Набор игроков

- Цена монеты
- [WtO] Прислужники Забвения
- Восьмизаконная мафия
- [WOD]Regent du sang, Esclave des sept
- Dead End World
- Stingray
- Эфос. "За короной и домой!".
- Тачки, рельсы, два сопла
- Нырнуть во тьму
- Космическая авантюра
- Through the Breach: Ticket for a Runaway Train
- Да, Темный Властелин!
- Русь Анимешная
- Ни смерти, ни свободы
- [WHFB] Битва в Черноречье
- "Silentium" или История о потерянном сне"
- This is how you died 2
- [d20]Star Wars: Paths of the Force
- [Starfinder] В неизвестное (SFS Quest, Season 1) 2
- Очередная простенькая стратегия (тест системы)

Завершенные игры

Форум

- Общий (9957)
- Игровые системы (4690)
- Набор игроков/поиск мастера (27811)
- Конкурсы (5750)
- Под столом (17580)
- Улучшение сайта (5554)
- Ошибки (2439)
- Для новичков (2745)
- Новости проекта (6635)

Конкурс №6. «День не может быть вечным»

Вниз    
День не может быть вечным

Тема: Испытание


«…Бились они семь дней и семь ночей. Но правое дело всегда восторжествует: поверг Бог-Солнце предательницу-Ночь. И повелел тогда Светоносный: Я изгоняю тебя. Нет больше твоей власти в землях моих, и не явишься ты детям моим впредь».

Из «Книги двенадцати лучей»

…Они стояли навытяжку перед Верховным настоятелем, внешне несхожие, как небо и земля, но столь внутренне одинаковые. Две будущие жрицы-воительницы, два великолепных клинка, с малолетства выкованные лучшими мастерами-наставниками, созданные исключительно во имя одной великой цели - уничтожать врагов веры и Солнца. Юные, чистые и фанатично преданные, они были готовы пройти последнее испытание, явив миру и полученные в ходе обучения навыки и обагрив себя кровью неверных: проклятых лунопоклонников, мечтающих вернуть в эти земли, вечно освещяемые Богом-Солнцем, таинственную и страшную ночь, полную ужасов и соблазнов.
Сегодня девы должны были доказать, что они достойны вступить в благословенные ряды Ордена Солнечных гончих – тех служителей церкви, чьей задачей является непрестанная охота за отступниками. Жречество, как заботливые и рачительные садовники, лелеют души прихожан, и растят в них древо веры, а члены Ордена – уничтожают сорную траву, не давая ей заполонить весь сад Лучезарного.
Наконец, в жизни вчерашних послушниц настал этот великий день, и они были признаны достойными вступить в ряды верных слуг Солнца. Девушки стояли, одетые в длинные белые рубахи, босые и простоволосые, сложив в молитвенном жесте руки и склонив головы перед тем, кому было суждено огласить их финальное испытание.
Одесную иерарха была высокая, статная Лиа с буйной гривой рыжих волос и озорными медовыми глазами, вечно улыбающаяся оптимистка. Ехидная, бойкая, задорная девушка, не лезущая за словом в карман, неистощимая на разные выдумки, всегда готовая на любое безумство и авантюру ради Бога-Солнца и своих близких.
А рядом с ней – невысокая темноволосая Рина с глазами цвета неба, выглядевшая задумчивой и даже несколько отстраненной: будто сердце ее было где-то далеко. Она замерла недвижно, и лишь побледневшее лицо, на котором следы пережитой в детстве оспы казались более яркими, чем обычно, выдавало ее волнение.

...И вот, когда отгремели в высоком беломраморном зале последние слова молитвы, со своего престола медленно поднялся, опираясь на резной посох, сам Верховный настоятель. Старый и немощный, он не утратил силы духа, и во всей фигуре его, облаченной в белые с золотом одежды, сквозило величие. Обведя водянистыми блеклыми глазами присутствующих в храме, он наконец остановил взор на двух коленопреклоненных девушках. Голос его, на удивление сильный и чистый для его лет, разнесся под сводами собора, диктуя праведным волю того, кто стоит подле самого Лучезарного: юным соискательницам славного титула Гончих предстоит стереть с лица земли очередной нечестивый культ Ночи, пустивший свои ростки подле самой блистательной Столицы.
Не сговариваясь, Лиа и Рина вознесли осанну мудрости и прозорливости Праведнейшего из праведных, испросив разрешения удалиться, дабы духовно подготовиться к предстоящему святому походу. Властным взмахом руки благообразный старец дозволил им покинуть залу. Вновь склонив головы, окрыленные и вдохновленные напутственными словами духовного отца, девушки спешно покинули своды собора, уединившись в своих кельях. Этот день стал самым счастливым для них: сегодня они, изничтожив нечестивцев, снимут рясы послушниц, дабы завтра предстать перед Святейшим уже полноправными сестрами Ордена. А коли Солнце призовет их к себе, они погибнут с честью, забрав с собой множество еретиков, и последними словами, что слетят с их немеющих губ, будет молитва, возносящая хвалу Всеярчайшему.

