Краткая история об отважных и смелых героях | ходы игроков | Глава I, в которой со смертью героя охотников стало только больше, а Бронник лишился сапога

12
 
Райх Mafusail
01.09.12 17:36
  =  
Райх позволил себе обсмеять промокшую до нитки эльфийку, но, как только его самого коснулись струи ледяного дождя, и освежающие капли затекли за шиворот, разразился проклятьями не хуже этого бородатого недомерка.
- А ты, небось, - АЙ, *шлёп!* скотина! - околел уже здесь, Отважный? - поинтересовался следопыт у молчаливого коня, отбиваясь от налившихся своей насекомьей кровью оводов. Казалось бы, кого здесь, посреди озера, жрать? А ведь жрут! И вот как отожрались-то, черти! Хоть сейчас хватай сковородку и жарь их на маслице. В своё время Райх побывал там, где большую часть года лило так же, как и здесь, только ливень там был теплый, и вообще - жарко, душно, влажно. Но самое-то главное - там насекомые считались деликатесами, и приветливые желтолицые аборигены хрустели рыжими тараканами, глазея на белых северных людей в металле и коже, помирающих от местной духоты. Да уж. Сейчас Райх, наверное, отдал бы ухо за то, чтобы очутиться там, где тепло. Нет, не ухо. Лучше палец. На ноге.
Да, чёрт! Ничего бы не отдал из своего, родного. Вон, Ри бы отдал. На время.
Ухмыльнулся недобро так, пялясь на задницу эльфийки, помогающую своей коняге забраться в местное стойло. Отрезвляющий укус овода, пришедшийся в шею, заставил следопыта разъяренно крикнуть, пришибить летучую тварь резким хлопком, да так, что мушиные кишки обильно поплыли за шиворот.
- Мать-то твою растак, гнида ты крылатая! Черт!

---

Вода стекала на пол с кожаных шмоток Райха, который, едва войдя в теплое - странно-то как! - помещение таверны, сбросил с себя верхнюю одежду и развешал её на пустующем колченогом стуле, который де-протестующе поскрипел, но ношу таки принял. Бородатый гном колдовал над похлебкой, бил посуду и пел страшные поварские песни, судя по всему, переходящие в его семье из поколения в поколение - Райх в душе надеялся, что этот самый рецепт бородачу просто к слову вспомнился, и никакого "секеля" в его миске не окажется. Странный магический обряд проистекал прямо под носом у отряда уничтожителей троллей, и следопыт всё гадал, когда же начнут сверкать молнии, и маленькие демоны, выскочив из котла, вопрошающим фальцетом вскрикнут:
- Какие ваши приказания, господин?
Следопыт ковырял ножом под ногтями, ухмыляясь каким-то мыслям. Из одежды на нем была лишь рубашка да старые исподние портки - вид не слишком внушительный, конечно, но пояс с мечом дополнял его и вносил какое-то разнообразие в невыразительный гардероб. Райх предпочитал не расставаться со своим мечом с тех самых пор, как его однажды застали полуобнаженным в одном кабаке, пьяного до безобразия и, плюс, в обнимку сразу с двумя эльфийками - ни одной из них не оказалась Рианнон, что характерно. Жизнь научила следопыта держать своё оружие при себе, а при случае - пользоваться еще и чужим, если есть возможность его позаимствовать.
Кудесник поварского дела притаранил к столу самодельные квадратные тарелки, которыми в нормальных местах пользуются как растопкой для камина - которого здесь, опять же, не имеется от слова "вовсе". Райх пронзил бородача испепеляющим взглядом исподлобья, но сдержался и ничего не сказал. Когда подоспела еда, следопыт судорожно сглотнул, борясь с искушением сдохнуть от голода. Он не соврал!
Райх насадил на палочку жареный помидор, оглядел его со всех сторон и пробормотал, посматривая на остальные блюда:
- Разрази меня гром, если всё это не из помидоров. Ты что же, недомерок, и грог из помидоров гонишь?! - крик следопыта пронесся по залу и заглох где-то в каморке, в которую уполз томатный король.
- Ну, что ж, - в ту же секунду смирившись со своей судьбой, Райх откусил кусок жареного плода, смачно, с хрустом поработал желваками, сглотнул и вынес свой профессиональный вердикт на публику:
- А знаете? Не так уж и плохо, я вам скажу. Бывало и хуже. Попробовали бы вы стряпню моей троюродной бабки.. фух.. - мужчину аж передернуло от одного воспоминания о том, что ему пришлось пережить в те страшные годы его сопливой юности. По сравнению с той жратвой это был шедевр поварского искусства. Если заставить свои вкусовые рецепторы издохнуть.
- Как тебе, Ри? Может, щепотку соли? - поинтересовался Райх с набитым ртом, делая вид, что уже вот-вот полезет в карман за заныканной, самой последней солью в своем распоряжении.
Райх - чувак из леса, поэтому жрать всякое жареное/пареное/вареное говнище прямо с сырой земли ему не впервой) надеюсь, кубы на выдержу кидать не надо?
Отредактировано 01.09.12 в 18:38
31

