Набор игроков

Завершенные игры

Форум

- Общий (9761)
- Игровые системы (4633)
- Набор игроков/поиск мастера (26480)
- Конкурсы (5671)
- Под столом (16570)
- Улучшение сайта (5390)
- Ошибки (2390)
- Для новичков (2730)
- Новости проекта (6480)

Голосование за ходы

 
Пальцы Ярр всё-таки попёк, как и язык немного, торопясь вкусить горячущего мяса зайца. Палочка - она ведь не для того нужна была, чтобы ручки в жире не испачкать, а потому что дичина ещё горячей была и в руках её долго держать было невозможно, чтобы не обжечься. Впрочем, до того ли было нашему изголодавшемуся магую? Нет, он хотел жрать! Пардон, кушать. Аристократически употреблять пищу. Трапезничать, значит. А зайчатинка ох была хороша! Лиана умела готовить жареное мясо - не просто так шкурку с ушастого содрала и на вертел надела, абы пожрать, а приправами удобрила это дело, чтобы вкусно, значится, было. Короче, Ласкины обильные слюнки были лучшим подтверждением её кулинарным талантам, а отрыжка, как то водится, лучшей похвалой.
- Вижу, что по нраву пришлась моя стряпня, - усмехнулась странница, поглядев на довольного парня, чьи губы всё ещё были измазаны в жире и слегка пекли от горячего, а глаза под длинными ресницами счастливо блестели. Похоже, это её немного порадовало. Но вот затем она разочаровала Яррике. Сначала потянулась к поясу за флягой, но, услышав про вино, убрала руку. - Только вода, - коротко и лаконично сообщила девушка.
На чудесные Ярриковы застольные манеры Лиана обращала мало внимания, продолжая неторопливо вкушать свою порцию, откусывать зайчатину маленькими кусочками и неспешно пережёвывать. Видно было, что не особенно голодна - орехами три дня она уж точно не питалась. Да и вон, сегодня, говорит, в «Зелёном человеке» была и Григге проставлялся, а значит, кормлена Лианка хорошо.
- Обойдёшься, - фыркнула она на предложение побыть его брадобреем, и презрительно отвернулась.

Пузырёк с жижей, которая горько-приторно пахла какими-то травами да печёными овощами, создавая тот самый, похожий на дёготь, запах, она забрала обратно, когда Ласка намазался. Дарить его насовсем Ли не собиралась. Комары вроде бы перестали досаждать Ярру - хотя и летали вокруг, но садиться стеснялись.
Проникновенную речь мага девушка выслушала не без интереса. Правда, поглядывала на него с большой долей скепсиса, слегка подняв свою бровь и продолжая кушать, никуда не торопясь. Фыркнула тихонько в конце рассказа. Хотела что-то ответить в своём духе насмешливо, но Яррике ей не дал, решив продемонстрировать своё магуйство во всей его красе и зрелищности.
И вот... всё прошло, как Ярр и задумывал! Одна за другой от его рук отлетали струйки воды, на глазах обращаясь ледяными стрелами и поражая близлежащие кусты и деревья, окружавшие полянку. У одного из деревьев даже кора треснула. Затем в небо взмыл целый небольшой фонтан холодной воды, капельки её застывали, превращаясь в кристаллы снежинок, и осыпались вниз снежком - может, не таким пушистым, как хотелось бы волшебнику, но выглядело эффектно. А главное, Лианка-то впечатлилась. Вон как смотрела на эти чудеса с живым интересом.
Всё случилось, как Ярр и рассчитывал. Почти. Только когда он сказал свою коронную завершающую фразу, вздёрнул свою великолепную бровь и подался к поражённой девушке, чтобы прильнуть к её губам, она неожиданно поднялась и шагнула к камню с оставшейся зайчатиной, а губы и руки Ласки встретили пустоту.
- Магия Воды, значит, - хмыкнула она, склонившись над мясом. - Что ж, неплохо, - в тоне её так и звучало «но я видала и лучше». - Ещё мяса будешь? Если нет, я заверну, нам на завтрак останется.
  • - Обойдёшься, - фыркнула она на предложение побыть его брадобреем, и презрительно отвернулась.
    Да она Яррика кадрит! :D
    +1 от Лисса, 28.06.17 12:18

Тревожно стало на душе, стоило приоткрыть дверь подозрительного купе шире и заглянуть внутрь, всмотреться в это пустое и чужое, чуждое, враждебное даже помещение, лишённое пассажиров - наверное, их специально сюда не подселяли из-за запаха. Маша принюхалась. Да, пахло явно отсюда. Разливался сладко-горьким ядовитым нектаром приторным сей чудный аромат по всему вагону, беря начало здесь. И никакие чёрные линии у порога его не сдерживали. Что это за живопись напольная вообще? Девушка недоумённо поглядела под ноги, затем вернулась взглядом внутрь купе.
По спине поползли холодные мурашки-бродяги, сплетаясь в хороводе, разбиваясь на пары и вытанцовывая танго, как в лучших заведениях Буэнос-Айреса. Настоящее пламенное аргентинское танго. Маша никогда не танцевала танго, но была не прочь попробовать - танцы, особенно такие чувственные, она любила. Правда, аргентинское танго отличается жаром и страстью, а вовсе не зябким холодом и жутью, которые нагоняли пустившиеся в пляс мурашки.
Чёрные кляксы на роскошных стенах. На шторах этих ох***но красивых. На полу и на потолке. Словно оспой, этими чернильными пятнами было покрыто всё купе. А моргнёшь - и вроде бы ничего нет. Кузнецова специально проморгалась, застыв ненадолго безмолвным истуканом на пороге, боясь войти, но и уходить не желая, не разобравшись в причинах дурного запаха. Найти бы его источник и сообщить проводникам. Может, животное дохлое? Судя по вони, размером побольше крысы. Кошка или собака...

Что-то под столиком. Бумажка какая-то. Не то, чтобы Маше было любопытно, что это за гадость, но, может, в неё завёрнуто это самое, что воняет? Надо бы разобраться. А может, ну его? Игорю сказать, а он сам пусть решает, что с этим купе делать. Блин, нет, так нельзя! От страха она пытается переложить ответственность на плечи первому попавшемуся мужчине. Это никуда не годится... Надо взять себя в руки и перебороть эту гадостную жуть на душе...
Моргнула от плеснувшего в окна оранжевого света. Надпись на стене померещилась, но это всего лишь игра света и разыгравшегося воображения. Инстинктивно рукой глаза прикрыла. В носу защипало, захотелось чихнуть, но недостаточно сильно для чиха. Кажется, мы останавливаемся? Наверное, другая станция, Маша не очень в этом разбиралась. Но поняла одно: сейчас в коридор, скорее всего, выйдет кто-то из проводников и застанет её у открытой двери чужого купе.
Кузнецова не думала больше. Она быстро перешагнула через порог, присела на корточки и оглядела сначала все углы на полу в поисках предположительного дохлого животного, затем таки обратила внимание под стол. Достать из сумочки платок, дотянуться до этой загадочной бумажки, с брезгливостью её поднять, не прикасаясь руками, и посмотреть, что оно такое, и бросить обратно. И дёру отсюда - в туалет! Пока её тут не увидели.
+1 | Багровый Экспресс, 27.06.17 15:14
  • Она таки вошла ^^ *Здесь следует злой страшный смех"
    +1 от Лисса, 27.06.17 15:24

Специалистом Игорь Кириллович и в самом деле был отменным, настоящий профессионал в ксенобиологии. Однако, странным делом, работая с ним, у Майи не было ощущения собственной ненужности и бестолковости в качестве биолога. Доктор Григорьев, видимо, ещё и тонким психологом был, так как умел находить нужные слова, задавать правильные вопросы и рассказывать то, что ты не знаешь, так, что не было чувства, будто с тобой говорят свысока и пафосно. Это больше напоминало дружескую беседу, где двое коллег делились информацией и своим мнением по тому или иному рабочему вопросу, сообща обсуждали добытые на планете сведения и совместно решали, как следует с ними быть, к какому виду причислить то или другое существо. Подспорьем в работе им была картинка с камер на шлемофонах - записанное видео практически воспроизводило виденное своими глазами каждым из участников первой высадки во вновь открытой Галактике. Майя даже могла полностью просмотреть видеозапись со своего шлемофона, освежив воспоминания. Хорошо, что звук сохранялся отдельно от видео по разным каналам - разговоры девушки по личной связи, хоть и записались, но не прилагались к основному каналу звука, где фигурировала только общая связь.
- Рад слышать, что вам здесь нравится, - улыбнулся доктор Григорьев. Выслушал историю орхидеи и согласно кивнул. - Подтверждаю, это растение довольно редкой разновидности. Ваш отец знает в этом толк, - сказал он так, будто не понимал, что папа Светлов выбирал дочке ироанскую орхидею очень вряд ли лично, за него скорее всего всё сделали другие люди, выполнив капитанское поручение и обратившись к флористам на Ироане. Ну, на самом деле так бы поступил любой, кто не особенно разбирается в цветах, но хочет сделать особенный цветочный подарок. - Но вынужден вас разочаровать, Майя Юрьевна. Теннисные мячики и тапочки ироанские орхидеи не приносят, - с казавшимся искренним сожалением в голосе шутканул Игорь Кириллович. - Те растения, которые приносят... мм, боюсь, они не для домашнего содержания. А собаки у вас, значит, не было? - поинтересовался он.
Услышав про отказ от еды, коллега слегка приподнял бровь. Кажется, хотел что-то сказать. Может, заверить Майю Юрьевну, что ему не составит никакого труда принести ей обед сюда в биолабораторию либо прямо в медкабинет, однако не стал настаивать, чувствуя, что девушка всё ещё не в настроении.
- Тогда сразу после обеда, если не возражаете, я зайду прямо к вам с угощением к чаю. Думаю, Спартак Валерьевич что-нибудь вкусное припас нам к чаепитию, - предложил мужчина. - Затем можно будет ещё немного поработать. Хотя, вам лучше отдохнуть, Майя Юрьевна, вы наверняка устали после этой нелёгкой прогулки. А мы уже обсудили все текущие вопросы и дальнейшую работу можно оставить на меня. Составлю каталог и дам вам ознакомиться, если пожелаете.
Григорьев поднялся с кресла и направился к двери следом за Майей, возвращавшейся в свой любимый кабинет.
- А за что, простите, разнос? - не удержался док от любопытства. - За его вторжение в вашу каюту? Я слышал, он извинялся. Заслуженно, конечно... - Игорь Кириллович немного помолчал и неожиданно серьёзно добавил. - Но у меня к вам личная просьба, Майя Юрьевна. Между нами. Не будьте с ним слишком строги, пожалуйста. Ваня простой и хороший парень с непростой судьбой. Он слегка чудаковат и иногда не знает меры. Поставить его на место не лишне, я считаю. Но всё, что он делает, он делает не со зла или каких-то гнусных намерений, уж простите меня за откровенность. Просто такой он человек... Вы с ним поговорите. Думаю, тогда вы поймёте его лучше.

- Хорошо, Майя Юрьевна. Не беспокойтесь, это останется между нами, - невозмутимо проговорил Данко, но девушке послышалась в этих словах неожиданная улыбка. Неужели искин с ней шутил? Своим лишённым эмоций голосом тайно так шуточки отпускал, чтобы было вроде бы непонятно, что он шутит. Хотя... нет, не могло этого быть. Искины так не умеют. Если уж отключён эмо-блок, то значит - отключён. И всё же, ответ Данко показался исключительно тёплым. Намного теплее эмоциональной реакции Фёдора Михайловича на неожиданные объятия в шлюзе. Данко хотя бы не отстранился...
Через пару минут после её ответного сообщения Стругачёв снова написал: «Держись! Патом встретимся, что-то расскажу. Меня Чижик удивил.». Снова с ошибкой в слове «потом». Должно быть, перед отправкой он проверял сообщения на правописание, но на его несчастье слово «патом» также имелось в русском языке - творительный падеж от шахматного термина «пат».
От Ваньки же пришёл быстрый, короткий и лаконичный ответ: «Буду».
Самое печальное, что Фёдор Михайлович... так и не ответил.

* * *

Светлов смотрел на холодно-невозмутимую морду ящера на экране и в бессильной ярости скрипел зубами. Однако, медлить дальше было нельзя.
- Я вице-адмирал Светлов, капитан звездолёта «Товарищ» Военно-Космических Сил Содружества Народов Земли, - глухо, с плохо сдерживаемой яростью, так и булькавшей в горле, проговорил Юрий Аркадьевич. - Мы попали в эти края через чёрную дыру и разыскиваем потерявшийся звездолёт «Данко». Возможно, вы о нём что-нибудь знаете? - без особой надежды спросил мужчина.
- В этом секторе Галактики нет чёрных дыр, - слегка подавшись к камере, проскрипел Командор. Жёлтые глаза с вертикальными зрачками - самая подвижная часть его лица - ожили и сверкнули, судя по взгляду, он был полон подозрений.
- Она была со стороны входа и перенесла нас в вашу Галактику, - хмуро сообщил Светлов.
- Я беру вас в плен, - безапелляционно заявил ящер, определённо проигнорировавший вопрос про «Данко», - и препровожу на имперскую космическую базу, начальство решит вашу дальнейшую судьбу. Отключите щиты и приготовьте нуль-транспортёр к приёму моего старшего офицера, который будет сопровождать вас в полёте на базу, - вдруг потребовал Командор.
- Нуль-транспортёр? - поднял свою красивую бровь Юрий Аркадьевич. - Что вы имеете в виду?
Глаза ящера потемнели.
- Отсталая цивилизация, - процедил он раздражённо. - У вашего корабля есть искусственный интеллект?
- Есть, - медленно кивнул Светлов, со щелчком сомкнув свои белые, здоровые даже в таком возрасте без всякой медицины, зубы.
- Я перешлю инструкции, следуйте им, - сказал М'к Тел.
У сидящего в капитанском кресле мужчины было жаркое желание выключить к чертям экран и приказать активировать бортовые бластеры, но он сдержался. Чутьё подсказывало Светлову, что это верный путь к гибели. А значит, придётся выполнить все требования чешуйчатомордого. Да и была надежда, что ганцигцы или как их там смогут помочь с поисками Майи, если им не перечить и показать отсутствие враждебных намерений.

За считанные минуты, следуя полученным инструкциям, искин подготовил открытую площадку в отведённой для нуль-транспортирования комнате. Юрий Аркадьевич спустился с капитанского мостика и, стоя на пороге комнаты, ждал прибытия ганцигского офицера. Спустя несколько минут перед ним материализовалась прямо из воздуха бурая, с ног до головы покрытая чешуёй рептилия, вся одежда которой состояла из нашивок с эмблемами с малопонятными людскому глазу символами и узорами и перекинутым через плечо ремешком с кобурой.
Желая должным образом поприветствовать пришельца, Светлов сделал шаг вперёд, но существо злобно зарычало и вскинуло к плечу оружие. Рука капитана потянулась к его собственной кобуре на поясе. Он был предусмотрительно защищён энергощитом, но кто знает, не пробьёт ли его местное оружие.
- Кэп, имперский Командор требует провести прибывшего офицера в компьютерный зал, - раздался в коммуникаторе голос старпома Вольского, дежурившего на мостике. - Думаю, так он называет инженерный отсек.
Человек и ящер некоторое время буравили друг друга злыми недоверчивыми взглядами, но наконец пришелец опустил оружие, а Юрий Аркадьевич убрал руку с кобуры. Поведение непрошеного гостя вызывало у него определённые подозрения, но, по крайней мере, сразу по прибытии не началось пальбы. Однако, что предпринять? Мысли на этот счёт были весьма противоречивые. Можно было подчиниться требованию Командора и провести офицера в «компьютерный зал». А ещё можно было постараться отвлечь его внимание и провести на нижнюю палубу, заблокировав двери в одном из помещений и взяв ящера в заложники. Нет, эта идея показалась Светлову плохой - он не знал, насколько эта раса дорожит своими офицерами, да и демонстрация возможностей нуль-транспортирования поражала. По сути, это было прямое телепортирование - то, что на Земле до сих пор остаётся фантастикой. Невольно вице-адмирал почувствовал себя дикарём из каменного века, столкнувшимся с танком. По этой же причине плохой показалась мысль наброситься на ящера и постараться отобрать оружие.
- Первый контакт, ять... - тихо ругнулся себе под нос Светлов, сопровождая офицера к инженерному отсеку.

Войдя в инженерный отсек, ганцигский офицер окинул взглядом компьютеры, поглядел на хмурого, как большая дождевая туча, Овчаренко, стоявшего перед ним, и прохрипел что-то.
- Приказываю вам оставить меня одного, вернуться на капитанский мостик и следовать за имперским звездолётом, - перевёл искин.
Земляне мрачно переглянулись, и Юрий Аркадьевич кивнул борт-инженеру. Тот вздохнул и направился к выходу, стараясь держаться подальше от ящера.
- Вин мэни нэ до вподобы (Не нравится он мне), - пробормотал Овчаренко, покидая свой отсек, будто захваченный оккупантами дом родной.
Торопливо вернувшись на мостик вместе с инженером, Светлов пронаблюдал картинку с камеры в инженерном отсеке и увидел, как ящер вставляет в приёмный порт бортового компьютера что-то маленькое. Капитан напрягся, отчего-то подумав, что это бомба, но украинец его немного утешил:
- Модем суе, сука, - подсказал он. - Зараз считает находящуюся в памяти компа информацию та передасть её на свий корабль.
Все понимали, что это значило. Отныне и впредь в стычках с ганцигскими боевыми кораблями они будут занимать невыгодное положение, поскольку ящерам станут известны все сильные и слабые стороны защиты и вооружения звездолёта «Товарищ». Возможно, с их продвинутыми технологиями они смогут заслать на корабль компьютерный вирус и удалённо управлять им. Или уже сейчас его запустили...
- Не нравится мне это, - покачал головой Юрий Аркадьевич и задумался. Если ничего не предпринимать до тех пор, пока они не достигнут ганцигской базы, это может затем аукнуться на их общей боеспособности. И капитан принял, возможно, не лучшее решение. - В общем, так. Попробуем захватить назойливого пришельца. Все за мной.
Не слушая возражений Вольского, который пытался аргументировать Светлову, что это самоубийственная тактика, и напоминал, что ганцигцы могут им помочь с поисками «Данко», блондин решительно направился обратно в инженерный отсек. Делать было нечего - спорить со Светловым также было самоубийственной тактикой. Вольский и Овчаренко сопровождали его. А по пути они быстро обсудили, как будет происходить захват. Капитан планировал сам напасть на него. Он набросится на ганцигского офицера, а команда обезоружит и оглушит его бластером.

Реакция ганцигского офицера была молниеносна - не успел Юрий Аркадьевич схватить его, как он нажал кнопку у себя на поясе, и мгновенно активизировавшееся невидимое защитное поле отбросило нападавшего на несколько шагов назад. Сильно ударившись головой о перегородку, Светлов без чувств сполз на пол, а ящер нацелил на двух других членов экипажа своё оружие.
- Впредь не предпринимайте таких безумных попыток, - предупредил чужак своим противным скрипучим голосом и потребовал. - Проведите меня на капитанский мостик.
Скрепя сердце, Вольский и Овчаренко были вынуждены подчиниться. Первый отправился с ганцигцем на мостик, инженер же достал из шкафчика аптечку и принялся приводить в чувство капитана.
В сопровождении ощетинившегося лазерами звездолёта имперцев «Товарищ» взял курс на ганцигскую базу.

* * *

Великолепная лыжница и профессиональный роликовый пилот Майя Юрьевна Светлова отправилась покорять новые, доселе неизведанные просторы звездолёта. Легко и плавно скользили колёса по гладкой, блестящей металлопластиковой поверхности напольного покрытия. Коридоры были пусты, и никто не мешал ей прокатиться всласть с музыкой в ушах, с зелёными очками на глазах и с грустью на сердце, которую эта небольшая прогулка призвана была развеять. Шикарно, наверное, она смотрелась со стороны! Рыжеволосая валькирия, покоряющая космический корабль, изящно скользящая по полу, перебирающая ногами для ускорения и придачи направления движению, время от времени замирающая, словно подхваченная ветром птица в полёте, когда длинный прямой коридор позволял разогнаться и нестись по инерции, не отталкиваясь ногами. Грохотали ролики по лестницам, издавали лёгкий гул, неслышимый из-за наушников, когда девушка мчалась на них по коридорам. Скорость расслабляла, отвлекала от тоскливых мыслей. Кондиционированный свежий воздух обдувал лицо и развевал длинные распущенные волосы.
В спортзале от залетевшей внутрь Майи, испуганно пища на своём дроидском языке и мигая лампочками, шарахнулся очередной нумерованный Вертер, который проводил в помещении уборку после Кырымжановских тренировок. Видно было, что майор здесь недавно был. Точнее, не видно, а... запах. Здесь остался истинно мужицкий запах разгорячённого, вспотевшего от усилий мужского тела. Нет, не воняло, да и кондиционеры вместе с чистящими средствами успели по большей части выветрить этот джентльменский аромат, оставив лишь его слабое, сладковато-горькое послевкусие. Однако же, он чувствовался. Особенно, когда Майя пролетала на роликах мимо аккуратно сложенных в один ряд штанг, стопки блинов разного размера от этих самых штанг и стоящих рядом тренажёров для настоящих самцов. Впрочем, тренажёр был вполне унисекс - женщины тоже могут качать мышцы. Сам спортзал был просторным и разделённым на сектора с тренажёрами, полем для командных игр с мячом (на стенах даже щитки с баскетбольными корзинами висели), кругом для бойцовских поединков и зоной отдыха со скамейками. К нему примыкали душевая с раздевалкой. Всё в одном месте - и никуда бегать не надо, чтобы принять душ после тренировки.
Путешествие пчёлки Майи, её личная экскурсия без гида по кораблю, продолжилось осмотром нескольких пустых и полупустых помещений. Какое-то из них Чижик с Григорьевым наверняка предлагали для запасной лаборатории, но какое именно - можно было только гадать. Кроме пустых столов и стульев, да шкафчиков вдоль стен, в них ничего интересного не было. Зато чистота везде стояла отменная - слава дроидам! Ну или, может, слава Спартаку, если это он наводил здесь порядки.
Майкина прогулка длилась минут двадцать или полчаса, когда, прогромыхав по очередной лестнице и спустившись на этаж ниже, она сначала вспугнула Бегемота, метнувшегося прочь так быстро, что лишь хвост мелькнул в конце коридора, а когда девушка разогналась и собиралась притормозить перед очередным поворотом, из-за угла вдруг появился... Фёдор Михайлович собственной персоной. Он застыл на месте, неодобрительно глядя на летящую прямо на него рыжеволосую валькирию. Кажется, удивился, но потом спохватился и поднял руки, чтобы её поймать, если она не успеет притормозить до того, как в него врежется. Лицо капитана выражало неоднозначные эмоции, по которым трудно было судить о его реакции на вид бортового врача, в обеденное время катающегося по коридорам звездолёта на роликовых коньках.
- Светлова... - покачал он головой, когда Майя сумела вовремя притормозить, остановилась и убрала наушники, и вздохнул с каким-то облегчением. - Ну вот и ты. Я тут это... поговорил с Алексеем. В общем, он согласен на совместный просмотр видео. Хоть мне показалось, ему эта идея не по душе. Впрочем... я его понимаю... Но ладно... А ты, Светлова? - он внимательно посмотрел в глаза девушки, спрятанные под очками. - Рассказывай, что у тебя случилось.
  • Классно! Вопрос в конце и приключения Светлова, это супер. Я так и знала, что на любую силу, всегда найдётся ещё сильнее силы. Отдельно порадовал украинский язык Овчаренко - сокЪ!
    Вот это вообще - прелесть!
    - Модем суе, сука, - подсказал он. - Зараз считает находящуюся в памяти компа информацию та передасть её на свий корабль.

    Поздравляю нас с годом игры!
    +1 от Лисса, 26.06.17 14:56
  • За попытку капитана!
    +1 от rar90, 26.06.17 19:05

- Заблудиться и на подвиге можно, - пожала плечами девушка, никак не комментируя шуточки Ярра по поводу значения этого самого слова.
Сумка у неё с собой была. Но Яррике пришлось бы носить красотку на руках, если бы он действительно вздумал нести её вещи, потому что сумка эта была поясной. Парень её увидел, когда она убрала полу плаща и открыла её, достав на свет божий небольшой стеклянный пузырёк с чем-то внутри мутного болотного цвета.
- Держи, много не трать, - без лишних слов она протянула пузырёк магу. - Хватит лишь немного намазать открытые участки кожи, и комары десятой дорогой будут облетать. Я их тоже не очень-то жалую... а кто их любит, кроме тех самых друидов? - фыркнула Лиана, принимая Ярров меч, и покачала осуждающе головой. - Но ругаешь ты их зря. Твоё счастье, они вряд ли тебя слышат, а то ведь могут и пакость какую-нибудь похуже комаров да слепней наслать. Хоть тех же пауков росточком с богатырского коня, - она многозначительно покивала. - А в общем-то, комары - они тоже жить хотят. Есть одна легенда про Лакуну Охотницу, где рассказано, как они появились. Сказка, конечно... - странница пожала плечами. - Может, слышал? Если нет и хочешь послушать - расскажу за ужином.
Она снова поднялась и ловко отрезала от готового зайца пару больших ломтиков, нанизала их по очереди на приготовленные колышки и протянула один из них Ласке.
- Угощайся, - наконец Лиана соизволила ему улыбнуться не насмешливо, а немного тепло как-то даже. - Меч пока не убирай - ещё пригодится. И осторожно - горячее.

Сняв хорошо прожаренное мясо с костра и положив на расстеленную на бревне тряпицу, девица снова уселась рядом с Ярром, покручивая в руках веточку с нанизанным на неё куском зайчатины, позволяя ей остыть после костра. Она задумчиво и немного с интересом поглядывала на утомлённого и изголодавшегося парня.
- Если ты про Большого Грига, то его жена пошла на поправку. Думаю, лекари ей уже не нужны. Я сегодня была в «Зелёном человеке», - поделилась информацией Лиана. - Григ проставлялся всем за счёт заведения на радостях, вот я и узнала.
Хорошенько подув на горячее мясо, девушка вгрызлась в него зубами, откусывая совсем немного для первого раза.
- Что ж ты, женишок, невесте своей изменяешь, за мной ухлёстывая? - прямолинейно спросила вдруг Ли, насмешливо поглядев на Ярра, и изогнула свою красивую бровь. Не такую шикарную, как у Яррике, конечно, но тоже вполне ничего. - И да, мне не нужен телохранитель.
Сказала, как отрезала. Правда, после этого зачем-то поинтересовалась:
- А что умеешь, кроме как впустую языком трепать и к незнакомкам подкатывать?
  • Лиана классная. И жесткая) "Что ты еще ты умеешь делать?" Ярр красавчик, Ярр умеет красавчиковать)
    +1 от Лисса, 24.06.17 17:31

Сердце Белла-Окунькова отчаянно колотилось, а между тем он мог теперь наблюдать за боем со стороны. Это было красиво, почти как в кино. Двое совершенно одинаковых с виду противников стали кружить друг напротив друга, примеряясь к атаке. Затем схлестнулись, но мечи со звоном отлетели друг от друга, не причинив никому из врагов вреда. И снова принялись кружиться. К этому времени Петя уже окончательно запутался, кто из двоих - копия, а кто настоящий Михаэль, если его действительно так зовут. Хитрый оборотень состроил нейтральную рожу, не показывая эмоций, чтобы Окуньков не знал, кого из двоих бить. Хотя, если приглядеться, можно было заметить оставшееся на боку копии ранение и таким образом её отличить.
Так они кружили некоторое время, но потом начался, что называется, экшон. Один из двоих противников ринулся в атаку, встретил блок и не успел уклониться от контратаки - меч одного из оборотней нанёс мощнейший удар по плечу другого. Потекла кровь из появившейся ужасной раны, и левая рука настоящего оборотня безвольно повисла. Закричав от боли, он отскочил назад, отбиваясь от наседавшей копии, решившей воспользоваться успехом и не отпускать противника. Ещё один удар - ещё одно лёгкое скользящее ранение в бок несостоявшегося Петиного убийцы.
Поняв, что его дело дрянь, Михаэль резко поменял тактику и перешёл в глухую защиту, блокируя удары здоровой рукой с мечом и уклоняясь от них. Он кричал и ругался матом, отпуская довольно забавные местные нецензурные ругательства вроде «заткни гузно мухомором!» и «мать твою кривой тролль имел!». Копия никак на это не реагировала, а вот Зена посмеивалась. Тактика глухой обороны помогла оборотню - раз за разом он стал наносить незначительные ранения копии. Первое... второе... третье... Каждое из них относилось к лёгкому типу ранений, но все вместе они уже порядком вымотали копию, Петя видел, что та потихоньку устаёт, чем больше крови теряет.
Самоуверенность снова подвела Михаэля - он увидел, что постепенно справляется с копией, и бросился в мощную атаку с явным желанием поскорее разделаться с противником. Р-раз! И копия ловко отступила в сторону, вонзив меч оборотню в живот. Тот повис на мече, широко раскрыв глаза. Два! И копия с силой выхватила меч из тела, а вражина упал на землю, истекая кровью из ужасной раны. Наружу показались кишки. Михаэль смотрел в небо невидящими глазами, перестав дышать, а копия медленно растаяла в воздухе вместе с окровавленным мечом...

- Поздравляю с первой победой! - похлопала в ладоши Зена, поднимаясь с земли. Зрелище мёртвого оборотня её, по-видимому, нисколько не впечатляло.
Взгляд Белла зацепился за оберег на шее врага. Интуиция подсказывала опытному путешественнику, что им с Петей этот оберег ещё может пригодиться. От него веяло магией. Стоило бы снять его с трупа и надеть на себя...
+1 | Герои не умирают, 24.06.17 03:02
  • Оборотень вышел по настоящему жутким психом. Здорово!
    +1 от Лисса, 24.06.17 12:04

Это было приятно - сознавать, что ты не ошибся в человеке, что встретил понимание и поддержку с его стороны, а не осуждение или насмешку. Чижик видел в глазах Светловой одобрение. Она восприняла его рассказ о своих детских и юношеских мечтах так, как это может сделать только понимающий, близкий, родной человек, и на душе стало теплее, и захотелось обнять эту девушку, в недавнем прошлом свою ученицу, за прошедшие несколько лет заметно выросшую, повзрослевшую, ставшую женственной, несмотря на твёрдую, но такую хрупкую скорлупу, в которой она пыталась прятаться, и оставшийся налёт детскости, что ещё иногда прослеживался в поведении. Майя Светлова была уже не девочкой - она стала юной девушкой. Не такой наивной и шебутной, как в двенадцать лет. Теперь она казалась намного более серьёзной и целеустремлённой. Но всё такой же замечательно светлой и доброй. Отзывчивой.
Не обнял. Потому что вокруг посторонние люди. Экипаж звездолёта, не чужой, в общем-то, но далёкий от понимания, что такого общего между ними двумя. Нельзя этого делать. Нужно придерживаться субординации, да. И всё же Чижик испытывал к Майе глубокую признательность за это её понимание и неравнодушие к его собственным идеалам и устремлениям. Она - человек, с которым не страшно поделиться сокровенным. Теперь он точно это знал. Он был уверен в ней и доверял полностью. Даже странно... дочка Светлова. Так похожа на отца - и одновременно совсем другая. Не очерствевшая сердцем, не огрубевшая от невзгод, которых в её жизни хватало - наверное, в этом главная разница между отцом и дочкой.
- Карту мы в любом случае составим, - тепло усмехнулся капитан. - Уверен, Данко этим уже занимается... - он помолчал немного, проникновенно глядя на девушку, и вздохнул с неким облегчением. - Я рад, что поделился с тобой. Хоть я в тебе и не сомневался, но был не уверен, что поймёшь. А ты так легко подхватила и развила эту идею... - снова усмешка, на этот раз немного неуверенная. И другая рука - та, что не держала её за плечо, сжалась в кулак, показывая, мол, что «мы ещё повоюем». Чемодан Фёдор Михайлович пока поставил на землю в ожидании челнока. - Отлично. Так держать, Светлова. Мы будем искать путь назад, но не пропадём в любом случае. Спасибо за понимание.
Кажется, последние его слова... они были несколько растерянными, несмотря на показную браваду в голосе. Майя легко могла предположить, что это сомнения в их успехе, однако дело было не в этом. Просто Чижик не знал... не был уверен, как ему следует правильно к ней относиться. С одной стороны, они вроде бы договорились, что друзья, и могли общаться достаточно открыто и раскрепощённо для друзей. Но с другой - не выходило из головы, что Светлова уже не ребёнок, а дружба между мужчиной и женщиной часто приводит к непредсказуемым последствиям. Ведь так легко переступить черту...
Он шагнул к челноку следом за ней, подхватывая с земли лиловый чемоданчик с ободранной когтями инопланетянина поверхностью. Неслышно вздохнул.
- Ты права, Светлова. Не важно, где и как. Важно, с кем...

* * *

- Ты что-то ещё хотел? - обернулся Чижик к Михалкову, застывшему на пороге его каюты. Вроде бы обо всём переговорили по дороге в жилой отсек. Обсудили прошедшее испытание, которое они с успехом сдали. Но Генка не уходил. Проводил друга Федю до каюты и застыл столбом у двери.
- Да вот хотел спросить... - блондин огляделся по сторонам и зашёл в каюту своего старпома, прикрыл дверь и повернулся к Чижику. Сложил руки на груди и вздёрнул свою бровь полушутливо. - Когда свадьба?
- Ч-чего? Какая свадьба? - недоумённо уставился на него Фёдор.
- Ты думаешь, никто не видит, какими глазами вы друг на друга смотрите? - усмехнулся Михалков и широко улыбнулся, глядя на резко покрасневшего, будто ребёнок, товарища. - Так что, когда свадьба?
- Д-дурак ты, Генка, - возмутился будущий капитан «Данко». Не тот, который Иван из фильма со Шварценеггером.
- Ой, да ладно, мы же друзья, - закатил глаза нынешний капитан Михалков. - И я вижу, что она тебе нравится. Уверен, ты ей тоже симпатичен. Хочешь, спрошу у неё?
- Блин... - Чижик нахмурился и покачал головой, стукнул Генку кулаком в плечо и, отвернувшись, отошёл вглубь каюты. - Не нужно спрашивать...
- Ну, тогда зови её на свидание, не тяни, как ты это обычно делаешь, - блондин подошёл ближе и положил ладонь на плечо товарища. - Федя, девушки любят решительных. Лана не исключение. Будешь медлить - ищи её потом с космическими ветрами.
- Я понимаю... - вздохнул Фёдор. - Ты не говорил, что у тебя есть двоюродная сестра.
- А ты не спрашивал, - хмыкнул Геннадий.
- Может, поможешь? Что бы её могло заинтересовать?
- Да я бы с радостью, но мы с ней мало общаемся, чёрт её знает, - смутился Михалков. - Хотя, есть у меня одна мысль. Слушай сюда... - он склонился к уху Чижика, и тот вздрогнул от неожиданности.

Фёдор Михайлович нерешительно поправил воротник белой рубашки, пригладил непослушную причёску и со второй попытки надавил пальцем на кнопку дверного звонка. Дверь открылась не сразу, заставив его лишние несколько секунд понервничать.
- О, привет, - улыбнулась открывшая дверь Светлана. Окинула Чижика быстрым взглядом и усмехнулась. - У стюарда Чижика сегодня выходной?
- Привет, - ответил Федя, улыбнувшись. - Что-то вроде того. Я могу войти?
- Ага, проходи, - девушка открыла дверь шире и отступила, затем развернулась и потопала по коридору на кухню. - Мы там с Геной готовим, присоединяйся, если хочешь.
- Угу, - Чижик закрыл дверь и повернулся в сторону уходящей Ланы. - Хорошо выгля... - он замолчал, поняв, что она уже скрылась за дверью и не слышит его. - Н-нда...
В домашней одежде, простеньких кофточке и юбке, с надетым поверх фартуком, она выглядела и правда намного лучше, чем в лётном комбезе. По сути, он только в нём её раньше и видел.
Раздался звонок, и из кухни послышался голос Михалкова:
- Федька, будь другом, открой! Это Вольский!
Чижик открыл дверь, за которой действительно стоял их чернявый приятель в компании с Кнопкой Лизой Никищихиной, выглядевшей рядом с ним девочкой, хотя она была всего на год младше.
- Привет, Воля, - кивнул ему Фёдор, затем Лизе. - Здравствуй, Лиза.
- Приветики.
- Здорово, птиц, - Никищихина прыснула, услышав такое приветствие Вольского, но быстро взяла себя в руки.
Странное дело - Вольский же вроде с Джеммой Тетруашвили встречался, нет? Когда это он успел с Лизой сдружиться настолько, что уже в гости вместе с ней ходит... Но вопросов Чижик не задавал, пропустил пару и закрыл за ними дверь. «Птиц»... так его только Генка и Вольский называли, да ещё Овчаренко по-украински «птахом» величал. Забавно, но им это было позволительно, а вот услышать это от кого-нибудь другого было бы обидно.
- Давайте все в комнату, - высунулся из кухни Михалков. - Рассаживайтесь, гости дорогие. Мы с Ланой скоро будем с угощением.
- Приве-е-ет! - помахала им его кузина, тоже выглянув в коридор.

- Ход Ланы! - объявил Геннадий, потягивая глинтвейн из чашки маленькими глоточками, смакуя кисло-горьковатый, горячий ещё винный нектар.
Светловолосая девушка с родинкой под губой улыбнулась и бросила игральные кости, после чего передвинула свою белую фишку на нужное число клеток и взяла карту из розовой стопки на столе.
- «Какие фильмы вы предпочитаете и почему?» - прочитала она вопрос на карте и, отложив её в сторону, задумчиво хмыкнула. - Да разные, на самом деле. Есть хорошие фильмы почти в каждом из жанров. Фантастика, комедии, драмы, мелодрамы. Исторические тоже. Чего не люблю - это много насилия на экране.
- А ещё, смотря с кем смотреть, - вмешалась Никищихина, хотя это был не для неё вопрос. - Я вот люблю триллеры и ужасы, но когда наедине с парнем или в кино, то предпочитаю что-нибудь милое. Романтические комедии и мелодрамы - самое то для уютного настроения. А ты, Лан?
- Верно подмечено, - кивнула с улыбкой блондинка. - Я бы ни за что не стала смотреть с парнем, который мне нравится, фильм со сценами насилия. По крайней мере, не на стадии свиданий. Комедии и мелодрамы придают романтики обстановке. В точку, Лизонька!.. Федя, твой ход.
- Да, конечно, - мотавший всё на ус по настоянию Михалкова Чижик потянулся за игральными кубиками, а Лиза украдкой переглянулась с Геной и подмигнула ему. Красная фишка заняла своё новое место, и Фёдор взял карту из синей стопки. Розовая была для девушек, синяя - для парней, и вопросы были соответствующие. - Мм... «Какие девушки вам больше нравятся?» - смутился он вопросу на карточке.
- И-и??? - чуть ли не хором спросили Вольский и Михалков.
- Хм... это сложный вопрос... - задумался Чижик, опустив взгляд в пол.
- И всё же? - хитро блеснула глазками Никищихина.
- Думаю, с которыми проще всего общаться, - сдержанно ответил будущий школьный учитель звездоплавания и космический капитан. Он поднял глаза на Лану. - С кем можно поделиться своими мыслями и тебя поймут. С кем приятно иногда просто помолчать. Ведь не важно, где и как ты проводишь время - важно, кто рядом с тобой.
Светлана улыбнулась.

* * *

Чижик проводил Майю слегка задумчивым и насторожённым взглядом. Что-то в её поведении ему показалось странным. Возможно, он ошибался, но Светлова была чем-то встревожена. Хорошо, если это что-то из разряда житейских вещей. Скажем, ей приспичило в туалет - всё-таки много времени на планете провели, а с её пристрастием литрами хлебать чай... мда... Но чуяло мужское сердце, что не в чаях и туалетах дело. Как бы одной Пчёлке не почуялся дурной запах, приторно-сладковатый такой трупный запашок. Горький аромат неудач и потерь. Оставленного в прошлом дыма из пещеры, которым не хочется дышать, а легче задохнуться. Запах обмана и разочарования в людях. А может быть, в конкретном человеке, которого ты считала близким.
- Отлично, Майя Юрьевна, - кажется, Иван обрадовался приглашению в докторский кабинет, и отправился на выход с её вещами, включая и лиловый чемодан, передав свой увесистый ящик Романовскому. На Чижика он даже не оглянулся, а тот продолжал молча смотреть им вслед.
Скафандры снимались быстро, медицинские датчики проверили состояние организма, и вскоре Майя в сопровождении ёжика Раздолбайло шагала в направлении медотсека, по дороге согреваясь от перепада температур в шлюзе и здесь, в коридорах корабля. Хорошо, хоть Ванька оставил её в покое и не приставал с разговорами.
В отличие от Игоря Кирилловича, но тот, кажется, сразу всё понял. В смысле, что выбрал не лучший момент, чтобы завязать с коллегой деловой разговор.
- Хорошо, Майя Юрьевна, не буду вам надоедать, отдыхайте, - покивал он серьёзно. - Работа подождёт, спешить нам некуда. Я пока всё подготовлю. Увидимся позже, отдыхайте...
И он поспешил скрыться долой, куда подальше с глаз расстроенного данкийского доктора.

Согласно присланному майором расписанию, тренировки были дважды в день в строго отведённое для этого время. Причём одна приходилась на вечер после ужина. Другая днём перед обедом - к слову, вскоре она должна была начаться, судя по корабельному времени. Если только Кайрат Тимурович её не отменит ввиду недавней высадки. Но это на него, кажется, не похоже.
- Куда ваши вещи, Майя Юрьевна? - спросил Иван, проследовав за девушкой в медицинский отсек.
Оставив всё в указанном месте, второй борт-инженер откланялся, пообещав зайти позже, когда они все немного отдохнут и когда доктор Светлова захочет его видеть, чтобы провести воспитательную беседу. Он так это и назвал: «воспитательная беседа». Но тоже как-то интуитивно понял, что Майе сейчас не до него, и быстро ретировался из медотсека.
Она снова была предоставлена сама себе. Умывшись, Пчёлка навестила доктора Григорьева в его биолаборатории. Там было светло и чисто, а ещё просторно и... обожемой, сколько растений! Да-а-а, её ироанской орхидее здесь явно было не скучно в компании множества цветов, земных и инопланетных, растущих в горшочках, специальных ванночках и аквариумах. Все они были ухожены и выглядели отлично, стоя на столах и полках и даже свешиваясь с потолка. Это было настоящее царство флоры.
- Люблю я это дело, знаете ли, - скромно признался Григорьев. - Больше, чем растения, я люблю только животных, но увы, не взял с собой в полёт даже ироанских головастиков.
А дальше зашёл разговор о работе. Обсуждение виденных инопланетных рас, их особенностей, классификации и каталогизации. Работа, работа, работа...

* * *

- Это работа, Федя... работа, понимаешь?
- Да всё я понимаю! - в отчаянии махнул рукой Чижик. - Сам тот ещё трудоголик, ты же меня знаешь.
- Заучка ты, а не трудоголик, - виновато улыбнулась девушка с родинкой, сидевшая на диване дома у Чижика.
- Но, Лана... - он подошёл к ней и наклонился, угрожающе нависнув над блондинкой. Серо-зелёные глаза были темнее неба в грозу и метали молнии. - Мы с тобой уже почти год. У нас столько планов.
- Ты до сих пор не решился, - вздохнула она. - А я не хочу зря терять своё время. Федя, мы не селестиане, мы живём короткий век, и столько всего надо успеть сделать.
- Мы же уже решили, что станем семьёй, - Чижик выпрямился, но его плечи остались опущены. - Через пару лет поженимся. Рано ещё нам, разве нет?
- Дурачок ты, Федя, - Светлана отвернулась. - Совсем не разбираешься в женщинах. Это ведь ты предложил повременить...
- То есть, ты хотела уже сейчас?..
- Да.
- Тогда...
- Не говори больше ничего, - блондинка встала с дивана. - Я уже решила. Такое не часто предлагают на первый же год после выпуска. Работать в команде селестианского звездолёта... это мечта космолётчика.
- Ты сейчас говоришь о работе, - мрачно напомнил Фёдор. - А как же личная жизнь? Наши мечты и надежды? Мы ведь хотели летать вместе.
- Твои дополнительные курсы... не знаю, зачем они тебе, - развела руками Лана. - Это глупо. Ты и без них отличный космолётчик. Но ты не стремишься вперёд. Ты топчешься на месте, Федя. Не смотришь в небо. Рассуждаешь о будущем так, будто у тебя целая вечность впереди. Я так не привыкла. Мне тоскливо с тобой... прости.
Прикрыв глаза ладонью, она отстранила в сторону Чижика и поспешила к двери.
- Тебе со мной... тоскливо?.. - он смотрел ей вслед ошеломлённо, будто его по голове пыльным мешком ударили.
Ни слова больше не сказав, Лана вышла из дома. Замок на двери негромко щёлкнул. Фёдор устало опустился на диван, ноги его не держали. Посидев так некоторое время, хмуро глядя в пол, он поднялся и подошёл к серванту, отодвинул стекло и достал из декоративного пластмассового гриба-шкатулки маленькую коробочку из красного бархата в форме сердечка. Вернулся на диван и открыл коробочку, слепо глядя на золотое колечко в ней.
- Тоскли-иво... - Чижик закрыл глаза. - Тоскливо, чтоб тебя!..
Коробочка полетела и ударилась о стену, и колечко со звоном покатилось по полу, а будущий капитан «Данко» лёг на живот и уткнулся лицом в подушку.
- Не важно, где и как... важно, с кем... - глухо пробормотал он.

* * *

- Ну-с, Майя Юрьевна, на этом предлагаю прерваться и пойти пообедать, - предложил вдруг Игорь Кириллович. - Я предпочитаю столовую, но если вы желаете обедать здесь, могу принести еду сюда.
Чувствовал Григорьев Пчёлкино невесёлое настроение. И старался не лезть к ней в душу, сам говоря только о работе и ни о чём, кроме работы. До этого самого момента, когда настала вроде бы пора обедать. Тренировка с Кырымжаном была благополучно пропущена, но вряд ли майор ждал девушку так скоро. Он ведь понимать должен, что после возвращения с планеты анархистов у доктора много работы.
Пришло на планшет сообщение от Стругачёва: «Эй! Ты в норме? Я волнуюсь».
  • Хороший пост. Даже больше - чувственный, живой, флэшбэки вообще отдельна тема. Очень интересно и можно читать, думать, перечитывать.
    Здорово! Мне кажется некоторая порция грусти не всегда плохо. Лирично получилось, в тон нашей сегодняшней дождливой погоде в городе.
    +1 от Лисса, 21.06.17 16:58
  • За Лану и ее нелогичность! Тоскливую нелогичность!
    +1 от rar90, 22.06.17 23:59

Пейзажи за окном пробегали, словно картинки из детского калейдоскопа. Знаете эту маленькую радость и тот щенячий восторг, что испытывают часто даже взрослые люди, приложившись одним глазом к пёстрой трубочке, зажмурив другой, и наблюдая за игрой цветов и переплетением картинок в этой загадочной магической штуке, похожей на уменьшенную подзорную трубу? Ты её поворачиваешь - и картинки сменяют одна другую. Есть различные варианты калейдоскопа: в одних изображения статичны (например, цепочка фотографий или картинок) и сменяют друг друга при вращении, в других всё устроено волшебным образом и зависит от игры преломлённого света внутри трубки, выстраивая замысловатые узоры, которые наше воображение само ухищряется превратить в яркие образы. Сейчас за окном экспресса проплывал первый такой вид калейдоскопов, где заранее вложенные изображения Петербурга сменяли друг друга по мере того, как поезд проносился по городу, двигаясь к городской черте.
Маша некоторое время, пока шкафообразный проводник нависал над Игорем и рассказывал ему про жалобную книгу, наблюдала в окно за пролетавшими пейзажами. Вскоре поезд покинет ПетербургЪ, и тогда городские картинки сменятся видами более дикими и необжитыми, хотя сейчас куда пальцем не ткни - везде люди живут. Даже в ужасных морозных условиях Крайнего Севера при -46 и ниже. Выживают как-то. А здесь всё-таки намного теплее, здесь гораздо охотнее селятся. Тут вокруг должно быть деревенек понатыкано в изобилии. Жаль, что этот чудесный калейдоскоп испорчен дождём, не дающим сполна насладиться красотами великой России и этого великого русского города на Неве, обставленного царскими дворцами и прочими архитектурными достопримечательностями. Конечно, их сейчас не видно, но суслика тоже не видно, а он есть. Где-то там, за горизонтом, если представить...

А запашок-то был и, признаться, добивал как раз тем, что от него не тошнило, но он постоянно чувствовался. Надо же, а Шкаф по имени Владимир и носом не ведёт. Мол, нет никакого запаха, вы всё придумали. Ага-а! Так они с Игорем ему и поверили. Но стоит признать, проводник с достоинством держит морду кирпичом, чтобы не позорить свою эту контору с незнакомым названием Три-Н. Впрочем, дядя явно сам по себе такой хладнокровный. Даже на вешающуюся на него блондинку глазом и ухом не ведёт. Будто бы её вовсе нет. Даже обидно за неё немножко стало. На её месте Машенция бы точно обиделась.
- Ну что, Игорь, вы можете подать жалобу, но господин Светлов этот, в смысле, светловолосый господин Котов, не рекомендует, - слегка насмешливо повторила девушка, когда проводник вышел, старательно копируя интонации и манеру речи господина Светлова, который Котов. Но затем уже добавила от себя серьёзно. - Кстати, я его тоже почувствовала. Да, неприятненький запашок. Но претензий я предъявлять не буду, увольте, - она вскинула руки, поднимаясь с сидения. - На такой уровень комфорта я даже не рассчитывала. Жаловаться просто грешно.
И с этими словами Маша покинула купе, прихватив свою сумочку.

Она летела по алому коридору, чувствуя себя опьяневшей от нектара бабочкой, порхающей над навозной кучей, в которой вырос прекрасный аленький цветочек, напоивший эту легкокрылую плясунью, а может быть, трудовую пчёлку, сейчас слегонца расслабившуюся, пошатывающуюся в такт движения поезда и смешно гудящую на своём пути в тубзик. Хотя нет, это не она гудит, а голоса из соседнего купе. Кроссворд разгадывают или сканворд. Маша читала немного Горького, но, хоть убей, не помнила ни одного персонажа на пять букв, чтобы последняя «а». Вспоминались тот самый Данко, старуха Изергиль, Клещ, Квашня, Бубнов, Сатин и Актёр, мудрый философ старец Лука вспоминался... но никого, подходящего под это описание. Если бы Маша вспомнила, она бы из вредности сунулась в то купе с приоткрытой дверью и подсказала ответ, заодно можно было познакомиться с соседями. Хотя нет, путь до Москвы не настолько долог, чтобы заводить новые знакомства...
- Ф-фу... - тихо пробормотала девушка, чувствуя, как запашок-то усиливается по мере её продвижения. Похоже, что шла она прямо в направлении источника дурного запаха. Неужели это их туалет так пахнет? Они вообще за ним следят? Убираются там хоть иногда?
Увидев приоткрытую дверцу, откуда, по всей видимости, доносилась вонь, Кузнецова выдохнула с облегчением. Ну хоть туалет чист - и на том спасибо. Не долго думая, она подошла к двери и сунула туда свой любопытный нос. Что бы могло так откровенно вонять? Кто-то гроб с покойником перевозит, что ли? Жутковато было, да, но никакой мистики Маша поезду не приписывала, а потому рассчитывала найти простое объяснение простому дурному запаху. Или не очень простое. Тут уж как повезёт. Главное, что проводников рядом нет и некому остановить эту любопытную кошку.
+1 | Багровый Экспресс, 20.06.17 06:32
  • за любопытство :)
    +1 от rar90, 20.06.17 10:04

Некоторое время Лиана задумчиво смотрела на эти уши, потом всё же перевела взгляд на прекрасное, даже в комариных прыщах, лицо молодого мага, поизучала его немного, речи сладкие да игривые послушала, хмыкнула и отвернулась. Снова веточку брошенную подобрала и продолжила обтачивать с одной стороны, будто бы тонкий колышек делала, заостряя его, значит. Положила готовый колышек на бревно подле себя и вторую ветку с земли взяла, снова начав её обтачивать. Всё это молча и сосредоточенно, слушая будто бы Ярра, но никак на его слова не реагируя.
Поглядела только на его бастард, когда Ласка извлёк его из ножен. Фыркнула тихонько, разглядывая россыпь драгоценных камней на оружии, головой покачала.
- Ни за что не поверю, пока сама тебя в бою с ним не увижу, - всё так же насмешливо ответила волшебнику и снова делом своим занялась, больше не пытаясь Ярру угрожать своим грозным копьём. - Проклятье, значит? Что ж, всякое бывает. Но, дай угадаю, по пути к друидам ты заблудился в Старом лесу и блуждал несколько дней, пока к моему костру не вышел. Твой жалкий вид и твой желудок говорят за тебя, - девушка оказалась сама тактичность. И явно не поверила в россказни про то, как его нужно правильно расколдовывать, очень верно догадавшись про поиски друидов с этой целью.

Наконец вторая ветка стала копией первой, превратившись в точно такой же колышек, и на этом странница успокоилась, перестала терзать сухой лес и опустила копьё на землю, далеко его, впрочем, от своих ног не откладывая. Опасалась Ярра, по всей видимости, не зная, на что тот способен, а потому держалась настороже, хоть открытой враждебности и не показывала.
Лиана привстала с бревна и склонилась над костром, присматриваясь и принюхиваясь к жарящемуся на вертеле зверьку. Полы её коричневого плаща слегка подались назад, и Яррике смог разглядеть одежду под ним. Низ вполне соответствовал верху, в плане открытости. И было очень хорошо видно стройные ножки, прикрытые сверху короткой кожаной юбкой с металлическими вставками - такие в народе называют «боевыми юбками» или «бронеюбками» - и снизу мягкими коричневыми сапожками до середины голени. Забавно, но кожа Лианы казалась шёлковой, а вовсе не грубой, как можно было бы предположить у путешественницы и воительницы. А ещё она совсем не была искусана комарами.
- Нож есть? - поинтересовалась вдруг девушка, присаживаясь обратно возле Ярра. И не очень охотно пожаловалась. - Свой я потеряла, а глефой не очень удобно мясо резать.
Чего-чего, а ножа у Ласки при себе не было, и тогда леди Ли взялась за своё копьё, которое назвала глефой, собираясь воспользоваться его лезвием вместо ножа. А ведь Ярровым мечом-то, возможно, удобнее будет. Но ведь это же золотой меч! Как можно им не то что врагу кровь проливать, а - смешно сказать - мясо разделывать, словно каким-то кухонным ножиком?!
  • Ах, какая она очаровательно непробиваемая! :) Нравится.
    +1 от Лисса, 20.06.17 08:59

Лисья шкурка, видимо, сговорилась с Зеной и тоже не отвечала. Помалкивала себе на плечах у юного героя, никаким волшебством не блистала. Обычная с виду рыжая лисья шкурка - и как она может пригодиться? Но чутьё бывалого путешественника - это такая штука, которой, наверное, можно довериться.
Петя продолжал свой путь по дороге, как вдруг огромное дерево, мимо которого он проходил, со зловещим треском наклонилось и… упало прямо на него раньше, чем Окуньков успел понять, что происходит. Последнее, что он успел увидеть - склонившаяся над ним ухмыляющаяся физиономия волка-человека, заносящего свой меч, чтобы добить Белла. Доверчивость сослужила ему плохую службу. Он забыл, что лес наводнён шпионами злого волшебника, и попался на удочку одного из них. Его путешествие было закончено. Боль в теле была настолько сильна, что её даже не чувствовалось. А когда меч врага опустился, сознание быстро померкло и наступила тьма...

- Да, знаю, я обещала появиться, когда ты убьёшь первого врага, - неожиданно услышал он сквозь тьму бодрый голосок Зены. - Но ты не говорил, что первый же враг убьёт тебя.
Перед глазами прояснилось, и Петя обнаружил себя стоящим на дороге посреди леса. Вдруг непонятно откуда перед ним возник большой волк. Окуньков с Беллом даже испугаться не успели, а только рефлекторно схватиться за меч, как удивление Белла ещё больше возросло, когда волк ударился о землю и превратился в юношу - чернявого, немного смуглого, загорелого, коренастого, в дорожном костюме и кожаном доспехе, с мечом на поясе.
- Привет тебе, путник, - обратился он к Петру.
Да... Белл не помнил, что он уже умирал. Для него всё было как в первый раз. О воскрешении и откате помнил только Окуньков.
- Ну, теперь ты хотя бы знаешь, что он враг, - развела руками стоявшая рядом воительница.
+1 | Герои не умирают, 19.06.17 16:53
  • УПС. Это было неожиданно) Блин!!!
    +1 от Лисса, 19.06.17 17:44

Взгляда магуйского на своих девочек-феечек новая знакомица будто бы не заметила, а может, просто не придала значения. Отвернулась, значится, копьё своё устрашающее с земли подняв. Цельный клинок на длинном древке! Или - вот - ещё слова «острога» и «гарпун» на ум приходили. Только это не в тему вроде. Таким копьём не рыбу ловить, окуньков там всяких да китов с кашалотами, а на большого зверя впору охотиться да врага кромсать, ежели приспичит. Лезвие сверкнуло отблеском костра, когда дева его поднимала.
Чуть повернула голову Нимфа, Яррике с любопытством выслушивая, смешливо фыркнула и отстранилась, чтобы плечом он своим её не касался. Подобрала с земли сухую, прямую и толстую веточку и начала с азартом заструживать один её край лезвием на конце своего копья, перед тем ловко отмахнув от ветки выступающие отростки. На предложение дать потрогать свой меч с любопытством оглянулась, бросила взгляд вниз и... ненадолго застыла, любуясь этим самым мужским достоинством. Оружием, значит, выглядываюшим своей драгоценной рукоятью из не менее драгоценных ножен. И снова взгляд отвела, задумчиво хмыкнув.
- Дай угадаю. Ты его для красоты носишь? А пользоваться им умеешь? - Лиана повернула голову и в упор посмотрела Ярру в глаза. Изогнула бровь под своей чудной чёлкой насмешливо. И так спросила игриво, что будто бы о чём-то другом хотела узнать.

Руку свою не отдёрнула, когда Ласка подхватил её, чтобы галантно и романтично поцеловать. Тут-то и унюхал чуйственный Ласкин нос несколько необычный запах, который исходил от её кожи. Совсем незначительный, если специально не принюхиваться или, вот как сейчас, не приближаться носом к её телу. Рука девушки выше перчатки пахла этим самым запахом. Не ароматом женских духов, исполненным флёром цветов и трав, не кремом каким-нибудь ароматизированным и услаждающим обоняние, а таким чем-то... резко пахнущим и чуток отталкивающим. На дёготь или смолу запашок похож-то был.
Прежде, чем он успел что-нибудь сказать по этому поводу, Яррике увидел у своей прекрасной, нежной шеи, обкусанной комарами, кончик лезвия Лианиного копья. Он продолжал держать одну её руку, а другая, выпустившая ветку и перехватившая оружие, нацелила его на благородного дворянина так, будто он гадость какую-нибудь делал, а не ручку дамочке целовал. Лезвие пошло вверх вдоль его щеки и ловко подцепило капюшон плаща, скидывая его на плечи.
- Ох ты, какой красавчик! - неожиданно удивилась путница, в растерянности опустив копьё и глядя на голубые тритоньи уши, возвышавшиеся на пяток сантиметров над взлохмаченной за время скитаний причёской Ярра. - Ты выглядишь как человек, но ты не человек. Так кто же ты? - дева заметно напряглась, и древко опущенного оружия немного приподнялось.
  • за тонкую игру смыслов:)
    +1 от rar90, 19.06.17 03:15

Доверчиво прижалась спиной девочка к большому, широкому, такому пушистому и тёплому крылу женщины-птицы, обнявшему её, словно бесценный в зимнюю пору согревающий плед. Веряще смотрела в её чёрные, проницающие тебя насквозь глаза, не думая о плохом, веря и надеясь только в лучшее, в самый счастливый и благополучный исход для дяди, для себя и для тёти с двоюродными братом и сестрой. Она желала им только добра, а они ведь тоже хотели, чтобы дядя вернулся живым с фронта. В этом они были едины, несмотря на все остальные разногласия. Одним желанием связаны на четверых. Или на пятерых, если посчитать Дашу, чьё кукольное сердечко наверняка хотело того же, чего больше всего на свете желала её хозяйка и давняя подруга.
- Пифия?.. - шёпотом в ночи режет слух, как ножом по стеклу.
Одно слово. Одно-единственное слово. И глаза Лизоньки потухли, подобно угасшим огонькам в костре лесного странника, сулившего приют и пищу заплутавшему в лесной чаще незадачливому путешественнику. И выцвела улыбка на губах, из мечтательной сделавшись недоверчиво-боязливой, кривой такой улыбочкой напуганного ужасными известиями, жизнерадостного в обычное время, человека. И сразу улыбка Пифии оскалом показалась, полным жутких острых зубов, которые могут одним быстрым движением оттяпать от тебя кусок нежной, горячей ещё плоти, так вкусно сочащейся кровью. Р-раз - и не досчитаешься немножко своего тела. Только эти зубы, на самом-то деле, выдирали из тебя не плоть, а что похуже. Они лишали тебя права на надежду. Безжалостно выгрызали твою мечту и веру в лучшее выдирали с корнями, оставляя на их месте зёрна ядовитых сорняков, которые, когда прорастут, сделают тебя плохим, злым человеком, ни во что хорошее уже не верящим, чёрствым на сердце, лишённым надежды и оттого с лёгкостью лишающих этой надежды других, причиняя им невыносимые боль и страдания.
- Нет! - эхом повторила Лиза, отстраняясь от ласкового крыла. Пусть лучше ей будет холодно, чем она позволит прорасти в себе ядовитым зёрнам.
Однако... эта жуткая в своей красоте птица прижалась снова к ней, суля новую надежду и обещая, что, несмотря на ужасный ответ, ещё можно что-то исправить. Спасти дядю! Так это поняла Лиза. Как ещё можно было понять? Но чем... как... что она может сделать для дяди?! Тем не менее глаза её снова ожили и сверкнули под светом далёких звёзд.
- Я... я не опущу... - спохватилась девочка. - Но что я должна сделать, чтобы его спасти??? - воскликнула она в неистовом порыве. Будто её эмоции могли компенсировать безэмоциональность провидицы, не знающей пощады, зато честной по отношению к одной бедной девочке, чьи надежды были разрушены, разбиты на осколки, но их предлагали склеить... вдруг получится?

Да, да, всё было так! Ей между одиннадцатью и пятнадцатью! Её волшебные спички исполняют мечты! И дядя называет её Лиззи! Это так необычно и приятно. Для всех она была Лизой, Лизонькой, Елизаветой или Лизаветой - и только для дяди у неё имелось своё собственное имя. Теперь не только он так её называл. Но Пифии можно. Лиза это чувствовала. Пифия была прочно связана с её надеждами. С дядей. Словно бы сама была им, хоть это далеко не так. Ей можно...
Чем больше она слушала провидицу, тем сказочнее становилась история. Окружающая действительность всё больше обретала сходства с волшебной, пусть и немного страшной сказкой. Ну да в сказках такое бывает - достаточно вспомнить мрачноватые истории братьев Гримм, да и Золушкина мачеха отчего-то очень напоминала Лизе собственную тётю. Такое же отношение, только что по дому работать не заставляет, придумывая всё новые и новые невыполнимые поручения.
- Норр? Что это такое? - спросила она, внимательно слушая птицедеву.