...

Путь будущим Гончим предстоял недолгий: лунопоклонники свили свое гнездо в руинах заброшенной графской усадьбы в окрестностях Столицы - видимо, их глупая вера настолько поразила их разум, что они решились творить свои нечестивые обряды в каких-то нескольких часах от купели Света. Вооруженные мечами и одетые в легкие кожанные доспехи, молодые послушницы целеустремленно следовали к логову культистов, пылая праведной ненавистью к тем, кто отринул из душ своих Солнце чистое, жаждя превратить все земли в вечное царство ночи, и мечтая как можно быстрее стереть недругов Его с лица мироздания.
Рина не понимала, как можно не любить Лучезарного, каким глупым надо быть, чтобы забыть свет его лучей и пытаться переделать весь этот прекрасный мир в некое подобие затхлого подвала, не освещенного даже слабым пламенем свечи. Отцы-наставники говорили, что эти трижды проклятые глупцы не просто хотят погрузить все вокруг во тьму, но и призвать в него некие Луну и Звезды – жалкие, исковерканные копии светлого Солнца, что будут озарять мир холодным мертвенно-бледным светом, словно бы издеваясь над теми, кто помнит яркую чистоту Вечного Дня.
Не понимала будущая Гончая, почему же вновь и вновь находятся люди, что взывают к Ночи, что плохо выучили жестокие уроки Церкви: любой оступившийся будет покаран. Они называют служителей Солнца жестокими - но разве есть жестокость в том, чтобы не дать глупцам возможности свернуть с единственно верного пути и разрушить все то, что создавалось веками? Многие годы назад жрецы Светоносного победили, изгнав Ночь навсегда - не значит ли это, что они правы? Ведь победа не достанется тем, на чьей стороне не сражается Истина! Ведь это - торжество добра и справедливости! Какая тут жестокость?
В своей вере и обученности Рина не сомневалась, лишь чуть-чуть волновалась перед первым самостоятельным делом: шутка ли, ни одного наставника рядом, ни Гончих в резерве - только улыбающаяся своим мыслям Лиа уверенно шагает рядом, крепко сжимая рукоять клинка. Девушка и рада была бы поделиться с приятельницей своими чувствами, но устав гласил, что до начала боя послушники не могут вымолвить ни слова: они обязаны остаться наедине со своими мыслями, подготовив дух к предстоящему кровопролитию за святое дело.

А вот и руины - за размышлениями Рина не заметила, как они достигли их. Старый беломраморный особняк с провалившейся крышей, открывшийся их взорам, был увит плющом и диким виноградом. Когда-то он был красив: но ныне был лишь тенью былого величия. Лепнина опала, ветры и песок стерли лица на барельефах, превратив их в безжизненные маски. Он казался безлюдным - только ветер гулял по пустым комнатам, да где-то пел свою песню соловей. Но девушка знала - там, за крошащимися от времени старыми стенами таятся те, кто хочет принести в мир Зло и Тьму. Она верила, что ее святая задача - дать им возможность искупить свою вину кровью.
Радостно улыбающаяся и явно веселящаяся Лиа поддела локтем приятельницу, привлекая внимание, и жестами предложила план действий: она сама обойдет дом с тыла, ударив в спину слугам Зла, а Рина, в свою очередь, атакует их в лоб. Необученные, плохо вооруженные культисты не смогут противостоять двум опытным, тренированным и горящим пламенем веры послушницам.
План рыжей казался вполне реальным: девушка, все так же не говоря ни слова, кивнула сестре по служению и, высвободив из ножен клинок, мягкой кошачьей походкой направилась длинным кругом к полуразрушенным ступеням главного входа. Об одном она молила Солнце: только бы отступники не увидели ее прежде, чем она вознесет над ними клинок.
Все прошло как по маслу: никем не замеченная, Рина ворвалась в поместье подобно гневному урагану. Лунопоклонники были не готовы к внезапному столкновению со служительницей Лучезарного, и не смогли оказать сколько-нибудь достойного сопротивления. Уворачиваясь от неуклюжих ударов, принимая на надежный клинок грубо сработанное из самого низкокачественного железа оружие, девушка не знала жалости, точными и выверенными ударами убивая одного за другим защитников поместья. Среди них не было профессиональных солдат: до того, как отдаться Тьме, они были какими-нибудь крестьянами, или пекарями, или ткачами. Ведь оружие милостью Светоносного дозволено носить только тем, кто доказал свою веру и верность – а таких среди предателей не сыскать. Никто из них был не в силах противостоять мастерству и силе веры праведной девы. Они сами добровольно сделали свой выбор - так пусть будут готовы расплатиться за это.
Мужчины и женщины, юноши с первым пушком на губах и дряхлые старики - они не отступали, падая под ударами будущей жрицы, как колосья под серпом жнеца, пытаясь если не поразить ее, то задержать и не пустить к узкой теряющейся во тьме лестнице, ведущей в подвал. Смекнув, что если культисты что-то так отчаянно защищают, то оно для них превыше их жалких жизней, Рина утроила усилия. Это будет славная победа, тем более почетная, если она первой доберется до таинственного сокровища еретиков. Раздающийся через стену звон мечей только подстегивал ее: значит, сестра Лиа тоже сейчас бьется с преграждающими ей путь неверными.
Прикончив коротким ударом мужчину, вооруженного старым ржавым клинком, девушка атаковала последнюю оставшуюся в живых - невысокую светловолосую девушку своих лет, с диким криком неумело попытавшуюся ударить послушницу ножом. Отточенное движение клинка - и кисть нападавшей падает на землю, а сама еретичка с отчаянным воплем хватается за раненную конечность. Все так же невозмутимая, Рина вонзила клинок под подбородок неприятельнице и, брезгливо перешагнув через уже мертвое тело, поспешила ко входу в подвал.

