие, и отвернулась от него, не имея ни малейшего желания рассматривать. А вот её спутник уставился на железное чудище, как на какую-то диковинку. Откуда же ты взялся такой? В старомодной одежде и с не менее старомодными манерами? Там, в доме Эито, Айамэ только и успела выяснить, что им по пути, так и не поняв, что такого знакомого в господине Тибе, а потом обоим стало не до того. За грустными хлопотами прошло время, по пути разговаривать тоже не хотелось. Девушка размышляла о скоротечности жизни, о чём думали её спутники, кто знает. Но, скорее всего, решила она - и их думы были не из весёлых.

"Успеем ещё наговориться", - сказала себе Айамэ, идя за спутником к гостинице. Она была рада, что нашёлся попутчик, так было привычнее и веселее. В гостинице их ждал сюрприз - свободная комната нашлась всего одна. Впрочем, Айамэ это ничуть не смутило. Господин Тиба не казался опасным, а даже если бы так - ей ли привыкать и опасаться мужского внимания? Предрассудков у наследницы Ириса не было, странно если бы они появились при её образе жизни. Женщины Ириса издревле использовали все методы добиться своего. Все - означало все. И без лишних сантиментов. Пока комната готовилась, наследница размышляла о том, что хозяина гостиницы тоже ждёт небольшой сюрприз. Только он о нём пока не догадывается. Она мило улыбалась хозяину, теребя свой рюкзачок - ни дать, ни взять немного смущённая, но благовоспитанная девица под покровительством строгого родственника, на роль которого её спутник подходил идеально, пусть и не подозревал об этом.

И тут в помещение залетел малец, совсем ребёнок, избитый и дрожащий от страха, а вслед за ним, гадко крича и угрожая, завалились какие-то странно одетые амбалы. Айамэ разозлилась. Обижать детей последнее дело, особенно, если ты в три раза толще и во много раз сильнее. Не извиняет даже то, что вряд ли хоть чуть-чуть умнее, иначе бы не занимался подобным. Но и связываться с мужиками ей было не с руки. Не то, чтобы она боялась не справиться, просто влезть сейчас в драку - означало разрушить ни за что, ни про что свою такую удобную легенду. Хрупкой девице полагалось закричать, упасть в обморок или просто испуганно постоять в сторонке, ну уж никак не давать отпор.

Впрочем, господин Тиба на хиляка не походил, можно было предоставить ему улаживать этот инцидент, что Айамэ и сделала. Уйдя из поля зрения амбалов и трактирщика, она взяла за руку спрятавшегося за широкой спиной Тейдзо мальчика и отвела его подальше в сторонку, на безопасное расстояние.

- За что это они тебя? - испуганным голоском (хороший специалист на мелочах не прокалывается) спросила девушка, вынимая из рюкзака мазь и обрабатывая чуть дрожащими руками, впрочем дрожащими ровно настолько, чтобы не повредить эффективности и ни каплей больше, парнишке бровь.

Зимой повеет,
Смерть придёт, но не беда -
Бесконечна жизнь.

Betsu no sekai kara на нападающих. Не хочу, чтобы они меня замечали. Если надо добросить, скажи, исхожу из того, что сверхспособностей у них нет.
Отредактировано 26.01.17 в 18:51
9

DungeonMaster InanKy
01.02.17 22:44
  =  
Говорят, красоту может увидеть лишь тот, кто открыт миру - но что, если сама красота не хочет, чтобы её видели?
Наследница Ириса спокойно занялась старательно пытающимся сдержать свои слезы ребенком, заодно намазывая чудодейственное средство на его ссадины.

Что же касается мужиков, которые зашли в гостиницу за ним… Очевидцы в один голос говорили, что ничего не поняли. Они осмотрели помещение, увидели ребенка, пошли было к нему… а затем - словно неожиданно забыли, зачем вообще сюда пришли.
Они недоуменно переглянулись, пожали плечами - и вышли обратно, как зашли, но уже спокойно, словно ничего и не происходило.
Тиба, не смирившийся с таким положением дел, вышел за ними - и более Наследница Ириса его не видела в городе. Впрочем, беспокоиться за него не приходилось, ведь он не выглядел таким уж слабым.

Ребёнок, тем временем, немного пришел в себя и уже мог что-то сказать:
- Я… хххх, - шумно вдохнул сопли мальчуган, - Просто взял одно яблочко! Всего одно у них! А они… - и мальчик снова заревел и уткнулся лицом в платье Айамэ.
Бросочек мудрости.

Тиба временно выбывает из игры по причине долгого отсутствия. Если вернется - вернем его.
10

Айамэ Texxi
01.02.17 23:13
  =  
- Ай-ай-ай, как нехорошо воровать, - Айамэ изобразила на лице кислую мину благовоспитанной девицы, с трудом борясь с желанием расхохотаться. Ситуация, может и была трагедией в глазах мальчишки, но для неё представлялась попросту анекдотической: малец, по его словам, спёр у двух взрослых бугаёв яблоко, а они не нашли ничего лучшего, как гоняться за ним по всему городу и избивать. Не смирившись, очевидно, с такой ценной потерей. - И врать тоже не хорошо, - уже строже назидательно произнесла она, - ну-ка, не реви, давай присядем, расскажи, кто ты такой и что натворил на самом деле?

Наследница Ириса поискала глазами его преследователей, но их уже и след простыл. Её случайный попутчик тоже исчез. Можно было подождать, пока он вернётся, надрав мужикам, что полагается, но интуиция подсказывала Айамэ, что ожидать пришлось бы долго, очень долго. "Везёт мне на интересные встречи и внезапные исчезновения", - ухмыльнулась она, а вслух сказала, обратившись к хозяину:

- Господин трактирщик, принесите нам, пожалуйста чаю, - и добавила со смущённой улыбкой после паузы, дескать не могу устоять: - и немного ваших замечательных сладостей. По правде говоря, Айамэ вовсе не была уверена, что они в гостиничном трактирчике такие уж замечательные, но все дети обожают сладкое.

Наивность весны -
Летом улыбку дарит,
Но проходит в миг.
Результат броска 1D100+10: 94 - "мудрость".
11

DungeonMaster InanKy
14.02.17 13:02
  =  
У мужчин фора была невелика - но каждый раз, когда Тиба, вроде бы, начинал их догонять, те скрывались в очередном переулке, о существовании которого не подозревало даже большинство жителей города. Спустя некоторое время Ликорис понял, что потерял их совсем - и, более того, потерялся сам. Он попытался найти ту гостиницу, где была встреченная им девушка, но не смог.
Но точно Тиба знал одно - девушка будет на корабле, и там и можно будет вновь встретиться.