Рианнон sionann
02.09.12 00:38
  =  
Ять! На Ри рухнули ведра три ледяной воды, не меньше. Эльфийка передернула плечами, чувствуя, как текут холодные капли за шиворот, смахнула с лица воду, цедя сквозь зубы витиеватые эльфийские ругательства. Если раньше мокрыми были плащ и сапоги с штанами, то теперь промокло все, даже нижняя рубашка. Кого за это убить? Райх. Естественно, не сдержался от комментариев язвительных. Ну ничего, он свое получит. Секунда – смех сменился отменной бранью. Чудесно, пальцем не пошевелила, а уже отомщена. Ну почти отомщена.
Дальше рухнул Бронник.
- Сел бы ты на диету, что ли! – стуча зубами от холода сказала эльфийка, помогая Райху вытягивать воителя из воды пополам с жижей противной. – Или хотя бы доспехи снял!
К лошадям было проще плыть, чем идти, решила Ри, в очередной раз чуть не оставив в грязи правый сапог. А если бы ей не пришло в голову перевести животных в другое место, то к утру здесь наверняка были бы уже морские коньки. С жабрами.
- Тише, тише, - шептала Рианнон беспокойной Кит. – Пойдем, там тепло и сухо, - наверное подумала девушка. Хлипкая лесенка, не внушающая доверия, сломалась, напугав Рианнон сильнее, чем бой с сотней троллей. Сломай Кит ногу, эльфийка не знала бы что делать. Точнее, знала бы, но никогда не решилась. И другим бы не позволила. Обошлось. Но остальным коням подниматься было теперь сложнее. Но райховский Отважный проблем не доставил – на него, как периодически и на его хозяина, можно было рыкнуть и он становился шелковым. А когда дело до осла дошло… Рианнон любила животных, старалась не обижать. Но если бы Райх или Бронник решили бы снести упрямой скотине голову, эльфийка поддержала бы это решение от всей души. С этим мерзким зверем пришлось провозиться дольше, чем с Кит, Отважным и потом с вороным Бронника вместе взятыми. Может, соорудить из осла новые сапоги Брону?
К концу «веселья» Рианнон замерзла и промокла так, что белый свет уже был не мил. И оводы еще эти. Неужели не наелись еще, уроды крылатые?
Хвала богам, что вороной конь Бронника был спокойным и разумным, и его не надо было уговаривать. Вот только дверь разнес. На нем можно было бы и успокоиться, но печальный взгляд конька барда мог растопить сердце не только эльфу, но и кому-нибудь менее фаунолюбивому. В общем, на него тоже шло несколько минут. При этом мнение о барде у Ри составилось самое непозитивное – сидит тут не первый день, погоду знает, а о коне не позаботился, с магом маразматичным байки травит.
- Утром, все утром, - категорично заявила эльфийка своей лошадке. Если доживу, - подумала, прихлопнув очередную тварь кровососущую. И позорно сбежала. Мучаясь совестью, конечно. Но еще больше мучаясь от холода, мокрой одежды и голода.
- Это расплата за нашу жадность и доверчивость,- сказала Рианнон, закрывая дверь импровизированной конюшни.


- Я его сейчас расцелую, - оказавшись в общем зале, где неожиданно стало тепло и появился огонь, пробормотала эльфийка. Теплая комната была едва ли не самым прекрасным, что видела Ри за последние несколько дней. И ничто не могло этой радости омрачить. Даже скрипучие «баллады» хозяина и жареные помидоры.
Первым делом Ри придвинула к огню пару ненадежных стульчиков. Развесила на них плащ, поставила рядом сапоги, босиком оставшись. Доспех – туда, прочую мокрую верхнюю одежду – тоже. В итоге остались на Ри белье, да нижняя рубашка. Длинная, до колен почти, но вот незадача – тоже не совсем сухая. Черт с ним. Из мужиков тут только Райх и Бронник, а их можно не стеснятся. Да и не длинных же ног, да ладной фигуры стеснятся эльфийке?
- Не шутил… - как-то безрадостно произнесла девушка, садясь за стол и разглядывая накрытую поляну. Помидоры, помидоры – оказывается из них столько всякой лабуды можно наделать. Даже лепешки. И бухло какое-нибудь Хроник из них тоже гонит. Дворф же! Несколько глотков горячего грога, смело отпитых из кружки с отбитыми краями, вернули на бледное лицо эльфийки краски и значительно уменьшили стук зубов. Ри даже решилась взять жареный помидор, но не на палочку, а на более привычный нож. Сначала. Правда, подождала, пока Райх попробует, и даже подумала, не обождать ли еще полчасика. На всякий случай – скопытится или нет. Но передумала почему-то.
- Ты что, какая соль, она же испортит весь вкус этих шедевров. И с каких пор ты в исподнем прячешь соль? - как ни странно, но стряпню Хроника оказалось возможным есть. Даже красненькие лепешки. И помидорина в эле.
Отредактировано 02.09.12 в 00:51
32

Райх Mafusail
03.09.12 17:55
  =  
- Хе-хе, - гаденько ухмыльнулся Райх, - на самом деле, это долгая история, - следопыт нахмурился, подцепил ножом помидорное чудо, сунул в рот и пожевал. Как этот кудесник заставил томатную кашицу загустеть и сумел зажарить до образования такой корки?
Взглядом следопыт скользил по бедрам эльфийки, так как сидел совсем рядышком. Увиденное ему очень нравилось, и удовольствия, отражающегося в наглой ухмылке, он не скрывал - за него это прекрасно проделывала всклоченная, мокрая борода.