...В подземелье было темно и сыро, и лишь свет из дверного проема разгонял тьму у входа. Коридор вдали терялся во мраке, и Рина машинально призвала над плечом маленький шарик света, позволяющий видеть в темноте. Ласковый огонек выхватывал из темноты старую кладку, какие-то корешки, пробивающиеся сквозь нее, висящую кое-где паутину - и ни одного следа сколько-нибудь постоянного людского присутствия.
Чуть приуныв, послушница прибавила шагу, стараясь как можно быстрее исследовать подземелье и выйти на свет Его. Как оказалось, спешка сыграла с ней дурную шутку: на очередном повороте она нос к носу столкнулась с неизвестным, непроизвольно отпрянув назад. Отскочил и человек, в которого она врезалась: обыкновенный, в общем-то, мужчина лет пятидесяти от роду, с непримечательным лицом какого-нибудь приказчика или мелкого чиновника. Вот только длинный черный балахон, украшенный по краям серебряной нитью, говорил знающим, что перед Риной оказался не рядовой культист, а один из их жречества - возможно даже, духовный наставник всех местных.
Жрец пришел в себя первым, но атаковать не стал, лишь сотворил перед собой несколькими пассами колдовской щит – Тьма, по-видимому, не даровала своему слуге наступательной магии. В свете божьего огонька послушница видела, как на лбу мужчины проступили похожие на осколки хрусталя капли пота, как задрожали его руки: чары давались лунопоклоннику нелегко. Более привычная к мечу, чем к дарованным Солнцем силам, Рина, не мудрствуя лукаво, просто решила продавить своей духовной энергией щит неприятеля – в лоб, безо всяких изысков и ухищрений. Враг ослаб, а значит, не сможет долго противостоять ей.
Столкнулись две силы, скрестились два взгляда. Защищающийся жрец, наверняка боящийся праведной ярости Рины, пытался увещевать ее, но будущая Гончая не собиралась вступать в дискуссии с врагом, хотя против воли и прислушивалась к той чуши, что сбивчиво нес лунопоклонник:
- Не понимаешь, вы все не понимаете. День не может быть вечным - он выпивает силы из мира! Не пройдет и нескольких сотен лет, как все наши земли превратятся в опаленную солнцем пустыню. В ночи нет ничего плохого, она - такая же часть мироздания, как и Солнце. Они ведь изначально следовали одно за другим, и таков был обыкновенный порядок вещей! Мы хотим, чтобы это дитя имело шанс вернуть ночь, дать людям возможность вновь увидеть луну и звезды! Он, рожденный с этим знанием, сможет сам решить, следует ли вернуть то, что было утрачено, или склонится перед Вечным Солнцем! Ведь мы хотим только...

С тонким звоном щит говорившего рухнул, и Рина, не теряя времени даром, рубанула наотмашь заваливающегося на бок жреца. Пробив для верности сердце покойника, она чуть ли не бегом ринулась дальше по коридору - кто знает, что на самом деле столь рьяно защищал покойный? Не угрожает ли это безопасности всех живущих?
Тоннель снова ветвился: темная часть шла прямо, а из боковой лился теплый свет свеч, навевавший на послушницу воспоминания о том, что осталось на поверхности. Решительно шагнув к источнику света, Рина оказалась атакована какой-то бешеной женщиной, попытавшейся ногтями выцарапать ей глаза. Выхватив из ножен кинжал, девушка несколько раз ударила в бок нападавшей, пока та мешком не осела на землю.
Осмотревшись, служительница Сиятельного поразилась окружавшей ее обстановке: за исключением того, что в каменном мешке не было окон, во всем остальном он напоминал комнатку в каком-нибудь городском домике. Добротная мебель, полевые цветы в вазочке на тумбочке, висящая на спинке стула одежда, недоеденный суп на столе, незаправленная постель и прочие такие простые мелочи поражали своей обыденностью и казались нереальными в этой обители зла.