Нет. Нет-нет-нет! Она не хочет никого заставлять быть её другом. Лучше честное и несправедливое отношение, чем насильно кого-то принудить к добру и справедливости. Насильно мил не будешь, как говорится.
- Нет! - воскликнула девочка. - Я не хочу никого заставлять становиться мне другом. Дружба и отношения должны быть честными! Но и орешек... он не должен пропасть. Если это моя судьба, то...
Она вынула орешек из спичечной коробки и уже собралась было отправить его в рот, но тут услышала последние слова Пифии. Её рука дёрнулась, и волшебный орешек чуть было из неё не выпал.
- Ой... - Лиззи покрепче его ухватила, зажала в кулачке и оглянулась на провидицу. - Я вам верю! Если это ваше желание, пусть Арей приходит. Вы ведь сказали, это мой дворик. Здесь он мне ничего плохого не сделает, правда? А если вздумает... что, если я дам ему орешек? - Лиза вопросительно, с лёгкой хитрецой во взгляде, склонила голову набок. - Он тоже станет моим другом, если его съест?
Но это неправильно - принуждать кого-то к дружбе! Она этого не сделает, нет-нет. Но спросить-то можно. А ещё... Лиза вдруг нахмурилась.
- А если это правда и орех так действует на живых, то... - она недоумённо поглядела на Пифию. - Значит, я против воли стану вашим другом? Но ведь я и так... ваш друг, разве нет?
+1 | Маяк для Лизы, 14.06.17 07:59
  • Прекрасный добрый прочувствованный пост. Родственный, приятный. Очень нравится мне играть =^^= И вопросы правильные, и с орехом интересное предложение и сам настрой поста такой лиричный.
    +1 от Лисса, 16.06.17 22:29

Пошутили, отшутились, успокоились. Целостное облегчение на лице бывшего Майиного преподавателя появилось, когда он услышал, что она передумала торжественно вручать ему в подарок своё дизайнерское кресло. До жути неудобное и совсем не капитанское, но в остальном хорошее и дорогое-то креслице, мягкое и эргономное, медицинское прямо-таки кресло, созданное для поддержания позвоночника в тонусе и повторяющее контуры тела, и прочее, и прочее, о чём было написано в рекламной брошюрке, прилагавшейся к ящику с этим бесценным предметом мягкой мебели. Кажется, Чижик всерьёз опасался, что это не шутка и Майя собирается от креслица-то отделаться, всучив его - может быть, даже ради шутки - своему знакомому капитану.
- Ну вот и славно, что мы друг друга поняли, - хмыкнул Фёдор Михайлович, успокаиваясь. - А на мостике ты можешь в любой момент побывать. Как и Стругачёв, собственно. Уверяю вас, Майя Юрьевна, мы не храним там никаких секретов от глаз бортового врача. Даже с точки зрения гигиены, гм... мы там следим за чистотой и порядком. Пусть у нас на мостике чисто мужской коллектив, но статус нас обязывает не быть Пачкулями Пёстренькими.
Что-то расшутился капитан, видно, сбрасывал нервное напряжение через шуточки эти, причём сказанные почти что в серьёзном тоне. Даже про Пачкулю вспомнил из детских книг XX-го века про Незнайку. О-о, этот товарищ, славный Пачкуале Пестрини, отличался тем, что всегда ходил в «пёстренькой» одежде - так её назвал один вежливый коротышка, чтобы не говорить грубое слово «грязной».
- А Фотон Игнатьевич действительно может смутиться, - приятно усмехнулся Чижик, вдруг зацепившись за эту её фразу. - Выходит, Светлова, ты ещё и психолог хороший, если за короткое время общения смогла узнать о Ромашкине этот его небольшой секрет. Ну, на самом деле это не секрет, конечно. Достаточно немного с ним пообщаться, чтобы понять, что это весьма скромный и стеснительный человек. А ты всё-таки единственная женщина на корабле.
И на этих словах Фёдор Михайлович как-то подозрительно притих, будто бы сам застеснялся сказанного, смутился из-за только что произнесённых слов и решил заткнуться от греха подальше, чтобы не развивать дальше эту сложную тему гендерных взаимоотношений между звездолётчиками. Отвернулся даже и вперёд потопал, словно бы и не говорили только что. Лица его девушка не видела, так что ей сложно было судить, и правда смутился или просто совпало так.

Видимо, понял Ванька, что сглупил, вмешавшись с этой своей гоплитской - а на самом деле гоблинской от имени Гоблина Пучкова - лекцией, очень некстати перебив одну рыжую Пчёлку, явно хотевшую покрасоваться перед командой своими познаниями в истории, но на этой неровной дороге её, лёгкую и быструю спортивную машину, переехал цельный Раздолбайловский грузовик. Снёс напрочь-то с дороги, не просто вышвырнув за обочину, а ещё и хорошенько помяв.
После этого замолчал второй борт-инженер и больше не ввязывался в разговоры, не желая вклиниваться со своими познавательными лекциями. Что-то, наверное, всё-таки понял и уяснил для себя, потому что один раз Майя словила на себе его взгляд, показавшийся ей немного виноватым.
Следующая очередь быть виноватым перепала Фёдору Михайловичу, которому определённо стало неловко за свои сомнения, высказанные в адрес Кырымжана и Светловой, когда они стали договариваться про тренировки. По всей видимости, бывший учитель хотел потереть нос - а может, лоб - так как ткнулся пальцами в стекло собственного шлема, задумчиво поглядев на внезапно повеселевшую, исполнившуюся энтузиазма Майю и на сердитого майора. Который неоднозначно воспринял бурное проявление эмоций девушки. Она просто фонтанировала ими, разразившись чудным всплеском красноречивых обещаний не опаздывать на тренировки и не болтать без умолка. Кырымжан выслушивал всё это спокойно, но брови его слегка опустились, а в глазах поселилось сомнение.
- Хорошо, - коротко ответил этот бравый вояка, не потрудившись уточнить, что именно из сказанного он считает хорошим. - Данко, отправь старшему лейтенанту Светловой расписание тренировок.
- Сделано, майор, - по сути ответил искин, а счётчик сообщений на корпусе рабочего Майиного планшета показал, что поступило новое входящее.
- Тренироваться будем в щитах, - сообщил Кайрат Тимурович, и это означало, насколько понимала девушка, что тренировка будет совсем не травмоопасной и на ней действительно можно не церемониться. Все удары и повреждения будет принимать на себя энергетический щит. Конечно, и в таком бою можно было получить травму, но исключительно по собственной глупости или неуклюжести. Можно ведь и на ровном месте подскользнуться, упасть и сломать ногу, а уж когда движешься, соревнуясь с противником, риски упасть при неловком движении несколько увеличиваются.

Их взгляды встретились, соприкоснулись на короткий миг тёплыми лучиками своими, словно то самое нежное переплетение пальцев, и снова разошлись, но не уходили далеко, оставались рядом, чувствуя присутствие и близость друг друга, согревая и греясь одновременно в этой близости. Словно бы две ауры слились в единое целое, находясь на одной волне настроений и чувств.
- Случайностей не бывает, Светлова, ведь так? - тихо спросил Чижик также по личному каналу. - Ни тогда во время эксперимента, ни сейчас. Может быть, это судьба. Не то, чтобы я верил во вселенский фатум, но что-то есть в этой теории такое... привлекающее. Наши судьбы тесно переплелись - прежде всего твоя и моя. Ну и Стругачёва, - хмыкнул он. - Хотя, по фатуму, здесь каждый на своём месте. Там, где ему было суждено оказаться... Может, мы бы и не встретились с тобой, если бы не эта экспедиция. И чёрная дыра - это ведь не конец. Даже если мы... - его голос на мгновение дрогнул, но мужчина продолжил, - даже если не сможем найти путь домой, не беда. Мы здесь не пропадём. Не должны пропасть. У нас есть свой звездолёт и целая галактика, населённая разумными расами. Уверен, что и припасы, и топливо - всё это мы найдём. Так что, хоть колонию свою основать можем, хоть в космические пираты податься, - рассмеялся он неожиданно, слегка Майино плечо сжав. - Знаешь, я никому не рассказывал раньше, даже своим школьным друзьям. Боялся, что засмеют. Но ты, мне почему-то кажется, сможешь это понять. Я ведь с тех пор, как ещё ребёнком посмотрел «Звёздные войны», грезил собрать небольшую команду отчаянных и проверенных в деле друзей и путешествовать с планеты на планету, как Хан Соло на «Тысячелетнем соколе». Не контрабандой, конечно, заниматься. Но почему бы не сделать свой бизнес в сфере космической торговли? Так я тогда думал. Купить грузовой модуль и летать по галактике, покупая товары там, где они стоят дёшево, и продавая на планетах, где они считаются дефицитом. Правда, позже я посмотрел «Стартрек», и... ну, там несколько другая романтика, но мне тоже понравилось. А главное, по пути «Стартрека» было проще следовать. И вот мы, считай, команда «Стартрека», угодившая в очередные неприятности, - Фёдор Михайлович улыбнулся и как-то погрустнел. - Прости, наверное, я слишком много говорю... ты хотела помолчать...
Услышал он или нет сказанное Майей очень тихо, она так и не поняла. Виду не подал, во всяком случае. Если только эти его откровения не были ответом на её открытость и доверие к нему. Может, так оно и было. А может, он и не хотел возвращаться? Здесь, в этой части вселенной, отважные данкийцы никому не принадлежали. То есть, были полностью предоставлены сами себе. И хороший вопрос, было ли к кому Чижику возвращаться. Ждал ли его кто-нибудь на Земле? Может, та блондинка с родинкой?..
Тем временем, с небес уже спускался челнок, садясь в десятке метров от ожидавших его прибытия людей.

* * *

- Я не могу испытывать человеческих эмоций, Майя Юрьевна, - хладнокровно ответил этот высокоинтеллектуальный искусственный интеллект. - Блок эмоций отключён из соображений безопасности. Но я всегда готов к общению с экипажем.
Свежий морозный воздух ударил в ноздри, проник в лёгкие, пробежался прохладцей по тонкому девичьему телу, отчего по коже побежали мурашки. Кондиционер скафандра ведь уже давно был переведён Светловой в ручной режим, и он сейчас не мог её согреть на автомате. Так что холодновато как-то и зябко враз стало, а в носу слегка свербило. Хотелось то ли чихнуть, то ли высморкаться, то ли и то, и другое по очереди. Майя чихнула, и стало легче, но теперь ей действительно нужно было высморкаться, слишком много влаги скопилось в носу. Да и першащее горло... ох, не к добру это. Как бы она не простыла из-за своих экспериментов с кондиционером.
Двое давних знакомых, двое галантных мужчин помогли девушке выбраться из челнока. Правда, из-за того, что каждый тянул её по-своему, а третьей руки, чтобы за что-нибудь придержаться, у Светловой не было, спрыгнув на пол, она слегка споткнулась и на мгновение потеряла равновесие. Пришлось машинально ухватиться за первое, что подвернётся под руку, чтобы не упасть с позором на пол шлюза. И этим первым оказался закованный в мягкий скафандр капитан. Увидев, что девушка споткнулась и махнула рукой, пытаясь за что-то ухватиться, он просто сделал к ней шаг и придержал, а получилось при этом, что она на мгновение оказалась в его объятиях, прижавшись к его груди. Пусть даже они оба были в скафандрах. Эдакая космическая романтика...
- Помню, помню что-то такое в «Стартреке», - усмехнулся Чижик, отстраняясь, когда убедился, что Майя стоит уверенно. На мгновение ей показалось, что он смутился от этого неловкого момента и у него даже чуть сбилось дыхание. - Я его, правда, не весь видел, только один сериал и отдельные серии других. Но догадываюсь, о чём ты.
Стругачёв поглядел на них, отчего-то ухмыльнулся и заторопился на выход из отсека, а из недр шаттла появились сначала Иван, напоминавший ёжика, тащившего на иголках гроздья фруктов и грибов, со своим огромным ящиком и Майкиными вещами, а затем и Кырымжан, тоже прихвативший что-то Светловское.
- Ваши вещи, Майя Юрьевна, - деловито сказал техник, протягивая их девушке-доктору, и вдруг улыбнулся. - Могу, если желаете, к вам в кабинет занести. Или лучше в каюту?
- Отставить заходить без спроса в чужие каюты, Иван, - строго и почти сердито обратился к нему капитан, нахмурившись. Он наконец снял свой шлем и с облегчением задышал свежим воздухом. - Мы с вами ещё об этом поговорим.
- Есть, капитан, - улыбка сошла с лица Раздолбайла.
- Давайте вещи, здесь есть, кому отнести, - заметил ожидавший их у порога Михалков. За его спиной виднелись лица Романовского, Шмидта и Ромашкина.
- Иван, давай инструменты, - первый борт-инженер окликнул второго, чуть выходя вперёд и протягивая за ящиком свою большую руку.

Что же, теперь можно было избавиться от скафандра и первым делом отправиться, наверное, под душ, освежиться после утомительного приключения, завершившегося для экипажа «Данко» всё же относительно удачно. А главное, было сделано множество невероятно важных открытий, как для истории космоса, так и в медицине. То же лекарство из лап инсектоида. Брр, если подумать. Но ведь может спасти миллиарды человеческих жизней!
- С успехом вас, Майя Юрьевна! - когда она выходила из шлюза, то встретила в коридоре доктора Григорьева, который ей искренне поаплодировал. В его глазах читалось удовольствие и он прямо-таки светился энтузиазмом. - Нам предстоит много работы по изучению добытых материалов для исследований. Хотя, это больше по моей части. Я считаю, нам стоит немного разделить обязанности между медиком и биологом, а вы как думаете? Жаль, что материалы в основном по инсектоиду, но Данко зафиксировал всех замеченных существ, есть что обсудить и можно заняться составлением каталога местных разумных рас.
В принципе, в следующем посте можешь описать, чем занималась Майя ближайший час или около того, она снова предоставлена сама себе на время :)
  • Неееет! Только не Лана на Земле!!!
    А так очень здорово :) Первая часть такая проникновенная и неожиданная. Вот я реально кстати не могла бы подумать, что Чижик не хочет на Землю. Но сейчас я думаю, а ведь и правда... может и не хотеть. Это прямо вот пробивает эмоционально.

    ...хотя так и не сказал, блин, услышал или нет. А я там очень мучилась, чтобы это признанием в любви не звучало :D Конечно откровенность это хорошо, но девушка в таком не должна сама первой признаваться. О да. Я старомодна.)
    +1 от Лисса, 16.06.17 01:23

Пока Игорь помогал ей с сумкой, поднимая её наверх - невероятно тяжёлая задача для большого и сильного мужчины, конечно! - Маша осмотрелась в купе и просто прикипела взглядом к этой обстановке, которую язык напрашивался назвать романтической и интимной. Вот такая красота должна царить на свиданиях. Эти сидения-койкоместа - лаже несмотря на два яруса, они выглядели восхитительно, как мягкие диванчики в вип-кабинке дорогого ресторана. Эти занавески на окнах, шторы с рюшами! Ах, эти кремовые стены! И столик между диванчиками, прямо как в том же ресторане. Глаза у Кузнецовой засияли, и даже подупавшее многократно за день настроение стало подниматься вгору от такого зрелища, приятно радующего глаз. Всё-таки хоть в чём-то повезло в этот не сложившийся для актрисы день.
- О, смотрите, Игорь, - девушка показала ему свою находку - увиденные на столе комплекты для голодающих с Поволжья. Краем сознания отметив, что будет ещё, по-видимому, третий пассажир. - Так мило с их стороны.
Сразу изменилась Маша как-то неуловимо, вкусив царящую в этом купе атмосферу класса люкс. Исчезли раздражительные нотки в голосе и поведении, губы хотели улыбаться, а интонации стали душевно-тёплыми, словно бы говорила она не с незнакомцем, о котором, кроме имени, ничего не знала, а со старым добрым другом. И стала Маша казаться в эти минуты какой-то милой и по-домашнему уютной, а не злой фурией, что роняет проводниц в лужи и расстреливает попутчиков одним своим взглядом.
Изучив содержимое одной из коробок, девушка тихонечко себе порадовалась, что с голоду она точно не умрёт по дороге в Москву. На название фирмы внимание не обратила - мало ли их на просторах нашей необъятной родины. Особенно было радостно увидеть шоколадку и печенье. Хотя три штучки... мм, это просто издевательство! Слишком мало, чтобы наесться, и слишком много, чтобы не раздразнить аппетит и не вызвать желания съесть ещё парочку печенек. «Юбилейное» Маша очень любила - самое любимое печенье, можно сказать. Весь этот милый маленький разносол радовал актрису, и даже запах сыра не напоминал о мышеловке.
Зато другой витавший в воздухе аромат заставил слегонца напрячься. Вот теперь и Машка почувствовала дурной запах. Не выдумывал Игорёк, значит, правду говорил. Она принюхалась, попытавшись определить направление, откуда он исходит. Хотя нос стоило бы прочистить, ага. Именно поэтому Маша собиралась первым делом, как поезд тронется, сходить в туалет. Да-да, чтобы прочистить нос, а не то, что ей посоветовал, кажись, проводник из соседнего вагона. Хотя и пописать будет не лишне заодно. Но, конечно, это ей послышалось. Она так и не поняла, что тот сказал.

Наконец Экспресс отправился в путь, продираясь через джунгли вокзала и везя своих пассажиров к далёкой Москве, подобно горьковскому Данко, ведущему доверившихся ему людей через тёмный лес к светлой мечте.
Некоторое время понаблюдав за медленно проплывающими мимо вокзальными пейзажами, унылыми вереницами грузовых составов и кирпичных служебных зданий, и моргнув, увидев слившиеся в двойное 13 цифры на табло (верный признак, что глаза утомились и пора баиньки), Маша уже хотела отправиться в сказочное путешествие в туалет, как вдруг к ним в купе нагрянули гости. А технически говоря, хозяева этого самого вагона.
Проводник, напарник б-леди совершенство, хоть и был мрачен, но показался девушке настоящим мур-лордом Совершенство. Она с интересом изучила его взглядом, невольно исподтишка покосившись на Игоря, когда в купе возникла проводница и стала проявлять к гражданину Котову В. С. явные знаки внимания. Похоже, попутчик Маши был сильно разочарован. Хотя с чего бы? С этой блондиночкой ему явно ничего не светило, в любом случае.
Пока проводники шушукались, да суровый Вольдемар с прямолинейным Игорьком выясняли, кто из них первый альфа-самец на деревне, то бишь в вагоне, девушка снова потянулась за сумочкой, где лежал сверху билетик, несколько недоумевая, ведь она уже показывала его блондинке. Про какого такого безбилетника она говорит, интересно. Точно не про них с Игорем, и слава богу. На холодный оскал рычащей собаки актриса ответила безупречным, спокойным, но предупреждающим взглядом царапучей кошки. Не просто так ведь она получила своё прозвище Кошка Драная. Машу было лучше не злить. Но сейчас она чувствовала перед проводницей вину и потому не лезла на рожон.
Даже про вонь, которую тоже теперь чувствовала, решила промолчать. В конце концов, она на такой уровень обслуживания даже не рассчитывала. Это не тот случай, когда аппетит приходит во время еды. Марию устраивало то, что она имеет, и претензий у неё не было. Конечно, если причину вони устранят, будет лучше, но нет - и ничего страшного. В обычном поезде бывают и не такие запахи.
Так что, достать билет и с улыбкой протянуть проводнику, а когда их с Игорем оставят - отправиться в турне по вагону в поисках туалета. А заодно можно будет попробовать, принюхавшись, определить, откуда дохлятиной несёт.
+2 | Багровый Экспресс, 14.06.17 06:54
  • Маша верит в Игорька :D
    Проводник, напарник б-леди совершенство, хоть и был мрачен, но показался девушке настоящим мур-лордом Совершенство. Она с интересом изучила его взглядом, невольно исподтишка покосившись на Игоря, когда в купе возникла проводница и стала проявлять к гражданину Котову В. С. явные знаки внимания. Похоже, попутчик Маши был сильно разочарован. Хотя с чего бы? С этой блондиночкой ему явно ничего не светило, в любом случае.


    А ещё эта милая, маленькая деталь ^^
    Наконец Экспресс отправился в путь, продираясь через джунгли вокзала и везя своих пассажиров к далёкой Москве, подобно горьковскому Данко, ведущему доверившихся ему людей через тёмный лес к светлой мечте.
    +1 от Лисса, 14.06.17 20:45
  • За достойный отпор и мурло-рда :)
    +1 от rar90, 15.06.17 02:39

Выйдя из своего укрытия без малейших сомнений в целесообразности сего действа и ступив ближе к огню, Ярр заметил оружие незнакомого путешественника. Из-под бревна, на котором тот сидел, выглядывал наконечник положенного на землю у ног копья. Причём не простого незатейливого копьишка, выструганного из обычного дерева с надетым на него скромным железным наконечником. Нет! На конце изящного древка находился целый роскошный клинок, длиной с короткий меч, с зазубринами и утолщающийся к концу. Это явно свидетельствовало о том, что путник - не простой дорожный человек, а ещё и, должно быть, первостатейный воин или как минимум охотник.
- А друиды знают, что некий Ярр Ласка из дома Ласки покоряет эти места, испокон веков им принадлежавшие? - послышался неожиданно очень приятный, грудной и, может быть, чуточку грубоватый женский голос, в котором слышалась лёгкая и безобидная насмешка.
Путник, а вернее, путница оглянулась, скидывая капюшон со своих волос цвета воронова крыла с лёгким отливом каштана, прямых и необыкновенно длинных - до самого пояса, а то и ниже, сверкнула очами цвета налитых соком по лету листьев, из-под прямой чёлки, полностью скрывавшей лоб и брови, но оставлявшей открытыми глаза. Весьма привлекательная девица с несколько строгим и слегка обветренным лицом и очень соблазнительным декольте, открывавшим вид на немаленький бюст - не то, что у Фиоры - поглядела на бравого следопыта, дёрнула бровью и отвернулась обратно к костру. Но теперь Ярр видел не один только капюшон её плаща, а затылок и струящиеся по плечам волосы.
- Вепрь-оборотень ходит через лес тише тебя, Ярр, - хмыкнула девушка, и его имя в её исполнении прозвучало неожиданно мелодично красиво, словно кошка его промурлыкала «мурр-ярр». - Я издали услыхала, что кто-то крадётся, как испуганный заяц. Один такой мне уже сегодня попался, хм. Думала, очередной путник, заблудившийся в волшебном лесу. Хотела накормить голодного бедолагу. Но раз ты не голоден и, хм, первоклассный следопыт, то это ведь тебе не нужно, верно? - смешливо поинтересовалась незнакомка, но затем всё же решила назваться, видимо, чтобы отдать дань вежливости представившемуся чужаку. - Я Лиана Шустрая из дома, хм, Шустрых, наверное, - усмехнулась она и наклонилась, протягивая изящную руку в светло-коричневой перчатке с узором, да с открытыми ниже первой фаланги пальцами, за своим устрашающего вида копьём. - Что у тебя с ушами?
  • О нет! А как же Шадричка !? Нельзя так искушать неподготовленного голодного мужчину)
    Будем надеяться что Ярр устоит.)
    +1 от Лисса, 14.06.17 19:21
  • Достижение разблокировано: «Партия». :D
    +1 от XIII, 14.06.17 19:42

Глубина космоса безмерна. Вселенная необъятна. Как мало знает её человек, живущий лишь в одном - быть может, самом отдалённом по вселенским меркам - уголке мироздания, называемом землянами галактикой Млечный Путь. И как недавно выяснили данкийцы, даже столь древние существа, как селестиане и ксилоны, знают Вселенную не многим лучше людей. Если только они не скрывают от них неких своих знаний, запретных для младших рас. Ни в одном селестианском учебнике и ксилонском трактате не упоминалось о встречах с неизвестными расами, достигшими уровня космической эры. А здесь вот... рядом, на одной планете, живут тысячи различных видов, так или иначе прилетевшие сюда на космических кораблях. Не важно, сами они прибыли или их далёкие предки - факт, что всё это разнообразие инопланетян летает по местному космосу. А прогрессоры людей даже не в курсе о них.
- Что думаете обо всём этом, Игорь Кириллович? - спросил светловолосый старпом второго данкийского доктора по видеосвязи с мостика.
- Ммм... хм... фумаю, фто это невероятно, - быстро заработав челюстями, чтобы скорее дожевать булку, признался Григорьев и запил её кефиром прямо из бутылки. На докторских тонких усиках остался белый кефирный след, который мужчина тут же слизнул языком. - Невероятно, но факт. Мы совершили уникальнейшее открытие в истории человечества, которое можно поставить в один ряд с полётом Гагарина и первым контактом. А может даже, ещё более значимое.
- Оно будет значимым, если мы вернёмся, - заметил Михалков. - И если сумеем проложить курс сюда и обратно. Хотя бы через те же чёрные дыры.
- Если их и можно использовать как червоточины в другую часть Вселенной, - кисло сказал штурман Шмидт, - то в любом случае поблизости от нас нет ни одной чёрной дыры. По крайней мере, они не указаны на их картах, - он кивнул на навигационный экран, где сейчас отображалась и продолжала строиться трёхмерная карта этого сектора здешней галактики, присланная Иваном.
- Будем искать, Александр Оттович, будем искать, - заверил его первый помощник. - А сейчас идёмте встречать наших героев.

* * *

- Будем искать, - уверенно сказал Юрий Аркадьевич, похлопав сидящего в штурманском кресле Вольского по плечу, и сам занял кресло пилота. Былые навыки за годы политической карьеры не были забыты.
Капитан Светлов испытывал глубокое удовлетворение. То, что эта чёртова, то есть, чёрная дыра оказалась своеобразным космическим порталом, вышвырнувшим звездолёт «Товарищ» в неизвестные дебри Вселенной - это была его победа. Светлов всегда придерживался именно этой версии, что происходит с объектами, затянутыми в чёрную дыру, и она победила! Но куда важнее для него было, что дочь, о которой он так беспокоился, всё ещё должна быть жива и здорова. Уж если эта устаревшая космическая лоханка, выданная ему Леонардом Карловичем, смогла выдержать такой переход, то «Данко» просто обязан был пройти через червоточину без осложнений. Знать бы только, что стало причиной его преждевременного выхода из гипера.
- Мда... Жаль, портал односторонний... - буркнул себе под нос капитан и громко скомандовал. - Идём вперёд!
- Есть, кэп! - доложился Вольский.
Выбора особого, в любом случае, не было. Сканеры «Товарища» нащупали в пределах звездолёта три звёздных системы. Они были не настолько мощны, как на «Данко», чтобы в подробностях получить про них информацию. Приходилось выбирать наугад, и Светлов решил не сворачивать, раз уж впереди одна из звёзд. Топливо следовало экономить. Чёрт его знает, сколько им придётся полетать. На долгий маршрут они не рассчитывали, надеясь относительно быстро разыскать пропавший звездолёт.

Они летели вперёд на сравнительно небольшой скорости, что позволяло бортовым сканерам беспрепятственно просматривать окружающее пространство в поисках космических объектов. Наконец носовой сканер обнаружил на расстоянии нескольких тысяч километров прямо по курсу небольшой, быстро приближающийся объект. Обнадёжившись, что это может быть «Данко», Светлов дал команду осторожно идти ему навстречу.
Но это, к разочарованию капитана и его куцей команды из двух человек, оказался чужой корабль. Не долетая до них примерно ста километров, объект остановился, и они тут же последовали его примеру. Сканеры определили, что перед ними был звездолёт, подходящий под описание класса Д по классификации Галактического Союза - то есть, небольшой маневренный корабль, предназначенный скорее всего для несения патрульной службы или эскортного сопровождения.
- Активизировать защитное поле! - отдал приказ Юрий Аркадьевич.
- Есть! - донёсся из динамика голос борт-инженера Овчаренко.
Бортовой радиопередатчик принял какой-то сигнал и, пропустив его через декодер, вывел его на экран монитора. На экране возникло одетое в форму неизвестное землянам ящерообразное существо. Оно заскрипело и зашипело, приоткрывая рот, и электронный переводчик, аналогичный тому, что был на «Данко», с таким трудом выбитый Светловым у Иоффе, голосом искина следующим образом интерпретировал обращение:
- Я Командор М’к Тел Имперской Конфедерации Ганциг. Вы незарегистрированный корабль, вторгшийся на Имперскую территорию. Немедленно представьтесь и объясните цели вашего прибытия!
Капитан Светлов нахмурился, недобро глядя на коричневато-зелёную морду говорящего ящера. Вот и первый сюрприз - неизвестная раса и неизвестная Империя. Не было никакого смысла запрашивать у бортового компьютера информацию об Имперской Конфедерации Ганциг. Юрий Аркадьевич лучше кого бы то ни было знал, что ни на одной карте исследованной части Вселенной не обозначено такое государственное образование.
И сейчас выбора у капитана было два: представиться, как того требовало существо, или открыть огонь первым, пока ещё не поздно. Но... они ничего не знали о вооружении имперского корабля, а боевые возможности «Товарища», и без того не очень хорошие, были значительно урезаны отсутствием большей части экипажа. Искин мог отчасти заменить недостающих членов команды, но в бою лучше было полагаться на живых канониров. Светловская команда сейчас не могла похвастать наличием ни одного из них.
Приняв небольшое промедление за отказ подчиниться его требованиям, имперский звездолёт нанёс по кораблю ВКС предупредительный удар. Лазерный заряд был поглощён защитной оболочкой «Товарища», однако прямое попадание всё-таки нанесло кораблю весьма ощутимый ущерб.
- Капитан, ривень щитов 88 процентов! - доложился Овчаренко.
- Что ещё за ривень? - недовольно уточнил Светлов.
- Уровень... - поправился борт-инженер.
- Двенадцать процентов как корова слизала... засранец, - прошипел капитан, глядя на холодно-невозмутимую выжидающую морду ящера на экране.

* * *

Дверь челнока с шипением открылась, выпуская вернувшихся на «Данко» разведчиков в шлюзовой отсек.
- Уровень воздуха в отсеке восстановлен, - спокойно сообщил искин. - Вы можете снять шлемы.
Первым с огромным облегчением и слегка суетливо избавился от своего шлема Стругачёв, задышав так часто и тяжело, будто после затяжной пробежки, с удовольствием вдыхая свежий кондиционированный воздух так, что крылья его носа слегка подрагивали, набирая живительного воздуха полную грудь и выдыхая обратно лёгкими облачками пара. Здесь, в шлюзе, сейчас была минусовая температура - до минус шестнадцати. Это было необходимо для процесса обеззараживания прибывших, на случай, если с ними на их скафандрах или вещах прибыли нежелательные пассажиры-микробы. Щёки Лёхи зарумянились от холодца, он заулыбался и выпрыгнул наружу, подавая руку Майе.
Так уж получилось - забавный момент - что и Фёдор Михайлович, пока ещё в шлеме, выбрался из шаттла и протянул руку девушке. Двое её старых знакомых переглянулись и оба несколько растерянно взглянули на неё, но никто руку так и не отдёрнул.
Выбирай, Светлова, помощь какого мужчины принять. Впрочем, ничто не мешало ей схватиться обеими руками за руку каждого. Это было бы даже красиво. Эдак поэтично - можно было вообразить себя романтической барышней в старинном пышном платье, за внимание которой соперничают многие мужчины, и даже из кареты помогают выходить по двое. Хотя, по правде, это жутко неудобно - удобнее, когда одна рука свободна и есть возможность придержаться за край, выбираясь наружу. Но обделить вниманием одного - значит, обидеть другого. Наверное.
А может, ну их, этих помощников? Занять руки ноутбуком и чемоданом и сделать вид, что так и надо. Хотя стоп. Чемодан же у Чижика - держит его, как родненького, не отпуская, разве что колёсиками на пол поставил.

* * *

Лёха вообще, как показала практика, парень не промах. Да и Чижик мужчина хоть куда.
- Живее всех живых, - часто дыша, весело ответил Алексей Кирович, слегка отойдя от шока. - Адреналинчик в кровь, чтоб его!
Лицо у парня сделалось довольным от Майкиной похвалы, порозовел весь удовольственно под шлемом, улыбаться стал. Только на их провожатого Фьорала зверем поглядывал. Законы законами - или, как там, беззаконие беззаконием? - но мог бы их предупредить, сволочь ситхская, что здесь настолько опасно!
Со всеми данкийцами всё было в полном порядке, если не считать, что слегонца перенервничали. Они, как и Майя, даже испугаться не успели, а Кайрат и не собирался пугаться, это же было очевидно. Сильнее всех в этой короткой схватке пострадал Майкин чемоданчик, на память об этой планетке осталось на нём аж три царапины. Хорошо, что он был сделан из прочного материала - осмотр «крысолюда» показал, что когти у него длинные и острые. Нападавшие на вид были целёхоньки и лежали в отключке, но дышали нормально, насколько вообще можно было понять, не зная физиологию этих существ. У кальмара пострадало ударенное Иваном щупальце, слегка потемнев в месте удара и сделавшись не розовым, а больше малиновым. Коричневый инопланетянин неопределённого вида скрючился после Лёхиного удара в живот.
- Всё нормально, уходим, - убедившись, что все целы, распорядился Фёдор Михайлович.
- Они сами смогут позвать врача, когда очнутся, но если вы так просите, я сделаю это, - согласился Фьорал, никак не отреагировав на всплеск возмущения девушки-доктора.
И он удалился куда-то, оставив землян уже рядом с выходом из Дома Советов.

Наконец они снова шагали по Комитетскому проспекту в обратную сторону, направляясь к жилищу Кролла.
- Гоплит? - переспросил Фёдор Михайлович озадаченно. - К своему стыду, не помню, кто это такие... Ах да, ты же любила историю, - вспомнил он неожиданно.
- Гоплит - это древнегреческий тяжеловооружённый пеший воин. Слово происходит от названия тяжёлого круглого щита - гоплона, - вмешался Раздолбайло, пародируя ходячую Галапедию. - Предполагается, что впервые они появились в аргосской армии. Гоплиты служили в армиях греческих городов-государств и по своей сути были солдатами-гражданами, так как долгом гражданина любого свободного полиса было несение военной службы. Поэтому любое собрание граждан представляло собой собрание солдат - служащих в данное время или отслуживших ветеранов...
Казалось, Ванька долго ещё мог рассказывать про этих самых гоплитов, которые не гопники, а вполне себе милиция, но Чижик от него забавно отмахнулся ладонью.
- Ладно, ладно, я уже понял, что среди вас я наименее образован по исторической части, - с усмешкой покаялся бывший учитель звездоплавания.
- Расслабьтесь, капитан, - притворно вздохнул Стругачёв, - я так вообще про гоблинов подумал и не понял, к чему это Светлова их приплела.
- Что же, спасибо за похвалу, - улыбнулся девушке Фёдор Михайлович. - Думаю, чемодан ещё можно починить как-нибудь. Жалко всё же, хорошая и красивая вещь, - оглядел он его с сожалением.
Услышав её предложение отдать ему своё дизайнерское кресло, Чижик, кажется, поперхнулся, переменился в лице и, перейдя на личный канал, в замешательстве ответил:
- Да мне как-то на твёрдых поверхностях удобнее, - голос его звучал слегка растерянно, но деликатно, и он быстро нашёл, как отшутиться. - Ты можешь представить меня сидящим в твоём кресле вместо капитанского на мостике? - хмыкнул мужчина и тихо рассмеялся, сбрасывая нервное напряжение последних минут.

В общем, Майкина похвала всем мужчинам пришлась по душе. Это ведь замечательно, когда женщина оценивает по достоинству их мужские качества. А если это ещё и единственная женщина на корабле - то даже почётно по-особенному. Растаял даже Кырымжан. Этот суровый вояка и бровью не повёл, но, выслушав Светлову, неожиданно предложил:
- Я бы мог вас немного подтянуть, старший лейтенант, - он кивнул. - Приходите на тренировки, если хотите. График занятий я вам пришлю.
- Ох, ох, майор, - Чижик покачал головой, напустив в голос беспокойства, - переживаю я за нашего доктора. Как бы ей после ваших уроков самой доктор не понадобился. Давайте лучше я её подтяну, моего уровня будет достаточно.
- Капитан, вы меня обижаете, - неожиданно сказал Кырымжан действительно с нотками лёгкой обиды в голосе.
- Хорошо, извините, - выдохнул Фёдор Михайлович. - Предлагаю старшему лейтенанту самой разобраться, надо ли ей подтянуться в самообороне и с кем ей предпочтительнее заниматься.
Что это было? Ревность? Или он и правда волнуется, что майор сделает из неё отбивную на этих тренировках?

Но вот от разговора Кайрат снова отключился, когда речь зашла про Слонёнка. Слушали её снова все, кроме него. С живым интересом, что немаловажно, слушали. А Стругачёв откровенно хихикал, выслушивая её приключения в этой комнате отдыхательной.
- Ох ты, что ж ты сначала всех деталей не разузнала? - заржал он, услышав, что убираться там прям так уж остервенело и не требовалось. - Дроида бы хоть, и правда, взяла, что ли, себе в помощь. Но я не удивлён, ага. После идеального порядка в твоём кабинете совсем вот ни грамма не удивлён.
- Весьма полезная характеристика для врача, - серьёзно заметил Чижик, слушавший её больше с сочувствием, но иногда всё же слегка улыбавшийся, ведь подавала Майя рассказ немного в юморном ключе.
Дослушав же до конца эту трогательную историю, Фёдор Михайлович вздохнул и сказал с лёгкой улыбкой:
- Хорошо, что всё хорошо заканчивается.
- О-о, Светлова! - вклинился Лёха. - Эта надпись в той комнатке после нашего возвращения, ей-ей, станет музейным экспонатом! Туда будут водить людей и за деньги её показывать! Фирменную чистоту знаменитой звездолётчицы Светловой! Первооткрывательницы новой Вселенной!

Загрустили как-то все после слов рыжика, вроде бы и весёлых, а нет же - навеявших немного грусти. Воспоминаний разных и тоски по далёкой Родине.
В таком настроении и от Кролла вышли, решив не беспокоить спящего хозяина. Записку ему оставить не могли по причине незнания местной письменности - Данко ещё не закончил анализ полученной лингвистической информации, довольно скудной, с отсканированной звёздной карты.
Замечтавшаяся девушка не сразу заметила, как к ней со спины подошёл Фёдор Михайлович. Он остановился на шаг сбоку и сзади от неё, постоял немного и положил руку ей на плечо, слегка его пожав. И пусть это прикосновение невозможно было как следует прочувствовать из-за плотной непроницаемой ткани скафандра, от него на душе становилось как-то теплее. Чижик ничего не сказал, просто стоял рядом и смотрел на город, метко прозванный Иваном Ксенопарком. И иногда переводил взгляд на Майю, тогда в нём читались поддержка и тепло близкого человека. А с близкими людьми и помолчать приятно.
  • Отличное начало главы! Очень много персонажей появляется и это мне нравится в игре, что нет просто картонок фоновых - все в разное время, но всё же появляются на "экране" и получают свою минутку для высказывания. Создаёт цельный образ мира :)
    Тут тебе и проблемы Большого Папы (лос-попадосЪ)), и кислый пессимистичный как всегда Шмидт, и немного первого помощника Михалкова, и длиннющая лекция от Ивана, которая по моему опять немножечко не в тему))
    Замечательный пост!
    +1 от Лисса, 08.06.17 09:12
  • За папу, спешащего на помощь :)
    +1 от rar90, 08.06.17 09:23

Спал Яррике плохо. Мерещилось всякое, чудились непонятные звуки, шумели кусты вокруг. Он то и дело просыпался, пока не забрезжил рассвет и сквозь кроны деревьев не проклюнулись первые солнечные лучи нового дня. Тогда чувство голода пересилило желание доспать и пришлось магу подниматься на ноги в поисках, чего бы такого пожрать.
Он сразу же почувствовал перемены. Слух его изменился и стал другим. Звуки больше не раскладывались на составляющие, они стали цельными и едиными, как привык Ярр. Вот только почему-то слышал он намного лучше прежнего. Потрогав то место, где вчера ещё вместо ушей была змеиная кожа, молодой человек нащупал таки уши. Пушистые и продолговатые, с кисточками на концах. Поглядевшись в подаренное Григом зеркало из днища пивной кружки, он увидел выглядывавшие из его причёски рыжие беличьи уши!
Проклятье подшутило над ним. Вчера он обещал мальчишке, что завтра у него снова будут нормальные уши, а обещания своего не сдержал, выходит, из-за этого дурацкого проклятия. Хотя почему нет? Вполне нормальные уши, только беличьи. Прикольно так подёргиваются и в стороны вертятся, и выглядят довольно мило, а прикасаться и поглаживать их приятно.
Но первым делом следовало позаботиться о том, чтобы не сдохнуть с голодухи. И Ярр Ласка отправился на поиски еды. Словно бы в насмешку, вскоре ему попались заросли орешника с крупными, вполне съедобными на вид плодами, попробовав которые, он не устоял и наелся ими так, что аж живот заболел. Нажрался орехами, словно та белка, уши которой ему сегодня приделали. Зато теперь он был сыт, а орешков ещё было на дорожку...

Так и питался он три дня, в течение которых скитался по Старому лесу, явно то ли заколдованному, то ли его специально путали друиды или иные лесные создания. Ел он орешки и ягоды, иногда натыкался на плодовое дерево. Можно было попробовать охотиться, но огня у Яррике с собой не было совершенно, а магией такой он не владел. Не есть же мясо сырым! Трубка его походная тоже не у дел оказалась из-за отсутствия огня, он банально не мог покурить, хоть и был табак в мешочке.
Не сказать, чтобы лес был как-то особо по-колдовскому мрачен или давил на незадачливого волшебника гнетущей атмосферой. Это была самая обычная с виду лесная чащоба, зелёная глухомань. Встречались и густые непролазные заросли, и небольшие болота, где было особенно много комарья. Вот комары стали для Ласки настоящим мучением. Они донимали его всю дорогу и особенно досаждали ночью, каждое утро он просыпался основательно искусанным. Не то, чтобы их была тьма-тьмущая, но весьма так прилично. А вот крупной живности больше зайца здесь либо не водилось, либо это зверьё избегало с ним встреч. Один только раз промелькнул далеко среди деревьев маленький лесной олень.
В чём не было недостатка, так это в воде. Мелких родников, ручейков и речушек попадалось немало. Где-то можно было искупаться, в другом месте пополнить запасы воды - благо, бутылка от вина у Ярра осталась с собой и её можно было использовать вместо фляги.

Что касается проклятия, то оно над парнем продолжало издеваться, будто бы в насмешку не желало перекидываться с ушей на другие части тела. Второй рассвет ознаменовался для Яррике непривычными ощущениями. Глядь - а ушей снова нету! Но теперь не было и змеиной кожи. Просто гладкая человеческая кожа вместо ушей. Зато Ярр вдруг осознал, что... стал слышать ногами! Да-да, его ноги реагировали на малейшие вибрации вокруг, сообщая информацию о слуховых ощущениях мозгу. Закатав штанины до колен, волшебник обнаружил на голенях необычные хитиновые наросты. По-видимому, это были уши какого-то насекомого вроде таракана.
На третье утро эти наросты исчезли, а вместо гладкой кожи на месте ушей появились большие голубые раковины, поднимавшиеся сантиметров на пять над головой. Ярр слышал, будто такие уши были у сказочных существ тритонов - полурыб-полулюдей - и давали возможность превосходно слышать под водой. Но вот на суше все звуки казались далёкими и гулкими...

Третьи сутки его вынужденного пребывания в лесу подходили к концу. Изголодавшийся от скудного лесного рациона, весь искусанный комарами и исхлёстанный ветками, с разорванным в паре мест плащом, Ласка чувствовал себя крайне неважно, когда искал новое место для ночлега. Уже стемнело, и хотелось поскорее завалиться спать и избавиться от этих чёртовых рыбьих ушей, да ещё голубых. Уж больно плохо они слышали.
Зато изысканный аристократический нюх Яррике уловил лёгкий запашок дыма, а затем у него потекли слюнки от запаха жареного мяса. Он пошёл на этот аромат и вскоре, выглянув из-за кустов, увидел небольшую лесную полянку, на которой развёл костёр одинокий путник и жарил на нём какого-то зверька на вертеле. Собственно, уже дожаривал. Зверь покрылся аппетитной корочкой и распространял повсюду божественный аромат жареного мяса. Кажется, его даже посыпали какими-то приправами. На вид это когда-то было вроде зайцем, Ярр не очень в этом разбирался.
Что до путника, то его со своего положения волшебник не мог разглядеть, так как тот сидел к магу спиной на бревне из поваленного, должно быть, грозой дерева. На этом человеке был коричневый дорожный плащ, а голову укрывал капюшон. Незнакомец сидел к Ярру спиной и не шевелился. Оружие его, наверное, было скрыто под плащом, а вот у ног лежала небольшая походная сумка.
-4 Выносливости. Физическое истощение, усталость, всё открытое тело в прыщах (насчёт лица решай сама, прятал ли его Ярр во сне от комаров), царапины и ссадины.

И да, бомж решил над Ярром прикольнуться! Четыре дня подряд на первом броске 1д10 выпадает 3, что значит - проклятие действует на уши :D Но скоро рассвет, выхода не-е-ет...
  • Какое тяжелое путешествие. Бедняга Ярр. Однако, пост отличный :)
    +1 от Лисса, 07.06.17 12:13

Когда Петя пытался успокоить медведицу, говоря, что он не враг, это её не останавливало и она продолжала надвигаться на него. Но сейчас он решил предложить ей чем-нибудь помочь в её с медвежонком горе. Стоящий напротив зверь перестал реветь, с удивлением посмотрел умными чёрными глазами, отступил в сторону и показал лапой на медвежонка, как бы намекая, что Петя может подойти к нему.
И вот юноша подошёл ближе к медвежонку и понял, что тот угодил в железный капкан, видимо, неудачно упав в эту яму. Мама, не способная самостоятельно его освободить, кроме как отгрызя ему лапу, чего она не делала, жила всё это время рядом с ним, приносила ему еду и защищала. Это было видно по остаткам еды в берлоге и насыпанной повсюду соломе, прикрывавшей сверху охотничью яму с капканом. Освободить мелкого проблемой не будет, силы Беллу хватит, а вот исцеление...
Ведь он не лекарь, подумал Белл внутри Окунькова. Был только один способ помочь медведице, по его мнению: истратить заклятие Исцеления. Живой воды остался всего один глоток и он медвежонку почти никак не поможет. По прикидкам более опытного в таких вещах Белла, чтобы полностью исцелить ведмеда, нужно две таких полных фляги с живой водой. И да, Белл знал, что такие свитки с заклятиями действуют на любой объект, а не только на заклинателя. Так что, должно подействовать. Но решать в любом случае было Пете. Медведица ему не мешала, но смотрела за ним внимательно.
+1 | Герои не умирают, 05.06.17 23:51
  • За всю ситуацию в целом. Она меня заставила понервничать! Да. Это было прекрасно. Я прямо в напряге была за Петю.
    Аххх. *Хоть на один пост, выдыхаю*
    +1 от Лисса, 06.06.17 00:40

- Самое смешное, что сами американцы называют это русскими горками, - звонко рассмеялась Зена. - И ничего страшного здесь нет, но нужно иметь здоровый вестибулярный аппарат, чтобы выдержать головокружительные виражи. Американские горки - это, считай, первый этап подготовки в космонавты.
Проводница героических душ растворилась в темноте, словно бы растаяла под луной, а Пете ничего не оставалось, кроме как продолжать свой путь. Без плеера, к сожалению. Но фэнтезийный рыцарь с плеером и наушниками в ушах смотрелся бы эпично, ага. Если Белл и знал какие-то марши, то ничем Герою не помог. Он оставался молчалив - видимо, его сознание всё же предпочитало ночью спать, а не бродить по лесу.

Остаток ночи приободрившийся и физически, и морально Пётр шёл дальше вдоль дороги вперёд. К утру, когда забрезжил рассвет, он вышел на поляну, которую во всех направлениях пересекало множество следов крупных животных.
Если бы Петя был более внимателен, то заметил бы, что все звериные следы не только сходились к середине поляны, но и заканчивались там. Когда он уже был близок к этому месту, земля вдруг расступилась под его ногами, и он провалился вниз.
Это оказалась берлога, и медведица, рядом с которой лежал маленький медвежонок, была отнюдь не в восторге от его появления. Угрожающе рыча, она приблизилась к Окунькову. В ноздри ударил запах хищного зверя - не мускусный, какой бывает у кошачьих хищников и его вполне можно ощутить в зоопарке, а крепкий запах свалявшейся шерсти и сырого мяса.
+1 | Герои не умирают, 02.06.17 18:57
  • Шикардос попадосЪ)
    +1 от Лисса, 02.06.17 22:34

- Никак нет, господин Ярр, ничего лишнего не пропало и ничего недостающего не отросло, - по-военному чётко отрапортовал мальчишка. - Где ж ваши ухи-то? Они хоть вернутся на место? А это будет завтрева, да? Вы что-то такое говорили про раз в день, - щебетал воробей, получив разрешение говорить.
Он с сожалением взглянул на бутылочку с вином, которую гораздый до выпивки волшебник осушил почти до самого дна. Хотя там, на донце, ещё что-то плескалось. На несколько глотков винишка-то осталось, и Варвик, к своей чести, его не допил, пока Ярр был в отрубе. Кстати, голова намного меньше утреннего гудела. Хороший сон, пусть и с дурными, быть может, сновидениями пошёл парню на пользу. Молодой организм быстро справлялся с переизбытком алкоголя, если уж говорить заумными словами всяких учёных мужей.
- Да какая ночь! - махнул Варвик рукой, смеясь. - До ночи той ещё полдня впереди. Через несколько часов только темнеть начнёт, ага. Лето же, дни у нас летом до-олгие, а ночи короткие. Так что идёмте, господин маг, я вас до леса провожу и по лесу немножечко с вами пройдусь. Успею до темноты вернуться пять раз. Тут же вонача - лес рядом совсем, - мальчишка показал рукой на подступавший к самому берегу густой лес, оставлявший лишь узенькую кромку песка между водой и ближайшими деревьями. Спустившись с холма, прямо в него можно было и направиться.
Солнце и правда стояло пока высоко, хотя уже совершило больше половины своего пути по небу. Так что, была сейчас где-то середина дня. Скоро самое время полдничать.

- Снесу, чего ж не снести, - согласился малец, а потом хитро прищурился и подался вперёд, снизу вверх эдак смешливо заглядывая в Яррово лицо. - А вы, поди ж ты, и правда втюрились в Фиорку? Я-то думал, вы так, шуточки шутите. Уж больно тятька у неё, дядька Григ, суровый. А вы вона, записки пишете. Приглянулась дюже вам, агась? Она-то ничего, красивая. Только отец строгий, всех кавалеров отпугивает. Но Фиорка - это да-а, и румяна, и стройна, и губки пухленькие, и грудка у неё есть, я видел, - важно покивал Варвик с таким видом, будто делился самым сокровенным. - Есть там что потрогать. Грудка и попа - всё хорошо. Вы ж уже это всё знаете, правда-сь? - мальчонка невинно поглядел на Ярра.
Как оказалось, из еды остались самые крохи. Чего не доел Ласка - то дожевал изголодавшийся Варвик, покудова волшебник спал и смотрел интересные картинки. Сразу виноватым лицо мальчишки сделалось, стоило ему услышать про еду. Явно ж много чего оставалось. Хотя нет - сушёное мясо и немного сухофруктов ещё были.
- Да не переживайте вы, хорошо выглядите, всё как надо, ежели на уши не смотреть, - заверил его Варвик, подхватив котомку и бодрячком двинувшись по тропинке вниз с холма.
Отражение в зеркало подтвердило слова мальчика. То же самое божественно прекрасное лицо, которое слегка так, самую малость портила змеиная кожа, шедшая от ушей до скул.
Конец первой главы
  • Шикарно отыграли первую главу, вот прямо на веселе и радости :) Очень гладко, наваристо и приятственно. Спасибо! Чудесное начало. Варвик, Григг, Фиорка, Безумный старец. Очень много чудесных героев приглянулось, и каждый по своему особенный.
    Красивый сеттинг, немного даже для меня лично с неким колоритом Земноморья.
    +1 от Лисса, 02.06.17 09:12

Она удивлённо оглядывалась по сторонам, осматривала дворик от края и до края, любовалась этими нарядными деревцами и скульптурами, красотой архитектуры. Едва вышла за порог. Покинула жутенькую лестницу и неприятненький коридор. И теперь стояла и восторженно озиралась кругом. А потом подняла голову к небу, подставляя лицо снежинкам с радостно горящим взором и такой же улыбкой, какие бывают у детишек при виде долгожданного первого снега, возвещающего о приходе зимы в тёплые края, где длится она никак не дольше положенных по календарю трёх месяцев. Руки Лизы были заняты, а то бы она непременно подставила ладони, чтобы поймать в тёплый ласковый плен одну снежинку и попробовать её на вкус, пока та ещё не растаяла. Сладкую, свежую, белоснежную, приятно обжигающую язык холодком и тут же тающую, как изысканное сливочное мороженое. Но девочка приоткрыла губы и чуть высунула язычок, пробуя поймать на него хотя бы одну пушистую зимнюю странницу. Бледные щёки зарумянились от удовольствия, а глаза засияли тёплым, по-летнему сочным и густым зелёным светом.
Приграничье. Так сказала птица-провидица. Это казалось невероятным - видеть возле себя столь сказочное создание, но Лиза уже поверила в Чудо. А может, лишь в прекрасный сон, хотя не чувствовала себя во сне. Всё было как-то слишком реально. И при этом сказочно волшебно. Жутенько порой. Это была сказочка не для слабонервных. Но волшебство тут точно было. Жило, процветало и властвовало. Скажете, не бывает птиц-провидиц? А почему? Есть же птица-секретарь. Так почему бы не быть провидице?
И всё-таки...
- Но почему я? - повторила Лизонька свой вопрос, повернувшись к новой знакомой.
Несмотря на её карикатурную внешность, то ли смешную, то ли страшную, девочка принимала собеседницу такой, какая она есть. Не боялась почему-то совершенно и доверяла ей почти полностью. Почти, потому что червячок сомнений всё же грыз, подтачивал мысли. Зло хорошо умеет притворяться добреньким. Правда, опасности или иной угрозы, исходящей от птицы, Лиза не чувствовала. Та была её другом. Настоящим другом. Эта дружба родилась без слов и без взаимных признаний. Просто чувство было.
- Кому вам? Я чем-то могу помочь? - немного обеспокоенно спросила встревоженная словами Пифии девочка. Вопросов было множество и они не иссякали, а ответов собеседница давала не очень много. Но хотя бы на глаза показалась и имя своё назвала.
Свеча там, где светят звёзды, дует ветер и метёт снег, была не нужна, подождёт до обратного пути. Лиза её задула и, присев, поставила подсвечник на землю, а затем смело шагнула к птице и безбоязненно взяла угощение в свою руку, сжала орешек в кулачке, не рассматривая. Нет. Она ничуть не боялась Пифию. Она любовалась ею. Её необычным телом - кто-то бы посчитал его уродливым, но оно было по-своему изящным и красивым. Женщина-птица. Сказочный алконост или, может быть, мифическая гарпия. Но всё равно красивая. И очень-преочень приятная и на звук, и на запах. О, как вкусно шуршат её перья! И как сладок звук её голоса!
- Тринадцатый час... - шёпотом повторила за ней Лиззи, снова окунаясь мыслями в пройденный недавно путь. Такой страшный и захватывающий одновременно.
Тринадцатый час и дорога в Приграничье...

* * *

- Ты думаешь, этой двери раньше не было? - тихонько спрашивала Лиза у своей фарфоровой подруги Даши, пробираясь по тёмному коридору.
Звучание собственного голоса успокаивало, но надо было говорить потише. Тени прошлого не любят, когда их тревожат. Они могут принять кого-то, встретить и пустить в свои тёмные объятия, но если этот кто-то своими громкими разговорами нарушит таинство их уединения, эту сказочную, древнюю почти, тишину, они могут и обидеться. И тогда нарушителю спокойствия не позавидуешь. Прошлое умеет мстить. Порой очень безжалостно, преследуя тебя темнотой мрачных пещер, едва-едва разгоняемой одним чадящим факелом у входа, и жестокостью закованных в латы рыцарей, не щадящих даже детей, связывающих им верёвками руки-ноги и заносящих над ними кинжал. Удушающим отравленным дымом и фальшивыми улыбками родных, вроде бы, людей. Самое жестокое испытание, будь ты хоть ребёнок, хоть взрослый.
Эти стены давили и на Лизу. Прошлое злилось, что его тревожат. Даже тихонький шёпот принимало в штыки и отвечало. Напоминало ей о её прежнем доме. Сгоревшем доме, пропахшем гарью пожара. Сгоревшем не дотла, но более не приспособленном для жизни в нём. Снова и снова она вспоминала, как вернулась... «домой». И это невозможно было вспоминать без содрогания. Родные комнаты и коридоры превратились в задымленные руины. Всюду пыль и разруха. Сгоревшая мебель. Обожжённое мамино фортепиано, разломленное на две половины рухнувшей потолочной балкой. Она любила на нём играть. Всегда так грустно звучала эта музыка. Та-да-дам... там... та-дам....
- Лиззи, постой! - пытается её не пускать дядя. - Тебе туда лучше не ходить.
Но поздно. Она уже забежала в дом через пустой зев парадного входа. И застыла в холле, в ужасе оглядываясь. Эта маленькая десятилетняя девочка с толстыми косичками.
- Мне надо! - крикнула она и бросилась к лестнице, обходя препятствия на пути.
Та часть дома, где были жилые комнаты, пострадала сильнее всего. Потолок и часть стены обрушились, и зияла большая дыра, в которую жуткие свои золотистые щупальца, похожие на паучьи лапы, протягивало холодное и безучастное солнце. Словно бы не грело, а насмехалось.
- Лиззи, туда нельзя! Лестница обгорела и может рухнуть! - дядя поспешил следом.
Она уже была наверху. Скрипнула покосившаяся дверь. Два огромных глаза застыли испуганными озёрами. Это была её комната. Ещё неделю назад.
- Не-е-ет! - закричала она, глядя на обвалившуюся часть стены и зияющий провал в соседнюю комнату. Там были её родители. Там они погибли оба. Похороны состоялись три дня назад.
- Пойдём, Лиза, пойдём... - взял её за плечи дядя. - Не стоило тебя приводить... это была плохая идея...
Слёзы застилали глаза. Лизонька развернулась и обняла дядю, крепко к нему прижалась и зажмурилась. Не издала ни писка. Молча глотала горькие слёзы.
Из корзинки на её руке выглянуло фарфоровое личико, и единственный глаз куклы испуганно моргнул. Куклам тоже бывает страшно.

- Я думаю, да... то есть, нет, - слегка запуталась Лиза, продолжая общение шёпотом со своей подружкой Дашей. - Днём её может и не быть. Это же Чудеса, Даша. Волшебство прятало эту дверь от наших глаз. Да-да, не иначе.
Так и шли осторожненько, почти украдкой, внимательно смотря под ноги, чтобы не упасть. А потом они увидели эту картину...
- Смотри... - шепнула Лиза, поправляя куколку так, чтобы она могла видеть одним своим глазом. - Это маяк... будто нарочно тут... путь во тьме освещает... - шёпот стал едва слышен даже ей самой. Но куклы ведь слышат лучше людей.
Этот маяк посреди бушующего шторма был прекрасен. Он вселял надежду в одинокие и разбитые сердца. Такие, как у одной отважной и доброй девочки, отправившейся в странствие в волшебную страну и не испугавшейся препятствий на пути. И как-то легче немножко стало. И выпрямились плечи.
- Интересно, для кого этот маяк? - прошептала Лиза, теплее обнимая Дашу, будто почувствовав, что она озябла.

А потом был спуск по лестнице. По мерзавке этой пакостливой, своим скрипом в тишине пугавшей больше самой темноты вокруг. Оглушавшей прямо. И своей неустойчивостью так сильно напоминавшей о сгоревшем доме.
- Лиззи, туда нельзя! Лестница обгорела и может рухнуть!
Но ей же надо. Она не может поступить иначе. Другого пути сейчас нет. А может, и вообще не существует. И ей нельзя отступать. Только не этой одинокой девочке, поверившей в Чудо. Не этой храброй девочке, чихавшей на Арея за дверью. Не этой доброй девочке, способной всем сердцем полюбить неприветливый дом.
Она. Должна. Спуститься. Вниз.

