Forging Darkness | Партия


Адамантис

Заявка на рассмотрении

Автор:   Dargot
Раса:   Человек
Класс:   Жрец
Мировоззрение:   Принципиальный добрый
Сила:8 [-1]
Ловкость:16 [+3]
Выносливость:12 [+1]
Интеллект:14 [+2]
Мудрость:16 [+3]
Обаяние:12 [+1]
Внешность
Характер
История
Навыки
Информация доступна только мастеру и хозяину персонажа.
Инвентарь
Информация доступна только мастеру и хозяину персонажа.

Себастиан де Руа

В игре

Автор:   Льдан
Раса:   Полуэльф
Класс:   Варлок
Мировоззрение:   Принципиальный злой
Сила:10 [+0]
Ловкость:16 [+3]
Выносливость:14 [+2]
Интеллект:14 [+2]
Мудрость:12 [+1]
Обаяние:16 [+3]
Внешность
Высокий стройный худощавый голубоглазый мужчина с "породистым" лицом. Тонкие пальцы явно не привыкли держать что-либо тяжелее кубка с вином. Осанка и властность во взгляде сразу выдает в нем аристократа. Внимательный взгляд различит во внешности Себастиана слабый оттенок эльфийской крови.

Себастиана всегда сопровождает ворон-фамилиар по имени Мишель. Тот еще брюзга.
Характер
Себастиан настоящий аристократ. Он безукоризненно вежлив, необычайно пунктуален и привык добиваться своего любыми способами. Он чтит законы, традиции и правила и считает, что вправе требовать того же от других. Он крайне не любит перемены, особенно если они не приводят к росту личного влияния и благосостояния.
История
Себастиан де Руа потомок маркизов де Руа, владельцев Бернской марки - довольно захудалого ныне феода.

Молодого де Руа, являющегося старшим из трех сыновей маркиза, с детства воспитывали в строгости и послушании. Сам маркиз Ричард де Руа обладал магическими способностями, которые издревле передавались по линии старших сыновей. Магия эта была довольно своеобразна и зловеща, в народе ходили упорные слухи о древнем проклятье некогда постигшим род де Руа, но в семье говорить об этом было не принято.

Так или иначе, но мальчик получил прекрасное образование и, когда ему исполнилось 18 лет, как и многие аристократические отпрыски в его возрасте предпринял большое путешествие на материк. К сожалению, насладиться красотами большого мира получилось несколько иначе нежели планировалось. На корабль было совершено нападение и Сабастиан вместе с горсткой выживших попал в пиратский плен на большую пиратскую базу, скрытую среди множества островков Ренаарианского залива.

Довольно быстро молодой аристократ понял, что то, что он не может победить необходимо возглавить. Сила, которая дремала в нем, словно отвечая на окружавшую Себастиана опасность, начала пробуждаться и де Руа за несколько лет превратился из знатного пленника в одного из видных деятелей пиратского сообщества благодаря своей способности влиять на людей словом и взглядом.

Наконец, Себастиан улучил возможность для побега. Прихватив часть золота и кое-какие магические вещи он сумел бежать, а затем и навести донести до властей месторасположение пиратской базы. Вскоре, бывшие друзья-пираты, включая и пиратскую жену аристократа, болтались на виселицах, а Себастиан направился домой.

Прошло довольно много времени. Восстание, которое спонсировал в том числе и маркиз де Руа, совершеннейшим образом его разорило, а земли прибрали к рукам получившие власть священники. Оба брата Себастиана во время восстания пропали без вести, а отца и мать унесли горе и лихорадка. Узнав, что некогда знакомый Себастиану маг Веоден достиг впечатляющих политических успехов, новоиспеченный маркиз де Руа, лишенный всего, кроме того, что нес на себе, прибыл в Зоа, чтобы попросить у Веодена содействия.
Таким образом, у Себастиана не осталось иного выбора нежели принять предложение Веодена и его учителя поработать на них во славу трона.
Навыки
Информация доступна только мастеру и хозяину персонажа.
Инвентарь
Информация доступна только мастеру и хозяину персонажа.