...

Из ступора Рину вывел чей-то тонкий крик. Послушница дернулась в поисках возможной опасности, но звук, как оказалось, исходил из стоящей на кровати люльки. Девушка остановилась у колыбели, удивленно всматриваясь в небесно-голубые глаза ребенка, который при виде склонившегося над ним лица перестал орать и разулыбался. Он совершенно не походил на воплощение древнего Зла и Ночи: обычный розовощекий карапуз, крепкий и здоровый, ничем не отличающийся от своих сверстников.
Будущая Гончая задумчиво глядела на него, пытаясь понять, что предпринять. Без жалости убивавшая взрослых, поднять руку на невинного ребенка она не смела. Но что теперь делать, она тоже не знала: оставить здесь - его ждет мучительная смерть от голода и жажды, взять с собой - неизвестно, как на это отреагируют наставники. Одно она знала точно: сегодня этот ребенок не умрет.

Из сомнений ее вырвал внезапно раздавшийся задорный голос Лиа:
- Рина!? Нашла этого ребенка-талисмана!? Умница! Надо же - опередила меня! Кончай его по-быстрому, и айда назад!
Обернувшись, Рина увидела за спиной подбоченевшуюся послушницу: чуть потрепанную и усталую, но по-прежнему светящуюся радостной улыбкой. В ответ на слова приятельницы девушка устало покачала головой:
- Нет. Я не буду. Лиа, ведь это лишь ребенок!
Все благодушие вмиг слетело с рыжей:
- Как это - "не буду"!? Он - аватар Тьмы, что должен принести в мир, - она передернулась, - эти свои звезды и луну! Ты с ума сошла!?
- Нет. Как нас учили наставники? Мы убиваем отступников за то, что они сами, по своей воле сделали выбор в пользу Ночи. Как может быть виновно дитя, если оно еще не умеет выбирать? В праве ли мы лишать жизни его просто из опасения того, что может произойти? Может, но не обязательно же! Чем мы будем лучше убийц, если просто ради своего спокойствия прикончим его?

Лиа не стала вступать в пререкания с Риной, и с громким криком "Предательница!" обрушила на нее град ударов. Вскинувшая клинок девушка не без труда смогла отразить первый натиск бывшей приятельницы, и они молча и сосредоточенно начали танец клинков. Но сегодня повезло темноволосой: ее меч нашел брешь в обороне рыжей, чем оборонявшаяся немедленно воспользовалась, точным ударом в сердце оборвав жизнь сестры по служению.
С ужасом глядя на распростертое в луже крови тело, Рина поняла, что она натворила. Ради какого-то чужого ребенка она убила Лиа и объявила войну всей церкви. Дороги назад у нее не было, и единственное, что осталось у не состоявшейся Гончей, это чистая совесть. Скоро бывшие братья и сестры узнают о том, что произошло в руинах, и объявят охоту на отступницу. Девушка с ужасом осознала – единственным спасением для нее остается бегство.
Склонившись над люлькой, она прошептала:
- Что же я натворила из-за тебя, малыш, что же ты натворил... Но я все-таки попытаюсь спасти тебя и воспитать достойным человеком, чтобы ты смог сделать правильный выбор, единственно истинный - уж не знаю, какой...
Солнце светлое, зачем ты испытываешь меня, мою веру? Правильно ли я сделала, не дав умереть невинному и убив сестру? К чему приведет мой выбор?



Вот хлопнула дверь за ее спиной, а в глаза ударило яркое солнце в зените. Миг - и пропало оно, а небеса вдруг подернулись черной дымкой, на которой россыпью драгоценных камней засветились маленькие далекие точки звезд. С небосклона маняще смотрел серебристый шар луны - словно далекая тайна, словно невысказанное признание. Все это длилось несколько ударов сердца, а затем пропало - все снова вернулось на круги своя.
...В эти мгновения ужас охватил всех солнцепоклонников, по всем землям Лучистого слышались стенания и проклятия, предвестья конца света и покаянные молитвы. Плакала и застывшая на пороге Рина - но уже не слезами горечи. Чистое, светлое чувство счастья распростерло свои крылья в ее душе:
- Вы были правы... Как же оно красиво, как много мы потеряли...
Автор: Fiona El Tor [M] [offline] , 25.02.16 20:52 1

