Набор игроков

Завершенные игры

Форум

- Общий (9570)
- Игровые системы (4477)
- Набор игроков/поиск мастера (24886)
- Конкурсы (5623)
- Под столом (14576)
- Улучшение сайта (5133)
- Ошибки (2173)
- Для новичков (2666)
- Новости проекта (6323)

Голосование за ходы

 
Браника только скривилась. Она видела сон, а своим снам чародейка доверяла. Они были или вещими или вызванными слишком плотным ужином. Но последнее можно было исключить, похлебка тут - тьфу, только орков кормить.

- Нет, - уперлась она. - Малышу плохо, тоскует он. Бедный, одинокий. Я сон видала. А мы тута лежим! Немедля, немедля нужно его искать. А ежели обидел его кто, а? Испужался и обидел. У Малыша душа нежная, я энто еще тоды поняла, в Китеже. Когда он объявление сожрал, так и поняла.

- Хватит дрыхнуть!!! - снова заорала она во всесь голос после недолгой паузы, как будто еще кто-то мог дрыхнуть после такого. - Идем спасать Малыша!
  • Аааа! Огонь!
    +0 от HappyKender, 22.03.17 08:50
  • Браника просто очаровашка))
    +1 от Логейн, 22.03.17 12:53

- Да везде, да не везде, мастер, - вздохнула Браника. На наших-то копях с народом так не обращаются. Ежели захочешь, я сведу тебя с кем надобно.

И попрощавшись с собеседником дворфийка отправилась на боковую, сетуя, что не так много и узнала. Одна телега уходит налево? Это было более-менее ясно и раньше. Только куда? И как это связано с пропажей рабочих? Они что-то узнали? Да тут вся шахта знает и молчит. Нет, решила торговка, скорее всего воровство отдельно, а чуда сама по себе. С другой стороны, тогда Крад чудой тоже должон быть напуган, а что-то по нему не видно.

Так и ни к чему не придя, отправилась она на боковую. Утром стоило встать пораньше, прогуляться до озера, желательно в хорошей компании. Да осмотреть лаз, о котором говорил трактирщик.

Ночью Бранике приснился Малыш. Он размахивал мечом и что-то кричал. "Тоскует, болезный", - подумала дворфийка и проснулась. Тут она поняла, что нигде Малыша уже давно не видела.

- Подъем! - заорала она во всю глотку. - Беда! Пожар! Враги! Малыш потерялся!
  • Это здорово. С таким сопартийцем, нам никаких "чудов" не нужно:)
    +0 от leper, 21.03.17 17:42

Стив Дженикс не любил исхоженные тропки. Ничего, кроме скуки, в таких местах не найдешь. Здесь, почти в центре Рима, на пятачке, просто напичканном древними руинами и лепящимися возле них сувенирными лавчонками, магазинчиками, кафешками и другими заманухами для туристов, он оказался сегодня случайно. Рыться в местных сувенирах Стив не собирался, всё одно - хлам, достопримечательности предпочел бы осмотреть спокойно, когда схлынет народ, поэтому сидел на террасе открытого кафе и попивал латэ, разглядывая многочисленные группки, вооруженные фотоаппаратами, когда вдруг из одного из однотипных памятников истории просто хлынула толпа в такой панике, как будто началось землетрясение. Дженикс напрягся, террористы - первое, что приходило в голову, а значит, нужно было убраться подальше, пока не поздно. Но за этим поспешным бегством ничего не последовало: ни взрывов, ни стрельбы, зато часть спринтеров оккупировала соседние столики. На вид туристы, как туристы, а вели они себя, словно сбежавшие пациенты психлечебницы. Набирались отнюдь ни кофе и несли полнейший бред про ожившую статую.

Парню стало любопытно. Про различные телевизионные приколы он слышал неоднократно. Видимо и тут какое-то шоу, а эти то ли жертвы медиа, то ли сами актеры, которые изучают реакцию толпы. Если актеры, то неплохие, паника вон какая натуральная. От любопытства, как известно, дохнут даже кошки, что уж говорить о скучающем бездельнике. Понаблюдав еще пару минут и удостоверившись, что ничего жуткого возле храма не происходит: никакой тебе полиции или драк, Стив расплатился и подошел посмотреть, решив, что это совершенно безопасно. Как же он ошибался!

=======

Варвар потихоньку приходил в себя. Он оправился настолько, что смог весьма связно объяснить, и что собой представляют колесницы, и что деньги менять - процесс длительный, но он может поспособствовать, отправившись к ближайшему банкомату. Пойманный оказался довольно толковым для варвара, по крайней мере ты из его слов понял, банкомат - машина, которая выдает деньги. Понять-то понял, но вот поверить в подобное оказалось трудновато. Вот так просто на улице любому плебею какой-то дeus ex machina отсыпет горсть монет? Сказки заливает этот длинноволосый, которого, как оказалось, звали совсем непроизносимым варварским именем Стив. Поэтому на любезное предложение сходить и поднести тебе все требуемые дары, ты ответил отказом, но пообещал жадному варвару еще такую же монетку, если отведет, куда следует. Помявшись для приличия, тот согласился. И зачем-то достал из сумы расческу и зеркальце, став приводить себя в порядок. Очень скоро вы шли по невероятно изменившимся улочкам Рима, вызывая изумленные взгляды у встречных варваров. Как ни странно Стив тебя не обманул, остановившись у синего, блестящего ящика, он принес ему в жертву какую-то пластину, а в ответ тот выдал гору бумажек, которую варвар и сунул тебе, ожидая обещанного. Если это были деньги, то как же низко пали эти люди! Не золото, не серебро, даже не бронза. Просто бумага! Ты с презрением рассматриваешь бумажки, слушая рассказ спутника о том, что и сколько на них можно приобрести. Не удивительно, что одна бронзовая монетка вызвала у него такой ажиотаж. А уж на золотую ты, наверно, полРима скупишь. Между тем, Стив предлагает сесть где-нибудь и выпить вина. Вино! Если деньги так обесценились, то страшно подумать, что стало с вином.

============

- "Все-таки террористы", - подумал Стив, когда его, похищенного, затаскивали в храм. "Вот я дурак". Впрочем, он опять ошибся. Впору было поверить в бредни туристов, выглядел его похититель уж очень странно. И дело было не только в одежде, а в речи, манерах и что-то неуловимо пугающее в чертах лица, не бывает у людей таких правильных, словно высеченных, черт. С трудом Дженикс уяснил, что от него нужна одежда и ему готовы заплатить. Заплатить! Нет, люди, способные поднять здорового мужика, как пушинку, такого не предлагают. Все-таки розыгрыш. А монета-то, кажется, настоящая. Стив не то, чтобы был ценителем, но немного разбирался. Кучеряво живут! Интересно, отберут или можно будет оставить себе? В любом случае, увидеть себя на экране, это прикольно. И Дженикс решил подыграть. Он терпеливо отвечал на вопросы в стиле "а что это за штука у тебя в ухе, а как она разговаривает, а как ездит автомобиль". По крайней мере, задумка у организаторов оригинальная, хотя и рисковые ребята. За насилие на них вполне и в суд подать можно. А монету все-таки отберут. В этом Стив убедился, когда одного его отпускать отказались. Впрочем, возможно, им хотелось заснять весь процесс. И вот они идут по улице: два фрика, один в тоге и в сандалиях, которые с него спадают, другой в шортах, с трудом налезающих на мощное тело и плотно обрисовывающих все, что там положено скрывать. Стив даже деньги снял со счета по своей инициативе, пусть его покажут щедрым и благородным. И предложил спутнику освежиться. Впрочем, он надеялся, что долго это все не продлится, скоро раздадутся аплодисменты и "вас снимает скрытая камера" или как там у них положено. Слава-славой, но гулять по Риму целый день в таком облачении в его планы не входило.
  • За неиссякаемую старательность
    +1 от Reki, 21.03.17 17:41

Дети, с интересом вслушивающиеся в вашу беседу, вскоре заскучали, не понимая и половины из сказанного, и в конце-концов убежали в дом. Пусть нелегко, но вы приходите к некому взаимопониманию. По крайней мере собираетесь продолжить разговор, но вас прерывают очень некстати.

Пармено выходит из хижины и сокрушенно качает головой.

- Я ничего не добился. Крис не желает объяснять мне, что все это значит. Не хочет или не может. Лой, ты должен согласиться на это его обучение. Единственный шанс понять, - в голосе старика почти мольба.

Он тут же прерывает сам себя.

- Но не сегодня. Вы устали и измучены. Я отведу вас к Инне. Добрая женщина, хотя ее разум и помрачен. По правде говоря, я не знаю ее настоящего имени, да и она сама не знает. Она много лет назад появилась в поселке, судя по одежде тоже пришла с той стороны, но ничего не помнила. Так и осталась тут. С тех пор путников на постой мы к ней приводим. Вы не первые здесь, только мало кто оставался. Уходили искать обратный путь и пропадали. Ну а те, кто пришел ни с миром. У нас есть способы себя защитить.

Все это он произносит уже по дороге. Останавливается у одной из хижин. Возле нее на траве сидит и плетет что-то из веток худенькая женщина с распущенными волосами.

- Инна, - говорит ей Пармено, - Это Лой и Альзас. Они пришли с той стороны. Позаботься о них. Инна поднимает на вас глаза и кивает старику.

- Добро пожаловать, - говорит она, разглядывая вас. У нее красивый, мягкий голос и немного отрешенный взгляд человека, погруженного в себя. Делает приглашающий жест и сама первая входит в хижину.

В ту же секунду, когда женщина поворачивает к вам лицо, Альзас узнает свою мать. Она выглядит моложе, чем осталось в его памяти. Возможно, просто потому, что выглядит здоровой. Но эта она.
- небольшая вставка, можете социалить дальше;
- Альзас определенно узнает свою мать, если есть какие-то приметы, они совпадут;
- Женщина его не узнает и никак не реагирует.
+1 | Озеро Желаний, 21.03.17 09:15
  • Боже.... я так тащусь с решений мастера, что просто ня ^_______^
    +1 от Bangalore, 21.03.17 09:40

Швыряешь в окно странную штуковину, похожую на картину в рамке, но жутко тяжелую. Она со всей дури врезается в прозрачное стекло. Стекло? Даже у магов нет таких стёкол, каким добрый удар дурацкого кулака не причинил бы ни малейшего вреда. Ни царапины не осталось на поверхности, а бандура, отскочив, чуть не зашибла несчастного маэстро.

Тот хмыкает, подходит к окну и нажимает на какую-то невидимую взглядом выемку. Внезапно окно отходит в сторону, позволив ворваться в комнату свежему ветру и аромату цветущих деревьев.

- Удачи, - говорит маэстро. - Я задержу их, сколько смогу.

Ты уже не слушаешь его, привязываешь к спине баллон и, хватаясь за носилки, вылетаешь в окно, аки птица. Поднимаешься все выше и выше, ловя на себе удивленные взгляды из пролетающих мимо флаеров. Лавируешь между ними, это оказывается непросто, но вцепившись в носилки, выписываешь всем телом немыслимые па, что позволяет управлять их ходом. Сила баллона словно толкает тебя в спину, летишь все быстрее и быстрее, не оглядываясь, чтобы понять, нет ли погони за спиной. Ты уже поднялся выше зданий и деревьев, столица лежит перед тобой внизу.



Ты не очень хорошо помнишь дорогу сюда, но видишь вдалеке огромное поле, все утыканное маленькими отсюда корабликами, и понимаешь, надо править в этом направлении. На полпути к нему вдруг оживает коробочка, врученная капитаном.

- Навигатор, навигатор, прием, - раздается приглушенный голос Грега. - Как у вас дела? У меня тут проблемы - пожаловали гости.

- ты сейчас пролетаешь над водоемом (на картинке справа).
+1 | Озеро Желаний, 19.03.17 10:45
  • Красота какая!
    +1 от msh, 19.03.17 14:32

Четыре луча: зеленый, красный, синий и золотой, одинаково отвергнутые епископом, вспыхнули и погасли, даря ту самую милосердную тьму, о которой вопрошал священник. Не было больше идущих к хрустальному шару дорог: только тьма. И Альзас побрел к ней на ощупь, ощутив вдруг, что идет по колено в воде, а потом и по шею, а потом и вовсе озерная вода накрыла его с головой. Но епископ упрямо брел и брел по дну, шар, как магнит притягивал его, не давая ни свернуть, ни повернуть назад. Наконец, детские пальцы уткнулись в ледяной хрусталь сферы и в тот же момент вспышка ослепительного света прорезала тьму. Альзас почувствовал, что снова может дышать, как нормальный человек, понял, что он каким-то образом находится внутри шара, а в следующий миг ощутил, что он здесь не один.

Епископ не видел своего собеседника, это было просто сродни чувству, которое испытывают дети в темной комнате. "Здесь кто-то есть".

- Оно выключилось не надолго, - сказал этот неведомый кто-то. Голос был вполне человеческим, мужским и грубым, совершенно не похожим на тот безжизненный голос, что требовал выбрать путь. - Я вижу, ты один из нас, желаешь того, что и мы все. Порталы нужно уничтожить. Ищи людей с браслетами. Они должны умереть.

И ощущение чужого присутствия пропало, зато снова включились все четыре луча, в сине-красно-желто-зеленом мерцании плыли и переливались десятки и сотни светящихся шаров, от их хоровода закружилась голова, Альзас почувствовал, что теряет сознание.
Альзасу тут ничего писать не надо, это конец пролога;
Будет вводный пост в ветке чуть позже.
+1 | Озеро Желаний, 14.03.17 18:44
  • Ищи людей с браслетами. Они должны умереть.
    Как прикажете, мой повелитель. (злобно хохочет)
    +1 от Bangalore, 17.03.17 14:56

- Вот как? - бровь знахаря удивленно ползет вверх. - Я не должен этого говорить, но эта девушка - моя пациентка, а у меня есть некие принципы. У нее в крови яд. - мужчина произносит какое-то трудновыговариваемое слово, - как вы понимаете, на людей это не действует. Да и на практические все другие разумные формы жизни. Кроме одной. Ваша, как вы говорите, возлюбленная - шиен.

Для тебя эти слова мало что значит, но маэстро, кажется, понимает. И можно заключить, что вряд ли это что-то приятное, по тому как бледнеет лицо артиста.

- Мы ввели антидот, - продолжает мужчина, - через час-два она будет в порядке. Хотя гуманнее было бы не спасать. Минут через десять тут соберется половина всей полиции Орта и можно представить, что они с ней сделают.

- Я вам ничего не говорил, - добавляет он после паузы и торопливо уходит прочь.
+1 | Озеро Желаний, 17.03.17 10:12
  • Офигенно интересно!)
    +1 от Calavera, 17.03.17 10:33

Усмотрел-таки Дункан её маневр. Но только хмыкнул. Санни пробормотала себе под нос что-то, отдаленно напоминающее извинения. Сейчас больше всего на свете она желала, чтобы обед, наконец, закончился, и можно было свободно поговорить со своими. Предупредить, что тут к чему. Хотя, может и не права она, сама себе выдумала. Только все сходилось один к одному, как различные реактивы в реторте, смешиваясь вместе и превращаясь в снадобье. И замок этот, которого на пути быть не должно. И поросенок. Целый толстый заранее зажаренный поросенок. И страх на лице хозяйки. И вьюга эта. Неправильная вьюга. И жрец, главное. Что ему от них всех надо? Что у них взять вообще можно. Все уже и так забрали. И Сании страшно было едва ли не больше, чем во время стычки с волками. С замиранием сердца ждала она ответа Преподобного, а в голове билось: "Не поверил он ничуть в нашу историю, вот и выспрашивает. И не к баронессе одной обращается, а ко всем".

В то, что им дадут продуктов и повозку, да мирно отпустят, девушка не верила совсем. Но лицо жрец не захочет терять. Он же добрый и все понимающий. Что-то ему придется ответить, чтобы не выйти из роли. А еще Флинта нет, недосмотрела. Куда этот постреленок мог подеваться? И стоит ли привлекать внимание хозяев к его исчезновению? Решив, что лучше пока этого не делать, Сания уставилась взглядом в стол, предпочитая не вмешиваться в разговор. И на мед, который так и остался стоять подле места графини, не глядеть. А то очень хотелось влепить жадному коробейнику затрещину, вспоминая, как поила детей лекарством с пустой водой на привале, чтобы хоть как-то силы поддержать.
+1 | Вьюга, 25.02.17 18:08
  • Очень хорошо.
    +1 от Akkarin, 16.03.17 23:39

Разыгравшаяся бойня была омерзительна. Скоро от ходячих ничего не осталось, умирая второй раз, мертвецы не отдают земле крови. Все же, до чего это противоестественно, делать живым то, что должно быть мертвым. Кадар, усмехнулся, подумав, что к нему самоу это относится в полной мере.

Его шесть "вассалов" - жалкие марионетки без мозгов и чувств, с одним лишь желанием рвать и крушить по его приказу, стояли поодаль. Они могли пригодиться в предстоящей схватке. Еще как. Кадар сплюнул. Кто были при жизни эти люди? Воины? Или мирные обыватели, которые и мухи не обидели? Были ли они счастливы? Вряд ли. На этой проклятой земле мало кому выпадало человеческое счастье. Скорее выживали, ожидая удара отовсюду, и в конце-концов пали от рук таких же мертвяком, какими стали и сами. Такая судьба рано или поздно ждала многих за стенами города, если не всех. Здесь не умирали от старости. Только этим шестерым повезло еще меньше. Даже после смерти не нашли они покоя. Черепастый урод дергал своих кукол, кромсая с их помощью покусившихся на вожделенную полосу земли, а теперь это же сделал джиллер. И будет делать снова, пока орудия исправно служат.

Кадар сплюнул еще раз, он смотрел в спину уходящему, потом перевел взгляд на мертвяков. Проклятая сила тек с каждой минутой казалась все легче и легче в управлении. Ученик Сола дернул за невидимые нити, словно мелодию играл. Вот чему его никогда специально не обучали, так это искусству. Но как называется такая мелодия, даже джиллер знал. Реквием.

- Идите в море. Прямо и прямо, пока не потонете, - мысленно приказал он своей "команде". У Кадара было своеобразное представление о гуманности.

Потом он уселся на песок, поджав ноги, и продолжил буравить спину своего врага. Тот был настолько самоуверен, что даже не нападал. Ждал, когда Кадар придет к нему сам. Даже и мысли не возникало у черепастого, что джиллер может просто развернуться и уйти откуда пришел. А может и на этот счет заготовлен был сюрприз? Проверять этого Кадар не собирался, он не для того забрался так далеко, чтобы отступать. Мертвяки допустили ошибку: столько распинались о своем нескончаемом ресурсе - времени, которое ценнее всего, а сами дали Кадару это время. Напади страж сейчас, джиллер ничего не смог бы ему противопоставить, но теперь появилось время подумать, упускать это преимущество Кадар не собирался.

Со стороны могло показаться, что он просто безучастно сидит и смотрит, если бы было кому смотреть со стороны. На деле же Кадар в который раз за недолгое время собирал силу, на этот раз не чтобы напасть, а чтобы нащупать брешь в обороне. Ему хорошо было известно, неуязвимых не бывает. Даже скалу способно подточить время.
Еще +5 к броску от интеллекта
+1 | Тени богов, 13.03.17 16:09
  • Объем не мешает пониманию и красоте. Это хорошо.
    +1 от Fiz, 13.03.17 21:14

Глаза Элин широко распахнулись, в них испуг и смущение, как если бы леди внезапно застали не одетой. Ничего подобного она от тебя явно не ждала и теперь стоит молча, как провинившееся дитя, машинально теребя кончик толстой косы. Но вот растерянность во взгляде сменяется упрямым блеском, словно леди приняла какое-то сложное для себя решение.

- Лёнька меня убьёт, - восклицает Элин с нервным смешком, подходит к двери и тщательно запирает засов, затем опускается на табурет рядом с тобой, тянет за цепочку на шее, извлекая скрытое до сей поры за лифом платья украшение - небольшую белую звездочку, гладкую и блестящую. Родную сестру той, что ты обнаружила зажатой в своей ладони, попав из студеной зимы в жаркое лето.

- Узнаёте, леди Августа? - спрашивает Элин, тон звучит скорее утвердительно, словно девушка не сомневается в твоем ответе. - Мы здесь для того же, что и вы, - девушка вздыхает, в голосе её грусть, - чтобы выпрямить кривое. Вы очень правильно это сказали. Не скривить бы только ещё сильнее, - добавляет она совсем тихо, скорее самой себе, чем тебе.

Задумываешься о том, сколько же Элин лет. Глядя на неё, смеющуюся и забавляющуюся во время вашего короткого путешествия, ты бы сказала, что она ровесница твоей Амалии, то есть могла бы ею быть, если бы вы встретились тридцать лет спустя, хотя тогда Элин было бы уже лет на тридцать больше, а значит, девушка скорее стала бы твоей ровесницей, хотя... Понимаешь, что окончательно запуталась во всей этой чертовщине.

- Леди Августа, поверите ли вы мне, если я скажу, что пройдет много лет, очень много - не двадцать, не тридцать, даже не сто, а гораздо больше, и люди поймут, что истории об Озере вовсе не глупые россказни? Конечно, никаких желаний оно не исполняет, да и вообще не очень понятно, зачем и кем было создано, зато я знаю, примерно знаю, как оно работает.

Элин задумывается, продолжая теребить косу. Она накручивает кончик на палец, распутывает и снова накручивает, так сосредоточившись на этом, словно от нехитрых движений зависит её судьба.

- Как бы вам объяснить. Представьте себе, что в каждом трактире вас ждет свежая лошадь, меняя их вы можете путешествовать, куда заблагорассудится, нужно только указать направление. А если вы его забыли или не знаете точно, куда вам надо, то можете попасть куда угодно, смотря как вас поймет животное. Нет, плохой пример, - она досадливо щелкнула пальцами. - Сложно объяснить, на что это похоже, если сам толком не понимаешь устройства. А никто из нас так и не смог разобраться. Зато убедились практически, что все рассказы о проклятиях, внезапно пропадающих или появляющихся из ниоткуда людях, вовсе не байки. Портал может доставить в любое место или время, нет ему разницы. И вот это, - она прикасается рукой к звездочке, - что-то вроде ключа, который получает каждый путешественник. Он позволяет вернуться назад, туда, откуда начал путь, или продолжить путешествие. То есть теоретически должен позволять, а на самом деле никто и никогда не возвращался. Мы долго не понимали, почему. Добровольцев сначала было очень много, но когда они бесследно исчезали, один за другим, эксперименты просто запретили. Зато к нам попадали путешественники из совсем уж странных мест, которые и рассказывали о том, что пытались воспользоваться ключом. Сделать это просто - достаточно сломать и назвать вслух место, куда тебе надо, или ничего не называть, тогда ты вернешься туда, откуда начал путешествие.

Элин замолчала, встав с табурета, она подошла к окну и долго вглядывалась в догорающий летний день, наполненный редкими голосами людей и животных, стрекотом насекомых.