Фулгор `Голем`

В игре

Автор:   LOKY1109
Раса:   Дворф
Класс:   Монах
Мировоззрение:   Принципиальный добрый
Сила:0 [-5]
Ловкость:0 [-5]
Выносливость:0 [-5]
Интеллект:0 [-5]
Мудрость:0 [-5]
Обаяние:0 [-5]
Внешность
Весьма крупный дварф. Во все стороны крупный и ввысь почти как не самый низкий человек, и вширь как дварф, да и в толщину удался. Окладистая, хоть и пребывающая слегка в беспорядке борода, всегда чуть-чуть прищуренные глаза, ладони как твои лопаты и открытая добрая улыбка на лице. Вроде и заметно хромает на правую ногу, однако ж ни то что от другого карлика не отстанет - человека догнать спокойно может. Обогнать вряд ли, но вот на дальней дистанции его дыхание продержится дольше, чем у любого, кроме того, кто бег сделал частью своей жизни.
Характер
Добродушный и готовый прийти на помощь кажется любому. На удивление сговорчивый для карлика - куда только у него делось легендарное дварфийское упрямство. Особый любитель поесть, что по нему весьма заметно. Тот, кто хорошо читает людей, может понять, что в жизни этот дварф познал и весьма голодные дни, а то и годы. В бою решителен и целеустремлён.
История
Говорят, в обществе подгорных карлов не бывает беспризорников. Дескать, даже если волею суровых недр дитя останется сиротой без отца и матери, то о нём позаботится родня, коли и таковой лишат горы - всякое случается - то клан примет на себя обязательства, а коли и с кланом случится немыслимое, то всяко клан тот не последний, и навлекшее гнев богов дитя всё-равно не останется без присмотра.
Так, да не так! Верно всё это, и в идеальном, правильном мире происходит именно по сим неписанным правилам. Но жить то приходится не в идеальном. И тут случается всякое. И родич с гнильцой, как бы это не было неожиданно в камнерождённом - чему там гнить, казалось бы - возьмёт, да выпнет сироту из своих пещер, да так, что к другим не обратишься: или ославит, или запугает, а то и заколдовать может. Или вот бывают такие детки, что и славить их не надо - сами с усами, не правильно такое говорить, но от подобной беды и добрый дварф избавиться может. Кто-то и сам сбежит, юные бунтари в подгорном племени редкость, но не невидаль, а то и просто из упрямства дурного - это как раз такое дело, в каждого до сотни лет ткни, не ошибёшься. Борода поперёд ума вырастает. Случаются и трагедии, вроде когда действительно вся родня возьми, да уйди к Морадину, да ещё в дальней пещере и дитю деваться некуда: или за родными следом, или сам выживай.
И не сказать, чтобы остальные дварфы на такие случаи глаза бородой закрывали, да не всякого вкусившего свободы да самостоятельности возвернуть можно, пущай и силой. А уж с учётом того, что какой ты цверг не будь, а один всяко не долго протянешь, и оттого сбиваются такие потерянные в стаи, то и вовсе без бороды вернуться можно. Так что нет нет, да и живут в дальних пещерах и заброшенных штольнях эдакие банды карликов-подростков. Так то обычно они недолговечны: лет за десяток детки либо одумаются, либо повзрослеют, либо погибнут и вновь на полвека-век восстановится неписанный порядок, пока вода не промоет новый ход в сместившемся пласте, и в одном тоннеле не встретятся несколько деток с незавидной судьбой.
У Фулгора по всякому, ожидалась иная жизнь: благословлённый касанием камня, уже с первых дней заметный своей будущей обещающейся статью, живущий в крепкой семье, он должен был вырасти добрым членом общества, скорее всего воином не из последних, хотя и иные дороги для него не были закрыты. Однако не случилось... Что произошло, он точно не может вспомнить, да и не то чтобы хочет, вспыхивают в голове образы каких-то клыков, когтей иногда щупалец. По всему судя, на тогда ещё совсем мелкого дварфёнка - годов 12 от роду, почитай в домашней пещере напала какая-то тварь и поспешила побыстрей утащить схваченную добычу. А Фулгор и не вырывался, явно с тех пор у него на голове шрам, видимо приложился о что-то крепко и в беспамятство впал.
Однако череп у него, благодарение горам, оказался достаточно крепок и в себя ребёнок пришёл до того, как тварь его пожрать успела. Как он отбился, память тоже не сохранила. То ли дело в ударе головой, то ли детский ум не справился с таким испытанием и сколол эти руны с плиты памяти, однако же пришёл в себя Фулгор в совершенно не знакомых тоннелях, не понятно где, один, исцарапанный, уставший и в окровавленной одежде не сильно отличающейся от лохмотьев. Так бы и сгинул он безвестно, но сжалались недра и на третий день, уже теряющий сознание от жажды и голода он наткнулся на одну из беспризорных банд, о подобных которой я рассказывал прежде. Иные может и не приняли бы совсем малолетку, бросили умирать, а то и добили бы, но и в этом повезло - не совсем одичалые подростки попались, не забыли ещё, борода без чести просто волосы из лица растущие. А может и в том дело, что выглядел Фулгор крупнее своего возраста и ростом, и шириной плеч походя скорее на двадцатилетнего.