===

Корабль двинулся в путь, оставляя за собой городок.
Наследница Ириса вышла из своей крохотной каюты - далеко не царские покои, но лучше здесь просто не было - и направилась на корму. Оттуда должен был открываться прекрасный вид на реку и причал, да и заняться больше было нечем.
На корме её уже ждали двое: Тиба, который просто молча смотрел на город, и знакомый уже мальчик. Воришка, заметив Айамэ, сначала сделал пару шагов назад, словно намереваясь убежать, но потом остановился и подошел к ней.
- Вы не можете меня учить - но я могу учиться сам. Вот. Я так решил. И кошель я выбросил в реку, чтобы никто не нашел.
12

Айамэ Texxi
14.02.17 13:55
  =  
- НЕЕТ! ТОЛЬКО НЕ ЭТО! - в панике заорал внутренний голос во всю глотку. - МОЖЕТ Я ТАМ ЛУЧШЕ СРАЖУСЬ ПРОТИВ СЕМЕРЫХ? ЛАДНО ДЕСЯТЕРЫХ. И НА ТАНКАХ. ЛАДНО БЕЗОРУЖНОЙ. ЧЕГО-ЧЕГО? ЛАДНО И ГОЛОЙ. ТОЛЬКО НЕ РЕБЁНОК. Я ИХ БОЮЮЮСЬ!

- Ага, а где же твоя концентрация и хладнокровие? - злорадно парировала Айамэ, пытаясь вспомнить приёмы дыхательной гимнастики. Голосу крыть было нечем. И что делать дальше, не за борт же его теперь бросать? Занятая своей бедой, она не сразу обратила внимание на то, что господин Тиба так не во-время исчезнувший, снова объявился, как ни в чем не бывало. "Ага", - удовлетворённо подумала девушка,- "вот ты-то мне и нужен".

- Если хочешь учиться, то тебе нужно сперва научиться дисциплине, - строго сказала она пацану. - И манерам. Не собираешься же ты всю жизнь по карманам на улице кошельки тягать? Нужно уметь говорить с нужными людьми и производить должное впечатление. Видишь вон того господина в катагине? Он будет твоим учителем. Но смотри, украдёшь у него что-то, я тебе голову оторву. Слушаться, как меня. И узнаешь, кто он таков, откуда родом, что забыл в Моричике, вообще все о нём разузнаешь и мне расскажешь.

Она решительно взяла мальца за руку и направилась к своему недавнему попутчику:

- Господин Тиба, куда же вы пропали? - на лице девушки была написана невинность и чуточку тревоги. - Мы так волновались за вас. Надеюсь, с вами всё в порядке, - тараторила она. - Господин Тиба, присмотрите за мальчиком, он бедный совсем сиротка, тяжким трудом добывает себе хлеб и так мечтает обучиться благородным манерам, но разве сейчас люди знают в этом толк. То ли дело раньше, - она кинула взгляд на жакет попутчика и подтолкнула мальчишку в его сторону: - Слушайся господину Тибу, малыш, и не перечь ему, он займется твоим воспитанием.

И не дожидаясь, пока её спутники очухаются и сумеют что-то возразить, быстренько скрылась в своей каюте. Смотреть на прелестные виды совсем расхотелось. Наследница Ириса рухнула на койку и закрыла глаза. Она и не заметила, как уснула.

- Все умрут, все умрут, прекрасный Ирис, - говорил Шиничи, сверкая чёрными бездонными глазами. - Или мы поженимся, или все умрут, по твоей вине.
- И я? - запищал пацан.
- В общем, собирайся, мальчика я усыновлю.
- Да это даже не мой ребёнок! - робко возразила Айамэ.
- Не важно, всех усыновлю, мальчик умрёт, - отмахнулся стрелок, - то есть наоборот.

- НЕЕЕТ! - заорала Айамэ, просыпаясь. - ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ БЫЛ ЯВНО ЛУЧШЕ.

Дети - как цветы,
Собирай икебану
Лучше без меня.


Отредактировано 14.02.17 в 14:18
13

Тиба вышел на палубу ранним утром, как только корабль, дав протяжный оглушительный гудок, тронулся в путь. Он стоял у борта, держась за ограждение, и наблюдал за тем, как огромные колеса, на четверть погруженные в воду, делали все новые и новые обороты, а их широкие лопасти скрывались за бортом одна за одной, шумно вспенивая волны, — и за кораблем тянулся след из неспокойных, вьющихся белесых гребней. Крутящиеся колеса толкали судно вперед — принцип их работы казался Тибе простым, но вместе с тем он и понятия не имел, что именно приводило их в движение. Это было по-своему интересно и особенно сильно занимало его мысли, когда корабль только отчалил. Но сейчас, перестав строить догадки, он просто наблюдал — в том, как размеренно и неустанно эти колеса вычерпывают воду, как погружаются в нее лопасти и снова выныривают, Тейдзо находил что-то медитативное, — а думал он все больше о другом.

Думал о девушке, с которой его свела судьба, и о том, куда в итоге вывела его встреча с этой занимательной особой. По всему выходило, что если бы не решили они продолжить свой путь вместе, плутал бы сейчас Тиба, как и раньше, старыми поросшими тропами — и уж точно ни за что на свете не попал бы в городок, о котором знать не знал, и не скоротал свой путь таким удачным и удивительным способом. Что-то подтолкнуло его связаться с Айамэ — и то же предчувствие убеждало его укрепить эту связь. В ее взгляде, в ее отточенных и плавных движениях, в тонких изменениях линии губ, делающих ее улыбку и уместной, и волнующей в каждый момент, он увидел настоящее искусство, которое сродни чарам, — и он позволил себе поддаться им, и вспомнил, что однажды уже был близок к кому-то, кто обладал похожим искусством. И ликорис, его ликорис, распустивший свои тонкие красные лепестки, как будто тоже почувствовал это и потянулся навстречу, раскрываясь еще больше — и давая знать об этом режущей болью в груди.
Тейдзо испугался этого ощущения — настолько оно оказалось сильным, — и Мастер, который не страшился никого и ничего, оказался подавлен своим прошлым и таким ярким и острым напоминанием о нем. Он глотал слова прежде, чем они могли сорваться, предпочитая оттягивать момент, когда стоило спросить начистоту. А сейчас думал, почему они вместе плывут на корабле в Моричику и не получится ли так, что оттуда они вместе направятся в Лес Страданий, все так же молча, не раскрывая друг другу истинных своих намерений. Тиба отчасти чувствовал свою вину за то, что столько отмалчивался, но иначе он поступить попросту не мог — как бы ни хотелось открыться этой девушке, опыт подсказывал ему, что такие порывы опрометчивы. А уж в способности сдерживать свои порывы и думать о последствиях Тейдзо много кому мог дать фору.

