"Rise and Shine" | ходы игроков | Уголок чистописания

 
DungeonMaster Morte
10.02.16 21:52
  =  
Кто-то был с ним с самого начала. Некоторые присоединились позже - побежденные и порабощенные. О, это была дьявольская тактика со стороны Манахора. Подчинять своей воле самых заклятых врагов - что может быть хуже для противника? Никто не мог чувствовать себя в безопасности.
Некоторые, предвидя скорое пленение, кончали жизнь самоубийством. Лишь бы не достаться ему.
Иные, отчаявшиеся и павшие духом, до самого конца надеялись на спасение. И находили его, став в один ряд с лавиной имперских войск. Они уже не могли перечить императору, а путь домой был закрыт - для "своих" они погибли. Объяснить, что это не так, было невозможно. Научил горький опыт - для тех, кто пытался приютить потерпевших поражение.
Иногда пытались освободиться, бросаясь в самоубийственные атаки, лишь бы скинуть ярмо. Восставали вновь.
Многие принимали свою судьбу, начиная новую жизнь. Манахор щедро награждал за службу, так что самые верные не знали нужды. Почти любой каприз становился реальностью. Еще один крючок, ведь плоть слаба, а сменить роскошь на гордую нищету независимости порой очень и очень трудно. Особенно спустя десятилетия, проведенные под имперским стягом. Грань между рабством и верностью стала настолько тонка, что для многих это просто перестало иметь значение. Забыли о себе, еще тех, прошлых.

Фанатично преданная армия помогла добиться многого. Солдат не боялся умереть, не боялся, что не будет отомщен - принявший веру продолжал служить, восставая из мертвых. Истинным мертвым, а не жалким зомби. Жизнь даже со знаком "минус" остается жизнью. Мертвец, полностью сохранивший свой разум и практически полный функционал живого существа.
Бессмертные, хорошо помнящие своих убийц, они не испытывали чувство голода, им не нужен сон, и вообще ничего из прошлого. Для таких гибель - лишь начало чего-то нового. Иные добровольно принимали смерть, особенно из числа высших иерархов, становясь мертвыми наяву. Святые мертвецы - так их, кажется, называли. Жизнь и смерть в государстве Манахора всегда шли рука об руку, и в какой-то момент уже невозможно понять, где заканчивается одно, и начинается другое.

Но, бросив вызов всему миру, готовься испытать последствия. Забубенные за столетие имена бригад и полков были забыты, последнее знамя - сожжено и развеяно по ветру. Ну, почти. Несколько знамен осталось, и самое важное тоже - императорский штандарт. Последние из оставшихся культистов поклялись сохранить его любой ценой. Мир еще увидит его.

Собирать прах генералов в одном месте не требовалось. Силе всё равно, где покоятся останки. Мало чего осталось от них. Черепа, кости, истлевшие одежды и давно прикипевшие ржавчиной доспехи, если таковые имелись. Оружие, за три века превратившееся в жалкие развалины. Простой человек и не догадается, чьи это останки. Но культисты знали, кого искать, и где искать. Была нужна некая точка опоры, некое представление, куда направить мысленный взор. Хранители эвакуировали летописания из полыхающей столицы в спешке, и, несмотря на это, спасли многое. Их долг, который потом взяли на себя их дети, а затем дети их детей и так далее, невозможно оценить. Это просто бесценно.

Для возрождения нужна кровь. Немалое её количество пролилось на алтарь - детской, невинных девушек и здоровых юношей. Смерть любит забирать самое ценное. Но это были...приемлемые потери. Взявшись за дело столь основательно, Культ уже не мог отступить. Жертвоприношения, алхимически соединившись с божественной силой Мертвого и глухими песнопениями культистов, заставили старые костяки вздрогнуть, зашуршать, дробя погребальную землю в пыль. Мелкие кости и косточки потянулись друг к другу, соединяясь в скелеты. Далее - плоть и кожа, вены и кровь, органы и мозг.
- Ныне Отец-Предтеча мёртв! Ныне рожден во смерти Спаситель наш! Ныне на Ойкумене ангелы поют, радуются архангелы! Ныне праведный радуется, говоря ближнему своему: Слава богу вышнему, Мертвому и Живому! - слышен распев белобородого культиста в темных одеждах. Ему вторят: "Слава богу вышнему, Мертвому и Живому!"; эхо голосов бежит по сводам грота, украшенного религиозной росписью.