Закончив с трапезой - кажется, ночью мне будут сниться помидорные океаны, разбивающиеся об томатные скалы - Райх обратился к магу в своём коронном стиле:
- Эй, плешивый! Тебе нужно особое приглашение? Жрать подано же! Подсаживайся и бери своего.. свою.. ээ.. барда с собой! Может, мы тоже хотим послушать его.. эээ.. бренчание? - особенно, если оно заглушит бормотание старика. Для него не было ни одной запретной или неуместной темы, и он собирал всю чушь, что копилась в его заплесневелых мозгах, наверное, столетиями, и выливал её в уши любого неудачника, которому не повезло оказаться слушателем. Судя по лицу барда, ему - ей? - болтовня старичка не причиняла неудобств.
Ха! Попробовал бы он - она? - путешествовать с ним постоянно. Сплошная головная боль.
Отредактировано 03.09.12 в 17:57
33

Бронник Вайнард
06.09.12 02:38
  =  
После короткого путешествия Бронник стал ещё более угрюм, если такое возможно. Даже на еду и карты взглянул с холодком. Но быстро одумался и поглощая всевозможные блюда из помидор косился на Райха подумывая о том как можно ему напомнить о проигрыше в карты. Наверняка ведь сейчас начнёт отнекиваться, артачиться, требовать игру до трёх как было принято в Замберии. Ещё не было случая, чтобы он просто признал своё поражение. Кстати, да и проигрывал он нечасто. Ему. Броннику. Или это Бронник выигрывал нечасто? Помнится в Селестане когда ставкой было три сиськастые наложницы против коня без сбруи и золотого медальона... тогда тоже выпал Изумрудный дракон и в паре с Гнилым Носом, как часто называли карту Джека-тыкву, обеспечил ему славную ночку! С тремя сразу. Ха! Одна ещё, такая тёмненькая, разлила сладкое молоко по его груди. Ммм. Было время. А сейчас...
Бронник с презрением отшвырнул пустую миску и поднялся из-за стола. Без особого пиетета сгрёб в охапку своё оружие.
- Ты, - кивнул на Райха, - должен человеку в карты.
- Ты, - взгляд на гнома, - показывай человеку комнату.

- Человек будет на страже первым, - привычно закончил он окинув пустым взглядом деда и барда.
Отредактировано 06.09.12 в 02:39
34

Лин Амазонка
07.09.12 00:51
  =  
Какой забавный все же этот старик! Воины с эльфийкой ушли надолго, и пару раз Лин серьезно задумался о том, не выйти ли им помочь - все-таки бедняга Ветер тоже мок и мерз под проливным дождем, а плавать хоть и умел, но на привязи далеко не уплывешь, - но дед постоянно что-то бубнил, рассказывал, поучал, смешил. Забывал и начинал снова, переплетал истории одну с другой, смешно тряс бородой в попытках хриплого смеха, больше похожего на кашель. Хорошим рассказчиком оказался на удивление, если прислушаться и разобраться в его бормотании - ну, непоследовательный чуток, но то ерунда. Для Лина, жадно впитывающего в себя все интересное, что происходило и произносилось вокруг него, он оказался настоящей находкой, и ему не хотелось, чтобы старик заснул, пока они будут там возиться с лошадьми. Да и он обиделся бы, наверное, - ему так нравилось, когда обрывки его историй бард импровизированно рифмовал и исполнял под музыку. Хронику тоже нравилось, кстати, ухмылка то и дело угадывалась под его усами, пока он хозяйничал в таверне, а позже и сам заходился напевать похабные песенки и декламировать всякие стихи. Лину иногда казалось, что старый гном не брезгует магией и что странные стихи его - не что иное, как заклинания - иначе как объяснить, что промокшие насквозь бревна вдруг начинают пылать ярким огнем, а мелкие помидоры вперемешку с грязью, принесенные с болота, превращаются в довольно аппетитно пахнущие блюда? Нужно будет у деда расспросить на досуге про гномью магию и есть ли она вообще.

Еще одним соображением против похода на улицу было то, что в такую погоду вероятность того, что сам он утонет, пропадет в лапах русалок или увязнет в иле раньше, чем доберется до коня, была несколько (несоизмеримо то есть) выше, чем вероятность того, что он сможет затащить своего жеребца куда-то наверх по трухлявой лестнице. А когда приходится выбирать между своей собственной жизнью и жизнью пускай дорогого и верного, но все же животного... Все мы жалкие эгоисты, в общем.