- Они возвращались не к себе, - наконец, сказала она резко, так торопятся сообщить неприятную новость, ту, что проговаривать очень не хочется, но надо, и лучше бы сделать это быстрее. - Мир всегда был другим, отличался от привычного совсем немного, парой деталей, или разительно, так, что его оказывалось невозможно узнать. Впрочем, наверно многие из них так до конца и не поняли, что вернулись в чужой мир. А те, кто понял, принимались путешествовать от одного мира к другому, от одного времени, к другому, надеясь попасть домой. Наверно, чтобы это сделать, нужно разобраться в устройстве, мы же как обезьяны, которые научились тыкать в кнопки, ожидая банан, - девушка вздохнула.

- Все что мы могли, леди Августа, это встречать таких путешественников, по возможности объяснять им, что с ними произошло, помочь освоиться в нашем мире или двигаться дальше, если они того пожелают. Возле озера выстроили целый городок для таких путников, хотя появлялись они где угодно, а вовсе не в пределах озера. Но там было устроено что-то вроде промежуточного лагеря, а я... мы все как раз и должны были помогать путешественникам освоиться, записать их рассказы о мирах, откуда они прибыли и не подпускать к порталу посторонних. Горячих голов, желающих испытать судьбу, хватало во все времена, - она усмехнулась.

- Мы записывали все истории, - снова продолжает леди, - на случай, что в них найдется то, что поможет разгадать загадку. И вот однажды один человек, давно пытающийся вернуться в свой мир со странным названием, рассказал, что уже побывал на Граале. И даже во времени, вполне соответствующему нашему. Вот только тот Грааль, где жили мы, и тот, который помнил путешественник, отличались очень уж сильно. И не в нашу пользу. Он рассказывал о мире, где все здоровы и счастливы, люди живут долго и сохраняют трезвый ум до конца своих дней, дети рождаются свободно... в общем, то, что он рассказывал, было мечтой. А еще у него с собой оказалась книга. Исторический труд, довольно подробный, который путник догадался захватить, покидая тот мир. Почему-то до этого почти никто не додумывается. До поры до времени история совпадала с той, что мы помнили с детства. А потом пошли расхождения. Леди Августа, у нас есть магические кристаллы, гораздо мощнее тех примитивных, которыми пользуются сейчас. С их помощью можно воссоздать, например, каким будет ребенок, зная данные родителей и обстоятельства рождения. Спрогнозировать, то есть предсказать другие подобные вещи. Вот мы и скормили ему эту книжку, желая знать, когда и что пошло не так. Результат оказался странным. В 1137 году на исходе лета должна была состояться свадьба герцога Биернского, но за несколько дней до нее герцог узнал, что на его род наложено проклятие. В чем оно состояло, история умалчивала, я думаю, что это было чьей-то злой шуткой, все эти проклятия - полная ерунда, но факт оставался фактом - свадьба не состоялась. Как это малозначительное событие повлияло на историю, сказать сложно. Однако, до него расхождений с книгой путешественника не было. В ней герцог благополучно женился на Фредерике Эстель, дочери какого-то не то вассала, не то графа из сопредельных территорий, об этом книга умалчивала, о свадьбе в ней вообще две строчки и те только потому, что невесте посвятил свою балладу заезжий менестрель, слава которого пережила века. А вот в той истории, которую знали мы, она не состоялась.

Девушка, наконец, отошла от окна и снова взглянула на тебя.

- Мы должны убедить герцога, что все это розыгрыш, а затем вернуться домой, - наконец, сказала она. - Если, конечно, нам это удастся. Если не пользоваться ключами, а второй раз пройти через сам портал в обратном направлении, можно попасть к себе. По крайней мере, такая гипотеза ходит сейчас. Проверять ее никто до этого не пытался. Леди Августа, если вы расскажете ребятам, что я вам все растрепала, они мне голову оторвут, - добавила она после паузы.
Конечно, ты помнишь любые подробности своей свадьбы.
+1 | Озеро Желаний, 12.03.17 17:09
  • Как у вас тут все закручено)
    +1 от Ardecus, 13.03.17 21:05

Размахиваешься из всех сил - Окамма только изумленно ахает. Силушки у тебя немерено: и дверь вынести, и ящики с грузом разнести. Леди аж пританцовывает от нетерпения. Добираетесь до груза, и Окамма всплескивает руками. Тебе ее изумление не очень понятно. Да, фрукты. Да, заморские. Пряности, что везут с юга к королевскому столу и продают на вес золота. Не можешь сказать, что каждый день к столу подавали, но пробовать доводилось. И уж точно для тебя это меньшая диковинка, чем железный человек, корабль, плывущий в пустоте и плюющаяся огнем палка. Но леди так не считает. С восхищением перебирает она содержимое ящиков. Нюхает, достает один фрукт - весь в чешуйках, с ботвой как у моркови, ты знаешь, называется такое диво - ананас. Откусывает, аж жмурясь от блаженства.

- Бубенчик, ты погляди! Ты только глянь сюда, - Окамма кидает тебе огромное, розовое, пушистое яблоко - такие тоже растут на юге, - Ты только погляди, это же все настоящее! Никакой тебе синтетики. Это же... это же стоит, страшно подумать сколько. Откуда у них? - спрашивает она скорее себя, чем тебя.

Становится обидно, что какие-то заморские яблоки (персики, вот!) занимают леди побольше, чем проявленная тобой залихватская сила. Что бы выкинуть такого-этакого?
- можете продолжать детальный осмотр трюма и корабля;
- или вернуться на "Кильку", доложить коммандору;
- Орт уже очень скоро, у вас осталось буквально час-полтора, чтобы либо садиться на планету, либо поменять курс.
+1 | Озеро Желаний, 11.03.17 10:52

Летит горлинка - сеть в зубах держит. За шаром летит. Дейдре ловкая! Дейдре хитрая! Попадет добыча в сеть! Увернулся малыш круглый. Ввысь летит. Да не тут-то было. Дейдре- горлинка сетью махнула, крылья расправила - бьется добыча в сети, вниз тянет. Азарт одолевает! Вот еще шарик. Куда же ты? Улетел, верткий. Другой мимо летит, вырвался. Догнала его Дейдре, сетью опутала. Бьются два шара в сети - богатая добыча! Дейдре ловкая! Дейдре сильная! Тяжело лететь. Упорхнул шарик. Другой раз не упорхнешь. Схватила у самой земли. Три шара бьются. Кто добытчица? Дейдре добытчица. Шары вокруг летают - дразнят. Тяжело. Груз вниз тянет. Горлинке маленькой столько не поднять.

Опустилась Дейдре, девкой перекинулась. Сеть держит - три шара в сети бьются, на волю вырваться хотят. Протянула Алисандеру сеть, да пот со лба оттерла.

- Вот они, сударь.
Ориентируюсь на сл. 70, согласно последним данным.
+1 | Академия, 08.03.17 20:16
  • Кто молодец? Теххи молодец. )))
    +1 от Серая, 10.03.17 14:48

Джиллер лишь пожал плечами. Он жалел, что не оставил за собой последнее слово, но кричать вслед не стал. Вечные это надо же. В чем-то этот мертвец прав. Глупо было не попытаться узнать о них побольше. Так сказать, из первых уст. Плохой из него шпион. Кадар усмехнулся. Оставалось только выполнить наказ монаха - идти дальше и сдохнуть. Интересно, он первый джиллер, получивший столь щедрое предложение или были и другие? И если были, что они выбрали? Вопросы без ответов. У Кадара было мало поводов любить людей. Они забрали его жизнь без сожалений, чтобы получить собаку на веревочке. Волкодава. Но ведь и он сам не возражал, даже совсем наоборот. Никто не принуждал его к ритуалу. Так что и ненавидеть людей причин не имелось. Джиллеру по большему счёту не было до них дела. Но оставался ещё учитель. И он отдал свою жизнь добровольно и без сожалений явно не затем, чтобы Кадар подох на каком-то маяке. Но и пользоваться тем, что и погубило этот мир в конечном итоге, Кадар не хотел. Было противно. Пусть катятся все: трупы со своей Вечностью, ноа с его тек, люди с их глупыми амбициями. И мы ещё посмотрим, кто тут подохнет...

- Хрен вам, - сказал джиллер в пространство и двинулся дальше.

+1 | Тени богов, 08.03.17 01:37
  • Размышление правильные.
    +1 от Fiz, 08.03.17 20:57

Южная ночь в горах - сцена для ваянга. Только здесь рождается такая полная, такая всеобъемлющая темнота, поглощающая весь божий мир без остатка, даруя рискнувшему бодрствовать лишь круг диаметром в локоть, на котором творится игра теней. И, как безмолвные зрители, взирают с иссиня-черного небосвода гигантские звёзды. До них, видится, можно достать рукой, стоит лишь встать на цыпочки, распрямиться, потянуться как следует. Такие близкие, не дальше, чем мерцающий огонек костра. Делаешь шаг, другой, третий от полога, и его тут же принимает в свои объятия ночь. Не разглядеть даже тени, как не разглядеть толком и сидящих у костра. Вернуться можно только на ощупь, как ходят слепцы, но ты не спешишь возвращаться, всматриваясь в смутные, словно вырезанные из тонкой бумаги, силуэты и вслушиваясь в разговор. Подойди ты даже почти вплотную, сидящим этого нипочем не заметить, тьма надёжно хранит свои тайны. Ночной воздух наполнен прохладой, но даже лёгкий ветерок не тревожит путников своим свистом. Негромкие голоса у костра - все звуки на много миль вокруг.

- ... было нужно это путешествие? Прибыли бы сразу в Биерне, кучу времени могли сэкономить, - это по всей видимости Лоуренс.
- А зачем? Тебе что здесь не нравится? Или спешишь? - В голоске Элин смешинка, даже не глядя, можно угадать - леди сейчас лукаво улыбается.
- Да нет, забавно, конечно. Только уже начались проблемы. В инструкции...
- В грамоте, - на этот раз Элин перебивает строго, наставительно.
- Хорошо-хорошо, в грамоте. В грамоте было сказано никаких посторонних, тьфу, непосвященных. А у нас что? И не бросишь же ты одинокую женщину в глуши. И тащить её с собой - прямое нарушение инс... грамоты.
- Расслабься, - Элин смеётся, и голоса стихают, слышно лишь какую-то возню, прерываемую короткими смешками. Смущение настигает тебя, не так ты ещё стара, чтобы забыть, что же означают эти звуки. Порываешься было уйти, но Лоуренс снова подает голос.
- Лена, прекрати, я серьёзно. У меня вот уже где всё это. Проклятия какие-то, прочая мистика. Теперь ещё и незнакомая леди. Её тут не должно вообще быть.
- Ты слишком серьёзен, - говорит Элин. - Разберёмся, просто расслабься, ещё четыре дня пути. А на леди, кстати, печать перехода.

Тишина, повисшая вдруг над костром, делается полной. Тени словно застывают на несколько мгновений, решая, продолжить ли пьесу или дать занавес.

- Что? - в голосе мужчины, наконец, разрывающим паузу, тревога, - ты хочешь сказать, что она...
- Нет. И это довольно странно.
- Может ты просто ошиблась?
- Может и ошиблась, но обычно я не ошибаюсь. Не предлагаешь же её обыскивать, чтобы проверить. Послушай, - теперь голосок звучит успокаивающе, так и кажется, что леди накрывает руку мужа своей ладошкой, хотя увидеть это тебе не дано, - пусть всё идёт своим чередом. Не надо бояться, - она смеется немного грустно и добавляет, - заранее.

Мужчина молчит, быть может он беззвучно кивает там, у костра. Ничего не нарушает больше тишину, замирают, устав, тени, лишь подпрыгивают высоко язычки пламени, словно становясь на цыпочки, стремясь дотянуться ладонями до звезд.
+1 | Озеро Желаний, 08.03.17 09:57
  • Пара юных прогрессоров в красивой летней ночи. )
    +1 от Yola, 08.03.17 14:46

- Да я погляжу, приятель, я был не прав. Вечность тебе очень пригодится, - усмехнулся Кадар. - Может к её концу научишься понимать с первого раза. - Джиллир многозначительно покосился на свой топор. - Ладно, объясняю еще раз, для особо одаренных. Вы не будущее, у вас нет никакого будущего и никогда не было. Вы тупые мешки с мясом, пока у вас нет цели. А у вас ее нет и быть не может. И никакие знания этого не изменят. Вот зачем тебе технологии? Что ты с ними делать собрался? Перебить все, что еще шевелится и заставить шевелиться то, что дохлое? Это же тупо. У людей хотя бы инстинкты есть, бывает, что и из них получается что-то стоящее. У вас нет и этого.

Знаешь что, - Кадар усмехнулся, - ты мне нравишься, монах. Люблю искусство. У меня к тебе встречное предложение - присоединяйся ко мне. Вечной смерти не обещаю, но оставшееся время проведешь гораздо веселей, чем с твоими дружками.

Это, конечно, было нагло и положительного ответа джиллер не ожидал, но по крайней мере, какое-то разнообразие в разговоре.Те, кто послал сюда переговорщика, должны были бы (Кадар по крайней мере на это надеяться) опешить от такого поворота. Если у них был изначальный план по разговору с Кадаром (а похоже был, раз даже изрубленная голова не заставила отступить от позиции, и мертвец тупо гнул свою линию, прямо как брат Рурк на воскресной проповеди), то сейчас переговорщику придется импровизировать. Кадар любил ломать планы. Правда, существовала вероятность, что визави просто плюнет на него и прибьет, наконец. Что сделать это монаху труда не составит, джиллер не сомневался, но почему-то упорно продолжал злить мертвеца. Это было... забавно.
+0 | Тени богов, 07.03.17 15:05
  • Последняя фраза на высоте!
    +0 от Fiz, 07.03.17 21:00

Стоит Дейдре, улыбку прячет. Не свою улыбку прячет - Алисандера. Отдал Алисандер Дейдре улыбку, она и спрятала. Стоит. Век бы так стоять. Зажарить надо. Добить надо. Алисандер говорит. Тиберий говорит. Кого жарить? Кого бить? Шишка здесь. Какая шишка? Откуда? Смотрит Дейдре на шишку - хмурится. Что ж ты, шишка, отвлекаешь, улыбку прятать не даешь? Не до тебя сейчас. Не понимает. Настырная шишка. Невоспитанная. Зажарить можно. Чтоб больше не мешала.

- Приди, сила, зажги огонь, дожарь шишку, пусть наступит шишке крышка!

Пришла сила, огонь зажгла, шишку огнем палит. А не нужно, шишка, под ногами мешаться.

+1 | Академия, 05.03.17 20:25
  • Заклинание изрядно повеселило. Да и вообще, дева-птица - персонаж что надо.
    +1 от Серая, 06.03.17 14:42

Старик отстраняется от тебя и молчит. Так текут минуты, часы... Старый Пармено вновь наполняет кружки напитком и так пару раз. Если бы не это, можно было бы решить, что хозяин просто уснул наяву или сам превратился в растение. Он сидит на подушках, полуприкрыв глаза, тянет травяной настой, от которого слегка щипает язык, и... молчит. Не нарушаешь тишину и ты. Впрочем, при всём желании тебе это сделать было бы затруднительно. В какой-то момент неожиданно осознаёшь себя отдохнувшим и бодрым, как после нескольких часов хорошего сна. Даже ужас увиденного и ужас воспоминаний отступают от тебя, словно поглощая друг друга в противоборстве. Остается прохладная травяная хижина и чувство безмятежности, словно разлитое в воздухе. То самое ощущение, что то и дело завладевало тобой в этом мире. Словно, не может случиться здесь ничего плохого, неправильного. Однако - случается. И это кажется ошибкой, бредом сознания, чем-то чужеродным, ненастоящим. Не произошедшим.

- Говоришь, хотел изменить природу человека? - повторяет староста, словно вы вот-вот только закончили разговор. - Мы, наверно, могли бы тебе помочь. Знаний хватит создать хоть человека с крыльями, хоть... с четырьмя руками, например, и синего в полосочку. Только, понимаешь ли, слышащий, это все бесполезно. Человек останется человеком, форма не изменит сути. Поэтому мы в конце-концов отказались от подобных экспериментов, ограничившись растениями и животными.

Но я хотел бы вернуться к разговору о плате. Видишь ли, Лой, каждый слышащий слышит уходящих, если они не успели ещё отойти далеко. Даже легче, чем живых. Для этого и тактильный контакт не всегда нужен, - он с сомнением взглянул на тебя и пояснил, - чтобы услышать только что умершего, не требуется порой даже прикасаться. Каждый может слышать, а вот возвращать - единицы. Я не из их числа. У меня... гм... как ты видел, несколько другая специализация. Впрочем, слышащих, умеющих общаться с растениями, еще меньше. Мне восемьдесят шесть лет и за все это время приемника мне так и не родилось. А растящие необходимы, хотя бы потому, что нашим детям надо с кем-то говорить. Пока... пока они осознают себя. Можешь ли ты себе представить, как это страшно, когда ни с кем не можешь поговорить? Впрочем, ты наверно можешь... - старик опять надолго замолчал, вернулся к кувшину с напитком, задумчиво на него глядя, но наливать не стал.

- Так вот, - продолжил он. - Не знаю, задумывался ли ты когда-нибудь о природе нашей способности. Слышащий слышит не тело - разум. Потому и может поговорить с совсем недавно умершими, потому что разум живет немного дольше, чем тело. Для тебя это может прозвучать странно, но поверь мне, что это так. Собственно, ты не разговариваешь с мертвыми - сказки все это. Ты разговариваешь с живыми, пока смерть окончательно не забрала их. И можешь заставить разум вернуться. А исцеление тела при этом... это как... как сдача, как последствия отданной тобой избыточной энергии. Твоего собственного тела. Поэтому, если отдашь больше, чем имеешь - можешь и не вернуться сам. Все это сложно, - Пармено снова вздохнул.

- Все слышащие умеют общаться без слов. Как общаемся мы с тобой. Достаточно только дотронуться друг до друга. Ты можешь легко сделать это сам. С человеком, не имеющим наших способностей, тоже можно так общаться, но это сложнее, и умеют уже не все. Причем, если этот человек умер, как бы умер, это сделать гораздо легче. В таком состоянии разум кричит, услышать его не трудно. Не все, как я уже сказал, умеют возвращать. И совсем единицы умеют общаться с... с нечеловеческим разумом. Не совсем человеческим. С животными или с... с растениями. Ибо, наши дети - они не люди, не совсем люди. В них есть нечто чужое, не отделимое от нашего. Но человека, умеющего и то, и другое - общаться с нелюдьми и возвращать - я вижу впервые. И не слышал о таком никогда. Я прошу тебя попробовать, - неожиданно закончил он, - если то, что случается с нашими детьми, смерть разума, то может ты сможешь вернуть его.
+1 | Озеро Желаний, 04.03.17 16:42
  • Мастер хороший и посты интересные)
    +1 от Ardecus, 05.03.17 23:14

Ударилась горлинка оземь - девкой обернулась. Стоит девка, хмурится. Злая шишка. Больно дерётся. Догорай, шишка. Так тебе и надо. Тиберий шишку сторожит, догореть велит. Стоят вокруг шишки. Ждут. Малькон стоит. Артис стоит. Алисандер стоит. Забороли шишку. Дейдре стоит. Смотрит. Не хмурится больше. На Тиберия смотрит. На Малькона смотрит. На Артиса смотрит. На Алисандера смотрит. Ещё смотреть хочет. Боязно смотреть. Глаза опускает. Смешалась. Алисандер - руки тёплые. Потрогать хочет. Погреться хочет. Замёрзла? Заболела? Странно. Не понятно. Боязно. Радостно. Зачем хочется? Почему боязно? Отчего радостно? Разве может так? Боязно. И радостно. Враз. Думает. Артиса не боязно. Не радостно. Тиберия боязно. Не радостно. Малькона радостно. Не боязно. Проверила. Потрогала. Пушистый Малькон. Гладит. Хорошо. Приятно. Что ещё надо? Алисандера гладить хочет. Алисандер не пушистый. Зачем гладить? Почему хочет? Почему боится?

Не стерпела. За руку тронула. Ай, горячо! Рукой тронула, а сердцу горячо. Почему? Зачем? Руку отдернула - страшно. Сердце горит - тушить надо. Стоит - дрожит. Горячо - дрожит. Не правильно. Колдовство? Бежать? Куда? Заметалась - горлинка. Сама не заметила. Под потолком вьется - сердце тушит. Зачем горишь, сердце?

Больно лететь. Крыло саднит. Приземлилась девкой. Стоит. Хмурится. Опять стоит. Опять хмурится. Нет. Улыбается. Хмурится. Не разобрать. Разве можно так? Враз.
+1 | Академия, 05.03.17 09:56
  • ОЧень красочно
    +1 от fil211, 05.03.17 10:56

- Надо же, - Кадар усмехнулся. - Я тоже был монахом. Ну почти. Учеником. Вот и встретились. А зачем это - быть вечным? Скучно же. Но если хочешь, я выберу. Это простой выбор, даже думать не надо.

Внезапно джиллер без предупреждения прыгнул, сокращая дистанцию с монахом, и рубанул татуированное тело топором.

- Я всегда выбираю неправильно. Учитель говорил, что так правильно, - сообщил он, уклоняясь от ответного удара.
+1 | Тени богов, 05.03.17 10:08
  • Вот и правильно! Нечего с незнакомыми трупами разговоры разговаривать! Даже если ты сам - труп!))
    +1 от Vilks, 05.03.17 10:31

- Какая ужасная история, леди Августа, - сочувственно роняет темноволосый. - я и мои спутники к вашим услугам и окажем любую помощь. К счастью, нам с вами по пути, мы и направляемся в Биерне на свадьбу герцога Биернского и юной Фредерики Эстель. Я Этьен Лартиньяк, а это мой брат Эстебан, наш друг Лоуренс Эрский с супругой - леди Элин.

Только сейчас можешь разглядеть в темноте, что четвертый всадник - молодая женщина, почти девушка в дорожной одежде, с убранными назад волосами, которая приветливо и сочувственно тебе улыбается.

Впрочем, сейчас тебе не до того, чтобы разглядывать путников. Пытаешься понять, не ослышалась ли ты.

- Леди Августа, - раздается взволнованный мелодичный голосок Элин, - вы сильно пострадали? Позвольте осмотреть ваши раны.
Твоя свадьба состоялась в конце августа, после сбора урожая. Тебе было шестнадцать лет.
Судя по погоде, сейчас как раз это время.
Смутно припоминаешь, что среди гостей на свадьбе были четверо аристократов откуда-то с юга.
+1 | Озеро Желаний, 04.03.17 23:02
  • Приехать на собственную свадьбу ...дцать лет спустя - вот это поворот!
    +1 от Yola, 04.03.17 23:17

Вплываешь в рубку, Окамма следует за тобой. Кажется, она без слов поняла, что тебе надо.

- Бубенчик, а ты и правда хороший актер, - говорит леди. В голосе её слышна совсем не свойственная этой озорнице печаль. - Это знаешь кто? Ведущий актер императорского театра. Если возьмет тебя к себе в труппу, считай, на всю жизнь обеспечит. Чего тебе с нами зря пропадать.