С этими ребятами и девчонками он провёл следующий десяток лет. И не то чтобы он не желал вернуться домой, но... Сперва всё было будто в тумане: раны и измождение путали мысли и застилали память не только о бое насмерть с туннельным хищником, но и о предыдущей жизни. Когда же, на исходе первого года, он всё же прорубил штольню к жиле своей памяти, то уже стал важным членом своей "общины", да и "втянулся", как говорят иные поверхностники, почуял вкус такой свободной жизни. Ну и сдружился с сотоварищами и соратниками, а у тех желания возвращаться не было, они то как-раз не по трагической случайности так жили.
Однако, как не хоронились мелкие дварфы, однако их всё же нашли. И наверное благо, что соплеменники, а не какие-нибудь пещерные троглодиты или гоблины. Облава была устроена по всем правилам тактического искусства: все ходы плотно перекрыли, вооружились сетями, кулаками, несмертельными "мягкими" дубинками и даже специальным зачарованным на иллюзорные раны оружием. И должны были наверняка переловить всех, но в путь Фулгора опять вмешались недра. В тот год стоянка его банды была близ одной подземной реки. В оную он и свалился, пытаясь скрыться от облавы, хоть и понимал бессмысленность, да и ненужность такой затеи: во-первых, с давешней истории с похищением хищной тварью он начал хромать и соревнование в беге с взрослыми воинами выиграть не мог точно, а во-вторых, в глубине своей каменной души он всё же хотел домой... Но коли за тобой гонятся - убегай, инстинкт дремучий и даже дварфов не обошёл стороной. Ну и конечно же глупое, но оттого не менее правдивое: "Все побежали, и я побежал!" Так и наступил на не выдержавший его веса козырёк у берега реки. И ведь бывал уже тут. Однажды даже прыгал прямо на этом козырьке лихость доказывая - девчонки, даже дварфовские, пацана и не на такую глупость подбить могут, сколько бы им всем лет не было - и выдерживал камень все издевательства, а теперь взял и надломился. Пути недр неисповедимы.
Как боролся с водной стихией Фулгор запомнил лучше, чем прошлый бой за свою жизнь, но всё же не очень детально: сколько его несло, как далеко и каким образом он ухитрился наконец выбраться на твёрдый камень ответить он бы не смог. Равно как и где он оказался. Провалявшись какое-то время в глухом забытьи Фулгор в какой-то момент достаточно пришёл в себя, чтобы понять, что надо двигаться. Не важно куда, но сидьмя сидеть точно не выход. И спустя сколько-то часов блужданий по запутанным тоннелям он окончательно заблудился. Да, и такое тоже бывает, байки, что дварф завсегда в подземелье до сориентируется и выход найдёт, они, как и про беспризорников, не совсем верны. И вот, окончательно заблудившись Фулгор неожиданно увидел в одной из развилок вдали отблеск света. Он подумал, что, если повезёт это окажутся его соплеменники - теперь-то он точно сбегать не будет, в крайнем случае селение какой-то иной расы, может быть даже кого-то из верхних - не даром свет запалили, в худшем случае это могли оказаться какие-нибудь орки или гоблины, но вряд ли - они свет вообще не жалуют, а селений столь крупных, чтоб освещать было надо не имеют, да и коли это они - он бы уже почуял, сквозняком как-раз оттуда тянет, а где живёт гоблин, там вонь. И исключений тому почти не бывает. Но уж точно Фулгор не ожидал, что этот свет - предвестник поверхности, так и выскочил из темени прямо из-за поворота, да лицом и глазами на восходящее утреннее светило...
Таким: полуослепшим, измождённым, обливающимся слезами и с воем катающимся по земле от боли и страха - его и нашёл учитель Ходри - бродячий отшельник, как он себя называл. Немолодой уже монах, поднабравшийся в путешествиях и премудрости, и умения пробивать указательным пальцем доску в добрых три дюйма. Не дубовую, правда. Естественно, мимо нуждающегося он не прошёл. Подобрал, промыл глаза чаем, наложил повязку, перевязал и раны, накормил и выходил. Фулгоровы глаза, на счастье пострадали не сильно, но ни разу до того не видевшему неба пришлось привыкать к яркому верхнему миру больше месяца - сперва пришлось дождаться новолуния, как-раз и от первого шока они отошли, а потом постепенно, с растущим небесным светилом и приспособился, ну а дальше и к дневному свету привык. Так же Ходри расспрашивал Фулгора про его прошлое житие. Дело тоже шло не быстро, так как и дварф не знал верхних языков, и монах изъяснялся на цвергском с пятого на десятое, а уж с учётом того, что Фулгор говорил на весьма своеобразном подростковом жаргоне, объяснение затянулось. Но постепенно он выяснил подробности злоключений своего нового подопечного. А затем предложил тому стать его учеником. На что Фулгор, уже успевший оценить способности монаха в нескольких ситуациях дал согласие.
С тех пор прошло немало лет. Учитель уже почти пол века, как покинул бренную землю и ушёл в лучший мир, а Фулгор следуя его завету и примеру идёт дорогами и своим Путём.
Навыки
Информация доступна только мастеру и хозяину персонажа.
Инвентарь
Информация доступна только мастеру и хозяину персонажа.

