[IK] Hanagatari | ходы игроков | Отважный Ирис

 
DungeonMaster InanKy
05.01.17 15:22
  =  
Дремлющий Ирис,
Дуновение ветра,
Свист стрелы и смерть.
Неизвестный автор.


Так, дети, начинается сказ о Наследнице Ириса по имени Айамэ.- Старуха не отрывала взгляда от пряжи и спиц, что были у нее в руках. Несмотря на старость, руки ее двигались с немыслимой быстротой, создавая причудливые узоры прямо на глазах у ребятишек, собравшихся вокруг нее. Никто не знал, как зовут эту старуху - она пришла в это село недавно, буквально из ниоткуда, но детям безумно нравились ее истории - было в них что-то Великое - то, о чем можно только мечтать в этом скучном мире. - Лошадиные копыта мерно цокали по земле, деревянные колеса старенькой, то крепкой телеги слегка поскрипывали, а прохладный весенний ветерок не давал перегреться на уже довольно жарко освещающем землю солнце…

====

Айамэ дремала - дорога была длинной, и даже тот факт, что всё это время она просидела в телеге, лишь с короткими перерывами, ситуацию улучшал не очень-то сильно. И, возможно, дело было в том, что наследница Ириса… боялась? Нет, наверное, это не то слово. Она не знала, что будет в будущем, потому волновалась.
Конечно, ранее она бывала за пределами родных земель, но никогда ранее она не отправлялась в путь за исполнением предначертанного роду Ириса сотни и сотни лет назад.
Сама Легенда об Ордене Цветов, с нежной аккуратностью передаваемая от матери к дочери дома Ириса, всегда казалась простой детской сказкой. Наверное, сама Айамэ в это тоже не верила бы, если не сам цветок - этот вечно не цветущий ирис создавал в душе странное тепло - и укреплял веру в Легенду об Ордене Цветов, словно говоря: “Да, это чистая правда”. И в тот день, когда он расцвел - что-то расцвело и в душе самой Айамэ. Она сама еще не понимала, что именно, но чувство это было невероятно теплое и согревающее.

Лошадиные копыта мерно цокали по земле, деревянные колеса старенькой, то крепкой телеги слегка поскрипывали, а прохладный весенний ветерок не давал перегреться на уже довольно жарко освещающем землю солнце, тихонько шелестела листва, раздался свист стрелы - и хрип захлебывающегося в собственной крови человека.

Айамэ немедленно проснулась и осмотрелась по сторонам.
Телегу окружили шестеро. Пятеро из них были с мечами - старыми, неухоженными, но все равно довольно опасными. Один из них бросился к лошадям, чтобы их успокоить и не дать понестись галопом из-за запаха крови и смерти.
Остальные стояли за лучником - видимо, главарем. В отличие от остальных, у главаря было превосходное оружие: его лук был сделан из какого-то черного дерева, и он словно блестел на солнце. От него чувствовалась аура смерти. Этот лук был оружием убийцы.
Охохо! Гляньте, парни! - главарь разглядел Айамэ получше, - Какая сочная добыча! Развлечемся сегодня! А ты чего пялишься? - На этот раз он обращался к самой наследнице Ириса, - Слезай, шевели булками. Разогрей их, так сказать, для господ!
На козлах уже умер твой сопровождающий - бедный мужик, который согласился довезти тебя до соседнего городка.
Земли это были небогатые, но душевные: мужик даже не попросил ничего взамен.

И было очень удивительно, что здесь встретились бандиты - испокон веку здесь было спокойно. Только добрый люд, природа и вечный праздник.
1

Айамэ Texxi
05.01.17 18:00
  =  
Девушка, почти девочка, дремавшая в телеге, проснулась одновременно с хрипом возницы, бросила взгляд на разбойников, потом на стрелу в теле мужика, снова на разбойников, встретилась глазами с главарём. Взгляд растерянный, испуганный и недоумевающий. Лишь очень искусный мастер нинсо смог бы прочесть в глубине её нежно-фиолетовых глаз что-то иное - странное, непонятное и неуместное здесь и сейчас. Тщательно спрятанное уважение и... ревность, с которыми она переводила взор с торчащей из тела жертвы стрелы на чёрный, сверкающий юми главаря. Но столь тонких мастеров среди присутствующих не было, поэтому они видели перед собой лишь насмерть перепуганную девчонку, ещё не отошедшую как следует ото сна.