Окамма отворачивается к кнопкам, что-то переключает, бормоча себе под нос. Видно, что искусство навигации леди не слишком известно. Хотя, по сравнению с тобой, она настоящий мастер.

- Главное не вляпаться в какой-нибудь метеоритный поток... или ядро... развелось тут... и горючего, чтобы хватило, у нас с этим... - бормочет Окамма. Картинка под ее пальчиками вертится с бешеной скоростью - красная линия связывает пылинку-корабль с далекой светящейся точкой. Окамма морщит лоб, опять стучит по клавишам, линия сворачивается в клубок, снова развертывается. Наконец, она отрывается от панели, повеселев.

- Ну вот, готово. Теперь у нас с тобой полно времени. Можно и... эээ... обсудить костюмы, - голос леди звучит весело и игриво, словно не она только что грустила. Будто померещилось тебе. Хватает тебя за руку и тянет прочь, к очередному люку, за которым оказывается каюта навигатора. То есть - теперь твоя.

Каюта представляет собой тесное пространство, в котором только и умещается, что узенькая койка. Окамма хлопает по одной стене, открывая обзору шкаф. Отткуда вываливаются пара пустых бутылок, вонючие носки и знакомая уже тебе палка.

В другой стене обнаруживается большой гибкий червяк. Леди утверждает, что это душ. Никакой воды из червяка не льется, однако и одежда, и рожа, стоит под ним постоять, заметно свежеет.

Мучительно краснеешь, когда Окамма знакомит тебя с другим видом удобств, тоже запрятанным в стену. А леди остается невозмутима.

Внезапно она бросается тебе на шею, так резко, что не успеваешь среагировать. Прижимается губами к твоим губам. В глазах Окаммы горит безумный, охотничий огонек. Ты невольно пугаешься такого натиска. На этот раз некому вам помешать.

После всего, случившегося с тобой сегодня, не до сна, но как ни странно - засыпаешь. Тебя будит невозмутимый голос. Тот самый, что сообщал о метеоритной атаке.

"Выполнен выход из гиперпрыжка. Всем собраться в кают-компании".

Кают-компания, та самая комната, в которой ты кажется уже сто лет назад очутился по воле Озера, полна народа. И алкогольных напитков. Тут не только пиво и бормотуха, но даже странное, кислое вино с пузырьками, подобное тому, что пьют некоторые чокнутые аристократы.

И пассажир, и экипаж отдают должное напиткам, поздравляя друг друга с удачным прыжком. Странно, но чтобы кто-нибудь из них прыгал, ты не помнишь. Впрочем, какая разница, раз все довольны.

Веселье прерывает незнакомый безтелесный голос. Хриплый и противный. Врывается в помещение, не озаботившись захватить с собой обладателя, и орет:

- Эй там, на посудине Х-Р-Р-10, немедленно лечь в дрейф и приготовиться открыть люки. Попытаетесь удрать, поджарим ваши жирные задницы.

Курт недоуменно переглядывается с капитаном, и тут пассажир роняет на пол недопитый стакан.

- Пираты, - истошно орет он, - на нас напали пираты. Спасайтесь!

Капитан смотрит на него, потом на доску, из которой раздается голос, и дико ржет. А его руки уже любовно оглаживают палку.
+1 | Озеро Желаний, 02.03.17 16:01
  • Щас посмотрим, чьи пираты пиратистее!
    +1 от Calavera, 02.03.17 18:32

Горит шишка! Плохо горит, отсырела. Не бойся, шишка, Артис это поправит. Куда ползешь, шишка? Малькон тебя в землю закопает. От нас не уползешь. Ай, нельзя в землю шишку! Прорастет! Корни рубить надо, ножки рубить. Алисандер железом взмахнет - не прорастет шишка. Тиберий наступает - один глаз стеклянный, второй глаз стеклянный. Духа поймал, на духе едет. А это он ещё мухоморов не жевал. Бойся нас, шишка! Конец твой пришел.

Весело гнилую шишку бить. Смеется Дейдре. Руками машет. Горлинкой обратилась, в огонь вспорхнула, чуть крылья не опалила. Клюнуть шишку в глаз. Не нужны шишке глазки.
+1 | Академия, 02.03.17 16:25
  • Честно, не читал предыдущие посты, но "горит шишка" меня убило)
    +1 от Lottarend, 02.03.17 17:12

Не успел корабль причалить, как Айамэ была уже у трапа, намереваясь первой сойти на берег. Путешествие ее порядком утомило. К тому же необходимо было избежать встречи с господином Тибу и навязанным ему учеником. Отправляться в лес, который ну уж никак не может считаться подходящим местом для прогулок молоденькой барышни, в их компании было немыслимо.

И что вы думаете? Чертенок таки успел её опередить. Определённо, у пацана имеются способности. Стоит себе у самого трапа и смотрит своими невинными глазенками прожженного воришки, кажется, прямо на наследницу Ириса.

Айамэ опустила голову, смешиваясь со спешащей оказаться на берегу толпой. Проклятие! Что она вообще сможет против неведомых врагов, если с каким-то пацаном никак ни справится. Интересно, господин Тибу тоже где-то поблизости?

- Затеряйся в толпе и найми экипаж поскорее. Может и удасться от них отделаться, - сказал внутрениий голос. Впрочем, прозвучало это с таким скепсисом, что будущая спасительница мира совсем приуныла. Может и стоит взять пацана с собой, раз сам упорно нарывается. Мало ли. Судьба у него такая.

Бегать от бури,
Устанешь когда, держи
В лоб урагану.
Betsu no sekai kara на пацана. И харизму на всякий случай кинула, вдруг он какой-то супер-пацан
+1 | [IK] Hanagatari, 02.03.17 13:58
  • Тот момент, когда лицо кирпичом действует как плащ-невидимка.
    +1 от Вилли, 02.03.17 14:13

Это же мечта любой нормальной девушки - разгромить немецкий супермаркет! Ритка метала без разбора все, что попадалось на глаза, разбивая витрины железным прутом. Какой-то системы в ее действиях не было. Яркие упаковки чипсов бросились в глаза в первую очередь и девушка пихнула в рюкзак аж десять пакетов за раз.

Расколотив витрину, она затарилась еще и спрайтом - пять жестяных баночек. Затем пришла очередь кассы - целый блок жвачки, пачка презервативов, несколько одноразовых пакетиков кофе и пять пакетиков арахиса утонули в недрах рюкзака. Передвигаться стало существенно тяжелей, но Ритка уже вошла во вкус. Она даже про зомби забыла. В секцию кухонных принадлежностей Ритка зарулила, уже порядком обалдевшая. Схватила с витрины два довольно страшных на вид ножа и еще один с выдвижными ложечками, вилочками и прочими открывашечками. Тут же разжилась и большим фонариком. А вот батареек нигде не было видно.

Дальше шел хозяйственный отдел - два флакона жидкого мыла и три шампуня девушка уже тщательно отобрала. Таща за собой ставший тяжелым рюкзак, она набрела на витрину с канцеляркой - здесь разжилась семью упаковками скотча. И тут увидела ее - сову своей мечты. Такая огромная зараза с крыльями стояла в кабинете директора. Ритка потянулась было за находкой, но во-время отдернула руку. Бегать с такой сумкой и так было проблематично. Помахав грустно сове рукой, она вернулась к эскалаторам - передохнуть. Настроение сильно поднялось - шоппинг - это вещь.
Добросила куб на столкновение
  • за оригинальность)
    +1 от Bangalore, 02.03.17 00:43

Мэй

За несколько секунд до того, как сверкающие шары вовлекают тебя в свою пляску, чувствуешь в своей руке что-то довольно тяжелое и успеваешь рассмотреть браслет из белого металла, украшенный четырьмя камнями - рубином, сапфиром, электроном и изумрудом. Но толком не успеваешь рассмотреть неожиданный дар. Голос бесстрастно сообщает:

- Хранитель, сгенерирован универсальный порт-ключ. Продолжаю перемещение.

И ты мчишься в безумном хороводе, зажмурившись, чтобы побороть головокружение, а когда открываешь глаза - перед тобой новая жизнь. Та, что должна, как ты надеешься, стать путем к совершенству.
+1 | Озеро Желаний, 27.02.17 15:34
  • Плюс за открытый путь к Совершенству, за небольшой сюрприз и за рубин.

    +1 от Агата, 27.02.17 17:59

Старинная легенда среди людей ходила. О деве прекрасной, что полюбил черный маг. Вот только дева его стороной обходила и чарам любовным не сдавалась никак. Сгорая от страсти, колдун прошептал особые деве на ухо слова. И сон беспробудный на деву напал, лежала бедняжка ни жива, ни мертва. В хрустальную сферу её уложил отец безутешный, как будто в кровать. И щедро награду тому посулил, кто сон колдовской тот сумеет прервать...

Строки незамысловатой детской сказочки приходят на ум, когда ты рассматриваешь "хмарю". Поймать кокон оказалось не так уж и сложно. Пару раз ты слишком сильно оттолкнул предмет, и течение едва не унесло его прочь, но в конце-концов, опираясь одной рукой о борт, другой о поверхность саркофага, подтягиваешь его совсем близко. Теперь ясно, что внутри человек в скафандре, но вот рассмотреть его лицо сквозь шлем ты не можешь. Не знаешь даже, жив пришелец или мёртв.

Не сложно отбуксировать его к люку, при должной сноровке, конечно. Но к акробатические трюкам тебе не привыкать.

На борту спорят, когда ты докладываешь о находке. Слышишь их переговоры в своём шлеме. Капитан доказывает, что " Килька" вовсе не спасительное судно, а очень даже наоборот, леди Окамма сердится, ей любопытно. Курт неожиданно выступает на стороне леди. С пришельца можно поиметь неплохой выкуп. Грег, видно по всему, и уступать не хочет и перечить леди.

Команда пререкается, позабыв о тебе. А ты тем временем вспоминаешь другую легенду, не такую красивую, как о заколдованный деве, но тоже старинную. О короле, что никак не мог одолеть соседнего правителя и тогда вместо воинов собрал целую армию прокаженных. Так и покорил соседнее царство.

- Навигатор, - рявкает капитан, которому надоело спорить. - Действуй на своё усмотрение и возвращайся.

Соображаешь, что Грег просто-напросто перекладывает на тебя решение. Что бы ты не выбрал, кто-то останется недоволен: или капитан или прекрасная Окамма.
+1 | Озеро Желаний, 26.02.17 18:03
  • Красивая легенда №1 и интересная №2!)
    +1 от Calavera, 26.02.17 18:16

Рыцарь с хозяйским видом разрезал поросенка, почти управившаяся уже с похлебкой Санни раздумывала, как бы ей попросить хоть немного воды. От вина ее мутило едва ли не больше, чем от свинины. Похоже, графиня была с девушкой солидарна. По крайней мере в части свиньи. Сидела графиня за столом с таким неуверенным видом, словно и сама была здесь в гостях. Какого черта багровый тут всеми командует?! Графиня попыталась было заговорить с Уной, но преподобный быстро пресек это дело. Провозгласил тост. Сания поднесла чашку к губам, пытаясь заставить себя выпить. Нет, ну и странно же она устроена, на морозе была готова снег лизать, утоптанный волками, а тут капризничает. Некрасиво в конце-концов. Тост то ли за здравие, то ли на помин был из тех, что нельзя не поддержать. Всевышний не дал... Много кому не дал. Что об этом знает приторный старикашка? Сидит тут в тепле и разглагольствует. Ну что она на него взъелась-то так? Ну жрец. Может и среди жрецов нормальные попадаются, кто их знает.

Сания сделала вид, что пьет, и отставила сосуд, незаметно выливая содержимое чашки под стол. Впрочем, стараясь действовать так, чтобы если кто-то все же разглядел ее манер, решил бы, что у девушки случайно дрогнула рука, обронив чашу. Вот, дожила, теперь еще и мертвые на нее обидятся.
Вино пить не буду.
+1 | Вьюга, 21.02.17 09:27
  • Интересно за ней наблюдать, особенно если быть в курсе всей ситуации целиком.
    +1 от Akkarin, 24.02.17 12:13

Не подвела сила. Разорвала шапку в клочья. Летит вата во все стороны. Ясно становится. Любо-дорого. Далеко видно. Поляну видно. Кучерявого видно. И еще другого. Железо в руке. Богатый. Смотрят на нее. Тоже видят. Кто такие? Зачем тут? Спросить бы. А боязно-то спросить. А девочка тоже тут. Жалко девочку. Больно ей. Без ножек, да без ручек несладко. Не улыбается больше. Подбодрить ее надо. Слова найти. Спрятались правильные слова, потерялись. На земле поискать? Нет там слов. Только трава. А в траве блестит солнышко. Чудно это. Большое солнце на небе, маленькое в траве. А девочка совсем расстроилась. Растаяла. Поглядеть бы, что за солнышко такое. Не в небе, а в траве. Да кучерявый не велит. Смеется. Про кашу проведал и дразнит. Откуда только? Не откуда ему. Не дух же нажаловался. - "Дейдре плохая, Дейдре зайца ловить не хочет, Дейдре кашу мне варить не хочет." Не стал бы дух ябедничать. Не было его. Поджала губы. Обида опять внутри щекочет. Чужие они.

Молчит, в землю уставилась. Слова-следы ловит, что в книгах отыскивала. Верткие слова, чужие. Все разбежаться норовят. Дейдре ловкая. Поймала. Не убежать от нее. Схватила нужные слова за холку. Крепко держит. Голову вскинула. Смотрит на кучерявого - ни горлинка, росомаха. Снаружи росомаха, а изнутри заяц. Зимний заяц. Белый. Страшно-то как. Набрала в грудь храбрости, отпустила книжные слова на волю. Летят слова к кучерявому, гордо крыльями машут, глазами-бусинками сверкают.

- Я Дейдре из Норски, сударь. И на человеческом языке говорю вполне. Не стоит вам паясничать.



+2 | Академия, 23.02.17 23:07
  • Нравится образ персонажа, и стиль написания интересный.
    +1 от Vattghern, 23.02.17 23:17
  • Интересный стиль письма, мне очень нравится))) Своеобычный он.
    +1 от Bangalore, 24.02.17 00:09

Санни поднялась по скользким ступенькам, ведя девочку за руку. Впереди Юрген помогал идти Адриане. Девушка вошла в полутемное помещение и едва не рухнула, от резкого перехода стало плохо. После уличного мороза замковое тепло заставило сердце пропустить удар. Хорошо, успела схватиться за телохранителя. Она отошла в сторонку, приходя в себя и осматриваясь. Что за стол! Давно-очень давно Санни не видела столько еды сразу и в одном месте. Не заплакать бы. Девушка сняла варежки и платок, но свою жалкую после крещения огнем полулысую накидку скидывать и не подумала. Пусть лучше считают, что она вести себя не умеет, чем так. Она стояла и смотрела, как рассаживаются ее спутники. Лишь, когда все заняли свои места, присела в дальний конец стола, подальше от аристократии (и от красного жреца заодно). На поросенка старалась не смотреть - сразу затошнило. Нет, ну как же обидно. Это, значит, ужинать с видом на волков нормально было, а теперь тут тебе огромная, жирная свинья, а ты не можешь съесть ни кусочка. Девушка сосредоточилась на похлебке. Хоть её запах не вызывал отторжения и то хорошо. Не заснуть бы только за столом. От тепла и горячей еды она совсем сомлела. Мысли тоже текли лениво-лениво. Какая худенькая у них графиня. И несчастная на вид. Совсем ребенок... бедные дети... Всё-таки это очень странное место. Не хотелось бы Санни остаться здесь дольше необходимого. Хотя... идти куда-то... нет, идти куда-то сил нет. Просто встать из-за стола и то тяжко. Что-то ещё было неправильно, не так, как обычно.. Графиня? Зачем посадила всех за стол? Соскучилась по обществу? Да мало ли какие причуды. Но вот этот сам стол. Чтобы запечь поросенка, время надо. Их ждали? Откуда? Или они втроем так обедают всегда? Сания, наконец, вспомнила, что было не так. Но, обрадованные спасением, они вообще об этом думать не стали.

- Дрег, - она тихонечко обратилась к коробейнику. - На дороге, по которой мы шли, замки есть?
Заявка на горячую пищу.
+1 | Вьюга, 20.02.17 09:15
  • И снова разумная Сания меня восхитила.
    и реакция такая натуральная вышла!
    +1 от Edda, 21.02.17 11:17

Тыкаешь клавиши как попало, впрочем, стараясь запомнить выбранный тобой порядок. Точнее, выбранный хаос, потому что никакого плана у тебя, естественно, нет. Странная штука с тихим шипением покоряется тебе и вновь извергает из себя очередной сосуд. Окружающее пространство тут же наполняется резким и не слишком аппетитным для человека, которого не так давно безжалостно крутило на магической карусели, а потом как следует приложило башкой об пол, запахом винного духа.

Рябой хмуро наблюдает за твоими действиями, угрожающая гримаса на его измолоченной чертями морде плавно сменяется на удовлетворённое выражение. - Другое дело, можешь же, когда хочешь, - с облегчением выдыхает мужик и залпом всасывает в себя пойло, убрав, наконец, с глаз долой свою палку. Его физиономия и так багровая, моментально краснеет ещё больше. - А теперь-ка закусь сообрази мне, Бубенчик, - командует рябой.

Не успеваешь ничего ответить - яйцеобразный проём вновь отходит в сторону. Через него к вам шагает женщина - высокая, стройная, буйная грива черных волос обрамляет миловидное довольно личико, серые глаза смотрят на окружающих спокойно и довольно высокомерно. Таким взглядом герцогиня оглядывает своих вассалов. Незнакомка одета в короткий блестящий чёрный кафтанчик, спереди разделенный прямо посредине змейкой, и такие же короткие облегающие штанишки, не скрывающие весьма длинных ножек. Она принюхивается и недовольно морщится.

- Опять набираешься с утра? Ну сколько можно-то? Курт, что тут у вас вообще происходит? - в мелодичном голосе женщины чувствуется легкая укоризна. - Грег буквально в бешенстве, чуть каюту не разнес. А это еще кто? - удивленно заканчивает она, взгляд серых глаз останавливается на тебе.

- Очередная железка сбесилась, леди Окамма, и капитан разнес тут все. Эта новая. Нормальная вроде, бормотуху мне принес - объясняет рябой Курт. Он аж вытягивается перед незнакомкой, как солдат перед командиром, в голосе чудесным образом прорезается вежливость, совершенно, казалось бы, неестественная для такого типа.

- Как дети, - леди Окамма вздыхает, внимательно разглядывая тебя, её аккуратные, тоненькие бровки, и без того изогнутые дугой, ползут в верх. - Это не робот, вы с Грегом совсем мозги пропили? Откуда он здесь взялся?

- Робот. Из нано-конструктора и взялся, - упрямится Курт, кивает на разбросанные обломки. - И починить эту штуку я теперь не смогу, - добавляет он недовольно.

Леди Окамма только отмахивается от его слов. - Не андроид это, - повторяет она и усмехается. - Я этих еще на прошлой неделе запрограммировала, чтобы не синтезировали всякую дрянь. Самим же вам лень задницу донести до синтезатора и пальцем пошевелить, глядишь рано или поздно протрезвели бы настолько, чтобы включились мозги. Хотя... - задумчиво оглядывает она рябого, - откуда у вас мозги. Впрочем, сейчас проверим.

Не совсем ясно, что собралась проверять, судя по титулу, которым наградил её Курт, аристократка, наличие мозгов у рябого или нечто иное, но она подходит к тебе вплотную, дразняще заглядывает в глаза и отчебучивает такое, что никакая уважающая себе леди и под пыткой не сделает. Дергает змейку на своем кафтанчике, его полы расходятся в сторону, обнажая весьма аппетитный и абсолютно ничем не прикрытый пышный бюст, которым леди Окамма буквально упирается в тебя. - Ты кто такой, красавчик, и откуда здесь взялся? - интересуется она.

- Напитки и еда зарендомлены;
- 27 = водка;
- Беньямин запомнил набранную комбинацию.
+1 | Озеро Желаний, 19.02.17 10:22
  • Я очень, очень, очень надеюсь, что леди "Оккама" не отсчет своей бритвой то, что для правильного андроида является совершенно лишним, но столь необходимо мясному мужику!
    +1 от Calavera, 19.02.17 10:37

Ты начинаешь привыкать к этим скачкам. Очередной перенос из царства серого пепла на поляну не вызывает ни шока, ни головокружения. Гораздо больше заботит тебя состояние твоей спутницы. И собственная безопасность, несомненно. Ты крепко сдавливаешь ногами тело девушки, одной рукой стискивая её запястья, а другой сжимая спасительный нож. Чувствуешь, что кожа под твоими пальцами совсем холодная, ледяная, уже понимаешь - снова провал, но все же ждешь, медлишь и не нападаешь, желая посмотреть поднятой в глаза. Удостовериться. Девушка лежит смирно, не дергается и не пытается вырваться. Это на миг вселяет надежду.

Заглядываешь в глаза Лини. Сидя на ней верхом, это сделать не трудно. В огромных, фиолетовых колодцах нет и тени разума. Но и тупого безумия поднятой нежити ты не видишь. Не бывает подобного взгляда ни у человека, ни у животного, ни у нежити. Страшная и прекрасная чужая сила смотрит на тебя с той стороны двух колодцев. Ты не успеваешь ничего предпринять, кружится голова от невыносимого аромата, стоящего на поляне, сейчас ты ощущаешь его особенно остро. Кажется, на миг теряешь сознание. Всего на миг. Но когда приходишь в себя, лежишь на земле, сжимая в руке нож. Тела девушки больше нет. Нет ни трупа, ни дикого, неуправляемого монстра, ни даже серых костей, какие остались от Тоби. Ничего. И следы крови с земли исчезли. Лишь на этом самом месте красуется неизвестно как выросший за пару секунд огромный фиолетовый цветок, один из тех, что ты наблюдал по пути сюда, опасаясь прикасаться.
+0 | Озеро Желаний, 17.02.17 00:21
  • Красиво.
    +0 от Ardecus, 17.02.17 15:19

- НЕЕТ! ТОЛЬКО НЕ ЭТО! - в панике заорал внутренний голос во всю глотку. - МОЖЕТ Я ТАМ ЛУЧШЕ СРАЖУСЬ ПРОТИВ СЕМЕРЫХ? ЛАДНО ДЕСЯТЕРЫХ. И НА ТАНКАХ. ЛАДНО БЕЗОРУЖНОЙ. ЧЕГО-ЧЕГО? ЛАДНО И ГОЛОЙ. ТОЛЬКО НЕ РЕБЁНОК. Я ИХ БОЮЮЮСЬ!

- Ага, а где же твоя концентрация и хладнокровие? - злорадно парировала Айамэ, пытаясь вспомнить приёмы дыхательной гимнастики. Голосу крыть было нечем. И что делать дальше, не за борт же его теперь бросать? Занятая своей бедой, она не сразу обратила внимание на то, что господин Тиба так не во-время исчезнувший, снова объявился, как ни в чем не бывало. "Ага", - удовлетворённо подумала девушка,- "вот ты-то мне и нужен".