Вернулись они, когда старик, согревшись и утолив свой голод куском помидора, любезно отданным Лином, уже начинал то и дело проваливаться в сон, презабавнешим образом то и дело просыпаясь и продолжая, как ни в чем не бывало, рассказывать свои истории, а сам бард уже начинал побаиваться, что его герои пали смертью храбрых в пучине топких вод, благородно спасая лошадей. Выглядели они, что уж и говорить, жалко. Но тепло, огонь и еда немного растопили лед в их глазах, и бард то и дело бросал заинтересованные взгляды то на хмурого мечника без сапога, то на полуобнаженную эльфийку, аппетитных прелестей которой промокшая нижняя рубаха почти не скрывала, то на отпускавшего колкости воина. Получив своеобразное приглашение, с готовностью вскочил и подбежал к их столу, вежливо поклонился и исполнил традиционное:

Я пел пою и буду петь
Вчера, сегодня, вечно
Ой моя лютня - девять струн
Дорога бесконечна
А я иду за горизонт -
Прославить королеву
Ой моя лютня, и пенек...
Едрить его налево!!!

А если добрый наш король
В дворец меня не пустит
Ему наставлю я рога
И дам кочан капусты...
А их шутишко - злой язык
Получит по лбу грифом...
Про это песню я сложу...
И песня станет мифом!!!

И вот шагаю я домой
Довольный, сытый,пьяный
А звон монеты золотой
Меня в таверну тянет
А я дружину рассмешил
И короля пометил... (рогами)
Я менестрель, я хулиган...
Один такой на свете!!!

Я пел, пою и буду пить-
Вчера, сегодня - вечно
О, моя лютня - девять струн
Дорога в бесконечность
А я иду за горизонт-
Прославить королеву...
Опять пенек?! о боже мой!!!
Едрить его налево!!!


- очень живо при этом показывая все, о чем пел, подмигивая, приплясывая, кланяясь эльфийке на словах про королеву и вообще всячески стараясь показаться веселым и приятным.
Отредактировано 07.09.12 в 09:18
35

DungeonMaster Tira
07.09.12 15:47
  =  
- Щас покажу, покажу. Человеку все покажу. Комнату покажу… кровать покажу…
С Хроником было что-то не то. Он отрешенно стоял в своей каморке и пялился на что-то, что за его спиной не было видно. И очень нервно теребил в руках неизменную тряпочку.
- Да, да… сейчас покажу… - как-то совсем сдавленно и пискляво.
Резко оборвав свои думы, дворф рыгнул и на этом успокоился. Обернулся, почесал пузо. С каким-то болезненным любопытством посмотрел на героев. А выйдя из каморки обошел три раза вокруг Бронника, то и дело наклоняясь к полу, да еще и сплюнул потом. Тоже три раза. Замер, уставившись в потолок. И у любого за ним наблюдающего конечно сложилось бы впечатление, что гном окончательно и бесповоротно лишился ума.
Однако, через секунду, он рыгнул еще раз. Мотнул бородой да расплылся своей фирменной хитрой ухмылочкой.
- Идем, человек… - окинув взглядом мощную фигуру гостя, Суровый поправился, - человечище. Покажет Хроник тебе опо… оп… повин… опочен… опочивальню!
И побрел он шагом шаркающим к одной из дверей, ни словом не заикнувшись о предмете своего странного поведения. Но внимательному наблюдателю обязательно бы бросилось в глаза, что достойный господин сей достойнейшей таверны изрядно нервничает.

Бронник:

За дверью оказался коридор. Вернее, это развалившееся, трухлявое, подтекающее, свисающее гроздьями мха помещение должно было им быть. Идти нужно было очень осторожно. Это солдат понял после того, как пару раз застрял в ненадежных досках. Сколько уже раз за сегодня ему довелось тонуть в полу? Пожалуй, пора было вести счет.
А гном прыгал впереди как ни в чем не бывало. С одного относительно крепкого островка, на другой. И допрыгал до очередной двери, судя по всему ведущей в эту самую – опо-опочивальню.
К сожалению, стоило дворфу ее коснуться своими ручищами, как она тут же слетела с петель и, с треском проломив пол, упала куда-то вниз.
- Давно не открывал, - виновато промямлил гном, отошел на пару шагов, взяв разбег, и ухнул вперед, перепрыгивая новообразованную яму. Броннику же оказалось достаточным просто ее перешагнуть.
- Лучшая комната, - как отрезал гном любые возможные пререкательства.
Ну, во всяком случае, она была лучше конюшни. Пол был почти крепким, стены почти без дыр, потолок почти не протекал. И были окна. Разбитые слегка… но были. В углу стояла кровать. Судя по габаритам она предназначалась либо захудалому хоббиту, либо гному недоростку. Правда, если бы кто из героев вдруг смог даже сложиться раза в три, на этом чуде спать бы все равно не получилось. Так как пружины давным-давно проржавели и провалились до самого пола, что делало похожим кровать на гамак.
Больше в комнате ничего не было. Видимо, она выделялась именно тем, что в ней имелись стены, потолок и пол.
Гном молча стоял, качаясь с пяток на носки и с носков на пятки, рассматривая свою «лучшую комнату».
- Да-а-а, - протянул он, причмокнув. – Дыра-а-а-а. Ну, размещайтесь. Тут вот кровать… - посмотрев на обвалившуюся конструкцию, гном заключил горестно, - была…
А я пойду… - Пятясь назад от возможного гнева солдата, - пойду там… порядок наведу…
И не успел Бронник ничего возразить, как Хроника и след простыл.