Он старался сохранять хладнокровие и не выдавать свои чувства, как будто такая милая Айамэ, как будто добрый старик Эито и совершенно безобидный с виду Кенма могли сыграть на его мимолетной растерянности. Он преуспел в этом — настолько, что выслушал ужасающе правдивую легенду о Мече Бога войны со сдержанным вниманием, а смерть радушного старика принял с почти неподдельным философским спокойствием. Он со знанием дела провел похоронный обряд, так, будто занимался этим всю жизнь, и сам выбил имя Эито на камне, единожды отойдя от правил и выказав старику почтение, которого заслуживал далеко не каждый. Ни один мускул не дрогнул на лице Тейдзо, показывая, как тот на самом деле опечален и как горько ему смотреть на свежую, только что нарубленную кладку дров, на свежий, только что насыпанный холмик земли.
Должно быть, он показался Айамэ неразговорчивым, толстокожим и диковатым. Что ж, пускай так. Тиба надеялся исправить это в ближайшем будущем. Теперь необходимость разговора он чувствовал особенно сильно — слишком много совпадений, если подумать, случилось с того момента, как они с Айамэ повстречались.

Он был рад увидеть ее этим утром на палубе. Он вежливо склонил голову в ответ на ее приветствие и уже готовился начать диалог с изящной ноты, которая могла бы скрасить его хмурое молчание весь предыдущий день, но… Все пошло совершенно не по плану.

— На самом деле я заб… — ошарашенный Тиба говорил, уже смотря в спину уходящей прочь Айамэ, — ...лудился. Я совсем не знал города…

Он нахмурился и, опустив на мальчонку взгляд, посмотрел так, будто это из-за него только что не сложился их разговор с Айамэ. Тейдзо снова посмотрел ей вслед, провожая взглядом, пока та не скрылась.
— Я не ищу себе ученика! — Сказал он сердито, между тем прекрасно понимая, что его уже не услышат.
Тиба раздосадованно вздохнул — и опять опустил глаза на своего нежданного "ученика". Пару секунд он раздумывал, все так же хмурясь и неосознанно поглаживая бороду.
— Ну, — наконец сказал он, — раз так… Хотя бы время скоротать можно. Но только до тех пор, пока не прибудем на место.
Быстрым движением Тиба вытащил из-за пояса веер и легко ткнул им мальчишку в плечо. Просто чтобы не зевал.
— Первый вопрос. — Тейдзо приосанился, а его голос стал серьезным. — Как подобает представиться своему учителю?
— Временному. — С секунду подумав, добавил он.
Отредактировано 21.02.17 в 20:52
14

DungeonMaster InanKy
02.03.17 13:27
  =  
Мальчик некоторое время находился в некоторой прострации - впрочем, как и Ликорис. Наследница Ириса решила поступить, как и подобает человеку, столкнувшемуся с непреодолимой преградой - спешно ретировалась.

Наконец, осмотрел Тибу с ног до головы, глубоко вздохнул… и поклонился:
- Учитель. Наверно. У меня никогда не было учителя, а она… - он показал в том направлении, куда сбежала Айамэ. - Выглядела как человек, который может научить действительно крутым вещам. Но если для того, чтобы учиться у неё, мне надо учиться еще - я готов!

И парень действительно был готов. Звали его, кстати, Цутоми - Тиба в какой-то момент все-таки узнал это.
Не то, чтобы за эти несколько дней было возможно научиться чему-то особому, но… Цутоми принимал участие в утренних тренировках Тибы, но при этом не мешался ему. Он внимательно слушал уроки каллиграфии, этикета и впитывал все эти уроки словно губка.

===

Айамэ в это время пыталась расслабляться - но ей это удавалось не слишком хорошо.
Во-первых, ей приходилось избегать Тибу и Цутоми.
Во-вторых, ей было решительно нечем заняться на этом корабле. Видимо, про развлечение пассажиров никто даже не думал. В итоге, оставалось только смотреть на проплывающие мимо пейзажи - вот только они были слишком уж однообразны.
В-третьих, ей не удавалось нормально выспаться. Каждую ночь, иногда и не по разу, ей снился кошмар. Один и тот же, раз за разом - на неё просто смотрели черные глаза. Ничего не делали, не моргали, но это было невероятно страшно.

===

Спустя четыре дня корабль прибыл в Моричику, и оставалось лишь дойти до Леса Страданий. Вот только друг другу они этого стремления не изъявляли - да и с Цутоми стоило что-то сделать.

И на выходе с корабля Айамэ не удалось вновь улизнуть от Цутоми - тот первым успел сойти по трапу и ждал её на суше.
Айамэ - бросочек воли.
Отредактировано 02.03.17 в 13:27
15

Айамэ Texxi
02.03.17 13:58
  =  
Не успел корабль причалить, как Айамэ была уже у трапа, намереваясь первой сойти на берег. Путешествие ее порядком утомило. К тому же необходимо было избежать встречи с господином Тибу и навязанным ему учеником. Отправляться в лес, который ну уж никак не может считаться подходящим местом для прогулок молоденькой барышни, в их компании было немыслимо.

И что вы думаете? Чертенок таки успел её опередить. Определённо, у пацана имеются способности. Стоит себе у самого трапа и смотрит своими невинными глазенками прожженного воришки, кажется, прямо на наследницу Ириса.

Айамэ опустила голову, смешиваясь со спешащей оказаться на берегу толпой. Проклятие! Что она вообще сможет против неведомых врагов, если с каким-то пацаном никак ни справится. Интересно, господин Тибу тоже где-то поблизости?