Автор умеет в "красиво", но не умеет в "интересно" и не умеет выстраивать композицию выгодно. Пожалуй, медоточивые и переполненные метафорами описания - это лучшее, что есть в рассказе. В остальном же он никакого интереса не вызывает. Такое, крайне оторванное от жизни чтиво, без сколько-нибудь интересных деталей или сколько-нибудь сложного сюжета. Банальный конфликт света и тьмы, показанный причем настолько уныло... безыскусно. Пожалуй, это самое правильное слово. Рассказ безыскусный целиком и полностью. И если в начале, почитав красивых описаний, кажется что дальше будет что-то более менее - то уже описания героинь смотрятся как описания персонажей визуальной новеллы или фанфика. Дальше какой-то оторванный от жизни, странный брифинг, нелепая резня, которая даже не пугает, в которой нет никакой динамики - и скомканный донельзя финал, ни разу не неожиданный, в который напихано аж два внезапных прозрения героини (о, убью-ка я подругу из-за ребенка, которого в первый раз вижу; о, луна клевая, не зря подругу убила!), наступление ночи, содрогнувшиеся уроды-солнцепоклонники и крылья светлого чувства радости в душе ненормальной, у которой что-то переклинило в голове при виде детских глазок.

Безыскусно и оторвано от жизни - пожалуй, именно так можно подытожить. Автор явно даже в воображении слабо представляет себе реальную психологию девушки, фанатички, убийцы... реальную психологию вообще. Автор явно слабо представляет себе настоящий бой насмерть - так что пытается напугать нас отрубленной кистью. Не получается. Из-за того, что автор много чего слабо представляет себе, рассказ получается картинный и картонный, снаружи красиво размалеванный словами, но при малейшем рассмотрении пустой внутри.
Хотя это и не худшее, что я здесь читала.
Имхо.
Автор: Верхняя [offline] , 25.02.16 22:00 2

Конфликт произведения.
Внешний, между культом Солнца и Луны. Конфликт сюжетообразующий, показан очень подробно.
Второй конфликт, тоже внешний, между Риной и Лией. По сути мало отличается от банальной бытовой мокрухи на почве "ты шо, ска, неровно разливаешь?!".
Характер главного героя.
Характеры фанатичных культисток похожи, словно две морковки с одной грядки. Разница в том, что одна вспыльчивая, а вторая прилежнее учила догматы культа и более последовательно их придерживалась. Интересны ли мне такие характеры в фэнтези? Уже нет, слишком много прочитал про всяких воинов\ассасинов\убийц серой лиги. Да и эти конкретные характеры скорее плоские, чем объёмные.
Что у автора получилось.
Линейный боевик в обёртке мифа. Обёртка гораздо интереснее довольно предсказуемых действий героев.
Автор: Рикардо Дель Тави [offline] , 29.02.16 07:49 3

Автор умеет в "красиво", но не умеет в "интересно" и не умеет выстраивать композицию выгодно.
В принципе, это можно сказать почти про любой рассказ на этом конкурсе (и про очень многие рассказы с предыдущих конкурсов, причем даже среди призеров). Видимо, это такой "постовый" стиль мышления — когда пишешь пост, пишешь его красиво, но отыгрываешь 1, ну 2 действия, а не строишь сюжет. А строить сюжеты гораздо сложнее, чем красиво писать.
Автор: Da_Big_Boss [offline] , 29.02.16 20:20 | Отредактировано 29.02.16 в 20:29 4

Соглашусь с Верхней, хотя не могу сказать, что описание красивое - оно какое-то во многом неуклюжее. В тех, например, местах, где описываются уничтожаемые Риной противники - но мне трудно объяснить, что с ними не так.

Решительно шагнув к источнику света, Рина оказалась атакована какой-то бешеной женщиной, попытавшейся ногтями выцарапать ей глаза.
Скайрим напоминает. Бежишь по подземелью в сторону квестового сундука, а из-за поворота тебя атакуют какие-то бешеные женщины. Отмахиваешься от них не глядя мечом, переступаешь и бежишь дальше. Труп этой женщины лежал в комнате весь разговор - и всю драку, кстати, но автор о нём ни разу не вспомнил.

Что-то я с середины начала.
В начале нам показывают "чистых и фанатично преданных", с малолетства взрощенных послушниц, которым дают задание вынести культ Луны. В этом месте будущая линия уже предугадывается: нам покажут столкновение, в котором Лунопоклонники будут хорошими и разумными, мы будем им сочувствовать, а фанатичным адепткам Солнца сочувствовать не будем; в конце адептки либо уйдут, победившие и уверенные в своей правоте (а читатель будет также твёрдо уверен в обратном), либо одна из них поменяет взгляды; второе вероятнее.
(вообще надо будет на следующем конкурсе по ходу чтения записывать (чтоб было честнее) предположения о развитии сюжета - действительно ли это предсказуемо сначала или так только кажется после прочтения?)