А в это время:

В зале было тепло и уютно. Промокшие и озябшие герои высохли, почувствовали себя почти людьми (ну, кто эльфами), да утолили жадный голод.
Но случилось еще нечто примечательное в этот удивительно-проклятый вечер.
Пока бард знакомился с героями, волшебник окончательно заснул, уронив голову на грудь и пустив в бороду слюну. И никто не обращал на это ветхое ископаемое внимания, пока оно вдруг не вскочило, изящно вздернув руку к потолку и не начало бормотать заковыристые слова, бывшие заклинанием. На его пальце тут же образовался сгусток синего пламени, зловеще пыхтящего в такт словам.
- Бегите!! – Хрипло закричал он и вокруг его худощавой стати засвистел пронизывающий ветер. Волосы волшебники покрылись лазурными искрами, завораживающе красиво сочетающимися с седыми локонами. Пока локоны вдруг не вспыхнули, задымились и сгорели, оставив колдуна с блестящим, лысым и слегка обгоревшим черепом.
- Бегите без меня! Я их задержу! – Орал чародей, вытворяя немыслимые пасы своими корявыми руками.
На этом занятии его и застал вконец опешивший дворф, входящий в зал. И только он хотел возмущенно закричать, как маг произнес последние слова заклинания и отправил уже изрядно большой сгусток огня в костер гнома, сложенный посредине таверны. И тот вспыхнул, вознесясь и лизнув потолок. Балки расцвели пламенем и начали дымиться. Таверна затрещала, не выдерживая такого напора. Гном охнул и лег на пол, прикрыв голову руками. А чародей еще постоял секунду, наблюдая за начинающимся хаосом. А потом внезапно упал, как подкошенный.
Синее пламя тут же погасло, оставив несчастную таверну в покое.
Гном еще полежал для верности минутку, а потом ползком направился к дряхлому телу. Побил его по щекам. Подумал, и ударил кулачищем в скулу. Даже припал ухом к немощной груди, пытаясь услышать скрипящее сердце. Поднялся, скорчив удивленную гримасу, и изрек:
- Подох маг ваш. Може, помидорками траванулся?
Отредактировано 07.09.12 в 15:49
36

Рианнон sionann
08.09.12 16:22
  =  
- Я готова ее послушать, - подперев подбородок ладонью и глядя на Райха, сказала Рианнон. Физиономию при этом состроила милую такую, добрую и заинтересованную. Вот сразу видно, что издевается.
Бард так быстро к их столу шмыгнул, словно только и делал, что приглашения ждал. Вот все-таки не понятно, это мальчик, девочка или создание само еще не определилось? Ладно, пусть пока он будет. А там разберемся. Поет вроде неплохо, а для этого захолустья так и вовсе прекрасно. Хотя если с эльфами сравнивать… Нет, лучше не сравнивать.
После ужина и особенно после грога, жизнь стала казаться уже не такой унылой, и даже Хроник стал вызывать куда больше положительных эмоций, чем в начале вечера. Вот только уходить из теплого зала Ри определенно не хотела. ЕЕ терзало смутное подозрение, что комнаты в этом таверне под стать всему заведению и что мудрее будет переночевать здесь же, не переходя в какую-нибудь сырую и холодную комнатушку. А Бронник, он толстокожий, пусть идет и храпит в «нумерах». И мага к нему можно отправить. Да и Райха тоже.
Эльфийка уже хотела поделиться своими соображениями с следопытом, но тут обратила внимание на Хроника. Странный он какой-то… Нервный. И хороводы какие-то вокруг «человека» водит. Не по себе стало Рианнон, отставила в сторону кружку с теплым грогом.
Райха незаметно за бедро тронула, внимание его привлекая.
- Глянь, - на Хроника указала.
Как бы не завел этот милый дворф их штатного громилу в комнатку без пола, где доблестный Брон свернет себе шею.
Как только скрылись из виду дворф и Бронник, Рианнон, меч прихватив на всякий пожарный, направилась к каморке Хроника. Но тут маг искрить начал, а потом…вернулся дворф, а маг, чуть не спалив все вокруг к чертям собачьим, рухнул на пол. И, по ходу, помер.
Подошла, палец к артерии прижала. Ничего.
- И правда, откинулся…- удивленно, но очень спокойно сказала эльфийка. Как-то не ожидала она такого поворота совсем. Подстава, так подстава. – Похоже, вид твоих подштанников дедулю убил.
37

