Набор игроков

Завершенные игры

Форум

- Общий (10094)
- Игровые системы (4798)
- Набор игроков/поиск мастера (28563)
- Конкурсы (5811)
- Под столом (18386)
- Улучшение сайта (5606)
- Ошибки (2618)
- Для новичков (2781)
- Новости проекта (7123)

Голосование за ходы

 
Необыкновенное сегодня выдалось утро. Волшебное утро после волшебной ночи. Но если ночное волшебство было хоть и жутеньким, зато оставило после себя приятное послевкусие прикосновения к чуду, то волшебство дневное казалось Лизе мрачноватым, угрюмым и холодным, как погода за окном... только здесь, в доме, оно казалось ещё злее, оно заковывало в лёд. От него стыло тело.
А всё-таки не покидали Лизавету мысли о тёте. О том, как её спасти из этого кошмара. Как вернуть здоровье и солнечный свет в умирающий, увядающий мир, в котором жила Софи Эдгаровна вот уже несколько долгих лет после ухода дяди на фронт. Невольно думалось о доме, пришедшем в запустение... Они и правда были очень похожи - тётя и этот дом. Словно бы были связаны вместе, переплетены судьбами, имели общую ауру, одинаково реагировавшую на любые изменения, происходящие с одним из них. Плохо тёте - худо дому. А худо дому - то и тётушке ещё хуже становится. Это была странная связь. Ведь казалось бы, Софья Эдгаровна здесь пришлый человек в доме. Она не жила в нём раньше, но дом прекрасно существовал без неё, жил и процветал. Связано ли её появление с запустением дома? Или же между ними просто установилась некая прочная связь? За счёт дяди, быть может. Они - одна семья, и этот дом с ней, конечно, неразрывно связан.
И ещё в Доме была некая тайна, известная экономке Иоанне и про которую - но не в деталях - прознал Андрейка. Эта тайна манила Лизу. Здесь не только её большущее любопытство стремилось сунуть свой длиннющий носик в замочную скважину. Тут чувствовалось нечто большее. Какой-то жуткий секрет хранил этот дом, и Лиза всеми фибрами души, отчётливо ощущала, что между этим секретом, скелетом в шкафу - хоть бы метафорическим, а не настоящим, и хворью, одолевшей дом и тётушку Софи, есть некая связь. Может, если тайну раскрыть, получится помочь Дому. А вместе с ним и доброй, не старой ещё женщине. Вернуть им былое величие. О-жи-ви-ть!
И снова загремит в этих залах музыка. И закружатся в вальсе благородные кавалеры с прекрасными дамами. Зазвенят бокалы с игристым вином и зазвучит колокольчиком женский смех. Потрескивание живого огня в камине, ритмичные шаги вальсирующих и шорох бальных платьев...

Мечтай, Лизонька. Мечтай, что однажды сама в этом доме закружишься в танце. И что рядом будет танцевать тётя, не выпускаемая из рук после долгой разлуки любимым дядей. Мечтай! Иногда - очень редко, но всё же - мечты сбываются. Особенно у тех, кто искренне верит в Чудо.

Ничего, что овсянка совсем даже не тает во рту, как то принято приличным овсянкам. Ничего, что кажется безвкусным комком чего-то склизкого, слегка приправленным мясным привкусом поджарки. Лиза всё это быстренько проглотит, лишь бы не остаться голодной. Она понимает - выбирать не приходится, а не поесть - будет хуже. Телу нужны силы для поддержания в нём жизни, которые даёт еда. Даже такая мерзкая с виду. Хотя, справедливости ради, кухарка всё же старалась разбавить эту пресность дешёвых продуктов, чтобы придать им хоть какой-нибудь вкус.
Зато потом был пирог! Это неземное, горячее ещё, мягкое, тающее во рту блаженство со вкусом брусники. О, Лизонька тоже ела от души! Но соблюдая правила приличия за столом всё же, в отличие от сводного братца. Хотя понять его она могла. Вкуснотища же! Не каждый день их таким балуют. То-то тётушка с нетерпением ждала этого пирога. «Приятного аппетита, тётя Софи!» - мысленно пожелала ей падчерица от всего своего доброго сердца.
Глядя на Андрейку, небрежно раскинувшего локти на столе и уплетающего пирог за обе щеки, девочка невольно улыбнулась. Ей бы стоило поучить братца хорошим манерам, да кто ж её будет слушать. Она и пытаться не станет. Только обозлится на неё мальчишка и станет придумывать, как отомстить да напакостить за сказанное поперёк слово. Нет-нет-нет, она не будет ему указывать на локти. Пусть потом опозорится разок прилюдно где-нибудь - и сам поймёт, что манеры надо соблюдать. Они ведь не первобытные люди, живущие в пещерах. Хотя даже те не клали локти на стол во время еды! Потому что столов-то у них не было.
Льстивые речи Андрея беспокоили Лизавету. И что это на него нашло? Если так хочется найти секретный лаз, то кто ж ему мешает-то сделать это в одиночку. Но он почему-то хотел, чтобы на его поиски вместе с ним отправилась Лизетт. Чуяла она неладное. Как бы негодник не вздумал её подставить, если их поиски рассекретят - скажет, мол, это всё Лизка, а я пытался её остановить. И тётя накажет, конечно же, её. Хотя она не глупая, тётя-то. Но вот угрозы Дашке были для девочки куда страшней, чем риск подставиться под наказание. Нахмурилась она, растерялась от такого признания про отрывание головы её горячо любимой подруге кукольной. Чаем пирог запила, ложечкой деловито в кружке поколотила, позвенивая посудой. Подуть даже захотелось, только чай ведь уже успел остыть.
- Вот не думала, что ты боишься привидений, - хмыкнула она осторожненько, не желая сердить Андрюшу злыми насмешками. - Пообещай не обижать Дашу, и я пойду с тобой искать этот лаз. И даже попробую у Иоганны выпытать больше про эту тайну.
Ну а что? Так и Даша голову не потеряет, и тайна, может быть, яснее станет. А потайной коридор Андрейка всё равно не найдёт, если только они не пойдут его искать в тринадцатый час. Лиза уж постарается, чтобы они в этот час не ходили.

Девочка неверяще смотрела на денежку в руках, подаренную тётей. Да неужто кролик Хрон-Хрон оказался прав и Софья Эдгаровна так хорошо отнеслась к племяннице, отблагодарив её за чай с бергамотом и комплимент её чепчику? На лице Лизоньки в это мгновение такая растерянность читалась, что невольно улыбалось, глядя на неё. Анна-Гретхен точно ничего не перепутала? Может, эту денежку тётя Софи ей дала на расходы, а совсем даже не Лизе.
- Спасибо, Анна-Гретхен, - она растерянно взглянула на пожилую немку и медленно убрала монетки в кошелёк. Так медленно, будто ожидала, что тётя или Анна-Гретхен сейчас передумают и отберут их. Кошелёк вместе с запиской Лиззи бережно положила в кармашек своей формы, нащупала волшебный орех в нём и на миг его крепко сжала своими тонкими пальчиками. Это будто бы приободрило девочку, и взгляд её стал увереннее. - Да... передай, пожалуйста, тёте, как её увидишь снова, мои благодарности. Скажи ей... нет, ничего, - она смущённо отвернулась.

«Скажи ей, что я её люблю и у нас всё будет хорошо!»
Но это были только мысли.

* * *

Лиза выпорхнула на улицу, прикрываясь зонтиком от дождя, вслушиваясь в голос непогоды, но стараясь не слышать криков мальчишек-газетчиков, зазывавших прохожих купить свежую газету, чтобы почитать свежие, пахнущие типографской краской, новости. Которые совсем не радовали, оттого даже слышать о них не хотелось. Девочка поплотнее закуталась в плащик, щурясь от ветра, и заспешила в сторону рельсов, почему-то молчаливо решив за них с Андрейкой поехать на первом электрическом трамвае. Только услышав слова брата, одумалась, остановилась и обернулась к нему, растерянно выглядывая из-под зонта.
- А не хочешь новый трамвай опробовать, Андрейка? На электричестве, - предложила вдруг братцу, смущённо взмахнув ресничками.
В действительности же она опешила, услышав снова кроличий голос. Кажется, он у неё в мыслях звучал и Андрейка не мог его услыхать.
«Рельсы неблагонадёжны... все-все-все? Даже трамвайные? - мысленно уточнила девочка у господина Хрона. - Похитят? Как злой колдун со странным именем сказочную принцессу? И зачем кому-то меня похищать, чтобы завоевать мою дружбу?»
Хотелось задать целую кучу вопросов, но сейчас явно было не время.
+1 | Маяк для Лизы, 31.10.17 14:22
  • Мечтай, Лизонька. Мечтай, что однажды сама в этом доме закружишься в танце. И что рядом будет танцевать тётя, не выпускаемая из рук после долгой разлуки любимым дядей. Мечтай! Иногда - очень редко, но всё же - мечты сбываются. Особенно у тех, кто искренне верит в Чудо
    Чудесные замечательные слова, как и весь пост. Прочувствованно, печально, но печаль светлая и добрая. Ход с душой. Мне очень нравится!
    +1 от Лисса, 21.11.17 22:58

- Данко на многое способен, но не на всё, - нахмурился Кайрат Тимурович, выслушав мнение Майи. - И он не способен на нестандартное мышление, свойственное людям, а значит, поведение искина можно предугадать. Хотя... может, не для существ с иным типом мышления.
Майор перевёл взгляд на Фёдора Михайловича, очевидно, перекладывая принятие окончательного решения на его не самые широкие плечи. С достоинством выдержав направленные на него многочисленные взгляды данкийцев, капитан уверенно кивнул разом всем, но глядя на Кырымжана, а затем и на Майю. Сейчас взгляд Чижика стал неожиданно суровым, напряжённым в преддверии принятия этого самого важного решения. Жестковатым даже немного - не по отношению к девушке, а к ситуации в целом. Но всё же не колючим... хотя, пожалуй, она бы могла назвать его ершистым.
- Хорошо, - начал он, - ваши точки зрения я понял. Кто-нибудь хочет что-то добавить? - капитан обвёл взглядом присутствующих, и сидевший справа от Пчёлки Громов чуть приподнял ладонь, показывая своё желание высказаться. Чижик приглашающе кивнул, и взгляды данкийцев устремились на сержанта. Особенно жёсткий - Кырымжана. Начальственный, можно сказать.
- По протоколу безопасности вторая группа нужна для того, чтобы либо прикрыть первую, либо защищать корабль, смотря по ситуации, - несколько неуклюже заметил безопасник, явно не слишком-то умевший толкать речи. В этом отношении он был похож на майора. Даже схожие выражения лиц иной раз прослеживались. Громов взглянул на Майю. - Вероятно, вы с этим протоколом не знакомилась, но это и не в вашей зоне ответственности. Я просто уточнил, почему капитан принял именно такое решение. Разделяю мнение майора, - последнее он сказал уже Чижику.
Вообще-то, Майя действительно не обязана была изучать протоколы, не относящиеся к её сфере деятельности на корабле. Будь это военный корабль, а не исследовательский, то каждый член экипажа, включая доктора, должен был всё это знать до мельчайших деталей, чтобы понимать, как действовать в той или иной ситуации одной слаженной командой. Но у исследовательской экспедиции изначально были другие нормы, а Майя к тому же не считала нужным перед полётом узнавать всё-всё-всё про звездолёт, членов экипажа и нормативы, не касающиеся напрямую медицинских работников. Это было не в её компетенции, тут сержант прав.
- Что ж... раз так считает служба безопасности в своём большинстве, то я не буду ничего менять. Составы групп уже названы, - Фёдор Михайлович поднялся из-за стола. - Данко, объявляю час до высадки.
- Есть, капитан, - отозвался из-под потолка голос искина.

* * *

Ему хотелось для неё что-нибудь сделать. Она встречала его приближение своей милой, хоть и необычной улыбкой. Главное, что эта улыбка была искренней. Майя была действительно рада, что он к ней подошёл и заговорил, а ему хотелось... быть может, обнять её, приветствуя в новом дне, запоздало желая доброго утра. Поцеловать в щёчку в знак приветствия. Только они ведь всё ещё были не одни в столовой. Экипаж расходился, но не все ещё покинули помещение, а Спартак Валерьевич и вовсе задержался, обходя стол по кругу и собирая пустую посуду и прочие остатки вкусного завтрака на большой поднос. Чижику тоже хотелось остаться с ней наедине, а сейчас всё, что он мог - это просто положить ладонь на плечо девушки. Эдак по-капитански и по-товарищески, скромный жест достаточно близкого, но сохраняющего на публике дистанцию человека. А самому хотелось податься к ней и заключить в тёплые объятия, прижать к груди, погладить её голову, слегка зарываясь пальцами в её чудесные медвяно-рыжие волосы. Сказать что-нибудь бодрящее с утреца и нежное, что-то весёлое, что бы могло заставить её половинчатую улыбку сделаться шире, а может, и вызвать её приятный звонкий смех, радостный и удивлённый немного от того, что Фёдор Михайлович такой, оказывается, шутник.
- Не устану это повторять: твоя целеустремлённость вызывает уважение. Как и прямота, - ответно улыбнулся он, сдерживая свой мимолётный порыв обнять Светлову на глазах у данкийцев. Это была немного грустная улыбка. Грустная отчасти из-за необходимости обуздать свои желания, а отчасти из-за чувства некоторой вины перед Майей, что он принял своё решение вопреки её встречному мнению. Но Чижик действительно считал, так будет лучше и для группы высадки, и для остающихся на звездолёте. - Надеюсь, ты понимаешь, почему я принял такое решение? Громов прав: вторая группа - это как служба спасения, готовая прийти на помощь той части экипажа, которой эта помощь нужнее. Попадёт в беду группа высадки - уже через две-три минуты к ним придёт подкрепление. Окажется в беде корабль - мы будем готовы его защитить. Ты ведь умеешь обращаться с бластером? - вдруг серьёзно уточнил Чижик. - Каждому во второй группе его выдадут. И... - он помолчал, - связку гранат. Светошумовые, слезоточивые и плазменные. Вторая группа - это группа боевиков, а не исследователей. Плюс обязательный медик.

Долго говорить они не могли, к сожалению. Фёдору Михайловичу нужно было идти на командирский мостик, а Майю Юрьевну ждал серьёзный разговор с Кайратом Тимуровичем, уже дожидавшимся девушку в коридоре у входа в столовую. Приходилось прощаться с Чижиком. А ему с Майей. Пусть и ненадолго это расставание, но хотелось побыть наедине подольше. Причём именно наедине, а не в окружении суетящихся, деловито снующих по помещению людей. Даже если они на них и не смотрят.
- Да, кстати, а почему ты там до сих пор не была? - искренне удивился Фёдор Михайлович и оглянулся на дверь, проследив за смутившимся взглядом Пчёлки. - Что-то не так?
Кажется, вышедшего майора он уже не успел увидеть.

- Пойдёмте, - коротко ответил Кайрат Тимурович, сопроводив единственное слово таким же коротким мимолётным кивком.
И он направился куда-то, даже не оборачиваясь, чтобы проверить, следует за ним Майя Юрьевна или струсила и сбежала, испугавшись серьёзного тона собеседника. Ну, это шутка, конечно, однако майор шёл вперёд уверенно, явно и мысли не допуская, что старший лейтенант Светлова его ослушается.
По пути от столовой им встретился шедший мимо Раздолбайло. Он опасливо покосился на Кырымжана, а когда оказался рядом с девушкой, оглянулся на майора, убедился, что тот не видит, и выразительно поглядел на Майю, подняв руку и жестом показав на военного, затем на себя. Мол, если вам нужна помощь, Майя Юрьевна, то Иван Батькович готов переключить внимание этого сурового мужчины на себя. Однако, убедившись, что всё в порядке, он пошёл дальше. Кажется, слегка разочарованный тем, что ничем не смог пригодиться Пчёлке.
Как оказалось, шли они в уже знакомые Майе края. До боли в сердце знакомые-то. В одном из этих коридоров они провели время наедине с капитаном, сокрытые куполом тишины. Где-то тут она и свои ролики оставила, найденные Кырымжаном. Майор подошёл к лестнице и остановился, положив руку на перила. Повернулся лицом к девушке. Путь, проделанный в молчании, угнетал, но выражение лица мужчины не было хмурым или угрожающим. Он излучал обычное, свойственное ему каменное спокойствие. Вторая рука скользнула в карман мундира и извлекла наружу что-то, напоминающее по виду зажигалку или маленький фонарик.
- Вы не раздражаете меня, старший лейтенант, - спокойно сказал Кырымжан. - Но ваше поведение вызывает вопросы.
Он провёл ладонью по перилам лестницы, затем убрал руку и навёл предмет, похожий на зажигалку, на поверхность перил. Нажал какую-то маленькую кнопочку, и из «зажигалки» будто нехотя выполз луч мутного света, осветив то место, на которое указывал предмет. Майя перевела туда взгляд и заметила, как в тусклом пятне света на металле виднеется нечто вроде аккуратно нанесённого поверх слоя чего-то... на вид липкого, как глина или пластилин. Невооружённым глазом там не было видно ни царапинки - металл выглядел цельным и неповреждённым, однако под светом этого устройства проступали детали. Майор поводил приборчиком вдоль перил, показывая девушке, что кое-где и в других местах видны подобные следы, а затем сделал шаг от лестницы и, присев, показал похожий след на полу там, где Майя спрыгивала на роликах с лестницы.
- Это мини-спектрометр, - сообщил Кырымжан, выключая приборчик и поднимаясь на ноги. - Определяет возраст металла. То, что выглядит как глина - это искусственное напыление поверх повреждённых участков.
Начальник службы безопасности внимательно посмотрел на данкийского доктора, будто спрашивая этим взглядом, нужны ли ей дополнительные разъяснения.
  • Классно! ^^ Кырымжан немногословен)
    А Чижик ершистый, но теплый. Отлично :) Кстати, именно за эту ершистость его не любит Светлов. Но я всегда знала - он ершистый!)
    +1 от Лисса, 21.11.17 14:52

Майя скучала по отцу. Очень скучала по нему, представляя почти всё время. Но могла ли она предполагать, что он сейчас так близко? Возможно, всего лишь в соседней звёздной системе. Могла ли догадываться, что ради неё он поставил на кон всё, что имел и чем дорожил в своей жизни, и даже саму жизнь, рванув в чёрную дыру на её поиски?..

Подстреленное Овчаренко существо было очень похоже на человека, если не считать несколько иные пропорции тела, что наверняка объяснялось особенностями местной гравитации и атмосферы, и повышенной волосатости. На теле инопланетянина обильно росли волосы - не шерсть, а именно волосы. Шерсть росла на голове - у него оказалась густая, как у льва, грива. И лицом оно отдалённо на льва походило.
- Перевертень, тьху ты, хай йому грець, - забормотал Руслан по-украински, - це треба ж, вовкулаку пидстрилыв.
- Овчаренко! - строго прикрикнул на виновника Юрий Аркадьевич, осматривавший жертву украинского ксеноцида.
К счастью, львиноголовый оказался ещё жив и вроде бы даже не умирал, но помощь ему была нужна, и срочная. Светлов сделал ему укол первой помощи из аптечки и вызвал по радио посадочный челнок, решив не экспериментировать с нуль-транспортировкой раненого чужака. Шаттл прибыл менее чем через минуту, и капитан лично занёс в него довольно лёгкое, бесчувственное тело.
- Овчаренко, головой за него отвечаешь. Понял? - светловолосый мужчина буравил неприязненным взглядом лицо борт-инженера, решив отправить его вместе с инопланетянином. Увы, на корабле не было никого, кто мог бы принять тело и доставить его в медотсек под опеку меддроидов. Да и без присмотра его оставлять нельзя было.
- Понял. Чого ж нэ понять? - пожал плечами понурившийся украинец.

Посадочный модуль взмыл вверх, и оставшийся на поверхности планеты дуэт первопроходцев уже собирался продолжить осмотр города, когда пришёл радиосигнал с «Товарища».
- Капитан, хочьте - меня застрельте, но в челноке ниякого чужака нема! - взволнованно сообщил Овчаренко.
- В смысле? - не понял Юрий Аркадьевич.
- Ну, нема - и всё тут. Я выходить собрался и його выносить, глядь - а внутри пусто.
- Я же собственными руками погрузил его на борт шаттла, - процедил ошарашенный новостью Светлов.
- Так это я памъятаю, - вздохнул борт-инженер. - Шо мени робыть?
Секунд десять царило напряжённое молчание.
- Для начала проверить видеозаписи с камер шаттла, обыскать звездолёт, - мрачно распорядился капитан. - Если ничего не найдёшь - тогда... тогда возьмёшь в руки словарь русского языка и прочтёшь от корки до корки. Учи государственный язык нашей Родины, Овчаренко. Это приказ.
Приказы не обсуждают. А Светлов с Вольским, не в силах найти случившемуся сколько-нибудь правдоподобного объяснения, отправились дальше вниз по улице.

* * *

Она жадно, со вкусом, кушала блинчики со сгущёнкой и ловила на себе взгляды данкийских мужчин. Такие широкие в своём многообразии, с самыми разными выражениями - сейчас исключительно позитивными благодаря вкусному и сытному завтраку. Некоторые, как и Майя, запивали блинцы чаем или кофе, или соком - кто что больше полюблял с утреца - и не уставали поглядывать на виновницу этого сказочного утреннего пиршества нового дня.
Вот поймал её взгляд с усмешечкой Бережной, догадался, о чём она думает, и подмигнул незаметно, широко улыбаясь губами, лоснящимися от сметаны и мёда - о да, Спартак Валерьевич тоже заценил её блинчики, оставив мясное удовольствие для любителей иных блинцов.
А вот Чижик на неё посмотрел так, что в груди бабочки запорхали, дразня своими крылышками изнутри, и жарко немного нашей Пчёлке стало - или то от горячего чая? В глазах Фёдора Михайловича горело тёплое спокойное пламя, которое, стоило к нему прикоснуться её взгляду, словно бы перекинулось на девушку, вызывая пожар. Что это было? Возможно, обожание... или любовь? Но совершенно точно не равнодушие и даже не простая дружеская теплота, а что-то большее, приятное такое и доставлявшее удовольствие, кажется, ему самому. Расслабился капитан, перестал на Михалкова волком глядеть. Улыбался благодушно, всё чаще вздыхая от удовольствия и сытости.

- Лучшая похвала повару - пустые тарелки! - провозгласил Спартак Валерьевич в ответ на шутливые жалобы Майи, что её старания никто не хвалит, и показал на середину стола, где стояли пустое блюдо, на котором ещё недавно ютились свёрнутые в конвертики мясные блины, и почти опустевшее второе, с Майиными трудами. Блинов с мясом было намного меньше, вот и уплели их данкийцы быстрее, но и горка на второй тарелке стремительно уменьшалась.
- Не волнуйтефь, Майя Юрьевна, я доем, - с набитым ртом сказал Раздолбайло, накладывая себе новых блинчиков, хотя на его тарелке ещё была парочка несъеденных. - Я не пофволю, фтобы вафы фтарания пропали втуне. Не кафдый день мне на фавтрак готовит блины крафивая девуфка.
Он приятно улыбнулся, а услышавшие этот комплимент данкийцы в большинстве своём (ну, кроме известных личностей) по-дружески засмеялись и одобрительно закивали-задакали. В результате блины разгребли до основания, не оставив ни блинчика на обед. Наелись от пуза, как говорится.

Но вот закончился завтрак - последние едоки лениво доедали свои порции, и пришло время для серьёзных разговоров и взвешенных решений. Все смотрели на обзорный экран, хотя там не было ничего интересного, кроме бледно-голубой планеты с очертаниями материков, нисколько не похожими на земные. За столом снова воцарилось напряжение, разбавленное, правда, в значительной степени теплотой сегодняшнего утра и этим шикарным светловско-бережным завтраком.
- Я так же думаю, - неожиданно поддержал Пчёлку, заговорившую о метафорическом «нет», штурман Шмидт. - Нас там не ждали и не ждут. Возможно, мы летим на свою...
- Александр Оттович, - не дал ему закончить жуткое предсказание Геннадий Борисович. - Не будьте таким пессимистом. Вспомните, что нам сказали на предыдущей планете. Здесь нам могут помочь, и мы не имеем права пренебречь этим шансом.
- Моё дело маленькое: сидеть и смотреть в монитор, - недовольно произнёс Шмидт, положил ладони на стол и опустил голову, уперевшись взглядом в поверхность стола и всем видом показывая, что больше не намерен принимать участие в разговоре.
Майор выслушал внимательно предложение Майи по поводу перестановок и взглянул на Чижика, который вопросительно теперь на него смотрел. Ну да, кому ещё решать вопросы, связанные с безопасностью, как не офицеру по безопасности?
- Считаю предложение старшего лейтенанта Светловой дельным, но нецелесообразным, - в голосе его, как ни странно, можно было услышать лёгкое одобрение.
- Поясните, пожалуйста, - попросил капитан.
- Если первая группа попадёт в беду, мы потеряем сразу двоих безопасников, - объяснил Кырымжан, - и во второй группе сможем отправить только одного, оставив корабль без охраны. В прошлый раз я настоял на двух безопасниках, но там ситуация была другая. На «Данко» могут напасть, капитан, - прямо сказал майор.
- Резонно, - кивнул Чижик и взглянул на девушку, ожидая, есть ли ей что сказать на это. Взглянул вопросительно и, что немаловажно, одобрительно глядя. Показывая, что с её мнением капитан считается и не думает, что она предложила какую-то глупость.
А может, и глупость. Действительно, Майя так озаботилась безопасностью группы высадки, что не подумала об опасностях, грозящих непосредственно звездолёту. На столь высокоразвитой планете наверняка имелись средства, позволяющие перехватывать или даже уничтожать чужие корабли. Ну, орбитальные пушки и прочие средства защиты от инопланетного вторжения. Даже на Земле был орбитальный патруль и планетарные средства обороны от незваных гостей. Кырымжан был прав - опасность грозила в равной степени и остающимся на борту, и присутствие безопасников на звездолёте было необходимо. Они и за пушки сядут в случае атаки, и при проникновении чужаков на корабль смогут дать отпор...

А может, майору просто не хотелось снова трястись пятым колесом у телеги. В смысле, посадочные челноки ведь были рассчитаны максимум на четырёх человек. В прошлую высадку ему было наверняка не очень комфортно, хотя он и виду не подал.

* * *

Когда все разговоры были окончены, обязанности в предстоящей высадке распределены, и Фёдор Михайлович объявил готовность до старта один час, все стали покидать столовую и отправляться по своим местам. Спартак собрал со стола посуду и заверил Майю, что справится с ней сам, дроид ему в помощь. Светлова могла начать подготовку к своему участию во второй группе. Члены этого вспомогательного отряда должны были уже в надетых скафандрах дежурить у второго челнока, готовые в любую секунду закрутить шлемы и сесть в шаттл, чтобы спуститься на Кулимат на помощь первой группе. То есть, пребывать в полной боевой готовности. И Майе следовало идти в шлюзовой отсек и надеть скафандр вместе с другими участниками второго отряда, но... но сперва провести медосмотр группы высадки, а затем и своих компаньонов. Обязанности медика ведь никто не отменял. Хотя с первой группой ей наверняка поможет Григорьев, он ведь с ней летит.
- Спасибо за такой королевский завтрак, - ещё в столовой, пока остальные выходили, к ней подошёл улыбающийся Чижик. - Ну что, я сейчас на мостик. Надо согласовать некоторые моменты перед высадкой. И будем пробовать связаться с кулиматцами. Встретимся у шлюза через три четверти часа?
Майя поймала многозначительный взгляд майора Кырымжана, который коротко кивнул ей, слегка качнул головой в сторону выхода из столовой (мол, идём, старлей) и вышел в коридор, ни слова не сказав. После чего отошёл в сторону и стал ждать девушку, остановившись у стены со сложенными на груди руками.
Если Майя согласится с майором, то группы в том составе, в котором назвал Чижик. Если попробует аргументировать свою точку зрения, то смотря что скажет - тогда резолв в следующем посте узнаешь.
  • Замечательный пост. Тут тебе и Светлов, и обед с интригующей высадкой. Очень интересно что будет дальше!
    +1 от Лисса, 17.11.17 00:47

- Экий ты пр-рыткий, бр-рат, - фыркнул ему в спину орчина, набирая себе новую порцию каши с человечиной. Или что там за мясо в ней было.
Горло было абсолютно целым, и чувствовал себя Петя просто прекрасно... если говорить про физические ощущения. Чего не скажешь о психологических. Две смерти подряд - это очень трудно...
- Кофе будет, когда выполнишь задание, - вздохнула шедшая сзади Зена. - Тогда можно будет сделать передышку перед отправлением в следующего героя. А хочешь, я тебе блинчиков к нему нажарю?
В сердце цитадели вели большие массивные двери, к которым был подвешен дверной молоток в форме боевого топора. Видимо, следовало постучать. Они ведь теперь с Беллом знают пароль, если только тот орк не обманул.
+1 | Герои не умирают, 14.11.17 02:49
  • Ох, милая она. =^-^= Вот именно этого и хотелось, немного тепла от Зены.)
    +1 от Лисса, 15.11.17 15:48

- Да жива, жива, куда я денусь, - настойчивость Ярра невольно вызвала её мимолётную усмешку. - Я разве похожа на дохлую? Ты вроде бы не изменился, всё такой же красавчик, - с ехидцей заметила она, с лёгкой такой беззлобной издёвочкой. - Ты лучше не улыбайся, а лицо своё хорошенько под плащ спрячь и помалкивай. Ты прав, я сама с ними поговорю. Не стоит тебе лицо светить... такое, - Лиана вздохнула и решительно направилась к стражнику у ворот.
Их было двое - один дежурил по эту сторону, второй изнутри. Тот, который первым увидел их, поначалу смотрел на странницу и мага недоверчиво, но затем неожиданно разговорился и оказался словоохотливым малым. Он любезно отвечал на вопросы Лианы - может, ещё и потому, что Шустрая ему не пожалела одной из своих приятных улыбок, перед которыми сложно устоять мужчине. И вот что он рассказал...

Перед Ярром и его спутницей широко раскинулся Марлок - огромный город, окружённый мощной стеной. Как им поведал стражник, он был построен тысячу лет назад во времена древней Шадарской империи. Это была столица Сокары. Когда-то она называлась Сокар, пока генерал Грив Марлок не поднял кровавый военный мятеж против старого короля, Корина VII-го. Король был казнён, а генерал переименовал город в свою честь. Теперь использовать старое название было равносильно преступлению.
Грив Марлок расположился в королевском дворце и нарёк себя генерал-протектором всей Сокары. В отличие от своего предшественника-короля, генерал правит железной рукой. Некоторым по душе новые порядки, остальные - сторонники старой династии. Они всё ещё верны наследнику престола принцу Нергану, который бежал и где-то скрывается.
Уже внутри, у ворот города, Ярр с Лианой увидели множество виселиц с телами на них. Ярлыки на шеях повешенных гласили: «Мятежники, казнённые властями во имя общего блага».
- Ведите себя хорошо, если не хотите закончить, как они, - проворчал стражник, кивнув головой в направлении раскачивающихся трупов.
С таким напутствием путники вошли в огромные, увенчанные фигурой орла ворота Марлока.

Как им уже рассказал стражник, они могли здесь купить городской дом за 200 шардов, которых у мага со странницей, вестимо, не было. Собственный дом послужил бы им местом для отдыха и для хранения снаряжения. Также стражник сказал, что, чтобы покинуть Марлок морем, купить или продать корабль или грузы, им следует отправиться к начальнику порта.
Куда отправилась рыцарская конница, того вояка им не поведал. Он и сам не знал, какой у них был приказ. В городе квартировалось большое количество солдат. Но война уже была позади. Возможно, кавалерия отправилась подавлять очередной мятеж, но стражник ничего такого не слыхал.
На Лианкин вопрос, куда бы они могли здесь пойти, страж ворот посоветовал им таверну «Три кольца» - самую популярную в городе среди странников и искателей приключений. Из других интересных мест назвал местные храмы, посвящённые неизвестным ни Ярру, ни Лианке богам - всего храмов было четыре: Алвир и Валмир (один храм был посвящён двум богам), Нагила, Зига и Элнира. Также в городе был крупный рынок, здание гильдии купцов и Дом жрецов. Карту города можно было рассмотреть на стене у ворот, так что направление ко всем этим злачным местечкам они без труда узнали.
- Ну что, в таверну? - спросила Шустрая, когда они отошли подальше от стражника, всё ещё с сомнением косящегося в спину Ярра, скрывавшего лицо под плащом. - Или для начала прогуляемся, город посмотрим?.. Мда...
Последнее у неё невольно вырвалось, когда она повернула голову и взглянула на виселицы. Те ещё достопримечательности...
  • Ух, мрачный Морлок! Жуткое впечатление город производит, а история замечательна. Люблю такие истории и факты в играх.
    +1 от Лисса, 15.11.17 12:31

После короткого тёплого рукопожатия - Фёдор Михайлович ей ответил! - Пчёлка занялась кропотливым и правильным приготовлением правильного же чая. Это вам не те неправильные пчёлы из мультика, которые делали неправильный мёд. У Молнии Светловой всё было схвачено! Особенно в вопросах, касавшихся чая, ага! Чайная душа - говорят про людей, неравнодушных к этому чудесному травяному напитку.
- Красота! - похвалил её старания Геннадий Борисович, заглянув в свою кружку и улыбнувшись золотистому солнечному кругу, с достоинством нежащемуся на чайной поверхности этого горячего восхитительного блаженства. Старпом потянул носом, принюхиваясь к изысканному аромату с кислинкой лимона.
Бережной только улыбнулся по-доброму, а Чижик, осторожно приняв свою чашку на блюдце, задумчиво поглядел в неё, мечтательно как-то даже, после чего тепло взглянул на девушку и кивнул в знак благодарности.
Это было замечательное шахматное чаепитие - до такого даже слегка помешанные на чае (будем называть вещи своими словами) англичане не додумались бы! Шахматы в уютной компании на кухне звездолёта и чёрный полуночный чай с мёдом и лимоном - что может быть лучше для умиротворения после тяжёлого, говоря по честности, трудового дня? Да ещё завершившегося так неудачно просмотра фильма. Ну, разве что эти тёплые, ласковые прикосновения любящих рук - они были намного жарче чая.

- Угу, - кивнул первый помощник Михалков с немного странной, иронично-шутливой такой улыбочкой. Кажется, что-то ему в словах Майи Юрьевны не очень понравилось. Впрочем, это тут же и прояснилось - старпом оказался человеком достаточно прямолинейным и не стеснявшимся высказать в лицо собеседнику то, что думает. В конце концов, честность всегда лучше недопонимания. - То есть, по-вашему, беспощадный и не умеющий проявлять сочувствие Геннадий Борисович больше вам подходит, чем добрые и участливые Фёдор Михайлович и Спартак Валерьевич.
Михалков кивнул, расслабляясь после этих слов. Было видно, что он не особо обижен такой постановкой вопроса и вполне понимает, почему Майя выбрала именно его. Просто старпому захотелось немного пожурить её за такую откровенную прямоту, не всегда приятную собеседнику. Тон его был скорее шутлив, чем действительно обижен.
- Очень хорошо, тогда с завтрашнего дня можете считать меня своим тренером-наставником по шахматам, - уже более миролюбиво добавил мужчина, глядя на Майю слегонца насмешливым своим взглядом. Словно бы спрашивая: ну как, не желаете ли извиниться за такое нелестное мнение обо мне? Однако, мнение было правдивым, это точно. Ведь как игрок, Геннадий Борисович в действительности был беспощаден к своим соперникам. Михалков смешливо вздёрнул бровь. - Но, раз уж вы заговорили о моей беспощадности, то, чтобы вы не были голословной, я просто обязан вас предупредить, Майя Юрьевна. Никаких поддавков с моей стороны. Я из тех мастеров восточных единоборств, которые раз за разом показывают ученикам своё превосходство над ними, чтобы им было к чему стремиться. И если я пропущу удар, это будет говорить о ваших успехах, а не о моём желании вам угодить. Ну так как, согласны на такого учителя?
С Данко всё было намного проще и понятнее.
- Согласен, Майя Юрьевна, - без промедления отозвался искин откуда-то из-под потолка кухни, стоило девушке к нему обратиться. - С удовольствием обучу вас азам игры в шахматы, - голос его, однако, оставался лишённым эмоций.

Помощь с посудой Спартаку Валерьевичу не требовалась. Посуды той было всего ничего, а если бы доблестному техническому специалисту помощь и понадобилась, то на подхвате у него всегда был кухонный дроид, миролюбиво жужжащий и деловито сновавший туда-сюда по кухне на своих гусеницах, весело подмигивая разноцветными огоньками на индикаторной панели.
- Ох-ох, Майя Юрьевна, - прогудел-проохал Бережной знакомым Робиковским басом, - утром нам высадка предстоит. Поберегли бы вы свои силы. Но, если очень хочется, с чего бы мне возражать. Приходите, конечно. Вы тут уже как родная.

Михалков ушёл первым, а чуть погодя следом за ним из камбуза вышли и Чижик с Майей, оставив Спартака Валерьевича доделывать на кухне последние дела перед тем, как и самому отправиться отдыхать. Несмотря на свои шахматные неудачи, Бережной выглядел намного лучше и здоровее, чем несколько часов назад, перед ужином, когда он жаловался на лёгкое недомогание. Видать, прошло уже, и сейчас он выглядел просто немного усталым.
- Я?.. В свою каюту, - помолчав, ответил капитан, также отчего-то задумчиво поглядев на руку девушки, которую она подняла перед собой.
И тут, когда она заговорила о проницательности Михалкова и его вероятных выводах, Фёдор Михайлович вдруг отвернулся и основательно так, по-мужски раскраснелся, в смущении потёр переносицу кончиками пальцев, поправил чёлку и приложил горячую ладонь к своему лбу, словно бы щупал себе температуру.
- Мда... - он переступил с ноги на ногу, не зная, куда себя деть от смущения. Совсем не ожидал Чижик, что Майя так прямо и откровенно об этом заговорит, почти что даже не намекая ни на что, а говоря прямым текстом о том странном чувстве близости, что вспыхнуло между ними, наверное, ещё в миг первой встречи после многолетней разлуки, разгоралось всё ярче с каждым днём, а сегодня прямо-таки полыхавшим с неистовой силой. - Думаю... думаю, всё нормально. Кхм...
Чижик прочистил горло, прокашлявшись в кулак и старательно не глядя в лицо Пчёлке Светловой.
- Пусть спрашивает, - легонько пожал он плечами, - на то мы и старые друзья, в конце концов. Если ему что-то показалось... или не показалось... - неуверенно добавил бывший учитель, наконец-то взглянув на Майю. Он глубоко, но не тяжело, а с какой-то лёгкостью вздохнул. - Всё будет хорошо, Майя, уж за это-то точно не нужно переживать.
Снова вспомнился Стругачёв, но капитан тряхнул головой, прогоняя прочь невтемные сейчас, непрошеные и гнетущие мысли. Этот день хотелось завершить на светлой ноте. А с Алексеем... он был уверен, всё наладится. Нужно просто дать им с Майей время.
- Что же... тогда до завтра? - Фёдор Михайлович поймал её руку, ту самую, и уже казалось, что он снова, как делал это раньше, поцелует её в галантном поклоне, но нет. Он сделал немного по-другому. Сначала легонько, нежно провёл пальцами другой руки по её ладони, по запястью, слегка щекоча даже. А потом, чуть наклонившись для удобства, приподнял руку девушки и легонько коснулся губами нежной кожи её ладони, на мгновение обдав тёплым дыханием. - Чтобы больше не болела, - твёрдо, но ласково сказал он, опустил руку Майи, ещё раз провёл пальцами по запястью и отпустил наконец, делая шаг прочь от девушки. Улыбнулся неуверенно и смущённо. - Доброй ночи тебе. И спасибо... спасибо за всё.

* * *

Они разошлись в разные стороны. Майя направилась к медотсеку, чтобы занять своё уютное королевское ложе. А Фёдор Михайлович двинулся к жилым отсекам для офицеров, обдумывая всё, что с ним сегодня произошло. Шёл он неторопливо, так как подумать было о чём. Прокрутить в голове весь сегодняшний день и попробовать понять, что же произошло. Как разгорелся этот пожар в груди, не оставлявший его и теперь. Большого труда ему стоило не обернуться, когда он уходил, чтобы ещё раз напоследок взглянуть на Майю. Рыжее солнышко, озарившее своим светом его жизнь в эти последние дни, проведённые вместе с начала экспедиции.
Уже приближаясь к своей каюте, Чижик на мгновение остановился, посмотрев вперёд. Нахмурился и двинулся дальше. Рядом с дверью капитанской каюты стоял, подпирая спиной стену, слегка ухмылявшийся Михалков, но усмешка его медленно сходила на нет. И когда капитан приблизился, они несколько секунд молча, с серьёзным выражением, смотрели в глаза друг другу.
Конец пятой главы
  • За явление! За оба явления Михалкова и за чудесное, романтическое завершение главы :)
    Моя самая любимая глава сейчас ^^
    +1 от Лисса, 24.10.17 19:32
  • за рыжее солнышко!
    +1 от rar90, 13.11.17 10:52

Не стал Спартак Валерьевич допытываться у Пчёлки, кого же ей напоминает данкийский майор Кайрат Тимурович. Хотя догадаться, поди ж ты, было легче лёгкого, если знать характер Майиного отца. Он его прямо весь напоказ не выставлял, конечно, но о многом можно было судить по его многочисленным интервью и пресс-конференциям, по изданной книге про славного капитана Светлова. Бережной жил на свете шестой десяток лет, он был старше Юрия Аркадьевича, и уж его вряд ли проведёшь на мякине. Должен был знать технический специалист, с кем могла сравнивать Майя майора Кырымжана. Даже если так подумать... и непосвящённый человек нашёл бы между ними сходство.
- Тупеете? Боитесь всё-таки Кайрата, значит? Ох-ох... - вздохнул Спартак Валерьевич, готовя новую порцию мясного фарша для блинов. - На этот счёт есть один замечательный рецепт, Майя Юрьевна. То есть, совет, я хочу сказать. Когда вы снова почувствуете этот ваш страх - ну, когда майор на вас смотрит... - Бережной крайне серьёзно и доверительно взглянул на девушку, - глядя на него, представьте, что он, извиняюсь, со спущенными штанами сидит на унитазе... - мужчина тихо рассмеялся и покачал головой. - Это не шутка. Попробуйте. Тем более, что когда он сердится, у него выражение лица такое...
И Бережной состроил комично-кирпичную морду лица, демонстрируя её Майе. Действительно, это очень напоминало человека, сидящего на унитазе и сосредоточенно справляющего большую нужду.
- Посмотрите, как после этого изменится ваше отношение к нему... Да и в целом, это универсальный совет для таких случаев.

От помощи Майи Юрьевны он не стал отказываться, и новые блинчики с мясной начинкой приготовились на удивление быстро. На вид они получились даже лучше и аккуратнее первой неудавшейся партии, а когда Спартак попробовал один, он прямо разомлел в удовольствии.
- У вас волшебные руки, моя ненаглядная помощница, - заулыбался он, жуя блинчик. - Блины вас любят. ВАМ удалось подружить их, не то, что мне, недотёпе. Такое блюдо не грех и на стол выставить.
Счастливый Спартак Валерьевич на радостях даже приобнял Майю за плечо эдак по-отечески или по-дедовски, когда собирал блюда с блинами и сладостями на поднос и оказался рядом. Короткое такое, но крепкое и тёплое объятие человека, с добром и лаской к тебе относящегося. Близкого почти что человека же.
- Если Кайрат будет мяться во время этого вашего рандеву, скажите ему, я не против, чтобы он всё рассказал, - напоследок перед тем, как они вышли из кухни, сказал ей Бережной. - А вы его послушайте и не берите в голову. Знайте, что с моей стороны всё в порядке.
Звучало загадочно, но в подробности Спартак Валерьевич девушку не посвящал. Взял свой поднос и пошёл вперёд, а дроид-помощник услужливо открыл дверь кухни. Другой дроид, весело жужжа, повёз чудесные гостинцы для Алексея Кировича - наверняка его осчастливит же блинцами самыми разными да подливками к ним.
А от Чижика Майя ещё успела получить короткий ответ «Ну тогда хорошо» и улыбчивый смайлик. Капитаны тоже пользуются смайлами.

* * *

Хорошо-то хорошо, но дуэль взглядами между капитаном и его первым помощником продолжалась почти всё время завтрака. Только когда Майя разулыбалась им мягко и миролюбиво, словно бы желая тучи развести губами, они вроде бы стали реже поглядывать друг на друга, а взгляд Чижика перестал быть таким отчаянно-напряжённым. И вообще, Фёдор Михайлович предпочитал смотреть не на друга Генку, а на бывшую свою ученицу, а ныне данкийского доктора Майю Юрьевну. Всяко приятнее глядеть на милую девушку, вкусно уплетающую за обе щеки свежие блинцы, чем на белобрысого остолопа, любящего потроллить близких - слава богу, что делает он это беззлобно, но его манера бестактно лезть в чужие дела, его не касающиеся, иногда выводила Чижика из себя. Хотя Михалков бы на это сказал, что такие дела его очень даже касаются, ведь речь идёт о его близком друге. И не возразишь ведь гаду!

Но отвлечёмся от этой дружеской визуальной дуэли и посмотрим, что увидела Пчёлка, когда обвела взглядом мирно кормящихся данкийцев, собравшихся за столом.
Начнём наш обзор с Ивана. Это Раздолбаище уплетало докторские блины вприкуску со сметаной и абрикосовым вареньем, то и дело облизывалось и поглядывало на девушку миролюбиво-довольным взглядом кота, которого угостили сметанкой. Настроение у парня явно улучшилось, так как Майя ещё помнила его нейтрально-равнодушный взгляд, когда зашла в столовую с блинцами.
Михалков ел блины с видимым удовольствием, тоже предпочтя сладкий труд Майюшки с приправой из медка, а не мясное излишество Спартака Валерьевича. Ел аккуратно, можно сказать - интеллигентно, и в этом прослеживалось некое сходство с поеданием блинов Ромашкиным. Последний так вообще настолько аккуратно отрезал кусочки от блинов и клал в рот, словно вилка и нож в его руках были хирургическими инструментами и он проводил сложную операцию, требующую микроскопической точности. Выглядел Фотон Игнатьевич сосредоточенным, но, ловя на себе взгляды Пчёлки, тут же расслабленно улыбался ей и кивал одобрительно. Фотон ел блины, реденько полив их фруктовым сиропом и без сметаны.
Громов навалил себе на тарелку две большие горки блинов с мясом и простых блинцов, а начал, конечно, с первых, и ел их с завидным аппетитом, макая в сметану и не церемонясь со столовым этикетом. Он смотрел в тарелку и на взгляды Майи внимания не обращал. Кажется, безопасник был реально голоден. Штурман Александр Оттович предпочёл блины с мясом и без приправы - можно было бы подумать, что он брезгует Майиной готовкой, особенно если вспомнить его отказ от пирога, но Шмидт, конечно же, не мог знать, какие блины кто готовил. Видимо, просто любил больше с мясом. Но они ему явно пришлись по вкусу, и на вечно болезном лице штурмана разлилось почти что удовольственное выражение. Встретив взгляд Майи, он ей учтиво кивнул, как бы благодаря за такой завтрак.
Последним в списке значился майор Кырымжан. О, этот казахский Геракл уплетал блины с мясом за обе щеки! Сметану он взял, но почти не макал в неё блинцы. А девушка поймала его спокойный и дружелюбный взгляд и... ей показалось, что у неё галлюцинации, когда Кайрат Тимурович ей одобрительно и мягко улыбнулся. Продлилось это мгновение недолго, но врезалось в память. Нечасто она видела майора улыбающимся. Если не сказать - никогда. Сейчас даже не хотелось воображать его сидящим со спущенными штанами... и с аппетитом жующим блины, ха!
Ну и, конечно, Фёдор Михайлович. Он ел блины со сметаной и мёдом, блаженно улыбался время от времени, поглядывал на Майю с тёплой улыбкой и таким же тёплым, ласковым взглядом, на остальную команду смотрел. Даже Михалкову досталась частичка этого тепла, когда в какой-то момент дуэль между их взглядами взяла небольшой перекур.
И хоть остальным досталось меньше Пчёлкиного внимания, но завтрак определённо удался. Ели все с аппетитом и выглядели так или иначе довольными лёгким и вкусным блинным завтраком.

- Мм, очень вкусно, Майя Юрьевна, - дожевав, удовлетворённо кивнул Ромашкин, когда девушка к нему обратилась с вопросом. - Знаете, я бы тоже не отказался высадиться на планету и слегка размять ноги, но такова уж участь пилотов и штурмана. Мы всегда нужнее на мостике, чем на поверхности.
- Да, я собираюсь, - услышав этот разговор, согласился с Майей Игорь Кириллович. Он также предпочёл блинчики без мяса и с обилием сметаны - в его тарелке они просто плавали в сметанном озере. - Но, если вам очень надо, могу побыть джентльменом и уступить свою очередь. Ничего страшного, книжки и у меня есть, - он добродушно усмехнулся, по привычке пошевелив своими тонкими лисьими усиками.
Что касается сержанта Громова, то он, казалось, был удивлён, что соседка к нему обратилась. Оторвал взгляд от тарелки - с порцией мясных блинов он справился очень быстро и уже добрался до Майиных - и несколько недоумённо поглядел на девушку, спрашивая взглядом, чего она хочет. Послушав её, он неопределённо пожал плечами.
- Служба у нас такая, старший лейтенант. Насчёт рекламы не знаю, не смотрел буклет. Но подкрепиться там есть чем. Кока-колы не видел, а чипсы были, признаю, - Громов тихо хмыкнул. - На самом деле, довольно комфортное место, приспособленное в том числе и для сна. Но не номер люкс в отеле, конечно. Если это пишут в рекламе... Очень вкусные блины, кстати, - похвалил он Майю без улыбки. - Особенно с мясом вам удались. Но и эти хороши, - покивав, сержант вернулся к трапезе, значительно сбавив скорость. Уже успел насытиться и теперь просто получал удовольствие от еды.

- Что ж... - когда на тарелках данкийцев уже почти ничего не оставалось, взял слово Фёдор Михайлович, - думаю, действительно пришло время нам решить, кто полетит на Кулимат. Данко, включи обзорный экран.
Одна из стен столовой превратилась в голографический дисплей, на нём стала видна отдалённо похожая очертаниями на Землю планета, на орбиту которой выходил звездолёт. Вдали виднелся огонёк пурпурной звезды, вокруг которой обращалась планета.
- Александр Оттович, вам слово, - Чижик кивнул штурману, выглядевшему после сытного завтрака довольно добродушно.
- Ну, для начала, бортовые сканеры определили, что вторая планета этой звёздной системы, обозначенная на карте как Кулимат, окружена атмосферой, пригодной для дыхания. Скафандры не обязательны, но я крайне против злоупотреблений нормами безопасности, - заметил Шмидт. - Я просканировал её поверхность. Всё говорит о том, что планета населена разумными существами. Более того, уровень их развития во много раз превышает уровень земной цивилизации! - штурман нахмурился. - Высадка может быть опасна. Надеюсь, все это понимают.
- У нас нет другого выхода, Александр Оттович, - вмешался Михалков. - Но для начала я бы попробовал с ними связаться, объяснить нашу ситуацию и запросить официальное разрешение на посадку. Если они столь развиты, то наверняка уже в курсе о нашем прибытии.
- Обижаете, Геннадий Борисович, - скривился Шмидт. - Я уже несколько раз пытался вызвать по радио обитателей планеты, но так и не получил ответа. И это, на мой взгляд, крайне подозрительно.
- И то верно, - вздохнул напряжённо Фёдор Михайлович. - Хорошо. В прошлый раз высаживались я, Светлова, Раздолбайло, Кырымжан и Стругачёв. В этот раз, я думаю, отправятся четверо: Михалков с Романовским, доктор Григорьев и... Громов, - сержанту достался взгляд капитана, и тот согласно кивнул. - Но в готовности будет и вторая группа, если первой понадобится помощь. Предлагаю себя, Ивана, майора и... Майю, - он взглянул на девушку. - Итак, ваши вопросы? Встречные предложения? Какие-то перестановки?
  • Ух, как вкусно они поедают блины)) Прочитав как ест Фотон, даже стыдно стало за себя и за Майю :D)))) Вот как надо кушать-то, вилкой и ножом!
    Новая планета интригуетЪ!
    +1 от Лисса, 11.11.17 17:19

В своём лучшем стиле, Кайрат Тимурович не проронил больше ни слова, проводив исчезающую в дверях кухни Пчёлку тягучим молчанием. Ни радости по поводу её согласия разнообразить утреннее меню блинами с мясной начинкой - лишь сдержанный благодарный кивок. И ещё один кивок, нейтральный, после её согласия поговорить после завтрака. Впрочем, его лицо и взгляд не выражали негативных эмоций. Майе показалось, что Кырымжан задумался о чём-то после её слов, а глаза его смотрели внимательно и испытующе, будто он пытался прочесть, что у старшего лейтенанта сейчас на уме. Это был не тяжёлый, не угнетающий взгляд, а просто очень внимательный. Но Пчёлка его, конечно, могла истолковать по-своему.
- «Раздражает»... - тихо фыркнул он себе под нос, когда дверь кухни закрылась. Пыхнул гневливо азиатский Геракл, словно огнедышащий змей дракон, развернулся, сложив руки за спиной, и направился обратно в спортзал. Перед завтраком ещё следовало освежиться и принять душ. Но перед тем, как свернуть к лестнице, он ещё раз процедил себе под нос сердито: - Глупости...