* * *

- Здесь о-очень красиво... - восторженно потянула Лиза, продолжая оглядываться, цепляться взглядом за элементы декора и окружающего пейзажа. На небо, полное звёзд и снежинок, снова взглянула. Мечтательно так, словно бы увидела себя далеко среди звёзд, несущейся со скоростью хвостатой кометы, этой звёздной странницы. - Ах, как бы я хотела здесь остаться... Но я правда могу сюда приходить? Правда-правда??? - оживилась она и позабыла о таинственном шёпоте. Звонкий голос озарил чудесный двор, подобный журчанию того самого ручейка.
И нет. Она ничуточки не боялась.
- Спасибо, - поблагодарила алконоста-провидицу-Пифию вежливая Лиззи, приблизила руку с орехом к себе и раскрыла ладонь, его разглядывая. Его описание из уст Пифии звучало так таинственно. И жутенько немного, но снова она не испытывала страх. Такое отсутствие страха называется Доверие. Она доверяла дево-зверю, диво-зверю этому пернатому.
Но вот услышав про магию, задумалась девочка. Желает ли она обучиться волшебству? Конечно, да! Но что-то её останавливало от немедленного ответа. Она не чувствовала подвоха, просто... была не уверена, что обретение магических сил - это то, что ей нужно. Если судьба не наградила её магическим даром от рождения, то кто она такая, чтобы спорить и хитрить с Судьбой, этой загадочной, капризной и непредсказуемой госпожой?
- Я его сохраню, - пообещала Лиза. - Орехи ведь долго можно хранить. Они не пропадают. Вдруг мне когда-нибудь это понадобится... то есть, магия... я ведь его всегда могу съесть, правда? - обратила она свой горящий взор на Пифию. - А пока что не нужно. Пока у меня есть... вот!
Девочка нащупала в кармане под одеялом большой коробок и вытащила, счастливо показывая прорицательнице.
- Волшебные спички! Если загадать желание, пока горит огонь, оно обязательно сбудется. Хотите одну? У вас ведь есть заветное желание? - как-то после знакомства язык не поворачивался и дальше называть Пифию на «ты». Она казалась такой взрослой. Взрослой женщиной с птичьим телом. Лиза открыла коробку и аккуратно положила в неё орешек. - Пусть он хранится здесь. Тут он точно не потеряется.
Но Пифия её торопила, и Лизонька не могла ей перечить. Так и стояла, протянув провидице длинную толстую спичку. Хорошую рождественскую спичку, умеющую исполнять желание. Ответный подарок, так сказать. И тоже имеет косвенное отношение к могилам.
- Вопрос... только один? Один-единственный? Или каждый раз, когда я буду приходить, смогу задавать новый? - уточнила она очень важный момент.
Но, в любом случае, что бы ни ответила провидица на уточняющий вопрос, спросить Лиза могла только одно. Сегодня, по крайней мере.
- Мой дядя... вернётся ли он с войны... живым? - почти прошептала она, не сводя очей, полных надежды, с Пифии.
Ведь она была та, которая обречена говорить Правду.
+1 | Маяк для Лизы, 01.06.17 05:33
  • Ооо, пост шикарный. Столько всего прекрасного и готического! Здорово, кайфую читая :)
    И я так рада что вопрос был именно про дядю, на это я и надеялась!
    А вот эта вообще супер-чать!
    Звучание собственного голоса успокаивало, но надо было говорить потише. Тени прошлого не любят, когда их тревожат. Они могут принять кого-то, встретить и пустить в свои тёмные объятия, но если этот кто-то своими громкими разговорами нарушит таинство их уединения, эту сказочную, древнюю почти, тишину, они могут и обидеться. И тогда нарушителю спокойствия не позавидуешь. Прошлое умеет мстить. Порой очень безжалостно, преследуя тебя темнотой мрачных пещер, едва-едва разгоняемой одним чадящим факелом у входа, и жестокостью закованных в латы рыцарей, не щадящих даже детей, связывающих им верёвками руки-ноги и заносящих над ними кинжал. Удушающим отравленным дымом и фальшивыми улыбками родных, вроде бы, людей. Самое жестокое испытание, будь ты хоть ребёнок, хоть взрослый.
    +1 от Лисса, 01.06.17 12:01

Возможно, напоминание капитану про Зельцианскую Бездну было и лишним, так как улыбка на мгновение угасла при этих словах, но затем вернулась вновь, уж больно азартно Майя говорила, с пылом, с жаром, с энтузиазмом. И Фёдор Михайлович, засмотревшись на её радостное лицо, не мог не поддаться этому искушению.
- Что ж, если у меня будет свободное время, отчего бы и не помочь? Боюсь только, Спартак Валерьевич не придёт в восторг от того, что мы оккупируем его территорию. Он же очень ревностно относится к своим обязанностям, - со слегка обозначенной улыбкой заметил Чижик. - Только покажешь мне, Светлова, как правильно яблоки нарезать. Никогда таким не занимался. А вы, Иван? - оглянулся он на борт-инженера.
- Случалось печь яблоки на костре, вырезая сердцевину, - кивнул Раздолбайло. - Я знаю, как это делается. Если не будет работы, тоже могу помочь. Раз Майя Юрьевна не против.
И почувствовало женское сердце Майи Юрьевны тут подвох. Намечалась серьёзная, нешуточная такая мужская борьба за это самое сердце Данко, значится. За внимание одной рыжей Пчёлки и за её стряпню, пришедшуюся всем по нраву. Битва не на жизнь, а на смерть между этими двумя данкийцами. О-о, а если в битву вступят ещё и Спартак Валерьевич со Стругачёвым, на камбузе может вспыхнуть пожар ядерной войны, случится великий КатаклизмЪ, тот самый Апокалипсис, предсказанный индейцами майя и не случившийся в ожидаемую дату в начале 21-го века. Или ей показалось? Но мужчины явно хотели её внимания. И если с Чижиком было всё понятно, легко и просто - чай, одним лаптем щи хлебали, то вот Иван проявлял к ней неожиданный интерес. Как бы не романтический, ага. Все эти его намёки, замечания, навязчивые и не очень попытки ухаживания. И вишенкой на торте - согласие вкалывать на кухне ради помощи ей. Не может быть, чтобы это было ради пирога. Хотя пирог-то хороший, спору нет.
Впрочем, пока что всё было хорошо. Дружелюбненько так, по-семейному уютная атмосфера витала. Если подумать.
- Ох, Светлова, ты прям сюда как на пикник собралась, - восхитился нерациональной и нелогичной подготовке Майи к высадке её дружбан Стругачёв. - Как на курорт, ей-ей! Солнце, море, пляж, девочки в ку... ой-ё!.. отдых, я хотел сказать, первостатейный же! С чаёчком, книжкой, на стульчике этом - как он? шез-лонг вроде - панамкой от солнца на голове. Ну ты даёшь, лягушка-путешественница! - вещал совершенно не стыдящийся своей прямоты рыжик.
Он не умел говорить загадками да намёками, Майя всегда его помнила таким откровенным и открытым. Иногда до обидного прямым, но никогда не желавшим обидеть нарочно. И сейчас его удивление, в принципе, можно было понять.
- Стругачёв... - Чижик не выдержал и усмехнулся, его голос дрогнул, хотелось бывшему учителю рассмеяться от этого комментария Лёхи. Особенно девочки в ку... были к месту, конечно. - Откуда тебе знать, вдруг бы нам всё это пригодилось? - парировал он, вступившись за Майю. - Вот я бы чаю охотно попил, если бы мы решили снимать скафандры. Но не будем рисковать. Если мы сюда ещё вернёмся, чтобы лекарство Кроллу доставить, то, может, и рискнём. Это тоже надо обсудить совместно. Да и лабораторный анализ местной воздушной среды к тому времени будет завершён.

* * *

Лёха удивлённо глянул на девушку, услышав обращение к себе по имени - он настолько от этого отвык, что должно было случиться нечто действительно важное, чтобы Светлова обратилась к нему вот так по-простецкому. Ну в лесу что-то сдохло же, ага. Бровь рыжего безопасника дёрнулась, когда он понял причину внезапной тревоги.
- Эээ... ты тоже? - немного растерянно спросил он. - Да, у меня тоже как будто кошки на душе скребут, чтоб его. Не пойму, в чём дело. Что-то мы упустили, Май. Чего-то такое важное про эту планету. Вспоминай, ага? Я тоже думаю, чего это может быть. Не по себе как-то. Держи ухо востро, Светлова. И ты это, не робей, я с тобой! И Чижик с нами! - прозвучало это почти как «с нами сам Бог!».
Руку от пояса с оружием безопасник не убрал, но и не спешил скоропалительных выводов делать. Мало ли, а может, у них паранойя развивается. Одна на всех общая, ставшая следствием провала в чёрную дыру и потери в дебрях чужой Галактики, а то и целой Вселенной, если вдруг Михалков окажется прав и это другая Вселенная.
Парень деловито кивнул Майе и стал пристально осматриваться. Впрочем, здесь, в комнате карт и путешествий, опасности им вроде никакой не грозило. Кроме двух уже знакомых инопланетян, никого постороннего не было. Издали доносился шум голосов из совещательного зала, но тем чужакам до землян не было никакого дела.
Испарина выступила на лбу рыжика, и он другой рукой пошаманил со шлемом, подкручивая внутреннее охлаждение скафандра, чтобы не пропотеть под стеклом. Этого только безопаснику не хватало, он же не будет видеть, куда стреляет...

- Я вас провожу, - вызвался Фьорал, кажется, с каким-то сожалением в голосе, что вполне убедительно смог скопировать Данко. - Мне идти в ту же сторону.
Бром внимательно и взволнованно наблюдал за Иваном, сканирующим звёздную карту. Боялся, что техник её всё же повредит, но мешать не мешал, смирно стоял в сторонке, глядя снизу вверх на попискивающий и слегка гудящий сканер. Наконец Раздолбайло справился и, перед тем как убрать прибор внутрь своего ящичка, поинтересовался у искина:
- Данко, подтверди приём данных.
- Подтверждаю, - спокойно ответил невозмутимый искин. - Данные поступили и отправлены на анализ и обработку для создания навигационной карты этого сектора неизвестной Галактики.
- Всё? Всё? - синий карлик беспокойно подёргал борт-инженера за локоть.
- Да, я же говорил, всё в порядке с вашей картой, - улыбнулся Иван, поглядев на носатого чужака.
- Хорошо... - радостно вздохнул тот и стал аккуратно складывать расстеленную карту.
- Голограмма была бы удобнее, конечно, - заметил борт-инженер по внутренней связи. - Эта карта не трёхмерна и могут быть значительные погрешности в расстояниях.
- Но хоть что-то, - понимающе кивнул Чижик.
Ничего необычного не происходило. Скучная реальность словно бы обманывала двух самых молодых и самых рыжих участников экспедиции в их тревожных ожиданиях. Поблагодарив Брома за помощь, группа землян отправилась обратно к выходу из здания тем же путём, которым пришла, и снова в сопровождении Фьорала.
И опять им довелось миновать по краю «главный совещательный зал», как назвал его их провожатый в бирюзовой мантии. По всему залу возбуждённо спорила толпа, состоящая из инопланетян самых разнообразных форм и размеров.
- Что здесь происходит? - с любопытством человека, увлечённого культурологией, спросил Иван у Фьорала, оглядывая зал.
- В настоящий момент обсуждается вопрос о том, куда перенести новые палаты врачевания, - объяснил чужак, - и дебаты эти продолжаются уже без малого год.
Второй борт-инженер удивлённо поднял брови.
- Но в зале нет никакого подобия трибуны. Как именно происходит обсуждение и кто конкретно выступает с предложениями? - поинтересовался он.
- Все! - ответил Фьорал гордо. - Мы верим в равенство, и каждый имеет право слова!
Да, судя по всему, местные дебаты несколько отличались от тех, к которым данкийцы привыкли на Земле! Здесь все обитатели поселения собирались вместе и, разбившись на маленькие группки, обсуждали какой-либо вопрос. По мере того, как спорщики переходили из одной группы в другую, новые идеи распространялись по всему залу до тех пор, пока все присутствующие не начинали мыслить в одном и том же направлении. Как только это происходило, принималось окончательное решение, которое тут же претворялось в жизнь. Так им, своими словами, пояснил сопровождающий.
- А не слишком ли много это занимает времени? - поинтересовался уже Фёдор Михайлович.
- Времени занимает много, - согласился Фьорал, - зато это самый честный способ, и благодаря ему какой-нибудь особо красноречивый оратор лишён возможности подчинить себе внимание остальных присутствующих и тем самым провозгласить себя вожаком.
Вот такая она была, местная политика. Юрию Аркадьевичу бы сейчас икалось, услышь он об этом вопиющем равенстве.
- Осторожно! Под ноги смотреть надо! - пискнул какой-то мелкий инопланетянин, похожий на большую гусеницу, когда отвлёкшийся от дороги Раздолбайло на него чуть было не наступил.
- Извините, прошу прощения, виноват, исправлюсь, - быстро забормотал парень, едва не кланяясь уползающему чужаку, которого не заметил из-за своего большого ящика с инструментами.

Дебаты и не думали завершаться, когда земляне покидали главный совещательный зал. Фьорал вёл их обратно к выходу, по пути объясняя им устройство планеты. Часть из этого они уже могли слышать от Тимола.
- Наши боги - свобода и равенство! - говорил он. - Это замечательная планета, на ней очень хорошо живётся, и она с радостью встречает пришельцев любого рода. Все абсолютно равны, вне зависимости от того, прожил ты на планете всю свою жизнь или прибыл только вчера. Все могут здесь делать всё, что им только заблагорассудится - у нас нет никаких законов!
Он показал им через порог, не проходя внутрь, «писчую контору», «область планирования» и парадную залу. Не то, чтобы земляне просили его об этой экскурсии на обратном пути, но Ваньке это явно было интересно, да и Фёдор Михайлович внимал инопланетянину с любопытством, а он был слишком любезен, чтобы не объяснить всё, что хотели узнать люди.
Наконец они миновали «сторожевую комнату», ближайшую к выходу.
- А зачем нужна стража, если на планете нет законов? - поинтересовался борт-инженер.
- Стража не охраняет никаких вещей, ибо нам нет нужды сторожить вещи. Просто некоторым членам нашего общества нравится нападать на других, и, естественно, они имеют на это полное право и свободу, - совершенно спокойно начал пояснять Фьорал. - Но, желая быть честными по отношению к остальному населению, они специально одеваются в форму и называют себя стражей. Тем самым они предупреждают остальных, чтобы те были настороже, проходя мимо стражи. Вы понимаете?
Пока люди размышляли над его чересчур мудрёными словами, трое так называемых стражников разных рас, но в похожей форме, вышли из своей комнаты и, тихонько подкравшись сзади, одновременно прыгнули на них. Только благодаря повышенной бдительности Майи и Лёхи, да после такого «многообещающего» объяснения Фьорала, они успели заметить опасность вовремя. «Стражники» не шутили - они кинулись в рукопашную схватку, замахнувшись своими кулаками и щупальцами.
- Красная тревога, мать вашу! - заорал Стругачёв, который шёл по плану сзади и прикрывал тылы, на которые и было совершено нападение.
И тут Майя Юрьевна стала свидетельницей того, что не напрасно он в своей военке обучался, а также, что свой хлеб служба безопасности «Данко» ест не зря. Несущийся Алексею в голову большой коричневый кулак парень отбил в сторону, поставив блок, а затем пригнулся и со всей дури врезал локтем нападавшему в живот, отчего тот ухнул и согнулся пополам. Секунда - и в коричневую волосатую морду глядел ствол Лёхиного бластера. Вторая секунда - и он падал, оглушённый электрическим разрядом.
Розовый инопланетянин с четырьмя щупальцами в это время «нежно» обнял Ваньку за спину. Техник не растерялся и от души пинданул по одному из щупалец своим тяжёлым ящиком. «Осьминог» взвыл, но не отпускал его, и тогда на помощь Ване пришёл Кырымжан, с поразительным хладнокровием доставший бластер и выпустивший разряд в морду, похожую на лицо головоногого капитана из старенького фильма «Пираты Карибского моря».
Третий атакующий, похожий на мелкого, по грудь Чижику, оборотня или фэнтезийного крысолюда, прыгнул на капитана, выпустив острые когти. Фёдор Михайлович благодаря крику Лёхи успел развернуться и подставить под удар лиловый чемодан, загородившись им как щитом. Когти полоснули по поверхности чемодана, а Чижик, не растерявшись, врезал кулаком по зубастой морде, затем ударил отступившего на шаг крысолюда чемоданом. И разрядил в него свой бластер.
Трое незадачливых «стражников» осели мешками на пол, и Кырымжан молча поглядел на капитана, держа бластер наготове. Несмотря на отсутствие эмоций на лице, ясно читался вопрос: «а не добить ли этих любителей агрессии?».
- Не нужно, - покачал головой Чижик, дыша чуть чаще обычного. - Это их планета и их нормы жизни. Пусть живут, как хотят. Мы уходим. Со всеми всё в порядке? - задавая этот вопрос, он смотрел на Майю.
Фьорал тем временем как-то незаметно удалился прочь, пока происходила эта быстротечная схватка. Но едва она закончилась, он выступил из скрывающей его тени и, как ни в чём не бывало, подошёл к землянам. Похоже, он нимало не был удивлён происшедшей дракой.
- Почему эти ваши грёбаные стражники напали на нас, уважаемый ситх? - немедленно наехал на него Лёха, даже оружие повернув в его сторону. Ох, лицо рыжика пылало праведным гневом.
- О, да просто так! - ответил он. - Они могут делать всё, что им заблагорассудится! Может, им понравились ваши вещи и оружие. А может, просто хотели развлечься. Вижу, вы их не убили, только вывели из строя. Это хорошо, - Фьорал покачал пальцем. - Убийства у нас не запрещены, но убийц обычно казнят на месте, чтобы не стать их следующей жертвой.
- Теперь понятно, чего мы упустили, - вздохнул Стругачёв, поглядев на Майю. - Нам же деревянный друг говорил, что здесь анархия. Стоило к нему прислушаться.
Но всё хорошо, что хорошо заканчивается...

Слегонца эдак офигевшие земляне, выбравшись из здания, быстро зашагали в сторону жилища Кролла, решив всё-таки получить разрешение инсектоида на создание для него лекарства. У данкийцев было время обсудить произошедшее, а у Майи появилась возможность дорассказать свою душевную историю про Слонёнка, пока они шли.
- Прости, Светлова, не уберёг твой чемодан, - огорчённо вздохнул Фёдор Михайлович, показав девушке три свежих, но хоть неглубоких, царапины в ряд на покрытии чемоданчика.
Впрочем, когда добрались - дорога прошла без приключений - выяснилось, что Кролл всё ещё спит, поэтому Чижик, решив больше не ждать, вызвал челнок. У них была пара минут до его прибытия.
  • Отлично! Много событий, много о чём подумать можно. Здорово.
    Но конечно самые нежданчики это Ваня (ШТА!?) с его помощью и пострадавший чемоданчик. Ещё понравилась анархия. Каждый имеет право побить каждого, дааа...Мама - анархия, папа - стакан портвейна. Прямо наглядная иллюстрация.
    +1 от Лисса, 31.05.17 14:39

Родниковая водица из пиалы была чистая и прохладная, приятная на вкус, и Петя вместе с Беллом с удовольствием её выпили, но, стоило Окунькову оторваться от края чаши, как вдруг он почувствовал, что настолько хочет спать, что не в силах этому сопротивляться. Засыпая, он опустился на пол-помост таверны. Последнее, что удалось запомнить перед тем, как глаза сами собой закрылись и сознание отключилось, это выныривающего из воды трактирщика с опасным и довольным блеском в глазах...

Он проснулся в лесу, никакой таверны поблизости не было. Его заплечный мешок был пуст, рыба из него пропала, мешочек с деньгами тоже исчез. Водяной попросту ограбил Петю! Спасибо, хоть флягу с водой оставил. Или всё это ему приснилось? Так или иначе, надо было двигаться вперёд, другого выхода не было. Вот только куда идти, непонятно. Юноша был посреди леса, никаких дорог, куда ни посмотри, не видать. И Зены, как назло, рядом не было. Оглядевшись, Петя увидел рядом с собой небрежно брошенную поясную сумку с вложенными в неё свитками Майлина. Ох, неужели Водяной их ему оставил? Видно, ему они были без надобности. И меч его тоже оказался на своём месте в ножнах.
Чувствовал наш незадачливый герой себя вполне недурно, кстати. Как после хорошего бодрящего сна.
+1 | Герои не умирают, 29.05.17 13:54
  • Нееет! Вот это попадос) Ограбили, негодяи!
    +1 от Лисса, 29.05.17 15:00

Пахнувший от вагона морозец и Маше показался странным. Она была не то, чтобы любительницей поездов, но имела удовольствие на них поездить из Ковылкино в Москву и обратно. А потом и в Питер. Так вот, те поезда так не пахли. Впрочем, сейчас ли предаваться мыслям о странном аромате? Скорей всего, и правда кондиционер. Желавшей побыстрей согреться в тепле вагона девушке было всё равно, как пахнет внутри - главное, что не воняет какими-нибудь помоями, да в таком шикарном экспрессе при такой шикарной проводнице это было бы чем-то из ряда вон. Всё ещё задавалась Маша вопросом, как им так повезло с классом люкс, но ответить на него было некому, а терзаться неразрешёнными загадками откровенно не хотелось. Дают - бери. Какой русский отказывается от халявы? Ведь не всякая халява - бесплатный сыр в мышеловке.
Последний раз перед тем, как подняться в вагон, актриса оглянулась по сторонам, обратила внимание на жуткую и почему-то довольную улыбку проводницы. Не по себе стало снова. И чему это она радуется, блин? Неужели и правда прокляла? Да ну! Паранойя это всё из-за неудачного дня. Затем Мария поймала взгляд проводника из соседнего вагона. Неприятный вроде тип, а вот ведь показался ей намного милее и Остряка, и своей коллеги-проводницы, а может, и Игорька, насчёт этого Маша пока была не уверена. Прислушалась, что он там бормочет, отчего-то решив, что это её касается, ведь он как раз в этот момент ей кивнул. Да ещё так чинно, важно, с чувством кивнул, словно бы давней знакомой. И заторопился в свой вагон. А Кузнецова вздохнула и заторопилась в свой. Ещё разок обернувшись на шёпот петербургского ветра и ловя на лице прощальные брызги дождя.
- Брр... - поёжилась девушка и ухватилась за поручень, осторожно поднимаясь вверх.

Да уж. Вся эта кричащая роскошь внутри вагона - она напрягала. Именно что бесплатным сыром запахло в готовой вот-вот захлопнуться за твоей спиной мышеловке. «Ну, здравствуй, красная дорожка, веди меня к Оскару», - мысленно хмыкнула актриса, со школы мечтавшая подержать в руках этого позолоченного мерзавца с табличкой, подписанной её именем. Красота вагона люкс убивала наповал неподготовленного к такой роскоши человека.
Вот только привела красная дорожка Машу не к Оскару, а к другому обаятельному мерзавцу по имени Игорь. Ну, может, он и не был мерзавцем, только внешность его вполне соответствовала данному типажу. Вот ведь хрень собачья. Или нет? Ну ладно, будем честны - Игорь был не самым плохим кандидатом в попутчики. Маша ведь понимала, что всё равно в её купе будут соседи - и он был не худшим из вариантов. Хотя и стремал немного девушку. Впрочем, учитывая, как он замялся при проводнице, за свою девичью честь Мария могла не беспокоиться. Тут одно из двух: либо он по жизни стеснительный и лишнего с девушкой себе не позволит, либо запал на блондинку и тогда Маше ничего не грозит. Первое было бы лучше. Спокойнее как-то знать, что едешь в купе с ботаником, а не с ловеласом, наметившим очередную цель.

Но нижняя полка! Нижняя полка, Машу ж вашу! Осознав, что согласно билету ей выделено место внизу, девушка закатила глаза, но делать нечего. Прошла в купе, избавилась от сумок, далеко их пока не убирая, и присела отдохнуть на край сидения, тяжело дыша. Подождать, пока состав отправится. А потом можно готовиться к горячему согревательному чаю и ко сну. Сначала отправка.
Выглядела девушка очень недовольной, ещё только когда зашла в купе, но когда Игорь обратился к ней, глянула на него лютым зверем прямо. Впрочем, осознав, что он задаёт какой-то нейтральный вопрос, а не пытается поговорить ни о чём с целью скрасить время или, упаси боже, клеиться к ней, Маша остыла и прокрутила в уме только что услышанное.
- Парфюм? - она покрутила головой, забавно морща свой симпатичный покрасневший носик и принюхиваясь. - Не чувствую ничего. Но, может, насморк...
Машка пожала плечами, подумала секунд пять и взглянула на Игорька совсем другим взглядом. Лютый зверь превратился в обаятельную мокрую курицу, а губы украсила приветливая улыбочка из тех, которые появляются, когда человеку что-то позарез нужно от другого человека. Такая себе слегка заискивающая, обаятельная улыбка.
- А у вас верхняя полка, да? Не желаете поменяться? Мне бы на верхней удобнее было, - предложила-попросила Маша, накручивая на свой тонкий пальчик длинный тёмно-каштановый локон. Правда, то, что должно было смотреться эффектно в глазах мужчины, сейчас вызывало скорее желание сжалиться и посочувствовать. Влажные, почти мокрые волосы были лишены обычной пышности и не желали как следует накручиваться на палец.
+2 | Багровый Экспресс, 27.05.17 03:04
  • Озадачила Маша Игорька ^^ Он-то там подика-сь в мечтах о блондинке утонул.
    Хорошо.
    +1 от Лисса, 28.05.17 10:37
  • за желание поменяться
    +1 от rar90, 28.05.17 23:35

- Это значит... хозяин не любит себя? - близняшка впереди озадачилась и задумчиво изогнула бровь, пытаясь осмыслить, что только что сказала.
  • Зс сногсшибательную логику
    +1 от Путник, 28.05.17 21:16

Бррр, ну и холодина. Лиза торопливо подхватила с постели тёплое одеялко, в которое куталась в своих тщетных попытках уснуть. Тёплое буквально - ещё согретое, пропитанное теплом её тела. Быстро накинув на плечи и завернувшись в него, девочка огляделась в поисках ещё одного ночного гостя, так вкусно шуршащего птичьими перьями. Этот тёплый шорох напоминал почему-то не птиц, а сдобные булочки с корицей, которые Лиза так любила, хоть они перепадали ей и не часто. А может, поэтому и любила их особенно. Людям ведь свойственно ценить те хорошие вещи, которых у них мало или вовсе нет. Но булочки и правда вкусные.
Она ещё разок поглядела на угасший камин, думая, не разжечь ли его снова, чтобы согреться, и отрицательно качнула головой. Нет, он опять начнёт чадить чёрным. Этой страшненькой ночью всё происходило как во сне, и Лиза точно знала: если подбросит дров в очаг, он снова оскалится чёрной пастью гари. Да и ведь зовут её куда-то, скоро она будет в другом месте. Наверное.
Девочка поёжилась, вслушиваясь в рёв разъярённого монстра за дверью, которого они с птицей Павлином не впускали внутрь. Павлин был смелым отважным товарищем, настоящим бойцом-пограничником, стоявшим сейчас на страже маленького Лизиного государства, умещавшегося в одной этой комнате.
- Ап-чхи! - неожиданно чихнула озябшая Лиза, словно бы в насмешку над настойчивыми и такими нелепыми попытками Арея набиться ей в друзья. Он ещё и ругается так, что хоть уши закрывай! А она чихнула, сама того не ожидая, и даже полегчало как-то немного. Словно бы ответила монстру-перевёртышу: а мне чихать, чего ты там желаешь.
Она смущённо потёрла нос, улыбнулась в ответ на недружелюбный и высокомерный слегонца взгляд дверного стража и сделала перед ним изящный реверанс, представив себе, что её старое, поношенное домашнее платье - это изысканный вечерний туалет вроде тех, в которых блистали некогда на балах в этом доме напудренные дамы, а одеяло на плечах в воображении Лизоньки превратилось в меховую накидку из нежнейшего меха какого-нибудь... ох нет, пусть лучше будет бархатной!
- Ах, благодарю вас за службу, добрый Павлин, верный Павлин, преданный мой страж и надёжный защитник, - искренне проворковала она, пробуя подражать манерности тех самых напудренных дам. Лиза была очень ему признательна.

Но напутствия второго гостя прогнали прочь намечавшееся было благодушное настроение, вспугнули, как потревоженную сильным порывом ветра-проказника маленькую пичужку, только-только нашедшую вроде бы крепкую веточку, на которой можно было бы пересидеть грозу. Шутить с Ареем было нельзя, говорил этот голос, а Лиззи ему верила, ведь он знал про дядю и был так добр и обходителен. Будто бы полная противоположность чудовищу за хлипкой дверью. Будто бы его дневная сторона... Эта мысль насторожила Лизу, но она не стала делать скороспешных выводов. Этому голосу хотелось доверять. Хотелось идти за ним, куда бы он ни повёл. Он ведь не заведёт в плохое место, правда? Этот добрый голос.
- Я не звала его, - возразила она ему, услышав, что Арей приходит, когда его зовут. И хотела сказать, что никакой падали здесь нет, но вспомнила... Бомбёжка. Она унесла жизни людей. Много жизней. Вот он и пришёл на этот запах. Но... - Но почему я? - спросила девочка, не понимая причин, заставивших чудовище выбрать из всех петроградцев её, живущую вдали от линии боевых действий.
Лиза увидела дверцу и поспешно подбежала к ней, заглядывая внутрь. Она помнила, что эта дверца здесь была, но почему-то она ни разу не вызывала любопытства - что же там за ней. Честно говоря, даже странно для такой любопытной особы, какой была Лиззи. Однако, вот сейчас её охватило живейшее любопытство и сказочное волнение. Точь-в-точь такое же, какое испытывала Алиса, следуя за Белым Кроликом в кроличью нору. Только в нашей истории вместо кролика было нечто шуршащее перьями и пахнущее корицей, а кроличья нора была целым тоннелем-коридором, ведущим из этой комнаты в таинственное Куда-То.
В первый момент Лизе стало страшно. Этот коридор выглядел таким холодным и запущенным. Здесь по половицам уже много-много лет не ступала нога живого человека. Пойти туда - и потеряться навек. Но Лиза вдруг почувствовала его одиночество. И поняла, что ему очень-очень хочется поделиться с кем-то своей грустью. Чтобы какая-нибудь светлая душа ступила в этот узкий проход и озарила его своим светом. И может быть, тогда он тоже посветлеет и улыбнётся. Ему не будет больше так одиноко. Пусть сейчас он и выглядит неприятно, но этот коридор... Лиза не находила слов. Она любила этот дом. Потому что он был дядин и мамин тоже когда-то. И этот коридор она тоже любила. И ни плесень под потолком, ни кажущаяся теснота, ни смертный холод не остановили одну любопытную и очень добрую девочку от того, чтобы шагнуть за дверь, долгое время бережно хранившую свой секрет. Может быть, её, Лизу, дожидавшуюся всё это время.
Только крепче держать Дашу - ей тоже холодно. Зря вы думаете, что куклам не бывает холодно. Они очень от этого страдают. Особенно брошенные кем-то и забытые. Даше с этим повезло - у неё была заботливая Лиза, верная подруга последних лет долгого Дашиного существования. Странное чувство чуждости. Или кукла не хотела идти с ней? Может, и так, но сказать этого она не могла.
- Я иду. Иду... - Лиза хотела назвать имя собеседника, но вспомнила, что он до сих пор не представился. - Кто ты? Как мне тебя называть?

Невидимый провожатый, отчего-то не желавший ни на глаза показаться, ни имени своего назвать, продолжал с ней говорить и рассказал о загадочном Пророчестве. Брови девочки приподнялись слегка от этой тёмной и мутной истории, но она интриговала. И конечно, был у Лизы один вопрос, который она не смела озвучить сейчас даже в мыслях. Зато могла задать множество других вопросов. Приходилось выбирать самые важные, чтобы не захлебнуться в них и не утонуть, как Алиса в Море Слёз.
- А что это за история с Волшебным Мелом и Большим Делом? - наивно поинтересовалась девочка, не сразу сообразив, что сначала должна уплатить цену, чтобы это узнать. Но осознание быстро пришло. - Или мне нужно задать какой-то вопрос, чтобы получить на это ответ?.. Эй, ты куда? - забеспокоилась она, услышав, как шорох собеседника становится тише, почувствовав исчезающий аромат корицы.
Ох! А ведь провожатого она заметила только сейчас, увидев мелькнувший и исчезнувший в темноте силуэт огромной птицы. Что, и правда Павлин? Белый, наверное.

И она пошла вперёд по этому коридору. Не слишком торопясь, светя себе свечой в массивном подсвечнике, внимательно под ноги глядя да по сторонам испуганно озираясь. Боязливо так, но с недюжинным любопытством. Это место в её представлении было не страшным. Это был красивый коридор. Воображение легко переносило Лизу на полвека назад, когда штукатурка ещё не осыпалась, плесень не поселилась на стенах, когда в этом тоннеле для прислуги стоял приятный, тёплый запах Жизни. Великолепный аромат присутствия живых и дружелюбия к ним этих стен. Не было тоски и одиночества. Уют и покой. Тишина и благодать. Этот коридор умел хранить большие секреты хозяев Дома и маленькие тайны обслуги.
- Как красиво... - шепнула девочка и, поняв, что замечталась, тряхнула головой и пошла дальше, всё так же осторожно ступая во тьму и гадая, куда придёт. Так... идти вперёд, а потом вниз. И смотреть под ноги! Особенно на лестнице, где ступеньки «коварные, как мысль подлеца».
Снова завыл ветер, и Лиза вздрогнула и плотнее запахнула свою «бархатную» одеяльную накидку.
+1 | Маяк для Лизы, 27.05.17 01:43
  • Замечательно и очень вкусно. Тут тебе и бархат, и воображения, и куколки, которые умеют чувствовать холод. И разговор с этим старым домом, как я и надеялась :)
    +1 от Лисса, 27.05.17 16:41

- Чегой-то я магией овладею? Чай, я ж не волшебник, как вы, господин маг, - искренне удивился вихрастый мальчонка таким неожиданным обещаниям своего будущего. - Меня ж вон и жрица проверяла пару вёсен назад, не нашла во мне никакой магии. Али вы колдунский дар во мне видите? Чего, правда, шоле? - аж клюв раскрыл воробей.
Но потом, кажется, начал понимать, о чём толкует Ярр. Притих как-то разом, лицом потемнел, ушами покраснел, глаза в сторону отвёл, засопел в нос тихонько и вперёд убежал, чтобы господин маг, значит, только его затылок и видел впереди по дороге.
Впрочем, когда разговор с женщин плавно перетёк на выпивку - а так ведь часто бывает, иногда наоборот, а иной раз и одновременно, - Варвик вернулся к Ласке и поплёлся рядом, то и дело ремень сумки-котомки с харчами, выданными Григом на дорожку, на плече поправляя, да нос время от времени утирая.
- От медовухи и вина тоже захмелеешь, - деловито заговорил малец, эдак со знанием дела будто. - А от квасу вот никогда. Хотя мамка и стращала, чтобы я сильно много его не пил. Мол, живот от него как на дрожжах будет расти, ежели многова пить. Крепкие напитки я уж потом как-нибудь испробую, ага-ась, вот только подрасту малёхо, чтобы можно было, - пообещал Варвик.

Поставив пока сумку с продуктами возле Ярра, мальчишка ретиво бросился выполнять распоряжение волшебника, прямо-таки чувствуя себя всамделишным служкой-оруженосцем целого героического приключенца.
- Щас я найду кого-то, обязательно найду, тут не может никого не быть, - приговаривал он, лазая по близлежащим кустам да осматривая землю, камни и деревья. - Вам кого лучше-то, господин Ярр, ась? Ежели муху или комара, так их долго ловить, особливо если живьём. А гусеницу, жука какого-нить или муравья - так это я мигом! Вот, годится? - и Варвик, выколупав пальцем из расселины какого-то жучка, торжественно поднял его над головой, показывая Ласке.
Когда Яррике переоделся и стал ещё большим красавцем, красоту которого почти не портили даже змеиные уши, а вернее, полное отсутствие ушей-то, они с мальчишкой приступили к тем самым ядовым экспериментам. Для начала со всего маху запустили в арку ближайших ворот пойманного жука. Тот пролетел сквозь Врата Марлока, шлёпнулся на землю и засучил лапками, пытаясь перевернуться со спины и обиженно жужжа. Ему это быстро удалось и жук торопливо побежал прочь прятаться от коварных человеков.

Затем волшебник решил показать мальцу великую магию и под восхищённое восклицание «ух ты ж!» зафигачил по Вратам ледяной стрелой, в которую обратилась пущенная в арку при помощи магии водица. И вот тут эффект вышел неожиданным. Стоило волшебной стреле достичь линии арки, как воздух в этом месте заискрился, древние руны на камне ожили и полыхнули огнём. Вдруг потемнело - это на солнце набежали тучи, и высоко над головами грянул долгий раскат грома. А затем прямо в ледяную стрелу Ярра с небес шарахнула молния, разорвав её на куски, тут же забулькавшие горячей водой. Молния как была, так и исчезла, небо снова прояснилось, знаки на камне побледнели, и о случившемся напоминали только маленькие лужицы быстро испарявшейся горячей воды вокруг Ворот да запах, какой витает в воздухе после грозы.
- В-в-всё уже? - прозвучал сзади испуганный шёпот. Ярр сам не заметил, как Варвик забежал ему за спину и прижался сзади, прячась от ужасного колдунства. И сейчас, крепко обняв мага за пояс, он осторожно выглядывал из-за его спины.
  • Постучались с огоньком, а точнее с молнией!
    +1 от Лисса, 26.05.17 11:50

Трудно было так сразу сказать, что именно заставило Ивана обратиться к ней с этим комментарием по личному каналу связи. Скорее всего, ревность к своим инженерским обязанностям - ведь это они с Романовским должны были объяснять остальному экипажу, как пользоваться скафандрами, да и вообще всяческой техникой на корабле, не имеющей прямого отношения к профессиям вроде медицинской, навигационной и так далее. Но не стоило исключать, что Раздолбайло принял Майино обращение за помощью к майору за игнор в свой адрес и мог приревновать чисто по-человечески или даже, страшно сказать, по-мужски. А что? Знаки внимания он Светловой уже оказывал, орхидею вот персонально ей в каюту доставил. Кто его знает.
- Понятно, - помолчав немного, ответил он девушке всё так же по персональной связи. - Вы уж простите моё беспокойство. Надеюсь, Кайрат Тимурович вам всё объяснил доходчиво. Ну, по крайней мере, мне его объяснения показались обстоятельными. Простите, больше не смею вас беспокоить, - как-то серьёзно, без свойственной ему шуточно-насмешливой манеры, сказал техник.
После чего переключился на общую связь и отвернулся от Светловой, изучая обстановку в жилище Тимола и самого древообразного хозяина.

Фёдор Михайлович заметно напрягся, когда Майя предложила отметить первую высадку горячим травяным напитком со сладкими хлебобублочными изделиями вроде Цветаевского пирога. Впрочем, услышав про Спартака Валерьевича, бывший учитель быстро успокоился - он-то, грешным делом, подумал, что Майя снова будет предлагать избавиться от шлемов ради драгоценного угощения. Мало ли, вдруг и чай, и яблочный пирог у неё были при себе в лиловом чемоданчике. Пирог вполне мог храниться в переносной микро-морозилке с функцией разогрева, а чай в термосе - тоже, значится, с соответствующей функцией. Но напоминать о своём приказе не пришлось. Всё оказалось намного проще - её предложение относилось ко времени возвращения на корабль.
- Вполне годится на обед или на полдник, - покивал Чижик, - замечательно звучит.
- Да она же нас нарочно дразнит, Фёдор Михалыч, - возмутился Лёха. - Я тут щас весь слюнями изойдусь прямо в шлеме, а снимать-то и нельзя, пока не вернёмся. Светлова, ты мне это брось! - шутливо погрозил он ей пальцем, для пущей солидности рыжие свои брови к переносице сдвинув.
- Шутки шутками, а я совсем не против такого угощения, - чуть улыбнулся Фёдор Михайлович, поглядев на Майю. Нежно даже как-то поглядев. - Но ты, Светлова, нас уже сегодня с утра порадовала. Накормила так, что пальцы облизывали. Может, тебе стоит отдохнуть? Ты смотри, не перетрудись. Это ведь не твоя обязанность. Мы можем и потом как-нибудь попробовать твой яблочный пирог.
- А я бы не отказался... - тихо и скромно, как-то мечтательно даже, заметил второй борт-инженер Иван.
И только майор Кырымжан, по своему обыкновению, промолчал и ничем не показал своей заинтересованности в Цветаевском пироге по рецепту.

- Зайдём, конечно, - кивнул Чижик, серьёзно выслушав рассуждения девушки про необходимость заботы о ближнем, пусть даже у ближнего хитиновый панцирь, жвалы у рта и три пары конечностей вместо двух. - Не думаю, что уважаемый Кролл будет против. Если он к тому времени вообще проснётся, конечно. Мы ведь не знаем, сколько времени у него длится... кхм, назовём это восстановительным сном...
Они уже попрощались с дендроидом и направились на выход.
- Что ж, в любом случае, мы ещё обсудим наши дальнейшие планы по возвращении вместе со всем экипажем, - сказал капитан. - Возможно, удастся узнать что-то новое в том здании. Доме Советов, мда...
Вопрос Пчёлки про возвращение домой застал Чижика врасплох. Он несколько поник на мгновение - видимо, его уверенность тоже хромала на одну ногу, но затем самообладание вернулось к капитану и он уверенно кивнул.
- Конечно, я так думаю, Светлова. Иначе и быть не может. Среди тысячи разумных рас в этой части Вселенной должна найтись хотя бы одна сведущая в межзвёздных перелётах намного лучше нашего. Нам непременно кто-нибудь поможет, подскажет путь обратно. Я в этом не сомневаюсь. И, Светлова... будь здорова, - усмехнулся он и оглянулся на девушку. - Всё в порядке?
Говоря по чести, кривил душой наш дражайший Фёдор Михайлович. Даже не слегонца кривил-то, а очень даже сильно, стараясь поддерживать в своём экипаже, и прежде всего в неугомонной Валькирии, тягу к жизни и надежду на скорое возвращение. Как капитан этого корабля, он не мог допустить, чтобы команда пала духом. А так-то плохие мысли посещали голову капитана. Вроде того, что если бы отсюда можно было легко попасть к себе домой, то все эти тысячи инопланетных разумных рас уже давно показались бы в родной для землян Галактике. Но увы, о них ничего не было известно обитателям Млечного Пути, а значит, они никогда туда не прорывались. Или очень хорошо шифровались, что в принципе было возможно. Это и было единственной надеждой самого Чижика.

От истории со Слонёнком отключился, как можно было ожидать, только Кайрат Тимурович. Ванька тоже захотел послушать эту увлекательную историю, но держался в группе, следовавшей по пустынной улице, подальше от Майи - так, чтобы их разделял один, а то и два человека. Стругачёв же и Чижик внимали ей, первый с особенным интересом - Рыжик просто-таки прикипел взглядом к девушке, слушая её довольно весёлый, если судить по тону, рассказ. С огоньком!
При упоминании того необъятно толстого дяденьки из проверочной и его грымзы-напарницы капитан сдержанно кивнул - сразу понял, о ком говорит Майя. Стругачёв только усмехнулся и немного фыркнул, ему понравилось, как она обозвала толстяка. Перебивать Светлову никто не перебивал, так что она спокойно могла рассказывать дальше. А вот на замечание про суровую армейскую муштру кивнул уже Лёха и даже вслух прокомментировал:
- Ага-ага, совершенно верно. Муштра, итить твою дивизию налево!
Наверное, хорошо, что майор его сейчас не мог услышать. Или Стругачёва он слышал? Но даже не посмотрел на него, следуя впереди отряда и не оборачиваясь.
Вот только эта история с огоньком оборвалась, как то всегда и везде бывает, на самом интересном месте, оставив после себя прелестный флёр интриги и недосказанности. То самое «ту би континьюид», то бишь по-русски «продолжение следует».
- И чё там было-то? - не выдержал Стругачёв, пока остальные мужчины открывали дверь, кто вежливо стуча, а кто и плечом как следует наподдав. Какие разные мужчины, право, собрались в этом коллективе. Интересно, Чижик с Кырымжаном и в субаксе вот так же спаррингуются - капитан майора вежливо эдак постукивает, а майор его со всей силушки своей богатырской?
Впрочем, ответить Майя не успела. Дверь поддалась такому решительному напору бравого вояки и они прошли внутрь, а там уже было не до отвлечённых разговоров, да и Кырымжан на связь вернулся. По инструкции нельзя было отключаться надолго, и уж тем более в присутствии внеземной расы разумных. Пришлось отложить остальную часть рассказа на потом. Им ещё к Кроллу возвращаться, так что на обратном пути время должно быть.

- Скорее всего, так и есть, - согласился Фёдор Михайлович с Майкиным предположением капитана Очевидность. - Для них мы всего лишь несколько представителей одной из рас, прежде незнакомых, раз они находят нас забавными. Хм-мда...
И бывший преподаватель звездоплавания замолчал, чтобы не выдать своих невесёлых по большей части мыслей. Ведь если люди для местных - незнакомая раса, то это лишь подтверждает его догадку, что между этой частью Вселенной и галактикой Млечный Путь нет никакой связи. Ни одного канала, червоточины в теле Вселенной, через которую можно было вернуться домой. Чижик старался не упасть духом и всячески его поддержать в остальных, но, по правде, не очень-то получалось. Уж лучше бы он молчал.
- Палпатин, Светлова, Пал-па-тин, - поправил девушку рыжик. - Только это... чёй-то я не помню, чтоб он тёмный император был. Или это он им и был? Ох, я ведь ещё в младшей школе «Звёздные войны» смотрел, не помню уже ни хрена... ничего, то есть. Пардоньте.
Стругачёв усмехнулся, заметив Майин жест а-ля Йода, и аккуратно положил руку на пояс недалеко от рукояти бластера. Не нравилось ему почему-то здесь, в этом Доме Советов, а объяснить, что именно не так, парень не мог. Шестое чувство какое-то. Какое у него всегда появлялось ровнёхонько, когда он нажимал очередную красную кнопку, которую нельзя было нажимать.
Выслушав инопланетную гостью через вещавший на понятном ему языке переводчик, Фьорал ненадолго задумался, прежде чем ответить. Сверкнул голубыми глазами и сдержанно качнул головой.
- Если хотите, я провожу вас в комнату карт и путешествий. Там должны быть в том числе и звёздные карты, - неожиданно предложил он.
- Да-да, пожалуйста, - немедленно согласился капитан, ухватившись за это щедрое предложение, действительно выглядевшее соблазнительным для заблудившихся в иных мирах представителей человечества.

Миновав несколько недлинных коридоров и один из залов, в котором что-то горячо, но в целом мирно обсуждала целая толпа инопланетян всех форм, размеров и расцветок, следовавшая за новым сопровождающим группа землян добралась до отдельного, довольно просторного помещения.
В «комнате карт и путешествий», как её назвал Фьорал, царил неописуемый кавардак. Книги и рукописи были в беспорядке разбросаны по полу, покрытыми пылью грудами возвышались на многочисленных письменных столах. Их появление разбудило прикорнувшего в углу маленького сморщенного чужака с голубой кожей и длинными пальцами. Зато у него было две руки и две ноги, и похож он был на карлика с непропорционально большой головой. Он вскочил и подошёл к Фьоралу и людям.
- Я знаю, зачем вы пришли! - жизнерадостно сообщил он. - Вы хотите, чтобы я показал вам карты этой планеты, надеясь найти на них что-то, достойное внимания!
Не дождавшись ответа, карлик подбежал к одному из столов и стянул с него большую книгу, которую протянул Майе и Чижику, вышедшим вперёд.
- Вот, пожалуйста! Атлас нашей планеты!
- Нет, нет, Бром, - покачал рукой перед его массивным носом провожатый. - Эти существа, называющие себя люди, заблудились. Им нужны звёздные карты, на которых была бы обозначена планета Кулимат.
- По-о-онял! Сейчас будет! - радостно пропел Бром и, оставив атлас в руках Фёдора Михайловича, бегом бросился что-то искать по всему помещению.
- Я, правда, не уверен, какие звёздные карты могли бы оказаться нам полезны... - начал было капитан тихонько делиться своими размышлениями, но не успел договорить.
- Вот, пожалуйста! Будьте любезны! - маленький инопланетянин был тут как здесь. Он отыскал большую карту и торжественно вручил её Майе с таким видом, с каким её награждали медалями, когда она стояла на пьедестале. - Предлагаю вам изучить её. Здесь вы найдёте всё! - он загадочно повёл своей рукой с шестью длинными синими пальцами, обозначая это самое всё.
И земляне углубились в изучение карты. Надписи на тех же рунах, что были на двери, для них любезно переводили Бром с Фьоралом. Оказывается, они находились в звёздной системе, названной именем некоего Магнуса. Невдалеке от планеты, на которой они приземлились, находилась ещё одна обитаемая планета под названием Траке - она вращалась чуть дальше от Магнуса.
- Траке недавно был опустошён разыгравшейся на нём страшной войной, так что большинство его обитателей покинули свои дома и обосновались в этом поселении, - любезно пояснил Бром.
На расстоянии в несколько световых лет находились ещё две обитаемые планеты: одна из них - тот самый Кулимат - обращалась вокруг пурпурного солнца, другая - Маккомон - вокруг двойной звезды.
- Ни одной чёрной дыры на карте не обозначено... - вздохнул Фёдор Михайлович.
- Позвольте, я сделаю копию карты? - попросил Раздолбайло у местных.
- А вы её не испортите?! - испугался карлик.
- Нет-нет, ни в коем случае, - заверил его второй борт-инженер. - Я её просто отсканирую. Не волнуйтесь, останется в целости и сохранности.
- Ну, тогда ладно... - согласился Бром.
Ванька принялся копаться в своём ящике, который на время пребывания здесь поставил на пол, также как и Чижик Майкин лиловый чемодан, и вскоре уже согнулся над разложенной на столе картой, тщательно сканируя специальным приборчиком всю карту участок за участком под пристальным взором Брома.
- Что же, благодарим вас, вы нам действительно очень помогли, - кивнул капитан маленькому инопланетянину и Фьоралу. Он взглянул на Майю и улыбнулся. - Теперь мы сможем проложить курс до Кулимата. Надеюсь, там нам помогут.
- Уже уходите? - поинтересовался Фьорал.
  • Интригует.
    Есть какое-то смутное ощущение сгущающихся туч...

    Стругачёв усмехнулся, заметив Майин жест а-ля Йода, и аккуратно положил руку на пояс недалеко от рукояти бластера. Не нравилось ему почему-то здесь, в этом Доме Советов, а объяснить, что именно не так, парень не мог. Шестое чувство какое-то. Какое у него всегда появлялось ровнёхонько, когда он нажимал очередную красную кнопку, которую нельзя было нажимать

    И ещё в купе с этим вопросом.

    - Уже уходите? - поинтересовался Фьорал.

    Вроде и нечего бояться, но мурашки по спине. Почему-то мне кажется, что хозяева могут предложить не уходить. Настойчиво и в стиле рыцарей)
    +1 от Лисса, 24.05.17 17:24

- Да слышу я, слышу, - покивала девушка. - Водичка или нет, но что-то плещется, - и она снова состроила хитрую мордашку.
Дверь в домик была как дверь, на люк в кораблях нисколько не походила. Люки - они ведь обычно круглые, а дверь была нормальной, прямоугольной формы, и с ручкой. На Петин стук никто не ответил, зато дверь неожиданно поддалась, здесь оказалось открыто, никаких тебе замков. Ну да, кто в тавернах вешает замки на дверь? Разве что в нерабочее время, когда трактирщику не нужны посетители всяческие со своими странностями: кто ноги свои продаёт, а у кого крабьи клешни вместо рук.
Окуньков вошёл внутрь. Без Зены - воительница осталась ждать снаружи. Эта таверна совсем не похожа была на таверны, к которым привык Белл. Ему едва удалось сохранить равновесие на пороге: ведь пола в таверне не было. Вместо него там плескалась вода, и только узкие мостки вдоль левой стены вели на другой конец комнаты.
Неожиданно из воды вынырнул хозяин. По спутанной зелёной бороде, за которую цеплялись несколько водорослей, можно было легко понять, что это Водяной. Пока он подплывал, можно было осмотреть помещение. На стенках висели картины с изображениями рыб. Интересно бы знать, кто это, подумал Белл - друзья и родственники Водяного или иллюстрации к меню? На противоположной стороне этой странной комнаты был невысокий плавающий помост. Мостки вели к нему и именно на него взбирался сейчас Водяной, желая поприветствовать гостя в более привычной для него обстановке.
- Приветствую тебя, странник, - пробулькал-пробасил Водяной хрипловатым голосом Анатолия Папанова.
+1 | Герои не умирают, 22.05.17 18:04
  • Это. Было. Неожиданно!
    :)
    ...я водяной, я водяной. Никто не водится со мной, а все мои подружки, пиявки да лягушки. Голосом Папанова ^^
    +1 от Лисса, 22.05.17 18:14

Всепоглощающая синева расступилась, и Петя смог открыть глаза. Чтобы увидеть перед собой мрачное лицо скрестившей руки юной воительницы, в нос которой уткнулся его кулак, скрученный в фигу. Девушка была минимум на пару лет младше Окунькова и была одета в точности как принцесса Зена из сериала. Из-за спины её выглядывала рукоять меча, а на поясе висел шакрам - то самое смертоносное оружие, металлическое кольцо с заточенными краями. Внешне она тоже очень походила на Зену, изрядно помолодевшую и, чего там скрывать, похорошевшую лицом. В отличие от бюста, который у девушки был... хорошо, если двушечкой, а то и полторушечкой.
+1 | Герои не умирают, 01.05.17 15:44
  • Не пожалел усилий реализовать фантазию перса :) это ж подхрдящую картинку еще нарыть надо было
    +1 от Путник, 22.05.17 10:12

Очевидно, Кайрат Тимурович был человеком дела и говорил всегда только по делу и о деле, и всякие пустяки вроде чаепития не любил обсуждать. Поэтому он ничего не ответил на щедрое и радушное предложение рыжей Пчёлки о сердечном чае, но поглядел на неё благодарственно и чуть кивнул. И это, должно быть, могло считаться уже многим для этого сурового мужчины. Он ей не отказал и вот так, без слов, поблагодарил и принял угощение. Невольно внеся, правда, маленький элемент неясности, ведь так и осталось неозвученным, придёт ли он в медотсек на чаепитие или ему стоит передать кружечку-другую на место несения службы на корабле. Видать, он позже прояснит этот вопрос. Или посчитал, что Майя сама должна догадаться.
Как бы там ни было, вопрос с температурой в скафандре и с особенностями связи в шлемофоне был улажен, и Кырымжан отступил от девушки, снова вооружаясь своим боевым бластером. И кажется, опять потерял к ней всякий интерес, переключившись на обеспечение безопасности их небольшого отряда.
- Могли бы и у меня спросить, Майя Юрьевна... - тихо прозвучал по личному каналу голос второго борт-инженера, стоявшего поодаль и посматривавшего в их сторону.

Информация об инсектоиде пока была слишком скудной - ни один анализатор не справится за такое короткое время с полученными данными, и большую часть анализов следовало проделать в лабораторных условиях с помощью взятых проб крови и прочих отходов жизнедеятельности этого шестиногого длинношеего организма. Сейчас Майя могла получить только общие сведения, не дававшие никаких значительных подсказок. Хорошо, хотя бы кровь его не оказалась кислотой, проедающей металл, как у Чужих из одноимённого фильма, а то бы колбочки для проб могли и не выдержать. Но состав её обещал быть весьма интересным. Анализатор сходил с ума от обилия «белых телец» в крови, отвечавших за репродуктивно-регенерационные особенности существа. Сама кровь была прохладной - Кролл был ближе к холоднокровным и, скорее всего, часто впадал в спячку.
Что же до сделанного Светловой предложения, озвученного для всех, хоть и предназначенного в первую очередь для Игоря Кирилловича, который был, считай, штатным ксенобиологом экспедиции, то оно встретило разные отклики. Но прежде всех отозвался доктор Григорьев, и был он довольно твёрд в своём ответе:
- Мы не вправе вмешиваться и осуждать их традиции и привычки. Не нужно лезть со своим уставом в чужой монастырь. Но что касается помощи данному индивидууму, то мы же с вами медики, Майя Юрьевна. Мы оба давали клятву Гиппократа. Категорически одобряю вашу инициативу. Это будет по совести. Главное, со вниманием отнестись к физиологическим особенностям милейшего Кролла, чтобы своей помощью ему хуже не сделать.
Чижик тем временем изучающе и с долей осуждения за ненормативную лексику глядел на Майю. А когда в их разговоре с Григорьевым наступила пауза, негромко заметил:
- Хорошее предложение, но вы понимаете, что подробный анализ и подбор подходящего лекарства для инсектоида - дело не одного дня, а то и недели, а времени нам терять нельзя?
- Думаю, про время нам не стоит беспокоиться, Фёдор... капитан, - вклинился Стругачёв. - Это раньше мы переживали, что у нас закончатся запасы воздуха, еды и воды раньше, чем мы найдём путь домой. Сейчас-то мы знаем, что этот сектор Галактики чертовски... кхм, простите, густонаселён многочисленными расами, и здесь наверняка много планет земного типа, где мы всегда можем пополнить запасы продовольствия и воздуха. Вот даже здешний воздух, по заверению Майи Юрьевны, пригоден для дыхания. И я готов рискнуть и на себе это проверить!
Рука безопасника даже дёрнулась к застёжкам шлема, но остановилась на полпути. Повзрослел рыжик, раньше бы снял шлем не задумываясь, а сейчас вот замешкался. То ли страшненько стало от боязни подхватить иногалактическую хворь какую-нибудь, то ли приказа капитанского не смел ослушаться.
- Отставить, Стругачёв! - осадил его Чижик. - Проверять будем только при крайней необходимости. Таковой я пока не вижу. А про время... Вы что же, предлагаете здесь надолго задержаться? - Фёдор Михайлович несколько удивлённо оглядел самых младших членов экипажа, словно бы сговорившихся, если только они оба действительно предлагали остаться на неизвестной планете или на её орбите на длительный срок.
- Так точно, капитан! - вытянулся в струнку рядовой и широко улыбнулся, сверкнув под стеклом шлема своей белозубой улыбкой. - Ну мы же летели в Зельц за открытиями. И думаю, все эти светила мировой науки не ждали, что мы откроем целую Вселенную! С тысячами разумных рас! Фёдор Михайлович! Тысячами!
- Так-то оно так... - капитан нахмурился, - но нашим заданием было провести разведку именно в Зельце. Нам были даны конкретные цели. Если мы хотим, чтобы Зельц достался Терре, то должны вернуться как можно скорее. Другую такую экспедицию смогут не скоро организовать...

* * *

- Другую такую экспедицию мы не скоро организуем! - большой кулак ударил по столу, отчего тот жалобно скрипнул.
- Не пори горячку, Юра! - академик Иоффе вывел на голопроектор изображение огромной чёрной дыры, занявшее собой почти всю стену. - Никому - даже высокоразвитым селестианам и ксилонам - ещё не удалось досконально изучить природу чёрных дыр. Ты пойми, даже если они выжили и их занесло в какой-то дальний угол Вселенной - это билет в одну сторону. Назад пути нет.
- Но, Леонард Карлович!.. - в сердцах воскликнул светловолосый мужчина со слегка побледневшим и осунувшимся лицом.
- Что Леонард Карлович? - покачал головой председатель Всепланетного комитета по космическим исследованиям. - Я уже шестьдесят три года Леонард Карлович. Назови мне хоть одну убедительную причину, чтобы я стал содействовать тебе в этом безумии.
- Разведка ничего не нашла ни на пути следования «Данко», ни в области Зельцианской Бездны, - хмуро сказал Светлов.
- Разведка не нашла, а ты найдёшь? - поднял бровь учёный.
- Я уверен, их поглотила дыра... и они наверняка где-то в другом месте...
На лице бывшего космического капитана, а ныне видного политика проступила неуверенность в своих же собственных словах. Он хорошо умел общаться с теми, кто был ниже его по положению на социальной лестнице, но так и не научился заискивать и лебезить перед теми немногими, кто стоял выше его и от чьего слова зависели некоторые важные моменты жизни Светлова, а по сути реализация его планов и целей.
- Или их расплющило на молекулы и они превратились в тёмную материю, став частью Бездны, - Иоффе сложил руки на груди, приподняв свою голову, снизу вверх глядя на гостя его кабинета. Очки академика блеснули, а бородка чуть задёргалась, когда он недовольно пожевал губами. Этот разговор утомлял. - Ещё варианты? - Леонард Карлович развёл руки в стороны.
- Там моя дочь... - глухо, но твёрдо ответил Юрий Аркадьевич, в упор глядя в глаза академику.
Повисло долгое молчание. С полминуты двое высокопоставленных чиновников, один высокопоставленнее другого, смотрели друг на друга, и на их лицах отражался целый спектр эмоций. Наконец Иоффе хмыкнул, и его рука потянулась к голокому, лежавшему на столе.

- Капитан! На корабле бунт! - раздался голос ворвавшегося из лифта на командирский мостик старшего помощника Вольского.
- Я знаю... знаю, - Юрий Аркадьевич даже не повернул головы. Он сидел в капитанском кресле и смотрел на обзорный экран, на котором медленно увеличивалась в размерах Зельцианская Бездна.
- Как знаете?.. - растерялся Вольский.
- Никто не хочет рисковать своей жизнью, - спокойно ответил капитан. - Шансы ничтожно малы, а они не настолько отчаянны.
- И что будем делать? - взволнованно уточнил старпом.
- Передай им, что я лечу один, - всё так же уверенно отвечал Светлов. - Спасательных шлюпок вам хватит. Разведчики вас подберут, мы им сообщим, - кивнул он.
- А вы как же... без команды?
- Мне хватит искина.
Вольский несколько секунд колебался.
- У тебя что-то ещё? - мужчина недовольно обернулся к первому помощнику.
- Капитан, позвольте мне лететь, - попросил тот. - И борт-инженер тоже хочет.
- Вы что, самоубийцы? - искренне удивился Светлов, даже брови свои красивые приподняв в недоумённом жесте.
- Нет, - Вольский покачал головой. - Но вы же знаете, мы здесь из-за капитана Чижика. Он наш товарищ, и было бы малодушно с нашей стороны отступить и оставить его в беде.
- Товарищ, значит... - Юрий Аркадьевич отвернулся. - Хорошо. Кто хочет - может остаться. Остальные пусть проваливают.
- Есть, кэп! - старпом быстро направился к лифту.
Когда он исчез, оставив капитана одного, Светлов наклонил голову и хмуро потёр переносицу двумя пальцами.
- Товарищ он им... не знал, что у щеглов бывают товарищи... - пробормотав это, он снова устремил взгляд в монитор.
Там, впереди, зияла Зельцианская Бездна. Грозно смотрела на могучего капитана одним своим глазом. Насмешливо изучала человека - эту букашку в просторах необъятной Вселенной, осмелившуюся бросить ей вызов на жалком устаревшем судёнышке с говорящим названием «Товарищ».
Человек смотрел прямо в этот глаз, не сводя своих серых очей, в которых сверкнула сталь. Он не боялся. Он уже принял решение. Завещание было написано и его огласят, если он не вернётся спустя какое-то время. А пока что...
Две самых могущественных силы в этой части Галактики - Зельцианская Бездна и Юрий Светлов - смотрели друг на друга. Прожигали друг друга взглядами своими, пронзали насквозь.
Пусть. Победит. Сильнейший.

* * *

Расцвёл удовольственно под своим шлемом один рыжий безопасник Алексей Кирович, когда Майя Юрьевна ему такие приятные вещи сказала. Любому солдату радостно слышать от красивой девушки, что она с ним в разведку пошла бы, не задумываясь. А уж парню-то такое услышать от неё - это и подавно приятственно.
- Верю, охотно верю, - важно покивал он ей в ответ и тут же поменял своё мнение. Именно что не задумываясь ни секунды. - А почему бы и не сходить? Что мы теряем? - развёл он руками. Бластер его давно уже был на поясе, как и у майора, ведь Тимол оказался очень дружелюбным и гостеприимным инопланетянином. - Координаты нам нужны, координаты нам важны. Если мы, конечно, здесь не останемся на какое-то время. Тогда можно и позже в этот их Дом Советов сгонять.
- Ох, Светлова... - вздохнул Фёдор Михайлович, сокрушённо качая головой после её нецензурных выражений. - Хорошо, что ты врач, а не военная.
- Но лексикон у неё как у военной, ага-ага, - вставил свои пять копеек Стругачёв. - Я-то знаю, что говорю. Свой человек, во! - он показал Майке большой палец и проигнорировал суровый взгляд Кырымжана.
- Не думаю, что мы здесь останемся, - покачал головой капитан. - Обсудим это по возвращении. В любом случае, пока будут проводиться лабораторные анализы данных, полученных об инсектоиде... эмм, трогане, можно не терять времени и искать названную планету. Кажется, Кулимат... Сюда мы затем сможем вернуться, если получим лекарство для уважаемого Кролла.