- Если хочешь учиться, то тебе нужно сперва научиться дисциплине, - строго сказала она пацану. - И манерам. Не собираешься же ты всю жизнь по карманам на улице кошельки тягать? Нужно уметь говорить с нужными людьми и производить должное впечатление. Видишь вон того господина в катагине? Он будет твоим учителем. Но смотри, украдёшь у него что-то, я тебе голову оторву. Слушаться, как меня. И узнаешь, кто он таков, откуда родом, что забыл в Моричике, вообще все о нём разузнаешь и мне расскажешь.

Она решительно взяла мальца за руку и направилась к своему недавнему попутчику:

- Господин Тиба, куда же вы пропали? - на лице девушки была написана невинность и чуточку тревоги. - Мы так волновались за вас. Надеюсь, с вами всё в порядке, - тараторила она. - Господин Тиба, присмотрите за мальчиком, он бедный совсем сиротка, тяжким трудом добывает себе хлеб и так мечтает обучиться благородным манерам, но разве сейчас люди знают в этом толк. То ли дело раньше, - она кинула взгляд на жакет попутчика и подтолкнула мальчишку в его сторону: - Слушайся господину Тибу, малыш, и не перечь ему, он займется твоим воспитанием.

И не дожидаясь, пока её спутники очухаются и сумеют что-то возразить, быстренько скрылась в своей каюте. Смотреть на прелестные виды совсем расхотелось. Наследница Ириса рухнула на койку и закрыла глаза. Она и не заметила, как уснула.

- Все умрут, все умрут, прекрасный Ирис, - говорил Шиничи, сверкая чёрными бездонными глазами. - Или мы поженимся, или все умрут, по твоей вине.
- И я? - запищал пацан.
- В общем, собирайся, мальчика я усыновлю.
- Да это даже не мой ребёнок! - робко возразила Айамэ.
- Не важно, всех усыновлю, мальчик умрёт, - отмахнулся стрелок, - то есть наоборот.

- НЕЕЕТ! - заорала Айамэ, просыпаясь. - ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ БЫЛ ЯВНО ЛУЧШЕ.

Дети - как цветы,
Собирай икебану
Лучше без меня.


+1 | [IK] Hanagatari, 14.02.17 13:55
  • Вот это пост! Вот это постэ! :D
    +1 от Bully, 14.02.17 14:48

Ad libitum.* настроение ссылка

Путникам уж стало тесно на берегу — столько их сюда заявилось. Но почти никому не было никакого дела до другого. Робкие попытки заговорить казались больше данью вежливости, чем искренним интересом. Много дней они путешествовали в одиночестве, ища дорогу сюда, однако человеческое общество вовсе не манило. Нет, гораздо более желанная цель была рядом, казалось — руку протяни. Не обращая внимания ни на соседей, ни на красу лесных цветов, нежных и печальных, как всякое волшебство перед увяданием, ни на манящий аромат спелых ягод, они принялись выкрикивать вслух или шептать про себя самое заветное, потаённое. И ждать ответа. От кого?

Шли минуты, часы, ничто не нарушало покой долины, кроме горстки людей, смотревшихся здесь столь же уместными, как пышные розы среди луговых цветов или же напротив побеги дикого вьюна в королевском саду. Закрадывались горькие мысли, а не обман ли всё это? Глупые бабушкины сказки. И что теперь делать, возвращаться назад? А есть ли куда возвращаться?

Сумерки спустились на долину, только что светило солнце и вот уже едва-едва различимы очертания гор и высоких деревьев в сгустившейся тьме. Сладко пахнет травами, от воды веет прохладой и клонит в сон. Тишина вокруг, даже птицы примолкли, не слышно ни шороха, ни голосов цикад, да и случайных спутников не слышно. Полно, были ли они вообще? Берег абсолютно пустынен, лишь озёрная гладь блестит пуще прежнего, как блюдо из тонкого фарфора, завораживает, притягивает взгляд.

И наяву или во сне, кто ж разберёт, поднимается из самых озёрных глубин, где горячие ключи перемежаются с ледяными, хрустальный шар, кажется парит над водой в центре озера, а от него к берегу четырьмя лучами разбегаются дороги, словно приглашая: желтая, как осенняя листва, багровая, как закат, зелёная, как стебли последних цветков и голубая, будто водная гладь.

Персиваль.

Ты не просто ждёшь чуда, активно ищешь знаний, даже сейчас готов прежде всего изучать и анализировать. Берёшь пробу воды и проводишь эксперимент. Но, похоже, он провалился. Озеро ничего не отвечает, лишь несколько листьев сорвались с деревьев от твоего крика и плюхнулись в воду. Ты молча ждёшь, на что-то надеясь, ничего не происходит, зато удаётся согреться. Время бежит незаметно, и в сгустившейся тьме ты видишь сон наяву. Четырьмя лучами тянутся к берегу дороги. Ты слышишь голос, странный, лишённый интонаций, скорее принадлежащий гомункулу, чем человеческому существу. И такими же странными, бессмысленными кажутся слова:

- Путник, ваш заказ обработан. Спасибо, что посетили наш портал. Для перемещения выберите один из туннелей. Для отмены заказа нажмите крест, для изменения — нажмите звёздочку, для особых пожеланий нажмите решётку и дождитесь ответа оператора.

Фридрика.

Тебя ведёт чувство справедливости. Или месть? Впрочем, разве это не одно и то же? Неуловимый убийца, ускользнувший от королевской стражи, заслужил возмездия. И ты жаждешь его совершить. Мысленно взываешь к озеру, последней надежде, но оно безмолвствует, надежда тает с каждым часом. Не хочется думать, что же дальше. Аромат мягкой высокой травы убаюкивает, сидеть на ней приятно, но прилечь ещё соблазнительней. Тёмное, беззвёздное небо пугает, ты смотришь на воду. И видишь, как поднимается из глубины хрустальный шар, раскинув к берегу четыре луча.

- Путник, ваш заказ поставлен в очередь. Время ожидания одна секунда... ноль секунд. Путник, ваш заказ обработан. Спасибо, что посетили наш портал. Для перемещения...

Ты не понимаешь почти ничего из странных слов, что идут, кажется, ото всюду, но догадываешься - тебе надо туда, к светящемуся шару по одной из разноцветных дорог. Надо ли? А может ещё не поздно передумать, переиграть? - грызёт червячок сомнения.

Отто.

Ты неприятно удивлён, встретив здесь других людей. В последнее время от людей ты не ждёшь ничего хорошего. Но поняв, что агрессии они не проявляют, тут же успокаиваешься и забываешь о них. Пьёшь вкусную, свежую озёрную воду и думаешь о своём потерянном королевстве. Озеро никак не откликается на желание его вернуть, зато ты замечательно утолил жажду. Размышляешь, что предпринять дальше, ситуация выходить довольно глупой. Впрочем, пока можно просто отдохнуть пару часов. Кажется ты сидишь у воды гораздо дольше, темнеет, ты проваливаешься в сон. Ну в самом деле, не наяву же все это? Разноцветные дороги от центра озера и странный голос, похожий на звук трубы королевского герольда.

- Путник, ваш заказ поставлен в очередь. Время ожидания две секунды... одна секунда... ноль секунд...

Приснится же такое. Голос говорит о каких-то звездах и решётках, неужели сулит тюрьму? Но во сне ты понимаешь только, что тебе предлагают выбрать одну из дорог или отказаться от своего права. Отказаться от королевства? В самом деле?

Тоби.

Разуму шиноби полагается быть острым, словно бритва, а ты позволил себе размечтаться, и вот результат. Свалился прямо на траву, хорошо хоть ещё не в озеро. Купаться, пожалуй, всё же холодно. Ты не удивлен, увидев, что тебя опередили, но на автомате сканируешь присутствующих, проверяя, стоит ли ждать от них угрозы. Успокаиваешься на этот счет и приступаешь к делу, за которым пришел. Шепчешь озеру, что хочешь попасть в мир, где живы твои друзья и учитель. И окунаешь в воду ноги, после дороги прикосновение холодной воды приятно, может все-таки стоило искупаться? Ничего не происходит, но истинный шиноби умеет ждать. Ты ждёшь, пока сумерки не спускаются на долину и странный сон не завладевает тобой.

- Путник, ваш заказ поставлен в очередь...

Ты догадываешься — с тобой говорит демон, но тебе все равно. Главное, правильно разгадать его загадку и выбрать дорогу, что приведет к Нири, Бато, учителю.

Самер.

Тебе крепко досталось от людей, но ты не отчаиваешься. Боишься повторения, но веришь в лучшее. Вежливости никто не отменял, сперва ты здороваешься со всеми, а после приступаешь к трапезе. Если суждено желанию сбыться, кто сказал, что это должно произойти на голодный желудок? Изучаешь присутствующих, хрустишь сухарем, никуда не спешишь, смакую то, что должно произойти. Ведь должно же? Не может такого быть, чтобы ничего не получилось. Не мог ты так обмануться, да и все эти люди тоже. Увлекшись размышлениями, ты не замечаешь, как темнеет, да и спутники куда-то деваются. В ушах отдается голос, обладатель которого явно испытал на себе воздействие не одного мутагена:

- Путник, спасибо, что посетили наш портал. Сформулируйте свой заказ.

Беньямин.

Это выглядело довольно уныло. Ты попытался развеселить народ, а заодно и озеро, но публика собралась неблагодарная. Ну озеро может обиделось на то, что ты туда плюнул, а остальные-то чего такие кислые? Пока ты размышлял, что бы еще этакого предпринять, стемнело. Без удивления глядишь на возникшую иллюминацию. При дворе и не такие штуки откалывали, подумаешь какой-то там хрустальный шар. Голос же вообще был способен заставить постричься в монахи своей заунывностью.

- Путник, спасибо, что посетили наш портал. Сформулируйте свой заказ, - все нудел и нудел он.

Лой.

Ты отчего-то решил, что озеро умеет читать. Впрочем, кто-то когда-нибудь слышал обратное? Нет, не слышал. Так почему бы не попробовать, прошения в письменной форме всегда имеют больше веса. Утопив петицию, ты стал ждать, в душе все более и более убеждаясь, что это откровенное надувательство. Одно радует, не ты один попался на подобную удочку. Пока разглядывал товарищей по несчастью, тьма незаметно подкралась, погружая тебя в сон. Странный сон, в котором блестели на поверхности озера разноцветные дороги-лучи и слышался голос, судя по тембру и механистичности принадлежащий поднятому в полнолуние трупу. Труп читал маловразумительные заклинания.

- Линия перегружена. Приносим извинения за временные неудобства... Путник, ваш заказ обработан. Спасибо, что посетили наш портал. Для перемещения выберите один из туннелей. Для отмены заказа нажмите крест, для изменения — нажмите звёздочку, для особых пожеланий нажмите решётку и дождитесь ответа оператора.
*по собственному желанию

- стемнело;
- вы больше не видите друг друга;
- из поверхности озера поднимается хрустальный шар;
- от него к берегу идут четыре луча: красный, желтый, синий и зеленый;
- странный голос, говорит слова, которые вы не до конца понимаете;
- но догадываетесь, что вам надо выбрать одну из дорог.

Опционно:

- выбрать одну из дорог и идти по ней;
- отказаться от желания и остаться;
- изменить желание и выбрать дорогу;
- Самеру, Беньямину — высказать желание, затем выбрать одну из опций.

Техническая информация:

- Бросок Д100 + удача;
- желание и выбор цвета определяют сущность мира;
- бросок определяет комфортность условий, в которых вы окажетесь;
- режим боевой - 1 игрок - 1 пост.
+2 | Озеро Желаний, 14.02.17 14:29
  • Нажмите 1, чтобы прослушать данное сообщение еще раз)
    +1 от Ardecus, 14.02.17 14:37
  • Одно удовольствие читать.
    +1 от Серая, 14.02.17 14:45

Осень швырялась жёлтыми листьями в прозрачную озёрную воду. Здесь, в долине ещё сохранялись остатки тепла, тянулись к солнцу запоздалые цветы — последнее, призрачное напоминание об ушедшем лете, а горные перевалы уже покрылись снегом. Птицы стаями спускались вниз, летели над водой, пели жалобно и пронзительно. О том, что зима уже за горами, вон за теми, что высятся рядом. Что скоро льдом покроется озёрная гладь, всё живое заснёт, надеясь воскреснуть весной. О тех, кому не суждено будет проснуться.

Хрустнула ветка, другая, и птицы испуганно примолкли. С восточного склона, одетого густыми лесами, к берегу спускался человек. Яркий шутовской колпак задорно мелькал на фоне желтых, коричневых и багряных листьев. Пёстрый оглядел спокойное озеро, берег, поросший травой и ежевикой, летающих по над берегом птиц. «И за этим вот я столько дней бил башмаки?» - словно было написано на его скучающей физиономии. Впрочем, может то птицам только казалось.

Словно сговорившись, на тропе, что шла с западного перевала вдоль озера к тому же самому берегу, показалась ещё одна фигура. Мужчина жутко продрог и зябко кутался в дорожный чёрный плащ, явно знававший лучшие времена.

Но это были не все новости, ожидавшие птиц в то утро. С севера, где горы расступались, образуя единственный узкий проход в долину, послышалось мерное цоканье копыт. «Дорога далека, дорога не легка, но скоро привал, ещё поворот. Рассвет и закат. Закат и рассвет. Привал и вперёд. Снова вперёд», - стучали копыта. Птицы заслушались и чуть было не пропустили момент, когда гнедой жеребец вынес на берег прекрасную всадницу. Золоту волос, выбивающихся из-под капюшона, позавидовала бы здешняя листва, а на плаще искрилась, переливалась чудная снежинка, напоминая о грядущей зиме. Едва успела девушка спешиться, как гнедой, словно испугавшись чего-то, бросился назад и скрылся из виду.

«Сколько же их ещё там сегодня?» - подумали птицы. И будто отвечая, прямо из бездорожья на берег буквально вывалился очередной путник, запутавшись в зарослях ежевики. Заросший щетиной, со сбившимися в колтун волосами и безобразным шрамом человек был похож на пострадавшее от молнии кривое дерево. Ох и напугал он птиц!

А путники озирались, не зная, что делать дальше. Птицам было невдомёк — всех их привела сюда общая цель. Легенда об озере, что исполнит любое твоё желание, стоит лишь отыскать скрытую долину. И вот они отыскали, смогли, дошли. Но что же теперь? Кричать о своих желаниях в небесную высь, начертить их на мокром песке? Что? Об этом молчала легенда.

- позднее утро;
- берег озера, поросший травой, редкими цветам и ежевикой;
- позади со всех сторон лес и горы, с которых имеется спуск;
- с севера горы расступаются, есть проход в долину;
- над озером летают птицы, но ни малейших следов зверья в лесу поблизости нет;
- лошадь Фридрики испугалась и убежала;
- в долине тепло;
- вода в озере холодная, но при желании можно купаться;
- путники появляются примерно в одно время, видят друг друга;
- время круга — до наступления сумерек;
- режим социальный.
+1 | Озеро Желаний, 13.02.17 21:04
  • Приятный осенний пост...люблю осенние посты...
    +1 от Edda, 13.02.17 22:40

Горлинка забилась в щель - отогревалась. С теплом пришло и любопытство - всё здесь не как у людей. Но больше диковинных зданий и странных одежд поразили следы. Понятно - следы лося, медведя, косули или волка. А эти следы - невиданного зверя. И не на земле. На стенах домов, на палках вдоль дороги, в тонких листках, что зачем-то сплетались вместе и хранились в домах. Один след никогда не похож на другой, но если приглядеться, то каждый состоит из множества закорючек, которые повторяются то так, то этак. Не так уж много насчитала она этих закорючек. И даже чертила палочкой в снегу, а когда пришла весна - в талой земле, чтобы запомнить. Тайна следов манила и звала.

Солнце грело всё сильней с каждым днём - непривычно. Обменяла расшитую лисьим мехом парку и сапожки на сандалии. Красивые, ремешок плетёный, до колена достаёт. Девка разулась, да в реку - бельё полоскать, она и решилась. Не в накладе купальщица останется, подойти же, спросить - боязно. Хотелось в этот мир, такой он ладный, да не подступишься. И колдовская сила не отпускает - требует пищи по ночам. А следы ещё пуще манят. Тайком заглядывала в окна, залетала в сени.

Как-то случилось подсмотреть - сидит человек, листочки со следами на коленях держит, смотрит на них и поёт. Складно так. А потом листочки оставил и вовсе вышел. Залетела в открытое окно и была горлинка, стала девка. Слова песни вот они - в уме. И каждое слово - след в листочках. Аж в жар бросило от такого открытия, проверять принялась. Всему на свете свое название. Вот солнце, а вот река. Ходила по городу и читала вслух следы. Тут пиво продают, а тут налево идти надо, если чей дом ищешь. Долго ходила, как в угаре. Целые истории так прочесть можно. Вот для чего те листки сплетенные. Это ж ей и всей жизни не хватит. Закручинилась.

Колдовская сила наливалась, толкала изнутри, как дитя. Научил бы кто, что с этим делать. Да только к кому решишься, подойдешь? Следы на листочках и выручили. Уже знала она название им - книги. Тайком пробиралась, тайком читала. И вычитала. Академия. То ли быль, то ли правда. Кто странных людей разберёт. Но пошла. Туда ли пришла только? Один туман вокруг, ничего не разобрать.

Идёт Дейдре в густом тумане: ноги вязнут, травы вокруг в белой дымке, как в шапке, но летом пахнет. Хорошо, страшно чуть, только всё одно - хорошо. И сладко ноет в груди от предвкушения чего-то доброго, нравится здесь колдовской силе.
+2 | Академия, 11.02.17 16:51
  • Красивая стилизация.
    +1 от Flarty, 11.02.17 20:29
  • Интересный стиль написания)
    +1 от Bangalore, 12.02.17 05:48

Третье утро встретило их у паромной переправы. Роса на травинках ещё не успела испариться, а маленький отряд уже разглядывал аккуратные домики и снующих туда-сюда деловитых людей. Издалека - чисто мураши, озабоченные обустройством своего муравейника. Картинка была просто идиллическая, но встревоженная наказом северянина Мирча уже не доверяла этой идиллии. Всю дорогу церковница отмалчивалась, на любопытствующие расспросы Вальтурны отвечала ласково, но односложно и шепотом. Даже Рыжуха, проникнувшись общим духом осторожности, ступала бесшумно, будто ей войлоком обернули копыта. Но как они не хоронились, а этой развилки было не избежать. Хочешь, не хочешь - придётся показываться на люди. И если злокозненный граф не оставил своих попыток, то лучшего места для засады ему не сыскать. Какой путь отряд не выбери, а мимо переправы проехать бы никак не смог. Оставалось надеяться на то, что люди графа не ждали их так рано. Однако, ежели засылал он своих шпионов в Ламарп, то те уже знали - путники туда не заглянули, и могли обогнать их. Скорость сильных и обученных мужчин со скоростью их маленького отряда и сравнивать нечего.

Мирча нахмурилась, встревоженно посмотрев на мужчин. Необходимо было что-то решать. Решатся ли на них напасть при свете дня, на виду у всех? Адриан уверен был, что никто не посмеет открыто тронуть того, кто находится под защитой Церкви. Что ж, может быть настало время это проверить.

- Послушайте, - сказала она, спешиваясь и роясь в седельной сумке. - Граф ведь ищет кого? Двух воинов и девочку в дорожной одежде. Про меня ему ничего не ведомо, - она, наконец, извлекла своё монашеское одеяние, без которого в лесу предпочитала обходиться, да, говоря по-правде, предпочла бы обойтись без него и в городе, только вот приличия не велели.

- Предлагаю я такое. Вальтурна надевает вот это вот. Бог добр, он простит этот маскарад. Если и стерегут нас люди графа, то монашка, сопровождающая другую женщину в летах, никаких подозрений не вызовет. Едут в столицу на богомолье, привычное дело. А вы двинетесь следом за нами.
+1 | Кровавые волки, 05.02.17 13:39
  • И вновь мои искренние слова благодарности за красивые посты
    +1 от orchara, 07.02.17 12:30

"Ах ты щенок", - выругалась про себя Айамэ. Хладнокровия и концентрации ей сейчас явно сильно не хватало. Впрочем, злилась наследница Ириса скорее на себя, чем на воришку. Это ж только подумать - какой позор. Её! Её обокрали! И кто? Какой-то сопливый ребёнок. Если кто-то из своих узнает, со света же сживет насмешками. Домой можно вообще не возвращаться. А всё почему? Расслабилась, потеряла бдительность. Подумаешь, ребёнок. Своих детей у неё не было, поэтому и навыка возни с малолетними девушка не приобрела. Вот и недооценила угрозу.

"Я тебе покажу яблочко! Я тебе сейчас и вторую бровь подведу для симметрии. Как полагается по искусству макияжа", - впрочем, кипевший внутри гнев, наружу никак не вылился. Айамэ была быстра и бесшумна, словно молния. Посторонний взгляд вряд ли успел проследить, как она метнулась в уборную вслед за парнишкой, намереваясь хорошенько его потрясти. Глядишь, не только кольцо отыщется, но и другие вещи.

Ползёт муравай,
Он беззащитен и мал.
Не сядь на него.

+1 | [IK] Hanagatari, 06.02.17 14:46
  • Оу! А с девушкой стоит быть аккуратней;)
    +1 от Bully, 07.02.17 11:45

Малыш может и собирался ей что-то ответить, но его, беднягу, перебили. Аж три раза. Слова не дали вымолвить. Каждый галдел о своём. Нет, так дело не пойдет, решила дворфийка.

- Да погодь ты, успеешь ещё за вещами сбегать, - остановила она Ехидного, довольно отметив, что её повысили от леди до богини и это за каких-то жалких пять минут. Неплохо - Столковаться сначала надо. Пойдёмте, присядем что ль? - последнее было уже всем, в том числе и тихо присоединившемуся к их компании Скромному. Бритого торговка смерила недобрым взглядом, эль переводить было жалко. С другой стороны - уговор дороже монет, пообещала же. Для торговца облапошить или лапши на уши навешать - милое дело, а слово нарушить - ни-ни. Нарушишь уговор и кто ты после этого?

- Отчего же не угостить? - отозвалась она с неплохо скрываемым сожалением. Пошлите, потолкуем, - и, сделала приглашающий жест Ехидному, Бритому, Скромнику и Малышу.
  • Чудесные имена. Так их:-)
    +0 от HappyKender, 07.02.17 09:58

- Ну уж нет, - Кадар решительно помогал головой в ответ на предложение. - Вы, значит, ждали много веков, пока я приду и включу эту вашу шлюпку? Без меня никак не выходило, да? - в голосе джиллера явственно чувствовалась ирония.

