Набор игроков

- [D:tF] Last drop of sanctity
- Предел власти 3: Последняя эра
- Суръезные разборки
- Mass Effect: Betentacled Team
- Мафия XL "Чертоги разума"
- Мирания: начало.
- [Fuzion] Бристалия - Приключения не за горами
- Караул Смерти: Операция Заркон
- [D&D 5] Невервинтер Онлайн
- [L5R]Девять Тысяч Преград
- ТАЙНА ДОМА БАСКОВ (перезапуск)
- [GURPS] Меж берегов: Родина и чужбина
- Мечи и золото
- Как служака, фиглярка и пес по Реке плыли
- [SW] Deadlands: Восьмизарядный адвокат
- [ВРММОРПГ] S.T.M.O. I
- Ковчег 5.0 [18 +]
- [Naruto] История иных шиноби
- Хантума: Падение
- Легеден: падение древности. Перезапуск.

Завершенные игры

Форум

- Общий (9533)
- Игровые системы (4401)
- Набор игроков/поиск мастера (24544)
- Конкурсы (4807)
- Под столом (13940)
- Улучшение сайта (5115)
- Ошибки (2114)
- Для новичков (2664)
- Новости проекта (6283)

Голосование за ходы

 
Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Любопытное раскрытие персонажа. Даже очень.
    +1 от Деркт, 20.02.17 12:28

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Дроиды полностью оправдывают своё название и, судя по результату броска, вообще ни на что не способны =)
    В частности, очень рад, что получается набрать вполне нормальную скорость.
    +1 от Akkarin, 20.02.17 12:15

У мужчин хватило мозгов меня послушать. Славно.
Луис командует лезть наверх, и мы все послушно перебираем ногами, спеша достичь открытой двери и выбраться из шахты. Но мы всё лезем и лезем, а выхода не видно. Я начинаю уставать, конечности немеют от усталости. Чёрт побери, они совесм не привыкли к таким нагрузкам, тем более пролежав в криокапсуле туеву хучу лет.
Темнеет в глазах. Или света становится слишком мало?.. Я уже не разбираю. Заметно отстаю от своих спутников, и только страх позволяет двигаться вперёд, оглядываясь вниз – не ползёт ли за мной кто из уродливых мутантов?..
Но никого нет. Мы одни в этой шахте. Кажется, что и единственные разумные люди во всём комплексе…

Но наш путь заканчивается. Одна из дверей оказывается открыта. И мы с благоговением вползаем на этаж – ну, я так точно. Мои мужчины уже стояли и разглядывали помещение, пока я, кряхтя, забиралась на пол. А, забравшись, упала, распластавшись на полу и тяжело дыша. Плевать, что они там нашли, плевать на всё… даже если сейчас передо мной появится одна из тех розовых тварей – я и пальцем не пошевелю…
Но здесь тихо. Не слышно звуков боя. Только сердцебиение гулко стучит по барабанным перепонкам и дыхание отдаётся болью в грудной клетке.
Я распахиваю глаза. И вижу потолок с пробоинами и трещинами. Вижу горящие лампы. И изумляюсь – они самодельные…
Сажусь на полу, с интересом разглядывая зал.
- Похоже, кто-то из проснувшихся пытался выжить в этих условиях. Пытался жить как человек, - задумчиво произношу вслух.
Но остаётся открытым вопрос – что произошло в этом комплексе до того, как заключённые начали просыпаться?.. Почему они оказались заперты здесь? Почему там, внизу, вокруг капсул – настоящие курганы костей?..
+1 | [Hmstrlng] Ice, 17.02.17 20:31
  • Это да. Это молодец.
    +1 от Деркт, 17.02.17 20:32

Звуки блокируемой входной двери и удаляющегося транспортника возвестили о том, что путь назад окончательно отрезан. Цивилизация со всеми её благами осталась далеко позади. Сауна. Молодые колонистки. Нормальная соловая с поварами. Свежий воздух в помещениях… Несколько недель тебе придётся видеть этих людей. Общаться. Выстраивать какие-то отношения, придерживаться, быть может, определённой позиции, несмотря на то, нравятся они тебе или нет. В этом был определённый минус, когда работаешь один, а тебя включают в команду… Впрочем, тебе ведь не привыкать. Столько контрактов осталось позади. Столько лиц. Некоторые из них теперь покоились где-нибудь в земле на богом забытой планете, с раскрошенными мозгами или пробитыми внутренностями. Все эти люди рано или поздно уходят из твоей жизни. Чем отличалась от них эта компания?.. Абсолютно ничем. Отличалось само место твоего теперешнего пребывания. Тихий уголок.
И, похоже, остальные это так же прекрасно понимали. Череп, не распаковав ещё даже личный багаж, тут же принялся за выстраивание социальных отношений. Спешить было явно некуда, но и к чему медлить? Когда кроме как бесконечной болтовни и личными притирками тут заняться больше нечем. И Руби подлила масла в огонь, выказав так открыто тебе симпатию. Какие бы у неё ни были мотивы, но девчонка явно знала, чего хотела.

Зал опустел, все разошлись. Остались только вы втроём, и то Гремучка за тонкой перегородкой кухни чем-то гремел, фактически в зале не присутствуя и занимаясь своими делами.
Быстро разбежались. Так торопились занять поскорее комнаты, разложиться… Но к чёрту суету, спешить совершенно некуда.
Сумка с грохотом падает на пол, брызнув каплями натёкшей воды на твои ботинки. Садишься за стол, подражая Айзенбергу. Тот наблюдает с вялым интересом, но на шутку твою осклабился. Та пришлась ей явно по вкусу.
Затянувшись, Череп вынул сигару изо рта и повёл ей в воздухе. Вокруг мужчины собиралось уже приличное сизое облако. Твои лёгкие воспринимали курево наёмника вполне спокойно, но ты мог быть уверен, что менее привыкшие к табаку люди будут едва ли не задыхаться.
- Мой личный трофей. Была у нас недавно стычка с контрабандистами. Скажем так, эти ребята кое-кого заебали, пришлось немного разукрасить им морды, чтобы не совались, куда не следует. По ходу дела прикарманил себе немного их товара… По словам Сержа. Я же считаю, что заработал его честным трудом, - улыбнулся, снова затянувшись. – Сигары с Прагма-3. Наверняка слышал об этой планете. Там всякую траву нелегально выращивают. Наркота, правда, дерьмо полное, но табак у них ядрёный, крепкий, сука. Не самый высший сорт, но для определённого круга ценителей.
С этими словами полез в карман, достал металлический портсигар, подбросил тебе.
- Угощайся. Если лёгкие не жалко.

Наконец, из кухни выполз Гремучка с весьма озабоченным видом, держа в руках свой коммуникатор. Подошёл, сел за стол, продолжая что-то в гаджет вписывать.
- К хорошему табаку не хватает только хорошего алкоголя. Эй, узкоглазый, что там у нас с запасами горючего?
Эрван отозвался, не отрывая глаз от списка.
- Всё очень плохо. Корпорация не выделила ни одного пузыря на общественные нужды, но вот жратва нормальная. С голода не умрём, от однообразия не усохнем. Помимо обычных пайков нам выдали хренову тучу консервов, и, при том, не самого говённого качества. Ещё крупы, сухие завтраки…
- Избавь от подробностей. Главное, есть что жрать.
Череп снова перевёл взгляд на тебя, усмехнулся.
- Ну, раз Фарлент угощать нас не хочет… Хорошо, что я прихватил у торгашей ещё кое-что.

…В зале постепенно начали появляться остальные. Промелькнул Джим, дежурно поинтересовавшись, как дела, и почти тут же ушёл на второй этаж, явно чувствуя себя рядом с вооружённой бандой наёмников не в своей тарелке. Вернулась Мэлани, снявшая, наконец, пухлую верхнюю одежду, чем заслужила восхищённое присвистывание Черепа; водолазка, казалось, ничуть не скрывала ладную фигурку.
Браун снова поразила всех своим энтузиазмом, предложив вместо того, чтобы трескать пайки, сделать ужин. Расспросила Гремучку о припасах, после чего ушла на кухню. Всё это время игнорируя шуточки и подмигивания Черепа и кашляя от дыма.
- Для медика, что сидит на жопе ровно, у неё крепкий задок, - оценивая уходящую девушку, произнёс Череп, вновь обращаясь к тебе. Мэлани наверняка слышала, Айзенберг и не старался понизить тон, тем самым вновь провоцируя без исключения всех присутствующих. – Как считаешь, Джа?
+1 | "Adversa fortuna", 19.01.17 01:23
  • Неожиданно понял, что модуль - сплошной фансервис для меня. Шикарно! ^^
    +1 от Azz Kita, 16.02.17 10:36

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Красивый жест и красивый пост)
    +1 от Francesco Donna, 14.02.17 19:01

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • – Иначе следующего выреза туника не переживёт.
    Нравится эта её ироничность практически в любой ситуации.
    +1 от Akkarin, 11.02.17 13:39

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Хорошая, красивая интерлюдия.
    +1 от Francesco Donna, 08.02.17 11:49

Толбат в ответ протянул руку, утвердительно кивнул, мол, ничего не имеем против.
- Теперь пришло моё время с вами прощаться, - заговорил до того молчавший Ларс.
Чернявый парень задумчиво смотрел куда-то вдаль. Но затем, словно опомнившись, обернулся к вам и растянул губы в улыбке. Что-то в ней было печальное и нездоровое.
- Спасибо за компанию, было интересно слушать ваши истории. Ведьмак, - кивнул тебе на прощание, - надеюсь, когда-нибудь свидимся. Прекрасная Янни, - девушка зарделась, - успехов в вашем благородном деле. Господа краснолюды. Бывайте.
Тронув лошадь, Ларс растаял в толпе. Вы же двинулись в противоположную сторону по другой дороге. Ни Толбат, ни Гой не спрашивали, что у тебя за дело к барону, тактично умолчав, но догадываясь, что дело непосредственно связанно с твоей профессией. Однако по лицу Янни было заметно, что ей больше всех любопытно.

Деревенские домики стояли близко друг к другу, и здесь, у самой площади, они выглядели вполне презентабельно. Не кособокие и заросшие мхом и паутиной, с соломой вместо крыши, но аккуратные, чистенькие, с резьбой на ставенках. В каждом горел свет, и за занавесями порой виднелись чьи-то фигуры, выглядывали любопытные детские лица.
Съехав с площади, ты понял, что основное оживление было именно на ней. На той дороге, где вы ехали, оказалось гораздо тише. Всё ещё слышался шум с перекрёстка, всё ещё ходили люди по улице, но было гораздо спокойнее. Ещё с половины пути осознал, что ориентиром вам служила небольшая трёхэтажная башенка, под боком которой пристроилась крыша длинного и громоздкого сооружения.
На повороте съехав с дороги, вы оказались в самом центре посёлка, где царственно, среди нескольких сосенок, возвышалось двухэтажное поместье из тёмного камня. Простенькая архитектура и отсутствие каких-либо изысков, а также пёстрые украшения на столбах и арке, выдавали полное отсутствие вкуса у его хозяина.

- Мелитэле родимая, неужели я увижу саму госпожу и господина Бруггена, а вдруг я не справлюсь… - тихонько приговаривала Янни, румянец и нервозность, с которой она комкала бардовое платье, выдавали её волнение.
Объехали парадный вход, остановились во внутреннем дворике.
- Эй, Василёк! Не спи, паршивец! – крикнул Гой, по примеру своего товарища слезая с козел.
Тут же из боковой пристройки выскочил молодой паренёк лет пятнадцати, рыженький и слегка упитанный. Судя по одёжке и тому, как от него пасло сеном и навозом – конюх.
Паренёк забрал под уздцы кобылу, остановился возле тебя, с любопытством оглядывая тебя и твоего коня. Пялился на рукояти двух мечей, торчащие из-за плеча.
- Чур меня, чур… - попятившись, прошептал конюх, и столкнулся с Таггзом.
- Ну, чего пялишься? Сопля мелкая… Бери коня ведьмака, он-де к хозяину твоему пожаловал.
Василёк, испугавшись гнева Гоя, всё-таки принял уздцы твоей лошади и увёл в конюшню вместе с кобылой и телегой. Янни, к тому моменту, уже из неё слезла и теперь во все глаза глядела на дом. Судя по восторженному выражению лица, эта безвкусная громада казалась ей красивой.

Зашли через чёрный ход, и тут увидали двух стражников, сидящих на скамье и играющих в карты.
- Э-ка, какая картина чудесная. Бариновых люлей вам обоим не хватает, сторожи, - проворчал Гой, заметив карты. – Ну и кто выигрывает, неумёхи вы длинноногие?
Мужчины оторвались от своего занятия. Заметили тебя, схватились было за оружие, но, заметив, что стоишь ты за краснолюдами, пыл поубавили.
- А этот что тут делает? – не слишком приветливо спросил один из них.
- Язык прикуси, Керан. У ведьмака дело к твоему господину. Где Бругген? – ответил Толбат.
Керан, подуспокоившись, снова развалился на скамье и скрестил руки на груди. По кислому лицу было особенно ясно истинное отношение стража к краснолюду. Но тому, кажется, было абсолютно плевать.
- В баньке парится, где же ещё. Если собираешься проводить этого к нему, - кивнул на тебя, - пусть снимет оружие для начала, - похлопал рядом с собой по скамье, требовательно глядя тебе в глаза.
+2 | "Si vis pacem, para bellum", 04.02.17 21:21
  • Все нравится. Но краснолюды больше всех. Клевые они.
    +1 от Texxi, 04.02.17 22:07
  • Очень в духе Сапковского!
    +1 от Kellen, 07.02.17 13:52

Лин зашла следом за Уной, попутно оглядывая внутренний двор и прислушиваясь к разговору Энзо и Дункана. Значит, одна деревня поблизости есть, остальные разграблены… Видимо, если графиня Уинтворт не посылает своих людей на подмогу собственным крестьянам, у неё с количеством войск всё туго. Если нет ближайших деревень… стол графини Уинтворт должен быть весьма беден. Похоже, Лин привела ей лишние голодные рты. Вселяло надежду лишь то, что их не прогнали сразу.
Правда, девушка всё равно не до конца доверяла этим людям, и Дункану, носящему чёрный плащ, в частности.

Последний, вместо того, чтобы вести их сразу к хозяйке замка, отвёл в какую-то пристройку, бывшую казармой. Лин нахмурилась, оглядывая скудное убранство помещения. Не то, чтобы ей было противно здесь находиться, как раз наоборот – весьма привычно. Но ей не нравилось то, что их отвели именно сюда. Конечно, у графини могут быть свои дела, разрешения которых они, как гости, должны подождать… Но это лишь усиливало подозрения Лин. Почему не в сам замок, а в какие-то бараки?.. Такое ощущение, что они новоприбывших просто бояться, опасаясь пускать за порог.
Значит, война и чума. Вот причины такого оскудения войск. Чума – плохо, не хотелось бы попасть в её эпицентр, но вроде здесь было тихо, болезнь, судя по всему, давно прошла. И насчёт войны ей тоже вполне верилось… Вопрос только в том, за какую сторону бились эти парни во главе с Дунканом.

Огонь, несмотря на то, что обещали, всё же не разожгли. Слуга так и не пришёл. Вместо него – парочка охранников, шаги которых девушка заслышала из коридора. Мало того, что негостеприимны, так ещё и недоверчивы.
- Из огня да в полымя, - хмуро произнесла лучница, скрестив руки на груди. Подошла ближе к Уне и Энзо, говорила едва ли не шёпотом, чтобы слышали только они. Кто знает, может их подслушивают… - Думаю, вам уже ясно, кто здесь ключевые фигуры. В самом крайнем случае… вы знаете, кому приставить нож к горлу. Пока всё идёт хорошо – улыбаемся и машем. - Лин вовсе не питала надежд на захват замка и прочей чепухи, но, если его обитатели проявят агрессию, он знала, что мешкать не станет.
- Но больше всего подозрений навевает их церковь… Мне незнакома эта религия. Алые рясы, чёрные плащи… Похоже на имперцев, но не могу утверждать.

Настроение ухудшалось с каждой минутой. Из окна Лин видела, как вновь открывалась калитка, как заходили во внутренний двор знакомые уже лица… Сердце ёкнуло, а девушке внезапно стало страшно. Что если она привела их в ловушку?..
Почти сразу её мысли подтверждает сам Дункан. Группа выстроилась перед ним рядком, а тот что-то от них требует…
Стрелу! Стрелу в затылок!..
Успокойся, Лин, всё в порядке. Он просто просит сдать их оружие – вон, Максимиллиан и Юрген уже следуют его приказу… Процедура избавления гостей от оружия – вполне тривиальная. Вот только сцена эта Лин всё равно жутко не нравилась. Она почти слышала в голове их голоса – презрительные, холодные…

Уна почти тут же выскакивает из помещения, всего на минуту раньше, чем собственный порыв несёт Лин в ту же сторону. Адреналин подстёгивает. Она не может сидеть здесь, пока какие-то люди решают судьбы тех, кто к ним явился. Она должна быть там. И Уна – благо, Уна чувствовала ту же ответственность, не пришлось её дёргать и просить вновь вступиться за тех, кому неофициально дала протекцию. Повела себя как истинная баронесса. А Лин – встала за её плечом, сопровождая на выходе. Язык чесался отдать солдатам команду смирно, дабы пропустили командира… но Лин его благоразумно прикусила.
+1 | Вьюга, 05.02.17 21:29
  • Стрелу! Стрелу в затылок!
    +1 от Логин 233, 06.02.17 01:10

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • - Пришёл в себя? – склоняется над тобой голова девушки, светлые волосы отбрасывают на лицо тень. Различаешь голубые глаза, что впиваются в тебя возбуждённым и тревожным взглядом. Пытается улыбаться, как ни в чём не бывало, и у неё это неплохо выходит.
    Отменно передана та самая сцена пробуждения на операционном столе..
    +1 от Akkarin, 04.02.17 02:54

Занятие компьютерами полностью меня поглотило. Не заметила приближения Луиса. Что-то он там говорил на фоне, но я едва вслушивалась – тон-то был доброжелательный.
А потом он заорал мне в ухо… Мерзавец.
Рефлексы оказались сильнее моей воли. Я дёрнулась и встала, развернувшись к нему лицом. Оказалась прижата к приборной панели… Ну что ж, девочка, вот ты и доигралась.
Сглотнула сухой ком, приготовилась к худшему… Но вместо ударов ощутила, как стягивает талию полоска ткани. А затем – горячее дыхание на коже. Как тяжело дышит… Страх кольнул. Возбуждение. Забытые инстинкты…
Крайне любопытный субъект. Значит, он считает, что я подрываю его авторитет? Видит во мне какую-то угрозу?.. И судя по всему, не только угрозу, раз постоянно смотрит таким пожирающим взглядом…
Я чувствую злость. Как она всколыхнулась где-то внутри меня. Сопротивление. Мне хочется ответить, что ты, дружок, ещё не то лизать будешь, если встанешь у меня на пути… Но я молчу. Никогда не скажу ничего подобного. По крайней мере, пока ситуация совсем не вышла из-под контроля, а я не получила какое-либо преимущество.

В ответ на мои мысли к нам буквально подлетает парнишка, назвавшийся Бутчем. Пугает меня первое мгновение. Своим напором и яростью, отражённой в глазах. Но очень быстро понимаю его мотивы. И улыбаюсь сама себе мысленно.
Ого. Да у меня появился защитник…
Я делаю жест рукой – остановись. Улыбаюсь парню, пытаясь сказать взглядом, что всё в порядке. Не нужно открытой конфронтации, это опасно – татуированный уголовник в открытом бою может оказаться сильнее. Ни к чему нам драки, когда нужно думать о другом… После чего перевожу взгляд на Луиса – мою основную головную боль. Он так заботлив… И агрессивен… Странно. Быть может, уже думает, что я его собственность? Или добивается моего расположения такими странными методами?..
В любом случае, у меня нет причин открыто противостоять ему. Он мне нужен. И я ему. Только он ещё не подозревает, насколько…
Он делает шаг назад. Оглядывает. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, чего он хочет.
- Конечно, так лучше. Извини, не поняла сразу, для чего мне эта ткань… Я ведь действительно выживать не привыкла, - улыбаюсь я беспечно и чуть виновато.
Кладу руку на свой импровизированный пояс и чувствую, как она дрожит.
- Я на минуту.

Ухожу в душевую кабину, открываю краны. Вода. Чистая, фильтрованная вода… Этот комплекс с каждой минутой преподносит сюрпризы.
Зачерпываю в ладони ледяную воду. Пью. Умываюсь. Чувствую, как холодные капли стекают по лицу и шее… Хочу в душ, но не могу себе этого позволить. Как представлю, что за дверью будет стоять Луис… Не нужно провоцировать парня.
Возвращаюсь в основную комнату.
- Да. Надо бы обыскать комплекс, - отвечаю Арчи. Бросаю настороженный взгляд на Луиса. - Но для начала проверю компьютеры… Может, они ещё работают и как-то нам помогут.
Теперь мастер-пост бы. Что там у нас с компуктерами)
+1 | [Hmstrlng] Ice, 03.02.17 15:12
  • Отлично! Нет, правда, не только раскрылась сама, но и дала понять, как близко был Луис.
    +1 от Деркт, 03.02.17 15:42

Всё будет хорошо. Всё будет хорошо…
Эти слова бились в голове словно пойманные птички, взмахивая крылышками и путая мысли напуганной девочки. Она ощущала на своих плечах тяжесть чужих рук, но рук тёплых. От них исходила уверенность и сила. Сила сквозила и в голосе того, кто убеждал её, что они выберутся.
Здесь многие говорили. Говорила кухарка и её помощница. Говорили головы – издавали странный и страшный звук, плюхаясь вверх по ступенькам. Но ещё говорил он. Спокойным и ровным тоном, успокаивая Марси. Её нервы, казалось, были натянуты до предела, но в тот миг она ощутила глоток… надежды, пожалуй. И устыдилась проявления собственной слабости. Ситуация, конечно, необыкновенная, но всё же – она выказала слабость перед мальчишкой!.. И вовсе стала не похожа на себя. Прежняя Марси никогда и ничего не боялась!
Но перед тем, как к Марси вернулось прежнее присутствие духа и Джон отошёл к люку, она бросила на него взгляд. Полный доверия и благодарности. Или чего-то подобного.

Но попытки парня оказались тщетны. Сколько бы он ни бился, его усилия были напрасны, он только исчерпывал свои силы на абсолютно бессмысленное действие. И всё же пытался, а девочка с надеждой наблюдала. Надеждой на то, что люк вот-вот сдвинется, хоть на дюйм…
Но тут раздаётся громоподобный возглас кухарки. С каждым отчётливым словом её голос становится громче, вселяя в сердце девочки ужас. И вот – она хватает кочергу и двигается к лестнице, словно лавина, обрушиваясь на непослушных детей…
Хрусть.
Хрусть!
И капустные головы бездвижно лежат на ступеньках, расслоившись на кусочки. Теперь они больше напоминали капусту нежели мгновения назад…
Марси выдохнула с облегчением. И со стыдом ощутила, как дрожат под юбкой худые коленки.
А кухарка указывает куда-то вглубь помещения. Так спокойно говорит о бегстве… Может, им можно было просто уйти?..

Госпожа Саломея, опершись о кочергу, обратила теперь свой гнев на Жулиану, выгоняя с кухни. Девочка не могла не порадоваться этому событию. А в голове промелькнула мысль – куда это помощница уходит?.. Скрывается в ту часть кухни, о которой дети не знают. Что там припрятано?..
Женщина пытается отдышаться. А Марси, молниеносно обдумав их положение, решает пойти навстречу. Эта кухарка делает всё, чтобы они с Джоном её не боялись – так почему бы ей не подыграть?..
- С-спасибо, - запинаясь (вполне не наигранно), произносит Марси. – Эта Жулиана совсем злюка. Она так напугала нас.
Бросила взгляд на Джона. Вопросительный и в тот же момент заговорщицкий. С толикой отчаянья.
- Вы – колдунья? – осмелела девочка, с трудом перебарывая страх. – Ваша капуста… она ведь прыгает, а это не-нор-ма-ль-но… - и в подтверждение своих слов помотала головой.
Она слышала о колдунах и ведьмах. Но только в сказках. Мама, к примеру, часто говорила, что если Марселина будет непослушной, её заберёт злая ведьма. Но девочка не то чтобы верила в эти сказки... А теперь и вовсе запуталась.
  • До чего мне нравится Марси!
    +1 от Fiona El Tor, 30.01.17 09:22

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Я понимаю, что твой организм совершенен и всё в том же духе, я также отдаю себе отчёт, что от этой тряпки вряд ли будет какая-то польза…
    ахахах)) ты конечно бла-бла и бла-бла, но всё равно давай сюда руку..)
    +1 от Akkarin, 29.01.17 00:47

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • От Риана даже я немного краснею) В хорошем смысле этого слова)))
    Очень хороший, очень визуализированный пост.
    +1 от Francesco Donna, 29.01.17 00:20

Вход в систему…
Введите пароль…
Сканирование…

Я в своём привычном кресле. Пальцы бьют по сенсорной клавиатуре с невероятной скоростью. Проносятся перед глазами всплывающие окна, сотни цифровых колонок, и лишь единственная строка сияет по центру. Поле ввода пароля. Но уже скоро. Совсем скоро моя вредоносная программа обойдёт антивирус, а за ним – узнает чёртов код. Счёт идёт на секунды.
Мигают символы в поле ввода. Программа начинает подбирать шифр…

Пароль принят…
Обработка данных…

Файловый менеджер любезно предоставляет мне всю конфиденциальную информацию облачного хранилища. Какие же корпораты идиоты… Одну ублюдочную флэшку физически достать сложнее, чем получить доступ к той же информации в сети. Но они оказались слишком самонадеянны. Думают, что их хранилище – нерушимая крепость…
После сегодняшнего вечера они перестанут так думать.

Копирование данных…
Данные успешно скопированы.

Свеженькая, полностью мне доступная, информация о могущественной организации теперь хранилась на моём физическом носителе.
Сколько же будет покупателей, охочих до чужих секретов. Сколько польётся кредитов на мои нелегальные счета… Кропотливая работа нескольких месяцев будет полностью вознаграждена.
Я набираю чей-то номер, сообщаю о проделанном. Но на том конце голос невесёлый. Он кричит. Требует…


Требует проснуться.
Пробуждение… Инициализация… Три… Два…
Знакомый звук врывается в сознание. Где-то работает электропривод, я чувствую сквозь закрытые веки, как что-то надо мной отодвигается в сторону, расширяя пространство.
Ожидайте службу безопасности…
Зачем?..
Мысли. Так тяжело ворочаются внутри черепной коробки. Застыли словно, заиндевели. Мне больно. Больно думать. В противовес этому – я совершенно не чувствую собственное тело. Хочу пошевелиться – да не могу. Едва шевелю пальцами рук, всё остальное словно окаменело…

Я пытаюсь открыть глаза. И тут же зажигается пронзительно яркий свет под потолком, обжигая. Несколько секунд я лежу с закрытыми глазами, пытаясь привыкнуть к освещению. В то же время пытаюсь двинуться – теперь более настойчиво. Но ощущаю, как что-то инородное стягивает мои запястья и лодыжки… Мне становится страшно.
Где я?..
Моя память… Я помню прошлое обрывками… Помню свой сон – такой реалистичный. Но всё остальное словно расплылось в тумане. Не могу вспомнить, что я здесь делаю. Не могу вспомнить, кто я…
Паника возрастает. Я хочу отсюда выбраться. Начинается приступ клаустрофобии…

Наконец, распахиваю слезящиеся глаза. Фокусируется постепенно зрение.
Не верится. Словно попала в кошмар. Развороченные капсулы, разбитые стены, человеческие кости повсюду… Критическая ситуация. Мозг начинает лихорадочно соображать. Вспоминаю тут же.
Я в тюрьме. Нахожусь в такой же капсуле, как и соседние со мной. Капсуле криосна – очевидно, я была заморожена на многие годы. На многие?.. Что-то мне подсказывает, что я должна была проснуться почти сразу после заморозки, но почему?.. Память молчит. И сколько прошло времени в действительности?..
Это – второстепенные вопросы.
Для меня сейчас главное выбраться и узнать, что случилось. Почему всё вокруг разрушено. Я думаю… Времени с того момента, когда произошла катастрофа, прошло уже очень много. Кости. Черепа. Они голые, без мяса. Только время могло так их обглодать.

Я пытаюсь выбраться. Тяну на себя свои наручники, но ничего не выходит. Крепко сидят. Тогда начинаю двигаться, извиваться точно змея. Складываю кисти, тяну руки вверх, пытаясь вытянуть из плена металлических колец…
+1 | [Hmstrlng] Ice, 27.01.17 14:27
  • Ну ты как всегда, чертовски хороша! =)
    +1 от Bully, 27.01.17 17:37

Не дождавшись ответа рыцаря, Лин отходит. Время не ждёт – быть может, кому-то сейчас требуется помощь, чтобы выбраться из-под толщи навалившего снега. Идёт, замечает вдали ещё один треугольник сугроба - наверняка ещё-то из группы. И, судя по откопавшемуся псу, вертящемуся возле бархана, под сугробом скрывался никто иной, как коробейник собственной персоной. Лин свистнула, подзывая собаку к себе, но дойти до сугроба так и не успела: услышала чей-то зов, обернулась. Уна зовёт. И, бросив взгляд на мчащегося пса, сделала пару шагов к девушке. Пока шла – заметила фигуру Юргена в отдалении. Наверняка где-то рядом и Адрианна – лучница почти не сомневалась, что телохранитель смог её защитить.
Подходит к Уне, слушает её предложения. Сначала промелькнула в голове мысль – о каком замке она говорит? Но стоило бросить взгляд через плечо – и глазам Лин действительно предстал замок. Убежище. Возможность укрыться в тепле. Пища, кров… Неужели они, наконец, нашли то, к чему стремились?..
Нет. Не они нашли…
Слушает. Укол обиды и вины. «Непонятная лучница»… Неужели алый плащ теперь ничего не значит?.. Ответ приходит в голову тут же – и правда, теперь алый плащ уже ничего не значит. Просто путеводная тряпка…

- Твои доводы не лишены смысла, - размышляла тем временем Лин. – Определённо, если есть возможность пристроиться в тёплое местечко, хоть бы и временно, то грех этим шансом не воспользоваться. Так же, как и твоим предложением протекции. Кто знает, каков нрав хозяина замка, не прогонит ли он всех низкородных со двора… Спасибо, Уна. Это очень любезно с твоей стороны, - улыбнулась девушка.
Несмотря на то, что сама Лин являлась дочерью мелкопоместного феодала и имела, пусть и разбавленную, голубую кровь, выступать в роли берущего на себя заботу о поданных аристократа не решилась бы. Титул Уны гораздо значимее, чем её собственное положение, не имеющее титула вовсе и соответствующих бумаг.
Тут же подбежала Санни. Глаза горят, щёчки разрумянились, выражение лица – озадаченное, хмурое. Тоже рассказывает про замок. Но добавляет ко всему и тот факт, что откопанную девочку, имя которой Лин так и не вспомнила, лихорадит. И Ашиля тоже. Что ж… это очередное доказательство, что оставаться на холоде дольше нельзя. Если они заболеют – последующую дорогу могут не перенести. Впрочем, весть о лекарстве немного Лин успокаивает.
- Не волнуйся, - так же негромко ответила лучница девушке. – Пойдём в замок, обязательно, как только откопаем всех и придём в себя. – И пока Санни не отошла, тронула ту за руку. Совсем тихо прошептала: – Спасибо, что помогаешь им.

После того, как вопросы о дальнейшем передвижении группы были обсуждены, Лин вернулась к своему занятию, по пути играясь с вертящимся вокруг неё псом, пуская в него фонтаны снега. И по дороге до сугроба Дрега крикнула, чтобы все остальные услышали:
- Так, кто ещё в снегу дрыхнет? Подъём! Перекусим, что у кого найдём, и двинемся в путь. Возьмём курс на замок.
Несмотря на внешнюю весёлость и энтузиазм, Лин не могла побороть в себе тревогу. Где же Тэрия? Где Эларик? Где Флинт?.. Их не было в поле её зрения, но хотелось верить, что они где-то поблизости и услышат её.
А Лин берёт курс на сугроб Дрега, помогает откапываться теперь ему.
+0 | Вьюга, 24.01.17 22:13
  • Вот-вот, что-то такое я и хотела )
    +0 от Texxi, 24.01.17 22:51

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • За зрелищное развитие ситуации и проработку деталей.
    +1 от Akkarin, 24.01.17 14:06

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Давно его хотел плюсануть. Спасибо за очередной поворот)
    +1 от Деркт, 23.01.17 00:19

Они звали.
Их голоса становились всё дальше. Их фигуры мелькали где-то за снежной пеленой. Их руки тянулись к тебе призывно…
Их лица едва различимы.
А ты – надрываешься, кричишь им в след. Не уходите. Не покидайте меня.
Ты бежишь, скидывая меховую накидку. Принимая на себя удар стихии. Порывистый ветер срывает дорогой тебе алый плащ и уносит в небо – алое пятно среди снежной мглы.
Ветер бьёт в лицо. Окутывает высокую фигуру снег, осыпается за воротник, причиняя резкую, обжигающую боль. Немеет тело.
Ноги вязнут в сугробах, что ежеминутно растут – снегопад всё не заканчивается. Снегу почти по пояс, двигаешься рывками вперёд.
Выкрикиваешь имена поочерёдно. Откликаются. Почти неслышно никого теперь. А холод сковывает, наступает могильная тишина…
Но они возвращаются. Бредут, скривившись, прямо к тебе. С разных сторон. Они вернулись. За тобой…
Всматриваешься. Тревожно становится.
Другие лица. Безэмоциональные. Бледно-синие, помертвевшие, полуразложившиеся. За каждым из них развивается алый плащ.
«Нет… Нет!..»
Разворачиваешься. Хочешь убежать. Но они – повсюду. Окружают. Расстояние всё меньше…
Их руки…
Ледяные…
Рвут, рвут…

…Лин проснулась от собственного крика. Короткий, надсадный, но хриплый вскрик. Девушка вздрагивает и открывает глаза, ощущая бегущие по телу мурашки. Щупальца страха ещё крепко сжимали её сердце, но Лин постепенно приходила в себя. Увидела перед глазами зелёную хвою, ощутила её запах. Поняла, что почти не чувствует собственных конечностей. Несмотря на тёплый настил из мехового плаща и ветвистый купол над головой, суровые погодные условия давали о себе знать. А яма под елью – не лучшее укрытие в лютый мороз, с избой не сравнится.
Всего лишь сон. Просто сон…
Лин вспоминает. О том, что было прошлой ночью. О рогатом полумёртвом создании, о мороке, что он наслал на неё, отделив от группы…
Шевелится под плащом, сворачиваясь калачиком, прижимая ноги к груди. Детская, беззащитная поза... Теперь ведь никто не видит, она может позволить себе побыть немного слабой…
Так не хочется выбираться из своего укрытия. От меха исходит согревающее тепло… Но надо что-то делать. Подниматься. Идти на поиски. Быть может, шанс найти остальных ещё не потерян…

Девушка потихоньку поднимается. Стряхивает налипший на волосы снег, касается лица. Чувствует кончиками пальцев небольшую ранку на губе – видно, раскусила во сне или пока бродила по окрестностям… Достаёт из-за пазухи зачерствевший от холода кусок мяса, пытается разгрызть. Голод вновь даёт о себе знать. Пожалуй, по пути придётся подстрелить какую-то животину, если в этой местности ей посчастливится наткнуться на её след…
Выбирается из-под веток, и солнечный свет бьёт в глаза. Золотистые полосы лучей раскрасили бледное полотно редколесья… Так спокойно. Так ясно и тихо. Вдыхает свежий, морозный, с нотками солнечного тепла воздух. Прикрывает на миг глаза…
Слышит звуки. Пение птиц. Слышит чужое дыхание. Кто-то ворочается, топчется на месте… Слышит голос Сании.
Распахивает глаза, вглядываясь в барханы сугробов.
Тут и там – очертания засыпанных снегом людей. Знакомая рыжеволосая голова маячит в ветвях так близко расположенной ели...

Что-то ёкает внутри. Растекается жгучим теплом. Радость. Искренняя и неподдельная радость. Смятение в глубине души. Истина, что она упрямо не принимала, раскалённой иглой обожгла сознание…
- Подъём! Солнце встало, не прохлаждаемся! Максимилиан, выбирайся уже из-под сугроба, ещё чего отморозишь, - весело кричит Лин, чувствуя, как к ней возвращаются силы.
Идёт вперёд, проваливаясь порой. Помогает Уне и Санни подняться, выбраться из-под дерева, подав руку. Улыбается, и отчего-то собственная улыбка кажется ей сейчас до ужаса глупой.
Двигается дальше, не останавливается. Видит скорченную под деревом фигуру. Без плаща. Всё встаёт на свои места, обладатель меховой накидки находится тут же.
- Доброе утро, рыцарь, - с улыбкой накидывает плащ на Энзо. – Ваш плащ пришёлся мне очень кстати. Вещь просто превосходная, отлично под ней спалось, - чуток издёвки, но беззлобной.
Бродит по округе, ищет остальных, помогает встать. Максимилиану тоже, если он не против)
Если Энзо в ответ что-то невнятно пробурчит спросонья, продолжит занятие. Если проснётся - подаст руку и поможет подняться)
Замок пока не заметила.
+0 | Вьюга, 22.01.17 03:44
  • Очень понравилось, особенно тут:
    Другие лица. Безэмоциональные. Бледно-синие, помертвевшие, полуразложившиеся. За каждым из них развивается алый плащ
    +0 от Texxi, 22.01.17 09:07

Ранний подъём. Привычный тебе порядок. Едва солнце рассвело – ты уже на ногах. Горсть снега в ладонях, снежинки, осевшие на волосах… Пару капелек пота на лбу, смешавшиеся с растаявшим снегом… Тугая вязь мышц... Меч – продолжение руки…
Ты проделывал это десятки, сотни раз. Ещё больше – не на еловых ветках, а на живых людях и тварях. Несмотря на твою комплекцию, широкую спину, покатые плечи – двигался ты не столь грузно и тяжеловесно, какое производил впечатление. Приученное к битвам тело крутилось на месте, перенося равновесие с одной ноги на другую. Сверкал в золотистых лучах стальной меч… Ты был в своей стихии. Был полностью поглощён боем с выдуманными противниками. И потому не замечал, не чувствовал на себе чужой взгляд, скрыв глаза под повязкой. Но там, у ствола сосны, пристроилась худая фигурка. Наблюдала за тобой краткое время, любясь точёными движениями. Но ушла до того, как повязку снял с глаз. Только натоптанные следы, что ты заметил на обратном пути, сказали тебе о чужом присутствии…

…Ротт пустил лошадь галопом и скрылся за поворотом. Стук копыт постепенно утихал.
Повозка краснолюдов скрипнула и тронулась, кобылка послушно тянула её вперёд. Янни, пристроившись в повозке, дремала. Гой и Толбат затянули разговор, что за весь последующий путь приобретал самые различные оттенки интонаций. То они спорили, то травили байки… Особенно тут отличился Таггз, рассказывая, правда, из-за жрицы – завуалированно, о своих любовных похождениях. Гой оказался не столь избирательным, как его собратья, и человеческих женщин и эльфок считал вполне симпатичными. Толбат старался утихомирить его фантазию, но Гоя было не так-то просто заткнуть.
Ближе к середине дня проснулась Янни. Толбат попросил её спеть, чтоб веселее в дороге было, и девушка не смогла отказать. Запела, чистым, красиво переливающимся голоском… Все замолчали, завороженные пением. Даже парень, плетущийся позади, слегка припустил лошадь, чтобы ехать поближе.

Текло время. Вечерело. Чем ближе становилась зима – тем скорее опускалась на землю темнота. Вот и сейчас солнце постепенно клонилось к закату, не столь уж долго пробыв на небосклоне. А вы – взобравшись на холм, уже могли наблюдать огни Вешенок издалека. Оставался час или чуть больше пути…
Янни замолчала, волшебное пение смолкло. В тишине слышался лишь скрип колёс да топот копыт…
Только тогда ты обратил на это внимание.
Лошади оставались спокойными – да и ты сам не чувствовал поблизости опасности. Но что-то в лесу было не так.
Тихо. Очень тихо.
Примолкли птицы. Шорох крыльев, скрип снега от лапок какого-нибудь лесного создания – твой слух не различал подобных звуков.
Но твои спутники, казалось, этого не замечали. Теперь запел Гой, и его бас раздавался в тихом лесу гулким эхом. Янни, повернув голову к тебе, улыбнулась. Встала на колени и свесилась с края повозки, пытаясь дотянуться рукой до головы твоего коня. Коснулась ушка, что тот дёрнул. Помотал гривой. Девушка рассмеялась. Спросила:
- Вы так и не рассказали ничего о себе, господин ведьмак. Простите мне моё любопытство… Вы всё не сворачиваете, очевидно, нам по пути... Надолго вы остановитесь в этих местах?
Песня, которую спела Янни: [Мельница – Баллада о трёх сыновьях]
+1 | "Si vis pacem, para bellum", 19.01.17 22:35
  • Сочно.
    +1 от Kellen, 21.01.17 12:11

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Ад сменяется если не раем, то кратковременным покоем. И это приятно)
    Но игра как и прежде продолжает держать в напряжении)))
    +1 от Francesco Donna, 20.01.17 16:05

Необыкновенный прилив сил. А вместе с ним – железная решимость. Лин знала – теперь знала, - что стрелять в существо бесполезно. Но просто не могла позволить ему вершить судьбы так легко… Чем заслужили смерть Дитрих и Пад? Первый и вовсе встал на защиту детей. Несправедливо…
На кромке сознания зиждется разгадка этой тайны. То, что Лин не хочет принимать сердцем, видя перед собой не призрачный дух, уничтожающий чуму, но опасную тварь, что могла в любой момент прикончить кого-то ещё… Пусть они умирают своей смертью. То, что делает этот «дух» - убийство. Ничем от него не отличается, какие бы благие намерения он не преследовал.
Кем бы ни были эти люди в прошлом, но лучница поклялась себе их защищать.

…Она кричит. Она хочет, чтобы остальные прекратили бесполезную болтовню и убирались отсюда подальше, интуитивно чувствуя, что должно последовать после агрессии некоторых людей и её в частности… Остальные не должны за это отвечать.
Олень делает шаг, раскрывает пасть и ревёт. Оглушающе громко. Никак не реагируя на пытающихся отогнать его людей. Но после…
Слова, выкрикнутые Лин, тонут в воющем ветре, настолько сильном, что лучница перестала слышать какие бы то ни было звуки, разговоры, хруст снега от удаляющихся шагов Юргена… Даже собственные руки она различала в этом мареве с трудом.
Не стоило сомневаться в магической природе этой вьюги…

Без паники. Главное – найти остальных, постараться собрать их вместе. Лин сомневалась, что сможет увести их как можно дальше в такую метель, но образ синеглазого оленя, блуждающего где-то за снежным маревом, не давал ей покоя. Если ей удастся всех собрать и пристроить там же, под елями, где уже вырыто убежище… Организует дежурства… Чёрт, сама не будет спать всю ночь, лишь бы лесной дьявол не приблизился ни к одному из них…
И Лин начинает поиски. Вспоминает, что рядом, буквально в паре шагов от неё, стояла Санни, протягивающая ей флягу. Кричит её имя. Пытается дотянуться рукой. Но там, в молочной густоте, она находит лишь пустоту.
Закутывается с ног до головы в тёплый песцовый плащ, что каким-то образом у неё оказался. Снег нещадно липнет к нему, но это лучшая защита, чем её собственный – тканный. Бредёт в ту сторону, где, предположительно, стояла Санни, с трудом ступая по снегу – его намело, пожалуй, по колено… Но в том месте никого не находит. Девушка словно испарилась.

- САННИ! УНА! ДРЕГ!! Куда вы делись…
Лин кричит, надрываясь. Но ответом ей служит вой ветра, словно насмехающийся над её потугами.
- ЭНЗО! МАКС! АШИЛЬ!..
Никто не слышит. Никто не приходит. Более того – она не ощущает в белоснежной мгле ничьего присутствия, и это не на шутку пугает.
Необъятная, бесконечная пустота. Ни единого признака, что кто-то здесь вообще был…
И только тогда ей по-настоящему становится страшно.
Сердце бешено колотится в груди, адреналин ударяет в голову. Девушка мечется из стороны в сторону, кажется, наворачивая очередной круг – не понять, следы тут же заметает. Время идёт, лучница выбивается из сил. Осознаёт безысходность своего положения…
- Ты отнял их у меня… Отнял, скотина ты нестрелянная… – хрипела Лин, пытаясь кричать от отчаянья.
Видимо, суждено ей было обрести кого-то – чтобы вновь потерять.
Ты вновь осталась одна. Без смысла жизни. К чему бороться теперь?.. Ещё минуту назад ты была готова умереть за них, но что будешь делать сейчас, когда никого не стало?..
Быть может, это и есть твоё наказание. Медленная смерть от холода. В полнейшем одиночестве…
Но крупица надежды ещё осталась.
Желание жить ещё не окончательно потухло.
Она найдёт их. Обязательно. Если эта метель когда-нибудь кончится.
Пока – пытается найти ель. Подлезть под её пушистые ветки. Свернуться калачиком в тёплом песцовом плаще. Погрызть вяленого мяса, утоляя, наконец, голод. И погрузиться в сон…
+2 | Вьюга, 17.01.17 23:53
  • !!!!
    +0 от Texxi, 18.01.17 04:09
  • Все хорошо, только не засыпай. Пожалуйста, не засыпай...
    +1 от Bully, 19.01.17 20:07
  • Очень, очень верится. Несмотря на всю стойкость, остаётся человеком.
    +1 от kharzeh, 20.01.17 14:53

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • - У-у-у… мои крошки, вы прекрасны, - подходя к стендам, обратилась она непосредственно к их содержимому, словно забыв о присутствии Лео, который в этот момент подбирал себе оружие.
    Тачки. Космолёты. Оружие. Чем их больше и чем они экзотичнее, тем счастливее себя чувствует Дженна.

    Интересная грань персонажа. Пост очень классный.
    +1 от Akkarin, 18.01.17 18:17

Получилось ли у Фейт хоть как-то увести неведомое создание от коридора в моторный отсек? Чёрт его знает. Несмотря на все свои попытки, девушка не могла бы сказать с уверенностью, что её потуги увенчались успехом. Эта раздражающая дробь шагов была словно везде одновременно, слышалась с разных мест. В конце концов, Фейт пришла к неутешительному, но предполагаемому выводу. Тварь не одна.
Естественно, не одна. Как минимум, несколько таких управляют репликантами. Теперь вот – ползают беспрепятственно по всей станции…
Оба Армстронга приходят в движение. Один из них подходит к Аманде, и Фейт, скривив губы, с трудом удерживается, чтобы не садануть его по виску. И всё же предостерегающе произносит:
- Отойди от неё. Слышишь? Я не верю ни одному из вас, так что убери руки, пока не получил ещё один заряд.
После чего отвечает Второму:
- Оружие? Больше ничего не желаете, сэр?

В тот же момент знакомый голос впивается в разум через динамик коммуникатора. Шлёт подальше и отключается. Замечательно, Нил. Давай, лезь сюда, лезь в лабораторию, или куда ты задумал. Оставь моторный и позволь твари всё разбомбить там окончательно, чтобы восстановлению не подлежало. Пусть доберётся до системы жизнеобеспечения. Умирать – так лучше от удушья, чем от когтей паразита, правда ведь?..
Но съязвить в коммуникатор Фейт уже не могла – Эммерих предусмотрительно отключил связь. Шикарно. Теперь помимо разгуливающих по станции монстров и репликанта у неё есть ещё одна проблема: до безумия самоуверенный начальник безопасности, решивший справляться со всем самостоятельно.

…Решётка вентиляционной шахты с грохотом падает на пол. Дуло бластера тут же направляется в ту сторону, а Фейт, как и все остальные, с ужасом наблюдает за появившейся тварью.
Ничего подобного девушка уж точно никогда не видела. Порождение чьего-то больного разума, материальный сгусток кошмара… Мерзкая форма жизни. Паразит. Хищник.
Аманда пронзительно кричит.
Фейт медлит. Внезапная мысль обжигает. Чертовски рискованная.
Целится в монстра. Но отходит от него всё дальше, пятясь назад. И оставляя твари на выбор, к кому броситься. Первый Джон или Второй?.. Кто из них предпочтительнее? Кто из них – человек?
Стреляю только после того, как тварь выберет направление.
+1 | Грань, 14.01.17 18:47
  • Какая, однако, гениальная тактика - даже в мыслях ничего подобного не было :)
    +1 от Akkarin, 16.01.17 23:34

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Захватывающая игра, замечательная интрига и как всегда очаровательные неписи.
    +1 от Francesco Donna, 16.01.17 14:02

Угроза. Вот что видела перед собой Лин. Поднятую магией тварь, что грозила нарушить их покой. Ничего хорошего от этого мерзкого создания Лин не ждала.
И, вскинув лук, она тщательно прицелилась. Но услышала чей-то голос, тоненький женский голосок. Увидела боковым зрением, как приближается к ней Адрианна, говоря о том, чтобы Лин поверила в безобидность нежданного гостя…
- Я – солдат. Я не имею права верить в светлое и доброе, - отрезала лучница, бросив короткий взгляд в сторону споткнувшейся Адрианны.
И лучница выпускает, наконец, стрелу…

Неверное, волнение и усталость всё же взяли своё. Стрела отклонилась от изначальной траектории, огибая голову и метя куда-то в спину… Плохой выстрел. Лин сразу поняла, что за этим последует. Осознала свою ошибку. Непростительную ошибку… На краткую долю секунды перед её глазами промелькнула картина, как разозлившийся олень протыкает рогами вставшего перед девчонкой лесоруба… Что с тобой, Лин, ещё минуты назад ты так хорошо справлялась с волками…
Но судьба у стрелы оказалась иной. Нарисованная воображением картина тает перед действительностью. А реальность оказалась такова, что стрела до оленя вовсе не долетела… Застыла в полёте, покрывшись инеем.
Изумлённая, Лин замерла, не в силах сдвинуться с места… Когда ощутила нестерпимый холод на ладони. Её лук. Затрещал, извиваясь ледяным узором, и рассыпался на осколки…
А затем распался и остальной мир.

Рубиновое море. Шлейф, что тянется за ней от окраины города до центра. Алые плащи, застывшие в лужах крови, смятые и растоптанные. Гордость Теравии. Лучшие бойцы королевства. Большинство из них упокоились вечным сном навсегда, под ногами сотен, тысяч имперцев.
Всё было кончено.
Застыла Лин посреди улицы, уставившись на последний алый плащ под своими ногами. Стискивая лук до побелевших костяшек пальцев. Разметались светлые волосы, выбились из-под шлема. Собственный плащ местами порван, доспехи окроплены чужой кровью…
Почему всё вышло именно так? Почему она осталась жива? Злой рок судьбы… Она должна была погибнуть вместе с остальными. Получить стрелу в голову. Клинком в сочленения доспеха. Увидеть, как мир заливает кровью, пасть доблестно в сражении… Она погибла бы за то, во что верила…
До того, как не узнала, что всё кончено. И верить больше не во что.
Они все мертвы. Её соратники, её друзья. Регулус Ройс, последняя надежда. Все мертвы…
Лин осталась одна. Одна на пустынной улице, одна на всём свете… Почему ей так не повезло? Она хотела бы умереть. Если рай существует, она была бы с ними…
Но судьба оставила её гнить в этом умирающем мире с чувством вины. Горечью и утратой.
…Тяжёлые шаги десятков солдат. Они где-то за углом. Патрулируют уже принадлежащие им улицы.
Лин натягивает тетиву. Сейчас, они появятся в поле её зрения. Стрела пробьёт чью-то голову. Лин не успеет достать новую, когда они подбегут к ней, вырвут лук и обезглавят…
…Шаги проходят мимо. Лин затаила дыхание, спрятавшись в нише стены в маленьком переулке. Прижимая чёртов лук к груди. Уже не командир.
Слабачка.


…Приходит в себя мучительно медленно. Чувствует холод, объявший расслабленное тело, обжигающий щёку. Поднимается на четвереньки, тяжело дышит. Жар. Жар по всему телу, трясутся конечности словно в лихорадке. Ощущает, как слипаются от замерзающих слёз ресницы.
Кто-то рядом. Кто-то разговаривает с ней, пытается объяснить какой-то план. Помогает встать, но ноги не слушаются. В конце концов, он уходит, а Лин бессильно тянет руку вперёд, хрипло произносит его имя. Но уже отошёл. Уже разговаривает с тем, кто наслал на неё видения, перевернул всё внутри, выпотрошил наружу то, что хотелось забыть.
В тот же момент лучница ощущает рядом чьё-то присутствие. Чей-то голосок слышит, иглой проникающий в воспалённое сознание. Видит перед собой протянутую фляжку... Санни.
- Спасибо... - хрипло произносит Лин, вслушиваясь в знакомый голос. Та предлагала бежать, а ей хотелось возразить. Куда. Куда мы пойдём, мы так устали, смертельно устали... Но вместе с этим осознанием приходит другое. И Лин, возвращая флягу, смотрит вперёд, на оленя.

Разумен. Магически силён. Он видел всё, что таилось в её душе, и Лин это чувствовала.
Разве такое возможно?.. Лесной дух – это ведь просто сказка…
Но кроме того, что сказка только что вывернула её душу наизнанку, она убила двоих. Дитрих, Пад… Они лежали в снегу, и не клубился пар дыхания у головы. Бездвижны. Мертвы.
Чем больше Лин об этом думает, тем больше отстраняется от происходящего. Разговоры. Кто-то пытается говорить с этим существом, а девушка, словно завороженная, идёт к Дитриху, видя перед собой лишь один предмет...

Смятение в душе. Сомнения. Затем – ярость, обида. На себя. На монстра из снежной мглы.
Хватит. Ты не заберёшь больше никого из этих людей.
Ты. Отвратительное порождение этого искаженного голодного мира. Олицетворение упадка. Только посмей тронуть кого-то еще. Слышишь, тварь? Ты лишил меня оружия, но не лишишь силы воли. Я или ты. Совершенно неравные шансы, магический выродок, но мне плевать...
Ненавижу.
…Стискивает лук до побелевших костяшек пальцев. Натягивает тетиву…
В тот же момент замечает, что Максимилиан заносит топор, Уна встаёт в боевую позицию, Тэрия целится в оленя палкой. И словно видит всю эту сцену со стороны. Видит остальных, кто пытается наладить с существом контакт и тех, кто в панике бежит…
Но всё – бесполезно.
Лезвие топора бликует в свете костра…
Сейчас всё будет только хуже. Но есть те, кто в происходящем не виноват...
- БЕГИТЕ! ОТСТУПАЕМ!
Но Лин не отступит. Она готова. Теперь никуда не убежит.
Её мысли таковы, что от топора и палки злой олень станет ещё злее. Во избежание иных жертв настоятельно рекомендует всем валить.
Сама – стоит. Если олень действительно нападёт – стреляет. Скорее всего, оно бессмысленно, но будет прикрывать отступающих любой ценой.

Берёт лук Дитриха. Стирает кровь, если есть.
Если со стрелой снова произойдёт то же - обнажает меч в перспективе. Но думаю, уже следующим ходом.
+3 | Вьюга, 14.01.17 03:07
  • Ах, какая женщина.
    +1 от masticora, 14.01.17 09:06
  • Хорошее воспоминание. Коренное. Верное.
    +1 от Деркт, 15.01.17 10:42
  • Вот сейчас действительно время флешбеков) Отличный отыгрыш.
    +1 от Akkarin, 16.01.17 00:43

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Нравится антураж. Интересно, куда всё это идёт.
    Ну и Агнес, да - довольно внезапно..
    +1 от Akkarin, 15.01.17 22:43

Вблизи аванпост оказался менее внушительным, чем издали. Похожий на тень, накрывшую ущелье, моргающую немногочисленными окнами – сейчас, возвысившись над головой метров на десять-пятнадцать, он больше напоминал обычный дом. Правда, обитый повсеместно сталью довольно приличной толщины. На крыше виднелась ещё одна антенна – но гораздо меньшего размера, чем на вышке, и предназначающаяся, очевидно, для непосредственного приёма и передачи сигналов. Очевидно, где-то там была рубка, где осуществлялся мониторинг местности благодаря этой вот антенне – сидеть где-то на посту несколько часов к ряду не очень-то хотелось, и строители это предусмотрели.
Возле «дома» была пристройка поменьше. Широкие двустворчатые двери говорили о том, что предназначена она для какого-то транспорта.

Сержанты остались за спиной. Ты только услышал короткое «Сержант Джордан Баулер…», после чего начались какие-то переговоры. Из тех отрывков, что ты услышал, становилось ясно, что всё это время тут действительно было тихо…
Впрочем, кому интересно слушать о скучном времяпрепровождении каких-то там наёмников? Когда перед глазами разворачивалось событие куда более интересное, да ещё и сулящее перспективами? В конце концов, несколько недель тут торчать…
…Ловко подхватил кейс, едва не выскользнувший из рук девушки. Та едва не потеряла равновесие, но всё же удержалась. Не такой уж он тяжёлый оказался – увесистый, да, но не тяжёлый. Впрочем, дополнительный груз в виде своей сумки положение усугублял.
Мэлани оказалась миниатюрной девушкой. Где-то по плечо тебе, да и все эти слои одежды не могли скрыть стройность фигуры. Хрупкая. Потому едва не падала от натуги.
- Спасибо, - благодарно улыбнулась она. Встряхнула руками. – Только осторожно, прошу вас, там медицинское оборудование и мои… - запнулась. – Зря я все вещи в один чемодан утрамбовала, совсем не подумала…
Пошла рядом с тобой налегке.
- О, ну… Зов долга, наверное, - вновь улыбнулась, немного мечтательно, отвечая на твой вопрос. – Я здесь живу уже давно – в колонии, в смысле. Практически со дня её основания. Но как-то не доводилось бывать ни на одной заставе. Да, я знаю, что вы можете подумать: тут опасно, первая линия обороны, никто в здравом уме сюда не поедет… Так же мой отец говорит, - помолчала. Помрачнела. – Но, в конце концов, я – медик. Пока ко мне довезут раненных… Сами понимаете. – Обернулась к тебе, вглядываясь короткое мгновение в твоё лицо. – Неплохая речь. Там, в транспортнике. Это было весьма… иронично. Жаль, сержант не оценил.