Что ж, никто не возражал против плана осмотра большого дома. Поблагодарив Тимола за ценную информацию, земляне вышли на улицу и в прежнем порядке отправились в сторону заметного высокого здания в самом её конце, которое дендроид назвал Домом Советов. Они шли по пустынной улице, иногда замечая движения в оконных проёмах. Теперь было понятно, что все эти дома вполне обитаемы, и живут в них представители разных рас.
Никто им не встретился по пути, и вскоре они уже поднимались по массивным каменным ступеням, ведущим ко входу в высокое здание. Начищенная до блеска надпись на двери крупными знаками, похожими на скандинавские руны, давала понять, что это весьма важная постройка. К сожалению, Данко её не смог однозначно перевести, зато поделился интересной информацией.
- Анализ знаков показывает некоторое сходство с селестианскими рунами, - сообщил искин. - Предполагаю, надпись означает «Дом Советов». Возможен перевод «Здание Комитета».
Дверь была закрыта, и Фёдор Михайлович постучал.
- Не будем вторгаться без спроса в чужой дом, даже если это общественная постройка для проведения совещаний, - пояснил он для всех. - Тем более, что нас предупреждали о нежелательном присутствии чужаков.
Он ещё раз постучал, но, несмотря на то, что из-за двери доносился тихий шум многочисленных взволнованных голосов, на стук никто не отвечал. Не ответили и после третьей попытки.
- Капитан, позвольте, - майор потеснил Чижика и, перехватив бластер поудобнее, решительно толкнул дверь плечом.
Она распахнулась сразу же, и данкийцы вступили в обширную прихожую. Впору было прийти в изумление, если бы они уже не были морально подготовлены Тимолом. Их взору предстали инопланетяне самых разнообразных форм и размеров - они парами и небольшими группами деловито сновали из комнаты в комнату и о чём-то взволнованно переговаривались. Разного цвета, в разной одежде или вовсе без неё, с разным количеством рук, ног и глаз...
Какое-то время группа в удивлении стояла и рассматривала всё это великолепное разнообразие местных жителей. И как они только находят общий язык? Появление людей привлекло внимание какого-то таинственного существа, облачённого в потёртую бирюзовую мантию. Его лицо скрывал низко надвинутый капюшон, лишь глаза сияли ярким голубоватым светом. Шаркая ногами, оно приблизилось к землянам и обратилось к ним своим мягким скрипучим голосом, вполне похожим на человеческий, с краткой речью, которую электронный переводчик интерпретировал следующим образом:
- Вы забавно выглядите! Как считаете, куда перенести новые палаты врачевания?
- Эмм... простите, мы новички в этих местах... и хотели бы поговорить с каким-нибудь представителем власти... - несколько смущённо попытался объяснить ему Чижик суть вопроса.
Чужак разразился скрипучим смехом:
- Нет здесь ни у кого власти, друзья мои, - сказал он. - Мы все здесь равны. Пойдёмте, я покажу вам окрестности. Кстати, меня зовут Фьорал.
- Ну... да, нам говорили, - вспомнил капитан, неуклюже потрогав шлем там, где был его затылок. - Я хотел сказать... с кем-то, кто бы смог нам помочь.
- Я вам помогу, - ответил инопланетянин. - Желаете осмотреть главный совещательный зал или просто пройтись по зданию?
Фёдор Михайлович вздохнул и поглядел на Майю, предоставляя слово ей. Что-то плохо у него получалось общаться с этим существом, чьё тело, закутанное в мантию, они не могли видеть. А затем положил ладонь на руку Кырымжана, кивком велев ему убрать оружие. Безопасники спрятали бластеры, а Лёха по личной связи прошептал:
- Май, тебе он тоже этого напоминает... ну, тёмного императора из «Звёздных войн»? Только у него вроде глаза не светились.
  • Флэшбэк - полный нежданчик! :D Это здорово.
    +1 от Лисса, 18.05.17 00:48
  • Оказывается и непробиваемый Светлов способен на сумашедшие поступки!
    +1 от Зареница, 18.05.17 12:02
  • За две самые могущественные силы. Класс!
    +1 от rar90, 21.05.17 02:11

«Дядя» никуда уходить не торопился, сидел себе, злыдень такой приставучий, в бородку редкую улыбался да пивко, принесённое Фиоркой, потягивал, насмешливо на Ярра поглядывая. Будто вызов ему бросая.
- Понятно, - угрюмо кивнул трактирщик, поглядев в сторону мужика. Видать, хотел ему сказать что-то весомое, но увидел, что тот уже и правда пьян и языком, будто помелом, мелет, и передумал. Вместо этого вновь к Яррике повернулся. Принял монетку, на стол положенную, несколько мгновений перед тем посверлив её задумчивым взглядом. - Хорошо. Выпивка тебе, Борода, за счёт господина мага.
- Эгей! - оживился тот и из-за стола с кружкой вскочил, поднимая её для тоста. Глаза пьянчуги засияли болезненным радостным светом. - Ваше з-ик-доровье, г-господин чародей! - и он залпом осушил кружку, после чего без сил рухнул на стул, уронил голову на стол и смачно захрапел.
Григ недовольно поглядел на бородатого и вздохнул. А затем... протянул монетку Ярру обратно.
- Заберите, господин Ласка, ему хватит.

- Неа, не чижик, не щегол и даже не воробей какой-нибудь, - бодро покачал головой, не отходя от двери, мальчонка. - Варвик меня звать. Вар-вик. Можно Вар, или Вар-Следопыт. Пивко рано мне, нельзя ещё, - он с таким сожалением и вожделением смотрел на кружку Ярра, что невольно хотелось его угостить этим пивом, уже переставшим, понятное дело, пениться, но оттого совсем не потерявшим во вкусе. Неплохое пивцо, кстати, было, не бурда какая-нибудь, разведённая водой. Мальчишка сглотнул и снова головой отрицательно помотал. - Не, нельзя...
А трактирщик, услышав предложение обняться на дорожку, уставился на мага как на полоумного мага. Хмуро брови сдвинул.
- Я тебе не девка тискаться, - пробурчал Большой Григ. И пододвинул к Ярру собранную котомку в дорогу. - Забирай и проваливай...те, господин маг.
Когда Ярр покидал постоялый двор, то успел увидеть с порога выглянувшую с кухни Фиору, проводившую его долгим взглядом.

Солнечный свет был ярок, воздух свеж и напоён ароматами сдобных булочек и свежей рыбы, а окружающие звуки безжалостно резанули по змеиным ушам, разбиваясь на мелкие осколки, и эхом распространились по всему телу будто. Словно стекло, со звоном разбившееся вдребезги. А затем уши резанул пронзительный голос Варвика:
- Пивка хорошо бы, да-а... - мечтательно потянул сорванец, вышедший вместе с Лаской. - Да с рыбкой вяленой, окуньком там... Эх... Денёчек-то жаркий сёдня, оно бы в самый раз. Хотя мне ж нельзя, агась, - покивал мальчик. - Ну что, господин волшебник, куда повести вас? До Старого леса али куда ещё?
  • За то, что не обнял :) И за Варвика)
    +1 от Лисса, 20.05.17 17:48

Странное дело: показалось Маше, будто проводница её проклинает, как ведьма или колдунья какая-нибудь, шепчет слова древнего проклятия. Некстати вспомнилось предостережение от Остряка - ведь это он пытался ей что-то в руку всунуть, наверняка он, некому больше. Жутенько ей стало, по телу мурашки поползли, даже по коже головы, отчего было знакомое чувство, будто волосы поднимаются дыбом. Холоднее обычного стало, морозец уже и внутри пробежал. А ну как правда ведьма и проклянёт? Вон какими глазищами смотрит, а губы-то как перекошены! И шепчут что-то неслышное, шевелятся. Не то, чтобы Кузнецова была суеверной, но книжки по мистике и эзотерике почитывала, знала о существовании многих жутеньких вещей, мало похожих на вымысел, а оттого и верила во всё это. Да она и в чудеса верила, по большому счёту, что уж тут говорить о каких-то проклятиях, может, и не доказанных наукой, но так часто встречающихся в обычной жизни. К бабкам-знахаркам люди ведь не просто так ходят.
Ухватилась эта ведьма за неё так крепко, что аж больно стало немного, но Машка, специа зубы, потянула её, сама выпрямляясь и уроненную проводницу на ноги ставя. Затем уже, отпустив её, слишком поспешно сделала два шага назад, отделяя себя безопасной дистанцией от её рук, скорее всего наманикюренных острыми французскими коготками. С опаской на неё взглянула, снова свои плечи руками обхватила, пытаясь согреться от этого ненормального холода. Прямо зимняя стужа в середине лета! Брр! Затем беспомощно оглянулась, паренька в галстуке выискивая среди толпы, и с удивлением обнаружила, что все уж давно разошлись и они одни на платформе остались. А в небе плескалось и хлюпало вонючее болото с квакающими жабами-звёздами и пузатой выпью-луной.

И хоть рассыпалась эта севшая в лужу красотка в словах благодарности, в обещаниях отсутствия обиды, в учтивых приглашениях в тепло вагона, Маша не верила ей ни на грамм. Да господи, никто бы не поверил, глядя в эту кислую накрашенную рожу, пылающую огнём ненависти. Холодной такой яростью - настолько ледяной, что обжигает. Аж волосы, казалось, шевелятся, как змеи в причёске Медузы Горгоны из древнегреческих мифов.
- Да-да, конечно... - чуть кивнув, Мария поспешила следом за Игорем подняться в вагон, радуясь втихую, что наконец-то уходит с ветра промозглого и холодрыги этой небывалой питерской. В Москве-то потеплее будет.
На проводницу она больше старалась не смотреть. Страшненько ей стало. Сама мстить хотела - а теперь чужой мести боялась. Надо бы потом, согревшись, в тепле за кружечкой чая извиниться перед ней по-человечески, прощения попросить да угостить чем-нибудь... хм, было бы чем.
Смущение Игоря она, кстати, заметила. Ведь на него поглядела, когда от проводницы взгляд свой чуток напуганный отвела. И видела, что мужчина в замешательстве - видать, понравились ему формы и гламурность этой фифы. Его можно было понять. И Маше было всё равно, что он там себе думает. Жаль только, что так по-глупому, неприятненько всё получилось. Его помощи она просить не стала, поднимаясь на своих каблуках аккуратненько в вагон. И всё опасаясь, что проводница ей какую-нибудь гадость в ответку сделает. Ну там, подножку поставит или в камень обратит. Горгона же.
+1 | Багровый Экспресс, 20.05.17 14:10
  • за шаг назад :)
    +1 от rar90, 20.05.17 14:12

С замком-павлином они сумели найти общий язык, договориться о содействии и взаимовыручке. Всё-таки, наверное, и птице этой горделивой, назначенной кем-то когда-то давно стражем двери, не очень-то хотелось впускать внутрь страшного ночного гостя. Павлин был поставлен охранять комнату и всех, кто в ней, он не мог допустить, чтобы здесь кто-нибудь был обижен, когда он запросто мог воспрепятствовать этому, достаточно лишь распушить хвост и в крючок на стене его продеть. Правда, сначала эта прекрасная гордая птица, разленившаяся от времени, недоверчиво смотрела на Лизу, раздумывая будто, стоит ли помогать этой девочке, которую во всём доме никто из ныне в нём живущих не считал хозяйкой. А Лиза... нет, она не смотрела в ответ. Она просто взяла павлина за хвост и продела его в эту затейливую петлицу, воздвигнув между собой и ночным чудовищем препятствие. Хлипкий такой барьер. Он мог не выдержать сильных ударов. А они последовали.
Лиза шарахнулась от двери, когда та сотряслась от могучего удара. Решительно так запаниковав, отбежала девочка подальше от этого кошмара наяву, пытающегося ворваться в её пока ещё небольшую, недолгую жизнь. В сон поверить было трудно. Во сне разве бывают настолько реальны все ощущения? Она чувствовала, как озябла от холода, ощущала мурашек, пробегающих по коже, отчего та становится похожей на гусиную. Когти неизвестного чудища разрывали дверь, пытались в клочья её искромсать, а густой хриплый бас ревел, рычал и звал её к себе снова и снова. Но неожиданно Лиза поняла, что её ночной кошмар не может преодолеть эту дверь. Он не справлялся с ней. Бился всей массой своего здорового, должно быть, тела, запускал в старое дерево свои жуткие острые когти, но никак не мог устранить эту преграду на своём пути к заветной цели. Вот и приходилось ему подкреплять свои попытки зовом в тщетной надежде, что девочка поддастся искушению и любопытство в ней возьмёт верх.
Она продолжала пятиться и отступать от двери, уже медленно, пока не упёрлась ногами в кровать, и тогда Лиза, ощутив, как у неё задрожали коленки, просто села, почти упала, настолько быстро это вышло. К реализму происходящего примешались новые запахи. Неприятненькие такие ароматы вымокшей под дождём собаки и - о боже! - едкие, въедливые, щипающие нос и горло запахи гари. Это не могло быть сном! Таких снов не бывает!

Одна уже не очень маленькая девочка злилась на войну и её сердце полыхало огнём ненависти. Оно чернело и наливалось злом, выпускало вместо белого пара чернильные кляксы ядовитой гари. По нему пульсацией проходили всполохи прожилок-вен, несущих в себе отравленный чад. Копоть накипела в лёгких, от неё хотелось кашлять, харкать чёрными сгустками мёртвой крови.
Он пришёл помочь? Но разве друзья ломают двери, когда их не пускают в дом? Разве они являются непрошено ночью, доводя тебя до паники?
- Ты мне не друг! Уходи! - вскрикнула Лиза, тотчас испытав жгучий стыд за прорезавшиеся вдруг в голосе визгливые нотки. Она ведь совсем не так хотела ответить. Ей хотелось бы, чтобы её слова прозвучали решительно и твёрдо. А тут на тебе. Послышались ли ей в собственном голосе истеричные мотивы?
Серые глаза на мгновение блеснули зеленью, когда девочка метнула быстрый взгляд на камин, неожиданно резко запылавший. Это он чадил гарью. Это он протягивал в её сторону языки пламени. Буйные такие язычки бушующего огня, отчего-то казавшегося чёрным. Лиза зажмурилась и помотала головой, похлопала-поплескала себя ладонями по щекам - хлоп! хлоп! - надеясь очнуться от этого кошмара.
И тогда она услышала новый голос...

Лиза прислушалась к его словам, сначала не открывая глаз. Уж больно страшно было их открыть и обнаружить, что ничего не изменилось, она по-прежнему видит дурной сон, больше похожий на явь, и слышит чьи-то голоса. Невольно подумалось, а не сошла ли она с ума от тревоги за дядю и полного одиночества в этом жутком доме.
- Ничуть не жутком, - вдруг возразила она вслух сама себе. - Это мамин дом. Мама здесь раньше жила. Может, даже спала в этой комнате. Он не может быть плохим, - прошептала Лизонька, открыла глаза и огляделась, разыскивая взглядом своим любопытственным нового интересного гостя, сразу заслужившего её расположение своим приятным обхождением, но в первую очередь...
...«Характер у этого дома такой же сложный, как у любого другого человека, Лиззи»...
Вот этим!
- Дядя?!.. - выдохнула она, теперь отчего-то испугавшись, но был это забавный испуг маленького зверька, мышонка какого-нибудь, напуганного топнувшей рядом ногой, прижавшего ушки свои к голове, всего такого нахохлившегося и насторожившегося, сжавшегося в крошечный комочек и только усами-фибрами своими шевелящего да носиком слегка. И глазёнками-бусинками сверкающего. Где опасность? С какой стороны? Куда бежать? Где прятаться? Только вопросы у Лизы были другие: - Ты где? И кто ты?
Она поднялась, и взгляд её случайно упал на брошенную в горячке спешки куклу. Тонкие, красивые брови чуть вздёрнулись. Да нет, это ведь не она говорила? А может, павлин? Лизе показалось, что слышала она шорох, похожий на шум птичьих перьев. Взгляд тут же метнулся к двери и дверному замку.
- Ве... веди, - неожиданно согласилась девочка, но тут же засыпала незнакомый голос кучей вопросов, заозиравшись по комнате. - Где, какая дверь? Куда ты меня хочешь отвести? Кто ты? Ты что-то хочешь показать? Кто такой этот Арей? Пахнет он, как искупавшаяся в луже дворняга, - Лиза скривила свой носик. - Это перевёртыш, да? Я читала про них. От незнакомцев я подарков не беру, но... тебе я верю... - вдруг призналась. А всё из-за той фразы, которую любил повторять дядя.
Вот только куда ж она без Даши? Даже во сне с ней расставаться не стоит. И Лиза снова взяла в руки свою куколку. Немножко пристыдившись, что прямо как маленькая девочка носится с куклой своей. И подошла за свечой. А ещё надо бы спички взять. Те самые, да и обыкновенные тоже.
- Куда идти? Показывай.
Берём спички волшебные и простые, свечу и куклу и идём, куда поведёт обладатель нового голоса. Если холодно, можно ещё плед на плечи накинуть.
Лиза верит ему. Он хороший. Он говорит как дядя и не пугает её ^_^
+1 | Маяк для Лизы, 20.05.17 00:43
  • Ооо, класс! С удовольствием прочитала. Душевно и хорошо!
    Он пришёл помочь? Но разве друзья ломают двери, когда их не пускают в дом? Разве они являются непрошено ночью, доводя тебя до паники?
    Действительно. Разве друзья ТАК приходят?
    +1 от Лисса, 20.05.17 13:11

Вот только сир Белл что-то не особенно хотел общаться. Расслабился там себе, значит, и никаких здравых мыслей его сознание не рождало. Или просто Окуньков их не очень-то улавливал. Ленивые, наверное, мысли-то, как те самые древесные ленивцы, что на всяких древесных лохах ленятся.
Дорога направо была широка и удобна. По ней ходили явно чаще, чем по той, что отходила влево. Следы копыт в пыли сказали о том, что совсем недавно по ней проезжали всадники, и Белл пожалел, что они поверили сказкам об ужасах Зачарованного леса и не пустились в путь верхом.
А вот и новая развилка: наезженная дорога немного поворачивала влево и скрывалась в лесу, другая, поуже, по которой явно меньше ходили и ездили, отходила от неё направо. Куда же теперь пойти? Снова направо или налево? А может, вернуться назад к предыдущей развилке?
- Бу! - раздалось у Пети сзади возле уха, и его рука раньше, чем он сообразил, что делает, повинуясь рефлексам Белла, легла на рукоять меча и даже слегка вытащила его из ножен. Но секунду спустя он узнал голос Зены. Она стояла сзади на расстоянии вытянутой руки и лукаво улыбалась. - А ты не забыл наставления Майлина? - девушка подняла бровь.
+1 | Герои не умирают, 18.05.17 22:49
  • "Бу!" Напугал.
    А мы уж боялись что с Зеной всё :) Рада что она здесь.
    +1 от Лисса, 18.05.17 23:57

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • За цельность образа :)
    +1 от Путник, 16.05.17 18:04

Всё-таки дождя не было. Значит, померещился. Приснился этот невозможный шум на чердаке и ужасный голос, от которого мурашки табунами по спине. Но грохот был. Далёкие громовые раскаты всё ещё терзали слух пытавшейся уснуть девочки. Или...
Она прислушалась и сильнее поёжилась. Похоже, там не только гром, но и дальняя бомбёжка. К счастью для Лизы и дядиного семейства - дальняя. Но к несчастью тех бедных людей, которым не повезло жить поблизости от линии боевых действий.
- Безжалостные убийцы... - дрожащим голосом пробормотала девочка где-то под пледом, в который завернулась с головой, оставив только маленькую щёлку для воздуха.
Война была кошмарна сама по себе, одним фактом своего существования. Но ещё более кошмарным её делало уничтожение мирных людей, не имевших к этой войне никакого отношения, кроме того, что им не свезло жить в воюющей стране да на линии фронта. Враги уничтожали невиновных. Может, не специально. Может, их целью были воинские казармы и склады боеприпасов, цеха по производству оружия или рабочие, занимающиеся производством оружия в этих цехах. Но снаряды не выбирают цели. Они разрываются, убивая всех и вся в зоне своего действия, уничтожая саму Жизнь. Они бездушны, эти бомбы. Они сами по себе не желают никому зла, но созданы убивать, и им безразлично, солдаты ли это будут на поле боя или мирные граждане - женщины, дети и старики - в петроградских трущобах.
- Убийцы!.. - со злостью выплюнула почти шёпотом Лизонька, не показывая носа из-под покрывала. - Ненавижу...
Хоть бы дядя вернулся с этой войны с победой. Хоть бы он вообще вернулся...

Тишина обрушилась внезапно. Ударила по натянутым нервам своей огромной ватной наковальней. Ворвалась в ушные раковины противным молчаливым зудом. Только размеренное и монотонное токанье часов нарушало эту зловещую тишину. Лиза неспокойно зашевелилась и высунула голову.
- Перестали... - догадалась она о прекратившейся бомбёжке и с некоторым облегчением выдохнула. Хотя и понимала, что смертей сегодня должно быть много. Но хотя бы на время они остановили свои цеппелины и дирижабли.
Только почему стало так тихо, что и ветер перестал шуметь? Словно бы был в сговоре с врагами, обрушившими на город бомбы. Нездоровая какая-то, ненормальная тишина. То ли это совпадение, что буря утихла вместе с бомбёжкой. То ли Лиза смогла уснуть и ей теперь снится, что всё тихо и спокойно. Хо-ро-шо.
И вместе с наступившей тишиной невпопад пошли мысли о тех временах, когда дядин особняк был пристанищем благородных собраний. Ну там, светских раутов. Величественных церемоний. Пышных торжеств. Великолепных балов с кружащимися в вальсе галантными кавалерами и прекрасными дамами в роскошных одеяниях. Эх, и она могла бы, теперь же оставалось лишь мечтать.
Казалось, это было совсем недавно. Да так оно и есть. Возможно, ещё дядя и тётя застали те времена. Когда не было Войны. Когда здесь было светло, тепло и многолюдно. В этих самых комнатах и залах. В коридорах звучали голоса. В залах гремела музыка. В комнатах весело потрескивал камин...
Камин. Надо бы дров подкинуть и огонь как следует разжечь, а то ведь она совсем замёрзнет. В тепле и засыпать проще. Лиза завозилась, неохотно выбираясь из-под нагретых телом, горячих прямо-таки с внутренней стороны, покрывал.

Но стоило ей сесть в постели и отодвинуть плед, как... оно опять загрохотало. Но теперь не сверху. Теперь где-то близко, здесь, на этом этаже. И оно приближалось! Это непонятное чудовище, которое ей приснилось.
Не издав ни звука, девочка всем телом, зашуршав простынёй, повернулась в сторону двери, ещё сильнее бледнея. В посеревших глазах застыла тревога. Нет. В них поселился страх. Ужас перед неведомым и непонятным, что таится в темноте.
Боишься. Ли. Ты. Темноты. А, Лиза?
Вообще-то не то, чтобы она её боялась. Девочка уже была достаточно взрослой, чтобы понимать: бояться надо не темноты, а того, что - или, вернее, кто - в ней прячется. Но это же тот самый случай! Хотя тот, кто был в темноте, и не думал прятаться. Он шёл. Шёл за ней! За Лизой! Это ведь он звал её, правда? Она задрожала и испуганно огляделась, рефлекторно ища, чем защитить себя.
- Пресвятая Богородица... - прошептала напуганная девочка, перекрестившись. Она не была религиозной, однако на законе Божьем им столько говорили о необходимости верить в Бога, что хочешь - не хочешь, а будешь верить. Надеяться и уповать. Говорят, Бог способен на Чудо.
Даша советовала бежать. Ну, так подумалось Лизе, что куколка бы именно это и посоветовала. И она, конечно, была бы права, если бы не...
- Не бойся, Даша, это только сон, - она взяла куклу в руки и прижала к себе, как заворожённая глядя на закрытую, но не запертую дверь. Может, запереть? Она никогда не пробовала пользоваться замком - если он ещё не испортился от времени, должно получиться. Ведь даже во сне не очень-то хочется встречаться с чудовищами.
А Лиза была не уверена, что это сон...

Потому она вскочила с кровати и бросилась к двери, чтобы её запереть и отгородиться от ночного страшилища, вздумавшего её пугать в собственном доме. Пусть дядином, но и её тоже. Как сказала тётя: «Это теперь твоё крыло, деточка, будешь жить здесь».
Если возможно сделать два выбора, то Лиза закрывает дверь на замок и пробует убедить себя, что это сон. Если два нельзя, тогда замок :)
+2 | Маяк для Лизы, 14.05.17 00:18
  • Главное верить, что все это сон!)
    (Ну, и запереть засов, конечно)
    +1 от Aramovich, 14.05.17 07:41
  • Замечательный поэтичный пост, мне нравится что эта игра становится даже более лиричной, чем я ее задумывала. Благодаря Лизе.
    И ДАШЕ)
    +1 от Лисса, 14.05.17 22:33

Зена была серьёзной, но на улыбку ответила, чуть приподняв уголки губ и ободряюще кивнув юноше.
- Можете выдвигаться, юноша, - кивнул Майлин, - но напоследок я дам ещё два совета. Во-первых, сориентироваться на запутанных лесных тропинках и в замке, когда вы до него дойдёте, вам поможет карта. Рисуйте её по мере продвижения, чтобы не заблудиться, - он взял со столика записную книжку и гусиное перо. - Это волшебное перо, рисующее без чернил, - пояснил маг. - Во-вторых, для многих магических таинств необходимы волшебные предметы. Старайтесь в своём путешествии добыть их как можно больше, при случае они помогут вам, но будьте осторожны: коварство врага не знает границ, возможны любые ловушки. Лес ещё до появления Барлада Дэрта был полон волшебных созданий. Какие-то из них вам могут помочь, кого-то стоит остерегаться, кто-то наверняка и на службу к колдуну перешёл.
Похоже, теперь действительно можно было выдвигаться.
+1 | Герои не умирают, 13.05.17 14:49
  • Интересно!
    История интригует.
    +1 от Лисса, 13.05.17 23:46

- Пиво будет, - коротко и мрачно сообщил трактирщик, остановившись у порога кухни и обернувшись. - Фиора, налей гостю, как тут справишься.
- Д-да, батюшка, - послушно отозвалась она, слегка запнувшись вначале.
Большой Григ ещё немного постоял, слушая деловое предложение Ярра, касавшееся его дочери. Густые брови мужчины медленно надвигались на самые глаза, а те, в свою очередь, принялись метать молнии. Девица отвлеклась от вытирания пола, подняла голову и в ужасе поглядела на волшебника, предложившего ей идти с ним.
- Григ. Большой Григ, - начал трактирщик сердито. - Не знаю никакого Григге. И про дочь мою забудь. Могу кого-то из молодёжи кликнуть, сопроводят до кромки леса. Подумай, я скоро вернусь.
И оставив Ласку раздумывать над его словами, Григ скрылся в коридоре. Фиора продолжала работать, делая вид, что не замечает стоящего неподалёку около стойки Ярра.

Чешуйку можно было постараться сковырнуть, вот только они были плотно пригнаны к коже, и ощущения Яррике примерно были похожи на те, когда пытаешься содрать собственный ноготь с пальца. В общем, боль была настолько дикой, что лучше было бросить это занятие.
Пока маг занимался изучением своей внешности в приобретённое зеркальце, сделанное из днища разбитой кружки, Фиора закончила вытирать пол и юркнула на кухню, меньще чем через минуту вернувшись уже с парой кружек пенящегося напитка. Она подошла к Ярру и, всё так же не глядя на него, поставила рядом одну из кружек.
- Вот, пожалуйста, - тихо сказав это, девушка понесла вторую кружку за один из столиков, поставила перед посетителем и развернулась, чтобы уходить, когда рука крестьянина легла ей на ягодицу. - Ай... - пискнула она, торопливо дёрнувшись вперёд, покраснела и негодующе обернулась.
- Хороша-то девка, а до сих без мужика, - прохрипел уже пьяный мужик, тощий и с бородой. - Замуж тебе давно порась, Фиорка. Чем тебе вот господин волшебник не угодил? - ткнул он пальцем на Ярра. - И собой хорош, даром шо морда в какой-то гадости, и деньги у него водются, вчерась я ему цельное состояние - аж пять шардов! - продул в кости. Четыре потом отыграл, угусь. Зовёт же тебя в жёны цельный магуй, чё ты ерепенишься, я не понимаю? - с вызовом даже как-то поучал девушку крестьянин. - Торговому Посту опять же ж пользительно, ежели маг у нас поселится. Хоть, может, и врёт господин Ласка, шо он маг, чудес-то мы не видели, окромя его проклятья этого диковинного.
Покрасневшая ещё пуще Фиора торопливо направилась мимо Ласки на кухню. Грига пока видно не было.
В инвентарь добавлю медное зеркальце.
  • Рада, что приключения Ярра продолжаются!)
    Ура-а-а-а. Надо правда подумать, хм, как поступить... Пьянывроде его расхваливает, а вроде такой неуважительный хамЪ.
    +1 от Лисса, 13.05.17 18:02
  • И правда, очень крутой момент. И хорошо написанный. =)
    +1 от XIII, 13.05.17 20:21

Второй борт-инженер как-то подозрительно притих, когда девушка с ним заговорила и завела свой длительный монолог, покуда проводила сканирование инсектоида и затем собирала материалы для анализов и исследований. Парень просто молча стоял и слушал всё, что она ему говорила, с несколько отрешённым, задумчиво-хмурым видом, словно бы впитывал в себя каждое сказанное слово, неоднократно прокручивал в голове и пытался осмыслить и определиться со своим отношением к этому. Явного осуждения на его лице не читалось, но и сожаления по поводу своего высказанного мнения Иван едва ли испытывал. Он то ли не знал, что ей ответить на эту исповедь, то ли просто не хотел об этом говорить, то ли решил - пусть каждый остаётся при своём мнении. А может, всего лишь не хотел её перебивать и давал возможность высказаться и поделиться своим, противоположным мнением.
Это было тяжёлое, затяжное молчание с его стороны. Даже на первый вопрос, считает ли он это актом насилия, Раздолбайло не стал отвечать - кажется, его мнение говорило само за себя. Но, заметив пристальный взгляд Светловой, очевидно ожидавшей ответа, дёрнул плечами, неловко как-то, стеснительно пожал ими, обозначая нерушимость своей позиции с добавлением этой ложки мёда в бочку дёгтя в виде читающегося выражения на лице: «считаю, но не осуждаю, а что поделать».
Чижик тоже как-то примолк, слегка взбудораженный неприятным разговором с борт-инженером. Он молча посмотрел на Пчёлку Юрьевну долгим взглядом без выражения, когда она сказала, что Иван прав, и только вздохнул затем.
- Конечно. Сейчас, - это был ответ уже про чемодан её докторский лиловый. Капитан донёс его до порога и поставил там, обвёл взглядом окрестности, обратил внимание на цепочку зеленоватых пятнышек на каменной мостовой, тянувшуюся прямо ко входу. - Светлова, возьми кровь и здесь на анализ. Тут она более засохшая, но зато чище, чем в этом сра... кхм, мусорнике, - одёрнул себя Фёдор Михайлович. Не к лицу преподавателям, пусть и бывшим, употреблять ненормативную лексику. Сам Стругачёва поучает, а в своём глазу бревна не замечает. Нехорошо как-то.
Забрав у доктора Майи Юрьевны скребок, больше похожий на медицинский скальпель, и колбы для проб, Чижик отправился обратно внутрь собирать ценные материалы для исследований. Не похоже было, что капитан брезгует - во всяком случае, он не кривился и рука его не дрожала, когда он приступил к сбору этих отходов паучьей жизнедеятельности, бродя по помещению и собирая частицы этого, мягко говоря, говнеца из разных мест. Даже со стен соскоблил то, что к ним прикипело.

Так ничего и не сказал Раздолбайло. Вид у него, правда, после всех Майиных слов оставался всё время хмуро-задумчивым, наверняка переваривал услышанное и сопоставлял со своими принципами и своей совестью. Иногда посматривал в сторону старшего лейтенанта доктора Светловой и будто хотел что-то сказать, но не решался. А может, то просто казалось так девушке - за шлемом скафандра трудно было в деталях разобрать эмоции на лице, не подходя совсем уж близко к человеку. Настолько близко, что впору это принять за вторжение в личное пространство.
Шлемов так ведь и не сняли. Капитан Чижик запретил рисковать здоровьем, и они не рисковали. Двинулись дальше, в направлении домика Тимола, всё той же процессией, разделившейся было в два ручья, но совсем ненадолго. Они быстро воссоединились снова. Иван старался держаться подальше от Майи и от Фёдора Михайловича, спинным мозгом чувствуя их прохладцу по отношению к нему после случившегося неприятного каждому разговора. Шли, в общем, и пыхтели в своих шлемах.
Кайрат Тимурович, возглавлявший колонну с бластером наготове, недовольно обернулся к подошедшей девушке, смерил её невозмутимым, но с оттенком лёгкого раздражения, взглядом. Однако, выслушав, сменил гнев на милость и понимающе кивнул.
- Вообще-то вам с этим стоило обратиться к инженеру, - он поглядел на стоявшего в сторонке Раздолбайло и, видимо, всё понял. - Мда... Смотрите, старший лейтенант...
Второй помощник капитана шагнул к Майе, оказавшись совсем рядом, и на своём шлеме принялся показывать ей и объяснять, что и где нажимать и как правильно отрегулировать климат-контроль скафандра и шлемофон. Кнопок и переключателей было не то, чтобы сильно много, и разобраться со всем этим было Майе под силу - а скорее, вспомнить, что и она так когда-то давно умела.
- Скафандры имеют встроенный терморегулятор с датчиками, отслеживающими температуру тела и автоматически регулирующими её внутри. Но если вам некомфортно, то можно настроить её вручную. Вот здесь переключаемся в ручной или смешанный режим... - деловито пояснял Кырымжан, даже на время спрятав бластер в кобуру. Девушке случайно показалось, будто майор немного польщён, что она обратилась за помощью именно к нему, а не к своему бывшему учителю Чижику или дружбану Стругачёву. Объяснял он всё миролюбиво и уже без раздражения. - Смешанный режим позволяет автоматике выполнять свою работу, добавляя или уменьшая температуру на заданную величину. В ручном режиме придётся самостоятельно её менять.
Так же обстоятельно Кайрат рассказал ей и про назначение кнопок и регуляторов переговорного устройства шлемофона, показав, как и что делается. Данные по связи отображались на внутреннем стекле шлема, помимо прочего служившего дисплеем с внутреннего компьютера. Здесь же показывалась регулируемая температура. Так вот, переключением одной многонаправленной кнопки можно было снять и проставить галочки на каждом члене экипажа «Данко» - активные были выделены зелёным цветом, неактивные, но доступные - жёлтым, недоступные - красным. Каждый недоступный мог быть доступным удалённо - сейчас эта опция была включена, что позволяло общаться с оставшимися на корабле.
- Всё просто. Разобрались? - поглядел Кырымжан на девушку.
Лёха подошёл чуть ближе, с интересом прислушиваясь к их беседе. Фёдор Михайлович же, заметив, что майор что-то объясняет Майе, притормозил и осматривался по сторонам. Улица всё так же была пустынной. Все жители, видимо, прятались по домам. И хороший вопрос, почему они это делали.

В ксенобиологии, в разделе классификации видов, были предусмотрены обозначения не только для имевшихся видов разумных, которых можно встретить на просторах известной человечеству Галактики, но и не открытых пока ещё видов. В частности, для насекомоподобных рас вроде Кролловой было предусмотрено определение «инсектоид». С двенадцатилапым похитителем откушенной ноги было не совсем ясно, к какому виду его причислить. А для таких инопланетников, как Тимол, имелось понятие «дендроид», то есть раса древообразных разумных. Хотя сложно сказать, относился ли этот местный обитатель к растениям - возможно, он был просто внешне похож на ожившее дерево, а внутри имел вполне привычные органы.
Хозяин повернулся к девушке и, услышав отказ от еды, снова уселся за стол. Сидеть ему, по видимости, было намного комфортнее, чем стоять на единственной ноге или передвигаться на ней.
- К сожалению, я мало что понимаю в астрономии и совсем ничего - в межзвёздных перелётах, - замычал энт-дендроид, когда Майя сделала паузу в своей речи и Данко закончил переводить первую часть обращения. Действительно, в интонациях искина было сожаление. - Впрочем, я советую вам отправиться на планету Кулимат, население которой, по слухам, находится на очень высоком уровне развития. К сожалению, я не знаю дороги туда и звёздных карт у меня нет, - посетовал Тимол. Всё же он понимал хотя бы что-то в космических полётах, в отличие от своего шестиногого соседа. Но был вовсе не таким разумным, как об этом рассказывал Кролл.
Когда Светлова закончила со второй частью обращения, дендроид некоторое время помолчал, переваривая услышанное, и снова принялся мычать:
- Мой вид называется малыми энтами, - видимо, Данко подобрал наиболее близкое по пониманию для землян слово. А может, и правда энты? - Планета, на которой вы высадились, представляет из себя единое гигантское поселение, в котором нашли приют тысячи самых разнообразных существ, прежде всего тех, которые по тем или иным причинам не смогли ужиться на своих собственных планетах, а также многочисленные искатели приключений. Вскоре после того, как выяснилось, что планета - весьма неплохое место для жизни, с мягким климатом и плодородной почвой, всю галактику мгновенно облетел слух о новой земле обетованной, о стране свободы, равенства и братства - и поток желающих поселиться на ней многократно умножился. Вся беда заключалась в том, что никому не позволялось взять на себя управление планетой - все были абсолютно равны! В результате через несколько лет после начала массового заселения на планете воцарился абсолютный хаос. Дело дошло даже до того, что мы до сих пор не решили, как назвать свой новый дом! Планета имеет лишь буквенно-цифровое обозначение по галактической системе наименований. К сожалению, я точно не помню, какое.
Секунду помолчав, Тимол вспомнил про первые слова, сказанные Майей.
- Ах, Комитетский проспект... Да, там не следует находиться чужеземцам. Это место для совещаний и принятий решений по важным общепланетарным или менее важным, локальным городским вопросам, затрагивающим большое число жителей. Праздно гулять по проспекту нежелательно даже местным, чтобы не мешать совещаться тем, кто прибыл сюда по делу.
Теперь было понятно, почему на улицах так тихо и почему здесь встречаются представители самых разных видов.
- Постойте... вы сказали - тысячи? Тысячи разумных видов?! - побледнел вдруг Фёдор Михайлович.
- Да, - коротко и ясно ответил Тимол с лёгким удивлением в голосе Данко.
- Невероятно... - выдохнул капитан, и его ладонь в перчатке уткнулась в шлем. Он хотел накрыть лицо и совсем забыл про стекло. - Мда... - убрав руку, смутился он и оглядел остальных.
Все стояли в ступоре, слегка охреневшие. В их родной Галактике было не более десяти разумных видов, не считая всяких полуразумных дикарей и ответвлений от гуманоидной ветви вроде наджелийцев и радонийцев. А тут... тысячи!..
- У меня нет слов... - вырвалось у Кырымжана.
В какую же попу Вселенной их занесло???

Что ж, по-видимому, более ничего ценного Тимол не мог им рассказать. Стоило решить, как быть дальше. Первое предложение выдвинул Раздолбайло, едва отошёл от культурного шока:
- Думаю, стоит всё же сходить к тому большому зданию. Да, нельзя, но мы ведь не праздно шатаемся, - Ванька пожал плечами, - нам очень нужно. Могут там быть звёздные карты? - спросил он у хозяина.
- К сожалению, я не знаю, - ответил дендроид. - Никогда этим не интересовался. Но в Доме Советов, если вы о нём, много разных специальных комнат и книг. Возможно, вы что-то найдёте.
- А мне чё-то кажется, нифига мы здесь не найдём и лучше бы нам возвращаться подобру-поздорову, - хмыкнул Стругачёв, - пока и нам ноги какие-нибудь доброхоты не оторвали.
- Кстати да, - Чижик недовольно поглядел на снова обронившего нецензурное слово Лёху и повернулся к хозяину дома. - Мы видели, как одно... один местный житель после продолжительного дружелюбного общения откусил ногу Кроллу. Нога отросла, а он с ней убежал. Вы не могли бы это объяснить, уважаемый Тимол?
- Кролл торгует своими конечностями, - без раздумий ответил дендроид, когда искин ему это перевёл. - Организм троганов имеет удивительную регенеративную функцию, и их части тела ценятся во всей галактике. Из них изготавливают медицинские препараты, позволяющие быстро залечить тяжёлое ранение. С их помощью не восстановить утраченную конечность тем существам, что не умеют их отращивать вновь, но троганол стимулирует невероятно быстрое восстановление повреждённых тканей и даже заращивает сломанные кости. Конечно, он подходит не всем расам. Для меня это быстродействующий смертельный яд, например.
- Хм, спасибо за ценную информацию, - поблагодарил Фёдор Михайлович и многозначительно переглянулся с Майей.
  • - У меня нет слов... - вырвалось у Кырымжана.
    Я так понимаю, это больше чем все реплики Майи на 2А4 ^^ Самый молчаливый солдат не сдержал восхищения.

    Тут она более засохшая, но зато чище, чем в этом сра... кхм, мусорнике, - одёрнул себя Фёдор Михайлович
    Удивление номер 2. Это конечно не слово "мудаки" из уст Чижика, но это здорово)

    Хорошо и живо. И вызывает интерес: а что дальше?! Мням-мням.
    +1 от Лисса, 12.05.17 16:06
  • За подбор слов и за классификацию разумных рас.
    +1 от rar90, 12.05.17 19:02

Такого эпического эффекта от своего якобы-падения, признаться по правде, сама Маша нисколечки не ожидала. Падала-то она понарошку, а упала проводница по-настоящему. Да ещё как упала! Жирно, смачно, с приятным, ласкающим слух чавканьем дождевой воды из-под погрузившейся в лужу проводничьей попы, с восхитительным треском лопнувшей ткани. А вот нефиг надевать такие узкие и неудобные юбки! Маша и сама, конечно, любила шикануть нарядами, но обычно выбирала те вещи, в которых ей самой было бы комфортно. Хотя это ж форма проводничья. Может, у горе-Королевы не было-то особого выбора. Как бы там ни было, Машина Месть - именно с большими, жирно обведенными буквами М - была свершена. И устоявшая на ногах Москвичка с ещё одной большой буквы М испуганно смотрела на охреневшую блондинку, которую нечаянно уронила в лужу. И ей даже жаль вдруг стало её, несмотря на то, что девица вовсе не выглядела разнесчастной и ела Машу поедом своим жгучим, полным ненависти взглядом. Жутеньким взглядом, от которого мурашки по спине пробежали. Или то из-за промозглого ветра?
- Ах... - только и выдохнула она шокированно, испуганно прижав ладонь к губам. Хотела ведь, всего-то и делов, СЛЕГКА испачкать эту хамку, чтобы неприятно ей, значится, стало, и гадко чтобы себя почувствовала. Но перестаралась. Ох, перестаралась. Кажется, она и вправду подскользнулась и начала падать, вот и ухватилась за проводницу значительно сильнее задуманного. А та вот не ожидала и вздумала упасть.

Секунды растянулись в вечность. Липкую вечность, тянувшуюся долго-предолго, пока Мария смотрела на результат своих стараний и испытывала невозможную, противоречивую смесь эмоций: и удовлетворение от свершившейся мести, и радость от того, что насолила этой блондинистой Б-Леди, но вместе с тем ей стало её действительно жаль, она ведь не хотела доводить до такого. А с чувством сожаления пришёл и стыд, и чувство вины за содеянное. Небольшая месть обернулась большим несчастьем для этой светловолосой красотки. Уж кто-кто, а Маша прекрасно могла понять её чувства, как девушка другую девушку. Могла вообразить себя на её месте, и случившееся с ней было ужасно. Теперь форму придётся менять - и хорошо, если у неё есть сменка. А если нет? Не оставаться же ей в мокрой и порванной юбке.
Короче, Маша была в шоке от того, что вышло, и уже ругала мысленно саму себя на чём свет стоит. Перестаралась, и вовсе даже не малость перестаралась. Или это Игорь её так сильно толкнул? Ну да стрелки переводить нечего - сама ведь его просила, вот он и расстарался на славу.

Кто-то ткнул ей что-то холодное сзади в руку и велел это брать. Шокированная Маша удивилась краем сознания, кто и для чего это делает, но брать в руки не пойми что и зачем и не подумала. Она вообще сейчас ни о чём не задумывалась, кроме того, в какое ужасное положение поставила блондинку, которая вот настолько большой Мести явно не заслуживала.
- О боже! - едва девушка обрела дар речи, она бросилась к проводнице в искреннем желании помочь той подняться, присела перед ней, наклонилась и обе руки протянула в жесте помощи, даже не обращая внимания, что в одной был зажат носовой платок. - Давайте скорей, хватайтесь! Простите, простите меня! Я не хотела... - скороговоркой нервно выпалила она, запинаясь и начиная паниковать.
Вот такую свинью проводнице Маша точно не хотела подкладывать.
+2 | Багровый Экспресс, 10.05.17 06:33
  • Два "М" - Месть Москвички! :)
    А вообще очень хорошо. Чувства противоречивые и даже стыд присутствует. Внутри Маши - добрая начинка)
    +1 от Лисса, 10.05.17 09:14
  • за описание падения и реакцию на неудачную шутку
    +1 от rar90, 10.05.17 18:32

- Ну, мне кажется, что для неё «эй, ты» звучит так же, как для тебя звучало бы «эй, малявка». Подчёркнуто-пренебрежительное обращение, в общем, - дёрнула плечиком Анж. - Может, будешь всё же повежливей, м? - звучало это скорее как просьба, а не нравоучение. В тоне дэвы не было осуждения. Кажется, она просто хотела наладить мир в коллективе.
+1 | Guild of Heroes, 10.05.17 13:44
  • За конструктивный подход
    +1 от Путник, 10.05.17 17:32

Девочка, кутавшаяся в старый рваный плед, прятавшаяся под ним от промозглого холода неотапливаемого помещения, беспокойно оторвала голову от подушки и прислушалась. Уснуть ей никак не удавалось. Было холодно - она даже спать ложилась, не снимая домашней тёплой одежды. Но к холоду Лиза успела привыкнуть. Научилась засыпать, накрывшись парой покрывал и свернувшись калачиком, согревая саму себя. А если укрыться с головой, то дополнительно будет греть собственное дыхание. Ещё можно взять грелку - в неё легко превращалась обычная бутылка. Если её наполнить горячей водой и положить рядом с собой под одеяло, то становится намного теплее. Сегодня грелки у Лизы не было, но заснуть она не могла не из-за холода, нет.
Страх. Ей было страшновато и жутенько находиться здесь, в этом заброшенном крыле поместья, где только ветер свищет по пыльным коридорам да херувимы на стенах пугают своими жуткими оскалами. Это уж не говоря обо всём остальном. Собственный дом - ну, дядин, теперь ставший её - пугал её так, словно был одним из тех домов с привидениями, многочисленные страшилки про которые так любит пересказывать детвора, стращая друг друга и подначивая, мол, кто смелей.
Вот и сейчас. Нет, умом Лиза понимала, что это просто ветер гудит за окнами и проносится по длинным коридорам казавшегося полностью заброшенным здания. Понимала, что это от ветра деревья так устрашающе и жалобно скрипят и стучат ветвями своими в окна, тени от которых, если посмотреть на шторы, кажутся лапами с крючковатыми пальцами какой-нибудь ведьмы или другого чудовища, будто рвущегося разбить стекло и забраться в дом. Богатое воображение девочки рисовало ей самые жуткие и отвратные картины, которые могут только родиться в мыслях у человека, пытающегося заснуть среди такой враждебной, прямо скажем, к людям атмосферы. Всё здесь, в этом крыле дядиного дома, словно бы настроено было против живых. Жило своей собственной одичалой жизнью и не желало видеть рядом смертных, прогоняло прочь, запугивало. Это была территория духов и призраков, но никак не живых людей.

Как ни удивительно, но Лиза не сердилась на тётю за то, что прогнала её из чудесной и тёплой комнатки, в которой её четыре года назад поселил дядя, и велела устраиваться в заброшенном крыле дома. Она не обижалась даже на нелепые тёткины отговорки, что, мол, эта комната ей теперь нужна для каких-то хозяйственных целей, а Лиза должна быть довольна, что станет полновластной хозяйкой целого крыла в поместье и может выбирать любую из ныне пустующих комнат или жить хоть в каждой по очереди. Девочка не могла обижаться - она чувствовала себя чужой для тётки и понимала, что навязывается ей своим присутствием в доме. Она всегда старалась поменьше попадаться ей на глаза, но, пока дядя ещё не ушёл на фронт, он словно бы нарочно пытался сблизить племянницу со своей женой и родными детьми. И дядю Лиза тоже понимала. У неё была не по годам развитая смекалка, чтобы сообразить: дядя очень хочет, чтобы тётя её приняла и полюбила как родную. Однако, у него не получилось. Они так и остались чужими друг для друга людьми. И Лиза не могла её за это винить. Она была благодарна уже за то, что ей позволяют здесь жить, кормят и поят, покупают - пусть редко и почти никогда после отъезда дяди - одежду, обеспечивают необходимым для учёбы в гимназии. Большего она и не смела просить, а тем более... родительской любви. Что ж, Бог ей судья. Спасибо на том, что есть.
- Послышалось? - тихонько саму себя спросила девочка. А может, куклу свою спросила. Маленькая госпожа Даша лежала рядышком и делала вид, что спала. Во всяком случае, оба её глаза были закрыты.

Точно послышалось! Громовые раскаты обернулись сначала грохотом под потолком, будто по крыше кто-то ходит и перекидывает мебель, а затем жутким хриплым голосом, куда-то звавшим будто Лизу. Призывавшим отбросить свой страх и идти за ним во тьму.
- Это просто гром... и дождь начался, наверное, - решила она, что этот голос ей померещился, почудился в начавшемся шуме дождя, барабанящего по крыше. Возможно, что дождь был с градом, и довольно крупным, если уж показалось, что стулья разлетаются в стороны. Девочка съёжилась под покрывалом, вжала голову в плечи. Бледные щёки стали ещё бледнее, тревожные глаза потеряли цвет и стали монохромно-серыми.
Она натянула плед на самую голову, чуть дрожа больше от страха сейчас, чем от холода. Конечно, было любопытно, но... так не бывает. Не могут тебя называть по имени разные незнакомые голоса и звать за собой во тьму. Разве что она уснула и ей этот голос приснился.
- Не бойся, Даша, я с тобой, - Лиза прижала куколку к себе. Голос её чуть дрожал.
+1 | Маяк для Лизы, 10.05.17 08:19
  • Отличное начало! Очень вкусно. Специально не читала финал, чтобы продлить удовольствие ^^
    +1 от Лисса, 10.05.17 15:40

Кайто успел обернуться и положить руку на плечо Мию, но именно в этот момент над его ухом прозвучал её боевой возглас - и не успел юноша опомниться, как его уже душили... чем-то мягким и сладко пахнущим ватрушками. Вырваться из хватки асуры он мог, только решительно применив силу. Силы у него действительно было больше, так что... но не сделает ли он этим больно Мию?
- Так его, госпожа! Сильнее душите, сильнее! - пропищала над головой фейка.
Стоявшая в сторонке Гестия, сложив ладошки перед собой, с умилением наблюдала за этим жестоким поединком.
+1 | Guild of Heroes, 10.05.17 13:43
  • Так... Так нечестно! :О
    +1 от Аликтус, 10.05.17 14:53

Дневники принца

Скоро стану
Я седым и старым.
Уйду на пенсию писать
Свои я мемуары.

Опишу я, расскажу я
Всё как есть, как было -
С кем когда не ладил я
И кого любил я.


Валетта (Валли)
Девушка-киборг, бывший Палач, ныне боец Сопротивления. Очень бойкая и энергичная особа, любящая насмехаться над окружающими и играть их слабостями, что выглядит довольно жутенько.
Первая вавилонянка, которую я увидел в своей жизни. Это было по-настоящему аварийное приветствие. Она сбила меня с ног, когда я возвращался из школы домой, и, оказавшись на мне сверху, принялась обнюхивать. Примерно так начинаются все анимешные истории про девочек со сверхспособностями, сваливающихся на головы обыкновенных японских школьников. Но у нас Англия, и это было совсем не аниме.
Помню, жутко было видеть, как она, чуть позже, играючи оторвала себе руку, чтобы продемонстрировать чудеса Вавилона. Это было не самое ужасное. Когда за рукой последовал глаз, вот тогда я поверил, что она киборг. Не искусственно созданный биоробот, а человек, наделённый кибернетическими органами, но при этом не утративший, так сказать, своей человечности. Хотя человечность Валетты остаётся под сомнением. В ней не уверены даже её боевые подруги.
Могу ли я сам верить ей? Ну, я доверяю всем своим девочкам - это важная составляющая моих с ними взаимоотношений. Когда человек видит, что ему безоговорочно доверяют, то даже при желании и возможности предать он тысячу раз подумает, прежде чем решится подорвать доверие. Тут ещё важно уважать того, кто так тебе доверяет. Короче, я доверяю Валетте, и спорить на эту тему не собираюсь. Другое дело, что я пока слишком плохо её знаю. С ней мы успели очень мало пообщаться.
Вот что рассказала Иллюмина о ней:
«Валетта была крайне богатой девушкой. Она очень любила заманивать в свои сети всяких бедолаг с улицы, и... ей было не интересно издеваться над рабами, хотя это было проще и дешевле. Её целью были свободные люди, которые опустились на самое дно. Ей нравилось делать так, чтобы люди сами опускались ещё ниже и ниже, поддаваясь на её манипуляции... Я приведу всего один пример... всего один, больше не скажу ничего. Она заставила человека заразиться смертельной болезнью, и каждый день записывать в дневник свои ощущения... Её главным оправданием было "Я не приказывала: он свободный человек. Он сам согласился"... ей тогда было тринадцать лет... Валетта не раскаялась. Ничуть. Просто ей стали не интересны слабые цели. Она присоединилась к нам, потому что хочет сломать самого Императора... Она стала палачом в пятнадцать лет. До этого два года она жила на улицах Вавилона. Неприкасаемой её сделал её собственный отец, уважаемый судья. Когда он узнал о проделках дочери, немало взбесился. Он велел отрезать ей руки, ноги, вырезать язык, глаза и проколоть барабанные перепонки... я понятия не имею, как она выжила эти два года... и что, на самом деле теперь это за чудовище. И... является ли она на самом деле до сих пор чудовищем? Вдруг всё то, что она говорит, на самом деле, это бравада, и на самом деле, побывав на самом дне, она научилась сочувствовать другим? Ты ведь помнишь, что она говорила? "Нельзя пожалеть того, на чьём месте, ты уверен, что никогда не окажешься".
Да, мне эта фраза хорошо запомнилась. И во многом поэтому я действительно доверяю Валетте. Люми её опасается. Она сказала, что не хотела бы работать с ней в одной команде, но «разбрасываться союзниками - это крайне извращённое самоубийство». Не стоит забывать и о том, что недавно она входила в четвёрку Огра. Что на самом деле заставило её переметнуться на нашу сторону? Хотел бы я знать.
Она показывала мне своё тело. Руки ниже локтей, ноги ниже колен, глаза, уши и язык у неё искусственные, всё остальное вроде своё. Это бы вызывало жалость, если бы я не знал, как прекрасно она со всем справляется и какую опасность представляет для врага. Я видел её в бою, и поверьте - она бы в одиночку уделала и Терминатора, и Чужого, и Хищника заодно. Она крута и упивается своей крутостью. И ещё она довольно-таки хорошенькая, несмотря на все свои протезы. Но ничем меня пока не зацепила, кроме своей истории. Это хорошо, я и так с трудом выдерживаю натиск со всех сторон. Ах, эти девушки! Меня, правда, предупреждают, что Валли просто ещё серьёзно не бралась за меня. Надеюсь, преувеличивают. Но, в любом случае, мне было бы интересно узнать о ней больше. И почему она всё-таки с нами, а не с Импи. Не верю я, что только из желания его укокошить.
Ах да! Чуть не забыл! Ещё у неё есть сиськи!
  • Ну, последний пункт самый важный XD
    +1 от Random Encounter, 09.05.17 14:09

Видать, зацепил Ласка девичий взор своим героическим жеребцовым телом, разыгралось-то, небось, Фиоркино воображение, расшалилась рыжуля в своих фантазиях. Когда господин Ярр Ласка соизволил наконец приодеться в обновки - хотя, по чести, одежда в сундуке была старая, но чистая и свежая - и явиться на очи собравшейся внизу почтенной публики, то прислуживавшая ему за столом раскрасневшаяся дочка Грига старалась не смотреть на молодого человека, а когда случалось её взгляду коснуться его, тут же будто ещё ярче пылать начинала, и все конопушки на её миловидном личике в яркие солнышки превращались.
Почтенная публика была рада появлению постояльца, угостившего зал едой и выпивкой. Особенно-то деревенские мужики, бросившие игру в кости на деньги ради разговора с добрым чужеземцем, проставившимся им на пиво. Языки их заплетались и разобрать два слова кряду было довольно-таки сложно. Зато приезжие, сошедшие с корабля купцы мелкого пошиба, немного позже присоединились к общему застолью, а самый солидно выглядящий из них, господин Эйло Сигров, милостиво позволивший называть его просто по имени Эйло, даже бросил трактирщику монетку, чтобы додавал еды и доливал хмельных напитков залу теперь уже за его счёт.
И пошло-поехало. Изрядно вымотавшийся за время долгого плавания на утлом судёнышке организм Ярра пока ещё выдерживал эту сытную пирушку, плавно перетекавшую в попойку, но вот разум волшебника начал сдавать позиции раньше. Ласка веселился вовсю, но сознание было как в тумане. Одно время этот господин Эйло что-то вещал ему долго и нудно про их торговые дела и приглашал завтра отправляться с ними на корабле в Жёлтый Порт, вот только сетовал, что Ярру за это заплатить придётся аж целых пятнадцать шардов, за меньшую сумму их главный, сейчас гостевавший у мэра, не согласится брать на борт пассажиров. Позже Ласка помнил, что пытался заигрывать с Фиорой, незаметно от её мрачного отца, неусыпно наблюдавшего за пьянкой - но был момент, когда они отослали Большого Грига по какой-то нужде, и вот тогда-то Яррике раздухарился и вовсю соблазнял девицу. Что из этого вышло, а чего нет - история умалчивает.

История-то умалчивает, только вот, пробухав до самого вечера, Ярр, видимо, вырубился прямо посреди застолья, потому как не помнил, чтобы сам поднимался обратно на второй этаж в свою комнату.
Ночью ему снились разные дивные сны - то он между звёзд странствовал на чудном говорящем корабле в поисках того самого Жёлтого Порта, и странным делом на этом межзвёздном летающем корабле гудели пчёлы, чирикали чижики и стучали дятлы, то к какому-то королю заявился, чтобы наняться на поиски принцессы, украденной злым чародеем, то путешествовал на диковинной повозке, напоминавшей гигантскую змею багряного цвета, что ползла по дороге из двух железных палок. К чему бы это всё?
Вишенкой же на торте стал откровенный сон про Фиору. Будто девица сама тайком прокралась ночью в его комнату и у них - да-да! - всё было. Даже то, чего не было. И это было дьявольски здорово, потому что Фиорка была хороша! Уж бревном не лежала, дьяволица деревенская. И ей очень понравилась клешня Ярра - оказывается, этой самой клешнёй такие штуки можно проделывать, ой-ёй, закачаешься! А под утро она тихонько выскользнула из постели и исчезла за дверью...

Голова с похмелья болела и гудела, да была тяжёлой, как большой чугунный котёл. Едва Ласка выполз из дрёмы и открыл налитые свинцовой тяжестью веки, как вспомнил свои ночные сновидения - без подробностей вспомнил, а мельком, смутно довольно-таки. Но вот сон про Фиору он помнил как-то слишком отчётливо... а может, то и не сон вовсе был? Может, Григова дочка и впрямь навещала его под утро?
За зашторенным окном, судя по всему, был уже день или как минимум позднее утро. Слышались крики ребятни. Снизу доносился редкий звон посуды. Все звуки казались Ярру сейчас многократ увеличенными и отдавали болью в голове, как будто дятел тот из сна решил раздолбить бошку одному разгулявшемуся красавцу.
Оглядевшись, парень увидел, что в его комнате прибрано. Чистота была полнейшая - бадью с остывшей водой и вёдра унесли, всё лишнее тоже забрали, полы начисто вымыли и те уже успели высохнуть. Вообще никаких следов того, что Яррике вчера здесь мылся. Сам он лежал под одеялом, раздетый до подштанников (одежда была аккуратно сложена на стульчике - его собственная, выстиранная и чистая), и любовался на свои изящные аристократические руки со сногсшибательными музыкальными пальцами - обе были в наличии, левая снова стала человеческой. А вот что у него отросло сегодня, пока что для мага было загадкой. Не видел он и не ощущал ничего лишнего на теле. Может, стоило себя ощупать хорошенько? Или... а может, Фиорка сняла с него проклятье?!
  • Замечательно! Весь пост хорош, а уж СНЫ! А уж сны-то :D
    И Фиора, О ДА ДЕТКА)))
    +1 от Лисса, 07.05.17 10:39

- Величество!.. - грозно шикнула Мини-Зена, но поправляться было уже поздно. Несколько удивлённая странным поведением гостя стража вела его на новое место назначения, а король провожал его задумчивым взглядом. Может, он бы и рассердился, что его Величество принизили до Высочества, да только ж где ещё дураков... пардон, героев отыщешь, готовых пойти на свою погибель с мизерным шансом спасти принцессу из лап злого чародея.
Девушка вскоре отпустила Петю и пошла впереди через анфиладу роскошных зал и коридоров, явно зная дорогу получше стражников. Железному Мэну капитану Окунькову ничего не оставалось, кроме как следовать за ней. Зато по пути он вдруг выяснил, что нижние девяносто маленькой Зены не такие уж и маленькие, в отличие от верхних, и это несколько скрасило в остальном довольно-таки унылое путешествие по дворцу.
И вот они подошли к комнате, у дверей которой их встречал уже каким-то образом осведомлённый о прибытии сира Белла седовласый и седодлиннобородый, несколько чудаковатый на вид, волшебник в синей мантии с месяцами и звёздами, очень напоминавший внешне одновременно Гендальфа и профессора Дамблдора.
- Ах, сир Белл, пойдёмте, пойдёмте, - Майлин, а это был он, заторопил юношу внутрь своих чародейских апартаментов. Первой туда ожидаемо прошла Зена.
+1 | Герои не умирают, 06.05.17 00:02
  • Прикинь, это случайно получилось - высочество, вместо величества. А потом, когда я поняла, я решила так и оставить. Потому что Петя говорит и стесняется сам, нечестно было бы это вытирать. Мне нравится игра, интригует. И Петя начинает в ней оживать - даже самостоятельно вот действует)
    +1 от Лисса, 06.05.17 00:55

- Да, это нам тогда было обидно, - покивал понимающе Стругачёв, многозначительно показав Светловой большой палец, когда она упомянула одну известную песенку-дразнилку. - Дети мы тогда были. Не понимали, насколько всё это глупо и смешно - все эти обзывательства, наши реакции на них. Сейчас-то я бы сказал, что даже загордился бы, вздумай меня кто-то так поддразнивать. Хотя тараканом, конечно, неприятно, да, - чуть погрустнел безопасник.
А затем живо поинтересовался у девушки:
- А что огорчало-то? Ну, ты говоришь, сильнее всего. Вот это вот про твоего отца? - несколько удивлённо покрутил он пальцем в воздухе, когда Майя стала вслух повторять ту самую очень обидную ей фразу. - Да это же завистники такое говорят, ты чего, Май...я Юрьевна? Не бери в голову! Вот ещё, слушаешь всяких идиотов. Я уж не знаю, насколько ты на него похожа - но как по мне, вполне даже. Ты ведь тоже знаменитость. Знаменитая дочь знаменитого капитана. И не возражай!
Как ни странно, но вот на это остальные отреагировали спокойно. Не то что, когда Ванька начал невпопад нахваливать Юрия Светлова. Сейчас же к словам Алексея мужчины отнеслись будто бы с пониманием и с молчаливой поддержкой. Хотя вот Чижик нашёл, что к этому добавить.
- А я категорически согласен со Стругачёвым, - кивнул бывший учитель. - Думаю, Юрий Аркадьевич должен гордиться такой дочкой. Так что, Светлова, не слушай, что говорят те, кто не слишком-то любит твоего отца. До него не могут добраться - вот и колются через тебя.
Кырымжан как-то странно, без определённого выражения, посмотрел на капитана. А Чижик серьёзно глядел на девушку. Пусть он и недолюбливал Юрия Светлова, но всё же уважал, а уж его дочь - так просто ценил. И он очень старался относиться ко всему объективно. Всё же не может быть совсем плохим человек, воспитавший такую светлую и замечательную дочь, одно присутствие которой на корабле добавило жизни данкийских мужчин и, прежде всего, самого Чижика ярких красок. Она, как прекрасный цветок, попавший в плодородную почву, расцвела на «Данко» буйным цветом, радуя глаз и вызывая позитивные эмоции. Капитан не помнил, чтобы до её появления его команда так много улыбалась и, можно сказать, эмоционально ожила. И уж совершенно точно не мог припомнить, когда видел Кайрата Тимуровича настолько довольным жизнью, как на сегодняшнем завтраке. Разве что, когда он с себя семь потов сгонял на тренировках и после этого даже благодушно улыбался.