Райх Mafusail
08.09.12 16:46
  =  
Бард спел песню, бренча своей лютней, и Райх, обернувшись лицом к лицедею, как-то невзначай, не специально даже, проследил, бренчат ли монеты в карманах его, когда он подпрыгивает, и есть ли драгоценные кольца на пальцах. Отметив про себя - пригодится же! - и прогнав пока свои мыслишки, брякнул:
- Классно брякаешь! Только у меня вопрос.. - наклонился поближе, поднес ладонь ко рту лодочкой и спросил громко, глядя исподлобья на музыканта:
- Ты мальчик или девочка?
Но бард не успел ответить - старого маразматика схватил припадок, он начал кричать, выделывать танцевальные па своими кривыми ножонками - в общем, вести себя как шаман северного клана под воздействием мочевых грибов, бьющих по башке похлеще боевого молота.
- Это пройдет! - уверял Райх незнакомого с ситуацией барда, стараясь перекричать гром и вой. А потом старик упал. И, кажется, умер. Следопыт медленно поднялся со стула, подошёл к магу, подождал, пока Ри вынесет вердикт:
- Э? - очередной остроумный ответ последовал незамедлительно, как всегда.
- Да не может быть, - прикрыв рот, парировал Райх, - морщинистый обещал задержать мои подштанники? Как ты себе это представляешь? - почесал макушку задумчиво, поднялся на ноги и сказал:
- Ну, что ж, - рука об руку потер, - к тому всё и шло, так или иначе. Предлагаю сжечь старика по старинным северным обычаям. Кто против?
Помолчал мгновение и добавил:
- Единогласно.
38

Рианнон sionann
09.09.12 03:03
  =  
Рианнон охватила злость. Так всегда случалось, когда ситуация выходила из под контроля. А маг умер. Усложнил и без того сложное положение. Как он посмел? Он был древним, невменяемым, но долгое время был частью их маленького, но гордого отряда. Несколько раз спасал их. И эльфийка привыкла уже к его ворчанию, дурацким историям, пошлым, еще более похабным, чем у Райха, шуточкам. Возможно, она даже была привязана к старикану.
Посмотрела на тщедушное тело, неподвижно лежащее на полу. Шмыгнула носом.
- А ты костер под дождем разводить будешь? – стараясь сохранить спокойствие и язвительность спросила Ри.
39

Съеельсваардсену было не впервой помирать.
Помирал он при короле Брацлове, славном владыке всех оконечных и окоцентральных земель; случилось помереть разок и при царе Эллимионе Мудром, что прославился изобретением нового вида литературы - картинок, значится, со словами, что в белых облаках взмывали к небу, тем самым символизируя непостоянство слов, их зависимость от контекста и легкость, с коей они покидают наши рты. Сам царь в своих романах представал в виде отважного героя, в одиночку охраняющего все царство. Для пущего страху носил он маску и портки обтягиваюшшие, дабы видно было все королевское величие и достоинство.
При других, более мелких королях да владыках, Съеельсваардсен помирал регулярно, иногда и неоднократно.
Еще несколько раз погиб старик и в неравном бою. То от меча булатного, то от стрелы шальной (что, все-таки, дура), то от заклинания чужого беспощадного.
Один раз даже без головы мудреца оставили.

Вот и в этот раз. Помер, значится. Потом вдруг в себя пришел, задышал. Резь в брюхе ощутил, почуял все свои внутренности до последней кишки. И понял, что в агонии предсмертной сам на себя наложил страшное проклятие, кое зовется изоморфической гастроэллиптической резольвентою.
Приподнялся, полы платья от пыли да грязи отряхнув. Поклонился всем вокруг, извините, дескать, дурни неразумные.
Да и выбежал во двор, надобности естественные справлять.
Я так перед всеми извиняюсь, мне даже стыдно так извиняться!
40

Бронник Вайнард
11.09.12 17:40
  =  
Бронник не знал, что и сказать.

Молчать он любил - все знали. Но это ведь не значило, что ему нечего было говорить. Просто не хотелось. А тут все сколько-нибудь цензурные слова вылетели из головы. Мужчина открыл было рот, чтобы выразить негодование цепочкой из десятка портовых-обиходных, но гном уже ретировался. Разговаривать с собой было бы глупо, неправда ли? Боясь ступать вперёд, Бронник растерянно оглядывал комнату понимая, что ночевать тут лично ему не придётся. Может, эльфка и Дед-С-Непроизносимым-Именем здесь и проидут, может и Райх даже. Но не он. Крякнув, Бронник развернулся, чтоб покинуть комнату и вдруг насторожился. Прислушался. Застонал. Сплошные напасти преследуют! Что там ещё?

Совсем позабыл, где находится. А потом сделав широченный шаг провалился почти по самое колено босой ногой. Ругнулся в полёте и впечатался в пол лицом. Оружие разлетелось в разные стороны. Резким рывком высвободив ногу, от погрузился в мог и гнить по локоть правой руки, которой упирался о пол. Снова ругнувшись, он очень медленно освободился, поднялся на ноги и подняв оружие так же медленно направился вниз, тревожно вслушиваясь в наступившую тишину и выставив короткий меч перед собой. Фламберг и копьё покоились на спине.

- А. Опять дед умер. - Равнодушно прокомментировал человек, показавшись на лестнице. Лицо его и бороды были почему-то подрашены зелёным, а маленькие кустики мха виднелись на одежде. В глазах его плескалась злость. Как можно быть в крайнем бешенстве и говорить так спокойно? Спросите Бронника.