К окончанию её болтовни вы входили в прихожую. Лестница вниз. «Осторожно» со стороны Мэлани. И вы оказываетесь в довольно просторном помещении – служащем зоной отдыха, столовой, кинотеатром, гостиной и всем прочем в том же духе. Диваны стоят, посередине – стол и стулья вокруг него. Различные полки и шкафчики вдоль стен. Даже подобие полинялого ковра кто-то в центре расстелил. Нельзя сказать, что так уж уютно, но вполне презентабельно, учитывая, что аванпосту и года нет. Всё новенькое.
В правом углу зала – перегородки, из проёма которых виднелась кухня. Слева в стене – две двери на расстоянии друг от друга. Прямо напротив прихожей у противоположной стены – лестница наверх.
Здесь уже были Гремучка и его сестра. Слепая разгружала ящики со снедью, а Эрван оттаскивал припасы в кухню. Девушка обернулась, на краткий миг встретившись с тобой взглядом. Всё-таки посимпатичнее минигана будет. Единственное, что уродовало её внешность – едва заметные рубцы на нижних веках. А глаза… нечто подобное ты уже видел. Радужка и зрачок сливались в единое чёрное пятно, глаза казались неестественными, неживыми. Зеркало души, что душу вовсе не отражало. Импланты.
+1 | "Adversa fortuna", 10.01.17 20:20
  • Сравнение с миниганом - это вообще комплимент в определенных кругах))
    +1 от Azz Kita, 15.01.17 01:50

Похлёбка распространяла приятный запах, щекоча обоняние, но к ней ты так и не притронулся. Тёплая миска, однако, приятно согревала руки. Языки пламени танцевали на углях, обгладывая до серого пепла, потрескивали, испуская сноп искр. Музыка для слуха уставшего странника.
В это мгновение весь мир уменьшился до круга света, распространяемого огнём, и включал в себя шестерых путников, устало пристроившихся у костра в эту морозную ночь. Но тебя не обманет свет. Ведь ты прекрасно знаешь – за его границами притаилась тьма. Мрак леса, откуда в любой момент могут напасть противники. Ты всегда начеку. Но сейчас позволил себе немного расслабиться – рассматривая своих новых спутников. Как оказалось, большинство из них, подобно тебе, направляется в Вешенки.
Рассматривал, делал свои выводы. И слушал.
Крайне интересные сведения поведала девушка, но краснолюд прервал её. Конечно. Этому народцу всегда охота послушать интересные байки и любым способом скрасить времяпрепровождение. Словоблудие – если оно не включает интересующие их темы – они считают пустым занятием. Вот и сейчас Таггз всеми способами пытался скрасить свой вечер, попивая что-то из фляжки, благодаря чему его щёки предательски порозовели.
Гой прервал жрицу. А ты, в свою очередь, похоронил надежды Гоя послушать интересную историйку.

- Это всё чепуха, мил… Роланд. Будем называть всё своими именами, - пробасил Гой, криво улыбнувшись. – Всё это делишки высших сословий, куда нам, простым смертным… Нате-ка, выпейте из фляжки, мигом всю эту суету из головы вытряхнет…
- Осторожней, милсдарь. Горло дерёт будь здоров, - предупредил с улыбкой Толбат до твоего ответа. И продолжил развивать интересующую тебя тему: - Знаете, нам и вправду частенько невдомёк, что там в голове у этих господ. Но поговаривают, что свадьба отнюдь не по любви. Да и разве ж у дворян этих бывает по любви? Вот, нашёл наш господин дочке жениха, из баронства соседнего, стало быть. Не такое уж крупное, не особо богатое… Все и думали: чего это Бруггену в голову вошло с ними в родство вступать? А потом слушок прошёл в народе, мол, хочет барон владения свои расширить, чтоб овцам его больше места было, развести скотинку… Хоть и были претенденты на ручку девочки самые разные, даже граф один к господину жаловал… Но всё им отворот-поворот давал. Наш барон таков – как в голову что-то ступит, не переубедишь…
Янни, сидя на подстилке и обхватив руками худые коленки, обтянутые бордовой тканью, внимательно слушала. Ты обратился немного ранее к ней, но девушка не стала прерывать краснолюда. Видимо, и самой было интересно послушать. Её профиль очерчивался в свете пламени особенно ясно.
- Верно, милсдарь ведьмак, - наконец ответила она, как только Толбат в задумчивости замолчал. – Свадьба – дело радостное, богоугодное. Молюсь, чтобы Мелитэле подарила девушке немало здоровых деток в замужестве. – Улыбка её была немного мечтательной, и столь красиво расцветала на личике, что не оставалось сомнений в чистоте души её обладательницы.
Молодой парень усмехнулся, глядя на огонь, своим мыслям, но вслух их не высказал.
- Но даже оно омрачается недугом, ради излечения которого за мной прислали господ Таггза и Зигрина. Не знаю, смею ли я говорить об этом во всеуслышание, но скажу так: не всем из барского семейства суждено присутствовать на свадьбе, и от этого сердце обливается слезами.
- Не расстраивайтесь, мамзель, - подал голос захмелевший Таггз. – Излечите госпожу, мигом на ноги вскочит и резво побежит на свадебку… А как же иначе? Барон-де на вас потому и надеется.
- Молю Мелитэле оправдать его ожидания.

За разговором незаметно текло время. Луна выкатилась из-за верхушек елей и теперь нависала над полянкой, словно всевидящий глаз великана.
Ротт оттащил труп волка подальше, чтобы запах крови не портил аппетит и не бередил покой лошадей. Подкинул в костёр ещё веток, молча выполняя эту полезную для всех работу, но при этом почти никак с остальными не контактируя. А краснолюды с девушкой, найдя в тебе интересного собеседника, нарушать его молчание и не стремились. Гой и вовсе махнул на него и мальчишку рукой.
Приближалась полночь. Глаза потихоньку смыкались…
Усталость с дороги берёт своё.

Опционально:
- задать ещё какие-либо вопросы;
- готовиться ко сну.
Судьба супа в миске остаётся на твоё усмотрение) Как и содержимое фляги Таггза.

Дополнительная информация:
- Припоминаешь, что храм Мелитэле расположен где-то на юге, в нескольких милях отсюда, в каком-то небольшом городке под названием Ринкаль. Мимо не проезжал.

P.S.
Не забывай про звёздочку ;)
+0 | "Si vis pacem, para bellum", 13.01.17 01:34
  • Интересная история у вас получается. И вполне в духе Сапковского )
    +0 от Texxi, 13.01.17 07:35

Вместо ответа Нил вырубил связь, и Фейт усмехнулась. Через минуту начальник безопасности окажется здесь, и куда нагляднее его реакцию продемонстрирует выражение лица. Осознала, что ей до чёртиков хотелось на неё посмотреть. Обычно невозмутимый – как бы отреагировал Эммерих на раздвоение личности Армстронга?.. Знакомься, Нил, это – Джон Первый, а это – Джон Второй. Как определить настоящего – непонятно. Так что теперь наша команда пополнилась на одного человека. Прошу любить и жаловать двух начальников станции…
Но как бы Фейт ни хотелось сострить, демонстрируя свой великолепный сарказм, она прекрасно понимала, что сейчас он будет явно не к месту. А ирония – всего лишь защитная реакция на проявляющиеся раздражители.
Раздражители, что так и мельтешили перед глазами. Вырубить их нахрен, что ли… Никакой пользы, только нервируют, а бедняжку Аманду и вовсе запугали.

…Гермодвери распахнулись, впуская начальника безопасности в рубку. Но сделать шаг Нил так и не успел…
Тени в помещении в одну секунду разрослись до кромешной тьмы, накрывшей рубку густой пеленой. Это длилось всего пару мгновений, но Фейт успела встать в боевую позицию с бластером наготове, прислушиваясь к отзвукам внутри чернильного сердца – пульсирует ли что-то в его недрах?.. Но почти сразу же сердце станции налилось багряной кровью, измазывая ею стены, аппаратуру, лица. Словно кровавый отпечаток того, что показывала камера из медотсека. Словно смерть теперь пришла и сюда.
Она здесь. И скребётся где-то за стенками станции. Дышит в узких пространствах переборок неведомой, ирреальной жизнью. Существует ради единственной цели. Той, ради которой уничтожила остальных.

- Шутки кончились, - теперь голос девушки был по-настоящему серьёзен. Покрутив регулятор на коммуникаторе, связалась с Эммерихом, одновременно негромко говоря и всем остальным: - Надеюсь, все это слышат и у меня нет галлюцинаций. Нил, возвращайся. Через вентиляцию – в моторный отсек, на «аварийке» долго не протянем. Постараюсь отвлечь эту тварь.
Фейт тихо, крадучись, подобралась к стенке, откуда слышались странные звуки. Подошла почти вплотную, вслушиваясь в дробь шагов. Приложила ладонь к холодному металлу, нежно провела – я хочу встречи с тобой. Хочу, тварь.
Откуда ты взялась? Как смогла так быстро погрузить станцию в хаос?.. Пришла ли из мрака космоса или уже была здесь?..
Но Фейт почти ощущала её инородность. Почти понимала, какова её природа. Когда-то она проникла на станцию крошечным организмом и нашла пристанище в теле репликанта. Биологический материал. Его здесь достаточно для поддержания жизни. Здесь есть лаборатория по его созданию. Это же так чудесно! Будь Фейт инопланетным паразитом, у неё потекли бы слюнки. Можно штамповать носителей, сколько душе угодно. И один из них сейчас – позади неё…
Но какими бы ни были догадки – всё ложь, пока Фейт не удостоверится в их истинности.

Отойдя на несколько шагов назад, девушка сделала первое действие для того, чтобы помочь Нилу хоть чем-то: бросила в стенку первый попавшийся предмет.
- Иди сюда, ублюдок! Ну же! – прошипела сквозь стиснутые зубы.
Нил пусть лезет в моторный.
Шумим, но не настолько сильно, чтобы тварь тут же побежала к нам. Чтобы отвлеклась от маршрута и не двигалась к коридору в моторный отсек.
+2 | Грань, 14.12.16 01:06
  • Ня.
    +1 от masticora, 14.12.16 03:59
  • Эмоционально, решительно, классно.
    Особенно хороший пост, подчёркивающий некоторые черты характера персонажа.
    +1 от Akkarin, 12.01.17 00:15

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Странный у него подход)
    Но в чем-то приятный^^
    +1 от Francesco Donna, 10.01.17 09:21

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Да мы просто боги стелса. Больше шума! Нас ещё не все слышали!)
    +1 от Деркт, 10.01.17 02:50

Всё больше ты отдалялся от юга. Всё дальше становились те места, где война отразилась наиболее остро, оставляя отпечаток на каждом поселении, в каждом лесу, в каждой долине, где происходили ранее баталии, где шастали шайки нелюдей, где проходили несчастные люди, покинувшие дом только ради того, чтобы найти пристанище.
Всё больше приближался к северу, и твой палец скользил по карте всё выше, находя ту местность, в которой ты изо дня в день оказывался. Всё ближе был Каэр Морхен – полуразрушенный замок ведьмаков, где тебя могли принять. Сии владения сейчас находились под присмотром Весемира – а ты слышал, что старик был весьма разумным и рассудительным. Вряд ли станет гнать тебя с порога, хоть ты и уроженец иных мест, но всегда оставался шанс иного исхода событий.
Впрочем, о другом варианте ты и не думал. Продолжал свой путь, оставляя позади и множество потенциальных заказов. Ведь юг сейчас невообразимо кишел тварями. И тварями не только потустороннего происхождения…

Похоже, и здесь, на тихом востоке Каэдвена, завелись свои твари.
Твоё чутьё тебя не обманывало. Слух улавливал резкость слов и криков, то и дело раздающихся вдали, среди чащи обступившего дорогу леса…
Ты пришпорил коня, и послушная животина рванула с места, разрыхляя слой снега под копытами и мчась вперёд. Ты не думал. Не думал о том, что там происходит и есть ли тебе до этого какое-то дело – но верно почувствовал отголосок совести, минуту назад стоя на месте и прислушиваясь, верно взыграл инстинкт защитника, вскормленный твоими наставниками в стенах медвежьей школы…
Девушка. В её голосе чувствовался неподдельный испуг.
Скорее, ведьмак. Скорее, пока не случилось нечто непоправимое…

И вот, сквозь ветви деревьев, меж стволами, промелькнул огонёк. И чем больше ты приближался, тем яснее тебе становилось, что свет исходит от костра. Заметил чьи-то тёмные фигуры, маячившие в поле зрения и изредка мелькающие перед костром, словно танцуя. Но это был отнюдь не танец. В привычном понимании этого слова.
Но фигуры явно передвигались. Передвигались на небольшом пространстве полянки. Вынуждены были. Потому что крик девушки и брань мужчин перешивались с волчьим рыком. Окончательно твои сомнения развеял вой: один из волков, вероятно вожак, пронзительно взвыл. То ли на луну, то ли – от ярости, в попытке добраться до очередного путника.
- Ну, иди сюда, сучий выродок! Пшёл, пшёл!! – хрипло орал кто-то небольшого роста, размахивая секирой.

Уже подъезжая к поляне, ты смог оценить обстановку.
Их было пятеро. Пятеро путников, спокойно сидящих у костра, когда на них напала стайка из пяти-шести волков, набравшись смелости – казалось невероятным, что волки кидаются на столь многочисленную и здоровую группу людей.
Их было пятеро.
Двое из них – краснолюды, орудовали двусторонними секирами, больше отгоняя волков, чем действительно по ним целясь. Но волки никак от них не отставали, отпрыгивая от смертоносного лезвия. Третья – девушка, в дорожном платье и плаще. Молоденькая, темноволосая. В отличии от краснолюдов, держала в руках не оружие, а горящую палку. Четвёртый мужчина, кажется, не уступал девушке в молодости. Вьющиеся длинные чёрные волосы ниспадали на плечи, а одежды были побогаче, чем у остальных. Не заметил у него какого бы то ни было оружия... Последним, пятым, тоже был мужчина. Не высокий, но и не низкий, не широкий и не щуплый, но вполне зрелый по летам и умудрённый сражениями. О чём говорили шрамы на выбритом лице и потрёпанный кожаный доспех. В его руках ты заметил короткий клинок, и в отличие от нелюдей, он им не размахивал, а бил прицельно. И ранил смертельно одного из волков.
В данный момент ты вне их поля зрения. Но можешь в нём оказаться, спешившись и ступив на поляну.
Кажется, в битве никто не обратил внимания на приближение всадника.
+1 | "Si vis pacem, para bellum", 07.01.17 23:10
  • Скорее, ведьмак. Скорее!
    Уж больно понравилось)
    +1 от Kellen, 09.01.17 16:37

Стальной монстр врезался шипастыми конечностями в камень, кроша корку образовавшегося на нём льда, разбрасывая в стороны комья снега. Вокруг – настоящее ледяное царство, заботливо выстроенное людьми в самом сердце сгрудившихся рядком скал. Сквозь подёрнутое инеем стекло ты видел спуск, высившуюся по одну сторону гору и обрыв – по другую, груду булыжников на самом краю пропасти, звездное небо где-то в вышине, за пределами досягаемости. Несмотря на сгустившуюся темноту, дорогу было прекрасно видно. Белоснежное покрывало, отливающий голубыми бликами лёд очерчивали видимую местность ясными контурами, по периметру дороги были расставлены мощные фонари, на скалах подвешены прожекторы, словно мотыльки указывающие путь куда-то вниз. Позади – отдаляющаяся база Браун-1, врезанная в скалу словно часть космического корабля, сияющая огнями, увитая переплетением балок и подвесных конструкций. И чем дальше она становилась, тем внушительней и карикатурней казалась.
Здесь царил тихий вечер. И лишь звуки двигателя, металлический скрежет и отдалённый гул работающих буров разрушали эту многовековую тишину.

Но в нутре транспортника отнюдь не было тихо.
Всё больше отдалялся он от базы, всё больше ваше маленькое общество становилось обособленным и тесно связанным. Вы ещё не понимали этого. Вы ещё нежились в тёплой сауне жилого отсека, валялись на койке, заигрывали с молоденькими колонистками и наслаждались прочими прелестями колонистской жизни под крылышком Фарлент. Интуитивно ощущали себя частью этого поселения, так или иначе. Ведь везде вас окружали люди. Но то место, где располагался аванпост… Впрочем, об этом вы вряд ли задумывались.
Вы начали знакомство. Вернее, оно началось ещё на базе, но именно сейчас Сержу взбрело в голову разузнать о вас, и конкретно о тебе, побольше. И пока ты произносил свою не лишённую иронии и пафоса речь, ты мог наблюдать, как несколько пар глаз внимательно следили за тобой. Если тебе было всё равно на них, то им на тебя не столь уж фиолетово, как оказалось. Одиночки всегда вызывают больше вопросов.

Осмотрелся.
Серж, походу, в любой ситуации оставался невозмутимо-спокойным. И сейчас твоя полу-шутливая речь не произвела на него особого впечатления. Шуток он что ли не понимает? Глядит всё так же сурово, и по глазам непонятно, нравишься ты ему или нет.
Череп склабится, ряд белых зубов обнажая. И что-то злое есть в улыбке, и что-то заговорщицкое. Свой своего видит издалека, м?
Рядом с Айзенбергом примостился его пулемёт. Внушительный миниган, занимающий место на скамье, из-за чего несчастному инженеру пришлось вжаться в стенку. Джим слегка улыбался, но, кажется, исключительно ради поддержания дружелюбной атмосферы.
По другую сторону Виктора уселась Руби, скрестив руки на груди и перекинув ногу на ногу. Девчонка чему-то ухмыляется, смотрит дерзко из-под чёлки. Заметил дистанцию между ней и Черепом, какое-то едва уловимое напряжение.
Гремучка рядом с тобой сидит, почти не слушает, наверняка прикидывает в уме, что самому такое рассказать. Слепую не видно – где-то за родственничком притаилась, только выглядывает из-за неё светловолосая голова Мэлани. Вот кто слушает с интересом.

Ты заканчиваешь говорить, достаёшь из кармана пачку сигарет, вопросительно смотришь на Сержа, а тот – внимательно на твои сигареты. Вероятно, думает об их составе.
- Потерпишь, - отрывисто бросил.
Череп, впрочем, тоже в руках толстую сигару крутил, но так и не зажёг.
- Следующий. – Джордан перевёл взгляд на азиата…
И последующий путь вы слушали феерический рассказ о приключениях Гремучки в жанре комедия и со множеством взрывающихся спецэффектов. Во всём этом нагромождении событий тебе особенно запомнилась одна история о том, как, столкнувшись с хассом и скрывшись в засаде, Эрван стал подрывать заложенный динамит по одному и наблюдать, как несчастному ящеру отрывало конечности, а они отрастали по новой с невероятной скоростью. А он снова подрывал. А они отрастали. В конце концов, динамит кончился, а ящер…
- Достаточно, - прервал его Серж, уставший от болтовни. – У вас троих неплохой послужной список. Будем считать, что какое-никакое знакомство состоялось…
- Осталось только боевое крещение, - хохотнул Череп.
- …Значит, так. Мне плевать, что вы собираетесь делать на заставе в свободное время, если это не граничит с нарушением порядка поведения в ущерб остальным и прочее, и прочее. Но с началом боя вы становитесь моими подчинёнными и слушаете команды без возражений и промедления. Это ясно?
Слепая и Гремучка как по команде кивнули.
- А вы двое, - добавил Серж, указывая на инженера и медика, - под ногами не путаетесь.
- Сэр, есть, сэр! – улыбнулась Мэлани. Похоже, ей эта поездочка, вопреки всему, уже нравилась.

***

Путь до аванпоста оказался не столь близок. Спустившись с горы и проехав ещё какое-то расстояние по каменистому утёсу, на котором вас нещадно трясло, транспортник выехал в лес, до жути напоминающий хвойный. Стройные и пушистые деревья стояли непроглядной стеной, но какое-то время спустя лес кончился и началось ровное поле, укрытое снежным покровом.
Приехали. Уже с опушки через лобовое стекло ты увидел аванпост. Вышку с тарелкой и маленькой хибаркой под ней, что стояла прямо посреди поля. В отдалении – горный хребет, окруживший долину полукругом. А прямо на входе в ущелье примостилась стальная стена, напоминающая дамбу, перегородившую путь единственной дороге через горы. Только квадратики света напоминали о том, что это сооружение обитаемо и имеет иное предназначение.
Вот он, ваш дом на несколько недель.

…Выгрузка вещей не заняла много времени. У всех вас при себе была пара сумок, не больше – не для туристических же целей сюда ехали. Но большую часть поклажи, пожалуй, составили привезённые для вас припасы.
Пока разгружались вы, загружалась другая группа наёмников, на смену которой вы прибыли. Эти выглядели весьма ленивыми и неповоротливыми – если им и приходилось в кого-то постреливать, то редко.
Ты как раз выносил из транспортника очередную коробку, когда заметил, что один из наёмников подходит к Баулеру. Судя по нашивке – тоже сержант. Начали о чём-то переговариваться. В тот же момент заметил впереди Мэлани, тащившую какой-то то ли ящик, то ли контейнер. Судя по её потугам – весьма тяжёлый. Кажется, ещё немного – и упадёт с ним в сугроб.
Опционально:
- приостановиться и послушать, о чём говорят командиры;
- догнать Мэлани и помочь ей;
- свой вариант.

На первую часть поста можно ответить флешбэком, если есть что добавить или спросить)
+1 | "Adversa fortuna", 06.01.17 22:24
  • К черту возможные жизненно-важные сведения!)))
    +1 от Azz Kita, 09.01.17 16:24

Эпизод 1. Аванпост

Наёмник.
Как много смысла сокрыто в одном слове. Как много ярких картин приходит на ум… В первую очередь это – кредиты. Счёт в каком-нибудь полулегальном банке, который время от времени приятно пополняется энной суммой. Во вторую – это чернеющий провал дула, направленного в чью-то сторону. Это стальной монстр, рождающийся в его недрах, и пробивающий плоть. Ведь именно за это наёмнику платят. Он – продажен.
Когда же всё это прекращается?.. Когда он говорит себе: «Хватит» и решает уйти на покой?.. Тогда, когда на счету оказывается настолько много кредитов, что в голове невольно звенит это идиотское слово «Бинго»? Вполне вероятно. Но необходимая сумма отчего-то никогда не набирается… Она тратится, здесь и сейчас. Наркота, выпивка, девочки. Увесистые пушки, обоймы к ним, снаряга. Лечение, иногда весьма дорогостоящее… Нет. Определённо, собрать столько, чтобы хватило на богатую и спокойную старость, почти нереально. Да и доживёшь ли ты до старости, наёмник? Если не убьют раньше, чем первые морщины тронут лицо. Поэтому – тратить всё, что есть, становится практически твоим кредо.
Кто больше платит, тому ты и служишь. Люди с большими связями. С большими финансами. С большими трудностями, если угодно. Но что для тебя трудности, когда на кону деньги?..
Или ты делаешь это не из-за денег? А просто нравится. Жать на курок. Щекотать нервы в бою… Убивать.

Как будет в этот раз? Много ли крови прольётся в течение того времени, что действует контракт с Фарлент? Много ли смертей увидишь здесь, на неприветливой зимней планете?..
По словам поселенцев, здесь есть в кого пострелять. Аборигены вечно их донимают, лезут со всех щелей, ни пойми откуда. Вот Браун и организовал строительство постов. Они стоят уже несколько месяцев, и вроде бы случаи нападений сократились. Так тоже говорили поселенцы. Да ты и сам мог в этом убедиться – лазареты колонии были практически пусты.
Браун-1, в целом, производило выгодное впечатление. На тех задворках человеческого сектора, где тебе удалось побывать, не было ничего похожего на эту базу. Невооружённым взглядом видно – сюда корпорация определённо вложилась. Все эти гигантские стальные балки, конструкции, грузовые роботы… Ты был только на первых двух уровнях – к тем, на которых добывали алмазы и загружали по контейнерам, тебя не пускали – но и эти этажи выглядели, по меньшей мере, презентабельно для нормальной жизни колонистов. Самое главное – был обогрев.

Но долго ждать на базе не пришлось. Почти сразу, по прилёту, тебя расквартировали, приписав к одной из групп наёмников. Там как раз не хватало человека. Приписали и собирались тут же отправить на аванпост.
До отъезда успел познакомиться с группой, хотя бы мельком поглядел, перекинулся парой фраз.
Мужик с кибернетической рукой представился Сержем. Внушительный тип, что-то в нём было армейское. Но не настолько криклив, как сержанты в армии. Приглядывался к тебе.
Капрал и вовсе впечатления исполнительного солдата не производил. Звали Черепом, хотя подобная кличка подошла бы скорее Сержу. Капрал был человеком легкомысленного поведения – или же хотел таким казаться. Ты знал такой типаж людей. Те ещё халявщики и любители развлечений.
Была ещё девчонка Руби. Из их же компании, давно обоих знает. Вполне в неё вписывается по характеру. Знакомство начала со слов: «О, наконец-то красавчиков подвезли. Надоели ваши рожи».
Помимо этой троицы – ещё двое наёмников, не так давно с ними знакомых. Азиаты или метисы – кто их разберёт? Эти почти всегда молчали, хотя парень, назвавшийся Гремучкой, легко шёл на контакт и в принципе выглядел дружелюбно. Его спутница, по досье имеющая ту же фамилию, была более сдержанной.

Но кроме наёмников к вам в транспортник попали ещё два человека. Один из них уже вас ждал – немолодой мужчина с проседью. Представился Джимом. Говорит, инженер я и буду заниматься налаживаем оборудования и связи.
- Окей, инженер, надеюсь, ты много место не занимаешь. Мне нужно куда-то деть мою малышку, - ответил Череп, загружая в транспортник внушительный пулемёт. – Не трогай её, не дыши на неё, не смотри на неё. Она у меня баба нежная.
Вещички загрузили, сами расселись по местам. Транспортник оказался не таким уж вместительным, пришлось чуток потесниться. И тут – стук в дверь. Распахивается, и в салон влетает девушка, симпатичная голубоглазая блондинка. Слишком миловидная для очередного наёмника.
Отдала что-то водителю, примостилась рядом с азиатами.
- День добрый! Ну что, двигаем на аванпост? Я еду с вами. Я – Мэлани Браун, медик.
- Таких медиков нам как раз не хватало, - улыбается Череп, где-то в своей черепной коробке явно о чём-то похабном думая. – Устраивайтесь поудобнее, ну. Мы тут все свои, не укусим.
Серж ухмыляется, но ничего подчинённому не говорит. Хотя он, как, вероятно и ты, обратил внимание на фамилию.

И вот, поднимается заслон. Металлические шипы выходят из гнёзд, падает с налипшей стены снег комьями. Через стекло видна заснеженная скала. Погодка нынче хорошая, безветренная и без осадков. Дорогу прекрасно видно.
Транспортник заскрежетал траками и выехал. Начал постепенный и осторожный спуск по каменистой поверхности. А за узкими иллюминаторами виднелось чистое звёздное небо, выглядывающее из-за верхушек скал.
- А метеорологи обещали бурю, - задумчиво говорит Мэлани, разглядывая небо.
Но на её слова, кажется, никто не обращает внимания. Вместо этого Серж обращается к тебе и узкоглазым товарищам:
- Так, солдатня. Не будем терять времени. Рассказывайте, кто вы и откуда. Начнём с тебя, «красавчик», - указывает прямо на тебя.
Опционально:
- просто и ясно поведать свою историю;
- попытаться произвести впечатление, рассказав какую-то байку, д20 на харизму;
- никак не реагировать;
- свой вариант.
+2 | "Adversa fortuna", 29.12.16 22:29
  • Черт, какие они все живые)) Даже жалко, что скоро наверняка начнут умирать)
    +1 от Azz Kita, 30.12.16 15:55
  • Шуточки шуточками, а если серьёзно, то мне нравится)
    +1 от XIII, 09.01.17 14:45

Глава 1. В пути


Шаг. Ещё шаг.
Медленный, неторопливый.
Понуро бредёт твой конь, свесив голову. И с каждым его шагом в тишине леса раздаётся противный скрежещущий звук – то лопается тонкая корка льда под его копытами, покрывшая заиндевевшую дорожную грязь.
Ступает. И клубится пар вокруг его морды. И белеет перед тобой облачко, сопровождающее каждый твой выдох. А при вдохе – ощущение, что тысячи льдинок проникают в гортань и покалывают её изнутри…
Морозит. Ноябрь выдался холодным, скупым на осадки. Не было в округе сугробов, в которые можно было бы повалиться, устроить тёплое прибежище под пушистой елью. Был тонкий настил снега, слегка припорошившего обступающий тебя хвойный лес…

Очень скоро начнётся празднество Саовины, предрекающей конец осени и начало зимы. Скоро всё живое уйдёт на покой, затворившись по избам, зарываясь в норы и пережидая обещающей быть суровой зиму.
Но ты прекрасно знал, что покоя не будет. Война повлекла за собой неизбежные последствия. Утоптанные поля, отобранные у крестьян запасы, разбойничьи шайки тут и там, чудовища, вылезшие из самых глубин мрака, и голод. Страшный голод, сулящий жителям королевств. А помимо всего перечисленного – разгулявшаяся Кровавая лихорадка, занесённая на материк, как говорят, морем со Скеллиге.
Здесь, в Каэдвене, война отразилась наименьшим образом. Лучше себя чувствовали, пожалуй, только Повисс и Ковир, лежащие ещё севернее. Естественно, следы многочисленных отрядов, посылаемых своими феодалами на войну, не ускользнули от твоего внимательного взгляда, то и дело встречались по дороге группки беженцев, а то и разбойников. Но больших разрушений в Каэдвене не произошло. Армия Нильфгаарда до него не добралась.
Но и здесь, в этом королевстве, не было спокойно. Скоя’таэли… Партизанское движение, вскормленное императором, вело свою собственную борьбу. Не так давно, в прошлом году, скоя’таэли учинили погром в форте Лейда, на что люди ответили им весьма радикально – пожарами и убийствами в квартале нелюдей в столице Каэдвена, Ард Каррайге.
Страшные нынче времена. Но тем лучше для тебя, верно, ведьмак?..

…Рельефная местность северного королевства была усеяна разросшимися холмиками. Очередной холм, подобно волне, занёс тебя на высоту верхушек деревьев, открывая красивый вид на утопающую в хвое долину. Лес, покрытый перистым налётом снега, его запах, приятно щекочущий нос. Солнце, бившее в глаза и клонившееся к закату, стояло слева от тебя, озаряя лес розоватым свечением. Где-то там, за лесом и обширными лугами пастбищ, укрытых снежным покрывалом, на недосягаемой для глаза дистанции, укрылось небольшое поселение с названием Вешенки. Именно там тебя дожидались ещё не перекочевавшие в карман марки, как и задание, за выполнение которого они тебе сулят. А где-то в горах, гораздо-гораздо дальше, пристроились знаменитые Каэр Морхен, одна из немногих уцелевших ведьмачьих школ, и Бан Ард, единственная в своём роде школа для чародеев мужского пола.
Глядя вдаль, в сторону укрывшихся за холмами Вешенок, ты припомнил. Ещё неделю назад, когда ты наведывался в Ард Каррайг, тебя нашёл вооружённый слуга чьего-то дома. При нём был и флаг своего господина – на зелёном фоне баранья голова. Говорит, дескать, дело есть, барон Бругген хорошо заплатит. Говорит, это не то что вы думаете, милсдарь ведьмак, никого убивать за деньги не надо. Авось только в процессе, так сказать, защиты. Ведь барон – хозяин его – решил устроить единственной и ненаглядной доченьке свадьбу, сосватал ей жениха, коего сам выбрал. Да только недоброжелатели есть, кого эта свадьба может не устроить, вот и для, так сказать, подстраховки нужен кто-то внушительный. Барон, говорит, боится, что на доченьку и его семейство могут навести колдунство, вот и нужен ему защитник от всякой ворожбы. А милсдарь ведьмак к тому лучшее средство… И ты согласился.
Оставался день пути.

…Темнота вокруг сгущалась. Всё меньше солнечных лучей проникало сквозь густые ветви елей и сосен. Ты – ведьмак, и даже во мраке ты прекрасно видел дорогу. Впрочем, не так уж мрачно было в лесу. Тьма развеивалась белизной снега и восходящей луной. Последняя едва выглядывала из-за верхушек, но ты мог наблюдать её покатый бок. Полнолуние. Время активности для всякой нечисти. Время силы для колдунов. Время таинств для друидов.
И словно в подтверждение твоих мыслей ощущаешь, что в лесу начинает что-то происходить. Сначала – словно шестым чувством, но затем откуда-то издалека рождаются звуки, прорезая вечернюю тишь. То был женский крик. Гул низких мужских голосов. Возня непонятного происхождения. Но уже с такого расстояния ты ощущал – метрах в ста дальше по дороге происходит нечто страшное.
Опционально:
- обогнуть дорогу и место происшествия;
- ехать к нему.
+0 | "Si vis pacem, para bellum", 06.01.17 01:28
  • Здорово как!
    +0 от Texxi, 06.01.17 01:32

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Красивое имя у спасителя)
    А еще ты все-таки мастер неожиданностей)))
    +1 от Francesco Donna, 28.12.16 15:25

Они пляшут в белоснежном мареве разыгравшейся метели. Чёрные тени. Слишком подвижные, слишком опасные. Не оставляя людям шанса сориентироваться и как следует организовать защиту – здесь о каком-либо строе речи быть не могло. Но Лин пыталась. Хоть как-то стянуть их силы, сжать в кулак и ударить по стае чумных волков. Она так боялась. За тех, кто не был приспособлен к битве… И её опасения лишь подтвердились, когда следом за Оравером и Симоной пали Клаус и Умар. Одним мгновением промелькнули их лица перед глазами лучницы. И возник в памяти вопрос, так и не получивший ответа. «Вы расскажете мне о себе?»
Позже, Умар. Когда встретимся на том свете, если он существует…
Однако не все оказались настолько же беспомощными. Большинство смогло за себя постоять, и теперь волки бездыханными тушами валялись у их ног.

…Стрела свистит в воздухе, а из груди Каталины вместе с криком вырывается сгусток накопившейся ярости. С удовлетворением лучница подмечает, как та входит в тело зверя, находя его сердце. Зверя, клыки которого обагрены кровью писателя… Уже поздно, Умара не спасти.
Лин вновь достаёт из колчана стрелу и натягивает тетиву, собираясь прикончить ещё одну тварь. Но её прерывает внезапный вопль – или вой? – раздавшийся где-то в отдалении, но прекрасно слышимый. Вопль, от которого почему-то бегут мурашки по коже. Потусторонний будто.
И волки. Волки тоже его слышат. Встаёт дыбом шерсть, замерли, вслушиваются. А после – бросаются прочь, забыв о столь богатой добыче. Свежая кровь больше не пьянит, затмевая их разум.

Всё закончилось. Лин хотела выстрелить в спину убегающему волку, но не стала – надо беречь стрелы.
Оглянулась. Услышала Дитриха, падающего в снег. Он ранен, он слаб. И, скорее всего, заражён. Чёрт возьми… Она бросает взгляд на Ашиля, полный надежды, но не может указывать ему. Это должен быть его выбор.
Смотрит на снег, на тёмные разводы. В руках большинства – окровавленное оружие. И пришло Лин на ум – когда человек оказывается в смертельной опасности, он проявляет потрясающую стойкость и жестокость… Удивительным образом слабенькие на вид девушки и мальчуган превратились в убийц. Впрочем, это преображение пошло им всем только на пользу. Лин чувствовала даже какое-то подобие гордости, что заглушала сейчас скорбь по тем, кто умер.
Заметила, как вцепился в свой рюкзак коробейник и ухмыльнулась. Торговцы. Даже в такой ситуации не понимают, что жизнь дороже любых побрякушек. Пса его жалко.

Девушка опустила лук, направив наконечник стрелы на землю, - но убирать стрелу не стала. Раздающийся издалека вой вовсе не вселял уверенность в собственной безопасности. Если он подействовал так на волков… даже эти чумные твари почувствовали, что на охоту вышел хищник покрупнее. Не к добру это.
Бросила взгляд на Санию и Эларика, что подошли к костру. Устали. Все они вымотаны. Долгой дорогой, голодом, битвой. Но это ещё не конец…
- Нужно больше хвороста. Если что-то и способно напугать такую дрянь, то только огонь… Если эта тварь бродит в округе и не решится подойти, то спать будем вокруг костра. – Лин представила, как чёрная тень утаскивает из ямы людей по одному… От одной этой картины по спине пробежал холодок.
Лучница обернулась. Теперь она не смотрела на свою группу, а вглядывалась в снежную мглу. Уна вон тоже насторожилась.
Вероятность того, что тварь, почуяв кровь, прибежит пировать, была крайне высока.

Заметила подошедшего Энзо, флягу в его руках. Ощутила острый привкус на языке. Привкус жажды. Но не битва её так вымотала - пара выстрелов для опытной лучницы было делом привычным. Скорее, волнение и долгая дорога.
Подняла глаза, кивнула рыцарю. Приняла флягу, сделала пару быстрых и жадных глотков, после чего её вернула, вновь схватившись за лук.
- Спасибо, - ответила. - Отличная работа, Энзо. - Кивнула на разрубленного волка.
Лин ждёт. Лин начеку.
+0 | Вьюга, 26.12.16 16:18
  • Нравится в Каталине сочетания командира и женственности. Не только в этом посте, а вообще. Видно, что она переживает за каждого члена группы и, в отличие от остальных вояк, не относится к гражданским с презрением. Необычное такое сочетание, но интересно. Теплый персонаж.
    +0 от Texxi, 27.12.16 09:29

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Вкусный пост.
    Достоин плюшки)
    Приятно играть)
    +1 от Деркт, 27.12.16 02:06

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Очень нравится. И прошлый пост хотелось бы оценить, антуражный флешбек, этакая атмосфера "пыльного" послевоенного мира.
    Или, по крайней мере, мне таковой показалась)
    Здесь тоже класс - стильно и интригует.
    +1 от Akkarin, 25.12.16 04:20

Вдох. Выдох.
Свист выпущенный стрелы – словно услаждающая слух музыка. Как давно Лин не слышала сопровождающей какофонию битвы композиции собственного оружия... Словно в прошлой жизни. Где не было месту зиме, голоду и лишениям. А существовали лишь служба, надвигающаяся война и цель. Да. Когда-то у неё была цель.
А сейчас?.. Быть того не может, чтобы ты осталась без цели. Ведь все эти люди – пусть знакомство с ними не столь продолжительно, но они преодолевают трудности вместе с тобой. Представители разных королевств и национальностей – сейчас, под гнётом обстоятельств, они объединились в единый народ. А ты – их маленькая армия. И не позволишь, чтобы твой народ безжалостно истребляли.

Волки валят стеной, в едином порыве, сносят воздвигнутые преграды из человеческих тел. Вблизи они кажутся ещё уродливее, ещё страшнее. Они – словно воплощение чумы, боли и смерти, прокатившихся по Теравии. Словно последний оплот угасающей болезни, способной вдохнуть гибель во всё живое.
Энзо встал впереди, защищая от её атаки волков. Надо отдать ему должное – в этой ситуации он повёл себя достойно, тут же забыв о перепалке. Стоило показаться опасности, как и в голове лучницы выветрились любые, не касающиеся выживания мысли.

Они сметали всех. Вцепились в Дитриха и Пада, Умара и Клауса. Повалили Санию (глупая девчонка!) и Ашиля. Загрызли Симону и Оравера…
Пламя жрицы погасло. А вот пламя в груди лучницы разгоралось всё больше. Симоне ведь около пятнадцати было, ещё совсем дитя. И тот миг, когда девочка падает в снег… Словно замедлился, позволяя воспоминанию за секунду промелькнуть перед глазами…

Чёрные штандарты взмывали ввысь, устремляясь к налитому свинцом небу. Казалось, им не было числа, а под развевающимися флагами Артодана притаился отвратительный чёрной сгусток человеческой массы – безжалостные воины империи. Постепенно, они приближались к столице, и рокот их шагов проносился эхом по улицам застывшего в ожидании Эредина. А где-то там, позади тёмной лавины, виднелась фигура в чёрном. Так далеко… Слишком далеко для полёта одинокой стрелы.
Это был не её бой. Её бой должен развернуться через пару мгновений на опустевших кварталах столицы. Кровопролитный и беспощадный.
- ЛУКИ Т-ТОВСЬ! ВСТАТЬ В ПЕРВУЮ ЛИНИЮ! ДУГА ШЕСТЬ ПАЛЬЦЕВ ВВЕРХ, ПОПРАВКА НА ВЕТЕР – ПОЛПАЛЬЦА ВПРАВО! СТРЕЛЯЕМ ПО КОМАНДЕ!..
Они приближались. Сметающая всё живое волна смерти. Облачённая в тёмную сталь, пробить которую в состоянии далеко не каждая стрела. Но именно такие стрелы и находились в распоряжении лучников. Они выкосят первые ряды сучих детей, максимально.
- ЗАЛП!
…Ливень стрел рухнул на приближающуюся баталию имперцев.
- ЗАЛП!..
…Распростёрлись на подходе к городу тела. Но живых всё ещё много. Слишком много…
- ЛУКИ, НА ТРЕТЬЮ ЛИНИЮ! ДУГА ТРИ ПАЛЬЦА! ПОПРАВКА…
Знаменитый Центральный легион, копейщики в алых плащах, сомкнувшие строй перед лучниками, полностью приняли на себя удар имперской пехоты. Они держались. Держались и умирали. Их брали количеством, и в какой-то момент просто смяли…
- ОТСТУПАЕМ!..
Тогда она впервые испугалась по-настоящему. Впервые бежала. Боролось. Пыталась подкосить артоданцев из укрытий, но с каждым шагом они преодолевали препятствия, вторгаясь в город и двигаясь к центру. А где-то над головой сиял магический луч – битва магов, исход которой в тот момент был совершенно неясен. Но сердце Лин до последнего было с Регулусом Ройсом. Со своим отрядом.
До того, как они все не пали.


Клокочет что-то в груди. Яростно бьётся о стенки грудной клетки сердце…
Разброд. Хаос. Мельтешение.
Кровь повсюду. Алые пятна на снегу – словно алые плащи на мостовой…
Это всего лишь волки. Чёртовы звери. Такие же уродливые в своей природе как пришедшие издалека завоеватели.
Остальные пытаются. Сопротивляются. Даже Флинт и девчонка без имени. Даже Сания и Тэрия, не испугавшиеся чумных выродков.
Почуяв кровь и потеряв вожака, волки остановились. Всего мгновение. За которое Ашиль успел произнести целую речь… Чёрт возьми. Отхватят тебе задницу на ели – запомнишь на всю оставшуюся непродолжительную жизнь.
- ОТСТАВИТЬ НА ЕЛЬ! ДЕРЖАТЬ ПОЗИЦИИ, МАТЬ ВАШУ! СБИВАЕМСЯ В КУЧУ, ДОБИВАЕМ! КТО ПОЛЕЗЕТ, ПЕРВЫМ ПОЛУЧИТ СТРЕЛУ В ЗАДНИЦУ!
В подтверждение слов – очередная стрела свистит в воздухе. Словно ищет, кто помясистей на ель взбирается. Но – нет. Всего лишь – спину очередной полинявшей твари.
- Ближе к лагерю, Энзо, Эл. Окружаем!
Лин исходит из того, что залезть на ель (тем более на одну) никто не успеет. Волки ждать не будут, а бегство - увеличенные шансы умереть, беглецы подставляют спину. И за раунд прикрывающие всё равно не успеют перебить всех.
Стреляет в волка Умара, если можно выбрать.
Троица в лице Лин, Энзо и Эла, по задумке, окружает центр (где, как я понимаю, теперь большая концентрация противника). Как я себе это представляю: убили по волку - приступили к следующим. А не резко побежали в центр) Ещё стоит уточнить, что лучница вперёд не лезет, постреливает волков в отдалении.
П.С. Курсив для чтения необязателен.
П.С.2 Сорри за капс, но он вернее передаёт командирский ор, чем восклицательные знаки.
+4 | Вьюга, 15.12.16 20:07
  • ОТСТАВИТЬ НА ЕЛЬ! ... КТО ПОЛЕЗЕТ, ПЕРВЫМ ПОЛУЧИТ СТРЕЛУ В ЗАДНИЦУ!


    Ха-ха-ха-ха ржал как птеродактиль.
    +1 от Bangalore, 15.12.16 20:28
  • Хорошо.
    +1 от Yola, 15.12.16 21:25
  • Мощно! Как же их всех жалко
    +0 от Texxi, 16.12.16 01:46
  • Харьган, романтика однако.
    Молодец.
    +1 от Деркт, 18.12.16 04:00
  • За классный пост и отменный флешбек.
    +1 от Akkarin, 25.12.16 01:43

В тот миг Марси казалось, что она… если не гений, то очень умный ребёнок. Мысль о том, чтобы сбить с толку надзирательницу и удрать, стала отдушиной в безвыходном для них положении, лучиком света во мраке неизвестного будущего. Она пришла к ней столь неожиданно, и столь сладостно было её смаковать, представляя изумление на лице женщины, что девочка не могла не воспользоваться пришедшей на ум идеей. И, кажется, это действительно был единственный выход.
…Марси взяла в руки кочан капусты, собираясь бросить её в надзирательницу. Она уже крикнула предупреждение, чтобы та, машинально среагировав, подставила руки… Но в ту же секунду ей почудилось, будто с капустой что-то не так. И лучше бы она не опускала глаза, чтобы убедиться в обратном…
В её руках застыла настоящая человеческая голова.

Ужас, который охватил девочку, нельзя передать словами. Она дёрнулась, с ужасом вскрикнув, – так, что голова резво подпрыгнула в руках. Сердцебиение участилось настолько, что её тут же охватил жар. Марси с превеликим удовольствием бросила бы голову на пол, просто убрав от этой мерзости руки, но она помнила о собственной задумке и пересилила себя… И, в конце концов, девочка швырнула голову, пытаясь попасть в надзирательницу. Но вышло у неё неуклюже, и голова оказалась на полу, катясь к ногам женщины… Впрочем, Марси на это было уже плевать.
Девочка так резко рванула с места, что задела угол сваленных друг на друга ящиков. Болезненно поморщилась и нетвёрдо продолжила бег к спасительной лестнице. Собственный пульс набатом бил по перепонкам, а страх парализовал конечности до такой степени, что ноги заплетались и не слушались. Ей было настолько страшно, что она не оборачивалась, и не могла видеть, следует за ней Джон или нет.

…Лестница была всё ближе. Марси взлетела на ступеньки, чувствуя, как мгновением позже окажется в спасительной кухне, а затем – в коридоре, а после – найдёт остальных ребят и поведает о творящихся в подвале делах… Но подобные мысли быстро выветрились из головы. Всего пару секунд спустя Марси поняла, что ей отсюда не выбраться. Дверца оказалась заперта.
Девочка всё же добралась до неё. Толкнула. Надавила дрожащими руками. Но всё тщетно. Кто-то запер их здесь снаружи…
Марси обернулась, затравленным, полным ужаса и отчаяния взглядом глядя на Джона и прижимаясь спиной к стене, словно та могла принять девочку в себя и спасти от надвигающейся опасности. А опасность действительно была – в форме всё тех же капустно-человеческих голов, что всё это время следовали за ними по пятам…

Марси…
Что же ты наделала, Марси…

Неожиданно подала голос повариха. И её тон был весьма далёк от того, что представляла себе девочка, ослушавшись надзирательницу и устроив бунт. Повариха оставалась всё такой же весёлой и добродушной, заступалась за ребят. Но Марси всеми фибрами души чувствовала – ей нельзя доверять. Ни ей, ни этой Жулиане… Иначе что у них в кухне делают отрубленные человеческие головы?!..
Что им оставалось?.. Выхода не было. По крайней мере, тот путь, который они знали, оказался отрезан. Оставалось одно – покориться этим живодёркам и искать другой…
Но пересилить свой страх оказалось до невозможности трудно. Марси не могла заставить себя вернуться в кухню и ступить с лестницы на пол, что был усеян капустой.
- Я не хочу возвращаться к ним. Не хочу, не хочу, не хочу… - шептала девочка, не пытаясь скрыть бившую её дрожь.
Марси не была трусихой. И такое с ней было впервые.
  • Испуганная Марси так же хороша, как и решительная.
    +1 от Fiona El Tor, 24.12.16 17:37

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Поворот неожиданный, но интересный)
    +1 от Francesco Donna, 23.12.16 07:17

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Да! Наконец-то!
    +1 от Деркт, 20.12.16 01:25

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Прогресс пошел)
    Очень достоверный, прямо-таки реальный флешбек выходит)
    +1 от Francesco Donna, 19.12.16 12:49

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Хорошо. Очень хорошо. Очень даже хорошо.
    Но я буду ждать правды!!))
    добра тебе)
    +1 от Деркт, 16.12.16 22:55

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,

Всё произошло стремительно. Ещё до того, как Каталина договорила, краем уха она различила лай и повизгивание Шваркса, но в тот момент не придала ему какое бы то ни было значение, увлёкшись маленькой перепалкой – лишь для того, чтобы побыстрее с этой темой покончить. Побыстрее доделать дела и лечь спать. Себе она выбрала третью смену, самую неудобную, в середине ночи… Ей было нужно отдохнуть.
Но это лишь часть занимавших её дум. Не на шутку обозлившись на Энзо за крайнюю степень неуважения, проявленного к ней, она продолжала этот никчёмный диалог… Чувствуя, что рыцарь разбередил одну застарелую рану. А его лицо внезапно слилось с лицами прошлого, что говорили практически те же слова. «Я не буду слушать твои приказы, девочка»…
Девочка. Какая она им девочка? За кого они её все принимают? Совершенно ни во что не ставят, прежде всего различая не её личные качества, а половую принадлежность… Но Лин терпела. Лин старалась. Преодолевала трудности и доказывала. Но сейчас… Она устала. Устала от долгой дороги. Устала терпеть.

Но последние слова повисли в воздухе, внезапно потеряв всякую значимость. Что-то изменилось. Всё изменилось. Атмосфера в воздухе накалилась и загустела от запаха. Такого пронзительного и отвратительного… Такую гниющую заживо вонь распространяла только смерть.
Смерть с налитыми кровью глазами.
Смерть с желтоватыми частоколами клыков.
Смерть с клеткой рёбер под тонким сукном кожи.
Они пришли. Они уже здесь. И всё, что люди делали, всё, о чём говорили, потеряло значение в тот же миг. Ибо спокойствие было нарушено. Для кого-то – навсегда.

- Забудь, уже неважно, - тихо произнесла Лин, бросив быструю фразу Энзо. А после – начала потихоньку отходить, ближе к натянутому Дрегом тенту и костру как центральному месту группы. Потихоньку – ибо боялась сделать лишнее резкое движение. Вожак скалился, обводил их голодным кровожадным взглядом, вселяя ужас не только своим видом, но и присутствием за ним остальной стаи.
Они уже начали окружать лагерь.
- Все, кто не способен драться – назад, держитесь вместе. Бойцы – вперёд, окружаем центр! - из-за вьюги вновь приходилось кричать, и Лин надеялась, что все её услышали. Надеялась, что хоть что-то успели сделать…
Но, кажется, волки ждать были не намерены.

Подкорректирую потом пост, если что.
Кубы-кубы...
+1 | Вьюга, 12.12.16 04:00
  • Нравится персонаж, попытки преодолеть предубеждение и всё-таки стать лидером группы)
    +1 от Akkarin, 14.12.16 23:59

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Не дают бедной "Объекту" сбежать)
    А пост хороший: и интересный, и сильный.
    +1 от Francesco Donna, 14.12.16 09:17

Последний раз окинув группу взглядом, Лин отворачивается и делает первый шаг…
Один из многих, многих тысяч шагов.
Шаг. Ещё шаг. Ещё один.
Ноги всё глубже проваливаются в снег, всё больше в нём вязнут. Погода разыгрывается; порывистый ветер норовит содрать с плеч знаковый плащ, сорвать капюшон, да и вовсе повалить хоть и не кажущуюся хрупкой фигуру в сугроб. Глубокие следы тотчас заносит снегом; Лин была уверена, что в нескольких метрах позади от группы давно не осталось никаких следов – они все превратились в ровные холмики снежного покрова.
Шаг. Ещё шаг. Ещё один.
Так тяжело. Физически. Но ты не сдаёшься. Никогда не сдаёшься. И разве что-то способно сбить тебя с ног, сбить с привычного ритма жизни? Несмотря на то, что ты потеряла всё и всех... Но даже здесь – в этом снежном аду и среди незнакомым практически людей – ты продолжаешь оставаться собой. Не изменяешь своим принципам.

Пока идёшь – думаешь.
Вспоминаешь лицо каждого бредущего за тобой человека. В особенности тех, на кого возлагаешь наибольшие надежды для защиты отряда. Отряда?.. Вновь это слово так и просится на язык. Но нет, Лин – уже давно не отряда. И эти люди – не твои подчинённые.
Неважно, Лин. Думай о другом.
Например, Дитрих. Дитрих – молчаливый, грозный тип. В том, как он сдавливал рукоять секиры, была сила. Не только физическая – моральная. И его взгляд, которым он наградил её до того, как принял необходимую позицию… Нужно быть с ним поосторожнее.
Эларик. Солдат. Солдат до мозга костей. По оружию, по выправке. И вероятно, дезертир, хоть и проявляет сочувствие, помогает. То, что он хотел бросить кого-то из группы, и натолкнуло девушку на подобные мысли. Но пока – проявляет себя только лучшим образом.
Пад. Скрытный человек, неизвестно, что у него на уме – но пока он выражал исключительно содействие. Возможно, и было военное прошлое, но от него не осталось и следа – шрамы, прихрамывание на одну ногу… С такими судьбоносными отметинами не воюют.
Юрген. Человек чести и слова. Немолодой уже боец. Вероятно, с аристократкой своей по велению долга – не оставляет её в трудную минуту. Значит, и защищать всегда будет в первую очередь её. Жизнь остальных вторична.
Энзо. Рыцарь, что от чего-то бежит... За всё время путешествия Лин не удалось поговорить с ним так, чтобы в достаточной степени понять. Но однозначно – рыцарь обладал внушительным арсеналом и подготовкой и являлся представителем голубой крови.
Уна. Аристократка, мечница. Правда, наблюдать за её боем Лин не довелось, хотя девушка часто ловила себя на мысли, что ей было бы интересно на это посмотреть. Теперь вот – Уна проявила потрясающую самоотверженность, самостоятельно взявшись за перемещение Санни. Что лишь повысило к ней доверие.

Воины. Каждый чем-то хорош. И повезло ещё группе, что их собралось здесь хотя бы такое количество. Шли бы лавочники, крестьяне да изнеженные дворяне, не привыкшие держать в руках ничего тяжелее кубка, – у них было бы гораздо меньше шансов.
Но помимо защиты перед Лин вставала ещё одна задача. До привала недолго. А значит – необходимо организовать костры, ужин, а после – дежурства. И пока Лин двигалась, она прикидывала в уме, кто и в какую смену сможет дежурить…
Однако думы её прервал чей-то голос. Мужской, с явно различимым акцентом. Так экзотично перекатывались на языке привычные слова, когда он их произносил. Ещё до того, как Умар догнал девушку, она узнала его по голосу.
Он говорил о книге. О приключениях по снежному аду. Лин усмехнулась. Не представляла, о чём можно написать в посвящённых этому главах. Она бы обрисовала ситуацию крайне просто: зима, снег, холодно. Но в уме Умара явно притаились изощрённые фантазии, как приукрасить это затянутое и лишённое ярких событий шествие.
- Не думаю, что моя личность так уж значима, чтобы описывать её в книге, - с начинающейся отдышкой ответила Лин. И только после повернула голову к иностранцу и улыбнулась. – Хорошо, Умар, если тебе так интересно – что-нибудь поведаю. Да только не сейчас. Не будем тратить силы на болтовню…
И они продолжили путь.

Путь, который, казалось, никогда не закончится.
Повсюду, куда ни падал взгляд, - покрывало снега. Чистого, белого, режущего глаза даже на фоне сгущающихся сумерек. А беспрестанно падающий снег болезненно обжигал лицо, превращаясь на ветру в маленькие ледяные клинки.
Надежда таяла. Привычный мир вдруг размыл контуры, забросив группу путников в заснеженную пустыню. Кажется, она потеряла некоторые ориентиры. И не могла уже с точностью сказать, по-прежнему ли она двигается по дороге… Не было смысла даже звать Дрега и спрашивать, знакомы ли ему места, - сквозь стену снега ни черта не было видно.

Но, кажется, Единый им благоволил. Единый – или сама госпожа фортуна.
В белой мгле вдруг проступили знакомые очертания пушистых веток. А вместе с ними в душе зажегся новый лучик надежды.
Лин обернулась и начала махать руками. Кричать: «Стоим! ПРИВАЛ!» до тех пор, пока группа не остановилась. Однако до того, как она успела сделать что-то ещё, Макс направился собирать хворост. Лин согласно кивнула, тронула его за руку, шепнула короткое: «Будь осторожен». После – подошла ближе к центру и жестами показала, чтобы остальные придвинулись ближе к ней – даже кричать становилось затруднительно.
В быстром порядке пересчитала людей. Что ж… удачи тебе, Марк. Где бы ты ни оказался.
- Впереди – ельник. Лучшего пристанища нам сейчас не найти. Буран усиливается, но если будем действовать быстро и слаженно – организуем подобающий привал. – Обвела группу взглядом, прикидывая что-то в уме. – Моя мысль – сделать под двумя елями подкоп, чтобы те образовали крышу над головой, между ними – натянуть шкуры, которые любезно предлагал Дрег. Под шкурами – настил из еловых веток, рядом костёр. Здесь же лучше бы устроиться на ночлег тем, кто вооружён – выбираться из ямы дольше в случае, если кто-то дежурный сигнализирует об опасности. А теперь основное… Эйты, Симона, Флинт, Санни, Адрианна – займитесь еловыми ветками. Все остальные – подкопами. Мы с Дрегом и Уной натянем шкуры. Надеюсь, возражений нет. Идём!
+2 | Вьюга, 09.12.16 11:45
  • Хороший пост )
    +1 от Dreamkast, 09.12.16 12:10
  • Здорово пишешь. Интересно и приятно читать.
    +1 от Bully, 09.12.16 12:48

Пока остальные занимались сооружением импровизированных носилок, Лин, скрестив руки на груди, наблюдала. Наблюдала за тем, как все суетятся над Санни и Адрианной, кто-то подходит и предлагает свою помощь. Сдавливает что-то в груди в этот момент. Так болезненно-приятно. Всё же, её опасения были совершенно напрасны. Не звери – люди.
Но надолго ли?..
В тот же момент подошёл к ней торговец, прервав её думы. Её тронуло его участие, но на предложение взять факел Лин мотнула головой, аргументировав:
- Светло ещё. Плащ послужит неплохим ориентиром, не будем тратить драгоценный ресурс. – После короткой паузы добавила: - Спасибо, Дрег. Твои знания могут оказаться крайне полезными.
«По крайней мере, они дарят нам надежду».
Лин улыбнулась уголком рта, но улыбка вышла какой-то печальной. А она – перевела взгляд со спины торговца, направившегося к Юргену, на самого Юргена. Что ж, телохранитель отказался покидать госпожу – это было ожидаемо. Но получившийся расклад не слишком ей нравился. Как минимум, за носилки взялись трое воинов. Конечно, в случае чего бросить верёвку – дело пары секунд, но Лин волновалась, что пары секунд им может не хватить.
Нет, двое. Пад, скинув верёвку, двинулся назад, заняв позицию позади остальных вместе с Лорензо. Что с ним?

В один момент её взгляд натолкнулся на мальчишку, что начал тявкать в сторону волков, привлекая к себе внимание. Его воинственный и задорный вид говорили Лин только об одном: уровень опасности тот попросту не способен, в силу возраста, оценить. Поэтому девушка, громко и резко, выкрикнула:
- Флинт!
Дождавшись, когда мальчик повернётся к ней, Лин улыбнулась и протянула ему руку.
- Флинт, идём со мной. Тебя не зря называют Воронёнком, а? Поможешь мне высматривать путь, я одна не справлюсь.