- Затеряйся в толпе и найми экипаж поскорее. Может и удасться от них отделаться, - сказал внутрениий голос. Впрочем, прозвучало это с таким скепсисом, что будущая спасительница мира совсем приуныла. Может и стоит взять пацана с собой, раз сам упорно нарывается. Мало ли. Судьба у него такая.

Бегать от бури,
Устанешь когда, держи
В лоб урагану.
Результат броска 1D100+30: 91 - "харизма, незаметно пройти мимо пацана".
Результат броска 1D100+10: 92 - "мудрость".
Betsu no sekai kara на пацана. И харизму на всякий случай кинула, вдруг он какой-то супер-пацан
16

Тиба отчего-то не сразу решился подойти к оказавшему на берегу раньше него Цутоми — может, оно и к лучшему, если бы они разошлись своими дорогами без лишних прощаний и сожалений, — но сойти с трапа в другом месте все равно было нельзя, да и чувство ответственности, которое удивительным образом взросло в нем за эти несколько дней наставничества, не позволило ему удалиться, не сказав что-нибудь на прощание.
Он подошел и, когда Цутоми заметил его, сдержанно кивнул.
Тейдзо выглядел озадаченным. Какое-то время мастер просто смотрел на своего ученика, не зная толком, что следует сказать и как следует поступить. В задумчивости он по привычке поглаживал бороду, которая за время их путешествия стала заметно пышнее.

— Ну вот и на месте, стало быть. — Наконец начал он. — Но на этом все. Дальше я тебя взять не могу, Цутоми.

Цутоми был хорошим учеником, быстро перенимал знания и даже на уроках каллиграфии проявлял должную усидчивость, что было совсем уж удивительно для ребят его возраста, обычно предпочитающих носиться друг за другом с занесенными над головами ясеневыми субурито где-нибудь на заднем дворе. Может, все дело в том, что не было на корабле никакого заднего двора, не было тренировочных мечей, равно как не было и других детей, кто мог бы составить Цутоми компанию в его тренировках. И Тибе даже было немного жаль, что все получилось именно так и что их уроки прекратились, не успев толком начаться. Можно сказать, что всего за несколько дней он и сам привязался к этому пытливому мальчугану.
Наверное, Тейдзо, которому за всю жизнь не выпала возможность ни самому завести детей, ни наставлять чужих, в какой-то мере был ему сильно благодарен — и если бы Цутоми узнал об истинной причине этой благодарности, Тиба готов был поклясться, что увидел бы навернувшиеся у мальчишки слезы. Он неожиданно склонился и с какой-то неряшливой, неумелой заботой похлопал того по плечу.

— Кхм, — мастер чувствовал себя немного сконфуженно, — мне все-таки пора. Надеюсь, все, чему я успел тебя научить, поможет тебе начать здесь новую жизнь и прожить ее достойно. — Незаметно для него самого, Тиба заговорил поддельно-нравоучительно. — Только найди здесь хорошее место и постарайся не делать глупостей.
Тиба деловито поправил свои одежды, проверил веер за поясом, хотя ни в том, ни в другом не было особой нужды. Сейчас ему нужно было немного времени, чтобы пресечь этот невесть откуда взявшийся прилив неуместной отеческой теплоты, отстраниться — отстраниться, может быть, со злостью — и раз и навсегда отсечь эти несколько дней, оставив их в прошлом. Как ни жаль, но он не может себе позволить тратить слишком много времени на то, чтобы устроить мальчика в Моричике к кому-то, кто о нем позаботится, — сейчас на плечах Тейдзо лежал куда более тяжкий груз.
Он развернулся и пошел прочь, стараясь не смотреть назад и стараясь не слушать голосов вокруг, чтобы ненароком не услышать окликающий его голос Цутоми.

Тиба поспешил найти Айамэ. Он не держал на нее зла, понимал, что на нее Цутоми свалился точно так же внезапно, как и на него самого, — да и не в мальчике все-таки дело, — обидно было оттого, что за все путешествие по реке они так и не обмолвились парой слов. А сейчас Тейдзо вроде как уже и не знал, стоит ли. Но он все-таки сделал последнюю попытку, хотя бы для того, чтобы окончательно развеять поселившиеся в нем сомнения.
Отредактировано 13.03.17 в 14:27
17

DungeonMaster InanKy
17.03.17 16:31
  =  
Цутоми отстал.

Когда Тиба видел его в последний раз, тот бегал из стороны в сторону по причалу в поисках Айамэ.
Мастер бо-дзюцу просто прошел мимо - ребенку было не место на пути в Царство Цветов. Это место было не для всех, и уж точно не для детей.

====

Спустя некоторое время Тиба вышел на Айамэ. Та особо не скрывалась от него, но опасливо озиралась по сторонам, словно опасаясь, что где-то в тенях притаился Цутоми. Его не было.

Последнюю часть пути можно было преодолеть уже пешком, и, хотя ни один из вынужденных спутников не рассказал другому о своей принадлежности, они шли вместе. Это казалось так… правильно, спокойно и почему-то даже уютно.

И вот, спустя несколько дней дорога довела их до Леса Страданий.
Впереди, совсем недалеко, располагалось Царство Цветов.
Можете поговорить вдоволь (говорили по пути, или молчали прямо до этого месте - не суть важно)
18

Тейдзо был рад, что продолжал свое путешествие в компании Айамэ. Он также был рад и тому, что смог рассмотреть что-то в ней и, доверившись своему предчувствию, ухватился за последний шанс. Теперь он видел, что предчувствие его не обмануло. Он еще не знал наверняка, но Айамэ не была той, кем кажется. Эта красивая женщина в богатых одеждах, хрупкая и стойкая одновременно, с точеными изящными кистями, в движениях которых наблюдались и чувственность, и твердость, перенесла несколько дней пути из Моричики до Леса Страданий с легкостью.
Тяжело, как оказалось, было оставить мальчика — Тиба рассказал об этом без утайки, и ему почудилось, что это его чувство Айамэ разделяет. И показалось также, что пускай медленно, но отношения меж ними наладились, хотя недомолвки всегда сопровождали их разговоры. В какой-то момент Тиба наконец понял, что в умении заговаривать зубы он Айамэ не чета, и оставил попытки выведать о ее целях или ее прошлом. О самом важном он заговорил, только когда они вышли к кромке вечного Леса.

— Лес Страданий. — Тиба вглядывался в чернеющую глубину его чащи с напряженным вниманием. — Последний отрезок моего пути. Или, может быть, нашего?