Работа у Майи Юрьевны и Спартака Валерьевича спорилась как никогда. Они уже не в первый раз вместе трудились на кухне, и из них получалась неплохая поварская команда. Были распределены обязанности, розданы роли, каждый вооружился необходимыми для себя приборами, продуктами и посудой, и дело пошло. Весело кипел чайник, радуя наших поваров утренним чайком приятной горячести, шкворчали масляные блинчики на сковороде. Бережной охотно делился своими секретами. Он накрутил немного фарша - много блинов с мясом делать не планировалось, и присоединился к Пчёлке в процессе готовки. Показал ей даже, как ловко управляется с этим трюком - ну знаете, как кулинары-блиноделы умеют подкидывать блины высоко вверх, чтобы перевернуть их на другую сторону? У Спартака Валерьевича это выходило очень здорово, прямо как у циркового фокусника - р-раз! - и вот кругляш описывает изящный пируэт в воздухе, весело брызгаясь в стороны маслицем, и приземляется на сковороду уже румяной стороной кверху.
- Блины - они вообще с мясом не дружат, - болтал за работой технический специалист, бережно сворачивая начиненные мясом блинные конвертики, - они любят сладкое. Когда их медком поливают, вареньем или сиропом. Наша задача - их подружить. Блинчик должен нежно обнять мясную начинку, не поранившись и не поцарапавшись. Тесто очень нежное и не терпит грубости. Мои пальцы грубые, у вас должно лучше получаться. Попробуйте, если захотите. Вот так... сделаем немного для майора и тех, кто тоже захочет с мясом, а остальное трогать не будем. Пусть понежатся блинчики в прохладной сметанке и сладостях. Сейчас принесу из погреба разного...

Между тем, блинное великолепие на пробу с пылу, с жару оказалось... посредственно-вкусным. Прямо как вчерашний пирог - вроде и вкусно, а чего-то всё же не хватает. На прихотливый взгляд Майи Юрьевны, конечно же, когда она распробовала как следует блинцы собственного приготовления и они показались ей ненамного, но всё-таки лучше яблочного пирога-то. Однако, глядя на мрачное выражение лица Спартака Валерьевича, попробовавшего свой блинчик с мясом, девушка поняла: у него получилось совсем худо.
- Ох-ох... - вздохнул Бережной, - не удалось подружить. Оно съедобно, конечно, но я бы постыдился их подавать к общему столу. Пойду пережарю, пожалуй.
Он обратил внимание, что девушке тоже не очень пришлась по душе её готовка, попробовал блинчик её приготовления, пожевал и задумчиво кивнул.
- Всяко получше моих... с вареньицем-то или мёдом вообще вкуснотища будет. Мне нравится, как получилось, - покивал он, дожёвывая блин, и кряхтя пошёл готовить вторую порцию блинов с мясом. - Понимаете, Майя Юрьевна, если б не Кайрат... который Тимурович, - уточнил мужчина так, будто на борту было много разных Кайратов, - то никаких проблем. Мои блины с мясом за милую душу срубали бы. Но не хочется мне вас подставлять. Они должны быть вкусными, иначе лучше вообще не подавать... Ну, вы идите, пока они дымятся ещё, - Бережной кивнул на горку Майиных блинов, - снесите им то, что есть. А вторая часть Марлезонского балета подоспеет позже, мда.
Можно было остаться, чтобы помочь Спартаку и прийти с ним вместе, только ведь блины и правда остынут, а их нужно подавать горячими. Пережаривать же, как это делает Бережной... ну, ему-то немного работы, а вот у Майи этих блинов целая гора. Попросить его помочь? А вдруг получится хуже?

В ответ на переписку Стругачёв прислал короткое, но выразительное «СПАСИИИБО!!!», а Фёдор Михайлович долго не отвечал, но затем прислал явно обеспокоенный вопрос «Всё в порядке?». Видать, встревожила капитана новость про подаренные шахматы. Догадался, кто и когда их подарил, и Чижик слишком хорошо знал Геннадия Борисовича, чтобы не сопоставить этот утренний подарок со своим разговором с Михалковым, о котором упоминал старпом. Вот и беспокоился Фёдор Михайлович, как сложилась беседа у Майи с его старым другом. Наверное, зря она ему написала. Теперь будет волноваться, места себе не находить. С Михалковым ещё отношения выяснять начнёт, чего доброго. Может, даже в спарринге в спортзале. Чтобы уважал первый помощник, значится, чужое личное пространство и не лез в чужие отношения, куда его не звали...

- Я вам так скажу, Майя Юрьевна, - помолчав, начал Спартак Валерьевич после её прямого вопроса об их разногласиях с майором. - В Кайрате вы, мне кажется, маленько ошибаетесь. Он не злой человек, бояться его не нужно. Ну, вам точно это ни к чему - пускай его подчинённые из СБ боятся. А недоволен он... ну, здесь вы с ним лучше сами поговорите. Думаю, он расскажет, что не так, раз сам позвал вас на разговор. От себя скажу только, что меня это малость коснулось, но я же и попросил его не раздувать из мухи слона и не говорить вам лишнего. Зачем это нам? - Бережной передёрнул плечами. - Я вас уважаю. Вы уважаете меня. У меня к вам нет никаких претензий. А раз нет у меня - то и у Кайрата не может быть. Ничем вы его не оскорбили. Просто у человека слишком острое отношение к дисциплине на борту, и чуть что не по его понятиям - это ему автоматически не нравится. К вам он ещё не успел привыкнуть, но, я вижу, уже начал. Раз выдержки хватило вам не проговориться, хехе, - он добродушно усмехнулся.

* * *

И снова за большим столом в корабельной столовой собрался весь экипаж, за исключением одного из безопасников - на этот раз отсутствовал Алексей Кирович, зато был Громов, который с несколько принуждённым видом зааплодировал вместе со всеми, встречая появившуюся на пороге рыжеволосую девушку и поднос с блинами - торжественное право их нести можно было поручить дроиду-тележке, так как поднос был тяжеловат, а Спартак нёс другой, с мясными блинами и различными сладкими подливками для Майиных блинцов. Встречали на этот раз не цветами, но громкими аплодисментами.
- А вот и наши шеф-повара, - радостно произнёс Фёдор Михайлович, снова в своём капитанском комбезе, но с утреца зачесавший чёлку по-новому, как его научила Майя. - Гена, помоги, - попросил он Михалкова, и они на пару забрали подносы, чтобы торжественно установить их посреди стола как главное блюдо.
- Блинная радость с утреца, - улыбнулся старпом, усаживаясь на своё место. - День обещает быть хорошим.
Все принялись рассаживаться. Чижик снова ухаживал за Майей, и на этот раз на это уже обращали меньше внимания. А Майя вдруг обнаружила, что её соседом теперь оказался Громов, занявший место, на котором ранее сидел Стругачёв. Вторым же соседом неизменно оставался Фотон Игнатьевич.
Если девушка наблюдала за капитаном, то не могла не заметить, как он переглядывается с первым помощником. Это были серьёзные, слегонца напряжённые взгляды со стороны Чижика и ответные спокойно-невозмутимые Михалкова. Но было совершенно ясно, что между этими двумя идёт молчаливая пикировка. Которая рано или поздно неизменно выльется в серьёзный мужской разговор. Ну, без рукоприкладства. А вы что подумали?
  • Вкусный завтрачный пост ^^ хотя с блинами непруха :D
    +1 от Лисса, 07.11.17 20:16

Задумчиво Лианка смотрела на Ярра, заговорившего про дочку трактирщика и замечтавшегося вдруг. Таким странница прежде не видела нашего магуя. Молчащим себе тихонько с блаженным выражением полузвериной морды лица, не говорящим скабрезности... прямо романтичный момент же! И чувствовала Шустрая, что это не просто так. Видать, сильно зацепила та девица Ярра Ласку, если он так ведёт себя и сам на себя не похож, вспоминая о ней. И на глаза ей таким показываться не хочет...
- Ооо, да я смотрю, кто-то влюбился по уши! - шутливо потянула вдруг странница и по-дружески хлопнула мага по плечу, как то обычно кореша делают. - Ну что ж, тогда я тем более не могу не помочь вам в благородном деле любви. Будем искать способ избавить тебя от проклятья, пока его не найдём. Ну, или пока не надоест искать.
Весело фыркнув, Шустрая легко обогнала мага и пошла впереди.

Мальчуган подбежал к Ярру и Лиане, поглядел на мага в ужасе, увидев его нижнюю половину лица. Не стал обниматься. Так и застыл на месте - и вихры на голове, кажется, подниматься стали торчком. Глаза большие-пребольшие и испуганные! Метнул взгляд на девушку. А потом Ярр с ним заговорил, Варвик задрожал как осиновый лист, глядя на него, не сводя очей с большого рта с длинным языком, мелькающим между толстых губ.
- Не... не подходи ко мне... уходи лучше... - паренёк на миг насупился, с каждым словом отступая от мага на шаг назад. - А ну как оно заразно?!
Испугался мальчонка собственных слов. Поверил им, развернулся и дал такого дёру, что аж на зависть прямо. Обратно к деревне мчал, под защиту изгороди.
Лиана взглянула на Яррике с сожалением и вздохнула. А у него, как назло после упоминания про комаров, зазудели комариные укусы да царапины, оставшиеся после плутанины по лесу. Признаться, отдохнуть денёк бы стоило, но раз уж решили идти...

Уже знакомая узкая тропинка привела Ярра с Лианой на вершину холма, и они подошли к кругу обсидиановых мегалитов. Дул пронизывающий ветер, и странница поплотнее завернулась в свой плащ. Она с интересом смотрела на стоящие камни, образовывавшие три арки Ворот с вырезанными на них мистическими символами и рунами силы. Камни совсем не казались выветренными и выглядели как новенькие.
Технически (игромеханически), у Ярра до сих пор Выносливость (то есть, уровень жизни) 5 из 9 после блуждания по лесу. Самочувствие, соответственно, посредственное, несмотря на отдых.
  • Ох Варвик Варвик-воробей, а ведь реакция жизненная. Грустно, но жизненно.
    +1 от Лисса, 04.11.17 23:36

А Эдик не знает :) Но на сказочной горе должны воображаться сказочные людоеды или... Шрек? :D
  • Ответ шикарен :D
    +1 от Лисса, 04.11.17 15:14

Глазами её можно было любоваться вечность. Очень выразительные они были у Пчёлки. В любом состоянии, при любых эмоциях они выражали живые чувства, одолевавшие в данный момент рыжеволосую девушку. Да и лицо её было очень живым, когда она не пыталась контролировать эмоции и не напускала на себя безучастный внешне вид. Но даже тогда глаза её жили своей жизнью, хотела она того или нет. Они показывали, о чём она сейчас думает, что заботит их очаровательно-веснушчатую владелицу, заглянув в их глубину, можно было даже распознать целую гамму различных, порой противоречивых чувств, смешанных в разных пропорциях. И Михалков невольно любовался этим искрящимся под серебром звёздного неба печальным морем, казавшимся бездонным в своей глубине непостижимости. Девушка его привлекала, она ему нравилась своей прямотой и открытостью. Он опасался, что в свои семнадцать она ещё ребёнок - в конце концов, сам Михалков в её возрасте ещё не до конца расстался с детскостью. Она была в ней, ещё различалась глазом, но взрослости было несравненно больше. Этой серьёзности и деловитости, слегка приправленной ещё не до конца взрослым отношением к жизни. И это хорошо, что в ней сохранялась бодрость духа, этот животворящий огонёк юности. Без него людям тяжело приходится. Хорошо, если удаётся его пронести через всю жизнь.
- Вы уж простите мою прямоту, - усмехнулся первый помощник, заподозрив, что мог слегонца переборщить, рубя правду-матку по полной программе. Но он ведь в самом деле не хотел её обидеть, да и его слова вроде бы не должны были обидно прозвучать. «Слишком шумная для Шмидта». Но так ведь это констатация факта. Против фактов не попрёшь. Самому Геннадию Борисовичу эта её шумность даже нравилась. Чувствовал старпом, они подружатся. Очень уж свойский человечек эта бывшая ученица Фединатора.
Выслушав её со всем вниманием, Геннадий Борисович всё же засобирался - видно было, что он уже опаздывает на мостик. Рукопожатие его было достаточно крепким, но чувствовалось, что могло быть и сильнее, если бы он пожимал руку мужчине. Однако никакой тряпочности. Нормально он руку пожимал, с уважением к собеседнице.
- Я и не говорил, что считаю себя правым на сто процентов, - ответил он девушке. - Может статься, что я не прав на сто процентов. Я ведь не Нострадамус, будущего не предвижу и мыслей читать не умею. Так что, считайте это моим мнением, но никак не истиной в последней инстанции. Разумеется, своей в доску не станешь, просто накормив стадо голодных мужиков, - шутканул Михалков и усмехнулся. - Но шансы на это несомненно увеличатся, что я и имел смелость допустить... Хм, а вечерний пирог... Ну, льстец из меня неважный, я не умею подмасливаться. Пирог был вполне съедобный и по-своему вкусный, но чего-то ему определённо не хватало. Тут вы правы. Хотя прямо-таки провалом и позором я бы его не назвал. Поверьте, на корабле есть те, кто приготовил бы его так, что вам бы потом работы прибавилось дай боже.

Про Александра Оттовича и Кайрата Тимуровича больше не было сказано ни слова, но, в общем-то, Михалков уже и так ответил на её вопросы. Да ещё достаточно подробно и отвечая на главный: «в чём проблема и как её решить?» Он ведь прямым текстом рассказал Пчёлке, в чём проблема, и дал советы, как подступиться к этим двум неприступным крепостям, как взять их не грубым штурмом, а мягко и по-женски завладеть их сердцем. По сути, он отвечал ей как другу. Его прямота убивала, но он был с ней честен и не пытался этим её задеть, уколоть или оскорбить. Девушка это чувствовала. Старпом с ней разговаривал душевно, в свойственной ему манере не мелочиться в правдивых деталях, не ходить вокруг да около и говорить всё без обиняков. Наверное, так же он общался и с Чижиком.
- Всего доброго... ну, мы скоро увидимся, - кивнув на прощание, Михалков покинул докторский кабинет, провожаемый безучастными взглядами двух шахматных королевств.

* * *

Для посадки они выбрали местность, являвшуюся, судя по обилию дорог и каналов, одним из основных населённых пунктов таинственной планеты. Особого выбора, с кем пойти, у Светлова не было, и он взял с собой обоих членов экипажа. Они втроём, воспользовавшись подаренной ганцигцами технологией, нуль-транспортировались на поверхность планеты, предварительно задав приказ челноку, управляемому искином «Товарища», дожидаться их на орбите, на случай, если обратная нуль-транспортировка по какой-то причине окажется невозможной.
Материализовавшись, они огляделись и поняли, что находятся на пустынной улице. Вокруг царила призрачная тишина, что-то недоброе витало в воздухе, вызывая у Юрия Аркадьевича самые нехорошие предчувствия. Архитектура окружавших улицу зданий, форма и конструкция лежавших повсюду брошенных транспортных средств - всё говорило о том, что перед ними были следы чрезвычайно развитой цивилизации, однако толстый слой покрывавшей всё пыли и атмосфера общего запустения подсказывали, что место это было оставлено его обитателями уже много лет назад. Взяв наизготовку бластеры, троица медленно и осторожно двинулась вниз по улице.
- Не подобается мени тут, - почти прошептал в шлемофон скафандра грузный Овчаренко.
- Тихо, - шикнул капитан, неодобрительно поглядев на нарушителя тишины.

В нескольких метрах от перекрёстка Светлов остановился, заслышав какой-то шум. Огляделся на своих спутников. Следовавшие за ним Вольский и Овчаренко недоумённо переглянулись - похоже, они ничего не слышали. Юрий Аркадьевич тяжело вздохнул и подкрался к углу стоящего на перекрёстке здания, осторожно выглядывая из-за него. Увидев приближающуюся фигуру, он быстро отскочил назад. Из-за угла донёсся голос на чужом языке, и переводчики скафандров ожили.
- Гости! - раздалось из аппарата, и из-за угла выступило странное гуманоидное или антропоморфное существо примерно человеческого роста, облачённое в развевающийся белый плащ. - Давненько у нас не было гостей! - сказало оно.
Поскольку местный обитатель не проявлял агрессии и казался вполне разумным, Юрий Аркадьевич приопустил ствол направленного на него бластера и заговорил:
- Мы прилетели с другой планеты. - Чужак, выслушав ответ на его языке из коммуникатора, в знак понимания кивнул своей густо заросшей волосами головой. - Можем ли мы встретиться с представителями местной власти?
Инопланетянин после его слов задумался.

Неожиданно у Светлова за спиной раздался резкий щелчок, перешедший в громкое жужжание - сражённый выстрелом Овчаренко чужак упал на землю. Юрий Аркадьевич стремительно обернулся - борт-инженер с нескрываемой гордостью глядел на поверженного инопланетянина.
- Вольский, хватай его! - выпалил капитан, вскидывая бластер на Овчаренко. Он заподозрил неладное в его поведении. В конце концов, опыт общения с ксилонами у Светлова имелся, и эти проклятые головастики хорошо умели промывать мозги. А тут чужой мир, и неизвестно, на что способны его обитатели и какие технологии они используют. Одна нуль-транспортировка чего только стоит.
Штурман с явной неохотой, но всё же схватил своего крупного товарища - тот и не думал сопротивляться и выглядел весьма удивлённым и немного обиженным. Светлов, долго не думая, отобрал у него бластер.
- Зачем ты стрелял в чужака? - грубо спросил капитан.
- Зачем? - с недоумением переспросил Овчаренко. - Да ведь якщо б я не выстрелил, он бы непременно убил вас. Хиба вы не бачилы, як вин направляв на вас оружие?!
- Никто не целился в меня! - разозлился Светлов. Он мог поклясться, что инопланетянин ничем ему не угрожал.
- Не видел я у него никакого оружия, - добавил Вольский.
Ситуация из просто неприятной стала крайне щекотливой. Юрий Аркадьевич задумался, что же это было. Простая горячность недалёкого борт-инженера или кто-то вправду промыл ему мозги? Если последнее, то опасность грозит им всем. Но сдаваться так просто было не в правилах капитана Светлова. Сейчас ему предстояло решить, как быть дальше. Для начала следовало осмотреть поверженного чужака и попытаться оказать ему хоть какую-нибудь помощь, если он ещё жив. А с Овчаренко... Светлов не был уверен, ограничиться ли строгим предупреждением или отправить своего чересчур горячего спутника обратно на корабль.

* * *

- Доброе утро, - пожелал ей в ответ Фотон Игнатьевич, сдержанно улыбнувшись. Затем пригладил выглаженный воротник своей форменной рубашки, потёр двумя пальцами переносицу и, проводив старшего лейтенанта долгим взглядом своих вечно прищуренных глаз, направился на мостик. Ему было приятно с самого утра встретить на корабле это ангельское создание, и настроение первого пилота заметно приподнялось.
Чего не скажешь про Мотю, вздумавшего снова важничать и изображать из себя булгаковского Бегемота. На Майино «кис-кис» кошак отреагировал лёгким интересом, но бежать за ней не стал - кошачья гордость ему не позволяла вести себя как пушисто-хвостатое дополнение двуногого. Может, он позже подойдёт, выдержав приличествующую случаю паузу, чтобы его появление на кухне восприняли как праздник, а не попрошайничество. Да и завтраком его уже накормил раб Иван.
От Алексея Кировича вестей более не было, ну да Майя ему и не ответила на последнее сообщение.

А может, это был он? Решил рыжик ещё что-нибудь написать вдогонку. Медка, может, к блинам попросить или ещё чего-нибудь. Только планшет предательски выскользнул из дрогнувших от неожиданного столкновения рук и грохнулся на металлопластиковый пол коридора. Хорошо, что ещё с начала прошлого века гаджеты были достаточно надёжны, чтобы выдержать даже колёса проехавшегося по ним автомобиля. Корпус, конечно, не выдержит и треснет от такого давления, но электроника не поломается и устройство продолжит функционировать. А сейчас и корпуса стали выпускать из чрезвычайно прочного сплава. Так что, на планшете от падения не осталось и царапинки.
- Виноват.
Кырымжан сдвинул брови, вышел из своей позы древнегреческой статуи грозного Геракла и присел, помогая Пчёлке подобрать планшет и наушники к нему. Их руки невольно соприкоснулись, когда мужчина передавал Майе тоненькие проводки наушников. Он исподлобья взглянул на неё и снова выпрямился, но уже не стал складывать руки на груди в этом пугающем жесте.
Тем временем девушка бросила взгляд на экранчик и одним касанием пальца открыла новое сообщение. «Доброе утро! Надеюсь, тебе хорошо спалось. Скоро увидимся.» - вроде бы нейтрально, а чувствовалось, что в это короткое сообщение вложена душа и мысли о ней. Ну да, ну да, это было письмецо от Фёдора Михайловича.
Заметив мучительные, полные мольбы о помощи взгляды Светловой, Спартак Валерьевич окликнул её, заодно обозначая своё присутствие за спиной майора:
- Майя Юрьевна, а вот и вы! Я уж заждался вас. Не поможете по кухне?
Кырымжан чуть повёл бровью, услышав голос Бережного, и отступил в сторону, позволяя девушке пройти мимо него. Однако, когда она уже думала, что избавилась от неожиданного и неприятного ей внимания Кайрата Тимуровича, то вдруг почувствовала у себя на плече тяжёлую руку. Впрочем, она не давила, а просто легла ей на плечо.
- А с мясом будут? - спросил майор вдруг неожиданно мягким для него тоном. Словно бы вежливо, даже просяще и с какой-то надеждой, высказывал просьбу, а не спрашивал про блины-то. Интонации его подсказывали Майе, что Кырымжану очень бы хотелось блинов с мясом, и он высказывает своё пожелание, надеясь, что девушка его исполнит, но не настаивая. Приказа в тоне не было, только мягкая просьба.
Он убрал руку и отступил на шаг, не мешая ей пройти на кухню. Уже когда она была у порога, окликнул её вдруг снова.
- Старлей, - он вдруг хмыкнул, и на суровом лице появилась весьма сдержанная, но усмешка. - Майя Юрьевна, составите мне компанию после завтрака? Нам есть о чём поговорить. Это не займёт много времени.
Последней фразой он скорее всего намекал, что не задержит её надолго перед высадкой на Кулимат.

- Значит, блины, - кивнул Спартак Валерьевич, когда девушка наконец отделалась от майора и они остались с техническим специалистом на кухне наедине. - Что ж, думаю, в четыре руки мы управимся быстрее, а блинами наедятся все. Ох-ох, что ж вы с майором-то не поделили... - проохал Бережной, направляясь к шкафчикам за необходимыми продуктами. - Я перекручу мясо на фарш. С мясом - так с мясом. А вы пока пустышки готовьте, да?
Это было предложение, а не распоряжение шеф-повара. Майя могла всё решить и по-своему. Например, сама взяться за фарш, раз уж сам Кырымжан у неё попросил блины с мясом. Может быть, теперь для неё это дело чести - не ударить перед ним в грязь лицом. Воинской-то чести, ага.
  • Слово "Фединатор" меня порвало :D Классный пост! Здесь тебе и Светлов, и Кырымжан удивляет и Михалко жгёт))
    И приключения Большого Папу на закуску)
    - Не подобается мени тут, - почти прошептал в шлемофон скафандра грузный Овчаренко.
    - Тихо, - шикнул капитан, неодобрительно поглядев на нарушителя тишины.

    Это прямо в духе Светлова :D
    - Мне здесь...
    - Молчать!
    +1 от Лисса, 03.11.17 15:40

Не успела Аннабелла опомниться, как снова из мелкой блохастой гадины стала прекрасной эльфийкой - тоже блохастой, по правде-то, только уж об этом она не знала. А может, проклятье и изгнало вошек-блошек коднаровских из её чудесных золотых волос, как знать. Но радость её сменилась сначала конфузом, когда она вдруг поняла, в каком виде предстанет на очи Перри и Александрилу, а потом и ужасом, странным делом смешанным с облегчением, когда почувствовала себя завёрнутой во что-то чёрное, липкое и противное, будто смола сосновая.
Эмоции живо сменялись на лице нашей принцессы, не успевая одна за другой. Смятение, смущение, испуг, облегчение, отвращение, ужас. За короткий промежуток времени на выразительном личике Анни проявилось такое количество живых эмоций, что её бы без разговоров приняли в Александринский театр на заглавные драматические роли. А закончилось всё тем самым отвращением, смешанным с омерзением и облегчением же. Чёрное облачко на вид было вполне симпатичным, вот только... чем оно было-то? Что за дрянная магия? Кто её сотворил? Ну конечно! Кому же ещё...
- Перри! - возмущённо-негодующий взгляд серых с льдинкой голубого глаз устремился на коднара. Она скривилась, застыв на одном месте и боясь пошевелиться. - Что это за гадость?!
Впрочем, гадость гадостью, а она вполне успешно справлялась со своим предназначением, укрывая Аннабеллу от посторонних взглядов вроде того, каким её пытался ощупать Джерри. И очень хорошо, что он не смог разглядеть ничего лишнего из-за этого чёртового облака. Но эльфийке почему-то захотелось дать ему пощёчину. Может, и дала бы, да только боялась пошевелиться, словно бы это могло разрушить чары коднара и открыть её обнажённое тело приветливым мужским взглядам.
- Оно ещё и чешется! - пожаловалась Аннушка своему пернатому спасителю и требовательно протянула к нему руку. - Ну-ка подай мне одежду и быстренько сними его. И отвернитесь все!

Но возмущённый порыв эльфийки как-то быстро сник, когда коднар вдруг стал наступать на неё, вздыбив страшно перья, будто бы сова, желающая напугать до смерти свою мышиную добычу, зарычал утробно, как та самая сова, и стал тыкать пальцем себе в грудь. Последнее было особенно страшно. А ну как проткнёт? Вон какой у него коготь! Всем совам на зависть!
Правда, стоило ему договорить, как теперь уже глаза Аннабеллы сверкнули праведным гневом, и она наставила на него палец и стала наступать. Вместе с этим чёртовым облаком.
- Как. Ты. Смеешь. Говорить. Со мной. В подобном. Тоне??? - голосом, исполненным холодного достоинства, спросила она у пернатого злодея. - Это всё из-за тебя! Ревновать меня вздумал? Ха! Да сдался мне этот странный эльф! - присутствие рядом странного эльфа, слышавшего этот разговор, её ничуть не смущало. - Мне всего-то моя серёжка назад нужна... теперь две серёжки, - печально поглядела она на дракониска, проглотившего вторую.
И вдруг она снова поникла, горестно вздохнула, отвела взгляд в сторону, опустила в землю. Расстроилась девушка из-за серёжек и из-за всего этого. Даже голос её тихим стал.
- Пойдём уже к тёте, а? Джерри, прости, но ты не с нами...
Она поглядела в небо, услышав про дождь, и отметила, что волшебный зонт как-то подозрительно истончился. Анни нахмурилась и ещё разок гневно сверкнула очами.
- Так и знала, что проклятая гнизга обманет. На свитке она пишет, что волшебство зонта пять часов действует, а сколько прошло, как мы вышли от неё? Час? Два? Ну точно не больше! Завтра я приду и всё ей выскажу.
Эльфийка повернулась к коднару.
- Я подумаю над твоими словами. А сейчас дай-ка мне одежду и сними это дурацкое колдовство. Чувствую себя розой, которую посадили в навоз, - поморщилась она.

На чёрную фигуру она не обратила внимания. Мало ли, кого из прохожих привлекли развивавшиеся тут события. Превращающиеся в кошек эльфийки, чёрные вонючие тучи, лопающие чужие украшения дракониски и прочие гадости жизни.
  • Классный пост, и юморной и серьезный одновременно!
    А вот эта часть особенно понравилась :)
    Впрочем, гадость гадостью, а она вполне успешно справлялась со своим предназначением, укрывая Аннабеллу от посторонних взглядов вроде того, каким её пытался ощупать Джерри. И очень хорошо, что он не смог разглядеть ничего лишнего из-за этого чёртового облака. Но эльфийке почему-то захотелось дать ему пощёчину. Может, и дала бы, да только боялась пошевелиться, словно бы это могло разрушить чары коднара и открыть её обнажённое тело приветливым мужским взглядам.
    +1 от Лисса, 02.11.17 22:45

А ведь Белл-то и забыл, что заклятий Плавания они не брали! Вспомнил только, когда об этом вспомнил Петя. Как бы там ни было, но наш Окунёк смело вступил в реку, решив испытать судьбу без всякой магии. Это был действительно отважный поступок с его стороны, учитывая, какой смертью он умер в своей собственной жизни.
Течение было такое быстрое, что уже через несколько секунд Петя подплыл к тому месту, где река скрывалась под замком. Сначала всё шло так, как и ожидалось: после небольшого водопада, который удалось миновать, отделавшись только лёгким ушибом, река выровнялась и потекла в высокой трубе где-то по подземельям замка. Но когда, по Белловым расчётам, вот-вот можно было попасть в комнату, откуда слуги брали воду, Окуньков внезапно ударился о невидимую решётку и почувствовал, что начинает тонуть. Барлад Дэрт надёжно защитил свой замок от любопытных глаз. А Белл... он ведь совсем не умел плавать. Петя поздновато припомнил, что ещё когда придворный астролог Майлин раздавал заклятия, Белл вспоминал о том, что он не пловец.
Вода начала прибывать, теперь уже нельзя было воспользоваться даже заклятием Левитации: Окунькову не пролететь, не захлебнувшись, по узкому пространству между верхом трубы и водой. Было бы у него заклятие Плавания, он мог бы попытаться выплыть против течения. Но Петя не догадался запастись даже одним таким заклятием.
Спустя минуту безвольного барахтания под водой тело юноши обмякло, и решётка пропустила только его труп, который послужит хорошей пищей гоблинам и оркам...

Юноша достиг реки. На другом её берегу были разбиты палатки, горели костры, между которыми сновали гоблины и орки. Первых раньше Петя не видел, да и сир Белл тоже, но это явно были они - вообще они внешне напоминали орков, только щуплых и невысоких... ну, гоблины в этом мире оказались в рост человека, в то время как орки были значительно более крупными.
Река подходила к высокому центральному строению и заканчивалась у него, как дорога у ворот, но по шуму воды Окуньков понимал, что она небольшим водопадом стекает куда-то вниз, в подземелье. Что ж, теперь после проведённой разведки можно было либо направиться к зданию в центре двора, либо попытаться перебраться через реку. Тут могли помочь заклятия Плавания или Левитации. А ещё Белл внутри Пети подумал, что если воспользоваться заклятием Плавания и поплыть по течению реки, то, может быть, удастся проникнуть в подземелье замка.

Морок в голове развеялся, и Окуньков вдруг осознал, что снова стоит, пригнувшись, у берега реки, целый и невредимый. И не мокрый. А главное - живой.
- Привыкай, - ему на плечо легла рука Зеночки. - Для Героя смерть - дело обычное. Но это очень неприятно, я понимаю.
+1 | Герои не умирают, 01.11.17 10:47
  • Ух, пробивает!
    Нравится эта игра. В основном она такая светлая и добрая, но иногда вот такие моменты как бы окатывают ледяной водой. И это хорошо. Могучие моменты.
    +1 от Лисса, 02.11.17 11:38

Старпом прошёл внутрь медицинского кабинета, напоминая хитрого лиса, такого всего из себя расслабленного, прищурившегося и улыбающегося, довольного жизнью внешне, но готового вскинуться в одном стремительном прыжке, чтобы цапнуть у вороны её законный кусочек сыра, стоит только птице клюв раскрыть пошире. Он с интересом осмотрелся, будто был здесь впервые. Ну, вообще-то, с момента вселения сюда Майи Юрьевны так оно и было. Он тут не был с тех пор, как королева заняла свой дворец, и ему было любопытно, как она здесь устроилась. Повертев головой по сторонам, Михалков остановил взгляд на сонной, ещё не до конца проснувшейся после дивного сна девушке и подошёл к столу.
- Не беспокойтесь, все живы-здоровы, - заверил её мужчина, подтверждая вчерашний диагноз Данко, составленный для экипажа.
Физические показатели всех были в норме, даже рука Романовского пришла в порядок благодаря своевременному вмешательству бортового врача. Правда, искин ещё упомянул про лёгкое, в пределах нормы, психоэмоциональное отклонение в состоянии Чижика и в особенности Стругачёва, но Майя и так знала, что эти двое после проведённого вместе вечера едва ли будут в норме. Им нужно было время успокоиться. Её состояние, согласно Данко, было таким же, как у Чижика, по степени отклонения. А Лёша, видать, сильно переживал, но ничего критического, свои обязанности безопасник вполне мог выполнять.
- Я с визитом вежливости, так сказать, - добавил старпом, раскладывая на столе свои подарки и присаживаясь на стул.
Он обратил взгляд на девушку и невольно залюбовался ею, сочтя довольно милой со сна. Возможно, это немного отразилось на его лице, так как Майя, даже будучи заспанной, отметила, что на неё с интересом смотрят. Не злым-то интересом, не научно-изучающим, который будто затылок хочет просверлить, а вполне себе миролюбивым, будничным, добродушным таким и немного мужским. В ответ на благодарность Пчёлкину Геннадий Борисович по-доброму улыбнулся, не став ничего говорить про чудесность своего подарка.

Как-то притих да примолк первый помощник, специалист по науке, внимательно и без улыбки глядя на то, как Майя Юрьевна рассматривает шахматных рыцарей, дотрагиваясь до них слегка дрожащими прикосновениями, будто бы они могли ожить у неё на глазах, достать свои маленькие мечи и поранить протянувшуюся к ним руку. В глаза девушки-доктора поглядел старпом, тихо прихмыкнул в задумчивости. Вопрос свой про Чижика вдруг задал, а не про шахматы, и отмалчивался, пока опешившая и, скажем по правде-то, офигевшая от такой наглости Майя сосредоточенно стала готовить чай, пытаясь прийти в себя, как от пощёчины, и обдумать ответ. Изучающе смотрел на неё всё это время Михалков. Теперь уже как истый научник, ради новых знаний готовый препарировать лягушек, а не добродушный мужчина, любующийся милой спросонья веснушчатой девушкой. В глаза её тревожные заглядывал, в лицо, залившееся краской. Серьёзно так сидел, без движения, локоть о край стола опёр и только голову поворачивал следом за Майей.
Ожил, только когда включился экран и на нём появилась наша великолепная лыжница в очередном своём спортивном старте. Убрал локоть со стола и выровнялся, сел прямо, тихо вздохнув, перевёл взгляд на экран с небольшим интересом. Немного посмотрел и на Майю, вернувшуюся за стол, взглянул в ожидании ответа. Ни слова не говоря. По всей видимости, чтобы не давать ей повода и лишней зацепки для перевода темы. Ведь обычно как оно бывает? Если собеседник задал неудобный вопрос, можно встать на мороз, заострив внимание на другой теме, поднятой в разговоре. Но когда вопрос задан и наступает тягучее молчание, фиг ведь отвертишься.
Заговорил снова Геннадий Борисович, только когда Пчёлка наконец сформулировала полностью свой ответ и озвучила его. Внимательно выслушал его старпом, кивнул понимающе и благодарно, ещё немного помолчал в задумчивости.
- Достойный ответ достойной женщины, - серьёзно сказал он, и в его устах это прозвучало похвалой или даже своеобразным комплиментом. Михалков хмыкнул и снова из серьёзного сделался прежним, расслабленным и улыбчивым. Хитрым лисом. - И вы меня, Майя Юрьевна, простите за прямоту. Я благодарен вам за честный ответ, хотя... - он отчего-то замялся, словно бы хотел опровергнуть её слова, но передумал. - Хотя это не моё дело, вы совершенно правы. Как друг, я беспокоюсь за нашего капитана, вы должны меня понять и, надеюсь, простите мою... некоторую бестактность. С ним я уже поговорил, да... Поэтому и пришёл к вам, чтобы найти для себя недостающие ответы, но теперь, мне кажется, головоломка складывается.

И снова наступил период молчания, на этот раз недолгий, и занял его Геннадий Борисович тем, что с благодарностью угостился предложенным чаем с молоком и конфеткой.
- Спасибо за угощение, - кивнул он, увлечённо дуя в чашку и отхлёбывая горячий чай маленькими глоточками. На старпомовских щеках проступил лёгкий чайный румянец. - Самый лучший завтрак, да.
Михалков глубоко вздохнул, поднимая на Майю свои слегонца насмешливые, но добрые глаза, приятственно улыбнулся девушке. Затем кивнул на открытую коробку из-под шахмат со всеми этими многочисленными рыцарями.
- Не сочтите за грубый намёк, Майя Юрьевна. Я-то знаю вашу историю. О том, что произошло несколько лет назад, мне рассказал Фёдор Михайлович. Я не выбирал специально такие шахматы, чтобы вызвать у вас неприятные воспоминания, не дай бог. Но и не буду отрицать, что хотел увидеть вашу реакцию. Просто чтобы понимать, как вы к этому относитесь. Если вы считаете, это слишком грубо с моей стороны, и если эти шахматы вас... не знаю, будут тяготить, напоминая каждый раз о прошлом, я их заберу и принесу вам взамен коробку обычных шахмат. Или карманных, с миниатюрными фигурками на магнитиках. Хотите?
Он сложил руки перед собой на столе, сцепив их пальцами, и серьёзно поглядел на доктора Светлову.
- Хотите знать правду? Мы оба с вами здесь немного психологи, Майя Юрьевна. Отвечаем за психологическое состояние экипажа. Скажу вам по секрету, как специалист специалисту. Ваше появление привнесло на корабль определённую... сумятицу, скажем так. Я наблюдаю значительную смену в поведении многих. В основном в лучшую сторону, не беспокойтесь, - заверил её Михалков. - Всё же, я считаю, правы сторонники теории о том, что женщина в команде положительно влияет на атмосферу в коллективе. Но мы сейчас с вами говорим о конкретном человеке. Так вот, - старпом доверительно склонился вперёд, - я вам ручаюсь, Майя Юрьевна, что таким счастливым нашего капитана я не видел уже много лет. И это делаете вы... А как хороший друг, я всегда за то, что идёт на пользу Фёдору Михайловичу.

Будто благословил же, ёлки-палки!

В этот самый момент одно за другим отзвучали два пришедших в личный кабинет сообщения, о которых просигналил планшет. Заглянув в личку, Пчёлка Майя увидела сначала ответное послание от Кайрата Тимуровича. Сообщение было необыкновенно ёмким и содержательным, как умеют писать особенно талантливые писатели, пишущие свои литературные работы по принципу «краткость - сестра таланта». Ответ майора содержал лишь одно слово без знаков препинания: «Глупости».
Второе письмецо оказалось от рядового безопасника Стругачёва Алексея Кировича. И было оно, на удивление, ещё короче Кырымжановского. Вот ведь талантище какой был сокрыт у нашего Лекса Кировича! В сообщении красовалось даже не слово. И не три буквы, какие некультурные люди пишут на заборах, в общественных туалетах, подъездах и в лифте. Ну, та самая алгебраическая формула, где икс и игрек перемножаются на букву «йот». Стругачёв прислал Майе один-единственный смайлик, виновато тупивший глазки и вертевший пальчиком.

- Ещё раз благодарю за чай, мне пора на мостик, - Михалков решительно поднялся. - Сегодня я собираюсь участвовать в высадке. Думаю, как специалист по науке, я буду полезнее капитана на планете с очень развитой цивилизацией, как охарактеризовали Кулимат жители планеты-анархии. Впрочем, мы этот вопрос ещё обсудим за завтраком, где соберётся весь экипаж. Что ж, старший лейтенант, имею честь, - Геннадий Борисович кивнул девушке и направился к выходу из кабинета.
Можно описывать действия до самого завтрака, в принципе, если не будет каких-то особых заявок, требующих отыгрыша.
  • О, еее! Наконец-то могу зайти на сайт и отплюсовать. Классный мужик. Поставил над Майей эксперимент, но харизматично поставил. Понравился пост - вкусный и дающий ответы.
    А ещё, Михалков очень хороший друг, в какую рань пришел! Сразу видно что Чижик ему важен.
    +1 от Лисса, 29.10.17 11:24

Новоиспечённая белая кошечка панически задёргала своими по-прежнему остренькими, но уже покрытыми шерстью, кошачьими ушками, а затем прижала их к голове и издала возмущённо-перепуганный жалобный писк. Больше похожий на разговоры в канализации, чем на кошачье мявканье-то. Аннабелла сжалась в комочек и в страхе затихла где-то в ворохе своей опавшей одежды.
А ведь мгновение назад она горделивой разъярённой фурией грозилась, что раздавит Батончика, как мелкую букашку, если мужчины не прекратят этот детский сад. Минуту назад она вообще могла развернуться и, не обращая на них внимания, походкой гордой королевы - шахматной, быть может, а не эльфийской - отправиться к дому тёти, который она, кажется, уже знала, где искать. Но нет... проклятая гнизговая магия сработала и - вот! Вниз полетели арфа - слава папе Оберону, что в надёжно защищённом чехле, - коробка с шоколадом... И вторая серёжка с изумрудом полетела на землю и укатилась куда-то. Угощайся, вечно голодный Батончик! И сама Аннушка нырнула вниз-то, в одно мгновение из эльфийской принцессы сделавшись какой-то блохастой мелкой гадиной. Ну, она пока не знала про блошек-то, и своего отражения ещё не видела. Может, она вообще в крысу превратилась, а ни в какую не кошку.
Аннабелла испуганно притихла, приникнув к тёплой, нагретой телом внутри ткани своего эльфийского платья. Страшно ей тут стало. Новые звуки, новые запахи. Целый новый мир обрушился на неё в новом обличье. А кошки, оказывается, слышат лучше эльфов! И обоняние их намного острее. Запах дождя, кстати, Анни понравился - но не сам дождь, конечно. Хорошо, что над ней всё ещё волшебный зонт, а то бы стала она мокрым и жалким котёнком, которого на руки возьмёт только какая-нибудь добрая душа, а больше безучастных пройдут мимо.
И тут Аннабелла поняла, что на ней больше нет НИКАКОЙ одежды! Только шерсть была видна - приятная на вид светлая шёрстка.
- Мя-я-а-а! - прозвучало стыдливое кошачье «не-е-ет!», а лапки передние сами потянулись, чтобы в типично женском жесте прикрыть то, что кошкам, в общем-то, не имеет смысла ни от кого прятать, ибо не видно же, если только специально не смотреть.
И что же ей теперь? Тоже пить, курить и материться, как Перри???!

А потом послышался шипяще-писклявый голос, в котором Аннабелла с удивлением узнала... дракониска. Ну, то есть, она поняла, что это был он. И она его понимала! Кошкин ротик изумлённо приоткрылся, розовый язычок в волнении показался из него, облизнув пересохшие губы. Фу-фу-фу! И тут шерсть! Как у бородатого мужика какого-нибудь! От отвращения хотелось стошнить. На языке теперь отчётливо ощущались волосы. Ещё один брезгливо-жалобный мявк раздался из эльфийского платья.
Испугавшись, что Батон на неё и правда нападёт в отместку, Анни попыталась с ним заговорить как могла по-кошачьи своим новообретённым тонким голосочком:
- Мняу ньравится роза, нё Джерри сказал, мявк, ты делаешь няу нястоящие украшеняу, а фальшивые, и они потом-мяу испаряются. Разве это няуправда? Няу обижайся, нё ты ведь ещё и мяу серёжку съел.
Фу, какой противный голос с ужасным кошачьим акцентом! Аннабелла стыдливо зажмурилась и покачала головой. Потом принюхалась и облизнулась, почуяв блаженный аромат рыбки. И зафыркала-заотплёвывалась, снова ощутив языком шерсть, да ещё усы. Усы! У принцессы Фейерии!
- А-а-а-а, - дребезжащим в ужасе голосом протянула она, - Перри, убей меняу! Я няу переживу этот позор!

Дёрнула ушком, подняла мордочку, прислушиваясь к писку из канализации. Мыши! Фу, гадость какая! Так бы и съела их!.. Что-о-о???!!! Аннабелла сделала большие и круглые глаза от такой мысли и накрыла лапкой мордочку, как ладонью лицо. Интересно, кошки умеют краснеть от стыда? Потому что если да, то она из белой уже давно бы стала пунцовой.
Что ж, удачи этим... дивнийцам в войне с гнизгами. Пусть они и мыши, но мыши всё же самую чуточку миловиднее крыс. И, наверное, на вкус слаще и нежнее.
- Ой... опя-я-ять... - мявкнула Аннушка и испуганно поглядела на огроменную когтистую лапу, возникшую где-то в светлом пятне над воротником платья.
Зажмурилась в страхе, задрожала как осиновый лист, но не сопротивлялась наша Беллочка. Ведь это же Перри, а он ничего плохого ей не сделает. Правда? Если сделает, его потом папа-король в любом уголке любого мира найдёт и накажет своей карающей дланью... Что они там про двух золотых грифонов говорили?
И тут она услышала голос Джерри-Александрила и занервничала, завозилась в коднарской лапище.
- Няу показывай меня-яу ему! - запричитала кошечка. - Я в няуприличном виде! Ням, приньцессам-мяу, няульзя так!.. А-а-а, я же даже няубритая!!!
  • Беллушка чудесна! :)
    +1 от Лисса, 28.10.17 13:46

Окуньков храбро сделал цельный глоток голубоватой жидкости, и в тот же миг ранка на плече зачесалась и перестала болеть окончательно, а через десяток секунд перестала даже зудеть и покрылась корочкой старой кожи вперемешку с успевшей вытечь засохшей кровью. Более того, Петюня почувствовал заряд бодрости во всём теле. Белл подумал, что в бутылочке, должно быть, микстура жизни, и оставалось её там ещё прилично. Так что да, взять с собой было не лишним. Заодно юноша припомнил, что у него уже есть фляжка с неизвестной жидкостью, найденная после схватки с агрессивным павианом. И на вкус оба напитка были похожи, хотя та, вторая жидкость во фляге, была бесцветной.
Даже не попробовав открыть крышку люка и заглянуть в подпол, Петя решил проваливать отсюда подобру-поздорову, ориентируясь на свою (или Беллову) «жопочуйку». Может, оно было и к лучшему. Выйдя из часовенки, он огляделся. Река была не близко, до неё топать несколько минут. Да, двор был настолько огромным! Но что Петя терял? Да ничего. Даже потерянное время не играет роли, когда у тебя в запасе неограниченное количество жизней.

Через пару минут юноша достиг реки. На другом её берегу были разбиты палатки, горели костры, между которыми сновали гоблины и орки. Первых раньше Петя не видел, да и сир Белл тоже, но это явно были они - вообще они внешне напоминали орков, только щуплых и невысоких... ну, гоблины в этом мире оказались в рост человека, в то время как орки были значительно более крупными.
Река подходила к высокому центральному строению и заканчивалась у него, как дорога у ворот, но по шуму воды Окуньков понимал, что она небольшим водопадом стекает куда-то вниз, в подземелье. Что ж, теперь после проведённой разведки можно было либо направиться к зданию в центре двора, либо попытаться перебраться через реку. Тут могли помочь заклятия Плавания или Левитации. А ещё Белл внутри Пети подумал, что если воспользоваться заклятием Плавания и поплыть по течению реки, то, может быть, удастся проникнуть в подземелье замка.
+1 | Герои не умирают, 27.10.17 17:41
  • Класс! Снова плаванье ^^ Окунёк любит воду :Р
    Нравится пост. Немного, но очень интересно!
    +1 от Лисса, 27.10.17 18:14

Похоже, что странница решила впредь игнорировать любые Ярровы высказывания насчёт соития и прочих радостей жизни. Она и бровью не повела на его пассаж и не стала никак его комментировать. Словно бы мимо ушей её всё это пролетело и не задержалось.
Лиана огляделась кругом после его «не нагнетай», нахмурилась, подумала немного и... вдруг улыбнулась.
- Твоя правда, куда нам торопиться? Я ведь с детства мечтала побывать в Древограде, а получается, пришла - и сразу уходить? Сама себе противоречу, это точно, что нагнетаю. Непорядок, - покачала она головой и поглядела в спину пошедшему к тележке с одеждой волшебнику. - Только я ведь думала, ты побыстрей от проклятья своего избавиться хочешь, вот и поторапливаю. Но если ты терпишь, как я могу быть против?
Она развела руками, в одной из которых был зажат кожаный футляр для карт. Посмотрела на него задумчиво.
- Ты же сам попросил показать карты, - возмутилась Лиана, но тут же и передумала возмущаться. - Ладно, пошли искать трактир. Хотя есть у меня сомнения на этот счёт...
Своими сомнениями делиться девушка не стала...

Зато они стали понятны чуть позже. Когда Ярр оделся - друиды положили для него в тележку расписную белую сорочку и чёрные штаны, неожиданно в точности угадав с размером - и они с Шустрой шустро двинулись в сторону скоплений местного древоградского люда, первые же спрошенные друиды на вопрос про трактир или иную харчевню отвечали, что у них ничего такого нет. Мол, каждый, кто проголодается или захочет пить, может сам взять себе и еду, и питьё, сколько нужно, чтобы насытиться. Еду как готовую - им показали, где у них хранятся разные каши, салаты и прочие приготовленные яства - так и плоды разные прямо с куста: фрукты, овощи с грядок, орехи и ягоды, грибы... здесь всё это было, нужно просто было знать грибные и прочие плодоносящие места.
У Ярра в ходе этих разговоров появились сильные подозрения, что друиды питаются одной травой. Ну, в смысле, мяса в пищу не употребляют от слова совсем и найти его тут невозможно. Хмельного тоже могло не быть - тут надо было узнавать. Судя по Лианкиному лицу, ей и самой такое положение вещей не очень-то нравилось. Ну да, ну да, если вспомнить вчерашнюю зайчатинку... она ведь тоже любила мясо.
  • Ай классно ^-^ Люблю нашу игру.
    А Яррик-то и в самом деле противоречивЪ :D
    +1 от Лисса, 20.10.17 18:44

Комплименты Александрил сыпал щедро, не жалел, удобрял ими принцессу, как корова землю своим навозом, и примерно так же, как земля, чувствовала себя наша Аннушка: вроде бы и приятно, и тепло, но грязненько и запах какой-то уж больно сомнительный. Оттого выражение лица у эльфийки было неоднозначным, пока она выслушивала поток джеррийского красноречия. То хмурилась немного, озадаченно бровки опуская, то силилась улыбнуться, хотя бы краешками губ, то всё же смущалась немного и на щеках ненадолго проступал румянец. И хотелось бы знать принцессе, что значит эпитет «втемная»: то ли оно обозначает, что в тему вникла, а то ли про темень какую-то намекает. Может, оно даже пощёчины заслуживает, как знать.
- Нда, джинн говорил куда красивее... - совсем уж тихонько пробурчала она себе под нос, когда речь зашла про жалкую последнюю струну на горе-гитаре никчёмного поэта.
Ну, поэтично же. Вот только это поэзия низших сословий, которую принцесса плохо понимала и не умела ценить по достоинству. Всякие возвышенные метафоры, звучавшие из уст джинна, ей намного больше нравились. Эх, Джерри, как жаль, что ты не Джинни. С другой стороны, и Аннабелла наша была хоть и принцессой, но не Жасмин, а коднара звали не Аладдином.
- Вот и договорились, - не став благодарить нахала за подозрительные комплименты, девушка значительно, с королевской гордостью, кивнула ему, нервно дёрнула ушком и уже стала разворачиваться, чтобы идти дальше, как...

Опять начались неприятности. И снова в них виноват был коднар!

- Э-эй, ну вы чего, а? - растерялась и испугалась эльфийка, часто-часто заморгав, глядя попеременно то на грозного дядю Перри, то на решившего дать отпор Джерри. Теперь уже оба острых ушка задёргались то одновременно, то попеременно.
В первый раз в жизни Аннабелла столкнулась с таким явлением, как выяснение отношений между мужчинами... тем более, из-за неё. Мужской дракой. Этими разборками самцов за право горделиво называть себя альфа-самцом, единственным достойным находиться рядом с альфа-самкой, за которую, собственно, они и дерутся. И Анни не знала, что ей делать. Как их остановить. Что-то подсказывало, они её уже не послушают, если она попытается встать между ними и помешать начаться бойне. Она уже началась. Мужчины были на взводе и в лучшем случае просто вежливо отставили бы её в сторонку, а в худшем бы обвинили её во всех бедах и дружно поколотили. Ну, или, скажем, ремнями отшлёпали... или что там у коднаров? Хотя нет, это уже был бы перебор. Ну, в худшем могло бы случайно и ей прилететь...