После того, как дело было улажено, и девушка немного успокоилась, она набрала в лёгкие побольше воздуха и громко произнесла:
- Всё, больше терять времени не имеет смысла. Проверьте, как закреплены верёвки и выдвигаемся. Энзо, Пад – оставайтесь на своей позиции, прикрывайте тыл. Дитрих – прикрывай с правого фланга, Эл – отпусти уже эту злосчастную верёвку и иди на левый, он остался открытым. Кто-нибудь… Настоятельно прошу кого-нибудь из оставшихся занять место Эла. Тэрия, Умар, Макс, Марк? Хватайте и идём.
Ветер усиливался, подхватывая её слова, и Лин приходилось надрываться, чтобы его перекричать. Плохо будет, если Уне никто не поможет. Если Эларик останется «впряжённым». Предполагаемая атака волков с левого края колонны отобьёт у них темп, когда солдату придётся её бросить и защищаться. Уна не справится. Нет. Уна справится – но надорвётся.
- ЗА МНОЙ! – выкрикнула последние слова настолько громко, насколько могла. Развернулась и начала шествие. В сгущающиеся снежные сумерки…

Расклад.
1. Каталина
2. Флинт
3. Кто-то добрый
4. Уна
5. Эларик
6. Энзо
7. Пад
8. Дитрих
9. Юрген
10. Оравер
Ну, два бревна, понятное дело, носилки.
Если никто из активных игроков не заменит Эла, пусть гипотетически согласится Марк. Я надеюсь, мастер будет не против.
И, надеюсь, никто не имеет ничего против такого расклада.
Оговорюсь, что Флинт может топать не прямо возле Лин. Снег глубокий, идти сложно. Но это скорее была такая акция, чтобы он встал подальше от тыла)
+2 | Вьюга, 08.12.16 15:34
  • ура карта!
    +1 от логин 233, 08.12.16 17:43
  • Славная личность, сильная. Без лишнего героизма, а просто — правильная, старающаяся.
    +1 от kharzeh, 08.12.16 18:21

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Отлично)
    +1 от Деркт, 07.12.16 19:12

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Пока что вот очень нравится. Каждый пост что-то новое, плавная смена декораций и постепенное развитие спирали событий.
    +1 от Akkarin, 06.12.16 00:53

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Это было... больно. Не раны даже - смерть единственной надежды. Очень сильный пост.
    +1 от Francesco Donna, 05.12.16 23:43

Холод. Кусачий и нестерпимый. Он обжигает кожу, он пропитывает одежду, скользит мурашками по спине. Заставляет безудержно сжимать и разжимать занемевшие пальцы, крепче стискивать в объятиях норовящее упасть из рук оружие.
Сколько прошло времени с последнего привала? Лин уже потеряла счёт дням. В вечном полумраке зимы так сложно определить время суток, а шествие в никуда растягивается в бесконечность.
Она привыкла к постоянному чувству голода, стараясь всё реже касаться припасов. Привыкла к лишениям – одним из них в какой-то момент стал собственный доспех, безжалостно оставленный где-то в недрах покошенного сарайчика, где девушка провела несколько ночей перед тем, как отправиться в долгое путешествие. Стащенные у какого-то торгаша ткани и мех подстреленных животных послужили отличным утеплением к поддоспешной одежде. Лин нисколько не жалела об этой потере, просто не представляя, как смогла бы тащить на себе в буран килограммы стали, даже несмотря на то, что оставила своё тело беззащитным. Привыкла и к беспрестанно заканчивающимся стрелам. Она прекрасно помнила их первоначальное количество. И как по глупости потеряла несколько из них. Теперь же – берегла каждую стрелу. Точила наново. На лезвии их наконечников – чья-то смерть. Но и её жизнь.

Холод. С каждым днём он становится невыносимее. Снег валит и валит, не думая заканчиваться. И воспоминание о тепле помещения и согревающем огне становится всё тусклее и призрачнее, словно обрывок сна. А бесконечное шествие во мглу кажется единственной возможной реальностью. Словно весь мир вокруг накрыла снежная пелена… И лишь изредка остовы человеческой цивилизации напоминали, каков он был раньше.
Лин шагала вперёд, и алый плащ развевался за её спиной подобно флагу. Казалось, лучница не ведала усталости. У неё хватало сил не просто идти, но не плестись в конце группы. Группы, к которой в какой-то момент она прибилась. Или они прибились к ней?.. Уже неясно. Ведь они меняются. Эти люди. Одни умирают, погребённые в сугробах. Другие приходят из мглы…
Лин никогда не оборачивалась. Ей было всё равно на этих людей. Абсолютно плевать, кто жив, а кто умер, даже несмотря на то, что крупной добычей, когда та попадала в её руки, она делилась. Ей хотелось жить. У неё была цель – дойти до чёртового Эредина. В котором у неё не осталось ничего. И позади – уже тоже…

Но приоритеты меняются, правда, Лин? Особенно в тот момент, когда ты остро осознаёшь одиночество. Когда понимаешь, что становишься тенью себя самой. И изо в день слышишь угрожающий волчий вой, а встреченные на пути деревни оказываются стёртыми с лица земли безжалостной магией…
Наконец, ты начинаешь оборачиваться. Приглядываться. Их лиц почти не видно за стеной снега и в тени головных уборов. Но благодаря одежде и определённым мелочам можешь составить о них первое впечатление.
В толпе ты сразу различаешь двух подростков и женщин. Последние – создания по виду хрупкие, удивительно, что ещё не отстали. Позади одной из них чёрной тенью возвышается молчаливый страж. Понимаешь, что детей и женщин защищать нужно в первую очередь. Видишь мужчин, различных возрастов, телосложения и достатка, и почти все – вооружены. Некоторые из них не слишком внушают доверие, внешне походя и на крестьян, и на разбойников. Некоторые кажутся уж очень безобидными – такие, как торговец с собакой и иностранец. А есть и те, кто одним своим видом взывает к её памяти, выдавая опытному глазу солдатскую подготовку. Такие привыкли выполнять команды. Хорошо.
Так Лин и шла. Присматриваясь и размышляя о чём-то своём. И размышления её часто прерывал вой, заставляющий судорожно сжимать в руке лук… Они уже близко.
+1 | Вьюга, 05.12.16 04:05
  • Красиво и стильно.
    +1 от Akkarin, 05.12.16 22:04

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Вот это пост.
    +1 от Деркт, 26.11.16 09:15

Девушка не знала, как отреагирует Крис на легкомысленно брошенную фразу о том, что оплата произведётся исключительно после помощи. Но почувствовала, что хуже точно не будет, если он сам располагает к подобному тону. Ей хотелось поддержать его, ведь текущий в таком ключе разговор – как раз в её духе. Несмотря на выбранную профессию, Уэллс терпеть не могла официоза или какого-либо напряжения с собеседником – а именно последний фактор и имел место быть в беседе с Крисом… Хотелось любыми способами его развеять, хотя бы невинной шуткой.
Но он, кажется, воспринял её серьёзнее. Кэт, побледнев, внимательно смотрела на Эллингтона, словно он только что прочитал её мысли. И чем дольше он говорил о том, что ему не нужны деньги, тем большую тревогу она ощущала. Ведь Кэт продолжала платить Крису за информацию ещё долгое время после начала их отношений, это было чем-то… абсолютно нормальным. Просто не могла поступать иначе. Для человека, способного переступать определённые грани, у неё так же присутствовало одно качество: она не любила долги и старалась по ним расплачиваться. Впрочем, никогда и не печалилась, если тот, кому она должна, не требовал оплаты.
Поэтому девушка благоразумно промолчала и в задумчивости опустила глаза. Значит, не из-за денег…

В конце концов, он завершил фразой о том, что помогает ей исключительно по старой дружбе. Что-то в его тоне насторожило девушку, и Кэт почувствовала холодок, ненавязчиво пробежавший по спине, а в голове прозвенел тревожный звоночек. Уже по его интонации она поняла, что он до сих пор прекрасно всё помнит.
Но несмотря на собственные опасения и мрачный тон Криса, она ощутила и радость. Отчего-то на душе стало легче, словно он ответил на один из множества волнующих её вопросов. Естественно, ответ так и не прозвучал, но кое-что из его слов Кэт поняла, и теперь смотрела на мужчину потеплевшим взглядом. Ей подумалось… что несмотря на прошлое, угрожающее нарушить едва воцарившийся мир, ему так же, как и ей, не хочется вновь расставаться.
Она подняла в радостном порыве руку, но та застыла на полпути, а Кэт слегка смутилась собственному жесту. Была у неё одна привычка: закреплять свою благодарность не только словом «спасибо», но и прикосновением. Бывало, когда он приносил заветную папку с информацией, она касалась его щеки, дарила лёгкий поцелуй, порой – брала с улыбкой за руку. Но сейчас подобное действие могло лишь оттолкнуть… И Уэллс медленно опустила руку обратно на руль.
И в этот момент в голову пришла мысль, подкрепляемая твёрдой решимостью, что за спасение сестры она расплатится.

…Кэт замолчала, переводя взгляд на Криса и ожидая его реакции. Сердцебиение слегка участилось: девушка волновалась насчёт того, что мог подумать её собеседник. Произошедшая история ей самой казалась невероятной, а как она представлялась в глазах мужчины Кэт даже не представляла.
Крис высказал подтверждающее её домыслы предположение о том, что история действительно кажется странной, и в этот момент выглядел настолько задумчивым, что Уэллс небезосновательно предположила: он слушал её настольно внимательно или настольно невнимательно?..
Но последующая фраза о кисти развеяла её сомнения насчёт его заинтересованности.
- Честно говоря, я без понятия, куда её могли отвезти, мне об этом точно не докладывали, - с грустной усмешкой произнесла девушка. – Скорее всего, где-то у вас в лаборатории. Лежит одиноко на полке… Пока о ней никто не вспомнит, - Кэт вздохнула. И с интересом посмотрела на Криса. – А к чему ты о ней заговорил? Думаешь, можно взять отпечатки и пробить по базе личность похитителя?.. – Девушка заметно оживилась, чувствуя, что вот они, очередные плюсы общения с полицейским. Ощутила даже некоторую дрожь предвкушения: и от нового, крайне интересного дела, и от того, насколько быстро они к нему перешли.
Но Крис тут же вернул её с небес на землю, напомнив о требующих решения вопросах.

Кэт заметно погрустнела, бросив взгляд на блокнот, лежащий перед рулём, – куда она его закинула, выбегая из машины. Белоснежные страницы были исписаны, а текст местами перечёркнут. Рядом с блокнотом лежал и диктофон – неизменный в работе атрибут.
Девушка ощутила до крайности смешанные чувства. С одной стороны, в ней вновь пробуждались долг и ответственность, а также неуёмная энергия, с которой она делала свою работу, и желание наконец её закончить. Но с другой… Пожалуй, она впервые так сопротивлялась сама себе, ведь совершенно не хотела расставаться с Крисом.
Так приятно было вновь побыть в его обществе. Даже ощущая, что сейчас всё совсем не так, как раньше. Но уже одно его присутствие, его голос, напоминали ей о былых временах…
Она вспомнила себя в прошлом и увидела словно со стороны. Как каждый раз тщательно подбирает гардероб, до мельчайших деталей, - она выбирала исключительно подчёркивающие её достоинства наряды, и большинство из них обладали свойством обтягивать стройную фигуру. Как появлялась перед Крисом, флиртовала и ловила жадные взгляды. Ей так нравилось дразнить его… А потом она не устояла и сама.
Но жизнь оказалась куда более сложной штукой.

- В каком состоянии твоя одежда? – Кэт с трудом разлепила пересохшие губы и провела по ним кончиком языка. После чего, мысленно вновь возвращаясь в салон автомобиля, улыбнулась. – Что же подумает твоя свидетельница, если ты придёшь на встречу в мокрой одежде?
Кэт взяла в руки телефон, открыла карту и передала Крису.
- Вбивай адрес. Если поблизости будет магазин, можно тебя… м-м… немного привести в порядок. Мне кажется, мы только убьём время, если попробуем добраться до дома.
На слове «дом» голос, конечно же, предательски дрогнул, и Кэт поспешила заняться замком зажигания.
Если они сделают всё быстро, она, возможно, и успеет к назначенному Энтони сроку. Но отчего-то говорить о работе Крису ей очень не хотелось.
+1 | I want2believe, 14.11.16 22:13
  • Просто прекрасно, замечательный персонаж.
    +1 от Akkarin, 26.11.16 00:32

Золотистые огни постепенно гасли, погружая помещение в полумрак. Разговоры постепенно стихали, и в зале воцарилась атмосфера приятного ожидания. Оно длилось всего пару томных мгновений: до тех пор, пока свет софитов не вырвал из окутывающей зал полутьмы сцену. Заиграло вступление, бордовый, в тон антуражу, занавес поднялся, обнажая перед зрителями расставленный реквизит – диванчик и столик с телефоном, перенося наблюдателей из ресторанного зала в чью-то гостиную. И, конечно, в подобных гостиных не могло обойтись без горничных – почти тут же, вслед за вступлением, появились полуобнажённые девушки в соответствующих костюмах, разбегаясь по местам.
Но декорации и статистки – всего лишь фон. Для той, кто появился на целую минуту позже, заставляя зрителей смаковать момент своего появления.
Музыка замедлилась. И она взошла на сцену – роскошная и блистательная в своём образе, одной лишь белоснежной улыбкой затмевающая остальных девушек. Знаменитый предмет гардероба – корсет с округлым декольте в форме сердца, чулки и туфельки, а сверху – полупрозрачный халатик. Плавные, медлительные, грациозные движения, с которыми она расставалась с очередной вещью. А стоило ей опуститься на диван и взять в руки телефонную трубку – и посетители услышали её мягкий, глубокий голос, чарующий переливами интонаций…
Выступление длилось не более десяти минут, но давало зрителям насытиться визуально и усладить слух в полной мере. В последний на сегодня раз – ведь на этом сегодняшний репертуар знаменитой певицы заканчивался. И Эмбер Харт, прощаясь со зрителями и очаровательно улыбаясь им со сцены, с лёгкой грустью думала о том, что через несколько мгновений её покинет.

…Громоздкое зеркало с множеством рассыпанных по раме лампочек отражало усталое лицо Эмбер. Как бывало и прежде, певица, садясь за собственный столик в личной гримёрке, давала себе короткий отдых перед тем, как вновь выйти в свет. Нельзя было сказать, что она измучена, - её работа приносила ей немало удовольствия. Но ночной образ жизни вкупе с непрерывными разработками сценариев с песнями, костюмами и реквизитом давали о себе знать.
Впрочем, лёгкий транс Эмбер, за который она словно вновь слышала проигранную в зале музыку и собственный голос, быстро спал. И девушка взялась за приведение себя в порядок: снятие грима, ещё более отбеливающего её и без того светлую кожу, и совершенствование причёски. Она не так бы переживала на её счёт – но не хотелось предстать перед незнакомым мужчиной в неопрятном виде…

Подумав о нём, Эмбер улыбнулась. И бросила взгляд на приоткрытый ящик, в котором, помимо косметики, хранила некоторые открытки поклонников. Среди них были и записки того таинственного незнакомца, что занимал её мысли не только последние минуты, но и последние дни.
Естественно, подобные послания девушка получала не впервой. И была наслышана от официантов заведения о постоянных посетителях, что зачастую появлялись в клубе только в те дни, когда выступала она. Как правило, Эмбер лишь отмахивалась от назойливых поклонников, ибо была уверена: большинство из них – глупые влюблённые мальчишки, не представляющие для неё никакого интереса. Пылкие юношеские признания не могли растопить её сердце.
Но и не реже она получала послания от более респектабельных и уважаемых мужчин, в сердцах которых давно угасла эта трогательная пылкость, а осталась лишь развращённость богатством и окружающей их красотой. От подобных толстосумов, разбрасывающихся своими деньгами и авторитетом, ей было ещё более противно. И Эмбер, совершенно не страшась, бросала им резкие отказы в их весьма вызывающих приглашениях. Ей нечего было бояться – под покровительством самого Джека О`Риппера. Пожалуй, он был единственным мужчиной на свете, с которым певице приходилось считаться.

Но этот таинственный незнакомец… он заинтриговал её. И даже Эмбер не могла бы ответить себе, чем именно – лаконичными записками, ненавязчивым вниманием или вызывающим интерес выражением: «У меня есть информация»…
Харт понятия не имела, о какой информации говорил незнакомец. И почему не хотел ей показаться, не пытаясь увидеться со звездой за кулисами. У неё возникали тревожные мысли о том, что он принадлежит враждующей с ирландцами банде, и ему приходится наблюдать за ней лишь издалека. Действительно ли у него есть информация или это своего рода «ловушка»? Какую он преследует цель? Какая, чёрт побери, информация?..
Почему-то Эмбер, едва услышав эту новость, подумала об отце. Но не могла себе представить, чтобы кто-то смог узнать её тайну, её настоящее имя. Девушка понятия не имела, присутствует ли опасность в раскрытии её инкогнито, потому что не представляла, какое положение занимал в криминальном мире отец. Но она была вынуждена принять крайние меры по возвращении в родной город…

Это щекотало её нервы. Подразнивало любопытство. Интриговало и пробуждало азарт.
Всё, начиная с того момента, как Элис Картер стала Эмбер Харт.
Всё, включая и эту злополучную «информацию»…
Кажется, Эмбер слишком привыкла к этому двуликому миру, и встреча с таинственным незнакомцем не вызывала в ней совершенно никакого страха. Свидание было назначено на нейтральной территории, во вполне презентабельном заведении. Стоило ли ей вообще бояться?.. И, в конце концов, кто не рискует - тот не пьет шампанского!

…Сделав лёгкий макияж, надушившись и сменив гардероб (на более закрытый, но не менее соблазнительный), Эмбер встала из-за столика, прихватила личные вещи и, надев солнцезащитные очки – сугубо в целях сохранения тайны своей личности, - вышла из гримёрки, направившись к чёрному выходу. И в который раз, следуя по этому коридору, она подумала о том, как странно порой складывается жизнь. Ведь ещё в подростковом возрасте, когда Джордж привёл её именно в этот клуб, ранее являвшимся простым баром, Эмбер влюбилась в это место и никогда не могла бы подумать, что будет здесь выступать. Как сейчас она помнила появление на сцене танцовщиц, разодетых в блестящие наряды, помнила клубы дыма от сигары, которую выкуривал её отец. Довольным взглядом он следил за игривым танцем, и лишь после, щёлкнув её по носу, произнёс: «Хороший из тебя выйдет адвокат, малышка. Такой серьёзный взгляд!»
На свидание.
+3 | [BDM] Mean streets, 18.11.16 03:03
  • Роковая женщина
    +1 от DeathNyan, 18.11.16 08:15
  • +
    +1 от BritishDogMan, 20.11.16 22:20
  • Роковая красотка наяву) Правда свою "роковость" ей только предстоит доказать...
    +1 от Dredlord, 25.11.16 23:17

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Никто меня здесь не любит(
    А пост очень насыщенный, очень живой.
    +1 от Francesco Donna, 25.11.16 08:28

Миг наваждения проходит, и ты выныриваешь из плена своего разума, так некстати подбросившего тебе пищу для размышлений. Ты всё ещё видишь перед глазами выстроившуюся шеренгу десятков воинов, и впереди – маленькую женщину, что с решимостью настоящего вождя отвечала за свою жизнь и жизнь своего народа. Ты не успел как следует обдумать пришедшую из ниоткуда информацию. Но запомнил последнюю секунду до того, как вновь стать Джоном Сабиком. Сверкающий в свете молнии обсидиан, промелькнувший практически перед глазами – и оставивший тонкую алую полосу на щеке. Очередная попытка тебя убить не принесла никакого успеха… Как следствие, попытка убить её оказалась исключительно успешной.
И вновь обсидиановое оружие. Но противник уже иной – куда более изощрённый и опытный, по крайней мере, в ближнем бою. В чём ты лишний раз убеждаешься, с трудом выдерживая напор его атаки. Этот Охотник не остановится – пока не умрёт один из вас.

Вспомни, Сабик. Вспомни, как всё начиналось.
Всего пару часов назад твоя жизнь была другой. В ней не было места аномальным людям со сверхспособностями. В ней не было и прекрасных незнакомок с изумрудными глазами…
Казалось, они прошли сквозь ночь одним мгновением. И первая встреча с Дианой, и продолжительный разговор в салоне «Форда» - всё это осталось где-то там, позади. За гранью этой новой, наполненной адреналином и опасностью жизни.
Всё меняется. Пожар, всё это время служивший фоном для битвы, постепенно стихал – обгладывая уже скелет стального гиганта. Подал голос до того молчавший двигатель чёрной «БМВ». Где-то в отдалении послышались первые отголоски сирены.
Но одно осталось неизменно этой ночью – снег, что бледным покрывалом укрыл этот мир и продолжал выпадать с мрачных небес мелкими снежинками, что таяли, соприкасаясь с твоим горячим дыханием…

У тебя оставались считанные секунды. Ты был всё ближе к своей цели, отходя всё дальше назад. Предельно сосредоточен – малейшая ошибка, и пострадает не только твой план, но и ты сам. А Охотник, ничего не подозревая, продолжает атаковать, замахиваясь в страшном выпаде нагинантой. Он тоже предельно сосредоточен, Сабик. Но с каждым неудавшимся ударом – всё более раздражителен. Вот, кромка лезвия чиркнула по асфальту, высекая искры и оставляя на нём глубокую борозду. Вот, скользнула по дверце твоего автомобиля, с лёгкостью разрезая плотный металл… Он словно демонстрировал, на что способно его необыкновенное оружие. Но ты прекрасно знал – это его промахи. Ошибки, которые могут стать фатальными…
Шаг назад.
Ещё немного.
Лента почти в твоих руках.
Клемма мертвой змеиной головой повисла на капоте, оставленная там рукой Дианы…
Сейчас. Ещё чуть-чуть.
Сейчас!..

…Ты рванул с места резко, и в тот же момент алебарда рассекла воздух точно пополам на том месте, где только что было твоё тело. Тебе пришлось развернуться – хотя бы в пол оборота, дабы поднять с земли чёртову ленту. Руки не дрожали, подхватывая свёрнутую шипастую полосу. Не замедлились в нерешительности, схватывая клемму. После чего…
Кисть, удерживающая ленту, упала к твоим ногам, оканчиваясь идеально ровным разрезом. Не ощущаешь потерю, в полной мере чувствуя конечность все последующие мгновения. Но остро ощущаешь дискомфорт в районе груди, весьма болезненный укол даже для тебя – способного боль заглушить. Перед опущенными глазами ты видишь длинное, отполированное дерево, словно растущее из твоей собственной грудной клетки. Тонкий тёмный клинок пересёк её насквозь.
Совершенно новые для тебя ощущения. Словно жидкое пламя медленно проникало сквозь него в тело. Пуля была безобидным комариным укусом, по сравнению с постепенно накатывающей агонией.

Убийца не останавливается. Толкает алебарду вперёд, а вместе с ней и тебя, роняя на твёрдый асфальт. И вот победитель уже стоит над тобой, расстёгивает и отбрасывает в сторону шлем. Наконец, ты вновь видишь его лицо. Сапфировые глаза, что взирали на тебя с триумфом бойца, привыкшего побеждать.
Звон в ушах. Но ты отчётливо слышишь его глухой злорадный смех. Слышишь противный звук извлекаемого из груди лезвия. Чувствуешь, как он снова обрушивает на тебя клинок. Темнеет в глазах…
Вспомни, Сабик. Как всё начиналось. Вспомни – и забудь.
Теперь всё неважно…
Всё меняется. И силуэт убийцы растворяется за гранью света, уходя во тьму, где осталась Диана. Где остались надежды, разговоры, вопросы и призрачные следы твоего существования.
В сгущающемся мраке неизменными остаются только лавирующие с мрачных небес снежинки…
Конец.
+2 | Грань, 19.11.16 20:56
  • Красиво
    +1 от Thundernike, 19.11.16 21:10
  • Станцевал на грани — и сорвался.
    Dead can Dance — The Ubiquitous Mr. Lovegrove (ссылка)
    +1 от Azz Kita, 21.11.16 09:36

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Нравится очень. Я прям уже прочувствовал персонажа.
    +1 от Akkarin, 18.11.16 10:41

Всё это время Фейт смотрела в монитор и колдовала над панелью, приоткрыв рот и высунув кончик языка от усердия, словно это исключительно лёгкое дело вызывало какие-то сложности. Или девушка так демонстрировала крайнюю озабоченность иными, не менее важными обстоятельствами. Ибо обстоятельства то и дело подавали голоса, каждый раз сбивая её с толку.
Естественно, никаких положительных результатов её «просьба» не принесла; что Джон Первый, что Джон Второй – продолжали гнуть свою линию. Погрозили ей Комитетом, ещё раз напомнили, кто в этой экспедиции главный… Но самое забавное – они так комично злились друг на друга, что это вызывало улыбку, даже несмотря на то, что один из них или оба являлись репликантами, в перспективе способными её убить.
Естественно, Фейт заметила и взгляд, брошенный на неё исподлобья Амандой, но ей было решительно всё равно, что там надумала себе девушка: пусть запишет её в личные враги, но разрулить ситуацию это не поможет. Колкая реплика возымела хотя бы некоторый эффект: Ридл заткнулась. Пришло время ей пошевелить мозгами, но пока она этого делать явно не хочет.

Наконец, к голосам Армстронгов присоединился и голос Нила, усиленный благодаря коммуникатору. В этот раз он был менее… бесстрастен. Видимо, стальные нервы начальника безопасности сдали, и тот, в конце концов, проявил хоть какие-то эмоции. Фейт улыбнулась уголком рта.
- Вот жил ты себе на станции, Нил, и был у тебя вышестоящий начальник. А теперь у тебя их два, - не пытаясь скрыть улыбку в голосе, произнесла девушка. Не могла упустить момент и не заставить Нила понервничать ещё больше.
Но шутки шутками, а на самой станции, тем временем, происходит действительно нечто ужасное. Если индикаторы не врут, в медотсеке произошла очередная диверсия, повреждено оборудование. Но ведь Фейт была там совсем недавно, как и Аманда. Что могло произойти за короткий промежуток времени?.. Неужели Дин проснулся и её подозрения насчёт него оказались правдой…
Но этот отсек далеко не единственный, вызывающий опасения. Если в моторной всё ещё фиксируется положение Стефани, то очень зря, что Нил повернул назад. Проверить этот отсек стоило. Так же, как и медицинский. Так же, как и лабораторию…
Чёрт побери, ей не хватает людей! Тех, кому бы она смогла доверить проверку, причём желательно одновременную.

Фейт качает головой. Что бы ей там ни хотелось, придётся справляться своими силами. Или своими и силами Эммериха – если ему всё-таки можно довериться.
…На экране, наконец, появляются вызванные изображения камер. Ей хватает секунды, чтобы понять их смысл. И Фейт замирает, краткие мгновения вглядываясь в картинку. Замирая от ужаса.
…Кровавый цветок распустился в теле Дина, расправляя острые лепестки и показывая на свет багровую сердцевину…
Слишком много крови. Агрессии. Силы.
Кто бы это ни сделал, он был чертовски зол и силён. Ассоциация, пришедшая девушке на ум, не вызывала приятных эмоций. Словно… поработал не человек, но зверь.
Фейт ощутила резкий приступ клаустрофобии, выбивший на мгновение из неё дух. Ей так ярко представилось, как репликанты и неведомые создания подобной силы заполняют этот сравнительно небольшой комплекс… Ей стало не по себе до жути.
Но не время размазывать сопли, так, Фейт?..
- Ну что, Джон, - с мрачной ухмылкой произносит она, отталкиваясь от стола и выпрямляясь. – Ты по-прежнему хочешь жаловаться в Комитет? – она указывает дулом бластера на экран. После чего обращается непосредственно к Ридл: - Аманда, ты ушла из медотсека позже. Что-нибудь странное заметила? Откуда-то же эта тварь появилась…
Девушка бросила взгляд на дверь, за которой прямой линией шел коридор, отделяющий рубку от медотсека. Не долго думая, Фейт вернулась к панели с целью заблокировать, к чёртовой матери - по выражению Нила, - эту дверь. Менее всего ей хотелось увидеть сейчас еще одного, гораздо более опасного убийцу...
И одновременно чертовски хотелось.
Пока без глобальных заявок, ждём Нила. Блокируем дверь в медотсек.
+1 | Грань, 17.11.16 01:09
  • Хорошо.
    +1 от masticora, 17.11.16 03:13

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Красивый пост, очень насыщенный внутренне и позволяющий лучше вжиться в окружающую ситуацию.
    +1 от Francesco Donna, 16.11.16 14:59

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Прям мотивирует на быстрый ответ)
    +1 от Akkarin, 11.11.16 13:57

Луч лазера стремительно рассекает воздух, прорезает разделяющее пространство и впивается обжигающей иглой в плечо первого Армстронга. А затем, не долее, чем через секунду, - в плечо второго. Они оба, к огорчению Фейт, выдают совершенно идентичную реакцию. Оба изумлены, оба кричат, оба выражают негодование в весьма резких оборотах. Но Фейт они нисколько не трогают. Девушка, так и не опустив бластер, хмурится и наблюдает за мужчинами. Ну, хотя бы различать их сможет. Тот, что с ободком и ожогом слева будет Джон Первый, а тот, что вышел из жилого отсека и царапинкой справа, - Джон Второй. Целая династия, чтоб их.
- Если ты ещё не понял, Джон, - спокойно, но твёрдо отвечает Фейт, переводя взгляд с одного Джона на другого, - то поясняю ещё раз: на борту станции чрезвычайная ситуация. Я уточняла дальнейшие инструкции, но ввиду обстоятельств, смею взять на себя ответственность дальнейшего их невыполнения.
После чего девушка оборачивается к Аманде, что выглядит ещё хуже, чем накануне. Жалкое зрелище.
- Прекрати размазывать сопли, Ридл, и возьми себя в руки, - сурово произносит. От прежней, готовой к альтруизму и спасению экипажа, Фейт не остаётся практически ничего. Что-то внутри неё словно оборвалось в тот момент, когда в рубке управления появились два Армстронга. Страх покинул сознание, вытиснился рациональностью и холодной решимостью. И, кажется, впервые за эти долгие дни Фейт почувствовала себя совершенно иначе. Почувствовала себя… живой. Этот вкус азарта на языке чувствовался так остро. И так приятно.

В коммуникаторе слышится знакомый голос. Нил. Ей кажется, или в его тоне она различает беспокойство? Какая неожиданность.
Но ни она, ни двоица Армстронгов не спешат отвечать ему. Последние и вовсе затевают диалог, пытаясь убедить Фейт бросить бластер и поверить кому-то конкретному. Уголок рта непроизвольно поднимается вверх в ухмылке: они могут пересказать хоть все разговоры прошедших дней, но бластер Фейт не опустит.
Они сами лишний раз убеждают её им не верить. Как оказалось, память настоящего Джона Армстронга полностью перенесена в память его клона. Или клонов – кто знает?..
- Я тут раздумываю, - начала говорить Фейт и подошла к ящику, из которого Эммерих не так давно извлёк бластеры. – На станции диверсия. И началась она ровно после того, как произошёл скачок. – Девушка запустила ручку в нутро ящика, разгребая его внутренности. Но стоило кому-то из подозреваемых шевельнуться, и взгляд тут же перемещался на них, а бластер принимал угрожающее горизонтальное положение. – Кто-то из вас – а в большей степени и оба – определённо что-то скрывает. И мне очень хочется знать, что именно. – палец осторожно двигает регулятор мощности. И не в лучшую для Джонов сторону.

В ящике не оказалось ничего ценного. И, в конце концов, Фейт решает выйти на связь с Нилом, докладывая о непредвиденных обстоятельствах:
- Всё в порядке, Нил. Если подразумевать физическое состояние каждого из нас. Армстронг так и вовсе двойне в порядке. Советую тебе поспешить. Проблем стало на одну больше.
Прокручивая в голове различные варианты, почему так произошло, девушка приходит к выводу, что всё это время разгадка заключалась там, где ни она, ни Нил её не замечали. По крайней мере, какая-то часть этой головоломки точно притаилась в одном из отсеков. И Фейт была готова это проверить собственноручно.
Но для начала – необходимо заглянуть в записи камер.
- Я советовала бы вам начать говорить, - разбираясь с панелью управления, Фейт обращается к мужчинам. – Хоть что-то в свою защиту. Какие-то доказательства помимо ничего не значащих фраз. Потому что чуть позже вам придётся покинуть это помещение. А когда мы встретимся в следующий раз… кто знает, - девушка усмехнулась, адресуя улыбку своим мрачным мыслям.
Проверяем, что пишут камеры в лаборатории и в модуле создания репликантов.
+1 | Грань, 25.10.16 23:10
  • Суровая Фейт)
    +1 от Akkarin, 09.11.16 12:47

Томительное ожидание. Минуты, безвозвратно утекающие в бездну небытия. То короткое время, показавшееся Кэт вечностью, когда она, сидя за рулём своего автомобиля, дожидалась ушедшего к своей машине Криса. Вцепившись в руль до побелевших костяшек пальцев, она вглядывалась сквозь лобовое стекло на перемещающуюся в потоке машину, ожидая, что знакомый «Форд», вырулив на соседнюю улочку, уедет, оставив её здесь в одиночестве… И сердце предательски ёкнуло, когда из остановившегося автомобиля всё же вышел её водитель и сквозь разыгрывающуюся непогоду направился в сторону её «Фольксвагена»…
Тем страннее выглядело его общество сейчас. Это казалось сном, нереальным сном – слишком много времени прошло с их последней встречи. И, подумать только, Крис сидит рядом, разговаривает с ней и разглядывает её семейное фото… Чёрт, а ведь последний раз, когда она пыталась поговорить с ним, он сбрасывал трубку, обрывая её попытки.
Тем лучше, что прошло столько времени. Она была уверена, что он ничего не забыл. Но, видимо, уже не так сердился, как прежде.

…Кэт замолчала, выложив, как на духу, собственную историю. Её немного трясло – но, скорее всего, не из страха, что Крис сейчас пренебрежительно отмахнётся и уйдёт, хотя и он, естественно, имел место быть. Внутри неё клокотала злость: по большей части на себя. За то, что она не смогла остановить того незнакомца и спасти сестру. За последний год Бэкки стала для неё всем. Она – словно сама Кэт. Та Кэт, которая не была зациклена на работе, которую не волновала собственная карьера. Та ветренная девушка, которой Уэллс уже никогда не станет.
И журналистка, едва ли не затаив дыхание, ждала реакции Эллингтона, прекрасно осознавая, что решать чужие проблемы – прерогатива исключительно альтруистов. Тем более, что их совместная проблема – если её можно так назвать – так и не нашла решения. Разговор ещё не состоялся, и Кэт, несмотря на отсутствие набожности, молилась, чтобы он произошёл не сейчас, но когда-нибудь потом… Сейчас, помимо этого, её волновала та улыбающаяся девушка со снимка.

И Крис заговорил, наконец, переведя на Кэт взгляд. Коснулся подбородка, и девушка в который раз подумала, насколько вместе с щетиной изменился его облик – до чего же меняют людей такие, казалось бы, незначительные детали… Странное желание возникло – коснуться этой щетины. Было бы необычное для неё ощущение, ведь Крис раньше безупречно брился.
Естественно, Кэт этого не сделала.
Вскоре она и сама позабыла о собственном желании, стоило Крису продолжить разговор в пугающих для неё интонациях. Кэт напряглась, чувствуя, куда именно он клонит, и сердце забилось от волнения с удвоенной силой. В голове вихрем пронеслись различные варианты того, какую цену он может запросить. Первой же мыслью стали деньги, следом – секс, хоть это и казалось слишком невероятным, потом – информация, но, как правило, этот ресурс интересовал только её…
Но прежде, чем Кэт пришла в себя и решилась задать вопрос, он улыбнулся, разрядив обстановку, и ответил согласием. Словно камень с души… Однако девушка не смогла бы скрыть собственную бледность, да и ответная улыбка вышла несколько нервной.

Кэт тряхнула головой, словно отгоняя непрошенные мысли. И пытаясь вернуть присутствие духа. Чёрт, и даже если он действительно запросил бы цену, уже не включишь просто так «соблазнительницу», чтобы её снизить, хоть этот образ у Уэллс зачастую срабатывал. С Крисом такое не прошло бы, не теперь…
И странно, что он согласился, а вопрос цены оказался просто шуткой. Где-то тут скрывался подвох, не иначе.
- Крис… Я понимаю, что, возможно, отвлекаю тебя от каких-то дел и от работы, и действительно не хочу, чтобы ты тратил время впустую. Поэтому, что касается цены… - Кэт не могла не заговорить об этом, хотя бы из приличия. Но и не была бы собой, если бы не добавила: - Впрочем, вопрос цены пусть останется подвешенным. Дело ведь необходимо ещё выполнить.
Кэт столь же обезоруживающе улыбнулась, поддерживая заданный им шутливый тон.
Но улыбка потускнела, стоило ей вновь вспомнить о произошедшем.
- Как сейчас помню – на часах было «три ноль три»… Глубокая ночь. Обычно Бэк, если долго засиживалась, проводила время в ванной. Но в этот раз она, скорее всего, сидела в своей комнате, когда этот ублюдок ворвался в дом и выкрал её. Потому что я помню следы. От кухни – по лестнице – и мимо моей комнаты до её двери… Он пришёл с улицы абсолютно обнажённым, даже обуви не было. Странно… - Кэт в задумчивости водила рукой по рулю, наблюдая за собственным незамысловатым действием. – Он не чувствовал холода. Не чувствовал боли. Это чертовски странно. Учитывая, что я отстрелила ему кисть… Кстати, она как вещдок сейчас где-то в вашем хранилище, - девушка неопределённо махнула рукой. И, наконец, обернулась к мужчине. – Но больше всего меня поразило то, как он смог уйти от меня. Постарайся просто вообразить… Он надел Бэк на голову кислородную маску и нырнул в ледяную реку.
Да это же темп! =Р
+1 | I want2believe, 06.11.16 00:57
  • И темп, и пост шикарный)
    +1 от Akkarin, 08.11.16 01:11

Марси тут же принялась выполнять свой план, делая вид, что занята поисками громоздкого овоща. На самом деле, не углядеть среди остальных продуктов капусту было невозможно – слишком уж выделялись её покатые бока даже сквозь сетку. Но девочка старательно делала вид, что не замечает нужной снеди. Её сердце отбивало бешеный такт, болезненно колотя в грудную клетку. Такого волнения, как сейчас, Марси ощущать ещё не доводилось. Она была в шаге от провала, весь их план висел на волоске! И всё – из-за неё одной!.. Как же в этот момент на душе скребли кошки. Как ей было стыдно – особенно перед Джоном… Вообразила себя храброй и незаметной, а на деле…
Причина её волнений материализовался тут же, в первую секунду напугав девочку своим голосом. Марси вздрогнула и обернулась, из-за чего косичка пребольно хлестнула её по лицу. Ей не верилось, что Джон действительно вышел из своего укрытия – и ради чего? Чтобы помочь ей?..
Личико девочки вытянулось в удивлении. Чувствовать чужую поддержку, принимать чью-то помощь было чем-то отродясь необыкновенным для неё. Сердечко Марси в этот момент радостно ёкнуло, и на душе словно потеплело. Кажется, именно в этот момент она начала понимать, кто же такой Джон, и увидела его словно в новом свете. Подумать только – ещё пару дней назад он был одним из старших мальчишек, от которого Марси держалась подальше. Но теперь он представлялся ей совсем иначе. И это заставляло щёчки девочки краснеть от удовольствия.

Марси быстро опустила голову, стараясь не задерживать на мальчишке взгляд дольше, чем могло не понравиться надзирательнице. Она лишь едва заметно кивнула на тихий вопрос Джона и спрятала улыбку в воротнике пальтишка. Он действительно вышел из укрытия, чтобы ей помочь.
Девочка активно делала вид, что занята поисками, и в тот же момент пробиралась к заветным продуктам. Она ждала той минуты, когда тётка, убедившись в её занятости, уйдёт, что позволило бы ей в ту же минуту рвануть к пряной колбасе и сырам, сорвать их с гвоздиков и дать стрекача. Но помощница поварихи оставалась в своём занятии, как и в своём отношении к детям, непреклонна. Казалось, появление Джона ещё больше подзадорило женщину, и она так и кипела от злобного удовлетворения, а однажды и вовсе схватила Марси за шиворот, едва не придушив.
Девочка начала всерьёз опасаться за успешность плана. Помощница поварихи уходить совсем не собиралась, напротив – она следила за ними с такой тщательностью, что мурашки бегали по коже от её сурового взгляда. Тогда Марси пришлось лихорадочно обдумывать ситуацию. Ей не хотелось оставаться здесь дольше положенного и не хотелось облажаться перед Джоном – снова. И эта повариха начала нагонять на девочку жути, запев какую-то странную песенку про печь… Что-то эта песня смутно напоминала Марси. Какую-то сказку, некогда рассказанную матерью – маленькая Марселина боялась этого рассказа не меньше, чем собственной мамы, ибо конец той сказки был мрачен и жесток… Но Марси не помнила дословно эту историю. И времени вспоминать её не было.
Пусть повариха пугает их и дальше. Пусть её помощница продолжает наблюдать. А вот Марси оставаться в их компании не собиралась…
- О! Кажется, нашла, - притворно-радостным голосом сообщила девочка и остановилась напротив сетки. Она изъяла из её нутра небольшую капусту, которую смогла поднять. А затем… - Ловите!
И девочка бросила капусту в помощницу, надеясь, что сыграет фактор внезапности и та на мгновение остолбенеет от изумления. Выкрикнув имя своего напарника по неудаче, Марси бросилась к лестнице в попытке стремительного бегства…
Раньше отписаться не могла, болела(
В общем, попробуем убежать и нахватать по дороге хоть что-нибудь)
П.С.: Эх, теперь у меня броски не очень)
  • За оригинальную идею. Так ее, эту злую тетеньку! Закидаем капустой за использование детского труда!
    +1 от Datsy, 05.11.16 04:35
  • Класс! И жаркие щечки, и хитрый маневр, и ненавязчивые естественные детали вроде косички. Нравится.
    +1 от Fiona El Tor, 07.11.16 15:38

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Классный старт, выглядит интригующе.
    +1 от Akkarin, 05.11.16 22:16

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Красивый пост, красивое начало!
    Спасибо, что позвала в этот модуль^^
    +1 от Francesco Donna, 03.11.16 15:20

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Отличный план) И неизменно замечательный отыгрыш.
    +1 от Akkarin, 02.11.16 22:06

Морозный ветер покусывал открытую кожу, норовил скользнуть внутрь одежд, вызывая неприятные мурашки по коже. С каждой минутой, проводимой на холоде, Кэт ёжилась и дрожала всё сильнее, несмотря на то, что приток адреналина и учащённый пульс не позволяли ей замёрзнуть. А что уж чувствовал Крис, будучи в заледеневшей мокрой одежде, девушка даже не представляла. Поэтому, когда он махнул рукой в том же направлении, куда чуть ранее показывала она, Уэллс кивнула и без промедления направилась в ту сторону, решив, что с машиной они определятся, когда до неё дойдут. Прилив какой-то необъяснимой заботы не позволял ей дольше задерживаться в городском парке, что сулило бы Крису серьёзным обморожением.
От волнения и переживаний за мужчину девушка шагала быстрее, чем ей бы хотелось. Хотелось чуть помедлить, оттянуть тот самый момент разговора. Это сейчас он так спокоен и относительно приветлив, но что ждать потом, когда она выложит ему свою проблему? Захочет ли он помогать ей после того, что было?..

Они приблизились к дороге, ситуация на которой оставалась столь же неизменной, как и некоторое время назад, что не слишком способствовало повышению настроения.
Подумать только, всего несколькими минутами ранее её волновали совершенно иные проблемы – и как всё кардинально изменилось благодаря всего одной встрече. Чуть раньше её голову занимали исключительно Чарли Мейсон, интервью и совещание…
И как бы парадоксально это ни звучало, но она совсем забыла об Энтони и поставленных им сроках. Время шло, очень скоро наступит тот момент, когда босс начнёт волноваться и названивать. А у неё до сих пор не дописана статья.
Как иронично. На одной чаше весов оказалась страсть всей её жизни – работа. На другой же – её сестра и мужчина, забыть о котором спустя столько месяцев она так и не смогла. Что ж, Кэт, рано или поздно подобный момент бы настал. И несмотря на попытку мысленно уверить себя, что она всё успеет, где-то глубоко внутри зрела уверенность в своём ещё не решённом выборе. Очевидно, одна из чаш сейчас ощутимо перевешивала.

- Так, я свою вижу. Не будем терять времени, - остановившись у проезжей части сказала Кэт и ступила на дорогу, ловко обходя замершие автомобили и ловя на себе заинтересованные взгляды водителей. Постоянно невольно оборачивалась, словно боялась потерять Криса из виду.
По правде говоря, знакомый «Форд» она тоже приметила. Удивительно, как им удалось припарковаться настолько близко и при этом не заметить друг друга. Но девушка, молниеносно прокрутив в голове варианты, рассудила, что Крису сейчас за руль лучше не садиться. В крайнем случае, подбросит куда ему надо по пути…

…Кожу приятно покалывало от дуновения тёплого воздуха. Озноб постепенно проходил, но мелкая предательская дрожь всё ещё сковывала её движения. Какое-то время Кэт сидела молча, давая и себе, и ему возможность прийти в себя и насладиться теплом. С каждой секундой девушка отогревалась, и вскоре смогла стянуть с себя шарф. Мелкие снежинки на нём превратились в холодные капельки воды.
Тревожное чувство не проходило. Реальность это или сон? - ущипни себя, Кэт. Прошло так много времени с тех пор, как он последний раз сидел здесь, рядом… И в то же время – словно всех этих месяцев разлуки и не было.
Она прекрасно помнила ту первую встречу. Пасмурный день, томительное ожидание. Дверца, наконец, открылась, впуская в салон незнакомца… Чем же он тогда её привлёк? Она отчётливо помнила, что уже с первых секунд ощутила необъяснимое влечение, с тех пор нисколько не исчезнувшее. Амбиции, внешность, характер?.. Или, скорее, совокупность множества его черт.
Кэт уже давно себе призналась, что просто потеряла голову. Это, естественно, не входило в её планы, но, в конце концов, инициатором их бурного романа стала именно она…

Кэт бросила взгляд на бардачок. На нём лежало так и не убранное фото, на котором запечатлелись две фигуры – её и Бэк, похожие практически как две капли воды. Как бы ни было сложно начать этот разговор… она должна попытаться объяснить ему, уговорить помочь – не ради себя, но ради Бэкки. А поставив перед собой цель, она, как правило, её добивалась.
- Это она, - девушка кивнула на снимок. – Ребекка, моя младшая сестра. Бэк переехала ко мне совсем недавно, поэтому вы с ней никогда не виделись… - Кэт вздохнула, собралась с духом и решительно продолжила: – Пару дней назад я проснулась ночью от её крика. Она звала меня. Так громко и надрывно… Я сразу поняла, что что-то не в порядке, и достала пистолет. Дошла до лестничной площадки… - взгляд девушки уставился куда-то в одну точку, словно она видела перед собой всё то, что происходило той роковой ночью. – Помнишь кухню? Из неё вели две стеклянные двери – в гостиную и во внутренний двор. Весь её пол был усыпан осколками стекла, а мою сестру тащил на плече какой-то голый ублюдок. Я пыталась его догнать… даже выстрелила пару раз и попала. Но это его не остановило, и он скрылся вместе с Бэк. – Девушка нервно комкала в руках шарф. Казалось, в её голосе появились сердитые нотки, которые тут же растаяли, стоило ей обернуться на Эллингтона. – Это вся история, в очень… кратком её виде. Крис, пожалуйста… в полиции дело отложили в долгий ящик, кажется, они мне даже не совсем поверили. Мне очень нужна твоя помощь.
+1 | I want2believe, 20.10.16 02:03
  • Шикарный образ, надеюсь выйдем на нормальную скорость и история получит полноценное развитие)
    +1 от Akkarin, 31.10.16 01:50

Всё закончилось. Тому не верилось в это первые мгновения, но всё действительно закончилось.
В тот день он смог выбраться из чёртовых джунглей. На продырявленной лодке. И вместе с ним в ней сидели два потерявших разум солдата, с остатками сердца гука на руках. А позади оставался и лишённый человеческих душ лагерь, и сумасшедший Трэвис, и часть отряда, погибшая от шальных пуль и осколков. Там, позади, осталось что-то ещё. И с каждым метром оно удалялось всё дальше. Удалялось – и стиралось из памяти, словно прожжённая сигаретой бумага. Какая-то часть Томаса Кёрка навсегда осталась в том промежутке Вьетнамских лесов. Его первая серьёзная вылазка, его первое убийство. Но… он этого не помнил.
Прошёл ещё год. Целый год до тех пор, пока начальство не отправило его в отставку. И к тому моменту в личном деле Тома значилось больше сотни погибших гуков. Больше сотни голов, безжалостно прострелянных пулей его винтовки. С тех пор Кёрк перестал сомневаться. Мужчина, женщина, ребёнок, удерживающий в руке гранату, - их лица слились воедино, образовав чёткую, безликую мишень. А недели и месяцы слились в единый день… Чуткий сон, тихое передвижение по джунглям в любое время суток, какое прикажет командир. И лишь изредка – полноценный, лишённый тревог отдых.
Том продолжал писать Саре. Но уже реже. А тексты его были менее эмоционально наполненными. Казалось, он начал её забывать. Её образ, её силуэт. Момент их встречи. И всё же – поддерживал эту связь. Словно её письма были единственной ниточкой, связывающей два совершенно различный мира. Жестокий, наполненный смертью Вьетнам – и беззаботную Америку.

В какой-то момент срок службы подошёл к концу. Том с трудом помнил всех своих прошлых товарищей – настолько часто они сменялись в отряде, погибая раз за разом и оставаясь разлагаться среди ядовито-яркой зелени. С трудом помнил какие-то отдельные дни и события. Но неизменно помнил ту троицу, с которой выбрался из самой первой передряги. Потерявший глаз Безумный Сэм, поедающий кусок мяса Ларри и нервный Джек. Они так прочно засели в его памяти… И всё же – Том потерял с ними связь уже давно, практически в тот самый день. Их всех расформировали так быстро.
И вот, Том возвращается в Штаты. И видит свой старый дом. Родителей и братьев, что не узнают его. А затем – и Сару, наконец, дождавшись их повторной встречи. Она прошла совсем не так, как он мечтал, когда впервые поступал на службу. Но что-то в чёрством сердце ёкнуло. И начало оттаивать, постепенно отводя всё то, что произошло во Вьетнаме, на второй план. Эта страничка жизни пройдена. Начата новая.
И всё же. Шло время. Жизнь в Америке кипела, чередовались события, дни отделились друг от друга. Но зачастую Кёрк мысленно возвращался к тому дню, когда уплывал на лодке из самого пекла.
Вспоминал. Но не видел в своих воспоминаниях ничего. Только пугающую пустоту.
+2 | Welcome to Vietnam, kiddos, 26.10.16 01:28
  • Спасибо за игру!
    Отличная эволюция персонажа)
    +1 от BritishDogMan, 26.10.16 18:23
  • Уууу, малыш Томи мне всю игру напоминал плюшевого медведя со снайперской винтовкой) Хмурится, людей убивает, но со своей невинностью распрощаться всё никак не может)
    И это хорошо! Разбавил команду шизиков на ура! Отличный персонаж)
    +1 от Dredlord, 28.10.16 21:47

Не прошло и нескольких минут, как пространство вокруг Матиаса начало меняться. Постепенно, с каждым его словом атмосфера накалялась, в воздухе сгущалось нечто неуловимо-угрожающее, словно музыка, льющаяся со струн музыкального инструмента – но на сей раз инструментом служил его собственный голос. И, вероятно, эта невидимая и неслышимая музыка, а именно нотки его голоса, насторожили одного из слушателей. Матиас краем уха расслышал, как звенит сталь тяжёлых сапог. Позади него молча передвигались фигуры, словно вставали в шахматную комбинацию…
Да. Они все пешки в его игре. Теперь – они в его власти. Ведь ещё немного, всего мгновение, и этот зал окажется слишком тесен для них всех…

Всего несколько секунд. Время словно замедлилось – но исключительно благодаря приливу адреналина в его крови. Он увидел множество фигур, что, разбивая окна и выколачивая двери, прорвались в зал Совета с оружием наготове. Он мог бы изумиться происходящему. Обнажить свою рапиру и кричать «Мятеж!», защищая теперь уже законного владельца графской цепи. Мог бы. Но не стал этого делать, на удивление большинства членов Совета. Лишь лёгкая, довольная улыбка тронула его губы. А в следующий момент – Джованни резко развернулся, парируя готовый обрушиться на него удар полуторного меча…
- Что, Данте, не сидиться в сторонке? – подогревал своего противника Матиас, ловко уходя от града тяжеловесных ударов. У него это получалось без особого труда. Мужчина словно танцевал в бою, с лёгкостью уклоняясь от атак Эстакадо. Неповоротливый, в полном облачении из стали, оппонент не мог соревноваться с Матиасом по скорости, чем последний без зазрения совести пользовался. – Ты проиграл в голосовании, тебя не выбрал никто – только наш дражайший Сальваторе, да и то потому, что за меня голосовать побоялся. Ха! Тебе тут делать нечего, Эстакадо. Этот бой не твой. Я позволю тебе уйти. А ты дашь мне вспороть его брюхо. И забудем все обиды между нами, м-м?
Матиас откровенно издевался.

И по мере того, как противник проигрывал, Матиас всё чаще обращал внимание на то, что творится вокруг, что сыграло в итоге с ним злую шутку…
Марио оказался полным трусом. Чёрт побери, Матиас бы нисколько не удивился, если бы оказалось, что тот проголосовал в итоге не за него. А вот Нинни не подвёл – всё, как они и условились. Кузнец жаждал власти и денег в той же степени, как и предводитель восстания. Марсель – который вовсе не являлся Джованни братом – среагировал молниеносно, как и пристало закалённому в потасковках бандиту. И остальные его люди – с тем же рвением принялись окружать стражников, бросаясь в атаку и нисколько не жалея сил. Несмотря на худшее по сравнению со стражниками снаряжение, воры и убийцы Пьяченцы дрались с не меньшим энтузиазмом, что и защитники города. Вероятно, даже с большим. Посему, кровь стражников разливалась по мрамору с той же быстротой, как и кровь предателей…
Но вниманием Матиаса в большей степени завладел сам Стефан. Каким-то образом новоявленный граф оказался на полу – в компании своей любовницы, столь яростно его защищающей. Нечего сказать – прячется под юбкой, когда перед его глазами разворачиваются подобные события. Сальваторе явно ошеломлён и всё никак не придёт в себя. Какой замечательный, выгодный для Джованни момент…

Матиас потерял бдительность. В тот момент, когда начал отступать, чтобы сблизиться со Стефаном и в один момент решить исход схватки. Ему всего лишь нужно было достать одну вещь и метнуть его в Сальваторе – и закон проиграл бы беззаконию в один миг.
Это и послужило причиной его катастрофического провала. Он смотрел на Сальваторе, пытаясь убрать клинок левой руки, - и именно в этот момент так нелепо поскользнулся на крови…
Это конец.
…Упав на колени, Матиас выставил перед собой раскрытую дагу. Но механизм клинка не выдержал силы полтораручного меча. Лезвие прочертило в воздухе смертоносную дугу и врезалось в плечо Джованни.

Боль. Такая тягучая, такая обжигающая.
На мгновение Матиас забыл обо всём происходящем. Забыл даже о том, кто он есть. Разум на короткое мгновение погас, уступив вспышке всепоглощающей боли. Кровь ручьём заструилась по плечу и груди, пропитывая кожаный доспех насквозь.
Лишь затем, когда меч вышел из страшной раны, Матиас болезненно поморщился. И тут же вспомнил. И окинул зал взглядом, полным горечи и ещё не потухшей ярости. Минуты молчания сменились топотом множества ног – его люди покидали место битвы так же стремительно, как и ворвались сюда…
- Назад! Вы… вы все поплатитесь, вы все сдохните, твари!.. Назад, я сказал!.. – но властный голос главы гильдии воров уже не был столь громким и срывался на хрип.
В конце концов, вместе с осознанием поражения пришло отчаяние. Сердце бешено стучало в груди – что лишь способствовало кровотечению.
Джованни перевёл взгляд на Стефана. Он не хотел смотреть в эту минуту на Данте, фактически, своего убийцу. Не он являлся его истинным врагом, а лишь визирем, как звали ферзя его далёкие турецкие предки. Визирем, защищающем на доске короля.
Шах и мат. Но не Сальваторе – а самому Джованни.

Матиас растянул губы в самодовольной, с ноткой горечи улыбке. Отбросил сломанную дагу и дрожащей рукой достал из-за спины то, что всё это время лелеял надежду метнуть во врага. Метательный нож, на кромке которого – смертельный яд.
Но теперь – поздно. Он не сможет как следует прицелиться и промахнётся. Или Данте, приметив опасное оружие, вот-вот выбьет его из руки… Эта идея с самого начала была лишена смысла. Поэтому он достал нож с другой целью.
- Правь, Стефан. Тебе дали такую возможность. Если потребуется – разбери этот город по кирпичику. Что уже не сделаю я…
Матиас был крайне жестоким человеком, о чём не ведали окружающие его сейчас люди. Он был жесток временами к жене, к своим поданным, к отцу – которому без колебаний всадил нож в спину, лишь ради того, чтобы отобрать его место во главе гильдии воров. К врагам он был не менее беспощадным, но присутствующим здесь людям уже не дано узнать о степени его жестокости, что он собирался применить к каждому из них…
Но Матиас умел проигрывать. И знал себе цену. Он не будет умолять этих тварей о пощаде. Нет.
Его уже ничего не могло остановить. Жена и сын – далеко отсюда, за городом, в безопасности. Его люди предали его, как только увидели на одежде лидера кровь. Он здесь один. И один расплатиться за своё восстание…
Ядовитый нож, наконец, увидел свет. Остро заточенное лезвие с лёгкостью распороло кожу вдоль запястья. Частицы яда проникали в кровь по венам…
Секунды жизни. Обмякло тело, упавшее в лужу крови.
Прощай, Пьяченца.
Всем спасибо, было круто. И я рада, что разнообразила финал, хоть урвать победу и не удалось)
  • Аплодирую стоя посту, автору поста и отчаянной храбрости персонажа! Матиас был великолепен и опасен, и за его действиями следить было с каждым разом все интереснее.
    +1 от Francesco Donna, 21.10.16 06:49
  • Матиас дал всем жару. :3
    +1 от Omen_Sinistrum, 21.10.16 14:21
  • Мощь, невероятно красивый финал. Спасибо за игру, вышло просто отменно.
    +1 от Akkarin, 25.10.16 22:07

Сэм как-то странно посмотрел на Тома, словно учитель на провинившегося ученика, но его настроение вновь тут же поменялось. Сослуживец, казалось бы, забыл о своём недавнем желании сунуться в гуковскую нору и переключился на возвращение к своим, из-за чего Кёрк выдохнул с облегчением. Не то чтобы Саманта так уж его напрягал, но вот эти перемены в нём и внезапность его странных идей порой настораживали… Хорошо, что остальные всё ещё способны адекватно и рационально мыслить. Общими силами они смогут вырваться из этой чёртовой цепочки неприятностей. До их основной базы не так уж далеко… Да. Определённо смогут. Гуки в округе перебиты, арсенал подорван. Теперь-то уж ничто им не помешает как следует обдумать своё положение и найти приемлемое решение.
…Так размышлял Том по дороге к зданию, в котором укрылись остальные солдаты. Он так же не забывал поглядывать по сторонам в прицел – не хотелось бы получить шальную пулю в голову. Но в лесу оставалось тихо, что не могло не радовать.
В конце концов, впереди замаячила знакомая постройка. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что это просто сарай с довольно-таки хлипенькими стенами. Уже сквозь щели в досках Том увидел какой-то большой блестящий предмет – а зайдя за порог обнаружил, что этим предметом, который он углядел ещё в прицеле винтовки, оказалась лодка.
Стоило Кёрку обрадоваться своевременному появлению такого транспорта, как взгляд натолкнулся на погибшего Рида, а затем - на сидящую рядом с мёртвым гуком фигуру. Ларри, глядя на прибывших солдат, впился зубами в кровавый ошмёток, и кровь маленькими струйками стекала между его пальцев…

Том ощутил, как что-то мерзкое и горячее подкатывает к горлу. Но он сдержался. Сдержался и тогда, когда Безумный Сэм, оправдывая своё новое прозвище, подошёл к Митчелу и попросил угощения. Сдержался, когда Ларри отрезал тому кусок, а после подошёл к снайперу, буквально впечатав лоскут мяса в его грудь. Кровь тут же впиталась в неприятно прилипшую к коже ткань.
Кажется, щека Кёрка пару раз нервически дёрнулась. А сам парень, скорее машинально, взял в руку этот чёртов ошмёток.
В голове лихорадочно проносились самые разные мысли. В основном – о том, что ему пиздец. Как он выберется из этого ада, если теперь не только Сэм безумен, но и все окружающие – в том числе и Джек, в руках которого снайпер углядел отрезанные гуковские пальчики. Пожалуй, уже можно брать в руки лопатку и идти копать себе могилу.
На какое-то время Том просто завис, не в силах вымолвить и слово. Как, блять, на это реагировать вообще? Если скажешь ёбнутому о его ёбнутости, чего доброго, тебя самого посчитают за ёбнутого. Тем более, что ты тут, похоже, один такой «рациональный» и «адекватный». Остальные жрут сердце гука и им по кайфу.

