Действия

- Ходы игроков:
  - Ривена (56)
  - Леонард (32)
- Архивные комнаты: (показать)
  - Пангея (22)
  - Артур (21)
  - Джон (25)
  - Тесми (5)
  - Альдини 
- Обсуждение
- Информация
-
- Персонажи

Форум

- Общий (9877)
- Игровые системы (4667)
- Набор игроков/поиск мастера (27233)
- Конкурсы (5677)
- Под столом (17397)
- Улучшение сайта (5532)
- Ошибки (2420)
- Для новичков (2729)
- Новости проекта (6596)

Кармин | Описание игры

07.09.14
Статус:   Игра завершена
Количество игроков:   4
Мастер:   Tira [offline]
Ассистент:   Нет
Система:   Словеска + d100
Сеттинг:   Фантастика
Теги:  
Поддержка кубика:  
Читатели:   Ardecus, Mafusail, Morendo
Постов мастера/всего:   76/174

#ИгрокРейтингПрисутствиеИмя персонажаКлассХодовПоследний ходСтатус
1 Nak Rosh n/a offline Леонард Выживший 16 25.01.15 18:14 В игре
2 fil211 177/7384 offline Джон Боуман Спортсмен 38 25.01.15 06:57 В игре
3 tomatofromhell n/a offline Альдини Гальван Врач 6 25.09.14 20:42 Персонаж мертв
4 Crash Bandicoot 80/496 offline Тесми Мехари Нищий 2 30.10.14 20:50 Персонаж мертв
5 Akkarin 785/1746 offline Артур Денвер Миллионер 36 25.01.15 00:36 Вне игры

Трилогия "Эпохи"
Будущее


Ржавые трубы несут песок и кровь умершего города. На пыльных дорогах стоят покинутые автомобили. Я пью текилу с солью и перцем на стойке оплетенного паутиной кабака.
Нервно дрожит оплавившееся от жары небо, вздымая к горизонту поджаренные облака. Мне нравится шагать по следам умерших, забывая, что я давно не здесь.
Нравится пить текилу с солью и перцем, поливая знойные улицы своим сумасшедшим смехом. Улицы, не помнящие людей.
Высоко выросли лохматые деревья. Назло выросли лохматые деревья. Заглядывая в окна многоэтажек и разбивая их своей прелой, ядовитой листвой.
Мне нравится ехать на ржавом велосипеде по разбитой магистрали и выливать в окна древних машин текилу с солью и перцем. Да будет прах ваш развеян по ветру и с лаем оглохших собак унесен в потоки дрожащего неба.
Мне нравится курить травы в оплетенном хмелем парке, разбрасывая пепел на заросшие травой скамейки. И забывать, забывать, что я давно не здесь.
Убаюкивающая жара входит жалом под сердце. И остро точит забвенья клыки. Я выдерну струпья угасшей расы из своей кожи и стану монолитом на гребне холма. Я буду смотреть на раскинувшийся город, в чьих стенах стоит тишина. Я стану памятником тех, о ком давно забыли. И не вспомню, что я давно не здесь.


Наш мир полыхает. Ядерными цветами. Раскурочивает душу навстречу умирающему солнцу.
Безразличие давно стало привычкой. Терпкое, липкое, насмехающееся над всем, что нам было дорого. Что мы потеряли.
Казалось – именно меня это не коснется. Детей, внуков, правнуков, черт возьми. Но не меня. Нет.
Мы дорого платим за свой эгоизм. Свободой. Жизнью… Надеждой.
Она есть. Она вмурована в обшивку этих кораблей. Кораблей, ставших ковчегами. Кажется, ничто не сломит их, ничто не погубит. Их громады пронзают ядовитые тучи последних городов – оплотов человечества.
Вы просто уснете – сказали нам. Тридцатилетним сном. Сном пустым. Мертвым. Он пройдет, как одно мгновение. Откуда им знать?
Но стоит рискнуть. Всем. Абсолютно всем.
Чтобы жить. На другой планете, названной другим именем. Под другим солнцем, еще не обозленным на нашу глупость. Просто жить.

3654 год от Рождества Христова. Земля погибает. Убитая и распятая человеком. В вышедшей из-под контроля радиации – приветом четвертой мировой. Три миллиарда оставшихся людей имеют только один шанс выжить – взойти на борт «Виттиумов». Кораблей, построенных для транспортировки колоний на пригодные для жизни планеты.

Ты получил карточку с названием «Уроборос». И очень скоро окажешься на борту. Уснешь анабиозным сном, а проснешься спустя 30 лет рядом с новым домом. Еще неизведанным. Несущим тайну, которая может стать более роковой, чем смерть в радиационных туманах.

Сцены с насилием, матами, все дела.

Отпись – подстраиваемая. Так как игра происходит тет-а-тет, то возможны как всплески активности, так и простои. Жестко требовать не буду, чего прошу и взамен. Модуль неспешный. Будет возможность писать раз в день – хорошо. Раз в две недели – тоже неплохо.