на любое безумство и авантюру ради Бога-Солнца
Как-то эта религия иначе представлялась... он же всё-таки не Локи.

молодые послушницы целеустремленно следовали к логову культистов, пылая праведной ненавистью к тем, кто отринул из душ своих Солнце чистое, жаждя превратить все земли в вечное царство ночи, и мечтая как можно быстрее стереть недругов Его с лица мироздания.
Пылают послушницы, жаждут культисты, а мечтают снова послушницы.
Так вот. В ходе сюжета Солнцепоклонницы действительно сочувствия не вызывают, но автор как-то уж слишком старается подчеркнуть их неправоту, например глупостями вроде:
Ведь победа не достанется тем, на чьей стороне не сражается Истина!
- упоминаниями жестокости и безжалостности и ты ды. Читатель, живущий в нашем мире, с приходом электричества всё больше ведущий ночной образ жизни (я сегодня встала сильно не на рассвете, за окном давно уже темно, а я и не думаю ложиться), уже с первого утверждения "ночь изгнали, настал сплошной день" понимает, что с миром рассказа что-то не так, его, читателя, не надо так уж настойчиво убеждать в этом.

не смогли оказать сколько-нибудь достойного сопротивления
Уворачиваясь от неуклюжих ударов
Среди них не было профессиональных солдат
Никто из них был не в силах противостоять мастерству и силе веры праведной девы.
- да мы уже поняли.
К сожалению, мне много где хотелось так сказать. В тексте постоянно одну и ту же мысль повторяют несколько раз разными словами. Объёма прибавляется, содержания - нет.

Это будет славная победа
Что тут славного - выученному воину перебить несколько крестьян, не умеющих сражаться?

Тоннель снова ветвился: темная часть шла прямо, а из боковой лился теплый свет свеч
Не очень поняла смысл этой подробности.

А дальше логика сбивается.
"воплощение древнего Зла и Ночи", "ребёнок-талисман", "аватар Тьмы" - в задании такого не говорилось, откуда девушки узнали об этом? Из криков умирающих культистов? И в таком случае - им ли, ещё даже не сёстрам, решать, что делать с младенцем?
Рина цитирует наставников, которые говорили про выбор культистов, и если она сама в это верит (а она верит), то логичным действием было бы пойти с младенцем к этим наставникам - и пусть они решают. Тем более Лиа напала на неё - Рина вынуждена защищаться, убийство оправдано... вот это "единственным спасением для нее остается бегство" - оно не то чтобы следует из произошедшего.

Не очень последовательно и убеждение, что ночь есть хорошо. В середине мы встречаем причину от Лунопоклонников: вред для сельского хозяйства и вообще всего живого. Само по себе уже сомнительно, ведь, как отметил Дракон, за последние лет плюс-минус двадцать (девушки явно ночи не видели) этот вред уже стал бы очевиден, ну да ладно. Однако причина, которую в конце даёт Рина, другая - ночь красива. Во-первых в формате рассказа такая смена линии не очень смотрится, лучше было бы придерживаться одной. Во-вторых, Зло очень часто принимает красивые формы, тёмные (по-настоящему тёмные) богини и всякие демонессы в массе своей соблазнительно прекрасны. Уж воспитанницам-то могли бы вбить в голову, мол, если нечто пленительно красиво - проверьте, не пытаются ли вас обмануть.

Вообще это смотрится не очень правдоподобно, я имею в виду перемену во взглядах Рины. Ей с детства прививают веру, она фанатична, мы видим это через весь текст, не испытывает никаких проблем, убивая неумелых или вовсе безоружных людей, включая стариков и своих ровестниц, она заколебалась перед убийством младенца? Ну положим, положим даже убила в споре напарницу - та, в конце концов, сама начала. Но полностью изменить вере? Сказать "я не знаю, какой выбор [между днём и ночью] - правильный"? Бежать, даже убедившись, что ребёнок действительно - воплощение ночи? Перемена во взгляде произошла, потому что автор её задумал, но персонажа к ней ничто не подвело.

Так что предсказуемость сюжета здесь - не минус, но вот обыграть, показать так, чтобы читатель почувствовал, а не только прочитал, в идеале прошёл этот путь с героиней, а как минимум - чтобы переживал за то, чтобы героиня поняла... вот этого не хватило.
Автор: Kyra [offline] , 03.03.16 23:39 | Отредактировано 04.03.16 в 17:12 5

Выскажусь и я.