Ему пришло в голову, что все, рассказанной Даором, мог с тем же успехом донести учитель. Кучу времени бы съэкономили. Знал он ведь все это, раз столько лет готовился. Не успел? Чушь какая. За те годы, что провели вместе, уж можно было выкроить время. Значит, не захотел. Быть может, не до конца доверял своему другу и желал, чтобы Кадар разобрался непредвзято, не попав под чье-то влияние. Вот это больше походило на правду. Кто знает, чего на самом деле желает Даор: спасти этот мир или окончательно погубить.

- Не буду я ничего нажимать не разобравшись, - угрюмо повторил джиллер. - Значит, говоришь найти лаз к кораблю и вставил этот кругляш, куда надо? Это все, что требуется? Надеюсь, там будут ответы, почему ни ты, ни кто другой, тот же Сол не запустили это ваше оружие. Лучше, что б они были, - он исподлобья уставился на собеседника.
+1 | Тени богов, 06.02.17 18:32
  • Вот правильно! Надо во всем разобраться! А то мастер любит подвохи)).
    +1 от Vilks, 06.02.17 18:45

Вот бы ещё Браника знала сама, что заставило её столько торчать в таверне. Пожевать на скорую руку, накормить Пончика. Ладно, ещё отдохнуть немного. А дальше-то зачем? Полной пустышкой и сам Китеж, её основная надежда, оказался, и в этой гостинице задерживаться совершенно ей не с руки. Ну нет, вместо того, чтобы шибко двигать дальше на Север, она зачем-то медлит, дует эль, пялится на посетителей. Пончик на седьмом небе от счастья просто, что не надо никуда тащиться в ночь. Как же, ещё пожрать дадут! Эта животина основной целью своей жизни видимо считает достичь формы шара - совершенного, как ни крути, идеала. Хорошо ему живётся, всё-то он чётко знает. Бранике бы так - точно знать, какая у неё в жизни цель. Всё в каком-то мареве, вязком киселе. Торговля осталась в прошлом, поиск этой треклятой Светящейся Гребёнки оказался столь же эффективным, как ловля блох на орке. Стоит ли вообще продолжать? Уже давно бы пора поджать хвост, признать неудачу и возвращаться назад, пока это "назад" ещё тебя, быть может, где-то ждёт. Проблема видимо была в том, что у Браники не имелось хвоста, а говоря без выкрутасов, она попросту не умела проигрывать. Вот так и случилось, что дворфийка всё торчала в таверне, выискивая себе занятия, способные задержать ещё на минутку, другую, час, ещё один...

Разнообразием эти занятия не отличались. Пить да пялиться. Первое Бранике скоро надоело, у неё не просто бороды не было, она ещё и к элю оказалась достаточно равнодушна. Позор дворфийского рода прямо! Второе какое-то время изрядно развлекало. Но новые посетители закончились, а старых она уже всех разглядела в деталях: от дрянного меча за спиной полуорка, до жреческого амулета. Сторговать может последний? Хотя на что он ей.

В общем, от скуки свихнуться можно. В мире вообще половина дел начинаются от скуки, если не все. Кто-то войну начинает, кто-то детей создаёт, просто потому что нынче больше заняться было нечем, а Браника подошла объявление почитать. Нет, ну а чего все столпились и глазеют, может и ей надо? Читать дворфийка умела, чем жутко гордилась, отчего ж не прочитать. Объявление, как объявление, а только вот, чего это за шахта такая? Да ещё и на севере. Не там ли её Гребёнка запряталась? Надежда, говорят, последней умирает. Врут, ей-ей врут - последним подыхает упрямство.

- А чего? Не прогуляться ли до той шахты? Почётных-то, мать их, горожан, небось, в трактирах бесплатно кормят, - дворфийка вроде ни к кому конкретно не обращалась, так бросила в толпу на удачу. Одной туда соваться не хотелось, мало ли.
  • За Пончика)
    +1 от Rademes, 05.02.17 16:37

Буквально слетев с лестницы, Рита чуть не врубилась в спину спринтеру, тем более, что он вдруг резко застыл на месте, решив изобразить жену Лота. И было от чего. ОНИ точнее ОНА уже не грызли двери. Теперь ОНА грызла людей. Попали, что называется, из огня да в полымя. Стоило для этого вообще спускаться вниз? Риту охватила ярость, какого чёрта куча взрослых мужиков с яйцами ничего не могут предпринять. Ещё в обморок попадайте, барышни хреновы.

Хотя нет, один нормальный экземпляр всё же имелся. Как раз нёсся к ним с какой-то бандурой. Кусок двери отломил что-ли? Рита подумала, не начать ли и ей кусать двери, раз это теперь модно, но дверей поблизости не было, только лестница или как она там называется.

- Ну чего ты стоишь, придурок! Беги, бей его, делай что-нибудь, мать твою! Не изображай из себя завтрак, - заорала она на истукана, нимало не заботясь, что по-русски парень скорей всего ни бум-бум. Впрочем, интонации были достаточно выразительны, перевод не требовался.

Девушкой овладела паника пополам со злостью. Упыриха не обращала на неё никакого внимания, но сколько это продлится? Бежать некуда, жрать нечего, оружия нет. А эти кидают бомбы. А эти (другие) только и знают, что стоят столбом и пялятся. Не очень хорошо понимая, что она делает и зачем, Рита принялась ломать лестницу. Хорошо, хоть не грызть.

Отломив от лестницы увесистый металлический прут, она оттолкнула парня, и изо всех сил врезала поглощенной завтраком упырихе по башке.

- А ну оставь его в покое, ты... Далее следовали слова, давно уже ставшие визитной карточкой простого русского человека. Обычно Рита, считавшая себя девушкой культурной, таких не произносила, но сейчас основательно разошлась.
  • С соточкой)))) А ещё за крайне вкусный и насыщенный пост)
    +1 от Bangalore, 05.02.17 10:22

Они дошли. Последние ярды были самыми трудными, усталость взяла своё – казалось, отряд сейчас повалится в снег в нескольких шагах от вожделенного замка. Но всё же они доползли. Идя вслед за стариком, Сания видела только стены, камень, постройки, которые сулили долгожданное тепло. Отогреться, свернуться клубочком и спать. Долго, очень долго. Встречавшие их люди девушку сейчас совсем не интересовали. Они были ключом к желанным стенам и никем больше. Встреть отряд вместо старого жреца рогатые демоны, Сания и глазом бы не моргнула – лишь бы пустили погреться.

Из транса её вывел только приказ рыцаря оставить оружие. Девушка обвела глазами собравшихся: Дункана, солдат, арбалетчиков на стенах, жреца, который занимался тем же, чем и она – внимательно рассматривал прибывших. Требование Дункана пугало. Страх был иррациональным, не имеющим под собой какой-то реальной почвы. В конце-концов им не угрожали, а желание рыцаря, чтобы по замку не шлялись незнакомые вооруженные люди, нельзя назвать незаконным. Да и понятно было, планируй обитатели замка их убить, просто расстреляли бы из арбалетов со стены, даже не открывая ворота. Никто из отряда убежать бы был не в силах. Рыцарь Дункан, конечно, им не рад и даже не скрывает этого, но кто и кому радуется сейчас, в наше время? Не выгнали и ладно.

И всё же, несмотря на эти успокоительные мысли, Сания боялась. Оказаться совсем беспомощными очень не хотелось. Она невольно бросила взгляд на немногочисленных оставшихся способными сопротивляться защитников отряда – Юргена и Максимилиана, надеясь, что им виднее, как поступить. В благоразумии Юргена Санни не сомневалась, он телохранитель и сделает всё правильно, чтобы обезопасить свою госпожу. А вот от Макса, да и от снедаемого лихорадкой Дрега можно было ожидать чего угодно.

Красно-багровый жрец между тем задал свой ну просто очень актуальный сейчас вопрос. Если рыцарь не скрывал своего равнодушно-пренебрежительного отношения, и это было, по крайней мере, честно, то старик весь из себя такой доброжелательный и понимающий, казался насквозь лживым и вызывал у девушки необъяснимую неприязнь. Сания расслышала его реплику по поводу детей. Она хотела сказать, что детям нужно тепло как можно скорее, да и всем остальным тоже, но что толку было озвучивать очевидное. Старик и сам прекрасно видел, в каком они все состоянии, раз сказал про медицинскую помощь. Однако, вместо того, чтобы поскорей проводить путников в тепло, предпочел устроить на морозе с полуживыми людьми беседу о религии. «Да никому не поклоняемся, все они козлы», - очень хотелось ответить, Сания уставилась в снег, чтобы этот багровый индюк ненароком не прочёл её мысли.

«Бог един, тьма имён ему людской молвой». Эту фразу Сания вычитала давно в одной из тех книг, что приносил к ним в дом старый отцовский приятель – одинокий университетский профессор. С юношества отдав себя науке, он так и не завёл семьи, а к закату стал испытывать желание погреться хоть у чужого огня. Сложно сказать, что влекло профессора в их дом: долгие ночные споры с отцом, мамины вкусные обеды или возня с ребёнком, с которым он совсем не умел обращаться, поэтому и говорил с ней, как с одним из своих школяров. Девочка любила слушать его истории про далёкие страны и живущих там людей. Сам профессор ни разу не покидал Теравии, но знал столько, что иному путешественнику не удастся и за целую жизнь. Став старше, Санни с упоением зарывалась в принесенные манускрипты, половину, впрочем, не понимая. Эта фраза тоже её озадачила. Как это один, когда они все разные: и одеваются по-другому, и требуют от людей своего? Но отец, к которому она и отправилась, против обыкновения ничего объяснять не стал, сказав, что все это чушь, а автор – невежественный дурак. «Люди пренебрегают наукой и вместо того, чтобы познать неизвестное, приписывают его богам», - сказал аптекарь дочке, - «Нет никакого бога, кроме человеческого разума. А если хочешь познать мир, вместо того, чтобы читать чужие глупости, ступай-ка сейчас толочь красную соль».

Что бы сказал отец теперь, встреть он ледяного оленя? Впрочем, зная его, пожалуй, принялся бы, не сходя с места, изучать такой «ну очень-очень любопытственный феномен».

Воспоминания успокоили, когда Сания подняла, наконец, глаза на жреца, во взгляде нельзя было прочесть ничего из недавних чувств. Всплывшая в памяти фраза пришлась как нельзя кстати. К какой религии принадлежал жрец, было неясно. Храм Единого говорил одно, а странное одеяние жреца ему противоречило. Она сказала громко, не только для жреца, но и для своих, надеясь, что поймут намёк и не станут сейчас раздражать старика, углубляясь в религиозные противоречия:

- Бог един, просто люди дают ему много имён.

Пусть понимает, как хочет – то ли верит она в Единого, то ли считает, что её бог единственный.
+1 | Вьюга, 03.02.17 09:07
  • хорошая девочка.
    +1 от Yola, 03.02.17 12:40

Кадар в молчании выслушал всё, что рассказал ему Даор. Он решил называть собеседника именно так. И после того, как ноа замолк, не спешил ничего говорить в ответ, держал паузу. Со стороны лицо джиллера казалось безучастной посмертной маской, но мысли внутри черепной коробке устроили настоящие гонки с препятствиями. Казалось, вот-вот и голова Кадара лопнет, как перезрелый орех, столько на него вылилось информации разом за последние несколько минут.

Джиллер очень не любил неразберихи и расхлябанности. Годы тренировок приучили его держать в узде и тело, и ум. Поэтому хаотичные скачки собственных мыслей очень ему не понравились. Кадар мысленно выругался и принялся раскладывать мысли по полочкам, как им и надлежало находиться.

"Он виной всему произошедшему. Так утверждает история, которая, конечно, горазда приврать, ведь её пишут в основном такие славные люди, как достопочтимый брат Рурк. Но ведь и сам он вины не отрицает"

"Его заточили здесь, в качестве наказания. И, наверно, чтобы помешать и дальше вредить людям. Сам он выйти не может, иначе вышел бы уже давно, вон с какой тоской косится на стены. Значит, ему нужен кто-то, кто его освободит. А для этого такому существу не грех приврать, сооблазнить, что хочешь сделать. Ни одному слову его нельзя верить, тут Даор прав"

"Учитель Сол назвал его другом. Стал бы учитель называть другом демона во плоти, пропащее существо? Нет, это невозможно. Или придется признать, что Кадар совсем не знал своего учителя, а все эти годы были ложью. В подобное поверить было трудней, чем в то, что ложью была история. В конце-концов, историю Кадар знает с чужих слов, а годы с учителем провел сам. В своей способности разбираться в людях джиллер нимало не сомневался"

"Он утверждает, что никакой не бог. Тогда выходит, что и те, другие, оберегающие город, совсем не боги. Вот в это Кадар охотно и быстро поверил. В конце-концов довольно странно, что всемогущие боги избрали своей целью защиту стада баранов, провозглосив их избранными, а других людей, с такими же двумя руками и ногами недостойные. Не слишком умно все это, даже ему видно, а уж богам должно быть и подавно. Нет, это подход человеческий".

"Он грустит, страдает, печалится. Печалится по учителю, грустит от того, что не может убедить меня, страдает от содеянного. Все эти эмоции отлично читаются и это говорит в его пользу. Но может, он просто искусный манипулятор. Пусть учитель никогда не встал бы сознательно на сторону зла, но вдруг Даору удалось его обмануть и запутать. А сейчас он пытается обмануть меня. Чтобы я расчувстовался и сказал: - Нет, нет, мне не нужны никакие проверки, я и так тебе доверяю. - Со мной такой номер не пройдет".

Теперь все мысли были расставлены на своих местах и трепыхаться не смели. В глазах джиллера мелькнуло удовлетворение: так-то лучше. Он внимательно посмотрел на Даора (до пронизывающего насвозь взгляда демона Кадару, конечно, было, как брату Рурку до благодати, но джиллер старался) и спокойно сказал:

- Я знаю, где этот Маяк. Место называется Вдовий берег. Но там полно текторов. Если ты, как говоришь, виной всему, то знаешь, что это за твари. Может подскажешь, как с ними справиться? И что собственно делать дальше, после того, как я найду твой... корабль?

По правде сказать, что за корабль, джиллеру было не понятно. По морю что-ли он плавал? Но тогда что это за туннель такой, ведет на дно? Да и вообще, мысль, что демон плавает по морю, почему-то показалась смешной. Впрочем, выяснять это Кадар не стал, всему свое время.

+1 | Тени богов, 31.01.17 13:02
  • Про мысли понравилось.
    +1 от Fiz, 31.01.17 13:13

- Погоди, - Мирча несколько удивлённо взглянула на телохранителя, неужто совсем он её не слушал, - я не то вовсе сказала, воин. Разумею как раз, что на дороге мы на виду будем, как зверушки в чистом поле. А вдоль воды ехать - легче схорониться. Сама я никогда трактом не пользуюсь, по лесу-то приятнее ехать. Что до быстроты, тут не поспоришь - может и быстрее, легче уж точно.

Посланница замолчала, обдумывая вопрос северянина. Как объяснить этому варвару, чтобы понял он - та ещё задача. Многие люди - на вид разумные, да сведущие, как дело до магии касалось, хуже мальцов становились. Ничего толком не втолковать. А телохранитель молодых фон Гроссмаров видать по всему из дальних краёв. Хотя, так может оно и сподручнее будет.

- На самом деле это один вопрос, - начала Мирча. - Для чего понадобилась злыдню девочка, да чем Инквизиция занимается. Не задумывался никогда откуда разная нежить да чудовища берутся? Магия - она, как огонь. Отогреть может, но и сожжёт любого, кто неосторожно обращаться вздумает. Роженые маги, вот такие, как Вальтурна, со своей силой управляться не умеют, а часто и вообще не понимают, что за напасть с ними творится. Хорошо, коли рядом случиться тот, кто объяснить может, а коли не будет никого?

Вот ты, - она сделала паузу, подбирая картину, понятную воину, - вот ты, когда стреляешь или меч там тяжёлый поднимаешь, отдача назад толкает. Но для тебя оно - раз плюнуть, а я, к примеру, не сдюжу, не обучена потому что. Так же и чародеи. На каждое колдовство отдача положена. И чем сильнее магия, тем она более. Ну сам видел ты, как это бывает. Как этот закон обойти, да как колдовать, при этом в живых остаться, да в трезвом рассудке - тому их и учат.

Мирча глубоко вздохнула и продолжила: - И тут у чародея три пути только: либо к церковникам, либо к чёрным колдунам, либо сгореть от своего же огня рано или поздно. Скорее рано, чем поздно. Иного нам не дано. Говорят, в старину люди были, что сами по книгам учиться могли, да я такого воочию никогда не видала, не скажу тебе - правда или сказки.

Ну а чёрные, понятное дело, что в плату потребует и чему научат. Тут тебе и нежить, и чудовища, и других дел не счесть. Сильный маг он отряда мечников стоит, а то и поболее. Понятно тебе, зачем Вальтурна понадобилась? Инквизиция же больше не чудищ по лесам ловит, а с причиной разбирается. А причина в магии, что во зло обратилась. Тут они особо не будет смотреть - добровольно ли ты стал на этот путь, принудили ли тебя. Конец один. И это страшный конец, но ещё не худший конец для черного мага, скажу я тебе. Хуже - если так и не остановит его никто. Что сотворится с ним после смерти и во что он превратится, о том и говорить погано и думать не хочется. Отдачу обмануть можно, смерть не обманешь, - церковница надолго замолчала, думая о чем-то своем.
+1 | Кровавые волки, 29.01.17 08:31
  • Спасибо за шикарный отыгрыш
    +1 от Orchara, 30.01.17 23:58

Корабль был настоящим чудовищем, последнее слово инженерной мысли. Он зло и удушливо плевался паром и утробно рычал, словно предвкушал, как станет переваривать будущих пассажиров. Не особенно хотелось садиться на такого. Айамэ хоть и жила в столице, технику не особенно жаловала. Во всех этих летающих, ползающих и плавающих монстрах было что-то противоестественное. А оружие, плюющееся пулями? Не было в нём ни чести, ни романтики. Но раз это единственный способ добраться до Моричики - хочешь-не хочешь, а придётся терпеть. Наследница Ириса только убедилась, что нужный корабль имеется в наличие, и отвернулась от него, не имея ни малейшего желания рассматривать. А вот её спутник уставился на железное чудище, как на какую-то диковинку. Откуда же ты взялся такой? В старомодной одежде и с не менее старомодными манерами? Там, в доме Эито, Айамэ только и успела выяснить, что им по пути, так и не поняв, что такого знакомого в господине Тибе, а потом обоим стало не до того. За грустными хлопотами прошло время, по пути разговаривать тоже не хотелось. Девушка размышляла о скоротечности жизни, о чём думали её спутники, кто знает. Но, скорее всего, решила она - и их думы были не из весёлых.

"Успеем ещё наговориться", - сказала себе Айамэ, идя за спутником к гостинице. Она была рада, что нашёлся попутчик, так было привычнее и веселее. В гостинице их ждал сюрприз - свободная комната нашлась всего одна. Впрочем, Айамэ это ничуть не смутило. Господин Тиба не казался опасным, а даже если бы так - ей ли привыкать и опасаться мужского внимания? Предрассудков у наследницы Ириса не было, странно если бы они появились при её образе жизни. Женщины Ириса издревле использовали все методы добиться своего. Все - означало все. И без лишних сантиментов. Пока комната готовилась, наследница размышляла о том, что хозяина гостиницы тоже ждёт небольшой сюрприз. Только он о нём пока не догадывается. Она мило улыбалась хозяину, теребя свой рюкзачок - ни дать, ни взять немного смущённая, но благовоспитанная девица под покровительством строгого родственника, на роль которого её спутник подходил идеально, пусть и не подозревал об этом.

И тут в помещение залетел малец, совсем ребёнок, избитый и дрожащий от страха, а вслед за ним, гадко крича и угрожая, завалились какие-то странно одетые амбалы. Айамэ разозлилась. Обижать детей последнее дело, особенно, если ты в три раза толще и во много раз сильнее. Не извиняет даже то, что вряд ли хоть чуть-чуть умнее, иначе бы не занимался подобным. Но и связываться с мужиками ей было не с руки. Не то, чтобы она боялась не справиться, просто влезть сейчас в драку - означало разрушить ни за что, ни про что свою такую удобную легенду. Хрупкой девице полагалось закричать, упасть в обморок или просто испуганно постоять в сторонке, ну уж никак не давать отпор.

Впрочем, господин Тиба на хиляка не походил, можно было предоставить ему улаживать этот инцидент, что Айамэ и сделала. Уйдя из поля зрения амбалов и трактирщика, она взяла за руку спрятавшегося за широкой спиной Тейдзо мальчика и отвела его подальше в сторонку, на безопасное расстояние.

- За что это они тебя? - испуганным голоском (хороший специалист на мелочах не прокалывается) спросила девушка, вынимая из рюкзака мазь и обрабатывая чуть дрожащими руками, впрочем дрожащими ровно настолько, чтобы не повредить эффективности и ни каплей больше, парнишке бровь.

Зимой повеет,
Смерть придёт, но не беда -
Бесконечна жизнь.

+1 | [IK] Hanagatari, 26.01.17 18:41
  • Горо тоже не жалует всех этих монстров.
    +1 от Bully, 27.01.17 17:24

Принеся ветки, Сания пошла посмотреть, как там лекарь, не пришел ли в себя. Ему по-прежнему было худо. Девушка закинула на плечо сумку Ашиля и криво усмехнулась: - Теперь моя очередь носить. Пойдем к костру, лекарь, согреешься. И повела его к разгорающемуся огню.

- Санни, - раздался голос Каталины, - тут тоже нужна твоя помощь. - Девушка поспешно усадила Ашиля у костра и склонилась над коробейником с лекарством:

- Вот выпей. Цел твой рюкзак, не переживай, у лекаря он был, - и она заставила Дрега выпить микстуру. Рюкзак действительно валялся возле сугроба, где они откопали Ашиля. Сании его было не поднять нипочем. Осмотрев всех и отметив, что из мужчин лишь Юрген выглядит более-менее, она обратилась к нему, указывая на рюкзак:

- Юрген, даже если если Дрегу полегчает, идти с грузом он вряд ли сможет. Поможешь донести до замка?

Не дожидавшись ответа, она поспешила за девочкой, рядом с которой как раз крутился Флинт. Так вот кто, оказывается, её рыцарь. Сания невольно улыбнулась.

- Идемте-ка к теплу, ребята. Завтракать. Флинт, для тебя есть поручение. Можешь ей помочь, когда пойдем к замку? - Сания кое-как помогла девочке подняться, подхватила одеяло и повела к огню.

Делиться особо было нечем. Последние остатки вина она отдала Дрегу, а от хлеба осталась лишь маленькая краюшка, которую Сания и положила в общую кучу. Набрав из котелка растаявшей и согревшейся воды, она напоила девочку, дала воды Ашилю и Дрегу, потом выпила сама. Тепло было приятно, а вот то, что двоих они так и не докричались, болью отозвалось в сердце. Эларика она даже поблагодарить не успела, а ведь он спас ей жизнь.