Теперь он смотрел на Айамэ.
Что эта женщина забыла в подобном месте? Месте, которое люди обычно предпочитают обходить стороной. Через Лес Страданий, как полагал Тейдзо, решаются идти только с одной целью — и только те, кто точно знают, что ищут. Знала ли она? В глубине души он чувствовал, что да. Чувствовал это сердцем, чувствовал телом, и яд могильного цветка хиганбана, растворенный в его крови, тоже пел об этом. Здесь, на границе древнего леса, ликорис по-настоящему проснулся.

— Знаете ли вы, госпожа Айамэ, что Лес Страданий скрывает? Страну Цветов, дорогу куда найти может лишь тот, кого проведет цветок. Хозяин Сенсо-ками-кен, меча Бога войны, о котором вы поведали удивительную историю, мог пройти через этот лес, потому что лилия вела его.

Тиба смотрел на Айамэ.
Смотрел, как ветер играет с тонкой прядкой ее волос и как солнце окрашивает ее в золото, смотрел на кандзаси в ее прическе, увенчанные цветками ириса с тонкими металлическими лепестками. Необыкновенно искусная работа, достойная украсить необыкновенную женщину. Которая не ради пустой прогулки пришла сюда…
А может быть, Тейдзо просто хотел, чтобы это было действительно так.
Он сделал шаг назад.

— Вот мой проводник. — Тиба вытащил из-за пояса веер и медленно раскрыл его. На белом полотне хищно распустила свои лепестки красная пауковая лилия. — Ликорис.
Отредактировано 20.03.17 в 10:19
19

Айамэ Texxi
20.03.17 11:19
  =  
Всю дорогу до Леса Страданий Айамэ ждала, когда Тиба, наконец, свернет. Но ему все время было по пути. Чем ближе они были к конечной цели, тем сильнее закрадывалось в душу наследницы Ириса подозрение: а что если он один из нас. Довольно невероятно, да? Случайно встретить по пути другого наследника. С другой стороны, если цветы распустились во всех садах, да еще в одно время, то путники рано или поздно и должны были пересечься.

Нет, кидаться спутнику на шею, девушка вовсе не собиралась. Будь он хоть трижды наследником, осторожность никто не отменял. Да и с чего она решила, что это наследник? А если один из шпионов Шиничи? Следит за ней. Она слишком много о себе воображает. Человеку, от которого и во сне не избавишься, вовсе незачем приставлять к ней шпиона. Да и было в попутчике что-то такое, что успокаивало дурные мысли на его счет. Есть люди, с которыми хорошо разговаривать, с господином Тейдзо было хорошо молчать. Уютно. Только, ей казалось, или Тиба обижался на нее.

И вот на опушке леса он не выдержал первый. Просто взял и выложил всю подноготную, как в ледяную воду прыгнул. И цветок показал. Ликорис. Что-то Айамэ слышала о доме Ликориса, но конкретно не могла припомнить - что. Первым побуждением было продолжить притворяться. Попросить взять ее с собой. Ирисы даже среди своих мало были известны, ну какая ценность в шпионах, о которых все знают? И вот так просто взять и все рассказать? Совершенно не в характере Ордена. Только вот через день-другой они придут в Долину, где Тиба и сам все поймет. Путь отсюда один. А отношения между ними дальнейшее вранье испортит в конец.

Все же говорить она ничего не стала. Хоть формально, но кодекс был соблюден. Молча вынула из-за пазухи цветок ириса и спросила только то, что мучило ее со дня встречи с Шиничи:

- Господин Тиба, вам что-нибудь известно о проклятии цветов?

Два цветка в руках
Лепестками друг к другу
Тянутся все же.
Результат броска 1D4: 3 - "1-2 - продолжит морочить Тибу голову, 3-4 - расскажет".
Боюсь, что имя опять перевираю, не дается оно мне, хоть тресни. Если что, прошу прощения.
Отредактировано 20.03.17 в 11:45
20

Тиба, может, и предполагал, что Айамэ даст ему очередной уклончивый ответ, но вот чего он не ожидал, так это того, что она просто, бесхитростным и естественным жестом, так расходящимся с ее двусмысленными словами, покажет ему ирис, который все это время бережно хранила у сердца, — как будто делясь с ним тайной, которую вынуждена была скрывать от всего света. Наверное, в этом была своя правда. Цветы не распускаются в мирное время. Кому как не Тибе знать, что их раскрывшиеся лепестки выглядят так же угрожающе, как и красиво.
Она не доверяла ему раньше — и причин тому было множество, — а он едва ли в полной мере доверял ей. Но теперь он поклонился ей как равной, как Мастер Мастеру, из благодарности и из уважения одновременно. Он спрятал в этом поклоне мимолетное сожаление — как спрятал горькую улыбку в усах и бороде — от того, что не может в ответ показать ей свой Цветок, а только рисунок, умело выведенный им самим красной краской на белом полотне. С его проклятым цветком все не так просто — его не выложишь на ладони.

— Проклятие... — Задумчиво проговорил Тиба вслед за вопросом Айамэ; веер сложился с тихим шелестом и указал на покоящийся в руке девушки цветок ириса. — Вот же оно, прямо здесь.

Он посмотрел на ирис иначе — с сомнением, почти с недоверием. Затем поднял взгляд на саму Айамэ и хмуро добавил:
— Цветы хранят эту землю. Именно так мы считаем? И все они связаны с Миром Цветов, но далеко не все остаются верны этим древним узам до конца, госпожа Айамэ. — Тиба на секунду задумался, не сразу нашелся, как правильно объяснить то, что он хотел объяснить этой молодой Наследнице и что он, если быть честным, сам не до конца понимал. — У мира и благоденствия есть своя цена, и только Цветы знают, насколько она велика. В этом, наверное, и заключается проклятие.