Куколка, впрочем, была хороша и весьма. Сонный взгляд, растрёпанная причёска и испуг только придавали ей естественности. Было в девушке что-то этакое... особенное. Что выгодно отличало её от обычных разбойничьих подружек и деревенских бабёнок. Неискушённость, свежесть? Вряд ли парни смогли бы это для себя сформулировать, если бы даже приспичило. К ней тянуло и всё тут, о чём ещё долго размышлять? Сладко заныло в паху и почему-то жарко полыхнуло в груди. Главарь разразился сальной тирадой, предвкушая в скорости погасить этот пожар. С такой недурно покувыркаться. Дружки внутренне посмеивались его словам, рассчитывая, что перепадёт по кусочку и им. Такая добыча, пожалуй, заманчивее золота и драгоценностей.

От насмешливых слов щёчки девушки порозовели, а из правого глаза покатилась одинокая слезинка. Кажется, куколка только сейчас в полной мере осознала, что произошло и в чьей полной власти она находится.

- Меня зовут Айамэ*, - дрожащим голоском произнесла беззащитная красотка. Речь Айамэ была мелодична и переливчата, подобно ручейкам, что во множестве журчат по этой весёлой земле, когда весеннее солнышко прогоняет сугробы прочь, а первые цветы ещё только думают, раскрыть ли венчики. Не отрывая жалобного взгляда от главаря, девушка нежными пальчиками стёрла с лица слезинку, провела дрожащей рукой по волосам, поправляя пышную причёску-юйвата, выдернула из выбившейся прядки шпильку-кандзаси, рассеянно покрутила в пальцах, поднесла к волосам, намереваясь поправить изъян, и неожиданно молниеносным, неуловимым жестом швырнула украшение главарю.

***
Расцветший ирис казался, порой, обманом чувств. Айамэ приходилось то и дело проверять цветок, чтобы убедиться - ей не привиделось. Особенно в этом благословенном краю. Какая может быть война, когда распускаются первые цветы и зелень, пение птиц убаюкивает, а крестьяне щедры и добродушны так, как могут быть только люди, не знающие ни голода, ни страха? Айамэ опасалась, что большую часть пути придётся преодолевать пешком, но почти сразу же ей повезло нанять телегу. Да только говорится - нанять. Деревенский мужик в залатанной одежде отказался взять с неё хоть что-нибудь, и обаяние девушки тут было, как ни странно, не причём, уж Айамэ-то знала. В чём-чём, а в мужских взглядах она разбиралась: мужик смотрел на неё безо всякого вожделение, но заботливо - ещё ножки сотрёт такая хрупкая странница. Предложив "дочке" глоток молока, крестьянин пересел на козлы, что-то напевая себе под нос. Делать было совершенно нечего, только отдаться размышлениям, страхам и мечтам. Под эти мысли, да под тихое пение она и заснула, а когда проснулась, добрый возница хрипел в предсмертной агонии, а телегу окружила незнамо откуда взявшаяся в этих мирных краях шайка.