Бриндан Бакли

В игре

Автор:   Доминик
Раса:   Халфлинг
Класс:   Следопыт
Мировоззрение:   Принципиальный злой
Сила:12 [+1]
Ловкость:18 [+4]
Выносливость:12 [+1]
Интеллект:14 [+2]
Мудрость:14 [+2]
Обаяние:10 [+0]
Внешность

Примерно так выглядел Бриндан в пору своего увлечения арбалетами. Даже бороду отпустил специально для портрета.

Сейчас же он чисто выбрит, носит сапоги, и при определенных усилиях вполне мог бы сойти за человеческого ребенка.
Характер
Эгоистичен, циничен, жесток. При этом профессионал, честно (или по крайней мере обоснованно) заслуживший свою репутацию. Любит говорить окружающим правду в лицо, но ничуть не меньше любит откровенно их высмеивать.

В любой ситуации прежде всего думает о собственной шкуре, и лишь потом - о всех окружающих.

Более чем скептическое отношение к различного рода приметам, религиозным и прочим запретам соседствует в нем с неукоснительным следованием собственным привычкам. Завершая каждое задание, он непременно напивается, спуская кучу денег на шлюх, чтобы максимум через неделю снова вернутся к любимому делу.

Убежден, что все в мире можно купить. А что нельзя купить, можно украсть, отобрать, выбить, или заполучить еще одним сравнительно дешевым способом.
История
Бриндан родился в семье беженцев. Отчаявшихся бедняг, выгнанных жадным лендлордом из Золотых Холмов. Благословенной земли, в которой халфлинги жили, казалось, от начала времен. Не имея сил противостоять облеченным властью людям, Бакли бежали, оставив свои уютные, благоустроенные норы, свои заливные луга и плодородные поля. Бежали, в надежде найти за прочными стенами столичного города новую, безопасную жизнь.