В конце концов, вопрос Ларри вывел Тома из глубокой задумчивости. Словно мозг остолбеневшего солдата вновь включился.
- Сам жри это говно! – наконец, изрёк Кёрк и брезгливо отбросил кусок мяса. Ладно, Том, спокойно. Пусть творят, что хотят, но ты участвовать в этом безумии не будешь. В крайнем случае, если эта троица начнёт вести себя совсем неадекватно по отношению к тебе… Но об этом ты подумаешь после.
Том поспешил утереть кровь с руки и достать из кармана карту. Присел и разложил её прямо на полу. Ориентировался в картах парень так же хорошо, как и на местности. Не даром же снайпер.
- В целом, можно пройти по воде. Так выйдет быстрее, чем топать на своих двоих. У нас два варианта – плыть по течению, но это отнимет много времени из-за большого расстояния. Или против течения – этот путь гораздо короче. - Том на мгновение задумался. Длинный путь, конечно, менее трудоемок, но тратить больше времени в этих джунглях, чем надо, снайперу не хотелось. - Думаю, стоит поднапрячь силы и попробовать плыть по короткому пути.
Если Ларри на следующем ходу не хильнёт, пользуемся аптечкой. Без морфия! Оо
+3 | Welcome to Vietnam, kiddos, 23.10.16 21:17
  • - Сам жри это говно!
    +1 от leoch, 23.10.16 21:50
  • Наконец-то, малыш Томми научился матерится!
    Аж слёзы гордости на глазах)
    +1 от Dredlord, 23.10.16 23:24
  • Стойкий Том. Заматеревший, но стойкий))
    +1 от Azz Kita, 24.10.16 10:28

В какой-то момент сцена словно замерла. Словно тот, кто крутил на прожекторе плёнку, остановился, и луч света начал транслировать, казалось бы, одно и то же изображение, меняющееся настолько медленно, что ты мог рассмотреть все её детали – как истинный ценитель подобного кинематографа. И, опустившись на грязный снег и ощутив кольнувшую боль, в один миг из участника сцены ты стал её наблюдателем. На какое-то жалкое мгновение. Но и его хватило, чтобы рассмотреть эти декорации сполна. Оценить обстановку. Понять, насколько велика угроза жизни Дианы. Решить, стоит ли рисковать своей жизнью ради её…
И, вероятно, глядя на это красивое застывшее лицо, глядя на холодную глянцевую черноту шлема убийцы ты решил, что стоит.

Дробовик остался в твоих руках. Цепкие пальцы ухватились за ствол мёртвой хваткой, и теперь оружие с невероятной скоростью приняло горизонтальное относительно тебя положение, направив дуло в потенциального врага.
Фигура Охотника возвышалась над декорацией. Чёрная, величественная. Казалось, он вовсе забыл о твоём существовании. Кто есть ты в его планах – когда прямо перед ним его главная цель. Ты отсрочил её смерть однажды, но теперь… он не даст себе повторить ту же ошибку, растрачивая патроны на статистов. На таких же статистов, как ты.
Но нет, Джон Сабик, патрульный, холост. Ты далеко не последняя фигура в этой игре.
…И хлопок выстрела оглушающе бьёт по слуху.
Ты видишь дробь, вылетающую из дула роем стальных пчёл. И ровно в этот же момент время ускоряется, постепенно рассеивая покрывшееся коркой невидимого льда мгновение…

Дробь с характерным звуком достигла своей цели, но уже в процессе её полёта ты понял, что просчитался с траекторией. Совсем немного, но этого хватило, чтобы заряд прошёл мимо – и в опасной близости от выбранной мишени. С громким хлопком стальной рой вошёл в шину, с каждой долей секунды опустошая её от накачанного воздуха.
Мотоцикл, стоя на одном месте – на крыше «Форда» – совершенно никак не отреагировал на собственное «ранение», не полыхнув пламенем, не съехав в импровизированного пьедестала. Лишь его обладатель на секунду отвлёкся, но, заметив, что ты продолжаешь валяться в снегу, вновь потерял к тебе интерес…
В эту минуту всё бы закончилось. Диана, будучи на волосок от смерти, получила бы необходимую порцию свинца, и все твои «планы» развеялись прахом. Но… в любой момент на сцене может появиться он. Некогда названный греками «богом из машины»…
Им стал дробовик, появившийся в руке бритоголового водителя «БМВ».

- Н-на, сука! – с этими словами мужчина разрядил своё оружие в Охотника, совершенно не церемонясь с человеком, без зазрения совести стреляющим в офицера и собирающимся прикончить безоружную девушку.
Охотник подобного поворота событий не ожидал. Не успел уйти от выстрелов – стальная махина под ним мешала манёвру. А потому, получив дробью в грудь, вылетел с сиденья «Ямахи», нелепо завалившись назад. Мотоцикл, потеряв водителя, со скрежетом свалился на асфальт.
У тебя оставались считанные секунды, пока убийца не придёт в себя, не сориентируется и не поднимется на ноги… И в этот раз он будет более щедрым на раздачу смертоносного металла.
- «911»?.. На шоссе в сторону Остина происшествие, здесь стрельба… - тихий голос, но ты его прекрасно слышал. Парень, что проехался носом по снегу, пришёл в себя, став невольным наблюдателем развернувшихся событий.
Диана же пыталась встать на дрожащих ногах, опираясь на капот автомобиля…
Опционально:
- встать (свободное действие, успеешь, пока Охотник не пришёл в себя, а вставая поймёшь, что правая рука стала хуже двигаться от ранения - нужно время на регенерацию);
- - атаковать Охотника; rd6 - 2 успеха для стрельбы, 3 успеха для ближнего боя;
- - взять Ди в охапку, сесть в "Форд" и укатить отсюда.
В теории и при желании можно объединить два последних пункта, если атака будет заключаться не в рукопашке, а в стрельбе на дистанции.
+2 | Грань, 15.10.16 01:21
  • мррр ^^
    +1 от masticora, 15.10.16 09:41
  • "Надо было брать дробовики!" (с)
    +1 от Azz Kita, 21.10.16 16:22

Джон не сопротивлялся. Только проводил её взглядом, но промолчал. Видимо, понял, что спорить с Марси бесполезно. Или все эти сокровища, скрытые в корзинах, мешках и ящиках, вызывали в нём те же чувства, что и в ней, - желание нахватать побольше из хозяйских закромов вкупе с разыгравшимся аппетитом. Нечасто дети могли видеть такое разнообразие в пище – а вернее, не видели никогда.
Вот и Марси, юркнув в очередное укрытие, блестящими глазками обводила помещение взглядом, в котором зажглась искорка алчности. Ей нравилось здесь всё! Но, понятное дело, унести с собой всё она физически не сможет, даже с помощью Джона. Девочка пыталась собраться с мыслями и разобраться, какие припасы смогут пригодиться, когда перед глазами рябило от количества самых разных – простых и экзотических – продуктов.
Так. Очевидно, крупы, которые можно было бы варить в котелке, они не унесут – слишком громоздкими выглядели мешки, да и далековато они расположены. Замороженные продукты тоже не подойдут – быстро испортятся на ветру. Овощи и фрукты… их было здесь очень много, и все – сложены аккуратно по корзинкам. Ей необходимо освободить одну корзину для того, чтобы сложить в неё те продукты, которые, как ей кажется, пригодятся в дороге. Морковка, картофель, помидоры, огурцы, яблоки…
А потом ей на глаза попались ящики с готовой едой.

Марси застыла, словно загипнотизированная, разглядывая многочисленные лари со снедью. Колбасы, вяленное мясо, сыры, хлеб… У девочки мигом потекли слюнки от такого разнообразия: воображение тут же изобразило тающий кусочек мясного рулета во рту, его пряный вкус… А к кусочку мяса – кружечку молока да хлебную мякоть…
Девочка едва не заплакала от яркой картины, нарисованной её детской фантазией. Ей вдруг стало очень обидно. Обидно, что Блэквуды набивают свои животы такими яствами, а им порой перепадает чёрствая горбушка или костлявый шматок курицы или подгнившие овощи… И что-то внутри закипело от протеста. Она во что бы то ни стало обворует их чёртову кухню. И они непременно сбегут из этого приюта.

Но планам Марси помешали, и самым наглым и неожиданным образом.
Вероятно, девочка не слишком старалась прятаться, видя, что повариха сконцентрирована исключительно на готовке и не оборачивается. И посему выглянула из своего укрытия немного больше, чем то было нужно… И её всё таки заметили.
Худая женщина выросла над ящиками высокой тенью, уперев руки в боки и взирая на Марси таким суровым взглядом, что девочке тут же захотелось провалиться со стыда сквозь землю. На смуглых щеках заалел румянец, и она затравленным взглядом смотрела на незнакомку. Тот факт, что её обнаружили, полностью выбил из неё дух, спутав клубком все её мысли. Ей было стыдно перед этой женщиной, стыдно перед Джоном – за её опрометчивость и уверенность, что всё будет в порядке… Только сила воли не позволила ей обернуться на то место, где сидел парень, - чтобы о его присутствии эта тётка не догадалась.
Лишь какое-то время спустя Марси смогла вникнуть в речь поварихи. И понять, что та требует ей помочь, ибо какие-то «гости» ожидают, когда подадут на стол.
Какие гости? Ночью?.. Неужели именно в эту ночь, когда дети решили сбежать, Блэквуды ожидали посетителей?.. Боже! Тогда весь их план может пойти насмарку!..
Но Марси больше смутили слова женщины о том, что им должны помогать «остальные». Она имеет ввиду других детей?.. Но никто не знал ни о каких гостях, иначе бы они не стали сегодня же претворять в жизнь план о побеге… И тем более – никто не знал об этой кухне и об этих женщинах.
Марси нутром чувствовала, что что-то здесь не так. Может, эта тётка ей врёт? Специально, чтобы девочка тут же не ушмыгнула. И тем не менее, женщина могла просто её поймать, к чему ложь?..

Совершенно неожиданно ей пришла в голову странная идея. Вместо того, чтобы разныться, попытаться оправдаться или начать задавать кучу интересующих вопросов, Марси решила… подыграть.
Девочка поднялась из своего укрытия – таиться уже не имело смысла. Она всё ещё чувствовала сковывающее её напряжение, но старалась вести себя как можно более непринуждённо.
- Хорошо, одну минутку! – пискнула Марси в ответ, и начала путешествовать взглядом по ящикам, как бы в поисках капусты…
Отошла, принялась копаться в сетках. И, тем же временем, всё ближе и ближе подходила к заветным ящикам с готовыми продуктами…
В общем, план прост - нахватать по-быстрому колбасы, сыра, хлеба и дать дёру)
  • Ай да Марси, ай да молодец! Живой персонаж и сочные посты - что еще для счастья нужно?
    Девочка едва не заплакала от яркой картины, нарисованной её детской фантазией.
    Вот это прямо очень-очень понравилось.
    +1 от Datsy, 09.10.16 22:47
  • Марси нутром чувствовала, что что-то здесь не так.
    Точно! =) Здесь всё не так!
    +1 от Fiona El Tor, 21.10.16 12:26

Айлинн, Сиэль
Всё кончено. Сложно поверить, но всё было кончено.
Человек, чьи действия внушали праведный ужас, чьей волей были подняты из могил покойники, в одно мгновение оказался мёртв. Способный реагировать на большие объекты, он не смог предотвратить полёт какого-то болта. С такого небольшого расстояния болт развивал потрясающую скорость. И, прочертив в воздухе линию, всего за секунду оборвал жизнь некроманта…
На несколько долгих мгновений в коридоре повисла тишина. И лишь затем, когда к присутствующим вернулся дар речи, его огласили чужие голоса. Жизнь вновь вернулась в эти стены, прогоняя из неё смерть. Очень скоро все в этом убедились – увидев усеянный мертвецами пол дворца. Аметистовый огонь затухал, рассеивая из оболочки искусственную душу. Королевская гвардия ещё стояла на страже, выставив вперёд мечи и не позволяя себе расслабляться. Но их начальник тут же бросился к принцессе, не оставляя ей времени прийти в себя и осыпая вопросами о её самочувствии.

Сиэля тут же оттеснили от Этель, не позволяя ему и парой слов переброситься с девушкой. Да и к чему это? Он выполнил свою задачу, теперь – всё в руках её верных приближённых, способных позаботиться о принцессе лучшим образом. Особенно теперь, когда угроза была устранена. А время вновь ускорило свой бег, и мгновение на кромке жизни и смерти прошло. Полуэльф отошёл в сторону, переводя дух. Пройдёт время, и он поймёт, что совершил.
Поймёт и Айлинн, всё ещё пребывающая в шоке от случившегося. Всего несколько секунд назад её миру грозила неминуемая гибель в лице чёрного колдуна. Без раздумий и сожалений девушка выполнила свой долг – словно сама рука провидения направила арбалет в сторону Доминика и отправила болт в полёт.
Но это была правда. Теперь – всё кончено.

Полуэльфийка подошла к Анне и странно-безучастным голосом выложила ей определённый план действий. Флинн задумчиво кивнула.
- Ты права, Айлинн, дворец необходимо проверить немедля. Мало ли какая ещё пакость скрывается тут по углам, - десятница поморщилась, бросив взгляд на обугленного собственной магией Епископа. – Десяток, стройсь!..
Сиэлю, Айлинн и их сослуживцам пришлось снова встать в строй…

…Время шло. Гулкие шаги солдат отдавались эхом от стен, неимоверно раздражая своей преувеличенной громкостью. Остаток отряда Флинн исходил практически весь дворец, плутая в лабиринтах коридоров и залов. И везде стражники встречали лишь обездвиженные, навсегда упокоенные трупы и немногих выживших людей, успевших спрятаться от грозящей им напасти. Они плакали. От горя и от счастья. Но лица стражников – суровы, словно непроницаемая маска.
Путешествие по коридорам оказалось безуспешно. Поиски сообщников ни к чему не привели. Правда, дойдя до храма Единого и решив обследовать его как обитель чёрного мага, солдаты наткнулись на открытый возле алтаря люк, ведущий глубоко под землю.
- Закройте. И тащите мебель потяжелее, - произнесла Анна, глядя в чернеющий провал.
Многие солдаты подумали о том, что это – тайный подвал Епископа, где он хранил свои знания. И потому с особым рвением принялись заколачивать вход. И только немногие догадывались, что именно скрывает в себе этот лаз.

Когда работа была окончена, стражники остановились, молча взирая на десятницу и ожидая её приказаний.
- Что теперь, командир? – нарушил тишину Орек, чем вывел Анну из задумчивости.
- Теперь?.. – ответила Флинн, обводя своя десяток слегка печальным взглядом. – Теперь мы идём во Внешний Город, чего мы все так долго ждали. Искать выживших. Наших товарищей. И наших близких…
И все вздохнули с облегчением. Эта долгая ночь подходит к концу.

Герман
Пламя свечей создавало в храме своеобразную атмосферу. Тёплую, умиротворённую. В воздухе пахло воском и ладаном. Казалось, именно здесь, в этом месте, мятежная душа и могла найти успокоение. Присев на одну из скамеек и воздев руки к небу. Казалось, здесь молитвы Единого непременно будут услышаны.
Верил ты в это или нет, но останавливаться был не намерен. Лишь на минуту замер у самой лестницы, обернувшись на выход.
Ведь ещё не поздно. Ты мог вернуться назад. Мог помочь своим в этой безумной битве со смертью. Спина Епископа была достаточно близко, чтобы попытаться всадить в неё нож… Но время безвозвратно утекло. У тебя уже не оставалось шанса.

Прихватив с собой свечи и оставив гореть одну из них, ты решительно ступил на лестницу, углубляясь в подземелье. Тьма расступилась перед тобой, обжигаясь ярким светом свечи. И с каждым шагом, каждой ступенькой ввергала тебя всё глубже в бездну. Пока лестница не кончилась и не начались коридоры. Бесконечные. Беспросветные коридоры с остатками эльфийских руин. Эти сооружения были некогда великими. А стали – истлевающим прахом времён. Ещё тысяча лет, и от каменных строений останется лишь пыль.
Возможно, вместе с ней останешься и ты, дезертир.
Вы прошли. Мои поздравления.
+2 | "Igni et ferro", 18.10.16 02:40
  • Это было великолепно, интригующе, захватывающе и очень атмосферно!
    +1 от Francesco Donna, 18.10.16 07:28
  • Классно! Просто классно!
    Когда мастер вкладывает в модуль нечто большее, чем желание и возможность, то получаются не просто игры, а шедеврашечки. Сочные, полные деталей и лирических отступлений посты, внимание к потребностям и запросам каждого персонажа, масса альтернативных возможностей развития сюжета для героев и очень прозрачные рельсы в сюжетной игре это сильно. Наличие ЖИВЫХ второстепенных персонажей это тоже огромный плюс.
    Спасибо большое, остался очень доволен.
    P.S. Принц казёл.
    +1 от Вайнард, 20.10.16 17:43

Магия. Чародейство. Колдовство.
У этой стихии множество названий. Множество обличий.
Она способна исцелять. Так, как это делают истинные ведуны, долгие годы тренирующие в себе необходимые навыки, концентрируясь на потоках внутренней силы.
Но способна и уничтожать. В одно мгновение разрушать привычный мир, разукрашивая его паутинкой трещин. Невероятное могущество сосредоточенно в оболочке человеческого тела, в хитросплетениях его разума. Всего один человек, обладающий давно утерянными знаниями, способен совершить то, что произошло. Растерзать десятки ни в чём не повинных людей, превратив их в обугленные куски мяса.
Вероятно, причины стоит искать в глубине его черепной коробки, в тёмных уголках разума. У этого человека они определённо были – из-за чего он вступил на тропу войны, разрушая этот Город. Нормы морали, человечность отошли для него на второй план. Им двигало нечто… какая-то цель.
Но, естественно, на выяснения времени оставалось.

Ганс
Пошатнувшись, ты всё же поднялся на ноги, опираясь на верный меч. С трудом удержал равновесие, стараясь игнорировать пульсирующую в обожжённых местах боль. Вокруг тебя – целое поле, усеянное семенами давшей восходы смерти. От некогда живых в воздухе распространялся зловонный запах горелой плоти, шёл едва заметный и быстро испаряющийся пар.
Стоило бросить взгляд назад – и ты увидел свой отряд. Свой бывший отряд. Ты ведь прекрасно помнил эту ночь, с самого её начала… Помнил построение и два десятка под командованием Имлериха, шагающие в темноту улиц. И с каждым разом, с каждым боем, вас становилось всё меньше. Со знакомых лиц навсегда стирались какие бы то ни было эмоции. Все, кого ненавидел, кого уважал, кого презирал, с кем дружил… Их всех не стало. Всех.
Нет, пожалуй. Кто-то в этом бездвижном скопище ещё подавал признаки жизни. А именно – Тайлер. Слабые подёргивания, учащённое дыхание, попытки осмотреться… Он приходил в себя гораздо дольше, чем ты.
И ты не стал его ждать, рассудив, что убить ублюдка нужно как можно скорее. Скорее, пока аметистовые искры не высекли ещё одну молнию… Скорее, пока колдун не разобрал этот Город по кирпичику… Пока не все умерли от его могущественной магии.
И ты, занеся меч, осторожно двинулся к нему. Спина, скрытая под чёрной мантией, становилась с каждым шагом всё ближе. Всё чаще билось твоё сердце, заставляя ускорить шаг. Казалось – колдун так близко, всего в нескольких метрах от смертоносного лезвия твоего оружия…

…Он обернулся в самый неожиданный момент, когда ты уже заносил меч над его головой. И мигом ощутил, как нечто сковало твоё тело, не давая совершить последнее действие. Мужчина выставил вперёд руку, словно хотел дотянуться до твоей шеи, но ему вовсе не требовалось тебя касаться. Достаточно было взгляда, наполненного волей чародея…
Ты увидел перед собой мужчину средних лет. Благородные, утончённые черты лица, глаза глубокого синего оттенка, заострённый нос. У тебя тут же возникла ассоциация с благородной кровью, но подобное впечатление портила отросшая борода и обветренная кожа.
Синие глаза смотрели на тебя с всепоглощающей ненавистью, с презрением. И в какой-то момент пальцы начали сжиматься, а ты ощутил, как нестерпимо сдавливает невидимая рука горло…
Меч выпал из рук. А ты – упал на колени.

Карл
Больно. С каждой минутой приходит осознание, с каждой минутой боль становится всё невыносимее. А стоило хоть немного прийти в себя и осмотреться – и уже иная боль, душевная, сковала изнутри, мешая разумно мыслить.
Все эти люди были под твоим командованием. А ты их подвёл. Не справился. А этот человек в чёрном плаще – стал причиной их гибели, которую никто из вас не видел, а потому – не мог предотвратить скорую смерть…
Ангел с косой незримо витал над мостовой, собирая плодородный урожай. Может, кто-то и выжил. И он так же, как и ты, корчится от боли, вознося просьбу Единому умертвить его бренное тело скорее… Но ты не видел никакого движения. Площадь оставалась тиха и спокойна. И только одна фигура выросла над кучей мёртвых тел…

Ты безошибочно определил в нём Ганса. И мгновением спустя догадался о его намерениях – судя по тому, куда двигался выживший солдат.
Колдун стоял спиной к нему и, казалось, не слышал тихого лязга стали…
Это был шанс. Отличный шанс. И пусть вместо желания мести ты ощущаешь лишь горечь… Но мог ли ты позволить себе отступить сейчас? Когда Город висит на волоске.

Забрав у мёртвого мальчика нож, ты поднялся во весь рост. До колдуна – достаточно большое расстояние, поэтому ты решил предпринять наиболее верный вариант. Прицелиться и метнуть маленькое оружие прямо в ненавистную фигуру, промеж лопаток. Предотвращая грядущее.
Ты видел, как занёс свой меч Шторх. Видел, как он остановился, не в силах сдвинуться. Видел лицо обернувшегося мага, исчерченное морщинками усталости и гнева. Как выпало оружие из рук Ганса и тот повалился на колени, хрипя от боли.
И, блеснув в свете луны, нож отправился в полёт.

Всем
И нож попал в свою мишень. Вошёл по рукоятку в грудь в районе ключицы, лишая левую руку подвижности. Ранение явно не было смертельным, но весьма болезненным.
- Тварь! Ты поплатишься за своё безрассудство… - прошипел колдун, обратив внимание на Карла. В ладони правой руки засиял аметистовый огонёк, разрастаясь с каждой секундой…
Это конец. Определённо конец. Магия незнакомца набирала силу. Давление на шею Ганса становилось нестерпимее, а метательный нож миновал свою главную цель - сердце…
Но что-то свистит в воздухе. Что-то быстрое, неуловимое, продолговатое. Карл видит предмет краем глаза. А Ганс – как он с невероятной силой дырявит лоб колдуна насквозь…

Маг остановился, оторопело взирая на побоище. В последние секунды ища взглядом убийцу. В его взгляде читалось непонимание. Горькая обида. У него было столько планов, он мог столь многого достигнуть… И он увидел её. Перед тем как упасть на мостовую замертво.
Не было никаких вспышек. Не было никаких пронзающих небо молний. Колдун был обычным человеком. И, как и любой другой, погиб от одной лишь стрелы…
Орда, шедшая к стенам, издала последние звуки жизни, лязгнув сталью о мостовую. Аметистовый огонь в их глазах навсегда потух.
А вы, обернувшись, увидели свою спасительницу. Никого иного, как Аэлирэнн Виэлль по прозвищу Соколица.
Системная информация
На каждый бросок стоял порог 80. Карл провалил и удачу, и ловкость. Ганс провалил ловкость, но его удача спасла обоих.

Ганс, Карл
Достижение «Убийцы некроманта»: +к игровой репутации.

Вы прошли. Мои поздравления.
+2 | "Igni et ferro", 18.10.16 02:40
  • Спасибо за игру!
    она была вдохновляющий, и очень, очень запоминающейся.
    +1 от Деркт, 18.10.16 16:04
  • Круто!
    +1 от Bully, 20.10.16 10:37

Когда-нибудь произошедшие в эту ночь события станут чернилами на пожелтевших страницах летописей. Сухое перечисление отрядов, участвующих в битве, числа, олицетворяющие собой количество погибших в бою и в бегстве, краткое описание нескольких часов опустившегося на землю ада.
Но то будет не скоро. Пока – свежи воспоминания, чуть позже ставшие прозаическим сюжетом для множества менестрелей, поэтов и летописцев, распространивших эту необыкновенную историю по миру. Из их уст в различных уголках мира услышат её люди; кто-то поверит безоговорочно, кто-то лишь отмахнётся от рассказчиков, называя их пустозвонами. Ведь прошли времена, когда люди могли наблюдать магию, тем паче – столь разрушительную, что едва не погубила целый город. Драконы, что витали над ним и терроризировали, давно стали обычной легендой, сказкой. А ожившие мертвецы – не более чем вымыслом полоумных стариков.
Но в сердце каждого из слушателей зажжётся искра сомнений. А разум запомнит этот рассказ, чтобы затем поведать подрастающему поколению о невероятной истории, произошедшей в некоей стране, в некоем Городе. И станет она такой же легендой…
Легендой со своими героями.

Вернёмся же к тем событиям, что произошли ровно после того, как мертвецы замерли и упали замертво оземь – в этот раз навсегда.
Улицы Города, его дворец – оказались сплошь усеяны телами. Окровавленными, обугленными, разодранными и разлагающимися телами. Множество – а именно добрая половина жителей Города – нашли свою смерть в родном чертоге. От рук покойников, разорвавших оковы земной тверди. Они привели с собой саму смерть, с невероятной прожорливостью пожинающую плоды их трудов.
Но теперь – всё стихло. Хрипение и прочие звуки, оглашающие округу из глоток мертвецов, перестали слышаться на улицах Города. Необыкновенная тишина заполнила их собой, густой пеленой обволакивая каждый квартал, каждый коридор династической крепости. Людям, что пережили эту ночь, с трудом верилось, что она закончилась.

Рассвет. Долгожданные лучи солнца показались на горизонте – но лишь затем, чтобы в следующее мгновение потухнуть, закрывшись от мира свинцовыми тучами. Заполненные влагой, они быстро достигли Города, подгоняемые ветром, и исторгли из себя спасительную, прохладную воду. Ледяной ливень водопадом излился на мостовые, смывая с них кровь, омывая тела убитых и очищая лица живых от солёного пота, багровых пятен и копоти. Разгоравшийся несколько часов пожар, грозящий пожрать большую часть деревянных построек Города, за считанные минуты оказался обезврежен другой природной стихией. Словно сам Единый в лице матери-природы спасал Город от окончательного разрушения.
Чёрное небо постепенно наполнялось серебристо-сизым светом, освещая улицы, освещая лица и мёртвых, и живых. И если на лицах первых отпечаталось невыразимое страдание, судороги так и не утолённого голода, то на лицах последних – безмолвная печаль, скорбь, шок и опустошённость.
Эта ночь действительно закончилась. И остались позади все её ужасы…

Лишь пару часов спустя, когда Город начал постепенно оживать, люди смогли пересилить себя и пришли в движение. Кто-то искал своих родственников, кто-то, рыдая над погибшими, заворачивал их тела в тряпки, чтобы затем оттащить и свалить в одну кучу. Принцесса – или кто-то из её приближённых – дали приказ сжигать трупы. Дабы кошмар не повторился вновь… И память людей, их родная кровь, всего за сутки были преданны огню. Упокоившись в чертогах Единого не только душой, но и телом.
Самые любопытные подходили к драконам, рассматривая их в утреннем свете. Позже их детальные записи попадут в книги, подтолкнув к развитию науку о живых существах. Подойдут и к Епископу Доминику, что едва не стал причиной гибели принцессы Этель, тщательно изучая его обожжённое магической молнией тело. Нападавший не имел при себе никаких отличий, обличающих в нём поклонника чёрной магии. В храме Единого, где он ранее нёс службу, люди так же не найдут никаких улик.
Лишь позже, когда патрулирующий Внутренний Город полутысячник Андреас Сталкон, наткнувшись на двоих выживших стражников у самых ворот стены в компании легендарной лучницы Аэлирэнн Виэлль, расспросит их о приключившихся событиях, станет ясно, кто именно был причиной всех бед. Замершее в предсмертной судороге тело, облачённое в чёрную мантию, что лежало у самых ног стражников. Красивые синие глаза остеклевшим взглядом смотрели ввысь, в небо, а изо лба и груди мертвеца торчали стрела и нож, лишившие его жизни. Сталкон никогда бы не придал значения этому трупу, если бы не рассказ стражей и лучницы, поведавших о его истинной роли. Именно этот мужчина являлся чёрным колдуном, прибегнувшим к тёмной магии.

Обо всём передали принцессе. И в течение суток тело колдуна перенесли во дворец ради пожелавшей увидеть его Этель. Свидетели поговаривают, что лицо её в тот момент побледнело смертельно, но о чём думала сама Этель не мог предсказать никто из них.
Так изобличили убийцу. В последствии его тело предали огню. Безызвестный маг не был достоин быть похороненным с почестями. А сожжение было произведено так быстро и без огласки, что никто из простых горожан при нём не смог присутствовать.
И лишь затем, когда тьма над Городом развеялась, и жизнь закипела в нём вновь, пришло время наград.

Андреас Сталкон, как предводитель формирований стражников и защитник Внутреннего Города, стал дважды героем войны. В его распоряжение, помимо оставшихся в живых солдат иных формирований, поступили два воина. Ганс Шторх и Карл Тайлер, получившие за заслуги перед Городом звонкое золото и места в десятке самого Андреаса.
Аэлирэнн Виэлль, как предводительница формирований лучников, до последнего защищающая Внешний Город даже после падения стены, стала дважды героем войны. Сложила с себя обязанности. Поговаривают – после того, как получила от Карла Тайлера символ Единого на цепочке, носимый её названным братом – Имлерихом ван Дарреном. Последний, так же, как и многие солдаты вместе с ним, получил героя посмертно. Среди них – и Алфи Кебед, и Георг Косматый, и Эрих Шмидт, и Берит, и Сукр, и другие, но имена их быстро стёрлись из памяти горожан, увековечившись лишь в некоторых песнях менестрелей.
Анна Флинн стремительно выросла по службе, благодаря своей отваге и отваге её десятка. От предложения сформировать отряд личной стражи принцессы не отказалась. И в него вошли Сиэль и Айлинн, получившие личное приглашение стать его частью от самой Этель.

Этих героев узнал Город. И знал до последнего вздоха самого дряхлого старика, помнящего события той ночи. И знал после – по рассказам, песням, летописям. Эта история, вместе с именами, переходила из уст в уста, пока многие тысячелетия после не предалась забвению…
Но было бы кощунственно не указать ещё одного героя этой истории. Как и его погибшие товарищи повлиявшего, в той или иной степени, на исход этих событий.
В то далёкое уже утро он спустился в подземелья древнего города. Плутая по многочисленным коридорам, он окончательно запутался в их хитросплетениях. И тогда, когда, казалось бы, удача его покинула, а голодная смерть дышала в затылок, - появился впереди спасительный просвет. Этот одинокий луч света, это слабое дуновение ветерка и запахи шелестящих трав вывели его из проклятого подземелья. И оказавшись на поверхности, на берегу лесного озера, он с блаженством опустился на землю, глядя на ясное лазурное небо…
Эта ночь кончилась и для него. Но совсем иначе.

***

Он сидел на бортике фонтана, в роскошном саду. Разнообразные цветы пестрели различными расцветками и приятно благоухали, утопая в зелени аккуратно стриженных кустов и деревьев. Он – молодой парень с шевелюрой тёмных волос и пронзительно-синими глазами. Лицо с утончёнными чертами отражалось в водной глади, в точности копируя его улыбку. Он глядел на свою сестру, что, опустившись перед бортиком, водила пальчиком по воде, наблюдая за рябью столь же красивыми глазами синего цвета. Тогда она не замечала его улыбку, что с годами приобрела совершенно иной оттенок. Искренняя и восторженная, она искривилась пренебрежением и самодовольством. Она предпочитала игнорировать эти странности в его стремительно меняющемся поведении.
- Скажи, Этель, если я когда-нибудь покину этот дворец и уйду, ты будешь меня ждать?
- Не говори глупостей, Седрик. Куда же ты уйдёшь? Из Города, ставшего нам домом, и когда отец прочит тебя своим преемником. Несколько лет и ты станешь королём! – молоденькая девушка без единой нотки иронии или зависти улыбнулась.
- Королём… - это слово парень произнёс с таким презрением, что заставил сестру насторожиться. – Мне никогда не стать королём. Мой отец меня ненавидит.
- Отчего же ты так думаешь? Ведь он сам говорил…
- На людях он будет говорить всё, что потребуется, для поддержания порядка и спокойствия. Но… он не понимает. Никто не понимает. И ты не поймёшь, если я расскажу тебе о том, что узнал. Власть, которую я могу приобрести… она не сравнится с властью королевского трона.
Вероятно, в глазах парня сверкнуло нечто пугающее. Этель отодвинулась, со страхом глядя на брата и не узнавая его.
- Не бойся. Я никогда не причиню тебе вреда, даже когда получу эту власть, - улыбнулся Седрик. – Просто пообещай мне. Что в течение всего того времени, пока меня не будет, ты будешь ждать меня. И примешь всё, что я задумаю и совершу.
- Но отец…
- Во Тьму отца, я не хочу о нём слышать!..
- Хорошо. Не понимаю, что ты задумал, но знай, я всегда тебя поддержу. Обещаю.
Возможно, именно этих слов ему и не хватало.
И очень скоро его грёзы начали воплощаться в жизнь.
Конец игры.
+2 | "Igni et ferro", 18.10.16 02:40
  • Финал
    +1 от Вилли, 18.10.16 11:01
  • большое спасибо за интересную игру
    +1 от Ein, 20.10.16 06:35

Сэм едва ли не первый рванул в джунгли, так что Тому пришлось поспевать за товарищем. И морпехи углубились в лес, совершенно не представляя, на что могут нарваться…
Кёрк уже жалел, что ввязался в эту авантюру. Он настолько тщательно смотрел себе под ноги, что то и дело едва не врезался в деревья. Чёртова земля была просто обсыпана всякой хренотенью так, что сквозь растения её практически не было видно. А чем больше мусора под ногами – тем меньше шансов заметить в нужный момент мину или леску… Дьявол бы побрал его осторожность и желание «разведать территорию». Надо было уходить к своим, когда была возможность, и не вестись на идеи Безумного Сэма. Ведь и ежу понятно – если никто в лесу так и не пошевелился на крик Джека, то вряд ли высунется теперь…

Однако Том оказался неправ. И в глубине джунглей они действительно обнаружили кое-что интересненькое.
Сначала снайпер не придал этой детали значения и едва не прошёл мимо. Но стоило сделать пару шагов вперёд – и чернота провала стала шире и резче бросалась в глаза. Том просто не смог проигнорировать такое необычное место и остановился. Сэм, прущий куда-то вперёд, увидев, что сослуживец отстал, тоже остановился.
Том молча кивнул на какую-то точку рядом с собой и прижал палец к губам. Затем подошёл к провалу и слегка тронул ветки дулом винтовки. Как он и ожидал, его взору открылся достаточно глубокий лаз. И чёрт его знает, что скрывалось в его темноте…

Морпех тут же припомнил рассказы старших. О всяких окопах и ловушках, устраиваемых гуками для таких вот лопухов, как они с Сэмом. Стоило им чуток побольше пошуметь – и из этого туннеля, как крысы, повалят узкоглазые. Или там, внутри, спрятано несколько взрывоопасных сюрпризов для любителей совать нос куда не надо…
Что любопытно, такой любитель в их компании нашёлся. Саманта, прикусив нож, опустился перед лазом, красноречиво давая понять, что собирается разведать обстановку. Или, точнее, нарваться на неприятности.
- Да ты псих, - в этот раз Том не сдержался, хотя его тон и оставался довольно сдержан и ироничен. Он опустил руку на плечо солдата, останавливая его. Это, конечно, дело Сэма – рисковать своей жопой или нет – но Тому всё же не хотелось оставаться тут в одиночестве, когда Стивенса размажет по окопу кровавой кашицей.
Кёрк опустил винтовку и вытащил из кармашка одну из осколочных гранат. Показал Сэму и кивнул на лаз.
Он рассудил так. Лезть внутрь - опасно. Уходить и оставлять лаз за спиной - тоже хреново. Окоп может как пустовать, так и прятать десяток гуков. А вот угостить гипотетического противника гранатой - самое то. К тому же, земля приглушит звук взрыва, и у них будет шанс смыться без преследования.
- Вдарим рок в этой дыре, - в очередной раз усмехнулся парень, и отчего-то представил расквашенные гранатой тела гуков… И воспринял это совершенно спокойно. Что ж… похоже, боевое безумие заразно.
[Jefferson Airplane – Somebody to Love]
Гранату в туннель и бегом оттуда!)
+1 | Welcome to Vietnam, kiddos, 14.10.16 23:51

Всем
В одно мгновение мир словно рухнул.
Дворец олицетворял собой надежду. Неприступную крепость, за стеной которой можно было укрыться. Спрятать хотя бы тех немногих, кто оказался под вашей опекой.
Но мрачная картина, представшая вашим глазам, лишь подтвердила худшие опасения.
Нигде нельзя спрятаться. Нигде не укрыться. Эта напасть – она как чума, опустившаяся на город, извивающаяся по его улицам и их оскверняющая.
Гора трупов высилась прямо перед воротами. Они были открыты. Но в тот же момент проход оказался преграждён. Вооружённые скелеты безмолвными стражами застыли за ними, словно ожидая, пока им на казнь приведут обречённых. А прямо за ними, над самым дворцом, в небе вились и вовсе странные фигуры. Теперь они стали более различимы. Костлявые и крылатые. Но с такого расстояния нельзя было понять окончательно, чьи это силуэты. Но бесспорно – они не сулили Городу ничего хорошего и представляли собой такую же угрозу, как и наступающая Орда…

Отступать некуда. Они окружили вас. Отрезали все выходы с площади.
Ещё немного – и ваши трупы окажутся на мостовой, изрешеченные длинными стрелами. И именно тогда, когда все надежды рухнули, а в душе что-то очерствело от осознания надвигающейся гибели, пришёл он, голос новой надежды в безвыходной, казалось бы, ситуации.
Кто был его обладатель различить вы так и не сумели. Хриплый и басовитый, явно мужской. Но он потонул в лязгающих звуках борьбы. А вы… Вы устремились навстречу этой единственной для вас путеводной ниточке…

Карл начал командовать. Не растерялся, тут же приняв управление отрядом и приказывая выстроить плотную шеренгу щитов. Алфи послушно выставил вперёд щит, в очередной раз доказывая свою преданность службе, несмотря на изъедающие внутри волнения. Эрика, одёрнутая им, гневно посмотрела на парня, но ярость быстро потухла в её глазах. Видимо, доводы разума пересилили, и девушка, выругавшись не хуже сапожника, встала в строй и подняла щит. Людвиг последовал примеру остальных, хоть и с опозданием. Мужчина не мог поверить в смерть Георга, что настигла его так скоро и так легко. Но вот фигуры Ганса среди строя не оказалось. Гигант, сверкая стальными пятками, рванул вперёд к воротам, не дожидаясь приказа. Тяжёлые сапоги частенько наступали на чьи-то конечности, норовя свалить своего обладателя с ног. Бежать быстро по такой местности было решительно невозможно…
- Нет! Постойте! – крикнула женщина, тащившая практически на себе одноногого мужа. – Нет!! Вы не можете так поступить! Умоляю!!
Каким бы ни было это решение с точки зрения морали, но командир свой выбор сделал. Отстающая пара оказалась вне защиты стражников. И они первые упали на мостовую замертво. Стрелы нашли их сердца практически тут же.

Забарабанил ливень стрел о щиты. Выжившие горожане пряталась за телами стражников, пригибая головы и пятясь, подобно своим защитникам. Те, кто оказывался чуть дальше или чуть выше необходимого уровня, падали на мостовую с пробитыми головой или туловищем. Приходилось обходить их, оставляя умирающих и умерших на волю судьбы.
Стрелы били в дерево с невероятной силой. Наконечники зачастую пробивали его насквозь, и стрела лишь чудом застревала в щите, не достигнув удерживающих их стражников. Руки болезненно ныли от напряжения. Пот струился градом под доспехом, пропитывая плотную ткань…
Этот кошмар никогда не закончится.

Но вот, вы почти у ворот. Миновали самую высокую кучу мертвецов. Вы уже слышали позади себя громкие и подающие надежду звуки битвы. Ещё немного. Осталось ещё немного. И вы окажитесь за спасительным порогом стен. А там… возможно, вам и другому отряду стражников удастся закрыть ворота и перекрыть проход Орде. И тогда – вы окажитесь в мнимой безопасности…
Но судьба вновь сыграла с вами злую шутку, посылая новые, непредвиденные обстоятельства, с каждым разом сулящие растоптать вашу жизнь.

В один миг мир изменился.
Окрасился в аметистовый оттенок, что развеял собой на некоторое время ночную тьму. Источник света явно находился где-то впереди, перед Тайлером и его ополовиненным десятком. И с каждой секундой он приближался. Приближался настолько стремительно, что вы едва успели бы среагировать на его появление. Только глаза нестерпимо защипало от яркого свечения…
А затем – грохот и вспышка. Прямо перед вами – и позади Шторха – разверзлась сама стихия, концентрированно ударив в вашем направлении. Что-то змеистое, похожее на молнию, пронеслось над мостовой, находя себе жертву. Вы ощутили невероятно мощный, резкий и обжигающий удар и… упали в море крови.

Карл, Ганс
Прошло некоторое время прежде, чем вы сумели разлепить отяжелевшие веки. Почувствовать вкус крови на губах – чужой крови, крови сотен мертвецов вокруг вас. Вы лежали среди них, подобно им – неподвижные. Но всё же, вы были живы, хотя и чувствовали нарастающую боль в теле.
Вы слышали вокруг себя необыкновенную тишину. Мигом исчезли звуки борьбы, словно её и не было. Утих плач горожан.
Только чьи-то шаги набатом били по слуху. Шаги лёгких, отличных от армейских сапог.

Какое-то время спустя вы смогли поднять голову и оглядеться. И вы увидели не лучшее, а то и худшее зрелище в своей жизни. Картину, от которой можно сойти с ума.
Те люди, что ещё жили и сопротивлялись, - они все оказались мертвы, всего за одно мгновение. Поражены страшнейшими ожогами, отчего в пространстве витал тошнотворный запах обожжённой плоти.
Эрика. Людвиг. Алфи.
Малышка Элли невидящим взором смотрела в небо. Высохли слёзы. Замолк её тихий плач…
Солдаты, что ждали вас у ворот. Их больше не было видно. Их всех уничтожило фиолетовое пламя.

А посреди этой бойни, в мареве едва заметного пара, возвышалась одна-единственная фигура. Благодаря чёрному плащу она сливалась с ночным небом, немного двоилась в глазах из-за удара о каменную мостовую, но вы её прекрасно различали.
- Невероятно… Они убили его, убили Источник!.. Хорошо, Этель. Я сам приду за тобой, моя милая. – В последних словах незнакомца явственно читалась усмешка, которую вы не могли увидеть. Он стоял к вам спиной. И разговаривал сам с собой как человек, привыкший долгое время обходиться без общества. – Отец… Какая жалость, что ты этого не видишь!.. Но я приду и к тебе…
Прямо перед вами, всего в нескольких шагах, находился убийца. Эрика. Людвиг. Алфи. И малышка Элли… Все они были убиты одним лишь мановением его руки. Чёрный колдун, некромант. О таких слагали легенды. О способностях тёмных магов перешёптывались ведуны, разглядевшие некогда в своих видениях отголосок их призрачного могущества.
Их не видели уже очень долгое время. Прошли века, менялись поколения, уничтожались и выстраивались новые города. А знания из Эпохи Тьмы были давно утеряны.
Но вот он перед вами. Само воплощение древней силы. И в его руках плясали аметистовые искорки.
Он творил новое колдовство. Он распоряжался самой смертью…
Алфи
Смерть. Последний пост по желанию.

Карл, Ганс
Эффект «Ожоги», штраф [-20] на физические характеристики.
Опционально:
- лежать неподвижно, притворяясь мёртвыми; д100 на удачу;
- попытаться убить мага; д100+Ловкость, д100 на удачу.
Ситуативный модификатор +40 на один из бросков.
От вас - последний пост.

Дедлайн 10.10
+2 | "Igni et ferro", 06.10.16 23:51
  • Спасибо за классную игру и невероятную историю!
    +1 от Bully, 07.10.16 07:50
  • Мощь!
    +1 от Деркт, 10.10.16 22:13

Изображение развороченных капсул, искрящих повреждённой проводкой, мелькает на экране и сменяется монотонной картинкой коридора. Эммерих докладывает, что собирается в следующий отсек, но Фейт едва ли обращает внимание на его реплику. Её интересовал сейчас совершенно иной человек.
Джон наконец-то появился в рубке. Стоя поодаль, он внимательно слушал и не прерывал девушку. После чего выразил излишне ёмкий ответ: «Ясно».
Фейт нахмурилась. Она ожидала вовсе не такой реакции от начальника станции. Как минимум – удивления, страха, сожаления. Ведь один из членов его команды оказался предателем. И именно на неё сейчас вёл охоту Нил.

Эммерих показался в рубке и незамедлительно скрылся в очередном коридоре. Девушка бросила на него короткий взгляд. По-прежнему спокоен. Видимо, то, что стало с модулем, на него тоже особое впечатление не произвело.

Армстронг подошёл к панели управления и связался с начальником безопасности. Вновь ровным и спокойным тоном. После чего обратился к самой Фейт.
Не делать глупостей? Он серьёзно?
Девушка мрачнела с каждой секундой. Возможно, её ожидания того, как Джон будет разруливать ситуацию, были чересчур завышены. Она желала действовать, а не сидеть на месте. И уж точно она не станет делать глупостей!..
Подумать как следует над тем, что же ей хотелось делать вместо сидения на месте, Фейт не успела. Почти тут же на экране одного из мониторов загорелся предупреждающий сигнал, раскрашивая один из отсеков станции в алый цвет. Медотсек.
Медотсек?!
Невероятно. Что могло произойти за то время, как Аманда его покинула? Прошло не более нескольких минут. Не ожил же репликант Стефани, в самом деле…

- Джон, надо проверить… - произносит Фейт, и её рука замирает над панелью, с помощью которой она могла бы включить трансляцию из медотсека.
Замирает, так и не надавив на необходимую кнопку.
…Створки гермодвери отъезжают в стороны, и в рубке управления появляется новое лицо.
Точнее, лицо весьма знакомое. А вот его настоящий обладатель вызывал крайний интерес и серьёзные опасения.
Не может быть. Этого просто не может быть.
В рубке управления появился Джон Армстронг. Кажется, он шокирован. Как и его совершенно идентичная копия. Как и все присутствующие.

Секунды вновь сбавляют ход. Молниеносный поток мыслей.
Один из них – определённо клон. Со сведённой татуировкой. Но… кто им, чёрт побери, управляет?.. Модуль репликантов повреждён.
Повреждён ли? Нил упоминал, что тот работает на 55%. Все ли капсулы проверил Эммерих?..
И почему-то Фейт вспомнились агитаторы на улицах города. Права репликантов. Они – не просто биомусор. Живые существа.
Что если кто-то «добрый» загрузил в память клона вполне себе самостоятельную личность?..
Что этот кто-то вообще добивается?!

Страх куда-то улетучивается.
Со всей ясностью девушка осознаёт, насколько сейчас одинока. В пустоте космоса, в стальной коробке станции. Здесь и сейчас она сама за себя.
Ведь каждый из окружающих её людей может оказаться вовсе не тем, за кого себя выдаёт.

…Фейт больше не думает. Не боится.
Бластер в руке мгновенно обретает горизонтальное положение. Дуло целится в Армстронга. А в следующую секунду палец давит на спусковой крючок…
Стреляет. В плечо. Одному в левое, другому - в правое (различать-то как-то надо), без фанатизма и желания повредить руку. Необходима реакция. Самый спокойный и безэмоциональный - наш клиент.
Если лже-Джон поведёт себя неадекватно и броситься в чью-либо сторону, стреляем в ногу. Не добежит.
Если реакция одинакова. Есть ли какой-то способ установить, клон перед ней или человек, без лабораторного оборудования? Как понимаю, лаборатория уже приведена в негодность.
+2 | Грань, 21.09.16 01:54
  • Решительная девушка.
    +1 от masticora, 21.09.16 11:43
  • Как всегда отлично, Фейт очень нравится.
    +1 от Akkarin, 10.10.16 22:03

На поиски снайпера не ушло много времени. Том, наблюдая зелень джунглей в прицеле винтовки, почти сразу же заметил чернявую длинноволосую голову, периодически выглядывающую из кустов. Даже отсюда Кёрк с лёгкостью определил, что стрелком была девушка, а именно – вьетнамка, и скрипнул зубами. В его планы, когда он записывался в грёбанные морпехи, не входило убийство стариков, детей и даже женщин.
А что же ты ждал, Том? Что как рыцарь будешь совершать подвиги во имя своей родины и ждущей тебя дамы сердца?.. Размечтался.
Похоже, Том, ты попал в мясорубку. Не щадящую никого. Например, это поселение… Не стоит сомневаться, что в нём некогда жили люди различного пола и возрастов. И где они теперь?.. Их сожжённые трупы засыпало чёрной землёй, расплющило траками многотонных машин.
В глазах зарябило от внезапно нахлынувших видений, и Кёрк на мгновение зажмурился, пытаясь их отогнать. Не сейчас. Лучше об этом не думать.

В сложившейся ситуации, выбора у Тома не оставалось совершенно, несмотря на нежелание идти против собственных принципов. Эта девушка – враг, и если не он её, то она их всех. Вот, второй её выстрел вновь прогремел на округу, и, возможно, уже вторая цель без каких-либо колебаний убита…
Том тщательно прицелился. Вернее, на это дело у него хватило всего нескольких секунд – кажется, с каждым разом, с каждым выстрелом, соблюдать баланс дыхания и равновесия становится всё проще. Что же будет дальше, после десяти, пятидесяти, ста противников?.. Они станут просто точкой в центре прицела, и ничем более.
Но ты уже в край размечтался, Том. Доживи хотя бы до первой отметки.

Вдох. Выдох.
Пуля послушно вылетела из гнезда, с невероятной скоростью разделяя расстояние между стрелками. В душе словно что-то замерло от предвкушения – Том был уверен, что траекторию рассчитал правильно… Только вот пуля была с этим не согласна. И просвистела где-то возле девушки, никак её не задев.
В этот момент Саманта пробормотал что-то себе под нос, но Кёрк, благодаря короткой паузе между выстрелами, его услышал.
- Нет. Такой же смертный кусок мяса, как и мы все, - решил вставить свои пять копеек Том, поделившись собственными мрачными мыслями.
В этот момент он заметил краем глаза, что со зданием что-то не в порядке. Его окутало какое-то белёсое облако. Повернувшись на короткое мгновение, снайпер отметил густоту дыма. Определённо, это чья-то граната. Умно. Значит, кто-то из морпехов определённо ещё жив. А эта тварь и не думает умирать…
Умрёт. Ещё как умрёт. Она ведь просто смертный кусок мяса…
Да, Том. Лучше думай о ней именно так. А не как об обычной, защищающей свою страну девушке…
+1 | Welcome to Vietnam, kiddos, 10.10.16 21:24

Эта ночь должна быть другой. Ночь, полная звёздной пыли, что кружится в воздухе, подхватываемая потоками ветра… Старенький «Форд» катил бы дальше по трассе, встречая редкие автомобили на своём пути, а в его салоне текла бы мирная беседа, под аккомпанемент умиротворяющей музыки, льющейся из динамиков магнитолы. Ди сидела бы рядом, и с каждой отдаляющей от Саммерфила милей она улыбалась бы всё больше, а в зелёных глазах засияли бы весёлые искорки на высказанную тобой шутку. Вы добрались бы до отеля, остановились на ночь. Ди ушла бы в душ, а ты включил телевизор, что способен развеять скуку и одиночество на какое-то время. Лишь до тех пор, пока девушка не вернулась бы в маленькую, на какую хватило денег, комнатку, закутанная в халатик. Она положила бы голову на твоё плечо и поведала свою печальную историю, почему так произошло, почему Охотник задумал её убить. И в какой-то момент тонкая ткань, случайно или намеренно, соскользнула бы с её плеч…
Так бы и было. Непременно.
Но не в этот раз, Сабик.

В этом сценарии вас трое. И, как и должно быть в подобной истории, третий – лишний. Кто-то из вас обязательно должен покинуть сцену. Ты чувствовал – им обязан стать тот Охотник. Но сейчас, в эту секунду… Можешь ли ты быть уверен, что так и случится? Ведь с такими напором и изворотливостью он сам пытался скинуть со сцены тебя…

…За твоей спиной разверзся настоящий ад. Огненная геенна словно закрывала собой остальной мир. Казалось, эта стена – непроницаема.
Но он. Словно сам дьявол, вырвавшийся из своего заточения. Скорость, с которой он пронёсся над фурой, позволила ему без вреда приземлиться с этой стороны преграждения. И за те краткие мгновения, что ты успел обернуться, ты разглядел тёмный силуэт на фоне рыжего пламени. Чёрный непроницаемый костюм, шлем на голове с тонированным стеклом – странная предосторожность человека, не способного умереть даже от пули в голову. От прикосновения к ручке ревел мотор чёрного, глянцевого, двухколёсного монстра, взирающего на тебя хищно-узкими фарами. Если бы машина могла проявлять эмоции, вероятно, ты разглядел бы в них усмешку – для мотоцикла спортивной модели ничего не стоило перегнать потрёпанный годами «Форд»…
Казалось, вся фигура Охотника источает явную, физическую угрозу, но более всего она сконцентрировалась в дуле пистолета, оказавшегося в его руке. Несколько выстрелов незамедлительно разорвали тишину…

Происходящие события замедлялись по мере того, как увеличивалась в твоём организме доля адреналина.
Ты видел этих маленьких стальных ос, что вылетели из ствола и направились в твою сторону. И твоё тело начало уклоняться от смертельной опасности, но в какой-то момент отстраниться от траектории полностью тебе не удалось. Одна из пуль ужалила тебя в правое плечо, задев ключицу, ты ощутил болезненный удар, словно кто-то приложил по плечу молотом, отчего тело непроизвольно отклонилось назад. Скользкий снег способствовал падению. И за те секунды, что происходила эта короткая сцена, ты наблюдал за двигающимся Охотником. Он не стрелял из одной точки – всё это время он двигался в направлении твоего «Форда»…
И в какой-то момент он взлетел.
Нет, это вовсе не был полёт в привычном понимании этого слова. Но как только Охотник прекратил стрельбу, мотоцикл под его управлением встал на «дыбы», с легкостью забравшись на багажник, а после и на крышу автомобиля.
Ты ощутил боль от падения, саднящую в раненном плече. И чувствовал, что способен её заглушить – одной лишь силой волей. Боль – это ничто. Ведь с каждой долей секунды Охотник приближался к своей жертве…

Диана видела его. На красивом лице читался панический страх перед надвигающейся опасностью. Девушка отпустила клемму, отпустила ленту. И словно в замедленной режиссёром плёнке пятилась назад, с расширенными от ужаса глазами, отражающими убийцу, взирая на приближающуюся смерть. «Джон!» - слабым, дрожащим, замедленным голосом произнесла девушка, но на её лице всё более читалось выражение обречённости…
Особенно в тот момент, когда она, поскользнувшись, упала на асфальт. Серое брендовое пальто тут же промокло от налипшего снега. Но девушка не обращала на этот факт никакого внимания. И продолжала ползти назад, оставляя на снегу полосатые следы от каблуков.
В то же время пистолет в руке Охотника вновь взмыл вверх, но в этот раз целясь в новую мишень. А водитель «BMW» внезапно пропал из поля зрения, скрывшись в недрах своего салона.
Время замедлилось. Реакция ускорена. Боль подавляема.
На любое боевое действие rd6 по той же схеме.
Опционально:
- стреляешь лёжа - 3 успеха;
- встаёшь и стреляешь - 4 успеха;
- свой вариант?
+2 | Грань, 10.10.16 01:01
  • Флешбэк о несостоявшемся сценарии прекрасен. Впрочем, как и остальной пост))
    +1 от Azz Kita, 10.10.16 11:49
  • Надо снимать фильм.
    +1 от masticora, 10.10.16 13:01

В одно мгновение привычный мир перестал существовать. Краски на его теле пошли трещинами и лопнули, их затмил один единственный цвет – он океаном аметиста заливал собой реальность, раскрашивая её в различные оттенки фиолетового.
Кривая молния быстрым росчерком пересекла пространство. Гром оглушительно ударил по слуху. Источник аметистового света оказался испепеляюще-белым в сердцевине – точно так же, как и пламя дракона, вырывающееся из его клыкастой пасти. И уродливые длинные тени заплясали по высоким стенам, во много раз увеличивая фигуры застывших в коридоре людей…

Никто не ожидал подобного нападения. И Епископ этим в полной мере воспользовался. Ведь он – вершитель судеб, он – сам смерть, распоряжающийся, кому жить, а кому умереть.
В его руках – поистине потрясающая сила. Вероятно, на мгновение кто-то из наблюдателей задумался, откуда она взялась у престарелого и богобоязненного послушника храма. Не сам ли Единый вложил в его ладони эту сверхъестественную мощь, наделяя властью над самой судьбой?..
Никто из наблюдателей никогда в жизни не видел ничего подобного. Молнии в небе – голубоватые, извилистые – не шли в какое сравнение с разрядом, созданным магией. Короткая, но могучая вспышка выкашивала на своём пути людей, достигая сквозь сталь доспехов их сердец. Обжигая кожу и разрывая внутренности.
Мгновение – и некоторые из стражей просто перестали существовать. Свалились на пол безжизненными трупами, лязгнув доспехом о мрамор…
И первой подала голос принцесса, заглушив страх и изумление криком…

Сиэль
Мужчина в рясе, несмотря на очевидное ранение, оказался способен сражаться. Именно он в данный момент являлся самой главной угрозой. Он, а вовсе не армия мертвецов, давящих строй защищающих Левое крыло гвардейцев. Мертвецы не способны бить молнией. Мертвецы не произносят потусторонним голосом имя принцессы…
В один миг стало ясно, чего маг добивался. И тебе хватило всего пары секунд понять, что именно сейчас имеет высший приоритет. На кону – жизнь Этель. Если дворец – сердце Города, то девушка – его душа. Без неё Город падёт окончательно, независимо от того, какая судьба ожидает израненный город – окончательное поражение или медленное и мучительное восстановление от потерь. Она – единственный в Городе монарх. Она – теперь уже слабая и беззащитная девушка, на которую столь однозначно нацелились все силы мёртвой магии…

Ты бросился с криком к ней. Как раз в тот момент, когда Епископ поднял руку вновь, для нового удара. Всего мгновение отделяло девушку от смерти, а Город – от окончательного разрушения…
Не дав Этель опомниться, схватил её в крепкие тиски-объятия, подставляя под удар собственную спину. Твоя жизнь имела гораздо меньшую значимость, чем её. И именно понимание этого позволило тебе совершить подобное самопожертвование. Стать крепостью, заслонившей собой королевскую фигуру, чтобы в следующий миг быть разрушенной…
Всего мгновение до гибели.
Ты ощущал её дрожь. Физический страх. Слышал тихие всхлипы. В этот момент все маски спали, обнажив её простую человеческую сущность. Она не сопротивлялась, позволяя её коснуться. Этель была смертельно напугана... Вероятно, как и ты сам.
Человек, полуэльф. Разве это имеет значение перед лицом смерти?..