Конечно, ускользнуть от горе-бандитов наследнице Ириса не составило бы ни малейшего труда. Они бы и внимания на неё не обратили, пожелай Айамэ того. Но возница? Стрела, оборвавшая жизнь доброго и честного человека требовала мести. И... не обманывай себя, девочка, дело тут не в одной лишь только мести. Тебе не терпится - что? Помериться силами? Доказать, чей глаз зорче, а рука твёрже? Стать стрелой, несущей смерть? О, это чувство предвкушения, предвкушения чужой, неминуемой смерти! Никогда раньше не испытанное ею чувство, заполнило Айамэ целиком. Убедившись, что бандиты достаточно поплыли под её взглядом и голосом, наследница Ириса потянула дзифу из волос, на миг задумалась, покрутив в пальцах - ещё не поздно было остановиться, не переступать черту. Навершие длинной, острой спицы украшал ирис, вырезанный из чёрного оникса. Отвага и смерть. И дзифу отправилась в свой молниеносный полёт, унося с собой частицу сердца Айамэ, ибо, когда мы убиваем, то каждый раз платим искрой света собственной души.

Весенний ветер...
Мне сулит перемены
Путь чёрной стрелы.

Результат броска 1D100+40: 128 - "атакую главаря - 30 ловкость + 10 интеллект".
* перед убийством врагу принято называть своё имя.
2

DungeonMaster InanKy
06.01.17 10:41
  =  
Первые несколько секунд главарь ничего не понимал. Он молча смотрел на Айамэ, словно пытаясь найти в ее глазах подсказку - но видел так лишь невинность, слабость и… свою смерть.
Он медленно перевел взгляд на свою грудь - и там, прямо в районе сердца, торчала черная спица. Главарь зашатался и начал падать на спину…

Мечники, стоявшие вокруг главаря, удивительно быстро оправились от удивления и, перехватит мечи получше, ринулись в сторону телеги.
И на их лицах не было вожделения или насмешки - лишь желание разорвать в клочья Айамэ. И это желание было настолько темным, чуждым и неестественным, что даже Наследнице Ириса стало не по себе.

И еще более не по себе стало девушке, когда она увидела: главарь не упал. Он выставил ногу и остановил падение, замер в таком положении на мгновение и поднял вновь глаза на Айамэ: и они были черными. Черными и блестящими.
- Шиничи. - Сквозь зубы прошипел он, поднимая свой лук.
Айамэ уверена, что попала прямо в сердце - и сейчас любой нормальный человек был бы уже мертв. Но сомнений не было - это не обычный человек.
3

Айамэ Texxi
06.01.17 18:34
  =  
- Стойте! Подождите! - крик мало походил на мольбу о пощаде, скорее это было нечто среднее между командой, которой отгоняют цепных псов, и возгласом человека, обладающего информацией, крайне важной сейчас для противника. Уверенный, жёсткий голос тоже больше не напоминал журчание ручейка. Да и сама Айамэ изменилась. Черты лица заострились, сведённые вместе брови придавали ему суровый вид. Кто сказал, что она совсем юна? Видимо, солнечный свет сыграл злую шутку. Конечно, далеко не девочка. И даже не девушка в возрасте, приличном для первого замужества. Зрелая женщина. Красивая. Непреклонная. Уверенная в своих силах. Во взгляде не осталось наивности и испуга там больше не было и в помине. Азарт и восхищение. Странная смесь для человека, которого вот-вот должны убить. Но смотрела Айамэ только на Шиничи, хотя и обращалась ко всем.

Когда главарь начал подниматься, наследница Ириса в первую секунду не поверила своим глазам. Не могло быть того - с таким цветком в груди не встают, её дзифу пробивает любые доспехи. Но он заглянул прямо в душу своими чёрными, блестящими глазами. Показалось, что это взгляд не человека. Лука. Прекрасного и беспощадного юми из чёрного дерева. Айамэ жаждала понять. Это чувство было таким же сильным, как чуть раньше жажда убийства, оно захлестнуло её целиком, вышло из берегов. - Концентрация и хладнокровие, для дочери Ириса мне не хватает концентрации и хладнокровия. Легендарная Аматэрасу на моём месте не позволила бы эмоциям руководить ею. Случалось ли хоть одной из её предшественниц видеть такое? Ни о чём подобном память не сохранилась. Человек, стоящий с пронзившей грудь спицей, мечники, равнодушные к искусству дзёдзюцу настолько, словно она просто в небо пялилась всё это время. Больше похожие на нежить, чем на живых людей. Желание, что читалось по их лицам. Оно не было ни злостью на то, что сильных мужчин провела какая-то девчонка, ни жаждой мести. Всё это земное, понятное, привычное и присущее людям. В жажде, что снедала мечников, было что-то совсем чужое, нечеловеческие и оттого страшное и - притягательное. И ещё почему-то думалось Айамэ, что мечники не сами по себе были такими, ими управляла чья-то чёрная воля. Главаря. Кто же ты, Шиничи?