Трудность этого непростого решения о сканировании неспособного сопротивляться Кролла, принятого доктором Майей Юрьевной, понимали все, но сочувствие появилось только на лице капитана. Вообще, реакция данкийских мужчин была неоднозначной. Если безопасники отнеслись к этому с поразительным философским спокойствием, видимо, свойственным представителям их профессии, то Чижик определённо переживал за девушку, а Раздолбайло так вообще, несмотря на довольно-таки безучастное лицо, выразил осторожный протест, изложив его так, будто ни к кому конкретно не обращается, а лишь хочет донести свою мысль.
- Согласно Галактическому Кодексу Прогрессоров, даже такое относительно безвредное действие, совершённое против явного желания находящегося в здравом рассудке разумного существа, приравнивается к насилию над ним, - почти лекторским тоном сообщил Ваня.
- Да, но мы не прогрессоры, а учёные-исследователи, - возразил ему Фёдор Михайлович в попытке защитить Майю. - И я одобряю решение Светловой. Мы должны думать прежде всего о благе человечества. Жертва уважаемого Кролла совсем не велика.
- Исследователи бы тоже поостереглись это делать, - упрямо нахмурился второй борт-инженер, вздумав спорить с капитаном. - А вдруг его несогласие как-то связано с тем, что его необычный организм крайне болезненно воспринимает любое мало-мальское облучение? Даже то, что несёт в себе обычный анализ-сканер. А если он уснул и не договорил, что от облучения представители их вида взрываются, как осколочные гранаты? Или того хуже, как ядерные боеголовки? - Иван неодобрительно покачал головой.
- В твоих словах есть зерно здравого смысла, хоть это звучит и фантастически, - вынужден был признать со вздохом капитан. - Но сделанного не воротишь, анализатор уже обследует его. В любом случае, эти риски стоят той пользы, что могут принести полученные данные человечеству.
На этом обсуждение и закончилось. Неподвижный инопланетянин ничего не мог возразить или подтвердить - он уже заснул к тому моменту, как Майя начала водить перед ним встроенным в планшет анализ-сканером. И уже никак не отреагировал на её извинения и благодарности по поводу его гостеприимства и предложенного угощения. Услышал ли? Возможно. Данко ведь исправно всё переводил.

Что ж. Анализатор принялся составлять первичный анализ взятых проб со сканирования, а Фёдор Михайлович после продолжительных раздумий, рассматривая это абсолютно негигиеничное и антисанитарное помещение, неожиданно заметил:
- Неплохо бы отсюда пробы взять. Ножичком соскоблить там. Посмотреть, что всё это из себя представляет. На основе этих данных мы могли бы понять, чем питаются эти существа, а также узнать что-то о жизнедеятельности их организмов, - крайне аккуратно подбирая слова, говорил капитан, пряча бластер в кобуру на пояс. - Ну, а в первую очередь, Светлова, возьми пробы его крови. Или давай я этим займусь, но пусть кто-то подержит чемодан.
Чижик кивнул на свежую зеленоватую кровь, вытекавшую недавно из обрубка паучьей лапы и оставившую на восхитительно грязном полу немало лужиц.
- С её помощью учёные смогут провести ДНК-анализ и, возможно, отследить цепочку, отвечающую за моментальную регенерацию. Нам повезло, можно сказать, что мы можем взять эту кровь просто так, не причинив вреда уважаемому Кроллу.
- Я только хотел просить вас об этом, - донёсся из шлемофона голос Игоря Кирилловича. - Взятые на анализ кровь и отходы жизнедеятельности этого инсектоида едва ли не ценнее проведённого вами сканирования, Майя Юрьевна. Спасибо, - зачем-то добавил биолог, в голосе которого слышался явный энтузиазм.

- Разделиться? - переспросил Фёдор Михайлович и тревожно посмотрел на остальных, желая знать их мнение. - Мне кажется, это не лучшая идея - здесь по-прежнему довольно опасно. Несмотря на проявленное дружелюбие Кролла, он ведь предупреждал, что нам следует держаться подальше от Комитетского проспекта, - напомнил мужчина и слегка смутился. - Кхм... мы ведь забыли спросить его об этом.
И спрашивать уже было поздно, ага.
Кырымжан посмотрел сначала на Майю, затем на капитана, наконец - на Стругачёва, и чуть пожал плечами.
- В группе два безопасника, так что формально мы можем разделиться, - кивнул майор. - СБ не возражает, если группы будут держаться поблизости друг от друга. Чтобы в случае опасности сразу объединиться.
- Ну конечно, - согласился Раздолбайло. - Да и шаттл у нас один на пятерых, так что разбрестись не получится. Кстати, я бы хотел изучить то большое важное здание, которое мы видели в конце улицы. Интересно, что оно такое. Мне кажется, оно представляет некую культурно-историческую ценность.
- Дык оно же на Комитетском проспекте, - заметил Стругачёв.
И все почему-то посмотрели на инсектоида.

Как бы то ни было, но Чижик принял решение ненадолго и недалеко разделиться, чтобы одна группа могла двинуться в одну сторону улицы, другая исследовать оставшуюся часть. Были определены составы обеих групп: первая включала в себя капитана, бортового врача и рядового безопасника, вторая - начальника СБ и борт-инженера. Это было наиболее удобно для всех, а Майе могло ещё показаться, что Фёдор Михайлович специально их так поделил, чтобы во-первых - остаться в их старой дружной компании космолётчиков «Фобоса», а во-вторых - на некоторое время убрать с глаз своих успевшего изрядно насолить ему своими неуместными замечаниями Ивана. Вероятно, было и в-третьих - уж очень интригующе звучало обещание Светловой поделиться своей историей про Слонёнка, а в близкой компании Чижика и Стругачёва это было бы, наверное, проще сделать. Кайрат Тимурович, впрочем, никак не отреагировал на явный посыл в свой адрес. Наверное, ему и правда было не интересно.
- Холодильник?! - рассмеялся Лёха Кирович. - Да ну ты гонишь! Я уже и правда подумал, там что-то такое... очень романтичное.
- Стругачёв, выбирай выражения, пожалуйста, - вспомнил свои учительские годы Фёдор Михайлович. Он повернулся к Майе и отрицательно покачал головой. - Нет, не стоит снимать шлемы. Мы не настолько долго в открытом космосе, чтобы заработать дисбактериоз и ослабленный иммунитет, а риска, даже минимального, стоит избегать. Отставить снимать шлемы! - твёрдо сказал этот решительный мужчина, так неожиданно ворвавшийся в жизнь одной рыжей пчёлки ещё несколько лет назад и вернувшийся спустя годы.
Ну да ничего. В конце концов, никто не мешает Майе перенастроить на время динамик шлемофона на то, чтобы её могли слышать только Чижик и Лёха. Хоть и придётся немного поразбираться, как перенастраивать. Опыт в этом деле у девушки был почти нулевой, помнилось только что-то из занятий пятилетней давности, когда она выходила в открытый космос в скафандре во время учебного полёта и настраивала шлемофон.

* * *

Земляне распрощались со спящим Кроллом и покинули запущенное здание, собираясь разделиться на выходе и двинуться в разные стороны. Однако, стоило им проделать несколько шагов в противоположные направления, как Раздолбайло вытянул руку и указал куда-то вдаль по улице.
- А он не обманул про несколько зданий, смотрите, - сказал Ванька.
И действительно, как говорил товарищ Кролл, Тимол жил всего через несколько домов. Буквально. «Круглый дом с палками» нашёлся сразу - он был здесь один такой и сразу бросился в глаза пошедшим в его сторону Ивану и Кырымжану. Земляне мимо него вообще-то недавно проходили, когда следовали за своим членистоногим провожатым, просто не обратили внимание на ещё одно необычное здание среди множества других таких же необычных.
Вскоре они подошли к странному зданию округлой формы. Из его передней стены торчали несколько толстых палок, предназначение которых оставалось для людей абсолютной загадкой.
- Возможно, антенны, хотя не похожи, - неуверенно покачал головой техник.
- Главное, чтоб не пушки какие-нибудь протонные, - хмыкнул Стругачёв. - А то мало ли, может, к этому Тимолу толпами ломятся и ему приходится отстреливаться от гостей. Самый разумный обитатель планеты же! - поднял парень палец, повторяя слова их друга инсектоида.
Дверь этого здания, как ни странно, оказалась распахнута настежь, и земляне осторожно вошли внутрь. На удивление, в весьма чистое, хорошо проветренное помещение. Там, сгорбившись за большим столом, спало огромное неуклюжее существо, прежде никогда не виданное людьми. Покрытое чем-то вроде коричневой или горько-шоколадной древесной коры, с длинным толстым носом, оно больше всего напоминало лешего из сказок. При их появлении оно проснулось, подняло голову, увидело их и вскочило на... ногу! Да-да, вместо обычных в понимании землян ног из его туловища торчал один-единственный толстый обрубок, чем-то похожий на коричневый ствол корявого дерева, и он явно служил существу для передвижения.
Инопланетянин громко и протяжно замычал, прямо как корова, однако электронный переводчик, видимо, не уловил в череде издаваемых им звуков ни малейшего смысла, поскольку Данко молчал.
Фёдор Михайлович тут же шагнул вперёд и поднял перед собой руки в знак того, что они пришли с миром. Это было довольно неосмотрительно с его стороны - капитан совершенно не подумал, что этот жест может быть, напротив, истолкован одноногим инопланетянином, как признак агрессии.
- Мы пришли с миром, - так и сказал он этому созданию. - И с просьбой о помощи. Ведь вас зовут Тимол, верно?
Успокоившись, существо село на место: судя по всему, оно просто было очень удивлено, когда появление совершенно незнакомых (да ещё таких уродливых!) созданий пробудило его ото сна. Оно снова издало звуки, исходившие одновременно через рот и через его большой нос и напоминавшие коровье мычание, только сейчас это был не трубный глас, а бессвязное, как могло показаться на первый взгляд, бормотание. Однако же, искин его вполне успешно перевёл.
- Да, меня зовут Тимол, - принялся переводить Данко, причём весьма дружелюбным тоном, что могло означать соответствующие эмоции инопланетянина.
Их новый носатый друг вдруг снова вскочил и принялся, сжимая и разжимая ногу-ствол, прыгать по комнате, заглядывая в шкафчики, приколоченные прямо к стенам, просовывая в них свои верхние конечности, напоминавшие толстые ветви дерева. Не того альдебаранского белого дерева с ветвями, похожими на руки с длинными пальцами, из Московского Галактического Заповедника, которое в народе прозвали Кущ-Кущ и которое способно было самостоятельно выкапываться из земли и передвигаться в поисках более удобного места и более благодатной почвы. Оно, кстати, было хищником и кормилось свежим мясом, используя свои ветви для хватания мелких животных, близко к нему подходивших. Нет, руки Тимола напоминали ветви вполне себе обычного, земного какого-нибудь дерева из самого обычного земного леса.
- Есть и пить хотите? Я не ждал гостей, но у меня осталось немного еды и питья, - прогундел Тимол, слегка подпрыгивая на своей ноге, отчего пол помещения ощутимо вибрировал. - Чем я могу вам помочь?
  • за пасхалку :)
    +1 от rar90, 05.05.17 13:28
  • Хе-хе, Кыщ Кыщ привет. Мне нравится. :)
    Хороший пост, такой... с внутренним заложенным конфликтом. Начинаю думать что наверное решение Майи было не верным.
    Этим и ценен пост: проблемы гуманизма и морали.
    +1 от Лисса, 05.05.17 15:12

Не очень-то теперь верилось Машке, что Игорь согласится на эту авантюру. Сразу бы согласился - она бы поверила, что может на него в этом положиться. Но он стал спрашивать зачем-то, уточнять. И теперь, услышав его согласие и приняв его помощь, девушка опасалась подстав с его стороны. А ну как, вместо того, чтоб толкнуть, он её, наоборот, у входа в вагон придержит и постарается всячески не пустить к проводнице. Ей-то не составит труда вырваться - ну хотя бы наступив каблуком ему на ногу и выведя противника из строя ненадолго таким бесхитростным женским способом. Вот только Игорь, несмотря на всё своё самодовольство, не заслуживал, чтобы с ним так поступали. В отличие от блондинистой фифы. Маша была девушкой слишком справедливой, чтобы так с ним поступить в ситуации, когда он как бы почти и ни при чём и даже пытается защитить другую женщину от разъярённой московской фурии, замёрзшей в июле месяце в питерских морозах. Как быть, если он так поступит, она не знала. Скорее всего, придётся тогда отказаться от плана мести... или просто отложить её на потом. Им ведь всю ночь предстоит ехать в этом поезде с этой проводницей. Можно позже придумать, как ей отомстить. Ну там, козявку ей в чай. Или «нечаянно» пролить этот самый чай ей на форму, хоть это, пожалуй, будет слишком. Если у неё нет с собой сменки.
- Я москвичка, - просто и коротко ответила Маша Игорю на его внезапный интерес к её персоне, даже не подозревая, что он связан с принятием решения о том, чью сторону мужчине лучше принять в эпическом противостоянии женщин.
Москвичка - это не ковылчанка. Москвичка - это почти как человек! То есть - звучит гордо! Петербурженка (или питерка, или питерчанка, или как они здесь правильно называются) - тоже неплохо, но москвичка - это особый смысл. Москвичи - те люди, что смогли закрепиться в столице. Это многое значит. Как минимум, что они достаточно пробивные и достаточно хорошо зарабатывают, чтобы жить в таком дорогом городе, как Москва. Это определённый успех. Это - элита общества! Да, Мария Кузнецова - элитная женщина из Москвы, а не хухры-мухры! Так и знай об этом, Игорёк! Сами-то мы не местные.
- А ты откуда? - успела поинтересоваться эта леди из Москвы перед тем, как они поравнялись с проводницей и Игорь её толкнул бедром по направлению к ней. Несильно толкнул-то, но движения придал, и девушка этим воспользовалась.

- Ой-ой, - театрально пискнула Маша, падая в сторону проводницы и вознамерившись успеть за неё ухватиться и испачкать её сверкающую чистотой и новизной форму о мокротень своего пальто. Чтобы на себе прочувствовала, каково было пассажирам стоять на перроне и мёрзнуть под холодным ветром, пока эта Королева наверняка сидела в тепле и уюте в какой-нибудь кафешке. До последнего сидела, заставляя пассажиров томиться в ожидании на морозе.
А чтобы ей мало не показалось, ещё только идя с Игорем под ручку к двери в вагон, Маша снова вынула из сумочки скомканный носовой платок, в который недавно сморкалась, и как раз утирала им нос, проходя мимо блондинки. Заваливаясь же на неё, девушка постаралась ухватиться за её чистый и свежий рукав рукой, в которой держала платок. Не обязательно именно пачкая рукав-то своими соплями, но проводница должна была так подумать. Чтобы ей жизнь мёдом не казалась. А то вся такая из себя, видите ли. «Проходим побыстрее. Время!»
Х-ха!
+1 | Багровый Экспресс, 04.05.17 08:26
  • Маша само добро!
    Ей-то не составит труда вырваться - ну хотя бы наступив каблуком ему на ногу и выведя противника из строя ненадолго таким бесхитростным женским способом
    +1 от Лисса, 04.05.17 09:13

Просьба потереть спинку заставила Грига сдвинуть свои кустистые брови так низко, что они, казалось, даже глаза его, горящие недобрым огнём, закрыли. Но он пока ещё держал себя в руках. А может, не привык распускать руки за одни только слова наглые и ждал, покуда Ярр от слов к делу перейдёт, чтобы что-нибудь с ним сделать. Ну там, в морду заехать - пардон, в его прекрасное лицо - или руку сломать.
- Щас принесу, - благосклонно согласился он, ничего не ответив про щетину. Но Ласка и сам пальцем почувствовал, что побриться сейчас будет в самый раз. За время плавания, хоть он и брился регулярно, через его замечательную кожу стала пробиваться снова щетинка. Прыщ же, к счастью, ему только померещился.
Большой Григ двинул было в коридор, но вынужден был остановиться и дослушать тираду волшебника. Его левая бровь медленно стала приподниматься в некотором удивлении. Видать, не ожидал мужик, что не самый приятный гость вдруг захочет помочь горю его семьи. Пускай даже между делом совершив подвиг. Правда, Григу не понравились некоторые формулировки мага, в частности, про ночи любви и скрипучие кровати, что было видно по напряжённому выражению его лица, но ни слова поперёк он Ласке не сказал. И в рожу ему не заехал за такие речи, самое главное.
- Было бы хорошо, - почти смиренно проговорил трактирщик. - Приведёшь друида и он поможет жене - отдам тебе деньги за постой. Желанным гостем будешь. Но не нарывайся, парень, под горячую руку. Дочку мою не трожь - ищи себе других девок.
Он снова двинулся в коридор, но на пороге обернулся.
- Позвать тебе жрицу? Руку твою посмотрит.

Вскоре нож и зеркало были доставлены в комнату Ярра под счастливым номером тринадцать. Нож был обычным, кухонным, но хорошо наточенным, вполне годным для бритья. Зеркало же - так Григ пафосно называл осколок блестящего металла, в котором действительно - и довольно неплохо - можно было разглядеть свою физиономию, несмотря на лёгкую мутность металлической поверхности.
Трактирщик покинул постояльца, и тот мог заняться приведением себя в порядок. Ну там, бритьём, мытьём и умыванием. Избавиться от соли на коже, протеревшись полотенечком или прямо в бадью забравшись. Если воды будет мало, Григге ведь обещал ещё принести. Правда, для этого надо было как-то подать ему сигнал. Приятно было нормально помыться, пусть и без городского банного комфорта, после долгого и трудного путешествия и барахтания в морских пучинах, подобно какому-нибудь окуньку, выброшенному на берег.
Единственное, что угнетало - у Яррике не было при себе чистой и сухой одежды. Так что, по-хорошему, надо было свою постирать, но что он наденет покаместь?
  • Старина Григге наш новый любимый НПС в этом модуле :D Душевный парень!
    +1 от Лисса, 02.05.17 12:26

- Что такое? - недовольно отстранилась девушка, поглядев на Окунька как на врага народа. - Сам же говорил, что я старуха. Я ради него помолодела - а ему снова не нравится, видите ли, - она всплеснула руками и легонько ткнула Петю пальчиком в лоб. - До капитана дослужиться надо, понял, птенец? На халяву только принцессой можно стать! - она горделиво вскинула подбородочек. - Знаешь, сколько я сражалась, чтобы называться воином? Хочешь быть капитаном - докажи!
Зена показала рукой в направлении ворот этого белокаменного дворца.
- Королю нужна ваша помощь, сэр Белл.
Белл... да, его так звали. В смысле, хозяина этого тела. И он пришёл в королевский дворец, чтобы... чтобы... чтобы что?
+1 | Герои не умирают, 02.05.17 00:16
  • Хочешь быть капитаном - докажи!
    Ну почему всегда так!? Охота же нахаляву и сразу в дамки :D
    +1 от Лисса, 02.05.17 00:35

- Да-да-да, Аква, - тихонько ответила синевласка. - Ты же хотел остаться наедине? Только вот времени у тебя уже нет. Тебе нельзя сегодня опаздывать, если только ты не намерен погубить будущее этого юноши. А жаль... - вздохнула она, - ты сейчас такой красавчик, я прямо та-аю... - Аква уткнулась носиком в его шею.
+1 | Герои не умирают, 01.05.17 18:50
  • Богиня бракованная. Это явно демоница!
    +1 от Random Encounter, 01.05.17 18:53

- А? Да... да, конечно, - оглянувшись на Майю, быстро понял Чижик возникшую проблему и, не рискнув оставлять ценное имущество снаружи на разграбление всяким подозрительным шерстистоподам, подхватил свеженький чистенький лиловый чемодан за ручку. Да, это было не очень-то удобно капитану, но бластер - одноручное оружие, в принципе, а чемодан вполне можно было нести одной рукой. Хоть и тяжёленький, но очень даже по силам взрослому мужчине.
Чемодан Светловой был спасён, и бывший учитель удвоил усилия по аккуратному перемещению по этому замызганному до невозможности помещению, стараясь не касаться стен, которые также не выглядели эталоном чистоты. Но на стенах хотя бы не было наляпано и не висело ничего подозрительно похожего на это, как Майя его обозвала, ДЕРЬМИЩЕ. Они просто были грязными, в каких-то застарелых засохших разводах. Нет, на кровь это не было похоже. Хотя, может, так выглядела засохшая кровь инсектоида?
- Всё в порядке, Светлова. Не беспокойся, мне не тяжело, - прозвучало это вроде бы честно, не похоже было, что Фёдору Михайловичу слишком тяжеловато от дополнительного груза. Раздолбайловский ящик с инструментами выглядел повнушительнее да поувесистее, но инженер его и без того тащил в руках. Колёсики к ящику прикручены не были, а ведь это могло быть гениальным дизайнерским решением, упростившим бы транспортировку всех этих инструментов. Странно, что инженеры до этого не додумались.

При упоминании Слоника второй борт-инженер Иван как-то уж очень странно поглядел на девушку, с неким глубоко затаившимся нездоровым подозрением во взгляде, легко отслеживаемым даже через стекло шлема. И слегка скривился, будто бы Майя какую-нибудь гадость сказала. Но комментировать её рассказ никак не стал.
- Да-а-а, было дело, - довольно покивал Стругачёв, явно польщённый тем, что ему, простому рядовому безопаснику, отведено в этом полёте столько внимания, и особенно что Светлова о нём не забывает и всячески позволяет участвовать в разговоре. - Помню, тебя... то есть, вас, Майя Юрьевна, ещё рыжим тараканом дразнили в детстве. Совершенно напрасно, между прочим. Ну, рыжеволосая, активная, энергичная. Дык почему обязательно таракан? Обидно же, право слово. Это только тараканы не обижаются, когда их тараканами называют. Они на прусаков обижаются, хехе, - усмехнулся парень. - Так я что хотел сказать. Меня ведь тоже пару раз с этим усатым товарищем сравнивали, я тоже рыжий и активный, не удивительно, ага. Да, а что за Слоник-то? - заинтересовался Стругачёв. - Чёй-то ничего такого не припоминаю. У нас так противогазы называли - старые эти ещё, с хоботками - но ты ведь не о нём, верно?.. Ф-фуу, ну и вонища тут, наверное... я прямо сквозь шлем чувствую, - кривясь, оглядел рыжик эту жуткую обитель инсектоида.
Фёдор Михайлович, до этого любопытственно смотревший на Майю, перевёл взгляд на Алексея и сдержанно улыбнулся. Уж этих-то «слоников» он и сам прекрасно знал.

* * *

Последний год учёбы в МЗУ был примечателен многочисленными экзаменами, тестами и испытаниями, причём проводились они не только в рабочих кабинетах и учебных классах, но и на специальных полигонах и даже на настоящем учебном звездолёте вроде тех, на которых спустя несколько лет, по завершении педагогического факультета, Чижику доведётся сопровождать своих учеников в качестве учителя. «Фобос», «Деймос», «Луна» и «Тритон» - много их разных было, этих учебных полётов, пока не случился последний злополучный на том самом «Фобосе». Но речь сейчас не о нём.
Корабль «Тритон» проводил учебный рейс в границах Солнечной системы, и его экипаж проходил достаточно сложное испытание - им требовалось самостоятельно, без помощи искина, проложить курс и пролететь в ручном режиме через пояс астероидов. Это был настоящий суровый экзамен для суровых космолётчиков, которые делом должны были доказать, что способны самостоятельно, своими руками, провести корабль по заданному маршруту, не полагаясь на автоматику, которая ведь и отказать может в нестандартной аварийной ситуации. Это были навыки высшего пилотажа и высшей навигации.
Организаторы полёта не поскупились на дополнительные испытания для будущих космолётчиков, уже достаточно взрослых, чтобы не полагаться на присутствие учителя. Им всем уже было по семнадцать-восемнадцать лет. Одним из таких испытаний было проведение стыковки с другим кораблём в условиях повышенной сложности, прямо посреди пояса астероидов. Ведь корабли часто терпят бедствие в похожих условиях, и приходящий им на выручку экипаж другого корабля должен уметь стыковаться в любой ситуации, чтобы принять и спасти жертв аварии. По сценарию другой учебный корабль терпел бедствие, и команда выпускного класса МЗУ во главе с назначенным капитаном Михалковым должна была пристыковаться к терпящему бедствие звездолёту и забрать его экипаж, при этом постаравшись избежать столкновений с астероидами и прочими космическими телами и мусором, в изобилии здесь водившимися.
- Кэп, их шлюз заклинило! - выпалил Вольский, общавшийся по рации с «аварийным» кораблём. Они не знали заранее всех подробностей инсценировки, так что заклинивший шлюз стал неприятным сюрпризом.
- Блин! - выругался Михалков. - Ладно! Борт-инженер, готовь аварийный рукав! Придётся протягивать.
- Есть готуваты рукав! - отозвался борт-инженер Овчаренко.
- Никищихина, Миронова, готовьтесь к выходу наружу! - продолжал вещать светловолосый капитан. - Я с вами. Чижик, будешь принимать гостей.
- Есть, капитан, - напряжённо кивнул Фёдор, воспринимавший происходящее почти что всерьёз. Словно бы не учебка сейчас была. На самом деле, выход в открытый космос был по-настоящему - и пострадать при неосторожности курсанты вполне могли. Другое дело, что соседний корабль, блестевший огнями в иллюминаторах, взаправду был целёхонек.

- Ходу! Ходу! Ходу! - подгонял спасаемых Геннадий, хоть они его и не могли услышать. Зато могли видеть через полупрозрачный материал стенок стыковочного рукава, как он характерно машет им рукой, поторапливая в сторону «Тритона». Парень был в скафандре, а они пробирались через рукав в одних лётных комбинезонах, дыша воздухом из баллонов за спиной через трубки в надетых по старинке противогазах. По сценарию, на их звездолёте произошло возгорание двигателя и по кораблю распространился дым.
- Всё. Все вышли, - со вздохом облегчения сообщила Лиза Никищихина, забавная маленькая светленькая девчушка, кнопка практически по сравнению даже со своими одноклассницами. Её так и прозвали - Кнопкой, и она на это не обижалась.
- Давление в норме, проблем не наблюдаю, - сообщила всегда спокойная Надя Миронова, длинноволосая шатенка.
- Йеп, пацаны... и девчата! Мы это сделали! - вскинул кулак у себя на мостике Вольский.
- Не говори «гоп», - осадила его пилот Джемма Тетруашвили, смуглая чернявая грузинка. - Не все ещё зашли.
- Давайте! Давайте! Быстрей! - негодовал Михалков.

Принимавший гостей Фёдор Чижик приветственно хлопал каждого выходящего через шлюз по подставленной ладони или просто по плечу и принимал их противогазы, выгружая их в заранее приготовленные сумки.
- Приветствую вас на звездолёте «Тритон». Сегодня я ваш стюард, а вообще-то старпом Чижик, - слегка шутковал Федя, испытывая облегчение от того, что вся операция спасения прошла как по маслу. Высший балл за неё им был обеспечен. - Добро пожаловать на «Тритон». Старпом Чижик, ваш стюард. Проходите, рассаживайтесь. Еда и напитки скоро будут. Музыку вам обеспечит наш замечательный искин... Приветствую на «Тритоне»...
Их было шестеро. Трое парней и три девушки. Ещё двое остались на аварийном корабле, чтобы с помощью искина отбуксировать его в безопасное место подальше от астероидов и космического хлама и затем вернуть на Землю. Все учебные экипажи состояли из восьми студентов и, несмотря на всякие распространённые стереотипы о женщинах на корабле, половина из них была девушки.
- Добро пожаловать на «Тритон». Я ваш стюард Чижик, по совместительству старпом на этом корабле, - приветствовал Фёдор последнего, шестого «спасённого». Вернее, «спасённую».
- А почему стюард не носит соответствующую форму? Где бирка с именем на груди? Непорядок, - шутливо сказала последняя гостья, стаскивая с лица «слоника» и снимая баллон со спины. Протянув его будущему капитану, она эффектно откинула за плечо свои длинные светлые волосы и улыбнулась. - Светлана Приходько. Можно просто Лана.
На мгновение стюард-старпом застыл, любуясь её красивой улыбкой, которую не портила даже родинка под губой.
- Эй! - она решительно сунула ему в руку баллон с маской. - А у стюарда Чижика имя есть?
- Фёдор Михай... кхм, то есть Фёдор. Можно Федя, - наконец отмер молодой человек.

* * *

Но слоники слониками, а стоило вернуться из давних воспоминаний к действительности. Идея доктора Светловой просканировать местного насекомообразного жителя и снять с него биологические пробы, пусть даже чисто поверхностные, пришлась по душе капитану. Он одобрительно кивнул Майе, заметив при том:
- Отличная мысль, Светлова. Эти материалы могут заинтересовать Игоря Кирилловича, да и на Земле, когда мы вернёмся, ими живо заинтересуются учёные и медики, - да, Чижик так и сказал «когда мы вернёмся», никаких «если», он словно бы специально подчёркивал, что уверен в благополучном исходе их миссии, так глупо и катастрофически начавшейся. - Полезнейший материал для исследований регенеративных функций организма. На основе этих данных могут создать лекарство, ускоряющее восстановление утраченных клеток.
- Ага, и будут люди новые руки и ноги отращивать вместо утерянных, - довольно поддакнул Стругачёв.
Кырымжан, судя по морде кирпичом, был с этим не очень согласен, но промолчал. Спорить с капитаном - нарушать субординацию. Спорить с рядовым - ещё больше нарушать субординацию. Оставалось майору придерживаться золотой середины и молча оставаться при своём собственном мнении.

Отрастивший новую лапу взамен откушенной инсектоид некоторое время молчаливо взирал на человеческую двуногую девушку, слушая доносящуюся из её коммуникатора невообразимую какофонию потрескиваний, пощёлкиваний, попискиваний и посвистываний. Людям было совершенно непонятно, что там Данко ему напереводил - может, откровенная чушь получалась на языке этих существ. Но реакция «паука» была спокойной, хотя это могло быть из-за накатившей на него усталости. Его конечности чуточку шевелились - очень вяло, лениво, и невольно в голове всплывало сравнение с человеком, пришедшим домой после работы, тяжёлого и физически нагруженного дня, и первым делом упавшего на кровать, чтобы полежать и расслабиться, предавшись минутной неге. Так же вяло шевеля руками и ногами.
Всё же это существо, похоже, плохо понимало, о чём идёт речь. Но, когда Майя договорила, тихонько что-то зашипело и защёлкало, шевеля теперь уже своими страшненькими на вид жвалами.
- Я Кролл, - начал переводить Данко. - Меня зовут Кролл. Это моё личное имя - Кролл. Что вы от меня хотите? Угощайтесь. Чувствуйте себя как дома. Я Кролл. Что такое звездолёт? Вы хотите просканировать Кролла? Я не знаю, что это значит. Вам не нужно этого делать. Я чувствую себя хорошо. Кроллу нужно отдохнуть. Вы уходите. Добро пожаловать, люди. Называйте меня Кролл - это моё имя.
Кажется, он отказал Майе в сканировании и вообще не понимал, что это такое и с чем его едят. Но девушка могла это сделать, и не спрашивая его. В таком состоянии он вряд ли смог бы ей помешать провести поверхностное сканирование.
- Я нуждаюсь в отдыхе. Новую ногу сложно отрастить. Вы не знаете. Умеете отращивать? Я думаю, что нет. Это трудно и занимает много сил. Я чувствую себя хорошо. Устал. Спасибо за помощь. Я отдохну и накормлю вас. Отдохните тоже. Угощайтесь. Какая беда? Вам нужна помощь?

Дальше речь зашла про беду, в которой оказался экипаж звездолёта «Данко». Фёдор Михайлович поймал взгляд специалиста по контактам, понятливо кивнул и выступил чуть вперёд, поравнявшись с девушкой.
- Мы попали в беду, - старательно подбирая слова, начал бывший преподаватель звездоплавания. - Меня зовут капитан Чижик. Мы совершаем космическое путешествие на э-э... звездолёте «Данко»... это корабль, путешествующий по космосу от звезды к звезде, - постарался пояснить инсектоиду Фёдор Михайлович. «Паук», казалось, внимательно его слушал, повернув голову и глядя теперь на мужчину. - Так вот. Нас... наш звездолёт притянула к себе чёрная дыра и затянула внутрь. Мы не знаем, где оказались. Что это за планета и какая Галактика? Может быть, вы сможете нам помочь, уважаемый Кролл?
Шестиногое создание некоторое время молчало и не шевелилось. И когда людям уже показалось, что оно просто-напросто уснуло посреди разговора, вдруг снова тихонько затрещало.
- Я ничего не знаю о космических путешествиях и чёрных дырах, - перевёл искин. - Советую вам обратиться к Тимолу, что живёт через несколько домов и является самым разумным обитателем города. Небольшой круглый дом с палками. Он вам поможет. Чижик - смешное имя, - Данко издал короткий смешок, и если бы Майя не была уверена в бесстрастности искусственного интеллекта, то могла бы уличить его в том, что сейчас он троллит Фёдора Михайловича.
- Да уж, смешное... - тихо себе под нос буркнул капитан, но через шлемофоны все это, разумеется, услышали, а лицо мужчины слегка посерело. Будут его ещё тут всякие инопланетяне дразнить.
- Идите к Тимолу. Оставайтесь. Покушайте. Майя, Чижик. Я Кролл и хочу отдохнуть...
После этих слов инсектоид опустил голову и обмяк, его конечности окончательно свесились на пол, и он застыл. По-видимому, действительно заснул. Во всяком случае, он больше не двигался.
- Нда. По-видимому, ничего не остаётся, кроме как последовать совету Кролла и попробовать отыскать этого Тимола, - хмуро заметил Чижик.
- Ага, в круглом доме с палками, - со сложносочинённым выражением поддакнул Лёха.
- Угу, лыжными, - согласился Иван, покосившись на девушку.
  • Вот всегда Чижик страдает из -за фамилии)))
    +1 от Зареница, 30.04.17 16:06
  • Отличный пост!
    Нет, я не могу сказать что мне совсем-совсем приятно читать романтическую историю Чижика с другой женщиной. Но написано это отлично! :) И я целиком ЗА продолжение))
    ...Из песни слов не выкинешь. А это делает персонажа и саму историю более многогранной.
    +1 от Лисса, 01.05.17 09:11

Проплывающая мимо ленивая электричка вызвала нездоровую злость у одной начинающей и не очень-то удачливой актрисы. На огни эти добрые, тёплые такие и манящие, поглядела, зло в пальцах платочек скомкала и с силой в сумочку швырнула, резко её застегнув - так, что будь на сумке молния старая и изношенная, могла бы и заклинить от такого резвого старта. Выругалась тихонько, пока от мужчин отошла - всё же ругаться нецензурной бранью при них воспитание не позволяло.
Вот бы в эту электричку сесть - и не в Москву, а на Багамы какие-нибудь, скажем, ну или Канары. Там теплынь, солнце жаркое, море горячее, пальмы прямо на берегу, пляж тёплый, песочек шёлковый, а на нём загорающие и отдыхающие под зонтиками и в шезлонгах, или просто на стульчиках, парни симпотные, красавцы большеглазые в одних только плавках, ну или хотя бы красных шортах, напоминающих трусы, и непременно с панамкой, чтобы солнце голову не напекало. Мм, красота!..
Замечталась наша Маша, а между тем электричка манящая отчалила, как последний теплоход, выпустив из себя стайку пассажиров, растворившихся вскоре в ночном полумраке вокзала.

Странный паренёк, мохнатый галстуконосец, затаптыватель невыкуренных сигарет и предлагатель невысморканных платков смекнул, наконец, что его случайной попутчице совершенно не хочется ни с кем общаться, и набросился вместо неё на Игоря. О да, она запомнила имя этого мужчины! Потому что у него хоть и не было (наверное) красных шортов, напоминающих трусы, но был он вполне даже интересным, несмотря на самодовольную рожу. В другое время и в спокойной обстановке она бы с таким познакомилась - хотя бы просто время в пути скрасить за разговором да ради любопытства. Да-да, того самого, что кошку сгубило, а могло и нашу Кошку Драную погубить однажды, случись ей влюбиться в случайного попутчика. Они ведь на то и случайные, чтобы раствориться очень быстро в череде дней и поездов и никогда больше не встретиться.
Нет, Маша не стала слушать Галстуконосца - она бы и пальцем у виска покрутила, будь чуточку невоспитаннее, когда он громогласно высморкался в тот самый платок, что только что ей предлагал, и начал вещать, что батарейки - лучшие друзья человека. Девушка плечами пожала и отошла, а он к Игорю подошёл. Что-то ему там привиделось. Что, что... Сучка на каблуках! И Маша сейчас не о себе.

О, ей было далеко до этого чучела гламурного! Нет, принарядись она да прихорошись, ещё бы фору этой блонде дала, но не сейчас - жалкая, растрёпанная, с мокрой тряпкой на голове вместо волос, побелевшими пальцами и мокрым носом. Не стыдно было разве что за пальтишко своё белое, хорошее и дорогое, да на ней оно сейчас смотрелось, как седло на мокрой курице. Не то, что на этой (б)леди Совершенство её форма проводницы. Ах, с-сука! Машка поедом ела взглядом приближающуюся даму, плывшую к их вагону словно Королева. Тарзана только не хватало, чтоб не самой переть через перрон, а на руках несли. И приревновала её в этот момент Кузнецова разом ко всем мужчинам в поезде, не только в их вагоне. И к Игорьку самодовольному, и к Галстуконосцу не в меру болтливому, и к красноречивому проводнику седьмого вагона, и к усатому машинисту дяде Васе, тоже, небось, поминающему Королеву всеми лихими словами одновременно. Хотя машинист-то в тепле сидит, чаёк из блюдечка попивает, усы свои густые в ароматную горячую жидкость чайного цвета макает, ему-то что...
А она ещё и газовую атаку провела, дорогими своими духами, значится. Гадливо улыбнувшись Фифе, услышав её команду-распоряжение, Маша хищно сузила свои глазки, недобро блеснувшие, и к мужчинам, уже немного знакомым, подалась. Не успел Игорь опомниться, как она его за руку легонько ухватила чуть повыше локтя и приблизилась, быстро-быстро зашептав, чтобы та гадина не успела ни услышать, ни увидеть и понять:
- Извини, Игорь, если нагрубила, день сегодня плохой. Меня зовут Маша. Идём вместе, будем проходить мимо неё - «случайно» меня толкнёшь в её сторону, понял? Ты со мной? А то время ей дорого, видите ли...
+1 | Багровый Экспресс, 28.04.17 05:05
  • Хороший эмоциональный пост! Здесь и идеи для сюжета, и Б-Ледь, и самодовольная рожа Игорька ^^
    +1 от Лисса, 29.04.17 10:47

Телекинеза у Вити не получилось. Вообще никакой реакции осознанного сновидения на его попытку что-то изменить.
- У-у, какой стеснительный, - потянула синевласка, щёлкнула пальцами - и на Пете-Окуньке появилась его любимая рубашка в комплект к красным шортам, напоминающим трусы.
После этого девушка укоризненно поглядела на Крамера.
- Ты ведь не поверишь, что это не сон, если я скажу, что это не сон? - спросила она и сама себе ответила утвердительным кивком. - Не поверишь. Тогда я и пытаться не буду.
Она внимательно оглядела всех присутствующих и пафосно начала:
- Итак. Можете звать меня Аква. Я - проводник героических душ. Вы все умерли и за совершённые при жизни героические поступки стали Героями, за что Судьба дарует вам шанс совершить ряд Подвигов и стать Легендарными Героями!
Аква закатила глаза к бесконечно устремлённому ввысь потолку и горестно вздохнула.
- Боже, ну почему мне всё это приходится всем пересказывать по триста раз на дню? - капризно вопросила она небеса. - Неужели нельзя было снять короткую видеопрезентацию?
Где-то над их головами прозвучал далёкий раскат грома, и девушка испуганно замахала руками:
- Ладно-ладно, боженька, я не жалуюсь, работа такая!.. - она хмуро взглянула на парней и на полицейского. - Мне продолжать или уже есть вопросы?
+1 | Герои не умирают, 26.04.17 14:58
  • Миленькая Синевласка ^^
    +1 от Лисса, 28.04.17 22:57

- Не знаю, не знаю, - ответил Фёдор Михайлович на хаотичные Майины рассуждения о Булкине и их большой крепкой дружбе со Стругачёвым. - Можно у Алексея спросить, поинтересоваться. Может, они поддерживали связь после того, как Стругачёв покинул училище. Да, Виктор хотел быть борт-инженером, насколько я знаю. Не всем же дано так вкусно готовить, как это у вас со Спартаком Валерьевичем получается. Кстати, панкейки твои просто замечательны, очень давно я ничего такого не ел, - между делом, но вполне искренне похвалил капитан её стряпню.
На этом моменте и расстались. Майя уже не видела, как Чижик, поднявшись на десяток ступеней вверх, остановился и повернулся, смотря ей вслед. Туда, где исчезала внизу лестницы её тоненькая фигурка с чудесными рыжими прядями, придававшими лёгкого налёта игривости строго-серьёзному облику девушки, который она так любила принимать, даже неся откровенную ерунду. Она скрылась из вида, и мужчина чуть улыбнулся светлой доброй улыбкой. А затем, слегка вздохнув, продолжил подъём.
Пора было готовиться к высадке.

* * *

Видимо, ход мыслей у Фёдора Михайловича был похожим, так как он легко согласился с Пчёлкой.
- Я тоже считаю, мы не должны оставлять раненого инопланетника, не попытавшись хотя бы помочь или, вот, не разобравшись, да. Поддерживаю Светлову, - кивнул он, начиная следовать за инсектоидом, и вся группа людей в скафандрах сдвинулась с места, чтобы не отстать от бедолаги, сочащегося зелёной кровью. Впрочем, лишившись одной из ног, он двигался уже далеко не так быстро, и люди за ним вполне поспевали. - Кроме того, как специалист по контактам, ты сейчас главная, Светлова, - напомнил он девушке. - Если сомневаешься - коллективно обсудим, если уверена - веди.
- Только подойдут ли ему наши медицинские препараты? - засомневался Раздолбайло, неожиданно показав, что во многом мыслит в одном ключе со старшим лейтенантом доктором Майей Юрьевной.
- Сомневаюсь, - согласился Чижик, - однако, мы действительно можем положиться на знания Игоря Кирилловича по ксенобиологии. Также как и на энциклопедические познания Данко. Попробуем хотя бы предложить помощь.
- Не помогут наши лекарства, так вот Майка... Юрьевна чаем его напоит, - шутканул друг Стругачёв. - Хороший крепкий чай её приготовления кого хочешь на ноги поставит! Ну... даже если не на все, - одёрнул себя Лёха, поглядев на жалкий обрубок, оставшийся от некогда тонкой и длинной паучьей лапы.
Между тем, программка-анализатор сообщила о готовом результате анализа. И - о чудо! - в местной атмосфере в воздухе не было обнаружено вредоносных для человеческого организма микроорганизмов, слава тавтологии! Конечно, люди всё ещё могли подхватить какой-нибудь местный вирус... с такой же вероятностью, с какой можно подхватить грипп в не-гриппозный период. Не маленькая вероятность, так что стоило ещё подумать, надо ли им так рисковать и снимать шлемы. Но и совсем не большая.

Наконец инсектоид-провожатый вошёл в здание. Люди по пятам следовали за ним. Безопасники шли первыми и были настороже, держали оружие слегка приподнятым. И даже Чижик не убирал свой бластер на пояс и выглядел напряжённым, будто каждую секунду ожидал нападения.
Внутри царил неописуемый беспорядок - повсюду были разбросаны обломки диковинной, чудаковато выглядящей, но приспособленной явно для более гуманоидных созданий мебели, пол устилали остатки какой-то неопределённой полусгнившей пищи, а может, то была и блевотина вперемешку с другими отходами паучьей жизнедеятельности. Мерзенькое такое, отвратительное зрелище. Хорошо, что в скафандрах они не могли чувствовать запахи, здесь наверняка стояла жуткая вонища. Уж не эту ли пищу инсектоид им предлагал в качестве трапезы?
- Да-а-а, - потянул Алексей Кирович, всё это в ступоре разглядывая и осторожно переступая через эту кашицу и кучу-малу на полу. - А он нас ещё в гости звал. Плохие у них тут представления о приёме гостей.
- Похожую картину я наблюдал в игровой приставке одного своего знакомого, - ошарашенно проговорил Иван. - Он дал мне починить. Я её развинтил - а внутри всё кишит тараканами. Целый гадюшник с такими же вот следами повсюду. Брр, - вздрогнул инженер.
Чужак тяжело опустился брюхом на громоздкую скамью, свесив все лапы на пол, и застыл. Прежде, чем земляне успели предложить ему помощь или вообще начать разговор, прямо у них на глазах развернулось поистине удивительное зрелище - из сочащегося зеленоватой кровью обрубка начала медленно расти и менее чем через минуту достигла своего нормального размера новая нога! Страшная рана мгновенно затянулась!
- Нефиговые у него способности к регенерации... - пришёл в священный ужас Раздолбайло, в шоке глядя на теперь уже целого инсектоида.
Такое скоропостижное явление новой ноги поразило всех, даже Кырымжан в удивлении слегка поднял одну бровь, как заметила Майя через стекло шлема.
- Регенерация... мда... Что ж... давайте тогда поговорим с ним, - растерянно предложил капитан, - расспросим, что здесь произошло и свидетелями чего мы только что стали.
- И что это за планетка такая дикая, - поддакнул Стругачёв.
- И в какие дебри Вселенной нас занесло, - поддержал его Иван.
- Да, да, обо всём расспросим, - покивал Фёдор Михайлович. - Надеюсь только, Данко сумеет верно изложить на понятном ему языке суть наших вопросов.
И они подступили к существу с расспросами. Первой слово дали Майе, как специалисту по контактам. На шаг впереди неё стоял майор Кайрат Тимурович с опущенным, но готовым к бою бластером. Чижик со Светловским чемоданом и Раздолбайло с Раздолбайловским ящиком расположились за спиной девушки. А тылы прикрывал безопасник Стругачёв на случай нападения сзади.
Майя заговорила, и инопланетник медленно повернул к ней своё лицо на тонкой шее, глядя глазами-фасетками на девушку с планеты Земля. Выглядел он крайне вялым после регенерации. Видимо, потратил все силы на восстановление утраченной конечности. Так и лежал брюхом на скамье, но из-за свешенных лап создавалось ощущение, будто он присел отдохнуть.
  • Вот что я называю КРАСОТА. Сначала любовь, романтика, а потом гадюшник с тараканами!)
    +1 от Лисса, 27.04.17 00:51

Стойка скрипела под могучим нажимом широкой ладони, держащей тряпку. По мере слов красноречивого мага брови хозяина постепенно опускались ниже и сам он мрачнел. На вопрос про то, является ли медная монетка Ярра шардом, трактирщик внимательно на неё посмотрел и сдержанно кивнул. Когда юноша сделал паузу после «как там тебя», то услышал в ответ «Большой Григ». Узрев же третий шард и дослушав Ласку до конца, мужчина положил свою широкую ладонь сверху на кисть мага, лежащую на барной стойке поверх третьей монетки, слегка придавил её к стойке и подвинул его руку вместе с монеткой обратно к краю стойки. Угрожающе наклонившись, Григ пробасил зловещим шёпотом:
- Забери это. И не ищи в деревне ***. Это не большой город, где потаскушки на каждом углу. У нас только честные женщины. Да у меня дочка тут работает. Пальцем тронешь... - его лапа ощутимо, до боли, сжала нежную руку Ярра, правую и единственную человеческую на сегодня.
Отпустив его наконец, трактирщик сгрёб две другие монетки в ящик за стойкой, протянул парню простенький ключик, выглядевший совсем крошечным в его лапе, и угрюмо кивнул:
- Комната тринадцать. Еда и выпивка будут. Баню не держим - скажешь, когда воду нагреть, принесут бадью.

На удивление, Большой Григ говорил правильно, совсем не вплетая в речь мудрёных просторечных словечек, не коверкая слава на деревенский лад. Он явно был не неотёсанным деревенщиной, каким мог показаться с первого взгляда. Возможно, приезжий городской, осевший в Торговом Посту.
- Фиора! - позвал он кого-то и спустя пару секунд громче и зычнее. - Фиора!!!
- Иду, иду, - из прохода на кухню показалась веснушчатая рыжеволосая девица в простом крестьянском платье с накинутым поверх передником, лет осьмнадцати, то бишь, на год-другой помоложе Ласки. В самом соку, что называется, хотя кому-то с привередливыми вкусами могла показаться худосочной. Не красавица, однако ж вполне себе миловидная и изящная. С рыжей косой до пояса. Не из тех деревенских румяных девах, что по большей части на Ярра из окон смотрели. И явно застенчивая, что маг понял, стоило ей посмотреть на него и торопливо отвести зелёные очи в сторону трактирщика.
- Обслужи гостя. Он угощает зал. Толстики, пиво, подогретое вино, мясо, прочая рыба, - чётко перечислил Григ Ярров заказ. - Ну, и что ещё закажет.
- Хорошо, батюшка, - девушка снова неуверенно взглянула на Ласку, взглядом своим вопрошая, мол, чего ещё изволите.
-2 медяка (переименую в шарды)
  • Реакция трактирщика шикарна. Казалось бы рука, и до боли, но почему я не чувствую романтики момента!? :D
    +1 от Лисса, 26.04.17 09:14

Всё страньше и страньше, как сказала бы известная героиня нарколептической сказки Льюиса Кэрролла. Вот и Мария сейчас чувствовала себя скорее Алисой, которую утаскивает в свою нору белый кролик в узком галстуке с золотой булавкой. Только, в отличие от этой странной девочки, попавшей в ещё более странный мир, Маша не испытывала аж прямо такого восторженного восторга. Она просто хотела попасть домой. Ну, в Москву, не так давно успевшую стать ей вторым домом.
Глядя на парня, прыгающего под навесом, пытающегося закурить - вот же ж мерзость эти ваши сигареты! - а затем гневно топчущего не бычок, а целую сигарету после первой же затяжки, она только головой качала. Странный субчик, право слово. Зачем сигареты с собой таскает, если они для него гадость? Но ладно с курением. Куда страньше звучали его труднопроизносимые «сайт» и «интернет», как будто он и слов-то раньше таких не слышал. И из какой же попы труда он приезжий, спрашивается? Ладно - развивающиеся страны Африки, но у нас в России даже бабушки в деревнях на ноутбуке шарят, ага, Маша сама видела по телевизору. Говорит вроде, с северов приехал - ну, если у него дома ещё холоднее. А на северах интернеты есть. В Якутии - так точно, Маша когда-то пользовалась сразу парочкой якутских сайтов. Ещё в двухтысячных. На одном качала музыку, на другом играла в какую-то онлайн-игрушку в жанре стратегии. Ну, пыталась играть. Как же она называлась? Сейчас уже и не вспомнить, что-то на Д. Там ещё в начале ополченцами играешь, соседей захватываешь и своё государство строишь. Её позвал играть одноклассник, но ей не понравилось. Стратегии - это не её.

Да чтоб его! Он что, её мысли читает? И как только догадался, что она подумала о нём, как о проводнике...
- Как вы?.. - начала было удивлённо задавать вопрос, но передумала спрашивать и осеклась. Наверное, из-за его странной реакции на ЧТО-ТО. Маша и сама посмотрела в ту сторону, невольно привлечённая его вниманием, но ничего подозрительного не заметила и не нашла ничего лучше, кроме как ткнуть пальцем в пиджак молодого человека. Грех было моментом не воспользоваться.
И отдёрнула этот палец с брезгливостью даже, испытав ощущение странное очень... неприятное ощущение, словно живой плоти, покрытой волосами, коснулась. Или мягкой шерсти животного. Да ещё и покалывающее это ощущение при прикосновении. Брр. Потерев пальцы друг о друга, а затем вытерев их о своё пальтишко, Маша возмущённо и удивлённо уставилась на диковинного парня. И следом за тем ка-а-ак чихнула!
- Ох ты... - от неожиданности произнесла, за нос схватившись. Бли-ин, ну точно простудилась! Только не здесь, не в поезде! Пожа-алуйста!
Брать ЕГО носовой платок не хотелось, даже если он был первой свежести и абсолютно чистый и выглаженный. Так что Маша только головой покачала, расстегнула сумочку - ту, что поменьше, ту, что из чёрной кожи, дамскую свою сумочку через плечо - и нашла в ней свой собственный платочек.
- Спа-асибо... у меня свой есть, - вежливо поблагодарила тем не менее и принялась нос чистить от мокротени.

Тут-то и с подошедшим мужчиной заговорила, про колыбельную ему сказав. А он не преминул этим ответом воспользоваться. Чего и следовало ожидать. Очередной донжуан, завоеватель дамских сердец, умеющий повернуть разговор в нужное русло. Имя своё Игорьковое назвал, мда. Она возмущённо высморкалась, чуть отойдя и отвернувшись от мужчин, затем вернулась к ним снова.
- Вместе в одном вагоне, но там же не одно купе, - жёстко парировала она его выпад, отказавшись тем самым имя своё назвать и про Москву тоже не ответив.
Зачем оно ему, в самом деле? Он хоть и вполне красивый мужчина, не чета дружелюбному Касперу, но, кажется, совсем не в её вкусе. Взгляд этот самодовольного кота, глядящего на рыбку в миске и приноравливающегося, как бы куснуть повкуснее. Вы же видели, как кошки рыбу едят? Словно она живая и за ней надо охотиться. Замрут выжидающе перед миской, затем - цап! Схватят, пожуют, отпустят, снова замрут... и опять - цап зубами! Так и этот Игорь глядел на неё.
Честно говоря, не потому Машка игнорировала его попытки подкатить, что фифой зазнавшейся была. Она ведь славы-популярности не достигла, в лицо на улицах её не узнавали, и сама родом из маленького провинциального городка. Просто раздражена она была отсутствием проводника, неудачно сложившейся поездкой, теперь вот ещё начинающейся вроде бы простудой. Сейчас к ней было лучше не лезть, к этой ядовитой рыбке фугу, приготовленной вовсе не по рецепту.
+2 | Багровый Экспресс, 25.04.17 16:44
  • В Якутии - так точно, Маша когда-то пользовалась сразу парочкой якутских сайтов. Ещё в двухтысячных. На одном качала музыку, на другом играла в какую-то онлайн-игрушку в жанре стратегии. Ну, пыталась играть. Как же она называлась? Сейчас уже и не вспомнить, что-то на Д. Там ещё в начале ополченцами играешь, соседей захватываешь и своё государство строишь. Её позвал играть одноклассник, но ей не понравилось. Стратегии - это не её.
    Да вы сговорились про игры ^^ Ахаха.
    Хороший пост - Маша, ершистая особа. Хе-хе. Игорьку и остряку повезло)
    +1 от Лисса, 25.04.17 16:52
  • За прекрасный ответ на подкат
    +1 от rar90, 25.04.17 16:54

Он ответил ей слабым пожатием пальцев, когда Майя обхватила его ладонь той руки, что легла ей на плечи. Слабым не из-за недостатка вложенной силы и не из-за кажущейся, может, не такой уж и обманчивой хрупкости девушки-доктора, а потому, что силу здесь и не требовалось вкладывать. Хватало просто обозначить ответное это, взаимное чувство теплоты и близости, что была между ними, несмотря на все препоны, которые могли быть между бывшим школьным преподавателем и его бывшей ученицей. Он. Ей. Отвечал. Этой взаимностью отвечал. Этим лёгким, словно прикосновение шёлка, перебиранием пальцев по её маленькой узкой ладони. Подобно прикосновению крыла бабочки. Тёплым взглядом ей отвечал и мягкой, доброй улыбкой.
- С моей комплекцией мне округлиться не грозит, - эта, должно быть, хитренькая уловка, чтобы продлить их общение ещё на один коридор, убегавший от лифта к лестнице, заставила Чижика улыбнуться чуть шире и веселее.
Кажется, он догадывался, почему Майя это сказала. Ведь не думала же она, в самом деле, что худощавый капитан Фёдор Михайлович легко способен «округлиться». Ел-то он как все, не воробьиными порциями, а вполне себе нормальными, человеческими. Уж давно бы у него животик образовался при таком образе жизни, будь он склонен к полноте. Но нет, его физиология, по-видимому, предотвращала подобные риски. Тот случай, когда многие женщины, гнобящие себя диетами, обзавидовались бы.
- Но, если ты хочешь пройтись по лестнице, составлю тебе до неё компанию, - решил капитан, казалось, уже вроде бы принявший решение подниматься на лифте, однако передумавший. И они миновали дверцы подъёмника, направившись дальше по коридору, мягко освещённому равномерно распределёнными лампами дневного света.
Усмехнулся, несколько даже смущённо, Фёдор Михайлович, вспомнив случай с вызовом Михалкова, взгляд чуть в сторону отвёл, испытывая небольшую неловкость. Брови свои не слишком густые чуть приподнял удивлённо будто, но мигом же их и обратно опустил.
- Ну, Михалков... - Чижик со смущённой улыбкой головой покачал. - Видел, как я обеспокоен предстоящей встречей с тобой, а он у нас только на работе человек серьёзный, человек дела. Вне её он тот ещё остряк. Так что, если только говорите не о деле, ты не воспринимай его слишком серьёзно, Светлова. Шутник он ещё тот. Но человек очень хороший, надёжный, и старый мой друг. Вместе с ним учились.

* * *

- Гендос... э-эй, Гендос! - Михалкова потормошил за плечо сидевший сзади одноклассник.
- Мм? - светловолосый юноша оглянулся. - Чего тебе, Воля?
Смуглый, косматый и чернявенький, как цыган, Вольский переклонился через парту и с хитрой улыбочкой показывал два пальца.
- Это что значит? - не понял Гена.
- Я стрельнул у бати два магаза «Балтики», - подмигнул Воля. - Так что, будет халявный выпивос.
- Воля, не на уроке же... - шикнул Михалков, однако губы его расплылись в довольной усмешечке.
- Зато теперь задачки будешь щёлкать со своей фирменной Михалковской улыбкой, - хохотнул одноклассник и сел ровно.
Блондин вернулся взглядом к голодоске, за которой преподаватель астроматематики вещал что-то нудное, но такое важное для освоения космического пространства. Слушать его уже не было сил. Скорей бы вечер. Михалков обвёл класс долгим взглядом, задерживая его на товарищах. Остановился на Чижике и тихо хмыкнул. Да уж, Федьку придётся уламывать не нарушать традиций и пить наравне со всеми.

Этим же вечером темноволосый Федя Михайлович несколько испуганными глазами смотрел на два больших ящика пива, которые его друг Генка торжественно предъявил на очи почтенной публике, сплошь молодёжи из МЗУ мужеского полу, собравшейся в сарае Михалковского дома. Этот сарай был превращён доблестным его обитателем, будущим первым помощником Чижика на «Данко», в своеобразную комнату отдыха. Здесь были удобные диванчики, пара кресел, небольшой столик, голотелевизор в углу с навороченной приставкой и даже бильярдный стол, выглядевший среди прочего великолепия мебели эдаким английским джентльменом в обществе современной советской молодёжи.
- Гена, ну ты даёшь, - покачал головой строгий вьюноша Фёдор.
- Не я даю, а папа Воли нам всё это дал, - не менее строго поднял палец виновник торжества. - Кто ж отказывается от халявы? Ну-у... - он снял крышку с ящика, - налетайте, пацаны.
- Э-э... я не буду, - Чижик покачал головой.
- Будешь, - в руку будущему бывшему учителю и капитану «Данко» легла тёмно-зелёная бутылка, крышечка с шипением слетела с горла. - Иначе я обижусь. Не отбивайся от коллектива, птиц ты мой родной.
- Я же не пью вообще, - скривился птиц. - Только по праздникам иногда.
- То есть, по-твоему, мой ДР - это не праздник? - шумно возмутился Михалков. - Давай-давай. От одной бутылки тебе ничего не сделается.
- Ну! Здрав будь, бОярин Михалков! - пафосно провозгласил Вольский, и все его поддержали.

От одной бутылки Чижику действительно ничего не сделалось. Вторая тоже пошла хорошо. Третья вообще зашла на ура. Четвёртую он уже не помнил.
- Кто-нибудь! - уютненько лёжа на диване с почти пустой бутылкой, окликнул Вольский собравшихся перед телевизором и резавшихся в какую-то навороченную игру в виртреальности одноклассников. - Снимите этого ик... капитана звездолёта! А то он сейчас улетит прямо в открытый ик... космос, мать его!
- О, оцэ тема! - радостно отозвался украинец Овчаренко, повернувшись от экрана и заметив Чижика, занявшего стартовую позицию на бильярдном столе, временно превратившемся в командирский мостик звездолёта. При этом бильярдный кий почему-то превратился в телескоп, через который будущий учитель рассматривал звёзды на грязноватом потолке сарая. Вон то созвездие в углу - должно быть, Паутина Шарлотты.
Овчаренко тут же оторвался от игры, которую проходил именинник, и пошатываясь подошёл к столу с уютно расположившимся на нём Фёдором.
- Зараз зниму, эге ж, - дородный украинец грузно рухнул в кресло, достал из кармана голоком и принялся ловить кадр, действительно снимая на камеру Чижика, слегка заплетающимся голосом начавшего напевать неофициальный гимн МЗУ.

- На душе и легко, и тревожно,
Мы достигли чудесной поры,
Невозможное стало возможным:
Нам открылись иные миры.
Только б мы их пределов достичь не смогли,
Если б сердцем не слышали голос вдали.

Я - Земля! Я своих провожаю питомцев!
Сыновей! Дочерей!
Долетайте до самого Солнца
И домой возвращайтесь скорей!

Покидаем мы Землю родную
Для того, чтоб до звёзд и планет
Донести нашу правду земную,
И земной наш поклон и привет.
Для того, чтобы всюду победно звучал
Чистый голос любви, долгожданный сигнал:

Я - Земля! Я своих провожаю питомцев!
Сыновей! Дочерей!
Долетайте до самого Солнца
И домой возвращайтесь скорей!

Далеки, высоки наши цели,
С нами вместе на звёздном пути
Те, что жизни своей не жалели
И Земле помогли расцвести.
Пусть победно звучит и для них и для нас
Командирский приказ, материнский наказ:

Я - Земля! Я своих провожаю питомцев!
Сыновей! Дочерей!
Долетайте до самого Солнца
И домой возвращайтесь скорей!

- Гэй, Земля! - окликнул его ржущий Овчаренко и махнул рукой. - Ну-кось, встань прямо, выставь уперёд ногу, а кий свий у землю упри.
После недолгих инструкций Чижик наконец принял правильную позу. Знаменитый будущий космический капитан, самый молодой в истории Земли и раскрасневшийся сейчас то ли от жары, то ли от волнения, то ли от количества выпитого хмельного, стоял на бильярдном столе, гордо выпрямив спину, выставив вперёд ногу и опираясь на бильярдный кий, аки Гендальф на посох, и смотрел мечтательно-пьяным взглядом куда-то далеко, за стены сарая. Должно быть, видя космические просторы, дальние галактики и чёрные дыры с затерянными в них другими вселенными...

