Ледяное сердце | Описание игры

09.05.08
Статус:   Игра завершена
Количество игроков:   8
Мастер:   celen [offline]
Ассистент:   Нет
Система:   D&D 3,5
Сеттинг:   Авторский
Теги:  
Поддержка кубика:  
Постов мастера/всего:   126/417

#ИгрокРейтингПрисутствиеИмя персонажаКлассХодовПоследний ходСтатус
1 MiMo 7/296 offline Ашим Жрец 28 26.07.08 08:02 В игре
2 Edda n/a offline Эра Вор 32 12.07.08 00:50 В игре
3 Atras Reinmore 1/79 offline Atras Reinmore Бард 25 27.05.08 20:10 В игре
4 Lyaga 31/4052 offline Ляга Паладин 44 26.07.08 20:19 В игре
5 CeBeP 170/4836 offline Ян Следопыт 59 26.07.08 13:38 В игре
6 TwiceBorned 128/5753 offline Ронан Магучий Варвар 30 21.07.08 01:05 В игре
7 Roald n/a offline Велес Следопыт 38 12.07.08 01:23 В игре
8 Bully 266/2385 online Таан Варвар 35 30.06.08 18:49 В игре

Одно из наиболее сильных побуждений, ведущих к искусству и науке, - это желание уйти от будничной жизни с ее мучительной жестокостью и безутешной пустотой, уйти от уз вечно меняющихся собственных прихотей… Но к этой негативной причине добавляется позитивная. Человек стремится… создать в себе простую и ясную картину мира; и это не только для того, чтобы преодолеть мир, в котором он живет, но и для того, чтобы в известной мере заменить этот мир созданной им картиной.
А. Эйнштейн
Принципы научного исследования
О модуле.
Данный модуль(написанный к сожалению не мною) уже являлся на этом форуме. Один раз. Тогда вся партия погибла из-за ошибки одного и бездействия второго. Да, так тоже бывает. Нет, это совсем другая игра, и похожа она на первую попытку не больше, чем похожи друг на друга два отражения, разделенные волнистой поверхностью кривого зеркала. Но названия не менялись, да и сюжет, если и изменился, что сложно будет понять это с первого на него взгляда. А со второго—даже вполне. Пожалуй, самое главное отличие, это увеличенная строгость со стороны мастера к набору игроков и к их персонажам--- все, что по-моему мнению не подходит, будет безжалостно вырезаться огромными блестящими кривыми ножницами. Так что будьте повнимательнее, пожалуйста.
Всего в модуле примут участия восемь игроков, образующих две партии. Одним из главных отличий от как оригинального модуля, так и предыдущей версии игры, будет координальное изменение роли второй партии. Теперь она не будет беспомощна в самом начале, и сможет вести свою игру. Но немало времени у этой группы все же займет борьба с такими вещами как голод, жажда и убийственный холод, когда как участники первой группы будут заниматься(по крайний мере в начале и середине игры) средневековым детективом и лазить по различным опасным местам—в процессе расследования. С точки зрения отыгрыша это более просто чем трудности второй группы, требующие пересохших губ, окоченевших и одеревеневших пальцев… Я могу ввести модификаторы ролевой системы, да. Но не люблю. Кстати говоря…
О системе.
ДнД 3.5, которая будет использоваться в модуле. Эта система не относится к числу моих любимых, ввиду ее некоторой сложности, разветвленности и несбалансированности, что оставляет простор для мачкинизма. Все же на мой взгляд она подходит, и подходит хорошо. С несколькими Но конечно.
