Эсер без бомбы – не эсер | Описание игры

30.10.17
Статус:   Идет игра
Количество игроков:   6
Мастер:   Очень Хочется Кушать [offline]
Ассистент:   Draag [online]
Система:   Pale Horse of the Apocalypse
Сеттинг:   Поволжье, июль 1906 г.
Теги:  
Поддержка кубика:  
Читатели:   Adonis73, ALIEN, AndyTheMessengerRobot, Arvalest, Blacky, Cultist, Dusha, Edgar, Francesco Donna, Jaroslavna, Kind_Stone, lindonin, Merdar, Norther, solhan, Swin, tenno_de_loa, trickster, V2_35_rus, Victus Pallidus, Xrictiana, Zloy Z, Инайя, Магистр, школьнек
Постов мастера/всего:   33/42

#ИгрокРейтингПрисутствиеИмя персонажаКлассХодовПоследний ходСтатус
1 Francesco Donna 725/814 offline Алабышева (Траксманн) Грета Генриховна Романтик 0 n/a Заявка на рассмотрении
2 masticora 407/3438 offline Нюша Попутчица 0 n/a Заявка на рассмотрении
3 Бинтуронг 8/90 offline Дмитрий Тимофеевич Мануйлов-Мануйлов (`Дубль`) Романтик 0 n/a Заявка на рассмотрении
4 Jaroslavna 22/16 offline Вера Игнер Организатор 0 n/a Заявка на рассмотрении
5 Магистр 323/1318 online Аристов Теодор Владимирович `Мишка` Практик 0 n/a Заявка на рассмотрении
6 Mafusail n/a offline Макар Ильич Насыров Безмотивник 5 19.11.17 14:02 В игре
7 Da_Big_Boss 862/4505 offline Алексей Николаевич Черехов (`Анчар`) - подложный паспорт Практик 4 13.11.17 18:31 В игре


— Знаешь… […] Я бы хотел дожить, чтобы видеть. Вот, смотри — Македония. Там террор массовый, там каждый революционер — террорист. А у нас? Пять, шесть человек, и обчёлся… Остальные — в мирной работе. Но разве эсер может работать мирно? Ведь эсер без бомбы уже не эсер. И разве можно говорить о терроре, не участвуя в нём? О, я знаю: по всей России разгорится пожар. Будет и у нас своя Македония.

Иван Каляев, убийца великого князя Сергея Александровича.
По «Воспоминаниям террориста» Бориса Савинкова


Июль 1906 года. Уже больше года Россию трясёт в кровавой лихорадке революции: пылают помещичьи усадьбы, стоят охваченные стачками заводы, зияют чёрными провалами выбитые лейб-гвардейской артиллерией окна на пресненских фабриках; зло притих Черноморский флот, не видавший Цусимы, но расстрелянный русскими же кораблями; проработав всего 72 дня, разогнана враждебная царю Государственная дума, — и гневно катится по стране волна революционного террора: в Петербурге убит министр Плеве, в Москве убит великий князь Сергей, убит уфимский губернатор Богданович, убит в Севастополе палач «Очакова» адмирал Чухнин; убит стрелявший в крестьян уездный исправник из Алатыря, на глазах у собственных родителей убит революционер-провокатор в Варшаве, и проносится из уст в уста короткое, угрожающе звучащее слово: эсеры, эсеры!

Вот юная барышня в воздушном белом платье приходит на приём к адмиралу, выхватывает из-под платья револьверчик и начинает палить в трусливо прячущегося под стол старика — ворвавшаяся охрана избивает девушку ногами до полусмерти и тут же достреливает, как собаку, — и все знают: это была эсерка. Вот в номере питерской гостиницы посреди ночи раздаётся страшный взрыв, выносящий стёкла в зданиях напротив, — и все знают, что тот, чьи останки потом ещё долго собирали со стен комнаты, был эсером, снаряжавшим адскую машину. Вот группа молодых людей предстаёт перед судом, выслушивает приговор к повешению и не просит помилования, гордо заявляя «Мы не подсудимые ваши, а пленники», — и все знают, к какой партии они принадлежат.

А ведь, завидь одного из них днём раньше, окажись с ним в одном купе поезда, идущего, скажем, в Нижний Новгород, — и не догадаешься ведь никогда, что это за человек, что он готовит. Вот едет человек, скажем, из Москвы в Нижний Новгород во втором классе пятичасовым скорым: вот, обычный человек, сидит себе, в окно посматривает. Может, интеллигент, может, мещанин, офицер, иностранец, а то и вовсе, например, вдвоём они едут: молодая семейная пара. Едут они, мило беседуют с попутчиками, читают — нет, не кадетскую «Речь» даже, а верноподданическое «Новое время», покуривают папироски. А на багажной полке у них лежит чемодан: обычный такой обитый кожей чемодан — а в нём полпуда динамита в конфетных жестянках.


---

Следуя решению Центрального комитета Партии социалистов-революционеров о возобновлении индивидуального террора, Областной комитет ПСР Поволжской области организует летучий боевой отряд для организации и проведения индивидуального террора против высокопоставленных чинов поволжских губерний.