Смерти Айамэ не боялась. Такой, раз решил убить - убьёт, и ничего она ему не сделает. Кидаться в бой прямо сейчас было просто бесполезно. Она мечтала попасть в легенду, она в неё попала. И возможно в ней и останется. Такое даже славным подвигами предшественницам не снилось. Вот только выйдет очень нелепо, если некому будет пересказать эту историю. Она говорила быстро и резко, спеша, пока мечники не сравняются с телегой, а стрела не отправится в полёт.

- Человек ты или демон, даже демону не прожить долго с ирисом в груди. Я могу помочь, взамен ты, ... "подаришь мне жизнь" сказал бы каждый на её месте - скажешь, кто ты, как и зачем, - закончила Айамэ. - Как ты выжил? - без расшифровки было понятно в коротком вопросе, - зачем с такими-то возможностями нападаешь на беззащитных крестьян? Уж явно не для того, чтобы поживиться понурой кобылой и оприходовать очередную девку. Плевать, вам на девок и кляч, всё это лишь маска, теперь-то ясно.

Наследница Ириса замерла, ожидая ответа, а руки были готовы взметнуться вверх, выпустить смертоносные иглы, если его не последует. Ирис не уклоняется схватки, даже когда нет шансов закончить бой в свою пользу. В воздухе запахло озоном. Рано начались грозы в этом году.

Вешняя гроза...
Опасность опьяняет,
Страшно похмелье.

Результат броска 1D100+30: 118 - "на харизму, пытаюсь поколебать крепость духа разбойников".
4

DungeonMaster InanKy
07.01.17 22:07
  =  
Слова Ириса наполняли воздух какой-то тягучей тяжестью, словно воздух обращался патокой - столь же сладкой, и не отпускающей своих цепких объятий.
Мечники сначала замедлили шаг, а после остановились и опустили клинки. В их глазах читалось удивление, растерянность и... немного страха? Как они могли попытаться причинить вред такой женщине? Откуда в их голове вообще мысль о насилии?

Шиничи удивленно посмотрел на мечников, потом перевел взгляд на Айамэ. В нем был гнев, но его затмевало другое чувство - уважение. Молодой Ирис была не так опытна, потому не до конца осознала этот взгляд, но это то уважение, что испытывают к единственному в мире врагу, которого ты считаешь достойным противником.
- Убирайтесь отсюда. - Коротко бросил лучник, и его помощники, удивленно посмотрев на него, бросились обратно в лес - они не смели ослушаться приказа своего главаря.
Сам Шиничи опустил свой лук и дождался, пока мечники скроются в лесу.
- Мне говорили, что Наследники до сих пор сильны - но я не верил. Что же - я ошибался. Даже я могу ошибаться, Ирис, даже я. Но так ли ты сильна в бою? Ответь на этот вопрос - и мы узнаем, что случится дальше.
5