С такими грустными мыслями она и слушала Каталину. А рыженькая Уна оказывается аристократка. Санни никогда не думала, что аристократки бывают такими, пожалуй, если бы все были, как Уна, жить стало бы повеселее. Она жевала хлеб и мясо, пыталась накормить больных и молчала. Вопреки обыкновению шутки не шли на ум, разыгрывать оптимизм и бодрость не было сил, да и притворять перед ними больше не хотелось. Что их ждёт там в замке, кто знает. Лучше об этом не думать - решила Сания, а думать о более насущных вещах. Например о том, не растерять бы имущество.
Беру сумку Ашиля
Привожу Ашиля к костру
Даю Дрегу лекарства
Прошу Юргена позабориться о вещах Дрега
Прошу Флинта помочь Эй Ты в дороге
Привожу ее к костру
Отдаю хлеб
Даю Эй ты, Ашилю и Флинту выпить воды
Сама пью воду и ем завтрак, больных пытаюсь кормить
Забираю котелок, идем к замку, помогаю больным идти
+1 | Вьюга, 26.01.17 16:31
  • Такая она суетливая, такая заботливая) Здорово.
    +1 от MoonRose, 26.01.17 17:04

Бррр! Санни просыпается от жуткого холода. Что, чёрт подери, происходит? Почему такая холодрыга, какого демона она валяется в снегу, руки и ноги занемели, а лицо колют еловые ветки вперемешку с намёрзшим льдом? На пикник похоже мало. Какое-то время Санни никак не может сообразить, где она и что с ней. Пока не натыкается на заметённую снегом почти пустую бутылку с вином, брошенную под ногами, и странный кинжал, который почему-то сжимает в руке. Воспоминания приходят разом, больше похожие на кошмар. Ей совсем не хочется это вспоминать, не хочется возвращаться в реальность, но выбора как всегда нет. Выходит, она всё-таки заснула. Что-то не очень взбодрил такой сон, хорошо, что вообще проснулась. Но раз ещё жива, надо бы как-то согреться и поискать остальных. Она пытается двигать отёкшими ногами, сжимает и разжимает пальцы рук, чтобы восстановить кровообращение. Поначалу выходит паршиво. Но это ничего. Кое-как стягивает негнущимися пальцами рукавицы, трёт снегом руки, когда они начинают немного слушаться, щёки и нос. Дотянувшись до сумки, убирает туда бутылку, заворачивает в тряпку кинжал и тоже суёт в суму. На дне забытая краюха хлеба - она жует, чувствуя, как возвращается к жизни. Сейчас бы чая, горячего. Но и так неплохо, по крайней мере, можно попробовать встать. Попытка номер раз благополучно проваливается, ноги, которые весь предыдущий день издевались над хозяйкой, окончательно обнаглели и не слушаются. Санни со вздохом стягивает сапоги, разматывает тряпьё и трёт кожу снегом до тех пор, пока она не краснеет и не начинает болеть. Вот так уже лучше. Наконец, с трудом выбирается из своего убежища, почти ползком, встаёт и оглядывается вокруг.

Открывшаяся картина опьяняет не хуже любого вина. Светит солнце! Солнце! Кажется, Сания уже успела забыть, что оно в мире вообще существует. Тепла от него, конечно, как помощи от Единого, но какая красота. С минуту Сания просто любуется на искрящийся, сверкающий под солнечными лучами, как россыпь драгоценностей, снег. Едва не погубивший её. Но сейчас девушка об этом не думает, она вообще на миг забывает обо всём, забывает обо всех бедах и просто любуется на эту зимнюю сказку. В такую погоду хорошо пробежать часок на лыжах, а потом отдыхать у костра, пить сладкий чай и любоваться на белоснежный покров. Санни мотает головой, словно стряхивая наваждение. Не будет больше лыжных прогулок, катания на коньках и игры в снежки. Зима показала свой звериный оскал, нечего теперь снова притворяться доброй волшебницей, нет ей больше веры.

Девушка сердито оглядывается. Чёрт побери, а где она собственно? Это что угодно, только не их разгромленный лагерь, с пятью ободранными ёлками. Сзади самый настоящий лес. А впереди... Санни невольно присвистнула и протёрла глаза, проверяя, не померещилось ли ей. Крепостные стены, приземистое строение из серого камня. Да это же самый настоящий замок! И почти рядом! Тепло, люди, еда! Сердце бьётся часто-часто, кажется, сейчас вовсе выпрыгнет из груди. Как же мало человеку надо для счастья! И тут она замечает, как из- под одного из деревьев показывается человеческая фигура, мелькают такие знакомые рыжие волосы, дальний сугроб начинает шевелиться, кто-то пытается выбраться оттуда, никак не понять - кто. Она бросается к рыжеволосой и кричит на ходу, зовёт своих. Голос хриплый, срывающийся, концерты под буран не проходят даром, но это такая ерунда. Сейчас Санни счастлива настолько, что почти не замечает ни холода, ни усталости, будто бы уже всё плохое позади. Вместе, они вместе.

- Уна, Уна, я здесь! Каталина, Ашиль, Адриана, Дрег... - она зовёт их всех, обводя глазами лес - не покажется ли ещё кто-то.
Помогаю откапывать, кого вижу.
+1 | Вьюга, 22.01.17 03:28
  • Прекрасный отыгрыш, нравится.
    +1 от Akkarin, 26.01.17 13:27

Вот так открытие! Кадар продолжал машинально водить рукой по камню, обдумывая пришедшую мысль. Всегда считалось, что Обелиск стремиться ввысь, к небесам, защищая избранный богами чистый город, но, судя по стыкам каменных плит, он тянется ещё и вниз - под землю. Туда, где смрад, нечистоты, где бродят опустившиеся бродяги, крысы и всякие мерзкие твари вроде... вроде джиллеров. Неужели вход находится именно там? Что делал учитель в этих подземельях, зачем? Впрочем, это всё можно пока оставить и обдумать потом, главное сейчас - найти вход.

Кадар оценил расстояние от железной двери, которая вела к входу в катакомбы, до центра площади, где находился Обелиск. Не так уж и много. Где-то там, под землёй должен быть поворот, короткий коридор. По дороге Кадар вовсе не исследовал всяческие ответвления, они его не интересовали. Что ж, настало время заполнить пробел. Хорошо бы иметь план переходов, но неизвестно, существовал ли такой вообще. Кадар сделал зарубку на будущее, поинтересоваться у Насти. Если уж ему предстоит провести жизнь или скорее смерть, слоняясь по этим кишкам, то чётко представлять себе, куда и что ведёт - не помешает. А если подобного нарисовать до сих пор не удосужились, что ж Кадар сам этим займётся. Но сейчас долго об этом думать было некогда.

Мысленно джиллер воздал хвалу своей интуиции - захватить огниво было замечательной идеей, не придётся блуждать впотьмах. Он снова толкнул железную дверь, забираясь обратно, и там запалил огонь, осветив на миг коридоры. Особенно его интересовало направление, которое наверху вело к центру площади. Кадар внимательно всмотрелся, выискивая нужный переход, чтобы добраться до подземной части Обелиска.

Иду подземную дорогу, ведущую к Обелиску, если нахожу - иду по ней, если дохожу до Обелиска, ощупываю его на предмет дверей или отверстий, при необходимости зажигаю огонь.
+1 | Тени богов, 22.01.17 12:45
  • Все верно!
    +1 от Fiz, 22.01.17 12:55

Выходи в привольный мир!*
К черту пыльных книжек хлам!
Наша родина– трактир.
Нам пивная – божий храм.
Ночь проведши за стаканом,
не грешно упиться в дым.
Добродетель – стариканам
безрассудство – молодым!

Студиозы гуляют, пивнушка гудит: крики, смех, нестройное пение и стук кружек. Пока Санни пробирается вглубь заведения в своём новом зелёном платье с весьма нескромным вырезом, за который с мамой пришлось долго спорить, и шикарных носатых туфельках на высоком каблучке, её успевают несколько раз окликнуть, разок ущипнуть пониже спины ( - отцепись, придурок, - бросает девушка, впрочем беззлобно) и всучить полную кружку. Санни залпом выпивает и с торжеством оглядывается вокруг — мол, что, съели? У размалёванной девицы, оседлавшей колени певца, взгляд становится совсем кислым.

Наконец, девушка находит глазами Тьера. О, Единый, как же он пьян, никогда она его таким не видела! Санни тянет парня за рукав к выходу, ей всё же хватает ума при всех его не позорить. - Отец зовет, он составил новые микстуры, какие ты просил, пойдём же, пойдём же скорей... (дай только выбраться отсюда и я тебе всё выскажу, пьянчужка, я его, значит, битый час жду, а он тут гуляет... ). А певец всё надрывается, и десяток глоток подхватывают:

«Человек – есть божество!»
И на жизненном пиру
я Амура самого
в сотоварищи беру.
На любовную охоту
выходи, лихой стрелок!
Пусть красавицы без счету
попадут к тебе в силок.


…белым саваном вьюга хоронит последнюю надежду, последнюю отчаянную возможность - держаться вместе. И жуткий вой оплакивает её. Одна, снова совсем одна, не нужная никому, не способная никому помочь. Стоило только позволить себе поверить в этих людей, как неведомые демоны забирают и их. Она не захотела сделать выбор, так сделали за неё. Сания уже больше не сомневается, боги или демоны, (да какая между ними разница-то - и те, и те просто сволочи!), над ней действительно смеются, издеваются, проверяя, как скоро она сойдёт с ума перед смертью. Дарят надежду и тут же отбирают, словно гасят огонь, который даже не успел согреть. Раз за разом. Так мальчишки из их квартала шутили с дурачком Фрицем: привязывали к длинной ниточке монетку и прятались за угол. Парень радостно хватал денежку, а она - хоп и пропадала куда-то. А Фриц стоял посреди улицы, рассеянно хлопал глазами, шмыгал носом от обиды. Мальчишкам было смешно. Там наверху, без сомнения, тоже очень смешно: - Чтобы ты не сделала, дурочка, - хохочут боги-демоны, - а монетка на ниточке, и ниточка в чужих руках. А ты осталась одна. Если бы так. Всё хуже, всё гораздо хуже. Ты не одна.

Сания пытается нащупать сквозь буран своих спутников, но в такой адской мгле это невозможно. Ветер и снежное крошево сбивают с ног, проникают сквозь одежду, словно она стоит совсем обнажённой. Как же холодно и страшно, как же холодно и страшно...

Август хмельной и жаркий вырывается наружу запахом ранних яблок, в изобилие растущих возле пивнушки. Их так много, что ветки не могут удержать плоды, земля под ногами усыпана падалицей. Санни вне себя от злости топает каблуком прямо по этим яблокам, гневно размахивает руками, Тьер оправдывается виновато: экзамен, зашли отметить, на пять минут буквально, нельзя отказаться, он не хотел... Бормочет почти не членораздельно, пытается её задобрить и поцеловать и вдруг, потеряв равновесие, летит вместе с ней в эти яблоки. Целует, на платье такой откровенный вырез, а от огромной кружки пива слегка кружится голова... Или это от запаха ябок? Тьер трезвеет, пытается отстраниться, но Санни держит крепко, не выпускает, не может, не хочет отпустить. И плывёт земля под ногами и сводит с ума яблочный аромат. Потом они одеваются воровато и торпливо, кажется, прошла целая вечность, а между тем всего несколько минут - из трактира доносится последний куплет той же фривольной песенки и Санни вдруг вздрагивает, прижимается испуганно к парню. Словно холодом дует на миг среди летнего зноя:

Май отблещет, отзвенит –
быстро осень подойдет
и тебя обременит
грузом старческих забот.
Плоть зачахнет, кровь заглохнет,
от тоски изноет грудь,
сердце бедное иссохнет,
заметет метелью путь.


… Яблочный аромат на миг явственно чувствуется посреди белоснежной могилы. Наваждение тут же пропадает, но страха больше нет. Они ещё живы, ещё живы. Зима закончится, этот буран когда-нибудь закончится, ничто не может длится вечно. Нельзя сдаваться, просто нельзя. Иди по такому бурану практически невозможно, но она идёт. На ощупь, проваливаясь в снег идёт, вытянув вперёд руки к дальней, пушистой ёлке за границей лагеря, у которой, кажется целую вечность назад собирала бурелом. Только бы не упасть, только бы опять не упасть. И почти натыкается на тёмный ствол. Здесь ветви защищают от ветра и снега, хотя и совсем чуть-чуть. Нужно переждать буран, а потом идти дальше. Нужно двигаться, если сейчас остановиться — это конец. Она кружит вокруг ёлки, вытаптывая себе дорожку в снегу. Двигаться, иначе замёрзнешь. А если двигаться, всё будет хорошо, буран кончится, скоро настанет утро. Останавливается, чтобы глотнуть совсем немного вина и снова идёт по кругу. Она не одна, не одна. И тут где-то люди.

- К деревьям, идите все к деревьям, - Санни не знает, слышит ли кто-нибудь её, - но надеется, что порыв ветра донесёт голос. Она не будет кричать, и плакать не будет. Не дождутся эти боги-демоны. Они тут, они вместе. А губы сами собой выводят строки песни. Последние. Последние?

Жизнь умчится, как вода.
Смерть не даст отсрочки.
Не вернутся никогда
вешние денечки.

* здесь и дальше перевод Льва Гинзбурга

Дохожу до дерева, которое дальше от лагеря, там нет трупов.
Пытаюсь укрыться под ним и переждать буран.
Хожу вокруг, чтобы не замерзнуть.
По капле пью вино через определенный промежуток.
Пытаюсь звать остальных.
+4 | Вьюга, 16.01.17 20:59
  • Вкусно)
    +1 от Bangalore, 17.01.17 08:24
  • +
    +1 от Yola, 17.01.17 10:30
  • Это шикарный пост. Вот честно, по душе. И аромат яблок...ммм....
    +1 от Edda, 20.01.17 04:28
  • Красиво
    +1 от DeathNyan, 20.01.17 13:06

Что-то смутно знакомое почудилось Айамэ, пока она внимательно, хотя и не навязчиво, рассматривала господина Тиба. Но что именно, понять девушка толком не успела, как не успела и услышать ответ на свой вопрос - проснулся хозяин дома. Старик был столь обходителен, так старался угодить нежданным гостям, настолько был рад чужим по сути людям, что у наследницы Ириса сжалось сердце от затаённой боли. Смотреть на облетающие цветы всегда грустно, хотя в этом тоже есть своя красота - красота осени.

Она с поклоном приняла угощения, хотя поела чисто символически - небольшой кусочек рыбы и немного риса. Голода Айамэ не чувствовала, да и неловко было набрасываться на еду в доме, где хозяин по всему видно перебивался с риса на воду. Зато с удовольствием выпила полную чашу прохладной, необычайно вкусной ключевой воды. Видимо где-то поблизости бил родник.

Девушке очень хотелось прямо сейчас продолжить беседу с заинтриговавшим её гостем, но хозяин дома требовал внимания. О чём рассказать, задумалась Айамэ? Вряд ли старику будет интересна суматошная столичная жизнь, столь далёкая от мирных реалий этого края. Да и не поймёт он многого. А говорить об истинной цели своего путешествия ей совсем не хотелось. Какими бы душевными не казались случайные спутники, но она их вовсе не знала. Дом Ириса всегда отличался закрытостью, их основным оружием была вовсе не какая-нибудь невероятная сила и мощь, а в первую очередь скрытность и внезапность. Никто не ждёт угрозы, например, от безобидной старушки. И пусть легендарные времена прошли, но основные принципы никуда не делись, болтать языком попусту Айамэ не собиралась.

- Я расскажу вам историю об одном воине, - поклонилась она Эито. - Этот воин жил на свете очень давно. Был у него фамильный меч, который достался от отца, а тому от своего отца. И вот однажды, собираясь куда-то, снял воин меч со стены, и вдург услышал голос: "Как мне осточертело попусту болтаться в ножнах, такая жизнь просто недостойна, так и заржаветь недолго". Мечник огляделся вокруг, но никого не увидел, да и немудрено - жил-то он один.

Айамэ провела рукой по волосам, бросив опять взгляд на Тейдзо (кого же он мне всё-таки напоминает?) и продолжила: - Никого не увидел, а был слишком высокого мнения о себе, чтобы решить, что ему просто померещилось. Тогда воин поинтересовался, кто же это говорит и услышал в ответ, что с ним говорит его меч. Воин, конечно, удивился, ибо никогда не слышал, чтобы мечи разговаривали, но будучи человеком практичным поинтересовался, чего же тот хочет? "Битвы", - ответил меч. А надо заметить, что стояло мирное время, никаких битв вокруг не было, если не считать различных турниров и соревнований. Воин только считался воином, а так его вполне устраивала до этого дня спокойная, мирная жизнь. Но, повинуясь воле меча, пошёл воин искать битву и нашёл её в далёкой стране, а потом ещё и ещё одну. Всюду он выходил победителем, так как меч всегда подсказывал ему, как лучше сражаться, и что нужно сделать. Никто другой не слышал голоса меча, и вскоре снискал воин великую славу непобедимого и могучего демона.

Айаме замолчала, бросив взгляд на присутствующих. - Нет, решила она, никогда я его раньше не видела, иначе бы не забыла. Но что-то знакомое всё-таки есть, - Девушка попыталась напрячь память, чтобы понять, что не даёт покоя, тем временем продолжая рассказ: - Шли годы, воин давно устал биться и рад бы был вернуться домой, повесить меч на стену и зажить прежней спокойной и счастливой жизнью, но меч только смеялся над такими желаниями и называл его трусом. А воин во всем слушался меча, ведь тот достался ему от отца, к тому же умел разговаривать и не раз выручал. Не смел воин перечить своему мечу и поступал всегда так, как тот сказал. Незаметно подкралась старость, и пришло время воину уходить в мир иной. "Ты должен передать меня своему сыну, чтобы тот передал меня своему сыну", - наставлял его меч. Но у воина не было сыновей, ведь он провел всю свою жизнь в битвах, как велел меч, и не обзавёлся семьёй. Поэтому он умер, а меч заржавел. Потому что некому его было передать и некому стало чистить и ухаживать.

- Вот такая история, - Айамэ посмотрела на Тейдзо. - А что вы скажете, господин Тиба? - она дала понять, что всё ещё хочет выслушать его ответ.

Осень приходит,
Но в сердце живёт весна,
Пока слышно птиц.
Пытаюсь понять, что мне кажется знакомым в Тибе.
+1 | [IK] Hanagatari, 19.01.17 14:54
  • Хорош пост и хороша история. И вновь хайку. Ах, как завидую я вам.
    +1 от Bully, 19.01.17 18:53

Рита с ужасом уставилась на врача, перевела взгляд на девушку. Вот вам и хвалёная западная медицина, будешь умирать в мучениях, а от тебя просто отвернутся. А мама ещё ругала их местную поликлинику. Там хоть не стали бы смотреть, как у них на полу человек кровью истекает. По крайней мере уборщицы бы точно не стали, пол же им мыть.

- Ей же больно, она кровью истекает, и вы даже ничего не попытаетесь сделать? - Рита поймала себя на том, что всхлипывает. - У меня голова кружится, но, спасибо, у меня есть таблетка, если что. Она вытащила из рюкзака облатку анальгина и продемонстрировала. - Обезболивающее. Наверняка дейстует, не знаю, не пробовала, - И Рита, отвернувшись, принялась запихивать таблетку раненой в рот и пытаться её напоить. Делать этого она совсем не умела, получалось из рук вон плохо, но надо же было хоть что-то предпринять.

- Это ещё что за чертовщина на наши головы? Тоже по заячьей похлёбке соскучился? Открыть трактир для упырей что-ли, - Сания опускает кинжал. Сомнительно, чтобы им можно было успешно атаковать нежить, хотя, кто их знает, жрецов Урфара - какие у них там цеховые секреты имеются. В любом случае ей совсем не хочется причинять вред животному. Видок у оленя, конечно, тот ещё, но, как говорят аэдверцы, на себя сначала в зеркало посмотрите. Зеркала нет, и хвала Единому. Тут, впрочем, и без него всё ясно. Ну дохлый олень, и чего кривиться? Они вроде как живые? Она смотрит на Дитриха, над которым склонился Ашиль, на Пада, пытающегося унять рану. Кому-кому, а Сании ясно - они уже мертвецы, как и этот олень. Да только они ли? На груди у Санни письмо, можно сказать дневник. Признаки, симптомы, сроки, развитие болезни, попытки лечения. Все неудачные. Тогда, осенью, слоняясь по полям в ожидании, пока зараза до неё доберётся, она находила прямо-таки мазохистское удовольствие перечитывать всё это помногу раз, как будто сама отлично не помнила, с чего всё начинается и чем заканчивается. И про опасность крови там тоже было. А тут всё кровью просто провоняло.

Сания спохватывается, что и на её замечательную песцовую накидку, спасибо имперской шлюхе, у которой её одолжила, крови пролилось немерено, хорошо хоть на кожу не попало. Она рывком скидывает с себя мех, оставшись в одном шерстяном платье. Зверский холод обжигает, как и сознание, что сейчас достаточно внимательно к ней присмотреться, чтобы догадаться обо всём. Поэтому она действует быстро, очень быстро. Тщательно вытирает кровь о снег, подпаливает ветку от костра и безжалостно выжигает роскошный мех везде, где были кровавые следы. Теперь накидка выглядит страшно и жалко, от неё несёт горелым, да и в плане согрева много теряется, зато проклятой крови не осталось. Она одевается, а олень смотрит, кажется, прямо на неё. Знает он что-ли?

***
Тогда снег выпадал в основном по ночам и таял к утру, но всё равно было чертовски холодно. Особенно если на тебе тонкий, осенний плащик и туфли, кто спорит, модные и дорогие, но совершенно не приспособленных для ходьбы по дорогам в такую погоду. Эйфория от того, что чума обошла стороной, очень быстро сменилась отчаяньем. Денег у неё не было, вот не подумала Санни о каких-то там деньгах, уходя, зачем они мертвецу, а есть хотелось. И подножного корма попадалось всё меньше и меньше. Вдобавок, ночуя на улице, она вполне рисковала к утру замёрзнуть. Попытки переждать зиму в каком-нибудь трактире или деревне не увенчались успехом. Изголодавшимся и озлобленным людям вовсе ни к чему был лишний рот. В одном месте на неё просто собак спустили, как на какого-то разбойника, а она всего лишь попросилась на ночлег. И, кстати, о разбойниках, разной швали по дорогам шаталось в достатке. Эти могли зарезать просто так или за кусок хлеба, стоило только попасться им на глаза.

- В одиночку девушке нечего и думать добраться до юга, - уныло размышляла Санни, сидя в углу придорожного трактира и ковыряясь в миске пустой похлёбки. Последняя монетка, из случайно обнаруженных в подкладке плаща (да здравствуют дыры в карманах, и ленивые девушки, которые во время не чинят одежду), ушла на эту нехитрую пищу и возможность подремать до утра на лавке в общей зале, а что будет завтра? Послезавтра? - Что-то надо делать, это плохо закончится, - сказала Санни похлёбке. Та закончилась. И тут к дверям трактира подъехала карета. Роскошная такая карета, с имперским гербом или как там эта штука называется. И трактир мгновенно опустел, всех смело, как тараканов, при виде веника. А Санни в углу старательно прикидывалась ветошью, деваться ей было некуда. Дама, что ехала в карете, в роскошной песцовой накидке и отороченных мехом высоких сапожках, сразу же потребовала комнату, жаровню, горячей воды, ужин и вина. Внизу она не осталась. А вот её свита, довольно многочисленная, заняла столики и гоняла трактирщика с женой в хвост и гриву, требуя лучшие вина и блюда.