Айлинн
Битва. Она никогда не закончится.
Твой клинок полностью окрасился багровым – кровью свежих мертвецов. Ты потеряла им счёт. Они прибывали и прибывали, словно их войско действительно было бесконечно. Но раз за разом ты убеждалась – это вовсе не пришедшая откуда-то извне армия, это – бывшие горожане, дворяне и простолюдины, люди и полукровки, твои соратники… Каждый умерший горожанин пополнял собой их многочисленную армию. Аметистовый огонь высекал искру жизни в их глазах, и они шли, ведомые чьей-то волей, вперёд…
Воля этого некто оказалась настолько сильна, что неизвестный с лёгкостью управлялся с летающими во Внутреннем Городе драконами и толпой покойников. И очень скоро ты узнала тайну его личности…

Флинн не успела тебе ответить. Не успела и дать какую-либо команду застывшим стражникам из своего десятка. Ольгерд кричал со своей позиции, чтобы она отступала дальше, иначе – ему со своими гвардейцами невозможно пройти в коридор. Но Анна не слушала его. Или не хотела слышать.
Она – так же, как и ты – наблюдала за появившейся в коридоре фигурой. И так же, как и ты, быстро поняла, что с Епископом не всё в порядке… Кровь на его рясе – словно подтверждение его преступлений. Но главным доказательством являлся его взгляд. С едва заметным фиолетовым огоньком.
Он разлепил занемевшие губы и произнёс только одно имя. Этель.
- Принцесса! – закричала Анна. – Защищайте…
А затем – вспышка…

…Ты оправилась быстро. Гораздо быстрее, чем большинство твоих товарищей и даже десятница. Арбалет на изготовку, щёлкнула тетива. Верное оружие, оно не раз спасало тебя в подобных ситуациях. Не должно подвести и в этот раз…
Ведь если тебе не удастся. Если болт каким-то образом просвистит мимо… Жизнь Сиэля, закрывшего принцессу собой, а также жизни всех вас будут потеряны. Епископ не даст вам опомниться. Не даст подойти и на несколько шагов ближе.
Вы все – мертвецы. Но ещё живые и сопротивляющиеся…
Звякнул спусковой механизм, выпустив снаряд.

Герман
Боль обжигает. Парализует. Но она не может остановить тебя на пути к свободе.
С каждым шагом кучка мертвых беглецов и их убийца оставались позади. Всё больше ты удалялся от злосчастного Епископа и его проклятой магии. От самой смерти, что едва не сцапала тебя вместе с теми неудачниками. Ведь ты был так близко от неё, на самом краю пропасти… О чём напоминала боль в груди и на лице.
Нет, Кляйна так просто не возьмёшь. Это всего лишь пара царапин. Зато – не обугленный труп, не изъеденный алчными ртами мертвец… Ты свободен. И ты выберешься из этого ада…

Ты шёл вдоль коридора. В окнах виднелся Внутренний, а за ним – и Внешний Город за стеной. Ты шёл с западной стороны дворца, а луна, клонившая к горизонту с восточной, освещала перед тобой городской пейзаж. Её свет окутывал собой прекрасные сады и крыши домов. Отсюда казалось, что весь Город только и состоял из океана черепицы, омываемого лунным свечением…
Ты видел северо-запад Города. И здесь было необычайно спокойно. Не наблюдалось пожара, что распространялся где-то на юге, не наблюдалось и драконов. Казалось, вся эта напасть, вся скверна пришла с одной только стороны… И волной захлестнула город, не давая ему опомниться.
И ты бежишь. Бежишь от этой смертельной стихии…

Очень скоро, поплутав по коридорам дворца, ты достиг своей цели. Прямо внутри сооружения, врезаясь куполами в потолок, возвышался небольшой храм. Разноцветные витражи в потолке создавали вокруг здания чарующую разноцветную ауру, а над аркой входа гордо сиял медный глаз Единого, взирая на каждого, кто пересекал порог.
И ты пересёк. И оказался внутри. В небольшом зале со скамейками и молитвенным алтарём. Шёл, и твои шаги эхом отражались от стен помещения. В зеркале мрамора отражался твой силуэт, окутанный светом зажжённых свечей. Здесь не было ни души. Только ты.

Вход в подземные катакомбы обнаружился достаточно скоро. Банально – под алтарём. Ты заметил проржавевшее кольцо в полу, а около него и прорези люка. Стоило поднапрячься чуток, и тяжёлый алтарь отодвинулся в сторону, позволяя рассмотреть дверцу полностью. Деревянная, она выбивалась из общего оформления пола. Старая, впитавшая в себя пыль веков.
Стоило несколько раз ударить по засову, потянуть за кольцо – и твоим глазам предстал бы чернеющий провал с уводящей вниз лестницей, выщербленной в камне подземелья.
Свобода там, внизу. Она ждёт.

Айлинн, Сиэль
…Болт просвистел в воздухе. Стальная, оплавленная человеческими руками молния. Грубая сила, не связанная никаким образом с изяществом магии. Но столь же смертоносная – хоть и в единичном случае…
Болт просвистел в воздухе и вошёл точно в середину лба Епископа. Рука, с которой сорвался новый заряд молнии, заискрилась и безжизненно повисла вдоль тела вместе с раненной. Епископ поднял голову и закатил глаза. Его тело начали бить крупные конвульсии, словно болт принёс ему не смерть, а поразивший его яд. И весь его облик начал странным образом деформироваться…
По всему телу мужчины побежали фиолетовые змейки некрупных зарядов, оплетая его фигуру. Крик, вырывающийся из его глотки, становился всё более невыносимым, до ужаса громким. А молнии – всё быстрее и быстрее путешествовали по силуэту. И в какой-то момент вы ощутили запах горелого мяса…
Кожа пошла пузырями. Глаза белёсыми струйками вытекали из глазниц. Ряса полыхнула обыкновенным рыжим пламенем.
И это продолжалось до тех пор, пока Епископ не упал на пол, словно обожжённая тряпичная кукла.

Стало тихо. И темно.
Успевшая сорваться с руки Епископа молния прошла в катастрофической близости от Сиэля, чиркнув по его наплечнику, но в последний момент отклонилась в сторону и ударила в стену. Этель, ничего не видя из-за высокой фигуры полуэльфа, продолжала всхлипывать и дрожать.
- Что… что произошло? – слабым голосом спросила она, заметив, как разом потемнело пространство.
Остальные стражники из вашего десятка непонимающе уставились на рухнувшую фигуру Епископа. Они едва бы успели что-то сделать, если бы не своевременный выстрел из арбалета.
- Айлинн, - Анна, придя в себя, подошла к полуэфльийке. Опустила на её плечо руку. – Отличный выстрел. – Женщина оставалась немногословной, но её искренняя, чуть уставшая улыбка говорила многое. Радость. Гордость, в конце концов.
- Принцесса жива?! Ваше Высочество!.. – в коридоре раздался громкий крик Ольгерда, спешащего к своей подопечной. Его глаза были расширены, но скорее не от ужаса, а от удивления. – Я слышал громкий хлопок, что тут случилось? Все покойники в холле… они просто упали. И больше не двигаются.
И стоило вам посмотреть в сторону холла, и вы увидели бы усеянный в нём трупами пол.
- Похоже, зло отступило. И слава Единому, если навсегда, - откликнулась Анна.
Айлинн
Меткость провалена, учтена высокая удача.
Достижение «Убийца Источника»: +к игровой репутации.

Сиэль
Выносливость провалена, учтена высокая удача.
Достижение «Защитник королевской крови»: +к игровой репутации.

Герман
Опционально:
- вернуться назад и сдаться по своей воле Флинн;
- искать другой выход; д100 на удачу;
- войти в катакомбы; д100 на удачу.

Всем
От вас – последний пост. Можно задать какие-то вопросы неписям, можно попробовать убедить их в необходимости решения каких-то задач. Или действовать по своему усмотрению.

Дедлайн 10.10
+1 | "Igni et ferro", 06.10.16 23:52
  • Красивый пост. Очень. И очень эмоционально насыщенный.
    +1 от Francesco Donna, 07.10.16 07:53

Как бы ни хотелось Стефану сорвать установившийся порядок голосования, ему это не удалось. Сориа твёрдо дал понять оппоненту Матиаса, что в случае отказа тот покинет этот зал сиюминутно.
Джованни, глядя на весь этот цирк и скрестив руки на груди, ухмылялся. Честно говоря, это был бы неплохой вариант развития событий. В своей победе он нисколько не сомневался, а отсутствие одного из трёх кандидатов лишь укрепит его и без того высокие позиции.
Но, конечно же, Сальваторе отступать тоже не собирался. Чуть ли не скрепя зубами согласился на чудовищные для него условия и быстрым росчерком запечатлел на бумаге имя одного из своих соперников. И в эту минуту интуиция Джованни едва заметно кольнула, давая понять, что рассчитывать на благосклонность Стефана ему не стоило. Судя по тому, каким прожигающим взглядом его наградил Сальваторе…
Матиас криво усмехнулся. Он прекрасно знал, что чьё бы имя не оказалось сейчас на бумаге, он не проиграет.

Так и оказалось.
Джованни действительно не проиграл. Но и не выиграл.
Матиас обводил присутствующие лица в зале раздражённым и нетерпеливым взглядом. Маска хладнокровия и учтивости начинала трещать, обнажая вспыльчивую натуру своего обладателя. Желваки играли на щеках, но мужчина внешне оставался спокоен.
Собственно, всё произошло именно так, как он и предполагал в своём худшем варианте. Данте проголосовал за Стефана, Стефан – за Данте. В этом не стоило сомневаться, иначе этой идиотской ситуации с равенством голосов не случилось бы…
Матиас послал теперь уже единственному оппоненту испепеляющий взгляд. Какая ирония, что на чаше весов оказались их фамилии. Впрочем, мужчина не мог не порадоваться провалу Эстакадо, хотя проигрыш оппонента и занимал гораздо менее приоритетное место в его размышлениях.
Гораздо большее – его значимость для второго круга голосования.

Матиас занервничал. До этой минуты он чувствовал себя в безопасности. Он был уверен в тех людях, что вписывали его имя. Он был уверен, что проиграть просто не может.
Но отдать право последнего голоса выбывшему кандидату… Идиотский план, просто идиотский!
Во взгляде Джованни теперь читалась неприкрытая ненависть, красивое лицо мрачнело с каждой секундой всё больше. Луиджи Сориа, ты ещё поплатишься за свою глупость, это я гарантирую. А ты, Эстакадо… Пожалуй, ты ещё долго будешь скулить от боли, когда я до тебя доберусь. Ведь я чувствую, что выбор твой будет в корне неверен.
К разыгравшейся кровожадности радушного хозяина тратторий примешивалась необъяснимая надежда, что на листке всё же окажется его имя. Но Сориа, забрав последний бюллетень, начал говорить, а сердце Джованни, кажется, совсем перестало биться…

Сальваторе.

Жар мгновенно распространился по телу мужчины, сократились от напряжения мышцы – он вцепился со всей силы в рукава собственной куртки. Карие глаза буравили столешницу так, что казалось – ещё немного, и в ней непременно появится дыра.
Он не смотрел на Стефана, когда тот поднялся и подошёл к Луиджи, принимая высший дар этого города – графскую цепь. Поднял глаза лишь в тот момент, когда новоиспечённый правитель начал свою речь, и во взгляде Стефана, направленного в его сторону, он прочитал свой приговор. Триумф. Злорадство. И больше всего на свете Матиас хотел стереть эту улыбку с его лица. Или нарисовать другую – от уха до уха…
Несуществующая кровь заливала реальность перед глазами Джованни, окрашивая её в иные, багровые оттенки. В это мгновение хозяин тратторий перестал существовать. В мир явился совершенно иной человек, которого никто из присутствующих ещё не знал. Матиас смотрел на Стефана уже не глазами политика, но глазами убийцы.
…На мгновение громкий свист заглушил все остальные звуки. Таким образом глава гильдии воров обратил на себя внимание. Он медленно поднялся, и улыбнулся настолько совершенно, насколько был способен. Но в этот раз помимо обычного спокойствия и ироничной усмешки на лице отразилась целая смесь эмоций, делающих его резче, неприятнее.
- Господа, мы все ждали этого мгновения, - с улыбкой начал говорить Матиас, выходя из-за стола и разводя руками. – И вот, он настал. Достопочтенные Советники избрали нового предводителя нашему осиротевшему городу. Пьяченца обрела в лице Сальваторе, безусловно, достойную защиту и честного правителя. – Матиас обернулся к своему недавнему оппоненту и теперь – врагу. – Стефан, - с лучезарной, источающей необъяснимое веселье, улыбкой продолжал Джованни, - мои искренние поздравления. Бесспорно, ты это заслужил. – Мужчина сделал упор на последнем слове. – А теперь, мои благонравные, бесхитростные и неподкупные друзья, отметим же сей день. Будто он последний… - тон криминального авторитета приобрёл угрожающий оттенок.
Всё или ничего!)
  • Карты брошены - теперь пан или пропал!
    +1 от Francesco Donna, 06.10.16 07:32
  • Конфронтация, противостояние, буря эмоций - просто прекрасно. Замечательный пост.
    +1 от Akkarin, 06.10.16 13:44
  • Каков негодяй! :3
    +1 от Omen_Sinistrum, 06.10.16 20:03

Пар, клубами дымящийся над кастрюлями, поднимался к потолку. Незнакомая женщина, напевая что-то под нос, сновала от стола к плите и обратно, и Марси удивлялась, как та без устали справляется с готовкой. Судя по количеству утвари, готовила эта дородная дама словно на несколько приютов разом…
Да и продуктов здесь огромное множество. Дети бы столько не съели, даже если были бы очень голодными. А уж престарелая чета давно бы разжирела, поглощая от жадности такое количество пищи…
Странно всё это, Джон прав. Колдующая над неизвестными блюдами женщина вовсе не вызывала у девочки доверия. Если Блэквуды скрывали в подвале такую кухню и незнакомую детям прислугу – у них были на это причины…

У девочки даже не возникло мысли о том, чтобы рассказать об этом открытии остальным. Вероятно, привыкла, что все раскрытые ей тайны остаются в голове, запертые её молчанием и замкнутостью…

- А может, Блэквуды знали, что мы таскаем их еду? И основную часть припасов решили от нас спрятать? А эта тётка – их личный повар?
Эти доводы казались девочке самыми обоснованными. Не могли же хозяева, в самом деле, не знать про вторую кухню?.. Сами же небось и построили!
Странно, что никто из приютских так этот подвал и не обнаружил. А ты, Марси? Ты ведь главный исследователь в приюте! Но ни о чём подобном ты никогда не подозревала…
- Да, точно. Целый завод, - поддакнула девочка, в душе не представляя, как это сооружение выглядит. Слишком давно она видела город. И то – из маленьких окошек их жалкой квартирки. Все здания казались ей огромными, серыми, холодными… И уж точно она ни о каких заводах не подозревала. Лишь слышала мельком, но не видела. Или видела, но не замечала…
Джон сказал «целый». Значит, завод большой. Значит, мальчик думает о том же, о чём она – еды многовато на всех обитателей приюта…
- Верно, труба должна выходить на улицу, - уцепилась за следующую фразу. – Но я никогда не видела такой широкой трубы… Если бы я видела, я бы запомнила!.. – едва ли не с обидой сказано. Но, может, она просто не замечала? – Или Блэквуды так хорошо её спрятали. – Пыталась убедить сама себя. Но чёрные клубы дыма из такой трубы не заметить было невозможно…
Или эта женщина готовит тайком по ночам, чтобы на фоне тёмного неба дыма не было видно?..

Затем Джон сделал предложение, от которого многие на её месте не отказались бы. Просто уйти и оставить всё как есть – взять только необходимое и очень осторожно.
Губы Марси непроизвольно искривились в ухмылке. Она понимала, что её товарищ прав – лучше бы им не попадаться на глаза поварихе, - но просьба из уст Джона, да ещё и с таким тоном, звучала для неё как вызов.
- Да-да, ты правильно говоришь, - не стала отпираться девочка и немного высунулась из своего укрытия, пытаясь разглядеть, что скрывают в себе ящики подальше. – Возьмём, что плохо лежит, и сразу же уйдём.
Марси подождала, пока тётка отвернётся, и юркнула за следующий ящик, стоящий поближе к центру.
- Я буду таскать тебе еду. Я быстро!
Попробуем найти что-то типа сеток или мешков с крупами-овощами, а потом передаём всё это Джону.
Ну и, конечно, двигаемся крайне осторожно)
  • Прелестная юная авантюристка=)
    +1 от Fiona El Tor, 05.10.16 13:25

Начало было положено.
Начало конца.
Казалось, эта ночь никогда не закончится, рассвет не наступит. Всего несколько часов. Они полны боли, страданий, смерти. Словно вечность. Словно одно мгновение. От первой минуты, с которой стражники поднялись с постели в казарме, до последней – кровопролитной битвы во дворце. Всё это было мгновением их жизни. Для некоторых ставшим последним.
Конец жизни.
Конец привычному порядку.
Конец Городу.
Он кричит надрывно, корчится в последних конвульсиях, раненный и окровавленный. И сердце его – дворец – исколото сотней стальных игл в руках стражей. Обагрено кровью. Опорочено тварями, восставшими из недр Тьмы.
Если Единый видел всё, что творится в этом городе… Он оставил его на погибель.

***

Герман
Вспышка.
Аметистовый фейерверк, затмивший собой весь мир. Молния пурпурного цвета, невесть как возникшая здесь, в коридоре дворца.
Среагировал быстро. Быстрее, чем большинство людей из толпы. Они просто стояли и наблюдали как завороженные. За тем, как медленно поднимает голову мужчина в алой рясе. Неестественным, остекленевшим взглядом взирает на них. Как поднимается его рука и с кончиков пальцев срывается нечто невообразимое…
Вспышка.
Ты вовремя спрятался за спиной Алого плаща, так некстати выскочившего вперёд всех. И здесь, в импровизированном укрытии, ты видел, как озарились стены коридора фиолетовой молнией, как пронзила она бренные тела людей. Бедных и богатых, дворян и простолюдинов - для неё не существовало границ и исключений. Смерть, путешествующая по тонкой аметистовой ветви, уносила за собой невинные души.

Грохот стоял невероятный. В какой-то момент заложило уши, и ты перестал слышать окружающие звуки. Или стало слишком тихо потому, что толпа моментально прекратила кричать?..
Они попадали на пол как бездушные куклы. Те, до кого добралась смертоносная молния.
Алый плащ свалился тебе под ноги. И ты увидел его лицо. Смесь удивления и страдания. А глаза… вытекали через глазницы. Отвратительно пахло горелым мясом.
Но ни это, ни возможность получить такой же разряд молнии не напугали тебя. Разве что-то подобное может напугать прожжённого бойца, пожизненного дезертира?.. Ведь позади – Флинн. Ещё неизвестно, что хуже. Быть испепелённым или накинуть на шею петлю…

Короткие мгновения. Епископ – или тот, кто им притворяется, или тот, кто им когда-то был – не успел оправиться от нанесённого толпе удара. Расчистил себе дорогу, сделал несколько шатающихся, грубых шагов. Отрешённость на лице. Казалось, его нисколько не волновало то, что он секундами ранее убил собственных прихожан.
И в тот миг, когда толпа начала оседать на пол, ты выскочил из-за спины своего спутника, занеся меч…

Он заметил. Несмотря на свою медлительность, Епископ заметил твою фигуру и успел среагировать.
Успел выставить вперёд руку.
И ты вновь увидел фиолетовую вспышку…

Получатели: Герман Кляйн.

Айлинн, Сиэль
Поток наступающих противников всё не заканчивался. Их становилось всё больше, людей и стражников – всё меньше. Казалось, ещё немного, и холл станет тесен от такого количества нежданных посетителей…
Роскошные ковры в центре зала пропитаны кровью, словно в тон алым шторам. По мраморному полу рассыпано блестящее в свете луны стекло. Сквозь разбитые окна проникает во дворец холодный сквозняк, неприятно щекоча разгорячённую кожу, задувая расставленные по периметру свечи.
Вы отступали. Заветный выход становился всё ближе. И, по мере удаления от центра, зал постепенно накрывала тьма. Казалось, живые мертвецы в одно мгновение слились в единую, подвижную, многорукую массу. И в этом калейдоскопе света и тени горели алчным аметистовым огнём их глаза…

Вы успели занять правильную позицию. Спиной – к отступающей принцессе. Выставили перед собой щиты, а меч из режущего оружия переквалифицировался в колющее. Плотный строй, плечо к плечу. Мертвецам не прорваться. Лишь грязные ногти бессмысленно скребут по деревянной, обитой сталью поверхности. Бьют в щиты. Но достать их обладателей не могут – стоит чьей-либо конечности просунуться над щитами, как мертвец тут же её лишался.
- Держать строй, не торопиться! – командовала Анна, расположившаяся где-то в центре шеренги. По её примеру командовал Ольгерд, заняв ту же позицию рядом с поредевшим десятком городской стражницы.

Крик толпы затихал – большинство людей уже нашли себе укрытие за пределами холла, попросту сбежав с места битвы. А кто-то уже никогда не сможет подать голоса – он, как и многие до него, остался лежать на полу в луже собственной крови.
Вы отступили за порог коридора раньше, чем строй королевской гвардии. Более многочисленный, он плотно закрыл собой вход.
Здесь по правую руку от вас возвышались от пола до потолка длинные окна, сквозь которые вы могли наблюдать за тем, что происходит во внутреннем дворике и частично в Городе. Перед дворцом лежали убитые гвардейцы, лишь единицы ещё сопротивлялись наступающей армии покойников. Драконы по-прежнему терроризировали Внутренний Город. Но лучше всего запечатлелась в памяти картина золотистого зарева, светлеющего над крышами домов где-то в пределах Внешнего Города…
Долгожданный рассвет?..
Вовсе нет.
Вы практически сразу поняли, что не лучи солнца озаряют Город за Внутренней стеной. Лучи не способны так танцевать на фоне тёмного неба.
Пожар.

…Но осмыслить это событие как следует вы не успели.
Из глубины Левого крыла, за поворотом коридора, раздался необъяснимый грохот. Словно невидимый молот нашёл свою наковальню и совершил по ней пару точных и громких ударов так, что уши на миг заложило.
А вместе с грохотом в коридоре появился свет. Источник его находился за поворотом, он не бил в глаза. Но вы прекрасно различали его пугающий аметистовый оттенок…
А в следующую минуту из-за поворота показалась фигура.
По алой рясе с расшитыми на ней золотыми узорами и знаку Единого на водружённой на голове митре вы безошибочно определили в незнакомце Епископа.
- Как славно, что вы здесь, монсеньор Доминик… - в голосе принцессы послышались радостные нотки, которые тут же сменились нотками испуга и изумления.
Его Святейшество стоял посредине коридора, впиваясь глазами в фигурку принцессы. Вы не сразу заметили, что на алой рясе есть какие-то едва заметные разводы, а за воротником притаились багровые пятна крови. Но это было не единственной странностью в облике главы Церкви.
В его глазах отпечатался тот же голод, что и в атакующих дворец мертвецах.
- Этель… - послышался его хриплый безжизненный голос.
Телохранители принцессы, почувствовав, что что-то не в порядке, ощетинились мечами в сторону Епископа.
А в следующий миг яркая фиолетовая молния озарила коридор, ослепила и раскатом грома ударила по слуху…
Герман
Отброшен назад. Лежишь на спине. Дезориентирован. Звон в ушах, кроме него – никаких звуков. Перед глазами – яркие пятна танцуют в темноте. Руки, ноги в порядке, двигаются.
А спустя какое-то время чувствуешь, как колет кожу на лице и в районе груди. С каждой секундой всё больше и нестерпимей. Хочется приложить что-то холодное, чтобы унять боль.
Эффект «Ожоги», штраф [-20] на все последующие броски.
Бросок Силы учтён, нанёс урон.
Опционально:
- Д100+Сила на повторную попытку удара.
Уже можно не рубить приватом.

Айлинн, Сиэль
Звон в ушах. Какое-то время звуки боя отступили куда-то на второй план, стали едва слышны. В глазах – яркие пятна от вспышки, зрение постепенно восстанавливается.
А когда восстановится, вы увидите под ногами принцессы десяток обожжённых трупов в доспехах её личной стражи.
Опционально:
- Д100+Мудрость на выстрел из арбалета (для Айлинн);
- Д100+Сила на попытку удара;
- Д100+Выносливость на защиту принцессы;
+ Д100 на удачу к выбранному варианту.

Айлинн
Немногочисленные укусы, штраф [-10] на последующие броски физических характеристик.

Дедлайн 2.10
+1 | "Igni et ferro", 28.09.16 16:39
  • Вот это было действительно неожиданно. И угроза с каждым разом все сильнее. А еще пост как обычно прекрасен^^
    +1 от Francesco Donna, 03.10.16 15:33

Здесь нет ничего.
Кроме белого солнца. Протянувшего с небес обжигающие лучи. Выжигающего сухую землю равнины.
Нет человеческих хижин. Уюта, что создаёт привычный вид обиталищ. И ничто не напоминает о простом быте. Здесь ему нет места.
Здесь нет ничего. Кроме чёрного монолита, устремившегося к бледно-лазурному небу, словно желая достигнуть Солнца. Именно там, на вершине, пригрелся в солнечных лучах Змей.
Коатль.
Он ждёт.
Ждёт, когда вождь выскажет его волю…

Всё будет иначе. Всё будет по-другому.
Об этом напевали духи. Об этом говорило твоё племя, перешёптываясь при ярким свете ночных костров. Они повторяли имя. Все повторяли одно и то же имя.
Турар.
Белый воин, пришедший с чужих земель. Познавший Нижнее море. И благосклонность Коатля.
Именно он указал путь. Путь всему племени Муц. Он говорил о демоне, что наслал на твой народ Тлалок. Он говорил – и умы сородичей послушно внимали его речам.
Но не ты.
Змей любит Турара. Змей выбрал его. Но кому нужна новая война? Змею? Или бледнолицему чужеземцу?..
Змей любит Турара. И потому Турара не любишь ты.

Ты оглядываешься. На лица соплеменников. Воодушевлённые. Истинная вера сияет искрой в глазах, устремлённых на одинокую фигуру, что медленно взбиралась по обсидианово-чёрным ступеням. И каждый её шаг приближает долгожданный момент. Извечный ритуал. Змей вновь хочет крови, и руки именно этого человека принесут ему новую жертву.
Жертву.
Всё будет иначе…
Ощущаешь небывалый душевный подъём. Возможно, впервые за долгое время ты чувствуешь истинное единение со своим племенем. В благоговейной тишине ты ждёшь, пока вождь не достигнет вершины, и с трепетом вслушиваешься в отзвуки его шагов.
Всё будет по-другому…
Он начинает говорить, и громкий голос разносится в пустоте пространства. Проникает в разумы Муц, жадно впитывающих каждое его слово. Он доносит до народа истинную мудрость, и так было всегда. Мудрый Напаяшни. Глас и воля Коатля…
Новая война. Возможно… это твой шанс. Проявить себя перед племенем. Стать по-настоящему его частью…

Тэмэя.

…Осознание происходящего приходит болезненно-медленно. Секунды молчания утекают в реку безвременья. Ты всё ещё стоишь. Всё ещё смотришь вверх. Но уже чувствуешь, как повернулись к тебе многочисленные лица соплеменников, впились взгляды в застывшую фигуру. Завистливые. Равнодушные. Радостные…
Пошевелиться, выйти из сковавшего тело оцепенения – крайне трудно. Сделать шаг – невыносимо.
Сердце пропустило удар. Лишь затем, чтобы забиться с удвоенной силой. Словно пойманная птица оно билось о стенки грудной клетки, и остановить волну возрастающего волнения ты была не в силах.
Ты обернулась вновь, глядя в глаза своего народа. В твоём взгляде отпечатался страх. Пожирающий душу, остро-впивающийся в сердце страх. Но – лишь на мгновение. Ты не уйдёшь так. Не уйдёшь с затравленным выражением на лице.
Тебя выбрал вождь. Тебя выбрал Коатль.
И ты поворачиваешься к пирамиде Змея. И смело делаешь шаг.
Первый – самый трудный. Но после него идти становится легче. С гордо поднятой головой. Грациозно и изящно поднимаясь по нагретым солнцем каменным ступеням, повторяя путь вождя…
Шаг - ты вспоминаешь прошлое. Одинокое детство.
Шаг - думаешь о настоящем. О бесконечной охоте, череде однообразных дней. Столь же одиноких.
Шаг - переносишься в будущее. К моментам, которые никогда не произойдут. В этом сражении проявить себя тебе не суждено...

Муц ждёт новая война. Всё будет иначе.
Но уже – не для тебя.
Для народа.
+6 | Easy Solutions, 21.04.16 00:59
  • Скоро все у змея будем.
    +1 от Montolio, 21.04.16 11:09
  • мощно
    +1 от Инайя, 21.04.16 10:12
  • #Тэмэя_живи
    +1 от Azz Kita, 21.04.16 09:47
  • Привет и прощай, Тэмэя.
    +1 от Morfea, 21.04.16 08:27
  • Sad. And good.
    +1 от Alpha-00, 22.04.16 00:59
  • Отважная и гордая Тэмея
    +1 от Fiona El Tor, 02.10.16 20:41

Дальнейшие события промелькнули перед глазами Тома словно одно мгновение. Казалось, что парень попал в сон, страшный сон, выбраться из которого можно только одним способом…
И смерть витала в воздухе, всё туже затягивая петлю на шеях солдат. Кёрк видел, как она забрала Парка, вылетевшего из джипа. Как взвилась над прибавившей скоростью машиной облаком взрытой земли. Как просвистела осколками снаряда в миллиметрах от лица… Снайпер едва успел закрыть голову. Что-то обожгло плечо, но он не придал этому никакого значения.
Словно в горячем бреду, он продолжал стрелять в притаившегося противника, едва замечая, что происходит вокруг него. Цель его существования сузилась до прицела винтовки, что раз за разом выпускала смертоносный яд из своего нутра. Стальное жало впивалось в тело противника, и через прицел Кёрк отлично видел, как хлещет кровь из образовавшейся раны…
Перед глазами тенью промелькнуло улыбающееся лицо Сары. Всё не закончится так, нет. Он не прилетит домой в стальном гробу. А Сара ещё получит от него весточку. Он должен сказать ей кое-что ещё. Нечто важное. Но в мешанине мыслей, вихрем пронёсшихся в голове, он так и не смог сформулировать, что именно хотел ей написать в следующем письме. Не понимал головой, но что-то болезненно давило внутри…

Ненавижу.
…Надавил на крючок…
Вас всех.
…Ещё раз…
Твари!..

Далеко не все выстрелы оказались успешны. То ли быстрая скорость, с которой джип мчался по джунглям, то ли неудобство плохо поставленного оружия не давали снайперу развернуться в полную силу. В какой-то момент он промахнулся, и стрелка гуков прикончил кто-то из сослуживцев. Кёрк разочарованно выругался. Пристрелить вражеского снайпера он хотел лично. Словно именно этот человек представлял собой наибольшую угрозу. Словно являлся Тому давним врагом. И не хотел, чтобы Кёрк написал следующее злосчастное письмо, способный одним выстрелом отнять парню жизнь…
Впрочем, долго горевать над неудачей не пришлось. Почти тут же джип приказал долго жить, едва не врезавшись в дерево. Джек резко затормозил, и Том едва не улетел со своей винтовкой вперёд…
Всё, приехали. Ваша остановка, сэр.

Кёрк долгих несколько секунд сидел в машине, тяжело дыша и пытаясь унять сердцебиение. Посмотрел на свои руки – дрожат. Неудивительно, что ему не удалось снять снайпера.
Остальные уже начали выгружаться, и только теперь парень заметил, что стало с Биг Элом. Капрал, истекающий кровью, превратился в безжизненный шматок мяса. Был человек – и нету. Осталось только его искорёженное снарядом тело… Но Том, отчего-то, отреагировал спокойно. Слишком много смертей произошло сегодня, чтобы удивляться ещё одной.
Столь же спокойно принял из рук Ларри карту местности, несколько отрешённым взглядом разглядывая изображение. Его почему-то не покидало ощущение, что куда бы они не пошли, их везде встретят. И не то чтобы радушно…
Они попали в капкан.

…Некоторое время спустя отряд – или те, кто от него остался – оказались перед равниной почерневшей от пепла земли. Пустая местность, руины, а за всем этим кошмаром протекают спокойные воды реки. Вероятно, когда-то здесь было поселение. Но безжалостная машина войны смяла его. Опустошила. Забрала десятки или сотни жизней…
Посреди руин возвышалось относительно целое здание. Неплохое временное укрытие. Но только временное. Найти их здесь не составит для гуков труда.
Митчелл пошёл вперёд, Уайт – за ним. Но Том не торопился. Прежде, чем лезть в яму, он проверит её на наличие змей…
Снайпер поднял винтовку. Дрожь в руках постепенно утихала, и прицел сфокусировался на виднеющемся вдали здании. Ему вовсе не хотелось получить пулю в голову при подходе к кажущемуся безопасным укрытию.
Смотрим, что у нас там на карте.
И проверяем здание на наличие засевших снайперов.
+1 | Welcome to Vietnam, kiddos, 29.09.16 21:14
  • Сладкий запах безнадёги)
    +1 от Dredlord, 01.10.16 02:39

Языки пламени отблесками пляшут на стальном корпусе «Форда», в зелёных глазах твоей спутницы. В них есть что-то ещё, несомненно. Где-то там, за стеной огня, притаилось чувство решимости. Оно выражается в хладнокровном покачивании головой, столь красноречивым, что не требует подтверждения словом. Ты не знал, какие мысли таятся в её голове – есть ли в ней место состраданию или девушку поглотил исключительно собственный эгоизм – но так или иначе она свой выбор сделала. И в ту же минуту предрешила чью-то судьбу.
Он умрёт, Джон. Умрёт потому, что ты ему не помог. Его кожа лопается от нестерпимого жара, огонь изъедает мясо, добирается до внутренностей. Он кричит так надрывно, что слышно из-за стальной дверцы. Он умрёт – и ты это прекрасно понимаешь. И отворачиваешься от фуры. Навсегда отворачиваешься от возможности помочь, забирая у невинного человека шанс выжить.

Но стоило вам принять это решение, как в окружающую декорацию вплетается новый узор. Он чертит на белом снегу след от колёс, и чёрным пятном выделяется на фоне белоснежного пространства.
Автомобиль неторопливо приближается к месту действия. Водитель словно даёт тебе время и возможность как следует подготовиться к его приезду. Он не спешит. Спешить некуда. Ведь птичка рано или поздно окажется в клетке…
Диана смотрит на тебя. А ты, глядя на неё, мог видеть, как стремительно бледнеет хорошенькое личико, как уже знакомое тебе чувство страха плещется в изумрудах глаз.
«Нам некуда ехать».
Кажется, именно этих слов девушка и боялась. Привыкшую к бегству Ди и сейчас тянуло сесть в спасительный транспорт и поскорее рвануть с места. Ей всё равно, что автомобили могут сблизиться и, по воле водителя чёрной машины, столкнуться… В «Форде» у вас был шанс вырваться из капкана.
Это – тупик.
С одной стороны – стена огня. С другой – неуклонно приближающаяся угроза…

Ты начал свои приготовления. Шипастая лента, дробовик, трос, огнетушитель… И самое главное – змееподобный провод, оканчивающийся двумя клыкастыми головами.
Диана наблюдала за твоими приготовлениями с едва скрываемым волнением. Она не до конца понимала, что именно ты хочешь сделать, но судя по её молчанию – всецело тебе доверяла.
Ты попросил её держать клемму, и девушка слегка растерялась. Стоило показать ей, что и куда подсоединять, и она успокоилась. Кажется, в ней зажёгся слабый огонёк энтузиазма, разгоревшийся только благодаря излучаемой тобой энергии и уверенности.
На мгновение она остановила тебя, тронув за руку. Пауза между приготовлениями не заняла больше нескольких секунд. Казалось, она хочет тебе что-то сказать, что-то важное. Но, передумав, произнесла:
- Джон… Будь осторожен.
Пальцы ослабили хватку. Ты отошёл на несколько шагов дальше…

Автомобиль приближался. Поднимающийся к небу столб огня уже отражался в тонированном лобовом стекле.
Вероятно, со стороны водителя ваша парочка выглядела ничуть не менее странно, чем горящая фура на вашем фоне. Словно полицейский автомобиль так некстати сломался прямо возле места ДТП.
Но ты был уверен, что водитель видит иное – свою жертву, которую он наконец загнал в тупик…
И вот, машина, с различимым на капоте значком «BMW», медленно остановилась в нескольких метрах от «Форда». Дверца распахнулась. Но прежде, чем ты увидел водителя, ты услышал его голос, раздающийся из недр салона:
- Что за херня тут происходит?..
Над дверцей вырос бритоголовый человек. Несомненно, он был схож с Охотником, но… в его глазах не горел яростный сапфировый огонь. И не украшали кожу многочисленные шрамы.
- Мне надо в Остин, и срочно. Почему не предупредили…
Но договорить водитель «BMW» не успел.

…Несомненно, ты его чувствовал. В какой-то момент тебе казалось, что он катастрофически близко – всего в нескольких шагах, нашёл укрытие и ждёт подходящего момента. Но каждый раз это чувство рассеивалось безотлагательными доказательствами, что его здесь нет.
Фура. Чёрный автомобиль.
Неужели преследование окончилось? И Охотник, получив внушительную порцию ранений, не смог оправиться?..
Но как объяснить это чувство?.. Чувство, что он близко, он рядом. Он наблюдает.
Ведь именно сейчас оно так нестерпимо жгло изнутри…

…Рёв мотора заглушил голос незнакомца. Но звук исходил вовсе не с той стороны, откуда его ждали.
Ты успел слегка обернуться. И краем глаза увидеть тёмную фигуру, разорвавшую полог огня. С лёгкостью перемахнув через фуру, она приземлилась на мокрый асфальт, амортизация способствовала мягкой посаде. Но мотоцикл нисколько не сбавил скорость. А продолговатый предмет в руках водителя нацелился прямо на тебя.
Оглушающие звуки выстрелов ударили по слуху.
Да наступит экшен!

Итак, разделяющее расстояние - не больше 5-6 метров, он стреляет практически в упор. Но т.к. ты у нас не обычный человек со сверхъестественной реакцией, уклониться вполне сможешь.
Кидаем rд6 (базовый куб+охотник+аспекты\черты+флаги), отвечающие за физическую подготовку. Чтобы остаться без единого ранения, необходимо выбросить минимум 3 успеха. Меньше 3 - результат будет обработан в резолве ;)
Сейчас от тебя требуется пост-реакция, действие будет на следующем ходу.
+1 | Грань, 30.09.16 00:14
  • Каков поворот!
    +1 от Azz Kita, 30.09.16 12:23

На площади стало спокойно. Можно сказать, уютно. От присутствия живых, дышащих, чувствующих людей. Детей, что делают окружающее пространство капельку чище. Словно в их невинных глазах отражался совершенно иной мир – тот самый, чистый и светлый, что уготован любому, кто при жизни верно послужит Единому…
Элли, миниатюрная полуэльфийка, совершенно искренне улыбнулась Гансу. Его ответ ей понравился и успокоил её брата, судорожно цепляющегося за рукав сестры.
- Ладненько. Это мы сможем, мы глазастые! И ушастые! – хихикнула девочка.
Лидер шайки беспризорников в это время принимал от десятника подобранный с мостовой кинжал. Обоюдоострый, тяжёлый. Он годился для сапога солдата, но никак не для ботинка ребёнка.
Карлу могло показаться, что в глазах сорванца в этот миг промелькнуло странное выражение. Парень хитро улыбнулся.
- Спасиб, дядь, но ножик-то тяжеловат будет. – И, подумав, добавил: - У меня есть свой. – И продемонстрировал короткий метательный нож, удобно ложащийся между пальцами. Пожал плечами на невысказанный вопрос окружающих. – Ну а что, времечко смутное, дядька командир верно сказал.

Прекратив разговоры, тратившие драгоценное время, отряд стражников вновь построился, но теперь между рядами расположились невысокие фигурки полуэльфов. Марк же выказал желание идти несколькими шагами впереди стражи – в случае чего, он шмыгнёт обратно к ним, а так – дорогу выведает и будет направлять. Любые доводы в пользу его безопасности оказывались бессильны – парень упирался, что в деле разведывать и драпать он знаток…
И отряд двинулся с места. Оставляя позади себя новую гору трупов. Запах крови и разложения, запах сгоревшей древесины, приносимый ветром со стороны стены. Вместе с потоком воздуха до отряда добирался обжигающий жар, вплетающийся в ветер…
Дети не ошиблись в том, что пожар уже близко.

***

Всем
Вы вновь углубились в тень, оставившую свой отпечаток на каждой улице Города. Луна клонилась к горизонту, и вы продирались сквозь мрак практически наощупь. Здесь было тихо и спокойно, за высокими крышами скрылась лунная царица ночи. Скрылись языки пламени, взмывающие вверх и лижущие небосвод. Казалось, и само небо приобрело иной, более тёмный оттенок. Звёзды начали постепенно гаснуть, погружая Город в темноту. Лишь редкие фонари озаряли дорогу, их янтарный свет словно стал ярче – маяк посреди бесконечной ночи. Жаркие потоки ветра сменились на пронзительно-холодные.
Вскоре фонари – острова света посреди тьмы – стали появляться ещё реже. Те места, по которым вёл вас Марк, были совершенно безлюдны. Иногда – узки для двух параллельных рядов строя, приходилось идти по одному. Частенько в таких проулках пахло отхожим местом. И было очень тихо. Крайне тихо для умирающего Города. Стены плотно застроенных домов скрывали от вас звуки битвы. Не слышалось шипение бездомной кошки, защищающей свой дом, не слышался писк грызунов, облюбовавших подобную местность. Все животные, словно почувствовав напасть, ушли…

Карл шёл, как пристало десятнику, впереди. Остальные, растянувшись цепочкой, за ним. Косматый следовал прямо за новым лидером, но в какой-то момент отстал и поравнялся, насколько это было возможно в узком пространстве, с Алфи. Похлопал его по плечу. И коротко, без лишних объяснений, произнёс:
- Она жива.
Людвиг, всё ещё не могущий смириться с потерей уха, плёлся позади. Эрика молчала, что было на неё не особенно похоже. Кажется, только Элли, маленькая полукровка, излучала искреннюю и совершенно неуместную в этой ситуации радость…

В какой-то момент тишина и спокойствие закончились. Петляя по проулкам, вы выходили на дорогу пошире. Марк явно старался обходить её стороной, но у вас была цель – спасти как можно большее количество выживших. И мальчику не оставалось ничего иного, как уступить старшим…
На дорогах лежали трупы. На дорогах бегали трупы. Иногда удавалось выцепить из их лап смертельно напуганного человека. А иногда вы попросту не успевали…
Вам повезло. Повезло в том, что на этих улицах оживших мертвецов оказалось небольшое количество. И вашему отряду удалось собрать несколько людей, кто ещё не успел покинуть эти районы или только вышел на улицу.
Подсчитали – выживших под вашим началом, исключая детей, было около десятка. Несколько стариков. Несколько раненных. Кого-то оставили без ноги, и из обрубка беспрестанно кровоточило, пропитывая обернувшую его тряпку. Но женщина не хотела оставлять мужа и вела его самостоятельно, перекинув его руку через плечо. Пришлось сбавить темп шага.
- Ну, нашлись на наши головы… - причитал проныра Марк. И продолжал вести вас вперёд.

***

Всем
Всё ближе и ближе Внутренняя стена.
Вы уже видели её контуры, обрисованные луной и возвышающиеся над крышами домов.
Казалось, спасение уже близко. Убежище, что могли дать респектабельные кварталы аристократов и сам дворец. Одна стена пала, но оставалась вторая – единственный шанс убежать, спрятаться от настигающей погибели…
По этой улице несколько часов назад шагали ваши товарищи. Два десятка под командованием Флинн и Крейга. Возможно, через несколько минут вы их увидите. Стоящими на воротах или за ними. Знакомые лица. Впервые за эту долгую ночь…

И вот, дома расступились. И вашему взору действительно предстали ворота Внутренней стены. И здесь действительно были стражники.
Мёртвые.

Вы видели перед собой широкое пустующее пространство между стеной и домами – предусмотрительность архитекторов, выстроивших оборону. И лежащая перед вами площадь была сплошь усеяна мертвецами.
Здесь была толпа. Толпа, рвущаяся к стене, столпившаяся у ворот. Они нашли под воротами свою смерть – так и лежали, кучками, в океане крови. Неестественная смерть, жестокая. Почти сразу вы увидели длинные стрелы, торчащие из тел. Страшные раны от громоздкого оружия, разрубившего некогда живых людей практически пополам.
Здесь было несколько сотен мертвецов. Абсолютно бездвижных и молчаливых. И оттого укрывшая площадь тишина невероятно била по слуху…
Захныкала маленькая Элли. Её брат попытался закрыть ей глаза. Кто-то из выживших зарыдал и взвизгнул от ужаса увиденного. И только стражники с бледными лицами молча взирали на произошедшее…

- Ворота открыты, - едва сумела разлепить иссохшие губы Эрика, указывая вперёд.
И девушка была права. Ворота Внутренней стены оказались распахнуты настежь. А за ними – столь желанный дворец в отдалении, за садом, за домами богачей…
- Карл. – Возле командира внезапно вырос Георг и схватил его за плечо со всей силы. Стоило обернуться, и десятник увидел бы не самое приятное зрелище: глаза Косматого закатаны, обнажая бельмо, а из носа течёт струйка крови. Мужчина исходил крупной дрожью и медленно оседал на мостовую. – Карл, быстрее, он…
Не успел договорить.
Длинная стрела пробила его голову насквозь.

Они были повсюду. Словно в одно мгновение выросли из тени, появившись в поле зрения. Некогда люди, теперь – их бледное подобие. Нагромождение стали на хрупком скелете издавало неприятные, лязгающие звуки. Но страшнее всего было оружие в их руках. Унёсшее не одну жизнь.
Аметистовый взгляд уставился на вас со всех сторон. Они выходили из проулков, за ними – всё новые и новые скелеты. Шагали медленно, но верно. Не стоило сомневаться – перед вами Орда. Армия мертвецов добралась до стены, пока вы теряли время на площади…
- Ну давайте, суки! Подходите, ну! – Нервы Эрики сдали. Вытащив меч, девушка грозилась им на приближающихся мертвецов. Но отступала, так же, как и вы. Всё ближе к воротам.
У ворот, тем временем, выросли костлявые фигуры. Выставившие вперёд алебарды внушительных размеров, преграждая путь к отступлению.
Вы окружены. Отступать некуда. Они приближаются, с каждым шагом всё ближе. Всё ближе подступает к вам сама смерть, так, что вы уже практически ощущаете её тонкие руки на своей шее…
- Зачем, зачем я пошёл с вами… - причитал Марк. Мальчишку трясло. Казалось, смелый лидер беспризорников тут же упадёт в обморок. Рядом рыдала малютка Элли.
Это конец. Конец всему. Их слишком много. Ждать помощи – неоткуда…
- Сюда!!
Громкий командный голос послышался из-за стены. Послышались звуки борьбы. Стоявшие у ворот скелеты вступили с кем-то в схватку, но многочисленные фигуры сливались с тьмой.
Шанс?..
Затрещала тетива, натягиваемая лучниками Орды…
Всем
Д100+Ловкость на отступление. Порог 60.
Д100 на удачу.

Дедлайн 2.10
+2 | "Igni et ferro", 28.09.16 16:39
  • Мощнейший по накалу и атмосфере пост!
    +1 от Bully, 28.09.16 18:36
  • Сильно. Молодец, прям выложилась.
    +1 от Деркт, 29.09.16 14:33

Что-то в голове щёлкнуло.
Какой-то глубоко запрятанный механизм.
Окровавленные трупы всё ещё стояли перед глазами Кёрка, лишившиеся конечностей, лишившиеся жизни. Разорванные на куски тела, остекленевшие глаза. Багровый цвет, раскрасивший зелень джунглей в аляпистые алые пятна.
Смерть была слишком близко, свистела в воздухе свинцом, ужалила руку. Она пугала его. Эта пропасть, в которой он едва не оказался…
Но что-то произошло сейчас. Все эти мысли остались на периферии сознания перед пониманием, что эта грёбанная сука едва не грохнула Дастера…
Том давил на спусковой крючок без эмоций. Без каких-либо сожалений. Среагировал раньше, чем смог полностью осознать происходящее.
Опасность. Необходимо её устранить. Пока психопат не выстрелил ещё раз…

Кажется, сукин сын действительно сдох.

Кёрк не проверял. Не было времени разглядывать распластавшееся на траве тело. Не слышал и за бомбёжкой щелчка осечки, произведённой пистолетом Трэвиса.
Схватил Рида и рванул, что есть сил, по направлению к базе…
Такой марафон, какой ему пришлось преодолевать сейчас, он никогда в жизни не забудет. Если вообще добежит до места назначения. Ещё и Дастер, мать его, не прекращал кашлять кровью и тормозить Тома, а в какой-то момент и вовсе упал на колени. Снайпер разрывался между побуждениями поднять товарища на ноги и, оставив его, свалить побыстрее…
Рид, вроде, оклемался. Том всерьёз опасался, что Джо за их последующую пробежку тупо упадёт и больше не встанет. Но чёрт с ним, если так – он сам отказался от поддержки…

И Кёрк бежал. Бежал так, как не бегал никогда в жизни.
Холодный пот прошиб, где-то внутри замерли судороги страха. Внутренности сводило: парень живо себе представлял, как очередной снаряд падает в метре от него и отделяет туловище от ног…
Твою мать.
Беги, Томас, беги.

…Деревья поредели, сквозь листву показался силуэт джипа и несколько знакомых фигур. Они передвигались, кричали, но Том совершенно не обращал на это внимание. Кажется, он даже забыл, что где-то позади по-прежнему раздаётся хрип раненного Дастера.
Том буквально влетел в машину, опустившись в сидение и тяжело дыша. Расширенными от ужаса глазами глядел куда-то вперёд себя. И повторял как мантру: «Пиздец. Это пиздец. Я мог подохнуть. Это был…»
Джип тронулся, и Тома прижало к спинке сидения.
Джип резко вывернуло в сторону, и Тома швырнуло туда же.
По джипу забарабанил свинцовый ливень, и Том пригнулся.
Кажется, в эти мгновения парень существовал в каком-то автоматическом режиме. Реальность перед ним словно покрылась непроницаемой плёнкой. Звуки – словно назойливый шум в ушах. События – словно кадры из кино, но никак не из жизни. Не из его жизни…
Все стреляют, значит, и Том будет стрелять.
Хоть бы вылезти из этой передряги живым...
Я попыталась в систему.
И если ещё можно совершить какое-то дополнительное действие, то кидаем гранату.
+2 | Welcome to Vietnam, kiddos, 21.09.16 02:54
  • Вот после таких постов хочется взять себя в руки и перестать выдавать полабзаца))
    +1 от Azz Kita, 21.09.16 10:01
  • +
    +1 от BritishDogMan, 23.09.16 19:23

Всем
Казалось, что может быть хуже драконов? Оживших легенд, выплывших из непроглядного мрака веков. Заслонивших собой небо, закрывающий собой луну. Они царствовали сейчас в небосводе, с лёгкостью лавируя в воздушном пространстве и пикируя прямиком в скопление толпы. Стрелы лучников оказывались бесполезны. Использовать баллисты нельзя – большой риск повредить город и убить невинных случайным снарядом… Против драконов нужна грубая сила. Сила волевого человека, что не побоялся выступить против тварей Тьмы. И таких людей оказалось множество. Они, под предводительством Сталкона, расчищали улицы перед дворцом.
Это то, что знали вы.
Вы могли лишь догадываться, что стало с полутысячником, со всем войском Города, с драконами. Могли лишь догадываться, какие напасти ожидают вас ещё на пути к рассвету.
Но не могли догадаться, что вместо древних тварей вам придётся сражаться с людьми…

Безумие. Оно пропитало роскошные стены холла и отпечаталось на лицах охваченных страхом людей. Ворвалось во дворец вместе с пронзительно-холодным дуновением ветра. Страх ли заставлял мурашки бегать по коже или то отзвук приближающейся непогоды?..
Толпа металась, рвалась из оков оцепивших холл стражников. Впрочем, последние старались сдерживать горожан не особенно охотно, закрыв глаза на то, что те убегали и на второй этаж, и в Правое и Левое крыло, лишь бы скрыться от ворвавшегося врага. Стражники выступили вперёд, вступили в схватку. И очень скоро, когда к первым противникам подоспела подмога, стало ясно, что отсутствие оружия в их руках не делает их менее опасными…

Айлинн, Сиэль
Скооперировались, быстро нашли друг друга. Полуэльфийка, отойдя от кольца личных телохранителей принцессы, присоединилась к своему десятку. Арбалет – семейная реликвия – привычно лёг в руку, заряженный и готовый выпустить смертоносное жало.
Анна, командуя людьми, бросилась на подмогу королевской гвардии. Обернулась туда, где разговаривали Кляйн с советниками, но никого из них не обнаружила. Не было времени искать Германа, но Флинн весьма громко и недвусмысленно выразилась на его счёт. Дезертиров ждёт трибунал.
Не было времени – ключевая фраза.
Вместе с Анной вы решили встать на защиту горожан, на защиту принцессы, которую гвардейцы оттеснили как можно дальше от выхода. Ощерились против неведомой опасности мечами, Айлинн приготовилась к стрельбе…

В какой-то момент толпа разбежалась, образовав в сердце огромного холла пустое пространство. И вы увидели во всех подробностях тех, с кем вам предстояло драться. Кто так безжалостно уничтожал жителей Города – некоторые из них лежали окровавленными тушами под ногами победителей.
Но ликования на лицах противников не было. Был бесконечный, изъедающий их изнутри голод. Невероятная ненависть ко всем окружающим существам. Стекающая по подбородку и груди кровь некогда живых…
Это люди. Определённо люди. Когда-то жившие, дышавшие, чувствующие. Но теперь – груда костей, груда изъеденной червями плотью, груда истлевшего тряпья. Многие из них напоминали собой тех тварей, что летали над дворцом. И тот же огонь горел в их глазах и глазницах – аметистовая искра, что заменяла им жизнь. Заменяла душу.
Но страшнее всего было видеть среди них относительно свежих покойников. Они двигались так же топорно и ретиво. Но внешне – кроме страшных ран на теле и фиолетового огня в глазах – они ничем не отличались от обычного человека.
Среди них были и стражники. Ваши друзья, товарищи. Где-то промелькнуло лицо Крейга. Где-то – Сукра. Или так показалось?..

Но промедление – равносильно смерти.
Первым разрывает секундное замешательство болт, просвистевший в воздухе и вонзившийся в грудь одному из мертвецов. Тот упал на пол, сбитый ударом. Но шевелился, пытался подняться. Определённо, снаряд не оказался для него смертельным.
И лишь затем завязалась настоящая битва…

Полуэльфы сражались практически плечом к плечу. Несмотря на небольшую разницу в стиле ведения боя, они были схожи некоторыми чертами. И всё же, сторонний наблюдатель явно уловил бы сейчас различия: девушка буквально танцевала, с энтузиазмом отражая атаки проворных покойников, а парень, сделав рывок, словно потух. Что-то сковывало его. Не давало развернуться в полную силу. И в какой-то момент боль, вгрызающаяся в раны, отозвалась особенно неприятно…
Очень быстро Сиэль оказался в окружении мертвецов. Казалось, ещё мгновение – и смерть настигнет его, вопьётся в шею, разрывая сонную артерию. Он увидит её ухмыляющийся оскал, не в силах сопротивляться уносящим к Единому костлявым рукам…
Но судьба распорядилось иначе.
Позади раздался голос Орека и звон его меча:
- Не прохлаждайся, остроухий!
А впереди – лицо Айлинн, не давшей мертвецам забрать свою жатву.

Герман
Твой возглас сработал для советников короны как сигнал к действию. Пурпурный плащ перестал возражать, а Алый первым же сорвался с места.
Маленьким эскортом вы продвигались вперёд, целенаправленно, пытаясь обогнуть галдящую и бегающую толпу. Не потеряться в таком скоплении буйных было равносильно большой удаче. Вас толкали, отпихивали. Мешали идти.
Но, в конце концов, заветный выход с каждым шагом оказывался всё ближе…

Спасительный проход встретил вас полумраком – свечей здесь горело совсем немного. Сюда же хлынула толпа, спасаясь от потока мертвецов, ворвавшихся через парадный вход и окна Правого крыла.
Здесь было тише, гораздо тише. Крики убиваемых невинных остались позади. А здесь – в тёмном коридоре – барабанной дробью отдавались лишь шаги нескольких десятков ног.
Быстрее. Быстрее.
Как можно дальше от опасности.
Найти злосчастный вход в катакомбы, нырнуть в спасительную тьму…
Не будут ли скрываться в ней очередные сюрпризы?..
Но дойти до места назначения вы просто не успели.

Лабиринт коридора сворачивал под углом вправо.
Толпа остановилась, как вкопанная, а за её головами ты не сразу углядел, что именно заставило их замереть.
- Чёрт, что встали! А ну разойдись, ублюдки! – крикнул Алый плащ, распихивая в стороны горожан. И стоя позади него ты увидел…
Посреди коридора стоял человек. Человек в алой, расшитой золотом рясе, в возвышающейся на голове митре. Все эти детали красноречиво указывали на его высокий пост в духовенстве. Мужчина впереди казался усталым. Обременённым какими-то думами. Руки опущены. Голова опущена.
- Епископ?.. – только и успел вымолвить Алый плащ. Перед тем, как коридор озарила аметистовая вспышка…

Получатели: Герман Кляйн.