Но мачкинам здесь самое не место. Потому что модуль в первую очередь психологический. И если первой группе придется работать головой в вперемешку с боем с разными гадами ( где-то к середине модуля), и тут переваренный( в смысле очень крутой) персонаж возможен, то вот во второй группе… Честно, я не знаю, есть ли у гномов- варваров с одним дополнительным классом «элементалист» иммунитет к холоду, и может ли он призывать земляных элементалей, но если есть, то извольте предоставить мне внятную и подробную историю--- как этот гном получил класс «элементалист». Ну, и тому подобное. А если у вас есть такая история, что, пожалуйста, скажите, на какой странице класс элементалист в базовой редакции в переводе на русский описывается. Чтобы я почитал. А то, видите ли, не знаю я такого класса. Нашли? Все равно мастер оставляет за собой право сказать, что персонаж не подходит, поскольку его раса, класс или еще что-нибудь не подходит под мир игры, и, как следствие, должно быть из него удаленно. То есть это не только к преусловным «элементалист»--- это и к вампирам, и к оборотням и еще много к чему относится…
Впрочем, я думаю, что тем, кто меня сейчас читает, и в голову не придет запускать вампира в по-зимнему солнечный и сверкающий белым снежком модуль. Перед этими—глубочайшие извинения за пустой, в сущности, треп.
Сразу предупреждаю—мастер знает ДнД 3.5 не очень хорошо. Не то, чтобы совсем никак… Но все равно пишите в способностях , пожалуйста, на русском. То есть не Read Magic а Чтение магии, не Flare а Вспышка, не… Впрочем, магию высоких уровней можете совсем не писать. Ибо излучения каффа сжирает в области города все от первого и выше (не включая), а, скажем, на горе--- вообще все подчистую. Вот воинские навыки—дело другое. Их тоже пишем на русском. Ах да--- песенки бардов, жрические молитвы, шаманство всякое друидское--- все это тоже гасится. Но тем не менее магическая братия бесполезна не будет—и минимум магии может существенно помочь. Особенно не атакующие, а исцеляющие и детектирующие плетения. Решать вам. В любом случае колдовские классы тут, больше классы поддержки, а уважают в Хаядене воина с мечом и большими кулаками, а не хлипкого чародея… В общем, постарайтесь не использовать никаких языков кроме русского при написании персонажа.
Первая группа входит в игру с 80 очками( начиная с 0) в шесть характеристик и 4 уровнем, число жизней считать так--- найти, сколько кубиков кидается на прибавку к жизни( или спросить у меня, я скажу) и написать вместо каждого кубика половину от его максимума. Вторая--- с 90 очками и 7 уровнем. Жизни считать так же.

О мире.
И вот мы наконец подошли к самому вкусному. К миру и к сюжету модуля. Сначала мир.
У обитателей называется просто--- Земля. Почему? А потому что других миров обитатели не знают. Земля, причем на разных языках и во всеобъемлющем смысле. Вся Земля. И , конечно же, не такая, какая известна нам с вами.
На Земле есть как минимум 4 континента (известных людям), и два из них изучены плохо, хотя в императорской библиотеке, наверное, можно найти немало легенд, связанных с ними. Ну да речь не о том. На заселенных и хорошо изученных континентах , называемых Северным и Южным расположено два крупных государства. Первое из них—Империя Черв—занимает почти весь северных континент, и контролирует очень небольшую часть Южного. Номинально оно занимает всю площадь, поскольку небольшие вольные княжества и зоны самоуправления, хоть и считаются сами по себе, но на деле находятся в не сколь военной, сколько экономической зависимости от империи. Да и сама Империя Черв держится на своем могучей экономическом аппарате--- ее золотой червонец, серебряная гривна и бронзовая полушка--- твердые валюты, имеющие хождение по всему миры, исключая разве что отдаленные Дикие острова, где деньгами вообще служат раковины и какао-бобы. Однако, империя может за себя постоять. О ее Золотых и Серебряных легионах ходят легенды. При желании она может подавить любой бунт или дать отпор внешнему врагу--- им последнее время все чаще выступает Халифат--- могущественное южное государство, управляемое сейчас великим пресветлым магом-халифом Аксаром тир нахун Аластра. Империя же управляется Великим Императором Киром Черв пятым и двумя Советами—Советом Магов и Божьим Советом.
А в общем то это все не так важно. География Империи почти никак не относится к отдаленной автономной области--- небольшой долине, расположенной где-то в Северных Горах. Она называется Хаяден. И о ней пойдет речь.
Краткое речение до сути земли Хайяден
Писано для всяких лиц, приезжающих в славную землю Хайяден – как усердных старателей, так и отчаянных храбрецов, изыскивающих здесь громкой славы и сказочного богатства во славу всемилостивейшего божественного провидения, подарившего нам эти удивительные места.