И тогда Аннушка наша крепко зажмурилась, пальцы в кулаки сжала так, что ногти впились в нежную кожу ладоней, и вдруг, открыв глаза, ка-а-ак закричит! Да так гневно, что аж из причёски кто-то мелкий выпал с перепугу.
- А ну-ка немедленно прекратили! Что вы, как дети малые?! Перри, убери свои грабли от меча! - наставила она руку в гневно-указующем жесте на коднара, затем перевела её, будто ружьё, на эльфа. Поглядела в беспокойстве на чарный огонь, зарождающийся в его ладонях. - А ты... ты... остынь, а не то я... я...
«Что я? Что я?!» - панически запрыгали мысли внутри головы, прямо как вошки-блошки снаружи. И тут она увидела крадущегося к розе дракониска и... подхватывать его в руки времени уже не было. Аннабелла подняла ножку и наступила на него, прижав бедолагу к земле.
- У меня заложник! - крикнула она грозно. - И я его поджарю, если вы оба не угомонитесь и не извинитесь друг перед другом! Какие вы оба мужчины?! Мальчишки!
Глаза принцессы сверкнули гневом, и на кончике указательного пальца вспыхнул тоненький и неуверенный, как у спички, огонёк.

Справедливости ради стоит сказать, Анни совсем не была живодёром, скорее даже наоборот - она любила разных животинок, ну, кроме крыс и мышей, и прочих противностей, ага. Поэтому Батончику ничего, кроме испуга, не грозило. Она даже вот придавила его несильно, не желая делать тварючке сильно больно. Но всё же так, чтобы не вырвался из-под каблучка. Анни блефовала.
Вот только угрозы эльфийки, так подумать, укладывались не в очень-то стройную картину. Ведь коднар наверняка был бы только счастлив, если бы с дракониском что-то случилось нехорошее. А значит, успокаиваться ему совершенно не было смысла. Ему было ВЫГОДНО продолжать драку!

Ох, хоть бы проклятье сейчас не проявилось снова. Ведь принцессу обуял шквал эмоций...
  • Жгёшь! Чудесный пост)
    +1 от Лисса, 19.10.17 16:32

Не догадывался Фёдор Михайлович об истинных переживаниях Майи Юрьевны. Видел, что с девушкой творится что-то не то, молчит она много - это ей совершенно не свойственно и уже сигнал для тревоги. Красная кнопка зажглась будто - сразу видно, что с Молнией-Светловой что-то не в порядке. Но списал это бывший учитель на ссору с Алексеем. На тяжесть от неудавшегося просмотра фильма, омрачившегося ссорой с другом. Может даже, на некоторую обиду и гнев Майи в адрес его, Чижика, за то, что пытается он защищать безопасника, заступается за него, слова про него хорошие говорит, в то время как он - «Сволочи! Подонки!» Вон как глаза светловские гневом горят... Не понимал педагог со стажем, что сейчас творится в душе идущей рядом девушки. Ошибочно положился на логику, в то время как, что касается женщины, тут о чувствах надо думать. Её чувствах - в первую очередь.
Но вообще-то он сам здорово перенервничал из-за этой ссоры. Причин на то было много. Больше, чем несколько. И дело не только в чувстве вины за поданную идею вместе посмотреть видео, которая стала роковой ошибкой. Дело ещё и в том, что едва-едва возобновившаяся, хрупкая ещё очень дружба между двумя его бывшими учениками дала трещину, раскололась почти напополам, и трудно теперь будет склеить две половинки этой дружбы. Аккуратно склеить, так, чтобы не развалилась она окончательно, не разбилась вдребезги на мелкие осколки, которые уже не соберёшь и не склеишь.
Но и это ещё были не все причины беспокойства Чижика. Он - капитан звездолёта, они - медработник и безопасник, члены его команды. Ни в коем случае нельзя допускать раскола в коллективе! Это не приведёт ни к чему хорошему. В таких случаях капитаны обычно направляют рассорившихся членов экипажа к корабельному психологу, если он есть, а если его нет - то к бортовому врачу, по совместительству часто выполняющему подобную функцию. Но как быть, если один из буянов - и есть врач? Впрочем, на этот случай имелся старший помощник Гена Михалков - в его обязанности помимо прочего входило следить за порядком внутри экипажа и налаживать сложные внутриколлективные взаимоотношения в случае их разлада.
Ах, если бы этими тремя причинами всё и ограничивалось... Но нет. Больше всего Фёдор Михайлович беспокоился за Майю. За её чувства и обиды. За то, чтобы тяжёлое прошлое не растоптало то светлое, что у девушки было в настоящем. За что она держалась всеми своими силами, хваталась свежими, молодыми, неокрепшими ещё корнями ростка, пустившего их в, казалось бы, уже срубленном пне, безнадёжно утраченном деревце. Ан нет - оно снова жило. Снова росло ввысь и вытягивалось. Тянулось к солнцу, с каждым днём становясь стройней. Готовясь зацвести в первый раз после своего второго рождения. Уже появились первые, несмелые бутоны, пока ещё закрытые. Уже запахли они весенней свежестью...
Очень боялся Чижик, что эта ссора всё разрушит. А потому не видел, казалось бы, очевидного. Зациклившись немного на своих страхах. Не видел, что Майя страдает сейчас не из-за Стругачёва.
А из-за него.

- Горжусь, - только и кивнул он упрямо в ответ.
По правде говоря, слова Пчёлки, этот её ответ на его похвалу за целеустремлённость, на признание в том, что гордится ею... они только подлили масла в огонь его опасений. Ну так и есть, подумал Чижик, чёрное зерно этой ссоры пустило свои первые ядовитые ростки. Майя уже ведёт речи, близкие к депрессивным («дайте мне револьвер, я застрелюсь»), а её «спасибо, капитан» прозвучало как-то... неискренне. Неестественно прозвучало-то. Будто хотела она сказать: «Спасибо, конечно, что вы мной гордитесь, капитан, но вы делаете это совершенно напрасно, так как я этого не заслуживаю и самой мне нечем гордиться». Вот как-то так это прозвучало.
«Розу и револьвер... м-мда...» Фёдор Михайлович растерялся. Он пришёл в замешательство и даже не нашёлся, что ответить. Её моральное состояние пугало его как мужчину и серьёзно беспокоило как капитана. Она говорила так, будто снова переживает этот момент. С розой и револьвером. Только ей уже не двенадцать. А револьвер... он у неё был. У старшего лейтенанта Светловой. Штатный бластер, положенный каждому члену экипажа, как военнослужащему ВКС.
- Н-да... блин... сплошные блины, - вздохнул Чижик, и до кухни больше ни слова не проронил. Но было видно, что он из-за чего-то сильно переживает. Он смотрел на неё с беспокойством.
Да нет, глупости, конечно, про бластер. Просто к слову пришлось. Он абсолютно в это не верил. Склонные к суициду не проходят медкомиссию. Да и Светлова? Эта пробивная целеустремлённая девушка? Но вот депрессия... она могла выжечь её изнутри. В её адекватности Чижик не сомневался, но не был уверен, справится ли она с обстоятельствами, бьющими по живому. Не замкнётся ли, не уйдёт ли в себя.

Он боялся её потерять.

* * *

Если первый помощник капитана Геннадий Борисович что-то и подозревал - а он наверняка ведь подозревал, судя по этому многозначительному «УГУ», - то никак этого больше не показывал. И виду не подавал, будто что-то такое странное усмотрел в действиях капитана: в этой его неуклюжей попытке спрятать бутылку с шампанским за спину, в порумяневшем его лице, в сказанном в замешательстве отчестве Майи Юрьевны. И в посуде, расставленной на подносе, тоже. Хотя бокалов и чайных кружек там было по три штуки, можно было посчитать и принять за правду версию Чижика про совместный со Стругачёвым просмотр фильма.
- Я даже Данко обыгрывал, - прихвастнул польщённый похвалой блондинистый мужчина, с лёгкой усмешкой поглядев на усевшуюся девушку. Смотрел он на неё ровно, спокойно, но ей показалось, что его взгляд таит тень любопытства. Хотя, действительно могло померещиться. Михалков вежливо уточнил: - На обычном уровне сложности, правда. Это довольно трудно. Не представляю, как его обыгрывать на высокой сложности. Но ведь я и не гроссмейстер, и даже не мастер спорта, а всего лишь кандидат... ещё в школьные годы увлёкся шахматами, потом стало немного не до них, - отчего-то разоткровенничался старпом. Скользнул взглядом по Чайнику Судьбы, согретому в объятиях Пчёлки, приятно так, душевно улыбнулся. - Ваш друг, надо полагать?
Михалков бросил ленивый взгляд на Бережного - казалось, будто ему лень повернуть шею, но, по видимости, он просто не хотел отрываться от общения с Майей.
- Ради бога, болейте за кого вам угодно. Спартаку нашему Валерьевичу группа поддержки точно не помешает. Боюсь только, кавалерия прибыла поздно. Эшелон уже в пути и пустить его под откос вряд ли выйдет, - он показал ладонью на «съеденные» белые фигуры Бережного. - Но, уж извините, не могу с вами согласиться насчёт выигрышей. Наверное, от человека зависит, как он к ним относится. Я считаю, мы живём лишь ради победы - не важно, в чём... но победа должна быть честной, - серьёзно сказал Михалков, но затем снова расслабился. - Другое дело, что выигрывать у заведомо более слабого противника не так интересно и может наскучить. Но я слишком люблю эту игру древних мудрецов, чтобы отказать Спартаку Валерьевичу в попытке реванша.

С интересом Михалков посмотрел на подходящего к столу шахматистов Чижика, оценивающим взглядом окинул выглаженные брюки, белую рубашку капитана. Задержался на его лбу ненадолго, ещё раз, после столовой, изучая новую причёску Фёдора Михайловича, и перевёл взгляд на шахматную доску. Спартак Валерьевич как раз ожил и неуверенно походил конём, зависнув им на тягучие пять секунд над доской. Поставил его на чёрную клетку, с трудом опустил и выдохнул с некоторым облегчением. Не от того, что ход был уж больно хороший. От того, что принял решение и отступать было поздно.
- Так-так-так... - старпом словно бы отключился от окружающих и полностью растворился в игре, не сводя внимательного, нащупывавшего комбинации взгляда с шахматного поля.
- Ну, раз Спартаку Валерьевичу нужна поддержка, то мы её окажем, - бодро сказал Чижик, становясь сзади Майи, после чего без раздумий положил руку ей на плечи и склонился к ней, практически приобняв девушку. Глядел он на доску с фигурами, но его лицо было... так близко. Сбоку и чуть выше, ведь он стоял, а она сидела. Достаточно лишь повернуться друг к другу и чуть-чуть сблизиться, и можно коснуться губами. - Правда, Майя?
- И ты, Брут, - шутливо буркнул Михалков, скосив взгляд на их композицию, сейчас, наверное, так напоминавшую одну из тех влюблённых парочек, что всегда и везде в обнимку. Пусть даже обнимает только один из них.
  • Поздравляю с годом игры!
    А пост замечательный, самое главное, он очень светлый в конце, дающий просто мыслям. Воображению. И Майе :)
    +1 от Лисса, 18.10.17 11:25

- А щас доедем до моста, сам всё и увидишь, - ответил царёв министр. - Грамоте, поди, обучен? Там написано всё.
И правда было написано. Рядом с бюстом лысого дядьки табличка имелась приколоченная, из металла диковинного, и на ней выгравированы были следующие слова: «Я, могущественный волшебник Кари-Гари Длиннобородый, создал этот прекрасный мост, чтобы тебе легче шлось, путник, в столицу государства славного царя Гороха! Поблагодари же меня, когда будешь пользоваться славными плодами моих добрых и великих деяний!»
Внизу была приписка мелкими буквами от руки мелом: «Благодарность волшебнику сыпь сюда» - и нарисованная стрелочка указывала на прорезь... в лысом черепе волшебника, для монет-то прорезь, как в копилках. Кстати, приглядевшись, Звериков вдруг понял, что бюст установлен так, чтобы хрустальный мост казался его продолжением, вместе с ним составляя композицию лысого дяди с длиннющей бородой из хрусталя.

От похвалы городу Пафнутию сделалось хорошо. Расцвёл он, пухлые щёки разрумянились, голос бархатным стал, ласковым.
- Царьград - это тебе не шушера какая-нибудь лихоземельная, - довольно отвечал он. Палец перед собой поднял. Эдик хоть и сидел сзади, а видел. - Столица, как-никак! А всё благодаря кому? Я ж тут первый человек после царя-батюшки, кумекаешь? Царь уже пожилой, делами хозяйственными ему заниматься в тягость. У него забот государственной важности полон рот. Наследниками пока не обзавёлся - вот выдадим царевну замуж, там и муж будет, и внуки пойдут. А пока я тут хозяйничаю... в хорошем смысле. Ну, ты сам видишь, - Пафнутий широким жестом обвёл стены города, а затем достал из складок своего золотого кафтана монетку и кинул её в дырку в лысой голове волшебника Кари-Гари. - Ты тоже кинь монетку, не жадничай. Не обижай волшебника.
  • Крууууто! Приятная пасхалка! :D
    +1 от Лисса, 16.10.17 16:15

Чтобы как следует разглядеть «мышей-переростков», да и осмотреть домик, Пете пришлось сначала всё же подойти к окну и откинуть ставни, ибо в помещении по-прежнему было хоть глаз выколи, как темно. Свет от двери, конечно, шёл, но его не хватало. А вот когда откинулись ставни и слабый свет из окна проник в домик, Петя наконец увидел своих убитых вражин и понял, что у страха глаза велики. Летучие мыши были крупные, но, кажется, вполне обычные. Порода просто такая. Однако укус на плече сильно болел - если бы Окунёк не порубил их в капусту, закусали бы до смерти, это точно. Машинально потрогав плечо, Петя обнаружил там кровь. Немного - поводов для паники не было.

Осмотревшись, Петюня увидел тяжёлый кованый сундук в углу и... крышку какого-то люка! Скорее всего, ведущего в подпол. Ну, он выглядел как крышка погреба. Но, может, это вход в подземелье? Бинго же! Вот только Беллу хотелось сейчас одновременно заглянуть в сундук и исследовать люк. А ещё он испытывал противоречивое желание не терять времени и уходить отсюда, чтобы найти другой путь в подземелье. Вряд ли этот люк туда вёл, ему казалось.
+1 | Герои не умирают, 12.10.17 04:29
  • Ооох, что ж там в этом люке?)) Даже страшноватенько стало.
    +1 от Лисса, 13.10.17 09:27

Их взгляды встретились и на несколько томительных мгновений задержались друг на друге, не имея ни сил, ни желания оторваться от этого внимательного и такого близкого взгляда дорогого тебе человека. Взгляда, несущего за собой всепробуждающий огонь спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. В том, что всё действительно будет хорошо.
«Я. Вас. Прощаю», - сказала она, повторила она, сосредоточившись на его глазах. А он не отвёл их в сторону. Он лишь в первый миг растерялся немного, но затем и на лице Фёдора Михайловича проступила уверенность. Он помолчал пару секунд и кивнул, то ли в знак благодарности, то ли понимания. Чуть крепче сжал пальцами перехватившую его ладонь узкую кисть девушки.
- Спасибо, - снова кивнул.
Забавный. Растерянный немного, пытающийся подобрать слова. Он ведь не на уроке сейчас был, где мог шпилить материал без запинок и остановок, пересказывая на свой лад содержимое параграфа. Это была жизнь. А в жизни случаются моменты замешательства. Смущения. Волнения даже. Когда сердцем ты знаешь, что хочешь сказать, но не можешь это выразить словами. Чувства - они намного глубже слов. Не всегда можно их выразить ими. Поэтому ведь существуют прикосновения. Язык тела.
- И я... Я тоже - Тебя - Прощаю, - слегка поспешно произнёс он, будто боялся опоздать, не сказать эти слова вовремя. Чуть задержишься - и твой поезд уедет в ночь. Унесёт собеседника на ночном экспрессе в неизвестные дали - и ищи его потом, как ветер в поле. Но Фёдор Михайлович смутился и повторил уже медленнее. Проникновеннее. Тише. Глядя ей в глаза. - Я. Тебя. Прощаю.

Момент, когда растерянность зашкалила. Майя принялась расстёгивать пуговицу на рукаве его белой рубашки, и брови капитана удивлённо и как-то очень уж медленно стали подниматься. Застывший на её лице взгляд опустился к руке и сделался забавно-недоумённым. Девушка почувствовала, как напряглась его рука, которую она сейчас... раздевала.
Чуть дёрнулась. Словно бы хотела вырваться из её длинных пальцев, отстраниться, но оставалась на месте вопреки этому порыву. Хотела познать запретный плод, который сладок. Ведь не всегда он таит яд за румяной кожурой. Не обязательно там, за запретными стенами, война и разруха. Может, наоборот? Это здесь царство скуки и уныния. Резервация сатаны, где грешники проходят свои девять кругов ада. А там, за таинственной стеной - рай на земле. В который так хочется вернуться согрешившей душе. А что, если она заслуживает на второй шанс?
Чижик не отстранился, хотя Майя Юрьевна - опытный доктор - чувствовала, что в этот момент он немножечко испугался того, что за этим следует. Напряглась рука. Стало жёстче ощущаться запястье. Дрогнула синяя венка, пробегающая через него. Взгляд мужчины чуть насторожённым стал. Не недоверчивым, отнюдь. У Фёдора Михайловича ведь не было причин ей не доверять. Но ожидающим чего-то... смелого. Необычного поступка с её стороны. Ещё одного шага навстречу. Только что он его сделал, погладив Майю по щеке. Капитан с шумом, коротко втянул носом воздух, но не выдохнул. Набрал его в лёгкие и замер, глядя на то, что делает девушка. Затаив дыхание. Приоткрыв слегка губы и не заметив этого. Напряжённо глядя на Майю, коснувшуюся своими алыми губами его бледной руки.
В груди что-то ухнуло от этого простого, безобидного вроде бы, но такого горячего и много значащего поцелуя. Щёки запылали румянцем и бледнота отступила. И даже рука больше не казалась такой бледной, словно бы и она, сама по себе, могла испытывать смущение.
- Всё... будет... хорошо... - делая большие паузы между словами, шёпотом, тихим эхом повторил её слова Фёдор Михайлович.
Испытал он заметное облегчение, когда на этом Майя и остановилась. Не стала продолжать то, что он мог назвать истязанием. Это была сладкая мука. Миг блаженства, приправленный всеми накопленными опасениями. Возможно, это всё были глупые предрассудки, но они всё ещё беспокоили бывшего учителя. Он был намного... намного старше, и это уже никак не исправить. Хотя разница, если подумать, между ними не очень огромная. Четырнадцать лет их разделяло. Нельзя сказать, что он ей годится в отцы. Да на Земле множество супружеских пар имели похожую, а то и бОльшую разницу в возрасте. Нет, дело не в этом. Просто... просто предрассудки. Эти чёртовы предрассудки. Ей семнадцать. Фактически она ещё несовершеннолетняя даже. Нет... хотелось обо всём этом забыть. Вот сейчас ему хотелось разбить все эти предрассудки как цепи, отделяющие пленника от заветной свободы. Поймать её лицо в ладони и...
- Всё будет хорошо, - уже увереннее повторил он и облизнул пересохшие губы. Жарко стало мужчине. Невмоготу стало смотреть ей в лицо и не думать об этом поцелуе. И о своих затаённых желаниях. Нет, только не сейчас. Чижик отстранился от девушки. У него тоже кружилась голова. - Сейчас... Да... ты иди, я сейчас, - кивнул он, не глядя на неё. - Выпью лимонада. Что-то мне... - капитан не договорил и почему-то посмотрел в сторону щелей кондиционера.

Он задержался, только чтобы налить себе полбокала фанты и залпом выпить её, после чего с опустевшим бокалом пришёл в ванную следом за Майей. Прохладная газировка остудила немного, помогла успокоиться. От сердца отлегло и радостно даже стало немного отчего-то. Может, от вида бойкой девчушки, хозяйничавшей возле умывальника. Не очень-то, по правде, для мытья посуды приспособленного, но вполне годившегося и для этой цели. От её улыбки, которая расцвела на алых губах. От звонкого и бодрого голоса, в котором звучала жизнерадостность. От душистых запахов, заполонивших небольшое помещение ванной комнаты.
Фёдор Михайлович слушал с интересом, ассистируя Майе с посудой. Всё же двое за одной раковиной друг другу мешали бы - пришлось девушке мыть тарелки и чашки, а Чижику только подавать грязное и принимать вымытое. Внимал ей капитан, и в его пронзительно-глубоких глазах читалось понимание. Немного грусти, когда она заговорила о семейном, о своих не самых удачных взаимоотношениях с Юрием Аркадьевичем. Интерес, когда Майя про жемчужину в своей квартирке упомянула. Лёгкое осуждение за красное словцо, которым она подчеркнула ту самую, выделенную интонациями фразу. Но и тёплую радость за девушку он испытывал. Хорошую такую, добрую и светлую, по-человечески понятную радость.
Вот только разговор прервало возвращение Стругачёва. Они как раз домыли посуду и уже собирались выходить в спальню из ванной, как услышали шум двери, а затем и шаги Лёхины услыхали.

* * *

Он всё понял.
Майя по глазам его, сразу потускневшим, по лицу побледневшему и по поникшим плечам это увидела. Стругачёв опустил руки, когда осознал, что никаких примирительных обнимашек не последует, отступил от Светловой. Выдохнул устало и к чайнику отошёл, будто по команде, едва услышал просьбу девушки. Поставил его кипятиться, а сам постоял немного у стола, не оборачиваясь к Майе и Чижику.
- Вы это... без меня досматривайте, ладно? Я на дежурство опаздываю уже, не хочу задерживаться. В первый раз нужно отнестись к этому ответственно, - упавшим голосом говорил Лёха, уже направляясь бочком к двери. - Мне ещё зайти переодеться надо, то, сё. Вы без меня. Главное я уже увидел, всё нормуль, - было видно, что не всё «нормуль», но рыжик уже был у двери.
- Стругачёв, - окликнул его негромко Фёдор Михайлович. - Я же капитан. Ты можешь у меня отпроситься хоть сейчас. Ничего не случится, если ты на полчаса задержишься. С моего разрешения.
- Нет-нет, Фёдор Михайлович... то есть, капитан, - взмахнул Лёха ладонью. - Не нужно таких жертв. Я всё увидел и буду убегать, ага. Спасибо, что позвали посмотреть, было интересно всё вспомнить. Может, ещё как-нибудь того... соберёмся... да... - он бросил быстрый взгляд на Майю и вышел за порог. - Ну, до завтра... или послезавтра, я ж сутки дежурю. Спасибо, Майя. Спасибо, Фёдор Михалыч. Всего хорошего. Доброй вам ночи, - почти протараторил он и исчез за дверью.
Майя помнила Алексея Кировича ещё в детстве. Так он себя вёл, когда на что-то обижался. Или чувствовал себя виноватым. Или и то, и другое вместе. Но, кажется, обиды было больше.
- М-мда, - тяжело вздохнул Чижик, который тоже всё понял. - Вот и посмотрели... Наверное, это была плохая идея...
Он нахмурился и поглядел на Майю.
  • Замечательно!
    Наверное, это была плохая идея...
    Да лаааадно, разве всё, что в этой комнате произошло было плохо?) Мне понравилась реакция на поцелуй, хотя жаль, что это немножко пыткой было.)
    +1 от Лисса, 12.10.17 09:15

Если от комплимента ей и стало приятно, то виду девушка не подала. Волком на Яррике смотрела. Видать, не сработал его комплиментец-то. То ли из-за морды травоядной, то ли пойми эту странницу. Ведь, если проклятье не принимать в расчёт, такой красавец был перед ней! И чего ещё надо, спрашивается? Ну, чтобы спинку там потереть и не в одиночестве чтобы...
Ан нет, назад от тебя она подалась, Ярр. Очами гневно сверкнула - будь её грозная глефа при ней, так бы и схватилась, поди. Но расслабилась девица в этом спокойном месте, не предвещавшем никаких бед и опасностей, оставила оружьице-то своё вместе с одеждой, которую ты, Яррике, тактично решил не трогать и не шарить по чужим сумкам. Мимо сложенных вещей Лианы проплыл прямиком на её голос и плеск. А теперь вот она даже защититься от тебя не могла, если только не кулаками. Но ведь она же не просто путница, Ласка, ты помнишь об этом? Шустрая ещё и воительницей была, туда-сюда, могла и голыми руками навалять, небось. Лучше не проверять и не навязываться ей, не испытывать её терпения! Ведь и передумать может тебя-то с собой брать. Не посмотрит, что ты оченно полезный волшебник, и пошлёт тебя на три весёлых буквы.

- И вам не хвОрать... - донеслось до Ярра старческим голосом.
Друиды меж тем разделились - старец развернулся и пошёл прочь, а женщина невозмутимо подкатила к бережку обе тележки. Внутри можно было заметить, если приглядеться - а зрение у Ярра было преотличное - чистые полотенца и одежду, мыло и мочалку, ещё что-то. Одна из тележек явно была для него, вторая - для девушки, это можно было понять по одежде. Там - штаны и сорочки, а там - что-то вроде белого сарафана. Ну, насколько можно судить издали.
А ещё эта пожилая дама на Яррике покосилась, когда он вынырнул из пруда, и глаза её, кажется, заинтересованно блеснули. Или то просто солнце в них отразилось. Но, оставив тележки, она повернулась и направилась обратно, откуда пришла.

До друидов Лианке никакого дела не было - её беспокоило приближение мага. Заметив, что он то ли идёт, то ли плывёт к ней, странница мелкими шажочками засеменила в воде назад, прочь от него, всё так же прикрываясь руками. В кристально чистой, прозрачной воде ведь ничего не скроешь.
- Э-эй, не приближайся, а не то... Иди куда шёл! - неуверенность появилась в её голосе. Видать, не по себе девице стало, в одночасье лишившейся что всей одежды, что оружия. - Спинку я ему потереть обещала, видите ли... - фыркнула Лиана.
И в этот момент продолжавшая отступать девушка оступилась, зацепившись ногой за какое-то подводное растение, потеряла равновесие и шлёпнулась в воду. То есть, она и так была в воде, а сейчас просто развалилась в ней, неуклюже пытаясь восстановить равновесие, что было трудно сделать, одновременно закрывая руками разные интересные места. Но она придумала, как выйти из неудобного положения, резко развернувшись в воде спиной к волшебнику, и тогда уже смогла развести руки в стороны и нащупать ногами твёрдое дно озерца.
А Ласка в эти мгновения мог насладиться её чудесным видом сзади, ничем не прикрытым. Водичка-то просвечивала насквозь!
  • за вид сзади :)
    +1 от rar90, 09.10.17 14:47
  • И в этот момент продолжавшая отступать девушка оступилась, зацепившись ногой за какое-то подводное растение, потеряла равновесие и шлёпнулась в воду. То есть, она и так была в воде, а сейчас просто развалилась в ней, неуклюже пытаясь восстановить равновесие, что было трудно сделать, одновременно закрывая руками разные интересные места. Но она придумала, как выйти из неудобного положения, резко развернувшись в воде спиной к волшебнику, и тогда уже смогла развести руки в стороны и нащупать ногами твёрдое дно озерца.

    Как написано на рюкзаке Джерри - "Дерьмо случается порой"))
    +1 от Лисса, 09.10.17 15:04

Она грелась в его объятиях и ей становилось теплее. Может быть, даже жарко немного. Холодные как лёд руки, прижавшиеся пусть и не к самой широкой, но мужественной спине Фёдора Михайловича Чижика, наполнялись теплом. Жизнью. Больше не чувствовались одеревеневшими, с трудно гнущимися пальцами.

Они оживали.

И он, конечно же, это почувствовал. Всем телом ощутил, как рыжеволосая девушка, напряжённая, будто сжатая пружина, в момент, когда он её обнял, расслабляется в его руках. Тают ледники, которыми она отгородилась от внешнего мира, и оттаявшие ручейки, может быть, ищут выход в горячих слезах. А может, и нет. Майя Юрьевна ведь не из тех, кто часто плачет. Или она просто хочет такой казаться окружающим?
Фёдор Михайлович понял, что прошло. Миновало это её тяжёлое состояние, в котором она винила себя во всех бедах так, словно бы сама приказала проводить эксперимент над своими одноклассниками и учителем. Очень горестно было это видеть. Она говорила, что всё испортила - но не испортила ничего. Разве что повлияла на решение своего отца, и то косвенно. Можно ли было сказать, что Майя подмочила репутацию Юрия Аркадьевича? То капитану Светлову виднее. А его дочь - она... она - героиня. Настоящая героиня. Чижик её такой считал. Как и других ребят с «Фобоса». Но Майя среди них была особенной во многом из-за того, кем был её отец. На ней лежала особая ответственность. От неё ждали больше других. За неё говорила её звучная фамилия. Тяжёлая это была ноша, непосильная для хрупких плеч двенадцатилетней девочки. Но она достойно выдержала испытание и нашла в себе силы найти свой путь, не упасть духом после провала с МЗУ.
Мысли смешались в голове капитана. Он почувствовал относительное спокойствие, когда понял, что девушке стало легче. Даже голос её потеплел и смягчился, уже не звучал так сухо и пронзительно, как нож по заледеневшему стеклу, по натянутым нервам, крича от боли не телесной, но сердечной, от муки душевной своей. Поспокойнее стало Чижику, сердце начало успокаиваться и уже колотилось не так сильно, не с такой частотой, словно бы хотело вырваться из груди, как пойманная птица из схлопнувшегося силка. Мужчина сглотнул, борясь с желанием не отпускать Пчёлку и постоять ещё немного вот так, в жарких объятиях.
О да, её ледяные минуту назад руки жарко грели его спину через тонкую ткань рубашки. Душистое дыхание, приправленное пряностями, лёгким флёром апельсина и чайных трав, щекотало шею, грело, и этот жар мгновенно разливался по всему телу, будоража его и волнуя кровь. Всё это казалось сном будто. Эти объятия с Майей. Сном несомненно приятным, после таких не хочется просыпаться. Разрушать их миг близости. Единения двух сердец, решивших поговорить друг с другом. Ток-ток-ток. Звучавших будто в унисон. И снова жарко стало. И снова краска прилила к лицу.

- Ты права, моя девочка... - устало как-то очень прозвучал его голос. Грустно. Вымученно. Словно бы капитан прошёл долгий путь и не осталось сил говорить. Душевных сил не осталось. - Я себя не простил... Как бы разумом понимаю, что всё в порядке. Всё осталось в прошлом. Но, видимо, не осталось. Преследует и сейчас... И не одного меня, я вижу. Вас со Стругачёвым тоже, - Чижик тяжело вздохнул и, слегка отстранившись, поглядел на Майю своим знакомым взглядом, исполненным печали.
Впрочем, её улыбка его согрела. Посмотрел он на Майю. На губы её, чуть приподнявшиеся в уголках. Кривоватая слегонца улыбка выходила у данкийского доктора, но чистая и искренняя. И он ей ответил. Сначала несмело улыбнувшись в ответ, будто пальцами заставляя губы растягиваться в улыбке. Затем уже увереннее. Видно было, что её улыбка его душу греет. И теперь уже он, обласканный ею, оттаивает от сковавшего его сердце льда.
- Да... с тобой приятно поговорить, - она, эта улыбка, снова стала сдержаннее. Так уж было свойственно Фёдору Михайловичу - придерживать в узде свои эмоции, даже вполне себе искренние. Он вдруг усмехнулся и забавно покачал головой. - Признаюсь, давно я столько ни с кем не разговаривал. На самые разные темы. Так, чтобы с душой... с интересом... Очень давно.
И он очень тепло поглядел на Майю. Как на солнышко, согревшее в пасмурный день. А затем поднял правую руку и провёл легонько слегка суховатой своей ладонью по её щеке, слегонца зарываясь кончиками пальцев в замечательные её, искристо-рыжие волосы. Нежно провёл и медленно. Пожалуй, вовсе не по-отечески, и даже для друга это было слишком чувственное прикосновение. Смутился запоздало и руку убрал ей на плечо, когда пришло понимание, что он делает.

Очередной тяжёлый вздох. Но уже полегче выходил он. Расслабился немного капитан от её милой улыбки. От потеплевших рук и от взгляда по-женски тёплого. Улыбнулся намного смелее прежнего. Расцвёл и засмущался одновременно от новых комплиментов, которые ему было неловко слышать от девушки. Ей хватало смелости открыто выражать свои мысли. То, чего не очень хватало ему самому. Робость какая-то внутренняя одолевала всякий раз, когда пытался поступать так же.
- Не знаю, получится ли... - неуверенно начал он отвечать. - Замечательное предложение простить друг друга, но поможет ли оно? Вообще, было бы хорошо, если бы здесь был Стругачёв. Взаимные извинения могли бы... сыграть бОльшую роль. Но ты права - ничто не мешает нам извиниться друг перед другом каждый, по отдельности. В таком случае...
Он отвёл взгляд в сторону на несколько секунд, о чём-то задумавшись или слова нужные подбирая. Видно было, что трудно они даются сейчас капитану. Это не «Педагогическая поэма», а целый четырёхтомник «Войны и мира» будто.
- Хорошо... - глухо сказал Чижик, сглотнул и вернул взгляд на Майю. - Я тебя прощаю. Ты замечательная, и... всё то же самое я про тебя могу сказать. Прости, что повторяюсь... - он смущённо потёр кончик своего носа. - Красивая. Добрая. Смелая. Милая и... замечательная, гм-да, - смешался Фёдор Михайлович, слегка покраснев. - Я тебя... конечно, прощаю! И ты меня... спасибо, что простила, - он усмехнулся. - На всякий случай ещё раз... последний... попрошу у тебя прощения. Больше не буду, честно, - покрутил головой забавно, потёр её руку возле локтя, подбадривая будто. И кивнул наконец. - Очень... мне это интересно послушать... Расскажи, конечно. Если хочешь.

* * *

Долго поговорить за мытьём посуды не удалось. Во-первых, самой посуды было немного, и если натирать её слишком долго, то и до дыр можно протереть. Во-вторых, как-то слишком быстро вернулся Стругачёв. Конечно, это Майе с Чижиком так показалось - время сейчас для них словно застыло, но оно не стояло на месте, плавно и размеренно текло себе вперёд со скоростью шестьдесят ударов секундной стрелки в минуту. Минут пятнадцать или двадцать отсутствовал рыжик в каюте, но вернулся. Он обещал - и он вернулся. Как Карлсон. Такой же рыжий мужчина в полном расцвете сил, держащий свои обещания.
Робко приоткрылась дверь каюты сначала. Заглянул в образовавшуюся щель несмелый и отчего-то испуганный глаз. Потом показался любопытный нос, а за ним и сжавшиеся в тонкую полоску, поджатые в задумчивости губы. Слегка дрожащие. И вот уже весь Стругачёв просочился внутрь, прикрывая за собой дверь. Оглянулся через плечо, вздохнул и, подойдя, остановился перед Пчёлкой. Прикрыл глаза на мгновение, собираясь с силами. Открыл и выдохнул на одном дыхании:
- Ты прости меня, пожалуйста, Майя, - извинился, словно бы слышал, о чём они с Фёдором Михайловичем говорили. - Я понимаю, каково тебе было это слышать. Извини, что нагрубил... наговорил гадостей... про твоего отца в том числе. Я не беру свои слова назад... сказанного не воротишь... и моё мнение про эксперимент, ты знаешь, оно не изменится от этого... Но хочу добавить, что каждый имеет право на ошибку. Я верю, что твой отец... он мог её осознать и... измениться, и уже...
Замялся Алексей на этом, растерял все слова и взгляд в сторону отвёл, выдохнул устало и измученно, ладонью небрежно махнул.
- В общем, я хочу сказать, что твой отец мог научиться на этой ошибке и уже не такой, как... каким был. Вот... А ты не должна нести ответственность за его поступки и выслушивать всё это. В конце концов... он же ещё тогда попытался всё исправить. Пусть это и вышло не очень красиво, - Лёха при этих словах взглянул на Чижика, - но он попытался. Он... что-то сделал, чтобы исправить ошибку. Я думаю... он хороший человек, твой батя. Все мы не безгрешны. Уж я-то сколько запретных кнопок нажимал, - усмехнулся рыжик тепло. - Я не думаю о нём плохо, правда. Было дело, да прошло. Я многое передумал и пришёл к определённым выводам. Так что... не принимай близко к сердцу, лады?
Стругачёв шагнул вперёд к девушке, неловко протянул к ней руки.
- Может, это... давай обнимемся, что ли?.. В знак дружбы и понимания, - смущённо предложил он. Было видно, что боится он обиды Майи Юрьевны и очень хочет сгладить свою вину. Но говорил вроде искренне. Не ради того, чтобы получить её прощение.
  • Замечательный чувственный пост. Вкусно и эмоции Чижика чувствуются. Мне очень нравится.
    +1 от Лисса, 08.10.17 19:11

Эльфийская принцесса радовалась ползающему по ней малышу, хихикала от его щекотных прикосновений, любовалась дракониском и гладила ему спинку, шептала что-то ласковое на эльфийском, сама не разбирая слов. Просто выражала свои чувства при виде такой милоты. Даже Перри, грозный коднаринг с огромным чёрным мечом, кажется, был покорён воплощённой милотой золотистого дракончика. Вон, гляди-ка, ближе подступил, смотрит на него вовсю своими красными глазищами, по морде лица видно, что ему очень хочется протянуть свою когтистую руку и погладить маленького, пощекотать его пузико когтём, может быть. Аж клюв свой страшный приоткрыл в возбуждении. Ну не съесть же он его хочет, в самом-то деле!
А когда постучал коднар своей лапой по плечу девушки, пару раз невольно пригнув её к земле, Аннабелла испуганно на него уставилась. Это чего это он такого удумал, блохастый ухоклюв? Уж не хочет ли с ней попрощаться таким вот образом, прибив на прощание, агась. Ведь не любит же он эльфов. Терпеть не может остроухих, сам такое сказал. Или Анни сама додумала, а говорил он чуть другое. Но Перри не возражал ведь, когда она его упрекала в нелюбви к эльфам. Значит, есть его вина. Глаза эльфийки блеснули в задумчивости, внимательно проследив за убравшейся с её плеча лапой коднара. Что это было? Ревность? Или попытка примирения?

Но коднар коднаром, а заговорил Джерри, и Аннабелла повернулась к нему, с интересом прислушиваясь к его непринуждённой болтовне и старательно игнорируя те места, где он упрашивал её пустить их с Батончиком на ночёвку. Ищи дурочку! Потом от него не отвяжешься. Неформалы - они ж как цыгане. Пустишь одного в дом на одну ночку переночевать - не успеешь оглянуться, а у тебя уже на постоянной основе живёт целый табор. А тут ещё и дом чужой. В свой дворец бы не пустила, а в чужое жилище и подавно не имеет права ни морального, ни юридического.
- А зачем вы эльфинитов искали? - полюбопытствовала между делом Белла, напрягая свои мозговые извилины, чтобы вспомнить, что она знает из книг и трактатов, сплетен да легенд о полукровках, редкостных даже для Фейерии, где люди и эльфы живут бок о бок фактически. - У вас к ним было какое-то дело? А в Фейерии разве не нашлось? Быть того не может. А не вылупившееся яйцо - вы его выбросили? Может, оно случайно у вас осталось? Я бы могла купить... - тут она прикусила язычок, вспомнив, что денег-то у них с Перри, собственно, и нет, а вести эльфа к тёте Мо было нельзя. Но Аннабелла быстро нашлась. - Или, скажем, обменять его на пару батончиков шоколада! Настоящего фейерического шоколада - больше нигде такой не найдёшь. Пальчикооблизательного и орешконугокарамельного блаженства. Ням-ням. Как жаль, что Батончик не любит батончиков. А что он любит, ты говоришь? Ааа!!!..

И она схватилась за ухо, в этот момент заметив пропажу. Глядь - серёжка с листиком изумруда в пасти у дракониска, успевшего проворно перебраться на коднара. Зырк - и он её проглатывает, после чего как ни в чём не бывало начинает ловить у Перри блох.
- Ахх... я в это не верю... не могу поверить... Перри, нет, ты это видел? Видел, а-а??? Да он и правда гадёныш, мелкий бес! Воришка такой! Клептоманьячина шмакодявочная! Иди сюда, Батон! Иди, я говорю! Мелкий бесёныш...
Принцесса, ругаясь совсем не по-благородному, бросилась на коднара, чтобы схватить дракониска и как следует его потрясти. Затем ещё разок, но уже перевернув головой вниз, чтобы серёжка из него выпала. Потом в третий раз, теперь надавливая ему на живот и массируя такими движениями, чтобы заставить выскочить серёжку через его клептоманскую пасть. Аннабелла так увлеклась, что невольно причиняла существу боль и могла его нечаянно задушить.
- А ну выплюнь! Выплюнь, я говорю! Я приказываю тебе немедленно вернуть мне, что украл! А то я ведь не посмотрю, что ты маленький, выпотрошу тебя, или вот дяде Перри дам, он знает, что с такими засранцами делать. О! Точно! Перри, у тебя есть слабительное? Мне срочно нужно слабительное! Ааа!!! - Аннабелла затрясла Батончика что есть мочи.
  • Ай, как ей дорога эта сережка! :D
    +1 от Лисса, 05.10.17 13:13

От её прикосновений Чижик как-то замер даже. Могло бы показаться, что он уснул, как согретая нежными лучами солнца ночная охотница сова, впадая в свой полуденный сон, если бы не открытые глаза и устремлённый к экрану взгляд, если бы не лёгкое движение головы. А потом его пальцы ожили и шевельнулись, пытаясь то ли поймать пальцы Майи, так беззаботно щекотавшие его ладонь, то ли и сами стремились пощекотать её ладошку - в отместку, так сказать. Но был это ласковый жест. Нежные, аккуратные прикосновения. Их кисти, их пальцы переплелись в танце будто, жарком и страстном, как аргентинское танго, но и в то же время нежном и романтичном, как венский вальс. Будоражащие прикосновения не могли оставить Фёдора Михайловича равнодушным. Руки его были тёплыми от прилившей крови. Сердце учащённо билось от такой их близости с девушкой. Они не просто обнялись как близкие люди - тут было нечто большее. Что-то, роднившее сердца и сближавшее души. Обнимавшее их двоих, но и третьему перепадало тепла. Алёша ведь наверняка улавливал его, грелся под ним и сейчас, наверное, не воспринимался лишним рядом с ними.
Услышав Майино «я не смотрю», Чижик смущённо покосился на неё. И как прикажете понимать её слова? Будто там посмотреть не на что! Конечно, ничем выдающимся тогдашний ещё учитель не обладал. Телосложением он был худощав, смотреть-то действительно особо не на что. Наверное, не самый приятный женскому глазу тип мужского тела, и всё же... «Господи... о чём я думаю?!» - одёрнул вдруг себя капитан, сообразив, что мысли его унеслись куда-то в неверном направлении. Да понятно же, что она не смотрит, чтобы его не смущать и, наверное, чтобы сама не смущаться - тоже.
- Правильно, Светлова, нечего смотреть, как мужики купаются, - хмыкнул при этих её словах рыжик, кажется, немного ревниво. Ведь он там тоже был без верха, а никто этого не заценил. Фёдора Михайловича вот смущаются, а на него смотрят как ни в чём не бывало. Это немного огорчало самолюбие парня, пусть он и понимал причины такой избирательности Майи.

- Понятно... я и не знал таких деталей, - вздохнул Фёдор Михайлович, выслушав рассказ девушки про Юрия Аркадьевича. - Получается, и на него Эксперимент оказал большое влияние. Что ж... - ещё раз вздохнул, на этот раз немного задумчиво, - возможно, у меня сложилось о нём неверное представление... о Светлове, - уточнил капитан. - Впрочем, ведь всё закончилось во многом благодаря ему. Он не выдержал. Так ведь?
Пальцы его крепче сжались, с мужской силой, с той самой поддержкой обхватывая узкую девичью ладонь. С силой, говорившей: я с тобой, Майя. Не забывай этого.
- Не понимаю, почему ты так отзываешься о своей деятельности? - несколько недоумённо произнёс Чижик. - У тебя были свои интересы. Свои увлечения, которые ты реализовывала. Воплощала в жизнь то, что лежит на душе. Тяга к спорту, желание быть полезной людям... Разве это плохо? Талантливая спортсменка и подающий надежды медик. Это твои заслуги, Майя. Ты старалась и ты преуспела в этом. Не нужно недооценивать свои успехи. А если ты про ошибки... так ведь они у каждого бывают. Думаешь, я не ошибался никогда? Запомни: не ошибается только тот, кто ничего не делает. А тот, кто делает, учится на своих ошибках. Нет, милая, Майя Юрьевна не клоун - она человек, который делает. Который движется вперёд. У неё есть сердце, живое, оно тоже чего-то хочет, к чему-то стремится. Даже если твоей целью было что-то кому-то доказать - это желание твоего сердца, понимаешь? Таким путём ты нашла выход из сложного положения, в котором оказалась, когда твои детские мечты разрушил этот ужасный эксперимент и ты ушла из МЗУ. Твоя жизнь сильно изменилась, и тебе нужно было вновь искать себя. Своё призвание. Нужно было понять, куда дальше лежит твой путь, а как это сделать, если не пробовать? Но, я должен сказать, ты чётко знала, чего хочешь. Многие ребята на твоём месте могли бы потерять себя и перестать стремиться к чему бы то ни было. Ты молодец. Ты выкарабкалась и твёрдо держалась на ногах всё это время. Тот случай с видео - это же ничего особенного. Простая человеческая ошибка. Я ведь тебе рассказывал, у меня похожее было.
- Правда? - недоверчиво поглядел на него Стругачёв, время от времени согласно кивавший, пока разошедшийся в нотациях, будто в прежние времена своего преподавательства, Чижик говорил. - А мне расскажете?

Но как раз в этот момент на экране появились они. Зашли в пещеру рыцари, эти актёры в ненастоящих средневековых доспехах. И на мгновение показалось даже, будто в каюту доктора Светловой они ворвались, наставляя пики свои не на голографические проекции детей и их учителя в пещере на далёкой таинственной планете, а на этих же самых повзрослевших детей с их уже не учителем, а капитаном. Что сейчас они не преподавателя МЗУ возьмут в плен и уведут из пещеры, подальше от учеников, увезут с собой в неизвестные дали, а капитана звездолёта «Данко» схватят под его горячие руки и уволокут прочь из каюты, топая своими коваными латными сапогами по металлопластиковым коридорам-кишкам космического корабля. Чувствовался солёный запах пота. Ароматы влаги и знакомый такой, мерзенький запашок страха. Только врывавшийся в эту трагедию запах апельсина напоминал о том, что они сейчас не в пещере, а в спокойной и мирной обстановке на корабле, в безопасной каюте. И ещё кисло-сладкий запах яблочек от оставшейся части пирога и лёгкий душок мужского одеколона. Они возвращали в реальность, не позволяя целиком уж погрузиться, окунуться с головой в водоворот событий на экране. Таких живых благодаря современным технологиям голопроекции. Когда объёмные люди в закрытых латах и при оружии идут прямо на тебя. Когда слышишь звон их доспехов. Когда создаётся эффект присутствия, столь любимый многими кинозрителями.
И дёрнулся вдруг, почти одновременно с Майей, рыжик, побледневший до такой степени, что, кажется, сквозь кожу его лица стали заметны синие пульсирующие жилки, в глазах чётче выделился белок, а губы приобрели тот самый мертвенно-голубой оттенок, когда кровь отливает от лица. Дрогнула рука также побледневшего Фёдора Михайловича, и на одно мгновение пальцы его сжались так, что даже больно стало. Но сразу же он почувствовал это и ослабил хватку, не отпуская руки девушки в такой ответственный момент.
- Вот оно... - тихо выдохнул бывший учитель и крепче обнял Светлову. И Стругачёв, с другой стороны, также плотнее прижался к ней, не сводя растерянного, испуганного взгляда с наступающих на них рыцарей.
- Это ведь только кино, правда? - прошептал рыжик едва слышно, ощутимо вздрогнув всем телом.
Они бились. Сражались отчаянно за себя, за своего учителя, а он - за своих учеников. Они не желали сдаваться, как ни страшно им было. Но всё впустую. Слишком неравны были силы. Слишком жестокими оказались актёры. Даже каменное сердце Юрия Аркадьевича в этот момент треснуло, и сквозь него проросла живая зелень человеческих чувств, капнула своим соком-кровью на холодный металл. Леонард Карлович уже не смог его остановить, когда капитан принял решение прекратить это безумие и издевательство над детьми. Но таких подробностей они, конечно, не знали. Даже Майя могла лишь догадываться об истинных причинах, побудивших отца прервать злосчастный эксперимент.

- Что? - испуганно дёрнулся Чижик, чуть повернул голову, почти уперевшись подбородком в плечо Майи. Посмотрел на неё непонимающе. Только спустя несколько секунд он смог оградиться от прошлого и сообразить, о чём она спрашивает. - Зачем я дрался против рыцарей? Что за странный вопрос... - голос его звучал глухо, словно был не живым. - Я не мог им позволить бить детей. Я-то на себе ощутил, насколько они сильны, и теперь уже знал, что бить они будут по-настоящему. Не в полную силу, конечно. Но это уже не имеет значения... И я испугался за тебя, когда ты понеслась мне на помощь. Ты могла серьёзно пострадать. Я не мог им этого позволить...
- Как же цинично всё это было... - брезгливо кривя губы, процедил Стругачёв. - Весь этот эксперимент, чтоб его... Разве такие идеалы прививает нам Родина? Нас ведь учат быть добрыми, мудрыми и справедливыми. Скажите, кто подменил организаторов - тех, кто это придумал - злобными инопланетянами? Почему они стали чёрствыми эгоистичными сволочами, когда повзрослели? Где все те светлые идеалы, забытые ими? - голос его постепенно звучал сильнее, громче, юноша распалялся и в какой-то момент отпустил Майю и отстранился, сел ровно, глядя на них с Чижиком и сверкая гневным взглядом. - Вас я, Фёдор Михайлович, не виню. Хоть вы и были заодно с ними, но я уже понял, что не по своей воле и что вы хотели, как лучше для нас. Может, в чём-то вы и не правы, но не вы это придумали и не вы нас били, - он коснулся своей головы в месте удара, а перед их глазами твёрдый наконечник рыцарской пики ударил по этой самой голове тринадцатилетнего рыжего мальчишку. Вздрогнувшего сейчас, будто его били по-живому. - Подонки они, вот что хочу я сказать...
Тут Стругачёв замолчал, напряжённо глядя на девушку слегка виноватым, но всё ещё пылающим гневом взглядом. Капитан Светлов ведь был одним из них... и получается, рыжик сейчас и его обзывал сволочью и подонком. Прямо перед его дочкой.
- Майя, прости! - выпалил парень и вскочил на ноги. - Я не должен был этого говорить! И многое уже, наверное, изменилось! Но... но... - он махнул рукой, - да ты и сама всё знаешь...
И с этими словами он быстро зашагал к двери в коридор.
- Мне... мне надо побыть одному, простите! - вырвалось у него, когда он почти выбежал из каюты. - Поставьте на паузу... я вернусь!
Закрылась дверь за ним, и Фёдор Михайлович, чуть отстранившись, поглядел вслед ушедшему бывшему ученику долгим печальным взглядом, после чего перевёл его на Майю. И тяжело вздохнул.
  • Ох, сильный пост! Эмоции Алёшки... и понятно, и жестоко это всё.
    Хорошо. Без таких моментов игра не была бы такой яркой. Очень хорошо в плане накала и эмоций.
    +1 от Лисса, 02.10.17 12:59
  • за ответ Чижика. за Стругачева
    +1 от rar90, 05.10.17 10:03

- В моей стране все девушки моего возраста так одеваются, - попробовала объяснить Владилена мужчине, который, кажется, всё же не имел намерения над ней поиздеваться. Просто видеть такую одежду ему было непривычно, о чём он и сказал. Неприязни во взгляде и голосе поубавилось, хотя манерность собеседника всё ещё вызывала какой-то внутренний протест. - Это форма, которую мы надеваем каждый день в школу. И она мне нравится, - поспешила Влада его заверить, чтобы не вздумал жалеть «бедняжку, которую государство заставляет так одеваться».
  • И она мне нравится, бич!))
    +1 от Alan_Gord, 04.10.17 18:41

Трамвай! Да! Чудесная мысль поехать с Андрейкой на трамвае. Лизоньке ведь нужно сначала своего братца двоюрного доставить в его гимназию, а затем в свою отправиться. На трамвае скорее доедут, наверное. Но вообще-то Лиза давно думала об этом. Хотела прокатиться на электрическом трамвае. Вот только хватит ли ей денег на билеты для себя и Андрейки? Кажется, они дорогие. Это чудо техники потребляет много дорогого топлива, и владельцы трамвайного депо должны выставлять высокие цены на проезд. Хочешь - не хочешь, им это приходится делать, чтобы не остаться в убытке.
А их семья - дядина и тётина, а теперь также и её, Лизина семья - сильно обеднела за последние годы. Странно, что раньше девочка этого не замечала. Наверное, согретая своими фантазиями, живущая в своём маленьком уютном мирке, отгородившись от всего остального большого мира плотными занавесками из розовых грёз, она не обращала внимания, как живётся людям в этом самом большом мире. Ветреном и холодном, неуютном для маленькой девочки, которой Лиза оставалась все эти долгие годы, проведённые здесь. А теперь она стала чуть взрослее, и зыбкая завеса из её детских мечтаний истончилась, просвечивалась и показывала то, что творится снаружи. Лиза новым взглядом смотрела на вещи и как никогда понимала, что многого не замечала вокруг до сих пор. Этот дом - он... был сильно запущен. Несмотря на имеющуюся прислугу, которая вроде как должна была следить за чистотой и порядком в нём. А не следила почему-то. Может, из-за капризов тётушки. А может, у неё не было денег платить слугам за уборку? Хватало только на сиюминутные и более важные потребности...