***

- Ваше высочество, не высовывайтесь! Ричард, двигайся с ней в Левое крыло, живо! – кричал Ольгерд в сторону личной стражи принцессы, не забывая при этом парировать атаки противника. Не зря был сотником королевской гвардии.
- В Левое крыло, быстро! – кричала Флинн зычным голосом, пытаясь донести мысль до хаотично передвигающихся по холлу горожан. Затем обратилась к телохранителям Этель: - Отступайте, мы прикроем!
И стремительно редеющий десяток городских стражников, ещё вчера берущих взятки с преуспевающих купцов, притесняющих или, наоборот, отстаивающих честь неимущих, невесть как попав во дворец, встали на защиту Её высочества.
Итог первого боя
Сиэль жив. Благодаря высокой удаче.
Айлинн жива. Перебила множество противников.
Герман жив. Избежал боя.

Герман
Д100+Выносливость. Бросок решающий, порог 60. При броске выше 60 – вполне к месту будет заявка на действие. Опционально:
- Попытаться спрятаться в нише в стене; Д100 на удачу;
- Бежать в обратном направлении;
- Свой вариант.

Айлинн, Сиэль
Мертвецов становится всё больше. Гвардейцы едва подавляют атаку. Очень скоро они окажутся рядом с личной стражей принцессы, равно как и с самой Этель.
Парочка ребят из вашего десятка уже мертвы, парочка ранены. Множество тел на полу холла.
Опционально:
- Слушать приказ и отступать; Д100+Интеллект на тактически правильное отступление (значение выше 50 даст бонус к следующему броску [+20]), Д100+Выносливость на сдерживание мертвецов (порог 60), Д100 на удачу;
- Свой вариант.

Дедлайн 24.09
+2 | "Igni et ferro", 20.09.16 01:32
  • Последний бой - он трудный самый.
    +1 от Francesco Donna, 20.09.16 06:52
  • Мощь.
    +1 от Kravensky, 22.09.16 18:19

Пламя пожирает. Образ, вырисовывающийся перед глазами, раскрашен в рыжие цвета смерти. Языки пламени извиваются на тонкой фигурке, и жертва кричит и корчится в предсмертных судорогах. Ничто не спасёт её от огненной стихии. Изъедающей одежду, волосы, кожу… И посреди бушующего пламени горят изумруды глаз. Чтобы в следующее мгновение потухнуть навсегда…
Наваждение проходит так же быстро, как и появилось. Она стоит поблизости, возле автомобиля. Огонь действительно пляшет по её фигуре – но лишь безобидными бликами света.
Диана оборачивается на тебя. Необычайно хладнокровное выражение лица с печатью усталости. Лишь в глазах отражается буря преодолеваемых эмоций, но девушка взяла себя в руки.
Ди качает головой. Красноречивый ответ на твой вопрос. Девушка, с которой ты познакомился всего лишь пару часов назад, уже определила свои приоритеты. Как и ты – свои.
Декорация продолжает гореть. Нетронутой.

Эпизод 3

Эта ночь.
Она полна звёздной пыли, что кружится в воздухе, спускаясь с небес. И ложится на землю мягким покрывалом, укутывая её.
Эта ночь наполнена колючим, пронзительным холодом. Убаюкивающим холодом смерти, кровавыми бутонами распускающейся на снегу…
Ледяной ветер забирается под складки одежды, что едва ли спасает от разбушевавшейся стихии. Но он практически не ощущал её прикосновений к своей коже. Холод – ничто, по сравнению с многотонной машиной, дробящей кости, с укусом пули, добравшейся до мозга. На погодные условия он не обращал ровным счётом никакого внимания.
Его грела ярость.
Некогда вспыхнувшая, озарившая его оболочку изнутри, она явилась огнём, полыхающим внутри горна – его тела. Ярость, сжигающая собой мысли, побуждения. Волей чужого разума.

У него не оставалось времени на раздумья. Никогда не оставалось. Они всегда ускользали от него, но он так же неизменно находил их каждый раз. И на тёмном полотне вселенной горело всё меньше звёзд…
Эта звезда была ярче остальных. И она, словно мотылёк, сияла во тьме посреди скопления совершенно непримечательных личностей. Индивидуальность? Эта серая масса недостойна называть себя индивидуальностями. Но она… совершенно иная. И до этого момента ей удавалось скрываться.
Время безвозвратно утекает в бездну. Его слишком мало. Но он не торопится. Он знает, что рано или поздно птичка попадёт в клетку. Это неизбежно.
Этот мир уже стал её клеткой.
Куда бы она не убежала, он найдёт её. Как ищейка, взявшая след. Он чувствует. Он знает.
Тот, другой, увезёт её как можно дальше. Направит автомобиль по одной из нескольких дорог. У него будет фора по времени.
Он мог бы увезти её в другой город. В другую страну. Но Охотник найдёт свою жертву. Всегда.
Мир тесен для них двоих.
Мир, что отражался на тёмном стекле ярким заревом пожара…


***

Пожар не утихал.
Голодному зверю подкинули пищи – горючего топлива. И он рос, увеличивался в размерах. Казалось, ещё немного – и зверь коснётся холкой звёздного купола…
Ты слышишь звук мотора. Безошибочно определяешь, что он доноситься откуда-то позади, со стороны уводящей вдаль, к Саммерфилу, дороги. Хоть и находишься в нескольких метрах от Дианы, но ощущаешь едва ли не физически её участившееся сердцебиение, страх, проступающий мелкой дрожью. Ди поворачивается, всматриваясь в приближающийся объект.
- Поехали отсюда, Джон. Пожалуйста, едем.
Тебе стоит лишь обернуться, и ты увидишь машину, что движется по направлению к вам. Не с бешеной скоростью, не медленным темпом. Размеренно, она приближалась к полицейскому «Форду» и горящей фуре. Словно тот, кто был за рулём, знал, что убраться отсюда вы попросту не успеете.
Чёрный автомобиль с тонированными стёклами.
На заднем фоне по-прежнему кричал обгладываемый огнём водитель.
+1 | Грань, 18.09.16 22:44
  • You can run but you can't hide... (c)
    +1 от Azz Kita, 20.09.16 11:55

В какой-то момент Марси ощутила, что поднимать тяжёлую дверцу стало легче. И только после того, как та с глухим стуком рухнула на пол, девочка обратила внимание на Джона. Несколько долгих секунд девочка смотрела ему в глаза. Он ей помог, хотя она не просила…
Джон, стоя рядом, выражал опасения по поводу подвала, неожиданно образовавшегося на месте ледника. Марси же старалась эти мысли отбросить. Конечно, она знала, что здесь должен быть ледник, она даже несколько раз туда заглядывала, когда Бэтси оставляла его открытым и отходила в сторонку. И память подсказывала, что подпол вовсе не был большим. По крайней мере, она прекрасно помнила сваленные друг на друга ящики, набитые льдом и замороженными тушками… Потому увидеть на месте ящиков проход с лестницей, да ещё и с канделябрами на стенах, было в высшей мере странно.
Но девочка не хотела об этом думать. Она была осторожной и недоверчивой, но и в той же степени любопытной.

Марси ободряюще улыбнулась спутнику, хихикнула на его шутку о тихом шаге. Ощутила пылающий румянец на щеках. И, чтобы Джон не заметил, тут же сошла с места. Подумала: он воспринял её слова как намёк на его недавнюю прогулку до кухни?.. Она вовсе не хотела на это намекать!.. Хорошо, что он не обиделся.
Девочка первой юркнула в проход. Огляделась. Свечи в канделябрах. Витиеватые перила. Эти узоры так напоминают цветы… Словно чья-то безжалостная рука заковала их в металлическую оболочку.
Ступала тихо. Как можно тише. Мягкий свет огней указывал путь, дрожал от её дыхания, заставляя серые тени плясать на стенах. Металл под ногами издавал неприятные звуки. Камень не издаёт такого звона. А потому приходилось наступать на каждую ступеньку осторожно.

Лестница достаточно быстро кончилась, и их глазам предстало самое невероятное зрелище, которое Марси могла себе вообразить. Размеры помещения были настолько велики, что противоположная стена терялась где-то впереди за нагромождением кухонной мебели. А то, что принадлежности здесь стояли кухонные, не стоило сомневаться… Столы, плиты, утварь. А посреди всего этого добра возвышалась печь. Нет, не так – Печь. Большая, величественная. Она бы заняла собой всю их маленькую кухонку… А рядом с печкой крутилась дородная женщина, совсем Марси не знакомая. Напевала что-то под нос и колдовала с пыхтящими сковородками. Запах еды вновь приятно защекотал в носу.
Девочка пригнулась и прислонилась к ящикам так, чтобы незнакомка, повернувшись, её не заметила. Подозвала Джона и тут же дёрнулась – ай! – плечо обожгло холодом. Так вот где вся тара с замороженными продуктами…
- Не знала, что у нас тут вторая кухня… - зашептала Марси, и, боясь что женщина услышит, низко наклонилась над ухом мальчика. – И эту тётку я не знаю. Это точно не Бэтси.
Марси оглядела помещение ещё раз. Посмотрела на потолок.
- Интересно, куда выходит труба? Она должна быть большой, печка-то большая…
Мыслительный процесс начался, Марси соображала. Эту головоломку ей хотелось решить.
- И кто играет на флейте? Ты видишь кого-нибудь ещё?
  • Эти узоры так напоминают цветы… Словно чья-то безжалостная рука заковала их в металлическую оболочку.
    Так поэтично!
    +1 от Fiona El Tor, 18.09.16 18:01

Герман
Лекарь, преодолевая своё отвращение к алкогольному запаху, всё же начал осмотр, со знанием дела ощупывая конечности и выявляя кровавые пятна на плотной ткани. В его руках появился небольшой чемоданчик. Раскрыл. Внутри – сокровища медицины, чистенькие и стерильные. Негоже во дворце с неподходящим инструментарием ходить. Ты догадывался, что королевские лекари – самые опытные в своей области. Лекари же за внутренней стеной – ты это знал понаслышке – обладали лишь крупицей тех знаний, что имели здешние доктора.
Но лекарь, методично работающий над ссадинами, практически не привлекал твоё внимание. Гораздо больше тебя заинтересовали королевские советники, шепчущиеся в уголке о странных вещах. О древних катакомбах, вход в которые можно обнаружить в храме Единого.
Кто знает, что находится во чреве земной тверди? Какие тайны в себе скрывает промёрзлая пустота вечной ночи? Какие секреты или ловушки оставили в лабиринте коридоров эльфы?..
Об этом никто из вас не задумывался. Ведь опасность нависла тенью над Городом, закрывая собой небосклон…

Ты подходишь к вельможам. Они замолкли тут же, с напряжением всматриваясь в твоё лицо. Ощущаешь в их взгляде презрение. Ты просто «смерд» в их глазах, и не более.
Выкладываешь свой план. Вернее, выгодные тебе поправки к их плану. Их лица вытягиваются от негодования.
- Да как… как ты смеешь!.. – начала дама, но Алый плащ тут же её прервал:
- Значит, вы слышали наш разговор? И вы бывали в катакомбах, господин… э-э-э… стражник? – сверкнул глазами, предвкушая выгоду.
- Только никому больше ни слова, - шикнул Пурпурный, со страхом озираясь. – И какой Тьмы мы должны вам верить?
- Он может знать, где вход, - тут же парировал Алый. – А когда эта мерзость попытается прорваться во дворец, я хочу быть в безопасности! – многозначительно ткнул указательным пальцем в потолок.
- Я ему не верю, - фыркнула женщина и поторопилась отойти, пока не скрылась в толпе.
Пурпурный плащ колебался. Явно хотел последовать за ней, но ценность своей шкуры перевешивала остальные доводы.
- И личный эскорт нам не помешает, - добил аргументацией Алый, кивнув на десяток Флинн…

Сиэль
Кольчуга, твоя вторая кожа, стальная чешуя, оказалась в твоих руках. Прохлада коснулась обнажённой верхней части тела, а после – ощутил тёплые руки лекаря на коже. Мягкие руки, опытные. Не то что у этих шарлатанов, называющих себя докторами за периметром внутренних стен. Они только и знали, что пускали кровь да ставили банки, якобы в лечебных целях. Но инструменты королевского лекаря не оставляли сомнений в его квалифицированности.
В ход пошла иголка с нитью. Ссадины и раны ныли, игла болезненно впивалась в кожу, но старец успокаивал тебя каждый раз своим мягким тоном. «Потерпи, парень, ещё немного». Кажется, ему было абсолютно всё равно на твою расовую принадлежность.
Анна, стоя рядом и скрестив руки на груди, осматривала холл. Лекарь, от услуг которого отказалась полуэльфийка, подошёл к ней. Флинн бросила на него суровый, испепеляющий взгляд, и этого похотливому старику хватило, чтобы оставить попытки заигрываний. Однако к десятнику он всё же притронулся. Промыл и замотал рану на лбу.
- Судя по всему, не вернулся, - ответила женщина на твой вопрос. – Кроме гвардейцев не вижу других солдат. К тому же… Этих летающих тварей на улице достаточно, чтобы задержать полутысячника надолго.

Ты наблюдал, как практически одновременно от десятка откололись Айлинн и Герман. Первая вскоре скрылась в толпе, её фигурка маячила изредка среди незнакомых людей. А последний направился прямиком к группе вельмож, до того о чём-то переговаривающихся.
Ты слышал практически всё, о чём они говорили. О чём сказал Кляйн. И Анна тоже всё слышала.
- Кляйн! – грозно и достаточно громко произнесла Флинн. – Не забывай, что ты на службе. И всё ещё под моим командованием. Благородные господа обойдутся без твоих услуг.
- Ох, мамзель, - тут же отреагировал вельможа в красном плаще. – Я уверен, вы будете более снисходительны, когда узнаете, какую сумму я готов заплатить за его и ваши нескромные услуги!
- Оставьте золото себе, господин. Я и мой десяток не продаются.
Лицо Алого плаща буквально почернело от злости.

Айлинн
Ты лавировала в скоплении толпы, в лабиринте из человеческих тел и лиц. Они все были напуганы. Все смотрели на тебя с некой враждебностью, отрешённостью. Но ни одна пара глаз так и не зажглась узнаванием. Ни на одном лице не проявились до боли знакомые черты.
Они все были чужды. Они все были тобой. Такими же потерянными и потерявшимися. Забитой кучкой людей, забитой страхом и переживаниями. В золотой клетке Её высочества.
Они прибывали и прибывали. По одному, по двое, по трое. Входили через двери, запыхавшиеся и трясущиеся от сковавшего их ужаса. Среди них были и полуэльфы. Но никто из них не был твоим родственником. Твоя семья всё ещё находилась там, за внутренними стенами. В закованном со всех сторон гробу, что ещё носил название Города…

Тогда ты направилась к принцессе, в слепой надежде, что если не Анна, то хотя бы Этель позволит тебе выйти отсюда и направиться к родным. Твоя идея могла показаться безумной. Идея выйти из безопасного места на улицу, кишащую необыкновенно живучими и смертоносными чудовищами. Но не разум указывал путь – сердце.
…Этель обернулась в твою сторону, обратила на тебя усталый взор. Окружающие её гвардейцы слегка напряглись, как знающие своё дело телохранители. Наблюдали, как ты садишься на одно колено, склоняя перед девушкой голову…
Ты ощутила, как лёгкие ручки принцессы ложатся на твои наплечники.
- Я понимаю твои переживания. И твоё рвение оказаться поскорее с близкими, - мягко произнесла Этель. – В этом зале нет ни одного человека или полуэльфа, кто не волновался бы за своих родных. Но подумай, благородная воительница, каково мне отпускать вас на смерть?.. Там, в черте и за чертой внутренний стен, делают свою работу твои товарищи. На защите Города стоят наши герои – Сталкон, Виэлль… Я верю в них. Поверь и ты.
Девушка коснулась твоей щеки и заставила поднять голову.
- Оглянись, воительница. Этим людям тоже нужна помощь. Они все – мои поданные. Я и моя стража будут защищать их всеми силами. Последуешь ли ты…
Но договорить принцесса не успела.

Всем
…Со двора в холл ворвались звуки борьбы, криков, какого-то движения и лязга стали. Через некоторое время в холле появилось уже знакомое вам лицо – Ольгерд, глава королевский стражи. С волнением на лице он проследовал прямо к Этель, не теряя ни минуты.
- Ваше высочество, необходимо уходить как можно скорее…
- В чём дело, Ольгерд?
- Там… я не могу объяснить… там люди. Они обезумели...
Толпа прислушивалась к голосу сотника, и оттого в холле царила гробовая, мрачная тишина. А звуки… звуки борьбы не предвещали ничего хорошего.
И тогда появились они. Резко и неожиданно.
Первый противник вбежал через парадный вход. Второй – разбил окно у коридора в Правое крыло, запутался в длинных шторах и упал на пол. Третий последовал за ним, наступил на своего товарища и кинулся в сердце толпы…
Люди отпрянули, но кто-то попросту не успел уберечься. На пол брызнула первая кровь…
Тут же началось самое страшное – буйство кричащей толпы…
Телохранители Этель образовали вокруг неё плотное кольцо, заставляя Айлинн отступить. Стоящие на карауле солдаты бросились на высыпающего в холл противника…
А вы за бегающей толпой не могли разглядеть, что происходит… Вы видели фигуры. Фигуры ворвавшихся людей. Но двигались они странно. Резко. Прихрамывали. И в их руках… не было никакого оружия.
Оружием им служили собственные руки и зубы.
- Обнажить оружие! – тут же скомандовала Анна. – Сиэль, приоденься. Сейчас наш выход…
Опционально
- Присоединиться к Анне, собирающуюся направиться к парадному входу;
- Отделиться от десятка и встать на защиту принцессы;
- Отделиться от десятка и убежать в Левое крыло, Правое крыло или на 2 этаж;
- Убедить Анну действовать по вашему плану: д100+Обаяние;
- Убедить принцессу или Ольгерда действовать по вашему плану: д100+Обаяние (на каждого свой куб);
- Свой вариант?

Схема
Голубые точки – обычные горожане (количество утрировано, лучше не считать, на самом деле их больше). Оранжевая и чёрные – принцесса и гвардейцы. Фиолетовые – ваш десяток. Красные – противники.


Дедлайн 17.09
+1 | "Igni et ferro", 13.09.16 02:12

- Естественно, - уже себе отвечает Фейт, наблюдая, как закрываются створки гермодвери. Нил не изменяет себе даже в подобной ситуации. Мог бы сказать «спасибо».
Подавляя в очередной раз раздражение, девушка присаживается на крутящийся стул. Морщится, вслушиваясь в чужое дыхание – словно Эммерих не в коридоре, а стоит совсем рядом и буквально дышит в спину. Какое-то мгновение спустя чувствительность микрофона значительно снижается – додумался подкрутить регулятор.
Фейт ненадолго остаётся одна. В следующую минуту в помещении появляется Аманда – всё с тем же затравленным выражением на лице, словно полная противоположность ушедшему начальнику безопасности. Успела немного привести себя в порядок, но лучше от этого выглядеть не стала.
Девушка лишь пожимает плечами в ответ. Не гнать же её теперь обратно в медотсек?..

Фейт глубоко вздыхает, касаясь пальцами лба, словно о чём-то задумавшись. Но какие бы мысли не пришли в этот момент в её голову, они тут же прервались голосом Эммериха. Девушка подняла глаза, концентрируя внимание на транслируемом изображении. Сердцебиение слегка участилось, но Фейт без труда удалось подавить волнение.
Первое, что бросается в глаза, - багрово-алый свет, заливший помещение. И только после в кровавом зареве вырисовываются контуры пяти капсул, с помощью которых и осуществлялся контроль над клонами. Осуществлялся – именно в прошедшем времени. Судя по сигналам панелей каждая из капсул сейчас пребывает в нерабочем состоянии…
Что-то болтает себе под нос Эммерих.
Выражает степень изумления Аманда.
И входит в рубку новое и столь ожидаемое лицо – Армстронг, - интересуясь произошедшим…
Но их слова, слетающие с губ, вязнут в пространстве. Никто из них не стал медлительнее – мозг Фейт заработал с поразительной быстротой.

Однозначно, аппаратура не вышла из строя сама. Все пять модулей одновременно – очевидная диверсия. В рубку управления не поступал сигнал о прекращении работоспособности капсул – значит, скачок энергии повредил гораздо большую часть компьютерного обеспечения, чем они думали. Или КиД-системы повреждены таким же образом, как и капсулы. Но наиболее правдоподобная для Фейт версия – сам скачок не произошёл случайно…
Их пятеро. Каждый из них в той или иной степени умеет обращаться с техникой – специфика их работы требует разносторонних умений, да и взаимодействие с оборудованием максимально упрощено. Но для таких манёвров, как выведение из строя части комплекса, пожалуй, поверхностных знаний не хватит.
Стефани. Уже не столь миловидный доктор. Как говорит инструкция по эксплуатации, репликантами может управлять исключительно донор ДНК. Очевидный участник диверсии, вероятно, и повредивший капсулы. Но основное ли действующее лицо?
Аманда. Её плаксивое выражение лица может является маской, а поведение – игрой. Однако Ридл – учёная, не инженер. Здесь не достаёт фактов.
Нил. Пусть он и не вызывает особую симпатию, но вызывает доверие в способности решать проблемы. Однако он – начальник безопасности и имеет доступ ко многим системам, что уже не говорит в его пользу. И если предположить, что Джон действительно всё это время находился в жилом отсеке, то… у Эммериха было достаточно времени, чтобы вывести капсулы из строя.
Джон. Самая весомая фигура, обладающая наибольшими возможностями. Что мешало ему ранее перенагрузить системы для одного единственного энергоскачка?..
Дин. Человек, непосредственно работающий в модуле управления репликантами. Когда произошёл скачок, он, по идее, находился в одной из капсул, из-за чего и был травмирован… Возможно, к моменту, когда Дина доставили в медотсек, капсулы были уже повреждены – все, кроме одной… И если учесть, что Стефани поехала крышей, вырисовывается вполне цельная картина их сотрудничества. И сейчас Треверс повредила последнюю.

Вариантов множество. Главное – не запутаться в клубке вероятностей.
Их пятеро. И каждый имел потенциальную возможность повредить оборудование. Кто-то из них методично разрушал привычный мир – но с какими целями?..
Фейт обводит окружающих людей быстрым взглядом. Бластер покоится на коленях, сложенные на груди руки не дрожат – и не дрогнут, если потребуется действовать быстро.
Дави на курок.
Ещё раз.
И двое окажутся на полу подобно обезглавленному репликанту.
Минус два имени в малочисленном списке… Останутся ещё трое. Найти Треверс и покончить с ней навсегда. Выстрелить в спину Нила. Оборвать жизнь так и не пришедшего в себя Дина.
Если отбросить гуманность, это – самый верный способ по устранению угрозы. До той поры, пока угроза не повредила окончательно комплекс и не истребила точно так же всех остальных.
Необъяснимое чувство рождается где-то внутри. Мысль, совершенно не подкреплённая рациональностью и доводами. Словно всё, что происходит вокруг, не более чем спектакль, поставленный совершенно иным разумом, не участвующем на сцене своего творения. Словно сценарий написан исключительно для Фейт.
Но в следующую секунду ощущение ирреальности проходит. Позволяя девушке вновь нырнуть в омут событий…

…Замершие секунды вновь продолжают ход. Джон приближается, вглядываясь в картинку трансляции. Шея чиста – отсутствие штрих-кода немного успокаивает Фейт.
Ещё недавно воображая, как лазерный луч прорезает лоб начальника станции, девушка хладнокровно следит за Армстронгом. Её собственные глаза отражают алый квадрат транслируемого изображения, оттеняя истинные эмоции.
- Модуль управления репликантами полностью вышел из строя. Похоже, повреждены все капсулы без исключений, - ровным тоном доложила Фейт. – И произошло это буквально несколько минут назад, потому что чуть ранее из модуля осуществлялось управление репликантом для попытки убийства… Предвосхищаю твой вопрос, Джон. – Деловито подняла вверх указательный палец. – Репликант принадлежал Треверс и как доказательство сейчас лежит в медотсеке… обезвреженный. Аманда и я – свидетели его неадекватного поведения. Системы наблюдения и, как выяснилось, КиД так же вышли из строя. Положение самой Стефани – неизвестно, сканеры фиксируют её датчик в моторном отсеке. Но судя по тому, что ещё недавно модуль работал, скорее всего, она именно в нём… Сейчас там как раз находится Нил, и, конечно, он предельно осторожен. Будут какие-то специальные указания по поводу случившегося? – Фейт не отрывала взгляда от лица Армстронга.
+2 | Грань, 12.06.16 02:57
  • Расследование в разгаре.
    +1 от masticora, 12.06.16 03:33
  • Перечитываю тут целиком ветки, отменно.
    +1 от Akkarin, 14.09.16 22:20

Джованни, размышляя, не переставал следить за происходящим. Сосредоточенность, ухмылки, глубокая задумчивость на лицах почтенного Совета создавали некое напряжение обстановки. Но Матиас наблюдал за ними с завидным хладнокровием, и цепкий взгляд, путешествуя по залу, то и дело вылавливал изменения в мимике каждого члена Совета. Интересно развивались события, крайне интересно. Кто-то вписал имя сразу – естественно, тут же выдавая свою преданность тому или иному оппоненту. Кто-то медлил, и на то были личные причины. Такие, как неуверенность в собственном выборе. Хотелось, мягко говоря, поторопить их. Негоже заставлять уважаемых синьоров ждать. Но больше всего Матиасу хотелось отобрать у них перья и самому вписать избранное имя.
Нетерпение жгло его изнутри. Но мужчина некоем образом не выдавал своих эмоций. Вспыхнувший огонь отражался искрами в каре-зелёных глазах, но взгляд его был направлен на Совет. Лишь изредка Джованни поворачивался к другим кандидатам. В этом не было никакой демонстрации незаинтересованности, отнюдь. Но их реакция, в данный момент времени, интересовала его мало. Выражения их лиц ничего не скажут Матиасу о том, какой выбор они сделали. Он и так знал, какой.

Однако в какой-то момент Сальваторе решил обратить внимание на себя, громогласно объявив о том, что считает присутствующих в зале недостойными. С самой первой фразы Джованни понял, к чему Стефан клонит, и усмехнулся. Право, себя не похвалишь – никто не похвалит. Да ещё и завёл речь про нужды господ и простых граждан. Менее всего Матиас был уверен, что он о них думает. Но тактика, безусловно, достойна внимания. Именно так его дражайший родственник и попал в Совет. Стоит лишь напомнить о нуждах города…
Но следующая реплика удивила его больше. Голос против всех?..
Матиас выгнул бровь и обернулся на Совет – как он отреагирует на подобную выходку? Если бы подобный метод голосования принимался ко вниманию, им воспользовались, как минимум, все претенденты на графскую цель. В лучшем случае. В худшем – неуверенные в своём выборе члены Совета последовали бы той же логике и… Получается, что голосовали бы исключительно те, кто уже твёрдо определился со своими симпатиями. Это, безусловно, хитро. Но где же хвалённая непредвзятость и нужды города?

Совет, уже, к слову, проголосовавший, вскипел от негодования. Вероятно, кто-то задался вопросом, мог ли он сам сделать нечто подобное, но, как показалось Матиасу, большинство восприняло реплику Стефана как сопротивление установившемуся порядку. Оно и к лучшему. Что, зря Матиас бумагу марал? Если бы Совет принял идею Сальваторе с милостью, Джованни демонстративно съел бы свой листок.
Но Совет не принял идею Сальваторе, и Луиджи, поднявшись, выразил единогласное решение. В принудительной форме. Голосуй, иначе ты – вне игры. Матиас не смог сдержать довольной улыбки, нисколько не заботясь, что об этом подумают остальные. Почему бы и не порадоваться провалу соперника?
- Стефан, - продолжая улыбаться, Матиас обратился к своему оппоненту. – Выразить свои антипатии ты сможешь и после собрания. И не заставляй меня жалеть о своём выборе, право. Синьор Джованни расстроен, что ты так плохо думаешь об остальных кандидатах, как и уважаемый синьор Эстакадо. Как и достопочтенные члены Совета, что уже вписали их имена.
Естественно, Матиас был ни капли не расстроен. Достойнее себя никто из претендентов в этом зале не нашёл бы, просто Сальваторе решил поделиться этим со всеми. Но вот решение Совета уважать стоило. Негоже раздражать тех, кто с выбором уже определился. И будущего правителя, если волей судьбы им окажется Джованни или Эстакадо, тоже.
  • Разумно. :3
    +1 от Omen_Sinistrum, 29.08.16 07:48
  • Хорошо, очень хорошо. Противостояние, нравится.
    +1 от Akkarin, 14.09.16 18:17

Марси потянулась к кольцу, предвкушая, как заглядывает в подпол и находит там нечто необычное – ждущее её приключение! На мгновение девочка забыла, что Джон против того, чтобы спуститься, и хочет остаться в кухне, а потому не обратила внимание, как резко он сошёл с места…
В пару прыжков парень оказался рядом, мелькнув тенью перед боковым зрением. Марси, благодаря выработанным рефлексам, дёрнулась и отпустила кольцо – до того Джон напугал её своим внезапным появлением рядом с ней. На лице парня читалось какое-то странное, тревожное выражение. «Хочу», - ответил он на её реплику. – «Но раз ты идёшь, иду и я».
Девочка почувствовала настоящее смятение. Ещё никто ей не говорил чего-то подобного. Да, конечно, иногда к её играм присоединялся Чик, но с таким выражением и таким доверием никто из ребят с ней ещё не разговаривал. Никто не был готов идти за дикаркой. И дикарка практически никого не подпускала к себе, чтобы дать эту возможность.
Какая странная ночь. Как всё неожиданно меняется в её жизни. И эти изменения Марси даже нравились.

Девочка довольно улыбнулась. Хоть она такого поворота событий и не ожидала, но результат ей понравился. Хорошо, что Джон решился идти с ней. Конечно, ей ни капельки не страшно, но с ним она будет, как минимум, увереннее. А то действительно, мало ли кто там сидит – друг или враг…
Она вновь взялась за кольцо и потянула, но дверца оказалась тяжёлой. Марси никогда не считала себя слабачкой, она не из тех девчонок, что вечно просят помощи у мальчиков. Но сейчас, признаться, ей пришлось туго. И только гордость не позволила ей попросить помочь Джона.

…Дверца с грохотом ударилась о пол, обнажив провал. Марси с любопытством уставилась вглубь образовавшейся пустоты. Что-то на краешке подсознания твердило, что здесь должен быть ледник, а вместе с ним и различного рода продукты. Но факт того, что именно отсюда слышалась тонкая мелодия флейты, давал понять, что увидят они вовсе не тесную яму…
Марси была готова увидеть лестницу в подвал. И она её увидела. И увиденное вызвало в ней восторг.
Вниз тянулась винтовая лестница, и откуда-то снизу на каменную стену падал свет. Нечёткая тень то и дело появлялась в поле зрения, а источник тени что-то едва слышно напевал, ещё больше подогревая интерес девочки.
- Вот он, - с сияющими глазами сказала Марси и перевела взгляд на Джона. – Так я и думала, что кто-то там есть! Но… что этот кто-то делает у нас в подвале?
Словно в ответ на её вопрос снизу раздался шум, наиболее всего похожий на грохот металлических предметов.
- А вдруг это вор? – У них в приюте отродясь воров не было, не считая самих приютских деток. Но предположение она тут же отсеяла сама: - Но воры не станут играть на флейте, правда же? Идём, посмотрим. Только тихо.
И девочка ступила на лестницу, крадучись следуя вперёд.
Написала, что Марси не просила помощи. Но помочь ничего не мешает, думаю) Отпираться не будет.
  • Конечно, ей ни капельки не страшно, но с ним она будет, как минимум, увереннее.
    Конечно! =)
    Характер героини очень тонко и трепетно проявляется.
    +1 от Fiona El Tor, 10.09.16 22:14

Обстановка накалялась с каждой секундой. В сгущающейся атмосфере ужаса всё больше ощущались нотки пронзительной ярости. Хватит жертв, сегодня их и так было много. Те люди, что бежали к воротам Внутренней стены, навсегда оказались заперты во Внешнем Городе, вместе с неведомой опасностью, что оросила мостовые их кровью. Прямо как в предсказании эльфийки Умтити, слова которой стёрлись со временем из памяти большинства жителей Города…
Драконы летали под небом, обрушиваясь на Внутренний Город и погребая под собой толпу. Отсюда, с высокой полукруглой лестницы, дошедшие до ворот могли наблюдать, как разбегаются в панике горожане, пытаясь добраться до спасительного чертога дворца. Драконы летали в под небом и закрывали порой костлявыми фигурами луну, отбрасывая на землю причудливые полосатые тени.
Сотник гвардии, конечно же, видел, что творится в Городе. Не мог не видеть, не мог не слышать. Но до сих пор оставался в своём решении твёрд, несмотря на враждебный настрой толпы. Он видел множество незнакомых лиц – и знакомых лиц дворян тоже – и понимал, что каждый из них сейчас готов едва ли не броситься на алебарды, лишь бы попасть внутрь.
Что мешало ему поступить как человек? Открыть злосчастные ворота. Тем более, что сам Стальной распорядился укрыть беженцев внутри дворца… Но старый сотник находился на службе. Он слишком устал от долгих лет работы, чтобы думать о последствиях и вариантах. Сейчас первоочерёдной целью для него была защита принцессы Этель. Весь Город мог погибнуть. Но Её высочество выживет, чего бы это сотнику не стоило…

Толпа говорила, перекрикивая друг друга. И впереди всех стояла Анна Флинн, вызывая у сотника смешанные чувства. Она, так же, как и он, взывала к долгу, чем вызывала уважение. Но он не мог открыть ворота, а десятник не хотела этого понимать, кричала, нарушая все приличествующие правила субординации…
И вместе с ней вперёд выступили её люди, поддавшись сиюминутному порыву. Первым закричал полуэльф, и гвардеец едва заметно поморщился. Требовательный тон, враждебные нотки, оголённый клинок в руках… Если так пойдёт и дальше, и остальные люди из десятка Флинн начнут махать мечами, придётся преподать им хороший урок.
Второй выступила девушка, тоже эльфийской крови. Её голос был мягче, тон – менее злобен, и сотник прислушался. Дети, старики. Она говорила о тех вещах, которые мужчина старался в себе задавить перед чувством долга. И всё же, что-то внутри кольнуло. Рука, готовая отдать сигнал о начале стрельбы, опустилась.
- Я не могу этого сделать, солдат, - произнёс сотник. – А вам, жители Города, придётся искать другое укрытие, но дворец останется…
- Ольгерд!
Звонкий женский голосок смог перекричать гвалт толпы, обратив внимание людей на его источник. Балкончик, на котором, среди лучников, проглядывалась фигурка незнакомки, был недостаточно высоко, чтобы не услышать её крика. Недостаточно высоко, чтобы не разглядеть на голове диадему.
- Открой ворота.
Сотник, растерянный, задрал голову вверх.
- Но, Ваше высочество…
- Впусти всех внутрь, не медли! – фигурка скрылась из виду, оставив Ольгерда наедине с торжествующей толпой.
- Вы слышали приказ принцессы, - почти злорадно усмехнулась Анна.
Украшенные золотом ворота с металлическим лязгом распахнулись, открывая горожанам путь в сердце Города. Во дворец.

***

Всем
Внутренний дворик представлял собой террасу, крышу которой заменяли увитые диким виноградом стальные прутья. Поддерживали их витиеватые белоснежные колонны, пускающие корни фундамента на выложенный мрамором пол. Тут и там виднелись скамеечки и миниатюрные бассейны с плавающими в голубоватой воде рыбками. В лунном свете водная гладь отбрасывала причудливые аквамариновые блики на колонны, рисуя плавные узоры. Фонари, расставленные по периметру, сейчас горели, освещая дворик мягким светом.
Двухстворчатые двери белокаменной крепости распахнулись, и в сопровождении нескольких гвардейцев из дворца показалась юная девушка… Длинное платье синего цвета украшено золотой нитью, пояс перевязал тонкую талию, на плечи накинут бархатный плащ с вырезами для рук. Диадема с сапфирами была лишь дополнением к дорогим тканям наряда, но помимо неё на девушке не было никаких украшений. Медового оттенка волосы аккуратно уложены в причёску. На миловидном, чуть округлом личике – печать усталости и грусти.

Голубые глаза Этель путешествовали по дворику, по лицам горожан, пока не выхватили из толпы десяток солдат.
- Благодарю вас, за то, что сопроводили моих поданных ко дворцу, - спокойным, располагающим тоном начала принцесса, обращаясь к Флинн и её солдатам в том числе. – Мои лекари осмотрят вас, если вы того пожелаете.
После чего Этель обратилась к затаившей дыхание толпе:
- Дворец открыт. Вы вольны укрыться в его стенах и оставаться в нём до тех пор, пока опасность не минует Город. Тем не менее, прошу вас оставаться в пределах видимости королевской гвардии, а именно – в холле дворца, для вашей же безопасности, - девушка сделала приглашающий жест на дверь. И первой зашла за порог.
Ольгерд, наблюдающий за принцессой, покачал головой, и начал давать указания гвардейцам, расставляя своих солдат у открытых ворот, вокруг и внутри дворца…

Вы с Анной проследовали внутрь, вместе с безропотной толпой. Нырнули в полумрак помещения.
…Внушительных размеров холл потрясал воображение. Высокие потолки выложены мозаикой, вниз опускаются ветвистые, потушенные в данный момент люстры. Источниками света служили многочисленные свечи, расставленные вдоль стен.
- Охренеть, - высказал свою точку зрения Орек, наблюдая красоту дворца изнутри. – Отлично ей живётся, в таком-то домике…
- Живётся, может, и отлично. Но это её золотая клетка, - ответила Анна. – С тех пор, как король, потеряв сына, покинул город и уехал в другой, он оставил здесь править свою дочь. Все его обязанности свалились на её плечи. Не припомню, чтобы принцесса за последние несколько лет выезжала из Города.
В тот же момент направленные Этель лекари подошли к вам. Среди них – практически никого моложе сорока лет. Почтенные старцы в одежде, мало отличающейся от дворянских нарядов.
- Позвольте вас осмотреть, мисс, - любезно предложил седобородый мужчина Айлинн, маслянистыми глазками путешествуя по закрытой доспехами фигурке.
- Ваши травмы могут иметь последствия, - задумчиво произнёс другой Сиэлю. – Снимите кольчугу, если вас не затруднит.
- У вас несколько потрёпанный вид. Есть раны? - морщась, сказал третий лекарь Герману, учуяв дух крепкого напитка.

Вы находились несколько в стороне от остальных, у стены, пока вами занимались лекари. Отсюда вы могли наблюдать за людьми, рассеявшимися по огромному холлу. Пёстрая толпа. Дворяне чувствовали себя здесь вполне комфортно, в дорогих, но уже потрёпанных одеждах. Бедняки жались друг к другу, озираясь по сторонам. Но у всех в глазах отпечаталось одно и то же выражение. Страх. Смятение. Утомление.
Ближе к вам стояла группа аристократов, судя по великолепным чистеньким костюмам – вельможи. Нисколько не беспокоясь, что вы можете их подслушать, они вели свои разговоры:
- Чудовищно! Если сюда сбежится весь город, дворец не выдержит наплыва толпы, - говорил мужчина в алом плаще.
- И в конце концов, твари начнут атаковать дворец, в этом не стоит сомневаться, - поддержал первого аристократ в пурпурном. – Королевской гвардии мало, чтобы защитить нас всех…
- Зачем Этель впустила этих смердов? – причитала женщина в жёлтом платье и с забавным головным убором в виде полумесяца. – Мы все погибнем из-за них!
- О, уважаемая, вы недостаточно оказали влияние на молодую особу, если она вздумала сейчас встать на их сторону… Теперь у нас мало шансов! - продолжал Алый плащ.
- Послушайте, всё не так плохо, - прервал его Пурпурный. – Неужели вы не слышали о старых катакомбах под дворцом?
- О чём вы?
- О них уже мало кто помнит. Но раньше на месте Внутреннего Города были эльфийские руины, а под ними сеть подземных лабиринтов. Я знаю наверняка, что вход в один из коридоров находится храме Единого, что в Левом крыле дворца.
- Можно подумать, вы делаете предложение, – в голосе женщины чувствовался интерес.
- Предложение, от которого невозможно отказаться, - потирая пухлые ручки, откликнулся Алый.
- Безусловно. Наверняка Епископ знает, где заделан проход, он стар, как и его храм.
Вся компания замолкла и обернулась поглядеть, не слышал ли кто их разговор. По лицам вельмож явственно читалось, что они задумали.
Герман
Обновление инвентаря, по желанию (не более 2 предметов вооружения):
- меч (штраф [-20] на Силу при использовании двух мечей одновременно – стойке с парными мечами вас не учили);
- кинжал;
- короткий топорик;
- дубинка;
- фляга с водой;
- фляга с элем;
- фляга с пивом;
- кошель с монетами;
- мешочек с жевательным табаком.

Всем
Оставшиеся в живых, благодаря лечению, могут понизить отрицательные эффекты на [-10] вплоть до снятия штрафа. (Если штраф [-20] – понижаете на [-10]. Если штраф [-10] – убираете его).

Айлинн, Сиэль
Возможно, вы помните рассказы о руинах древнего эльфийского города. Самые старые представители полукровок поговаривали, что месторасположение Города выбрано неспроста, многие знания люди подчерпнули из находок в развалинах. Изысканную архитектуру дворца люди так же переняли с руин – теперь покоящихся под землёй или замурованных в камне новых, человеческих построек.

Опционально
- Обращаясь к кому-либо из нпц – д100+Обаяние. На Анну делать бросок не нужно.
Близко к вам расположены разговорившиеся вельможи. Стоите у лестницы на 2 этаж. Лестницу перегородили гвардейцы. Фигурка принцессы маячит сквозь толпу в паре десятков метров от вас, в окружении личной стражи.

Дедлайн 10.09
+3 | "Igni et ferro", 07.09.16 21:21
  • Отличные дела!
    +1 от Kravensky, 08.09.16 09:26
  • Классные мастерпосты. Скорость их написания на 250% компенсируется качеством. ))
    +1 от Вайнард, 08.09.16 16:41
  • За придворных. И за возможность.
    +1 от Деркт, 10.09.16 01:51

Том, в сопровождении Джозефа, направился вперёд, стараясь по возможности не шуметь. Перспектива выдать засаду незнакомца его не прельщала по одной простой причине – солдаты находились от «рейнджера» слишком близко. Неосторожность могла привести их прямиков в эпицентр боевых действий…
Дуло снайперки направлено в землю, но парень держит оружие крепко. Выработанные рефлексы за считанные секунды поднимут винтовку в воздух, поднесут прицел к глазу, заставят палец спустить курок… Определённо, Кёрк был готов к худшему.
Благо, Рид заткнулся и шёл рядом молча.

Очень скоро стало ясно, что разведчики из них так себе. Под ногой снайпера хрустнула злосчастная ветка, и Том замер. Незнакомец, конечно же, услышал и обернулся.
Кёрк с интересом уставился на «рейнджера», несколько долгих секунд разглядывая его внешний облик и пытаясь хоть как-то интерпретировать его в голове. Грязные бинты на запястьях – сразу пришла ассоциация с верёвками или порезами. Кто-то держал его в плену или мужчина пытался покончить с собой?.. Шляпа и ремень, не вяжущиеся с образом американского солдата, казались лишними, чужими элементами – и возможно, были с кого-то сняты. Как и сама форма, на которой красовалось имя Трэвис Бикл.
Но больше всего Тома волновал нездоровый вид чужака. Концентрация обдолбанных наркотой людей в радиусе нескольких сотен метров, в последнее время, зашкаливала… От такого можно ожидать чего угодно.

Незнакомец не дал им возможности заговорить первыми и объясниться. Вместо этого он начал загонять какую-то дичь. О том, что вокруг кто-то затаился, - однако этот момент ещё можно было понять, необходимо было прояснить лишь от кого он прячется. Но затем он заговорил о преисподней и начал размахивать пистолетом, угрожая Джо. Последний предпринял попытку заговорить с незнакомцем, спросив о противниках. На что «рейнджер» ответил весьма пространно, лишь убедив снайпера в своей упоротости. Если он не накачан наркотой, то религиозной чушью точно.
Точкой в коротком диалоге стал застывший в руках мужчины пистолет, направивший дуло в Рида.
Кёрк среагировал тут же. Винтовка взлетела вверх, в прицеле – лоб незнакомца, прикрытый отросшей чёлкой.
- Опустил пистолет, живо, - в голосе не привыкшего командовать Тома прорезались стальные нотки. – Дважды повторять не стану. Опустил пистолет и объясняешь всё по порядку. Конкретно. Где солдаты с базы? Кто твои противники? Откуда ты и где твоё подразделение?
После этого Том, не отрываясь от прицела, сказал Дастеру:
- Джо, свяжись с нашими и доложи обстановку.
Если что-то случится, остальные хотя бы будут знать, в каком они направлении ушли и кого здесь обнаружили.
+1 | Welcome to Vietnam, kiddos, 05.09.16 00:02
  • Всё жду когда малыш Томи научиться ругаться)
    +1 от Dredlord, 05.09.16 21:05

Всё было кончено. В один миг бушующая волна нападающих откатилась, давая возможность прийти в себя. Смрад смерти клубился над побоищем, и она взирала на происходящее застывшими глазами мертвецов.
Подошедшие к солдатам монахини молча принялись за свою работу. Не было робости в их действиях – лишь в самых молодых, едва ступивших на праведный путь послушницах. Но и в них чувствовалась твёрдость, закалённая сегодняшней ночью.
Подошла одна из монахинь к Алфи, заставила снять нагрудный доспех и кольчугу, чтобы перевязать рану.
- Вам повезло. Ничего жизненно-важного не задето, вы потеряли мало крови, - с улыбкой произнесла женщина и отошла к остальным солдатам.
Эрика фыркнула, презрительно глядя ей в спину.
- Не доверяю я этим монашкам, - сказала девушка, вытирая меч от пятен гнилой крови. – У них то ещё прошлое.

В то же время другая молодая монахиня подошла и к Карлу. Усталость отпечаталась на миловидном личике – последствие постоянного ухода не за одним десятком раненных. Карл, спрыгнув с импровизированного пьедестала, переключил внимание девушки на себя со своих вероятных ран. От неожиданного поцелуя монахиня раскраснелась. Прикосновения к мужчинам стали обыденностью – несмотря на строгость монастырского быта, это было частью её безвозмездной работы по уходу за больными. Бывало, мужчины делали ей непристойные намёки, но девушка не обращала на них никакого внимания. Но поступок солдата выбил из неё дух.
- Н-не стоит, - едва успела сказать девушка. Быстро убрала руку и отошла осмотреть Ганса, словно напуганный зверёк.

Имлерих постепенно угасал. Как гаснет огарок свечи в кромешной темноте. Огонёк его души отбрасывал неровные тени, что наступали на его ускользающее сознание. Послушница храма ничего не могла сделать. Не стала и стягивать кольчугу – это было бесполезно. Повернувшись к Гансу и подошедшему Карлу, она многозначительно покачала головой.
Ван Даарен сделал попытку улыбнуться. Перевёл ещё осмысленный взгляд на Шторха.
- Моё время пришло, гигант, - произнёс полуэльф. – Это вы, люди, не можете… смириться… со смертью. Я лишь надеюсь, что… мы боролись не зря.
Имлерих зашёлся кровавым кашлем. Всегда спокойное лицо мужчины выражало сейчас ни с чем не сравнимую боль.
Не сразу, но он отреагировал на слова Карла, остановив на нём полу-осмысленный взгляд. Не сразу понял, о чём говорит Тайлер. Дрогнули уголки губ.
- Передай… Виэлль… «Не унывай, стрекоза». Да. Так и передай. И пусть забудет… старые обиды. – Взгляд Имлериха на мгновение потух, словно он ушёл в себя и свои воспоминания. Но быстро вернулся к реальности. – Мои родители умерли от… рук людей, Карл, много лет назад. Я не мстил, как… как некоторые мои… собратья. Забудьте… о вражде народов. Я прошу вас… Защищайте Город и всех его жителей, какой бы… какой бы расы они ни были…
Дальше говорить полуэльф не смог. С отчаяньем и надеждой он посмотрел на кинжал в руке Тайлера. И молча кивнул.
Последний раз взглянул на чистое звёздное небо…

Косматый выпрямился, продолжая смотреть на лицо Вороны. Затем повернул голову в сторону внешней стены, озарённой сейчас лунным светом. Всматривался куда-то вдаль, за баррикаду, помня недавние слова Эриха. Боль потери не ослабила его сил. Наоборот. Обида и злость медленно, но верно захватывали его разум, придавая смелости. Смелости воевать дальше. Смелости касаться того таинственного, что жило в нём внутри…
И он увидел…

***

Сегодняшняя смена не должна была стать для неё чем-то из ряда вон выходящим. Одна из множеств подобных ей ночей. Сменяющиеся одна за другой. Отдых. Служба. Это стало её реальностью за многие годы. После тех времён, которые всё ещё снились ей в кошмарах. Времён её юности.
Война, дошедшая до стен Города, стала одной из самых кровопролитных событий королевства за несколько столетий. Истощившая обе противоборствующие стороны. Казалось бы… времена битв, героических смертей и подвигов далеко позади. Теперь настали иные. Времена стабильности. Возрождения государства из пепла. И увядания таких, как она…
Городу больше не нужны герои. Но Город всё ещё их помнит. Тех, кто отличился заслугами перед королевством. Взять хотя бы ветерана Андреаса Сталкона, что достиг должности полутысячника. Но он – один из немногих. Кто-то поник, спился, не выдержав тишины мирной жизни. Лишь некоторые адаптировались. И одной из них была она.

Аэлирэнн Виэлль обходила внешнюю стену на своём участке, следуя своим обязанностям, когда это произошло. Всё случилось слишком быстро. Сначала волнения внизу заметил один из лучников, но следом послышались крики остальных часовых. Полуэльфийка с высоты стены могла наблюдать за развитием событий. За бегством мирных жителей. Далеко не сразу она осознала, что именно случилось, но чутьё её не подвело. Произошло нападение.
Никто бы не мог подумать, что оно произойдёт именно здесь. Внутри Города…
Вскоре поступили сообщения о вспышках паники из других точек города. Сотник лучников тут же подняла тревогу и послала людей с донесением. А меньше, чем через полчаса, к стене начали подтягиваться подразделения стражников, скапливаясь между монастырём Единого и воротами в Город. Из-за крыш домов и темноты Аэлирэнн не могла видеть всего сражения, но его отголосок доносился и до неё. Какие-то формирования она послала на помощь страже, но часовых оставила на стене. Несмотря на то, что творилось в Городе, она знала, что оставлять стену без надзора ни в коем случае нельзя. Она и те, кто остался, помогали отсюда по мере своих возможностей.

- Где они?! Где ещё очаг?! – кричала полуэльфийка и, оттягивая тетиву, целилась куда-то вниз. Если её подчинённые, в большинстве своём, промахивалась, то она – нет. Это и прославило её в годы войны. За что получила прозвище Соколица.
Сначала солдаты предполагали, что противник замаскировался, нападая на жителей Города. Но чем дальше, тем становилось яснее: нападающие… вовсе не обычные люди…

…Очередная стрела угодила точно в цель, и мертвец упал, отпустив свою жертву. Один из последних.
Аэлирэнн слышала, что битва рядом со стеной затихает. Видела баррикады, на которых, словно муравьи на муравейнике, копошились толпы покойников, но их становилось всё меньше. Она могла выдохнуть с облегчением, но сердце продолжало предательски колотиться в груди. Ей было неспокойно. Это не единственный бой. Она чувствовала, что не единственный. Где-то вдалеке, над самым дворцом, витали крылатые фигуры.
- Госпожа Виэлль…
Кто-то тронул её за плечо и указал куда-то назад.
Женщина обернулась, увидев перед собой бескрайние просторы за стеной. Дорогу, уводящую вдаль, к лесным массивам. Калейдоскоп звёзд на тёмном небе, сияющих над верхушками деревьев. Захватывающее дух зрелище. Но вовсе не на него указывал лучник.
Аэлирэнн затаила дыхание. Она разглядела это прежде остальных. Её подчинённые видели лишь волну фиолетовых огней вдали, но меткий взгляд лучницы уже различил детали…
- Смолу, - хрипло произнесла Виэлль. После чего повысила голос до крика: - Жгите костры, готовьте смолу!..
И на внешней стене стало неспокойно.


***

Всем
Имлерих умер быстро и практически безболезненно. Точный удар в нужное местечко между шлемом и воротом – и жизнь оборвалась за считанные секунды. Не было той предсмертной агонии, что уже надвигалась на ван Даарена. Было быстрое избавление от мучений. И вы могли видеть, как уходит из него жизнь.
Огонёк потух.
Но разгорелся другой.

Совершенно неожиданно дорогу осветило зарево. Словно рассвет наступил раньше времени. Но луна, хоть и склонялась к горизонту, всё ещё полноправно царствовала на небосводе. Яркий золотистый свет исходил не от неё.
- Они пришли. Они здесь, - мрачно возвестил Косматый, смотря в сторону стены.
Если бы вы обернулись и посмотрели в том же направлении, вы бы увидели зрелище поистине ужасающее. То, что ещё недавно хотел воплотить Шторх, что искушающим змеем изъедало разум Тайлера…
Языки пламени взмыли ввысь, распространяя клубы чёрного дыма, теряющегося на фоне не менее тёмного неба. Вы безошибочно могли определить, что пожар разродился в паре кварталов отсюда, у самой стены. Он крайне быстро перекидывался с одного дома на другой, распалённый сухим деревом, неуклонно приближаясь к баррикадам.
Но на этом кошмары этой ночи не закончились.
Сначала через баррикады полезли они. Вновь мертвецы. Вы видели, что подавляющее большинство из них ещё совсем недавно были людьми. Смерть настигла их менее пары часов назад, на тех улицах, которые перегородили баррикады. Отличить их от обычных горожан было трудно. Только резкость движений, глубокие раны по всему телу и уже знакомая вам аметистовая искра в глазах выдавала в них мёртвых.
Но самое страшное заключалось в том, что многие из них… горели. И не чувствовали обжигающей боли. С прежней жаждой убийства они прорывались внутрь, но теперь представляли из себя угрозу гораздо большую…

Пока их количество не превышало угрожающей отметки, вы отступали назад. Вы словно слышали в голове голос ван Даарена, приказывающего отступить, но то был не он. Где-то позади кричал сотник Гонт.
Вы наблюдали эту чудовищную картину. Стихию, невероятно быстро захватывающую власть над вашим Городом. Живые трупы, огоньками мечущиеся на дороге и нападающие на стражников. Но финальным аккордом стало иное.
…В какой-то момент баррикады не выдержали натиска и разлетелись в разные стороны. Что-то прорывалось изнутри, одновременно в разных местах, и в конце концов вы увидели их…
Сталь их доспехов отбрасывала лунные блики. Виднелись в прорезях сочленений желтоватые кости, гнилая, высохшая плоть. В латных перчатках застыло оружие – топоры, алебарды, секиры – с мутным налётом времени на когда-то сияющих лезвиях. В тени шлемов угрожающе сияли фиолетовые огни.
Они двигались степенно, но достаточно быстро, с каждым шагом приближаясь к вам. Словно знали, что торопиться им некуда. Этот город рано или поздно будет принадлежать им.
Парочка скелетов подняла вверх луки. Длинные, во весь рост. Таким дальним оружием пользовались исключительно войска вражеского королевства, потерпевшего неудачу много лет назад под Городом. Медленно натянулась тетива. Но стрелы засвистели с поразительной скоростью, сразив стражника и одну из послушниц монастыря.
- Тьма меня раздери! Ублюдки! Они когда-нибудь закончатся?! - выругалась Эрика. –Посмотрите на их оружие и доспехи. Эти твари шли сюда с самого Побоища!
Ричард Гонт не стал тянуть дольше. Подозвав подразделения оставшихся в его подчинении стражей, он начал быстро раздавать приказы. Когда он узнал, что Имлерих мёртв, он, некоторое время раздумывая, назначил командиром Карла.
- Собирайте выживших и ведите их ко дворцовым стенам. Кто-то бежал к площади с фонтаном, проверьте там. Быстрее, солдаты, быстрее! – таков был приказ Гонта для вашего подразделения.
Волна мертвецов наступала. И постепенно подминала под собой оставшихся стражников…
Карл
Аэлирэнн Виэлль ты знаешь. Возможно, не видел в лицо, но определённо знаешь, как и все остальные. Она – ветеран войны. Ходит слух, что родственница ван Даарена, но, впрочем, он эти слухи как не отрицал, так и не подтверждал.

Дополнительная информация
Побоище – поле битвы в нескольких километрах от Города. Там происходило решающее сражение между королевствами.
Перк «Встреча с Ордой» - возможность прибавить модификатор [+20] к любому броску. Действует один раз.

Ментальные штрафы можно снять.
Десятник мёртв, и у вас есть возможность действовать по своему усмотрению.
Из вашего подразделения в живых осталось 8, включая вас.

Опционально
- Искать выживших: д100+Мудрость на направление (кидают все, есть возможность оторваться от своих), д100+Обаяние на количество встреченных противников (кидают так же все, но в случае, если никто не потеряется, бросок будет учитываться только у Карла)
- Забыть о долге и отступить к дворцовым стенам: д100+Мудрость, д100+Обаяние
- Отрицать авторитет Тайлера и бежать к дворцовым стенам в одиночку: д100+Обаяние
- Свой вариант

Дедлайн 4.09
+2 | "Igni et ferro", 01.09.16 15:58
  • Я прочитал что-то невероятное. Вызывающее настоящие эмоции. Это круто.
    +1 от Bully, 01.09.16 17:55
  • Молодец. Хороший пост, хороший модуль. Виват!
    +1 от Деркт, 04.09.16 03:43

Твердь земли содрогалась от каждого шага, каждого движения огромной твари. Лунный силуэт, сияющий над самой головой, протягивал к Городу свои лучистые руки, ласково поглаживая стальные шлемы солдат, источенный временем скелет дракона. Если бы его сейчас не было. Если можно было бы забыть об опасности хоть на некоторое время. Окружающие обратили бы внимание на то, какой прекрасной была эта ночь. Практически безветренная и ясная. Наполненная свежестью и сиянием звёзд на тёмном небосводе…
Но где-то там, в высоте, кружили фигуры костяных тварей, сливаясь с звёздным узором. Они заполоняли собой небо до тех пор, пока не приходило их время обрушиться новой убийственной волной на Город.
Повсюду паника. Кричат люди. Заходятся в истерике женщины, истошно завывая и захлёбываясь слезами.
Эта ночь прекрасна. Была бы прекрасна. Если бы не он.