Разрешите поприветствовать вас, добрые люди, на земле по имени Хайяден, слава о богатстве и превеликой необычности которой опережает даже такую быструю птицу, как народная молва и досужие вымыслы, несомненно приукрашивающие суровость здешней природы и умаляющие ее прочие достоинства, в числе которых следует упомянуть таинственную гору Хайяд, по имени коей была названа эта славная земля, и кафф – каменную плоть земли под оной горой, чьими удивительными свойствами укрощается самая разнообразная магия во всяком теле и пространстве.
Подлинная история этого края сокрыта густой пеленой минувших столетий, и лишь пытливый взор мудрого книгочея способен открыть те удивительные тайны, которые предшествовали появлению первых искателей приключений в Хайядене – таинственном месте беспощадных природных морозов и неописуемых душевных страстей.
Слово «Хайяд», следуя правилам, установленным непонятными произносительными обыкновениями здешних мест, должно явственно означать собой слова «Лед», «Холод» или «Зима». Название «Хайяден», гласящееся как «сердце зимы», указует таким образом на основное свойство сего удивительнейшего места – пронизывающий холод и трескучие морозы, от которых стынет геройская кровь и леденеет даже самое горячее сердце.
В достопамятные времена местность эта была сокрыта от глаз людских, равно как и от взора любого иного существа, кроме разве что диких зверей и вольных птиц, свободно преодолевающих мрачные горные пики, опоясывающие гору Хайяд и лесистую долину, раскинувшуюся вокруг нее. Смутные сказания наших отцов все еще могут донести до ушей, готовых выслушать любые странности, скупые и противоречивые сведения о том, что в горах вокруг Хайядена существовала какая-то сила, оберегающая эту зачарованную местность от странников – как шальных, так и исполненных нешуточной решимости преодолеть горы. Эта сила, имевшая несомненно магическое происхождение, вступала в полную власть лишь на высоких горных перевалах – там, где ласковое лето влажной подгорной низины уступало место ненавидящему холоду, заковывающим в свои нерушимые путы все живое, рискнувшее возвыситься над землей на высоту более пяти тысяч локтей. Эта сила, являясь в виде тумана, тяжким мороком опутывала головы путников и заставляла их возвращаться домой, либо до изнеможения кружить вокруг одного и того же места. В души иных храбрецов она поселяла нечеловеческий страх, являя им чудовищные видения потустороннего свойства – словом, отводила всякую живую тварь прочь от Хайядена. И поныне старики тех мест, сохранившие свою память в порядке и благочинии, лишь шепотом рассказывают о редких смельчаках, отважившихся бросить вызов дурной славе этих гор, и тех немногих из них, что возвращались домой – поврежденные как бренным телом, так и вечной душой.
Мне, простому и смиренному писарю, невозможно предполагать причины перемен, произошедших в тех местах в течение последней сотни зим. Неведомые силы, скрывающие Хайяден от пытливого взора разума, будто бы дрогнули и уступили натиску армии старателей и людей горного ремесла, которые быстро уловили суть случившихся изменений и стали отчаянно прокладывать себе путь сквозь ранее непреступные горы, беспрекословно терпя лишения и не считаясь с никакими жертвами. В считанные дни молва об открытии земли Хайяден прогремела по всем близлежащим королевствам и странам, пронеслась над океанами, и, отразившись от вечного неба, вернулась к нам в виде изыскания залежей каффа – странного голубоватого камня, видом своим более всего напоминающим чистое песочное стекло. Кафф являл из себя величайшее чудо, доступное для извлечения из недр земли – будучи хрупким и неплавящимся камнем, он поглощал любые магические силы вокруг себя полностью и без малейшего остатка. Было установлено, что сила воздействия каффа на всякую магию зависит исключительно от размеров самородка – и это некоторым образом объясняло былую неспособность даже самых опытных волшебников проникнуть сквозь пелену таинственной силы, защищавшей Хайяден, ибо корни этой силы явным образом крылись в свойствах каффа, но вынести ничего более доступного из этого наблюдения уже нельзя, ибо означенная сила по неведомым причинам сгинула без следа.