- Ему не хватает заботливых рук, которые бы убирались в нём с любовью, а не ради денег, - согласилась со странным кроликом Лизавета, оглядываясь вокруг. - Ах, положительно мне хочется самой этим заняться! Но тётушка будет против. Она совершенно точно меня отругает, даже если я заикнусь о том, что могла бы убираться в доме вместо прислуги. Скажет, что я её со свету хочу сжить. Что хочу всем, и даже слугам, показать, как она плохо ко мне относится, заставляя убираться в собственном доме, как служанку. Но я ведь правда могла бы... мне не трудно... я люблю этот дом! Здесь родилась моя мама...
Сердечко её дрогнуло от своих же слов, и в глазах резь почувствовала знакомую, когда хочется плакать. Но сдержалась Лиза, слёзы сейчас были лишними. Тем более, что она должна зайти к тёте. Софье Эдгаровне совсем не нужно видеть слёз падчерицы, ей и без того дурно. Лиза не должна огорчать её ещё больше.
- Чай с бахромой... ой, то есть, с бергамотом, - растерянно шептала девочка, выслушивая подсказки настенного кролика. Теперь было понятно, почему у него длинные уши. Ей послышалось или это ей Даша сказала? - Бахрома на чепчике и чай... Хорошо, я попробую. Благодарю вас за совет, - Лизонька сдержанно кивнула и сделала книксен, приличествующий случаю, когда фыркающие мастера нотариально-договориальных мер дают жизненные советы простым гимназисткам. Ой, надо же ещё в форму переодеться! Но это после завтрака. Это быстро. Одевание у Лизы никогда не отнимало много времени.
А вот когда это длинноухое чудо стало вылезать из стены, девочка в страхе отшатнулась, испуганно глядя на его жуткий рот, каких не бывает у кроликов. Кролики ведь не едят мясо! У них резцы, приспособленные для растительной пищи. Это был неправильный кролик. Такой же, как Пифия и Арей. Житель жутенького волшебного мира. Теперь понятно. Его не присылала Пифия. Он сам пришёл, чтобы третьим напроситься в друзья Лиззи. Будто ей мало было двоих кандидатов. Теперь ещё и о кролике думай...
- Я... я подумаю, - немного испуганно заверила его девочка, сопроводив это быстрым и немного нервенным кивком.
Она подумает. Но, по правде-то говоря, у Пифии пока больше всего было шансов на то, чтобы Лиза назвала её своим другом. Арей и кролик не обещали Лизе спасти её дядю...
- Как вас зовут, господин кролик? - спросила она напоследок, опасливо глядя на клыкастого грызуна.

Боже, и как тётя может здесь жить?! И почему слуги не убираются хотя бы в её комнате? Она им не разрешает? А главное... неужели Лиза только теперь заметила, насколько ужасны условия, в которых обитает родная, пусть и не по крови, ей женщина? Ну да, за одну ночь многое изменилось. Эта волшебная ночь истончила завесу, которую девочка когда-то давно возвела между собой и внешним миром. И сейчас она смотрела своими большими удивлёнными и грустными глазами на этот жуткий беспорядок в тётиной комнате. Да нет ничего удивительного, что она вечно болеет, постоянно находясь в этой пылищи, среди паутины и засохших цветов. О Боже, а их-то почему не выбрасывают?! А паутину почему не снимут?! Лиза почти что буквально схватилась за голову, осознавая весь этот ужас. Да по сравнению с запущенной комнатой тёти её собственная комнатка была просто Эдемскими садами!
Лиза остановилась перед женщиной, пожелав ей доброго утра и сделав книксен, и терпеливо выслушала все её причитания, слегка вжав голову в плечи, как провинившийся щенок. Она уже привыкла к этому и старалась не обижаться на тётю Софи. Поворчит-поворчит и успокоится. Может даже слово ласковое порой сказать, после чего тут же завалить его ворохом новых упрёков и раздражения своего, ставшего с некоторых пор верным и вечным её спутником. Возможно, с того дня, когда дядя отправился на фронт.
- Тётушка, не волнуйтесь так, вам следует беречь себя, - с искренним сочувствием в голосе сказала Лиззи, делая шаг ближе к тёте, словно бы желала обнять и поддержать эту сморщенную, иссохшую к своим сорока годам, ещё не старую, в общем-то, женщину, но имевшую весьма болезненный вид.
Девочка любила по-своему её, несмотря ни на какие бранные слова. Может, тётя это даже чувствовала, оттого по-своему заботилась о ней. Как знать, не нарочно ли её отправили жить в дальнее заброшенное крыло, чтобы подальше от пыли и запустения жилого крыла, этого рассадника болезней.
- Что вы, тётушка, вы не такая, - возразила она ей на слова про злобную мачеху, морящую её голодом. - Вы добрая и заботитесь обо мне. Как я могу думать о вас плохо? Ах, какая чудная бахрома на вашем чепчике! - воспользовалась Лиззи подсказкой кролика, постаравшись придать голосу лёгкости и весёлости. - Вам она так идёт. По-моему, это очень модно нынче.
Лизонька хотела было предложить тёте зеркало, да спохватилась и прикусила свой разговорившийся язычок. Не стоило тётушке смотреться в зеркало, ничего хорошего она там не увидит. Её лицо слишком осунулось, чтобы не замечать этого, любуясь чепчиком. Как бы ни замечательна была на нём бахрома.
- Он жив! - заверила её девочка уверенным голосом. - Я бы знала, случись что! Я очень хорошо это чувствую! - Лиза приложила ладони к сердцу, показывая, как сильно и горячо она чувствует родного дядю. - Вот увидите, он скоро вернётся и всё у нас наладится. А вы не хотели бы к его возвращению, чтобы я помогла вам прибраться в комнате? - она обвела её печальным взглядом. - Давайте я из цветов завядших гербарий для вас сделаю, украшу комнату, будет намного красивее, чем сейчас, - Лизонька была не глупой девочкой и понимала, что цветы эти тётя не выбрасывает, потому что они были подарены ей дядей. Хранит их как память о нём. А значит, нельзя их выбросить. Но можно ведь превратить их в гербарий и украсить ими комнату. - И паутину непременно надо убрать, и пыль протереть. Вы ведь всем этим дышите, тётушка! Вам нельзя с вашим здоровьем дышать пылью, боже упаси! Дозвольте мне позаботиться о вас, когда я вернусь из гимназии сегодня? Заняться вашей комнатой? Вы мне разрешите? Я очень хочу, чтобы вам дышалось свежей и легче.
Решилась всё-таки. Не испугалась гнева тёткиного.

Про Андрейку, бесчинствовавшего ночью в заброшенном саду, Лиза запомнила. Неужели он и правда что-то там разбил? Или это она с Пифией и Ареем так нашумели и напугали тётю? Ох, надо бы расспросить младшего братца. Может, он и не виноват ни в чём.
- Я поговорю об этом с Андрэ, - пообещала Лизавета. - Непременно поговорю. И передам Анне-Гретхен вашу просьбу. Но, тётя... может, вам лучше отведать чаю? Чёрного чаю с бергамотом? Желаете, я вам сама принесу чай с брусничным пирогом и бутербродами? Мне не трудно, я буду рада позаботиться о вас... И у меня к вам маленькая просьбочка. Совсем ма-аленькая. Я ведь буду отводить Андрэ в его гимназию и поэтому немного задержусь в свою. Давайте я напишу пояснительную записку своим учителям, что я опоздала по уважительным причинам, а вы в ней распишетесь? А то ведь меня непременно накажут за опоздание. Вы не против, тётушка? Один только росчерк поставить. Это не отнимет много сил и времени. А я вам чаю с бергамотом принесу. Он очень вкусный и полезный для здоровья, знаете ли. Вот увидите, вам сразу станет легче, и жаба грудная поутихнет.

И змея грудная тоже. Агась.
+1 | Маяк для Лизы, 28.09.17 11:15
  • Красиво и хорошо. Лиза живая.
    +1 от Лисса, 04.10.17 16:17

  • Мне тоже интересно будет посмотреть на реакцию "мальчиков"))
    +1 от Alan_Gord, 04.10.17 10:00

Странница чуть кривовато улыбнулась, слушая купально-мытьевые требования волшебника.
- Здесь тебе слуг нету, чтобы все твои прихоти исполнять, - заметила она нейтрально-насмешливым тоном. Мол, ага, да, жди-и, Яррике, что я тебе спинку буду тереть, дождёшься когда-нибудь. - Я бы тоже не отказалась от горячей ванны, хотя тебе она нужнее. - Девушка чуть нахмурилась, вдруг о чём-то таком подумав интересном, а затем неожиданно добавила. - Нет, если правда надо помочь с мытьём, я помогу, но не надейся на большее, - бровь подняла и друиду поклонилась на прощание.
Затем на карту Ласкину с любопытством взглянула. А маг, её изучая, вдруг обнаружил одну крайне неприятную штуку. Эта самая Сокара, на карте которой действительно был обозначен довольно крупный по размерам лес под названием Ларуна, находилась за морем! Ну, то есть, не на острове Друидов, где сейчас были они с Лианкой, а на континенте, отделённом от острова проливом. Не очень широким, но на плоту такой не преодолеешь. Тут нужен был корабль. Или чёртовы Врата Мира, о которых Ярру прожужжал уши тот странный полуголый старик. А ещё про них, помнится, мальчишка вихрастый рассказывал. Двое из трёх порталов как раз в Сокару и вели, в два её крупнейших портовых города: столицу Марлок и в Жёлтый Порт. Третьи вели в королевство Голнир - именно там находился Желанный Порт.
- У тебя есть карта Сокары? - заинтересовалась девушка. - Слушай, а у меня её нет! Зато есть карта Голнира. Тоже подробная. Мой троюрный дед когда-то её набросал, он бывал в Голнире.
По загоревшимся глазам странницы Яррике вдруг понял. У него есть то, что ей нужно. Карта Сокары! Впрочем, у Лианки-то тоже была одна полезность - карта Голнира. Но, если они будут путешествовать вместе - это будет самое оно. Объединят свои карты в рукавах, так сказать.

- Можете идти, юные искатели, - кивнул Дубовый Друид, пыхнув ароматно своей трубкой. - ПрО жену хренОва трактирщика я пОнял. СкОрО в ТОргОвый ПОст нескОлькО мОих друидОв Отправятся, Они прОверят здОрОвье тОй женщины. Не вОлнуйся за неё, юнОша.
Они спустились с дерева верховного друида, и уже знакомая троица старцев провела Ярра и Лиану между могучими дубами, выдерживающими на своих ветвях целый древесный город, а затем остановилась, и первый друид, шедший в центре, показал своим посохом на раскинувшееся между деревьями небольшое живописное озерцо или пруд. К нему была проложена тропинка, и сейчас как раз один друид набирал воду из озера в глиняные кувшины, которые затем складывал в тачку. Пруд был разделён на сектора ограждениями, изготовленными из сухих дубовых ветвей.
- В той части пруда вы искупаться можете, искатели, - сказал первый друид, указывая посохом на один сектор неподалёку от тропинки.
- От грязи Отмыться и свОю Одежду выстирать, - почесал ухо второй друид.
- Вам принесут вскоре всё неОбхОдимОе, - дополнил третий.
- МылО и мОчалки, пОлОтенца и гребешки для вОлОс, Одёжу чистую, - кивнул первый.
Они дружно развернулись и направились обратно, прямо на Ярра с Лианой, как будто их не видели. Ожидали, надо полагать, что молодые люди догадаются уступить им дорогу. И Лианка вежливо отошла.

Значит, пруд. О горячей ванне мечтай, Яррике!
- Может, лучше в Торговый Пост отправимся? - когда старцы прошли мимо, шепнула девушка магу, покосившись на пруд.
Ну, хотя бы чистый с виду. С высокими зарослями на бережке, где очень удобно просушивать выстиранную одежду. Солнышко-то светило хорошо, тепло и ласково.
  • Неееет! В пруду!!! А как же теплая ванная, какая-нибудь пышная дева-банщица и пенящееся пивко под рыбку? :D
    +1 от Лисса, 28.09.17 20:09

- Правда, что ли, с закрытыми? - наивно спросил Фёдор Михайлович, будто Майя ему и в самом деле предлагала провести экскурсию с закрытыми глазами. Он расслабленно вздохнул, звякнув по пути посудой на подносе. - Знаешь, а у меня ведь таких памятных мест, наверное, и нет, кроме училища. МЗУ вот я хорошо знаю, и с закрытыми глазами бы не заблудился. Но не могу сказать, что испытываю к нему такие тёплые чувства, как ты к своей больнице и дорожкам. Просто привычка, - усмехнулся мужчина. - Это как на клавиатуре вслепую печатать, когда абсолютно точно знаешь раскладку и имеешь многолетний опыт.
Он с удовольствием выслушал рассказы девушки про её любимое Подмосковье с его памятными Пчёлкиному сердцу достопримечательностями. Эти простые воспоминания тронули его, невольно вызывая в памяти некоторые славные уголки марсианского детства. Может, не такие запомнившиеся, как Майе её дорожки, но тоже способствующие чувству ностальгии. Воспоминания, которые невозможно забыть. Врезавшиеся в память на всю жизнь и неизменно вызывающие теплоту на сердце, а иногда и слёзы в глазах, если они особенно дороги или всплыли в особенно душещипательный момент.
- Как говорится, матч состоится при любой погоде, - улыбнулся он тепло, и улыбка на миг стала чуть шире, когда Светлова предупредила его о возможном ажиотаже в больнице, если они туда вместе нагрянут. Совсем, правда, не подумав про интерес к нему как к мужчине, пришедшему с Майей на её прежнее место работы. - Неужели простой космический капитан им интереснее, чем дочь капитана Светлова? И не забывай, что ты тоже состоишь в экипаже «Данко». Медработник со звездолёта должен вызвать у местных медработников особенный интерес, тем более, некогда проходивший там стажировку... Да, прогуляться было бы здорово, - вздохнул Чижик. - А я бы на Марсе места своего детства показал. Там тоже есть на что посмотреть и что вспомнить.
И он ей подарил одну из своих открытых, тёплых улыбок. Ну и что, что в глубине глаз затаилась грусть? Сейчас он улыбался искренне.

Третий бокал наполнился приятно пузырящимся оранжевым напитком, а по Майиной каюте уже вовсю разнёсся дурманящий остро-приторный запах апельсина. Даже не желая газировку в этот самый миг, невольно захлёбываешься от слюнки, когда это цитрусовое блаженство щекочет твой нос своими остренькими пальчиками. Впрочем, девушке сейчас и правда было не до фанты, однако свою порцию она получила. Чижик сам ей протянул третий бокал, прежде чем взяться за свой.
Он сделал несколько небольших глотков, постепенно расслабляясь и остывая будто. Красные пятнышки с лица ушли, оставив после себя заметный след румянца на бледноватых капитанских щеках. Фёдор Михайлович кашлянул, прочищая горло, и наконец осмелился взглянуть на Майю Юрьевну. И уже шевельнулись губы, когда он готов был заговорить, как...
- А-а-а, так я и думал, что это твоя мама, - заулыбался Стругачёв, прервав ответчика на самом интересном месте. То есть, на попытке всё же что-то сказать.
Лёха не заметил этого движения губ бывшего своего учителя и решил ответить девушке, чтобы не затягивалось напряжённое молчание, воцарившееся на несколько секунд после её слов. Этой её попытки сгладить Лёхину оплошность и помочь Фёдору Михайловичу избежать ответа на явно неловкий для него вопрос. Стругачёв уже и сам понял, что как-то этот его допрос не в тему оказался и надо менять курс беседы.
- То есть, я сначала сомневался, очень уж вы не похожи с ней, - признался рыжик, продолжая развивать стороннюю тему. - Был вариант, что это твоя старшая сестра. Не, ну а что, даже если ей за тридцатник, она вполне может быть старшей дочкой Светлова.
На этих словах Майя поймала вопросительный взгляд Чижика - совсем ведь недавно говорили про её старшую сестру Лизу. Видно было, что капитан заинтересовался поднятой темой.
- Интересно было бы посмотреть, - сдержанно кивнул Фёдор Михайлович.

На белокурую Зинаиду Константиновну и Лёха второй разочек посмотреть не отказался. Впечатление сия сиятельная дама произвела на мужчин неоднозначное. Рыжик разглядывал её с большим интересом, уже зная, кем она приходится Майе, и судя по взглядам, которые он бросал на девушку, он пытался найти у них двоих общие черты. А судя по тому, как хмурился, у него это не сильно получалось. Что же до Чижика, то интерес его был сдержанным, как и большинство эмоций, которые он проявлял в жизни. Плюс, он определённо не мог сосредоточиться на новой теме, ещё не до конца отойдя от Лёхиного вопроса.
- Значит, это твоя мама, - задумчиво сказал Фёдор Михайлович после недолгого разглядывания фотографии с экрана планшета. - Действительно, вы с ней не похожи. У Стругачёва есть рация.
- А? Чего? - удивился Лекс Кирович, пару раз моргнув даже непонимающе.
- А, про рацию? - усмехнулся Чижик. - Это украинизм. Шутка такая. Мне её товарищ как-то рассказал. В украинском языке есть оборот «ты маешь рацию», что дословно переводится как «ты имеешь рацию», «у тебя есть рация», но означает это, что ты прав. «Рация» тут от слова «рациональность», то есть - рациональное мышление. Да, Зинаида Константиновна, конечно... - он помолчал немного, не находя слов для продолжения, а потом поглядел на Майю и с улыбкой отметил. - Зато теперь понятно, в кого у нас Майя такая красавица.
- Ага, - осклабился Стругачёв. - Тут не только отец постарался, так точно!
Эта несколько смущающая, быть может, для одной Пчёлки тема неожиданно пресеклась внезапным замечанием Алексея, явно сделанным неуклюже и невпопад. Словно бы забыл безопасник Лёха, что они с Майей скользкую тему пытались перевести.
- Но та красавица-блондинка из вашей каюты совершенно точно не ваша мама, Фёдор Михалыч, - нагло заметил парень, шипя газировочкой. - При всех чудесах современной пластической хирургии ни за что в это не поверю.
И хотелось после таких слов пристукнуть это нахальное тараканище!

- Это мой хороший друг, - решился наконец Чижик, когда отступать уже было некуда. Но Майе показалось, что после взятой передышки он смог немного расслабиться и отвечал уже почти спокойно. Хотя и заметно было, что капитан испытывает неловкость. - К сожалению, мы больше не общаемся, но между нами остались тёплые дружеские отношения.
Стругачёв согласно покивал, но по его хитрющему взгляду было видно, что он знает: Фёдор Михайлович о чём-то недоговаривает. И он продолжал выжидающе смотреть на него, всем своим видом выражая интерес. Ну в самом-то деле, портреты просто хороших друзей не вешают на стене над кроватью - в самом интимном месте, так сказать.
- Её зовут Светлана, - продолжал Чижик чуть более уверенно. - В последний раз, когда мы общались, она служила эмиссаром от Земли на селестианском корвете.
- А, понятно, - хмыкнул Алексей. - Я думал, или сестра ваша, или подруга жизни. На сестру не очень-то похожа...
- Стругачёв, - укоризненно прервал его рассуждения Фёдор Михайлович, - ну что за бестактное вторжение в личную жизнь?
- Простите, Фёдор Михалыч, - рыжик переглянулся с Майей, чуть дёрнув виновато плечами. - Но, говоря начистоту, я не стесняюсь того, что услышал, - он кивнул на застывший голоэкран телевизора. - И могу ещё раз подтвердить, если хотите. Да, мне нравилась Аня Любова. Может, если бы я с ней фоткался, я бы тоже её портрет над койкой повесил. Оно ведь теплей засыпать, глядя на милого сердцу человека, правда? - невинно поглядел он на Чижика.
- Блин, Стругачёв, - сердито нахмурился капитан. - Не испытывай моё терпение. Что за разговоры вдруг на личные темы? - он покосился на Майю и вздохнул. Отвёл взгляд в сторону, не желая встречаться глазами с девушкой. - Но скрывать не буду, мы с Ланой встречались. Было это очень много лет назад, вы с Майей тогда ещё под стол пешком ходили. А расставшись, мы остались добрыми друзьями... Ну что, смотрим дальше? - нарочито бодро кивнул он на экран и взял с тарелки бутерброд, стараясь не смотреть ни на кого.
Грустным и потерянным в этот миг он показался Пчёлке. Словно бы этот портрет на стене был тенью его собственного прошлого.

Как этот фильм на экране.
  • Думала какой бы пост оценить: крайний или этот. Выбираю этот, потому что он провокационный. Позволяет раскрыться и Чижику и Алёхе.
    Крайний тоже очень хорош. А этот вносит волнение и мы узнаем про Лану.)
    +1 от Лисса, 27.09.17 20:43

Аннабелла с сомнением поглядела на Перри, когда он принялся ни с того, ни с сего, без видимой причины ругаться и, мягко говоря, плохо отзываться в адрес незнакомого эльфа. В её светловолосой головке немного не укладывалось. Перри что, ревнует?! Да не может этого быть!
- И что это на тебя нашло, пернатик? - осторожно полюбопытствовала девушка, придав голосу тех самых обворожительных, слегонца высокомерных ноток, которые долженствует употреблять в речи со своими блохастыми помощниками чистокровным эльфийским принцессам. - Ах да, я помню, тебе не нравятся эльфы, - Анни высоко вздёрнула бровь. - Смею заметить, ты забыва-аешь, Перри, с кем говоришь. Я ведь могу и обидеться. Мне ничего не стоит, правда. Вот возьму обижусь и перестану с тобой общаться, и отправляйся тогда на все четыре стороны - хоть по очереди, хоть одновременно. Мне не нужны помощники-эльфоненавистники, запомни это раз и навсегда.
Вздёрнув гордо свой подбородок, эльфийка зашагала прямиком к черноволосому представителю современной фейерической молодёжи. Вряд ли это была ревность со стороны Перри, а то бы ей немножко приятно стало. Но поверить в такое было невозможно. Просто коднар вот наверняка же не переваривал эльфов, как она крыс. Вот и бузил без всякого повода, ведь черноволосый красавец ему ничего плохого не сделал. Пока что.

При ближайшем рассмотрении оказалось, что, даже если бы Перри вздумал ревновать, то делал он это совершенно напрасно. Аннушка рассмотрела вблизи этого эльфа и решила, что зря прихорашивалась, ничего интересного для себя она в нём не находила. Он даже на эльфа был не очень-то похож, хотя это ей показалось просто потому, что она редко бывала в тех краях Фейерии, где обитал подобный плебс. От слова «плебей», заметьте, а вовсе не «плейбой». Впрочем, вряд ли наша принцесса знала о значении того и другого термина. В её понятиях незнакомый эльф был типичным простолюдином, поддавшимся этим новомодным нынче веяниям. Дурное человеческое семя, сорняк, взращённый на ниве доверия эльфов к людям.
Так вот. Когда Аннабелла наконец соизволила перевести взгляд со своих идеальных ухоженных ноготков на заговорившего с ней эльфа и смогла разглядеть его во всех деталях, бровь принцессы нечаянно задёргалась, словно бы её пронзила внезапная болезнь тиком - та самая, когда веко дёргается и ты не можешь этого контролировать. Губы сложились в кривовато-брезгливую улыбку, а уши дёрнулись и чуть было не выпустили из себя облачка пара. Хай? При? Сестрёнка? Да что этот эльф себе позволял?!
Но окончательно добила принцессу вульгарная надпись под черепом на благородном эльфийском плаще. И сам череп, и особенно надпись на высоком эльфийском языке были настоящим плевком в лицо благородной особе королевских кровей родом из Фейерии. Они попрали всё святое и сокровенное в чистокровной эльфийской душе, и вся её горделивая осанка от такого невежества сразу сошла на нет. Сдерживало Анни от немедленного распоряжения, чтобы коднар начистил новому знакомцу рожу, только две вещи: здравомыслие, подсказывавшее, что Александрил не имел намерения оскорбить принцессу, а просто сам по себе такой двинутый на всю голову, и обещание показать загадочного дракониска. Ага, эльф наступил на самое больное место у нашей остроухой - на её чрезмерное любопытство. А ещё её подкупило, как он отзывался про гнизгов. Похоже, общий язык можно было найти на взаимной нелюбви к крысам.

- Хай? - продолжая кривить губы, вымолвила девушка это новомодное слово, лишь в одной букве отличавшееся от жуткого ругательства. - Ну хай так хай. Привет тебе, бро. Колечко не тухлая проволока, натуральные цацки, шикос, йо.
Аннабелла показала собеседнику два пальца, сложенных в знак виктории, и вздохнула. Поддерживать беседу на языке этого эльфа было выше её сил. Она и так вложила в приветствие чуть ли не весь свой «блатной» лексический запас. Хотя удивить Александрила ещё было чем, пожалуй. Или уж скорее коднара, явно не ждавшего от принцессы подобного сленга.
- Одну такую крысёшку я уже знаю, и думается мне, она нам поможет, если мы того захотим, - задумчиво сообщила девушка. - Но спасибо за предложение, уважаемый Александрил... то есть, это самое, ну ты, Джер, сечёшь, ухи на макухе, у нас с Пером всё схвачено, чики-пики, но если что, ты у нас на прицеле.
И Анни изобразила тот самый жест, который в другие времена в других мирах означал бы руку пистолетиком, выстреливающим в собеседника, только у нашей принцессы вместо пушки-огнестрела в руках оказался невидимый лук, и она спустила невидимую тетиву, нацелив его на Джерри-Александрила.
- А почему Джерри, а не Алекс или Лекс, например? - полюбопытствовала и здесь эльфийка. - Хорошее ведь имечко-то, подходит всяким бунтарям, вольнодумцам и давителям запретных кнопок. И да, я дозволяю поцеловать себе ручку. Учиться обращаться с девами королевской крови никогда не поздно.
Отпихнув локтем коднара, чтобы не рокотал над ухом всякие непотребства, принцесса подступила ближе к эльфу, изящным жестом протягивая ему руку с кольцом для поцелуя хоть самой руки, хоть чудного колечка. Самого настоящего гербового кольца, без всяких документов удостоверяющего личность его обладательницы, её причастность к королевской фамилии Фейерии.
- Давай, Джер, смелей, пока я не передумала, - мурлыкнула Аннабелла. - А потом покажешь мне этого своего дракониска. Это такой маленький ручной дракончик с забавными стрекозиными крылышками и хоботком, да?

Чарный огонь хорош против Зелёного Тумана. Это она запомнила. Александрил был уже не первым, кто говорил о тумане. Мало ли, вдруг придётся иметь с ним дело. Всё же они здесь с коднаром надолго застряли. Если тётя Мо не отпустит их в Гнизготерию. Ох, лучше бы не отпускала. Уж лучше годик провести здесь, в этом по-своему уютном мирке.

А между тем, потрясённая новой встречей, принцесса забыла представиться...
  • Блин, Джо, ты жжешь глаголом! Не могу перестать смеяться *эльфа прокачанная чика* :D
    +1 от Лисса, 26.09.17 22:28

Дорожка привела Петю прямиком к воротам, которые хорошо охранялись. Возле них стояли целых три сказочных орка, бронзовокожих и клыкастых, только почему-то разодетых помимо доспехов ещё и в разные лохмотья - наверняка снятые с других отважных смельчаков, пытавшихся проникнуть в замок. На голове у самого крепкого на вид была помятая широкополая шляпа, как у мушкетёра, а на туловище он напялил что-то вроде мундира. Менее мускулистый, но более высокий орк нахлобучил на макушку подобие фески с кисточкой, свешивавшейся ему на щёку, а поверх доспехов красовалась рваная и покрытая следами застарелой крови туника. Самый невысокий, ростом чуть повыше Пети, пузатый и коренастый, носил на голове бандану.
Орки подозрительно оглядывали приближающегося Окунькова с ног до головы. Было понятно, что легко проникнуть в замок не удастся. Но если пароль, озвученный домиком, сработает, тогда проблемы с этим не должно быть. У Белла рождалось множество идей на случай, если пароль не прокатит. Сначала ему пришла идея сказать, что он бродячий торговец и идёт в замок торговать. Потом, что он азартный игрок и идёт развлекать волшебника. Наконец, он одобрил уже Петину идею сказать, что он собирается наняться в армию чародея.
Петя подошёл к воротам и остановился. Орки насупились и покрепче взялись за оружие.
- Пароль? - низким басом требовательно сказал тот, что был в шляпе.


+1 | Герои не умирают, 25.09.17 15:40
  • Какие забавные орки, похожи на котов ^^ Здорово, что так энергично двигается история.
    +1 от Лисса, 25.09.17 16:33

- Оно и видно, что нездешний, дюже вумно говоришь, - осклабился атаман, поднялся со стула и пожал Эдикову руку крепко, однако не за кисть его взялся, а за запястье, по-старинному. Крепкое мужицкое рукопожатие. Хватка у атамана была дай боженьки каждому. Сразу видно: таких как раз в разбойники и берут. - Ты это, не серчай, мы щас уже на работу идём. Не могу я тебе провожатого выдать. Да путь-то до столицы простой. От крыльца по дороге налево, идти долго, до камня путевого с надписями. Ты эти надписи не читай - мы их сами написали, чтобы прохожих путать. Да ты там был наверняка, от бабушки ведь идёшь? Передавай ей поклон, кстати. Ну так вот, коли вправо пойдёшь от камня - к избушке на куриных ножках придёшь, а коли влево - то до града стольного дойдёшь, и мимо царёва дворца уж точно не промахнёшься. Путь неблизкий, но безопасный. Звери хищные у нас тут не водются, повывелись давно. И людей разбойных нет, окромя нас - шапку не снимут.

На том и простились лейтенант и разбойники. Каждый из них на прощание руку ему пожал и слов напутственных добрых сказал. Кто дорожку скатертью, кто ни пуха пожелал. А самый робкий разбойник с узкими плечами от крепкого милицейского рукопожатия охнул и присел невольно, на руку затем подув.
Уже когда Эдик вышел из терема, этот самый разбойник зашёл за спины остальных и незаметно из кармана монетку золотую достал с бородатой личностью в короне, покрутил перед носом и злорадно ухмыльнулся.
- Вумный у бабки племяш, а монетки не досчиталси, - хихикнул он.
  • Ворьё! :) Очень милый момент ^^
    ...Ну хоть не сигареты)
    +1 от Лисса, 23.09.17 22:49

Пока Перри что-то там такое говорил смущённо про любовь, которая не совсем любовь, Аннабелла придирчиво себя осматривала и, вдруг сообразив, что проклятие, как и тогда в волшебной лавке, снова повернуло вспять и она больше не обращается в полукошку, девушка счастливо взвизгнула и чуть не полезла обниматься с коднаром на радостях, в последний момент всё же передумав. Но радостная тёплая улыбка прочно поселилась на алых губах, отчего всё её высокомерие пропало будто без следа, а лицо стало ещё красивее.
- Ах, Перри, забудь про это своё... - она неопределённо покрутила пальцем в воздухе, словно бы творила неведомую и невидимую высокую магию. - Я слышала, люди не способны отличить истинную любовь двух душ от простой влюблённости или привязанности к объекту своей симпатии, вот и рекут любовью любое похожее чувство. Им это простительно, они существа, больше связанные с плотью, нежели с духом. Они не эльфы и не джинны, конечно, - Аннабелла уверенно кивнула. - Ты прав, пернатик, время остановилось, пока я с многоуважаемым джинном беседовала. Ты заметил, правда? Он пригласил меня на разговор и я оказала ему честь, почтив своим визитом его трамвай. То есть, моя душа почтила, но не важно. У нас состоялась занимательная беседа и... - эльфийка задумчиво огляделась, остановив взор на черноволосом эльфе, - кажется, теперь я точно знаю, куда нам нужно идти. Шкиперская пять, Перри. Не Штурманская, а Шкиперская, ага. По-моему, штурман и шкипер - одно и то же, но я в этой морской терминологии не разбираюсь, да это и не важно. Шкиперская пять. Нам в ту сторону.
И Анни уверенно засеменила в верном направлении, более не отягощённая просыпающимся проклятием. Так-то бы она ни за что на свете не стала бы подходить к незнакомому эльфу, если бы была шерстью покрыта, с хвостом и ушами мохнатыми. Стыдоба же! Принцесса Фейерии - и в таком жутком виде. Да, Аннабелла находила его ужасным, хотя в глазах людей она и могла бы сойти за миленькую кошкодевушку. Только ведь это было не её природное естество, оттого она и не могла принять новую внешность. А может, просто ещё не привыкла к ней, после одного раза-то, напугавшего её не так давно ещё дома. Но там она хотя бы в своей комнате, в четырёх стенах закрыться могла от посторонних глаз.

- Кстати, Аладдин - так он назвался, хоть это определённо не настоящее его имя - рассказал, что я смогу избавиться от своего проклятия, если отправлюсь в мир Гнизготерии, - при этом голос дрогнул, а красивое личико брезгливо скривилось, - и куда-то ещё дальше. Там, он сказал, есть машины, исполняющие настоящие чудеса, они смогут снять с меня это дурацкое проклятие. Ты веришь в это, Перри? А ты бы не хотел туда отправиться? Думаю, и с твоим проклятием мы смогли бы что-нибудь сделать и вернуть тебе твой естественный облик. Но, конечно, я не рвусь к этим ужасным, омерзительным крысам в их серый и скучный мир. И что джинн там забыл? Мечта-аю, говорит, побыва-ать в мире гни-изгов и узре-еть их потряса-ающие воображе-ение маши-ины, - перекривила Аннабелла слова Аладдина и вздохнула. - Но это наш шанс, Перри. Хотя, боюсь, тётя будет против...
Эльфийка замолчала от этой мысли и погрустнела. Ей страшно не хотелось идти ни в какую Гнизготерию, где кишмя кишит этих отвратительных созданий с шевелящимися усами и хвостами. Но ради того, чтобы избавиться от проклятия, она могла бы и рискнуть. Наверное, если тётушка Мо будет против, то Анни будет даже рада... Ведь от одной мысли оказаться среди крыс ей уже стало тошно.

А вот самое главное - про задание джинна - Аннабелла забыла рассказать коднару. Вернее, не то, чтобы забыла, просто задумалась. Но она ведь собиралась это сделать. Одной отправляться травить змей она не хотела - тоже мне, нашли змеелова. Джинн сказал, что это опасно и следует брать друзей. Друзей у эльфийки здесь пока ещё не было - да и говоря по чести, в родной Фейерии настоящими друзьями она тоже как-то не обзавелась. То ли вредный характер тому причиной, то ли безвыездное проживание во дворце, но не было у Аннабеллы тех, кого она могла бы назвать друзьями. Поэтому придётся взять с собой Перри. Коднар эту змеюку гадкую в два счёта поймает, у него вон какой клюв мощный! Все змеи боятся птиц.
В общем, она уже собралась заговорить про спасение древа, как вдруг заметила, что они подходят к эльфу. Вообще-то ну подходят - и ладно. Эльф был занят своими делами и не обращал на них внимания. Стоило просто пройти мимо и не обращать внимания на него. Но Анни была возмущена, как это он, узрев принцессу Фейерии, смеет вести себя так, будто не узревал принцессы Фейерии?! «Узреть» - да, она запомнила это словечко Аладдина и ей понравилось. А может, она жалко выглядит, потому он и делает вид, что занят работой и их не замечает? Эльфийка незаметно пригладила волосы и одежду перед тем, как оказаться рядом с волшебным фонарщиком.
- Добрый вечер, - приветствовала она его, делая вид, что её маникюр интересует девушку больше, чем что-то там непонятное делающий с фонарями соотечественник. Но Аннушка не только свои чудные ноготки рассматривала, а ещё как бы случайно кольцо напоказ выставляла, своё изящное золотое колечко на среднем пальце правой руки, из переплетающихся листьев, с гербом королевского дома Фейерии. - Чудесная погода, не правда ли? Холодно, мокро и сыро, да. После такой грозы в небе появляются волшебные радуги. А вы верите, что если прийти на то место, где начинается радужный мост, то можно найти сокровище? Кажется, гномы в таких местах свои горшочки с золотом прячут. А что вы делаете? - наконец Аннабелла обратила свой взор на эльфа, слегка вздёрнув подбородочек и ожидая, пока он её поприветствует, как подобает приветствовать принцессу. Правда, в этот момент коробка с шоколадом выпала из-подмышки и пришлось дёрнуться за ней, чтобы поймать раньше, чем она окажется в луже.
«Вот пристала, - одёрнула себя мысленно наша златовласка, - и чего пристала-то? Шла бы мимо, поскорее к тёте пришли бы... Но нет, вы этого эльфа видели? Да он со своими фонарями совсем это самое... офонарел, вот! Принцессу свою не замечать вздумал! Ну, я ему покажу!»
  • Замечательный пост! Глубокий, солнечный, и хотя у нас ночь в игре, как-то вод Фейерийским полднем дохнуло :)
    +1 от Лисса, 22.09.17 12:20

Они были похожи взглядами. Их глаза умели и радоваться, и грустить одновременно. Эти две противоположные - казалось бы, противоречащие друг другу, такие далёкие, но такие родственные - эмоции распрелелились в их глазах в различных пропорциях, в зависимости от настроения, от прожитого момента, от того, радости или грусти больше. Грусть даже в лучшее время в них присутствовала. Всегда будто, родом из детства. В самые счастливые мгновения жизни она покоилась на глубине речным илом, словно бы накрепко прилипшая к телу грязь, от которой так просто не избавишься. Могла она и светлой становиться, тёплой и доброй грустью. Могла и тёмной, коварной и ядовитой змеёй со дна взвиться, когда что-то совсем плохое случалось, что вызывало эту чёрную злость.
Сейчас грусть покоилась на дне, почти незаметная, если не присматриваться, не чувствовать человека, не знать ничего о нём. Но такая очевидная для близкого, кому выражение твоих глаз небезразлично. Радостью были полны взгляды Майи и Фёдора Михайловича. Смеялись они весело и беззаботно. Но, всматриваясь в глаза друг друга, видели в их глубине эту грусть.
Своим зеркальным отражением...

Ему тоже было легко - хоть и терзали внутри сомнения и мужские тревоги, но само общение задалось. Было оно простым и бесхитростным, когда не требуется искать нужных слов, чтобы не сказать что-нибудь невпопад или не обидеть друг друга по незнанию. Эта открытость между ними, возможность говорить смело о самых сокровенных вещах - от неё на сердце теплей становилось. Ну, может, и были вещи, о которых так просто сейчас не скажешь - те самые, что вызывали тревоги и сомнения у Чижика, - но ведь простому разговору они никак не мешали. И улыбался он так же искренне, как она. Робкой, не самой широкой своей, сдержанной будто улыбкой, и даже смеялся, лишь едва приоткрывая рот, не сильно показывая зубы. Но было видно, что эта сдержанность - прочно вошедшая в характер привычка, а не что-либо, сдерживающее искренность в моменте. Он просто не умел смеяться взахлёб, от души, когда уже ничего тебя не сдерживает, когда слюна изо рта, а живот надрывается. И она, кажется, так не умела. Или разучилась. Да, они и в этом были похожи.
- Чувствую себя официантом, - заулыбался капитан, когда Майя заходилась расставлять на подносе бокалы, чтобы освободить место для тарелки с бутербродами. - Это называется правильным распределением обязанностей. Шеф-повар готовит, официант - разносит.
Фёдор Михайлович немного подумал о чём-то сосредоточенно и закончил свою мысль неожиданным выводом:
- А есть и пить всё это, значит, придётся Стругачёву, - и засмеялся так, что бокалы на затрясшемся подносе задребезжали.

На обратной дороге в жилой отсек для офицерского состава звездолёта они уже не бежали, а шли спокойно, так как несли тарелки с едой, напитки и лёд для шампанского. Поэтому имели больше времени поговорить - благо, по пути так никто и не встретился.
- Покажешь мне - завтра или когда соберёмся - эти края заснеженные, которые ты так любишь, - попросил Фёдор Михайлович, серьёзно глядя на девушку. Впрочем, не забывал он и смотреть, куда идёт. - Пусть это и в голокомнате, но очень хочется взглянуть. А я тебе Марс покажу... Но знаешь, было бы очень неплохо, когда мы вернёмся, - в этот раз его голос не дрогнул, когда он произносил эти оптимистичные слова, - увидеть эти места вживую. Я тебе обещал экскурсию на Марс по возвращении - почему бы и тебе не показать мне Подмосковье? Конечно, это намного ближе Марса - от моего дома рукой подать, пешком можно дойти - но хотелось бы увидеть конкретные места. А ещё лучше - в конкретное время года... Но это я так, просто желание высказал. Не будет возможности вживую - не беда, - казалось, эти последние слова были не совсем правдой. Чувствовалось, что Чижик огорчится, если эта идея не выгорит и у них не получится ничего с этими взаимными экскурсиями.
Вдруг, будто птичка, очнувшаяся ото сна, он встрепенулся после своей недолгой задумчивости и тепло поглядел на Майю.
- Для меня твоё мнение тоже важно, - серьёзно, проникновенно сказал мужчина. - Поэтому не стесняйся его высказать, если что. Хотя... ты, кажется, и так сама прямота, - усмехнулся он. - Но всё же, имей в виду. Ты вот всё опасаешься, что можешь мне надоесть или будешь не в тему. Если я буду занят работой, когда тебе захочется поговорить о чём-то не срочном, я просто скажу тебе об этом, и поговорим позже, олрайт? Так ты говоришь? В любое другое время я с радостью с тобой общаюсь. Ты ведь интересная собеседница и мне с тобой приятно проводить время. И ты будь со мной честна, ладно?
На рассказ про имя младшей сестры он ответил лишь понимающей улыбкой, не допустив в неё ни капли скепсиса. Почему бы капитану Светлову не быть в душе романтичным человеком? У людей неромантичных не рождается так много детей от одной женщины. А у Светлова их пятеро! Как понимал Чижик, у них у всех общая мама. Хотя полной уверенности в этом вопросе не было. И вообще, в чужую семью не стоит лезть со своими вопросами.

- Спасибо.
Стругачёв хмыкнул, вышел за порог, закрыл дверь и, взяв протянутый бутерброд, потопал за Майей Юрьевной, на ходу откусывая сразу большой кусок. Успевшая бросить любопытный взгляд в дверную щёлку девушка заметила, что портрет на стене над капитанской койкой выглядит немного странно. Словно бы с места немного сдвинули его - совсем едва-едва, неуловимо для человека, не привыкшего к порядку во всём. Но для трудолюбивой Пчёлки, которая даже пустые бокалы на подносе расставляет по феншую, разница между тем, как портрет висел раньше, и тем, как висит сейчас, бросилась в глаза явно. Кажется, правый угол теперь был выше левого на несколько миллиметров. Это Фёдор Михайлович его зачем-то снимал - от пыли протирал, может - или рядовой безопасник Лёха что-то сделал с блондинкой или её родинкой?
- Ага, мне перед дежурством этот завтрак самое то, - снова затянул Стругачёв свою песню. - Хотя комбриг нам говорил, что солдат должен заступать на дежурство голодным. Голод не даёт уснуть, а насытившийся человек, наоборот, хочет спать. Но в уставе этого не прописано, так что не смотрите на меня так, дисциплину я не нарушаю. В брошюрке я читал, что Данко разбудит посреди сна дежурного безопасника, если случится тревога. Так что всё окей, не нужно волноваться. Я на рабочем месте и вздремнуть могу, правилами не запрещается.
Они прошли внутрь Майиной каюты и стали рассаживаться. Лёха самым первым нагло шлёпнулся на ковёр пятой точкой, а Фёдор Михайлович не спешил садиться.
- Что-нибудь помочь, Майя? - спросил он у девушки, следя за её занятием.

Не успели они сесть и вернуться к просмотру фильма, как Алексей Кирович вдруг небрежно заметил:
- А хорошо всё-таки у тебя, Светлова, в каюте. Уютненько так, и голотелек есть, и ковёр мягкий, и кресло-игрушка, и красота кругом - все эти кубки, вымпелы и прочее, - он уважительно повертел головой по сторонам, а затем направил невинный взгляд хитрых глаз на Чижика. - Мне вот интересно, капитан, а почему у вас так пусто? Каюта будто нежилая. Никаких личных вещей - вы хоть спите-то там? Портрет вот только на стене, - Лёха покрутил пальцем в воздухе, будто показывая на невидимую стену, - единственное, что хоть что-то говорит: мол, в каюте кто-то обитает. Кстати, вы там совсем юный ещё, и так хорошо улыбаетесь. И девушка красивая - ваша родственница?
Фёдор Михайлович при этих словах на мгновение замер, а Стругачёв незаметно подмигнул Майе, прежде чем капитанский взор обратился на него. Чижик нахмурился сначала, борясь с какими-то одолевавшими его эмоциями, но затем вздохнул и расслабился. Словно бы сперва хотел накричать на не в меру любопытного рядового, но передумал. Бросил осторожный взгляд на Майю, опустил его, тут же отвёл в сторону. Ресницы его дрогнули, а жилка на шее запульсировала, выдавая нервное напряжение. Уж доктор в таких вещах понимает. А затем его лицо стало медленно краснеть и покрываться мелкими капельками испарины. Жарко сделалось от волнения вдруг. Фёдор Михайлович сглотнул и протянул руку за бутылкой «Фанты».
- Личные вещи у меня есть, просто их очень мало, - спокойно, но слегка напряжённо начал отвечать он издалека, явно чтобы подольше избегать последнего вопроса, - к тому же, я аккуратист и не расставляю их везде. Всё сложено в шкафу. Они мне большую часть времени без надобности, я ведь почти всегда на мостике, - словно бы оправдываясь, говорил капитан. Он разлил оранжевую жидкость в два бокала. - Майя, а ты будешь лимонад?
Стругачёв заинтересованно и ожидающе смотрел на Фёдора Михайловича. Он протянул руку за бокалом с «Фантой» и, сделав маленький глоток, иронично приподнял бровь. Будто насмешливо так, с вызовом спрашивал: ну так как, будете отвечать, Чижик Михайлович, или мне, может, утюг взять? Но ни слова не говорил, давая возможность ему уйти от ответа, если всё настолько плохо.
И-и-и... остановился на этом месте, так как мне сейчас нужно представлять реакцию Майи, думаю, это важно для того, как будет отвечать и реагировать Чижик :)
  • Замечательный пост! Хороший и вкусный, обширный (хотя я думаю это от вдохновения и мы снова чуть сократимся ;), мне очень понравилось.
    +1 от Лисса, 22.09.17 09:09

- Какая невероятно сложная загадка! - восхитился домик. - Но я её не стану никому загадывать, потому что любая загадка должна иметь отгадку, иначе это просто шутка. Я понял: ты пошутил! Ха-ха-ха! - весело рассмеялся архитектурный Петин собеседник. - Хорошая шутка и не злая!

Домик выдержал драматическую паузу, а потом с радостью сообщил:
- Правильно, это совесть. Ты разгадал самую сложную мою загадку! Ты первый, кто смог её отгадать. Да ещё с первого раза! За это я расскажу тебе то, чего не слышал от меня ещё никто. Слушай внимательно и запоминай. А лучше записывай... Высок и полон тайн Чёрный замок, но пуще других волшебник бережёт самую страшную тайну: где же находится принцесса. Я открою её тебе: принцесса спит на хрустальной кровати в самом глухом подземелье замка, на самом нижнем этаже. Охраняют её Зелёные Рыцари. Когда пойдёшь туда, то увидишь пять дверей. Про две из них тебе сразу всё станет известно. А три останутся загадкой. Но эту-то загадку я помогу тебе отгадать. Левая дверь - смерть. Средняя дверь - кровь. Иди в правую дверь, а как войдёшь, сверни налево - и смерть, и кровь минуют тебя. Только человеку, который знает, что такое Совесть, могу я доверить эту тайну.

Что же, это была последняя загадка домика. Похоже, пора было прощаться и идти дальше по дорожке, которая вела в лес прямо от его дверей.
+1 | Герои не умирают, 13.09.17 01:38
  • За совестливые загадки и за домик. А принцессу на хрустальной кровати жалко - твердо небось, и углы острые.
    +1 от Путник, 21.09.17 18:27

И всё бы хорошо с трубкой-то, вот только огоньку пришлось у старика просить, так как сам Яррике мог разве что водой магической её залить, а не раскурить как следует. Но Дубовый Друид не пожадничал, помог волшебнику с раскуриванием, тлеющий уголёк откуда-то из одежды достав и протянув ему. А от уголька уже и табак поджечь можно было. Как оказалось, запахи благовоний исходили как раз от трубки друидской. Травки там были намешаны соответствующие, от которых приятный аромат по дому друида распространялся.
- Шанс - он завсегда есть, дОкОле ты не пОкОйник, - усмехнулся Дубовый Друид в свою бороду. - ТОкмО не нужны нам ни златО, ни шелка. Мы дОвОльствуемся тем, что природа-мать нам даёт. ХОтя, пО правде-тО, шарды у нас в хОду, чужеземцы приходють, вот и служит шард разменнОй мОнетОй... ОднакО, пОмОчь мы тебе не сможем, юный вОлшебник, - с сожалением в голосе заметил старик. - За делО ты, видать, прОклятие свОё получил-тО. КОли б тебя сО зла прОкляли, непОвиннОгО, то этО бы легкО снять мОжнО было мОлитвами Лакуне ОхОтнице. Но Она не пОмОгает тем, ктО вину свОю Отбывает в прОклятии. Я тебе так реку, пОчтенный Ярр. ДОбрыми делами свОю вину искупишь - тОгда прихОди, пОпрОбуем тебе пОмОчь, - кивнул друид. - А ещё лучше - тОгО вОлшебника найди, кОтОрый прОклял тебя, и прОси его снять с тебя прОклятие. ОнО быстрей так будет. ИбО бОгиня капризна - и за пОмОщь свОю бескОрыстнОй дОбрОты От тебя пОтребует.
Лиана огорчённо взглянула на Ярра.