Айлинн
Они умирают. Они страдают от атак дракона, которые не в силах предотвратить. Твои товарищи.
Здесь, с приличного расстояния, ты наблюдала за ходом сражения. Несмотря на ночную темень, укрывшую Город, ясная луна позволяла видеть всё. Отчаянные попытки достать дракона. Видела, как в один момент существо вышло из себя, разбросав солдат в разные стороны. Одним из таких стражников стал Сукр. Видела, как бросились на дракона остальные солдаты и поплатились. Среди таких безрассудных, но отважных стражей были и Сиэль с Германом. Последнего смерть обошла стороной, а первый… В какой-то момент показалось, что пасть захлопнулась именно на Сиэле, и единственный собрат из подразделения пал смертью храбрых… Но это был не он. Нет, не он. Это был Берит…
Ход сражения переломился моментально, и отправной точкой стал именно Берит, героически отрубив чудовищу лапу. Дракон взвыл и поднял голову. Окровавленная пасть раскрылась. Казалось, он кричал. Кричал от фантомной боли, которой больше не существовало. Но ни единого звука не раздалось из пустой пасти. Но…
Полыхнул огонь. Не тот обжигающе-рыжий, что, облизывая дрова, весело потрескивает в костерке или камине. Аметистовый. Бледный в сердцевине и со снопом золотых искорок на танцующих под самым небом языках пламени… Он полыхнул из пасти, из пустых глазниц, изъедая с поразительной скоростью меч, торчащий из глаза, пока последний не начал осыпаться на мостовую стальной трухой.
Рассуждать времени не было.
Новый болт лёг в выемку арбалета, щёлкнул механизм, фиксируя тетиву. Сейчас. Пока его голова застыла в этом положении, у тебя был шанс как следует прицелиться и выпустить снаряд…
Вдох. Выдох. Забудь обо всём…
Всё должно было пойти не так. Дрогнула рука в последний момент. Болт пошёл ниже, чем ты планировала. Но провиденье решило иначе: в то же мгновение дракон начал опускать голову, с явным намерением расплавить не только досаждающий меч. А болт влетел в глазницу…
Фиолетовый огонь в пасти тут же погас.

Герман
Берит мёртв. Твой товарищ. Он словно был отражением твоего прошлого. Отражением тебя. Ты знал, что он был выходцем с улиц, как и ты. Одним из многих, кому жизнь подписала приговор – на улицах родился, на улицах и сдохнешь. Приходилось вертеться, чтобы ветреная Фортуна обратила внимание на таких, как вы.
Становление стражником Города – это выход. Выход уйти от всей этой уличной грязи. Попытаться наладить жизнь. Пусть здесь платят не так много, но на скромный быт хватает. А если кто-то пожертвует благородному стражу сумму на его личные нужды, то можно чуток и повеселиться.
Но у всего есть обратная сторона. На службе ты должен думать о Городе. Защищать Город. Ценой своей жизни…
Её и положил на алтарь его благополучия Берит.
Злость. Ядовитая, течёт по венам. В такие моменты она всегда мешает, не позволяет концентрироваться на деталях. Но и в то же время служит прекрасным источником сил…
Ты бросился на дракона. На убийцу. Со всей яростью, вскипевшей где-то в груди. Эта ярость перетекла в руки, твёрдо сжимающие оружие, в ноги, несущие к угрозе вперёд, в голову, затмевая собой все остальные мысли. Кажется, ты кричал. Определённо, ты кричал.
…Ты видел это внезапное представление с огнём. Но разве оно способно тебя остановить? В тот миг, когда что-то просвистело в воздухе, заставив огонь потухнуть, ты ударил наотмашь, совершенно не думая о том, куда ты целишься. И пока дракон приходил в себя от выстрела, пока аметистовый огонёк разгорался в глубине глазниц вновь, ты рубил. Рубил.
Несколько рёбер треснули и упали на мостовую, рядом с отсечённой костяной лапой. Дракон не мог устоять, потеряв равновесие и опору в виде собственных рёбер. И завалился на левый бок…

Сукр
Больно. Где-то в груди больно. Резкое, неприятное ощущение. Что же это было? Помятый доспех, что мешал дышать? Или ты заработал приличного размера трещину в кости?..
Думать не было времени. Когда убивают твоих товарищей. Берит уже умер. Мира, проткнув глазницу, находилась в неминуемой опасности.
Что-то щёлкнуло внутри. Какой-то порыв. Отваги? Безрассудства?.. Бросив оружие, ты достал нож. Отцовский, узорчатый. Он красиво переливался в лунном свете. Убийственная красота, и ты об этом прекрасно знал.
Шлем со звоном упал на мостовую. Сплюнул кровь. Вдохни поглубже, Аскер, тебе предстоит недолгий, но наполненный болью путь…
Клинок выставлен вперёд. Словно коготь, шип, готовый разить в сердце.
И ты бросился вперёд. На самом краю сознания промелькнула мысль: а если бы не ушёл? Если бы остался на родине?.. Ничего этого не было бы. Этот Город проклят. Твоя молитва… бесполезна.
…Ты видел, как упала тварь, раненная Беритом и Кляйном. Теперь она валялась на боку, практически поверженная. Это давало тебе прекрасный шанс! В следующую минуту стальной коготь вонзится в глазницу, подобно мечу Миры, и потушит фиолетовую искру…
Но ты не успел. Дракон вовсе не думал так легко сдаваться. Его шея, оснащённая множеством позвонков, позволяла крутить мощной головой. У него всё ещё целы остальные конечности…
В один момент, когда ты подбежал достаточно близко, дракон расправил костяные крылья, отбрасывая окруживших его стражей в стороны. А ты, заходя спереди, потерпел неудачу…
Правая лапа опустилась на тебя сверху. Увлечённый своей целью, ты не заметил её стремительного приближения. Три когтя – благодаря тебе три, а ранее было четыре – вонзились в живот, с силой придавив к мостовой. Боль в груди, по сравнению с этой, была чертовски слабой…
Мир поплыл перед глазами. Огромная лапа подтягивала тебя к дракону, оставляя на мостовой кровавый след. Он выдернул когти из твоего тела и оставил умирать – кто-то уже отвлёк его, монстр не успел завершить начатое. А на кромке угасающего разума ты слышал чей-то голос. Женский голос.
- Сукр! Чёрт побери! Нет!..
Но в спасительной тьме всё растворилось.

Сиэль
В этот раз смерть обошла тебя стороной, но не пощадила Берита. Именно его тело придавило тебя, когда дракон выбрал свою жертву между вами.
Смерть не щадит никого, и ты это отлично понимаешь. Понимаешь, какая угроза нависла над Городом, и что этот дракон – далеко не последний… А стоило лишь оглянуться и посмотреть на все его жертвы. Половины подразделения уже нет.
…Пока ты выбирался из-под истерзанного тела солдата, ты увидел необычное представление. Воистину пугающее. Фиолетовый огонь из пасти. Видел, как дракон упал от атаки Кляйна, но продолжал сражаться. Как погиб под его лапой Сукр, как он расправил крылья, отбрасывая окружающих людей в стороны. Айлинн под его удар не попала – была далеко. Герман вовремя выставил щит и отпрыгнул, минимизировав повреждения. Удар пришёлся по щиту.
В тот же миг на арене выступила Флинн. На лбу – внушительных размеров царапина. Вероятно, дракон успел засадить ей по голове. Но это не выбило её из колеи. Придя в себя, Анна кинулась в атаку. Насела на левое крыло и начала бить по сочленению костей, пытаясь его отрубить…
Твоё время настало.
Вынув кинжал, ты рванул вперёд. Аметистовый огонь, набрав силу, вырвался из пасти чудовища, но ты вовремя отпрыгнул в сторону. Так получилось, что в сторону Флинн. Начал быть по кости крыла, понимая, что кинжал здесь был бесполезен – кость только крошилась.
- Солдат, не расслабляемся! – Анна, увидев твои попытки, выловила момент и ловко выудила из ножен второй свой клинок, подбросив его тебе. Мимолётного взгляда хватило, чтобы понять, насколько он отличается от обычных мечей стражников. Резная рукоять. И, кажется, герб какого-то дома - кленовый лист. – Это, естественно, не топор, но получше, чем твоя зубочистка.
С ним дело пошло куда быстрее. И вскоре дракон лишился крыла.

Всем
Эта тварь казалась непобедимой. Высокая, таящая в себе сокрушающую мощь той легенды, о которой так часто вы слышали в детстве.
Но непобедимой она была когда-то. Теперь – это призрак прошлого. Истончившийся скелет, ещё способный к жестокому сопротивлению…
Болт Айлинн погасил зарождающийся огонь.
Меч Германа заставил дракона упасть.
Мечи Анны и Сиэля отрубили ему крыло.
Но кому-то в этой схватке не повезло. Берит. Сукр. Мира, угодившая в огонь, как только дракон набрал силу и воспользовался им повторно. Фиолетовое пламя изъело её фигурку за считанные секунды, оставив после себя кошмарные останки. Какая смерть была бы лучше – вы уже не узнаете. Потому что этот бой вы выиграли.

Не сразу, но вы поняли, что позади стало гораздо тише. Толпа горожан, завидев раненного дракона, бросилась ко дворцу, огибая его с уязвимой стороны. Но и что-то ещё являлось причиной.
Орек, остановившийся рядом с телом убитого товарища, обернулся назад и крикнул вам:
- Вторая тварь мертва!
И стоило лишь оглянуться. Или бросить мимолётный взгляд на то место, где был второй дракон, и убедиться – он говорит правду. Белоснежный скелет лежит на мостовой без движения.
В следующий миг арена боя заполняется высыпавшими на неё стражниками, оттесняя ваше подразделение от дракона. Несколько незнакомых солдат набросились на шею скелета с разных сторон, а один из них, взмахнув чудовищного размера двуручником, двумя ударами отсоединил позвонки шеи.
Аметистовая искра в глазах монстра начала угасать, огонь тлел в его пасти, пока не потух окончательно.
- Андреас Сталкон, - высказала вслух Флинн то, что и без того вертелось у всех на языке.
Андреас Сталкон, обладатель двуручника и более известный по прозвищу Стальной, возвышался над отрубленной головой дракона. Внушительные габариты мускулистого тела придавали ему сходство с медведем. Космы тёмных волос, седая бородка, множество шрамов на лице и на руках, вопреки логике остающихся не прикрытыми кольчугой и какими-либо доспехами. Суровый взгляд единственного карего глаза – второй взирал на вас бельмом. Не понаслышке знали вы его имя. Ветеран. Герой войны, перебивший в прошлом десятки, если не сотни врагов под стенами Города. Теперь – полутысячник формирования городской стражи. И даже стражники, подошедшие вместе с ним, несколько отличались от вас. В них чувствовался опыт многих лет службы, в некоторых – осадок войны.
- Флинн, - коротко кивнул Стальной, и в его коротком жесте не было ни капли пренебрежения или спеси. – Неплохо отработали. Вас осталось катастрофически мало, - Андреас окинул ваше подразделение хмурым взглядом, выхватив среди убитых тело Крейга. – Не останавливайтесь. Ведите толпу ко дворцу и прикрывайте.
- Слушаюсь.
Анна не спрашивала, что намерен делать полутысячник. Это было ясно и без слов – по двум трупам драконов и дюжине летающих под небом фигур…

Вновь команда. И вы уходите с места побоища, оглядываясь назад, на белоснежный скелет. Это ведь вы. Вашими руками он был повержен.
Пересчитались. Вас оказалось действительно мало. Девять, не считая десятника.
Остальной путь прошёл как во сне. Над головой витали страшные тени драконов, а вы бежали с толпой. Анна кричала людям, указывала дорогу…
Мост над глубоким рвом. Длинный и широкий, он вмещал всю собравшуюся здесь массу испуганных горожан. Перед вами величественно возвышается белокаменный дворец, пронзающий шпилями башен ночное небо.
- Опять... Суки, ворота закрыли, - выругался Орек. Как видно, он был на взводе.
Но он был прав. Резные золотые ворота во дворец сейчас были закрыты. А перед ними – шеренга королевских стражников, вооружённых длинными алебардами с флагом королевства. На башенках и балкончиках застыли лучники.
- Именем Её высочества, приказываю остановиться! – кричал впереди всех сотник королевских гвардейцев. – Ни шагу дальше! Дворцовая территория закрыта без приглашения Её высочества.
Рокот толпы.
Флинн, вместе с вами, выдвинулась в первые ряды.
- Именем Сталкона призываю вас открыть ворота, - твёрдо объявила Анна. – Полутысячник приказал мне сопроводить жителей Города во дворец.
- Следование приказам Сталкона не входит в мои полномочия. Королевская гвардия не подчиняется полутысячнику…
«Да плевать мне на твою гвардию», - именно такое выражение застыло на лице Анны.
- Глядите, что твориться вокруг, - нахмурилась женщина. – Это не служит поводом открыть ворота?
Словно в подтверждение земля завибрировала под ногами от очередного удара драконьей твари.
- Ни шагу дальше, - отрезал сотник, но на лице промелькнула тень сомнения. Алебарды гвардейцев ощетинились.
Флинн вынула и свой меч.
- Вы оставляете людей умирать!
- Моя обязанность – защита Её высочества.
- Кем же ей управлять, Тьма вас дери, если все её поданные сдохнут?!
Обстановка накалялась. Толпа, согласная с Анной, наседала. Среди них – и бедные, и богатые. Объединённые сейчас единственной целью – попасть внутрь.
А на балкончике тем временем появилась новая фигура. По сравнению с лучниками – низенькая и тонкая, в высокой причёске золотом отливает королевская диадема.
Итог второго раунда
Айлинн жива. Благодаря высокой удаче попала в цель.
Герман жив. Нанёс сильный урон.
Сиэль жив. Нанёс минимальный урон.
Сукр мёртв.

Из вашего подразделения в живых осталось 10, включая десятника.

Сиэль
В инвентарь: короткий меч с гербом кленового листа (вместо обычного меча), перк от оружия [+10] силы.
+ Впиши в Навыки штраф предыдущего раунда. Рассчитал ловкость с его учётом, но он ещё не снят.

Дополнительная информация
Айлинн. Перк «Упорство достигнет цели» - [+10] на все последующие проверки Удачи.
Герман. Перк «Слепой удар» - [+10] на все последующие проверки Силы.
Сиэль. Перк «Милость Фортуны» - [+10] на все последующие проверки Удачи.
Всем. Перк «Встреча с героем войны» - возможность прибавить модификатор [+20] к любому броску. Действует один раз.

Опционально
- Поддержать Анну и подогреть толпу на сопротивление гвардейцам: д100+Обаяние
- Атаковать гвардейцев: д100+Сила, д100 на удачу
- Свой вариант

Дедлайн 4.09
+2 | "Igni et ferro", 01.09.16 15:59
  • Мы это сделали! А мастер шикарно описала, как у нас это вышло)
    +1 от Francesco Donna, 01.09.16 16:16
  • Даже не знаю, что и сказать.
    Всё прекрасно.
    +1 от Kravensky, 01.09.16 16:40

Марси не сдержала улыбку на реплику парня о том, что ничего лучшего в голову не пришло. Возможно, если бы на её месте был кто-то другой, кто любит язвить, он бы не преминул воспользоваться возможностью подколоть парня. Но Марси это невинное высказывание лишь позабавило, ещё больше расположив Джона к себе. Она ещё не осознавала, но уже чувствовала, что в его обществе ей комфортно. Даже странно. Ведь он старше, он уже почти взрослый. Марси по сравнению с ним мелкая ещё.
Да и не только поэтому. Обычно девочка других ребят сторонилась. Не любила она общество и мало кого подпускала к себе. Но сегодня всё стало иначе. Вероятно, потому, что её наконец-то пригласили в компанию. И она ощутила это опьяняющее чувство единства, сплочённости против грозного противника – Блэквудов. Это обстоятельство, как и общество Джона, и сладкое яблоко, в немалой степени повлияли на её окрылённое состояние.

Но тут Джон начал высказывать опасения по поводу того, что спуск в подвал может сулить неприятности. Марси недовольно фыркнула. Чего он там испугался, крыс что ли? Это мелкие и безобидные, если не тронешь, твари. А если человек, что сидит в подвале, будет к ним недоброжелателен… Что ж, признаться об этом девочка и не подумала. Но они всегда смогут дать дёру! Они будут осторожными и далеко от лестницы не отойдут. А в крайнем случае у Марси есть чем обороняться…
Марси обернулась и заметила, что Джон отошёл на несколько шагов назад и начал оглядывать кухню. Ему неинтересно спуститься в подвал?.. Девочка даже расстроилась. И немного разозлилась, словно гордость маленькой дикарки уязвили.
- Да мы бы одним глазком посмотрели, - буркнула Марси и сделала шаг назад.
Остановилась и задумалась. Что-то обожгло изнутри. Любопытство…
- Ну, если хочешь, оставайся, а я взгляну, - сказала как отрезала. И потянулась к кольцу дверцы… Если он не хочет идти, она пойдёт одна!
А я бы сказала, что не хочу приключений в подвале, но Марси хочет)
Рогатка, на всякий случай, наготове. Будем целиться в глаз предполагаемому недоброжелателю)
  • - Ну, если хочешь, оставайся, а я взгляну, - сказала как отрезала.
    Идеальный способ! =)
    +1 от Fiona El Tor, 01.09.16 11:53

Декорация разразилась предсмертной агонией. Всего одна искра. Одно действие. И она вспыхнула, подобно сухой бумаге. И ты наблюдал, с какой жадностью огонь поглощает машину, словно голодный пёс, спущенный с цепи и накинувшийся на столь желанный кусок мяса. Но пса можно остановить. Огонь – практически невозможно… Совершенство.
Появившийся на сцене твоего театра мужчина стал лишь дополнением к творящемуся вокруг хаосу. Дополнением и, одновременно, помехой. Телефон в его руке светился, недвусмысленно намекая на намерения его обладателя…
Но пик разыгравшейся сцены помешал его планам. А ты, не успев отойти на необходимое расстояние, ощутил на себе удар воздушного потока…

Кувырок позволил перегруппироваться, снизить риск повреждений от взрывной волны. Но незнакомец, не обладая должной подготовкой, совершить нечто подобное попросту не сумел. Не успел и осознать, что случилось, когда волна ударила его в спину, отбросила на несколько метров вперёд, провезла по снегу.
Мимолётного взгляда на незнакомца хватило, чтобы понять – он в отключке. Мужчина лежал на снегу бездвижно, и возле носа растекалась лужица крови, впитываясь в грязный снег. Телефон – твоя цель – лежал рядом, распространяя от дисплея яркий белый свет. Ты был прав в своих предположениях. Водитель легковушки набирал номер скорой, но позвонить так и не успел.
Обернулся. Диана стояла возле машины с открытой дверцей, с изумлением и интересом глядя на развернувшееся представление. На разгоревшийся пожар, что в этот момент отразился искрами в её глазах…

Огонь. Столь непостоянен. Всепоглощающ.
Он танцует, взмывая ввысь извилистые языки пламени. Всё выше и выше, кажется, что они достигают небосвода, игриво облизывая чёрное полотно над собой. Огонь отражается в песчинках блестящего снега, окрашивая декорацию в яркие тона.
Огонь голоден. С яростью он обгладывает раскинувшегося на дороге левиафана, добираясь до его внутренностей.
- Помогите!! Мама! МАМОЧКИ!!
Кто-то надрывно кричит из салона. Звуки голоса тонут в какофонии потрескивающей, разбушевавшейся стихии. Но ты его слышишь. Слышишь даже сквозь закрытую дверцу. И различаешь в интонации водителя искренний страх, что пожирал его изнутри точно так же, как и огонь – его машину.
Он ворочался там, внутри. Но что-то мешало ему достигнуть дверцы. Или огонь, добравшись до водителя, поспешил приняться за новую жертву.
- Это не он, - произносит Ди, глядя на горящую фуру. Задумчивое, сосредоточенное выражение лица. Кажется, в её интонации присутствуют нотки огорчения.
Опционально:
- попытаться помочь водителю фуры (здесь будем добрасывать куб, но после того, как я про него уточню);
- взаимодействовать с водителем легковушки;
- оставить обстановку нетронутой и уехать.
+1 | Грань, 27.08.16 02:34
  • - Помогите!! Мама! МАМОЧКИ!!
    Сильно так, почему-то.
    +1 от Azz Kita, 30.08.16 13:47

Мог ли ты когда-либо поверить в то, что узришь настоящую легенду, стражник? Что на твоём веку миф превратится в реальность, а ты станешь одним из тех немногих, кто столкнулся с неведомой ранее угрозой лицом к лицу…
На пожелтевших страницах они были лишь росчерком чернил. Существовали в мире бесчисленных пыльных летописей. В архивах самых древних библиотек. Из строчки в книгах они продолжили своё бестелесную жизнь в тёмных комнатах хижин с горячей свечой на столе, в тихом шёпоте матерей и отцов, рассказывающих о древних неведомых тварях. Они стали одной из многочисленных сказок, которыми пугали детей. Они стали фантазией в неокрепших умах.
Но сейчас мембрана реальности лопнула, порождая из небытия давно забытый образ.
Белоснежный скелет, словно призрак прошлого, возвышался над многочисленной толпой. На фоне ночного неба – рельефный, карикатурный и словно неестественный. Только капающая с клыков кровь напоминала о том, что это не плод воображения и вовсе не сон.
Легенда жива.

Всем
В один момент всё изменилось. Оцепенение от первого впечатления спало, уступая место выработанным рефлексам, навыкам и боевой ярости. Укреплялась мысль в голове. О том, что путей к отступлению нет. Их двое. Позади. Впереди. Словно знали, как нужно действовать. Перекрывать дорогу, собрав приличную толпу.
Они жаждали убивать.
И если скелет позади, не видя сопротивления, резво принялся за дело, то дракон перед вами совершенно не спешил. Он наблюдал. Лениво поворачивал голову, и фиолетовый огонёк в пустых глазницах взирал на вас с интересом.
Вы решили действовать. Разом. Словно крик Флинн, раздавшийся как гром среди ясного неба, заставил вас опомниться. Не дали дракону ни единого шанса начать этот бой первым.
Ощетинились клинки. Словно закованная в сталь человеческая масса обрела шипы. Разрасталась вширь шеренга стражников, пытаясь окружить существо. Напали. Так, как учили. С разных сторон, рассеивая внимание противника…

Айлинн
Злость. Она прожигает изнутри. Течёт по венам, словно яд. Туманит разум. Ты знала, как это бывает. Ты видела это собственными глазами. И результат губительной вспышки ярости красовался сейчас под глазом Кляйна.
Нет. Здесь не нужна злость. Она заставляет бросаться вперёд, не думая о последствиях. Искажает реальность, обтачивая контуры до остроты. Нет. Здесь нужен холодный расчёт. Клокочущие эмоции стоило завязать в тугой узел. Забыть о мести. Забыть о привязанностях.
Хотя бы на мгновение…
Отошла на некоторое расстояние назад, предусмотрительно. Мир привычно сузился до прицела арбалета, отяжелевшего от вложенного в него снаряда. Вдох. Выход. Давай, Айлинн. Ты знаешь, куда необходимо выстрелить…
Болт срывается с места. Звенит тетива. Отдача бьёт в плечо. Это короткое мгновение ты видишь, как стальная игла рассекает пространство, неуклонно приближаясь к цели…
Звон стали. Удар болта о костяную преграду. И стальная игла, сменив траекторию, устремляется куда-то дальше, за голову дракона… Если бы его не отвлекали другие солдаты, нападая повсеместно с разных сторон, и он не вращал безумно головой, ты бы попала, Айлинн. Ты не могла промахнуться. Но…
Мимо.

Сукр
Рефлексы сработали прежде, чем успел до конца осознать произошедшее. Существо перед тобой явно выходило за грань всего того необычного, что ты наблюдал до жизни в Городе. Никто никогда их не видел. Никто не знает, как бороться с подобной тварью… Но страху не было места в твоём сердце. Последствия шока? Осознание, что здесь и сейчас необходима решительность и действия?..
- Толпа или дракон? Подобного выбора у меня ещё не было, - усмехнулась Мира на твою реплику. Девушка, вопреки обстоятельствам, сохранила свойственную ей невозмутимость. – Спасибо? За что? – нахмурилась, высвобождая меч из ножен и принимая боевую стойку. Но ты уже ушёл вперёд.
…Несколько солдат предприняли попытку напасть. Двое с правого фланга, двое с левого. Только один из них успел нанести удар в сочленение костей на лапе прежде, чем был безжалостно отброшен в сторону. Та же участь постигла его товарищей. Казалось, дракон не прилагает к этому никаких усилий, разбрасывая людей словно игрушки. Это всего лишь помеха. Маленькая, досадная помеха…
Ты понимал, что пока существо отвлеченно – можно попробовать ударить. И потому ринулся вперёд. Груда костей мелькала перед глазами калейдоскопом, из которого углядеть конкретное слабое местечко крайне трудно…
И ты попал под раздачу. Успев ударить по костяной лапе и обломать один из когтей. Но почти тут же перестал ощущать под ногами опору. Звёздное небо превратилось в единое полотно, а после – удар о мостовую, выбивший из тебя дух…
Кружится голова. Фигурки людей и дракона пляшут перед глазами. Ты в десятке метров от них, с приличной вмятиной на грудном доспехе и режущей болью в груди.
Отсюда отлично видно, кто простаивает в задних рядах, а кто рвётся в бой. Айлинн стоит рядом, целясь в монстра. Её собрат, Сиэль, рванул вперёд за Кляйном. С другой стороны ту же попытку предприняли Берит и Орек. Мира не спешила приближаться, уворачиваясь от когтистых лап…

Сиэль, Герман
Вы были не первыми, кто бросился на тварь. Но одними из тех, кто поборол в себе страх сразиться с ожившей легендой, не оставшись в стороне. Ведь это единственный путь. Попытаться. Попробовать найти в ней слабые места, попробовать ударить в сочленения костей, выбивая их, руша конструкцию скелета…
Сиэль увидел их сразу. Сеть едва заметных трещинок на рёбрах и костях правой лапы. Соперничество с Кляйном забылось на мгновение перед пониманием того, что сейчас перед ним – открытое уязвимое место, куда можно ударить… Полуэльф обогнал Германа, ударил, отсёк треснувшее ребро. Дракон заметил. Аметистовый огонь засиял практически перед лицом Сиэля…
Клацнула пасть. Дракону явно надоело играться с людьми. Пасть захлопнулась. Брызги крови окропили мостовую возле полуэльфа…
Один из стражников, истерично крича, был поднят в воздух. Шипы зубов безжалостно давили, слышался хруст костей. А потом тварь мотнула головой, выпуская изо рта окровавленное тело, и задела полуэльфа, отбрасывая его на приличное расстояние назад.
Кляйн же, вероятно, не конца избавился от страха. Что-то заставило его застыть на месте перед тем, как Сиэль предпринял попытку достичь дракона… Вовремя отпрыгнул назад, когда голова дракона оказалась в опасной близости от него. И успел ударить. В первое попавшееся местечко. Но ощутимых повреждений скелету это не нанесло.

Берит
Драконов не бывает. Естественно, не бывает. Это всего лишь сказка. Сказка, которую травят взрослые в надежде напугать детей. Или обрисовать им какое-то иное, мрачное прошлое, ведь все эти мифические твари – порождения древней Тьмы, которую столь рьяно отрицает церковь Единого.
Невозможно поверить. Но монстр из сказки – прямо перед тобой. А ты – герой этой сказки. И каким будет финал в этот раз зависит только от тебя…
- Это сон. Это сон. Я сплю… - раздался рядом голос Орека. Казалось, товарищ стал ещё бледнее с недавней встречи с толпой. Но держал себя в руках. И держал в руках меч, готовый последовать за тобой…
И вы рванули в бой. В тот самый момент, когда дракон поднял какого-то беднягу в воздух, перегрызая ему кости. Вой умирающего стражника оглашал округу и бил по слуху. Но на сожаление не было времени.
Быстрее, пока дракон занят.
Нужно бить. Бить. Куда-то ударить.
И ты увидел их. Трещины в костях правой лапы. Приблизился на короткое расстояние и рубанул с плеча что есть сил…
Треск. Иссохшая со временем кость послушно сошла с места, отделяя конечность от тела. Секунды осознания. Тебе действительно это удалось…
Но дракону, конечно, такой исход был вовсе не по нраву.
Взвыл. Словно от боли, если у него ещё остались какие-либо прежние чувства.
Он был стремителен. Настолько, что успел разжать челюсти и захватить тебя в свой плен…
Мгновение осознания. Доли секунд до смерти… Это ты понимал так же отчётливо, как и то, что драконов не существует…
…Чей-то меч блеснул в свете луны. Кончик клинка вонзился в глазницу дракона. Меч тут же загорелся фиолетовым пламенем, что ещё больше разозлило существо. Последнее, что ты увидел перед тем, как челюсть сомкнулась окончательно, - фигурку оказавшейся теперь безоружной Миры…
Итог первого раунда
Айлинн жива. Урон не нанесла. Без травм.
Герман жив. Нанёс слабый урон. Без травм.
Сукр жив. Нанёс слабый урон. Травмы.
Сиэль жив. Нанёс слабый урон. Травмы.
Берит мёртв. Нанёс сильный урон. Последний пост по желанию.

Системная информация (для первого раунда)
Сила выше 80. При низких значениях Мудрости (до 60) – даёт слабые повреждения. При высоких значениях Мудрости (от 60) – даёт сильные повреждения.
Ловкость. 1-20: смерть. 20-60: урон от дракона, штраф [-20] на физ. характеристики. 60-80: урон от дракона, штраф [-10] на физ. характеристики. 80 и выше: уворот.
Удача. Значение выше 80 – спасение от вероятной смерти.

Всем
Д100+Мудрость для тех, у кого броски были ниже порога 80.
Д100+Ловкость на уворот. Порог смерти повышен.
Д100+Сила на урон.
Д100 на удачу.

Дедлайн 30.08
+2 | "Igni et ferro", 26.08.16 04:16
  • +
    +1 от Kravensky, 26.08.16 09:29
  • Резолв заявок и описание боя замечательны!
    +1 от Francesco Donna, 27.08.16 22:07

Яблоко. Наливное, сочное. Сладкий сок растекался во рту из твёрдой мякоти. Потрясающий вкус. Не то что побитые и кисловатые плоды из сада. До этого дня Марси была уверена, что яблоки как пища ей безразличны – так, приглушить голод можно, - но после этого невероятного яблока она своё отношение к фруктам поменяла. Сразу же захотелось попробовать остальное, что было на столе. Если и другая еда такая же вкусная, то она просто не сможет удержаться от того, чтобы не попробовать всё, хотя бы по кусочку.
Откуда такая вкуснятина оказалась в их скромной кухне, девочка подумать не утрудилась. Еда и есть еда. Скорее всего, Бэтси из города привезла все эти продукты и хозяевам наготовила. Среди городских продуктов и были эти сочные яблочки.

Девочка сгрызла яблоко невероятно быстро, источив фрукт до самых косточек. И тут же подумала, что огрызок Блэквуды обязательно заметят, если она оставит его на столе, а потому сунула улику в карман пальтишка.
Теперь всё её внимание было приковано к дверце в полу прямо перед ней. Джон тоже обратил внимание на звук музыкального инструмента и подошёл к ней.
- Ну естественно она не играет сама по себе, - хихикнула Марси на реплику парня. Сладость значительно повысила ей настроение и прибавила смелости. – Я хочу посмотреть. Давай посмотрим, кто там играет, а?
В глазах Марси горел огонёк любопытства. Ей даже не пришло в голову, что эта затея могла быть опасной. Ведь какая опасность может ожидать в подвальчике?.. Крыс девочка не боялась, Блэквуды спят наверху. А её ждёт новое приключение.
В другое время девочка отправилась бы в подвал сама, ведь идти на авантюру с кем-то она не привыкла. Но дискомфорта сейчас не ощущала. Вот был бы вместо Джона кто помладше и позадиристей, девочка бы его не спрашивала, воспринимая как равного. Но Джон был старше. Молчаливый и робкий. И, наверное, это последнее обстоятельство повлияло на её разыгравшуюся говорливость. И заодно она чувствовала, что ответственность за них двоих, в какой-то степени, лежит на старшем. А потому что-то останавливало её от того, чтобы сунуться в ледник самостоятельно.
  • Марси охуенна.
    +1 от Kravensky, 27.08.16 16:48
  • огрызок Блэквуды обязательно заметят, если она оставит его на столе, а потому сунула улику в карман пальтишка.
    А еще можно было съесть огрызок =)
    +1 от Fiona El Tor, 27.08.16 18:45

Представления кандидатов закончились. Голос Матиаса, оглашавший залу, стих, и наступила пронизывающая тишина. Казалось, обстановка накалилась до предела, в следующее мгновение должно начаться голосование, что решит если не всё, то многое. Джованни переводил взгляд с одного лица на другое, отмечая некое волнение в каждом. Сам Сориа в тот момент довольно чему-то улыбался… Матиас прищурился, вглядываясь в грузную фигуру солдата. Несомненно, Луиджи уже видит себя в числе Совета, раз совершенно не переживает. И у Луижи, собственно, были все шансы.
Но голосование не начиналось. Вместо этого с места поднялся никто иной как отец Феликс. Матиас ожидал услышать речь, едва ли не проповедь, призванную вселить в души находящихся чувство стыда и справедливости; призвать к честности. Но вместо этого он обратился к самому Сориа, практически в грубой форме давая ему наставления. Матиас с упоением следил, как бледнело лицо Луиджи с каждой фразой священника, и ухмылка расцветала на его лице. Что ж, длиннорясый, неплохо. Но вряд ли это повлияет на мнение Совета. Несмотря на заносчивость Сориа и яркую реплику де Боно, путь в Совет ему был заказан.

Но больше, чем публичное унижение Сориа, заинтересовала новость об изменившихся правилах. Отец Феликс предложил выбрать трёх, а не двух, членов Совета. Заместо трёх умерших.
Ухмылка Джованни искривилась. Такое положение дел его не совсем устраивало. Впрочем, настаивать на правилах голосования, принятых неформально самим Луиджи, мужчина не собирался. Возможно, всё это и к лучшему.
Но, наконец, голосование началось. Опустились над столами руки, заскрипели по бумаге остроконечные перья. Джованни, несмотря на сдержанность и полный контроль над собой, всё же ощутил некоторое волнение. В уме складывались определённые комбинации голосов, исходя из предположения, кто получит место в Совете…
Отец Феликс вновь разрядил обстановку, не преминув высказать своё мнение об одном из кандидатов. Матиас не смог сдержать усмешку. Какое злорадство, отец Феликс, право…

Краткие мгновение ожидания. Томительного ожидания. Кто-то вписал имя сразу, кто-то медлил с выбором. Джованни оглядывал членов Совета. Странное ощущение укреплялось с каждой секундой внутри. Ощущение зависимости от всех этих людей. От них, в определённой степени, зависит его судьба.
Наконец, Сориа поднялся с места, держа в руках итоги голосования. И, помедлив, произнёс долгожданные имена.
Сориа, Джованни и Дестефани.
Матиас выдохнул с облегчением. Всё же, Совет оказался более благоразумным и лояльным к его семейству. Сориа, как он и предполагал, оказался среди Совета; правда, присоединился к коллегам он уже без прежней спеси. Дестефани же чинно и тихонько села, создавая впечатление благоразумной леди. Её-то он увидеть в числе Совета точно не ожидал. Впрочем… подавляющее число присутствующих мужчин намекало на такой исход событий.
Проводил взглядом Марселя, бесцеремонно усевшегося в своё кресло. Необходимо подучить родственничка манерам; впрочем, это дело долгосрочной перспективы. Сейчас перед ним, как и перед всеми членами Совета, стояла нелёгкая задача. Вписать на листке избранное имя.

Матиас склонился над бумагой. Девственно-чистой, слегка желтоватой. Вскоре она будет запятнана именем. Именем одного из его конкурентов.
Мужчина оторвал глаза от стола, дабы бросить красноречивый взгляд на своих «друзей». Кальдерони заметно нервничал, и Матиас окатил его холодным и в тот же момент успокаивающим взглядом. Марио и Нинни слегка заговорчески улыбнулся. Присутствие в числе Совета Марселя красноречиво указывало на их преданность. Если всё так и останется…
Джованни обернулся на соперников. И в его взгляде читались различные эмоции. Презрение. Насмешка. Если имя избранного будет не Джованни – то никого. Он ярко видел перед собой их кровь. Кровь на полу. На их одеждах. Их застывшие глаза… Он желал убить их так же сильно, как и заполучить графскую цепь.
Кровожадность была свойственна его роду. Его отца боялся весь криминальный мир. В каком-то роде, Гаспаро получил безграничную власть – среди убийц и воров. И Матиас получил её по наследству. Но он хотел большего. Гораздо большего.
Он хотел видеть этот город, окрашенным в красное…
Нет, пожалуй, так далеко он не зайдёт. Всё же, в этом городе живёт его семья.
Где они сейчас?.. Выбрались ли из города?.. Джованни почувствовал болезненный укол. Но – собрался. Выкинул эти мысли из головы.
Вновь посмотрел на листок. Начал подсчёт голосов…

Марио – за Джованни
Нинни – за Джованни
Кальдерони – за Джованни
Джованни – ну естественно за Джованни…
Четыре голоса за Джованни, неплохо.
Де Боно – за Сальваторе
Дестефани – за Сальваторе
Старый вояка предан Стефану. А вот что роится в прекрасной головке Магдалены – неясно. Но, предположим, что за Сальваторе, так как выдвинута она была именно им.
За кого будут голосовать Сориа и отец Феликс Матиас не знал. Но мог предположить, что оба – за Эстакадо. Сориа и Эстакадо близки по сфере деятельности, а отец Феликс – человек правды и порядка. Кто как не начальник стражи подходит на роль избранника?..
Сориа – за Эстакадо
Отец Феликс – за Эстакадо

Матиас склонил голову вбок. 4-2-2, если его расчёты верны. Теперь необходимо правильно разложить карты.
В лучшем случае, кто-то из его оппонентов проголосует за него. Допустим, Эстакадо. Если и Матиас, и Сальваторе проголосуют за Эстакадо – у последнего будет 4 голоса. У Матиаса – 5. Отличный расклад.
В худшем случае и наиболее вероятном, эти двое проголосуют друг за друга. Джованни для них фигура тёмная и неясная. Тогда у обоих выйдет по 3 голоса, и стоит Джованни черкнуть фамилию кого-то из них – он с этим человеком окажется наравне по количеству голосов. А это уже плохо.
Что ж. Так ли уж важно, чьё имя вписывать? Наиболее вероятный сценарий – что с кем-то Матиас окажется наравне. Что предпримет Совет, чтобы определить победителя, - мужчина не знал. Но знал прекрасно, что если не он получит графскую цепь, то оборвёт ту, что сдерживает его псов…
Но если Сориа, отец Феликс и Дестефани решат по-своему… Матиас тонко улыбнулся.
И вписал имя «Эстакадо».

Получатели: Матиас Джованни.
  • Ах, как я люблю le grand politic!
    +1 от Francesco Donna, 01.08.16 17:56
  • Крайне интересно наблюдать за происходящим с его точки зрения
    +1 от Akkarin, 10.08.16 19:09
  • Одобряю. :3
    +1 от Omen_Sinistrum, 17.08.16 21:42

Ворота закрыты. Миновала опасность в лице могучей толпы. Волны бушующего океана бессильно бились о металлические ворота. Вы видели. Как те, что позади, придавливают тех, что впереди. Давка. Удушающая, смертельная давка. Славно, что вы не там. Славно, что вы за спасительными стенами. Угроза осталась за ними…
Но остались за стенами и родные и близкие. Остались за стенами другие подразделения вашей сотни. Где-то там, в глубине Города, они сражаются с неведомой угрозой. А вы здесь. Глядя на беснующуюся толпу, можно было с уверенностью сказать, что вам повезло…

Пролетают мгновения затишья. Сходит первый шок. Первым подаёт голос Кляйн, обращая внимание на что-то необычное в небе. После чего – Берит, но его слова пролетают мимо ушей командования. Его товарищ по оружию, Орек, смотрит на него полубезумным взглядом. Что-то не так, понимает Берит. Бледность лица выдаёт в нём глубокие переживания, в то время как во взгляде застыло нечто… кровожадное, жестокое. Уж не помешался ли?..
- Всё в порядке, - сделал попытку улыбнуться Орек. – Мне просто показалось, что я увидел в толпе… мать. Но это была не она, - но энтузиазма в словах мало.

Айлинн медленно опустилась на колени, стянув шлем. Смотрела в толпу, но видела перед собой лица родных. Где-то там, в Городе… Они оказались заперты как мыши в клетке. Их, как и многих из толпы, заколотили в один большой гроб, выхода из которого нет.
И тогда полуэльфийка предприняла попытку достучаться до начальства. Веление сердца было сильно настолько, что она рискнула предложить свой план действий.
Ланс, отошедший к этому времени ко второму сотнику, обернулся, недовольно, но строго взглянув на Айлинн. Крейг выслушал девушку, не прерывая, не срываясь, как обычно, на крик.
- Единый им в помощь. На всё его воля, солдат. Суждено твоим родственникам выжить – выживут. Но за ворота никто из нас не ступит, ясно? – сказал, как отрезал.

В тот же момент среди стражи началась внезапно вспыхнувшая потасовка. Слово за слово. Но девать накопившуюся энергию куда-то надо, почему бы не выместить её на ближнем?..
Большинство стражников наблюдали молча, но с неким извращённым удовольствием. Не стоило сомневаться, что в этой схватке ставили на соперника полуэльфа.
Кто напал первым, наблюдатели вряд ли смогли бы интерпретировать. Всё произошло слишком неожиданно. В один момент привалившийся к стене Сиэль рванул с места к уже ждущему его Кляйну…
От удара полуэльфа Герман увернуться не смог и заработал фингал пол глазом. Вероятно, именно это сбило его с толку. И от кулака бывалого бойца остроухий умело увернулся…
- Какого…
Продолжения драки никто из свидетелей увидеть бы уже не смог. Между дерущимися выросла фигура Флинн, толкнув обоих в грудь.
- Взяли себя в руки и успокоились, горячие парни, - процедила Анна. – Никаких драк на службе.

- Как я и говорила. Борьба выедает нас изнутри.
Рядом с Сукром появилась Мира. Беглый осмотр дал понять, что с девушкой всё в порядке, за исключением рассечённой чьим-то кулаком брови. По сравнению с мужчиной, девушка выглядела сносно. Сам Сукр получил от толпы однообразных подарков побольше.
- Всё-таки дошло до чего-то серьёзного, - продолжала Мира со слабой улыбкой. – Хорошо, что мы не за воротами… Посмотри на их лица. Не хотела бы я оказаться в этой толпе.

Всем
…Спасение – в изоляции.
Где-то там, за чертой дворцовых стен, осталась угроза, что ещё не добралась до этой части Города. Не потянула смертельные щупальца к территории аристократов.
И толпа это прекрасно чувствовала. А потому так стремилась внутрь…
Но вам – повезло. А им – нет.
Но так ли это?..

Ждать каких-то определённых знаков судьбы командование, очевидно, не стало.
- Солдаты, стройсь! – голос Крейга перекричал оставшуюся за воротами толпу.
- Но как же… милорд Аллерт?.. Он ещё за стеной… – попытался возражать пришедший в себя вельможа, сообразив, что хочет сделать Ланс.
- Суйте голову в пасть многоголовой гидре, если вам так угодно, Уайтхолл, - на удивление спокойно отреагировал сотник, кивнув на ворота. – Мой коллега к вашим услугам. Угроза дворцу на этом участке ликвидирована, но внутри стен могут быть беспорядки. Сколько успело проскочить за черту, не считали? Достаточное количество, чтобы устроить в кварталах подальше погром.
- Какая дерзость! Полутысячник…
- Самое время его найти, благодарю за совет.
Крейг не дал времени прийти в себя. Рыкнув громкое «За мной!», повёл своё подразделение вглубь Внутреннего Города…
- Многих потеряли? – поравнявшись с Флинн, спросил сотник.
- Троих.
Ланс многозначительно промолчал.

***

Всем
Тяжёлая поступь солдат. Гнетущая тишина. Но чем дальше от стены – тем легче. Крики страдающих остаются далеко позади, за зеленью раскинувшегося на площади сада, за мирным журчанием роскошного фонтана, за резными, аккуратными лавочками и изящными фонарями, окружившими фонтан. Здесь, в этом райском уголке, не было месту боли и крикам, сожалению и смерти.
Никогда в своей жизни вы не видели подобную красоту. И только на краешке сознания Айлинн и Сиэля возникла странная ассоциация. Словно эта пышущая растительность не была для них чем-то новым и из ряда вон выходящим. Ощущение дежавю, взыгравшее вместе с кровью эльфов. Воспоминание предков, загнанное в уголок генетической памяти…
После сада протянулась вперёд широкая дорога, по бокам которой – высокие заборы и фасады зданий за ними. Переплетение узоров, изумительной красоты архитектура построек. Не стоило сомневаться, что именно здесь, в двух- и трёхэтажных домах, живут представители знати. Голубая кровь. Не ведающие безбедной жизни… Вероятно, и сейчас им сошло с рук всё то, что происходило в Нижнем Городе. Кварталы аристократов казались такими безлюдными и спокойными…
Но ненадолго.

Очень скоро вы услышали звуки, достойные кричащей за воротами толпы. Визг. Топот ног. И… удары. Удары необыкновенной силы, заставляющие землю вибрировать под ногами.
Крейг нырнул в проулок, устремившись на звуки. Несомненно, прорыв сквозь шеренгу стражей дало о себе знать, и в кварталах учинились беспорядки. Но эти отдалённые звуки ударов… У горожан явно нет при себе достойного оружия.
Петляющая дорожка привела к одной из параллельных главной дорог. Взгляду стражников предстала картина бегущих людей. Движение. Везде движение. Люди бегут, спотыкаются, разбегаются в разные стороны. И среди них не только бедняки, но и аристократы с личной стражей…
Большинство убегало вперёд, ко дворцу.
- Мёдом им там, что ли, намазано?.. – не удержался от саркастического высказывания Орек.
Остановить толпу было невозможно. Оказавшись на дороге, вы ощутили то же давление, что и возле ворот. На вас не обращали внимания, напуганные неизвестной опасностью.
- Единый благослови, - выдохнула Мира, подняв голову. – Они наверху…
И словно в подтверждение, огромная тень накрыла собой дорогу…

Спасение – в изоляции? Теперь это утверждение не казалось единственно верным. Оказавшись перед молотом и наковальней, думаешь исключительно о том, как не попасть под удар.
Об этом же думали и разбегающиеся горожане. Но они не успели. А вы, или сотник, не сообразили вовремя, что бегство ко дворцу – не столь уж плохой вариант развития событий…
Огромная тень, заслонившая собой луну, опустилась перед подразделением из семнадцати стражников, заставив их оцепенеть от ужаса и изумления. Это существо… поражало размерами, равняясь головой с крышами двухэтажных домов. Это существо, не виданное за многие тысячелетия, пробудилось от долгого, мёртвого сна. Легенда, стёршаяся со временем из памяти мирян и ставшая всего лишь названием в старинных летописях. Когда-то живая, огнедышащая, обросшая мощной мускулатурой и твёрдой чешуёй, теперь создание представляло из себя белоснежный скелет, соединение костей, клетку могучих рёбер и стройный ряд острейших и длинных, подобно вашим мечам, клыков. Дракон. То, что от него осталось. Ожившее изваяние, отчего-то движущееся, клацающее зубами, словно живое. Но мёртвое. Только аметистовый огонёк тлел в пустых глазницах, словно зрачок, взирающий с голодным любопытством на застывших стражников…

Секунда промедления. Но этого хватило.
Вытянулись позвонки шеи, приблизив огромную голову к вам. Разверзлась пасть твари, словно всепоглощающая бездна, сомкнув челюсти на теле сотника. Острые клинки зубов прокусили доспех, шипами прокалывая тело Крейга во многих местах. Кровь водопадом хлынула на мостовую из новообразовавшихся ран, изо рта Ланса. Он не успел и крикнуть. Не успел уклониться. Тварь подняла голову, с остервенением перегрызая обмякшее тело.
Кто-то из семнадцати доблестных стражников бросился назад, считая, что ещё можно убежать. Но дорогу накрыла ещё одна тень. И второй дракон опустился позади подразделения.
- Я не хочу умирать! НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ!!
Нервы у многих не выдерживали. Часть толпы, что оказалась возле, остановилась, били по слуху женские визги.
- Мечи на изготовку! – подала голос пришедшая в себя Флинн. Потеря дала о себе знать, бледно лицо женщины, но сила духа присутствует твёрдая. – Пошло всё во Тьму, мы прорываемся во дворец!
Дракон, что позади, начал беспощадно выкашивать толпу. Дракон, что впереди, уже заметил группу стражников, внимательно следил, словно за аппетитным пирогом, ожидая, когда тот сам прыгнет к нему в пасть.
Сиэль, Герман
Броски были учтены таким образом. Сила против ловкости: преобладающая сила даёт удар, преобладающая ловкость уворот от удара.

Всем
Серия бросков.
Д100+Интеллект на присутствие духа. Значение меньше 50 даёт штраф к последующим броскам, за исключением удачи, на [-20].
Д100+Ловкость на уворот.
Д100+Мудрость на обнаружение слабых сторон.
Д100+Сила на урон.
Д100 на удачу.

Дополнительная информация:
- Дракон впереди метрах в десяти от вас;
- Дракон позади - метрах в тридцати;
- Заборы крепкие и высокие;
- Дорога в ширину метров сорок.

Дедлайн 20.08
+2 | "Igni et ferro", 17.08.16 04:57

Неожиданность. В этом было их преимущество. Необыкновенная ярость, отразившаяся сквозь туманную плёнку мёртвых глаз. Проворность, с которой двигались старые, искрошенные кости, поддерживаемые сгнившим мясом…
Не было времени на то, чтобы ясно осознать всю ирреальность сложившейся картины. Вовремя опомнились лишь пятеро, поддавшись страху и пустившись в бегство. Возможно, кто-то из оставшихся позавидовал бы трусам, но зависть пожирала бы их изнутри непродолжительное время. Когда боковым зрением оставшиеся стражники, сбившиеся в кучку, наблюдали, как одного за другим хватают дезертиров руки смерти. Преследуют. Впиваются в глотки, сдирая с необыкновенной силой шлемы. А стражники, поддавшись страху, оцепенели настолько, что не в силах сопротивляться. Падают мечи на мостовую. В лужицы крови…
Дезертиры пали смертью трусов.
Но тринадцать солдат, сбившись в тесную группу, ещё имели шанс…

Ганс
Твоя сила поражает. Несокрушимостью. Мощью.
С рождения тебе был дан особый дар. Ты помнишь, что говорил тебе так однажды Косматый. Говорил, что Единый даровал тебе своё благословение. И в такие моменты ты действительно ощущал, как пробуждается нечто внутри тебя. Разливается по взбухающим венам, сокращая могучие мышцы. Клокочет, вырываясь наружу с очередным криком. С очередным ударом. Адреналин? Боевая ярость? Или сам Единый в этот момент по-отечески опускает на твоё плечо руку, обрекая порождения Тьмы на вторую погибель?..
Шестеро мертвецов перед вами. Одного ты полностью взял на себя, выступив вперёд. Меч, словно топор, резко опускается вниз, нанося страшные, рубящие раны. Мертвец тянет к тебе руки, но не успевает дотянуться. Очень быстро он превращается в изрубленный кусок мяса, упав к твоим ногам. Кусок мяса, что продолжал хрипеть и царапать ногтями мостовую в бессильной попытке достать тебя. Удар ногой в тяжёлом сапоге – и трещит череп, обнажая остатки мозгов…
Рыжеволосый юный напарник в этот момент пытался отбиться от второго, но очень вовремя пришла помощь от ван Даарена.
- Ров?! – рыкнул Имлерих, нанося точный удар в глаз мертвеца. Изящный стиль выдавал в полуэльфе мастера фехтования. – Глянь себе под ноги, солдат. Даже твоей силы не хватит, чтобы изрыть этот чёртов камень.

Эрих
Они не чувствуют боли. Они чувствуют бесконечный голод. Но голод… иного рода. Мог бы ты объяснить это себе, понять, улавливая тонкие щупальца невидимой силы?.. Эти видения, маячащие на границе сознания, отвлекали, не давали сосредоточиться на бое. И в какой-то момент ты понял, что проигрываешь.
Один из мертвецов резво подскочил к тебе, оторвавшись от разорванного горла твоего ближайшего соседа. Не заметил вовремя, рубанул с плеча, но было поздно. Ожившее отродье нанесло несколько ранений, а после вцепилось в левую руку, ловко обогнув щит. Вспышка боли. Плотная ткань не была серьёзной помехой желтоватым зубам мертвеца; на ней тут же выступила кровь…
Секунда. За которую ты успел взглянуть в глаза усопшему. И увидеть в них нечто… Огонь. Аметистовый огонь в глубине зрачка. В этот момент ты явственно осознал: оболочка мертва, но внутри теплится жизнь. И эта жизнь имеет единственную цель: убивать…
…Блеснуло в свете луны лезвие меча. Разжалась хватка челюстей. И голова упала на мостовую вместе с отделённым от неё телом. Косматый.
- Не считай ворон, - пробурчал Георг.
И в этот момент вы оба отвлеклись на женский визг позади себя…

Сьюзен
Мир плыл и кружился. Лица. Чужие лица сменялись так быстро. Бледные и смуглые. Мёртвые и живые.
Под взором Единого все равны.
Равны?..
Порядка нет. Есть хаос. Древний, вынырнувший из глубин бездны хаос. Тьма вновь властвует над землёй.
Ты понимала это на кромке угасающего сознания. Собственные мысли спутались в клубок.
Где ты? Зачем ты здесь? Зачем пошла на чёртову, неблагодарную службу?!..
Боль. Распространяется по телу так быстро. От горла. Что-то горячее течёт по груди, заливая доспех.
А ты смотришь на лик Луны. На Око Единого на куполе монастыря. Он видит. Он всё видит.
Меч падает из рук. Чьи-то руки подхватывают.
- Сьюзи!.. – кажется, голос Косматого.
Но он становится всё дальше.
И дальше.
Пока всё не погружается во тьму.

Алфи
Четыре на двоих. С самого начала стало ясно, что госпожа Фортуна отвернулась от тебя, посылая не просто на испытание, а практически на убой. Мертвецы не дали вам опомниться и ловко увернуться в сторону своего подразделения, тут же встав стеной между ними и вами. И с каждым шагом оттесняли вас всё дальше. С каждым шагом ты понимал очевидное: так просто тебе не убежать…
- Чёрт, не думала, что сдохну в пасти восставших трупаков, - попыталась пошутить Эрика, прижимаясь к тебе спиной. – Я-то надеялась…
Но на что надеялась девушка, озвучить она так и не успела. Ходячие трупы не дали ей этой возможности.
Они напали резко. С разных сторон. Двое ударились в щиты, но оставшиеся попытались дотянуться до ваших лиц. Несколько ударов мечами заставили их на мгновение отступить.
Как выбраться? Они нападали слишком неожиданно и хаотично, глаза разбегались. Невозможно было что-то понять в этом хаосе событий…
И ты захотел спасти хотя бы Эрику, пожертвовав собой. Подумал, что внезапная смена мест собьёт мертвецов с толку…
- Нет! А как же ты?.. – но возразить девушка не успела. Попросту не было времени, ты уже дал команду. И Эрика бросилась влево…

Карл
В один миг мир изменился. Ночная темнота опускалась на город вуалью, привнося с собой умиротворяющую тишину. Совсем недавно ты шёл по тихим улочкам Города, чеканя шаг по мостовым и слыша ответное эхо. Совсем недавно мир был совершенно другим. Сонным, спокойным. Но таящим в себе какую-то тайну, спрятанную в переплетении сотен улиц…
Разгадка этой тайны оказалась не менее страшной, чем представлялась некоторым особенно впечатлительным товарищам. Загадка получила ответ. Но ответ пугающий. Словно оживший кошмар, воплощённый разумом безумца.
Безумие царствовало на главной дороге Города. Широкая мостовая усеяна урожаем из тел и залита кровью. Такой ли ответ хотел получить каждый стражник, поднятый посреди ночи в казармах?..
Ты – вновь молод. Несмотря на бренность стареющего тела, в глазах – не истлевающая искорка молодости. Сокрушающий удар щитом пришёлся по груди приблизившегося мертвеца. Если бы он был жив – этот удар выбил бы из противника весь дух, сбил с ног, повалив к твоим ногам готового к смертельному удару врага. Но это был ветхий, несмотря на необыкновенную скорость, мертвец. И удар сломал ему рёбра. Ты слышал, как хрустнули внутри него старые кости. Труп замер, но лишь на короткое время. Пара точных, добивающих ударов – и противник оказался повержен.
Ты обратился к Робби, что в этот момент застыл, восхищённо глядя на тебя. Кажется, в этот момент он нашёл себе кумира. Секундное замешательство – и парень послушно кивнул, встав тебе за спину…
Бросок вперёд. Рубящий удар по спине мертвеца, по открытому горлу. Робби, несмотря на лёгкую дрожь в руках, срубил голову второму. За краткий промежуток времени двое из четырёх трупов оказались повержены. Перед твоими глазами – Алфи…

Карл, Алфи
Алфи совершил рывок вправо, и в тот же момент Эрика – влево. Перед обоими оказалось по двое мертвецов… Эрика отбивалась, Алфи – тоже. Один из трупов впился в плечо последнему, в опасной близости от горла и артерии, но в этот момент чей-то удар пришёлся по спине напавшему, перерубая позвоночник. Ещё один удар – и мертвец упал на мостовую. Второй последовал за ним. Спасение пришло неожиданно в лице Карла и Робби.
Эрике тоже повезло. Оставшихся мертвецов помог докончить Имлерих.

Всем
Атака десятка ходячих покойников закончилась достаточно быстро. Участок дороги оказался свободен.
Остановились, перевели дух.
Застыл командир, подсчитывая потери. И вы подсчитали, сколько вас осталось. Двенадцать из двадцати.
- Я не знал, - в образовавшейся тишине подал голос ван Даарен. Спокоен, как и всегда. Только застыло что-то в глубине глаз. Какая-то внутренняя печаль. – Если бы я знал, с чем придётся столкнуться…
Но сожалениям не было места. Битва ещё не окончена.
- Единый карает трусов, трибунал – дезертиров. Сейчас мы нужны Городу как никогда, задавите в себе страх. Этот… противник тоже смертен. К баррикадам, солдаты!
Двенадцать оставшихся стражников. Не слишком охотно вновь встали в строй. Теперь они знали, что ждёт их возле монастыря… Самое пекло.
- Ты видел, как я его! Почти забил! – произнёс веснушчатый парнишка, напрочь забыв о том, что десятник спас его от зубов покойника.
- Мы живы, Тьма меня дери, - ошарашенно говорила Эрика. – Как твоё плечо, Алфи?
- Карл, вы просто… вы просто герой, - щенячьими глазами смотрел на Тайлера Робби.
- Жаль, что так получилось… со Сьюзен… я не успел, - вздыхал огорчённо Косматый.
Минута простых человеческих эмоций. Разочарования, восторга, ужаса.

Баррикады оказались ближе, чем думалось. Конструкция из мебели росла на глазах, обрастая в ночи шипами многочисленных ножек. Переплетение досок словно паутина, не пропускающая внутрь хрипящих с той стороны мертвецов. Но они каким-то образом проникали сквозь щели, забирались по мебели вверх. Удивительная ретивость для усопших…
Минутная пауза сменилась оживлением. Сновали в разные стороны отбивающиеся стражники, но и их становилось всё меньше с каждой минутой. Умершие во второй раз падали на мостовую, образовывая кучи сваленных тел. Крики. Лязг стали. Казалось, само безумие охватило этот участок дороги…
Имлерих быстро сориентировался, оценив обстановку. Солдаты чужих подразделений выносили мебель, но отбивающиеся от мертвецов едва успевали заделывать бреши. Прямо перед вами как раз была одна из таких брешей. И рядом, справа, образовалась ещё одна под напором группы живых покойников…
- По шестеро на каждую, - скомандовал ван Даарен. – Помогаем заделывать и прикрываем!
Итог первого боя
Ганс жив. Убил двоих.
Карл жив. Убил двоих.
Эрих жив.
Алфи жив, благодаря своевременной помощи Карла.
Сьюзен мертва. Пропуск дедлайна в боевой ситуации.