Хайяден, открыв миру свой таинственный лик, незамедлительно преобразился под воздействием благодатного присутствия живой и разумеющей души в лоне своем. Люди, переселяющиеся в эту местность, узнавали суровый нрав этой земли еще на самых подступах к ней. Мороз бывал невыносим – как в те времена, когда никто не знал об этой земле, так и сейчас, когда в нее стремится всякого рода рабочий и родовитый люд, привлекаемый манящим богатством горного дела – преодоление перевалов всегда являло собой крайне опасное начинание, чья самоубийственность была невелика лишь в середине лета, когда теплые ветра доходили до пиков гор и разбавляли собой мертвенящий холод вечных льдов. Расположение перевалов, увы, всегда было изменчиво – лед, покрывающий собой горы, имел свойство таять, что в свою очередь вызывало его перемещение вниз, а открывшееся пространство немедленно заполнялось снегом, который быстро смерзался и зачастую обращался в непреодолимую стену. Необходимость искать новые перевалы возникала и возникает каждый год – но это не пугает отважных храбрецов, рискнувших бросить вызов самому Хайядену – воплощению вечной зимы, сердце которой сокрыто в древней горе Хайяд.
На высоте свыше пяти тысяч локтей воздух из густого бархата превращался в легкий ситец – редкий путник, преодолевающий горный перевал, избегал головокружений и харканья кровью. Солнце, повернувшее свой неумолимый лик в сторону бескрайних снежных полей, награждало смельчаков потемнением кожи и болезненной слепотой.
На этих поганых перевалах не было зверей – даже древние драконы обходили эти спокойные и безлюдные горы стороной, избирая для себя менее суровые и таинственные обиталища. Лишь одно вселяло надежду в несчастную душу путника – не было больше той странной силы, которая отвращала все живое от этих мест такими жестокими способами, о которых боялись рассказывать даже те, кто сумел вернуться оттуда живыми, преодолев крутые подъемы по острым как бритва скалам, миновав долгие переходы по обманчиво крепким ледовым полям и выбравшись из цепких объятий ледяной бури, носящей по горам бесчисленное множество острых ледяных иголок, в считанные минуты сдирающих мясо с костей.
Миновав означенные невзгоды, храбрец, перебирался по ту сторону гор и мог воочию наблюдать равнину, лишенную снега и раскинувшуюся на значительной площади, расположенной внизу между суровыми горными пиками. Первое, на что обращался усталый взор путешественника, осматривающего оную равнину – странная ледяная гора, стоящая посреди этой местности – не столь высокая, сколь необычная по своей форме. Гора Хайяд – именно так ее стали называть первопроходцы, имела высотой около двух тысяч локтей и была как бы сокрыта окружающими ее вершинами, будучи незаметной для взоров, направленных извне этих гор. С виду похожая на огромный муравейник, Хайяд всецело лишена какой-либо растительности, хотя во время спуска от горных перевалов к равнине Хайядена возможно встретить произрастающие на бедной ледяной почве горных склонов редкие травы и кустарники, постепенно смыкающие свой строй, с тем, чтобы внизу превратиться в огромную армию дремучих вековых лесов, покрывающих почти весь Хайяден и имеющих довольно дурную славу - ведь одним богам ведомо, что может скрываться под беспросветной темнотой древних деревьев, старше которых были только окружающие их горы. В отличие от лесистой равнины заснеженного Хайядена, сама гора Хайяд явственно выделялась слепящей белизной и вызывающей противоестественностью своих форм. Именно у подножия этой горы и был найден кафф, остекленевшие синие жилы которого пронизывали камень, уходя глубоко под землю. Сама же Хайяд, как это прояснилось весьма позже, являла собой неразумную конструкцию из льда и каменной пыли, начисто лишенной ценного каффа и потому непривлекательная для старателей.