Помолчав немного, с мыслями собираясь и колечки дыма пуская, друид продолжил:
- А прОсьба мОя такОва. Отнести вам надОбнО дубОвый пОсОх мой, - старец потряс своим посохом, приставленным к стене дома-гнезда, - ИвОвОму Друиду в лес Ларуна. Отыскать нелегкО священную рощу, где он живёт, но я уверен, вы справитесь. Даст вам чтО-тО затем ИвОвый Друид, чтобы мне этО принести. КОгда вернётесь вы, я научу каждОгО из вас премудрОстям следОпытства, кОих вы не знали.
- Дубовый посох только один? - нахмурившись, спросила Лиана друида, и тот кивнул.
Странница внимательно поглядела на Ласку, и в глубине её глаз читался немой вопрос.
Говоря терминологией РПГ, Ярру и Лиане предлагают квест, за выполнение которого они получат +1 к Следопытству каждый :)
  • Нравится игра. А уж говор друида... :) Пускай не супер быстро, но она живёт и мы двигаемся вперед.
    +1 от Лисса, 20.09.17 12:23

Разбойники удивлённо поглядели на Эдьку. Видать, в их головах не очень укладывалось, как племянник Бабы Яги не может знать, как в город пройти, то бишь, в стольный град, где царёв дворец стоит. Он же местный! А все местные должны это знать.
- Ой, темнишь ты что-то, мил человек, - прищурился одним глазом атаман, на протянутую руку никак не отреагировав. - А может, ты и не племяш никакой вовсе?
- И то верно, - поддакнул атаману один из его шайки. - Уж племяш-то бы знал, что от камня путевого надоть в другую сторону идти.
  • Нежданчик и лос-попадосЪ)
    +1 от Лисса, 18.09.17 15:07

Он тоже слышал её частое сердцебиение, чувствовал лёгкую волнительную дрожь по телу и слышал в её тихом сейчас голосе лучики счастья. Это заставляло его волноваться сильнее, тревожиться даже от этого момента уединения. Он очень боялся вторгаться в её личное пространство. Ведь это могло зайти слишком далеко. Нельзя было слишком... сближаться. Если Майя к нему привяжется ещё больше... Впрочем, он почему-то думает, что это плохо, но если нет? Если всё будет хорошо? Чижик вздохнул, услышав её вопрос и немного удивившись.
- Конечно, доверяю, - без раздумий ответил он, испытывая сильное смущение от того, КАК она его обнимала. Не просто позволила ему заключить себя в объятия, а отвечала взаимностью, лаской и нежными прикосновениями. Это будоражило кровь и ещё сильнее тревожило. Нужно было сейчас сделать паузу. Остановиться.
Он отстранился одновременно с ней и кивнул, поглядев в глаза. Отметил дрожащие ресницы. В темноте она едва ли смогла бы увидеть краску, залившую его лицо. Щёки капитана горели. А от просьбы закрыть глаза и расслабиться запылали даже кончики ушей. Что она задумала???
- Что ты хочешь... - но он не закончил вопрос, послушал её и прикрыл глаза. Правда, расслабиться не получалось, и когда Майя взяла его ладони, то они были напряжены и чуть дрожали в волнении. Можно было заметить, как дрогнули сжавшиеся в это короткое мгновение губы. Лишь с началом массажа эта дрожь стала тише, а руки Фёдора Михайловича - мягче. Мышцы уже не были так напряжены.
Всего лишь массаж. То есть, это не всего лишь... это ЦЕЛЫЙ массаж... но он-то уже другого напридумывал, и ему стало легче, когда всё оказалось несколько проще. Легче... и в то же время где-то глубоко внутри кольнуло лёгкое сожаление. Но хорошо, что всё обернулось так. Да, это хорошо...
- Ты умеешь делать массаж? - наивно удивился он, не торопясь открывать глаз. Почему-то казалось, что их нельзя открыть, пока Майя об этом не скажет. - Очень приятно ты это делаешь... - голос его стал тише и чувственнее, ему определённо нравились эти массирующие, волнующие прикосновения. Сильные и одновременно ласковые. Хоть и смущало, что это такое она втирает ему в кожу. Но доктору можно было довериться.

Разговоры про Светловскую семью отвлекли Фёдора Михайловича от волнительных тревожных дум. Не сразу, но он попытался сосредоточиться на рассказе девушки, переключиться на другие мысли, более будничные. Уже первая фраза про брата-поклонника невольно вызвала у Чижика лёгкий недоверчивый смешок. В его понятия о Светловых с трудом укладывалось, как кто-то из них - кроме ставшей родной Майи - мог быть его поклонником, уважать бывшего преподавателя МЗУ и нынешнего капитана «Данко». Но Чижик понимал, что не стоит судить предвзято. Даже сам Юрий Аркадьевич, может статься, имеет причины его уважать, просто не считает нужным этого показывать. Наверное, эта «любовь» у них взаимна. Во многом из-за отношения к нему Майи капитан Светлов мог не любить Чижика. Отцовская ревность - дело понятное и непростое.
- Не думал, что твои братья про меня вообще что-нибудь знают, - хмыкнул мужчина, от удивления даже глаза открыв и поглядев на девушку, склонившуюся над его руками.
На её густые рыжие волосы, в которые так хотелось зарыться пальцами и носом - наверняка они чудесно пахли травяным шампунем. Фёдор Михайлович невольно принюхался, желая почувствовать её запах. Со стороны могло показаться, что он принюхивается к запаху ароматных масел, которые втирала ему в кожу ладоней Светлова.
- Да, я знаю, что они учились в МЗУ одновременно со мной, на несколько классов младше, - кивнул капитан. - Всё училище знало, в каком классе учатся сыновья Светлова. Они были звёздными детьми. Но я с ними не общался, - покачал он головой и мягко улыбнулся. - У нас была своя компания однокурсников. Я, Михалков и ещё несколько ребят, вряд ли ты про них слышала. Они все сейчас где-нибудь летают... А Алису назвали не в честь ли героини Булычёва? - предположил Фёдор Михайлович. - Если это так, то не ты ли придумала ей имя? - шутливо бровью дёрнул.

Понравилось ему, как Майя про родных рассказывала, это было видно по лицу, по доброму взгляду и такой же улыбке тёплой. Семья - это хорошо, и ему приятно было слышать, с какой любовью Светлова отзывается о родственниках.
- А у меня нет ни братьев, ни сестёр, - хмыкнул Чижик. - Вернее... - он нахмурился, всколыхнув неприятный осадок воспоминаний, - говоря по правде, брат и сестра есть... сводные... но я их совсем не знаю. Брата видел, когда он ещё соску во рту держал. Так что и рассказать о них ничего не могу. Кроме того, что они значительно младше меня и живут на Марсе. Имени сестры даже не знаю, а брата зовут Виталий.
Почему-то ему захотелось поделиться с Майей этим небольшим рассказом о себе и своих родственниках. Обмен откровениями, так сказать. Вот только у девушки рассказ вышел забавным, тёплым и интересным, а у него эта история веяла грустью.

Он смотрел на неё, прижавшуюся щекой к его горячим рукам, и смущённо улыбался, а потом, не удержавшись, отнял одну ладонь, оставив ей вторую, и аккуратно провёл ею по шелковистым волосам девушки, слегка зарываясь в них пальцами, легонько коснулся её уха, а затем и шеи кончиками пальцев.
- Спасибо, это было приятно, - кивнув, повторил он. - Если ты правда этого хочешь... если готова, то давай досмотрим. Мне кажется, после этого и тебе, и мне станет намного легче. Не нужно стыдиться чувств, которые идут от души. Знаешь... - Чижик опустил взгляд на свои колени, а потом нерешительно признался, - на твоём месте тогда я поступил бы точно так же.
Капитан поднялся со стула, не сразу отпуская её руку. Возможно, он хотел так и идти с ней рука об руку. Но, в любом случае, контакт сразу не прервал.
  • за плавное и аккуратное сближение...
    +1 от rar90, 15.09.17 23:25
  • Ох, это очень чувственный, всколыхнувший во мне эмоции пост.
    +1 от Лисса, 17.09.17 21:59

- Да, господин, - кивнула она и вытянула ручки вперёд, показывая их Урию и чуть раздвигая в стороны, демонстрируя цепочку между надетых на её запястья белых кружевных манжет. - Я ваша рабыня.
  • "тауие повороты не для моей лошади" (ц) умеешь удивить.
    +1 от Путник, 15.09.17 21:19

Возражений старцы не имели - кажется, они дара речи поначалу лишились, увидев свесившуюся слюну. А Лиана бросила на неё хмурый взгляд и вздохнула.
- Ты чего расшумелся, будто я против? Конечно же, мы вместе пойдём. Даже если потом наши пути разойдутся, я должна убедиться, что тебе здесь помогут, - она кивнула Яррику и перевела взгляд на друидов. - Будьте добры, отведите нас к Дубовому Друиду, - мягко улыбнулась странница.
- За нами следуйте, искатели, - сказал первый старец и все трое синхронно развернулись и куда-то направились.
Про слюну не стали ничего говорить. Видно, друиды были народом вежливым и тактичным.

Они направились к нескольким огромным дубам, чьи ветви были настолько велики, что на них могли разместиться дома множества людей. Сам город был возведён на ветвях этих могучих дубов. А в центре рос самый большой дуб-великан, обильно обстроенный домами, подобно гнёздам из веток и сучьев, скреплённых где верёвками, а где и клейкой смолой. Лестницы на деревьях вели вверх и вниз. По одной из них, самой широкой и крепкой на вид, один из друидов повёл Ярра и Лиану к большому дому-гнезду, видневшемуся не очень высоко от земли. Он дошёл до двери и открыл её, пропуская мага и странницу внутрь.
И первое, что они увидели - это бородача с запутавшимися листьями и комками земли в волосах, в соломенной шляпе с сидящей на ней мелкой пичужкой. Старец сидел на трухлявом пеньке, заменявшем ему трон. Он кивнул вошедшим, одновременно приветствуя их и предлагая располагаться на циновках на полу перед его «троном», а затем выпустил красивое колечко дыма из своей трубки. Здесь приятно пахло какими-то растительными благовониями.


  • Не хотелось бы с не
    +1 от Лисса, 14.09.17 15:05

Рожи разбойничьи вытянулись при виде дыма, выходящего из ноздрей Зверикова. Один даже затрясся, как лист осиновый, прячась за спину товарищу, у которого плечи были не такие узкие. А уж очки-то и вовсе озадачили работников ножа и топора, романтиков с большой дороги. Правда, сидевшие или стоявшие ближе к лейтенанту тихо зафукали и от дыма отмахиваться стали. Не по нраву пришёлся он им.
- Ну, ты прям того, Горыныча будто племяш, а не бабушки, - удивился атаман, а потом гневно стукнул кулаком по столу так, что аж тарелка вздрогнула. - Это ты меня свиньёй называешь?! Я ж ем - и мне вкусно! Ну не хошь - как хошь, нам больше достанется, - быстро успокоился бородатый кривой главарь преступной группировки, с удивлением косясь здоровым глазом на корочку, которую принялся жевать Эдик.

Он махнул рукой, и как будто по волшебству на столе появился старинный самовар, вытащенный из какого-то мешка разбойниками. Странным делом в него не стали заливать воду, а сразу подставили кружки и открыли кран.
- Вот, угощайся чаем самоваренным, - горделиво пододвинул атаман кружку Эдику. Затем открытую баночку с мёдом и другую с вареньем малиновым. - А это заместо сахара.
Ложка к этому добру прилагалась. Большая такая, деревянная. Такой по лбу дать - мало не покажется.

- Ну, коли б золотишко на том корабле было али самоцветы, то мы бы об нём знали, а раз не знаем, то и нетути их там, - сделал неожиданный вывод атаман. - Сказочник, помню, ты уже говорил. Да что ж ты от нас услыхать хочешь? Про бабушку, тётку твою, ты сам всё знаешь. Про нас сказывать не буду - военная тайна. А про остальное... ну, положим, слухи ходють, будто к войне наш царь-батюшка готовится, - понизив голос, доверительно сообщил атаман, дохнув на Эдика перегаром. - Наши соседи из Захрустального собирают войско, чтобы на нас вероломно напасть. А царь-батюшка - чтобы отбить это самое нападение. Вот так-то. Только тшшш... - атаман опасливо оглядел терем и палец поднял, - сие есть тайна великая.
- Да, да, это большой секрет, - загомонили-закивали разбойники.
- Никто про это не знает...
- А кто узнает и проболтается, тому царь голову с плеч...

- А может, это самое... медовухи? - весело предложил атаман.
В инвентаре:
- поменяй "сигареты" на "сигареты (14)",
- корочку МВД, наушники с сотовым и корочки хлеба (обе) удаляй :)
  • Красота.
    А вот это улыбнуло чёт ^-^
    у которого плечи были не такие узкие
    +1 от Лисса, 13.09.17 19:45

По глазам Лёхиным увидела - он понял, что совершил ошибку. Напросился, куда не звали. Встрял третьим лишним в Майино личное с Фёдором Михайловичем. Покраснели глаза рыжика от испытанного укора совести, неуверенно и как-то испуганно посмотрел он на капитана, но Майя резко стартовала на выход из каюты, и никто не стал её догонять.
- Пойдём и мы, Стругачёв, - услышала она, уже закрывая дверь, голос Чижика. А когда двинулась по длинному коридору в сторону медотсека и миновала лестницу, то могла и шаги их, и голоса негромкие расслышать сзади, на отдалении. Негромко хлопнула дверь...

По пути девушке никто не встретился - даже корабельный талисман кошачьей породы. Корабль будто вымер, и если бы не стабильное искусственное освещение, эти коридоры могли бы показаться пустыми и зловещими, словно из фантастического триллера какого-нибудь. Только тихие собственные шаги звучали эхом, отражаясь от стен - никаких сторонних звуков, ни единого живого голоса. Правда, на полпути до медотсека повстречался дроид-уборщик, прожужжавший мимо на своих колёсиках, подметая пол щёткой-валиком.
Игоря Григорьевича, к счастью для желавшей побыть наедине с самой собой Майи, также было не видать. Наверное, добрый доктор биологических наук уже спал в своей биолаборатории, ведь он тоже сегодня много поработал, хоть эта работа и была больше умственной, нежели физической. Составление каталогов, анализ полученных данных... от всего этого голова могла пойти кругом. Уж Майя-то знала, сама с таким сталкивалась в медицине и не только.

Тишина. Каждому полагается иногда побыть в одиночестве. Запершись в своём маленьком личном пространстве, отгородившись защитной стеной, этим самым куполом тишины, от всего внешнего мира. Очень хрупким, надо сказать, куполом. Его очень легко разрушить. Достаточно появления любого человека, не знающего про созданный кем-то купол, и вот к тебе уже пристают с разговорами или стучат в запертую дверь.

Тук. Тук. Тук.

Это сердце её бьётся от расстройства или и правда в дверь стучат? Майя прислушалась и - действительно - услышала тихий, но настойчивый стук в дверь своего кабинета. Она так погрузилась в свои тяжёлые, горячечно-сладкие мысли, что не заметила, как кто-то вошёл в медотсек, пересёк приёмную и подошёл к двери кабинета. Ну, этому нарушителю спокойствия ещё темнота помогла, созданная девушкой.
- Майя? - услышала она обеспокоенный голос Фёдора Михайловича за дверью. - Ты там? Данко сказал, ты здесь. Я могу войти?

Он был один, без Стругачёва. Одет он был, на удивление, не в лётный комбинезон ВКС, а в штатское. Белая рубашка, чёрные выглаженные брюки, аккуратная причёска с «её» чёлкой. В гражданском Майя его видела в последний раз, ещё когда училась в МЗУ. Всегда он был в лётном комбезе. Либо в скафандре. Либо без верха комбеза, ага! Как тогда в пещере. Но сейчас она его увидела в рубашке и брюках, и хотя вид он стал иметь менее внушительный, и казался чуть более худым, чем обычно, этот костюм ему шёл. Он его делал моложе. В темноте, правда, не рассмотреть как следует, но была она, темнота эта, сейчас будто интимной.
Когда Чижик подошёл ближе, от него пахнуло лёгким флёром уже знакомого одеколона - так и есть, перед выходом из своей каюты надушился. Словно бы шёл на свидание! Вот какой у него сейчас был вид - самый что ни на есть свидабельный. Только цветов и бутылки шампанского не хватало, но они ведь уже были до этого, как и коробка конфет.
- Что такое, Майя? - в голосе его тихом звучала тревога. - Переволновалась из-за видео? Хочешь об этом поговорить?
Ага, прямо как анекдотические психологи спрашивают: «вы хотите об этом поговорить?». Только Фёдор Михайлович спрашивал серьёзно, искренне волнуясь за девушку, бывшую некогда его ученицей и пережившую тот жестокий эксперимент пятилетней давности. И такую дорогую ему, как оказалось по прошествии времени. Что-то внутри него дрожало. Некая струнка души, растревоженная встречей с повзрослевшей Светловой. Дрожала и не могла перестать. Трепетно и нежно, и боязливо в то же время. Страх обжечься. Снова.

Большого труда и недюжинной смелости ему стоило одеться вот так, будто он и правда шёл на романтическую встречу с девушкой. Будь они с Майей одни - было бы проще. Но присутствие Стругачёва смущало Фёдора Михайловича. Не хотелось при нём демонстрировать, каковы настоящие отношения между капитаном и бортовым врачом. Не то, чтобы Чижик их стеснялся, просто... ни к чему это сейчас им. Совсем ни к чему. Не стоит давать экипажу поводов для подобных обсуждений.
А он ещё одеколоном побрызгался...

* * *

- Данко, пожалуйста, ничего не говори капитану, - попросил Стругачёв. - У меня нет никакого злого умысла. Это личное. Я хочу помочь другу. Чижику от этого хуже не станет. Андестенд ми?
- Йес, ай ду, Алексей Кирович, - вежливо ответил искин. - Я пока что не усматриваю в ваших действиях злого умысла. Специально ничего не стану говорить капитану, но для вас лучше, если он об этом не станет спрашивать. Моя программа обязывает меня правдиво отвечать капитану на все вопросы.
- Ладно-ладно, - проворчал Лёха, сбросив ботинки и лихо забравшись ногами в носках на застеленную капитанскую кровать. - Я думаю, он не станет спрашивать того, о чём не знает.
Его лицо на мгновение задержалось напротив портрета, вгляделось в улыбчивые лица капитана и незнакомой девушки, затем Стругачёв, хищно сузив глаза и широко раскинув руки, словно рыжий какой-нибудь говорящий ворон крылья, ухватил за края рамку с портретом и принялся придирчиво осматривать все углы на фото и все стороны рамки.
- Ничего... - пробормотал он и, сняв портрет с крепления, перевернул к себе задней стороной, поизучал сзади. Не удовлетворившись поверхностным осмотром, сел на кровать и стал аккуратно раскрывать раму, и через десяток секунд в его руках была сама фотография. Поглядев на её оборот, Алексей скользнул взглядом по написанным там строчкам и задумчиво хмыкнул себе под нос: - А вот это может быть интересно...
  • Классная встреча в темноте. Точнее в полутьме! :)
    +1 от Лисса, 13.09.17 09:11

- Я очень люблю загадки, - ответил волшебный домик и вздохнул, - и когда их не угадываю, очень огорчаюсь. А ещё, ты прав, мне одиноко без посетителей. И я догадался, что ты идёшь к Барладу Дэрту за похищенной принцессой, ведь так? Я хочу тебе помочь, но могу это сделать только в виде награды за отгаданные загадки. Такое уж у меня волшебство - я не могу просто так сказать пароль, если загадка не будет отгадана. Извини...
Опечалился слегка домик, но затем уже более радостно продолжил:
- А теперь - последняя загадка. Слушай внимательно. Если убьёшь на поединке чужеземного рыцаря, промолчит и сон твой не нарушит. Если же в бою врага со спины убьёшь, разговорами замучит - пожалеешь, что родился. Что это?
+1 | Герои не умирают, 12.09.17 18:20
  • Домик живой ^^ У него есть эмоции и очень трудные загадки.
    +1 от Лисса, 12.09.17 19:34

- На корабела не похож, а на чайку - есть немного, - парировала Аннабелла, смеясь над неудачной шуткой.
Правда, затем как-то притихла. На Перри внимательно со стороны поглядела, который нёс её чемодан, поднимая его над лужами и не позволяя намокнуть ни ему, ни его драгоценному для девушки содержимому. И стыдно ей вдруг стало, что над ним насмехается. Он для неё старается, пусть и с мыслью о личной выгоде - о том, что умолчит принцесса про кресло сожжённое, - а она шуточки над ним шутит и за дурака неграмотного держит. Ну, мало ли, кто о чём знает. Она вот, скажем, про звездолёты ничего не знала, кроме того, что в некоторых мирах люди и другие расы в космос научились летать, перемещаться к далёким звёздам, нырять в чёрные дыры - а что такое чёрная дыра, эльфийка вообще понятия не имела. Ну, висит хрень какая-то непонятная в космосе. А что она и зачем, кто её воздвиг - может, Перри знает?
В общем, совестно стало Аннушке, и в какой-то миг их долгого пути она подалась к пернатому вонючке, к лапе-руке его прижалась, обнимая эту крепкую когтистую конечность и щекой прижимаясь даже.
- Какой же ты хоро-оший, всё-таки, - мурлыкнула, не став извиняться или благодарить, а просто сказав эти самые добрые слова, от которых на душе теплей становилось. Получше извинений и благодарностей слова-то такие.
Впрочем, недолго она коднарову лапу обнимала. Всё ж пованивал он мокрой псиной, да и вши у него, наверное, водились - ещё чего не хватало, чтобы на неё перешли. Подальше лучше держаться было. Немного отстав, эльфа незаметно от коднара брезгливо руки отряхнула и волосы, да одежду там, где та с перьями Перри соприкасалась.

Рельсы были весьма интересной штукой, но появление трамвая, которым управлял джинн, произвело настоящий фурор среди гостей из Фейерии. Перри чуть ли не прыгал от возбуждения, а эльфийка застыла, голос в голове мягкий и добрый услыхав. Всмотрелась в кабину диковинного железного зверя, по рельсам передвигавшегося, в маску фарфоровую, лицо чудо-водителя скрывающую. Почему прячет его, от кого?
- А... о.... эээ... - заволновалась Аннабелла, голос мысленный слушая. Засуетилась немного, по сторонам заоглядывалась. То в направлении эльфа её взгляд устремлялся, то обратно к джинну возвращался.
Она сосредоточилась, чтобы ответить также мысленно: «Привет и тебе, многоуважаемый джинн-чудесник, имени которого я не знаю...» На этом мысль оборвалась, так как принцесса поменяла своё решение и кинулась вдогонку за уезжающим трамваем. Однако... было поздно - чудеса человеческой техники быстрее усталых, нетренированных эльфийских ножек. И Аннабелла, стоя на рельсах, огорчённо провожала взглядом убегающий трамвай.

Не до эльфа черноволосого ей стало, когда она поняла, что джинна упустила! А когда вдруг напомнило о себе её проклятье, то Анни чуть не взвыла от бессилия, за голову руками схватилась и зажмурилась, пытаясь прочь его прогнать. Сосредоточиться на нём, подумать о приятном чём-нибудь и успокоиться...

Неужели это из-за джинна? Будь он неладен!
К эльфу пока идти передумала. Такие они капризные, эти принцессы ^^ Насчёт д100+Обаяние - а надо ли кидать уже сейчас? Может, уже по результатам разговора? А то вдруг Аннушка джинна оскорбит ненароком? :D Ну ладно, брошу, но на будущее, если таки понравится :)
  • Ох уж эти эльфийские принцессы ^^ Как часто меняется их настроение)
    +1 от Лисса, 12.09.17 08:55

Она видела их такими, какими они и были в действительности. Они, кажется, совсем не умели смеяться. Даже когда на губах играла улыбка. Когда губы смеялись над шуткой или от радости. Эти глаза. Его глубокие глаза. Они оставались печальны. Словно бы в самой их глубине, в самом сердце этих глаз таилась некая горечь. Какая-то непостижимая, загадочная скорбь. Непонятно ведь было, отчего и когда она там поселилась. Они, эти грустные серо-зелёные глаза, были такими будто всегда. Живыми, но при этом печальными. Майя их помнила. Ещё задолго до Эксперимента...
Но было и отличие от тех глаз пятилетней давности. Раньше в них не было уверенности. Решимости этой, твёрдости мужской. Их взгляд тогда часто был робок и нерешителен. Особенно на Туманной Планете, агась. Там это стало особенно заметно. Видно, всё же космические полёты были стихией Фёдора Михайловича. Оторвавшись от Земли, он будто ожил. Пережил годы стагнации, проведённые в училище - не самые худшие и по-своему интересные годы, но бывшие для вольнолюбивого Чижика алмазной клеткой. А теперь он чувствовал свободу и обрёл уверенность. Может, и Зельцианская Бездна по-своему помогла, забросив «Данко» в чужой уголок Вселенной. Здесь не было ВКС, и Юрий Аркадьевич не мог приказывать капитану Чижику, какими должны быть его решения. Здесь он был Капитаном. С большой буквы.
- Ну вот, так лучше, - на губах Фёдора Михайловича снова обозначилась улыбка, и снова его глаза не были веселы. Впрочем, от искренних улыбок в них всё же виднелась тень. Плескалась в них эта приятная, уютная теплота доброй и светлой улыбки.

Он крепко взял Майю за похолодевшую руку - его ладонь была тёплой, в нём играла кровь. Зрелище на экране вызывало в нём не страх, а гнев. И этот гнев разгонял по жилам горячую кровь, подстёгиваемый адреналином. Девушка выпала из кресла, но тут же была подхвачена за руку и за спину, не успев распластаться на ковре выброшенной на берег рыбой. Перебралась с его поддержкой к Стругачёву, спешно убравшему поднос. Он его к ногам передвинул, куда они все трое смогли бы дотянуться при желании, если будут сидеть, как он предложил. Как три мушкетёра из Простоквашино.
- Печкин? - смешливо поднял рыжие брови Алексей. И шутливо заворчал. - Вот всегда вы, женщины, из двух предложенных вариантов выбираете третий. Женская логика, ага? Но выбор хороший. Печкин - мужик нормальный, с принципами, но добрый. И вредный, как водится. Не отрицай, ты тоже такой бываешь. Ну, да и я не лыком шит, - тараторил парень, отвлёкшись от картинки на экране, пока Майя усаживалась.
Услышав вопрос девушки, адресованный Чижику, Лёха с интересом поглядел на капитана.
- Дядей Фёдором? - переспросил Фёдор Михайлович и усмехнулся, садясь по левую руку от Майи. Так близко они сидели, что она, находясь в центре, и вправду могла обнять за плечи сразу обоих. - Бывало, но редко. В детстве только. Потом как-то перестали так называть. Всё больше птичьи прозвища придумывали. Фамилия у меня всё-таки звучнее имени. - Он улыбнулся, немного уйдя в воспоминания. - Тогда вас, наверное, удивит, если я скажу, что долго привыкал к обращению по имени-отчеству. Так меня уже в МЗУ стали называть, когда я пришёл туда работать. До этого всё чаще либо по имени, либо по фамилии. Признаюсь, я какое-то время ожидал, что вы будете меня за глаза - ну, в разговорах между собой - называть Фёдором из-за молодого возраста или прозвище придумаете какое-нибудь птичье, но странным делом ничего такого я не слышал. Может, в единичных случаях только.

Поддержка Стругачёву была нужна. Потому что, стоило ему вернуть внимание к голографическому изображению, как он притих, приклеился глазами к себе пятилетней давности. К рыцарям, будто из ниоткуда бравшим свои путы и вязавшим его. Желваки восемнадцатилетнего рыжика играли, когда он на всё это смотрел. А пальцы непроизвольно стали сжиматься в кулаки. Но ощутив узкую девичью ладошку, коснувшуюся его кисти, Лёха бросил взгляд на Майю и мягко взял её, кивнул благодарно и снова перевёл взгляд на сцены из прошлого, заботливо отснятые современными технологиями. Говорят, самые продвинутые технологии неотличимы от магии. Длинные и сухие пальцы рыжика сжали Майкину ладонь, крепко, но не сильно пожимая.
- Хе... это я за Иоффе горланил? А ведь он был к этому причастен, - саркастически покачал головой Стругачёв. Но потом что-то понял и поглядел на капитана. - Совсем не так, как вы, Фёдор Михайлович. Вас заставили в этом участвовать, а Иоффе всем руководил. Он-то вас, небось, и заставлял.
- М-м-м... не скрою, у меня был разговор с Леонардом Карловичем, и не один, - неохотно кивнул Чижик. - Но я сам вызвался участвовать. Скажем так... мне дали выбор. Они и сами понимали, что детям будет проще с их учителем. С привычным для них, а не найденным на стороне. И что... - он сглотнул в волнении, - что присматривать за ними в форме робота тоже лучше человеку... человеку заинтересованному. Для которого это не просто работа. - Капитан покачал головой. - Не скажу, что на меня давили. Мне ничем не грозили, только заставили подписать документ о неразглашении. Я мог отказаться и продолжать работать в МЗУ, забыв об этом разговоре. Признаюсь, я не сразу ответил. Взял время подумать. Очень трудный был выбор... - Фёдор Михайлович погрустнел и опустил голову, глядя в пол.
- А я рад, что вы сделали такой выбор, - немного помолчав, вдруг сказал Стругачёв, и показал капитану большой палец. - Уважуха! Как говорится, друг познаётся в беде. Протирай вы и дальше штаны в МЗУ, вас бы потом совесть уела, как пить дать. А мы бы ничего и не узнали. С другим человеком и сложилось бы по-другому, - рыжик пожал плечами. - Кто его знает, может, и до победного конца эксперименты бы над нами ставили. Жестоко это. Я понимаю: тесты на профпригодность, всё такое. Но не по-человечески. Так-то.
- Спасибо за поддержку, Стругачёв, - тихо сказал слегка приободрившийся Чижик. - Абсолютно с тобой согласен. И про совесть, и про человечность. Имеем ли мы право называть себя людьми, если ставим над детьми такие опыты, оказывающие глубокое воздействие на их неокрепшую психику? Это совершенно непедагогично. Противоречит всем моральным принципам.
В этот момент Майя поняла: дружбе между Лёхой и Фёдором Михайловичем быть. Стоило совместно посмотреть фильм вот ради одной этой сцены. Парень сейчас видел своими глазами, как остро переживает бывший учитель, узнавал его историю с этим проектом, слышал его рассуждения. И наверняка поменял своё мнение, которое до этого было несколько иным, не в пользу Чижика. Поменял своё представление о нём. Между ними появилось понимание.

- Блин, со стороны выгляжу как трусло истеричное, - возмутился Стругачёв, глядя на сцену своего неудавшегося побега к кораблю. - «Я не пойду с вами!» - передразнил он себя. - Мне, конечно, тогда до чёртиков страшновато было, но думал я не о том, как бы в угол забиться. Корабль был единственным убежищем, чтобы они меня не схватили. А находясь на свободе, я бы лучше помог тем, кого они схватят. Хотя уже потом, в пещере, понял, что это я зря так решил. Лучше было оставаться с вами и иметь возможность защитить при случае. Всё-таки вас было три девочки, а трое... эм, мальчиков, - бросил он взгляд на Чижика, - немного уравновешивали шансы. Короче, не считайте меня трусом, лады? Я думал тогда о пользе для всех, - смущённо признался Лёша и приобнял Майю в ответ на её жест за спину.
- Не переживай, Стругачёв, - мягко улыбнулся бывший учитель, - зная твой характер, я и подумать не мог бы, что ты трусишь. Ты же боец, и за девочек в училище заступался, верно?
- Ну да... - рыжик усмехнулся и, покраснев от смущения и похвалы, провёл пятернёй по волосам, отворачиваясь к экрану.
А рука Фёдора Михайловича сначала коснулась кисти девушки, в знак поддержки, когда она вдруг загрустила и вспомнила о своём нежелании возвращаться домой, а затем и на её плечо опустилась. Он несколько секунд внимательно на неё смотрел, вглядываясь в лицо. Но ничего не сказал. Да здесь и не требовались слова.

В следующий раз их кисти соприкоснулись, уже когда Майя решила поддержать бывшего учителя и нынешнего капитана в сложный момент, который им показывали операторы, монтировавшие видео. Это было действительно личное. Воспоминания о своём пленении и поездке в клетке были всё ещё живы, почти даже не потеряли в яркости. Взгляд мужчины застыл на своей более молодой и просвечивающейся на голограмме копии. Последовал долгий тихий вздох.
Ох, как же много он тогда передумал. Сколько чувств и эмоций было намешано, настоящий коктейль. Там и досада, и обида, и стыд перед детьми, и гнев на организаторов этого чудовищного в своей жестокости балагана. Но больше всего было беспокойства за ребят. Особенно за девочек. Мальчишки-то в плен угодили боевые. Что Коля Гераськин, что Стругачёв - оба были не из тех, кто легко сломается психологически. За Алексея можно было беспокоиться разве что, как бы он не выкинул чего-нибудь... что только сделает ему хуже. Как эта песня, побудившая актёров-рыцарей заткнуть ему рот кляпом. Тоже для убедительности, наверное. А вот девочки... Майя, Аня... и даже серьёзная Марина, несмотря на всю свою серьёзность, тоже девочка, ранимая и с тонкой психикой. Впрочем, он волновался за всех. Меньше всего за себя, по понятным причинам...

А эти самые девочки были смелыми. Отчаянными в своей смелости. Они не забились в уголок и не плакали. Они уже продумывали планы, как перехитрить рыцарей, надавить им на жалость и сострадание - или поступить по-другому. Это были настоящие героини. И Фёдор Михайлович смотрел на них с уважением, а потом такой же взгляд достался и семнадцатилетней Майе, когда он повернул голову и поглядел на веснушчатую девушку справа от себя. Напрасно она беспокоилась - по крайней мере, в части их с Аней разговора, касавшейся Чижика.
- Ээ... э! - Стругачёв завозмущался, заёрзал на месте, услышав про себя такие вопиюще откровенные признания. Раскраснелся пуще прежнего, теперь уже залившись краской от смущения. - Майя, ты чего это? Ты такое Аньке говорила?!..
Парень накрыл лицо рукой и покачал головой. Забормотал, не отнимая ладони от лица:
- Ну ты даёшь, блин. Спасибо за добрые слова, конечно, но обзываться павлином... да ещё говорить это прямо ей... Ох, девчонки, - снова головой покачал. - Она ведь мне и правда очень нравилась. Ты верно всё подметила. Прямо в точку. Тут и обижаться не на что.
- А давайте действительно поставим на паузу и возьмём перекур? - услышав предложение Майи принести ещё чего-нибудь с кухни, встречно предложил Фёдор Михайлович, с усмешкой смотревший на Алексея.
Но потом опустил взгляд и заметил, что девушка ни к чему не притронулась. Улыбка сразу пропала, будто её и не было, и он серьёзно поглядел на Светлову. А потом после небольшого молчания вдруг сказал:
- Ты молодец, Майя. Пусть ты мне и не доверяла, но твоя решимость заслуживает уважения. Тут нечего стыдиться. А личные разговоры - они на то и личные, чтобы на них не обижаться. Тем более, в вашей ситуации они помогали сохранить рассудок. Верно я говорю, Стругачёв? - поглядел он на рыжика. - Ты же не обижаешься?
- Да ладно, не парься, Май, - замахал рукой всё ещё красный, как флаг Родины, Лёха. - Всё пучком. У девчонок свои секреты, у мальчишек свои. Думаешь, я никогда тебя не обсуждал за спиной с другими мальчиками? Ах-ха, надейся! - задорно блеснул он озорным взглядом и расплылся в широкой улыбке. - Ты это, газировочки мне захвати, если есть, ладно? Лимонада чё-то хочется. «Фанты» там какой-нибудь. Или кваску.
- У нас же вот что есть, - Чижик показал на стоящую на столе бутылку шампанского. Того самого, которое безалкогольное. - Оно как раз газированное.
- А, точно... но его мало, - вздохнул Стругачёв. - И я думаю, его стоит открыть после просмотра. В завершение вечера, так сказать.
- Что ж... А я, пожалуй, напился, но можно ещё чаю про запас, - улыбнулся капитан, но затем серьёзно спросил. - Майя, может, помочь?
«Майя, может, мне пойти с тобой, если хочешь объясниться?» Вот как звучал на самом деле его вопрос. Просто при Стругачёве спрашивать так было бы не очень вежливо.
  • Замечательно. Такой этап общения Алешки и Чижика! Интересно было почитать, как они обшаются.
    А про глаза прекрасный чувственный абзац, очень мне понравилось.
    +1 от Лисса, 09.09.17 11:32

Аннабелла рассыпалась мелодичным, хрустальным звонким смехом, похожим на перезвон колокольчиков, когда услышала предположения Перри о том, кто такие эти самые штурманы. Только слышалась в этом смехе лёгкая такая, непритязательная, но язвительная издёвка и высокомерность. Так смеётся высокий ардический эльф, когда некто, кто ниже его по положению, говорит какую-нибудь глупость. Искренний, но полный гордыни и самолюбования смех. Смех того, кто считает себя лучше и умнее.
- Какой ты неграмотный, Перри, ах-ха-ха, право слово, от тебя не ожидала, - смеялась принцесса. - Уж я-то знаю, кто такие эти штурманы. Это такой морской термин, обозначающий рулевого на корабле. Корабельный кучер, одним словом. То есть, двумя, ха-ха. Уж такие-то простые вещи надо знать. Я хоть и ни одного штурмана не видела, потому что по морю не плавала, но тут они должны водиться. Ага-ага, они должны водиться там, где водица. А тут её полное море рядом, если верить картам, которые я смотрела. Не волнуйся, мой сухопутный друг, прохожих они не трогают. Если только это не пираты, конечно. Но пиратов мы легко узнаем! У них повязка через глаз, деревянная нога, трубка во рту и попугай на плече. Запомнил? Увидишь такого - не подходи, ага? - щебетала весело эльфийка, крайне довольная своим нынешним положением под невероятно красивым магическим зонтом. Ну, Анни к таким вещам в Фейерии привыкла, так что для неё это было обычное дело. Поду-у-умаешь, волшебный зонт. Но красивый, да!
Хорошо всё-таки, когда дождь не помеха трудному пути.

- Эй! - Аннушка несильно ударила пернатого помощника локтем в бок, возмущённо уставившись на него. - Это почему это нас портит магия? Она нас украшает! Мы, эльфы, по своей природе магические существа. Ка-ак она может нас портить? Ты что-то путаешь, Перри, - неодобрительно покачала она головой. А потом её голос стал и вовсе холодным, и интонации повысились. - И ты назвал нас чёртовыми! Ты что-то имеешь против эльфов???! - глаза её метали молнии.

Когда они всё-таки пошли, Аннабелла с удивлением взглянула на серебряные струны металла под ногами. Нет, она слышала про рельсы, про поезда и про трамваи, но увидеть эти полоски вживую, воочию...
- Так вот они какие... - она даже присела над ними и потрогала аккуратно рукой, потыкала пальчиком в металлическую балку. - Ага, а эти штуки между ними называются шпалами, верно? Я читала про рельсы, - глубокомысленно кивнула эльфийка и поднялась.
Огляделась по сторонам, полустанок заметила со скучным серым человеком, ожидающим под скучным серым зонтом прибытия этого самого трамвая. Двинулась было к нему, потянув за собой и коднара, чтобы не мок под дождём... ээ, чтобы её чемодан не мок. Но потом вдруг заметила... эльфа! О, вот кто им был нужен! А точнее, ей - эльфийской принцессе. Самый настоящий волшебник-эльф. Может быть, даже из Фейерии родом.
- Смотри... - шикнула она Перри, показывая рукой в ту сторону. - Вот кто наверняка нам скажет, где живёт тётя. Её здесь каждый должен знать, а эльфы в особенности, ага-ага.

Аннабелла было припустила навстречу волшебнику, забыв даже про коднара и свой чемодан, но вовремя вспомнила и вернулась. Хотя нет. Не поэтому вернулась. Она встала перед клювастым блохастиком, вытянувшись в струнку и слегка прогнув спинку назад, положила ладошку на бедро, придерживая подмышкой остальные свои вещи - арфу в чехле и коробку шоколада, и изящным жестом откинула влажные, но уже почти высохшие серебристые свои волосы. Увы, потерявшие из-за влаги свою пышность и приятную волнистость.
- Как я выгляжу? - она повертелась перед коднаром, выгодно представая перед ним в позах истинной благородной эльфийской леди. - Про причёску не говори, сама знаю, что это тихий ужас, - скуксилась девушка. - Но ведь во мне узнают принцессу Фейерии, верно же? Верно? А кстати, можешь сказать, ничего так у меня на голове? А платье не слишком помялось, пока мы этого мерзкого гнизга ловили? Ах! А лицо? О вечный Оберон! Что с моим лицом?!
Аннабелла испуганно начала ощупывать своё лицо двумя руками, а потом убрала их и изобразила лучшую свою принцессью улыбку. Широкую, с белоснежными зубками, виднеющимися из-за приоткрытых губ.
- Перри, ну не томи же! Я выгляжу достойно? - она аж припрыгнула в нетерпении.

Или отстойно? Этот невысказанный вопрос повис во влажном петербургском воздухе.
Аннабелла идёт к эльфу :D
  • Ух, какая подкованная в деле штурманства! И что-то она на эльфа как-то живо среагировала ^^
    Ну, эльф и эльф... ))
    +1 от Лисса, 08.09.17 11:51

- Нет, это не воздух. И не воздушный шарик, - огорчённо ответил домик, и не подозревавший о таких вандальных мыслях собеседника, с которым он рискнул поиграть в загадки. - Даю последнюю подсказку. Слушай загадку ещё раз: легче лёгкого, проще простого, но чтобы попасть в замок, нет ничего ценнее. Подумай сам: как бы ты попал в замок, имея пёрышко или воздушный шарик? С помощью карты ты можешь его найти, но не попасть туда. А вот имея ЭТО, ты в него попадёшь.
Вздохнуло небольшое строение, послушав Петину подсказку уже к его загадке. Вздохнуло ещё раз. Потом в третий.
- Зелёный Петя Окуньков? - в явной растерянности предположил домик.
+1 | Герои не умирают, 07.09.17 15:02
  • Домик слегка нервируется :D Ладно. Я понимаю его - Петя слишком тупит)))
    +1 от Лисса, 08.09.17 09:15

Разбойники так усердно слушали «племянника Бабы Яги», что аж рты пораскрывали, и когда в рот к одному чуть не залетела муха, тот резко его закрыл, клацнув щербатой челюстью. Это словно бы дало команду остальным ожить и загомонить наперебой о том, что племяш придумал хитрый план. Кажется, им понравилось.
- Эк, хитёр у Бабы Яги племяш! - пристукнул кулаком по столу атаман. - Да ты садись, ешь да пей, да про себя сказывай. Кто таков и чем по жизни промышляешь? Сразу видно, родственная душа! Такую затею придумать! - атаман поднял палец. - Заманивать чужеземцев в злачные места, зубы им заговаривать да денежки ихние забирать! Ах, хорош племяш! Взял бы я тебя к себе в шайку, да вот беда: разбойников должно быть семеро, иначе у нас неудача будет. Считать умеешь - считай.
Звериков как-то машинально стал переводить взглядом с одной головы на другую. Разбойников действительно было ровно семь.

- А расчёску мы тебе сейчас сделаем.
Атаман прищёлкнул пальцем, поглядев на своих ребят, и один из них поднёс лейтенанту не просто расчёску, а изящный девичий гребень, жемчугом да каменьями украшенный.
- Всё, что есть, - покрутил ус атаман. - Только это не подарок. Ежели хочешь взять с собой, оставь и нам что-нибудь полезное.
  • Разбойник - разбойничья душа! Так я и знала что такую идею извратит :)
    Хороший пост и сама игра хорошая.
    +1 от Лисса, 04.09.17 20:13

- О-ой, извини…
Лиана удивлённо оглянулась и прижала ладошку к губам. Судя по расширившимся глазам, она совсем забыла про Ярров нынешний язык и не специально сказала его придержать, чтобы уколоть лишний раз магуя. Просто к слову пришлось, а вышло обидно. Правда, он так забавно обижался, что девушка уже в следующий момент захихикала в ладошку.
- Ну всё равно придерживай, а то больно болтливый он у тебя, - строго сказала вдруг, отсмеявшись.

Они прошли немного вглубь Древограда, осматриваясь. Кроме высоченных дубов с нанизанными на них домами в этом городе больше ничего примечательного-то и не было.
- Забудь про это, - рассерженно шикнула на Ярра воительница, стоило ему снова про дома терпимости заикнуться. – Друиды ведут благопристойный образ жизни. Такими вопросами ты их можешь оскорбить… - она ещё раз огляделась. – Да, надо найти верховных и поговорить с ними…
Но, кажется, и искать не нужно было. Кто-то заметил, что в Древоград вошли чужеземцы, и зеваки в одеяниях друидов стали на них поглядывать, а из толпы отделились три важных старца с длинными бородами и направились прямиком к ним.
- Здравы будьте, мОлОдые искатели, - поздоровался один из старцев, когда они подошли и остановились перед Ярром и Лианой. Старик произносил букву «о» на окающий манер. - Прибыли вы издалече, видим мы?
- ПО лесу дОлгО странствОвали, утОмилися, - пробасил второй, ус покручивая.
- ГОлОдОм и жаждОй маетесь, сталО быть, - кивнул третий.
- ОтдОхнуть с дОрОги, вОдОю чистОю Омыться и угОститься хОтите ли? - вопросил первый, поглядывая на Яррика и Лианку.
  • Ваааааа, круто они говорят! Кажись, это вОлОгОдский Окцент :D))))
    И за Лианку. Сначала главное извинилась, потом снова подколола ^^
    +1 от Лисса, 31.08.17 17:08

Чижик усмехнулся на шутку, а остальные мужчины за столом стали озадаченно переглядываться, услышав предложение девушки сказать своё правдивое мнение о качестве незадавшегося яблочного пирога, но так никто ничего и не высказал. То ли испугались угрозы в лице взявшего на себя ответственность за это блюдо капитана, то ли решили проявить тактичность – ту самую, что не очень-то свойственна была Александру Оттовичу, который и вовсе от десерта отказался. Хотя его право. Путь к сердцу мужчины лежит через желудок, но не насильно же туда яблочные пироги запихивать, верно?
- И снова яблочный пирог? – уточнил Раздолбайло про ещё одну завтрашнюю попытку. Кажется, ему эта идея не очень понравилась. Но он вдруг поднял очи горе и заметил: - Хм, на этот раз я мог бы поучаствовать, пожалуй…

Выдохнув с силой воздух через ноздри, как бык на арене, готовящийся к броску на тореадора, майор Кырымжан закрыл дверь своей каюты и решительно двинулся навстречу Майе по коридору. Чуть хмурясь и с виду вроде бы даже не слушая девушку, он перехватил у неё поднос и кивнул на её дверь.
- Замок реагирует на отпечаток пальца, - пояснил он, почему взялся за поднос, а не стал выламывать дверь в чужую каюту, подобно тому, как это делал Стругачёв. Майе ведь нужно было приложить к сенсору на замке свой пальчик – наверное, любой. Ну, кроме тех, что на ногах, само собой. Хотя, майору как начальнику СБ полагался неограниченный доступ в любое помещение на корабле. Просто он не собирался пользоваться своими полномочиями по таким пустякам, когда можно и поднос подержать.
Он так и стоял с этим самым подносом, напоминая древнегреческого бога войны, которого переквалифицировали в разносчики, и ждал, пока девушка откроет дверь в свою каюту, чтобы вернуть ей в руки поднос. Ни слова не говорил по поводу сказанного Светловой, только с виду ещё больше помрачнел. Если бы в его медицинской карточке была заметка про то, что человек он неуравновешенный, Майя могла бы даже опасаться, что этот поднос со своим великолепным содержимым сейчас полетит в неё. Или что майор поднимет его высоко в руках и огреет девушку низом посудины по голове. Но нет. Таких заметок не было. Кайрат Тимурович был вполне себе ничего. Спокойный и непоколебимый в своём каменном спокойствии восточный человек.
Уже когда замок приятно щёлкнул и дверь растворилась, а поднос вернулся в Пчёлкины веснушчатые руки, он неожиданно бухнул, бросив взгляд на её ступни, обутые в ботинки с роликами:
- Обратитесь с этим вопросом к старшему сержанту Бережному, - и пошёл восвояси, обратно к своей каюте, где тотчас и скрылся, оставив ничего не понимающую девушку стоять с подносом перед раскрытой дверью докторской каюты.
По-видимому, ничего не оставалось, кроме как позже расспросить Спартака Валерьевича. Видать, не просто так он с Кырымжаном переглядывался в столовой, а потом ещё ей подмигивал. Всё это должно быть как-то взаимосвязано. Но не похоже, будто дело в куполе тишины и её уединении с Фёдором Михайловичем.

* * *

- С чего бы это нам дураками себя чувствовать, да ещё отборными? – дружелюбно усмехнулся Стругачёв, устраиваясь поудобнее на ковре и изучающе рассматривая горстку конфеток с ликёром в общей тарелке. Затем на десерт поглядел немного насторожённо, но с интересом. – Ох, Майя, ты ещё и нам по порции приготовила? Чует моё сердце, ты решила меня раскормить, прямо как моя мама. Она говорит, что мужику нельзя быть таким худым. Но я ведь не тощий же, правда! Я подтянутый и спортивный. Не качок вроде Громова, но нормальный здоровый парень… Мда-а, чувствую, раскормлюсь я на твоих харчах. Может, располнею даже со временем. На обед вторая порция яичницы с ветчиной, на ужин добавка к десерту. Красота-а! Майя, ты отпад! – с довольным видом трещал Алексей Кирович, показав ей в конце своей пламенной речи большой палец. Ну, он явно у неё этот жест перенял. А может, она у него. Как знать. История умалчивает, откуда он произошёл.
Услышав про яичницу с ветчиной, Фёдор Михайлович вопросительно поглядел на Лёху, чуть дёрнул бровями вверх и перевёл взгляд на девушку. Помолчал немного, укоризненно качнул головой, но затем неожиданно улыбнулся. Слабо, но это была хорошая, светлая улыбка. Чижик был рад, что Майя всё же не выбросила принесённый им обед, а накормила им изголодавшегося друга, не евшего целых пять минут. По правде-то, ему было обидно думать, что яичница эта сейчас где-то в мусорном контейнере. А раз её всё-таки съели, пусть и Стругачёв, то можно было быть спокойным относительно её судьбы. Она в итоге не в мусорном контейнере, а в системе канализации звездолёта окажется, агась. Поделившись перед тем всеми ценными и питательными веществами с Алексеем. Это же лучше, чем бездарно выброшенный в урну труд Бережного.
- Интересно выглядит, - заметил Чижик, поглядев на видоизменившийся слегонца десерт, получивший новую жизнь и бонусом дополнительные вкусности вприкуску к пирогу. – Думаю, стоит попробовать, но немного позже. Ужин был довольно плотный, нужно время, чтобы в животе место появилось, - улыбнулся капитан смущённо. – Но вот от чая я сейчас не откажусь. Знал, что к тебе иду, специально не пил после еды.
- Как скажете, Фёдор Михалыч, я, если что, это самое, могу подождать, - вклинился рыжик, похотливо поглядев на десерт. – Но могу и сейчас его навернуть. Мне говорили, что мой желудок бездонный, - покивал он довольно. – Это самое… в моём желудке чёрная дыра прямо же. Зельцианская бездна, будь она неладна! И туда проваливается всё, что бы я ни съел. Вот и хожу вечно голодный и худющий. Ну, это не мои слова, - уточнил Стругачёв.

Уютно устроившись кто на полу, а кто и в мешкообразном кресле, они приготовились к первым кадрам видео. Посмотреть на них со стороны – так идиллическая картина. Двое мужчин – молодой и постарше – расположились неподалёку друг от друга на ковре. Между ними поднос с десертом и двумя чашками чая, тарелка с конфетами. И сзади кое-как, старательно делая вид, что ей очень удобно, умостилась на кресле рыжеволосая девчушка с россыпью весёлых веснушек, делавшей её лицо необыкновенно милым. Особенно в глазах Фёдора Михайловича, считавшего эти веснушки особой Майиной изюминкой, только забывшего ей об этом сказать.
- Ну, поеха… - начал было Стругачёв, когда включилась голопроекция, однако осёкся, перебитый осуждающим криком капитана Светлова. И рот слегка приоткрыл, как-то машинально подавшись назад корпусом.
Чижик, наоборот, сразу как-то посуровел и, чуть опустив голову, глядел на светловолосого мужчину, появившегося, казалось, в самой этой комнате, слегка исподлобья, с вызовом будто.
Запахов не хватало – не завезли на «Данко» арома-модуль к голотелевизору. Ведь на корабле была голокомната, были шлемы виртуальной реальности, где запахи вполне можно было воспроизвести. Зачем им ещё и арома-модуль, занимающий весьма немало места? Его ещё в начале 21-го века придумали то ли японцы, то ли китайцы, однако с появлением виртуальной реальности и возможности напрямую влиять на передачу информации в мозг, включая ощущения всех органов восприятия, это изобретение как-то не прижилось и выпускалось только под спецзаказ в малых количествах. Оно представляло собой огромный шкаф с напиханными в него ампулами-флакончиками с запахами – самыми разными. Будучи подключенным к телевизору, арома-модуль по полученным цифровым сигналам ориентировался, из какого флакончика выпрыскивать запах. Это были натуральные запахи…

Вот на экране появилась блондинистая красотка с кукольным голоском, и мужчины отреагировали на её появление своеобразно. Лёха снова приоткрыл рот, недоумённо глядя на девицу, столь откровенно жеманничающую с отцом подруги, а потом склонил голову набок. Фёдор Михайлович же издал тихое «кхм», нахмурился и оглянулся на Майю. Он явно не одобрял таких секретуток, словно бы выпрыгивающих из своего приоткрытого декольте. И вообще, какое отношение она имеет к видеозаписи эксперимента?
Когда в комнате мелькнуло знакомое всем собравшимся кодовое слово, казалось, все выдохнули с облегчением. А то мало ли, как бы там дальше стали развиваться события у Юрия Аркадьевича с этой блондинкой. Они сюда пришли приключенческую драму смотреть, а не кинцо для взрослых с рейтингом, до которого некоторым из присутствующих ещё несколько лет ползти, чтобы им разрешили такое видеть. Как бы это жестоко ни звучало… Всё-таки капитан Светлов был отцом Майи.
- О, - Стругачёв показал пальцем на появившегося Чижика 26-й версии, но затем махнул ладонью, обводя ею весь класс. – Ба, знакомые всё лица!
Оглянулся рыжик на прочих зрителей, усмехнулся по-доброму и «Твикс» разворачивать стал, тихо шурша обёрткой. На лице капитана появилась добрая улыбка. Было видно, что для него это приятная часть тех воспоминаний. Он любил свою работу учителя, любил этих детей. И в эксперименте ведь поэтому согласился участвовать, чтобы не оставлять их в беде с незнакомым человеком. Чаю прихлебнул горячего, удовольственно на себя помоложе глядя. Тронул пальцем чёлку, которую ему сделала Майя. Новый элемент в причёске, неуловимо делавший его другим. Не таким, как на экране. Впрочем, сейчас он капитан, а тогда был просто учителем.
- Ага, ничё страшного, детки, только мы падаем, - похоже, Стругачёва первые кадры веселили. Не дошли они ещё до момента, когда их пленили фальшивые рыцари. И сейчас Лёха посмеивался иронично над той ситуацией и словами Чижика.
Современный Чижик на него покосился, но без укоризны. И оглянулся на девушку, привлечённый её сердитым шёпотом. Слов не разобрал, а вот голос услышал, и вопрос появился во взгляде. Но потом вернулся к просмотру, ведь картинка не стояла на месте и события в этом фильме пятилетней давности стремительно развивались.