Тиба, казалось, насупился еще сильнее. Он не был удовлетворен собственным ответом, это было ясно как день. Но что еще он мог сказать? Все, что он сам знал про Цветы — по крайней мере, про ликорис, — вовсе не походило ни на одну из тех красивых легенд о запретных землях по ту сторону Леса Страданий, которые можно услышать в народе. Он лишь исполнитель и вряд ли может повлиять на нерушимые узы, связывающие его самого, ликорис и Мир Цветов. Он вряд ли может выведать тайны кроме тех, что ликорис сам открывает ему. Он даже не властен над своей собственной жизнью — над ней властен Цветок.
Хотела ли Айамэ услышать сейчас что-то подобное? И хотел ли сам Тейдзо рассказать ей?
Результат броска 1D100+10: 98 - "Тиба пытается вспомнить о Цветах как можно больше"
Отредактировано 21.03.17 в 03:51
21

Айамэ Texxi
23.03.17 08:21
  =  
Айамэ подозрительно покосилась на ирис в своей руке. Словно это была ядовитая кобра. И поспешила убрать его подальше. Она ничего не ответила Тибе, лишь зашагала глубже в лес, жестом предложив спутнику следовать за ней. Так в молчании прошло около получаса. Наследница Ириса собиралась с мыслями. Господин Тиба или не врет. Или врет и тогда он все-таки шпион Шиничи. Подозрительность, выпестованная, что называется с молоком матери (иносказательно, конечно, потому что до такого безумия, как грудное вскармливание, женщины Ордена не опускались), не могла просто так раствориться. Но если Тиба был связан с Шиничи, то ничего нового он для себя не узнает, а вот если нет - неплохо бы обсудить с ним всю эту историю. Айамэ давно хотелось хоть с кем-то ее обсудить.

- Господин Тиба, боюсь, я не до конца поняла вас, - заговорила, наконец, девушка. Впрочем, теперь, когда необходимость в маске отпала, ее можно было скорее назвать молодой женщиной. Привлекательной, но не ослепительно красивой. Обычной женщиной, каких шестьдесят на сотню. Хотя, конечно, никто не мог поручиться, что эта не очередная маска.

- Вы не могли бы рассказать подробнее? - продолжила Айамэ. - Как Цветы могут быть проклятием? - она замолчала, поправив сбившуюся прядку, и устало вздохнула. - Я встретила человека по пути сюда. А может и не человека. Помните Кимпу, нашего вожатого? Я видела его мертвым, со стрелой в горле. А тот, кто пустил эту стрелу, выстоял и против удара в сердце. А после сказал, что нас всех погубит проклятие цветов. Вы можете мне не верить, я бы и сама решила, что мне померещилось, если бы не дзифа. Я воткнула ее в сердце стрелка, а когда мир вернулся на место, ее нигде не было.

Она подняла глаза на Тибу. Злость и восхищение мешались в этом взгляде. И предназначались они вовсе не попутчику. Пожалуй, сейчас Айамэ и впрямь была неотразимой, хотя и не делала для этого ничего совершенно. Но горящие глаза притягивали и пугали одновременно, словно и не было на лице девушки ничего, кроме этих бездонных глаз.

Врага я встречу,
Разговор с ним недолог.
Я буду скучать.
Отредактировано 23.03.17 в 08:24
22

DungeonMaster InanKy
29.03.17 16:26
  =  
За беседой Цветы шли в сторону Мира Цветов, и, спустя какое-то время, вышли в то место, куда и стремились.

Огромный луг, заросший тысячами и тысячами разных, пестрых цветов, по середине которого возвышался пятиметровый, огромный каменный столб, окруженный другими камнями.
По крайней мере, так это должно было бы выглядеть - но истина была довольно далека.
На всей поляне не было ни одного живого растения. Мертвая, сухая земля. Нет цветов, нет травы, нет кустов - и даже намека на них.
Камень в центре расколот и покрыт чем-то неестественным - красные, засохшие следы крови. Словно этот гигантский камень был сломан влетевшим в него человеком.

А неподалеку была импровизированная могила из камней, сложенная несколько дней тому назад.
23

Тейдзо углубился в лес следом за Айамэ. Им оставался последний отрезок пути, короткий, если он не ошибался, однако чего ждать от Леса Страданий, Тиба точно не знал. Или не помнил. В какой-то момент он, кажется, начал путать эти две вещи. Как будто с ним ликорис тоже шутил злые шутки, подобные той, что случилась с молодой Наследницей и возницей.

— Если честно, я и сам не могу понять, что это может значить. — Тиба поравнялся с Айамэ. — Кенма уж точно был живее всех живых. Видно, все это только искусный морок, иначе и не скажешь. Может и наслал тот, кого вы ранили дзифой. И я говорю "ранили" не потому, что сомневаюсь в вас, — Тейдзо усмехнулся в усы, — и в точности вашей атаки, госпожа Айамэ. Но Цветы не всегда умирают даже от самой страшной раны — это я точно знаю.

Это он точно знал.
Тейдзо призадумался. Какое-то время он молчал, сосредоточившись на своих мыслях и мимоходом неосознанно отсчитывая шаги, которые делали они с Айамэ в течении этого затянувшегося молчания.
Лес тоже молчал. Может быть, так же, как и Тиба, украдкой любовался лицом Айамэ, ловил ее горящий взгляд, такой отличный от прежнего ее взгляда искусницы, знающей, как надо смотреть и когда придавать своему лицу нужное выражение, такой новый — и такой знакомый вместе с тем. Тейдзо уже видел такой однажды — и тогда это тоже был горящий, неподдельный взгляд на лице притворщицы, настоящей убийцы, выдававшей себя за веселую разбитную девчушку. Кагаямэ. Она двигалась быстрее ветра, а ее иглы с лепестками ириса жалили без промаха. Сейчас, в этот самый момент, Айамэ была очень похожа на нее. Всего на секунду. Наваждение должно было пройти вот-вот, но Тиба знал, что она станет такой, как Кагаямэ, рано или поздно, — нужно время, чтобы Цветок раскрылся.

— Может быть, — наконец продолжил Тиба, как будто в ответ на собственные мысли, — все так и будет. Я только слышал, будто среди Воинов цветов был один, Ромашка, который первым сказал, что цветы и наша с ними связь — это и есть Проклятие, что так или иначе каждый однажды будет расплачиваться за то, что использует силу волшебных цветов. Ромашка оставил Орден сам, ушел, но не известно, куда. Это было давно.

Тейдзо поморщился. Ему не нравилось, что на руках только догадки и старинные байки, но поделать с этим ничего было нельзя.

— Ну а я отношусь к этому проще. — Добавил он ободряюще. — Я всего лишь выполняю свои обязательства, делаю то, что должен. Посмотрим, куда это нас приведет.