Учитывая ценность каффа, вскоре после своего открытия он, равно как и все его месторождения вокруг горы Хайяд, были объявлены собственностью государства. Ради благого дела привлечения старателей в это опасное и удивительное место им вскоре было позволено возводить в Хайядене собственные шахты и мастерские, которыми можно было пользоваться и передавать по наследству без каких-либо крючкотворств и ограничений. Государство получало кафф от караванов, которые в свою очередь имели свои барыши от доставки этого волшебного минерала через горы. Объемы добычи каффа до сих пор весьма невелики, что позволяет властным чиновникам контролировать его доставку со всей строгостью закона.
Находясь в холодном Хайядене, можно с легким сердцем забыть о магии. На склонах горы Хайяд ее попросту нет - несметные залежи каффа под этой горой способны развеять любое, даже самое искусное волшебство. В местах, расположенных неподалеку от Хайяда, действует лишь самая слабая магия навроде исцеления - ровно настолько, насколько это необходимо для ускорения заживления легких ран и избавления от обморожений. На склонах могучих гор, опоясывающих Хайяден, а также на студеных перевалах, ведущих из Хайядена, магия постепенно набирает силу и полностью возвращается к своей былой мощи, лишь только волшебник удалится от горы Хайяд на расстояние, измеряемое двумя днями пешего пути.
Климат Хайядена отличается крайним смятением - в силу особого обращения воздуха в окрестных горах, эта местность либо являла собой пейзаж весеннего благоденствия, когда сходил снег даже в непролазном лесу, а на полянах появлялся робкий первоцвет, либо превращалась в скорчившееся от невыносимого мороза живое существо - стволы деревьев гудели от боли, раздираемые весенними соками, замерзшими внутри их тел, мягкая земля покрывалась глубоким снегом, а небо покрывалось черными тучами и лишало землю самого слабого лучика света, превращая божий день в самую неподдельную ночь. Времена оттепели или хлада могли тянуться несколько дней, но могли и задерживаться в Хайядене на долгие месяцы, которые, будучи влажными и теплыми, помогали людям изыскивать пищу и пробиваться через оттаявшую землю к драгоценному каффу, а будучи темными и холодными заставляли их прятаться по домам и жаться поближе к огню в жалких попытках сохранить последнее тепло в своем уставшем теле.
Через Хайяден не текут реки - и лишь обширные, но неглубокие озера воды, стекающей во время оттепели с гор, разнообразят собой суровый облик горы Хайяд, окруженной густыми вечнозелеными лесами, в которых ранее не водился никакой дикий зверь. Совсем недавно сюда стали проникать всякие разнообразные твари - кролики, олени, крысы, медведи и прочие лесные существа, перебирающиеся через горы в благоприятные летние месяцы. В наши времена охота на зверя или рыбалка разнообразит стол хайяденцев свежим мясом, ибо в остальное время они довольствуются привозным провиантом, будучи зависимыми от периодичности маршрутов торговых караванов, осуществляющих рискованные рейсы через горные перевалы Хайядена.
Следует отметить, о мой внимательный читатель, что исчезновение всяческих препятствий на пути в Хаяйден стало причиной появления в этой местности не только человека - помимо этого сюда пришли и другие создания вроде эльфов или гномов, однако несмотря ни на что Хаяйден до сих пор заселен в большинстве своем родом человеческим - неприхотливым и работящим. Птицы, сумевшие перелететь через горы, остаются здесь, свивая гнезда на холодных скалах или могучих деревьях - и это звериное поведение как бы рисует собой одинаковую историю большинства переселенцев, рискнувших прийти в Хаяйден за каффом. Почти все остаются здесь, образуя семьи и поселяясь в единственном крупном городе Хаяйдена под названием Дарред, или, как его иногда неумышленно коверкают местные мужланы – Жа да ред. Слово это по всей видимости означает собой искаженное гномье: «шахта», «прииск». В отсутствие каких-либо опасных врагов Дарред не имеет значительных фортификаций и более напоминает разросшуюся деревню, в которой обитают люди самых разных профессий и рангов. Иногда в Хаяйден захаживают кобольды, тролли или даже орки, однако редкость подобных печальных происшествий не подвигает жителей Дарреда к построению стены или хотя бы бревенчатого частокола вокруг города - благо достаток древесины и мягкой глины с мелководных пресных озер не препятствует быстрому возведению жилых домов и иных построений, предназначенных для торговли, ремесла и развлечений. В горных шахтах, раскинувшихся вокруг горы Хаяйд совсем недалеко от Дарреда, добытый кафф сразу же перерабатывают в мелкую пыль, переправляемую в дальнейшем с крупными и хорошо защищенными караванами за пределы Хаяйдена. Означенные караваны являются также и единственно надежным средством доставления новостей и отправления разного рода посылок, исправно собираемых жителями Дарреда для своих сродственников, оставшимся жить за горами - ведь кафф, сокрытый в здешней земле, делал безнадежной всякую попытку магического сообщения, так что короткая весточка или письмо, переданные через караван, были единственным надежным способом сообщения с внешним миром.