- И чего тебе на месте не сиделось, Светлова? – фыркнул Стругачёв, когда оба эти рыжих создания почти одновременно шмякнулись на пол. Девочка в коридоре «Фобоса» рядом с кухней, мальчик вылетел из кресла, забыв пристегнуться. Лёха задумчиво потёр нос, поглядел на Чижика, сидевшего рядом. – Ну, кстати, меня этот случай научил. На всю жизнь запомнил, что нужно пристёгиваться. Как сажусь в лётное кресло, так сразу этот момент перед глазами, и не забываю.
- Да уж, я думаю… - вздохнул Фёдор Михайлович. – Вы тогда ведь сильно перенервничали, наверное. Да и на мне лица нет. Я ведь знал, что всё это подставное и посадка контролируется искином. За неё не беспокоился, а думал тогда о будущем. Как у нас всё сложится и как… как мне потом в глаза вам смотреть, ребят, - запнулся капитан, но всё же договорил до конца.
События на голографическом экране будто торопились прожить свою, самостоятельную жизнь. И вот они уже приземлились, и вот что-то начинают решать.
- А я и не помню, чё я тогда такой довольный был? – удивлённо глядел на себя тринадцатилетнего Стругачёв. – Что новую планету открыли, что ли? Май, ты помнишь? – оглянулся парень.
- Наверное, поэтому… честно говоря, тоже позабылось, - слегка виновато сказал Чижик.

- А знаешь чего? Аня, а правда же, Фёдор Михайлович очень храбрый? Я вот смотрю и смотрю на него в классе… и думаю, будто он мне даже это… нравится!
Лёшкино сухое похмыкивание и побледневшее слегонца лицо Чижика стало дополнением к этой Майиной фразе, сказанной тогда то ли в шутку, то ли всерьёз. Сама девочка тогда думала это использовать для отвлекающего маневра. А вот как получилось в итоге… Фёдор Михайлович потёр пененосицу и неодобрительно покачал головой.
- Да уж… храбрый, - он не считал себя тогдашнего таковым.
И действительно хотел повернуться к Майе, если бы не вовремя сделанное ею предостережение. Только вот уже начал поворот-то, и шоколадная конфета оставила небольшой след на штанах капитанского комбеза. Совсем незначительный, но чётко видимый на белой материи.
- Ой… - только и сказал мужчина, застыв в одном положении, и лишь спустя несколько секунд протянул руку, чтобы там пошуршать и убрать досадную помеху. – Кажется, я таки встрял. Но не лопнула, - поглядел он на это ликёрно-шоколадное блаженство на своей ладони. Целое, но с частично смазанной шоколадной поверхностью.
Лёха глянул первым, беспардонно посмотрев на капитанский низ спины.
- Ага, есть немного, но ничего страшного, можно вытереть, - рыжик огляделся в поисках салфеток.
- Нехорошо получилось, - покачал головой бывший учитель, а потом всё же остановил взгляд на девушке. – Это правда? – поднял он бровь, уж явно-то спрашивая не про след от конфеты, а про кое-что совсем, совсе-ем другое.
Но ведь Майя-то могла сделать вид, что его не так поняла!

А на голографическом экране тем временем ученики снова собирались в классной комнате, чтобы выслушать невесёлый рассказ Фёдора Михайловича о произошедшем, обсудить ситуацию и принять какие-то решения. Теперь, с высоты прожитых лет, девушка понимала, что бывший учитель намеренно не проявлял инициативу, позволяя им самим определиться, как быть и что делать. Ведь это же и было целью эксперимента – научить ребят быть самостоятельными. Не надеяться на няньку, которая всегда рядом и всё за всех решает. Чижик не должен был быть на этом эксперименте универсальным решебником всех проблем. Поэтому его и должны были «увезти в плен». Слишком уж ученики полагались на учителя. Это и сейчас было очевидно, стоило только поглядеть на взгляды ребят, полные надежды, которыми они смотрели на него.
- Признаюсь… я тогда немного играл растерянность, - с трудом сказал Фёдор Михайлович. – Мне было не по себе, что приходится играть эту роль. Много я тогда разного передумал. Было стыдно перед вами… Но я должен был быть убедительным. Иначе вы бы решили, что это часть учебного полёта и всё ненастоящее.
- Ну, оно таким и было! – фыркнул Лёха. – Но сыграли вы знатно, Фёдор Михалыч. Прям будто актёрские курсы проходили. Не подкопаешься.
- Да я ведь и вправду нервничал, это добавляло убедительности, - отмахнулся капитан. – Но ты почти угадал, я брал несколько уроков актёрского мастерства перед полётом… - смутился он.
  • Ох, какие тёплые эмоции. Чудесно ^^ Даже трудно что-то одно выделить - оно в целом очень здорово. Класс. Воспоминания...
    Отлично.
    +1 от Лисса, 30.08.17 16:24
  • За просмотр фильма.
    +1 от rar90, 31.08.17 08:46

Эта тварь не знала, с кем имеет дело! Перед медведем стояла не просто пигалица, только-только обретшая возможности воительниц древности и ещё не научившаяся обращаться с ними. Перед ним был один из лучших молодых футболистов Санкт-Петербурга и, возможно, всего штата, играющий на позиции ресивера и привыкший быстро бегать и уклоняться от соперников, желающих отобрать у него мяч, а при случае и сбивать их с ног. Сейчас, в облике воительницы, физических сил на это вполне хватало, даром, что выглядел этот футболист как хрупкая девушка. Но это ещё не всё! Перед демоном была воплощённая в новом теле древняя воительница, обладающая силой, скоростью и навыками ресивера и ловкостью, пластичностью и рефлексами чирлидера! Это была настолько гремучая смесь, что Джейк внутри Дженни от осознания этого факта охреневал, и сейчас Дженни собиралась от души поколотить гадского демона. Излить на него весь накопившийся за день стресс! Впечатать его в грязь своими мокасинчиками и растереть! Чтобы мокрого места не осталось!
- Р-р-р-р-ра-а-а-а-а-а!!! – медведь бежал на девушку, а девушка с рёвом понеслась на медведя, намереваясь при сближении резко опуститься на колено и врезать ему дубиной по лапам, чтобы повалить нахрен на землю, сразу же перекатиться в сторону подальше от его лап и, если медведь упадёт, не щадя навернуть его дубиной по голове.
+1 | Правило 63, 30.08.17 01:10
  • Описание силы классное... а рык... уверена, что очень милый ^_^
    +1 от Random Encounter, 30.08.17 09:09

- Какой ты недоверчивый, - немного огорчённо заметил домик, - но я не обижаюсь, потому что понимаю: лес полон опасностей и прислужников злого волшебника. Ты правильно делаешь, что ко всем относишься с подозрением. Но меня тебе не нужно бояться, я не сделаю тебе зла, - заверил Окунькова этот разумный представитель семейства строительных.

Выслушав ответ Петюни, домик одобрительно сказал:
- Правильно, это дракон. Ну что ж, вот тебе коготь дракона. Когда встретишься с ним, покажи ему коготь, и он тебя не тронет.
И вправду, не успел наш герой подумать, как это домик будет ему что-то давать, как прямо у его ног упал драконий коготь, как будто брошенный откуда-то сверху. Белл внутри Пети решил ничему не удивляться.
- А теперь слушай вторую загадку. Легче лёгкого, проще простого, но чтобы попасть в замок, нет ничего ценнее. Знаешь, что это?
+1 | Герои не умирают, 29.08.17 11:06
  • Аааа, загадки взрывают мой мозг! ^^
    +1 от Лисса, 29.08.17 11:11

Конечно, на улицах ЧТО-ТО есть! И вовсе даже не ЧТО-ТО, а КТО-ТО. И этого КОГО-ТО зовут Перри, и Аннабелла и вправду испугалась, что сейчас выйдет на улицы СанктЪ-Петербурга – а там целый коднар с её чемоданом! Но, кстати, то, что пернатый помощник прихватил принцессин чемодан – сам и без долгих уговоров! – заставляло девушку поторопиться за ним, пока он не передумал его таскать, ну или… не исчез с ним в ночи, оставив Белльку с носом и без своих вещей, без точного знания нужной улицы, где проживала тётушка, и вообще…
Кумы эльфийка не боялась от слова совсем. Поду-умаешь, Кума какая-то! Столько про неё говорят, но никто же в глаза никогда не видел. Придумывают всё, наверное. Как люди в некоторых мирах себе концы света изобретают, чтобы жить было не так скучно. Кума, хе! Ну, и потом, отец-то уж точно про неё знал бы, вздумай и правда нечто настолько ужасное угрожать множеству миров, включая родную Фейерию. Можно быть спокойной за это. Коднар гораздо страшнее Кумы, вот что имела сказать Аннабелла Фейерическая!

И вообще, принесённые пожилой гнизгой новости поразили Аннушку куда меньше, чем то, что мисс Понни Бонни ей ПОВЕРИЛА! Ну, может, сделала вид, что поверила, но ведь главное – не стала кричать, топать ногами, сотрясать кулаками, клацать зубами (а нет! таки клацала!), дёргать хвостом и ругаться матом. Истерики не было, короче. Но вот паника явно подступала. Аннабелла даже испугалась за старушку-крысу, когда та за сердце схватилась. За руку её ухватила, чтобы придержать, если что, и помочь усесться ну хотя бы на разрушенное кресло. Двухметровую гнизгу, правда, удержать она не смогла бы, вздумай та в самом деле отправиться в обморок, и Перри, как назло, исчез.
Эльфийка переменилась в этот момент неуловимо. Пропали спесь и высокомерие, взгляд горделиво-заискивающий сменился на участливо-обеспокоенный. Всерьёз она за пожилую женщино-крысу переволновалась, всё же Анни была добрая душа и переживала немножечко за добрую гнизгу. Ну, крыса, да, противная и неприятная, и бант у неё жу-у-уткий, но если подумать – она много лучше тех гнизг, с которыми принцесса была знакома до этого. Встречаются ведь и среди эльфов, и среди людей неприятные личности, куда хуже, чем мисс Бонни.
- Вы совершенно уверены, что это ваш мальчик? – деловито уточнила принцесса. – Я его специально спрашивала, не ваш ли он племянник, и уверяла, что вы меня просили приглядеть за лавкой в своё отсутствие. Ну, чтобы не вышло недоразумения. Но он всё отрицал.
Хорошо, что мисс Понни Бонни не обратила внимание на эпитет «мерзкий» в адрес этого «мальчика». А то вдруг и правда это тот самый Тинки-Винки или как там его. Если только гнизга не имела в виду другого мальчика. Мало ли у неё мальчиков. И девочек тоже. Это ж крысы, они плодятся не то что эльфы - раз в несколько десятилетий.
Про террориста Аннабелла не стала уточнять. Если это вообще был вопрос. Она и сама не знала правильного определения этого термина. Ну, некий плохой элемент, делающий всем плохо, а в детали Аннушка не вдавалась.

Покачала головой эльфа участливо, делая вид, что сочувствует бедной Шуше и коту Василию, покивала и глазами посверкала испуганно, изображая испуг, когда про страшненькое гнизга заговорила, а потом цапнула свиток с заклятием зонта, свои вещи оставшиеся подхватила и на выход засобиралась, Перри догонять. Хейкао на дорожку решила не просить – они с коднаром и так немало хлопот доставили пожилой гнизге. А у тётушки ужин стынет, и волнуется, наверное, где это они так долго ходят, когда там, на улицах, Кума бушует. Ну или что там такое бушует, в общем, неприятное, что котов Василиев губит.
- Спасибо, спасибо, мисс Бонни, я обязательно завтра приду и постучу ро-овно три раза, - заверила её Аннабелла, топая ножкой, чтобы отцепить от сандалии приставший к ней унитазный свиток. Фу, какая гадость.
«А может, и не приду. Хотя платье забрать надо, как раз до утра просохнет», - подумала принцесса, отступая к двери. На особенную награду она не рассчитывала.

Остановившись на пороге, девушка развернула свиток и, поглядев, идёт ли всё ещё дождь, приготовилась зачитать заклинание. С зонтом оно как-то уютнее будет.
  • Это качественный хороший пост, который просто в удовольствие читать!
    +1 от Лисса, 29.08.17 09:08

К вящему сожалению одного любителя и ценителя женской красоты, у поздоровавшейся с ними красотки бюст был невелик, друидское одеяние представляло собой наглухо закрытый балахон, под которым невеликий размер бюста вообще терялся, а сама красотка была уже в возрасте – лет за сорок, а то и за пятьдесят. Впрочем, сохранилась она неплохо, стоило это признать. Для своего возраста очень даже в соку женщина, и фигуру не потеряла, и волосы у неё были здоровые, длинные, в косу уложены, веночком затылок оплетавшую.
- Язык придержи, - шикнула на Ласку неласковая Лиана. – Если они тебя услышат, то выкинут нас из заповедного города.
Глядя на местное женское население, что-то подсказывало нашему магую, что увеселительных домов он здесь не найдёт. Женщины постарше были одеты в точно такие же балахоны, как на первой встреченной. Девушки помоложе носили красивые изящные туники и сарафаны до щиколоток, закрытые так же наглухо. Некоторые подпоясывались, и тогда можно было углядеть неплохие фигурки, но многие предпочитали одежду мешковатую, никак не подчёркивавшую статуру. Мужчины точно так же ходили либо в балахонах, кто постарше, либо в расписных сорочках и широких штанах. И почти все мужики носили бороды – казалось, чем старше, тем длиннее.
Все были заняты какой-то работой, никто не сидел без дела. Всё это проходило без шума, без гама, без суеты. Тихая и размеренная, спокойная жизнь.

Лиана также с интересом осматривалась, разглядывая древесный город.
- Вон там, кажется, рынок, - она показала на скопление народа вдали, не на деревьях, а на земле.
Там были расставлены столы и стенды с товарами, между которыми сновали и осматривали товары люди в одеяниях друидов.
  • за друидку!
    +1 от rar90, 28.08.17 21:42

Несколько секунд Кайрат Тимурович смотрел на Пчёлку чуть ли не с вызовом, но потом метнул рассерженный взгляд на Бережного, нахмурился и лишь кивнул, возвращая своему лицу прежнее выражение каменного спокойствия.
- Так точно, - сказал он равнодушно в ответ. – Вещи должны знать своё место.
Майора выводило из себя данное Бережному обещание ничего не говорить старшему лейтенанту, но он не мог нарушить данное слово. Да и, по большому счёту, в случившемся инциденте больше вины лежало на сержанте Громове, не досмотревшем за коридорами звездолёта и не остановившем вовремя этот головокружительный «полёт Валькирии». А может, он всё видел и не счёл нужным её останавливать? Громова впереди ждал неприятный разговор с начальником СБ.
Майя заметила, как вопросительно смотрит Фёдор Михайлович на майора, а затем и на неё. Возможно, капитан хотел что-то спросить у Кырымжана, но посчитал эту тему лишней для общего ужина, а может, и вовсе ненужной. Не решился заговорить про найденные ролики. Может, отчасти и свою вину чувствовал, но ведь он сам сказал Майе, что она имеет полное право проводить своё свободное время так, как ей заблагорассудится. Слегка напряжённый, Чижик вернулся к еде, так и не получив ответов на свои молчаливые вопросы.

Зато оставаться инкогнито он не желал и, когда девушка заговорила о таинственном помощнике, который принимал участие в создании не очень удавшегося, хотя всё же вполне съедобного пирога, Фёдор Михайлович не заставил себя долго ждать.
- Этот ассистент не желает оставаться инкогнито, - так и сказал он, обведя взглядом лица собравшихся, за исключением рано ушедшего Александра Оттовича. – Все претензии по десерту можете предъявлять мне. Я очень отвлекал нашего шеф-повара от работы. Разговоры – они такие, знаете ли… особенно, когда есть что вспомнить, - неожиданно заступился он за Майю, можно сказать, заслонив её от критики местных гурманов своей неширокой спиной, перебрав всю вину за недостаток вкусности на себя.
- Ах вот оно что, - усмехнулся Михалков, понимающе поглядев на Чижика. – Ну, тогда всё понятно. И пирог, между прочим, довольно неплох.
- Мне нравится, - нейтрально отозвался Раздолбайло, но было видно, что парень слегка привирает, чтобы не обижать Майю Юрьевну. Нет, не то, чтобы он кривился… просто и удовольствия вряд ли много получил.
- Хороший пирог, как раз в моём вкусе, - неожиданно серьёзно кивнул Романовский. – Не слишком сладкий, не слишком приторный. Чем он вам не нравится? – пожал он плечами. Видать, первый борт-инженер был не сильно прихотлив в еде. Ведь он явно не для того это говорил, чтобы не обижать шеф-повара.
Остальные тактично промолчали, но не сказать, чтобы их лица были какими-то кислыми, просто трудно выразить свой восторг от еды, когда она не шедевр, но и ругать её смысла нет, потому что вполне съедобна.

Фёдор Михайлович с некоторым удивлением проследил за нырнувшей под стол девушкой. Вроде бы ничего смешного не сказал, чтобы она под стол падала. Оказалось, это она за роликами своими ныряла. Теперь ситуация с Кырымжаном стала несколько более понятна. Ролики расставили всё по местам. И Чижик покосился на майора с некоторым опасением.
- Хм, двадцать минут? Хорошо, Светлова, - согласился он, вдруг снова назвав её по фамилии, но уже в следующей фразе вернулся обратно. – Как скажешь, Майя. Мы тогда подойдём со Стругачёвым прямо к тебе. Да, Стругачёв? – Лёха кивнул, а капитан как-то тихо вздохнул, убирая руку с его плеча. – Пойду пока перекурю, что ли…
И с этими словами он направился на выход из столовой следом за девушкой.

* * *

Просить Данко уведомить Спартака Валерьевича о сюрпризе не нужно было, так как Бережной вскоре пришёл на кухню мыть посуду, при помощи дроида, и убираться после ужина. Этого можно было ожидать, ведь это входило в обязанности технического специалиста. Впрочем, Майя всё равно могла подготовить для него сюрприз и ничего не говорить мужчине, а только потом, уже покинув кухню, передать через искина весточку задним числом. Бережной-то не догадывался, для кого эти добавочные порции яблочного пирога.
Как бы там ни было, угощение после стараний Майи Юрьевны приобрело дополнительную пикантную окраску и наверняка должно было стать вкуснее, чем получилось первоначально, благодаря топлёному шоколаду и щепотке корицы, сахарной пудре и мороженому. На вид была просто прелесть!
На корабле кипела жизнь, и куда ни пойди – везде кто-нибудь да был. Казалось, экипаж вовсю разгулялся и ходит по звездолёту, только чтобы ноги засидевшиеся размять. В коридорах слышались мужские голоса, каждый с кем-то разговаривал. Романовский с Михалковым спорили о каком-то шахматном этюде, который пытались решить. Фотон Игнатьевич был замечен неподалёку от жилых отсеков для экипажа, тенью отца Гамлета промелькнув вдалеке и скрывшись с глаз долой быстрее, чем Майя его успела бы окликнуть. А уже в медотсеке девушке чудом удалось разминуться с доктором Григорьевым, как раз заходившим в свою биолабораторию – она успела заметить его спину и затылок, но он её не видел.
Приближаясь к месту встречи, как есть на роликовых коньках и с подносом в руках, Пчёлка Юрьевна заметила входящего в дверь своей, должно быть, каюты, дальше по коридору, впереди от себя, майора Кайрата Тимуровича. Ну, девушке уже пора было останавливаться и открывать дверь, то ли как-то изловчившись (обе руки-то были заняты), то ли попросив Данко её открыть. Фёдор Михайлович и Лёха ещё не пришли – спрашивается, кому вообще-то полагается опаздывать на свидания? А вот Кырымжан заметил Майю и, остановившись в дверях, оглянулся, как-то недобро поглядев на девушку. Можно было его окликнуть и попросить открыть же!

Чижик и Стругачёв появились меньше чем через пять минут. Пришли вместе, выглядели довольными друг другом, ещё и угощение принесли: в руке у капитана была бутылка шампанского (правда, если приглядеться к этикетке, можно было заметить приписку «безалкогольное»), друган Лекс держал в руках скромную коробку конфет «Солнечный веночек», этого мармелада в шоколаде. Едва от неё избавившись, Алексей Кирович выудил из карманов (ага-ага, он пришёл не в комбезе, а в штатском, клетчатой рубашке и чёрных брюках) по упаковке «Твикса» с бонусным третьим батончиком. То есть, на каждого по два батончика приходилось.
- Вот, нашёл в закромах у Бережного, - похвастался он. – Там, оказывается, полно разных батончиков, прикинь, а? Но твоего любимого я не нашёл.
Что ж, оставалось как-то устроиться всем поудобнее перед голотелеком и начинать просмотр долгожданного телефильма производства «ВКС-студии» при поддержке Ю.А.Светлова. Шикарное дизайнерское кресло никто не торопился занимать, капитан и безопасник предпочитали удобство на ковре сидению в мягком оздоровительном креслице. Возможно, Майе Юрьевне стоило дать им пример, как нужно в нём сидеть с комфортом?
- Собрались прямо как на обычную киношку, - похмыкал Стругачёв, оглядев это уютное собрание со вкусняшками.
- Думаю, не стоит слишком заострять внимание на необычности для нас с вами этого видео, - неуверенно предложил Фёдор Михайлович. – Давайте смотреть его с высоты вашего возраста и прошедшего времени. Это всё должно остаться в прошлом.
И так много было вложено в последние его слова, что атмосфера прямо сразу накалилась. Взгляды мужчин, устремлённые на экран, стали напряжёнными и выжидающими. Хотел Чижик всех успокоить, а вышло с точностью до наоборот. Майя ещё не включила видео, а нервы уже включились.
Сейчас. Что-то. Будет.

А может, ничего и не будет. Посмотрят фильму, помолчат и разойдутся. И всё пройдёт, как с белых яблонь дым…
Майе стоит также решить, включать видео в обычном режиме или в голопроекции. Последняя позволяет сделать его объёмнее и крупнее, погружение соответственно увеличивается.
  • О! Какое романтическое свидание, какой романтический фильм! Аххх. Предвкушаю ^^ Пост такой затравочный.
    И неширокая спина Чижика, хе-хе. Назад в прошлое)
    +1 от Лисса, 26.08.17 23:27

Девушка ничего не сказала в ответ на самолюбования Ярра, только фыркнула молчаливо, но уже не раздражённо, как то раньше было, а вполне миролюбиво. И не стала спрашивать, почему он про своё писательство умолчал. Ведь это ещё вопрос, кто из них двоих, работай они в паре, геройствовал бы, а кто эти самые геройствования описывал бы в бумаге для потомков. Для внучат совместных, может даже статься.

А вот на предложение расстегнуть пуговку на камзоле Лианка недовольно зыркнула на Ласку – мол, нашёл время шуточки шутить да голой грудью сверкать, всех окрестных зайцев распугивая. Хотя да, он же наперёд спрашивал – про время, когда проклятье сойдёт. Покачав головой, странница осторожно направилась в ворота, те самые, что были образованы кустами терновника. Энта сторонясь, насторожённо на него посматривая и крепко древко глефы сжимая.
Конец второй главы
  • За нашу сыгранную главу и за новый подход к постам!
    +1 от Лисса, 24.08.17 19:05

- Что?!.. Что ты делаешь?! – пришла в ужас Аннабелла, глядя, как отчаянно принялся коднар лупить по креслу, пытаясь загасить тоненький дымок, вившийся от тлеющей обивки. Она даже попробовала подступиться к Перри и отобрать у него совок, да побоялась подходить близко к этому огромному клубку перьев и когтей, уж больно резво он двигался и мог этим же совком нечаянно огреть подвернувшуюся под горячую руку эльфийскую принцессу.
А потом стало поздно, и девушка в шоке глядела на руины того, что пять минут назад было замечательным, хоть и слегонца тлеющим, и мокрым после возлежавшего на нём коднара, гнизговым креслом.
- Это пло-охо… это очень пло-охо… - начала было она причитать, но всё вдруг стало ещё хуже, так как появилась мисс Понни Бонни и, судя по её виду, собралась тут же на месте и умереть.

Какие-то мелкие, но невообразимо громкие пушистые существа в юбочках и с копьями уходили прочь, разочарованные нерадивостью хозяев магазинчика, а Аннабелла лишь печально поглядела им вслед, едва не бросившись вдогонку. Ага, прямиком под дождь, пусть и притихший, но всё ещё лившийся по улочкам СанктЪ-Петербурга. С перепугу при виде вернувшейся гнизги. Просто взявшей и телепортировавшейся в лавочку.
Но принцессам не полагается показывать подданным, что они в панике. Их Высочества должны быть примером для подражания! Поэтому Анни быстренько взяла себя в руки, проглотила холодный ком в горле и немедленно образовалась перед гнизгой, прикрывая от неё злополучное кресло своей не самой широкой спиной.
- Всё в порядке, премногоуважаемая мисс Бонни! – заверила крысу строгим голосом наша эльфийка, как-то очень уж резко возпремногоуважав мерзкую гнизгу.
Хотя, отдадим должное справедливости, именно эта гнизга, проявившая доброту и милосердие по отношению к одной промокшей принцессе, была не настолько уж и мерзкой. Если бы не её «лицо» и не этот ужасный хвост, может, Аннабелла бы её даже полюбила. Так вот…

- Не извольте беспокоиться, сударыня гнизга, всё под нашим… - она зыркнула в сторону дверей, закрывающихся за торопливо сбежавшим коднаром, и осеклась, но не растерялась и быстро продолжила, чтобы не дать мисс Бонни времени опомниться, - под моим контролем! Да-да, почтенная хозяйка волшебной лавки, Моё Высочество Аннабелла Фейерическая смеет вас заверить, что всё в наиполнейшем порядке. Мой помощник спас ваш замечательный магический магазинчик от пожара, а я… я… - эльфийка отвела взгляд в сторону и почему-то покраснела, - а я, как вы и предупредили – ну прямо как в воду глядели! – отчаянно махнула она рукой, - уберегла эту чудесную уютную лавочку от уничтожения, вовремя заметив пробравшегося в неё террориста. Ага-ага, - покивала Аннабелла, рискнув взглянуть на пожилую крысу, - это был некий гнизг мерзкого вида, воспользовавшийся магическим порталом, чтобы переместиться пря-амо в вашу лабораторию. Но вам повезло! У меня чудесный острый эльфийский слух, мисс Бонни! Я вовремя услышала, как что-то гремит и грохочет в вашей лаборатории, поспешила туда и застала его врасплох. Преступник, правда, оказался силён в магии и успел сбежать, но зато ва-аш великолепный магазин уцелел! Он его хотел разгромить и сжечь – преследуемый нами, он сумел подпалить ваше кресло! К счастью, мой помощник был рядом и ликвидировал возгорание, можете его поблагодарить, не думаю, что он далеко ушёл. Когда террорист понял, что загнан в угол, он открыл портал и исчез! Но! Дорогая мисс Бонни! Прежде чем он скрылся, мне удалось выхватить из его лап… вот, - Анни схватила магический совок и сунула его под нос гнизге, - он его хотел украсть! А ещё, пока бежал, выронил пару украденных свитков по дороге. Разве вы не рады? Мисс Бонни, вы спасены! – Аннабелла аж припрыгнула слегка, пытаясь показать свой восторг, и всплеснула ладонями. – Мы молодцы, правда же? Правда? – заглянула она заискивающе ей в глаза, прямо как щенок, нагадивший в тапочек хозяина и наивно ждущий похвалы.

А на улицу ой как не хотелось! Там же дождь… снова мокнуть? Ну не-е-ет…
  • Нравится! Ответ нравится, объяснения для гнизги и то, что Анабелла бы даже могла полюбить крыс. Мило.
    +1 от Лисса, 23.08.17 15:55

Щит у асуры был небольшим – таким же по размерам, как у Кайто, а не ростовым, какой получался у Торано. Но такого щита девушке вполне хватило, чтобы защититься от прямой атаки змеи, бросившейся на неё, едва Мию снова оказалась на поляне, где происходило сражение. Тупая морда ударилась в щит, и асуру даже слегка повезло по земле от силы толчка, но магический барьер в руке выдержал удар и не подпустил смертоносную челюсть к хозяйке щита.
Мию оказалась возле Кэсси и Торано в тот момент, когда внутри змеи, сжимавшей неколома в объятиях, будто что-то хрустнуло, она разжала кольцо и парень полетел на землю, не в силах устоять на ногах, но снова обретя возможность дышать. Чтобы что-то делать, Торано требовалось для начала хоть немного отдышаться. Идея с заклинанием открытия замка, возможно, спасла ему жизнь!
Челюсть анаконды схлопнулась, так как щит растаял, и змея с подбитым глазом с шипением стала разворачиваться.
- Торано! Ты цел? – Кэсси присела перед ушастым на одно колено, тревожно всматриваясь в его побледневшее лицо.
Кажется… да, похоже, у него было сломано ребро. Или два. Так как дыхание отдавалось болью в рёбрах.
+1 | Guild of Heroes, 22.08.17 17:16
  • Ай, жаль, не время для поцелуев... А плюс - это чтоб лучше писАлось :)
    +1 от Путник, 22.08.17 18:57

- Зачем мне тебя убивать? Я - лесной домик, и мне скучно здесь одному, - послышалось в ответ.
С Петей говорил сам домик! Похоже, это действительно было так, за окошком юноша никого не увидел. Лишь маленькую каморку-спаленку с застеленной кроваткой и симпатичными занавесками на окне.
- Давай поиграем с тобой в загадки, храбрый путешественник, - предложил вдруг домик. - Если отгадаешь загадку, подарок тебе сделаю, не отгадаешь - не солоно хлебавши уйдёшь.
+1 | Герои не умирают, 22.08.17 16:26
  • И как мне теперь удержаться и скорейше не отпостить?) Загадки! Загадки же, хе-хе)
    +1 от Лисса, 22.08.17 18:44

Убедившись, что демоница мертва, ведьмачка, тяжело задышав, перевалилась с неё и упала на пятую точку возле мёртвого тела. Подобравшись на колени, она застыла, глядя на обезображенный труп. Закрыла глаза и тяжело задышала, борясь с душившими её слезами. Боль от прокушенной губы и свежего пореза на щеке, после которого наверняка останется неплохой шрам, была сейчас притуплена. Она была куда слабее той боли, что испытывала Лаура внутри.
- Я чудовище... - прошептала ведьмачка одними губами.
Вдруг о чём-то вспомнив, она оглянулась через плечо на поместье бывшей госпожи, от которого они прилично отдалились, и вскочила на ноги. Бросила взгляд на труп, наполовину обезглавленный. Склонилась над ним и, отвернувшись и зажмурившись, внутренне содрогаясь от омерзения перед самой собой, довела начатое до конца. Вскоре рогатая голова демоницы лежала отдельно от тела. Лаура не стала её пока брать. Вытерев как могла лезвие о платье госпожи, она сунула его в ножны, подобрала второе, погнутое. Оно в ножны теперь не влезало, так что с ним в руках девушка опрометью бросилась назад в поместье. Ведьмы не должны уйти.
+1 | Чудовище, 26.05.17 07:37
  • Ми-ми-милое чудовище ^^
    +1 от Alan_Gord, 22.08.17 17:26

- Биология тоже позволила бы тебе летать в космосе, как и медицина, - рассудительно заметил Фёдор Михайлович, выслушав мнение Майи. – Тут скорее вопрос, что тебе интереснее: животные или люди. Ну, или что ты считаешь более важным для себя. Ты выбрала медицину, и это совсем неплохо. Очень хорошо, я бы даже сказал. А реализуй ты себя в спорте, вот так летать ты бы, конечно, не смогла, - понимающе покивал он. – Разве что пассажиром космолайнеров на межпланетные соревнования летала бы. Так что, мне понятен твой выбор – ты отдала предпочтение космосу.
Полегче немного стало Чижику от такого Майиного ответа. Волновался капитан, как бы не из-за него она в космос подалась, но волновался, по видимости, напрасно. Слишком много о себе мнить вообще недопустимо, а то гордыня и самолюбие разыграются. И так уже возомнил… А девочка всего лишь мечтала о космосе. Спокойнее себя почувствовал Фёдор Михайлович, увереннее даже. Если бы оказался прав в своих опасениях, то на него давило бы огромное чувство ответственности человека, за которым последовали в космос, как жёны за декабристами в ссылку. И отрадно знать, что ты так важен в чьей-то жизни, и ужасно от необходимости держать ответ за привязанного к тебе человека. Гораздо проще строить отношения, когда никто никому не обязан и нет такой уж зависимости друг от друга.
- Думаешь, стоило назначить тебя медиком, а Любову биологом? – предположил Фёдор Михайлович вдруг, будто прочитал её мысли. Хотя она ведь сама сказала про приоритетные списки. Но он спрашивал про тот полёт.

Чижик слегка вздрогнул, когда она поймала его руку после массажа и приложила к щеке. Слегка, но ощутимо – девушка буквально почувствовала спиной это мимолётное вздрагивание, не от испуга, нет, от неожиданности. Но ведь он сам виноват, правда? Сам к ней первый подошёл и неожиданно набросился умелыми руками на её плечи с массажем. Пусть теперь получает ответку!
Кажется, и вправду её губы коснулись его кожи на руке – ни он, ни Майя этого не поняли, не осознали в полной мере. Может, только показалось – а может, правда. Руку он не отнял и замер ненадолго, ожидая, когда девушка сама её выпустит. А вторая ладонь мягко на плечо опустилась, прямо на открытую кожу, сжала его легонечко, два пальца шевельнулись и погладили его ласково, поигравшись с веснушками…

На щепотку соли Чижик смотрел с сомнением и чуть нахмурился, когда девушка решила посолить и его порцию какао. Но отказываться не стал и осторожно взял пробу, сделав небольшой глоток. Дёрнул плечами неопределённо, сделал второй глоток побольше.
- Если не размешивать, почти не чувствуется. Не знаю… непривычно немного, но особой разницы я не заметил, - признался он, не став размешивать соль в стакане какао. Боялся Фёдор Михайлович испортить чудесный напиток. Вот станет он слишком солёным – и доказывай потом, что не влюбился. Есть ведь примета такая, что влюблённым свойственно пересоливать. – Рад, что тебе понравилось. Ну, тогда непременно сварю домашнего… как-нибудь. Боюсь, в запасах на «Данко» только растворимый. Лёгок и быстр в приготовлении и почти такой же по вкусу. Но ценители разницу заметят, - улыбнулся капитан.

И снова улыбнулся, услышав предложенное название совместного пирога.
- Ну, пусть будет Докторианский, - усмехнулся даже, - или Капиторский. Хотя первое вернее, ведь идея-то твоя, и готовила его ты по своему рецепту, а я так… на подхвате был.
Бережной оглянулся на дверь кухни, в которую вышел капитан, поглядел в глаза Пчёлки, где застыл немой вопрос, и плечами пожал, бровью дёрнув.
- Молодым я себя уж точно не чувствую, хотя и стариком пока не очень, - с улыбкой признался он. – Это я так, для красного словца. Всё же возраст… А капитан Светлов – он ведь ненамного моложе меня, верно? Ох-ох, летит время…
И ни слова про то, о чём так спрашивал её взгляд. Но Майя вообще-то по его доброму лицу видела, что не осуждает. Это ли не лучший ответ?

* * *

- Вот как… Наверное, он забыл… - улыбнулся Раздолбайло, принимая поднос, и понёс его к столу, бросив напоследок на девушку неоднозначный взгляд. Добрый и какой-то грустный, слегка отстранённый.
Фотон Игнатьевич больше с ней не заговаривал пока что, но посматривал время от времени, да и места за столом у них были соседние, скорее всего без общения дело не обойдётся. Первый пилот уже занял своё место, прервав разговор с первым борт-инженером. Он-то, кажется, и обратил внимание на то, как капитан стал называть данкийского доктора – но эмоций не выказал, просто поводил взглядом от Майи к Чижику и обратно. Ещё Иван, возившийся с подносом, это заметил и глядел на девушку уже знакомым лукавым взглядом «а я знаю что-то такое секретное».
- Как грубо и некультурно, Спартак Валерьевич, - кисло заметил штурман Шмидт в ответ на приглашение к столу Бережного. Совсем даже не обратив внимание на «фамильярность» капитана в адрес Светловой.
- Классика советского кино, Александр Оттович, - парировал технический специалист, с усмешкой поглядев на Шмидта. – Или вы не видели «Джентельменов удачи»?
- Та ещё… комедия, - вяло хмыкнул штурман и отвернулся, явно не желая иметь ничего общего с классикой отечественного кинематографа.

Как ни странно, но майор Кырымжан словно бы не заметил нового обращения к Майе Фёдора Михайловича. Он всё так же сверлил своим дрелеподобным взглядом Пчёлку, пока та сама к нему первой не обратилась.
- Здравия желаю, старший лейтенант, - то ли поприветствовал он её в ответ, то ли поправил, показывая, как надо обращаться в армии. Прозвучало двояко, хрен поймёшь.
Стругачёв оказался у девушки под рукой – он же был вторым её соседом. С одной стороны рядовой безопасник Лекс, с другой – первый пилот Фотон. Повернувшись к зашептавшей Майе, он тихо и, кажется, понимающе хмыкнул, а уж смешливый взгляд был красноречивее слов. Рука парня легла на её плечо. Чуть склонившись к ней, он так же тихонечко ответил:
- Да ты не парься, Май, уж от меня-то можешь не шифроваться. Купол тишины – это такая штука, которую может включить только капитан и больше никто из команды, даже старпом. Он нужен в экстренных случаях или для разговора по душам, когда капитан не хочет, чтобы беседа сохранилась на видео даже на камерах СБ. Искин просто отрубает их на время и сам отрубается там, где поставлен купол. Так что не, даже майор ничего не увидит… - помолчав секунду, Лёха добавил громким шёпотом, - кроме самого факта, что ставили купол.
- Старлей, - услышала Светлова вдруг строгий голос майора и, глянув на него, увидела, как он показывает глазами куда-то под стол. – Это ваше.
Кырымжан отвернулся с равнодушным видом, а Майя посмотрела, куда он показывал, и увидела у себя под ногами… ну да! – свои роликовые коньки вместе с башмаками! Те самые, которые она забыла тогда в коридоре и потом не смогла отыскать. А вернее, забыла, что их нужно искать, когда мыслями вернулась в разговор под куполом тишины. В том самом коридоре.
Спартак Валерьевич бросил на майора почему-то одобрительный взгляд, поглядел на девушку и вдруг подмигнул ей, словно бы они с майором были в каком-то сговоре. Или с ней. Или, может, они втроём.

Ужин прошёл спокойно.
Первой частью была курица с гарниром а-ля Бережной, и тут всем вроде бы было вкусно. Не до такой степени, как после Майкиного угощения поутру, но ели с аппетитом. Так постепенно добрались и до десерта. И вот он, волнительный момент, когда с любовью испечённый яблочный пирог лежит на столе в двух больших блюдах, и Спартак Валерьевич ловко нарезает его на равные части, чтобы досталось пирога всем и каждому. Запах стоял волшебный, кисло-сладкий аромат теста с яблочками.
- Я не буду сладкое, - Шмидт вытер губы и руки салфеткой и поднялся с места. Кивнул Бережному с долей благодарности. – Спасибо за ужин, - и неторопливо вышел из-за стола, направившись прочь из столовой.
Больше никто не стал отказываться от яблочного пирога, а некоторые смотрели на него даже с вожделением. Ванька, например, прямо взгляда не мог от большого блюда с пирогом отвести, и расплылся в слащавой улыбке, когда Спартак Валерьевич протянул ему тарелку с его порцией.
- Благодарю, Спартак Валерьевич, - он глянул на девушку и кивнул, - и вас, Майя Юрьевна, - последовавший взгляд на Чижика техник уже не сопровождал ни кивком, ни благодарностью.
С энтузиазмом к десерту отнеслись также Ромашкин, Михалков и доктор Григорьев, а Лёха так вообще на свой кусок набросился, тут же набив пирога за обе щеки и явно довольный результатом Докторианской стряпни.

Пирог оказался вкусным, в меру сладкого и в меру кислого, всего в нём было в достатке. Но, к сожалению, не более того. Не из тех пирогов, после которых пальчики облизываешь и добавки просишь. Но из тех, которые всё же ешь с удовольствием. Учитывая, в какой обстановке Майя и Фёдор Михайлович его готовили, хорошо, что не вышел у них кулинарный ляп и угощение оказалось вполне себе ничего.
- Ну что, друзья мои, - руки подошедшего сзади капитана легли на плечи сидевших рядом его бывших учеников, Светловой и Стругачёва. Он слегка наклонился к ним. – Пойдём сейчас или встретимся немного позже?
- Как решит Светлова. Её же каюта, - оглянулся рыжик, поведя плечом, будто хотел скинуть с него чужую руку. Но не стал этого делать. Было видно, что ему неуютно с Чижиковской рукой на плече.
Про авторство пирога ни Бережной, ни Чижик не заикнутся. Так что, его может представить Майя, если захочет :)
Разговоры за столом, если они будут, доиграем одним постом задним числом.
Задний отыгрыш с Чижиком закругляем, но было бы любопытно почитать ответ))
  • Гораздо проще строить отношения, когда никто никому не обязан и нет такой уж зависимости друг от друга.
    Ох, а мне кажется в любви не бывает независимости. Т.е. любовь, само по себе некое обязательство, а если с трезвой головой, то здесь уже сложно сказать что это любовь. Ведь сама любовь в активной горячей стадии, мне кажется - это безумие. Потом-то конечно остывает. А вот если про активную фазу...
    Ну это я рамках личного имхо. Хороший пост. С пирогом такая засада)
    +1 от Лисса, 22.08.17 15:16

- Да я тоже, но не думаю, что это сильно сложнее сигма-проецирования, - улыбнулся Алистер, первым забираясь внутрь и помогая Абле забраться следом. – Но лучше найти автопилот.
Он оглядел внутреннее пространство буревестника, в первую очередь обратив внимание на устройство пульта управления.
+1 | Восход, 22.08.17 01:05
  • Лорду Брайсу за прекрасные впечатления от ветки)
    +1 от Lottarend, 22.08.17 05:10

Цок-цок-цок. Или даже топ-топ-топ.
Бежала наша Маша по проходу между купе в сторону их с Игорьком временного пристанища на этом поезде. Нервы были на пределе, в каждой тени мерещились привидения. А может, тот самый Остряк, эхехе. Маша ведь помнила, какие он ощущения вызывал при первой встрече. Он с самого начала казался призраком, не просто так ей тогда захотелось его пальцем ткнуть, чтобы убедиться, что он настоящий, а не марево из дождевых капель, привидевшееся ей на перроне. Это что же получается? Он и правда привидение? Ох, если она согласится с этим утверждением, то придётся принять и другое на веру: ОНИ существуют. Мария увлекалась эзотерикой и вполне допускала нечто подобное, но в жизни никогда не сталкивалась с чудесами, и, как всякого здравомыслящего человека, её грызли сомнения. Пока ещё могло найтись рациональное объяснение случившемуся. В самом деле, могла надышаться этой вонючей гадости, а она вызывала галлюцинации, вот и померещилось…
Но даже если привидений не существует, то оставаться в поезде, где пассажиров травят какой-то непонятной фигнёй, у девушки не было ни малейшего желания. Она была полна решимости забрать свою сумку и уйти. Пусть даже там льёт холодный ливень. Придётся потом лечиться, но уж лучше она пропьёт курс антибиотиков, чем получит предписание к посещению психиатра… ну или психолога, один чёрт мозги будут трахать.

«Родное» купе встретило девушку деловитым запахом лимонного пердежа, непонятными документами, лежавшими на расстеленном Игорем месте, и отсутствием самого случайного попутчика, наверняка украденного и съеденного проводниками. Ага. Ну и правда, куда бы он мог пропасть? Может, мимо неё в туалет прошёл, пока она пряталась в том жутком зловонном купе с не менее жутким безбилетником? Хотя, Остряк такого ужаса, как это купе, не внушал. Был он просто жутеньким просвечивающимся товарищем из тундры, а вот купе действительно было жу-у-утким. В самом пугающем смысле этого слова.
Не обратив внимания на обстановку внутри – главное, что никто её не задерживал – Кузнецова полезла за своими вещами на верхней полке. Жаль, Игоря не было ей помочь, но да тут она и сама справится. Молодая и сильная – что ей, трудно вытащить свою не такую уж большую и тяжёлую сумку сверху? Услышав шаги, девушка вздрогнула и быстро оглянулась на дверь купе, чуть не грохнувшись на пол вместе с сумкой. Спасло положение то, что она держалась за край полки.
Опасливо поглядела своими карими глазами с внимательным прищуром на проводника Владимира, явно ожидая какого-то подвоха. Шокер в кармане теперь был – чуть что, вытащит и ошпарит этого блондина высоким напряжением так, что вся его прилизанная блондинистая причёска изобразит удивление. Прямо как у одного борт-инженера в каком-то мельком виденном фантастическом сериале.
- Сколько?.. – не удержалась от удивлённого восклицания, услышав стоимость своего любимого поездного напитка. Ну ничего себе, у них тут цены! А подарочек-то, этот вкусный сюрпрайз на столе, чисто чтобы усыпить бдительность, ага. Спорить и выяснять Маша не стала, не до того ей было. Как и спрашивать, вкусным ли был съеденный Игорёк. – Нет, спасибо. Я…
И заткнулась быстренько, чуть не проговорившись, что решила сходить с поезда. Вот тут она уже испугалась, что её и правда попытаются задержать, если узнают о намерениях. Потому шлёпнула сумку на нижнюю полку и сделала вид, что возится с её застёжкой, пытаясь открыть. Давая время проводнику выйти из купе.
- Остановка надолго? – поинтересовалась Машка, чтобы оправдать как-то это недоговорённое «я…». - Хочу выйти покурить.
Ага. Какая девушка не умеет вешать лапшу на уши всяких деревяшек? Сейчас актриса играла свою роль и усердно развешивала хлебобублочные изделия на прилизанных ушах деревянного дяди Вовы. Что вы? Конечно, она не курила! Но ему это знать не обязательно.

А как только проводник оставит её одну – бежать! Сумку на плечо – и бежать отсюда!
+2 | Багровый Экспресс, 17.08.17 12:00
  • за бегство и съеденного Игорька :)
    +1 от rar90, 17.08.17 12:06
  • Интересный поворот сюжета! Решение покинуть поезд интригует ^^
    +1 от Лисса, 21.08.17 16:07

Ярровы воспоминания Лианка выслушала с живым любопытством – ей интересно, похоже, было слушать такие рассказы. Даже эмоции проявляла, то бровь приподнимая, то усмехаясь, то презрительно фыркая, смотря что рассказывал парень. Посмеялась над названием Дома Синичек, уважительно покивала на Дом Орла и Дом Сокола.
- То-то у тебя меч золотой да с побрякушками, - похмыкала девица. – Дорогущий… небось, за один такой меч весь Торговый Пост купить можно.
Послушала его рекомендации самому себе, обещания вещи странницы таскать, готовить и вообще быть чуть ли не мальчиком на побегушках. Скептически поглядела и пожала плечами, мол, ла-адно, Ярр, я подумаю.
- А что за книги ты пишешь? – вдруг поинтересовалась она, явно поверив в эту отборную лапшу.
На фразу про поцелуи же лишь губами поиграла, поводила ими влево-вправо и смешливо хмыкнула. Видать, уже привыкла к Ласкиной манере приставания. Вчера так прямо оружие к шее приставляла ведь. Хотя вчера они ещё были незнакомцами, ага.

Говорящее дерево слушало парня и хмурилось, а Лиана напряжённо смотрела на него, покрепче сжав в руке древко своей глефы, и озиралась по сторонам с таким видом, будто искала спрятавшегося где-то шутника. Но похоже, говорило действительно дерево.
- Прочь, человечишка! - недружелюбно прогудела «деревяфка» в ответ на приветствие. Речь Ярра произвела на дерево впечатление, но совсем не такое, на которое рассчитывал красноречивый магуй. Ведь одно дело - забалтывать людей, и совершенно иное - деревья. У деревьев и зубов-то нет, им зубы не заговоришь. И ушей тоже нет, чтобы на них лапшу развешать. Дерево между тем начало возмущаться: - Какой ещё костёр?! Проклятые люди! Я - страж Древограда! И мне нет дела до ваших людских проблем. Не пройдёте! Прочь, люди!
Видя, что её спутнику не удаётся убедить дерево, в разговор вмешалась Лиана. Она отважно выступила вперёд, и по хитро горящим глазам девушки Ласка понял: у неё есть план. Странница принялась объяснять, что они с Ярром любят деревья и что в глубине души они всегда стремились к лесу. Она старалась показать стражу Древограда, что они - самые зелёные искатели приключений всех времён и народов. Говоря по правде, насчёт себя она ведь почти не лукавила, но Яррике также расписала как любителя природы.

Страж долго думал - и казалось, что у него даже мозги скрипят. Наконец он задумчиво произнёс:
- Хмм, ну, полагаю, я могу пропустить таких, как вы.
Затем он с ужасным скрипом выкорчевался из земли и сдвинулся в сторону.
- Ну вот, - сказало дерево, - теперь вы можете пройти.
За ним Ярр и Лиана увидели ворота, образованные кустами терновника. Девушка бросила на мага победный взгляд.

Выходит, есть уши у деревьев. Ну, раз на них вешается лапша.
  • Лианка чудесно вешает лапшу на деревья!
    И вообще, отличная. Я за неё уже начала переживать :)
    +1 от Лисса, 16.08.17 12:00
  • за уши у деревьев. Прекрасный образ...
    +1 от rar90, 17.08.17 07:07

Он просто не успел. Смутившись поначалу, он двинул рукой вдогонку за ускользающей ручкой девушки, но было поздно – Майя Юрьевна, эта независимая женщина, эта кошка, гуляющая сама по себе, ускользнула от него, упорхнула к плите и не видела, как следом за ней протянулась, а затем опустилась мужская рука, так и не успевшая подхватить её веснушчатую женскую ручку для поцелуя. Преследовать же её скромный бывший учитель не стал – вот это уже было бы перебором. Во всём надо знать меру, и отношения – не исключение в этом правиле. Иногда даже самого близкого человека становится в твоей жизни слишком много. Каждый нуждается в эмоциональном отдыхе. Таком отдыхе, когда можно побыть одному, чтобы чувства и эмоции взяли передышку и заработали потом с новой силой, ярче прежнего.
- Надеюсь, пирог получится не слишком кислый? – слегка обеспокоился Фёдор Михайлович, отступив к мойке. Его взгляд скользнул по рукам девушки, порхавшим над пультом управления духовкой. – Немного кислинки – хорошо, лишь бы не переборщить. Так что не жалей сахара.
Его лицо вытянулось, а глаза увеличились в размерах, когда он услышал об опасных трюкаческих мечтах одной рыжей Пчелы. Было абсолютно ясно, что за таким выражением последует категорический запрет подобных трюков на корабле, однако Майя вовремя уточнила, что не собирается ставить здесь свои эксперименты. Чижик успокоенно вздохнул и покачал головой, а побледневшее на миг лицо снова обретало краски.
- Чего только не выдумают ради рекламы, - пожурил Фёдор Михайлович ту самую небезызвестную фирму. – Это же опасные трюки. Хотя ты опытная лыжница, да и на роликах умеешь… хм. Если бы я своими глазами не видел, то не поверил бы, что можно такие трюки делать на звездолёте. Я потом это… запись просмотрел, - смущённо кивнул Чижик, - впечатляет. Просто превосходно! Интересно, почему же ты выбрала карьеру медика вместо спорта? Неужели всё из-за… того учебного полёта? – намного тише спросил он. – Ты ведь могла бы стать выдающейся спортсменкой. Медали на Олимпийских играх выиграла бы…
Отступил капитан от мойки, когда туда подошла Светлова. Поглядел на неё сзади, жалующуюся на усталость с такой радостью, с какой это может делать человек, удовлетворённый тем, как сложился сегодняшний день. Заметил невольно, что сутулится девушка, расслабилась и перестала за осанкой следить. Отдыхала, будучи с ним рядом самой собой. Не напрягаясь, не изображая из себя волевую и выносливую «Майю-При».
- Вот и хорошо, - невольно улыбнулся Чижик. – Не нужны нам на корабле трюки. Есть же спортзал…
Он подошёл к Майе сзади и, положив руки на её опущенные плечи, принялся делать простенький массажик. Нажимая сильно, до боли, но эта боль была неожиданно приятной, а когда отступала, то приходило расслабление в натруженные мышцы. Так он с минуту стоял сзади, массируя сначала узкие девичьи плечи, затем спинку немного. Волосы её великолепные огнисто-рыжие, собранные в косу, бережно взял и через плечо вперёд перекинул. О да, оказывается, капитан неплохо умел делать такой расслабляющий массаж…
И всё это без слов. Молча. Как так и надо. Сосредоточенно глядя на её приоткрытые плечи, так же щедро обсыпанные веснушками, да на рыжий затылок и убегающую за плечо косу – девичью красу.