И ведь поначалу все шло хорошо. Бакли были потомственными сапожниками, достигшими в своем непрестижном ремесле значительных высот. Если гномские мастера, как правило, предпочитали работать с более тонкими и дорогими кожами, создавая тонкие перчатки и богатые пояса, то халфлинги брались за самую простую и массовую работу, починяя и начищая сапоги, ботинки и даже лапти. За счет природного усердия, подстегнутого бедственным положением, и не менее искусных рук халфлинги довольно споро вытеснили с этого рынка обычных людей. Люди не оставались в долгу и устраивали погромы в кварталах нелюдей, на которые расистски настроенные чиновники смотрели сквозь пальцы. Старики-халфлинги и прогрессивное меньшинство городских властей прилагали огромные усилия, чтобы «сгладить углы» и дать беженцам занять место в мире людей.

Однако, далеко не все халфлинги горели желанием найти себя в мире людей. Молодежь, к которой относился разменявший второй десяток Бриндан, затаила на людей злобу. И нередко стайки молодых халфлингов, в правильно подобранной одежде неотличимых от детей, выбиралась ночью из «низушьих кварталов», чтобы устраивать людям «злые шутки». Они закидывали камнями и навозом дома известных расистов, демонстративно вешали домашних животных, которые жили лучше, чем иные халфлинги, крали все, что не было прибито гвоздями, мочились в бочки с вином и пивом,. За избранный способ маскировки они громко называли себя «Злые Дети». Но среди старшего поколения халфлингов их не без презрения именновали «Бритые Ноги» - за необходимость ради маскировки избавляться от растительности на ступнях и носить сапоги. Однако, как бы старики не относились к проказам молодежи, никто из них и не думал выдавать хулиганов властям.

Разумеется, Бриндан стал одним из «Злых Детей». Люди лишили его отчего дома, заставили ютиться в тесных кварталах на окраине столицы. Люди считали себя высшей расой... А он мог показать им всю глубину их неправоты. Он считал себя праведным мстителем, борцом за правое дело. Он не мог знать, что все их дело, вся их борьба была лишь разменной монетой в игре власть имущих. Что проказы «Злых Детей», что были у всех на слуху, служили местной воровской гильдии для отвлечения внимания от действительно серьезных дел. Что седобородые дворфы, державшие высокие посты в городской страже, выбивали из городского совета огромные ассигнования на борьбу с хулиганами. Что те, кто намеревался взять власть в королевстве, собирались использовать отчаянных халфлингов как хворост для растопки пожара гражданской войны. И когда среди «Злых Детей» заговорили о «большом деле», Бриндан откликнулся одним из первых.

Его и остальных «боевиков» готовили тщательно. Соврав отцу, что отправляется в ученики к дальнему родственнику, халфлинг сбежал в пригород, где в брошенном хуторе был обустроен обучающий лагерь. Несколько месяцев халфлингов гоняли до седьмого пота, заставляли драться до потери сознания, в одиночку справляться с двумя-тремя взрослыми мужчинами... или специально натасканными бойцовыми собаками. Их заставляли стирать пальцы в кровь, гоняя их вверх-вниз по мокрым кирпичным стенам. И после этого метать с десяти шагов дротики и ножи в яблоки, подбрасываемые инструкторами. Тех, кто не мог поразить яблоко два раза из трех, заставляли проходить полосу препятствий заново.

Разные историки говорят разное о том, с чего началось восстание низушников. По мнению самих восставших, начало ему положил кровавый разгон королевской гвардией мирного шествия, желавшего вручить Его Величеству верноподданническую петицию о защитие от расистски настроенных чиновников. А людские историки говорят о «кровожадной толпе, заполонившей Королевскую Площадь и подобно трясине, засасывавшей в себя любого, в ком было выше четырех футов росту». Разгон толпы породил беспорядки по всему городу. Люди собирались в толпы и шли громить кварталы низушников. Там их встречали летящие из каждого окна стрелы, дротики и камни, а узкие проходы блокировали стройные шеренги закованных в броню дворфов.

Люди не смогли взять низушников штурмом... и устроили пожар. Огонь, пущенный в нескольких местах, мгновенно распространялся по скученным кварталам беженцев, большую часть которого представляли собой полувременные деревянные постройки. Чтобы затем перекинуться на благоустроенные людские кварталы. Число жертв пожара исчислялось тысячами. И где-то среди этих тысяч сгинули все представители семейства Бакли.