Над всем Хаяйденом верховодит мэр Дарреда, избираемый населением города при последующем благословении этого выбора высшей властью нашего славного государства. Однако отграниченность Хаяйдена от остальных земель, превратившая процедуру утверждения мэра скорее в обычай, нежели чем смутную необходимость, создала все условия для развития в Дарреде диковинной формы народного управления - имея всю полноту распорядительной, судебной и законообразующей власти, мэр несомненно зависит от крупных семейств разработчиков каффа - первопроходцев, занявших почти все ценные участки месторождений этого минерала и построивших собственные шахты. Городской совет, состоящий из наиболее старых и уважаемых жителей города, за все время его существования собирался лишь несколько раз для решения наиболее важных вопросов, касающихся создания в Дарреде военных бараков, в коих надлежало содержать солдат, потребных для охраны города и караванов, а также установлению прямого государственного контроля за добычей каффа. Однако то, что данные решения так и не были приняты, красноречиво свидетельствует о действительной влиятельности семейств добытчиков каффа, который, будучи объявленным собственностью государства, скупался караванами по установленной цене и, несмотря на значительность последней, нещадно разворовывался означенными семьями, богатевшими от такого промысла прямо на людских глазах.
Путникам полезно было бы знать, что в Дарреде производится оружие довольно недурного качества, ношение которого является повсеместно разрешенным ввиду частых стычек, возникающих в основном из-за каффа, но впрочем всегда улаживаемых самым мирным образом, ибо жители, поголовно носящие оружие - от простого крестьянина до родовитого помещика или члена семьи добытчиков каффа в случае шалости заезжих гостей, междоусобной ссоры семей или какого иного разбоя всегда могут собираться в единую грозную силу и, свято чтя власть избранного ими мэра, изловить смутьянов и отвести их на скорый и справедливый суд в городскую ратушу. Несмотря на то, что наибольшая доля местных жителей работает в артелях богатых семей, некоторые из хайяденцев все же довольствуются теми крохами каффа, которые им удается самостоятельно добыть на незанятых лесных участках поблизости от горы - там же, где находятся неглубокие шахты, извлекающие из холодных недр земли звонкую медь, хрупкое железо и рассыпчатый уголь для постоянно растущих нужд города. Вдали от Хаяйд каффа воистину мало и найти его ох как непросто – тонкие жилы этого минерала коротки и идут от горы весьма недалеко, но даже того, что там иногда находится, вполне достает для обращения безродного простолюдина в уважаемого богача.
О читатель!
Прочитав сей скромный труд вы узнали то немногое, что было в моих силах поведать об удивительной земле Хаяйден и ее главном чуде - каффе, чьи свойства завлекают внимание магов по всему миру, а также о суровом климате и непередаваемой красоте здешних мест, в которых алчность и преступность крупных семей первопроходцев, занявших самые богатые на кафф места вокруг горы Хаяйд и постепенно превратившихся в наследственных собственников расположенных там горных производств, странным образом уживается с отчаянным стремлением простых рабочих разбогатеть на старательстве, скопить немного денег, преодолеть опасный горный переход и вернуться домой, равно как и силе единства местных жителей в борьбе с опасностью, об их свободолюбивом нраве и о многом другом, что вы сами можете уразуметь из прочитанного вами речения до сути земли Хайяден.