На колбаску Мотя отреагировал вяло, вальяжно, как и подобает сытому, довольному жизнью, упитанному и объевшемуся сметаны коту. Сначала сидел и равнодушно смотрел на предложенное угощение, потом всё с тем же незаинтересованным видом соскочил со стола на пол и подошёл к девушке, обнюхал кусочек колбаски и позволил Майе покласть его ему в рот.
- Ну, давай рискнём, - согласился Фёдор Михайлович, неодобрительно поглядев на Бегемота. Взял в руку по стакану, пододвинутому девушкой, задумался о чём-то. – Какао, значит… Хорошо, я займусь. С удовольствием выпью с тобой какао. Надеюсь, тебе понравится, как я его делаю. Я ведь его с детства люблю. Но скажу честно, - он поднял указательный палец и чуть сдвинул брови вниз, - пить с тобой что-то, кроме чая – это… даже немного странно, - капитан усмехнулся и направился к шкафчикам на поиски какао. – Я всё сделаю, а ты оценишь. Только честно. Если не понравится, так и скажи, я не обижусь. Вкусы у людей ведь разные. Договорились?
А пока Фёдор возился с какао, которое ещё и не сразу удалось отыскать – без подсказки кухонного дроида могли бы и не найти – зашёл разговор про голокомнату и взаимные путешествия на терраформированный Марс и на зимнюю Землю.
- Голокомната на «Данко» не такая маленькая, я бы даже назвал её просторной, - ответил Фёдор Михайлович, аккуратно насыпая порошок какао в стаканы. – Там совсем не тесно и не душно, кондиционеры же работают. Но ты права, это всё ненастоящее… Стоит воспринимать это как обучающее кино, в котором ты сам можешь поучаствовать. Хотя реализм голограмм поражает… Вот именно, что с их помощью можно попасть в настоящую Зиму… увидеть, какая она, - хмыкнул Чижик, разливая по стаканам молоко. – Знаешь, я с удовольствием. Мне очень интересно посмотреть, чем ты живёшь. Увидеть знакомые тебе места и картины, вызывающие ностальгию. Как у меня Марс. Поделимся частицей воспоминаний друг с другом? – он тепло улыбнулся, с нежностью поглядев на девушку. – Ты так славно об этом рассказываешь… Майя, - её имя звучало по-особенному тепло.
А на неторопливо вышедшего из кухни кота капитан даже и не глянул.

Какао вышел чудесный. Ну, насколько его могла оценить чайная душа Майи Юрьевны.
- Конечно, это не какао домашнего приготовления, - улыбнулся Чижик, с удовольствием делая небольшие глоточки этого молочно-шоколадистого напитка. – Домашнее как-то наваристее, сытнее, ароматнее. Как-нибудь я приготовлю, - сказал он вдруг как ни в чём не бывало, словно бы уже стал заправским данкийским поваром.
А потом и расходиться пришла пора. Помощь свою он оказал в приготовлении яблочного пирога, и теперь мог возвращаться к своим капитанским обязанностям. Ну или просто пойти немного отдохнуть перед ужином.
- Хорошо, - согласился он, делая последний глоток и отходя к мойке, чтобы ополоснуть стаканы. На Спартака Валерьевича поглядел коротко. – Тогда встретимся за ужином. А после ужина немного пообщаемся, как планировали. Ты, я и Стругачёв. Вспомним, так сказать, общее прошлое.
Чижик явно говорил иносказательно, чтобы не выдавать Бережному истинные мотивы их вечерней встречи. Технический специалист добродушно покосился на капитана с таким видом, словно бы всё понимал и всё знал.
- А может, «пирог по-докторски»? – парировал Фёдор Михайлович, протягивая свою руку за узкой ладошкой Майи.
Только вместо того, чтобы обменяться крепким данкийским рукопожатием, он изловил её за запястье, развернул и, галантно наклонившись, поцеловал. Даже вторую руку за спину заложил, как это делают английские джентльмены. Слегка обдав кисть девушки тёплым дыханием и на одно мгновение коснувшись её нежной кожи такими же тёплыми губами.
- Благодарю за приятно проведённое время, миледи Светлова, - придав голосу слегка торжественно-пафосных светских интонаций, капитан улыбнулся и под затейливое хмыканье Бережного покинул кухню.
- Хорошие у вас, я посмотрю, отношения с капитаном, - заговорил начальник кухни, когда Чижик вышел. – Тёплые и душевные. Ручки вам целует, Майя Юрьевна. Гляжу я на вас и душа радуется. Сентиментальным я стал на старости лет, - усмехнулся Спартак Валерьевич.
И так он это доброжелательно говорил, что на сердце теплей становилось…

* * *

- Оп! Майя Юрьевна, - второго борт-инженера девушка увидела, ещё когда только подходила к двери столовой. Заметив её, Иван повернулся к ней и дурачливо, но довольно галантно поклонился. – Позвольте вам помочь, - он протянул руки за подносом, который та несла.
Следующим данкийцем на пути к обеденному столу оказался первый пилот. Как всегда с иголочки одетый, с выглаженным и аккуратным воротником, пахнущий хорошим одеколоном. Он о чём-то беседовал с Романовским, когда дверь открылась и Раздолбайло с Майей показались на пороге.
- Добрый вечер, Майя Юрьевна, - обернувшись, Ромашкин торопливо отступил в сторону с их дороги и чуть растянул уголки губ, обозначая слабую улыбку. Взгляд его прищуренных глаз скользнул по её футболочке и плечам перед тем, как молодой человек отвернулся.
За столом уже вовсю хозяйничал Бережной, притащивший основную часть ужина – первое и второе. Настроения в столовой витали позитивные, некоторые вроде Михалкова и Стругачёва даже посмеивались, что-то между собой обсуждая.
- Как говорят у нас дома: кушать подано – садитесь жрать, пожалуйста, - прогудел Спартак Валерьевич, чем вызвал очередное веселье у данкийцев.
Профессором кислых щей оставался штурман Шмидт, молчаливо сидевший за столом и разглядывавший экипаж с таким отстранённо-скучающим видом, словно бы вокруг собрался детский сад, младшая группа, а он единственный взрослый среди всех и вынужден терпеть непоседливую малышню. Конкуренцию ему мог составить только Кырымжан, такой же спокойный, но не скучающий, а скорее мрачный. И стоило Майе зайти, как его чуть раскосые азиатские глаза остановились на ней и, казалось, даже мигать перестали.
- Майя, садись, - Фёдор Михайлович снова демонстрировал свою галантность, отодвинув для неё стул – тот, который она себе ещё в прошлые разы облюбовала.
И да! Он назвал её по имени при всём экипаже!
Следующий пост у нас по плану - ужин, одним постом его отыграем и перейдём к главному блюду дня - "бою с тенями прошлого" :) Хотя, чувствую, главным стала беседа под куполом тишины :)
  • Массаж впечатлил, как и реакция Спартака, кстати.
    А вот хмурый, сверлящий взглядом Кырымжан... мне кажется Майя сейас подумает о чём-то другом, но только не о роликах ^^ Смутит майор рыжую девушку.

    Хороший поэтичный пост. И ещё момент с именем "Майя" при всех. Это здорово!
    +1 от Лисса, 14.08.17 17:53
  • за поцелуй и имя! :)
    +1 от rar90, 16.08.17 00:01

Конечно, продолжают сверкать! Люди-Звёзды. Но, увы, далеко не все. Такие, как Лиза, может быть. Люди добрые, не теряющие своей доброты под гнетом обстоятельств. Сколько бы ни терзала их судьба, как бы ни кидало по жизни, они никогда не изменят своей доброте, потому что она у них в душе. Она Сверкает, и иногда её Свет способен пронзить чёрные тучи и осветить землю и тех, кто так нуждается в этом свете.
Странные мысли. Странные Знания приходили в голову девочке. Ведь ничего этого она сама не знала. Ничего не рассказывали ей Пифия с Ареем про Древнего, кроме упоминания о нём. И уж точно никто не говорил про запертую комнатку наверху. На мансардном этаже. Должно быть, сам дом поделился с Лизой этой информацией. И он хотел, чтобы она отперла эту серую комнатку. Зачем? Для чего? Почему он хотел показать ей свои тайны?
Жу-утенькая история. Что она там увидит? Чьи скелеты в шкафу там спрятаны?.. Ох, хоть бы не буквально… Но до чего же любопытно!

Прохода во дворик, этого длиннющего неприятного коридора с ужасной скрипучей лестницей в конце, не было. Он был замурован кирпичом. Лиза огляделась, зачем-то поискав в комнатке что-нибудь тяжёлое, чем можно было бы ударить по кирпичной стене и пробить в ней отверстие. Потом уже проще будет разобрать. И так ей этого страстно хотелось, что даже всерьёз примеряла на глаз, получится ли, скажем, разбить стену, ударив по ней тяжёлым стулом. Наверное, нет. Глухой кирпич должен выдерживать такие удары. Тут нужно что-нибудь потяжелей, поувесистей…
Ох, интересно, кто бы мог рассказать ей про Дом и его историю. Не тётя, это уж точно. То есть, она могла бы, ведь наверняка знала часть истории со своего появления здесь. Но спрашивать тётю Лиза не стала бы ни за что. Она знала, что ответа не получит, ещё и может разгневать вечно недовольную всем женщину.
А вот прислуга… кто-то из пожилой прислуги, кто жил здесь раньше, ещё до тёти. Кто бы это мог быть? Анна-Гретхен? С ней можно было говорить, эта наполовину немка была довольно добра к сироте, удочерённой дядей и тётей. И на её расспросы, наверное, ответит. Да, можно попробовать с ней поговорить. А может, ещё кто-то? Лизонька перебрала в уме всех слуг, что были в доме. Следовало выбирать из уже немолодых.

Анна-Гретхен была легка на помине. Она негромко постучала в дверь. Вежливо так, по-доброму. Правда, уже после того, как Лиза сбегала умыться и причесаться, и вернулась за Дашей, чтобы взять её с собой в гимназию. Девочка была готова выходить из комнаты к завтраку или, если опоздала, то сразу собираться на улицу. Она была умыта, расчёсана, оставалось лишь переодеться в форму, но это уже не здесь, а перед выходом. Поэтому подбежала к двери и открыла, встретившись лицом к лицу с пожилой женщиной. От принесённых новостей на лице Елизаветы обозначилась явная тревога. И дело не в просьбе тёти про Андрейку. Другое зацепило Лизу гораздо больше, просто таки раня в сердце.
- Доброго утра… - начала она и осеклась, подумав, что оно не может быть добрым с такими вестями. Глаза расширились в дурном предчувствии. – А что за новости, Анна-Гретхен?
Большие глаза просяще смотрели на немку: расскажи, ну пожалуйста, расскажи всё без утайки! Неужели про дядю?..

Вопрос про Андрейку временно завис в воздухе. Но ответ Лизы был очевиден. Как бы ни был ей противен несносный мальчишка, сердобольная девочка не могла отказать в просьбе страдающей мигренями тётке. А уж со сводным братом она как-нибудь попробует поладить. Может, сегодня, в свете плохих новостей, он не будет себя дурно вести…
Ага! Надейся, Лиза! Да скорее, наоборот, раздражённый событиями Андрэ намного опаснее, чем Андрейка в хорошем расположении духа.
- Я уже иду, ага, - робко сказала Лиззи и удручённо уточнила. – А завтрак я, наверное, пропустила?
Немного подумав, всё же кивнула, терзаемая и разрываемая прямо-таки сомнениями, но делать было нечего. По-другому она бы просто не смогла поступить.
- Конечно, отведу. Так и передай тётушке, вместе с пожеланиями доброго здоровья.
Ой-ой! Но тогда нужно было поспешить! Ведь Лиза скорее всего, отводя Андрейку, опоздает к началу занятий в своей собственной гимназии. И ей наверняка достанется от строгих учителей. Или…
- А можешь попросить тётю написать объяснительную записку для моих учителей о причине опоздания? – решилась она, выдохнув просьбу одним залпом. – Или я сама напишу, а тёте только подпись останется поставить, - предложила добрая девочка, помня о недомогании тётушки.
+1 | Маяк для Лизы, 05.08.17 07:46
  • Добротный душевный пост.
    Про звёзды, про Андрейку, в верном направлении про слуг мыслит Лиза. Очень очень хорошо!
    Чудесная сказка выходит.
    +1 от Лисса, 14.08.17 23:17

К сожалению, Аннабелла не видела того фильма, где говорили не паниковать. А может, и к счастью, что не видела, ведь это же трэш отборный, не каждый эльф способен пережить столько дурачеств на квадратный метр киноплёнки. Так или иначе, она его не смотрела, а потому паниковала от всей своей большой эльфийской фейерической души. Хорошо, что кошачье проклятье не спешило этим воспользоваться и снова наброситься на бедную принцессу, угодившую в непростые жизненные обстоятельства.
Ага, её испытание началось ещё до прибытия к тётке! И какое испытание! Ливень, грабители, Совок Всеразрушения, пожар… А самое ужасное – это коднар. Вот не будь с ней Перри, ничего бы этого не было. Совершенно точно же. Даже вместо ливня был бы ясный солнечный день – коднары ведь, говорят, приносят неудачу. Или врут?

Освободить его из заточения оказалось несложной задачей. А пока Аннабелла это делала, и сосредоточилась на этом самом деле, то успела немного остыть, и паника всё-таки поубавилась, уступив место суете и здравому смыслу, говорившему голосом Перри: «берём жопы в руки и валим отсюда». С этим смыслом, здравым-то, отчаянно спорил норовливый характер принцессы, и слышать не хотевшей о позорном бегстве.
- Капитанская пять? Что это? – испугалась Анни, даже глазками моргнула панически. Совсем позабыв, что название нужной им улицы как-то увязывалось с капитанами да адмиралами. Поэтому подумала, что капитанская пять – наверняка какая-нибудь волшебная травка, способная всё исправить. А почему капитанская? Ну, может, капитаны её себе в трубки набивают в качестве табака. – Мы не можем бежать, Перри! Так поступать не подобает благородным особам королевской крови. Да и к тому же… - она помрачнела немного, пристыженно опустив взгляд, словно бы винила себя за содеянное, - я ей представилась, вот. Хозяйка лавочки знает, кто я такая, поэтому не имеет значения, убежим мы или нет. Она знает, куда и кому на нас жаловаться. ПапА будет очень сердит! Но мы возместим ущерб, ага! Тем более, мы же не виноваты, что сюда проник через магический портал вор и натворил всё это… ну, лабораторию уничтожил… в ванной мылся… и кресло мисс Бонни зачем-то сжёг…
Отчаянно покраснела наша честная эльфийка от такого невероятно лживого предложения. Даже уши красными пятнами покрылись. Но ведь правда же! Если бы не этот крысиный грабитель, ничего плохого бы не случилось. Это всё его вина! А им с Перри из-за него страдать? Нет уж, дудки!

Белль удивлённо взглянула на совок в своей руке. Ага, она его всё-таки ухитрилась вытащить из лаборатории! Впопыхах и не заметила даже, так спешила освободить пернатого помощника и разобраться с зарождающимся пожаром. Который, к счастью, ещё не успел перекинуться с кресла на другие предметы обстановки.
- Говорят же: курить – здоровью вредить, - недовольно буркнула принцесса, укоризненно поглядев на окурок в тлеющем кресле и на уничтоженную коднаром газету. Вздохнула глубоко и сунула в коднарские лапы совок. – Смотри, он волшебный! Из рук не выпускай! А то разнесёт лавку к… гнизгам! – предостерегла его.

А сама боязливо к двери приблизилась посмотреть, кто это там стучит и ругается. Такое упорство заслуживает уважения, но вот впускать неизвестного покупателя девушка не решилась бы. Слишком скверно обстояли дела в лавке. Так что, она просто выглянула за стекло, желая увидеть стучавшего, который во множественном числе утверждал, что «они их видят».
- Уже закрыто! Приходите завтра, пожалуйста! – вежливо прокричала принцесса.
  • Отлично. МЫ НЕ УЙДЕМ! Потому что гордые, и потому что гнизга нас уже знает :D
    +1 от Лисса, 14.08.17 10:08

Да уж, размером в два синих кита или бронтозавра. В общем, был шанс, что такой колоссальный зверь попросту не заметит человека, который по сравнению с ним всё равно, что муравей… И тут, когда дракон забрался в замок, брови Присциллы взлетели вверх и она расхохоталась, зажимая рот ладонью. Волшебный ковёр завис в воздухе, а девушка смеялась и не могла остановиться. Хваталась за живот, била кулаком по покрывалу, на котором устроилась. Приходилось крепко зажимать рот, но всё равно сдавленный смех проникал наружу из-под сжатых пальцев. От смеха потекли слёзы, и это наконец успокоило магичку. Она взяла платочек и утёрла мокрые дорожки и в уголках глаз.
- Ох… ну и дела... – всё ещё посмеиваясь, покачала головой.
Внезапный приступ веселья помог сбросить напряжение, и ей как-то сразу стало легче. Присси направила ковёр на посадку перед замком, по-прежнему осторожничая и на всякий случай сделав себя невидимой.
Так и хотелось встать перед замком и прокричать «Сова, открывай, медведь пришёл!» Ой, то есть нет, так бы сказал Боско. Присцилле нужно было крикнуть иначе: «Дракон, открывай, принцесса похищаться пришла! Будем вместе рыцаря ждать!»
Но в голове упрямо крутилась другая фраза: «Драконица, открывай, Фиона пришла! Будем вместе ждать: я Шрека, ты своего Осла!» Присси снова хрюкнула, но больше не смеялась. Ох, этот ржавый дракон теперь до жути напоминал ту самую Драконицу, а руины замка – тот замок из мультика, где томилась принцесса Фиона.
  • Действительно, в такой момент и не расхохотаться нервно...
    +1 от Random Encounter, 11.08.17 10:31

На миг во взгляде Марии промелькнуло сомнение. Может быть, зря она так? Может, это просто дурачок-Острячок, любящий пошутить-подурачиться-поострить? Может, он и вовсе не «заяц», а только прикинулся им, чтобы девушку постращать немного. Может, он вообще таким образом хотел с ней познакомиться ближе, слово за слово бы разговорились, раззнакомились…
Тряхнула Кузнецова своими влажными от дождя кудрями, прогоняя прочь эти безумные и шальные мысли, лишённые любого здравого смысла. Так знакомиться с девушкой могут только действительно психи. Натуральные идиоты. Ну ладно, придумка про безбилетника – парень мог услыхать, что проводники ищут «зайца», и прикинуться им ради знакомства, задержав девушку в чужом купе. Но как понять тот бред, что он нёс? Это вовсе не романтично!
Шокер она так и не опустила, в дрожащей руке его покрепче холодными пальцами сжимая. И шагнула вперёд, когда Остряк согласился отойти в сторону. А потом так же резко шуганулась назад, когда он закричал испуганно. Глаза свои широко распахнула, приготовилась кнопку нажать в целях самозащиты, и тут…
Он. Просто. Исчез.
Нет, он точно не выходил из купе. Даже дверь была прикрыта, и вот только сейчас начала медленно, лениво так отъезжать.
Он растворился в воздухе!

Секунд десять актриса стояла, открыв рот и глядя на пустое место, оставшееся от Остряка. Всеми фибрами ощущая, как купе снова заполняет эта жуткая вонь, неся с собой что-то очень плохое. С каждой прожитой секундой ей становилось всё сильнее не по себе. Всё хуже и хуже. Рука с шокером медленно и жалобно опустилась вниз.
Десять секунд прошли, и Маша наконец оторвала взгляд от того места, где стоял исчезнувший парень, прикрыла рот и недоумённо, растерянно огляделась, словно бы ища, куда бы он мог спрятаться. И с чего это он решил, что шокер его убьёт? Ах, ну да, он с тундры - наверное, не видел никогда шокер… и всё равно странно.

Но он ИСЧЕЗ! А это куда страньше!

Купе. Оно снова изменилось. Больше не было странной надписи на стене. Оно выглядело обычным, ничего особенного. Ну, чья-то фотография на полу…
Маша вдруг запаниковала. Ей было плевать, надышалась ли она чего-то галлюциногенного или ещё что, но происходящее ей не нравилось. Ей не нравился этот экспресс! И проводники эти блондинистые… Только Игорь был единственным нормальным во всём этом безумии. Но рассчитывать на него не стоило. Не поверит. Тоже посчитает психованной…
Поезд же остановился! Вдруг вспомнив об этом, девушка рванула прочь из купе, забыв про туалет. Побежала со всех ног в сторону их с Игорем купе за оставленными там вещами. Ну его нафиг, этот дорогой экспресс с такими приколами! Уж лучше она помёрзнет на вокзале и купит билет на другой поезд…

«И знать не хочу, что это было! Глюки какие-то… сплошное безумие… Ноги моей здесь не будет!» - думала актриса, бегом направляясь к купе, стуча каблучками по полу и крепко сжимая шокер в руке. Своё оружие она выпускать не собиралась. Вдруг проводникам вздумается её задержать? Ага, как в фильмах ужасов…
Та ситуация, когда у перса паника и он хочет сбежать, а игрок как раз хочет остаться и надеется, что мастер что-нибудь для этого придумает :)
+2 | Багровый Экспресс, 05.08.17 08:27
  • за растерянность и панику
    +1 от rar90, 05.08.17 08:55
  • Та ситуация, когда у перса паника и он хочет сбежать, а игрок как раз хочет остаться и надеется, что мастер что-нибудь для этого придумает :)
    Какая милая приписка. ^^ Хороший живой ход.
    +1 от Лисса, 10.08.17 22:36

Невольное облегчение испытала эльфийка, когда кошачье проклятье стало понемногу уходить. Шерсть словно бы вростала обратно под кожу, когти вновь обращались аккуратными продолговатыми ноготками. Вернулся прежний слух, тоже острый, эльфийский, хотя и не такой, как у кошек, конечно, не звериный вовсе. Зрение вернуло цвет привычный… Ох, только теперь после этой метаморфозы нестерпимо хотелось снова встать под душ и очиститься от остатков этой шерстяной гадости. Словно бы в грязи искупалась принцесса, так себя чувствовала. Даже кожа зачесалась от этой мысли, и Аннушка почесала руку.
Огляделась быстренько. Вора и след простыл, увы и ах. А Перри отчаянно матерился, угодив в лестничную ловушку. Он так забавно при этом выглядел, что Аннабелла не удержалась от смешка. Правда, стоило ей заглянуть в лабораторию гнизги, как… улыбка естественным образом пропала, а будь она всё ещё полукошкой, то у неё встала бы дыбом шерсть. Сейчас даже волосы на голове стали подниматься, а ушки – её заострённые эльфийские ушки – хотели жалостливо свернуться, как завявшие листья. Но они всё-таки были не такими длинными, и поэтому просто задёргались испуганно.
- Ка-а-кой кош-шмар… - растягивая по слогам, выдохнула Аннабелла и ладони к щекам загоревшимся прижала в ужасе.

Бежать? Коднар предлагал бежать! И это было, эгерей и агахым его побери, чертовски обоснованно! И эльфка побежала со всех ног, позабыв о своём товарище… ой, то есть помощнике, попавшем в безвыходную ситуацию…

Сначала она забежала в волшебную лабораторию, чуть ли не прыжками переступая через разлетевшиеся повсюду свитки и колбочки, обходя лужицы с разлитым содержимым бутыльков, чтобы найти проклятый магический совок и отключить его как-нибудь, и прихватить с собой, ага. «Скажем гнизге, что это вор натворил! Это почти ПРАВДА!»
А найдя и забрав это грозное, разрушительной мощи оружие престарелых уборщиц и дворников, эльфийка бросилась обратно в коридор, фыркнула на разошедшегося коднара и… принюхалась. Глаза её стали почти идеально круглыми, ну прямо как у героев в одном фильме про Красную Планету, снятом в одном из многочисленных миров, в другой Земной реальности с немагическим СанктЪ-Петербургом.
Хм, ну, может, не настолько.

- ААААААА!!! А-а-а-а-а! – снова запаниковала принцесса, бросившись к лестнице наверх.
По пути она попробовала Перри освободить из плена, голову его пониже наклонив и дёрнув, чтобы рога пролезли под перилами, но если не получилось бы сделать это по-быстрому, то побежала бы дальше. Надо было спасать лавку от пожара! На кухне был кран с водой. Можно было потушить то, что задымило. А ещё эти штуки… как их… ну, такие красные, выпускающие пену, их пожарные используют… пламятушители, что ли, нигде она не видела его у гнизги?

«Бежать?! Ну нет! Принцессе не пристало убегать, словно воришке какому-то! Наглой крысьей морде! У-у, ненавижу крыс!»
  • Ах, она чудесница! ^^
    Аааааа! Люблю когда Белль паникует)
    +1 от Лисса, 09.08.17 22:04

В классе началась пока ещё тихая паника. Кто-то прятался под столы, кто-то повскакивал с мест… И тут завыла наконец сирена тревоги.
- Все из... клас... са... – громко начала мисс Оукс, но почему-то сбилась. Роуз этого не видела, но учительница замерла, глядя на что-то в небе. Высунувшись из окна, женщина стояла и не двигалась, будто парализованная увиденным, пару секунд.

А потом... Всё происходило в доли секунды. Никто уже не успевал ничего предпринять...
Рокот самолёта не исчезал, но уже и не нарастал, оставаясь всё на той же дребезжащей ноте, частично даже глушившей прочие звуки. Оттого и пронзительные крики некоторых девочек, и вой сирены показались гораздо тише, чем были на самом деле. Но что-то всё же произошло. Оконные стёкла в закрытых окнах в один миг взорвались десятками и сотнями мелких осколков, осыпая ближайших учеников.
Раздались крики боли. Больше всего досталось осколков сидевшим рядом с окнами. Энни Уилкокс обсыпало спину, руки и голову сверху и она стала терять сознание, а из множества ранок потекла кровь. Кенту Кларксону осколок прилетел в левое ухо и парень отключился, упав на стол. Скотту повезло больше остальных, он успел частично скрыться за партой, но и в него что-то попало. Несколько осколков добрались и до Бобо, но юношу невольно спас Кларксон, принявший на себя большую часть осколков. Элли рухнула на пол с торчащим из глаза осколком и не шевелилась. Руперт и Эрик ещё до взрыва успели покинуть свои места, столкнувшись между оконными и средними партами. Правда, если первый заметно нервничал, то второй внешне оставался как всегда спокойным и невозмутимым, разве что зашевелился быстрее. Этим двоим почти не досталось.
Одновременно со взрывом окон сильнейший порыв ветра, похожий на ударную волну, распахнул до конца створки открытого окна и отбросил от него мисс Оукс. Как показывают в экшен-блокбастерах, от толчка воздуха учительницу подбросило вверх, её ноги оторвались от пола и она полетела спиной вперёд к ближайшей парте, за которой сидел обсыпанный градом осколков Скотт. Ударившись о парту спиной, молодая женщина рухнула навзничь, застыв на полу неподвижным мешком, раскинув руки и ноги в подозрительно неестественной позе. Прямо на осколки, уже усеявшие пол.
А в класс ворвался сильнейший ветер, взметнувший оставленные на партах вещи и завертевший их в вихре небольшого локального урагана, в который пытался затянуть и людей, но сил для этого ему явно не хватало. Зато как красиво учебники, тетрадки, ручки, карандаши и даже чей-то планшет завертелись в весёлом хороводе, заметались по классу, поднимаясь всё выше к потолку. Если поднять школьников ветру сил не хватило, то толкнуть вполне. Полетели на пол все те, кто стояли. Катрин успела сама упасть на пол, утягивая за собой свою соседку Памелу Лейтон, спасаясь от осколков и урагана. И только сидевшие успевали вцепиться в парты и друг в друга и сохранить более-менее устойчивое положение. К Мари это не относилось, ведь она стояла перед доской и ухватиться ей было не за что.
Роуз испытывала странное чувство, будто этот ветер проникает внутрь неё через поры тела. Это было жутко и... неожиданно приятно. Внутри разливалось тепло, какое бывает от выпитого алкоголя, и становилось хорошо-хорошо…
Рокот в одно мгновение пропал. Сирена замолкла. И всё вдруг разом стихло. Только поднятые в воздух книги и канцелярские принадлежности со стуком и грохотом посыпались на пол, ударяя тех, кто нечаянно оказался под ними.
А затем свет мигнул и погас. Вместе с сознанием...

Девушка очнулась там же, где и упала, на полу перед школьной доской. На удивление, чувствовала она себя хорошо. Похоже, что ни один осколок до неё не достал. Более того, она ощущала себя бодрее, чем была до этого.
В классе было совершенно спокойно и тихо. Мари слышала скрипение ручек о бумагу, шорох переворачиваемых страниц, знакомое шевеление... Будто бы шёл урок и того ужаса не происходило. И только она вот почему-то заснула на полу. И ещё... на ней как-то странно сидела одежда. Словно бы вдруг стала очень и очень велика. Это первое, что поняла девушка после того, как ощутила вокруг спокойствие и осознала своё возвращение в сознание. А что же с одеждой? Юбка на неожиданно стройной талии и ставших изящными бёдрах не держалась и сползала, блузка и пиджачок были так велики, что казались какими-то нелепыми мешковатыми тряпками, туфли сваливались с маленьких ступней, очки слетели на пол, но видела Мари и без них сейчас почему-то отлично.
- Мари, прошу, - донёсся голос мисс Оукс с её учительского места.
+1 | В тихом омуте..., 09.08.17 02:48

Сознавал он или нет, но Чижик тоже участвовал в этом танце, вольно или невольно отвечая Майе взаимностью. Она могла лишь догадываться, намеренно ли он отвечает или просто у него так получается, а ведёт он себя естественно. Этот танец был предназначен для двоих. Он был чувственным, как танго, и романтичным, будто медленный вальс. Дразнил, словно танцовщица ламбады, бурлил эмоциями, как танцор диско. И при этом оставался скромным и не пересекал ту грань, что ещё разделяла этих двоих. Партнёров, кружившихся в танце. В крепких, но сдержанных объятиях друг друга.
Майя ловила тёплые, ласковые, восхищённые слегка, исподволь любующиеся ею взгляды Фёдора Михайловича. Замечала его улыбки, будто мимолётные, нежные и робкие, как первые подснежники, пробивающиеся через корку снега и тянущие свои лучики-стебельки к солнцу, холодному по весне, но для них его теплоты достаточно. Для них его в самый раз. Чувствовала, как те самые недомолвки витают в насыщенном вкусными сладко-пряными запахами воздухе, делая ароматы острее, придавая им пикантности. Как и мыслям, и эмоциям.
Чижик побеспокоился немного в начале, попереживал за свои чувства, которым, считал, не место, но потом, глядя на Майю, позволил себе просто расслабиться и получать удовольствие от этого милого, ненавязчивого общения, от приятного разговора, невольно повернувшего в сторону ностальгических воспоминаний детства, наслаждаться чудесным обществом повзрослевшей и ставшей такой женственной рыжей пчёлки, бывшей некогда его ученицей. Сейчас в это как-то не верилось даже. Уже привык Фёдор к тому, что она такая взрослая и такая… молодая женщина, девушка, а не подросток, почти ещё ребёнок.
- Так точно, старший лейтенант, - шутливо доложился он, усмехнувшись, - есть отдыхать под вашим командованием! А кружка – для меня вещь не принципиальная. Мне она нравится, но не из-за надписи. Уж не помню, почему я её выбрал… - он и правда не помнил, как Генка Михалков всучил ему эту кружку, потому что на ней было написано «Босс», - но пить могу из любой другой. Хочешь – забирай себе.
Улыбнулся, когда Светлова спародировала Голлума. Ну да, ну да, у неё это не очень-то получалось. Она всё же куда красивее того непонятного карлика.

- Хм, разве я слишком мелко режу? – опомнился он, когда девушка его одёрнула. Поглядел на получившиеся ломтики. Да нет, резал он нормально. Но при таком кромсании мог и в пюре их превратить по неосторожности. – По-моему, в самый раз.
Вздохнул с явным облегчением. Этот разговор помогал отвлечься не только от работы, из-за которой у капитана уже откровенно болела голова, но и от странных мыслей, посещавших его сегодня в течение дня после этого необычного разговора в коридоре. Успокоился Фёдор Михайлович, посветлел лицом, а вскоре и улыбнулся. Правда, увидев вальяжно заходящего на кухню кота, будто он здесь всем заправлял и был как минимум су-шефом, слегка нахмурился. Недовольно покачал головой, заметив, как Майя его прикармливает сметанкой.
- Зря ты его пустила, - пожурил он девушку. – И кормишь напрасно. Он вон какой упитанный. За ним Иван смотрит, вовремя кормит. Голодным котяра не остаётся, а поесть всё равно просит. Напрасно только продукты переводишь… И на кухне ему не место, - капитан почему-то виновато пожал плечами и отвернулся.
Похоже, Мотю он не сильно любил. А Моте было всё равно. Сметанку он принялся лакать охотно и даже позволил девушке себя погладить. Вот такое отношение ему было по нраву. Пришёл, увидели, накормили. Аве Мотя!
- А кроме пирога, что ещё на ужин вы со Спартаком Валерьевичем планируете? – поинтересовался вечно голодный мужчина. Ну, в смысле, Фёдор Михайлович. Другой голодный мужчина в это время снисходительно, по-королевски уплетал сметану.
Честно говоря, Майя этот вопрос со Спартаком не обсуждала. Она знала, что он что-то там жарит и парит на вечер, и это что-то дожидается его на второй плите, и за этим чем-то присматривает кухонный дроид-помощник, чтобы вовремя убавить огонь или вовсе его выключить. Судя по запахам, долетавшим оттуда, Бережной готовил курицу в духовке и к ней гарнир.

Руки у Фёдора Михайловича были с крохотными волосками, почти и незаметными, если не присматриваться, с гладкой светлой кожей, самую малость огрубевшей с возрастом. Довольно крепкие, но не выделявшиеся развитой мускулатурой, мужские руки. Вполне обычные, если уж по честности, ничем примечательным не выделялись они среди миллионов им подобных. Пальцы не длинные и не толстые, но толще Майиных, само собой, с аккуратно остриженными ногтями. Никаких колец на пальцах и даже следов от их ношения не было. Ладони также нельзя было назвать широкими, но явно побольше, чем у славного данкийского доктора. На светлой коже левой руки где-то посередине между запястьем и локтём имелись две маленьких тёмных родинки, одна ближе к левой стороне руки, другая почти симметрично – к правой.
- Так я уже… - начал было капитан, услышав про заварить чай, но осёкся, поняв, что девушка имеет в виду заварку. – А, ты про заварку. Да-да, конечно… пить буду, - он смешливо улыбнулся, поглядев на неё с забавным выражением.
«Майя – и без чая?.. Прямо рифма… Невозможно её представить без чая. И невозможно её представить, не предлагающей чай всем подряд. Забавно, как она его любит. Интересно…»
- Интересно, - решил он озвучить последнюю мысль, - а как так вышло, что ты полюбила чай? Именно чай, а не, скажем, кофе, цикорий или горячий шоколад. Само собой получилось или есть объяснение такой сердечной привязанности?
«Ох… да что я, в самом деле… зачем про сердечную привязанность сказал? Ещё решит, что я так завуалированно про другое спрашиваю…» - беспокойно подумал Фёдор Михайлович, как-то резко отвернувшись.

- А? Готовить? – отвлёкшись от своих мыслей, повернулся он снова к ней. Бросил взгляд на своё тесто с исчезающим смайликом. – Нет, не то, чтобы любил, но научился. Жизнь заставила, так сказать. Ты ведь помнишь, что я вместо Робика вас кормить должен был? – неловко усмехнулся Чижик от не самого приятного воспоминания. – Но даже не в этом дело. Там я просто подучился хорошо. Многое освоил, а многое и до этого знал. Ну, а готовить мне пришлось научиться, как холостяку со стажем. Я могу покупать готовую еду, но это не то… люблю домашнее, горячее, только-только с плиты. Терпеть не могу вчерашнего, залежавшегося, - капитан рассмеялся. – Да нет, я на самом деле не такой привередливый, как это звучит, но согласись, что вчерашний разогретый жареный картофель со вчерашней отбивной и вчерашним хлебом – это совершенно не то же, что свежее, с хрустящей корочкой, тающее во рту, а запах! Мм!.. – Чижик улыбнулся. – То же справедливо и к мучным блюдам, и к макаронам. Иногда я покупаю лапшу быстрого приготовления – полезно, когда времени нет готовить, но беру я её из-за вкуса. Мне нравится, хотя каждый день её есть – увольте, - разговорился Фёдор Михайлович. – Я с едой – как ты с чаем. Чуть остыл – уже не торт. Кстати, обед твой, наверное, совсем холодным уже был… - вспомнил он вдруг про яичницу, с аппетитом съеденную Стругачёвым. – Ты его хоть разогрела? – спросил так, будто если Майя ела холодную яичницу, то совершила жуткое преступление, за которое капитан её под домашний арест в личную каюту посадит и лично закрутит гайки в люке вентиляции, чтобы никуда не сбежала непоседливая девица.
Не без смеха послушал Чижик Майкину историю про то, как она всех нянек своих кормила экспериментальными обедами, поулыбался, представляя себе реакцию этих взрослых мужчин. Это было не трудно – ведь он знал Светлову с детских лет, надо было только несколько годков ей убавить и совсем маленькой, миленькой рыжей веснушчатой кнопкой вообразить. Вполне получалось.
- Вот и я говорю – запах! – поднял он указательный палец, и по нему скатилось тесто. – Значит, вот так ты готовить научилась. Хвалю! Не будь ты бортовым врачом, могла бы легко устроиться коком. Вот тебе и взаимозаменяемость – ты способна подменить на кухне Спартака Валерьевича. Это несомненный плюс! А эксперименты твои… - Чижик рассмеялся. – Ну и как, тебе самой нравилось пюре с вареньем и прочие деликатесы?

Он в удивлении смотрел на тесто в своей форме и на тесто в Майиной. Пожал плечами виновато.
- Не знаю, как так вышло… случайно, наверное, - неуверенно ответил Фёдор Михайлович. – Меня, конечно, учили месить, но давно… или навык не забылся?.. Показать? Ну, давай посмотрим, что можно сделать.
«А может, она нарочно? – мелькнула мысль. – Специально разрыхлила тесто, чтобы форма выглядела хуже моей? Хм… не думаю». Но Чижик в самом деле был удивлён, сам такого от себя не ожидал.
Секунд десять мужчина напряжённо смотрел на её форму, не понимая, как это объяснять или показывать. Наконец вздохнул и поставил формочку на стол.
- Давай, ты делай, а я буду подсказывать, - ободряюще кивнул он. А когда Майя снова встала перед формой и принялась мять тесто, аккуратно встал сзади неё, стараясь не прижиматься, и положил руки поверх её. – Не умею объяснять словами, мне проще показать… - смущённо произнёс капитан. – Давай сделаем это вместе. Продолжай… вот так… чуть сильнее…
Крепкие его руки мягко направляли движения Майи, пальцы надавливали, когда нужно было мять сильнее, и снова расслаблялись, указывали, что нужно делать, как направлять тесто для придания ему нужной формы. Майя и сама всё это понимала, а потому это ей давалось легче…
Запах её огненных волос сводил с ума, отвлекал от дела. Нужно было не думать об этом и сосредоточиться на тесте. Не сложная ведь задача, вроде бы. А перед глазами была сцена из одного западного фильма конца 20-го века, в которой мужчина и женщина, любившие друг друга, вот так вместе лепили из глины…

Получилось у них вместе нечто среднее между тем, что слепила Майя с первой попытки, и тем, что вышло у Чижика. Совсем даже не идеально, но на твёрдую «четвёрку» тянуло, и даже с плюсом. Наверное, всему виной волнение. Девушка чувствовала лёгкую, едва уловимую дрожь его пальцев. Да и сама едва ли оставалась спокойной, когда он стоял сзади, невольно прижавшись к ней, пусть и старался не слишком прижиматься, с тёплыми ладонями на её кистях…
- Всё это предрассудки, - хмыкнул Фёдор Михайлович, когда они закончили и присели отдохнуть, попить чай и поговорить немного про Красную Планету. – Люди издревле боялись Марс, потому что он красного цвета. Цвета крови и войны, агрессии и разрушения. Не просто так римляне считали эту планету олицетворением бога войны, назвав её Марсом в его честь. Время шло, наука развивалась, а предрассудки остались. Даже два века назад, когда Марс уже был вдоль и поперёк изучен в телескопы и через автоматические исследовательские станции, Марсоход тот же, он отпугивал людей, потому что был смертельно холодной, безжизненной планетой, с разреженной атмосферой, непригодной для дыхания, и красным оттенком поверхности из-за оптических свойств оксидов железа, преобладающих в видимом участке спектра. Но сейчас-то… - он улыбнулся, - сейчас Марс терраформирован и больше напоминает Землю. Под куполом можно даже забыть, что ты на Марсе – и небо, и солнце, и завезённая туда земная растительность, и искусственно изменённая гравитация… Солнце с Марса, кстати, выглядит на треть меньше, чем с Земли. Наверное, это единственное различие.
Чижик покосился смущённо на руку, прихлопнувшую его по плечу, на плечо глянул и тихо рассмеялся. И вдруг… наклонившись к Майе, мазнул пальцем, испачканным в муке, по её носу.
- И в этом Марс виноват? – хитро спросил он, поднимаясь со стула. – Пойдём к раковине, отмоемся.
Ну конечно, Марс! Ведь Чижик, получается, марсианин. Майин любимый марсианин…
- Ну, тогда приглашаю в гости, как вернёмся домой, - мягко улыбнулся капитан, направляясь к раковине.
А на стол прямо рядом с Майей вдруг запрыгнул Бегемот, чудом избежав столкновения с формочкой, с любовно слепленным в четыре руки тестом. И внимательно поглядел на девушку, слегка напрягшись. Спрашивая будто: «Сейчас будешь прогонять? Меня?! Властелина «Данко»?! Мя на тебя!»
  • Ура. Я наконец-то я могу оценить.
    Очень нравится это общение неторопливое и сочное. Это смайлик из прошлого поста, и яблочко на двоих, и теплая атмосфера общения :) Мне нравится жизненность. Без надрыва, без ненужных трагедий, а вот просто вкусно и интересно))
    Чу-де-с-но!
    +1 от Лисса, 09.08.17 08:59

Жест Майи не остался незамеченным. Повернул голову Чижик, чуть искоса поглядев, как она с хрустом кусает начатое им яблоко, да отвернулся быстро, делая вид, что всё в порядке и вот только что со-вер-шен-но ничего такого не произошло. Ну, попробовала доктор Светлова, каково на вкус капитанское яблочко. Не побрезговала откусить там же, где он кусал. Что здесь такого особенного? Она же доктор, а доктора какой-то особой брезгливостью не отличаются, они ведь имеют дело с разными болезнями своих пациентов, с микробами и бактериями, ага.
- Мхм… м-мда… - едва слышно произнёс Фёдор Михайлович. Так тихо сказал это своё «м-мда», что одна рыжая пчёлка с трудом расслышала. Скорее даже по движению губ поняла, что он что-то произнёс.
Смутился наш отважный капитан, словно герой известной советской песни. Как там в ней было? «Раз пятнадцать он краснел, заикался и бледнел, но в любви ей объясниться не посмел». Ну, может, капитан Чижик всё же окажется решительнее того песенного капитана и однажды…
Но это однажды. А сейчас он смутился и замолчал, одним глазом, будто птица, поглядывая на Майю. Боковым, периферийным зрением её ловя и не зная, что сказать при этом. Может быть, спросить: «Ну как, вкусное яблочко?» А она ответит: «Что вы, Фёдор Михайлович, как оно может быть не вкусным, ведь я же его укусила после вас!» Да уж, это точно… вкуснее и слаще на свете нет ничего, кроме того, к чему притронулся любимый человек.
- Да-да, конечно, - в лёгком замешательстве капитан обратил внимание на пустой чайник, ненадолго отвлёкся от яблок и, набрав чистой фильтрованной воды из-под крана, отправил его кипятиться.
Вздохнул украдкой, с места на место по кухне переходя. На оставшееся яблоко, заметно уменьшившееся в размерах, поглядел и, взяв его в руку, откусил другой, на этот раз поменьше кусок, с того боку, где остался след от Майкиных зубок. И аккуратно поставил обратно, сделав выражение лица, как ни в чём не бывало. А что тут такого? Одно яблоко на двоих. Яблок-то много, но они должны в пирог пойти, а то ведь может их не хватить на цельных одиннадцать человек-то! Вообще-то двенадцать, если посчитать шеф-повара. А если вспомнить про кота, чей любопытный нос сунулся в кухню, судя по мяуканью за закрытой дверью, так двенадцать с хвостиком выходило. Чем Мотя не член экипажа?
- Босс – это главное, - важно покивал Фёдор Михайлович, на кружку эту внушительно поглядев. – Кстати, моя любимая. Ты из неё пьёшь… кхм…
Осёкся вдруг бывший школьный учитель и окончательно замолчал. «Боже, что я говорю? Язык мой – враг мой. Слово – серебро, молчание – золото. Слово – не чижик, вылетит – не поймаешь… Надо сосредоточиться на деле!» И с самым суровым видом Фёдор Михайлович принялся нарезать яблочки дальше, разделывая их на ломтики с таким видом, будто кромсал на куски заклятых врагов. Ну там, вроде Юрия Аркадьевича, ага.

А дело спорилось. Дело одуряюще, одурманивающе приятно обволакило кухню сладко-приторными ванильно-яблочными ароматами. Дело мягко стелилось между пальцами, придавая тесту необходимые формы для заготовки и начинки будущего пирога. Такой вкуснотищный запах стоял на кухне, что с трудом можно было слюнки во рту удержать, приходилось часто их сглатывать. Тем более, что Майя Юрьевна наша прекрасная пропустила обед, предпочтя чудесной яишенке, столь поэтически расхваленной Стругачёвым, угощения из конфет да шоколадок, да печенюшек с одним-единственным бутербродом. Вкусно, но не очень-то сытно, скажем прямо.
- Двенадцать, Майя, - поправил её Чижик немного строго, снова называя по имени. Определённо его отношение к ней как-то неуловимо изменилось. Фёдор Михайлович, может, и пытался ещё учительствовать, но прежней строгости тона как не бывало. Правда, вопрос, хорошо это или плохо. Оно ему, по правде-то, ведь шло. Строгость эта педагогическая, нравоучительная и воспитательная. – Двенадцать человек экипажа. Я и слышать не хочу, чтобы ты отказывалась от своей доли пирога. Или ты имеешь в виду кого-то другого? Кто-то не ест мучное?.. В любом случае, если два пирога, то надо делать их с расчётом на шесть порций на пирог. Простая математика, - Чижик поглядел на формочку, ту самую крохотную, на одного-двух человек. – Хм, или на пять… если я тебя правильно понял. А Спартака Валерьевича ты посчитала? И ещё… помню, Иван хотел прийти помогать.
К сожалению – хотя, может, и к счастью – Раздолбайла что-то было не видать. Пропал техник с концами после того откровенного разговора. Майя его даже в инженерном отсеке не встретила, когда приходила осматривать руку Романовского. И приходить на помощь кулинарам-любителям он не торопился. Может, обиделся отчего-то? Хотя уходил по-доброму, усмехался даже. Да и не на что было там обижаться! Хороший состоялся разговор, душевный, он вроде бы всё понял…

* * *

В больших инженерных наушниках вовсю гремела музыка, но услышать её можно было, только находясь близко от второго борт-инженера. Эти специальные наушники были шумоизолирующими и не пропускали звук наружу, в то же время и внутрь не допускали лишних наружных шумов. Эдакая палка о двух концах – даёт вволю послушать музыку без помех, взамен отбирает твой слух. Это и к обычным наушникам справедливо, но технические были верхом двухконцовопалочного совершенства.
- Там высоко-о-о… нет никого-о-о… там так же одиноко, как и зде-е-есь… там высоко-о-о… бег облако-о-ов… к погасшей много лет назад звезде-е-е… - тихонько напевал Ванька, лёжа на койке и плюя в потолок. В переносном смысле, конечно, плюя-то.
Иван отдыхал после долгого трудового дня в своей каюте, куда его отправил Романовский, выдав на прощание лёгкий отеческий подзатыльник перевязанной рукой.
- Сам справлюсь, иди уж отдыхай, - велел Юрий Саныч. – Что-то лица на тебе нет. Всё в порядке? Что Майя Юрьевна сказала?
- Всё хорошо, Юрий Саныч, устал немного, надо и правда отдохнуть, - немного грустно отозвался тогда Иван. – А Майя Юрьевна на меня не сердится и в кино приглашает. Да-да, не смотрите на меня так, она и вас звала, - усмехнулся парень. – И всех звала. Наш славный доктор обладает замечательным голотелевизором в своей каюте и будет устраивать киносеансы для всех желающих. Место определено, время она уточнит, когда соберётся. Завтра там… или послезавтра… Ладно, пойду я. Она к вам скоро придёт. – он кивнул на обожжённую и выздоравливающую руку Романовского.

Ванька резко сел на кровати, поглядев на экране планшета, который час.
- Оп… Кажется, мне пора.
Опустив ноги на пол и стянув наушники, второй борт-инженер запустил на планшете программу-вирус, через неё получил доступ к скрытым камерам наблюдения Службы Безопасности и подключился к видеокамерам на кухне. На экране появились общавшиеся о чём-то своём Светлова и Чижик. Капитан ей помогал нарезать яблоки на пирог, и выглядела эта беседа какой-то… слишком личной. Спартака было не видать.
- Хм, - Иван опустил брови, а затем одну слегка приподнял. – Продолжение спектакля?
Минуты полторы или две Раздолбайло сидел и смотрел на эту сцену, слушая их разговор одним ухом, наконец вздохнул и отключился, закрыв «Данковизор», как он назвал собственноручно написанную прогу. Улёгся обратно, взял наушники в руки.
- Не будем нарушать их личное пространство… - вздохнул Иван, надевая наушники. – Встретимся за ужином, Майя Юрьевна.
Он закрыл глаза и продолжил слушать музыку. А по щеке медленно поползла одинокая, скупая мужская слеза.

* * *

«Голова на месте, Майя Юрьевна! Не волнуйтесь, что со мной может случиться? Работаю. Задерживаюсь немного, но скоро буду.»
Набрав ответное сообщение на планшете, Бережной добродушно усмехнулся и, повесив его на крючок на пояс, продолжил выдавливать клейкую техническую пасту со звучным названием «Витязь» на крохотную царапинку, образовавшуюся на перилах одной из лестниц. Больше половины пути было пройдено, оставалось уже немного. Надо было позаботиться, чтобы корабль блестел и выглядел как новенький, а Кайрат Тимурович перестал сердиться на девочку. Молодая она ещё, энергия требует выхода, вот и находит удовольствие в вещах, которые бы на звездолёте лучше не делать. Но что ж… катание на роликах – это не зависание в голокомнате. Занятия спортом полезны для здоровья. Кому, как не Бережному, в своё время увлекавшемуся спортивным культуризмом и тяжёлой атлетикой, было это знать.
- Не говорите ей ничего, майор, - по-дружески просил Кайрата Спартак Валерьевич незадолго перед этим. – Мне не трудно пройтись с пастой, отполировать всё так, что и следа не останется. Ничего плохого нет в том, что девушка спортом занимается.
Кырымжан лишь хмуро посмотрел на Бережного, так ничего и не ответив. Он уважал видавшего виды космолётчика, однако считал, что тот сейчас вмешивается не в своё дело. Следить за порядком на корабле – обязанности СБ. Как минимум Громов получит выговор за то, что не доглядел и позволил Светловой это ребячество. Он ведь должен был это катание видеть на мониторах.
- Ох, молодёжь… - вздохнул Спартак, ещё раз усмехнулся и перешёл к следующему месту, где была заметна царапинка.
Паста с тихим шипением склеивалась, образуя твёрдую плёнку. «Витязь» делал своё дело. Позже, после ужина надо будет ещё разок пройтись по коридорам и лестницам и снять образовавшуюся плёнку. Загустевшая паста не оставит и следа от царапин.