- Да откуда у него тут возьмутся лучшие блюда, людям жрать нечего по вашей милости. Впрочем, зала как по волшебству наполнилась ароматами, которых Сания, кажется, целую вечность уже не встречала. Но ей, недавно страдающей от голода, стало не до еды. Всё, о чём могла сейчас думать девушка, куда направляется карета. И по всему ехала она в Оретан, а куда ещё может ехать карета с эскортом из имперцев? Слухи ходят, что там сейчас сам император, чтоб он абрикосовой косточкой подавился. Карета большая, дама едет в ней одна. Внутри тепло и они будут в столице ещё до наступления настоящих морозов. У Санни есть драгоценности, это дураки-трактирщики ничего в этом не смыслят и отказываются даже тарелку супа налить, а леди, похоже, аристократка, должна увидеть, какая им цена. Да и в конце-концов разве ей не пригодится служанка? Корсет там расшнуровать, грелку в постель, что ещё служанки делают? Сания понятия не имела, они слуг не держали. Мама вполне могла себе позволить помощницу, но не желала, чтобы по дому шастали чужие люди. Но в любом случае, ничего хитрого в такой работе быть не могло, это не лекарства составлять. Идти просить, да ещё у имперцев было до того противно... Вот не просто унизительно, а удавиться сразу легче, чем что-то у них просить. Санни бы ни за что не пошла. Но она дала обещание. И должна была выжить. Любой ценой. - А гордость и достоинство можешь засунуть себе..., - внутренний голос глумливо уточнил, куда это всё засунуть. - Для тебя это непозволительная роскошь. Сания встала и тихонько поднялась вверх по лестнице.

В комнате дамы горел свет. Девушка притворила дверь. Посреди комнаты весело горел огонь в маленькой жаровне. Меховая накидка висела на стуле, а сапожки стояли возле кровати. Кровать была шикарная, с настоящей периной. Дама полулежала на ней и пила вино. Сания начала говорить быстро, чтобы не передумать и не сбежать. Её переполняло чувство отвращения к себе. На даму старалась не смотреть, поэтому и пропустила момент, когда недопитый бокал полетел в голову. Но уж визгливый крик пропустить было не возможно. И тут такое началось... Истерики на тему, что тут привечают всякую шваль, нищенок и побирушек, ор пьяных имперцев, обещающих спалить этот клоповник, бледное, как у покойника лицо трактирщика. В общем, выставили её на улицу среди ночи, а она, между прочим, честно заплатила за ночлег последнюю монетку. Но кто слушать-то будет.

Идти только куда? Ночью, по холоду отправляться в путь - самоубийство сразу. Сания и осталась возле трактира, под окном, стараясь, чтобы изнутри её не заметили. Топала ногами, как танцор, чтобы согреться, но всё равно через пару часов зуб-на зуб не попадал. К тому времени свет в зале погас, видимо все разошлись спать. Санни подергала дверь - заперта, конечно. А замок-то не хитрый. Не сложнее весов будет, сколько раз доводилось перебирать и калибровать. Достала серёжку, ту самую, за которую супа не налили, поковырялась. И ничего сложного, оказывается. Или это она такая способная. Ничего худого она делать не собиралась, просто погреться, а поутру уйти, пока не заметили. В конце-концов, честно уплачено. Камин почти догорел, только слабый отсвет бросал на столы, с которых ещё не убрали остатки трапезы. Вот твари же! Нет, ну какие твари! Не доели даже. Санни жадно доела, стараясь не шуметь и вино из всех бокалов допила. Оно, видимо, и ударило в голову с отвычки. Молча сняла плащ и туфли сняла, поднялась наверх. Дверь была заперта, спала скандалистка имперская. Санни вновь поковырялась в замке, замки тут были - одна видимость. Огонь в жаровне все еще горел, сохраняя приятное тепло и освещая комнату, как ночник. А дама действительно спала. И не одна. Но меньше всего сейчас девушку волновала интимная жизнь этой шлюхи. Главное, вещи были на прежнем месте. Швырнула туфли и плащ на пол, сгодится сучке, схватила сапожки с накидкой и вылетела оттуда с бешеной скоростью. В сапогах и мехах на улице было тепло, даже жарко, Сания неслась по дороге, стремясь до утра убраться подальше от трактира, от пережитого волнения, даже про опасность не думала. И уж тем более не позволяла себе думать, что сделают утром психи-имперцы с толстым трактирщиком и его женой. Сами виноваты, она честно заплатила, и ей надо выжить.

***
Мёртвый олень смотрел так, как будто знал. Или ей мерещится уже. - Что ты хочешь от нас, что? - выдохнула она устало. - Нам просто надо выжить. Ты мёртвый, а мы живые. Ещё пока. Надо нам, как ты не понимаешь? - Лекарь, она повернулась к Ашилю, - нужно убираться отсюда как можно скорее, иначе нам всем конец, чума сожрёт. Ты должен это понимать. Объясни людям. Вздохнула, подобрала кинжал, но поднимать не стала. Нашла глазами Каталину. Если не выжить в одиночку, нужно действовать вместе, это Санни поняла ещё тогда, в конце октября. - Что дальше? Каталина, что теперь делать?

Если потребуются какие-то действия после ответа Каталины, дополню пост потом.
+4 | Вьюга, 06.01.17 03:52
  • Нравится Сания.
    +1 от Akkarin, 06.01.17 12:50
  • Прекрасный пост!
    +1 от Магистр, 09.01.17 00:22
  • - Что-то надо делать, это плохо закончится, - сказала Санни похлёбке. Та закончилась.
    Философски))
    Отличный пост и интересная история однако.
    +1 от MoonRose, 09.01.17 01:30
  • Молодец. Хороший постецки)
    +1 от Деркт, 14.01.17 17:25

Жуткий рёв снова разрывает уши. К лежащим на снегу Дитриху и Паду не нужно подходить ближе, чтобы понять - мертвы. Теперь уже действительно мертвы, без всяких обречены и не выжить. Адриана и лучница тоже падают на снег. Сания на дрожащих ногах приближается к ним, волоча сумку. Страшно увидеть в глазах девушек тот же застывший и вечный ужас. Но нет, кажется, просто короткий обморок. Уж Санни знает, как это бывает. Она за этот длинный день просто выигрывала все первенства Теравии по падению мордой в сугроб раз за разом. Хотя, кажется, к ночи у неё появились серьёзные конкурентки. Санни помогает аристократке подняться, протягивает вино, чтобы подкрепила силы, потом подходит к лучнице и предлагает ей сделать глоток.

А между тем, новые любители оленьих боёв отважно выходят на арену, чёрт бы их побрал. Неужели, в жизни этим людям уже ничего не дорого? - недоумевает девушка, глядя на размахивающего топором Макса. - Неужели им больше нечего терять? Сании есть что терять, и есть для чего жить. Ей надо выжить, очень надо. Но что можно сделать одной? Если даже олень, разъярённый выпущенной стрелой, отпустит, по такой вьюге в одиночку не сделать и десяти шагов. А здесь смерть. От нежити или от чумы. Санни бы поспорила, что из этого хуже и поставила бы на заразу. Снегопад от неё не спасение, ну заметёт он трупы, распространяющуюся с каждой секундой заразу это не остановит. Её вообще ничего, кроме огня не остановит, а сжечь здесь всё они не в силах. Только даже Ашиль, который должен понимать эти вещи, просто не обратил никакого внимания на её обращённые к нему слова. Что же ждать от остальных.

- Нам нельзя здесь оставаться, - снова говорит девушка. Безнадёжно, словно учитель, пытающийся в который раз вдолбить скучный урок наследнику лорда - понятно, что бесполезно, но долг обязывает. - Нам нельзя здесь оставаться. Чума нас убьёт. Нам нужно уходить. Послушайте, нам нужно уходить.

Но Сания не уходит. Стоит, прикидывает, хватит ли у неё сил уйти, но не поворачивается спиной к оленю. И дело не только в том, что в одиночку не выжить, она просто не может их бросить. Это глупо, очень глупо, у неё нет никаких обязательств перед этими людьми, а перед другими - есть. Всем обязательствам обязательства. Но она просто не в состоянии сделать этот выбор. Как Тьер не мог тогда. Ещё сегодня утром сделала бы его легко и просто, а сейчас нет. Они или вместе выживут или вместе умрут. Последнее чертовски глупо! Пережить нападение чумы и умереть от нежити, которая, кажется, только и хочет, прогнать их отсюда и больше ничего. Иначе мертвы были бы уже все, оленю не составило бы труда при желании убить взглядом не только Пада и Дитриха. И она стоит закусив губу, надеясь, что в них проснётся благоразумие. Стоит и не уходит. И не поднимает оружие.

- Прости на, прости нас, пожалуйста, - просит она животное, пытаясь перекричать его жуткий вой, - отпусти. Пожалуйста, отпусти.
Если группа решит идти, Сания будет за уход, но пока остальные не уходят, не двигается.
+1 | Вьюга, 10.01.17 21:20
  • дельные мысли
    +1 от Edda, 10.01.17 23:14

Девушка, почти девочка, дремавшая в телеге, проснулась одновременно с хрипом возницы, бросила взгляд на разбойников, потом на стрелу в теле мужика, снова на разбойников, встретилась глазами с главарём. Взгляд растерянный, испуганный и недоумевающий. Лишь очень искусный мастер нинсо смог бы прочесть в глубине её нежно-фиолетовых глаз что-то иное - странное, непонятное и неуместное здесь и сейчас. Тщательно спрятанное уважение и... ревность, с которыми она переводила взор с торчащей из тела жертвы стрелы на чёрный, сверкающий юми главаря. Но столь тонких мастеров среди присутствующих не было, поэтому они видели перед собой лишь насмерть перепуганную девчонку, ещё не отошедшую как следует ото сна.

Куколка, впрочем, была хороша и весьма. Сонный взгляд, растрёпанная причёска и испуг только придавали ей естественности. Было в девушке что-то этакое... особенное. Что выгодно отличало её от обычных разбойничьих подружек и деревенских бабёнок. Неискушённость, свежесть? Вряд ли парни смогли бы это для себя сформулировать, если бы даже приспичило. К ней тянуло и всё тут, о чём ещё долго размышлять? Сладко заныло в паху и почему-то жарко полыхнуло в груди. Главарь разразился сальной тирадой, предвкушая в скорости погасить этот пожар. С такой недурно покувыркаться. Дружки внутренне посмеивались его словам, рассчитывая, что перепадёт по кусочку и им. Такая добыча, пожалуй, заманчивее золота и драгоценностей.

От насмешливых слов щёчки девушки порозовели, а из правого глаза покатилась одинокая слезинка. Кажется, куколка только сейчас в полной мере осознала, что произошло и в чьей полной власти она находится.

- Меня зовут Айамэ*, - дрожащим голоском произнесла беззащитная красотка. Речь Айамэ была мелодична и переливчата, подобно ручейкам, что во множестве журчат по этой весёлой земле, когда весеннее солнышко прогоняет сугробы прочь, а первые цветы ещё только думают, раскрыть ли венчики. Не отрывая жалобного взгляда от главаря, девушка нежными пальчиками стёрла с лица слезинку, провела дрожащей рукой по волосам, поправляя пышную причёску-юйвата, выдернула из выбившейся прядки шпильку-кандзаси, рассеянно покрутила в пальцах, поднесла к волосам, намереваясь поправить изъян, и неожиданно молниеносным, неуловимым жестом швырнула украшение главарю.

***
Расцветший ирис казался, порой, обманом чувств. Айамэ приходилось то и дело проверять цветок, чтобы убедиться - ей не привиделось. Особенно в этом благословенном краю. Какая может быть война, когда распускаются первые цветы и зелень, пение птиц убаюкивает, а крестьяне щедры и добродушны так, как могут быть только люди, не знающие ни голода, ни страха? Айамэ опасалась, что большую часть пути придётся преодолевать пешком, но почти сразу же ей повезло нанять телегу. Да только говорится - нанять. Деревенский мужик в залатанной одежде отказался взять с неё хоть что-нибудь, и обаяние девушки тут было, как ни странно, не причём, уж Айамэ-то знала. В чём-чём, а в мужских взглядах она разбиралась: мужик смотрел на неё безо всякого вожделение, но заботливо - ещё ножки сотрёт такая хрупкая странница. Предложив "дочке" глоток молока, крестьянин пересел на козлы, что-то напевая себе под нос. Делать было совершенно нечего, только отдаться размышлениям, страхам и мечтам. Под эти мысли, да под тихое пение она и заснула, а когда проснулась, добрый возница хрипел в предсмертной агонии, а телегу окружила незнамо откуда взявшаяся в этих мирных краях шайка.

Конечно, ускользнуть от горе-бандитов наследнице Ириса не составило бы ни малейшего труда. Они бы и внимания на неё не обратили, пожелай Айамэ того. Но возница? Стрела, оборвавшая жизнь доброго и честного человека требовала мести. И... не обманывай себя, девочка, дело тут не в одной лишь только мести. Тебе не терпится - что? Помериться силами? Доказать, чей глаз зорче, а рука твёрже? Стать стрелой, несущей смерть? О, это чувство предвкушения, предвкушения чужой, неминуемой смерти! Никогда раньше не испытанное ею чувство, заполнило Айамэ целиком. Убедившись, что бандиты достаточно поплыли под её взглядом и голосом, наследница Ириса потянула дзифу из волос, на миг задумалась, покрутив в пальцах - ещё не поздно было остановиться, не переступать черту. Навершие длинной, острой спицы украшал ирис, вырезанный из чёрного оникса. Отвага и смерть. И дзифу отправилась в свой молниеносный полёт, унося с собой частицу сердца Айамэ, ибо, когда мы убиваем, то каждый раз платим искрой света собственной души.

Весенний ветер...
Мне сулит перемены
Путь чёрной стрелы.

* перед убийством врагу принято называть своё имя.
+2 | [IK] Hanagatari, 05.01.17 18:00
  • Очень, очень хорошо!
    +1 от InanKy, 05.01.17 18:29
  • Красота и красотка!;)
    +1 от Bully, 05.01.17 18:43

Рита не успела войти в дверь, как события завертелись с бешеной скоростью. Прямо к ним бежала девушка, истошно крича. Она была вся в крови. Как и все современные люди Рита смотрела новости, криминальную хронику, боевики... Но одно дело видеть жертву насилия с экрана телевизора, а совсем другое - прямо здесь, в двух шагах от себя. Рита оцепенела. Рот открылся, а глаза выпучились от ужаса, она не могла пошевелиться, в ступоре пялясь на это зрелище. И тут она увидела такое, чего быть попросту не могло. Потому что в мире существовали отморозки, насильники, маньяки, психи и садисты всех мастей, но ни один из них, каким бы больным он не был, не способен был покусать человека, оставляя на теле рваные, кровоточащие раны. Просто физически быть этого не могло, не имели нормальные люди таких зубов.

- Рита, бегом в здание, - закричал дед. Его голос послужил спусковым крючком. Истошно заорав, куда там окровавленной девице, Рита бросилась внутрь, заскочила в вестибюль, чуть не сбив с ног какую-то рыжеволосую девушку и только там остановилась.

- Там... там... эти... там... сожрали... они их сожрали, - в панике идеально выученный немецкий испарился из головы, Рита кричала по-русски, бессвязно и тыкала пальцем в сторону двери.
  • - Там... там... эти... там... сожрали... они их сожрали, - в панике идеально выученный немецкий испарился из головы, Рита кричала по-русски, бессвязно и тыкала пальцем в сторону двери.

    Атмосферненько))
    +1 от Bangalore, 27.12.16 18:21

Странный, больше похожий на гигантское шило, чем на оружие, клинок Симоны не наносит волку никакого вреда. Проклятие! Сания снова опускается на снег, ноги совсем не держат. Крик доктора не придаёт сил, похоже, их просто не откуда больше черпать, но вселяет в душу надежду. Она не одна, их много, они сильнее, они помогут друг другу! Затуманенному усталостью и голодом сознанию мерещится лицо императора вместо волчьей морды. Император проносится мимо неё, жадно припадает к разлитой на снегу похлёбке, спеша нажраться. Его волки всей сворой набрасываются на раненых. "Мы умрём", - Сании кажется, что она кричит, на самом деле голос едва слышен: "слышишь ты, мразь имперская, мы умрём, но мы умрём людьми. А ты сдохнешь, как тварь". Остаётся только сидеть и смотреть, не в силах помочь, не в силах помешать. Надеяться, что когда звери доберутся до неё, у неё хватит сил на удар. Надеяться на то, что воины будут быстрее. Надеяться на чудо.

Словно в ответ на её мольбы раздаётся душераздирающий крик. Так не может кричать ни человек, ни зверь, так кричит сама стихия. Если это чудо, то злое, лютое чудо. Очередная насмешка. Дикая мысль рождается в голове - это Урфар явился мстить за жрицу собственной персоной. Своевременно, как обычно. Зато волков пронимает, они удирают, оставляя уцелевших своей судьбе. И тут же, словно вторя неведомому демону, кричит Дитрих. Кричит отчаянно, умоляюще, захлёбываясь словами. В этом крике столько человеческой боли и надежды, что ужас перед неведомым отступает. Они люди, они ещё живы, а это... может оно промчится мимо. Чем бы оно не было, пусть оно промчится мимо. Пожалуйста, пусть промчится. Они так устали...

Сания, шатаясь, встаёт, отступает к костру, сжимая кинжал Симоны. Почти бесполезный в её неумелых руках, но всё же оружие, с ним не так страшно. Старается не смотреть на трупы, не смотреть на раненых. Нашаривает свой рюкзак, удивительно, что он ещё цел. Самое время поужинать - перед грудой обезображенных тел, человеческих и звериных, под демонический вой. Приятного аппетита. Наплевать. Если она сейчас свалится окончательно, то не сможет помочь ни себе, ни кому-то другому. Хватит ли у неё сил сражаться с новой напастью? Или хотя бы убежать? Девушка жадно, держа бутылку трясущимися руками, делает большой глоток вина, проливая жидкость, вгрызается зубами в хлеб. Мутит, но становится чуть легче.

Она снова стоит, сжимая клинок. Не думать о страшном, они справятся. Сания с надеждой смотрит на Каталину, на Энзо, на Уну. Они воины, они знают, что делать, скажут, что надо сделать. Главное, не паниковать. Мы справимся, мы должны. Это не должно так закончиться. Пожалуйста, ну пожалуйста...

P. S. Я знаю, как пишется слово "судорога".
+1 | Вьюга, 25.12.16 06:21
  • Замечательный отыгрыш. И стихотворение красивое.
    +1 от MoonRose, 25.12.16 21:51

Прилив сил, подаренных яростью, схлынул, оставив одну только дикую усталость. Какой же жуткий, длинный, мучительный день выдался. Столько раз за сегодня казалось - уже всё, конец, но день длился и длился, а вместе с ним продолжалась и жизнь. Переживёт ли кто-то из них эту ночь или им, наконец, будет позволено отдохнуть? Сания в очередной раз упрямо пыталась подняться, нужно было найти силы и продолжать работу. Отец учил её всему, что знал сам, и позволял учиться у других тому, что девочке было интересно. А Сания всегда была любопытной до жизни. Вот только драться её не учили никогда. Отец презирал оружие, говорил: оружие, самое позорное, что только смог выдумать человек. Это, кто спорит, звучало весьма красиво, но не цитатами же давно сгинувших философов ей защищаться сейчас. Вряд ли волки оценят по достоинству. Она осторожно, пытаясь не привлечь к себе внимание тварей, подползла к мёртвой жрице, потянула к себе откатившийся в сторону кинжал. А теперь попытаемся встать и продолжить работу.

Сания и предположить не могла, что боец на поле боя чувствует именно это. Страх, но какой-то приглушенный, равнодушный, словно сердце забили ватой. Ноги тоже ватные, слушаются с трудом. Растерянность. Не слишком понятно, что вообще происходит вокруг, сколько ещё среди них живых и способных сражаться, кто ведёт в этой схватке, они или чума. В кровавой схватке всех со всеми, в криках ужаса, отчаянья, ярости, волчьем вое, мелькании клинков ничего толком не разобрать. Отвращение и брезгливость от стоящей вокруг вони. А ещё совсем уж никчемные и неуместные здесь мысли, вроде того, что, кажется, зайчатина им сегодня не светит. Мама всегда бранилась, что Санни паршиво готовит, но не настолько же. И усталость, заполняющая собой все, такая усталость, что убийство кажется просто тяжелой, опостылевшей работой, которую необходимо сделать, потому что за Санию ее сделать некому. Нет, наверно, настоящие воины чувствуют всё по-другому, что-нибудь героическое, как в балладах. Впрочем, думать об этом сейчас некогда, нужно просто постараться уничтожить чуму. Она кое-как поднялась на ноги и попыталась дотянуться до ближайшего волка.
Подбираю кинжал Симоны. Пытаюсь атаковать ближайшего волка.
+2 | Вьюга, 15.12.16 04:04
  • Но не настолько же...
    +1 от msh, 15.12.16 20:57
  • Описание страха понравилось, а еще привлекает отсутствие лютого героизма у персонажа
    +1 от Edda, 15.12.16 21:06

Внезапно, вырывая Санию из мира тепла и уюта, зашёлся пронзительным лаем пёс, девушка недовольно обернулась на звук, поварёшка выпала из рук. Из темноты, злорадно скалясь облезлыми мордами, на неё надвигалась чума. О, она слишком хорошо помнила её в лицо, чтобы мгновенно узнать. Вот значит, как да? Вот для чего всё это было? Чтобы она осознала, что умирает не одна, чтобы успела почувствовать, успела понять, полюбить, поверить! Вот для чего нужна была эта отсрочка. Кому-то там наверху это видимо кажется особо забавной шуткой. Да будьте вы прокляты, да будьте вы все прокляты, боги этого несчастного мира, с вашим извращённым чувством юмора. Она видела, как умирают дети, старики, знакомые и незнакомые. Она ничем не могла им помочь. Никогда. И Тьер не мог. И отец. Отец пытался, он сутками просиживал в лаборатории, забывая поесть. Знал, что бесполезно, что бьются маги, не ему чета, что нет вакцин от этой заразы и всё равно пытался. Не мог по-другому. Отец всегда испытывал все свои новые лекарства на крысах, а если те выживали - на самом себе. Он говорил - учёный должен рисковать, просто обязан, но только собой. Мама не ругалась, лишь украдкой плакала каждый раз. Отец мягкий, добрый, никогда ей не перечил, но тут был твёрд. Имперские маги использовали в качестве крыс всю Теравию. О, как же Сания надеялась, что им доведется однажды испытать и на себе всю прелесть своего дьявольского изобретения!