Когда горел его второй дом, Бриндан был далеко. Вместе с другими боевиками он штурмовал загородную резиденцию какого-то именитого королевского чиновника. Они прошли сквозь многочисленную охрану, как нож сквозь масло. Перебили «зверинец», в котором держали хищных тварей, которых, по слухам, кормили похищенными низушниками. И нашли самого чиновника, трусливо пытавшегося спрятаться в «женской половине» поместья, нацепив на себя безразмерную ночную сорочку. Так, в одной сорочке, его и повесили — на люстре в большом зале.

Бринден ликовал, возвращаясь вместе с остальными обратно в столицу. Чтобы увидеть на горизонте зарево пожара... и горько рыдать, погрузив руки в еще теплый пепел на месте родного дома. Вся его борьба, все принесенные жертвы в одночасье потеряли смысл. Он мог продолжать сражаться... но ради кого? Разумеется, он не связывал гибель семьи с тем, что творил он и его собратья. Его терзало чувство вины — но не за сотворенное зло, а за то, что он не был рядом, когда семья была в опасности.

Несколько месяцев он существовал по инерции, зарабатывая на жизнь шпионажем и продажей информации и топя чувство вины в алкоголе и шлюхах. Но однажды его нашли. И сделали предложение, от которого он не смог отказаться.
Навыки
Информация доступна только мастеру и хозяину персонажа.
Инвентарь
Информация доступна только мастеру и хозяину персонажа.

Аметист

В игре

Автор:   Госпожа Чжэн
Раса:   Полуэльф
Класс:   Бард
Мировоззрение:   Хаотичный добрый
Сила:12 [+1]
Ловкость:14 [+2]
Выносливость:12 [+1]
Интеллект:14 [+2]
Мудрость:10 [+0]
Обаяние:17 [+3]
Внешность
ссылка

Аметист красивая женщина. Пышная копна каштановых кудрявых волос. Миндалевидные глаза. Зеленая радужка с необычной золотинкой в изумруде. Вздернутый носик. Ровные дуги бровей. Овальное лицо с широкими скулами. Черты лица с примесью эльфийской крови. Заостренные ушки. Аккуратно очерченные губы. Среднего роста для женщины. Стройная, словно амфора. Упругая кожа и общий подтянутый вид. На левом бедре татуировка розы с шипами.

В одежде предпочитает символы розы, в честь богини Светлой Любви, которой открыто поклоняется. Ботфорты, откровенный наряд из короткой юбки, корсета и открывающей плечи и грудь рубахи и рукавов буфоф, на правой главной руке высокая кожаная перчатка для больше защиты кожи. На поясе световая палка и пара пузырьков, кинжал и рапира с витой гардой. На шее бархатка с серебристой розочкой. На безымянном пальце золотое кольцо с красным камнем, скорее напоминающем глаз демона. За спиной искусная мандолина, украшенная тигровыми глазами.

Отдельно стоит упомянуть взгляд Аметист. Он вызывает суеверный ужас у ее врагов. Полуэльфийка кажется безжалостной гибкой убийцей, как очаровывая грациозными движениями в танце или в бою, так и без слов создавая вокруг себя ауру страха.
Характер
Любит животных, дождь, Каламараские Луны, природу, пауков, ящеров и златолистную осень.
История
Полуэльфийка родилась в пригороде Зоа, одном из поселений рыбаков. Однажды в столицу направлялся красивый эльф, который очаровал её матушку, но не остался вместе, чем разбил сердце женщине.

В детстве люди дразнили полукровку, что глубокой раной засело в душе Аметист, но когда выросла она крутила деревенскими парнями, как хотела, и вдоволь насладилась местью.

Отцовский талант дал о себе знать, что с каждым годом приняло всё большую боль матери. И окончательно разбило её трепетное и любящее сердце, когда полуэльфийка изволила покинуть родной дом и отправиться в странствие по Реанаарии. Название у труппы постоянно менялось... В конце концов, остановились на "Далеких холмах".

А потом началась смута и бард не осталась в стороне.
Навыки
Информация доступна только мастеру и хозяину персонажа.
Инвентарь
Информация доступна только мастеру и хозяину персонажа.