Айамэ Texxi
07.01.17 23:31
  =  
Услышав вопрос главаря, Айамэ на миг растерялась, не зная, что и как говорить. Она чувствовала - от ответа зависит очень многое, если не всё. Будь на её месте пра-пра (и ещё много раз пра) бабка Макото - непревзойдённая мастерица политических интриг, уж она бы нашла достойный ответ. А нынешняя наследница Ириса, привыкшая к мирной, спокойной жизни, не была к такому готова. Но ни взглядом, ни жестом не выдала Айамэ своей неуверенности, продолжая смотреть в глаза Шиничи гордо и прямо. Ответный взгляд лучника был странен. Так мужчина не смотрит на женщину, которую вожделеет, так мужчина не смотрит на женщину, которую презирает, так мужчина не смотрит на женщину, к которой равнодушен. Так мужчина не смотрит на женщину вообще. Только на другого мужчину. Этот взгляд наполнил наследницу Ириса гордостью до краёв, как ваза заполняется водой. "Концентрация и хладнокровие. Концентрация и хладнокровие", - приказала себе Айамэ, - "не позволь ему заставить тебя совершить ошибку".

Сильна ли она в бою? Айамэ на долю секунды перевела взгляд на торчащую из груди главаря спицу и снова встретилась с ним глазами. Пожалуй, против такого, как Шиничи, она мало что могла противопоставить. Какоой вред можно нанести человеку, хладнокровно ведущему беседу с жалом дзифу в сердце? Но если перед ней станет обычный человек, даже не один, то умрёт раньше, чем успеет понять - убийца - эта хрупкая девушка. Меткости и скорости Айамэ не занимать. Что хотел знать Шиничи и зачем охотился за ней? А что он охотился именно за ней, у наследницы Ириса осталось совсем мало сомнений. В случайную встречу с лесным разбойником, который (опять же совершенно случайно) слышал о Наследниках, она ничуть не верила.

Время текло сквозь пальцы, а Айамэ так и не придумала ответ. "- Когда не знаешь, что отвечать, отвечай правду", - раздались вдруг в голове слова отца. Папа был обычным человеком, он и понятия не имел, чем занимается дочь на самом деле. Мужчин никогда не посвящали в дела Дома. Большая часть наследниц вообще не выходила замуж, а их дочери не знали своих отцов. Айамэ тут была редким исключением. Но именно папа, а не одна из женщин Дома сейчас пришёл ей на помощь. Он был мужчина, как и Шиничи. "Будем надеяться, что следуя его совету, я не совершу непоправимой ошибки" - решилась Айамэ. А сама уже прикидывала, если лучник начнёт стрелять, то причинить ему вред она, конечно, не сможет, но вот сбить стрелу в полёте вполне можно попытаться. Чёрный юми - само совершенство, но и её пчёлки жалят метко и, пожалуй, не уступят луку. А там не может же он так стоять вечно. Но и этих мыслей не выдала наследница Ириса врагу. Она всё ещё была неподвижна.

- Я никогда не была в бою, Шиничи, - ответила Айамэ спокойно, - Пока не была. И мне не с чем сравнить свою силу. - И замерла, готовая к чему угодно.

Перед бурею
Обманчиво затишье.
Драгоценный миг.
Отредактировано 08.01.17 в 00:10
6

DungeonMaster InanKy
09.01.17 18:24
  =  
Шиничи стоял спокойно, не шевеля ни единый мускулом, в ожидании ответа Айамэ - и в этом он мог дать фору многим из тех, кого знала Наследница Ириса, если не всем. Под взором его черных глаз становилось неуютно, и с каждой секундой давление возрастало.

Но, наконец, Айамэ дала свой ответ.
Первые пару секунд в глазах лучника читалось недоверие, но в глазах Ириса он прочитал искренность, и рассмеялся. Столь же искренне, беззаботно, словно ему только что рассказали невероятно смешную историю на праздничным столом.

- В таком случае, прекрасный Ирис, - сказал он, всё еще улыбаясь, - Несправедливо на тебя нападать сейчас - и слишком скучно. Я не хочу убивать Наследницу, которая не способна себя защитить, и, наверно, даже не слышала о Проклятии Цветов. Так что с ним, - он указал на мертвого возницу и тот… закашлял.
Удивленная Айамэ на мгновение перевела взгляд на своего попутчика: у него не было никакой стрелы в шее, а сам он сидел и кашлял, словно поперхнулся.