- Человек побывал в комнате, - судя по тому, как сжались его губы в две тонкие линии, он едва сдержался, чтобы добавить что-то ещё. Вместо слов он только покачал головой и, наверное, все всё поняли.

Так же равнодушно проследил за выбежавшим дедом.
Ничего. Зато с троллями дед справляется неплохо.
41

Райх Mafusail
11.09.12 20:17
  =  
- Мумия возвращается! - возгласил Райх, заглянув за плечо Ри и ткнув пальцем в сторону оживающего трупа. Оказалось, это был просто припадок, и дедок не помирал - просто прилег отдохнуть. А теперь как с цепи сорвался, рванул на улицу, тяжело дыша.
- Ну вот. А ты расстраивалась, - помог девушке подняться, положил руку ей на плечо, как бы стараясь приободрить и шепнул негромко:
- И костер теперь не надо разжигать, таверну эту богами проклятую на щепки изводить. Здорово, правда? - как ни в чем не бывало, словно никто и не падал замертво на пол. Ну, если так подумать, то никто и не падал. Вернее, никто и не "замертво" - так, баловства ради. Чертов старикан, совсем девицу раскуксил.
- И не возвращайся, пока как следует не подумаешь о своём поведении, черствый.. пень! - крикнул вдогонку Райх, вернулся за стол, в сердцах стукнул по нему кулаком, а потом взял кружку, осушил её до дна, утер помидорный грог с усов, просиял вдруг, вытащил из исподнего - да-да, карты всегда с собой - перетасовал, обернулся, нацепил на свои мужественные губы самую дерзкую ухмылку и поинтересовался у своих товарищей и.. ээ.. барда:
- Ну, кто сыграет партейку с самым честным шулером по эту сторону Стуженого Перевала?
я думаю, можно скипать.
42

Рианнон sionann
11.09.12 20:43
  =  
Ожил. Чертов трухлявый пень ожил и как ошпаренный свалил на улицу. Чтоб его там смыло!
- Если он еще раз такое отмочит, я перережу ему глотку. Чтоб уж наверняка, - сказала эльфийка, поднимаясь на ноги с помощью Райха. Рианнон сдвинула брови, поджала губы и вообще выглядела очень сердито. От придумывания страшных мстей старикану ее отвлек вернувшийся Бронник. И судя по его физиономии ее мысль о том, что ночевать лучше в общем зале, была очень даже верной. Ну и ладно. Но мага – туда, в номер, что бы там не было. Хоть окна выбитые, хоть стадо голодных виверн!
И все-таки как Райх в исподнем карты прячет? И соль еще. Надо будет как-нибудь ночью обязательно это выяснить.
Усевшись рядом с следопытом, сказала:
- Сдавай, лохматый.
мастера, жгите:)
43

DungeonMaster Tira
13.09.12 17:46
  =  
[Beltaine – Bring to the Boil]

- Тьфу! – Разочарованно посмотрел на ожившего и убежавшего в дождливую ночь мага Хроник. – Чуть таверну не спалыв и смылся!
И начал хозяин извечные свои хлопоты, наводя порядок, хотя по звуку скорее больше бардак.

Остатки этого мокрого и холодного вечера прошли относительно мирно. Наши герои играли в карты, лакомились помидорами и грелись у веселого костра. Маг то и дело прибегал – рассказать пару баек барду, и тут же убегал обратно в ночь. На старческий организм сырой воздух и стряпня гнома, видимо, подействовали не очень благоприятно. И вскоре старик совсем умаялся наворачивать круги за таверной. Но что поделать? Заклинание от поноса он начисто забыл и как бы ни старался вспомнить не мог. А от предложенной Хроником «крепящей помидорной настойки» он благоразумно отказался.
Кто проигрывал, а кто побеждал в карты – уследить было невозможно. Ибо те ходили по рукам, в рукавах, у кого-то в портках, и вновь выбирались на свет всеми законными и, в большей степени, незаконными путями.
Грог оказался на удивление крепким (хотя чему удивляться – варил-то его дворф) и вскоре головы охотников наполнились веселым шумом, глаза налились красками, а все тяготы жизни отошли на боковую.
То и дело по таверне летали чашки, закинутые кем-то в порыве праведного гнева на выявленного шулера. И тут же в рукав пряталась новая партия. Маг трескал дверью и под общий смех заваливался в таверну с криком:
- А вот двадцать зим назад у меня был случай!...
Никто, кроме, возможно, барда его и не слушал. Но хриплый голос лысого старикана действовал мелодично, вкупе с песнями Хроника и медовым звоном лютни.
Да так бы и гуляли до утра герои, но сон вкупе с хмелем возымел свое и подло сморил их.
Райх и Рианнон заснули за столом в обнимку с картами и полупустыми кружками. Бронник долго держался, делая вид, что грозно сторожит таверну от всякой напасти, но вскоре и сам громогласно захрапел, сполз по стеночке и пристроился в уголку неподалеку от костра. У барда хватило сил добежать до своей комнаты, относительно жилой и даже имеющей вполне состоятельную кровать нормальных размеров.
Старому же чародею пришлось хуже всех – он заснул около двери, то и дело вскакивая и отправляясь на очередной рейд по очищению желудка. Однако, когда при последнем забеге он увидел, что все слушатели неблагодарно уснули – Съеельсваардсен заскучал и так же отошел в мир грез, нашептывая во сне свои басни дверному косяку.
Хроник закончил уборку, глянул на своих неожиданных и весьма наглых гостей, покачал головой. Вздохнул тяжело. И решил, что будить их и вести в комнату – себе дороже. А посему хозяин закинул свою неизменную тряпку на плечи эльфийки и удалился в собственную комнату оп-опочивать.