Примечание переписчика:
Данный свиток был случайно найден среди вещей каравана, следующего прямиком из Дарреда и занесенного снегом во время перехода через горы Хайядена. Автор этого труда остался неизвестен, однако свиток был переписан мною со всей аккуратностью и тщательностью, надлежащей при обращении с вещами умерших, ибо он есть одно из немногих писанных свидетельств о земле Хайяден.
Илуар Симерианский, скромный писарь-хронограф.


Вот таков будет маленький мирок, в котором будут разворачиваться основные события игры. Большой мир вокруг него—классическое магическое средневековье, здесь магия используется для связи, боя, колдовства, целительства, некоторых других чудес… Магия возведена в быт, да. Есть еще древняя, высшая, почти утерянная… По легендам ею обладала древняя цивилизация, породившая драконов и умеющая возводить горы и поворачивать вспять реки… Но она забыта. Забудьте о ней. Теперь ее нет, лишь туманные легенды будоражат умы. Теперь магия слаба—редкий член Совета имеет хотя бы 10 уровень в ней—слаба и малоизученна. И все же магия--- один четырех краеугольных камней Империи. Остальные—войско, торговля да божья вера. Убери один камень—и Империя зашатается и, вскоре упадет. Но, к вам это, вероятно, мало относится. Кстати говоря…
О вас.
И вашей миссии. Которая будет дана вам Советом Магов—именно этой организации предстоит стать вашим основным работодателем. Я не знаю, как вы попали в тот кабинет, в котором будет проходить собеседование --- вы и представитель Совета. Но вероятно, как-то попали. И теперь вы прочитаете «краткое изречение»и спросите у него, зачем ему понадобилось отправлять вас в такую даль--- ну а он ответит. Первой группе. Потому что второй группе отвечать будет представитель Святого Совета. Да, и религия тоже. Христианская. Правоверных оставим в халифате.
Инвентарь? Принцип Любимых Вещей. Есть такое издевательство—мастер, снаряжая игроков в опасный поход, дает им возможность самим набить рюкзаки… Можете набить сами, да. А можете только Любимые Вещи—спецвещи вашего класса и просто любимые. Остальное( одежду, разные мелочи, деньги) я подберу вам сам. Это довольно-таки опасное приключение и посмеиваться, глядя как вы вспоминаете на полпути о Очевидно Необходимом мне не хочется. Но если вы уверенны, что возьмете не только Очевидно Необходимое но и Все, что Нужно( в том числе то, что бы я вам не дал) то я только рад за вас—скорее набивайте сумку и несите мне на проверку, дабы я повыкидывал из нее ненужную вам магию, помог утрамбовать невлезающее и взвесил на весах оставшееся.
(а дальше идет стандартное)
Посещение регулярное. Это значит—раз в день я должен видеть что-то, вами свежее написанное. Стебу места… А даже если и есть, то что? Помните—тем больше вы издеваетесь надо мастером, тем больше мастер будет издеваться над вами. Но лучше не надо. Весь стеб, флуд и тому подобное в обсуждении и только в нем. А вот отыгрыш—нужен. Он в сто раз важнее системных циферок , мастер это понимает и его уважение к отыгрывающим -- безгранично. Вы можете не писать навыки, но напишите историю, внешность, характер! Это должен быть персонаж, а не набор циферок! И география мира даны именно ради истории персонажа. Вы можете даже сочинить себе свое княжество где-нибудь под боком у Империи, просто чтобы ваш персонаж Илья Муромец родился и вырос в Муроме. Или эмигрировал из Халифата. Или еще чего ни будь. Самоуправство тут поощряется. В допустимых мерках, конечно. В оговоренных выше.
Если вы читаете эту строчку, значит вы уже прочли почти все. Самое время подумать над персонажем, или, напротив, закрыть страницу сайта и забыть. И то и другое будет вашим выбором. И последнее, как заключение--- постарайтесь сделать персонажа так, чтобы мне не пришлось ворчать и гнать его в шею! Пожалуйста! И не забывайте, когда сделаете немудреное правило--- достойному персонажу—достойный отыгрыш!
Я вас жду. Игра начнется примерно через неделю. А может и раньше. Об этом знает, вероятно, лишь Самый Главный Мастер.