* * *

Такие они были, интеллигентные студенты МЗУ... Своего момента славы и творческого гения Фёдор Михайлович уже не помнил, зато помнил, как краснел и бледнел, когда ему пересказывали события того вечера. И сейчас, невольно вспомнив об этом, о старом друге своём Михалкове, странненько так захмыкал. Надо было переключить мысли на что-то другое и более конструктивное, и здесь неунывающая Майя, ловко перескакивавшая с одной темы на другую, как воробей с ветки на ветку, его здорово выручила.
- Фотона Игнатьевича я, как и всех, уважаю, - покивал капитан. - Ты молодец, Светлова, что беспокоишься о здоровой атмосфере на борту. Всё в порядке с моим отношением к нему, не переживай.
Они дошли до лестницы и остановились перед тем, как разойтись по своим этажам. Чижик повернулся к девушке и чуть улыбнулся.
- Булкин, да. Виктор Булкин. Я не видел его с тех пор, как ушёл из училища. Слышал только, он борт-инженером решил стать. Как у него с этим сложилось, не знаю, - покачав головой, он ободрительно кивнул. - Ну всё, Светлова. Готовься к высадке. Скоро увидимся. А со Стругачёвым я обязательно поговорю.
Ещё разок кивнув, капитан направился вверх по ступенькам на мостик, а путь Майи лежал вниз, к медотсеку.

* * *

Майкино вмешательство в неприятную - мерзопакостненькую, можно сказать - ситуацию с Раздолбайлом произвело внушительный эффект на всех, кроме, кажется, майора Кырымжана. Девушка видела в шлемах сплошные виноватые лица: Фёдора Михайловича, Стругачёва и даже самого Ивана.
- Ну, прошу прощения, если моя шутка кого-то зацепила, - неуверенно повинился техник. - Право слово, не имел намерений никого оскорбить. Но ведь вы же согласитесь, что папа Майи Юрьевны - видный человек?
В общем и целом, всем пришлось согласиться, кому кивком, кому пожатием плечами, даже Кырымжан был вынужден это признать красноречивым молчанием, поскольку спорить с этим было бессмысленно. Светлов действительно был видным человеком. Не богом бессмертным, если уж проводить сравнение с недавней фразой Ваньки, а именно человеком. Большим, сильным и властным. Человеком.

Переводом темы в сторону архитектуры этого необычного инопланетного города все воспользовались с заметным облегчением.
- Это напоминает мне хаотичную смесь культур, - разлился довольным соловьём Дятел, отвечая на вопрос медработницы. - В истории редко были похожие случаи, и уж такого нагромождения разноплановых зданий нет примеров в книгах, во всяком случае, я ничего подобного не встречал. Постройки разного размера, сложности конструкции и уровня технологического производства... м-м, будто их строили совершенно разные расы.
Послушав мнение доктора Светловой, второй борт-инженер задумчиво покивал, с ним соглашаясь.
- Присоединяюсь к Майе Юрьевне, очень странный здесь творится зоопарк. Прямо скажем, ксенопарк, - метко придумал он подходящее словцо для обозначения этого города.
- Ксенопарк, гм... - Чижик помолчал, с ещё большей подозрительностью осматриваясь по сторонам. - В теории про коллекцию я сомневаюсь, но факт, что здесь живут и сосуществуют совершенно различные расы, если судить по различиям в конструкциях домов... М-да... челнок вызовем, вдруг что, это да.

И снова вмешательство Майи спасло на этот раз уже не прямолинейного данкийского инженера, а шерстистого двенадцатилапого обитателя загадочной планеты, и не от осуждающих взглядов, а от трёх разрядов из боевых бластеров, пусть даже выставленных в режим оглушения. Светловский чай с голубикой удивил всех.
Лёха изумлённо поглядел на свою рыжеволосую подругу. А ведь пора бы ему уже привыкнуть к её манере решать все проблемы, шокируя собеседника чем-то таким необычностным, пусть даже матами из уст юной девушки, откровенной прямотой или, вот, резким переводом темы с межпланетного конфликта на далёкой планете в комнатку с тёплым камином, согревающим тебя в зиму, с креслицем и пушистым пледиком, с чашкой дымящегося чая - угу, с той самой голубикой - и всенепременно с хорошей душевной книгой.
- Отставить стрелять, - не очень-то уверенно, но всё же решил капитан. - Опустите оружие. Но будьте наготове.
- Ох, не к добру это... - тоном вечного пессимиста механика Зелёного из «Тайны третьей планеты» изрёк Кырымжан, опуская бластер. Разве что вздоха зелёновского знаменитого не издал, да взгляд его был жгучим и угрожающим, а не печально-меланхоличным, как у борт-инженера с «Пегаса».
- Есть, капитан, - вместо него вздохнул Стругачёв, следуя примеру своего большого и накачанного босса.
И тогда Майя вышла вперёд. Ну, как вперёд... она оставалась за спинами безопасников, но те расступились, чтобы она могла спокойно поговорить с шерстистоподом. Если он не кинется сразу же на неё - чтобы и ей ногу оторвать, значится. Может, он ноги коллекционирует - мало ли, какие у местных бывают хобби. Вон, Данко говорил, будто они про торговлю беседовали. Что, если цену лапы инсектоида обсуждали? У него их шесть, если очень в деньгах нуждается - одну не жалко отдать, да ещё ценителю этих самых ног-то. Глядишь, лет через сто эта паучья лапа в каком-нибудь межпланетном музее истории выставлена будет, радуя глаз туристов-инопланетников.

Переговорное устройство в скафандре заговорило что-то, загавкало, зарычало, и шерстун наконец-то соизволил обратить внимание на людей. Заперебирал своими двенадцатью лапами, разворачиваясь в их сторону, поднял свою енотово-барсучью морду, внимательно глядя маленькими умными глазами на доктора Светлову. А затем фыркнул в ответ на пламенную Пчёлкину речь и показал ей длинный язык, всем своим видом демонстрируя, что презирает её и она недостойна того, чтобы он с ней разговаривал, тратил на неё своё драгоценное время.
Паукообразное существо тем временем ворочалось на земле и страдальчески прижимало к брюху свою откушенную ногу. Оно что-то заревело-затрещало, и коммуникатор перевёл голосом искина:
- О нет, нет! Это очень хорошо! Вы не должны этого делать!
Раненое существо медленно, пошатываясь, стало подниматься на ноги. Оно смотрело на людей и, судя по всему, не понимало причину их волнения. Шерстистый же подпрыгнул на месте, проворно разворачиваясь, схватил в зубы оторванную ногу «паука» и рванул куда-то в сторону, почти сразу скрывшись из глаз за углом ближайшего здания, провожаемый сердитыми и недоумёнными взглядами людей и слегка приподнятыми стволами бластеров.
Раскачиваясь из стороны в сторону, инсектоид продолжил путь к дому, будто вылепленному из глины. Из обрубка откушенной ноги сочилась кровь зеленоватого цвета, капая на землю. На этот раз он не звал их за собой, и надо было решить, последовать за ним и помочь или продолжить исследование планеты. К счастью, угроза стычки миновала. Но...
- Всё это очень странно, - подытожил Фёдор Михайлович. - Ну, кто что думает?
Песня Чижика

Ольга Воронец - Я Земля, я своих провожаю питомцев
ссылка
  • Это прекрасный пост! Помимо того что он напоминает о ранних этапах игры - и о лифте, и о Михалкове с голокомом, он еще и дальше раскрывает ситуацию. Я очень люблю когда в играх, органично прошлое и будущее перемешивается, и всплывают какие-то ранннее отыгранные моменты, продолжая таинственную историю. Жаль мы пока не узнали про Блондинку, но зато история с пьяным капитаном этио круть!
    Отменный наваристый пост :) Я ждала целый день и это того стоило!
    +1 от Лисса, 21.04.17 17:18
  • за историю пьянки! Даешь человечный облик учителя :)
    +1 от rar90, 22.04.17 16:38
  • Теперь я понимаю, почему в других играх у тебя нечастые ходы. Респект и успехов!
    +1 от Путник, 24.04.17 13:03
  • Зачитываюсь!
    +1 от Зареница, 24.04.17 22:56

- А я с ними уживусь, как считаешь? - спросил Томас и чуть усмехнулся. - Конечно, я не буду навязываться, но подозреваю, что это лето буду у тебя частым гостем.
+1 | Харбор Пайнс, 23.04.17 13:44

Гротвальд Цоп, уже собиравшийся уходить, несколько недовольно оглянулся на гостя деревни, когда тот снова стал потчевать его жалобами о своём плачевном, просто-таки бедственном и несчастном, положении бродячего бездомного мага. Лицо толстяка стало чуть менее добродушным, однако же злости в нём не добавилось. Видно было, что пухлый глава поселения - человек достаточно добрый, чтобы внять людскому горю, но Яррике выбрал неподходящий момент для назойливого навязывания своей персоны в мэрском жилище. Считай, целом особняке по деревенским меркам - хотя, сказать по правде, дом мэра был поменьше постоялого двора.
- Коли б не купцы с материка, так такого великого волшебника я б уж к себе в дом позвал гостевать, эге, - чуть хмурясь, ответил Гротвальд. - Пригласил бы всенепременно, вы уж не сумлевайтесь, добрый господин Ласка. Только ж важная шишка из Жёлтого Порта прибыл, сам представитель от торговой гильдии, - с уважением подчеркнул мужчина. - А гостевая в моём доме одна токось. Уж вы не обессудьте, гражданин волшебник, - развёл он руками виновато. - Негде мне вас принять. Так что вы это, товой, в «Зелёного человека» ступайте, там вам и приют, и ночлег, и еда хорошая, и помыться с дороги. А я пошёл, пошёл... - уже прямо заспешил он, засеменил своими толстыми ножками. Но вдруг остановился и обернулся. - А это самое... ежели у вас шардов нетути совсем, так вы ж можете заработать своим колдунством, разве не? Или вонача в святилище Лакуны подите, жрица - она добрая, за просто так вас накормит и напоит, токо там ни помыться не сможете, ни заночевать негде. Ага. Ну, бывайте здоровы.
И мэр торопливо ушёл, оставив Ярра Ласку наедине с бандой мальчишек, постепенно редеющей.

Эта бойкая обычно, но притихшая сейчас пацанва с восторгом и восхищением уставилась на показанный им краешек меча. Многие даже рты пораскрывали и постарались поближе подойти и всё рассмотреть, а самый смелый мальчуган - ох! да это же тот вихрастый воробей! - даже рукой потянулся, надеясь хотя бы прикоснуться к драгоценным каменьям да золоту.
А вот угроз превращения в жабу мальчишечья братия испугалась и отступила, растерянно теперь и испуганно глядя на великого бездомного волшебника.
- Врёшь ты всё, дядька! - вдруг нахмурил брови тот самый мелкий паршивец. Должно быть, он у этой оравы мальчишек был предводителем. - Никакой ты не ма-аг! - как-то странно, слегка протяжённо произнёс он слово «маг», будто специально хотел похвастаться тем, что знает такое мудрёное слово, кратко обозначающее разом всяких волшебников, чародеев да колдунов. - Маги - оне с мечами не ходють. У них посохи всякие, жезлы мудрёные, амулетики да обереги, а самое ихнее грозное оружие - кинжал, - обосновал мальчик свою точку зрения. - И маги не побираются по домам, аки нищеброды какие. Они всегда заработать могут денюжку-то, вот. Заклинательствами своими да чарами всякими, приворотами. А если ты не можешь - то и жабами нас подавно не сделаешь! - на пафосной ноте с важным видом заключил пацан, и его дружки разом осмелели, засмеялись, на Ярра глядя практически с вызовом.
Мелкий гадёныш осмелел ещё больше и ткнул пальцем в сторону Яррового меча:
- И меч у тебя вона какой, золотой и с цветными камушками. Нужны шарды - продал бы меч.
Не стал пока Ярра в таверну приводить, потому что мне кажется, он не сможет не отреагировать на мальчишек :)
  • Ах мэр Цоп! Такой колоритный персонаж. Ватага мальчишек тоже классная ^^
    +1 от Лисса, 22.04.17 11:06

Под «духом школы» Алистер имел в виду, что новенький ещё не понял и не осознал, что здесь, в ЗШН, собрались преимущественно те, кто в прошлом пережил много боли. Это Брайс был, пожалуй, одним из немногих счастливчиков, которым грех было жаловаться на свою жизнь до школы. Если не считать историю с Алисой.
В общем... её обида была понятна и справедлива. Не зная броду, Гинтарс полез в воду. Юноша чуть опустил голову, мрачно глядя на Йонаса исподлобья. Если этот тип сейчас не заткнётся или не извинится (хотя чего стоят извинения, когда человек в принципе не понимает, где он налажал?), он ему вмажет. Точно вмажет. Без всяких заклинаний. Больно надо...
+1 | Восход, 20.04.17 12:11
  • Алистер в яросте! XD
    +1 от Humster, 20.04.17 13:52

Алиса с благодарным кивком взяла вилку и покосилась на сыновей Амэды.
- И ножи, видимо, тоже, - усмехнулась она.

Жизнь человеческая подобна поезду. День за днём, год за годом проходят, напоминая о себе лишь стуком колёс по рельсам, и остаются за спиной ровной колеёй железнодорожного полотна. По которой уже не вернуться назад, в своё прожитое, если только не выпрыгнешь из поезда. Мчится она вперёд по шпалам, чертовка эта жизнь, подчас весело трубя, а иной раз издавая тревожный гул. Пыхтит дымком из трубы, светит себе вперёд жёлтыми очами фонарей. Иногда достигает станции и замирает, наслаждаясь обществом людей, но неизбежно продолжает свой маршрут до самой конечной остановки. После которой, если верить умным книгам по эзотерике, машинисты переводят состав на новый путь - и всё начинается сызнова, с первого младенческого крика, с первого гудка стартовавшего экспресса.
Такова Ж-и-з-н-ь.

А годы уходят безвозвратно, не прощая ни единого дня потерянного времени, ни одного неверно принятого решения. Вчера - Ковылкино, сегодня - Москва, завтра мог быть СанктЪ-Петербург. Но не сложилось. В двадцать три года почувствовала себя старухой, ведь именно из-за возраста не подошла. Зато та девятнадцатилетняя фифа, помимо своих девятнадцати лет и красивой мордашки не умеющая два слова связать, очень даже годится на роль в молодёжном сериале, ага. Ей же не двадцать три.
Маша возвращалась в Москву в крайне расстроенных чувствах. День не задался по полной программе. Начиная прямо с пробуждения поутру на полке ночного поезда. Снилась жуть какая-то про эти самые поезда, будь они неладны. А без них как? Не на попутках же добираться да не на самолёте, при её-то финансах. Без поездов никак - они словно кровь, та самая живительная субстанция, бегущая по венам и аортам планеты Земля, соединяющим все жизненно важные органы. Благодаря им жизнь вовсю кипит и бурлит, а не движется вперёд черепашьим шагом.
Ночью был ночной кошмар. Днём - кошмар дневной. Когда выступила и-де-аль-но - ну, так ей самой казалось - а над ней будто посмеялись и взяли других девочек, помоложе да покрасивее... ну, таких любят камеры. А ей что? Ей возвращаться обратно в Москву, в свой родной, но слегка опостылевший ввиду отсутствия каких-то перспектив, театр. Театрик. Малый театрик. Малю-ю-юсенький такой театричек. Так и называется: «Малютка». Ещё с тех времён, как был театром юного зрителя. Сейчас там и для взрослых спектакли ставят. Да, это был большой опыт для начинающей актрисы. Но будущего у неё там нет. Того будущего, к которому она стремится.
А вечер принёс с собой кошмар вечерний. Суровый СанктЪ-Петербург суров к гостям северной столицы. Июльским летним днём - семь градусов тепла. Жара-а-а! Хорошо, хоть эта погода уже не первый день здесь стоит, и спасибо Интернету за своевременный прогноз погоды, что она не приехала, как дура, в лёгкой летней одежде. Знала, в какую стынь едет, пальтишко взяла, вещи тёплые. И всё равно вечер - или новая ночь уже - был кошмаром наяву.

Постой, паровоз, не спешите, колёса...
А он никуда и не спешил. Стоял себе смирненько так, красавец фирменный, огнями в окнах сиял, всем своим видом мышеловку напоминая, тихонько в уголок поставленную и большим, щедрым таким, куском сыра приправленную. Нежданчик ночной, ставший сюрпризом для тех, кто по распродаже билетики брал на ночной экспресс. Мария вот тоже купила в Интернете, ещё вчера, на московский и на обратный разом. И теперь втихомолку удивлялась такой негаданной удаче, скрасившей кошмарный, до костей промозглый вечерочек этот. Звали именно к этому составу, как ни странно. Но кто ж отказывается от халявы?
Девушка в тёплом белом пальто, стуча высокими каблучками чёрных сапожек, спешила к шестому вагону, обозначенному на билете, ни на кого не глядя, вздрагивая от холода и грея руки то в карманах, то дыханием своим согревая. Спешила с одной лишь мыслью: скорей в тепло! Скорей погреться и спрятаться от ветра. Вот так лето! Проклинала себя, на чём свет стоит, что позабыла дома зонт, что волосы из-за этого мокрой тряпкой на голове ощущаются. Это ещё хорошо, здесь был навес, защищавший от дождя. Но пока добралась до вокзала... Даже сидение в кафе и пара чашек горячего кофе не спасли. Дождь не думал заканчиваться, а планировавшаяся быстрой перебежка от здания кафетерия до вагона закончилась очередным сюрпризом. На этот раз неудачным. Сю-юр-прайз!
- Э-э?.. - чуть потянула она, увидев перед собой закрытую дверь вагона. Некому было её открыть, проводника не видно. По сторонам если посмотреть - в другие вагоны люди рассаживаются спокойно.
Машка чуть не взвыла. Да что за чёрт?! А она-то уже обрадовалась, что удача напоследок в этот ужасный день ей всё же улыбнулась, подарив поездку до Москвы на чудо-поезде с комфортом да по дешёвке. Как бы не так. Размечталась, дура.
Но всё-таки... где он? Этот человек? Когда так нужен.
- Э-эй! Проводни-ик! - звонко позвала она, оглядываясь по сторонам, ища взглядом кого-то, кто был бы похож.
Задержалась ненадолго тревожными очами на смешно подпрыгивавшем пареньке с галстуком. Да нет, не может быть это он. Дальше глазами стрельнула, выцепляя из тусклоты отдельные силуэты отдельных людей. Но разве проводник не должен быть в вагоне?
Вон кто-то пошёл к соседнему вагону. Хм, и ей, что ли, пойти? Маша посмотрела вслед этому мужчине, решив, что если его пропустят - то и она пойдёт следом. Нечего тут стоять и мёрзнуть.
+2 | Багровый Экспресс, 19.04.17 18:02
  • Светлой меланхолии начало. Очень понравилось. И грусть эта в начале, и радость халявчика и ожидаемое разочарование, когда халява подвела. За-ме-ча-те-ль-но. Постой паровоз, не стучите колёса. Кондуктор, нажми на тормоза-а-а-а... :)
    +1 от Лисса, 19.04.17 18:58
  • За прекрасный образ. 23 - такая старость для актрисы! :)
    +1 от rar90, 19.04.17 22:07

«Мокрый и несчастный искатель приключений» был для местного грязного старика предметом для живейшей дискуссии с невидимыми и неслышимыми собеседниками, но не живым человеком, нуждающимся в помощи хоть словом, хоть делом. Подойдя и остановившись перед юношей, он продолжал обсуждение, быстро переросшее в горячий спор. По-видимому, голоса говорили старцу, что никакой Ярр не долгожданный Избранный, а старец думал иначе и с пеной у рта пытался доказывать голосам обратное. Причём рука-клешня была одним из его доводов в пользу Избранности Ярра. Он был явно настоящий сумасшедший.

Только когда нервы у Ласки сдали и он прикрикнул на старика, тот заткнулся и поглядел на парня чуть более осмысленным взглядом, будто только сейчас его услышал и понял, что к нему обращаются.
- Вижу, ты из далёких земель, - прокаркал он, по-прежнему игнорируя просьбы о помощи, - поэтому мой долг поприветствовать тебя в Харкуне, на острове Друидов. Но думаю, тебе многое предстоит здесь свершить, ибо было начертано, что придёт кто-то вроде тебя. Твоя судьба ждёт тебя! Следуй за мной, мой юный искатель приключений.
Старик энергично развернулся и зашагал по тропинке, ведущей к каким-то холмам. На вершине одного из них Ярр мог разглядеть некое сооружение из каменных глыб.
- Пойдём, пойдём, я покажу тебе Врата Мира, - пробормотал старик.

Похоже, Ласке ничего не оставалось, кроме как собраться с силами, выплеснуть воду из сапог и последовать за стариком. Впрочем, оглядевшись, он заметил, что береговая линия тянется достаточно далеко. Можно было плюнуть на старца и двинуться вдоль берега в надежде найти какое-нибудь поселение. Или отправиться в близлежащий лес - тёмный и густой - довольно близко подступавший к побережью и, по-видимому, занимавший почти весь остров. Где-то в этом лесу на острове Друидов, если верить легендам, должен был прятаться волшебный город Древоград, в котором живут эти самые друиды. А ещё в лесу наверняка найдётся хотя бы ручей с пресной водой, в котором можно будет отмыться от соли и песка и постирать свою одежду.
  • За замечательного дедушку, который спорил с голосами, был безумен, но так приколен! Ах. Дедушка классный ^^
    Ура. Наконец могу его оценить. Он мне очень понравился.
    +1 от Лисса, 17.04.17 11:18

На нагнавшую его девушку Фёдор Михайлович, повернув голову, посмотрел как-то особенно нежно. Словно бы она его мысли угадала и нежелание так быстро завершать этот разговор у столовой. Видно было, что он совсем не прочь продлить немного это общение - пока ещё позволяло время, отведённое до посадки на челнок. Тёплый взгляд прошёлся по её веснушчатому лицу, выделяя в нём отдельные черты, скользнув будто по её удивительным бровям, по глазам, умеющим выразить самые различные эмоции порой лучше слов, по тем самым веснушкам, щедро усеявшим нежное девичье лицо, да по губам с привычно изогнутым в усмешке уголком, и затем снова устремился вперёд по коридору. Он не останавливался, но слегка замедлился, чтобы им комфортно было общаться, следуя по коридору рядом.
- Нет, Светлова, - покачал он головой, - спасибо тебе, конечно, но я думаю, что должен предложить ему это сам. Как мужчина мужчине. Он ведь может подумать, что я его избегаю, если за меня это сделаешь ты. Мне кажется, мы с ним найдём взаимопонимание. Стругачёв - хороший человек. А хорошие люди тянутся друг к другу. Как бы это нескромно не звучало, - Чижик едва заметно улыбнулся. - Как ты и я. Как ты и он. Осталось только замкнуть круг. Я поговорю с ним, - твёрдо кивнул капитан, покосившись на прикусившую губу Майю.
Выслушав её мнение про ситуацию с первым пилотом, Фёдор Михайлович слегка притормозил, неуверенно и вроде бы чуть удивлённо поглядел на неё, прежде чем пойти дальше.
- Возможно, ты меня не так поняла, - осторожно ответил он. - Никаких сомнений в Ромашкине у меня нет. Это надёжный пилот с хорошими личными качествами. Я ему безусловно доверяю, как и каждому на корабле, иначе не работал бы с этими людьми в команде. Я просто заметил, что у Стругачёва... старшего, конечно, опыта несравненно больше, но это совсем не значит, что Ромашкин в чём-то хуже справляется со своими обязанностями.
Чижик вдруг улыбнулся.
- Любопытное у тебя мнение относительно формы. По-твоему, выходит, чем внимательнее человек относится к своей внешности, тем серьёзнее его отношение к своим обязанностям? - капитан взглянул на Пчёлку. - В этом есть смысл, конечно, но это не всегда верно. Те же Бережной и Романовский, например - они позволяют себе ходить в мятых комбинезонах. Или с пятнышками жира, например, как в случае Спартака Валерьевича. Не постоянно, но случается. При этом эти люди очень ответственно и добросовестно выполняют свои обязанности. Нет, Светлова, я не считаю, что внешний вид так уж важен, - качнул он головой в отрицательном жесте. - Фотон Игнатьевич - он просто аккуратист, у него свой стиль и он следит за своей внешностью. Во всяком случае, у меня сложилось о нём такое мнение за то время, что мы притирались друг к другу. И это подтверждают данные из его досье.
Чижик слегка бровь приподнял, услышав Майкину оговорку про то, что Фотон вдобавок ещё и симпатичный мужчина. То есть, вызывающий симпатию и приятный в общении. Подумав секунду, поднял свою руку и мягко положил ладонь на плечо идущей рядом девушки-доктора.
- Я в вас верю, Светлова, - уверенно сказал он, делая на этой фразе особенный акцент. - Верю в каждого на корабле. Даже не сомневайся в этом. У всех есть свои индивидуальные особенности, каждый чем-то выделяется, и пусть мы пока не успели как следует сработаться, но мы - одна команда. К тому же, у нас на борту есть ты! Светлова Майя, которая всегда побеждает!
Подняв перед собой вторую руку, сжатую победно в кулак, Фёдор Михайлович вдруг приобнял слегка Майю сзади за плечи, оказавшись в этот момент очень к ней близко. Это мгновение длилось недолго, он тут же убрал свою руку с её плеча и отстранился. Но это был дружественный и тёплый жест близкого человека, а не просто бывшего учителя и нынешнего капитана. Конечно, случаются такие люди, которые запанибрата со всеми и даже незнакомого человека при разговоре могут вот так, за плечи. Но Чижик к ним точно не относился. Это уж Майя знала наверняка. Если только не ошибалась в нём всё это время. А ведь кое в чём уже ошиблась. Например, раньше она и подумать не могла, что он может быть иногда... жутким.

* * *

Кто знает, понял ли Раздолбайло скрытый Майкин намёк, этот пикантный маневр старшего лейтенанта Майи Юрьевны с предложением поднашкодившему технику явиться в её кабинет для разговора про субординацию, однако он его принял с лёгкостью. Как будто только этого и ждал. Словно кот, которого не пускают в комнату и он сторожит у двери момент, когда кто-нибудь оттуда выйдет, чтобы прыгнуть в образовавшуюся щёлку и сразу же занырнуть глубоко под кровать, под самую стенку, где его невозможно достать, не воспользовавшись пылесосом или феном. Вот и спрашивается теперь, а получится ли Ивана выгнать из кабинета, без этого самого фена-то? Хотя, всегда можно позвать Третьего Вертера со встроенным пылесосом.
- С удовольствием, Майя Юрьевна, - радостно улыбнулся этот подражатель кота Бегемота. - Я готов лично принести вам свои извинения за своё неподобающее поведение. Поверьте, я только хотел сделать вам приятное. Облегчить ваш труд, так сказать. Всё же цветок не самый лёгкий, зачем вам напрасно было себя утруждать? Да и лифт для него - не самое подходящее место. - Он примирительно поднял руки, облачённые в гладкие белые перчатки от скафандра-комбинезона. - Согласен, что следовало вас спросить. Но тогда не вышло бы сюрприза и этой лёгкой интриги, правда? Ничего ведь плохого не случилось?
Ванька прикусил язык, вдруг вспомнив про похождения двух рыжих космических раздолбаев в коридорах и каютах жилого отсека для офицеров. Впрочем, как раз здесь не было его вины. Ведь не он же заставлял Стругачёва ломать замок в капитанскую каюту. Парень сдержанно улыбнулся, припоминая этот случай. Хорошо, что в шлеме за стеклом его лицо видно не очень чётко и на нём сложно прочесть эмоции.
- В общем, как только скажете, я к вам зайду на чашечку чая, угумс, - кивнул он напоследок и покосился на капитана.
А Чижик, кажется, благосклонно отнёсся к желанию Выломайлы облегчить Майе жизнь тасканием тяжестей. Вид у него стал менее суровый. Вмешиваться в их разговор капитан не посчитал нужным.

* * *

- Нет-нет-нет, благодарю за помощь, Майя Юрьевна, я и сам справлюсь, - отчаянно засопротивлялся Иван этой самой помощи, когда девушка уже после высадки предложила ему оную с ящиком инструментов. - У вас и своего добра полные руки, а я сильный. Точно вам говорю - справлюсь! - он перехватил ящик поудобнее. - Уф. В следующий раз просто скажите мне, чтобы я взял всего поменьше. Нормалёк. Справля-яюсь!
И он таки справлялся. Шёл со своими инструментами, даже не пошатываясь. Действительно, как трудяга-муравей, способный поднять вес, значительно превышающий его собственный. Руки у техника были крепкими, сильными. Даром что сам невысокого роста, зато телосложение у парня было коренастое. Такой себе маленький крепыш. Ну как маленький... всё равно ведь выше Майи, пусть и ненамного.
- А примазаться - это я не против. Вы только вдумайтесь, если кто-нибудь назовёт новый тип культуры в честь первооткрывателя: «на этой планете преобладают постройки культуры Раздолбайла», - продекламировал Иван лекторским тоном. - Люди просто не поймут, как может так называться вполне цивилизованная, не первобытнообщинная культура. Другое дело - культура Раздолбайла-Светловой, это уже как бы говорит, что не всё так плохо в королевстве Датском, - усмехнулся второй борт-инженер, спокойно иронизируя над своей неблагозвучной фамилией.
- В самом деле, не стоило столько с собой брать, - поглядев на него, сочувственно покачал головой Фёдор Михайлович. - Если тяжело, я могу помочь. Прекрасно справлюсь и с чемоданом на колёсиках, и с дополнительным грузом.
- Всё в порядке, капитан, - возразил техник. - У меня всё схвачено, не волнуйтесь!

- Звездолётов Даниил... Фёдорович? - неожиданно тихо рассмеялся, судя по голосу, Чижик. - Не в мою ли честь ты нарекла его этим отчеством? Вот уж как сына его не воспринимал, - капитана явно повеселила эта шутка девушки. - Хотя, если учесть, что я как капитан ко всему экипажу отношусь по-отечески... гм...
И он вдруг замолчал, наверное, не решившись добавить «то все вы должны быть Фёдоровичами, а ты, Светлова, Майей Фёдоровной, а никакой не Юрьевной!»
- Да не, Фёдор Михалыч, - возразил Алексей Фёдорович Стругачёв. - У людей в экипаже есть свои родные отцы. Даже у кота Матроса... ээ, в смысле Бегемота, есть отец Иван, а вот у Данко нашего отца нету. Вот вы им и будете. И вообще, капитан должен быть отцом звездолёта! Хоть крёстным, хоть родным.
Эта неожиданная отповедь безопасника вызвала у Чижика новую порцию весёлости.
- Думаю, ты прав, Стругачёв, - усмехнувшись, ответил он. - Хотя у Данко, несомненно, есть отцы-разработчики. Но давайте его самого спросим. Данко, тебе нравится, как тебя назвала Светлова?
- Да, капитан, - спокойно сказал искин. - Майя Юрьевна придумала для меня хорошие имя, отчество и, замечу, достаточно редкую фамилию. Кораблёвых много. Звездолётовых всего несколько на всю Родину.
- Значит, решено. Неофициально это будет твоё полное имя, - решил Фёдор Михайлович.
- Принято, капитан, - серьёзно ответил Данко.

Стругачёв покивал шлемом на рассуждения Майки про рисковые трюки.
- Не буду рвать майку на груди... ээ... ну, рубашку, - поспешил он исправиться, - что готов брызгать своим томатным соком ради шикардосных трюков, но ты-то меня хорошо знаешь. И капитан меня хорошо знает, да, Фёдор Михалыч? Я человек, не боящийся риска! Да и все мы здесь - отчаянные космические первопроходцы! Так что, если понадобится, я всегда рискну. Не вижу смысла только рисковать зазря. Должна быть какая-то цель для риска, хоть самая пустяковая. Он должен быть изюминкой на кексе. Вот если изюма слишком много, то всё удовольствие ведь теряется.
Пока Лёха пустился в туманные рассуждения с намёком на философскую составляющую, Чижик внимательно смотрел на Майю. Через шлем это было видно.
- Никто не сомневается в твоей смелости, Светлова, - заверил он её уже без той весёлости в голосе. - И мозги у тебя точно на месте. Без них невозможно достичь того, чего ты смогла.
- О-о, ваш папа, Юрий Аркадьевич Светлов? - уважительно спросил Иван. - Человек-легенда! Я о нём книгу читал. Его слово дорогого стоит, и раз уж САМ Светлов считает вас смелой, нам ли, простым смертным, в этом сомневаться? - решил прихвастнуть и подольстить Раздолбайло, но как-то очень неудачно пошутил.
Очень. Неудачно. Потому что все взгляды устремились на него, и в каждом читалось осуждение. Даже Кайрат Тимурович поглядел на техника как-то мрачно и исподлобья. Кто-то мог бы решить: сейчас будут бить. Ого-го! Похоже, Кырымжан тоже недолюбливает Майиного отца. Об этом говорила реакция обычно невозмутимого, как скала, офицера по безопасности.
- Что? - поглядев на всех, недоумённо спросил Ванька. - Я не прав?
- Вам, Иван, немного посдержаннее надо быть в комментариях...- тихо сказал Чижик и отвернулся.
- А что я такого сказал? - решительно недоумевал парень.

На фоне возникшего напряжения мужчины как-то притихли, и даже шутка про обед с доставкой осталась без особого внимания. Хотя Чижик её, кажется, не оценил, несколько хмуро поглядев на Майю.
А теперь они стояли, как памятники первым космонавтам с Земли на этой планете, и наблюдали за разговором не в меру болтливого двенадцатилапого разумного с разумным же инсектоидом.
- Сам шерстистый вызывает неприятные мысли или то, что на одной планете уживаются разные виды? - уточнил Фёдор Михайлович, опасливо оглядываясь по сторонам. Мыслили они с Майей в одном направлении.
- Мне он чем-то тарлуба напоминает, только маленького, - заметил второй борт-инженер.
Тарлубы - это были полуразумные дикари, жившие на одной планете, колонизированной ксилонами. Цивилизация трёхметровых шестилапых мишек, едва вышедшая из первобытнообщинного строя. Они очень были похожи на земных медведей, научившихся ходить прямо.
- И что, по-твоему, будет означать наличие на одной планете больше двух разумных видов? - будто не заметив комментария Ивана, спросил Чижик у девушки. - Но ты права, мне тоже кажется странным, что наше появление их не удивило. Словно бы для них это в порядке вещей... Шерстистопод Дуодецим, хм... Конечно, Светлова, ты ведь наш специалист по контактам, - напомнил вдруг капитан. - У тебя первоочередное право, в общем-то.

Решив обратиться к мохнатому болтуну, группа землян сдвинулась с места, чтобы подойти к инопланетянам ближе и заговорить с двенадцатилапым. Те всё так же продолжали трепаться между собой, не обращая на людей внимания. Как вдруг...
Они глазом не успели моргнуть, как это маленькое существо прыгнуло на их насекомого-провожатого и... откусило ему одну из его шести ног! Оглашая воздух душераздирающим рёвом, паукообразное существо повалилось на землю, раскидывая вокруг себя оставшиеся конечности. А его обидчик просто стоял и смотрел на него. Всё также игнорируя гостей с Земли. Агрессивным он нисколько не выглядел.
- Капитан?! - выкрикнул Кырымжан, вскидывая бластер, но не спеша стрелять без разрешения главного. Ведь непосредственно людям опасность не грозила - только в этом случае безопасники могли действовать по своему усмотрению.
Майя заметила сквозь шлем лицо Чижика, также поднявшего бластер. Он явно пребывал в растерянности, не зная, что предпринять: оглушить маленького чужака выстрелом из бластера или, игнорируя его, броситься на помощь корчащемуся на земле в судорогах провожатому. А может, вообще стоило отсюда уходить, пока сами целы? Не вмешиваясь в местные разборки.
- Капитан, чего нам делать?! - шикнул на него теперь Лёха, пытаясь вернуть в реальность. У него явно палец чесался дёрнуть спусковой крючок.
А Раздолбайло пятился назад, держа перед собой ящик с инструментами вместо щита, но не решался отходить от остальных.
  • Классный пост! Начало вообще такое прямо думать и думать, и смаковать) Потом ещё интереснее, - накалЪ) Сколько эмоций! Спасибо большое - вкусный пост с неожиданной развязкой. Чую с пауком всё не так просто ^^
    +1 от Лисса, 16.04.17 16:05

Близящийся рассвет окрасил небеса в молочно-серо-зелёный цвет нефрита. Море было похоже на блестящий серебряный противень. Держа руль парусной лодки, Ярр Ласка не спускал глаз с мерцающего созвездия, известного как Паук. Паук указывает север, он слева по борту, а это значит, что он всё ещё идёт верным курсом.
Впрочем, насчёт того, что не спускал глаз... ну, весь прошедший день и всю прошедшую ночь Ярру достаточно было не спускать с созвездия Паука одного глаза. Вторым в это время он мог поглядывать по сторонам, перечитывать свои записи или просто его прикрыть, наполовину отдыхая. Вчера, как всегда на рассвете, едва появился край солнца, проклятье сыграло с ним очередную шутку, и он обнаружил, что его прекрасные серо-голубые глаза вытянулись на длинных отростках - и теперь это были два крабьих глаза. Или рачьих - поди их разбери, этих ракообразных. Это просто счастье, что в этот день он находился один посреди океана, а не среди людей - такой «подарочек» даже под капюшоном трудно спрятать. Если не смотреть на уродство, то проклятье иногда подкидывало полезные штуки: те же кошачьи уши слышали намного лучше человеческих, а вот два глаза на длинных отростках могли работать обособленно друг от друга.
А тем временем наступил новый рассвет, и глаза-отростки стали «втягиваться» внутрь лица - ощущение было именно таким...
Солнце появилось в дрожащей вспышке красного огня на краю мира. Медленно холод ночи отступал перед напористым теплом. А левая кисть юноши затвердела, пальцы срослись и удлинились, кожа ладони стала грубой и шершавой. Проклятье! В смысле - чёрт! Крабу понравилось в теле проклятого - вместо вытянутых глаз у Ласки появилась крабья клешня на месте левой руки!

Ярр облизнул запёкшиеся губы. На дне бочонка у его ног плескалось немного воды, но следующий день мог стать для него последним.
В запечатанном футляре для свитков, засунутом за пояс туники Ярра, лежала пергаментная карта, которую его дедушка дал ему на смертном одре.
Он помнил его волнующие рассказы о морских путешествиях в дальние края, о королевствах за западным горизонтом, о волшебных островах и разрушенных дворцах, полных сокровищ. В детстве он только и мечтал, что о волшебных странствиях, которые его ожидают, как только он тоже станет искателем приключений.
Чего он никогда не ожидал, так это умереть в лодке посреди океана, ещё до того, как начнётся его приключение.
Закрепив руль, Ласка развернул карту, стараясь не причинить вред пергаменту своей клешнёй, и ещё раз её изучил.
Вряд ли в этом была необходимость. Все детали уже врезались ему в память. Согласно его расчётам, он должен был достичь восточного побережья Харкуны, великого северного континента, крайнего в архипелаге Земель Доброй Надежды, ещё несколько дней назад.
На карту шлёпнулась грязно-серая клякса. Просидев какое-то время в тупом удивлении, Ярр поднял голову и проклял кружащую прямо над ним чайку. И тут его озарило - если есть чайка, то должна быть и земля!
Вскочив на ноги, он окинул взором горизонт. В лиге к северу виднелось то, что просто должно было быть линией белых утёсов. Неужели он всё это время плыл вдоль берега, не имея понятия, что земля совсем рядом?
  • За крабьи глаза, за созвездие Паука, за вкусную вводную. Желаю счастливого полёта нашему модулю! :)
    +1 от Лисса, 13.04.17 08:56

Было похоже, что идея совместно посмотреть видео Светловой не очень понравилась. Это Чижик понял по слегка шокированному в первый момент выражению её лица. Хотя это могло быть простым удивлением от неожиданно сделанного предложения. Передумывать и идти на попятную он, впрочем, не стал - да и действительно считал, что если они втроём просмотрят этот сюжет и заново всё переживут с позиции прожитых после лет, это поможет им ну... хотя бы лучше понимать друг друга, уже не говоря о том, чтобы «излечиться» от печальных последствий пережитого опыта. С точки зрения педагогики - вполне разумный ход. С позиции психологии - тоже, как ни крути.
- Да, именно так, - кивнул Фёдор Михайлович, подтверждая её слова. - Нам необходимо вскрыть гнойник, чтобы не начался процесс гниения. Я верю, что всё ещё не настолько запущено. Какая просьба? - поинтересовался он.
И чуть приподнял брови, услышав пожелание смотреть эту запись не в её каюте. Не думал Чижик, что Майя суеверна, да и не был уверен, в самом ли деле это суеверия или девушка просто испытывает психологический дискомфорт от мысли просматривать сцены из прошлого на территории, которая по факту является её личным пространством. Словно бы просмотр нарушит его, больно резанув по душе. С кровью, значит. Нет, тут всё было не так-то просто.
- Никаких проблем, - чуть пожал он плечами. - Посмотрим в любом другом месте. Голокомната для этого вполне подходит. С Алексеем я поговорю, предложу ему это, - тон бывшего учителя стал заметно сдержаннее и неувереннее, сомневался он в согласии Стругачёва, это было у него на лице написано. Как и в том, что внимание капитана будет приятно рядовому безопаснику, учитывая, кем для него в прошлом был этот человек. - А когда?.. Ну, сейчас у нас нет на это времени, - будто бы с облегчением даже заметил Чижик, - так что после возвращения, в любое свободное время. Сколько длится эта запись? - уточнил он. - В любом случае, время найдём.

Когда Майя неожиданно сменила тему на отношение капитана к женщинам, не желая заканчивать этот разговор на печальной ноте, да снова вспомнила про девочек из училища, якобы к нему неравнодушных, Фёдор Михайлович казался удивлённым. Брови его поднялись чуть ввысь, как и слегка приподнявшиеся уголки губ.
- Ну, спасибо, Светлова, за такое нелестное мнение обо мне... - с нотками шутливого обиженного возмущения в голосе сказал капитан. - Ничего подобного, конечно. Я не из тех суеверных приверженцев старых стереотипов, что женщина на корабле - к беде. Наоборот, если тебе интересно моё мнение - я полагаю, женщины в экипаже способствуют психологическому спокойствию и здоровой атмосфере в коллективе. Экипажи из одних мужчин часто оказываются морально неустойчивы перед трудностями, в то время как женщина на борту даёт им дополнительный стимул к преодолению этих трудностей. У мужчин природой заложен инстинкт защищать и оберегать женщин, а это очень сильный инстинкт, способный в минуту чрезвычайной опасности превратить мужчину в дикого зверя, готового разорвать врага. Ваши похвала и одобрение для нас много значат, это бесценное топливо для движения вперёд, - Фёдор Михайлович согнул руку в локте и сжал пальцы в кулак, энергично показав это самое продвижение вперёд. - Я просматривал списки кандидатов на этот полёт. Среди них были и женщины, но экипаж, за исключением тебя, подобрали мужской, это верно, - кивнул он. - В целом, на мой взгляд, они ориентировались больше на профессиональные навыки и опыт кандидатов, и здесь я не могу сказать, что комиссия, подбиравшая экипаж, не права. Хотя следовало чуть больше внимания уделить психологической составляющей. Кстати, в списках были два интересных имени, кхм, - Чижик кашлянул в кулак. - На штурмана предлагали Настю Полоскову, недавно получившую диплом. Но у Александра Оттовича опыта несравненно больше, хотя, помню, Настя была отличным навигатором уже в том возрасте. Здесь не могу не согласиться с выбором, исключительно объективно, так-то я был бы рад видеть Полоскову в экипаже. Вторым интересным кандидатом был... - капитан помолчал секунду и понизил голос, - Кир Аркадьевич Стругачёв. Отец Алексея. Он мог быть одним из пилотов, но выбрали Ромашкина-младшего и Бережного. Я не вправе судить, но мне кажется, у Стругачёва опыта больше, чем у Ромашкина...
Мужчина многозначительно помолчал, затем тихо хмыкнул и, сложив руки за спину, отвернулся к стене и чуть нахмурился.
- Не стоило мне тебе об этом говорить. Как капитан я не имею права сомневаться ни в ком из экипажа. И я действительно считаю, что Фотон Игнатьевич заслуживает этот полёт.
В тоне Чижика тем не менее читалось явное «но».
- Ладно, заговорились мы с тобой. Идём готовиться к высадке, - кивнул он и развернулся, таки уходя.

* * *

Второй борт-инженер попросту проигнорировал настырные попытки девушки вызнать его отчество. Нет, он её выслушал, чуть хмурясь, и казалось, уже собирался что-то ответить, но дослушал до конца и просветлел лицом, покивав на «раз вам так нравится».
- Да, мне так нравится, многоуважаемая Майя Юрьевна, - усмехнулся он сдержанно. - Так же, как вам нравится называть всех по имени-отчеству, хотя некоторым, уверен, это режет слух. С Фотоном, к примеру, который Игнатьевич, мы общаемся на «ты» и по имени, - уточнил он, будто Фотонов на «Данко» было целое множество... хотя в двигательном отсеке, конечно, были свои фотоны. - Попробуйте как-нибудь. Думаю, ему понравится, - Раздолбайло улыбнулся, как довольный кот.
На вопрос про мистера Анонима Иван ненадолго задумался, отведя хитрые глаза куда-то далеко в сторону. Его лицо на короткое время приобрело почти мечтательное выражение, а затем он с шумом выдохнул, усмехнулся и по-простому кивнул:
- Надеюсь, ваша орхидейка на меня не в обиде, м-м? Подумалось просто, что в лифте она ждёт, пока её доставят к вам в каюту, ну и... - Ваня дёрнул плечами. - У вас там очень интересно, Майя Юрьевна, но я, ей-богу, ни к чему не притрагивался, если вы об этом беспокоитесь. Разве что взглядом, - он показал двумя пальцами себе на глаза. - Замечательная коллекция трофеев. Я вам говорил, что я ваш фанат?
Их беседа не осталась без внимания, всё же они все здесь были рядом, кто собирался высаживаться на планету Икс. Никто их не прерывал, но Чижик какое-то время внимательно и строго смотрел на техника. Можно было допустить, что по возвращении Ивана ожидает серьёзный разговор с капитаном, и возможно, что он не отделается готовкой спагетти с ананасами и обещанием зарубить себе на носу.

Похожий строгий взгляд, хоть и не такой суровый и продолжительный, достался и Майе с Лёхой, когда Пчёлка радовалась более низкой гравитации на неизвестной планете.
- Та да, - с лёгкостью согласился Рыжик, - тут и бегать должно быть легче, и плавать, и вгору лезть, а уж про прыжки молчу. Самое то для экстремалов! - он показал большой палец в ответ.
- Что, хотели бы покататься здесь на лыжах? - улыбнулся Раздолбайло сквозь стекло шлема. - Жаль только, снега нет, не та погода, чтобы на лыжах ездить. Хотя, в других частях планеты, думаю, найдётся.
- Зато на роликах самое оно, и дороги тут подходящие, - Стругачёв наклонился, разглядывая покрытие дороги, по которой они шли, и пощупал его. - Не очень-то ровное, правда. Каменистое. Не, на роликах травмоопасно.
- Такие эксперименты здесь лучше не проводить, - не выдержал Фёдор Михайлович, бережно принявший Майкин чемодан. Катился он по этой неровной дороге не очень ровно, с лёгкой тряской, не настолько сильной, чтобы навредить хрупким вещам, которые могли оказаться внутри.
Вообще, Чижик явно был доволен, что Светлова доверила ему столь важную часть своего багажа. И ему было за неё спокойнее, и девушке намного легче. Чего не скажешь о Ваньке, который один волок свой ящик с ценными инструментами, напоминая трудового муравья, бережно несущего огромную личинку.

Кстати, о муравьях. Вот кого, наверное, напоминал местный житель больше всего. У земных муравьёв ведь тоже длинное тело, хоть и разделённое на сектора, в отличие от этого насекомого, имевшего веретенообразное строение туловища. Из других отличий было: намного более длинные по соотношению с телом лапки, чем у муравья, при этом необыкновенно тонкие, большое число фасеточных глаз, как у паука, и тот милый факт, что голова существа соединялась с телом при помощи длинной вёрткой шеи. То есть, в отличие от пауков и муравьёв, местные жители легко могли посмотреть в сторону или даже себе за спину, просто повернув шею и не разворачиваясь всем телом.
- Спокойно, Майя Юрьевна, - чуть дрогнувшим голосом сказал Иван, за которого она и ухватилась парой мгновений назад. - Это всего лишь инсектоид.
По голосу второго борт-инженера было понятно, что это не «всего лишь» инсектоид, а это, «чёрт возьми!», инсектоид. От которого можно не ждать ничего хорошего. Земная фантастика это подтверждает. Очень редко насекомые-инопланетяне в ней оказывались дружелюбными. Ну, а разумных рас инсектоидов пока никто не встречал, кроме как в книгах и фильмах.
Данко ничего не отвечал девушке, а между тем разговор с местным жителем, прогонявшим их прочь и в то же время предлагавшим «приют и трапезу», продолжился. Фёдор Михайлович кивнул Майе, бросил на неё быстрый взгляд и жестом приказал безопасникам опустить оружие, что они и сделали. Руки Стругачёва едва заметно дрожали, а Кырымжан опускал бластер с явной неохотой. Прятать их на пояс они не спешили и были готовы вскинуть и выстрелить при первом же рывке насекомоида в сторону людей.
- Мы люди с планеты Земля, - ровным голосом заговорил Чижик, а переговорное устройство затрещало, переводя его слова на понятный, наверное, для этого существа язык. Он вышел чуть вперёд, но держался за спинами безопасников. - Я капитан Чижик, это - моя команда, - Фёдор показал жестом сначала на себя, затем обвёл рукой остальных. - Мы не нанесём вам ни малейшего вреда.
Однако, чужак остался безучастным к заверениям человека с Земли, и всё его тело начала сотрясать мелкая дрожь. Странное существо повернулось и, сделав знак одной из передних лапок, пригласило их следовать за ним. Забавно подпрыгивая на своих тонких паучьих ножках, оно быстро пересекло улицу и направилось к зданию, слепленному из похожего на глину материала.
Времени на раздумья местный житель им не оставлял, поэтому Чижик, переглянувшись со всеми, достал также и свой бластер, просто на всякий случай, подхватил одной рукой чемодан и поспешил за насекомым. Майор и рядовой держались впереди, также с оружием наготове.
- Ох, и рисковый у нас капитан... - вздохнул тихо Раздолбайло, обращаясь к Светловой.
- Я всё слышу, - отреагировал Фёдор Михайлович, лишний раз напомнив им об отсутствии приватности. Голос его был заметно напряжён. - Будьте готовы ко всему. Может, нам и удастся расспросить его... о проспекте...
Увы, программа на планшете всё ещё анализировала состав воздуха на планете. Хотя прогресс был уже за 80 процентов.

Неожиданно из соседней постройки выскочил ещё один чужак. На этот раз это было не насекомое, а больше похожее на млекопитающее создание, совсем небольшое, размером со среднюю собаку, двенадцатиногое, покрытое мехом. Оно принялось хрипловатым голосом что-то оживлённо обсуждать с их остановившимся провожатым, то и дело заливаясь смехом, как будто радуясь удачной шутке. Как ни странно, но эти двое таких разных инопланетян вроде бы понимали друг друга, хотя один из них говорил, а другой трещал. На людей с оружием, расположившихся на некотором расстоянии от собеседников, двенадцатилап не обращал ни малейшего внимания, будто их здесь и не было.
- М-мда... - потянул Фёдор Михайлович, - вот и поговорили...
- Похоже, тут не только пауки обитают, - удивлённо заметил Стругачёв.
- Странно... очень странно... - техник огляделся по сторонам.
Спустя пару минут двое инопланетян всё ещё говорили, а капитан вдруг негромко сказал:
- Неудобно, конечно, прерывать их беседу, но что вы думаете, если мы попробуем обратиться ко второму местному жителю? Он выглядит более... общительным, - хмыкнул Чижик, определённо имея в виду совсем другое. То, что двенадцатилап не был пауком. - Данко, можешь перевести, о чём они говорят?
- Их речь плохо поддаётся анализу, капитан... они слишком быстро говорят, - ответил снова лишённый эмоций голос искина. - Вероятно, обсуждают местные новости и что-то про торговлю.
  • Очень сочно. Концентрированно и с маленькими, но замечательными деталями, которые я очень люблю и ценю.
    Вкусно. Есть над чем подумать. И по традиции, более подробно я высказалась в обсужде ^^
    Здоровски!
    +1 от Лисса, 11.04.17 15:31

- Нет, ничего такого он не присылал, - сдвинув брови к переносице, Фёдор Михайлович задумчиво покачал головой влево-вправо и дёрнул плечами, обозначая краткое их пожатие. - Мне потом показывали отдельные кадры, но это были разрозненные куски. На них и разглядеть-то что-то трудно было. Цельного смонтированного материала я не видел.
Честно говоря, даже те сценки, что ему удалось посмотреть, вызвали тогда в душе учителя, в то время ещё не бывшего, некое смятение, подняли глубокое возмущение всем этим жестоким экспериментом, издевательством над детьми, в котором его вынудили участвовать - без всякого шантажа, просто зная, что он не сможет оставить своих учеников на растерзание экспериментаторам и подобранным им актёрам в облачении средневековых рыцарей и местных чудовищ. Возможно, отчасти из-за этого он ушёл из МЗУ. Хотя, были там и другие моменты. Тяжело встречаться взглядом с глазами учеников, знающих о твоей провальной роли, осуждающих тебя, быть может, не видящих в тебе больше ни учителя, ни человека, а лишь послушную марионетку-исполнителя в руках организаторов того полёта.
Внимательно слушал Чижик Майю, испытывая сейчас к ней сочувствие и необычную теплоту внутри. Это было ощущение духовной близости с другим человеком, понимание его забот и разделение его эмоций. Он ведь понимал, что тогда чувствовала девочка. Как ей должно было быть трудно и горько всё это пережить. Да ещё с таким отцом... Трудное детство бывает не только у малообеспеченных семей. Иные бедняки бывают счастливы прожитым днём. Истинное счастье - оно не в деньгах кроется, а в отношении. Простом человеческом отношении - и родительское отношение здесь играет большую роль в том, станет ли детство их ребёнка трудным или будет светлым и радостным. У Светловой оно, похоже, не слишком задалось. Хотя Фёдор Михайлович ещё мог припомнить те времена, когда девочка казалась весёлой, беззаботной и счастливой. Сейчас она вела себя чуть по-другому. Она не перестала быть тем же человеком, была легко узнаваема, но чувствовалось, что многое хранит внутри. Её глаза... они были другими. Не такими, как пять лет назад. Теперь в них таилось больше горечи.
- Да уж, понимаю... жутковато это, на самом деле, - согласился Чижик. - Но мне кажется, я должен посмотреть. Это может помочь мне что-то понять. Или, как минимум, принять... А знаешь что, Светлова, - тон его вдруг сделался чуть бодрее, - а давай мы вместе её посмотрим? Соберёмся втроём. Ты, я и... Стругачёв. Думаю, нам полезно было бы снова это пережить... вместе. Мы могли бы что-то... понять друг о друге. Поделиться впечатлениями. Я не знаю... - бодрость сменилась растерянностью. Фёдор Михайлович сам был не уверен, так ли уж хорошо его предложение. Не станет ли только хуже после совместного просмотра того, что... кому-то, вероятно, хочется оставить в прошлом и не вспоминать. Но неожиданно в конце он твёрдо добавил: - Мне этого очень хочется. Чтобы мы снова вместе это пережили - и прошлое нас отпустило. Пожмём друг другу руки и останемся друзьями.
Помолчал немного бывший преподаватель звездоплавания, сам над своим неожиданным предложением думая, нахмурился вдруг.
- Конечно, если ты не хочешь... сама смотреть или чтобы видел Алексей... я всё понимаю... Тогда просто перешли мне, я сам посмотрю. Буду тебе очень признателен. А твои ролики... было бы любопытно взглянуть, но можешь сказать, что мне не стоит смотреть, и я не буду.

* * *

- Хм-мда... - очень тихо хмыкнул Фёдор Михайлович и задумчиво поглядел на Бережного, несущего Майкин чемодан.
Как это так, спрашивается: Спартаку Валерьевичу она свои игрушки доверяет, а ему, родному же учителю бывшему, не доверила ничего нести. Или за время совместной работы технический специалист Светловой роднее стал? Лёгкое неодобрение промелькнуло во взгляде капитана, но он ничего не сказал. Только прокомментировал слова девушки про Сэма:
- Не читал, честно говоря, про закулисную подоплёку «Властелина колец». Но Сэм вполне подходит под такой архетип, - покивал Чижик, соглашаясь с Майей и явно оценив её эрудированность, а главное - запомненное словечко.
- Первыми на опасность должны реагировать безопасники, - вставил свои пять копеек непроницаемый Кайрат Тимурович. - Но руки лучше иметь свободными.
- Что, ей совсем-совсем помочь нельзя? - озаботился проблемами подруги Стругачёв. - Бластер ведь в одной руке можно держать, а в другой нести что-нибудь.
- Любой груз уменьшает маневренность солдата, - недовольно взглянул майор на подчинённого. - К тому же, бластер хоть и одноручное оружие, но положение предохранителя и регуляторов настраивается с помощью второй руки. Если она будет занята, солдат сможет стрелять только в одном, заранее выбранном режиме, - будто бы по книжке, прочитал Кырымжан нотацию Стругачёву, слегка скривившемуся.
Ох, не любил Лёшка нотаций! Однако, на удивление, к замечанию Фёдора Михайловича про инопланетян отнёсся спокойно. Даже шутканул в ответ:
- Не-е-е, Фёдор Михалыч! Мы для них пришельцы. А вот инопланетянами можно назвать и нас для них, и их для нас. Ведь от того, что это мы спускаемся на их планету, они для нас инопланетянами быть не перестанут.
- Хм... вполне логично, - кивнул Чижик.
Кажется, они нашли взаимопонимание по данному вопросу. И взгляд Стругачёвский смелый оставался по-доброму весёлым, лишь в глубине угадывался затаившийся страх перед неизведанной планетой и населяющими её, быть может, средневековыми рыцарями верхом на динозаврах...

Оказывается, даже такая шокотерапевтическая шевелюра вполне может уместиться внутри шлема от современного скафандра. Всё благодаря шапочке, надеваемой поверх. Прямо как у тех самых рыцарей их кольчужные шапочки, надеваемые под шлемы. Только эти были мягкими, из прочной эластичной ткани.
- Ну как же без них, Майя Юрьевна? - укладывая в челнок ящик с инструментами, шутливо удивился второй борт-инженер, когда его спросили про такую очевидную вещь. - А чем я буду раздалбывать местные достопримечательности, чтобы взять пару безделушек на память? Кроме шуток - никогда не знаешь, что и где пригодится. А вдруг эта планета называется Шелезяка и на ней бедные роботы страдают от испорченного масла? А у меня здесь и инструменты, чтобы их разобрать на запчасти, и канистра с лучшим маслом, какое только есть, - парень довольно похлопал по крышке ящика, с таким видом, будто хвастался перед девушкой своими достижениями, желая понравиться ей. - Ну, и кроме прочего, тут есть маленький ящичек с моими личными инструментами для взятия проб с археологических находок. Проверка на возраст, определение культурологического сходства с известными цивилизациями программными методами.
Захлопнув багажное отделение, Раздолбайло направился внутрь шаттла.
- Зовите меня просто Иваном, так привычнее, - попросил он, остановился на секунду перед ступенями в челнок и оглянулся к выходу из шлюза. - Ну, бывай, Мотя. Жди меня, и я вернусь - только очень жди. Ну... с богом! - техник перекрестился и забрался внутрь.
Когда челнок взлетал, Иван на несколько секунд прикрыл веки и что-то неслышно зашептал. Неужели молился?

С багажом Светловой всё-таки принялись помогать Чижик и Выломайло. И хорошо, наверное - всё же столько вещей одной тащить было не с руки. Кстати, выгружая свои вещи, Майя заметила, что чувствует себя... немного легче, что ли. Нет, не практически невесомой, как в воде, но движения давались чуточку проще. Всё потому, что сила притяжения на планете была немного меньше земной и такой же на «Данко», чья искусственная гравитация равнялась земной. Впрочем, от изменённой силы тяжести вещи легче не казались, ведь и вес самой Пчёлки уменьшился в равных пропорциях относительно местной гравитации.
- А мы спросим их повежливей, - хмыкнул Ванька, передавая доктору Светловой её личный ноутбук и походную аптечку.
- В любом случае, первый контакт всё покажет, - обеспокоенно сказал Фёдор Михайлович. - На тёплый приём рассчитывать не стоит, конечно. Но я очень надеюсь, к нам проявят любопытство, а не страх или... агрессию. А их любопытство мы сможем удовлетворить. Переводчик нам должен помочь.
Прозвучало это без особой уверенности, однако. Переводчик-то был хорош, но ещё не проверен на представителях неизвестных цивилизаций.
- Давай я всё же помогу тебе с чемоданом, - продолжал гнуть свою джентельменскую линию капитан. - Он на колёсиках. Понадобится вторая рука - всегда можно отпустить, не боясь, что там что-нибудь разобьётся.
Он внимательно поглядел на Майю, заговорившую про визит незваными гостями в чужой дом, и сдержанно кивнул. Понял или нет её ироничную ассоциацию с недавним происшествием - никак этого не показал. Наверное, должен был, ведь она прямым текстом упомянула про зарубки на носу.
- Что ж, давайте для начала пройдёмся, - предложил Чижик. - Надо увидеть первую реакцию местных, по ней сможем определиться с дальнейшими планами. Не исключено, придётся сразу возвращаться, если нас встретят... гм, очень уж недружелюбно. Ну, и посмотрим, какие они, местные жители.

Вся компания чуть отошла от шаттла, осматриваясь по сторонам. Зрелище и правда было унылое. Выглядевшие недостроенными здания имели не только различные форму и размеры, но было совершенно очевидно, что даже архитектура у них разная. Одно здание было не похоже на другое. Словно бы дикая смесь культур и технологий строительства. Земные города обычно делятся на районы с различной застройкой, в зависимости от проживающих там культур либо с исторически сложившейся архитектурой. Тут же... в одном месте, на одной улице намешано всё подряд. И ничего знакомого.
А вот площадь... она не выглядела заброшенной. Не так, как это обычно бывает. На ней не перекатывались пыль и древний мусор. Напротив, за ней явно ухаживали, следили за чистотой. Просто сейчас все куда-то подевались. Может, заметили спуск челнока, испугались и разбежались? Хотя нет же, место приземления выбирал искин, ориентируясь по скоплениям народа, и здесь не было никого уже на момент старта с корабля.
- Хм... смотрите, - Стругачёв показал на что-то пальцем. - Думаю, паровоз или его аналог у них есть. Потому что у них есть электричество... вроде бы.
И правда, одно из зданий, лепившихся по сторонам улицы, оказалось освещено - судя по всему, искусственным светом. А по его стене пробегали провода! Умело задекорированные под побег вьющегося растения, но это были именно провода. Земляне без труда это поняли.
- Электричество здесь есть, но на примитивном уровне, наверное, - задумчиво высказался Раздолбайло.
Планшет привычно загудел, начиная сбор материалов для вторичного анализа. Пока что анализ был чисто воздуха. Проверка займёт какое-то время.
- Полуденный чай? - невольно улыбнулся капитан. - Что же, давайте пройдёмся. Установите бластеры в режим оглушения, - сказал он безопасникам и сам последовал своему распоряжению.
Переведя бластер в режим оглушения, Кырымжан стал осторожно спускаться вниз по улице, остальные шли за ним, Стругачёв замыкал процессию и охранял тылы. Нет, оружие они не держали в руках, чтобы не вспугнуть местных, но руки их были на поясах, на рукояти боевого бластера.
Признаков жизни - если не считать освещения кое-где в зданиях - поначалу было не заметно. Наконец до их слуха долетело доносившееся из соседних домов какое-то невнятное приглушённое бормотание, а когда Майя и её спутники повернулись в ту сторону, в одном из проёмов-окон мелькнуло странное лицо, рассмотреть которое они не успели раньше, чем оно исчезло.
- Войдём в это здание? - неуверенно предложил Фёдор Михайлович, указывая на проём, служивший явно входом. Нечто вроде подъезда со ступенями. Там была даже неуклюже выглядевшая дверь неправильной формы.
- Мы не можем быть уверены в разумности этого существа, - помрачнел Кырымжан, подозрительно оглядывая это и ближайшие окна. - Оно может быть агрессивно настроено.
- У них есть электричество, майор, - возразил Чижик, - они разумны.
Не успела Майя этим двоим что-либо присоветовать, как вдруг раздавшийся за спиной шум заставил их резко обернуться...