Алфи
Штраф от ранения [-20] на последующие тесты физ. характеристик.

Всем
Д100+Обаяние на "аппетитность".
Д100+Выносливость. Значение ниже 30 даёт штраф [-20] к следующему броску, усталость.
Д100+Сила на зачистку территории.
Д100 на удачу.

Расстановка:
На первой бреши – Алфи, Эрика, Карл, Робби и ещё двое ваших.
На второй – Ганс, его рыжий спутник, Эрих, Косматый и ещё двое.

Дедлайн 20.08
+1 | "Igni et ferro", 17.08.16 04:55
  • хороший пост. Очень хороший. Играть одно удовольствие.
    +1 от Деркт, 17.08.16 10:22

Потрясение. Шок.
Могли ли вы припомнить, в каких именно легендах и сказках упоминаются эти создания? Ни живые, ни мёртвые. И мёртвые, и живые. Это люди. Однозначно, это обычные люди. Они имели свои лица. Своё прошлое. Но… они умерли давно. Тлели до недавнего времени в земле. Отдавшие свои души Единому... Их глаза закрылись навсегда.
Но сон вечности прервался. Равновесие пало перед необъяснимой силой, заставившей ожить сотни мертвецов… Неужели сам Единый перевернул песочные часы, смешав потоки времени?..

Звуки ваших шагов тонут в какофонии творящегося вокруг хаоса. Могли ли вы подумать, что когда-нибудь, проснувшись ночью, вы увидите живых мертвецов?..
Но потрясение первых минут сходит. Шок укореняется внутри, но рефлексы остаются. Заставляют вас следовать за командиром. А он приказывает: «За мной!» И вы послушно идёте.
Идёте и наблюдаете.
За валяющимися на мостовой раненными, убитыми и мертвецами. Свежая кровь небольшими озерцами растеклась на дороге, отражая серебряный лик луны. Остекленевшие глаза взирали на вас с немым вопросом. «Почему? За что?..» Но никто не был в силах ответить.
За стражниками, что яростно сражались с напирающим противником. Не обращая внимания на распластанные на мостовой тела, безжалостно наступая на них. Противный хруст костей. Но им было не до сожалений.
Доспехи стражников частично в крови. Стоило присмотреться получше и понять – кровь свежая. Кровь… их собственная.
Несмотря на сталь нагрудного доспеха. На разящее лезвие меча. Они не могли отбиваться от групп мертвецов одновременно. А те, несмотря на гнилую плоть, двигались ужасающе проворно, вцепляясь в рукава, в шею, в ноги, разрывая плотную ткань… И когда кто-то из стражей оказывался сбит на мостовую, они налетали как падаль на гниль. Сдирая кожу. Выцарапывая глаза. Разрывая сухожилия…
Кровь. Боль. Крики.
Какофония смерти.

Карл
Их так много. Так много вокруг. Живых, сражающихся и бегущих от самой смерти. Мёртвых, что саму смерть обманули.
Запахи. Крики. Всё это витает в воздухе ядовитым туманом, стелясь по одной из главных городских дорог. Оно впитывалось с каждым вдохом в лёгкие. Проникало внутрь и травило разум.
Но ты смог выйти из оцепенения. Смог поднять вверх меч и крикнуть что-то ободряющее. Твой рык прокатился по цепочке солдат, достигнув конца.
- Смертны!
- Точно, да!
- Вперёд!
С воодушевлением, цепочка стражников двинулась следом за командиром…
А вопрос о том, действительно ли смертны, каждый запер в своём сознании как можно дальше.

Алфи
Кажется, Эрика заметила. Румянец на щеках. Алые кончики ушей. Улыбнулась, но промолчала. А вскоре стало и не до разговоров.
Покойники. Это покойники.
Ты слышишь свой голос словно со стороны. А затем приходит осознание. А затем возвращается присутствие духа.
- Чёрт бы меня побрал, это действительно покойники, - выругалась Эрика, бледнея с каждой секундой. – Твоё серебро, Алфи, - вымученно улыбнулась, но даже это далось ей нелегко.
А юнца впереди между тем начало трясти от страха …

Ганс
Ганс-великан. Ганс-громила. Ты был одним из тех, кого лучше иметь в союзниках. На тебя посматривали. Удивлялись твоему хладнокровию.
А воспринял ситуацию ты крайне хладнокровно.
В отличии от твоего соседа…
Рыжеволосый парнишка, увидев опасность в лице мертвецов, задрожал как осиновый лист. Вся краска моментально сошла с его лица, казалось даже, что на несколько веснушек на коже стало меньше…
- Я с тобой, Ганс. Пусть сдохнут, - пытаясь не дрожать, говорил парень. Но энтузиазма в его словах оказалось крайне мало.

Эрих
Видения оказались правдой. Всё оказалось правдой.
Руки смерти, что тянулись к солдатам и рвали их на куски. Безжалостные руки мертвецов.
Крошка Мэри, застывшая на мостовой двумя отдельными кусочками единой картины. Она никогда не сложится. Красивый ребёнок никогда не оживёт, не станет человеком.
Она умерла здесь. Умерла во второй раз. Унеся с собой жизнь матери. И один Единый видит, кого ещё…
Символ Единого – перевёрнутый месяц и солнце – взирают на дорогу с купола монастыря. Медь отражает лунный свет, окрашивая его в красноватый оттенок. Столь подходящий всей остальной картине…
Сама смерть взбунтовалась.
…Что-то каркнул в толпу, выхватывая меч. Те, кто ближе, прислушались. Но ты чувствовал: разница настроений в строю присутствовала. Кто-то боялся, едва ли не до помешательства. Кто-то воодушевился чужой речью…
Ты внезапно почувствовал, как выедает страх стоящую позади Сьюзен. Щупальца ужаса медленно проникали в её разум…

Сьюзен
Мир кружится. И плывёт. Опора под ногами едва ощутима. Луна раздваивается и вновь сходится, словно кружащаяся на тёмном полотне монетка…
Их лица сменяются. Страшные лица. Окровавленные. Полные боли. Ярости. Разложения…
Тебе плохо. Едва стоишь на ногах.
А ужас крепко сковал твоё сердце, сжимая в тиски. Пот выступил на лбу.
Перед глазами картины твоей смерти. Кровавой. Приторно-жуткой. Вот, фонтан крови хлещет из перегрызенного горла. Или сдирают с лица кожу. Или обгладывают до кости конечности. Проникают полуразложившимися пальцами по внутренности…
Это страшная смерть. Вовсе не о такой смерти мечтает солдат.
Но ты умрёшь.
Ты будешь съедена заживо.

***

Всем
Вы прошли уже половину пути. Баррикады становились всё ближе и ближе, вы отчётливей различали её очертания и контуры движущихся фигур. А ещё заметили неровно заколоченные доски на окнах и двери монастыря и руки мертвецов, что тянулись из выбитых окон…
Казалось, им нет конца.
И когда на улице воцарилось относительное затишье они хлынули вновь…
Откуда-то слева, из тёмного проулка. Целая группа жаждущих убийства мертвецов. Оскал пожелтевших зубов. Пустые, ничего не выражающие глаза. Лоскуты обвисшей кожи на лице…
Десяток. Не больше.
Но даже этого количества хватило, чтобы разбить ваш строй.
Они оказались слишком близко. Пугающе близко. И это отпугнуло некоторых солдат, что попятились в сторону, напрочь забыв о воинском духе и вдохновляющих речах. Пока не бросились в бегство.
- КУДА?! – закричал Имлерих не своим голосом. – Вернулись, живо! Всех на трибунал!! – рычал командир, отбиваясь от бросившегося на него мертвеца…
Строй поредел. Строй разбился. Несколько солдат оказались практически один на один с противником, разрывая дистанцию между собой и подразделением…
Больше всего не повезло Алфи. В какой-то момент потеряв ориентацию в пространстве, он попятился назад и оказался в окружении четырёх покойников, отрезанным от остальных. Вместе с ним, спиной к спине, встала Эрика.
Остальным повезло больше. Сплотившись в одну группу, они могли противостоять натиску шести оставшихся мертвецов.
Кто-то ударился в паническое бегство. Вас осталось около 15 человек.
Алфи с Эрикой отрезаны.

Алфи
Д100+Интеллект на манёвр прорыва. Значение выше 50 даёт бонус к следующему броску [+20].
Д100+Сила на прорыв. Порог 60. Ниже – смерть.

Всем
Д100+Сила на сопротивление.
Результаты броска:
1-20 – смерть;
21-40 – множественные рваные раны и укусы, штраф [-20] к последующим проверкам физических характеристик;
41-80 – незначительные раны и укусы, штраф [-10] к последующим проверкам физических характеристик;
81 и выше – перк [+10] на все последующие проверки Силы.

Ганс
Учтён первый бросок удачи без модификатора.

Дедлайн 15.08
+1 | "Igni et ferro", 12.08.16 02:25
  • Да. Достойно.
    +1 от Деркт, 12.08.16 11:28

Их лица.
Сотни бледных лиц. С горящими глазами. Вопящие от безумия. Протягивающие к вам свои руки…
Им страшно. Страх ядом сочится в их кровь, пропитывая плоть, заставляя совершать то, что они совершали. Рваться вперёд, в бессмысленный бой с закованными в сталь стражниками.
Страх творит с человеком невообразимые вещи.
Мелькают сотни лиц. Мужчин и женщин. Взрослых и детей. Искажённые ужасом, с раскрытыми ртами, они являют собой истинный хаос. Сотни мучеников в аду летней ночи…
Они давят. Количеством. Прорываются. Не обращая внимания на тех, кто остался лежать на мостовой. Визжали истерично женщины, выпустившие из рук своих детей. Кричали, припоминая самые грозные ругательства, мужчины. Хрипели под ногами толпы обречённые…
Они давят. Они прорываются. И вы ничего не могли с этим сделать.
Приказ отступать к воротам стал вам спасением.

Берит
Орек встал рядом, плечо к плечу. Сжал щит покрепче. Посмотрел на тебя. Кивнул со всей серьёзностью в ответ. Мрачное настроение передалось и ему. Он так же, как и ты, понимал, что ничего хорошего вас здесь не ждёт…
Затем хлынули они. Единым потоком. И вас с товарищем отбросило на пару шагов назад.
Немалых усилий стоило сохранить строй, несмотря на то, что кто-то прорвался сквозь образовавшийся проём.
И ты начал рубить, когда понял, что сила без кованной стали не сможет ничем помочь.
Взмах.
И брызнул фонтан крови из рассечённой шеи.
Взмах.
И человеческое море поглотило отрубленную руку.
Взмах.
И голова молодой женщины упала к твоим ногам. Изумление на её лице отпечаталось в твоих глазах…
Тогда и Орек начал рубить, наплевав на последствия.
А когда вы подошли к воротам, ты почувствовал на плече чью-то руку в стальной перчатке. Потянула тебя назад, и вовремя: толпа прорвалась. Ещё бы несколько секунд, и ты оказался погребённым под ней…
Обернулся. Флинн.
- Не задерживайся. Толкай ворота.
На воротах уже стоял Орек и вместе с остальными пытался их закрыть. Доспехи окровавлены с ног до головы. И в этот момент ты отчётливо понял: что-то в твоём товарище изменилось. Каким-то иным стал взгляд…

Сукр
Приказ есть приказ. Приказ надо выполнять. Несмотря на всю абсурдность ситуации. Несмотря на живой, человеческий поток, что норовил смять, раздавить вас, такое ничтожное в численности сопротивление…
Кто вы были в сравнении с этой стихией? Стихией массы. Её не нужно останавливать. От неё нужно бежать.
Но приказ есть приказ. Оружие – обух меча да щит. Удары сыпались в разные стороны – и тебе прилетало с разных сторон. Их кулаки не были закованы в латные перчатки. Но били так точно. Так болезненно.
Удар в скулу. Рассечена кожа, течет кровь, заливаясь за воротник.
Удар по виску. Чуть не потерял сознание.
Удар в живот, в бок, по ногам…
Но целились в основном в голову.
И мир кружился. Ночной мир кружился, и луна так ярко сияла в небе… Лун так много… Они имеют свои глаза, что с ненавистью смотрят прямо на тебя…
- Не отключайся! – кричит рядом чей-то знакомый голос.
Ты отошёл поближе к своим. Решил присмотреть за Мирой. Но в тот момент явно она присматривала за тобой – в калейдоскопе сменяющихся лиц ты увидел, как пронзает её меч чьё-то тело. Мужчина обмяк, упал на мостовую, толпа, глядя на убитого, немного отхлынула, давая возможность прийти в себя.
- К воротам!
И вы двинули к воротам. Отступали вправо. В какой-то момент ты потерял из виду Миру, но выхватил из толпы фигуры Сиэля и Айлинн. Они стали твоим ориентиром.

Сиэль, Айлинн
Напор толпы беспощаден. Уже не играло никакой роли кто вы, ваше происхождение. Вы были стражами и исполняли то, что вам приказано.
Она хлынула слишком внезапно, чтобы вы успели подготовиться. Обнажить меч. Осознать весь ужас ситуации. И вы следовали приказу, не рубили толпу, как кто-то совсем рядом с вами. Кажется, это был Кляйн. С чавкающим звуком его меч кромсал тела людей и полуэльфов, что попадали под горячую руку. Где-то за ним – ещё двое. А затем и другие стражники присоединились к бойне…
Бойня. Вот как это называлось.
И в один момент, когда ещё не стало слишком поздно, пока толпа не рванула с такой силой, что погребла под себя некоторых из ваших товарищей, - вы рванули назад, сбросив со щитов чьи-то повисшие тела. Нашли друг друга в толпе. В стихийном порыве бросились назад.
А толпа, завидев проём, устремилась за вами. Она бежала по пятам. Она тянула руки. Дышала в спины…
Но вы оказались быстрее. Нырнули за спасительные узорчатые ворота, глядя через щели на беснующуюся толпу. И где-то в ней мелькали лица ваших товарищей…
Но вы были в безопасности.

Герман
Их было много. Слишком много. А ты слишком многое повидал в жизни, чтобы так просто отступать перед трудностями…
Что значит без оружия? Что значит этот глупый приказ? Сдержать толпу на одних щитах – невероятно трудно. А когда она хлынула на шеренгу стражников – стало ясно, что это и вовсе невозможно…
Лезвие меча сверкнуло в свете луны. Как топор палача, занесённого над приговорённым. И он стал последним, что видели в своей жизни неосмотрительные горожане…
Рубить. Направо. Налево. Кромсать до тех пор, пока они не поймут, что лезть на вас – бесполезно.
И ты был не один. Боковым зрением ты видел Берита и Орека, что так же умело орудовали мечами, вырезая толпу. А справа – заметил удаляющиеся фигуры Сиэля и Айлинн.
Кто-то умирал. Кто-то отступал. И в какой-то момент ты понял, что остался одним из последних. Видел, как умер Макран. Так нелепо. Брызнула в глаза чужая кровь. Отвернулся. Всего на долю секунду…
Ты слышал его предсмертные крики под толпой. Перед тем, как броситься к воротам.
Легко ты не отделался. Но, в отличие от некоторых, хотя бы не получил ножевые ранения.

***

Всем
Ворота сдвинулись, но не сразу. Вы услышали, как воет внутри них металл. Почувствовали сопротивление толпы. Они рвались за ворота. А вы толкали, не жалея сил…
Пот струился градом, смешиваясь с кровью.
В конце концов, они поддались, сошли с места. Приложились к ним руки Анны и Ланса. Безмолвный сотник, спохватившись, тоже бросился помогать.
И дело двинулось. Медленно. Каждый шаг давался с трудом. Каждый дюйм мостовой вы отвоёвывали у беснующихся жителей.
Ещё немного.
Ещё чуть-чуть…
И ворота с грохотом захлопнулись. Легли на петли тяжёлые брёвна. Опустились вниз цепи…

Отошли на несколько шагов. Наблюдали, как бьются в ворота сотни человеческих рук, как тянут сквозь прорези пальцы. И эти безумные глаза… смотрят на вас с ужасом и испепеляющей ненавистью.
Теперь весь Город разделён на две части. Что бы не творилось у внешней стены, но дворец в относительной безопасности…
Уайтхолл застыл как вкопанный. Седой сотник смотрел себе под ноги. И только во взглядах Флинн и Крейга читалась сила воли, жёсткость. Кажется, они всё прекрасно понимали. Понимали, что теперь отрезаны от остальной части города…
Все ваши родные и близкие остались там. За стеной в несколько десятков футов…
Пока свобода действий. Приходите в себя, можно устроить небольшую социалку.
4 нпц активны, д100+Обаяние. Порог 60.

Дедлайн 15.08
+1 | "Igni et ferro", 12.08.16 02:20
  • Опасания пробирают до дрожи.
    +1 от Francesco Donna, 12.08.16 06:42

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Очень жалею, что сюда получается постить так редко.
    +1 от Akkarin, 11.08.16 14:17

«Форд» остаётся позади, как и девушка, сидящая в салоне машины. Ей явно не хочется выходить на холод, но не это служило основной причиной: она боялась. Больше всего боялась, что сейчас возле фуры покажется ненавистная фигура…
Ты чувствуешь на себе её провожающий взгляд. Но и он не способен остановить тебя.
Огонь. Тебе нужен огонь.
Зажигалка в твоей руке – орудие…

Необыкновенно тихо. Не считая противного гудка легкового автомобиля. Ни из него, ни из фуры так и не показались водители. Возможно, последствия аварии оказались для них плачевными. Или где-то там, в одном из салонов…
Где бы он ни был, он должен исчезнуть. Огонь – орудие мести. Грозный союзник и враг.
Подходишь к перевёрнутой кабине фуры. Она кажется ещё больше, чем издалека, - настоящий зверь. И этот зверь, раненный, лежит на боку, не в силах подняться вновь…

Ты можешь заглянуть в кабину. Увидеть лицо с сапфировыми глазами. Увидеть в них искру страха. Но на это нет времени. Есть только цель, которую необходимо выполнить.
Чиркнул зажигалкой. Тонкая струйка огонька взвилась вверх. Такая яркая в темноте. Выделяющаяся в гамме белых и чёрных тонов. Именно эта искра должна решить чью-то судьбу…
Короткий полёт – и металлическая зажигалка оказывается на снегу. Короткий миг – и потемневший от масла снег вспыхивает полупрозрачным синеватым огнём. С жадностью, огонь перекидывается на пузо поверженного зверя, обгладывая его металлический скелет. А зверь продолжает безмолвно лежать…

Отходишь назад. Всё дальше и дальше.
Огонь пожирает машину. Всё больше и больше.
Эти декорации должны сгореть дотла. Превратиться в пепел, ради того, чтобы ты смог написать следующую страницу в жизни Ди.
Она должна жить. Убийца – умереть.
Если он там, в кабине, - его жизнь предрешена. Неспособный выбраться, он мог лишь наблюдать через стекло, как взвивается ввысь огненная геенна…

- Что здесь… что происходит?.. – слышишь чей-то слабый голос. В следующее мгновение на фоне горящей фуры появляется новое действующее лицо.
Мужчина среднего возраста, приблизительно твоей комплекции, брюнет. Одежда сухая, без налипшего на ткани снега. Но больше всего бросается в глаза его окровавленная рука, прижатая к носу.
- О боже… Надо вызывать скорую, там же могут быть люди!.. Офицер, сделайте что-нибудь… - мужчина дрожащей рукой тянется за телефоном, достаёт его из кармана. Капелька крови падает на дисплей.
И в этот момент произошло то, чего ты больше всего ждал.
Взрыв.
Оглушающий взрыв перекрывает собой все остальные звуки. Незнакомец, вместе с телефоном, падает на снег, подхватываемый взрывной волной…
Достижение "Fire!"
Флаги: добавить 1 собственный и 1 выбрать из базового набора первого круга.
Очки: +2 очка на черты\аспекты (два всего, распределить произвольно).
Уровень > 2
+1 | Грань, 01.08.16 20:32
  • Fire-e-e-e!
    +1 от Azz Kita, 10.08.16 12:12

Тишина в коридоре казалась какой-то неестественной, словно сгусток чего-то эфемерного и тонкого – стоит сделать лишнее движение, как разорвётся один из его слоёв, впуская в мир тишины посторонние звуки. Царящее в доме спокойствие лишь обостряло ощущение притаившейся опасности. Нервы на пределе. Казалось, вот-вот – и из-за угла покажется искорёженное лицо старика Блэквуда…
Но они двигались дальше. Никто не появлялся. И темнота была им верной спутницей.

Марси ступала осторожно и бесшумно. Девочка привыкла прятаться и ходить тихо, так, чтобы никто её не заметил. Сливаться с тенью, с окружающей средой и замирать, когда кто-то проходит мимо. И чем тише получалось, тем больше она гордилась собой. Для неё это была очередная игра, в которую интересно играть одной…
Раньше ей никогда не приходилось скрываться в кромешной темноте с кем-то. Необычное ощущение, словно она вовлекла в свою игру кого-то еще. Но вот незадача: правила игры напарник знал, а вот играть не умел…

Всю дорогу, следуя за Марси, Джон производил невероятный шум. Скрип деревянных половиц от его шагов бил по нервам. Приходилось останавливаться и прислушиваться: не проснулись ли хозяева?.. Но, вероятно, им просто повезло, что чета Блэквудов так крепко спит.
Марси поджимала губы, хмурилась, но двигалась вперёд. В какой-то момент она обернулась – так и подмывало высказать Джону, какой он неумёха – но увидев в темноте блестящие глаза и виноватое выражение в них, девочка вновь отвернулась. Вздохнула. Конечно, не все такие шустрые и осторожные как она, тут ничего не попишешь… Главное, чтобы старики не проснулись.

Вскоре добрались до кухни. Дверь была закрыта – но стоило лишь протянуть руку, надавить на ручку, и окажешься в заветном месте. Лишь она отделяла их от цели, от спрятанных за ней яств. Марси знала, что на выходные Бэтси готовила для Блэквудов разные вкусности…
Вспомнив о них и о том, как ароматно они пахнут, девочка ощутила, как заныло в животе от голода. Ей показалось, живот урчит так громко, что этот звук способен разбудить хозяев, и девочка накрыла его рукой. Ещё немного, Марси, подожди. Будешь набирать еды, что-нибудь отхватишь…
Она воображала себе стол, донельзя заставленный посудой с едой. Ей чудился чей-то голос. Такой ласковый и манящий…
Разыгралось воображение? Может, ей захотелось представить, что она заходит не в приютскую кухню, а в кухню своего дома. И что там, у печки, стоит мама и вынимает противень… «Садись, Марселина. Я приготовила тебе ягодный пирог».
Никогда в её жизни не было ничего подобного. Не звала её к столу мама. Не так ласково, по крайней мере. И не пекла она ничего…

Звук голоса Джона вывел Марси из мира фантазий.
Он сам признался, что был неуклюжим! Вот это да. Обычно мальчишки до последнего не признают ошибок. Это ей понравилось, и девочка улыбнулась.
- Хорошо, я попробую, - пожала плечами и подошла к двери. Потянулась к ручке…
  • Отлично чувствуешь атмосферу! И эта деталь с бурчанием в животе - замечательно.
    +1 от Fiona El Tor, 10.08.16 10:53

Ганс, Алфи
Рыжеволосый юнец покосился на рядом идущего Шторха и, судя по тому как побледнело его веснушчатое лицо, эффект от слов получился обратным. В его глазах красноречиво читалось, насколько живо этот парнишка мог представить бредущую по его пятам смерть…
Но, кажется, слова Алфи подействовали на него более успокаивающе. Он даже улыбнулся разок.
- Да я просто… это… желудком плох, а от грохота его шагов, - кивнул на Ганса, - у меня внутри всё прямо переворачивает, вот.
Задор в голосе сквозит. Старается скрыть страх всеми силами.

Эрих
Косматый, хмуро надвинув брови, вновь повернул голову к тебе.
- Псы на смерть воют, - словно повторил мужчина твои мысли. Георг, насколько был способен в строю, наклонился и доверительно прошептал, стараясь, чтобы никто его не услышал: -
Мы идём на смерть, Ворона. Вернее, смерть идёт за нами. Я видел её бледные руки, что тянутся к горлу помирающего солдата… Сотни рук, что тащат за собой тела убитых. Я такого никогда не видел, Эрих. И хочу верить, что это был просто бредовый сон. Ведь у смерти нет рук, а?

Получатели: Эрих `Ворона` Шмидт.

Сьюзен
Твоя сосредоточенность заразительна. Солдат, что шагает рядом, тоже молчит. И тоже слушает. И тоже бросает исподтишка взгляды.
Все бросают. Все слушают. Все пытаются понять, куда они идут и зачем. А Имлерих не спешит делиться информацией. Но, кажется, у кого-то есть своя версия…
- Мы идём на смерть, Ворона, - шепчет мужчина рядом с Эрихом, Георг Косматый, запомнившийся своей заплетённой в косу шевелюрой. - Вернее, смерть идёт за нами. Я видел её бледные руки, что тянутся к горлу помирающего солдата… Сотни рук, что тащат за собой тела убитых. Я такого никогда не видел, Эрих. И хочу верить, что это был просто бредовый сон. Ведь у смерти нет рук, а?

Получатели: Сьюзен.

Карл
Парень по имени Робби хмыкнул. Видимо, твоя фраза о том, что полуэльф способен завести в могилу, ему пришлась по вкусу.
- Точно подметил, старик. Буду глядеть в оба. Не нравится мне всё это, и псы никак не заткнуться… Ещё и этот выродок молчит…
На твой крик где-то позади послышались одобрительные возгласы, но ставки делали неохотно – всем хотелось хмельного за чужой счёт. Тогда рыжеволосый парнишка из первого ряда, совсем развеселившись, крикнул:
- А я ставлю две, что первым буду я! Ну или… серебрушку и десяток медяков…
- Ставь серебряника три, а то звучит неубедительно. Правда же, парни? – теперь голос подала короткостриженная девушка, шагающая рядом с Алфи, Эрика. Солдаты позади начали поддакивать.
Имлерих отчего-то молчал.

***

Всем
Настрой в десятках, следующих за ван Даареном, изменился. Темнота, что выглядывала из укромных уголков, словно развеялась, стала не столь угольно-чёрной, как казалось, когда солдаты покинули стены казарм. Луна сияла ярко. Огни освещали многочисленные перекрёстки. И вой собак стал значительно тише.
Казалось, чем ближе к окраине – тем спокойнее. Но так казалось недолго.
Услышали шум всего за пару домов от вас. Но шум, далеко отличный от какой бы то ни было бойни. Шум, напоминающий скорее… слабое волнение толпы. Переговоры. Едва различающееся среди этого бряцание доспехов.
Имлерих шёл вперёд, не думая останавливаться. И в какой-то момент два десятка солдат оказались на открытом пространстве – дома расступились, являя вашему взору следующую картину.

Небольшая площадь, залитая лунным светом. Фонтан посередине. На бортиках сидят несколько людей – обычных горожан, по одежде явно небогатых. Кто-то лежит, кто-то сидит, кто-то привалился к бортику спиной. У некоторых из них темнеют на одежде пятна. Бледные лица. Застывшие, граничащие с безумными взгляды. Рядом с фонтаном – несколько солдат. Верно, стерегут этих людей, но уж неясно от чего. Сами переминаются с ноги на ногу и держат в руках факелы. Вокруг фонтана снуют женщины в белых, но уже изрядно запачканных рясах, стараясь перебинтовать раненных. Но тем, кажется, всё равно – даются без возражений.
Внимание привлекало оживление на противоположной стороне. Там между длинными домами чернел проход под аркой – выход с площади. Возле неё собралась толпа – количеством чуть меньше вашего подразделения. Выход же перегородила стража – количеством не больше полудюжины. Приблизительно столько же стражников жались поблизости, как вы могли судить – возле командира, и что-то с ним обсуждали.
Имлерих остановился ненадолго, рассматривая площадь и оценивая обстановку. После чего сошёл с места и двинулся прямиком к командиру, скомандовав вам остановиться чуть поодаль - у фонтана. Отличительные знаки позволяли распознать в командире полусотника.
- Десятник Имлерих ван Даарен, прибыл с подразделением под командование сотника Ричарда Гонта, - с ходу представился, без лишних слов. Вы слышали каждое его слово.
- Ага, подкрепление, - коротко ответил командир и окинул два десятка стражников взглядом, в котором читалось нечто похожее на облегчение и испуг. – Полагаю, вам донесли куда двигаться надо? Продолжайте путь. Сотнику нужна ваша помощь.
Полуэльф выдержал короткую паузу.
- В самое пекло?
На лице полусотника появилась тень недовольства.
- Следуйте к монастырю, ван Даарен.
Имлерих какое-то время оставался неподвижным, и те, кто наблюдал за десятником в профиль, мог заметить на лице его недовольство, граничащее едва ли не с гневом.
- Слушаюсь.
Полуэльф сошёл с места, позвал жестом вас. Краткая передышка закончилась, эхо шагов вновь раздалось над площадью. Оставшиеся стражники провожали вас любопытными и встревоженными взглядами.

Ваше подразделение приблизилось к арке. Вы уже могли расслышать некоторые слова, что говорили люди в толпе. Большинство из них просились обратно. У некоторых так же темнели пятна на одежде, но, несмотря на это, они хотели повернуть назад – к монастырю.
- …Моя дочь!.. Там – моя дочь! Пропустите меня, умоляю, пропустите… Ей же всего пять… Пять! Моя малышка, моя кроха… Умоляю… - стенала женщина, что едва не бросалась на стражников, пытаясь вымолить пропуск. Но стражники оставались непреклонны. А полусотник не обращал никакого внимания на толпу.
Вы прошли мимо. Пришлось расталкивать горожан, что не хотели пропускать вас вперёд. Расступилась перед вами стража. В этот момент выскользнула из кольца рук стенающая женщина и побежала со всех ног вперёд, в сгущающуюся под аркой тьму. Никто не спешил её остановить.
Тьма меж домов сгустилась и над вами. Лишь лик луны смотрел на вас с небес. И ненадолго вы оказались в полнейшей тишине… Не слышались ни ропот толпы, ни вой собак. Лишь ваши шаги. И в этой тишине остановился десятник. Повернулся к вам.
Всегда надменный, молчаливый и неприступный. В этот момент в его глазах сияли искры эмоций.
- А теперь слушайте меня. Вы – стражи. Вы – воля закона. Но те, кто отсиживается в тылах, считают вас просто расходным материалом, - полуэльф с яростью сжимал кулаки. – В первую очередь, вы – воины. Не теряйте бдительности, вспомните приобретённые навыки. В эту ночь Город в нас особенно нуждается.
Эрих
Монастырь святой Ноэль назван в честь полуэльфийки, которая, по слухам, обладала ведовскими способностями – в него принимают исключительно женщин. Монастырь святого Серафима так же был назван в честь основателя – исключительно мужской. При обоих монастырях есть госпитали. И оба почти в равной степени отличились знаниями в области медицины, но второй – чуть больше.
Колокольня расположена близко к стене. Рядом с ней в разные дни беднякам раздают пищу.
Трактир «Три свиньи» примечателен тем, что находится в одном из самых грязных и бедных районов.
Все четыре точки приблизительно равноудалены друг от друга, в разной степени – от дворцовых стен.
В Город ведут три дороги. Монастырь святой Ноэль и трактир расположены достаточно близко к внешней стене и воротам. Первый – у главных ворот, второй – у правых (если смотреть с дороги, ведущей в Город).

Всем
Если оглядываете людей у фонтана – д100+мудрость. Порог 80.
Спрашиваете что-то у Имлериха - д100+обаяние. Порог 60.

Дедлайн 4.08
+2 | "Igni et ferro", 30.07.16 02:43
  • За чудный обширный пост))
    За интригу, за описания и персонажей)
    Молодец, вытаскиваешь)
    +1 от Деркт, 30.07.16 17:47
  • Имлерих производит впечатление
    +1 от Ein, 04.08.16 08:00

Марси хотелось поскорее уйти из этой комнаты. Бесконечное планирование её утомляло. Девочка уже сошла с места, собираясь выйти, когда услышала своё имя. Обернулась. Один из старших мальчишек решил ей помочь. Не ожидая подобного поворота событий, Марси нервно одёрнула рукав кофточки. Старшие с ней особо не общались, и Марси не любила к ним подходить – ещё получишь подзатыльников. Да и одной ей было гораздо комфортнее, чем в компании. Но вместо возражений девочка неуверенно кивнула. Она подумала: продукты могут быть тяжёлыми, а Джон сильный – он побольше неё утащит.
- Идём, - махнула рукой и шмыгнула в дверной проём, всё ещё слыша за спиной детские голоса: кто-то продолжать обдумывать план… Кто-то даже хотел повязать Блэквудов… Марси закусила губу от обиды: это ведь было её предложение! Но её никто не послушал.
Ну и пусть делают, что хотят. Главное, чтобы всё получилось.

…Лестничный пролёт. Сгущающиеся сумерки проникали и сквозь стены, пропитывая их сыростью. Царящая здесь темнота казалась такой осязаемой… Несмотря на то, что дети действовали тихо, дом жил и дышал. Какие-то шорохи и звуки непременно слышались в старом здании, оживляя это совершенно отталкивающее место.
Вот и сейчас Марси посмотрела вниз с некоторым испугом. Спальня хозяев, как и кухня, находилась внизу. Ей было боязно наткнуться на чету Блэквудов. Кто-то из троицы воришек, скорее всего, наткнётся на них раньше, если те проснутся, но внезапно попасть под горячую руку стариков девочке не хотелось.
- Бэтси сегодня нет. Она уезжает каждые выходные, - зашептала Марси через плечо, делясь с Джоном чрезвычайно важной информацией, будто сам Джон об этом не знал. – Начнём с кухни, ага?
Несмотря на собственный страх, Марси ощутила некий прилив сил. Воодушевление от общей деятельности. Поддержку в лице Джона. И уверенно ступила на лестницу, стараясь идти как можно более бесшумно…
  • Классно с обидой.
    +1 от Fiona El Tor, 01.08.16 20:02

Ступали.
Десятки ног.
В сапогах тяжёлых.
В такт строевого марша.
И бряцала сталь нагрудников.
И слышалось тяжёлое дыхание стоящего рядом солдата, что удерживал в руке своей щит, выставив его перед собой. Так было принято. Так было правильно. И сейчас – безопасно. Словно этот кусок дерева, обитый стальными пластинами, был способен защитить от всего, что ожидало солдата впереди…
Тени сгущались, замазывая город чёрной краской. Редкие фонари, стоящие вдоль мостовых, на небольшой промежуток пространства развеивали черноту ночи.
И в этих тенях неизменно кто-то присутствовал. Смотрел вопросительно и пугливо из своего жилища, провожая стражу взглядом. Запуганные горожане не смели выходить из домов, сами не ведая, что случилось. Слыша всё тот же собачий вой. Слыша тяжёлые шаги стражников. Не понимая… Те же, кто волен был оказаться на улице в это время, ловко сворачивал в сторону от идущих прямо на них солдат. Страшно попасться. Но – солдаты проходят мимо. Команды преследовать нет. У солдат другая цель. А тёмные фигуры растворяются в ночи, боязливо озираясь…

Берит
Нервирует. Этот беспрестанный собачий вой. Словно исходит из ниоткуда. Пропитывает стены домов, вгрызается в барабанные перепонки. Где-то поблизости воют. Но удаляются. Всё дальше и дальше. Словно отлив они утихают по мере приближения к дворцовой стене.
Ты – неопытный солдат, но Город знаешь хорошо. Знаешь, что здесь, ближе к особнякам богачей, дворовых собак на порядок меньше. Беспризорников – тоже. Но взгляды чужие провожают – ощущаешь их за приоткрытыми шторками окон.
- Тебе мало любопытствующих? – недовольно пробурчал рядом идущий парень. Приблизительно твоего возраста и твоей комплекции. Черняв, зеленоглаз. Ореком звать. Парень раздражительный и замкнутый – не из твоей десятки, но приблизительно помнишь.
Орек смотрит в окна домов, пытаясь разглядеть лица…

Сукр
Вокруг тебя – гул голосов. Внезапно осознаешь, что тишина, развеиваемая звоном доспехов и эхом шагов, отступила под натиском чужих голосов. Текли слова, незнакомый акцент резал слух. В пространстве узких улиц особенно отчётливо были слышны отдельные слова.
Здесь всё по-другому. Иные народы, иные традиции. Они говорили свободнее, думали свободнее. Здесь другие дома. Другое оружие – прямое и тяжёлое… И только луна на небосводе – та же. Серебряная монетка на иссиня-чёрной ткани…
Разговоры отвлекают от цели. У этих людей свои заботы. Свои проблемы. Они словно не замечают.
Но ты – наблюдаешь. И девушка рядом с тобой – тоже. Не помнишь имени. Красивая, темноволосая и кареглазая, чем-то напоминающая чертами твой народ.
- Идиоты, - тихо произнесла, не глядя на тебя и словно кого-то поправляя. Но ты услышал.

Герман, Айлинн, Сиэль
Косятся. Стражники, что поблизости от вас, начинают недобро коситься. Кто-то недовольно фырчит, пытаясь утихомирить разговорившегося Кляйна. Прекрасно зная, что разговоры до добра не доведут. Кто-то поглядывает в сторону Сиэля и Айлинн – единственных в строю представителей полукровок. Окружающие молчат, но вы прекрасно это чувствуете – общую неприязнь, сгущающуюся атмосферу напряжения. Не любит большинство полуэльфов. Помнят, как несколько лет назад те учинили погром где-то на задворках Города, едва не добравшись до респектабельных районов…
- А может, это снова они?..
- Полуэльфы взбунтовались…
- Ничего, уши-то пообрезаем…
Начались тихие, едва слышные разговоры позади.

Всем
Строевым маршем вы двигались вперёд. Дворцовые стены росли перед глазами, возвышаясь над крышами домов. И отчётливо, насколько могли уловить, вы услышали… гул. Такие звуки стражник ни с чем не смог бы спутать.
Ещё не вывела из своей сети вас паутина улиц. Но уже здесь, за домами, вы явственно ощущали нарастающий гул толпы.
…Ланс шагал быстро, не оборачиваясь. И, казалось, ускорился чуток, так, что пришлось прибавить за ним шагу.
Не услышал бы тихих разговоров, но разговоры затянулись. Среди топота ног различался звонкий голос полуэльфийки. Басовитый – её собеседника. Уловил слух сотника, что позади происходит именно то, что он так не любит. Пустая болтовня.
- Солдаты, разговорчики в строю! – рявкнул сотник и остановился, заставив и два десятка подчинённых встать посреди улицы. Во взгляде – прожигающий гнев. – Языки прикусили, салаги. Приказ был строиться и выходить на пост. Был или нет, я спрашиваю?! – невнятное бормотание в рядах. – Языком чесать в свободное время будете, а сейчас – вы на службе. Идёте тихо и как подобает стражнику. Самые болтливые отправятся на «губу», если я ещё раз услышу чей-то голос. Уяснили?
С этими словами Крейг развернулся и направился по прежнему маршруту. И два десятка людей сошли с места…
Всем
Д100+обаяние, если обратитесь к нпц с вопросом. Порог 60.

Дедлайн 22.07
+1 | "Igni et ferro", 19.07.16 02:07
  • Бунт - это страшно. Хороший пост, и Крейг - хороший командир.
    +1 от Francesco Donna, 20.07.16 17:23

Движение грузовой машины не было хаотичным. Не было управляемым в той степени, чтобы ты был абсолютно уверен в присутствии за рулём конкретного водителя. Оно было линейным. Траектория – абсолютно прямой. И с той скоростью, с которой двигалась фура, иной маршрут оказался бы смертельно опасным – учитывая слои снега под колёсами многотонной махины…
Маячивший впереди поворот красноречиво указывал на то, что дальнейший путь с той же скоростью грузовая машина просто не преодолеет. Не сможет вырулить необходимо быстро. И с каждой секундой, что автомобиль приближался к холмику снега на обочине, становилось ясно, что выруливать никто и не собирается…

Ты наблюдал, словно в замедленной съёмке, как наезжает фура на сугробы снега, как заваливается набок и проезжает какое-то расстояние в таком положении, рассыпая из нутра драгоценный груз. Как врезается в крышу ехавшая по встрече легковушка – жертва неминуемых обстоятельств…
И отчего-то ты уверен, что это не он.
Идеальная сцена. Идеальный просчёт. Или просто чья-то неудача?.. Нетрезвый или уснувший водитель за рулём. Непогода. Отказавшие тормоза.
Это не он, говоришь ты сидящей рядом девушке. А она переводит недоверчивый взгляд на тебя, и ты читаешь в нём суеверный страх.
- Видения… - повторяет она эхом, словно силясь понять твои слова. – Я помню лучи солнца. В моём видении был рассвет. Я знаю, что всё должно завершиться на рассвете!.. Но… всё может измениться. Нити вероятности сплетаются в клубок… - в этот момент Ди замолчала, последние слова произнося охрипшим голосом.
Очевидно, ей страшно. Но ты – ты спокоен. И столь же спокойно отбираешь у Дианы её зажигалку. Вновь. Но теперь – явно не для того, чтобы прикурить сигарету с оставленным на фильтре алым следом…
Девушка хватает тебя за руку, как только ты открываешь дверцу.
- Джон. Умоляю, не иди туда. Вдруг это ловушка. Пожалуйста, поехали отсюда…

В какой-то момент Ди хочет остановить меня. Так драматично — пожалуй, конечно, куда больше она переживает за себя, ведь если со мной что-нибудь случится, она останется одна, и все же мольба в ее голосе неподдельна.
Но мне нужен огонь.
— Мы и так в ловушке. Чтобы уехать отсюда, нам придется возвращаться почти до объездной дороги Саммерфилла.
Я мягко, но настойчиво освобождаюсь от ее хватки. Можно было бы сказать, что я хочу помочь пострадавшим в аварии, ведь благородный защитник должен быть благородным. Можно было бы придумать еще тысячу фальшивых причин, или в конце концов сказать правду, попытаться объяснить это настойчивое внутреннее требование добавить декораций. Но я ухожу молча.
Мне нужен огонь.

Ди молчит в ответ. Ослабевает хватка тонких пальцев, скользит ладонь по твоей руке. Она смотрит на тебя и молчит, не требуя послушаться её и сейчас же уехать. Возможно, она действительно тебе верит. А, возможно, у неё просто не осталось сил для сопротивления…
Ты покидаешь автомобиль. Выходишь на дорогу, навстречу холоду и неизвестности. Ледяной ветер обдаёт кожу лёгкой прохладой, ноги вязнут в липком снегу. Сжатая в руке зажигалка даёт уверенность в том, что в следующее мгновение декорации пополняться ещё одной деталью. И всё будет по-твоему. В этот раз.
…Противный гудок легкового автомобиля продолжает оглашать округу. Её водитель и не думает показываться на проезжей части. Так же, как и водитель фуры, к которой ты и приближаешься.
Вот, перед тобой уже возвышается перевёрнутая кабина. На огромных колёсах налип потемневший снег…
Дополнительная информация:
1. чтобы добраться до дверцы, необходимо ухватиться за верх рукой и подтянуться.
2. что-то маслянистое стекает по дну машины, раскрашивая снег в тёмные цвета.
+1 | Грань, 01.07.16 22:44
  • Низкий поклон.
    +1 от Azz Kita, 20.07.16 16:36

Ступали.
Десятки ног.
В сапогах тяжёлых.
В такт строевого марша.
И бряцала сталь нагрудников.
И слышалось тяжёлое дыхание стоящего рядом солдата, что удерживал в руке своей щит, выставив его перед собой. Так было принято. Так было правильно. И сейчас – безопасно. Словно этот кусок дерева, обитый стальными пластинами, был способен защитить от всего, что ожидало солдата впереди…
Тени сгущались, замазывая город чёрной краской. Редкие фонари, стоящие вдоль мостовых, на небольшой промежуток пространства развеивали черноту ночи.
И в этих тенях неизменно кто-то присутствовал. Смотрел вопросительно и пугливо из своего жилища, провожая стражу взглядом. Запуганные горожане не смели выходить из домов, сами не ведая, что случилось. Слыша всё тот же собачий вой. Слыша тяжёлые шаги стражников. Не понимая… Те же, кто волен был оказаться на улице в это время, ловко сворачивал в сторону от идущих прямо на них солдат. Страшно попасться. Но – солдаты проходят мимо. Команды преследовать нет. У солдат другая цель. А тёмные фигуры растворяются в ночи, боязливо озираясь…

Ганс
Спокоен. Невозмутим. Шагаешь в строю – так, как учили.
Шагаешь быстро, иногда сбиваясь с такта – неуклюжесть и неповоротливость играли свою роль.
Осознавал ли ты, что произошло что-то из ряда вон? Думал ли о том, что ты на очередных учениях? Или что это – просто твоя работа, не задумываясь, зачем вас подняли среди ночи?..
Ты спокоен.
А вот рыжеволосый, усыпанный веснушками юнец рядом с тобой – совсем нет. Кажется, что едва-едва держит он в руках щит. Стоит напугать слегка – и уронит.
Чудом оказался он в первых рядах. Но благо – рядом с тобой. Поглядывая на тебя ему становилось не так страшно. Ведь ты – большой человек. И спокоен внешне.

Алфи
Шагаешь уверенно. За спиной Ганса совсем не страшно. Широкая спина Шторха – словно второй щит. Рядом – товарищи по оружию. Во главе отряда – решительно ведущий вас командир, не вызывающий сомнений в том, что с ним вы под присмотром опытного бойца. Изощрённый ум полуэльфа был способен решать различные задачи. И, кажется, поставленную теперь задачу он тоже знал как решить…
Возможно, стоящая рядом девушка из твоего десятка тоже так думала. И потому шагала и смотрела вперёд без страха.
Короткий ёжик светлых волос, и только на затылке – тонкий и длинный хвостик. Эрика кажется её звали.

Эрих
Витают в голове различные мысли. Соображаешь. Предполагаешь. И восстают в памяти детали городской карты.
Внутренняя стена. Четыре, практически равноудалённые точки близко к внешней. Близко к внешней – близко к трущобам. Монастыри, трактир, колокольня. Все они расположены явно не в благополучных районах. В районах, куда всякий стражник с неохотой следует нести патруль. Бедность. Замшелость. Стражнику бы в районы подальше от стены. Там меньше вони. Меньше обнажённого наружу быта…
Ты видишь эти точки внутренним взором. Видишь пики башен монастырей на фоне ясной луны. Видишь отливающий позолотой колокол. Вывеску с тремя свиными пятачками. Именно эти картинки – так отчётливы. Но дальше… вновь тьма.
Косматый шагает рядом. Смотрит вперёд, и взгляд его суров и сосредоточен. Он словно не сразу услышал твой голос. И повернулся лишь минуту погодя.
- Монастырь святой Ноэль… Мы топаем именно туда, - отвлечённо произнёс стражник. Выдержал паузу. – Неспокойно там, Эрих. Очень неспокойно. – Огляделся Косматый. Замолчал. Товарищи рядом уже поглядывают.

Карл
Ты идёшь. Рядом со своими товарищами. Маршем пересекаешь улицу. Одну. Другую. Третью. Нависают над тобой крыши домов, норовя перегородить собой небо. Перегородить доступ к свежему воздуху – ведь здесь, в паутине узких улочек, вновь душно. И звонкое эхо шагов отражается от кирпичных, а после – и деревянных стен…
Напряжены солдаты. Ты это чувствуешь. А Имлерих явно не спешит нарушать молчание и хоть как-то повлиять на спокойствие солдат.
Тогда это делаешь ты.
…Полуэльф оборачивается, глядя назад через плечо. Светло-голубой глаз ищет в строю говорящего, но тяжело это сделать. Особенно благодаря высокой фигуре Ганса.
- Разрешаю, - говорит. Тоном словно надменным. Отвечает на твой вопрос: – Приказа зажигать факелы не было. И не последует до тех пор, пока в этом не будет необходимости.
Кто-то рядом с тобой морщится. Мужчина помладше тебя. Явно не нравится ему это эльфийское отродье в командирах. И от некоторых солдат исходит та же неприязнь.
Эрих
Д100+обаяние – получить от Косматого больше инфы. Порог 60.

Сьюзен
Пропуск дедлайна. Автоход.

Дедлайн 22.07
+1 | "Igni et ferro", 19.07.16 02:05
  • Это хороший пост. Ситуация, описание, всё ооочень гуд.
    И командир настоящий, и вообще)
    +1 от Деркт, 19.07.16 13:37

Стены гарнизона остались позади. Строевым маршем покинули свою обитель стражники. Ради цели, которая оставалась им до сих пор неизвестна. Поднятые среди ночи, сейчас они шагали по улицам Города. Развеялись последние остатки сна. Иные мирские заботы остались позади. Думы другого рода занимали теперь их мысли.
Вырос ли стражник в Городе или нет – сейчас Город казался ему словно чужим. Тёмным и неприветливым. Под сенью серебристой луны тени казались гуще, пустив свои щупальца по многочисленным улочкам меж домов. Притаились под крышами, за стёклами окон.
Стражники шагали. Под дружный хор собачьих голосов. И чувствовали на себе взгляды. Где-то там, в прорезях занавесок, притаились чужие лица, невидимые в своей крепости. Они наблюдали. Десятки глаз.

Всем
Паутина улиц запутывала. Словно пауки, вы двигались по её сетям. В какой-то момент ваше подразделение отделилось от остальных, оставив их позади. Они ушли влево. Вглубь петляющих по всему Городу улиц. Лишь слышались вам отзвуки многочисленных шагов, но и они затихли какое-то время спустя, оставив вас наедине с командирами.
Вас осталось всего двадцать. И осознание этого не придавало решимости. Чем меньше войско – тем уязвимее, это было ясно и без заученных истин. Гулко отражалось в узком пространстве эхо ваших шагов.
Ланс и Флинн шли впереди, Анна – чуть позади сотника. Кто-то из вас, быть может, обратил внимание, как поворачивалась женщина к своему командиру, словно порываясь что-то произнести, но продолжала молчать. От неё веяло некой неуверенностью. Зато Крейг – двигался быстро и решительно. И росли перед ним дворцовые стены, до которых оставалось не так уж долго…
Всем
Двигаетесь строем по 2 человека. Улицы достаточно узкие. Ваши персонажи ближе остальных к командирам.
Социалка по желанию. Неписи активны, можно обратиться. Знаете, что Анна – достаточно отзывчива. А Крейг не любит глупые вопросы и пустую болтовню.

Дедлайн 16.07
+1 | "Igni et ferro", 12.07.16 23:26
  • Уровень интриги нарастает^^
    +1 от Francesco Donna, 15.07.16 20:00

Дурной сон. Оставляющий после себя странные ощущения. Липкий, закрадывающийся в душу страх. Предчувствия чего-то нехорошего в будущем.
Но это – всего лишь сон. Каким бы мрачным он ни был. Какие бы образы не воплощались твоей фантазией. Какие бы страшные тени не преследовали тебя в границах сновидения. Рано или поздно оно окажется позади. Ты и не вспомнишь. Только останется это необъяснимое, скверное чувство в груди, как только ты откроешь глаза…
Не бойся. Я отведу тебя домой.
Единственное, что запомнилось отчётливо. Слова, отпечатавшиеся штампом в мозгу. Слова, о которых ты думала затем. Когда душным августовским вечером ты, вместе с остальными приютскими детьми, оказалась на втором этаже, продумывая план побега…

…Марси сидела чуть поодаль, на бочке у окна, болтая худенькими ножками. Так занятно было наблюдать за остальными. Так забавно думать, что её тоже позвали, вовлекли в эту своеобразную игру. Только в этот раз игра имела серьёзные последствия.
Невольные жители приюта решили сбежать. Вырваться из клетки. И не было бы стольких трудностей, если бы не чета Блэквудов, что орлиным взором следила за ними, отсыпая себе в карманы приличные суммы за содержание каждого. Уж Марси это знала наверняка. Слышала, как довольно звенели они монетками, пересчитывая.
И горе тому, кто решиться сбежать. Блэквуды тут же донесут каким-то серьёзным дядькам. И в погоню они бросятся, и вернут бродяг. Так было уже с кем-то из детей.
Потому Марси никогда и не сбегала. Не знала судьбы иной, живя в приюте с малых лет. Привыкла к тому образу жизни, что есть. Привыкла даже к Блэквудам, научившись не злить их по пустякам и обходить некоторые запреты.
Но теперь… Ей предлагают такую авантюру. Уйти отсюда. И мало того, что просто уйти, - многие предлагали просто немыслимые вещи…
Поджечь.
Убить.
Забрать оружие.
Запереть…
Сердечко девочки стало стучать сильнее, как только она поняла всю серьёзность обсуждаемой проблемы. Спросила себя: точно ли она хочет во всём этом участвовать?.. Так ли уж хочет вырваться из этой клетки?.. Даже зная о том, какими злыми являются их надзиратели… Ведь, так или иначе, они кормили Марси всё это время. А остальной мир – совершенно ей неизвестен…
Она могла уйти. Сказать, что не хочет участвовать в этом. Но она не уходила...

У всех были совершенно различные взгляды на воплощение побега. Кто-то придерживался жестокого плана убийства. Кто-то сомневался, стоит ли это делать. Кто-то предложил альтернативу – запереть…
Марси слушала и выносила для себя определённые выводы. Ребята постарше болтали о том, что за ними случится погоня, если оставить Блэквудов в живых. Что же это значит, нельзя сбежать никого не убив?..
Чем больше маленькая дикарка слушала, тем больше понимала, как мало у них шансов сделать всё по-тихому. Уже сейчас никто не может прийти к единому мнению, что же станет потом, когда они начнут воплощать в жизнь свои планы?..
- Запереть их надо. Устроить ловушку, - подала голос Марси, не прекращая болтать ногами. – И надо звать двоих сразу. И двоих и связать. В подвале, например, - кто-нибудь выкрадет ключ.
План Чарли имел свои трудности, Джозайя верно подметил. И убийство вовсе не выход, как и говорит Джон. А с огнём играть не стоит, чего хочет Джек, - уж Марси это давно усвоила. А вот отвлечь, завести куда-то, вырубить и связать – самое дело осуществимое. Блэквуды любят за детишками гонятся, вот и попадут в ловушку. А что уж с ними затем станет – не их дело. Пусть хоть сгниют…
- Позвать в конюшню, сказать, коней крадут, как Генри говорит. Или что пожар. Забегут – и по голове чем дать… Затащить в подвал и закрыть. А затем и брать уже можно что угодно, - девочка улыбнулась. Игра начинала ей нравится.
  • Вот теперь я жалею, о том что так и не подался.
    Молодец. Марси - живая)
    +1 от Деркт, 13.07.16 10:08

Пьяченца.
Славный город, объединивший под своей сенью столь многочисленные общности. Малые и большие, богатые и бедные. Сегодня, в день исторического для города события, все они собрались перед ратушей, дабы самолично наблюдать частичку истории. Частичку, состоящую всего из трёх человек. Столь многое они значили для горожан в эти мгновения. Личности, что всего несколько дней назад не представляли для города практически никакого интереса. Потенциальные лидеры теперь.
Лидер. Он определится сегодня. И двое других навсегда низвергнутся с верхушки иерархического общества.
Судьба двоих предрешена. Но ещё неясно главное.

Матиас Джованни. Хозяин нескольких тратторий. Кто бы мог подумать, что именно этот человек будет идти сегодня в числе этой троицы. Человек, происхождение которого столь неоднозначно. Человек, пробившийся когда-то из низов. Сегодня для многих выяснится, сможет ли младший Джованни выйти из тени своего отца. Стать чем-то большим для города… Добиться той власти, о которой Гаспаро мог только мечтать.
Матиас Джованни шёл сквозь толпу. Улыбался ей тепло и приветливо, расточая свойственное ему обаяние. Как улыбался бы отец своим детям. Как улыбается хозяин тратторий своим гостям.
Но видел перед собой Матиас вовсе не лица горожан. Скандируемые имена, крики восторга не трогали его душу. Внешне – горяч, но внутри – холоден. Так было всегда, в моменты абсолютной сосредоточенности. Разум – трезв и светел. Сердце – пусто.
Он думал о том единственном, кто получит графскую цепь. Теперь только это имело значение.

***

Избранный круг свидетелей. Внутри ратуши царила совершенно иная атмосфера. Здесь не было толпы, за которой можно укрыться, вниманием которой можно так легко завладеть. Взгляды присутствующих пронизывали насквозь. Взгляды, полные ненависти, презрения, зависти. И в этом логове волков Матиас чувствовал себя достаточно комфортно.
Мужчина не переставал улыбаться, хоть уголки его губ и опустились слегка при виде оппонентов. Стефан, как всегда, расточал излишнюю уверенность в себе. Чуть поодаль застыли его дети. Задержал чуть более долгий взгляд на соблазнительной дочке. Эстакадо же прибыл в сопровождении целой свиты стражников, чем ещё больше накалил обстановку. Джованни переглянулся с капитаном собственной стражи, и во взгляде его читалось множество различных эмоций.

Представление претендентов началось. Собственно, о некоторых кандидатурах Матиас догадывался и до собрания, но теперь его догадки лишь подтвердились – стоило взглянуть в сторону приведённых его соперниками людей. Слушая речь Стефана и скрестив руки на груди, Джованни тонко улыбался собственным мыслям, но на коротком представлении Эстакадо улыбаться перестал. Сориа – фигура весомая и наиболее вероятная.
Матиас оглядел присутствующих, задержав цепкий взгляд на участниках собрания.
А именно на Кальдерони, Марио и Нинни.

Получатели: Матиас Джованни. Уверенно шагнул вперёд.
- Приветствую собравшихся и я. Благородные синьориты, - кивок в сторону Дестефани и Эстеллы, - достопочтенные синьоры, - в сторону мужчин. – Прежде, чем я представлю своих кандидатов, хочу сказать одну вещь. Пусть я не столь богат и не имею в городе укрепляющей моё положение должности и, возможно, происхождение моё вызывает у некоторых вопросы, но, прежде всего, я предан своему городу. Дом Джованни не может похвалиться крепкими связями со столь великосветскими особами, как то представили мои оппоненты, но дом Джованни может похвастаться собственными заслугами перед городом. Вследствие чего – я представляю на суд совета своих кандидатов. Марсель и Адриано Джованни. – Матиас всё бы отдал, чтобы обернуться в этот момент. Усмехнулся своим мыслям. – Сомневаюсь, что кто-либо из вас знаком с моими дражайшими родственниками, ибо они не облагородили своим присутствием вечера высшего света, как и большинство из них - я сам. Но, достопочтенный совет, прошу вас помнить о том, чей дом, в первую очередь, поспешил на помощь почившему Альберти. Чей дом истинно заботился о благополучии Пьяченцы, не думая в первую очередь о своей репутации. Моя семья будет столь же преданно служить городу, как и ваш покорный слуга. – Матиас отвесил поклон и сделал шаг назад.
А во время речи активно жестикулировал. Стоя ближе остальных к окну, подал знак…

Получатели: Матиас Джованни.
  • Правильно) Спасителей города нельзя забывать)))
    +1 от Francesco Donna, 12.07.16 06:53
  • Интересный ход. :3
    +1 от Omen_Sinistrum, 13.07.16 07:26

Нервное напряжение лишь нарастает – среди солдат, что, вытянувшись в струну, стоят перед начальством, едва понимая, что происходит. Блуждают взгляды, выискивая среди шеренги десятников своего командира, словно пытаясь прочесть на их лицах ответы… Но ответов нет. А десятники старательно отводят взгляды, стараясь не с