Что хочу сказать вместо начала. В моем понимании очень сложно в одиночку драться против многих врагов, реально желающих тебя убить. При этом у героини:
- нет щита,
- доспех легкий, шлема, как я понял, нет,
- нет никакого замысла (типа заманила их в узкий проход или напугала голыми сиськами ужасающим боевым кличем
- нет опыта, собственно, убийства, реального боя
- нет длинного оружия, которым можно удержать их на расстоянии
При этом ее враги:
- их реально много. Их минимум 8 ("Мужчины и женщины, юноши с первым пушком на губах и дряхлые старики"). Фактически она дерется с толпой.
- они реально хотят ее убить
они не отступали, падая под ударами будущей жрицы... Смекнув, что если культисты что-то так отчаянно защищают
Вот так вот провести такой бой — без единой царапины, не напрягаясь, без опыта — нереально. Им ничего не надо делать специально — просто каждому бить ее, как умеет. Уклониться от такого количества ударов и тел? Ну-ну.
Не хочу сказать, что описанное в рассказе невозможно в принципе. Возможно, наверное. Но схватка с тремя-четырьмя неумехами, яростно желающими твоей смерти — серьезное испытание даже для опытного воина.
А героиня у нас кто? Послушница, ни разу никого не убивавшая, так? А как она проходит драку? Как ведьмак Геральт из игры с включенным групповым стилем. Кира вон про скайрим хорошо сказала-то.

Но это так, вместо вступления. Приступим!

Язык и стиль:
Язык произведения легкий, фразы построены вполне грамотно, но меня не оставляет ощущение звенящего пафоса. Его тут хватит на три рассказа. Причем пафос без претензий на оригинальность — послушницы, фанатики, восторженность, идеалы... Сомнения появляются вдруг!
Все боевки поданы бледно — никакого интересного описания, никаких колебаний маятника. Все герои отлично знают, что делать. Крутая главная героиня взяла и всех по очереди почикала. Ну ладно, я еще понимаю, неумехи есть неумехи. Но что, автору самому-то не хотелось описать поединок двух послушниц как-то поинтереснее?

О том, как прописаны образы. Хороший коп, плохой коп. Вот, собственно, и все.


Сюжет и динамика:
Реально, все это напоминает пересказ игры — героиня получила квест, выбрала снаряжение, перебила охрану, завалила босса (заслуживает быть описанным чуть подробнее), выбрала в диалоге вариант "не убивать ребенка", провела финальный бой, сценка с плачем, не вошедшее в рассказ распределение экспы.
Если серьезно — экспозиция знакомит нас с одной шаблонной героиней (фанатичной, преданной, не сомневающейся), а финал показывает другую шаблонную героиню (ценящую красоту, плачущую, раскаивающуюся). А как одна стала другой? Я не прочувствовал.
С ужасом глядя на распростертое в луже крови тело, Рина поняла, что она натворила. Ради какого-то чужого ребенка она убила Лиа и объявила войну всей церкви.
Вот это очень четкий момент: ужас не в том, что она убила друга/напарницу/единоверца. Ужас для нее в том, что она заимела теперь кучу проблем.

...В эти мгновения ужас охватил всех солнцепоклонников, по всем землям Лучистого слышались стенания и проклятия, предвестья конца света и покаянные молитвы. Плакала и застывшая на пороге Рина - но уже не слезами горечи. Чистое, светлое чувство счастья распростерло свои крылья в ее душе:
- Вы были правы... Как же оно красиво, как много мы потеряли...

Минутку! А ребенок? Что делал ребенок?
Да неважно, ребенок же не персонаж, а квестовый предмет.

Где же здесь кульминация? Я бы сказал, что в том месте, где начинается бой с напарницей. Переломный момент, которого героиня не хотела, но таки получила. Сопереживал ли я героине? Нет. Отличался ли чем-то этот бой от прежних? Нет. Есть ли нарастание? Нет. Была ли интрига в рассказе с самого начала? Нет. В смысле, как бы это сказать... Была неопределенность — пройдет героиня испытание или нет. А она прошла или нет? Я не понял. Вроде, квест-то выполнен. Хотя вроде и как-то не так...

Развязка. Неожиданная? Ну, пожалуй, кто знал, что ночь наступит мигнет тут же... Но какая разница? Сейчас, потом, через 20 лет... все равно ощущение, что аватар тьмы выживет, было. Вызывает что-то реакция героини? Скепсис. Хорошо, ночь-то красива, она заблуждалась, она прозрела... Но проблемы ее никуда не делись.

Название: Пафосное и не цепляющее. Вроде бы рассказ-то показывает, что может, если бы не одна отступница.

Итог: Слабый рассказ, который легко прочитывается и так же легко забудется.

Что можно было бы сделать:
Можно было построить рассказ на взаимоотношениях двух послушниц, на их дружбе, напарничестве, любви, в конце концов. А тут просто блеклое соперничество. Да даже если бы соперничество было явное (типа, жрицей станет только одна) — было бы всяко веселее.
Вот тогда это был бы всем конфликтам конфликт. Вот тогда это была бы жертва. Вот тогда это было бы Испытание.
Автор: Da_Big_Boss [offline] , 05.03.16 00:15 | Отредактировано 05.03.16 в 16:59 6

И фансервис! И немного энцы.