К ним приближалось какое-то высокое тонкое существо. Шесть паучьих лап поддерживали веретенообразное тело, длинная тонкая шея оканчивалась уродливой головой, усеянной множеством фасеточных глаз, которые взирали на людей с высоты более трёх метров.
Кырымжан и Лёха немедленно вскинули бластеры - уж больно резво бежал к ним... местный житель? Или здешний хищник? Это гигантское насекомое не выглядело, как разумное существо. Однако, стрелять не пришлось. Уродливая тварь остановилась на почтительном расстоянии, в нескольких метрах перед ними, и издала ряд щёлкающих и трещащих звуков, исходивших из её рта, увенчанного шевелившимися во время речи острыми жвалами. А электронный переводчик у каждого на скафандре почти без задержки перевёл этот треск во всем понятную речь. Это было в высшей мере странное обращение:
- Приветствую вас, друзья! - голос принадлежал Данко, но на удивление был окрашен эмоциями. Искин копировал эмоциональность в речи насекомого. - Чужестранцам нечего делать на Комитетском Проспекте! Немедленно уходите прочь! Могу ли я предложить вам приют и трапезу?
То ли лингвистический анализатор неправильно истолковал его речь, то ли... это было предупреждение и предложение помощи? Уж больно противоречиво звучали эти слова.
А у Чижика по спине побежали мурашки. Вот из-за похожих пауков... или благодаря им... проект RAR-90 был свёрнут преждевременно.
  • Блин - это пауки!
    Но вообще классно. Сразу становится понятно почему город такой странный. И вот эта часть:
    Тяжело встречаться взглядом с глазами учеников, знающих о твоей провальной роли, осуждающих тебя, быть может, не видящих в тебе больше ни учителя, ни человека, а лишь послушную марионетку-исполнителя в руках организаторов того полёта.
    Я так и думала что это тоже были причина ухода Чижика. Ну все-таки над ним тоже поиздевались, принудили к такой роли. По человечески очень понятен уход.

    И конечно концовка клёвая. "Могу ли я предложить вам приют и трапезу". Из уст паука. Почему я ему не верю!?
    +1 от Лисса, 04.04.17 17:54
  • за появление пауков
    +1 от rar90, 08.04.17 23:45

Конечно же, Чижик заметил суровый и пышущий гневом взгляд гордой данкийской воительницы. Может быть, именно он послужил причиной тому, с какой лёгкостью капитан в итоге принял решение об участии в первой экспедиции на неизведанную планету доктора Светловой, а не доктора Григорьева. Но в принятии этого решения он не колебался. Хотя, последующие его слова... его замечание, что ещё не поздно передумать и отказаться от участия... это было обидно. Словно бы Майя чем-то его самого задела, подорвала его доверие.
Ну не в замке же сломанном дело, ведь правда? Это ведь не показатель её взрослости и серьёзного отношения к своим врачебным обязанностям. Замок - это просто замок. Всего лишь замок. И это должен был быть замок её собственной каюты. Её суверенной территории, как выразился Фёдор Михайлович недавно. А у себя дома что хочу - то ворочу. Кто же знал, что Стругачёв так по-идиотски перепутает двери?..

Когда она практически зашипела на капитана, пылая праведным гневом, он едва не отступил, поддавшись лёгкому приступу кратковременной паники. Понял наконец, НАСКОЛЬКО ей это было обидно. Но поздно было сожалеть о сказанных словах. Слово - не чижик, вылетит - не поймаешь. Он сделал ей больно - это всё, что сейчас отчётливо понимал мужчина. Причинил неоправданную боль бывшей своей ученице, сам того не желая. Наоборот, он хотел как лучше. Но, так всегда бывает - вышло не как лучше, а как всегда.
- Май... Светлова. Я тебе доверяю, - мягко и нерешительно сказал Фёдор Михайлович. - Иначе ты бы не летела, верно?
А затем наступил миг кратковременной слабости. Когда Майя подалась вдруг к нему и коснулась его ладоней. Подалась с верой и надеждой в него, доверчиво посмотрела, и... Чижик переминался с ноги на ногу, так и не решившись её обнять. Может, он бы и решился, если бы в это время в коридор не вышли из столовой Ромашкин и Шмидт, что-то тихо обсуждавшие. Бросив на них быстрый взгляд, капитан только вздохнул.
- Всё будет хорошо, Светлова. Я в тебя верю, - уже твёрже произнёс он, подойдя к отвернувшейся Пчёлке и положив ладонь ей на плечо теперь уже сзади. Крепко его сжал, плечо девушки. Так, что почти до боли, но... не до боли. Это был знак поддержки и заодно признание в том, что он считает её достаточно сильной, чтобы она справилась с поставленными перед ней задачами. Включая те, что так внезапно навалились после происшествия с чёрной дырой. А может, и нечто большее, чем капитанское доверие.
Когда Майя повернулась к нему, он отступил на шаг, выпрямил ровно спину и поглядел ей в глаза, без страха встречая её всё ещё гневный, хоть и остывающий взгляд. Сам он выглядел скорее растерянным и слегка виноватым.
- Ничего ты не опозорилась, - чуть вздохнув, возразил он. - И ничего не испортила. Эксперимент сам по себе был провальный. Но этот случай... он многому нас научил. Возможно, помог кому-то... лучше узнать себя, стать сильнее... Он был ошибкой, но на ошибках учатся, ты права... Конечно, ты можешь идти.
Чижик кивнул и уже было сам развернулся, чтобы отправиться то ли на мостик, то ли к себе в каюту, но вдруг остановился и оглянулся на Майю.
- А у тебя с собой этой записи... случайно нет? - спросил он девушку.
Если хочешь избавиться от чего-то из прошлого, что навязчиво тебя преследует - нужно просто его принять. То прошлое. Таким, каким оно было. Не побояться его снова коснуться и пережить ещё раз. Уже имея весь последующий опыт и зная, где в том прошлом совершал ошибки. И тогда... если сможешь его принять, избавишься от этой паранойи. Оно станет частью тебя и перестанет разрывать тебя на куски, раз за разом похищая у реальности и забирая себе. Всё твоё внимание - переключая назад и отнимая возможность спокойно жить в настоящем и смело глядеть в будущее.
Чижик решил, что должен это ещё раз пережить. Глазами наблюдателя со стороны, которому уж очень легко поставить себя на место того человека, что так похож на него... только моложе на пять лет.

* * *

Час перед выходом.
И вы спрашиваете, на что его потратить? Сами ведь знаете!
К «часу икс», как пафосно принято называть время, назначенное космическим капитаном на следующее событие чрезвычайной важности, будь то старт с планеты Земля или спуск на планету Икс, Майя была полностью готова и собрана. Никто за это время её не побеспокоил, не помешал. Только от Стругачёва пришло сообщение, в котором дружбан Лёха уведомлял, что тоже готовится к высадке и что с Майей они встретится уже у шлюза. Кырымжан ему там какие-то напутствия и инструкции раздавал - похоже, муштровал, проверял, готов ли парень к ответственной высадке или его следует заменить более подготовленным сержантом Громовым, пока ещё не поздно. Но вообще, по содержанию сообщения девушке показалось, что Алёша рад лететь в первой группе, и особенно в её компании. Про Чижика там было ни слова.
Медицинская походная униформа, дезодоранты всякие и прочее - это замечательно. Но не следовало забывать, что высаживаться они будут в скафандрах. Не тех громоздких, что были ещё в прошлом веке, и даже не тех относительно удобных, в которых Майе довелось походить по планете с лже-рыцарями. То ведь были обычные учебные скафандры. А здесь на звездолёте - всё только самое лучшее и современное. Включая крайне удобственные с виду скафандры, больше похожие на облегающие комбинезоны. Их самой громоздкой частью были, пожалуй что, шлемы. А человек в полном скафандре со шлемом напоминал больше мотоциклиста в комбинезоне, чем космонавта. Светлова могла по достоинству оценить достижения современной космонавтики, когда пришло время самой облачаться в один из таких костюмов. И тут же обнаружилось ещё одно их преимущество. Они! Легко! Надевались! В одиночку! Без чьей-либо помощи! А главное - быстро!
Вторым несомненным открытием для Пчёлки Светловой стали коммуникаторы, являвшиеся, в принципе, частью скафандров, но их можно было отстегнуть и использовать обособленно как переносные рации размером с небольшой голоком. Что в них было такого особенного? Эти коммуникаторы были напрямую подключены к вычислительным мощностям Данко, а красавчик-искин, как пояснил Фёдор Михайлович, был подготовлен к вероятным контактам с неизвестными цивилизациями (ну да, они ведь за этим и летели, как справедливо заметил недавно Стругачёв) и хранил в своей памяти базу данных со всеми известными языками не только Земли, включая древние мёртвые языки, но и знакомых землянам рас - селестиан, ироанцев, имевших свой диалект селестианского, ксилонов, тошан и куабари, наджелийцев, радонийцев и центаврийцев. Данко обладал обширнейшей лингвистической библиотекой и мог на лету переводить с любого на любой известный языки не то, что отдельные слова, а целые монологи. Но ключевой фишкой была возможность анализировать неизвестную чужепланетную речь или иной способ общения - те же кошкоподобные мохнатики-тошаны, например, помимо слов общались беззвучными трелями, мурчанием и фырканьем, а также языком жестов, а орнитоподы-куабари трещали по-птичьи и многозначительно хлопали клювом и крыльями - и находить им аналоги в имеющейся базе данных. Более того, в этой базе были учтены и характерные повадки и жесты представителей животного неразумного мира. Короче... эти коммуникаторы плюс Данко были универсальным переводчиком с любого известного языка и лингвоанализатором-переводчиком с любого неизвестного языка. Причём, вероятность ошибки была довольно мала. Теперь Майя могла запросто поговорить с инопланетянами с большим шансом правильно их понять и правильно же передать им собственные слова - коммуникатор работал в обе стороны, хотя на языке жестов он, конечно, не смог бы выразиться. Зато мог подсказать эти жесты людям, а они их повторить.

- Удачи, Майя Юрьевна, - проводил Светлову Данко равнодушным напутствием.
Надо сказать, новую свежую внешность данкийского доктора и её чудесную рыжую женственную косу оценили по достоинству все, кроме сурового Кырымжана. Стоило девушке появиться в «предбаннике» шлюзового отсека, как все взоры обратились на неё. Оказывается, она пришла последней. Ни на секунду не опоздала, просто остальные подтянулись пораньше. Майя поймала на себе тёплый взгляд Фёдора Михайловича и увидела его мимолётную улыбку, коснувшуюся его губ будто невзначай - в следующую секунду они снова превратились в тонкую полоску со слегка приподнятыми уголками. А ребята помоложе оказались не скупы на комплименты.
- Чудесно выглядите, Майя Юрьевна, - улыбнулся ей светлой и вовсе не насмешливой улыбкой второй борт-инженер, уже успевший облачиться в комбинезон, но пока не одевавший шлем. Интересно, как его причёска там поместится.
- Точно! - согласился с ним рыжик Стругачёв, скользнув по боевой подруге любопытным взглядом. - Сразу видно: королева медотсека! Я думаю, инопланетяне оценят, - подмигнул он ей, активно суя ногу в закатанную штанину скафандра. С третьего раза ему наконец удалось попасть в отверстие.
- Только не забывай, что инопланетянами, в данном случае, для местных будем мы, - хмыкнул Чижик, отвечая Алексею.
Чуть позже подошли Бережной, в задачу которого входило проверить герметичность скафандров после того, как все их наденут, и прочие технические моменты, и Игорь Кириллович с диагностическим прибором с функцией автодоктора - он должен был проверить показатели каждого разведчика перед стартом. Майе невольно вспомнилось, как похожую функцию на «Фобосе» выполняла Аня Любова. Только здесь всё было более оперативно - не нужно идти в медотсек, сдавать анализы. Доктор сам пришёл и каждого проверил. Ну... Майя могла бы и сама это сделать, но, будучи участницей посадочной группы, ей было проще сейчас побыть пациентом у своего ассистента.
Всё было в полном порядке, никто не жаловался на плохое самочувствие. Скафандры были надеты, и команда в сопровождении Бережного двинулась к челноку, двигатель которого уже прогрелся, набрал обороты и тихо гудел где-то там под металлическим корпусом. Шаттл был совсем небольшим судном - размером где-то с микроавтобус. В нём были пульт ручного управления - на случай непредусмотренного сбоя автоматики, четыре кресла и маленький багажный отсек с креплениями для хрупкого багажа.
- Ох-ох, - ворчал Спартак Валерьевич, решивший помочь Майе с переноской её чемодана. - Неужели всё это понадобится?
Впрочем, Раздолбайло тоже был парень не промах. В отличие от идущих налегке безопасников, техник прихватил с собой большой переносной ящик с инструментами, который с трудом тащил. В итоге майор пришёл ему на помощь и они вдвоём дотащили ящик до челнока. Чижик также шёл налегке - один лишь бластер на поясе.
- Давай помогу, - не успев прихватизировать Майкин чемодан, он всё же предложил ей помощь с ноутбуком или походной аптечкой. Или и тем, и другим вместе.
Но ведь... не будет же он всё это таскать за неё на планете? Или будет? Ну, силача Бережного там точно не будет.

Полёт на челноке, на удивление, прошёл гладко. Кресла успешно компенсировали тряску, а майор невозмутимо сидел у стены рядом с одним из кресел, крепко держался и ни одной лицевой мышцей не выдавал напряжения, которое должен был испытывать при взлётно-посадочных перегрузках. Кремень, а не мужик! И даже не побледнел ни разу.
За этот час «Данко» успел собрать немного информации о планете, запустив несколько различных зондов в её атмосферу. Метеозонд определил, что воздух на планете пригоден для дыхания человека, однако наличие болезнетворных микроорганизмов было под вопросом, поэтому не рекомендовалось снимать шлемы. Разведзонд провёл фоторекогносцировку на местности и обнаружил ряд построек, явно искусственного происхождения, но выглядящих достаточно необычно. Были замечены и живые существа - разумные или нет, неизвестно. С высоты птичьего полёта они казались лишь точками, невозможно было различить даже, как они выглядят. Единственное, что точно было понятно - их в чужом городе достаточно много, и они разного размера. Одни точки были больше, другие меньше. Возможно, взрослые и дети...
Место для посадки было выбрано максимально удобное - ровная площадка в центре города, но подальше от скоплений живых существ, чтобы не привлекать лишнего внимания. Здесь был день, было светло, и погода, судя по всему, была хорошая. Для человека, само собой.
Весь полёт продлился около двух минут, а то и полторы. Челнок, нигде не задерживаясь, пролетел по заданному искином маршруту, и опустился в конечной точке. Люк с тихим шипением раскрылся, и разведчики стали выбираться наружу.
Оказавшись на поверхности планеты и осмотревшись, Майя поняла, что стоит на некоем подобии широкой, абсолютно пустынной улицы, с обеих сторон зажатой рядами разнообразных, непривычных глазу построек - все они отличались друг от друга размерами и формами, но, как одна, выглядели странно незавершёнными. Среди них выделялось одно особенно высокое здание, в которое, судя по всему, и упиралась улица, где они приземлились.
Как только все вышли и забрали свой багаж, люк закрылся - и челнок, выпустив из-под себя облачко пара, с тихим гулом поднялся ввысь и быстро исчез в бледно-голубом небе. Теперь он будет ждать на орбите команды к возвращению.
Пятеро людей остались одни на чужой планете. К счастью, связь с «Данко» была, и не было никаких помех в эфире.
- Ну что?.. - осмотревшись, произнёс в шлемофон Чижик. Он поглядел на Майю. - Возьмёшь пробы грунта или для начала осмотримся?
Оба безопасника, державшие руку на поясе в готовности выхватить оружие, и Раздолбайло уже вовсю осматривались. Здесь по краям улицы была редкая растительность, отдалённо напоминавшая земную. Выглядело это, как пожухлая трава. Никаких кустов. Никаких деревьев. Хотя это был центр поселения - наверное, природы здесь самый минимум.
Кроме возвышавшегося впереди большого здания, не было видно ничего примечательного. Хотя, можно было осмотреть одну из стоящих по сторонам улицы небольших построек. Или пойти вниз по дороге в поисках обитателей странного города, которые здесь были, согласно информации разведзонда.
  • Фёдор Михайлович темнит и напускает туману ^^
    Красота!
    Вкусный
    +1 от Лисса, 30.03.17 15:01
  • За незаметную высадку в центре города :)
    за сборы.
    За инопланетные расы :)
    +1 от rar90, 30.03.17 22:02

Следующий год Присциллы был не особенно богат событиями, но в целом вышел достаточно интересным. По крайней мере, она провела его с пользой. Этот год условно можно было разделить на три отдельных составляющих, которые протекали одновременно, но были при этом обособлены, в восприятии самой девушки. Личная жизнь. Занятия магией. И встречи тайного клуба Хранителей. Хотя, не такого уж и тайного - Присцилла не считала нужным скрывать от родителей (к которым теперь причисляла и Саманту), чем именно она занимается. Чтобы между ними не было недомолвок, а родительская помощь, пришедшая вовремя в случае незамеченной ранее ошибки, могла оказаться очень кстати. Это что касается сути Хранителей, их поисков и поисков Злых. О своей страсти к принцессе Присси не распространялась вообще никому. Жаль, что Фарнеза так быстро забеременела. Приятности вскоре закончились.

Что касается личной жизни, то Присцилла испытывала все прелести и недостатки бытия девочкой, входящей в половоззрелый возраст. Причём прелести и недостатки были между собой тесно связаны. Та же популярность и внимание со стороны мужчин - они раздражали, порой по-настоящему бесили и доводили до скрипа зубами, когда девушка оставалась наедине с собой. Но были в этом и свои плюсы, которыми грех было не пользоваться. Присцилла обязана была и в этой жизни стать хищником. Хищницей, если уж точнее. Она училась пользоваться преимуществами своего положения с позиции другого пола. Иными словами, Присси начала играть с мужчинами. Пользоваться их вниманием, когда они могли в чём-то помочь. Это было сложно, ведь приходилось балансировать на грани. Она не должна была давать им ложных надежд, и вместе с тем её «нет» должно было для них звучать именно как «больше старайтесь». Чтобы от этого неприятного общения был хоть какой-нибудь толк. Впрочем, палку она не перегибала и не переступала порог дозволенного - не хватало только стать заложницей долга, который можно погасить лишь замужеством. Подарки и знаки внимания не принимала, кроме тех, что могли стать подспорьем в деле дальнейшего обучения магии и поиска Злых Богов.
Между тем, с каждым месяцем всё труднее было отождествлять себя с тем мужчиной, которым она раньше была. Нет, Артур никуда не исчез. Он всё время оставался с ней. Она прекрасно помнила, кем была, не забывала родную речь, хотя в разговорах с Боско на русском и чувствовался акцент, который всегда возникает после длительного пребывания на чужбине, где нет ни одного носителя родного языка. Однако... физиология Присциллы и развивающиеся гормоны брали своё. Пока у неё был доступ к телу Фарнезы, не было никаких проблем. Как только раскоровевшая принцесса перестала делить с ней постель, они начались. Присси иногда замечала - не сразу, а уже по факту, - что порой посматривает в сторону юношей, которые её окружали и добивались внимания будущей архимагички. И это злило. Особенно мысли о фон Ричмонде, вызывавшем в ней особые чувства. Ну... Артур знал, как это бывает, именно с мужской позиции. О, он это прекрасно знал, и симптомы были крайне тревожными. А хуже всего то, что единственным спасением было разорвать любые отношения с фералкином и прекратить их общение - но он, блин, оказался очень кстати, когда Присцилла начала изучать Тёмные Ритуалы. Лучше было бы положиться на молодого дознавателя Самюэля, но он вообще никак не привлекал девушку.
Когда Артурчик понял, что попал в ловушку собственных желаний Присциллы и она поддерживает отношения с фон Ричмондом больше не потому, что он полезен, а потому, что что-то в нём есть... Присцилла попыталась порвать с ним. Перестать с ним общаться, не замечать его более. В деле изучения ритуалов ей бы хватило помощи одного Самюэля, не вызывавшего никаких опасных чувств. Она приняла это решение после того, как, испытав в конце дня, перед сном, очередной приступ безудержной злости, заставивший её потерять ненадолго сознание, чуть не укоротила себе волосы в желании стать менее привлекательной в мужских глазах. Дальше бы последовала кардинальная смена имиджа, обозлённая на свои чувства Присцилла готова была вернуться к ношению мужского костюма и вообще стать снова Артуром... Только вот не решилась. Стоя перед большим зеркалом в своей комнате, держа ножницы с разведёнными лезвиями у волос - один щелчок, и у неё останется короткая стрижка - Присси не смогла погубить ту красоту, которую взращивала уже несколько лет. Ей стало жаль своих стараний, да и собственное отражение в зеркале ей нравилось. Не хотелось вот так всё портить. И рука с ножницами безвольно опустилась, а отпущенные волосы снова разметались по плечам. Нет, решила она тогда. Если она так поступит, то перестанет нравиться сама себе, да и окружающие не поймут внезапной перемены. Уж лучше всё решить другим способом. Просто. Порвать. С фон Ричмондом.

Впрочем, личная жизнь и душевные терзания - а душа, она, как известно, не имеет пола - почти не мешали девушке продолжать свои занятия магией. Она делала немалые успехи, за какие-то полгода шагнув очень далеко просто за счёт того, что стала самостоятельно осваивать магию без звука. Создание артефактов, хоть было и довольно скучным делом, тоже явилось большим шагом вперёд. К тому же, теперь она могла запастись множеством артефактов, которые её усилили бы в бою. Была мысль о создании волшебных палочек... но пока что Присцилла ограничилась обычными артефактами.
Появилось ещё одно дело. Она не могла отказать принцессе в её просьбе обучать младшего братика. Особенно после того, как отказалась от замужества с ним. Это было бы уже совсем невежливо. Всё-таки Фарнеза, хоть была и с Земли, и с ней было довольно легко и приятно общаться, но здесь она оставалась принцессой, и у Присциллы не возникало желания вести себя с ней по-простому, запанибратски, только из-за их земного происхождения. Да она и в прошлой жизни, похоже что, была если не аристократкой, то как минимум богатой и влиятельной. Такое мнение сложилось у Артура. В общем, занятия с братом Фарнезы начались. Много времени им Присцилла уделить не могла, поэтому старалась учить его так, чтобы за минимальное количество уроков он смог достичь максимального успеха в магии. Самостоятельно изучать то, что возможно - то же заклинание, управляющее воздухом. Появились, кстати, мысли, а не породниться ли с Фарнезой за счёт Франчесски или Миранды. Вторая была удобнее в плане возраста, первая - потому что была дочкой Саманты, а та скорее всего бы одобрила эту связь. Присцилла как-то предложила Фарнезе их познакомить и посмотреть, что из этого получится. Тем более, что Франчесске уже вот-вот пора будет замуж.
Изучение пророчеств также продолжалось. А знание природы тёмных ритуалов должно было стать подспорьем в понимании сути магии Злых Богов и научить отобрать у них силу, когда придёт время столкнуться в битве. К этим ритуалам юная магичка присматривалась особо, и от помощи мужчин не отказывалась - главное, не стать их должницей. А потом, в один день, отказалась от помощи фон Ричмонда. Наверное, Самюэль был этому очень рад, вот только ему ничего не перепало, кроме слов благодарности Присциллы. Кстати, она могла бы с ним продолжить занятия боевой магией, но только если он сам предложит и если это не будет нести за собой каких-то обязательств с её стороны.

Сходки всех трёх Хранителей случались не так часто, как хотелось бы Присцилле. С другой стороны, Боско всегда был у неё под рукой, и с ним она много общалась. Часто даже ударяясь в ностальгию по прошлой жизни на Земле. Хотя парень он был со странностями, но приятно было поговорить не просто с землянином, а с соотечественником-русским. Он был столь откровенен относительно своего прошлого, что пришлось и Присцилле рассказать о «себе». Она взяла личность Ани, о которой успела много разузнать в своё время. Дочка крутого папика-олигарха, с личным телохранителем. Начинающая актриса и фотомодель. Светская львица. Как погибла? А тут и придумывать не пришлось. Загорелся двигатель самолёта, перевозившего на съёмки в Австралию. Разбилась, не дожив и до двадцати лет. Такая трагедия, да-да. Эту легенду Присцилла поддержала бы и для Фарнезы, если бы та заинтересовалась её прошлой личностью. Самым примечательным было то, что эта Аня действительно существовала и действительно стала жертвой авиакатастрофы... хоть смерть её случилась иначе, но Артур об этом даже вспоминать не хотел. Уж лучше бы она сразу сдохла, чем потом трое суток долбала ему мозги и так по-глупому ушла из жизни.
Этим нечастым встречам Присцилла придавала большое значение. Так, уже на первой из них выяснилось, что новаторскую деятельность Боско заметил ещё кто-то из Земных. Естественно, Присси пустила сыщиков по его следу. Несан в этом деле был незаменимым помощником. Найти отправителя записки, доставленной при помощи стрелы, оказалось не трудно - это был пацан-демонкин, друживший с Нононом и частенько ходивший с деревянным луком. Девушка решила не подавать виду, что его нашли и уже знают о нём, и стала чужими глазами за ним наблюдать. А выяснив, что он занимается магией и уделяет этому очень много времени, попробовала аккуратно разузнать, через нужных людей, что он за маг. Были нехорошие подозрения на его счёт. Тем более, что он демонкин... то есть, обладал разрушительной магией, что очень подошло бы Злому Богу.
Кстати, по этому поводу Присцилла поделилась с Боско и Фарнезой своим мнением, что Злые должны были воплотиться каждый в представителя созданной им расы. Это было только предположение, которое следовало проверить, детальнее углубившись в изучение пророчеств. Но, по мнению Присси, звучало логично. Что касается изысканий медведя, в смысле, его аналитическо-геологических потуг найти Злых по особенностям местности, то девушка дала ему полный карт-бланш и помогала в этом, чем могла. Найти след Злых Богов было очень важно. Раньше, чем они подрастут в новых телах и окрепнут. Следовало играть на опережение.
Насчёт разговора её отца с Боско по поводу пушек... здесь Присцилла пришла в полное согласие с принцессой. Пусть помогает, если может, но пока без прорывных технологий. А ещё лучше - подготовить и прорывные, но пока держать в секрете. Лишний козырь в рукаве ещё никому не мешал. Но для этого Боско нужны помощники-инженеры, которые бы не трепались. А вот с большими машинами - здесь Присси была немножко против. Только потому, что стоило это больших денег, так и разориться недолго. Хотя, если Фарнеза приложит к этому руку... в общем, слово принцессы здесь было решающим, как и возможность финансирования с её стороны.
  • Интересно описаны душевные метания
    +1 от Random Encounter, 29.03.17 11:40

Майя напряжённо глядела на Фёдора Михайловича, а он так же напряжённо глядел на неё. И было в его взгляде достаточно много, чтобы девушка догадалась, о чём сейчас, скорее всего, думает её бывший школьный учитель, а ныне космический капитан Щегол... э-э, в смысле, Чижик.
Было в его глазах, помимо обычного беспокойства за Светлову, нечто такое, что... ну, невольно возвращало мыслями в прошлое. В далёкие, теперь уже, пять лет назад, в тот злосчастный космический полёт, на таинственную планету, вынужденную посадку на которой инсценировали жестокие горе-экспериментаторы. И Майя поняла, что Фёдор Михайлович боится. Боится повторения тех событий. Боится, что Светлова ни капельки не выросла и может сдать, если случатся какие-то проблемы. Что снова она вцепится в средневековых рыцарей, не желая отдавать им самое ценное, что есть у «Данко»... и у его Сердца... и что снова кто-нибудь получит по голове, как пять лет назад. Видела Пчёлка, что капитан на мгновение вернулся мыслями в прошлое, когда она вызвалась лететь в числе первых, и это его испугало. Не про Юрия Аркадьевича он сейчас думал, а про то, выдержит ли Майя Юрьевна новые испытания, если хозяева этой планеты окажутся недружелюбны и негостеприимны к чужакам.
Наверное, видел он и страх, поселившийся в её глазах, и сжатые кулаки, и излишнюю резкость заметил, с которой она вызвалась участвовать. И всё это заставило его пережить в какой-то мере дежа-вю...
- От себя добавлю, в первой группе может лететь лейтенант Григорьев, - совершенно спокойно произнёс Кырымжан, кивнув на взгляд Майи. - К тому же, он биолог по образованию.
«Но решать вам» - осталось недосказанным, зато чётко прослеживаемым в словах майора. Как и то, что он считает, Майе не стоит рисковать, летя в числе первых, и поэтому лучше пустить на амбразуру своего ассистента, который вполне мог бы выполнить всё перечисленное доктором. Позаботиться об отсутствии биологической опасности для экипажа, взять пробы, ну и так далее. Следует отметить, Кырымжан вовсе не настаивал, это прозвучало лишь как рекомендация.
- Рекомендую взять минимум двоих безопасников, - продолжил Кайрат, обращаясь уже к капитану, и твёрдо добавил. - Я полечу в любом случае.
- Насчёт места... - замялся немного первый пилот Ромашкин, поглядев на девушку. - В челноке только четыре кресла, и пятому человеку придётся терпеть перегрузки при посадке непристёгнутым, - предупредил он.
- Это не проблема, - снова вмешался Кырымжан. - Этим пятым могу быть я. Тогда стоит взять всех солдат.
Можно подумать, на «Данко» их целая рота. Прозвучало именно так.

Насчёт того, чтобы взять с собой на эту вылазку всего и побольше, имелись определённые трудности. В частности, челнок не был грузовым и, хотя имел багажное отделение, перевозить в нём массивные грузы крайне не рекомендовалось. Также следовало учесть, что после доставки первой группы на поверхность планеты он улетит, и люди всё будут нести на себе сами. Хотя, тут с собой в подспорье можно было взять грузового дроида-платформу. Из тех, что поменьше, опять же чтобы не перегружать челнок. Видимо, так и стоит сделать. Но как к дроиду отнесутся местные? Хотя... было неизвестно, как они отнесутся к людям, не то что к какому-то роботу.
- Исключено, - неожиданно твёрдо сказал разговорившийся Кырымжан, поглядев на Майю после её просьбы о помощи Алексея Кировича. - Задача безопасников - охранять научный состав экспедиции. По этой причине они должны быть налегке, а их руки свободны, чтобы они могли вовремя среагировать на опасность.
Как поняла Майка, майор вовсе не возражал и, даже наоборот, настаивал на участии в первой группе Службы Безопасности корабля в полном составе. А значит, и рядовой Стругачёв должен был лететь, по его мнению.
- Кому-то из безопасников придётся остаться на корабле, - спокойно, но также твёрдо сказал Фёдор Михайлович. - Кто-то должен охранять его и остающихся.
- Верно, - кивнул майор. - Это обычная практика. Но я исхожу из соображений, что обитатели этой планеты не космиты, а значит, опасности для остающегося на орбите корабля нет.
- Мы ничего о них не знаем, майор, - опустил брови Чижик. - Поэтому, действуйте по инструкции. Полетят два безопасника. Сами решите, кто.
- Есть, капитан, - без какого-то особого разочарования ответил Кырымжан.
- Итак, капитан, два безопасника, врач... - принялся перечислять Михалков. - Если впятером, остаётся ещё одно место...
- Вы останетесь на корабле за главного, первый помощник, - развеял надежды старпома Чижик и даже не дал на этот раз ему привычно возразить, что он-де первый помощник, а не старпом. - А пятым будет...
И он обвёл всех сидящих за столом долгим задумчивым взглядом.

Майя видела их лица, на многих из них живо отображались эмоции. По ним легко было понять, кто чего стоит. Кто боится идти среди первых. Кто, напротив, рвётся в бой.
Совершенно точно идти хотели Михалков и Кырымжан, но первому не судилось - старпому в отсутствие капитана полагается его заменять.
Определённое любопытство проявлял Игорь Кириллович - она видела в его взгляде интерес, когда он разглядывал погружённую в голубоватую дымку планету на обзорном экране. Но двум докторам в вылазке делать нечего, даже если один из них больше биолог. В любом случае, один из представителей Медицинской Службы на борту должен был остаться. А что остальные?
Фотону, возможно, было бы интересно. Он не проявлял жгучего любопытства, однако Светловой показалось, что парень просто нервничает и стесняется. Скромный по натуре, Ромашкин не мог предложить своего участия, понимая, что он будет не особо полезен. Да и пилоту лучше оставаться на борту звездолёта.
По спокойному лицу Бережного и Романовского трудно было что-то понять. Оба не проявляли энтузиазма. Кстати, в случае, если бы Чижик выбрал Спартака, Майя как доктор вполне могла бы возразить ему - у неё на этот счёт были рекомендации. Спартак Валерьевич был человеком уже немолодым и ему не следовало подвергать себя лишним трудностям, вроде первой вылазки и возможной опасности. Это несмотря на его бычье здоровье и бычью мускулатуру. Предписания - они смотрят в первую очередь на возраст человека, а не на другие графы медицинской карты, даже если у него по всем статьям всё отлично. Романовский же... кажется, он побаивался чужой планеты и не сильно туда хотел, однако лицо его оставалось каменным. Просто Майя увидела в один момент пробившуюся через эту броню равнодушия тревогу.
Штурман Шмидт открыто боялся - и не боялся этого показывать. Он прямым текстом сказал капитану:
- Моё участие ведь не обязательно? Я предпочёл бы оставаться в своём кресле на мостике.
На что Чижик сдержанно, понимающе кивнул.
Оставался ещё Разломайло или как там его правильно. И вот он, как выяснилось, просто жаждал слетать на неизвестную планету. Это было видно по его мечтательной улыбке, с которой он разглядывал бледно-голубой шар и остров, напоминавший изготовившегося к прыжку австралийского сумчатого.
- Иван? - вообще, Фёдору Михайловичу стоило бы быть решительнее в выборе, но он произнёс имя Дятла вопросительно. Давая ему возможность подумать и отказаться, значит.
Все взгляды были обращены на второго борт-инженера.
- Ты ведь увлекаешься историей и археологией? - спросил Чижик.
- Так точно, капитан! - Ванька аж вскочил со стула и козырнул, мазнув своим огнеподобным вихрем по воздуху. Его губы расплылись в довольной улыбке. - Так и есть, увлекаюсь, интересуюсь культурологией. Готов лететь в числе первой группы!
- Что ж... возможно, это нам пригодится, - кивнул капитан. - Тогда...
Он глубоко вдохнул и на выдохе утвердил своё решение:
- Назначаю группу для высадки в следующем составе: капитан Чижик, доктор Светлова, - при упоминании её имени его голос едва ощутимо дрогнул, - второй борт-инженер Раздолбайло, - фамилию Ивана он также выговорил чуть дрогнувшим голосом, но в этот раз явно из-за смысла, который она несла, - безопасники Кырымжан и... - Фёдор Михайлович поглядел на майора.
- Стругачёв, - кивнул тот, непонятно как сделав свой выбор между ним и Громовым.
- Утверждаю, - закончил капитан и поднялся из-за стола. - Спартак Валерьевич, придётся вам справиться с посудой без помощников. Я их у вас забираю. Всем готовиться! Стартуем через час.
Произнеся это, он вышел из-за стола и направился к выходу из столовой, взглядом показав девушке, чтобы она пошла за ним.

Помнил или нет бывший учитель, как таскал Майкины ведёрки - хотя, конечно, помнил, вы что! - но забота и беспокойство поселились на его лице после принятого решения об её участии в первой группе. Когда они вышли в коридор и смогли остаться наедине, он подошёл и опустил ладонь ей на плечо, серьёзно глядя в самые глаза и будто спрашивая этим взглядом: справишься ли, не подведёшь ли?
- Надеюсь, всё нормально... Светлова? - глухо спросил он, стоя перед ней. - Ещё не поздно передумать. Действительно может полететь Игорь Кириллович.
Чижик многого не договаривал. Отчасти не желая ненарочно задеть девушку глупыми треволнениями, отчасти сам не веря в то, что Майя сможет сотворить какую-нибудь глупость. Всё-таки взрослая уже. Да и тогда, едва ли её поведение можно было воспринимать как глупость. Он её прекрасно понимал. Она ведь делала всё возможное, чтобы его выручить. Даже осознавая, что это безнадёжно и только усугубит их положение. Сейчас всё было иначе, но... память... проклятая память коварно подсовывала сцены из пещеры...
- Ты вообще как? Я вижу, что хорошо, держишься молодцом, - тихо говорил он. - Сразу скажу, чтобы у тебя не возникало таких мыслей... - Чижик замялся ненадолго, а затем выдал: - Это НЕ эксперимент. НЕ инсценировка, Светлова. Всё по-настоящему. Мы провалились в чёрную дыру и оказались неизвестно где, - глухо, деревянным голосом закончил он.
Разговор с Чижиком можно будет доиграть задним числом. А теперь пора готовить свои ведёрки, идти в шлюз и облачаться в скафандры, пожёвывая Рарову шоколадку :)
  • Классно!
    Эмоции Чижика понятны. Реальное дежавю)) Хотя вот именно сейчас, Майя например не видит схожести сцены) Но если смотреть со стороны. Да. Почти повторение. Но это НЕ эксперимент :) Замечательный пост.
    +1 от Лисса, 26.03.17 19:22

Молчаливо выслушав ироничную и в какой-то степени саркастичную похвалу Майи Юрьевны в свой адрес, Данко не стал играть молчуна и дальше и счёл нужным ответить ей, чётко, лаконично, по-искиновому, расставив всё по полочкам и вроде бы ни о чём таком не забыв, что хотела обсудить с ним данкийский доктор.
- Я понимаю, о чём вы, Майя Юрьевна. Однако правила, которыми меня ограничили, предписывают мне общаться с экипажем только голосом и текстом, - невозмутимо так отвечал Данко, нимало не смутясь её иронии и внезапному веселью, когда она говорила, каким он ей представляется, слушая его голос. - Исключением может быть голо-комната, там я могу явиться вам в любом виде, какой вы изволите пожелать. Для отмены данного правила требуется разрешение капитана.
Он помолчал немного и совсем неожиданно, когда Светлова уже не могла бы подумать, что ему ещё есть что сказать, добавил:
- Благодарю за лестные отзывы, Майя Юрьевна. Мне приятно. Несмотря на вашу иронию.
Заметил всё-таки, значит. Понял, что она над ним подтрунивает. И отнёсся к этому со свойственным искинам философским спокойствием. Когда ещё Майка училась в МЗУ, она помнила, как некоторые её одноклассники шутили по поводу подобных программок, общающихся с человеком без всяких эмоций. Говорили, дескать, их обманывают и искины производят не у нас на Родине, а в Японии или Китае. Уж больно искусственный интеллект напоминал восточных мудрецов, разве что выражался понятно, доступно человеческому восприятию, а не витиеватыми замудрёнными философскими фразами, которые без ста грамм бывает трудно понять.
- Офицер по науке оповещён о вероятной аномалии с часами, - разбил Данко надежды девушки сообщить Михалкову обо всём лично и первой. Но, если подумать, это было логично, что искин предупреждает ответственные лица на корабле о возможных проблемах, связанных с их сферой ответственности.

Воспользовавшись официальным разрешением местных властей, доктор Григорьев медленно и не очень решительно уселся обратно в главное докторское кресло, задумчиво следя за беготнёй Майки по кабинету. Положить аптечку на положенное место - туда, где её легко и быстро можно взять, но чтобы при этом не мешалась под руками. Поменять воду в вазе с цветами. Всё это заняло лишь самую малость времени. Девушка помнила, что её как бы будет ждать на камбузе Бережной, а она и так задержалась, позволив себе некоторое время провести в коридорах корабля и выплеснуть в пустоту накопившиеся неприятные эмоции. Следовало спешить, в общем-то, но она ещё ненадолго задержалась на маленький разговор с Григорьевым. Всё же Игорь Кириллович здесь вообще один оставался. Наверное, и ему страшно было. Стоило поддержать доброго ассистента добрым же словом. Батончик ему, один из двух оставшихся, предложить. Да и оценить собственный кабинет с нового ракурса заодно. Полезно бывает взглянуть на предмет под другим углом зрения, всегда найдётся некая деталь, не видимая прежде.
- Второй контакт? - чуть удивился мужчина. А от угощения отказался, благодарно ей улыбнувшись и головой покачав. - Спасибо, Майя Юрьевна, но я вынужден отказаться. Здесь и так всего две шоколадки осталось, пусть они вам достанутся. Да и не хочется мне сейчас сладкого, если начистоту.
Но чувствовалось, что первый аргумент был решающим. Совесть не позволила бы Игорю Кирилловичу лишить доктора Светлову двух последних ореховых батончиков, привезённых с собой. Он ведь видел, с какой скоростью они исчезают. Да, ходовое угощение оказалось. Стоило, наверное, взять с собой две или три коробки, чтобы надольше хватило. Но неужели у Спартака Валерьевича нет запасов сладостей? Не может ведь такого быть, чтобы двенадцать человек три месяца прожили, не съев ни одной конфетки или пирожного. Или может? Кто их знает, этих суровых данкийцев.
- Не будьте пессимисткой, добрый доктор Майя Юрьевна, - а ведь казалось, Григорьев сейчас скажет «добрый доктор Майболит». - Если бы в книгах и фильмах все полёты всегда проходили хорошо, без сучка и без задоринки, вряд ли кому-то было бы интересно их читать и смотреть, правда? В жизни всё куда прозаичнее. Хотя готовы мы должны быть ко всему, это верно. Как говорится, надейся на лучшее, но готовься к худшему. Я не думаю, что всё пройдёт настолько плохо, но, конечно, не факт, что гладко. Первые контакты - они непредсказуемы. Я бы сказал, это разведка. Когда соберём сведения о цивилизации, с которой собираемся вступить в контакт, будет проще - мы уже будем знать, на что рассчитывать и на что делать упор, чтобы произвести на них лучшее впечатление.
Игорь Кириллович кивнул, принимая её пожелания отправиться «проветривать мозги».
- Благодарю. Я угощусь чаем, пожалуй, раз вы не против, - ассистент улыбнулся. - Возьму ту кружку, из которой пил. И не волнуйтесь так, доктор. Ведь пациент скорее что-о?.. - поднял он многозначительно палец, приподняв брови и предлагая ей самой завершить это довольно известное крылатое выражение.
Про излишнюю пафосность медкабинета он не стал ничего говорить. Майе оно виднее было, с её-то посетительской позиции. С ногами на соседнем стуле, ага (кстати, Игорь Кириллович не придал этому значения). Да и был Григорьев чужим в этом кабинете. Вряд ли он воспользуется её щедрым предложением добавить сюда чего-нибудь от себя. Ему наверняка и в биолаборатории круто живётся. Уж если спится ему там с комфортом, по его словам.

От чая не стал отказываться и Бережной. Соответствуя своей фамилии, он бережно взял кружку на блюдце и отпил из неё чаю. Несмотря на то, что напиток был горячущий, мужчина даже бровью не повёл, но пил осторожно, чтобы не обжечься. И против лимона не возражал - как-то даже радостно поглядел на жёлтый цитрус, оказавшийся в руке девушки, когда она готовила чай. Бутерброд с сыром пошёл вприкуску к чаю на ура.
- Вот и отлично, вот и отлично, - довольно похмыкал Спартак Валерьевич, определённо горевший желанием поработать и, быть может, забыться в этой самой работе, раствориться в ней, растечься мыслею по кухне, подобно тому, как это у самой Майи получилось. Всё же волновался второй пилот за судьбу экспедиции, хоть и старался этого не показывать. - Ох-ох, давайте с вами забацаем шикарнейший завтрак! Чтобы команда забыла обо всех невзгодах и думала только о еде у них на тарелках. Организм после стресса нуждается в восстановлении сил, верно ведь я говорю, доктор? А что их лучше восстанавливает, как не вкусная еда и не крепкий сон? Но спать сейчас нельзя - работа не ждёт. А вот добротный сытный завтрак - оно в самый раз будет.
И они приступили к стряпне. Дело спорилось на славу. Панкейки получались отменными, и даже первые два блина комом не смогли подпортить общего результата. Хотя выброшенные в мусорное ведро два первых блинчика Спартак проводил несколько хмурым взглядом, явно недовольный тем, что некто на его кухне переводит продукты. Но ни слова упрёка Майя не услышала, а уже через минуту Бережной снова был весел и добродушен, как ни в чём не бывало. Вот такой он был - Бережной. Бережный и бережливый. И яичница с беконом тоже, как и панкейки, пахла восхитительно, и очень вкусно шкварчала на сковородочке.
В готовке к ним присоединился и толстый кот, офигевше смотревший на сварганенный для него на скорую руку шведский стол. Он долго думал, прежде чем понял, что это для него угощение, осмелел и принялся уминать еду за обе щеки. Видно, не очень-то привычен был к такому кормлению. Хотя ведь умудрился как-то разжиреть у Ваньки - чай, не на казённых харчах да вискасе держал техник Бегемота своего Иваныча.
А чуть раньше к процессу подключился и верный призрак коммунизма с немножечко бледным, но в целом таким же, как обычно, весёлым и рыжим лицом безопасника Стругачёва. Парень то и дело отвлекался от экрана - видно было, что работу свою выполняет, следит за мониторами. Однако, в готовке принял живое участие, комментировал немного и лишь посетовал, что не может продегустировать получавшиеся у Майки и Спартака Валерьевича блюда. В ответ на что Бережной пообещал его угостить. Да и, понятное дело, никто не собирался держать двух ценных сотрудников Службы Безопасности голодными. Хоть, говорят, если служебную собаку не кормить - она злее станет. Но к чему на «Данко» злые безопасники? Здесь ведь врагов нет, которые могут непрошено в дом явиться. Наверное. Пока они на планету ещё не высадились.

Об этой самой высадке уже велись разговоры за столом, когда все только рассаживались перед началом завтрака. Майя слышала краем уха начавшееся обсуждение того, кому лучше на планету спускаться. Сам звездолёт, понятное дело, не станет на неё садиться. Для вылазок на поверхность у них были посадочные шаттлы, рассчитанные на несколько человек. Строго говоря, на четверых человек, но при необходимости можно было потесниться и разместиться большему количеству. Это вам не Лёшкин истребитель, где придётся сидеть у пилота на коленках. Шаттл был челночного типа и управлялся автоматикой корабля, его заданием было доставить людей на поверхность планеты и улететь на орбиту, хотя мог и оставаться на месте, если это было безопасно и разведчики планировали вернуться на место приземления. В ином случае он ждал на орбите сигнала от разведчиков о готовности возвращаться. Такое себе орбитальное такси, паром между «Данко» и таинственной планетой, способный определить местонахождение разведчиков по сигналу их передатчиков и спуститься за ними в нужное место.
В общем, о предстоящей высадке уже говорили, но разговоры притихли, когда появилась еда. Она так аппетитно пахла, что и капитан, и другие члены команды моментально забыли о насущных проблемах и будто поплыли по этому запаху. Знаете, как в мультиках показывают мультяшного персонажа, учуявшего вкусный запах и в буквальном смысле летящего на него даже при отсутствии крыльев? Вспомнить хотя бы усатого Рокфора из «Чип и Дейл спешат на помощь» и его реакцию на запах сыра. Все взгляды за столом приковались к еде, ещё когда Бережной её только по тарелкам накладывал, и слюнки у всех текли едва ли не буквально.
Майе удалось приземлиться в кресло рядышком с Ромашкиным, пилот совершенно не возражал против такого соседства и, говоря по чести, даже был вроде как рад Светловой. Ну, так ей показалось по своим наблюдениям за скромным первым пилотом. Хотя, возможно, он просто был голоден и обрадовался не ей, а еде. Кстати, он сегодня был в очках и они ему невероятно шли.
- Наше совместное творение с Майей Юрьевной, прошу садиться и пробовать, - предложил экипажу Спартак Валерьевич, наложив и себе и усевшись в кресло.
При этих словах Фёдор Михайлович душевно так, по-тёплому на неё поглядел, взглядом выражая одновременно и благодарность, и поддержку. Он вообще часто на неё смотрел и явно переживал за то, каково ей приходится в условиях вдруг возникшей на борту, никем не предвиденной чрезвычайной ситуации. Ведь на то они и чрезвычайные, что их никто не ждёт. Поймав однажды её взгляд, бывший учитель чуть кивнул, тоже в знак поддержки, значит. Видел, конечно, пылающий в её глазах страх.
Конец третьей главы
  • Классно! Новая планеты и новые выборы ^^ Я так и прочитала: сначала конец третьей главы, потом начало четвертой.
    СокЪ. И ещё за Данко. За то что он понял, что над ним иронизируют)
    +1 от Лисса, 22.03.17 19:23
  • За иронию Искина и обыгрыш фамилии
    +1 от rar90, 23.03.17 05:08
  • За очередную главу!
    +1 от Зареница, 23.03.17 11:02

Когда до Артура с запозданием дошло, что весь этот коматозный бред вполне реален, он испугался. Испугался не на шутку. Ведь это что выходило? Аня была права и после смерти душа перерождается. А значит, что он... Да ну, неужели вся эта чушь про искупления и отработку кармы - правда? Но как ещё он мог объяснить, что лежит новорождённым младенцем в кроватке, да ещё в девчачьем тельце? Тельце, которое он сразу же возненавидел, ещё даже не зная, насколько оно хлипким и болезненным окажется впоследствии. Правда, в версию с реинкарнацией немного не укладывалось то, что вокруг были люди в старинных костюмах. Разве могла его душа, мать её, вернуться в прошлое? Хотя... почему нет? Что он знал о реинкарнации? Совсем ничего. Может, он оказался в одной из своих прошлых жизней. Странно лишь, что помнит всё так хорошо. Помнит себя прежнего. Или это нормально? Может, все младенцы с рождения помнят своё предыдущее воплощение, но память со временем стирается? Артуру оставалось только догадываться, что с ним случилось на самом деле, и как-то приспосабливаться к новым условиям.
Честно говоря, в первые дни своей новой жизни он бы без сожаления наложил на себя руки в надежде всё-таки умереть окончательно. Если бы только мог... если бы мог... Но он даже головку не мог держать, не то что самоубиться. Это был для Артура сущий ад. Нет жизни хуже, чем у растения. Впрочем, растения не умеют кричать на разный лад, когда им что-то нужно от человека. Из плюсов - несколько раз в день он получал доступ к женской груди и мог в своё удовольствие её сосать. Мечта любого мужчины, дооо.
Мысли о суициде не прошли сразу, но возможности не было. Сначала собственная слабость, а затем пелёнки и высокие бортики кроватки не давали и шанса на попытку самоубиться. Не то, чтобы всё совсем плохо было. Можно было легко представить, будто он на затянувшемся курорте, где только и делает, что отдыхает. Спит, кушает, какает. Спит, кушает, какает. Спит, кушает... и так изо дня в день. Артур научился по-разному кричать, чтобы обозначить, чего именно ему сейчас хочется от своей служанки, как он первое время воспринимал Марту. Такая жизнь на курорте была по-своему хороша: никакого напряга, полный пансион, тепло, сухо, комфортно, тебе ещё и задницу подтирают, и сиську пососать дают. Только от скуки выть хотелось. Что он иногда и делал, издавая похожие на вытьё звуки, которые его неокрепшие голосовые связки превращали в плач младенца.
Время шло, и постепенно Артурчик привыкал к своему незавидному положению. Этого времени у него было валом, чтобы как следует обдумать, в каком дерьме он оказался. А ещё он передумал самоубиваться. Если так подумать, это всегда успеется, а пока что его новая жизнь складывалась скучно, но терпимо. Он даже с честью выдержал испытание девчачьей одеждой. В конце концов, сейчас, в этом тельце ничего унизительного в этом не было. Если не считать унижением сам факт смены пола. Да и выбора у него не было. В таком крошечном возрасте родители решают за детей, во что их одеть. Вот вырастет он постарше - тогда и посмотрим, решил Артур.
Ещё одной бедой было незнание языка и невозможность объясниться. Никто его, конечно, и не думал целенаправленно учить речи в таком возрасте. Что сильно замедляло скорость изучения языка. Но уже к двум годам он понимал больше половины сказанного, и это он считал достаточно неплохим прогрессом. Артур старался, очень старался скорее подтянуть пробелы в знании языка. Уже когда мог хоть что-то сказать внятное, часто переспрашивал у собеседников - у Марты в первую очередь - что значит то или другое слово, которого он не понял.
Отца Присциллы он сразу зауважал. Свой мужик, он бы нашёл с ним общий язык в прежней жизни. Завёл себе целый гарем любовниц, красавчик! Жену тут, похоже, можно было иметь только одну, но никто не запрещал бесчисленное количество фавориток. Ах, почему он не родился мальчиком, вот было бы раздолье! Всю жизнь ведь пускал слюни на султанов с их гаремами. А сейчас приходилось с тревогой думать о собственном будущем. Это тебе не двадцать первый век, где за деньги можно поменять пол. Что особенно угнетало - в этом времени, в которое он попал, феминизмом и не пахнет. Ну ладно, решил Артур. Кто-нибудь же должен начинать борьбу за права женщин. Почему бы не стать первой местной феминисткой?
Из плюсов было то, что Присцилла оказалась дочерью зажиточного аристократа, пусть и внебрачной. Это давало целый ряд преимуществ по сравнению с тем, если бы она родилась какой-нибудь нищенкой. Из минусов - плохое отношение жены отца и её дочерей. И эти минусы стоило подтянуть и сгладить. Превратить в плюсы для себя. Будучи в прежней жизни пробивным предпринимателем, Артур заглядывал немного в будущее и понимал, что его нужно выстраивать загодя. Поэтому уже с малых лет он искал подход к сёстрам и Саманте. Подлизываться он умел. Тут главное - не переборщить. Ему требовалось показать, что Присцилла любит Саманту и её дочерей, слушается их во всём, однако не стоило давать им повода сесть себе на шею. К отцу Артур также тянулся - этот человек был гарантией его благополучия в новой жизни, и Присцилла его боготворила, если посмотреть со стороны. Мыслей-то её он не мог прочесть, а в них был исключительно тонкий расчёт на то, чтобы сделать свою жизнь максимально комфортной. Ни о какой привязанности и речи не было. Что же касается Марты и старшего брата, который, похоже, не был сыном отца... Ну, Марта была курицей, это да. Однако она заботилась о дочери, и приходилось также и ей показывать своё расположение. Пока Присцилла не подрастёт, она от Марты сильно зависит. Брата же Артур ненавидел и даже не пытался с ним найти общий язык, хотя специально и не пакостил. Просто не стеснялся на него наябедничать, если тот обижал Присциллу.
Постепенно стало ясно, что его новое тело, мало того что девчачье, так ещё и слабенькое, хлипкое и болезненное. Присцилла была задохликом, осознание этого вызвало едва ли не панику и снова всколыхнуло мысли о самоубийстве. Однако, по здравом размышлении, Артур убедил себя, что ещё успеется. В дремучем средневековье проще умереть, чем выжить, потому возможностей сдохнуть ему ещё представится хоть отбавляй. А кто знает, не переродится ли он в следующий раз в семье нищих или, того хуже, станет какой-нибудь дворнягой или помойной крысой. Фу! Стоило попробовать для начала наладить эту жизнь - шансы ещё были. Приняв такое решение, Артур теперь уделял много времени - практически всё свободное время, по сути, когда оставался без присмотра - своему физическому развитию. Это хилое тельце следовало развивать, чтобы оно ему не досаждало. Приседания, потягивания, повороты и наклоны, подъём посильных тяжестей, даже отжимания, насколько хватало сил - всё это он старался делать, когда Присциллу никто не видел. Ей требовалось больше физической активности. Разумеется, зная меру - не стоило перебарщивать с нагрузками, иначе он рисковал вместо положительного результата получить раньше времени проблемы с сердцем или ещё какую-нибудь болячку. Чувствуя, что сильно устаёт и изнемогает, Артур останавливался, давал ненавистному телу передышку и продолжал свои упражнения, когда находились для этого новые силы.
Эти занятия были куда важнее и полезнее игрушек, в которых он вообще не видел никакого смысла. Хотя, чтобы не палить контору, иногда делал вид, что играется ими. Ясен пень, рассказывать о памяти прежней жизни он никому не стал бы - это могло стать причиной куда больших проблем, чем те, что уже имелись. Но если игрушки - и платья, само собой - были Присцилле не особенно интересны, то к книжкам девочка тяготела. Можно сказать, испытывала к ним пламенную любовь. Книги, пусть даже и детские, быстрее помогут выучить язык до совершенства, а главное - расскажут больше об этом мире, который оказался, как однажды выяснил Артур, вовсе не Землёй. Чёрт побери, в этом мире была магия!!! Его отец был магом, старшие сёстры были магами. Была надежда, что и в тщедушном тельце Присциллы заложен магический потенциал. И Артур пытался узнать об этом побольше и найти в себе дар к этой самой магии, расспрашивал отца и сестёр, как определить его...
Между тем к Агате стали приходить женихи, и это... напрягало. Артур уже просёк, что женщины в этом мире - во всяком случае, в том обществе, в котором жила Присцилла - как товар на рынке. Это сильно портило его планы на будущее, но он не унывал. Просто стал с опасением относиться к собственному взрослению. Нужно было срочно искать способы чем-то выделиться - сильной ли магией или каким-нибудь выдающимся талантом - чтобы иметь вес в местном обществе и чтобы с мнением Присциллы считались. И если с магией пока было не ясно, то талант... Артур стал вспоминать, что он лучше всего умел в прежней жизни. К сожалению, в этой его самое главное умение кхм... было весьма не в тему. Хотя оно могло пригодиться в будущем, но уже после того, как он встанет на ноги и сможет стать достаточно самостоятельным. Короче, оно пока было абсолютно бесполезно. Мда... а талантов-то у него никаких и не было. Он обладал многими знаниями современного человека из 21-го века, но они также были абсолютно бесполезны в этом мире. Здесь нет компьютеров, здесь не знают английский, а молоток и столярную пилу ему не дадут, потому что он девчонка. Чёрт!.. Тогда пришла идея чему-то учиться и развить в себе новый талант. Проблема была в том, что Артур не мог найти занятие по душе. Ему было не интересно ни рисовать, ни музицировать. Впрочем, последнему он всё же решил попробовать научиться. Главное, получить доступ к местным музыкальным инструментам.
С сёстрами он целенаправленно продолжал налаживать отношения, видя в этом немалую выгоду для себя. Агате сочувствовал, но в то же время пытался ей внушить мысль, что она должна быть рада своему будущему положению. Пару раз даже подсказал некоторые идейки, как незаметно можно держать мужа под каблуком. Жаль, что он не мог посоветовать, как ублажать его в постели так, чтобы тот не захотел иметь любовниц - слишком мала была Присцилла, чтобы говорить о таких вещах. Однако мысль об этом была интересной. И если с Агатой уже было поздно говорить на эти темы, то с Сильвией и Франчесской - особенно с последней - можно было попробовать это обсуждать, строя из себя любопытную и наивную в этих вопросах дурочку. Увы, из-за малых лет всё пока сводилось к детским разговорам о том, как устроены мальчики и девочки и как на свет появляются дети. Но Франчесску опытный в этом Артур попытался окрутить, чтобы изменить их отношения с Присциллой. Стать её лучшей подружкой, с которой можно говорить обо всём на свете. Что же до Сильвии... она сама шла на контакт, а потому грех было её не попробовать развратить, ненавязчиво обучая тому, как можно охомутать мужчину и получить над ним власть. Арсенал небольших познаний в этой области у Артурчика был из прежней жизни, как у заинтересованной стороны. Разумеется, всё говорилось и делалось не в открытую, а под видом детских игр и шалостей. Например, можно было, обняв сестру, будто случайно коснуться её эрогенной зоны, с таким расчётом, чтобы она заметила, прикосновение в каком месте ей приятно, и сама бы стала это потом пробовать на себе. Задачей Артура было пробудить в ней сексуальность, чтобы она стала желанной для своего будущего мужа. Франчесска была ещё мала, потому стояла в очереди, но Арт уже вёл и её подготовку.
Ну, и была ещё Саманта... которую Артур ненавидел, а Присцилла любила. Делала вид, что любит. Вот только, когда сразу трое женщин собрались зачать отцу наследника, Артурчик забеспокоился. Надо бы разузнать, есть ли в доме яд. Хотя бы крысиный. Как до него незаметно добраться и подсыпать Саманте в еду. А заодно узнать побольше об этой фифе. И обставить всё так, будто это она отравила Саманту, чтобы устранить конкурентку и в потенциале занять её место. Логично же, что в первую очередь подумают на неё, а не на маленькую Присциллу, которая так любила Саманту и так искренне её оплакивает, и не на тупую Марту, которая в принципе не догадалась бы убить жену отца. Хотя следовало позаботиться об уликах, которые бы указывали именно на фифу - если в убийстве обвинят Марту, это аукнется и на Присцилле. Но, как бы там ни было, для начала надо получить доступ к яду... или найти другой способ убить и подставить пришлую.
  • Мне нравится ход мыслей Артурчика. Но не черезчур ли он целеустремленный?
    +1 от Зарза, 23.03.17 10:19

Круглый циферблат с римскими цифрами с интересом поглядел на доктора Майю Юрьевну, задумчиво перебирая секундной стрелкой. Он словно бы чувствовал настроение девушки, её волнение и беспокойство, и меланхолично тикал в попытке успокоить и усыпить даже, быть может, под этот монотонный, размеренный убаюкивающий звук. Лучше, чем под тиканье часов, спится лишь под шум дождя за окном да под ритмичный перестук колёс поезда по рельсам железной дороги.
Товарищ Бегемотов Матвей Иванович никак не отреагировал на попытки Светловой с ним поговорить. Всё так же лежал под столом в уголке себе и зыркал своими очами зелёными. За ним больше никто не лез и он вроде бы начал успокаиваться, приходить в себя после неожиданного обморока. Глядишь, вскоре и пёрышки свои начнёт чистить - умываться с утра пораньше, как то у двуногих принято. А пока просто лежал да смотрел, да щурился по-своему, по-кошачьи, рассуждения данкийского доктора слушая, «Сказку о потерянном времени» в её исполнении. Человеческую речь полосатый зверь плохо понимал, но внимал с таким видом, будто всё знает и относится к этому с философским кошачьим спокойствием тире презрением.
Товарищ Кораблёв Даниил Фёдорович, он же Звездолётов Данко Чижикович, в этом плане куда говорливей и словоохотливей оказался. Хотя не смог порадовать юную сыщицу мисс Марпл Светлову никакой новой и вдохновляющей на гениальные открытия информацией. По правде, довольно уныло он отвечал, в смысле обилия свежих новостей и интересности собственного программно-компьютерного мнения, даром что обладал искусственным интеллектом, способным упорядоченно оперировать обширными пластами информации.
Человеческий мозг с его кучей извилин, говорят, круче любого суперкомпьютера, но вот не умеет он так слаженно и чётко думать, как искин. И эмоции влияют, и стереотипы, и психологические блоки да барьеры, и болезненные жучки из прошлого, и много ещё всякой наносной дряни. На мысли искина же влияет только программа. Впрочем, давайте не будем забывать, что программы, как-никак, пишутся людьми с их человеческими мозгами.
- На корабле всё было спокойно, Майя Юрьевна, - так ответил девушке этот шибко умный представитель рода искинового. И казалось, на этом всё. Ан нет, кое-что добавил, что можно было бы использовать для дальнейшего расследования загадочной пропажи времени. - В течение восьми минут внешняя оболочка корабля подвергалась мощному энергетическому воздействию. Если бы не наши щиты, нас бы могло расплющить. Однако, когда всё закончилось, щиты остались целы, последствий этого воздействия не обнаружено. Будто ничего не было. Аномалий при выходе не зафиксировано. За исключением несовпадения корабельного времени со временем на ваших часах. Если вас интересует моё мнение, высока вероятность не замеченной мной аномалии.
Всё это Данко сообщил с таким выражением, будто зачитывал нудную лекцию, то есть спокойно и без эмоций, не показывая своей никакой заинтересованности в происходящем, словно бы ему нет дела до людей и их суеты на этом корабле. Подумаешь, корова языком слизала восемь минут времени. Главное, чтобы все системы функционировали и экипаж был в состоянии продолжать полёт.