То есть персонажи — эсеры и только эсеры? Не большевики, не анархисты, не черносотенцы?
Вроде того, но не совсем. Наш летучий боевой отряд организуется партией социалистов-революционеров, но это не значит, что для участия в нём требуется быть членом ПСР или даже полностью разделять программу партии — тем более, что и программа эта, прямо сказать, довольно размыта. Член боевого отряда может придерживаться анархических или вовсе неопределённых политических взглядов (см. Архетип «Безмотивник»); главное — что он готов метать бомбы в царских сатрапов.

В то же время, убеждённый большевик в эсеровский отряд, конечно, не пойдёт. У них там своя борьба — стачки, вооружение рабочих, агитация в войсках, — и вообще марксисты считают индивидуальный террор бессмысленным.

Как составлять заявку?
Как обычно, с одним важным отличием: подумайте, какое имя вам указать для своего персонажа. Это то имя, под которым вас знают товарищи по отряду, — не обязательно ваше настоящее. Возможно, вы захотите выбрать себе революционную кличку — тогда укажите её вместе с именем, которое вы используете, когда кличка неуместна.
Если вы живёте по подложному паспорту и не желаете раскрывать товарищам своё настоящее имя, не спешите выдумывать свой псевдоним: при выборе Вехи «Подложный паспорт» вы выбираете одно из трёх имён, которые предлагает вам мастер.
Настоящее имя, конечно, должно быть указано в квенте (впрочем, это самоочевидно).

Так насколько мне нужно знать историю ПСР и революции 1905 года?
Знание истории всегда приветствуется, но, как обычно, не является обязательным. Разумеется, игроку, заявляющемуся на роль организатора отряда или иного профессионального революционера, следует хоть в общих чертах понимать, кто такие эсеры и чем они отличаются, например, от меньшевиков. От игроков, вызвавшихся играть за юношей и барышень со взором горящим, только пришедших в террор, не требуется и этого.

Более того, система включает разные Вехи биографии персонажа, которые не только обладают игромеханическими характеристиками, но могут стать подспорьем в создании квенты.
Разумеется, ОХК готов помочь с созданием персонажа и даже рекомендует сперва прислать краткую концепцию квенты, над которой мы вместе сможем подумать.

Почему наш боевой отряд называется летучим?
Потому что, в отличие от местных боевых дружин, действующих в своём городе, летучий боевой отряд свободен в своих перемещениях, а ещё это звучит красиво.

Это типа Боевая организация?
Что-то типа того, но тоже не совсем. Боевая организация — глубоко законспирированная группа террористов, подчинённая только Центральному комитету (да и ему не то чтобы очень). Наш летучий боевой отряд организуется и финансируется Областным комитетом Поволжской области. В этом отношении его уместней сравнить с летучим боевым отрядом Северной области (ЛБО СО), который тоже наделал немало шума. ссылка

А что такое Областной комитет Поволжской области?
ПСР подразделяет всю страну на области (Северную, Центральную, Поволжскую и т. п.), каждая из которых включает несколько губерний. Областные комитеты объединяют губернские, городские, местные и профессиональные комитеты и подчинены Центральному комитету (не путать с Областным комитетом Центральной области) во главе с Виктором Черновым. Поволжская область включает губернии от Нижегородской до Астраханской. Областной комитет заседает в Саратове, где находится сильнейшая эсеровская организация Поволжья.

Значит, мы все — нижегородцы?
Отнюдь не обязательно. Ваш персонаж может происходить откуда угодно, хоть из Вильны, хоть из Владивостока. Вам даже не обязательно выстраивать квенту так, чтобы персонаж к её завершению оказался в Нижнем Новгороде. Предполагается, что организатор отряда знаком с членами Областного комитета и пользуется их доверием, а остальных членов отряда подбирает из своих знакомых и из знакомых своих знакомых. Таким образом, каждый из ваших персонажей до начала игры должен быть знаком как минимум с одним другим. Это всё мы оговорим в процессе создания квенты и, по желанию, ещё и отыграем короткие предыстории.

А кого нам взрывать бомбами?
А кого хотите, на то и тег «песочница». Ну, ожидают от вас, конечно, покушений на губернаторов, начальников губернских охранных отделений и прочих сатрапов. Можете остаться в Нижнем и попробовать укокошить, например, местного губернатора Фредерикса в разгар Ярмарки, а можете отправиться в Самару, где правит губернатор Блок — хоть и дядя поэта, а порядочная скотина. Конкретных целей Областной комитет не ставит: псов режима, достойных бомбы, хватает.

ОХК представит список с некоторыми предложениями по поводу жертв.

А за химика играть не скучно будет? Мастеришь себе бомбы, а другие их метают…
Зато взорваться можно!

А эксы будут?
Вообще ПСР не поощряет экспроприации: выставляют революционеров бандитами, ведут к разложению. Эксы разрешаются только с одобрения областного или губернского комитета. Но если денег не хватает, так что же делать?

А Азефа бояться надо?
Персонажам — точно нет: в июле 1906 года Азеф ещё не разоблачён. Игрокам — тоже не очень: Азеф возглавлял БО и был не слишком осведомлён о действиях подчинённых областным комитетам летучих отрядов, так что выдать вас не сможет при всём желании. А вообще провокации, конечно, бояться надо, как со стороны НПС, так и со стороны других персонажей.

Кстати, а можно заявиться провокатором, сотрудничающим с охранкой?
Можно! Условия сотрудничества обговорим :)