Наследница сразу же посмотрела обратно на Шиничи - но его не было на месте. Лишь странный, черный дымок, уходящий в лес, и слова, что словно образовались в ее голове:
Мы еще встретимся. Но в следующий раз, если ты будешь так же слаба - ты умрешь. И все, кто тебе дорог, тоже умрут. Все умрут, прекрасный Ирис….

- Ох, что-то в горло попало - но всё уже в порядке! Но! - он взмахнул поводьями, и лошади, как ни в чем не бывало, продолжили свой путь.

======

- Ох, я извиняюсь, - возничий остановил телегу. - Тут в пятнадцати минутах пути, воон туда, - мужчина указал немного в сторону от дороги, - Живет старик один, Эито. Нечасто тут езжу - хочу проведать его. Но если вы спешите, то я потом, по пути домой, ничего страшного!
7

Айамэ Texxi
09.01.17 19:49
  =  
Айамэ рассеянно кивнула на вопрос старика и добавила, опасаясь, что так он может её не понять: - Нет-нет, я не возражаю. Спешу, но не настолько, чтобы не дать вам отдать долг уважения старцу своевременно. - И снова замолчала, погрузившись в свои мысли. Всю дорогу с того момента, как они покинули поляну, девушка была задумчива и углублена в себя. Мысли кружились роем, перебивая друг друга.

- Мужик ничего не помнит. Совсем ничего. Как это может быть?
- Что это было? Дурман? Иллюзия?
- Какая ещё иллюзия? Иллюзии не питаются боевыми спицами.

Многочисленные дзифу, воткнутые в причёску, постороннему сосчитать было бы сложно. Но Айамэ хорошо знала, сколько именно их и где. Одной, украшенной чёрным ирисом, не хватало. И на поляне её тоже не было, девушка обыскала всё, прежде чем отправиться дальше, сказав удивлённому крестьянину, что обронила заколку. Спица испарилась бесследно. Чёрная спица, что значит - "смерть". Шиничи пообещал, что смерть ждёт всех, если она будет слаба. И ещё он смеялся. Отделался от неё, как сытый кот от забавной и безобидной мышки, которую вполне можно оставить на потом, пусть побегает пока. Ей бы радоваться, что всё так хорошо закончилось, но радости не было. Это было обидно. Обида обжигала. Её посчитали слабой и недостойной. Слабой себя Айамэ не считала.

- И какая тебе нужна от меня сила? - ругалась она в уме с неведомым Шиничи. - Жить с проколотым насквозь сердцем? Оживлять трупы? Исчезать по своей прихоти? Я про такое никогда даже не слыхала. Ах, скучно меня убивать и ты решил подождать до следующей встречи? В следующий раз я тебя убью-таки сразу, надеюсь, это тебя немного развеселит. - Лучник молчал, не отвечал ничего даже в её воображении, только смотрел в душу своими невозможными и прекрасными глазами.

- Да, с концентрацией и хладнокровием по-прежнему беда, - прокомментировал вздорный внутренний голос эту справедливую отповедь. - Просто всем бедам беда. - Айамэ хотела и ему высказать под горячую руку, но решила, что ругаться со своим собственным внутренним голосом - слишком по-гэдзински. У тех это модно. Даже специального лекаря заводят, чтобы мирил голоса в голове. Вместо этого она начала дышать часто и ровно, всё увеличивая интервал.

Гимнастика подействовала, наследница Ириса наконец-то сконцентрировалась на важном. И было это отнюдь не уязвлённое самолюбие. Шиничи сказал, что она даже не слышала о Проклятии Цветов. Так оно и было, о Проклятии она услышала впервые. И поняла, что должна узнать о нём всё, узнать, чтобы вернуться и убить Шиничи, а может быть и не только для этого. Зачем-то же расцвёл ирис в её саду в мирное, благословенное время.

О дивный цветок
Готов исколоть пальцы,
Растет высоко.
Едем к Эито.
8

Партия: 

Добавить сообщение

Нельзя добавлять сообщения в архивной комнате.