Вообще про предсказуемость: я бы сказала, мы в самом начале видим - сейчас нам покажут, как послушница переживёт катарсис и отвергнет такой очевидно неправильный культ (пардон, госрелигию). Это не плохо само по себе, это может быть фишкой рассказа, но тогда он должен показать этот переход так, чтобы читатель прочувствовал.
Вот этой же постепенной перемены не хватает и "Пределу", и "Циклу", кстати.
Автор: Kyra [offline] , 05.03.16 00:24 | Отредактировано 05.03.16 в 00:24 7

о-вторых, Зло очень часто принимает красивые формы, тёмные (по-настоящему тёмные) богини и всякие демонессы в массе своей соблазнительно прекрасны. Уж воспитанницам-то могли бы вбить в голову, мол, если нечто пленительно красиво - проверьте, не пытаются ли вас обмануть.

Да им и вбивали!
Вот в рассказе:
они были готовы пройти последнее испытание, явив миру и полученные в ходе обучения навыки и обагрив себя кровью неверных: проклятых лунопоклонников, мечтающих вернуть в эти земли, вечно освещяемые Богом-Солнцем, таинственную и страшную ночь, полную ужасов и соблазнов.
Автор: Da_Big_Boss [offline] , 05.03.16 00:24 8

Комментарии "на посошок" от Фионы.
Пока мы ждем запоздавших членов жюри, позволю себе пару слов. Как все знают, я воздерживаюсь от комментариев, пока идет голосование. Но сейчас-то уже можно, да? Длинных рецензий писать не буду, их тут уже есть, очень обстоятельные и подробные.

Идея противостояния "день/ночь" сама по себе хороша, как и воинствующие жрицы, искореняющие зайчатки культа недрогнувшей рукой.
Но с реализацией получилось не очень.
Про стиль тут уже говорили, вставлю свои пять копеек.
Одесную иерарха была высокая, статная Лиа с буйной гривой рыжих волос и озорными медовыми глазами, вечно улыбающаяся оптимистка.
Кому-то, может, и заходят такие стилистические несостыковки, а мне режет глаз больно. Сочетать архаизмы и слова нового времени можно только в юмористических рассказах, и то аккуратно. Тут о юморе речь не идет, следовательно, надо быть тщательнее в подборе эпитетов, чтобы они не диссонировали друг с другом.
На фоне общего пафосного выспреннего стиля есть неудачные конструкции вроде
Все так же невозмутимая, Рина вонзила клинок
Куда как естественней выглядело бы "Все также невозмутимо Рина вонзила..."
Про мир уже сказали. Было бы интересно, как происходит жизненный цикл в мире без ночи. Постоянно палящее солнце, отсутствие темного времени суток — несомненно, мир если не погиб, то как-то приспособился. Как?
Ну и концовка — ожидаемая, и пусть бы она была ожидаема, но она скомкана. Катарсис с богатой рефлексией просто напрашивался в рассказ. Но его описали парой фраз, хотя тут на переживаниях Рины можно было построить целый замок.
И да, назойливое чувство того, что уже это читано. Культ, несправедливо гонимый. Ребенок как аватар. Жрец-отступник. В целом, это всё не так уж плохо, но из этой темы можно было бы сделать более эффектное произведение. Надеюсь, что автор поработает над собой и в следующий раз выдаст нам более зрелую работу.
Автор: Fiona El Tor [M] [offline] , 08.03.16 01:42 9

Тоже вот выложу свои предвзятые мнения про некоторые работы, в основном непризовые :)

Стиль столь размашистый, пафосный и эпичный, что в рассказ категорически не влезает. Вся вводно-экспозиционная часть увешана шикарными, узорными, ручной работы "ружьями", которым потом просто не хватает времени, чтобы выстрелить. Вот эти оспинки на лице девушки, пожалевшей ребенка. Эта перенесенная в детстве болезнь. Да? Угадала, это из-за этого она стала такой? Почитать бы про нее побольше:))

Верно подмечено - это скорее игропост. Многообещающий вводный пост для эпичной игры по сюжету, где солнцепоклонники оказываются империей злаъ). Игроки должны будут долго вычислять истинные цели культистов, разбираться в этом сложном и подробном мире, а потом еще и отыгрывать сложный моральный выбор... Ну не мастерское это дело, рассказывать персонажам, что они чувствуют и как дошли до жизни такой )) сами, всё сами!
Но вот досада, мастеру пришлось наступить на горло своей песне и срочно приписывать к этой вводной развязку, да еще и с ограничением по знакам. :)
Автор: Petrovna [offline] , 13.03.16 00:45 10