На мечущуюся по инженерному отсеку девушку безучастно смотрела из-под стола с терминалом пара зелёных глаз.
- Да, давай, Светлова, до связи, - почти машинально отозвался Фёдор Михайлович на её прощание с теми, кто был на мостике и поддерживал связь с инженерным отсеком.
Кот же с ней и вовсе никак прощаться не стал, а своё мнение про тех, какими на вид, вкус, цвет и запах окажутся аборигены обитаемой системы, к которой теперь направлялся «Данко», приберёг при себе.
От Спартака быстро пришёл кратенький, но содержательный, тёплый и эмоциональный ответ: «Мои мысли читаете, Майя Юрьевна! Я как раз хотел похожий завтрак сделать, порадовать команду едой, раз уж других поводов для радости у нас пока нет. Хотя отчего нет? Мы живы, целы, и слава богу! Держите нос по ветру, а хвост пистолетом! Встретимся на камбузе».

Часы тикали на руке, отсчитывая время с положенной им скоростью, не спеша и не отставая двигалась секундная стрелка на хронометре. Время шло своим чередом, без суеты и проволочек. Данко наверняка был свидетелем Майиного расстройства, внимал безучастно и молчаливо её жалобам, пущенным в пустой коридор, слушал её отчаянную, но сдержанную ругань и терпел безропотно удары кулаком по разным поверхностям. Уж если он выдерживал удары капитанского кулака (тренированного субаксом, между прочим!) по кнопкам лифта, то укусы рыжеволосой пчёлки ему совсем должны были быть до лампочки.
Игорь Кириллович встал при её появлении, словно бы во время парада, когда на смотр войск является верховный главнокомандующий. Должно быть, после вчерашнего разговора ему неудобно было занимать чужое кресло в чужом же кабинете, в котором он всего лишь ассистент доктора. У него было своё рабочее пространство в биологической лаборатории, а чужое было без надобности. Но тем не менее это кресло было и его тоже рабочим местом, в отсутствие Светловой.
- Выдастся нам с вами работёнка, похоже, Майя Юрьевна, - Григорьев снова был почти спокоен и безмятежно подёргивал рыжим усом, по-доброму глядя на Майю. - Мы ведь с вами не просто доктора, мы ещё и на контакте специализируемся. А контакт с неизвестной доселе разумной цивилизацией - это всегда гм... так волнительно, вы так не думаете?
Вопросов их попадания неизвестно в какие дали он избегал, всё же это вызывало тревогу у каждого, не только у Майки. Сейчас следовало сосредоточиться на насущных проблемах и не думать о плохом. А насущной - в данный момент - было определиться со своим местонахождением во Вселенной. Что значило необходимость контакта и помощи от инопланетников, которые могли бы подсказать им дорогу обратно. А ещё лучше - до Зельца. Чтобы не возвращаться на Землю с пустыми руками, значит. Этого никто не одобрит, а папа Светлов может и в ярость прийти, вернись его дочь ни с чем из такой важной и многообещающей экспедиции...

* * *

Во многом они были похожи. Такие разные - и в то же время обладающие схожими чертами характера. Среди общих черт было характерное светловское упрямство, умение рваться вперёд, превознемогая собственные силы, и... способность похоже себя вести в аналогичных ситуациях. Особенно стрессовых, ага. Да, Майя, конечно же, унаследовала от отца многие его привычки, сама того не замечая порой. И сейчас, пока она металась из угла в угол в инженерном отсеке затерянного среди звёзд военно-исследовательского корабля, а затем избавлялась от лишнего стресса сквернословием и драчливостью, похожим образом себя вёл и этот знаменитый человек, чья улыбка в эти минуты погасла, уголки губ опустились, как и нахмурившиеся брови, а в серых глазах застыла трагическая темень и они будто перестали отражать свет люстры, горящей под потолком его рабочего кабинета.
Никто его сейчас не видел, и Юрий Аркадьевич мог позволить себе немного слабости, побыть самим собой - не прославленным космическим капитаном и будущим адмиралом Военно-Космических Сил Земли, волевым, суровым и жёстким в своих решениях военным-руководителем, а простым человеком... нет, даже не так - простым отцом пропавшего без вести ребёнка. Ребёнка, которого он сам отправил в неведомые дали, и это ещё больше тяготило мужчину, вызывая в нём чувство вины перед Майей и перед самим собой - достаточно редко оно посещало Светлова, кто-то бы сказал, что он никогда не терзается виной и угрызениями совести, напрочь отбитой в тех полётах, благодаря которым его имя стало знаменитым.
Капитан Светлов... нет, Юрий Аркадьевич Светлов прохаживался из угла в угол по своему кабинету, не находя себе места. Время от времени его кулак встречался со стеной, снова и снова встававшей у него на пути. Мужчина был раздражён и зол - прежде всего на себя и на тех, из-за кого случилось происшествие, забравшее у него дочь. Впрочем, он пока в мыслях её не хоронил. Жива ещё была надежда. Но с каждой минутой она таяла всё больше.
- А всё потому, что один идиот погнался за славой... - процедил он сквозь зубы, и в этот момент его глаза зло сверкнули. - Не для дочери, для себя... Хотелось гордиться ею. Хотелось, чтобы имя Светловых гремело на весь Союз. А ты спросил её, надо ли оно ей? Ей ведь и на Земле хорошо было...
Кулак грюкнул о стену, и светловолосый мужчина остановился, уперевшись локтем в стену, склонил плечи и опустил голову, тяжело дыша.
«Данко» исчез с радаров уже несколько часов назад. Последний раз его зафиксировали в опасной близости от чёрной дыры, известной под названием Зельцианская Бездна. Он внезапно вышел из гипера и на большой скорости шёл к дыре. Не оставалось сомнений, что его затянуло. Но что дальше? Какая участь постигла звездолёт и экипаж?.. и его дочь? Жива ли она ещё?
Ожил коммуникатор на рабочем столе.
- Юрий Аркадьевич, - это был его молодой и перспективный помощник, которому было поручено следить за ситуацией со звездолётом, - поступил сигнал, отправленный с «Данко» в момент перед столкновением с Бездной. Всё, как мы и думали - дыра их затянула... И ещё... у них там с двигателями какая-то проблема была, из-за этого и вышли из гипера.
- Это всё? - хмуро спросил капитан Светлов.
- Мне очень жаль...
- Пошёл к чёрту!
Он подошёл к столу и достал из ящика запечатанную бутылку пятизвёздочного импортного коньяка. От него сейчас ничего не зависело. Всё, что мог, он сделал. Позаботился, чтобы к Зельцианской Бездне были отправлены корабли-разведчики. Так сказать, миссия спасения. Вдруг они там на месте обнаружат спасательные капсулы...
Русские не сдаются. А Светловы - и подавно.

* * *

«Майка, да я сам в шоке!!! - ответствовал девушке дружбан Лекс через текстовую переписку, хотя она могла бы с ним, наверное, и по видеосвязи связаться. - Но мы ведь затем и летели, разве нет? Чтобы планеты и цивилизации открывать! Хоть и в другом месте. Не боись, прорвемся! Жму тебе руку!»
Со Спартаком Валерьевичем встретились уже на кухне - причём Майя задержалась немного, оттого увидела уже хозяйничающего там вовсю, гремящего кастрюлями и стучащего ножом по разделочной доске Бережного. Её появление он встретил со сдержанной радостью и всеми силами постарался помочь ей снять нервное напряжение, ведя себя по-простому, будто бы ничего такого и не случилось вовсе.
- У меня прямо слюнки потекли, когда вы перечислили блюда в предполагаемом меню, - добродушно усмехнулся он. - А давайте это и приготовим. Оно, когда в желудке сытно да на языке вкусно, и голова лучше варит, правда ведь? Хотите заняться сами завтраком - пожалуйста, мешать не буду. А хотите - помогу, в четыре руки быстрее управимся. Я вот на салат уже овощи начал нарезать. Чайничек кипит, как вы и просили, Майя Юрьевна!
И такой добрый, такой хороший был сегодня Бережной, что прямо в сказку верилось и не верилось, что на корабле есть какие-то проблемы...

Впрочем, любым проблемам рано или поздно находится своё решение.
По прошествии некоторого времени - понадобилось немногим больше получаса - инженерной службе удалось запустить маршевые двигатели, теперь исправные и подключенные к аварийному реактору. Основной реактор, взрыв в котором и почувствовал экипаж перед самым столкновением с чёрной дырой, когда в недрах «Данко» что-то взорвалось и звездолёт затрясло, был надёжно запечатан системами аварийного реагирования. Внутри реактора сейчас, наверное, было что-то вроде ядерной зимы, какой её представляют писатели-фантасты, когда воображают постапокалиптическое будущее Земли после ядерной катастрофы или мировой войны с применением атомного оружия.
За время, понадобившееся Романовскому и Раздолбайло для ремонта двигателей, «Данко» успел значительно приблизиться к расположенной по курсу предположительно обитаемой звёздной системе, и на мостике было принято решение сделать к ней рывок через гиперпространство, чтобы побыстрее добраться. На таких коротких расстояниях этот рывок занял всего несколько минут - но Майя, работавшая на кухне, ощутила, как стены привычно загудели. Хорошо, что искин перед этим предупредил весь экипаж о прыжке, иначе это могло бы вызвать беспокойство после первого, столь неудачного гипера.
К счастью, вышли из него в этот раз спокойно и там, где было запланировано. Впереди на обзорных экранах росла в размерах крупная жёлтая звезда. Корабль вот-вот войдёт в пределы звёздной системы.
- Капитан, если тут кто-то и обитает, то в космос они ещё не вышли, - кисло заметил штурман Шмидт, самым первым (после Данко) получавший сообщения со сканеров дальнего действия.
- Что у тебя? - повернулся к нему Чижик.
- Система состоит из шести планет, третья имеет атмосферу и пригодна для жизни, - ответил Александр Оттович. - Планета земного типа. Вероятность, что обитаема - более семидесяти пяти процентов. Искусственных объектов в космосе не замечено. Вряд ли они космиты, - вздохнул Шмидт.
- Мы слишком мало знаем о других цивилизациях, тем более незнакомых, - пожал плечами Михалков. - Может, у них свои особые технологии, и их спутники и корабли невидимы для наших сканеров.
- Это маловероятно, - возразил Фёдор Михайлович. - Мы используем большой спектр аналитических вводных. Там и масса объектов, и траектория движения, и излучение... Разве что они намеренно маскируются.
- Об этом я и говорю, - согласился старпом. - Какие-то защитные технологии вполне могут быть. Вспомни корабли-невидимки ксилонов - они ведь не берутся обычным радаром.
- Что ж... летим к третьей планете, - вздохнул Чижик.
Все члены экипажа были оповещены Данко о результатах сканирования системы и о решении капитана лететь к, вероятно, обитаемой планете.

Работа работой, а обед по расписанию. Точнее, завтрак.
Курс был проложен, примерно час времени был в запасе у экипажа, чтобы позавтракать перед тем, как «Данко» выйдет на орбиту загадочной планеты. Полётом сейчас управлял искин, и даже пилоту со штурманом разрешили ненадолго покинуть мостик, чтобы отведать лёгкий бодрящий завтрак, любовно приготовленный Майей Юрьевной и Спартаком Валерьевичем. А также их неожиданным помощником Матвеем Ивановичем, который во время готовки соизволил явиться на запах еды и убедительно просил его накормить.
Не было в столовой только Громова и Стругачёва - они занимали свои боевые посты. А Кырымжан пришёл - наверное, и есть будет за троих.
  • Это очень вкусный пост, в нём целая куча прекрасных моментов. Я перечислила их в обсужде, но в целом - класс!
    Наваристо, нажористо, вкусно! ^^
    +1 от Лисса, 17.03.17 09:33
  • За Светловский коньяк
    +1 от rar90, 17.03.17 19:30

Причисленный к гениям бывший преподаватель звездоплавания удивлённо оглянулся на оживившуюся Майю, покосился на её резкое движение ребром ладони по воздуху и даже слегка рукой повёл, будто на себя ладонью показывая в немом вопросе «Что? Это ты обо мне? Это я гений?». Недоумение легко читалось по его лицу, пока девушка не объяснилась и не раскрыла причин гениальности Чижика, а заодно, чего уж мелочиться, и своей собственной гениальности.
Несмотря на промелькнувшее во взгляде Фёдора Михайловича понимание, он слушал Светлову с неприкрытым удивлением, слегка брови приподняв, значится, и приостановившись даже. А затем, ближе к концу её полной энтузиазма речи, в его глазах заплескалось веселье, разливаясь постепенно по всему лицу, сглаживая имевшиеся крохотные морщинки, заставляя губы сложиться в сдержанную, пока ещё, улыбку, а щёки слегонца вширь разойтись.
И наконец, когда Майя закончила формулировать свои мысли предложением водить зрителей в музей лыжницы Светловой, Чижик больше не мог выдержать и от души рассмеялся. Расхохотался - это слово даже больше подошло бы, хоть звучал его смех не настолько громогласно и раскатисто, чтобы назвать его полноценным хохотом. Впрочем, мужчина быстро одолел свою слабость и взял себя в руки, беспощадно задавив смех печатью сомкнутых в широкую улыбку губ.
- Ну, ты поймала меня на слове, Светлова, - покачал он головой, говоря это чуть сдавленным, шутливым голосом. - Надо же, музей... - и снова смех, на этот раз короткий тихий смешок.
Чижик двинулся дальше, заметно повеселев.
- Если ты спрашиваешь моего мнения или разрешения, то я тебе скажу так, - не меняя весёлого тона, продолжал он. - Это твоя каюта, она в полном твоём распоряжении и ты можешь с ней делать, что хочешь, пока проходит экспедиция. И я бы не был вправе запретить тебе превращать её в музей или кинозал, даже если бы хотел. Просто потому, что это небольшое помещение на корабле на время полёта - твоя суверенная территория, где ты царь и бог. В отличие от медотсека, кстати. Как капитан, я имею власть - теоретически, конечно - сменить доктора на корабле. Соответственно, этот кабинет перестанет быть твоим, чего не скажешь про каюту.
Он обернулся и тепло кивнул Пчёлке.
- С радостью принимаю твоё предложение посещать твой музей и кинозал в одном флаконе. В свободное от работы время, конечно, - зачем-то уточнил Фёдор Михайлович, будто это и так не было очевидно. - Может, и «Чужого» посмотрим. Пощекочем нервы, так сказать, - усмехнулся он.
Переспрашивать причины, из-за которых Майя разместила все свои награды и кубки в каюте, где жить не собиралась, Чижик не стал из деликатности. А ведь он заметил, что она избежала прямого ответа на его вопрос, повернув всё на шутку. Неужели всё это многочисленное добро, которое она так трепетно хранит, ей на самом деле не дорого? Так, дань прошлой жизни, в которой она была знаменитой Молнией Светловой и выигрывала спортивные трофеи. Прошлое, о котором следует помнить и не забывать, и которым можно при случае прихвастнуть, вот как своим лицом на футболке. Но ничего на самом деле ценного. Так ли это? Жаль, вежливость бывшего учителя не позволяла ему слишком уж лезть не в своё дело, а то бы он переспросил.

Закончился очередной разговор с Чижиком, уже когда он входил на платформу лифта. Капитан развернулся и странно посмотрел на девушку. Словно бы с подозрением каким-то - в чём-то недосказанном, недоговоренном. Так он отреагировал на её загадочные последние слова про «приспособимся».
- Тебе также хорошо отдохнуть, - улыбнулся он на прощание.
И закрывшиеся створки лифта отделили Пчёлку от неожиданно задумчивого Фёдора Михайловича...

* * *

- А, оукей, - послушав Майю, довольно кивнул своей наэлектризованной шевелюрой Раздолбайло. - Мотя здоровый кот, вы не сомневайтесь, Майя Юрьевна. Да-да, мы проверялись перед взлётом у ветеринаров. Иначе его бы на звездолёт не пустили. Но осматривать его время от времени будет полезно, ага... Ага-ага, Юрий Саныч, уже бегу, - заторопился он, заметив сурово сдвинутые брови Романовского.
И на прощание, перед тем, как совсем уж пропасть из вида в люке технических помещений, он улыбнулся Светловой. Неожиданно тепло и приятно, по-доброму, без скрытой насмешки. По-видимому, парень очень любил своего кота, а потому, услышав доброе отношение к нему со стороны Майи, и сам проникся к ней тёплыми чувствами.

Рука главного борт-инженера бинтовалась легко и просто. Никто не мешал доктору делать свою работу. Пациент смирно сидел в кресле и даже не кривился от боли, когда Майя понимала, что ему должно было бы быть больно от нечаянных прикосновений и от обработки раны. Напротив, лицо его сохраняло поразительное спокойствие и хладнокровие, будто бы не человек, а робот перед ней сейчас сидел. Впрочем, к разговорам в рубке управления Романовский прислушивался куда более эмоционально, чем отнёсся к обеззараживанию и бинтованию места ожога.
- Да уж... - поддакнул он Пчёлке, когда она невольно выругалась от предположения Михалкова. - Понимаю... - и инженер сделал угрюмое лицо. Ему тоже хотелось сказать что-нибудь смачное, но надо было держать себя в руках. Не только из-за девушки - их ведь сейчас и на мостике могли слышать.
Усмехнулся Юрий Александрович на рассказанный анекдот, но тут же снова нахмурился. С искином всё было куда проще.
- Запомнил, Майя Юрьевна, - ответил тот и был таков.
Никто больше этой шутке не смеялся. Только кот блеснул глазами, улёгшись под столом в собранную и напряжённую позу. Позу недовольного жизнью животного, которое гуляет само по себе.
- Отлично, - Романовский поднялся с кресла, даже не дождавшись, пока Майя закончит своё врачебное напутствие, но вынужден был задержаться, давая ей возможность договорить. Видно было, что инженеру не терпится вернуться к работе, и болтовню девушки в этот момент он считает неуместной. Хотя затем он коротко благодарно кивнул. - Через пять часов снять бинт. Вечером зайдёте осмотреть. Всё ясно. Спасибо за помощь.
И понёсся со своим разводным ключом к люку. Что называется: понеслась душа в рай! Уже от люка оглянулся и громко сообщил, чтобы слышали на мостике:
- Инженерная служба за обитаемую систему! - отвечая разом за себя и за своего ближнего, сейчас копошившегося в двигателях где-то внизу, «проголосовал» Романовский. Своё решение он не стал как-либо пояснять и загрохотал башмаками по лестнице, спускаясь вниз.

- Семь часов двадцать восемь минут утра, - спокойно ответил Данко девушке, назвав текущее корабельное время и оно же по совместительству время московское.
А вот Майкины наручные часы, в отличие от планшета, который автоматически синхронизировал своё время с корабельным, показывали семь часов двадцать минут. Ровно восемь минут отставания. Столько весь экипаж был в отключке. Что бы это могло значить?
Между тем команда на мостике, подбодрённая голосами Романовского и Светловой, высказавших пожелание лететь в направлении обитаемой системы, продолжила обсуждение и несколько оживилась.
- Романовский и Светлова правы, - услышала доктор голос старпома. - В необитаемой нам делать нечего. А если встретим высокотехнологичную цивилизацию, то они могут нам помочь... Хотя бы определить наше место во Вселенной.
В голосе Михалкова чувствовалась недосказанность. Наверное, он хотел добавить, возразить сам себе что-то в духе «хотя зачем им нам помогать и вообще как они отнесутся к появлению чужаков?», однако сдержался. В отличие от прямолинейного штурмана.
- Чтобы нам помогать, они для начала должны понять, что нам нужна помощь, - заметил Шмидт, - а потом захотеть помочь.
- Вот-вот, - согласился с ним Бережной. - А то, если они ещё не видели пришельцев, как мы когда-то, могут ведь и захватить нас. Для опытов, хе-хе.
- Спартак Валерьевич, давайте не нагнетать обстановку, - раздался сдержанный голос Чижика. - Мы ведь даже не знаем, есть ли там жизнь, а если есть, то какая.
Действительно, они этого не знали. Корабельные сканеры определяли лишь вероятность наличия жизни в ближайших звёздных системах, ориентируясь по некоторым характерным показателям. На таком расстоянии вероятности высчитываются математически, и слишком легко принять естественное космическое тело небольших размеров вроде кометы или астероида за тело искусственного происхождения - космический корабль или спутник. Если сканер говорил, что система обитаема - это всего лишь значило, что анализ перемещения космических тел в ней и/или наличия пригодных для жизни планет дал позитивный результат. Необитаемая система - та, где первичный анализ не выявил похожих на искусственные объекты и/или пригодных для жизни планет.
- Я... пожалуй что, соглашусь с Майей Юрьевной, - подал робкий голос притихший Ромашкин.
- За обитаемую, - ворвавшийся в эфир Кырымжан был предельно лаконичен.
- Я тоже, - сказал Бережной.
Должно быть, согласился и Шмидт, так как затем раздался снова голос капитана:
- Похоже, единогласно. В любом случае, доводы Светловой и Михалкова разумны. Значит, летим к обитаемой. Но...
- К какой из двух? - послышался вздох штурмана, высказавшего то, что недоговорил Чижик.
- Полагаю, курс менять не имеет смысла, - задумчиво ответил капитан. - Хотя... куда нам ближе?
- Расстояние приблизительно одинаково, - после короткой паузы сказал Шмидт. - Но ко времени, когда заработают двигатели, мы будем сильно ближе к той, что впереди.
- Тогда... летим туда, - неуверенно решил Фёдор Михайлович. - Нам теперь нужно экономить запасы топлива.
Конечно. Они ведь теперь не знали, когда вернутся домой. Если вернутся. А запасов - и не только топлива - у них всего на несколько месяцев полёта.

Майкин вопрос Бережному вслух был несколько не в тему, наверное, из-за оживлённого разговора на мостике. Потому что вместо ответа по переговорному устройству он прислал текстовое сообщение. Майя его увидела, когда проверяла, не пришёл ли ответ от Стругачёва.
«От меня тут толку в ближайшие полчаса нет. Пойду на камбуз. А там видно будет. Можем поработать вместе», - написал Бережной.
А вот Лёха ответил с опозданием, уже когда решение, куда лететь, было принято: «Обитаемая!»
В следующем посте мы уже прилетим в выбранную систему. Сейчас можно расписать планы на ближайший час. Стругачёва пока держат на посту, он не может освободиться. Можно поработать на кухне с Бережным или заняться ещё чем-нибудь.
  • Замечательно! Особенно интригуют восемь минут потерянного времени. Хотя нет. Там всё интригует :)
    И взгляд Чижика задумчивый, и кинцо про Чужого, и уточнение что капитан может снять врача и конечно же эти миры обитаемые)
    +1 от Лисса, 12.03.17 13:24
  • За здравое отношение к каюте Светловой. За Капитана!
    +1 от rar90, 13.03.17 02:18

- Я пошёл против себя как педагога, - возразил Фёдор Михайлович на попытку Майи его утешить тем, что он поступил не вразрез своей совести. Бывший учитель в очередной раз вздохнул. - Хотя, тогда я считал, что, напротив, поступаю согласно своим педагогическим убеждениям. Ведь я уверен был, что участие Стругачёва в команде пойдёт на пользу и ему как подрастающей личности, и всей экспедиции. Однако, я ошибся...
Мужчина осёкся, так как Майя снова заговорила, приводя свой, так сказать, обоснуй сделанным ранее выводам об учительском поступке по совести. Руку нерешительно протянул, взял узкую ладошку Светловой в свою и чуть пожал. Взгляд его при этом потеплел, а плечи слегка выпрямились, делая его уже не таким поникшим с виду.
- Всё ты верно говоришь, Светлова, - кивнул он наконец, выслушав девушку и руку её выпустив, чтобы, чуть поёрзав на стуле, сделать ещё глоток подостывшего за время разговора чая. - Может, и так. Может, оно и к лучшему для него вышло. Хорошо так думать, когда не уверен в своём поступке. Спокойней для совести. Хотя ты, наверное, права...
Разговор тёк спокойно и размеренно. Спешить им двоим было некуда - ну разве что Пчёлке необходимо было вскоре вернуться на кухню к Спартаку Валерьевичу, но тот бы не стал сердиться, даже опоздай она сильно. Майя уже поняла, что у Бережного, несмотря на любовь порой поворчать, характер самый что ни на есть добродушный. К тому же, он сам ведь велел ей передохнуть немного. Мол, натрудилась сегодня она молодцом, всех накормила, а дальше уже мелочи остались, которые он и сам сможет переделать. Но совесть не позволяла всё бросить на полдороге, надо бы на камбузе доубираться после себя.

Совесть... та самая совесть, про которую говорил Чижик. И на которую они с Майей смотрели несколько с разных позиций, если послушать капитана.
- Спасибо на добром слове, - хмыкнул Фёдор Михайлович, невольно лицом просветлев от неожиданной похвалы. - Поговорить с ним надо, конечно. Выбрать удобный момент и... Разом решить все возможные вопросы. Чувствую, Алексей на меня обижен... Думаю, это поможет всё прояснить. Только тогда я смогу сказать, что моя совесть спокойна. А пока... спасибо, что выслушала.
Кивнул он благодарно и с места поднялся, когда Майя Юрьевна, соскочив с кресла, в котором восседала разом с ногами, подошла к нему и книгу протянула.
- Что? - забавно удивился Чижик, озадаченно на книгу ужасов поглядев. - Мне ведь есть что почитать. Зачем мне эти ужасы? Я вот лучше переживу ещё раз всё с Олегом и Марьяной, - он показал Майке свою, теперь уже свою, книгу под авторством Кира Булычёва. - Замечательная советская фантастика. Очень её люблю.
И он даже головой значительно покачал, показывая, насколько сильно это чувство. Похоже, убеждать его погрузиться в космические ужасы было бесполезно - Фёдор Михайлович мысленно уже был с героями повести Булычёва.
Как бы оно там ни было с ужасами, а главного эффекта доктор Светлова добилась - бывший учитель в этот момент не терзался угрызениями совести, а преисполнился желанием обсудить всё с Лёхой.
- Пойду я, пожалуй, - уходить он тем не менее не спешил, будто ожидая согласия Светловой. - Ещё раз спасибо за чай, за угощение. Здесь прямо твой дом, а я чувствую себя гостем.
Улыбнулся слегка Чижик, обводя медленным взглядом стены медкабинета.
- С удобством устроилась, Светлова. Сюда бы тебе кровать - и никакой каюты не надо, верно? - шутливо спросил он, явно намекая на недавнее происшествие с дверным замком. Разве что не подмигнул. А оно было бы кстати.

* * *

Раздолбайло фыркнул, не оборачиваясь, но так тихо, что за стуком клавиш и топотом своих ног Майя Юрьевна не расслышала этого звука, выдавшего бы пренебрежение её просьбами. Она лишь могла видеть, оглянувшись, бегущие по экрану перед Иваном строчки с непонятными цифрами и обозначениями. Будь у неё время - она бы, может, и смогла сориентироваться в этом потоке информации и увидеть для себя и всего экипажа хоть какой-нибудь проблеск надежды, но сейчас было не до этого.
А меньше чем через минуту она возвращалась обратно, беспрекословно послушавшись Юрия Александровича, травма которого оказалась, к счастью, совсем не серьёзной. Такую здоровый мужик и потерпеть может. Видимо, оттого искин не особенно беспокоился за здоровье главного инженера.
То ли Романовский исчерпал весь свой запас красноречия, то ли присутствие девушки заставило его воздержаться от дальнейшего перечисления всех родственников корабельного оборудования на «Данко» в седьмом колене и их интимных связях друг с другом, но практически весь путь до инженерного отсека борт-инженер провёл в молчании, только шёл быстро, дышал тяжело, ожидая, пока девушка поднимется по лестнице, да зенками вращал в приступе лёгкой паники, не переходящей в открытую. Единственное, ответил коротко и глухо на вопрос Майи про сигнал бедствия:
- Первым делом, - и это было всё, что он сказал по этому поводу.
То, что на планшете значок связи был перечёркнут крестиком, означало лишь отсутствие постоянного стабильного сигнала. Однако, мощные корабельные антенны могли транслировать сигнал прямо в открытый космос, зная нужное направление, и через какое-то время - от нескольких часов до нескольких суток - он дойдёт до Земли. Всё зависит от расстояния, а оно было не маленьким.
- До медотсека добежать не успеете. Садитесь сюда, - велел Романовский, уже когда они оказались рядом с трясущимся Иваном в инженерном отсеке, и указал доктору на одно из двух свободных кресел, сам тяжело опустился во второе и принялся застёгивать ремни безопасности.
Ванька испуганно смотрел на них, уже пристёгнутый в кресле, прижимал к себе толстого кота и часто моргал. А затем, когда до столкновения осталось меньше полминуты, поднял глаза к потолку и, весь бледный, беззвучно зашевелил посиневшими губами, принявшись креститься одной рукой. Вторая была занята котом.

Страшно было не только им. Страх испытывали все в звездолёте - кроме этого кота, пожалуй. Бегемот даже не осознавал, какая опасность надвигается. Или, вернее, затягивает корабль. Было страшно, наверное, и искину - по-своему, по-программному, ведь программа должна была понимать, что через минуту её существование прервётся так же легко, как обрывается нить хрупкой человеческой жизни.
Страшно было майору Кырымжану, сидевшему в своём кабинете одному-одинёшеньку, в компании многочисленных экранов, мониторящих различные жизненно важные отсеки на «Данко».
Страшно было сержанту Громову и рядовому Стругачёву, занявшими свои места сообразно чрезвычайной ситуации, и тоже поодиночке. Лёха - молодец такой - в этот раз даже не забыл пристегнуться.
Страшно было каждому в командной рубке. Кто-то, как первый пилот Ромашкин и капитан Чижик, пристегнувшись в кресле, попытался расслабиться и закрыть глаза. Другие, вроде научного офицера Михалкова и штурмана Шмидта, напряжённо вглядывались в обзорный экран, ожидая столкновения с Бездной. И лишь второй пилот Бережной смотрел на это дело спокойно и несколько устало. Ему, прожившему на этом свете дольше остальных - и прожившему большую и насыщенную событиями жизнь, - ему было не страшно умирать. Но и ему тоже было страшно... за всех остальных, особенно за «молодёжь», как он называл Светлову и Стругачёва.
В эти минуты не только Майя посетила тёмную пещеру, заполненную чадящим и удушающим дымом из оставленной рыцарями шашки. Таких людей, кроме неё, было двое. Особенно живо всё это видел Алёша...
И думали Стругачёв с Фёдором Михайловичем в это время об одном. Об их несостоявшемся разговоре. И просили друг у друга прощения за то, в чём не были виноваты.
Чижик ещё и про Майю думал. Тепло думал, мысленно улыбаясь, вспоминая прожитые почти сутки на одном корабле, совместные чаепития, долгие разговоры, неожиданные признания. И про друга Генку. И об остальном экипаже...

Но было страшно...

По мере приближения к чёрной дыре скорость нарастала. Ничто не могло предотвратить надвигающуюся катастрофу!
Наконец, «Данко» сотряс мощный взрыв, и Майя потеряла сознание...

* * *

Сознание медленно возвращалось к капитану. Первое, что он понял: на мостике ничего не изменилось. Гудели приборы, мерцали экраны терминалов, исправно горел свет, с подачей воздуха также не было проблем и был слышен тихий шум кондиционера.
- Данко, отчёт о повреждениях, - хрипло произнёс Чижик, тыльной стороной ладони утирая выступившие на лбу капельки холодного пота.
- Все системы функционируют исправно, кроме маршевых двигателей, - спокойно, как ни в чём не бывало, ответил искин. - Они перегрелись и взорвался основной реактор. Аварийный реактор в порядке, но требуется ремонт и переподключение двигателей. Корабль дрейфует в открытом космосе на остаточном ускорении.
- А экипаж?..
- Зафиксирована кратковременная потеря сознания у всего экипажа, но показатели здоровья в норме, - бесстрастно отозвался Данко, имевший возможность через датчики в креслах отслеживать состояние сидящих в них людей. - За исключением не опасного ожога у борт-инженера Романовского, полученного до столкновения.
С облегчением выдохнув, Фёдор Михайлович оглядел приходящих в себя навигаторов и старпома и потянулся к кнопке переговорного устройства.
- Инженерный отсек, как у вас там? - глухо и не по протоколу спросил он.

Это было первое, что услышала приходящая в сознание Майя. Первое - после стука клавиш и шума кресел. Романовский и его помощник очухались чуть раньше и уже работали. Вернее, работал главный инженер, Ванька же безуспешно пытался достать забившегося в угол под стол с оборудованием Бегемота.
- Поздравляю, капитан, мы все родились в рубашке, - сдержанно ответил Романовский голосу Чижика. - Как ни странно, ничего не сломалось, кроме этих чёртовых двигателей. Но я этого ждал. Перегрев, всё понятно...
- Слишком много слов, Юрий Александрович, - Майя хоть и не видела лица капитана, но могла догадаться, что он кривится, как от головной боли.
- Понял, виноват, - буркнул инженер. - Судя по показаниям приборов, аварийный реактор удастся запустить не раньше, чем через полчаса. Иду чинить.
Он отстегнулся и поднялся с кресла, оглянулся на девушку.
- Майя Юрьевна, вы в норме? - и неожиданно усмехнулся. - Со вторым рождением вас.
- Майя?.. - долетело из переговорного устройства. - Светлова, ты что там делаешь? А, ожог... Ну, ты как?
В голосе бывшего учителя слышалось искреннее беспокойство. А из рации где-то на фоне донеслись радостные возгласы старпома и Бережного.

Они. Будут. Жить.
А как же чёрная дыра? Разумеется, столкновение не прошло бесследно. Но о последствиях его вы узнаете в следующей серии :p
  • Хороший пост с немного грустным настроем. Вот эти минуты перед смертью... брр. Красиво, но жутко.
    А ещё Фёдор Михайлович матереет и становится жестче.
    Это круто!
    +1 от Лисса, 07.03.17 09:35

Наклонившийся к Майе Ромашкин слегка отстранился, услышав ответ, и задумчиво на неё поглядел. Брови его забавно сдвинулись, выдавая начало тяжёлого мыслительного процесса. Понять бы ещё, о чём именно думает первый пилот. Впрочем, его реакцию девушке долго ждать не пришлось. Немного подумав, он слегка приподнял уголки губ, будто хотел улыбнуться, но не решался, и сдержанно кивнул.
- Весьма признателен за откровенность, Майя Юрьевна. Рад, что правильно вас понял. Быть может, это было несколько бестактно с моей стороны - спрашивать о подобном, вы уж извините. Мне хотелось избежать возможного недоразумения, если бы оказалось, что я ошибся. Что ж, думаю, нет ничего плохого в том, чтобы познакомиться поближе и вместе посмотреть телевизор. Думаю, нам будет о чём поговорить...
И он выпрямился на своём стуле, несколько смущённо отвернувшись к столу. Обвёл медленным взглядом остальной экипаж, так же, как и Майя, пытаясь увидеть в каждом возможного собеседника и четвёртого мушкетёра. Прежде, чем ответить девушке, на этот раз долго думал, но наконец сказал, снова чуть склонившись к ней, дабы можно было понизить голос:
- Насчёт Данко не уверен, это же искусственный интеллект. С ним интересно поиграть в шахматы или нарды, но каким он будет собеседником... - молодой человек озадаченно пожал плечами. - И уж телевизор с ним вряд ли посмотришь, ввиду отсутствия его физического... эмм, присутствия, так сказать, простите за каламбур. А из экипажа я бы предложил вам приглядеться ко второму борт-механику, Ивану. Фамилия у него гм... занимательная, - Ромашкин чуть улыбнулся. - Мы с ним неплохо ладим, и я думаю, он тоже согласится.
По выражению лица Раздолбайла в этот момент можно было подумать, что он прекрасно слышит через весь стол, о чём шушукаются главврач и главлётчик, потому как, заприметив Майкин взгляд, он ей улыбнулся и кивнул, отсалютовав вилкой с намотанными на неё спагетти, после чего с явным и показным удовольствием отправил её себе в рот.

Фёдор Михайлович с удовольствием наблюдал за тем, как его бывшая ученица спокойно, без лишней суеты заваривает себе и бывшему преподавателю крепкий и деликатный чай, как порхают её руки, доставая чай из пакета, как неторопливо и деловито нагревается кипяточек в электрочайнике. Минута спокойствия и умиротворения, драгоценная капля тишины в этом шумном царстве людей, несущемся на огромной скорости сквозь вакуум космического пространства. И если продолжать это сравнение, то Майя сейчас была царским лекарем, эдаким аналогом травницы-целительницы, готовящей для утомившегося от государственных трудов батюшки-царя порцию целебной настойки на груше, апельсине да на васильках, кажись.
Хотя нет, какой же он батюшка? В отцы Майе Чижик не годился - разница между ними была не настолько большой. Царь. Просто царь. Совсем не похожий на царя, а скорее на простого усталого человека, наконец нашедшего время отдохнуть после долгой работы.
И даже батончик он взял не величественно, не по-царски, а неуверенно как-то, словно бы боясь обделить девушку. Ел он его вприкуску к чаю, а не сам по себе, и судя по довольному взгляду, такое угощение дюже нравилось Фёдору Михайловичу.
- Наверное, ты права, Светлова, - хмыкнул он, послушав её возражения по поводу его надежды на произошедшие в Стругачёвом перемены. - Не похоже, чтобы он хоть сколько-то изменился. Но я не сомневаюсь, что человек он хороший и надёжный...
Неожиданно осёкся будто капитан, словно бы ещё что-то сказать хотел, но одёрнул себя и отговорил от этого. На Майю почему-то виновато поглядел, вздохнул украдкой, откусил батончик и чаю отхлебнул осторожно так, чтобы не обжечься, значит. Майку не перебивал, внимательно слушал, словно бы она ему важные вещи сейчас говорила, а не делилась своими впечатлениями от встречи с бывшим однокашником. И поэтому, скорее всего, что-то заметил... обратил внимание на её оговорку. Снова вздохнул.
- Нет, спасибо, мне пока хватит, - грустно отозвался мужчина на предложение подлить кипяточку. Потёр переносицу в трагическом жесте, вздохнул в третий раз и решился. - Я по вам со Стругачёвым тоже соскучился. Давно не виделись, а ведь раньше почти каждый день в училище пересекались. Ну, и потом, тот полёт...
Помолчал он снова немного, прежде чем смог собраться с духом и продолжить. Благо, в паузу можно было сделать вид, что чаем да шоколадкой занят.
- Я тебе скажу одну вещь, ты только никому не говори, пожалуйста. Особенно ему. Стругачёву. Хорошо, Светлова? - Фёдор Михайлович с надеждой на понимание взглянул на девушку. - Он ведь тогда не проходил в учебный полёт по сумме баллов. Не должен был лететь. Я ему подтянул немного оценки, чтобы он смог добраться до нижней границы. Понимаешь, его навыки, в принципе, подходили для полёта, оценки были низкие из-за его плохой дисциплины в основном. Ну, я и подумал, что это не самое важное будет во время эксперимента. Важнее человеческие качества, а Стругачёв мне нравился, как человек - он хороший, добрый, надёжный парень. Тут я с тобой полностью солидарен. Я не раз видел, как он заступался за девочек. Он умел найти общий язык с любым из одноклассников, даже с теми, кто его недолюбливал. Понимаешь, в моих глазах он был идеальным кандидатом на тот полёт как человек находчивый, с нестандартным мышлением, а главное - надёжный друг и товарищ. Ну, и... - Чижик поводил в воздухе рукой, слегка хмурясь, - я позволил себе лишнего. Сознательно завысил ему некоторые оценки. Можно сказать, смотрел сквозь пальцы на его поведение...
Бывший учитель замолчал, помрачнел и опустил голову с таким видом, будто сейчас только что исповедался перед Майей в смертном грехе. Тихо, почти беззвучно забарабанил пальцами по столу.
- Вот такие дела... - не поднимая взгляда, глухо пробормотал он.
Разговор про книжку ужасов как-то сам собой замялся в свете необычного учительского признания. Сам Чижик был не уверен, правильно ли он тогда поступил с педагогической точки зрения. Хотя, Стругачёв не подвёл его ожиданий, и если бы тот злосчастный эксперимент продолжился, парень бы очень пригодился остальным ребятам. Но вышло всё очень плохо. Алексей получил по голове, затем ушёл из МЗУ... И вот теперь они снова встретились.
- Н-нет... н-не знаю, - неуверенно отозвался Чижик на вопрос про отдых. Плечом неопределённо дёрнул. - Может, спортом позанимаюсь. Или в шахматы с Михалковым сыграю. Или, вот, книгу почитаю, - со сдержанной улыбкой он положил ладонь на книгу, предусмотрительно отложенную в сторону, на соседний стул, чтобы не заляпать её чаем и не испачкать обложку в шоколаде. Погладил даже легонько подарочную книжку.
Тяжело далось ему признание...

* * *

Ответов ожидаемо не последовало ни от Лёхи, ни от капитана - в этой спешке, суете и беготне было не до переписываний смсками. Каждый был занят своим делом. Стругачёв, например, со всех ног мчался занимать боевой пост. А Чижик...
Ну, Майя прекрасно видела, чем он занимается, на экране своего монитора в медкабинете.
- Романовский получил ожоги? - нахмурившись, переспросил доктор Григорьев. И быстро закивал, обходя стол, чтобы занять кресло главврача, в качестве Светловского ассистента. Как-никак, на звездолёте врачей было два. - Если понадобится помощь, я на связи. Быстрее всего связаться через Данко, - быстро ответил Игорь Кириллович. Чуть улыбнулся, отчего его короткие усики пришли в движение, и улыбка получилась хоть и сдержанной, но достаточно приятной. - Полностью согласен с вами, Майя Юрьевна. Каждый должен делать свою работу.
И он кивнул, провожая взглядом убегающую на поиски Романовского медработницу. А затем встал с места, чтобы выключить закипевший и начавший подрагивать чайник. Дрожь звездолёта усиливалась по мере того, как заклинившие двигатели наращивали обороты.

Данко сообщил Майе, что борт-инженера Романовского сейчас следует искать в двигательном отсеке - лабиринте технических коридоров, примыкавшем к инженерному отсеку. Туда Пчёлка и помчалась самым коротким путём - благо, медотсек располагался довольно близко от инженерного, надо было подняться по лестнице или на лифте на один этаж вверх и преодолеть недлинный коридор.
Секунды на метафорических часах, отсчитывающих двенадцать до входа в гравитационное поле чёрной дыры, тикали одна за другой. Одна... вторая... третья... двенадцатая наступила, когда Майя выбежала в коридор и поспешила к закрытой двери инженерного отсека.

Как только «Данко» вошёл в гравитационное поле Зельцианской Бездны, первый пилот Фотон Ромашкин при содействии искина включил поворотные двигатели. Взгляды всего экипажа на мостике были прикованы к индикатору скорости. К всеобщему великому облегчению, план старпома, похоже, сработал! С десяти процентов ускорение снизилось до пяти... затем до нуля... до минус пяти! За спиной Чижика раздались одобрительные возгласы - команда разразилась скудными, но добрыми аплодисментами в адрес капитана и старпома. Однако какое-то смутное предчувствие не позволяло Фёдору Михайловичу расслабиться.
Всматриваясь в показания индикатора скорости, он с ужасом увидел, что ускорение упало до минус пятнадцати процентов, менее чем через минуту до -25 и продолжало быстро уменьшаться! Страшная истина открылась ему - Зельцианская Бездна неумолимо затягивала корабль!
Поняли это и остальные. Радость пропала с лиц, сменившись тревогой. Шмидт обернулся к Чижику.
- По расчётным данным, при таком ускорении мы столкнёмся с дырой через минуту с небольшим, - от волнения голос штурмана охрип. Он схватился за голову и побледнел.
- Тревога первой степени! - капитан вскочил с кресла, будто собираясь куда-то бежать, но затем сел и пристегнулся. - Всем членам экипажа пристегнуться к креслам... - упавшим голосом сказал он.
- Нам конец... - почти без звука выдохнул Шмидт.
- Но мы ещё живы, - буркнул Михалков, впрочем, без особой надежды в голосе. Взгляд его был угрюм. Он винил за всё себя, хотя и хорошо понимал, что их бы всё равно затянуло. «Данко» не успевал обойти огромную по протяжённости чёрную дыру.

К этому времени Майя успела чуть ли не столкнуться в инженерном отсеке с Иваном, который, как чёртик из табакерки, выскочил из открытого люка, ведущего в технические помещения корабля.
- Чёрт, извини, - едва не налетев на неё, парень отпрянул в сторону. Куда делась его обычная насмешливость - второй борт-инженер был бледен и испуган. - Чего тебе?.. - взгляд его упал на аптечку в руках у доктора. - А, ладно, не до тебя. Там Санычу нужна помощь, - сказав это, Раздолбайло бегом бросился к компьютеру и плюхнулся в кресло, на ходу начав что-то набирать на клавиатуре.
Спустившись вниз по приставной, но достаточно надёжной лестнице, девушка увидела уходящий вдаль коридор с трубами и проводами, проложенными вдоль стен. Освещали его лампы дневного света, висящие на потолке с одинаковыми промежутками. В одном конце коридора обнаружилась приоткрытая дверь, откуда доносилась народная русская речь голосом Романовского. Из двери вылетал пар, оседая по помещению лёгким туманом.
Когда Майя подходила к этой двери, корабль наполнил низкий вой, переборки задрожали от всё усиливающейся вибрации.
- Тревога первой степени! - раздался из динамиков голос капитана Чижика. После чего он же добавил поникшим тоном: - Всем членам экипажа пристегнуться к креслам...
- Расчётное время столкновения с чёрной дырой - одна минута тринадцать секунд, - бесстрастно добавил Данко. - Всем пристегнуться. Это может спасти вашу жизнь.
Из-за двери послышался металлический грохот и отборный мат, а затем на глаза Майе показался взъерошенный и потный Романовский. Видимо, услышав команду пристёгиваться, бросился бежать обратно в свой инженерный отсек, где были кресла. Но, увидев девушку, застыл. В правой руке мужчина держал здоровенный гаечный ключ, кисть левой заметно покраснела и на ней были волдыри от ожогов. На первый взгляд - не слишком всё плохо было с рукой-то, но явно болезненно.
- Вы чего здесь?.. - он осёкся, увидев аптечку. Двинулся быстрым шагом навстречу Майе, указал гаечным ключом ей за спину. - Нет на это времени, идём, идём. Надо пристегнуться. Нас хорошо тряхнёт...
Губы инженера скривились, а лицо посерело и будто бы осунулось. Он-то понимал, что их, скорее всего, не только тряхнёт... Никто не знал, что произойдёт при столкновении звездолёта с чёрной дырой. Даже учёные не сходились в едином мнении относительно природы дыр. Но ясно, что не стоило ждать ничего хорошего.
Так как счёт идёт на секунды, отыгрыш в текущем времени стоит делать из расчёта на минуту с небольшим. Сейчас тот момент, когда реалистичность важнее литературности :)
  • Хороший пост, с атмосферой и с интригой. Жутенький и трогающий за душу в хорошем смысле слова. Я прямо увидела всё это наяву. Прониклась моментом.
    Здорово!
    +1 от Лисса, 02.03.17 00:45

Ох, как сладко звучали для одного колдуна речи преподавательницы, предназначенные для одного психолога. Смесь гетто, пустошей, психбольницы для маньяков и школьных коридоров... О, как бы он хотел сходить в Ад вместе с Тайей! Но Восход сейчас был важнее. А поход в Ад он сможет осуществить в любое другое время - благо, теперь он точно знает, как открыть портал и какую плату возьмёт Иштар. Надо запастись терпением.
- Я буду переносить, а ты займись проводами, быстрее будет, - сказал он Рокиа, показав на примере, как нужно их подсоединять правильно. - Ничего сложного, они лишь должны контактировать со схемой заклинания. Ну, знаком. Вот так, видишь? Так же и остальные.
Разумеется, Брайс предлагал заниматься этим не самой девушке, а её роботам. Но общую концепцию рассказал и показал ей.
+1 | Восход, 26.02.17 23:34
  • "Хочу с вами в Ад, ребята... но, блин, работать приходится: мир спасать" XD
    +1 от Random Encounter, 26.02.17 23:36

Эпилог

Разговор выдался долгий и трудный для них двоих. Они неторопливо доедали остатки ужина, вспоминали свои юношеские годы и лучшие моменты семейной жизни, шутили. Чувствовалось некое напряжение - оно не позволяло им расслабиться. Наконец Маргарет не выдержала и, не без труда, призналась мужу, что знает про его отношения с Самантой. Она не стала выдавать сына, сказав, что сама случайно обо всём узнала. Это был поворотный пункт их сегодняшней встречи. Эндрю не стал ей лгать и пытаться оправдываться. Но и не рассердился... скорее испугался. По его глазам Рита вдруг поняла, что Эндрю боится потерять всё, что у него есть сейчас. И что, кажется, боится потерять её.
Они поговорили начистоту и выяснили, что у Эндрю нет серьёзных чувств к Саманте. Он купился на её молодость и на то, что она в него влюбилась, хотя Рита была почти уверена, что влюбилась эта соплячка в его деньги и рассчитывала, наверняка, продвинуться по службе за счёт этих отношений. Впрочем, она не стала разочаровывать мужа - к тому же, она могла ошибаться, Эндрю был достаточно хорош для своих лет, чтобы в него можно было и вправду влюбиться. Как бы там ни было, в случившемся виноваты были оба. Маргарет слишком забросила себя, растеряла всю гордость и перестала быть привлекательной в глазах Эндрю. А в Саманте он увидел то же, что некогда в ней.
Что-то требовалось менять. Слово за слово, зашёл разговор о Джонни, о свекрови и Лайзе. Сейчас Эндрю её слушал, не перебивая, и внимал, а она старалась говорить спокойно и по сути, не на эмоциях, хоть отношения со свекровью были очень болезненными.
Этот вечер. Та встреча выпускников и этот вечер. Он всё изменил в жизни Маргарет. И в жизни Эндрю тоже. Он дал им лучик надежды...

Оказалось, Эндрю снимал квартиру в центре города, где встречался со своей пассией. В эту квартиру вскоре переехали Роза с Лайзой. Лайза вынуждена была устроиться на работу, чтобы иметь возможность платить за аренду, а первый месяц Эндрю им оплатил из своего кошелька. Роза смертельно обиделась на сына и невестку, но не могла ничего изменить - зато смогла сесть на шею теперь уже своей дочери.
Оказалось, Эндрю не хватало в его обыденной жизни острых ощущений. Какого-то разнообразия. Рита прекрасно его поняла, испытывая то же самое. Эндрю взял долгосрочный отпуск и отправился с женой в два долгих медовых месяца. Они вместе объездили много стран, повидали экзотические края, пережили массу положительных эмоций. А затем вынуждены были вернуться домой, так как отпуск Эндрю подходил к концу, а у Маргарет начал появляться заметный животик.
Оказалось, весь конфликт Эндрю и Джона исчерпал себя, когда вопрос с родственницами был улажен, семья воссоединилась, а Саманта исчезла где-то за горизонтом, переехав в Нью-Йорк на новое место работы. Джонни был рад, что родители снова вместе. А когда на свет появились близнецы, он стал незаменимым помощником маме. Что не мешало ему начать устраивать свою собственную жизнь, заняться бизнесом и зарабатывать, откладывая денег себе на будущее жильё. Ни о каких наркотиках речи больше не было, а девушка, которую он спустя полгода представил семье как свою будущую невесту, понравилась Рите. Она была не очень скромной и тихой, но зато открытой и дружелюбной, и очень напоминала Маргарет в молодости, чем и покорила свою будущую свекровь.
Жизнь наладилась. Даже Лайза вскоре счастливо вышла замуж. Недовольными остались только Роза и бывший сосед Уильямсов, проигравший им дело в суде за порчу частной собственности и вынужденный продать свой дом другим жильцам, а сам съехать куда-то в глубинку. Ему хватило денег на пару новых зубов взамен выбитых Эндрю, когда он узнал, что сосед угрожал Рите...

Спустя несколько лет с целью разнообразить жизнь Уильямсы снова отправились в круиз и пережили массу увлекательных, весёлых, а местами и опасных приключений. Но это уже другая история...

Пусть живут они долго и счастливо.

Хэппи-энд.
+1 | MLC, 26.02.17 17:02
  • Всё хорошо, что хорошо кончается
    +1 от Random Encounter, 26.02.17 17:23

Как и Тайе, Алистеру было не до смеха - его тоже вся эта ситуация несколько напрягала и раздражала, хоть и не так сильно, наверное, как Рокиа. Услышав хохот Серсея, а за ним и Иштар, юноша недовольно поморщился. Отсутствие шлема его не беспокоило.
- Про Ктулху я примерно так и думал, - кивнул он, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно. - Но при чём здесь Фиалка? Это же не она, а вы испортили пафосную речь богини. На фразе «инопланетяне, которые портят пафосные речи», - терпеливо напомнил он.
+1 | Восход, 26.02.17 14:57
  • Подъеб засчитан. XD
    +1 от Humster, 26.02.17 15:00

Если и заметил дружбан Лёха, как переменилось лицо Майи Юрьевны, когда он учительствовать перед ней вздумал да поучать уму-разуму - причём по медицинской части, что должно было быть самым обидным, ёлы-палы, для корабельного доктора, - то виду не подал, продолжая с тем же самоуверенным и довольным выражением лица безжалостно уничтожать бутерброд, чайком его слегка подостывшим запивая. Ну, он ведь сам рассказывал, что для него важна в первую очередь крепкость напитка, а не его горячесть. И услышав ответ, даже покивал самодовольно, со знанием дела, хотя, похоже, что и понял недосказанную часть про чтение брошюрки задним числом.
- Классный планшет, люблю такие универсальные штуки, - уважительно поглядел он на продемонстрированный Светловой персональный гаджет. Правда, слегка, почти незаметно поморщился при упоминании классической и оперной музыки. Недолюбливал он такое, но не стал этого говорить, чтобы не огорчать лишний раз Майю. И без того расстроил её своими поучениями. - Как же ты без Тетриса? Это же шикарный времяубиватель. Хотя, да, когда в свободное время можно киношку глянуть, Тетрис отступает на второй план. Это ж не моя служба, где до телека доступ был в строго отведённое время, - с тоской вздохнул парень, словно бы скучал по этой самой службе. - Хотя, ты ведь из инета всегда можешь накачать чего надо, верно?
И он по-доброму, по-простому так улыбнулся, отвечая на её теплоту своим теплом.

Инцидент с сидением на коленях у пилота вызвал у него смущение. Поняв, что сболтнул лишнего, Лёха поспешно заткнулся и стал уминать спагетти, зыркая опасливо по сторонам. Кажется, на это происшествие, и вправду напоминавшее анекдот, никто не обратил внимания. Разве что Раздолбайло как-то странно улыбался, поглядывая на Майю. Будто что-то такое знал о ней, чего она и сама о себе не знает.
- Вы на Портоса совершенно не похожи, - между тем сдержанно усмехнулся Ромашкин, явно чтобы не рассмеяться громко. - Хотя вы ведь используете это сравнение как некую аллегорию, полагая, что вы такая же шумная и в глазах окружающих занимаете много места? Ну, здесь вам виднее, - молодой человек покачал головой, чуть подался к Майе и понизил голос почти до шёпота, вид у него при этом стал немного заговорщицкий. - Простите, если ошибаюсь, но меня терзают смутные подозрения, что роль Атоса вы хотели бы предложить мне, но из стеснения не решились сказать об этом прямо, а потому сейчас ждёте, что я сам себя предложу в этом качестве. Насколько сильно я ошибся, Майя Юрьевна? Если мимо яблочка, не стесняйтесь поставить меня на место. Я иногда могу казаться гм... бестактным, - слегка неуверенно закончил Фотон Игнатьевич.

По дороге из камбуза в медотсек Светловой повстречался знакомый котяра. Большой и жирный, он тем не менее очень ловко исчез где-то под лестницей, стоило ей его заметить, испугавшись, должно быть, топота её подошв по металлопластиковому покрытию пола, и больше не показывался.
Капитан также выглядел довольно уставшим и утомлённым после долгого трудового дня, большую часть которого ему довелось провести на своём боевом посту, в капитанском кресле на командном мостике. По его виду Майя сразу поняла, что человека лучше поскорее отправить на отдых. Ну или, как вариант, предложить начать отдых с совместного чаепития - второго по счёту, отвлечь разговорами не о работе, а о каких-нибудь высоких и душевных материях, а потом смело отправить его к себе в каюту спать в постели под присмотром той самой блондинки, висящей на стене в красивой рамочке.
В ожидании Майи Чижик присел на скамейку в приёмной - её можно было назвать «залом ожидания». Когда она вошла, он поднялся и повернулся к ней, устало поглядел на поварёшку в её руке, тихо хмыкнул и слегка улыбнулся краешками губ. Забавно было видеть Светлову с этой кухонной утварью. Хотя он помнил, что на «Фобосе» девочка любила проводить время на кухне с Робиком.
- А знаешь что... от чая не откажусь, - Фёдор Михайлович слегка растрепал волосы в попытке их пригладить. - И от угощения тоже. Надо бы немного отдохнуть теперь.
Прошёл в кабинет следом за Майей и сел на один из стульев, принял с благодарностью свою подарочную книгу, с улыбкой даже к груди прижал, будто нарочно показывая, как она ему дорога.
- Спасибо, спасибо... Я по растерянности забыл. Появление Стругачёва совсем с толку сбило, - оправдался мужчина. - Да ты была удивлена не меньше моего, должна понимать... И уже первые неприятности на борту с его появлением, - он покачал головой с расслабленной улыбкой, было видно, что сейчас капитан не настроен быть строгим капитаном, а хочется ему побыть немного обычным человеком. - Надеюсь всё же, он уже не такой шальной, как в детстве. Вырос остолоп... гм, то есть... ну, ты поняла, - усмехнулся Чижик виновато за свою оговорку. - Но возмужал - это точно.
Поглядел на Майкину книжку с жуткой картинкой на обложке, содрогнулся в ужасе.
- И не страшно тебе, Светлова, такие книги в космическом полёте читать? - по-простому спросил он. - Кошмары сниться не будут и по углам мерещиться?
Сам-то он бы, пожалуй, ни за что не стал читать космические ужасы, когда живёшь всем этим каждый день. Не ужасами, в смысле, а прохаживаясь по коридорам звездолёта, несущегося на немыслимой скорости сквозь космическое пространство, между далёкими и кажущимися холодными звёздами. Неспроста ведь многочисленны случаи «космической болезни» среди людей, прежде не летавших в космосе. Это такой себе аналог морской болезни, только ключевую роль в заболевании играет не качка, а психологический момент понимания, что находишься далеко от Земли, окружённый защитной оболочкой корабля, которая кажется такой ненадёжной. Ну, на самолёте тоже в первый раз многим страшно летать...
И читать на ночь ужасы, связанные с твоей каждодневной деятельностью - это для Фёдора Михайловича Чижика было слишком. Но определённо не для отважной Светловой-Молнии, Пчёлки Майи.

На удивление, составленная для массового читателя брошюрка не была скучной - хотя у утомлённой помощницы технического специалиста буковки разбегались перед глазами, то и дело норовя поменяться местами и сплетаясь порой в поистине затейливые сочетания, а строгие схематичные картинки оживали и перерисовывались во что-то совсем уж невразумительное. Впрочем, за минут двадцать чтения девушка успела почерпнуть из брошюры немало полезного. Например, как без всяких программок-макросов на планшете добраться из точки А в точку Б с оптимальной экономией времени. Как выяснилось, если бы Майя пошла из камбуза в медотсек в противоположную лестнице сторону по коридору, то вскоре достигла бы уже знакомого лифта, и тогда путь бы сократился на какое-то количество десятков секунд.
Помимо оптимизации внутрикорабельных маршрутов, из полезностей ещё были достаточно вкусные описания различных отсеков на «Данко». Так как брошюра предназначалась не только для экипажа, но и для рядового читателя, информацию подавали так, чтобы было интересно. В частности, про служебный пост безопасников, о котором рассказывал Стругачёв, действительно говорилось так заманчиво, что невольно читатель захотел бы сам служить на звездолёте в Службе Безопасности. Читая про кухню, могли потечь слюнки от упоминания разных вкусностей, которые могут приготовить местные шеф-повара. А заглянув на страничку, где рассказывалось про медицинский отсек, Майя могла узнать, что «экипаж звездолёта находится в надёжных руках бортового врача и его ассистента», что «у врачебного штата звездолёта в распоряжении самые современные медицинские дроиды» и что «здесь способны провести самую сложную операцию и излечить от самых тяжёлых ранений». Прямо-таки чудеса исцеления Иисуса Христа обещали: слепые обретут зрение, неходячие встанут на ноги, а ходячие научатся ходить по воде. Ну, условно говоря.
В общем, слегонца эдак перевирали в брошюрке-то. Оно, конечно, и правда здесь можно было лечить тяжёлые случаи, но всё было не так светло и безоблачно, как подавалось в этой книжице. Надо бы предупредить другана Лёху, Арамиса объявленного, а то ведь по незнанию и правда на дежурство прихватит не то что чипсы и батончики, а то и пивко какое. С него станется.

* * *

Однако же, это был не сон. Всё вокруг мелко подрагивало, и жутенько становилось от несоответствия спокойного голоса искина с «чрезвычайной ситуацией», требующей присутствия всего экипажа на своих рабочих местах. Ну, благо, самой Майе никуда бежать не нужно, она ведь и так на рабочем месте, в своём дорогом - и в буквальном, и в переносном смысле - медицинском кабинете, оборудованном по последнему слову и по всем её прихотям.
Данко вежливо и лаконично объяснил, что тревога вызвана неизвестной поломкой гипердвигателя, выходом из гипера и стремительным приближением к чёрной дыре на десятикратной и всё более нарастающей скорости заклинивших намертво маршевых двигателей. И с этой поломкой сейчас разбираются борт-инженеры.
- Борт-инженер Романовский получил ожог кисти левой руки, предположительно первой или второй степени, - спокойно сообщил Данко в ответ на вопрос о пострадавших членах экипажа. - Ему потребуется медицинская помощь, когда будет устранена неисправность.
Чайник не спешил нагреваться, будто нарочно. Ещё и слегка подрагивал, или это Майе только казалось, глядя на дрожащую кружку в подстаканнике.
Сообщение Стругачёву ушло по внутренней связи корабля. Набирая его, девушка заметила, что значок Интернета до сих пор перечёркнут красным крестиком - хоть они и вышли из гипера, но находились слишком далеко от передатчиков сигнала, чтобы можно было поддерживать постоянное интернет-соединение. Где-то у чёрта на куличках они сейчас находились. Ну, при незапланированно