Ночь для героев прошла не особенно спокойно. Громкий храп мага то и дело будил их, но сил встать и прирезать мумию ни у кого не оказалось. А когда луна перевалила на другую сторону неба, чародею вдруг начали подпевать русалки. Да так истерично и громко, что если кто и засыпал, то ровно на несколько десятков ударов сердца, после чего сон ворчливо уходил в сторону.
И только Бронник продолжал сопеть, обнимая свой фламберг, словно ему все нипочем. Пару раз Райх открывал слипшиеся от эля глаза и видел, как к их солдату кто-то крадется. Но он казался настолько маленьким, незначительным и неважным, что окликнуть Бронника Райх так и не решился. Спит – ну и пусть спит себе. Утром все виднее будет.
А стоило на мир опуститься тяжелой, кустистой мгле, самой темной из темных, какие бывают уже перед рассветом, как пение русалок смолкло, сменившись громким, невыносимым треском. Объяснить этот звук ни у кого фантазии не хватило. Разбираться откуда он и что происходит – тоже желания не было. В итоге так все и кончилось.
Ночь прошла, забрав с собой дождь и комаров. На землю опустились золотистые туманы. Озеро успокоило ртутные воды, утянув русалок на глубину, и отхлынуло, открывая путь назад.
Начался новый день.

Проснулись герои от громкого треска с каморки. Хроник только встал и сейчас готовил завтрак, роняя свои кастрюли-сковородки-миски и ругая весь белый свет.
С трудом разлепив глаза, охотники обнаружили сразу несколько неприятных деталей:
1. В таверне водились вши. Да не просто водились – ими все тут кишело. Оголодавшие, они накинулись на путников как гарпии на королевское золото. В итоге все, кроме барда (ему удивительно везло, в отличии от некоторых) и мага (как вовремя он спалил свою седую шевелюру) начали свой день с массажа черепа, который не помогал, а лишь больше раззадоривал вредных насекомых.
2. Маг один раз таки не добежал до туалета и набздел прямо на пороге. Аромат переварившихся помидоров и старческой желчи не вызывал особого аппетита, но и отмывать эту гадость никто не захотел.
3. Кто-то спер брэ Бронника. Кому оно понадобилось, а главное, как этот кто-то умудрился снять его с солдата – осталось загадкой.
4. На завтрак их ждали обгоревшие помидоры. Хроник так увлекся ругательствами, что не уследил за жаркой.
5. Тележку волшебника тоже кто-то спер. Но на этот счет героев просветил Суровый: русалки очень любили всякие деревянные конструкции, из которых они строили на дне свои жилища.
Смирившись со своими злоключениями, охотники поели горелые помидоры и быстро начали собираться в путь. Теперь им казалось, что хуже этой таверны уже ничего не может быть.

[Beltaine – The Sweetest Joy]

Хроник стоял под лестницей, прижимая к груди сверток из грязных тряпочек. На небольшом пятачке относительно сухой земли стояли наши герои. Гордые. Смелые. Сильные. Верхом на отдохнувших лошадях, храбро похрапывающих, в ожидании дальнейшей дороги.
Слегка портил внешний вид маг, который сидел на упрямом осле, телепая ногами по земле. Да то и дело вздымающиеся к волосам руки путников – вши забодали их в конец.
- Значится… - траурно начал прощание гном. – Выйдите по плавням к дороге и свернете с нее налево. За те вон скалы пойдете по тропке горной, да выйдите на зеленую равнину, по ней чуть вправо и лес голубой увидите. Там и водятся тролли энти. Принесите мне их зубы и фамильные ожерелья – и возвращайтесь за наградой. Вот… тут я…
Гном подошел к барду, который незаметно оказался вместе с нашими героями, и протянул ему сверток:
- Тут морс.. из свежих помидорок. В дорожку вам… И остерегайтесь горных козлов!
Попрощавшись, Суровый поднялся на лестницу и еще долго смотрел, как исчезают в золотистом, рассветном тумане фигуры неожиданных бандитов, ограбивших его таверну на последний урожай помидоров.
- Да хранит вас… кто-нибудь, - пробурчал он, хлопнув дверью. И тут же оттуда раздалось очередное ругательство:
- Да чтоб этого дрызтанутого мага валуном перекатило! Так и не убрал за собой, бздун трухлявый!
Конец.
Отредактировано 13.09.12 в 17:50
44

12
Партия: 

Добавить сообщение

Нельзя добавлять сообщения в неактивной игре.