Тиба лгал. Он знал, куда это его приведет. Его цветок точно был проклят.
Однако с этим он смирился, в каком-то смысле он действительно делал то, что от него требуется или, если точнее, что от него требует ликорис.
Мастер следовал зову цветка, но цветок привел его не в то же самое место, где все началось. Мир Цветов не должен быть таким — страдающим, высушенным клочком земли, где ничего не растет, где нет жизни, а есть только безмолвие и смерть, оставившая здесь свои красноречивые следы.
Тейдзо был озадачен. Он хмуро всматривался то в бурые разводы на изломанном столбе, то в сложенное из камней надгробие. Что-то случилось здесь — что-то плохое, — и они опоздали, не сумели это предотвратить.
24

Айамэ Texxi
30.03.17 10:19
  =  
- Кажется, что-то пошло не так, - не без доли иронии сказала Айамэ спутнику, когда им обоим открылась безжизненная равнина на месте Мира цветов. Ирония была призвана справиться с неуверенностью, потому что девушка совершенно не представляла себе, что же делать теперь.

Еще совсем недавно, обсуждая с Тибой проклятие и свою мимолетную встречу с чернооким лучником, она в глубине души надеялась - загадки разрешатся по приходу. Поэтому не стала ни спорить, ни дальше расспрашивать попутчика. Только и сказала в ответ, что никогда не слыхала про морок, который способен украсть дзифу. Однако, теперь загадок только прибавилось. Шиничи, непонятное проклятие и вот - мертвый мир. Такое впечатление, что кто-то прилетел сюда и разбился о камень. Только вот обломков летательного аппарата нигде не валялось. И что погубило цветы?

Айамэ, хмурясь, осмотрела расколотый камень, со следами засохшей крови, даже лизнула, подавив брезгливость, потом облазила все вокруг сантиметр за сантиметром, ища на земле и камнях следы или хоть что-то, способное пролить свет на случившиеся. Ее учили подмечать детали, но сыщиком девушка все же не была.

- Господин Тиба, вам это сильно придется не по душе, - наконец, сказала она, - но нам придется осквернить могилу. Кто-то похоронил здесь этого человека, вряд ли это сделали враги. Может быть, осмотрев тело, мы поймем, что тут произошло.

Она говорила "нам", но подразумевала, что ворочить камни придется спутнику. Айамэ при всем желании не справилась бы с этим.

Мир опять умер,
А мы не заметили -
Заняты были.
Осматриваю камни, местность и почву вокруг (вдруг что валяется, ветки сломаны, следы какие-то есть и т. п.)
25

DungeonMaster InanKy
05.04.17 17:07
  =  
На одном из камней Айамэ заметила надпись - свежую, недавно выбитую.
Гласила она… не совсем понятно, что именно. Слова были выбиты не слишком тщательно, где-то камень просто покрошился, и смысл всего этого можно было разобрать с трудом: : “Дру… Цветам.. и… же враг, .. щи двух ..лезных людей, что… ..третить свою судьбу. ..ы ..дем на запа.. , к зам… у черного озера”.

Но стоило Айамэ дочитать надпись и задуматься о том, что же она должна значить, как по Миру разнесся запах цветов - пьянящий, сводящий с ума аромат…

Перед Ликорисом было нечто совершенно иное. Это было видение - видение какого-то места.
Огромное, черное озеро, а в центре - замок. Каменный замок, с башнями, возвышающимися на многие десятки метров над землей.
Щелчок - и вид двора того же замка. В нём - десятки и десятки людей в знакомых костюмах. Это убийцы. Они все вооружены и тренируются. На их лицах пот, они невероятно устали - но что-то заставляет их продолжать. В их глазах горит огонь.
Щелчок - и вид подвала. Если это гигантское помещение можно назвать подвалом. Невероятных размеров цилиндр, уходящий в темноту. По кругу спиралью вниз уходит узкая дорогая, и вдоль неё, прикованные к стенам, висят люди. Звуков не слышно, темнота не дает их разглядеть, Но запах… в этом подвале запах сотен цветов. Слабый, еле живой - но такой родной.
Щелчок - и комната. Каменные стены, ковер на полу, дубовый стол, огромное кресло. Больше - ничего. Кресло стоит спинкой к тебе. Из него кто-то встает. Поворачивается - и ты видишь лишь безумную улыбку. Всё остальное словно сразу же стирается из памяти. Он смеется.
Щелчок.
Пустота. Вокруг всё белое, но пахнет цветами.
Спаси нас, Прекрасный Ликорис... Спаси... нас...
Щелчок.
Снова мертвый Мир Цветов.

Получатели: Тиба Тейдзо.

Перед Айамэ было нечто совершенно иное. Это было видение - видение какого-то места.
Огромное, черное озеро, а в центре - … Непонятно, что именно. Буря, целая буря картин и звуков, а после - только черные глаза. Пугающие, словно засасывающие в себя глаза.
Они смотрели. Не моргая.
Оглушающая тишина.
Глаза внушают ужас, они словно разрывают на куски, копаются внутри.
Но… они не враг. Странное осознание - они не враг.
Щелчок.
Снова камни и мертвый Мир Цветов.

Получатели: Айамэ.
26

Айамэ Texxi
06.04.17 07:05
  =  
- Здесь послание, - сообщила Айамэ спутнику, выныривая из мира видений. Она попыталась прочесть надпись, подставив в уме недостающие буквы.

- Другим Цветам... или, может, друзьям-цветам. Выходит, это писал наследник, господин Тиба. Так, дальше не понятно совсем. И же враг... Он встретил врага? Сразился ним? Что такое и же? Избил жесть как враг? И жестокий враг? И женщина враг? Эта могила... Может он врага похоронил? Дальше вроде ясно. Ищи двух полезных людей. Гм... Вот это инструкция! Теперь мы определенно знаем, что делать. Дальше все раскрошилось. Что встретить свою судьбу, мы идем на запад к замку у черного озера, - дочитала она и вздрогнула. Не одной ей мерешились бездонные, черные глаза, такие, как у Шиничи. Вот только лучник хотел смерти им всем, а глаза не были врагами. Видел ли ее спутник нечто подобное?

- Подписи нет. Они идут к замку у черного озера, поискать свою судьбу. Нам нужно их найти и идти туда же, - подытожила наследница.

Она порылась в рюкзачке, достала водостойкую помаду, такой дождь не страшен, и начала выводить на камне под надписью.