Процесс возрождения завершается, запуская сознание. Память, хранимая Мертвым, бомбардирует голый мозг. Рождение. Багрянец крови на руках. Жизнь. В рукопашной схватке, и в редкие моменты мира. Последний поход легиона "Мертвая голова", полностью состоящей из бледнолицых мертвецов. Давят в землю врагов без числа, но погибают последней смертью, уже окончательной. Отступление, и битва на реке Вечной, в местечке на ней, известном как Злые Берега. Будто мало битых костей и черепов, из которых эти самые берега состоят. Назад, назад на запад, за развалины Багровой Стены, за города и сёла, разоряемые натиском цивилизованного мира. К этому моменту уже далеко не все из генералов живы. Кто-то пожертвовал собой, позволив другим отступить, и попытаться спешно выстроить оборону. Всё тщетно. Крики. Приступы самоотверженных атак. "Слава Манахору! Вперед, за Мертвого!" - орут бойцы. Осада стольного града. Последний военный совет. "Просите Мертвого Отца, чтобы он принял наши дела, и помог очистить священную землю империи от язычников". Подводит память, и не вспомнить, кому принадлежали эти слова, и когда они были произнесены. По ночам, в переулках, союзники-самхафцы режут население своими ритуальными кинжалами, прямо на месте обращая их в тупых зомби. Прорыв внешнего рубежа обороны, и солдаты нужны здесь и сейчас. Но были и другие времена. Строй идет вперед, покачиваясь в такт шагу, в бой, не кланяясь огню неприятеля: Отец, твоя воля будет исполнена. Продвигаются вперед полки, тесня неприятеля. Эти солдаты и патриоты давно отдали свои жизни в руки бога, во имя империи и отечества. Побеждай, или будь побежденным - выбор тогда был невелик. Генералы, поддерживая ментальную связь с Манахором, наносят удар за ударом, сминая восточных мятежников и местную республиканскую клику. Во имя Мертвого Отца враг будет раздавлен и наказан. Поверженные встанут под наше знамя. Такую силу ничто не остановит.

Генералы, эмиссары Манахора восстают из своих гробов и мест погребения, переживая картины прошлого, словно всё это происходит здесь и сейчас. И, о чудо! - они не чувствуют давление воли Манахора. Они настолько привыкли к этим кандалам, что их отсутствие вызывает почти физический дискомфорт. Свобода, меж тем, была недолгой. Восстает гневный дух Манахора, поднимая настоящую бурю в подземном чертоге. Культисты падают ниц, не смея поднять голов. Его ярость захлестывает и оглушает, не оставляя шанса на передышку. Он всё прекрасно помнит, и в его случае поражение настигло империю всего лишь миг тому назад. Даже в призрачном виде его сила впечатляет. Восстановите мою армию! Заставьте людей гордиться мною! Наплевать на поражение! Вернуть империи её границы! Объединить все земли! Пусть война захлестнет мир! Действуйте жестко, без жалости! Будьте тверды! Никакого раскаянья!

Никаких слов, но смысл предельно ясен.

Эхо перерождения прокатывается по земле, заставляя дрожать и те костяки, которым положено до конца времен спать в покое. Дракон приоткрыл глаз - ему приснился дурной сон. Неведомые твари поднимают головы, шумно втягивают воздух, принюхиваясь. Волшебник в высокой башне выпадает из транса, с четким ощущением того, что нечто ужасное только что произошло где-то во вселенной.


Прошлый:

Отредактировано 16.02.16 в 00:33
1

Партия: 

Добавить сообщение

Для добавления сообщения Вы должны участвовать в этой игре.