Говорят, любая девушка выбирает пару, похожую на её отца. Так ли это или нет, но в случае Сании было чистой правой. Тьер ей тоже никогда не говорил слова поперек. Она временами бесилась от этого и нарочно испытывала его терпение, желая, чтобы обругал или одернул, ударил, наконец - мужчина должен быть более твёрд, уверен, мужчина должен быть главой. А он улыбался ей мягкой, какой-то беспомощной улыбкой, гладил по волосам и говорил: "да, конечно, милая". В тот день она впервые услышала "нет". Сначала не поверила. Ругалась, плакала, умоляла, доказывала. А Тьер гладил её волосы и говорил своим мягким, извиняющимся голосом: "нет, милая, иди одна". И шёл в город с жалкими, бессильными микстурами в карманах, которые никого не могли спасти.

- Зачем ты идешь туда снова? Ну зачем! Ты ничего не можешь для них сделать, ничего!

- Потому что по другому не могу..., - виновато глядел Санни в глаза и уточнял с болезненной честностью - Могу. Не хочу.

Конечно, никуда она без него не ушла, тогда она еще не знала, не понимала, а потом было уже поздно. Отец умер у неё на руках и мама. Тьер последним. Она дала обещание, которое не могла выполнить, которое просто нельзя было выполнить, оставалось только ждать смерти и Сания ждала. Но чума не пришла за ней... только затем, чтобы она поверила, что выберется, что выживет, что выполнит слово. Только затем, чтобы голодала на дорогах, чтобы крала и врала, уничтожая в душе все, чему учили с детства, чтобы обрекла на погибель незнакомых людей, чтобы тащилась куда-то в буран, замерзая от холода, потому что верила, потому что наделась. И теперь, подарив ей достаточно надежды, чума вернулась забрать своё. Это подло, это просто подло даже в этом щедром на подлости мире!

Бешеная ярость разгоралась в ней, незнакомая, безумная ярость. Сания больше не думала, не чувствовала, не жила. Лица плыли перед ней: мама, отец, Тьер... и он, она его сразу узнала, хотя никогда не видела, перед глазами заплясали оранжевые круги. Зажав в руке рыцарский кинжал, Сания кинулась мимо захлебывающегося лаем пса, мимо Каталины и Энзо прямо на чуму, прямо на ее гнусную, безобразную, проклятую морду. Попытаться ударить мерзкую тварь изо всех сил! Первой. Ты ничего не можешь для них сделать. Ничего. А я могу...
первая позиция защиты

Второй бросок (на атаку) - 10 к результату, только сейчас дошло, что перк там не нужен.

Бросаюсь на волка, который смотрит на Ашиля.
+6 | Вьюга, 12.12.16 02:52
  • Какая экспрессия.
    +1 от masticora, 12.12.16 04:58
  • Это классный пост! Тронул.
    +1 от Bully, 12.12.16 09:45
  • Трогает до глубины души.
    +1 от Yola, 12.12.16 13:08
  • годно
    +1 от логин 233, 13.12.16 10:24
  • Нет справедливости) Пост отличный, и в целом за инициативность.
    +1 от Akkarin, 13.12.16 22:15
  • Потрясно.
    +1 от DeathNyan, 14.12.16 23:07

Сания, наконец, подняла глаза на мечницу. Каждый из них, бредущих этой дорогой, казалось девушке, был в своем коконе из беды, отчаяния, боли и тяжелых воспоминаний. И каждый по сути варился в этом один. Кто-то отгораживался от других молчаливой отчужденностью, кто-то шутками. Уна, видимо, была из вторых, как и сама Санни. Это нравилось девушке.

- Да уж, наверно и хорошо, что не падают, - согласно кивнула она на призыв держаться на ночлеге вместе. - Если еще и мужики к нашим ногам будут падать, мы вообще никуда не дойдем. Ну пошли что ли тогда постели стелить, - Сания улыбнулась, бросила взгляд на ветки и поволокла их дальше.

Сгрузив все в кучу, она подумала, что неплохо бы посидеть у костра: хотя работа и позволила немного отогреться, но мороз всё ещё пробирал. Санни заозиралась в поисках Каталины, чтобы спросить, довольно ли уже хвороста, взгляд зацепился за решительно направляющегося к воительнице рыцаря. На поясе у него соблазнительно болтались тушки кроликов. Сания сглотнула слюну, глоток разбавленного вина, которым ее приводил в чувство бородатый лекарь, был единственной пищей за долгие часы. - Господин рыцарь, вы же не откажетесь от мяса на ужин? - окликнула она его. - Я могла бы приготовить, если где-то раздобуду нож и котелок.

Энзо на пару мгновений остановился. Видимо слова Сании несколько сбили его с толка, но затем рыцарь согласно кивнул и, возможно, даже слегка улыбнулся. Левой рукой, он потянулся к кинжалу, висевшему у него на поясе, а затем протянул маленький, но очень острый клинок девушке, ручкой вперёд, чтобы та ещё чего доброго не поранилась. И только после снял с небольшого крючка подстреленных этим, кажущимся уже таким далёким, утром кроликов. Не могло ускользнуть от девушки и то, что Лорензо был слегка напряжён и старательно вслушивался в вой ветра. - Спасибо, - поблагодарила его Санни, и направилась к костру, высматривая лекаря.

Заметив знакомую бороду, она остановилась и показала лекарю на кроликов. - Мастер, спасибо за лекарство и за одеяло, - она улыбнулась тому, что слово «спасибо» случилось говорить третий раз за совсем недолгое время, так и привыкнуть недолго — ты оставь микстуры себе, больше проку будет, я если что могу подсобить. Котелок для травок, небось, захватил? Никогда еще не видала лекаря, чтоб про то забыл. А вашего брата я много видала. Кипятка бы надо, - она снова показала на кролей. - Может растопишь снег, пока я ими займусь?

Выслушав ответ лекаря, Сания забрала сумку и заспешила к костру, от которого шло приятное тепло, усевшись на ветки и вытянув, наконец, многострадальные ноги, устроила рядом кроликов, подобрала палку подлиннее, воткнула ее возле огня, сняла рукавицы и повесила их сушиться. Протянув к огню руки, грела их до тех пор, пока пальцам не стало горячо. Теперь можно было заняться ужином. В ожидании что кто-то нагреет воды, Санни ловко принялась разделывать тушки, снимая с них шкурки и пытаясь аккуратно разделить на двадцать частей (довольно жалких, надо признать), чтобы каждому досталось. Острый кинжал мелькал в ловких пальцах, привыкших с ювелирной точностью резать, крошить, толочь и отмерять, кусочки мяса она складывала прямо на снятые шкурки и даже начала напевать тихонечко:

*

* Перевод Льва Гинзбурга

Принесла ветки.
Забрала у Энзо кроликов и кинжал (по времени перед его разговором с Каталиной)
Встретила Ашиля и попросила его согреть воды
Разделывает кроликов и ждет, когда будет кипяток
Когда будет кипяток, варит кроликов, снимает котел, зовет всех и сама ест свою порцию.
Если просто дадут котелок, вырезает рогатки, топит снег, затем то же самое.
+1 | Вьюга, 11.12.16 11:54
  • Молодец, так и надо, поближе к теплу и еде)
    +1 от Bangalore, 11.12.16 14:01

- Учитель, тренировки сегодня будут? - с порога выпалил парень. Он постарался придать круглому, мальчишескому лицу невозмутимый вид, как и подобает джиллеру, но блеск в зелёных глазах и волнение в голосе выдавали с головой. Нет, ритуала он отнюдь не боялся, даже ждал этого дня, как ждут люди любого переломного момента в своей судьбе, предвкушал его. Ни боль, ни даже смерть Кадара не пугали. Но в это утро он осознал, прежней жизни пришел конец. Новая будет другой, наверняка интересной, но вот уроков фехтования, посиделок с учителем, нечастых прогулок по Городу - ничего этого больше уже не будет никогда. Но пока оно ещё есть, и Кадар не собирался упускать своего.

Он стоял перед учителем - полураздетый и босой, в одних коротких штанах, темные короткие волосы после умывания топорщились в разные стороны - тренированный, мускулистый боец. Накачанное тело воина дисгармонировало с ребяческим ещё совсем лицом, которому недоставало суровости, как Кадар с этим не боролся. Он даже пробовал не бриться, чтобы выглядеть взрослее и мужественнее, но был беспощадно осмеян за это учителем, от которого никогда не удавалось скрыть ничего - будь то какой-то проступок или тайный мотив. Поэтому с отращиванием бороды джиллер быстренько завязал, а вот за выражением лица тщательно следил. И даже репетировал перед зеркалом холодный, невозмутимый взгляд. Только вот в азарте или волнении глаза всегда его выдавали.

Спохватившись, что совсем забыл о приличиях, Кадар поклонился учителю. Тот кажется был чем-то обеспокоен. В обучении умению читать язык тела уделялось едва ли меньше времени, чем тренировкам. Другие наставники относились к этому с неодобрением, но Кадар доверял учителю. И не собирался упускать своего, жадно впитывая знания. Вот и теперь взгляд, поза, движения рук наставника сказали юноше о многом. Учитель испытывал тревогу, которую тщательно старался скрыть. Неужели учитель сомневается в нем? Кадар не без некого самодовольства расправил плечи, играя мускулами, нет, он не подведет. Хотя тренировка не помешала бы. Еще одна, последняя.

Кадар еще очень молод. У него тренированное, накачанное тело, которым юноша гордится и которое могло принадлежать бы и мужчине постарше, но лицо выдает возраст. Округлое, еще не потерявшее мальчишеских черт, с довольно выразительными зелеными глазами. Обычно на лице написана полнейшая невозмутимость, даже нарочитая, но когда Кадар забывает себя контролировать, эмоции на нем проявляются очень даже ярко. Волосы у него темные, короткие.
+1 | Тени богов, 09.12.16 23:58
  • Такие посты – хорошо!
    +1 от Fiz, 10.12.16 01:44

Ледяной порыв ветра привёл в чувство безжалостно, хлестнув пощёчиной по лицу. Валяясь на одеяле, как куча бесформенного тряпья, Сания сгорала от стыда. Очень ко времени, не заспоришь, эта зверюга, как думалось благополучно подохшая давно где-то в глубинах сознания, вдруг решила подать голос. Примерно так же ко времени, как поливать водой пепелище. Знал бы её добрый, великодушный, утонченный отец, читавший Санни на ночь максимы старых философов вместо сказок, к чему у его дочурки внезапно прорежется настоящий талант, в гробу бы перевернулся, а может вообще вылез бы и накостылял как следует.

Санни вцепилась в одеяло - таская еду или одежду, она лишала шансов тех, кого обкрадывала, но плевать ей на это было, теперь она обкрадывала этих людей, забирая их последние силы, а может и шанс на спасение, и от этого тянуло завыть не хуже блохастых соседей. Совесть терзала за то, что думала - пройдут мимо. И за то, что сама бы прошла, не остановившись ни на секунду. Слишком хорошо помнила, чем приходится платить за доброту и жалость. Жизнью, и считай еще себя счастливчиком, если всего лишь своей. Но рассуждай эти люди так же, она бы уже изображала сугроб на дороге, на радость волкам. Хорошо разглагольствовать о ложных надеждах, коим место в слезливых книжицах и считать себя правой, пока это тебя не коснется. А как коснется, побежишь хоть к самому императору за утешением. Зима была настоящим чудовищем – древним, голодным, способным убить безо всякой чумы, не для забавы и не со злобы – равнодушно. Совесть и прочий бесполезный душевный хлам стали непозволительной роскошью. До этого дня.
+1 | Вьюга, 08.12.16 10:21
  • хорошо прочувствовал переживания персонажа ) Найс)
    +1 от Dreamkast, 08.12.16 10:31

Зарраза! Ноги всё-таки подвели её. Сания лежала в снегу, который с каждой секундой казался всё теплее и теплее, и злилась.

На себя - какая же она дура, чего стоило взять из дома хотя бы лыжи. Свои собственные, которые так и остались навсегда стоять внизу, под лестницей, не дождавшись в этот раз зимы и катаний на озере. Да что там лыжи, среди кучи бесполезного хлама, что она захватила с собой, выбираясь осенью из города, не нашлось даже ножа. Хорошо хоть остатки лекарств догадалась захватить. Сейчас они ей сильно помогут, кто бы спорил! Отравить волков, да-да, когда подберутся совсем близко. - Шу-шу-шу, хорошая собачка, милая собачка, скушай сладкий порошочек, меня не надо. А что подберутся было просто вопросом времени. Санни пыталась подняться, но ноги окончательно отказались подчиняться, просто предали хозяйку в самый ответственный момент. Да она же вовсе не устала, ну вот совсем нет, она бы еще шла и шла, а только ноги, заразы, сволочи, не желают. И глаза закрываются. Хочется поудобнее устроиться в снегу и поспать... всего минуточку, снег такой мягкий, словно перина. Она поспит совсем немного, так тепло и мягко, а потом пойдёт дальше. Непременно встанет и пойдет.

На Тьера с его манией помогать людям. Ну и кому ты помог? Вот кому? Они даже не твои соседи, ты тут чужак на севере. Они тебе никто, а ты не рыцарь, чтобы давать обеты. Ты просто недоучка, ты им ничем не обязан. И ничего не мог для них сделать. Мы могли бы уйти по теплу, спокойно добраться до Оретана, а они всё равно бы умерли. Они всё равно бы все умерли, как ты не понимаешь? Раз даже маги всё, что смогли придумать, выжигать свои чёртовы круги. Ну и кому помогло то, что ты умер вместе с ними? Так просто умереть, да? Трус. А ты, Санни, иди, ты мне обещай. Скотина, гад, ненавижу тебя, ненавижу. Вот возьму и сейчас тоже помру, тебе назло. Тебе можно, а мне нет, да? Наверно злость была единственным, что не позволяло всё-таки закрыть глаза. Заснуть. Не дожидаясь прихода волков увидеть сны о юге.

Мерзкие твари. Бегут тут за нами, как будто другого зверья, кроме горстки доходяг, не найти. Жрать хотят. Зайцев жрите, чтобы у вас клыки повыпадали и шкура облезла. Воют ещё. Тут самой впору выть. Санни с тоской глядела, как удаляется от нее спина. Чья? Она не помнила, кто шёл впереди, не до того было. Она их вообще не знала, а они её. Какое им до неё может быть дело. Пойдут дальше. Спины, спины... сядут у тёплого костра. Никто не остановится. Разве что, чтобы подобрать мешок. Бросят. А знали бы её секретик, бросили бы ещё раньше.

Она злилась на них на всех за то, что не упали, за то, что у них есть силы идти дальше, а у неё нет. Потому что будут сидеть у костра и уплетать виноград на юге. Она им завидовала. О, как она им завидовала! Ей нужно было выжить, ей. Просто необходимо. Она злилась на Единого. И на этого имперского бога со смешным именем. Сволочи, как только допустили подобное. Видала я ваш рай. У-у-у, я вам все выскажу. Всем все выскажу. Сания закусила губу до крови, чтобы отогнать сон, и снова попыталась подняться. И снова уткнулась лицом в снег. Тогда она просто поползла по снегу, уже не замечая, что тратит последние силы, оставаясь на месте.
+3 | Вьюга, 07.12.16 03:37
  • Какие эмоции)
    +1 от MoonRose, 07.12.16 04:13
  • Эмоционально. Понравилось!
    +1 от Edda, 07.12.16 11:03
  • Нравится отыгрыш, эмоционально и мило
    +1 от Akkarin, 07.12.16 11:52

Мирча глядела вслед Микуше, пока он не смешался со стайкой ребятишек. Так граф или герцог какой-нибудь на позолоченном блюде перепелов трапезничает, в каретах с гербом разъезжает, а думы ночами смутные, неспокойные: каждый от того блюда кусок норовит отхватить - тут битва, там предательство, здесь обман. А Микуша что? Всей печали - мамка заругает, всей радости - рубаха справная, да коня в поводу удержать дозволили. И кому из них больше дано? А кто при этом счастливее? То-то же. Не завидовала Мирча ни знати, ни прославленным воинам, ни богатым купцам - никому не завидовала. И все обеты, что святая Церковь от неё стребовала, с постригом легко приняла, без сожаления и раздумья, как и не заметила. А вот детишкам завидовала странница белой завистью. Босоногие и простоволосые не имели они ничего за душой, но владели всем миром. Земля под голыми пятками - их, и небо, по которому солнце что-то сегодня уж совсем нагло вжарило - им, кому ж ещё! В каждом ребёнке, полагала Мирча, есть у него Дар или нет, изначально горит искорка Божья, поэтому и чувствуют себя дети хозяевами мира, сами не сознавая того. Только вот гаснет эта искорка рано и почти всегда. Мало кому от нее удаётся запалить пусть не костёр, но хотя бы факел, да пронести сквозь годы. Мирче вот не случилось.

Вздохнув, посланница принялась натягивать сапоги, оправила одежду, даже провела гребешком по спутавшимся волосам. Староста не мальчишка, к нему в расхристанном виде заявиться негоже. Она призадумалась над словами Микуши. Никакой магии поблизости не ощущалось, так что скорее было это всё обычной байкой, коими селяне любят себя тешить вечерами. Но всё же решила настороже быть и при встрече ещё проверить, не помешает. С теми мыслями вынула из кармана чётки, пусть под рукой будут, что-то подсказывало ей так сделать, да застучала в дверь, как и предупреждал мальчонка, погромче.
+1 | Кровавые волки, 02.12.16 06:58
  • Пожалуйста, продолжай в том же духе!
    +1 от Orchara, 05.12.16 23:08

- Спасибо, хозяйка, - поблагодарила Мирча рыбачку. - Никто о вас худого и не думает. Бог в помощь и полных вам сетей. Достав из кармана четки, она перекрестилась и прошептала коротенькую молитву-ободрение. Магии в ней было всего-ничего, для чего-то серьёзного - не годна, но прогнать легкую тревогу с души слушателей должна была. Посланница повернулась к Микуше, оценив его растерянность. Лицо ее по-прежнему оставалось спокойным, даже строгим, но в голосе послышался смех. - Веди, Микула-богатырь, только обожди-ка чуток. Мирча отошла чуть в сторонку, туда, где облюбовала местечко Рыжуха, и сделала то, о чем мечтала ни один час - сбросила сапоги и, закатав штанины до колен, вошла в воду. Ополоснув ноги, умывшись как следует и смыв грязь с сапог, Хортица почувствовала себя совсем счастливой. Даже досада от того, что и в этой деревне не удалось приблизиться к цели, убежала куда-то, как мышь от проворного кота. Ведя лошадку и неся сапоги в руках, она подошла к мальчугану, по-прежнему не сводившему с нее глаз, такая же босоногая с прилипшими к ступням травинками, как и он сам. Закинула сумки на спину Рыжухи, поклонилась на прощание рыбачке. - Ну, показывай дорогу. Поводья-то подержишь? Женщина подозревала, что лошадь для Микуши такая же манящая диковинка, как и она сама, по крайней мере коновязи в деревне нигде заметно не было.
+1 | Кровавые волки, 30.11.16 11:34
  • Очень нравятся твои посты. Так и продолжай!
    +1 от orchara, 30.11.16 12:03

Мирча медленно ехала по деревенской улочке, разглядывая притулившиеся с обеих сторон домишки. Ламарп ничем не выделялся среди прочих рыбацких поселений, что попадались страннице на пути. Разве что выглядел запущеннее и беднее иных, видимо дела у местных шли не лучшим образом. Старые, местами скособоченные домики утопали в зарослях травы, дорогу уродовали рытвины, а неубранные острые камешки норовили подвернуться лошади под копыто. Солнце уже поднялось высоко, зовя весь не праздный люд приступить к работе, но людей видно не было, Ламарп встречал Хортицу пыльной, ленивой тишиной. Кое-где брехали собаки, на перевернутой, рассохшейся лодчонке дремал толстый, полосатый мышелов, да в зарослях репетировали цикады. Острый, резкий рыбий запах витал в воздухе, едва уловимый, но вездесущий, давая безошибочно понять любому путнику, куда привела дорога. Мирча спешилась и, ведя Рыжуху в поводу, спустилась по тропинке вниз к реке.

Вся жизнь деревеньки, как она и предполагала, сосредоточилась у воды. Рыбаки, должно быть, с раннего утра уплыли вниз и вверх по течению, расставляя сети и проверяя ловушки. Ламарп галдел в ожидании, сгрудившись у берега, где в воду уходили ветхие деревянные мостки, словно зрители у сцены. Малыши возились в песке, дети постарше собирали ракушки, мастеря из них бусы, какой-то селянин конопатил перевернутую вверх дном лодку, женщины чинили растянутые тут же сети, кто-то перебирал улов, награждая снующих вокруг кошек ароматной требухой. Запах, едва заметный наверху, на берегу буквально сшибал с ног. В отдалении, за изгибом реки угадывалось мельничье колесо, но Мирче пока туда не надо было.

Она выглядела усталой, утомившись не дорогой, а бесплодными поисками. Куртку Мирча сняла, когда начало жарить солнце, оставшись в одной рубахе. Потрепанные штаны, запыленные сапоги и круги под глазами делали ее похожей на охотничью собаку, которая долго и безуспешно пытается взять след. Однако, стоило Мирче тронуть рукой крест под рубахой, в черных глазах блеснула надежда, а лицо, казалось бы, помолодело, и вот уже она с приязненным любопытством окидывает толпу взглядом, поглаживая густую гриву Рыжухи.

- Мир вам, добрые люди. Найдется ли у вас приют для коня и одинокой путницы? - поздоровалась Хортица, подводя кобылу к воде и освобождая от нехитрой поклажи. Говоря это, она втянула воздух, вдыхая глубже аромат рыбьей требухи и пытаясь почувствовать "запах" магии. Конечно, на самом деле магия не пахла никак, но объяснить, что именно она ощущает в присутствии чужой силы, женщина бы не смогла. Среди такой прорвы народа определить кого-то, поцелованного Богом, было невозможно, но вот понять, имеются ли здесь вообще такие и стоит ли задержаться, чтобы тщательно поискать, или Ламарп окажется такой же пустышкой, как и семь его предшественников, посланница могла. Следы магии, если она присутствовала, подобно въевшемуся запаху, указывали направление, как в детской игре в "горячо-холодно". Увы, магия была гораздо большей редкостью, чем полагают несведущие люди, а если ещё учесть, что, подобно капризному цветку, она легко погибала без ухода, то встретить чародея или видящего было настоящей удачей, которая за эту поездку Мирче пока не улыбнулась ни разу.




Пытаюсь понять, есть ли поблизости магия. Если да, пытаюсь детально пообщаться со всеми жителями, особенно с детьми, чтобы найти источник. Если нет, просто дам отдых коню, расспрошу о новостях и, как можно скорее, двинусь дальше или по ситуации, смотря что узнаю.
+0 | Кровавые волки, 29.11.16 06:14
  • Мило )
    +0 от quester, 29.11.16 20:00