"Мы тоже тут были, нашли непонятную могилу и надпись. Идем на запад искать черное озеро. Догоняйте. Ирис и Ликорис". Вспомнила Шиничи и добавила внизу. "Мы все умрем". Подумала, что получилось как-то не вежливо. И добавила еще ниже. "Целуем".
- Господин Тиба, так пойдет или еще дописать?

Получатели: Айамэ, Тиба Тейдзо.

Аромат пьянит
Но не верю ничему.
Себе не верю.

Отредактировано 06.04.17 в 07:16
27

Айамэ была права. Тибе действительно не понравилась идея раскопать могилу. Он нахмурился и решительным жестом, резко рубанув ладонью воздух, дал понять, что наотрез отказывается это делать.
Этой могиле было не место здесь, но раз уж так случилось, что кто-то нашел в Мире Цветов свою смерть, прямо тут, в сакральном месте, где когда-то собрался весь их Орден, так тому и быть, а тревожить покой мертвых — самое последнее, бесчестное дело. Его ли семье об этом не знать.
Он, тем не менее, опустился на землю рядом с грудой камней, осторожно коснувшись кончиками пальцев одного из них, словно проверяя, пробуя, каким должен быть этот камень на ощупь. Тейдзо тяжело выдохнул и поджал губы, как будто результат не устроил его.
Сложно было понять, что скрывает это наспех сложенное захоронение. Сложно определить, что выйдет, если оставить его без внимания. Делом его дома всегда было правильное проведение погребальных обрядов, правильные проводы душ усопших и защита живых от гнева и боли тех, кто умер не по своей воле. Пускай Мир Цветов сейчас пуст и безжизнен, но однажды, Тейдзо в это верил, он должен зацвести вновь, и его совершенную и умиротворенную красоту не должны разрушать муки мятущейся и потерянной души.

Тиба закрыл глаза.
Он внимал голосу Айамэ, беззвучно шевеля губами, как будто вторя ей, зачитывающей выскобленное на камне послание. Но нет, недвижно сидя в позе сэйдза, он читал молитву об успокоении мертвых, лишь изредка легко кивая головой, давая понять, что он между тем внимательно слушает Наследницу ириса.
Записка была важной. Она беспокоила, но и давала надежду — значит, другие Наследники тоже побывали тут. Тиба надеялся лишь, что это не кто-то из них нашел свое пристанище здесь, под грудой камней. Если те обрывки фраз, которые остались им с Айамэ, они понимали правильно, то надежда его не была беспочвенной.

Тиба открыл глаза.
Может быть, так совпало, но когда он закончил с молитвой, когда Айамэ закончила с загадочным посланием, Тейдзо почувствовал запах, легкий запах множества цветов, такой сложный и неуловимо понятный вместе с тем, словно аромат такого знакомого ему ликориса был его частью, но отделить свой цветок от других не получалось никак. На миг его лица коснулась улыбка, крылья носа затрепетали, Тейдзо приготовился вдохнуть всей грудью, но тут же, следом за пьянящим ароматом цветов, в его разум ворвались видения, которые заставили губы похолодеть, а пальцы — сжаться в кулаки.
Цветы звали его — и в зове этом были отчаяние и страх. Они ждали его в черном замке на черной воде, и Тибе показалось, что очертания этого замка зов волшебных цветков не принес ему, а напротив — выудил из его памяти. И от этого становилось тем более страшно.

Он решительно поднялся.
— Здесь нам больше нечего делать. Теперь… — Тиба запнулся, неожиданно поняв, как неуловимо для него самого вдруг ожесточился его голос. — Теперь нам нужно поспешить, теперь мы знаем, куда идти. Я тоже почувствовал это, госпожа Айамэ.
Они все почувствовали. И те, кто выбили для них на камне эти слова, и сама Айамэ — Тейдзо был в этом уверен. Сами цветы оставили здесь свою весточку.
Тиба проследил, как девушка выводит на камне новые слова. Он против воли улыбнулся.
— Да. Это хорошее послание, госпожа Айамэ.
Он дождался, пока молодая Наследница закончит. Осмотрелся напоследок. Наверное, они сделали все, что могли. Впереди их ждал нелегкий путь.
Отредактировано 20.04.17 в 20:21
28

DungeonMaster InanKy
01.06.17 11:22
  =  
Куда именно предстояло идти было не совсем ясно, так что оставался только один вариант -вернуться в город и узнать у местных.
Обратная дорога прошла без каких-либо приключений, а вот не успели они войти в город, как к ним подскочила девочка.
- Дядя, тётя, а вы не из того леса? - она ткнула пальцем в сторону Леса Кошмаров. - Если да, то покажите цветок - и я дам вам совет!
На вид ей было лет восемь, одета в когда-то давно удобные штаны и рубашку, со временем превратившиеся в рваные тряпки. Чумазая, неопрятная, с парой синяков и ссадин: скорее всего, сирота и беспризорник.
29

Айамэ Texxi
01.06.17 13:49
  =  
Нашествие детей продолжалось. Не успела Айамэ со спутником выйти из леса, как подверглась нападению очередного малолетнего чудовища. Первым порывом было сбежать. Подальше. Желательно на край света. Говорят, на севере живут пингвины. И никаких детей. Огромным усилием воли она устояла на месте. Честь ордена все-таки обязывала. Что подумает господин Тиба об Ирисах? Но это были не все плохие новости. Похоже, даже младенцы в колыбели были уже осведомлены об их сверхсекретной миссии по спасению мира и были готовы посодействовать. "Надеюсь, хоть драться у Черного озера придется не с детьми?" - промелькнула мысль. С чего наследница решила, что вообще придется драться? Просто надеялась. Во всех легендах спасители мира сражались. И ни в одной не выкармливали из соски пищащих существ. Если это их миссия.... Что ж, тогда миру конец. Слишком высокая цена. Но пока оставалась надежда, что им в конце-концов встретятся танки, цеппелины или какие-нибудь потусторонние твари, а дети закончатся, надо было идти вперед. На запад. Ишь, цветочек ей покажи. Девушка вопросительно уставилась на спутника. "Чего делать-то?", - красноречиво говорил этот взгляд.

Не до хокку мне,
Когда дети бегают.
Где скрыться от них?
Отредактировано 01.06.17 в 13:51
30

Партия: 

Добавить сообщение

Нельзя добавлять сообщения в неактивной игре.