* * *

- Конечно… конечно… - покивал Чижик и подошёл к мойке, чтобы вымыть как следует руки перед тем, как начинать месить тесто. Закатал рукава комбеза по локоть. – Ты, главное, покажи. Я к тесту редко притрагиваюсь, и получается, прямо скажем, не очень. Но если будешь показывать, я справлюсь, - пообещал мужчина и улыбнулся.
Взял у Майи одну из круглых форм для выпечки, повертел её в руках и поставил на стол. После чего, то и дело на неё оглядываясь, приступил к выполнению распоряжения своего нынешнего су-шефа. Выложил внутрь тесто, без конца спрашивая, когда будет достаточно, и начал его аккуратно мять, придавая нужную форму. Всё по Майиным указаниям, не отступая ни на шаг.
- Смотри, Майя, - вдруг тихо окликнул он девушку, показав своё тесто. Там был этим самым тестом нарисован улыбающийся смайлик, быстро расползавшийся в стороны и растворявшийся в тесте. Чижик шутливо улыбнулся. – Оно очень податливое, как глина. Даже намного мягче, наверное. Никогда не мял глину.
А ведь Фёдор Михайлович лукавил! У него всё отлично получалось. Почти идеально. Майя вдруг поймала себя на мысли, что с тестом у него даже лучше, чем у неё, выходит. Ну конечно! Как она могла забыть? Он же пять лет назад проходил специальную кулинарную подготовку, чтобы заменить на кухне Робика, которым должен был притворяться во время злополучного эксперимента. И уж с тестом он обязан быть на ты! Хотя, это было аж пять лет назад. Могло ведь и не быть после этого практики.

- Я, можно сказать, там родился и вырос, - улыбнулся капитан, вспоминая о родной для него планете. – Родился, правда, не на самом Марсе, а на Фобосе, на научно-исследовательской базе. Мои родители – учёные-геологи. Но сразу после моего рождения они перебрались на Марс. И сейчас там живут. Отец преподаёт в вузе геологию, мать… Ну, не важно, - почему-то осёкся Чижик, но тут же заусмехался. – А жили мы там как раз под куполом, похожим на тот, что был в фильме «Вспомнить всё», о котором ты говоришь. Да, сцена с выпученными глазами и мне больше всего из него запомнилась… В общем-то, система купола похожа, воздух подаётся похожим образом: воздушные насосы, генераторы, всё это было… Но, конечно, системы безопасности не дали бы произойти трагедии, как в том фильме. Были запасные генераторы, а на экстренный случай всегда достаточно скафандров и эвакуаторов… Но никто из живущих там не верил, что такое может случиться. Это как… если бы в Москве произошло разрушительное землетрясение. Настолько же мала вероятность трагедии. Даже от саботажа защита была… точно не скажу, как это работало, я не интересовался, это довольно узкоспециализированная тема…
Видно было, что о Марсе он может говорить много и долго. Любил Фёдор Михайлович свою родную планету, пусть и покинул её ещё в детстве.
- А ты, значит, никогда не была на Марсе? А хочешь побывать? – вдруг спросил он таким тоном, будто предлагал это самое… ну там… в гости к родителям её свозить?
Песня про отважного капитана – ссылка
(да-да, она уже звучала в ТП)

А эту песню слушает Ванька – ссылка

  • За сплетение Марса, запахов, Чижика...
    +1 от rar90, 09.08.17 06:25

Что ж, Звериков повернул направо, то бишь налево, чтобы прийти направо, то бишь… Короче, пошёл наш лейтенант по левой дороге. А если бы очки надел, то, может, и увидел бы под надписью на камне другую подпись, сделанную чьим-то мелким корявым почерком: «Не верь – камень врёт».

Долго ли, далёко ли пришлось ему идти, но не мог потом вспомнить, так как время на Хрустальной горе текло по-своему, словно река, где убыстряясь, а где замедляясь. Но всё равно это было не его, а сказочное время. Он понял это, когда увидел, что часы на экранчике сотового так и застыли на цифре десять. Именно тогда он пересёк границу и с тех пор не сдвинулся ни на шаг в своём человеческом времени. Хрустальная гора ведь была порождением вулкана времени. К тому же, сотовый телефон здесь не ловил сеть, хотя и работал - можно было поиграть в игрушки, например, - но ни позвонить кому-то, ни в интернет выйти...
С сожалением стоило признать, что телефон был практически бесполезен. Можно было спрятать его под камень, как раньше пистолет. Он был лишним в этом мире и только мог привлечь к лейтенанту ненужное внимание. Как и корочка сотрудника МВД, кстати. Всё инкогнито будет насмарку, если агенты этих инопланетян её найдут.

И вот уже смеркалось в сказочном мире Хрустальной горы, когда за очередным поворотом дороги Звериков увидел небольшую избушку. Настоящий сказочный терем - расписанный яркими красными и зелёными красками, он блестел словно игрушечный.
  • Хорошие приключения и хорошие игра :)
    А боярина кажись зря обидела, эх.
    +1 от Лисса, 08.08.17 19:43

- Зато у меня мечи есть! Целых два! – весело ответила на вопрос Торано Кэсси. – Хотяяя… думаю, с тобой я и без них управлюсь, - загадочно добавила девушка.
Уворачиваться не пришлось – Кэсси не пыталась ему мстить вот прямо сейчас.

Вообще-то… пообедать будет не лишне. Со времени завтрака ещё в Японии прошло много времени, а угощения Осирис было мало, чтобы наесться. Торано стоило позаботиться о еде в скором времени, но пока что голод его не сильно беспокоил.

Выбрав ближайшую сухую ветку и напугав её коротким «открыть замок!», Торано добился того, что ветка послушно хрустнула и переломилась. Заклинание добавилось в его книгу, которую сейчас изучала Хиши.
У гномки глаза разбегались от количества заклинаний в книге неколома. Похоже, он обменивался ими со всеми подряд. Правда, многие из них у неё самой уже были записаны. Из тех, что не было, она нашла Магическое Зрение, Усмирение, Затяжной Прыжок и Призыв Фамильяра. Естественно, чтобы они добавились в её книгу, нужно было их использовать хотя бы раз, а времени на это, кажется, уже не было. Максимум на одно, потом надо будет отступать от деревьев.
+2 | Guild of Heroes, 07.08.17 13:03
  • Выбрав ближайшую сухую ветку и напугав её
    Уууууу!
    +1 от Путник, 07.08.17 14:35
  • Кэсси прелесть, я ее такой и задумывал))
    +1 от Alan_Gord, 07.08.17 14:38

Подхватила всё-таки Белла с пола оживший совок, дрожащий этот в своём магическом возбуждении тяжёлый металлический предмет, который можно было использовать и для самозащиты, и для самоатаки. Приходилось, правда, сдерживать неприятные эмоции, которые испытывала девушка, держа в руке живой и трепещущий кусок металла, тёплый даже немного от заложенной в него магии. И крепко его удерживать ещё надо, чтобы не выскочил из руки, так трясясь-то. Но взяла, не побрезговала. Защиты ради.
И выскочила с криком за дверь.

А там!
Вот почему-то она и думала, что это окажется гнизг. Может, потому что шорох шагов за дверью очень напоминал крысиное шурханье в уголке комнаты, когда домашняя крыса прячется в своей норке, в своём ходе, прогрызенном под полом. Хотя откуда знать Аннабелле, как шуршат домашние крысы? В родном дворце за такими вещами следили и не допускали, чтобы в большом дворцовом дереве жили крысы или ещё какие-нибудь термиты да жуки-древоточцы. Так что догадалась скорее интуитивно.
А с другой стороны, эльфийка думала, что это мог быть тот нехороший дядя в кепке, пытавшийся украсть её вещи. Оказалось, что нет. Кепка этому гнизгу точно не подойдёт, даже с его необычной причёской. А воров-то в Петербурге больше одного на одну улицу! Нехорошо. Плохая криминогенная обстановка наблюдается. Куда только местные охранники правопорядка смотрят. Как они здесь называются? Стражники, жандармы или… менты, вы где? Улица Разбитых Фонарей по вам плачет…
Бедный волшебный Петербург, страдающий от обилия грабителей…

А может, и не вор это вовсе? Вдруг это тот самый племянник мисс Бонни решил навестить тётушку. И волосы у них похожего цвета. Ага, пришёл этот самый… ох, Аннушка уж и имя этого племянника забыла… и решил тётю-гнизгу обворовать. Иначе зачем он рылся в её вещах, пока тёти не было.
Но вообще-то, на гнизгов это не похоже. Маловато принцесса про них знала, однако не слышала, чтобы среди этих крыс водились воры и другие преступники. Наверное, они были, как и в любом другом цивилизованном обществе, но про них было не слыхать.

Магия! Он собрался уйти при помощи магии!
Да где же носит этого Перри?! Когда он так нужен!

- А-а постойте-постойте! – вскинула она руки с совком и духами перед собой, пытаясь этим жестом будто воспрепятствовать крысу исчезнуть. – Не вы ли племянник мисс Понни Бонни? Она просила меня присмотреть за лавкой в её отсутствие, - принялась эльфийка торопливо заговаривать ему зубы.
Но если чувство магии не уйдёт и он всё-таки попробует сбежать, Аннабелла была готова его остановить делом. Ну там, кинув в него совок и прыснув духами вдогонку, чтобы его дезориентировать.

Перри!!! Не спи!!!
  • На этой Улице Разбитых Фонарей не хватает Казановы ;)
    +1 от Лисса, 05.08.17 18:38

Расстроенный и раздражённый Лёха будто не замечал тихо вскипевшей Майи Юрьевны, сейчас напоминавшей пчелиное гнездо, уже растревоженное, с обеспокоенно вылетающими из него пчёлами. Ещё один неверный шаг – и кинутся на агрессора, обнажат свои жала, жертвуя жизнями единиц ради спасения всего коллектива. Единый коллективный разум ведь у пчёл. И одна-единственная возможность применить своё жало. Это осы его не теряют, когда жалят, а пчёлы очень даже… жалят и погибают…
К счастью, Алексей Кирович не стал делать неверного шага. Больше ни слова плохого о Чижике не сказал. Знай себе молча ел, сосредоточенно царапая тарелку вилкой и ножом. Даже не глядел на Майю, потому не мог увидеть, как она прекрасна в гневе. Кто его знает, этого Стругачёва – вдруг потом начал бы нарочно её злить, чтобы увидеть такой красивой рыжей Валькирией? Хотя нет, не стал бы. Слишком добрый Лёха. Слишком даже правильный. Он ведь за девочек в училище заступался. И в этом у него была по жизни своя позиция.
Да, он был герой. Мужчина. Защитник.
- Ага, плесни, - милостиво согласился он, кивнув своей рыжей головой. – Очень вкусный он у тебя. И всегда разный… Хвалил, говоришь? – всё-таки заинтересовался он, бровь поднял. А сначала делал вид, будто ему не интересно.

Прошли тревожные минуты. Накалившийся воздух в помещении остыл, и собеседники продолжили прерванный разговор, как ни в чём не бывало. Словно и не было напряжения в атмосфере, и не вспыхивали искры между ними.
- Не сегодня-завтра окажешься, - таинственно пообещал ей Стругачёв, выслушав её неожиданные признания в любви к приключениям на далёких планетах. – Слыхал я, будто на мостике будет обсуждаться вопрос прибытия на Кулимат. Ну, той планеты, где нам могут помочь. Сегодня в ночь или утром должны прибыть, но спуск Чижик с Михалковым планируют не раньше утра. Увы, я тебе не смогу составить компанию, - парень пожал плечами. – Я бы с радостью, но моя очередь дежурить. Так что, с Серым пойдёте. Думаю, Кайрат его возьмёт. После той драки-то.
Лёгкое разочарование обозначилось на лице рыжика, не очень-то ему хотелось сидеть на вахте, когда кто-то другой исследует планеты в чужой обитаемой Галактике. Первопроходец Стругачёв так и кричал внутри: «НЕ-Е-ЕТ!!! Меня возьми-и-ите!»

Заиграли чёртики в глазах безопасника, когда он услыхал, что у Майки есть план. Выслушал с большим интересом и одобрительно закивал, палец ей большой показал. Просиял прямо-таки лицом.
- Слушай, гениально! – похвалил он её. – А я-то уже думал, как подступиться с таким вопросом к Фёдору Михалычу. Слишком уж оно подозрительно – просто так спрашивать. А если вот как ты предлагаешь… мм, красота план! Всё будет выглядеть естественно. Простой интерес к интересному портрету и загадочной женщине на нём. То есть, девушке. Ну… теперь-то уже женщине, - слегонца заблудился он в терминологии. – В общем, можешь на меня рассчитывать. Может, и я чего придумаю, как к нему в каюту напроситься. Ну там, ещё разок замочек ему сломаю, - шутканул Лёха и заржал от своей шутки.
Потом к Майе ближе подошёл, чтобы экран планшета видеть. Задумчиво и заинтересованно поглядел на красавицу-блондинку на фотографии, почесал затылок, поглядел на Майю, снова на планшет.
- Этой дамочке явно за двадцать, меньше не дам, - серьёзно подошёл он к делу, услышав об обещанном вознаграждении. Даже на коробку мельком глянул. – Я бы дал между двадцатью и тридцатью, но чуйка подсказывает, ей за тридцать. Иначе бы ты не спрашивала. Эмм… - рыжик поднял глаза к потолку. – Это что, та самая блондинка? – снова глянул на экран. – Родинки нет, но её можно вывести. Да не, вроде не похожа…
Озадачился Стругачёв, разглядывая красавицу и так, и сяк.

* * *

- Только пришёл, торопился как мог, - признался Чижик. Особенно запыхавшимся он не выглядел, но от него так и пахло деловой обстановкой на мостике. Почти физически ощущался этот самый запах одних мужиков в окружении дорогой машинерии. – Ты разве не получила моё сообщение?
И в самом деле, мельком брошенный взгляд на планшет зацепился за циферку «1» в окошке, где отображалось число новых входящих сообщений. Из-за громкой музыки Майя не услышала тихий сигнал, оповещавший о его получении.
- Мы уже на пути к нужной нам звёздной системе, - поделился Фёдор Михайлович новостями, принимая у девушки сетку с зелёными намытыми яблочками. – Завтра на рассвете планируем высадку, если всё пойдёт по плану. Я подумал, тебе интересно это знать.
Он слегка рассеянно проследил за тем, как её руки с ножичком изящно, как мотыльки, порхают над одним из яблок, раздевая его до девственно белой наготы и нарезая на аппетитно выглядящие ломтики. Если не знать про кислинку. Да даже если знаешь, всё равно от их вида образовывалась слюнка во рту.
- Чудные яблоки, - хмыкнул капитан, улыбнувшись. – Помню, как в детстве с друзьями таскали яблоки из оранжереи. Совсем ещё зелёные, маленькие, только-только появившиеся. Самые первые яблоки. Потом животом мучались, но какое блаженство было, когда мы их незаметно своровали и ели. Уплетали за обе щеки. Морщились от кислятины, но это было такое удовольствие…
Совершенно без раздумий Фёдор Михайлович взял у Майи целое яблоко и попробовал, откусив разом большой, мужской такой кусок. Смачно хрустнув зелёным яблочком. Удовольственно сощурился от этой сладкой кислоты, прожевал, ещё раз хрустнул.
- М-м, объедение, - улыбнулся он. – А ты уже пробовала?
И вдруг Чижик протянул ей своё надкушенное яблоко! Мол, на, Светлова, пробуй! Жуй после меня! Кажется, он хотел ещё что-то добавить, но заметил, что девушка уже жуёт кусочек, смутился и убрал яблоко.
- Хм-м… вижу, вижу… - куснул его в третий раз, забавно морщась и краснея от смущения, должно быть. Как-то торопливо стал жевать, и глаза забегали. - Да, ты права. Кифлятина ужафная, но именно в этом его прелефть… Значит, говоришь, нарезать яблок. Хорошо, понял. Будет исполнено, товарищ шеф-повар! – шутливо ей козырнув, новый Майин помощник в кулинарии приступил к исполнению, не забывая доедать начатое яблоко. В самом деле, не нарезать же то, которое уже кто-то ел.

На самом деле, Фёдор Михайлович ничего такого смущающего не планировал. Как-то само собой вышло, что руку с яблоком он протянул раньше, чем подумал, как это смотрится со стороны и что может решить Майя. Ведь, по сути своей, это можно было расценить как завуалированный поцелуй. И с чего только ему взбрело это в голову? «А ты уже пробовала?» Нда, дела…
- Командуй, командуй, не стесняйся, - подбодрил он её, аккуратно нарезая яблоки в точности так, как Майя ему показывала. Особой сложности в этом не было. – Здесь и сейчас ты командир, а я твой подчинённый. Кстати, а где у нас Спартак Валерьевич?
Что-то действительно его долго не было. Он ведь жаловался на головную боль. С ним там всё в порядке? Хотя… времени за его отсутствие прошло слишком мало, чтобы беспокоиться.

«Ох, кажется, она была рада меня видеть… - думалось Чижику. – Так посмотрела… нежно как-то… Такое чувство, будто ей всё равно, о чём говорить, лишь бы быть рядом со мной… И мне тоже приятно с ней общаться, хоть и… Странно это всё».
  • Мне очень нравится!
    Ох уж это яблочко, обожаю такие ситуации ^^ Придётся подумать. Яблочная тема прямо у поста, думаю, я поддержу этот настрой)
    +1 от Лисса, 05.08.17 11:56

- Я люблю природу, - просто и незатейливо ответила Лианка на вопрос, почему она здесь, и усмехнулась, отрицательно качнув головой. – Но не одиночество, ты не подумай. Я ценю возможность уединиться со своими мыслями, но считаю, в компании всегда веселей. Однако, когда я одна, я всегда предпочту провести время в скальном гроте или древесной чаще, а не на убогих улочках городов. В трактир захожу, только чтобы перекусить, когда сильно голодна, реже – чтобы вымыться после долгой дороги. Ну, или если лекарь нужен.
Она внимательно присмотрелась к Ярру и хмыкнула.
- Тебе бы он тоже не помешал. Вон весь исцарапанный да искусанный какой.
Так оно и было. Ласка намазался средством от комаров, но старые прыщи ещё чесались, укусы оводов болели, а мелкие порезы от кустов да ветвей ныли и неприятно зудели. Как бы зараза какая не проникла в ранки, этого Ярру только не хватало для полного счастья.
- Всего две недели? – удивлённо подняла девица брови. – Я думала, больше. Ты так себя вёл уверенно, будто давно уж привык к этому проклятию, - во взгляде её даже что-то вроде уважения к терпеливости магуя промелькнуло. – Ну, идём.

Болтовня Ярра не раздражала странницу, пока она вела его куда-то прямиком через лес, без всякой дороги. Шла уверенно, будто знала Старый лес как свои пять пальцев, но иногда останавливалась, осматривалась, на деревья смотрела, на небо, и дальше шла. Слушала болтологию Ласки, сама помалкивая пока, не встревая. Ожидая, пока поток его красноречия иссякнет, должно быть. На тело красивое лишь мельком глянула, когда он похвалился, и хмыкнула смешливо на слова о грустном очаровании.
Хорошая история про «Хорошую историю», рассказанная Ярром, нашла вдруг любопытного слушателя в лице длинноволосой и длинноногой особы, шедшей чуток впереди него. Она иногда оборачивалась и вздымала бровь, тихо фыркала и усмехалась.
- Любишь весёлые дома, значит? - иронично спросила Лиана, когда он договорил. – То-то ты такой любвеобильный. Прям мурашки. Но убить тебя мне больше не хочется. Уж скорей, пожалеть да приголубить, но жалостью я тебе добра не сделаю.

Помолчала немного Лианка и наконец про себя стала рассказывать.
- Ну, а моя история проста. Родом я из маленького городка, что в лесу ютится. Прямо посредине леса, и не простого, а эльфийского. Но эльфийские поселения от нас далеко, а городок тот когда-то был простым рынком, куда привозили товары для торговли с эльфами, потом рынок разросся, часть купцов отстроили дома и осели там… Но то давно было, до второй волны поселенцев. Купцы оттуда уехали после какого-то конфликта с эльфами, и был город заброшенным, пока в нём друиды не поселились, а после туда стали приезжать все любители жить на природе, но не желавшие отказываться от городских удобств. Сам город – около полусотни домов, остальное занимают лавки, магазины да кузни. Вот я там родилась и выросла…
Шустрая вздохнула грустно.
- Скучаю я по дому, но обратно не тянет. Только с родными разве что повидаться. С детства я любила гулять на природе, все окрестные леса облазила, все пещеры исходила. Были у меня друзья, всё вместе делали. Потом стали взрослее, у них свои интересы, у меня свои… И решила я следопытом стать, чтобы вольно путешествовать. Меня один эльф знакомый учил. Он и гордость мою мне подарил, обучил ею владеть, - Лиана легко рассекла воздух глефой. – Я её Коброй зову. Она так же ловка, быстра и опасна, а уж если лезвие ядом смазать… - девушка хищно оскалилась.
  • Лианка хороша. Отзыв конечно не нов, я уже это говорила, но нравится спокойный, ненапряжный разговор с ней :)
    +1 от Лисса, 04.08.17 12:34

Петя наложил заклятие Слабости (свиток растворился в воздухе), но так и не узнал, подействовало оно или нет. Дракон его настиг и дохнул пламенем. Одна из струй прошла мимо, но вторая зацепила юношу, когда он пытался прыгнуть в сторону и уклониться. Огонь прошёлся по левому Белловому боку, с противной болью обжигая открытую кожу, тут же покрывшуюся волдырями. Повезло, что одежда не загорелась, но левый рукав и бок начали тлеть. Руку обожгло сильной болью.
Похоже, что выбора больше не было. Придётся достать меч и напасть на дракона, иначе он его просто поджарит, как зайца на вертеле, и съест потом с аппетитом.
Неожиданно Белл вспомнил про оставшееся заклятие Копии. Теперь ему уже казалось, что оно может его спасти. Впрочем, мастерства да удали Беллу хватало и без магии, а оставшийся свиток можно было приберечь для Барлада Дэрта.
Зена куда-то пропала. То ли снова исчезла, то ли как-то по-хитрому спряталась…
+1 | Герои не умирают, 01.08.17 15:42
  • Ура. Продолжаем!
    +1 от Лисса, 01.08.17 16:14

Да уж, тётушка «Мо» была той ещё особой. И язык не повернётся назвать её эльфийкой, настолько отличалась она своими взглядами от исконных обитателей Фейерии. Ну, может, эльфы и не были исконными – историю Аннабелла учила плохо и ей не помнилось, жил ли здесь кто-то до эльфов. Казалось, будто королевство существовало всегда, и всегда им правил вечно живущий король Верон. Вечный Оберон, как его называли люди.
Ох, несладко Аннушке придётся с тёткой. А ну как заставит мясо есть? Нет, ну, заставить, положим, не сможет – что же, принцесса себе не найдёт здесь вегетарианской еды? И всё же страхи и треволнения были, как-то оно всё сложится. Особенно беспокоило, что она теперь от тётки зависит, ведь та будет ютить её у себя, податься больше некуда. Можно в посольство, конечно… ведь должно быть в таком большом городе фейерийское посольство! Но пройти испытание и избавиться от гнизгового проклятия Аннабелле это никак не поможет…

С такими грустными мыслями девушка выглянула в окно, уныло поглядела на скучный дождливый пейзаж и дальше пошла. Хороший хозяин в такую погоду не выгонит собаку на улицу – так, кажется, люди говорят? А её родной папа отправил в чужой мир под этот ужасный дождь. Хорошо, тут дожди не кислотные… слышала где-то краем своего острого ушка Аннабелла, что есть миры, где непрерывно идут дожди, только вместо воды из туч падает кислота, разъедающая даже металл. И даже там умудряется кто-то жить!
Лаборатория её не интересовала, хотя одним любопытным взглядом всё же окинула помещение, цепляясь за бросающиеся в глаза детали вроде сложенных свитков, толстых фолиантов, чертёжных приспособлений и начертанных на полу магических схем. Понятно теперь, что гнизга не покупает эти свитки, а сама их создаёт. Ох-хо-хо, как ни странно это признавать, но Понни Бонни была хорошей колдуньей, как для крысы. И вот теперь Аннабелле стало понятно, почему она отказалась от её щедрого делового предложения, вместо себя попросив помочь племяннику. Просто в этой лавке не было товаров из Фейерии. Гнизга ими не торговала, оно ей было ни к чему.
В кладовку тоже заглянула одним глазком и закрыла дверь наша взмокшая принцесса, а вот в туалет радостно протиснулась. Увидев душевую кабинку, ахнула даже восторженно – на такую роскошь она и не рассчитывала. Несколько минут понадобилось, чтобы освоиться, как это всё устроено и работает. Потом Аннабелла проверила, работает ли душ и течёт ли из него обычная вода, а не какое-нибудь хейкао. И наконец, закрывшись внутри, если была защёлка (а то ещё Перри будет подсматривать, с него станется!), принялась приводить себя в порядок.

Звук из кладовки эльфийка услышала, уже когда вышла из душа, быстро ополоснувшись и воспользовавшись своим полотенцем, чтобы насухо вытереться, оделась в захваченное с собой закрытое платье и расчёсывалась, стоя перед раковиной. Она едва не выронила расчёску, услышав этот звук. Сначала, как водится, подумала на коднара, но шаги были явно не его!
Бросив расчёску на край раковины, Аннабелла подошла к двери и прислушалась, что там происходит в коридоре. Подумалось ей, будто это мог быть вор. Может, тот самый, в кепке? Коднар ведь не сказал, что позвал стражу и его арестовали. Мог и в лавочку через окно или какой-нибудь чёрный ход грабитель пробраться. Страшновато стало эльфийке. Коднар сидел у камина и ничего не знал. Может, даже заснул. Если она закричит и его позовёт, не факт, что услышит. Тем более, из-за закрытой двери.
Но ведь она обещала мисс Бонни присмотреть за лавкой!

Аннабелла быстро огляделась, ища что-нибудь, что сойдёт за оружие. Что такого опасного может быть в обычной ванной? Да даже простые духи или дезодорант-освежитель воздуха могут стать оружием, если ими прыснуть грабителю в глаза! А дезодорант в туалете – вещь обычная… в некоторых мирах.
  • Врединка наша хороша ^^ Особенно мне про душ понравилось.
    +1 от Лисса, 01.08.17 11:28

- Прихвати, отчего не прихватить? – улыбнулась щербато бабушка и платочком лейтенанту вслед помахала, а потом незаметно слезу в уголке глаза утёрла.
- Бывай, служивый! – каркнул ворон где-то с ветки дуба над головой и помахал ему крылом, а когда Звериков пошёл дальше, клюнул монетку, которую держал в лапе.

А наш бравый лейтенант расправил плечи и, поскрипывая новыми сапожками, зашагал по дороге. Теперь его не могла остановить никакая неведомая сила, ибо стал он совсем похожим на обитателей Хрустальной горы.
Конец второй главы
  • За прекрасную главу с нашей Бабкой Ёжкой. Харизматичная дама :)
    +1 от Лисса, 31.07.17 23:44

- Смутно я уже помню события в книге, - удручённо покачал головой Фёдор Михайлович, с интересом слушая Майины пояснения про доростков. – Очень давно, ещё в детстве читал. Запомнилась основная сюжетная линия, но детали подрастерялись за эти годы. Понятно…
Усмехнулся по-доброму, шутку про хоббитов-звездолётчиков услышав. Головой смешливо покачал, не перебивая девушку. Хмыкнул тихонечко, её кисть вдруг слегка сжав пальцами. И сразу как-то резко насторожился, когда она предупредила, что сейчас смущать его будет специально. Взгляд его тут же сменился, сделавшись неуверенным, и будто спрашивал: «Майя, а может, не надо?» Но она заговорила и, поняв, о чём речь, он быстро расслабился и обмяк как-то, снова усмехнулся.
- Спасибо, - кивнул Чижик, - это ценное мнение. Я родился и вырос не на Земле – может, поэтому меня и тянуло всегда к звёздам. Никогда не считал Землю своим домом, - неожиданно признался он, задумчиво поглядев куда-то вдаль по коридору. – Вторым разве что… Родился я на Фобосе, но первые мои воспоминания связаны с Марсом. Он и стал для меня первой родиной.
Замолчал ненадолго капитан, а потом вернул посерьёзневший взгляд на девушку. Неожиданно руку к ней протянул и легонько коснулся указательным пальцем её лба, чуть постучал по нему этим самым пальцем-то.
- На уроках учиться надо, Светлова, а не книжки читать и в игры играть, - шутливо-строгим учительским тоном сказал бывший преподаватель и мягко улыбнулся, убирая руку, снова взяв её за кисть. – Тем более, раз мечтала летать. У каждого на корабле разные обязанности, но они могут быть взаимозаменяемы. Возьми Спартака Валерьевича: он и повар, и уборщик, и второй пилот. А при случае может и в штурманское кресло сесть, и борт-инженеров подменить, и даже меня на моём посту. Вот настоящий универсал, с него можно брать пример, - с большим уважением отозвался о Бережном Чижик. Затем улыбнулся. – Но, конечно, в медицине он едва ли силён. Я ничего такого о нём не знаю. Впрочем… что это я о нём. Ты ведь тоже на многое способна. Ты и доктор, и учёная-биолог, и выносливая спортсменка. К чему это я… Понимаешь, Майя, ты могла бы тогда на занятиях освоить ещё что-то, какую-то роль на корабле, кроме медика и учёного. Чтобы в нужный момент кого-то подменить… Но я понимаю, если это тебе было не интересно. И уж тем более не обижаюсь, если ты не слушала мои уроки. Хотя ты говоришь, слушала…

Майя правильно опасалась, что несёт ерунду. В смысле, играет роль кэпа Очевидность и что Чижик сам прекрасно знает возможности Стругачёва. Это она поняла по его расслабленной улыбке и понимающему взгляду, после того как попыталась замолвить словечко за Алексея и, быть может, помочь старому другу вернуться в кресло пилота, в котором он определённо чувствовал себя намного уютнее, чем с бластером. Хотя, недавно Лёшка показал, что научился кое-чему в военке. Ага, досталось же тому «охраннику»…
- Вот про это я и говорил, Майя, - улыбнувшись, кивнул Фёдор Михайлович. – Взаимозаменяемость. Если с первым и вторым пилотом что-то случится – не дай бог, конечно – всегда найдутся те, кто сможет их подменить. И здесь я буду рассчитывать на Стругачёва. У него неплохие навыки. Когда мы отлетали, я получил досье на него и Громова, изучил внимательно. Вижу у него успехи по многим пунктам, и хотя с дисциплиной он до сих пор не дружит, но я знаю, что ему можно доверять.
Он поглядел на девушку и одобрительно кивнул, положил ладонь ей на плечо.
- Но я рад, что ты за него попросила. Знаешь… любой капитан радуется, когда видит взаимовыручку и взаимоподдержку между экипажем. А тем более, мне приятно видеть дружбу между вами. Алексей отличный парень, я в него верю, как и в тебя. Он за тебя тоже переживает, - улыбка капитана вдруг стала слегка загадочной. – Стругачёв за тебя заступался за тот инцидент и заверял, что вся вина лежит на нём. И зачем-то пытался меня убедить, что ты очень хорошо ко мне относишься, - Чижик хмыкнул. – Вы друг друга стоите.

Мгновение объятия было слишком коротким, чтобы насладиться им сполна. Жаркое дыхание, коснувшееся шеи и волос. Прикосновение щеки и едва уловимый запах хорошего одеколона. Его руки на спине, прижимающие её к его груди. Крепко, но мягко. Мягко, но крепко. Будто говоря в ответ: «Я – мужчина, Майя. Это я буду тебя защищать». Впрочем… мужчина – Защитник, женщина – Берегиня. Такая вот взаимозащита получается от напастей разного рода.
Момент быстрый… слишком скоро улетающий… и короткий вздох. Пора прощаться.
- До встречи, Светлова, - раздалось вслед, и чуть позже, когда она уже развернулась и не видела его, долетело тихое, - …Майя.
А потом раздались удаляющиеся шаги. Твёрдые, но не быстрые. Человеку некуда было спешить.

* * *

- Всё в порядке, Майя Юрьевна, я в полном ажуре, - возразил Раздолбайло, слегка удивлённо даже глянув на неё, но затем сам отвёл руку в сторону. Видно, понял, что она заметила его жар на лице, почувствовала горячее прикосновение. – Жарковато немного стало просто, после обеда-то, - это была явная ложь, но Иван надеялся, что прокатит.
Её хозяйственные ухаживания он принимал скромно, иногда сам старался поухаживать, поправляя вазочку с конфетами, или чашку предлагая ополоснуть после чая, или крошки от печенья со стола аккуратно салфеточкой убирая. Вообще, удивительное дело, как умеют крошиться печеньки – вот вроде бы и следишь, как их кусаешь, и ничего не крошится при этом, а съел – и глядь, полно крошек осталось! Это фантастика из того же рода необъяснимых явлений, как бутерброд, всегда падающий маслом книзу, и вечно путающиеся в несусветный клубок провода.
- Да-с, сударыня, кофе и коньяк. Серьёзный магарыч для серьёзного человека, - Иван с интересом попробовал чай на вкус, пожевал губами немного, смакуя, отпил ещё глоток, и только затем удовольственно кивнул. – Необычный вкус. Деликатный – от слова деликатес. Мне нравится сия необычность. Благодарю-с за угощение… Значит, вы считаете, лучше коньяк и чай? Некоторые и чай с коньяком пьют, хотя я предпочитаю «Доктор Тайсс». Вы медик, наверняка должны знать эту чудную настойку эхинацеи. Повышает иммунитет и укрепляет организм. Впрочем, я не злоупотребляю, - заверил Ванька бортового врача.
Парень тоже за шоколадкой потянулся. И после некоторого размышления таки попросил долить кипяточку, то ли в самом деле не заметив подвоха, то ли удачно сделав вид, что Светловское необычное поведение прошло мимо его внимания.

- Э-э… Где забыла? Мне за ними сгонять? – застигнутый врасплох, едва открыв дверь, Лёшка переводил озадаченный взгляд с Майи на Ивана, с Ивана на экран, с экрана на стол, со стола на Майю. С Майи на её носки. С носков на коробку конфет… - Ага-а! Вы тут пируете?! И без меня?! – грозно сдвинув брови, шутливо спросил рыжик, вызвав усмешку Раздолбайла.
- У нас серьёзный разговор… - будто бы извиняясь, заметил Иван.
Может, таким образом он хотел прогнать Лёху, воззвать к его чувству такта. Но где Стругачёв, а где то самое чувство такта? Не тут-то было!
- А, ну говорите, говорите, не буду вам мешать, - неопределённо помахав пальцами в воздухе, Лёха вопреки своим словам прошёл в кабинет и бухнулся на стул рядом с Ванькой, тот аж скрипнул. Не Ванька, стул. Оглянулся на Майю приветливо. – Раз можно зайти, я тут тихонечко посижу, пожую. Тебе это больше не нужно? – показал он пальцем на яичницу в тарелке. – А чего не съела? Очень вкусно, между прочим. Я бы добавки у Спартака попросил, если б можно было. А тут – нате вам, цельный обед скучает. Ну так я съем, ага? А вы общайтесь, не обращайте на меня внимания!
Получив разрешение съесть заботливо принесённый Чижиком для Майи обед, Лёшка принялся его уминать за обе щеки, слегка чавкая, склонившись над столом. Иван смотрел на него как на дикаря, вылезшего из пещеры.
Обижен ли был Стругачёв? Да непохоже! Если только он своим нарочито вызывающим поведением так не мстил за обиду-то. Хотя… он ведь по своей природе такой.
- Угу-угу, - покивал на чайное предложение, не отвлекаясь от еды.
- Очень… приятно, - озадаченно потянул второй борт-инженер, разглядывая замечательную личность, уплетавшую яичницу. Повернулся к Майе, услышав про кота. – Мотя? А что ему сделается? Жив-здоров, от ваших роликов сердечного приступа с ним не случилось, - шутканул вдруг.
- Роликов? Каких роликов? – поднял рыжик голову и покрутил головой, глядя на собеседников. Потом догадался на экран телевизора взглянуть, но тот уже был чёрный и непроницаемый, как сама ночь. – А-а, роликов… - Стругачёв отложил вилку и обеспокоенно поглядел на Майю. – Ты что, каталась?.. И снова без меня? – последний вопрос был шуткой, но Лекс его добавил явно для того, чтобы сгладить чрезмерную серьёзность, с которой он задавал первый вопрос. Парень не на шутку встревожился этой новости.

Раздолбайло вдруг в какой-то момент, вскоре после прихода Стругачёва, поднялся с места.
- Ну, спасибо за угощение, Майя Юрьевна, за этот разговор и за ролики… то есть, я хотел сказать, кино. Конечно же, кино, - как-то слишком уж быстро поправился он. – За всё спасибо, в общем. И за приглашение тоже. Я над ним подумаю. Я бы даже сказал, мне оно нравится, - кивнул техник. – Конечно, я всегда считал «Чужого» серьёзным ужастиком, драматическим даже, но если вы так говорите, пусть будет комический. Как «Кошмар на улице Вязов», да…
- Она сказала: «космический», - не согласился с ним Лёха, дожёвывающий Светловскую яичницу, и расхохотался. – Комический, ха…
- Да? Разве? Ну значит, это я сам придумал, - усмехнулся Раздолбайло. Уже у двери он остановился и обернулся. – Я всё понял, Майя Юрьевна, и я уважаю ваше личное пространство. А насчёт кино подумаю. Вы не против, если со мной придёт Фотон Ромашкин? Мы с ним… как бы дружим.
- Я не против, нормальный чел, - первым ответил Алексей Кирович, хотя спрашивали не его.
А едва Раздолбайло вышел, Стругачёв повернулся к Майе и вопросительно поднял свою рыжую бровь. Всем своим видом буквально жаждая объяснений.

* * *

Жизнь - совсем не весёлая штука, такой её делают хорошие люди, встречающиеся на нашем пути.
- Прости, Лана… - покосившись в сторону портрета с улыбчивой блондинкой и самим собой в юности, Чижик скользнул в ванную и, закрыв дверь, остановился перед зеркалом. Задумчиво поглядел на необычную чёлку, которую ему зачем-то сделала Светлова. Вздохнул и заметил, как его отражение стремительно краснеет. – Мда, дела… Кто бы мог подумать. Майя… - он покачал головой, поднял лицо вверх и прикрыл глаза, глубоко вдохнув свежий кондиционированный воздух. – Данко, купол тишины на пятнадцать минут...
Так он стоял долго, голосом велев кондиционеру работать на прохладу. Очень нужно было остыть после этой встречи. Так нельзя являться на мостик. Чижик и без того мог представить шуточки Генки, а если он ещё придёт красный, как вареный рак…
- Дурак… - глухо повторил Фёдор, открывая глаза и вглядываясь в своё отражение. – О чём ты думаешь только. Распелся чижиком… Очнись. Ты же для неё старик. Ты в отцы ей годишься…

* * *

Наконец и Лёха дожевал яичницу и ушёл по своим делам. Он сказал, что должен отдохнуть, так как в полночь ему выходить на смену вместо Громова. Но вечером в назначенное время после ужина он непременно придёт к Майе в гости, в её каюту с удобным дизайнерским креслом, на совместный просмотр кино с ней и Фёдором Михайловичем. А встретятся они ещё на ужине. Несмотря на плотный двойной обед, от еды Стругачёв не стал бы отказываться. В своё время он мог бы конкурировать с Витей Булкиным за право называться первым обжорой класса. Вот только на стругачёвские бока жирок не откладывался почему-то. Видимо, очень много энергии было у Лекса, и лишний жир всегда находил выход.
Роликов в кабинете не нашлось, а при более тщательном осмотре Майя не обнаружила их ни в приёмной, ни в коридоре медотсека, ни даже в ванной. Должно быть, и правда забыла их в том коридоре после разговора с Фёдором Михайловичем. Больше ведь нигде не могла оставить.
Девушка проверила руку Романовского, который очень нехотя поддался на уговоры врача себя осмотреть, и убедилась, что всё на Юрии Александровиче заживает, как на большом и сердитом коте. Не о Бегемоте речь, конечно, хотя его можно привести в пример. Чудесные современные лекарства делали своё дело, и от ожога осталось мало. Но лишний разок намазать и перевязать было можно. Эта идея не сильно нравилась Романовскому, который жаловался, что повязка мешает ему работать, но препятствий доктору он не ставил.
Разобрались потом вместе с Игорем Кирилловичем в каталогизации и классификации разумных обитателей этой части Вселенной, у него уже всё было готово. Данко вовремя подогнал первые результаты сканов Кролла, и можно было обсудить будущее лекарство для инсектоида. Однако делать его было рано, стоило дождаться окончательных выводов искина и анализов Григорьева. В таком деле нельзя допускать ошибки. Так что с работой, по сути, на сегодня было закончено.
От помощи Спартак Валерьевич не стал отказываться. Более того, обрадовался ей. Он жаловался на незначительную головную боль, отшучивался, что это его Александр Оттович заразил. По этой причине любая помощь была бы кстати. Но выглядел Бережной хорошо, уставшим и измученным не казался, так что поводов для каких-то опасений у бортового врача не было.
Горло ближе к ужину першить перестало полностью, и других симптомов простуды также не наблюдалось. Кажется, в этот раз Светловой повезло. Но так играться с кондиционерами всё же не следовало – в другой раз может и заболеть.
А потом – пришло время готовить пирог…

* * *

Иван сидел с опущенной головой за своим терминалом, опустив локти на подлокотники и сложив ладони на висках. Иногда задумчиво и сосредоточенно потирал их пальцами, вздыхал огорчённо. Как же не вовремя явился этот рыжий её друг.
- Я ведь почти признался ей, Мотя, - тихо сказал парень коту, вылизывавшему себя у его ног. – Чёрт, я бы ей всё рассказал, если б не этот… друг, - с недружелюбными интонациями брякнул Раздолбайло. – Вот же закон подлости. Явился, когда не звали. Хотя, может, оно и к лучшему. Не стоило ведь рассказывать, верно? Ни к чему ей знать о нас с тобой, Мотя. Эх…
Пальцы защёлкали по клавишам, вводя сложный пароль к скрытой и зашифрованной папке с данными, доступной только второму борт-инженеру.
- Но она открылась нам, Моть, - продолжал говорить Иван, смотря на экран. – Это был настоящий открытый разговор. Односторонний, мать его этого Стругачёва. Я просто не успел ответить взаимностью… И знаешь что, дружище?
Ваня поглядел на кота, а тот сел и внимательно посмотрел на Ивана, ожидая продолжения.
- Я зауважал нашего дорогого доктора. Майя Юрьевна мне нравится, вот что я имею сказать. Поэтому… - он занёс палец над кнопкой и усмехнулся. – Нет-нет, Мотя, даже не проси, я всё решил…
Клацнула нажатая кнопка, и на дисплее вспыхнуло окошко с предупреждением: «Папка М.Ю. будет навсегда удалена БЕЗ ВОЗМОЖНОСТИ ВОССТАНОВЛЕНИЯ. Вы уверены, что хотите удалить её?» Палец на миг задержался… и после недолгого раздумья нажал подтверждение.

* * *

Грузные шаги гулким эхом отдавались по опустевшему коридору. Ветвистая тень, искажённая множеством ламп дневного света, упала на ботинки с роликовыми коньками, лежащие у стены.
- Что это?.. – раздался тихий мужской голос, и ролики подхватила чья-то большая рука. – Гм…
Мужчина направился дальше по коридору, внимательно осматривая пол, задержался у лестницы. Протянул руку и провёл пальцем по едва заметной царапинке на стене там, где лестница заканчивалась и начинался коридор. Потом по перилам прошлась широкая ладонь. Человек спустился на несколько ступеней, заметил ещё одну трещинку в покрытии перил. Провёл по ней пальцем, а затем сжал их в кулак и слегка пристукнул по перилам.
- Старлей… - глухо пророкотал-процедил майор Кырымжан, помрачнев и сдвинув брови.
Так как у нас будет тестовая смена формата, и следующий СВОЙ пост я уже дам небольшого размера, то смотри. Вряд ли на такой содержательный пост, как я дал, можно ответить коротко. И не пытайся. Просто пиши с учётом следующего:
1. Сцену с Чижиком ты завершишь своим постом, задний отыгрыш на этом закончится. Это значит, желательно оставить все монологи/действия завершёнными и не требующими ответа.
2. Сцену с Иваном и Стругачёвым можно будет коротенько доиграть одним постом задним числом, на это я отвечу и закрою её следующим своим постом.
3. Можешь дать попутные заявки на время скипа, если появилось желание, я на них отвечу. Если Майя искала ролики, она их не нашла. Если уточняла у Данко, он ей сказал, кто их нашёл. Можешь писать с учётом этого.
4. Свой пост заканчивай на начале готовки. С этого места продолжим игру в новом формате.

С ответом не тороплю, напишешь, когда успеешь. Можешь и коротенько, если душа так лежит. Постить в новом формате буду с расчётом пост в будний день. По выходным и праздникам - как получится. Это если он приживётся :)
  • Ох ты, Раздолбайло на аватаре! ^^ Его поступок приятно удивил, молодец он. Так забавно на Алёшку злится)))
    Алёшка тоже классный - явно же видно что инженер менжуется, а, хоть бы что)
    Замечательный утропостЪ. Спасибо!
    +1 от Лисса, 30.07.17 10:27

Кажется, Тургу понравилась их новая спутница, и не удивительно – она была и вправду красивой. Всю дорогу варвар как-то странно на неё поглядывал – Эмелин не помнила, чтобы он когда-нибудь так смотрел на неё. Однако, сама Марта старалась держаться от него подальше, и Эми задумалась, как же её убедить, что Тург – хороший парень, просто… большой.
- Не бойся его, он только для врагов страшен, - в какой-то момент шепнула ей эльфийка и незаметно подмигнула. – А ты ему понравилась. Вот и смотрит.
Насчёт засады Изумруд была не уверена, хотя и ей показалось странным, что кобылу кобольды не прихватили с собой. Ладно – телега, она тяжела и великовата для мелких грабителей. Хотя, может, кобыла им была без надобности?
По примеру Грегора эльфийка неторопливо приближалась к телеге, внимательно глядя по сторонам.
  • Успокоить соратницу - дело хорошее!
    +1 от GyroTheWise, 28.07.17 14:55

С бинтами сказочно повезло – Эми рассчитывала выторговать хотя бы одну монетку, а ей уступили целых три! То есть, больше чем вполовину скостили цену. А самое удивительное, что даже ничего не попросили взамен. Лекарь, продававший бинты, враз получил благосклонное расположение эльфийки, она ему тепло улыбалась и обещала рекомендовать его товар своим друзьям и знакомым. В общем, этой сделкой девушка была очень довольна. Сэкономила целых три монеты! И теперь ей хватало на эльфийский кинжал.
К слову, она отчего-то думала, что он стоит аж семь монет, а оказалось – всего пять, и это без скидок. Тоже немного порадовало. В отличие от продавца кинжала, полуэльфа Криланана. Его счастье, что Эми пришла на рынок одна – услышь его приставания Грегор, или тот же Тург, торговец бы зубов не досчитался, а то и пары рёбер. И это он ещё даже не приставал толком, лишь сделал неприличное предложение, услышав которое, эльфийка покосилась на жену Криланана. Будь у Эмелин скверный характер, она бы этим непременно воспользовалась. «Я не стану передавать вашей жене, о чём мы говорили, если вы согласитесь продать кинжал за три монеты». А если бы была хитрой лисой, то согласилась бы, а сама на сеновал с Грегором пришла. «Это мой друг, он тоже любит смотреть на звёзды. Вы ведь не против, если он с нами посидит посмотрит?» Могла ведь так поступить, но не стала, потому что Эми была доброй девушкой и не хотела ни с кем портить отношения. Ей приятно было, что Криланан считает её красивой, но ухаживания женатого мужчины эльфийке были вовсе ни к чему.
- Ну что вы, как можно, я приличная девушка, - скромно прошептала она в ответ. – Разве ваша жена не любит смотреть на звёзды?
Признаться, будь Криланан немного более назойлив, Эмеральд бы даже не стала у такого торговца ничего покупать. Но этот кинжал она уже давно хотела, не отказываться же от хорошего оружия из-за такого пустяка. Так что, Эми постаралась воспринять слова Криланана как комплимент и не обижаться на него. Заплатив полную цену, она всё равно была довольна. Ведь думала, эльфийский кинжал ей в семь монет обойдётся. А так ещё и три монетки остались после прогулки по рынку.

- Не называй меня малышкой! – шутливо и возмущённо раздалось за спиной у Грегора, и успевшая умыться, переодеться и чуть по-другому причесаться эльфийка подошла к собравшейся у ворот компании. Она поправила за плечом лук и приветливо улыбнулась новенькой. – Привет, Марта! Я – Эмеральд, для тебя Эми. - На то у эльфов и ушки острые, чтобы хорошо слышать издалека.
На поясе у Эмелин Грегор и Тург могли заметить изящные ножны с кинжалом явно эльфийской работы, которых раньше у неё не видели.
  • согласилась бы, а сама на сеновал с Грегором пришла

    Она не одна придет, она с кузнецом придет (с) Формула любви
    +1 от Alan_Gord, 28.07.17 13:37

Этот тип – психопат, заверила себя Маша, когда посмотрела на него дольше да рассмотрела повнимательнее, послушала его больше и даже рот слегка приоткрыла от той чепухи, которую он нёс. Больной на всю голову безбилетный пассажир. Буйный, возможно, но пока ему не перечишь – ведёт себя тихо. Значит, задачей актрисы было, не переча ему и потакая его прихотям, поскорее от него отделаться. Может, он просто псих, а не ужасный маньяк, убивающий пассажиров этого поезда, расчленяющий их тела и прячущий части трупов в этом вот купе, отчего оно и смердит дурными запахами. А «просто псих» понесёт немного околесицы и успокоится, надо лишь подождать. Переждать грозу. Спешить всё равно некуда, пока в коридоре проводники.
А может, ну его, этого Остряка? Оттолкнуть в сторону, извернуться и проскочить ужиком, выбежать в коридор – и в своё купе скорее, под защиту Игоря. Ага, вот как она теперь о нём думает, о своём соседе. Как о потенциальном защитнике от маньяков-расчленителей. Или нет – лучше сразу найти проводников и сдать им психа с потрохами. Но она ведь обещала же, что не скажет… Маше ничего не стоило бы соврать, но ей не хотелось. Раз уж пообещала, надо быть честной перед самой собой.
Да уж, Остряк… Самые тихие психи обычно оказываются наиболее опасными. У мамы подруга в психдиспансере работает, уж она-то их знает.

- Как вошла, так и выйду, - попробовала она спокойно ответить на его опасливые бормотания. Может, услышит спокойствие в голосе девушки и сам тоже поспокойнее станет. – Вы хотите сказать, этот запах, эта вонь со мной останется? Ох, только не это, - скривилась Мария, вдруг сообразив.
Ей срочно нужно в туалет! Немедленно избавиться от этого запаха! Жаль, что там умыться, кажется, нельзя, умывальники в поездах вроде не предусмотрены. А так хотелось смыть с себя эту вонь.
- Я… я не знаю, о чём вы, - замешкалась Маша, когда парень посетовал, что обратно пути нет. Про мост какой-то приплёл. Она ему действительно не верила. Ни на грамм. И следила за каждым его движением. А вот оговорки упускала из виду. Мало ли что он несёт, это же всё бред воспалённого ума. – Показать? А… а может, не стоит? – замешкалась Кузнецова, испуганно проследила за его рукой, тем самым ужиком беззвучно скользнувшей в карман, и сунула свою руку в сумочку за шокером. Ну его в баню, этого якутского престиже-чего-то-там, с его показательными выступлениями.

Молчание.
Они оба стояли друг напротив друга, как ковбои на Диком Западе, положив руки на рукоять своего оружия и готовясь его выхватить. Кольт рассудит нас, да. Две испуганных овцы, поджавших хвост, трясущихся своей шерстью, глаза прикрывающих от страха. А под шубой своей овчинной камень держащих. За пазухой, значит. Чтобы кинуть в чужой огород.
Секунда.
Другая.
Третья.
Нервы актрисы не выдержали первыми. Нервы, напряжённые до предела, натянутые струной. Тик-так – говорили часы на остановке. Тук-тук – отзывалось сердце. Скрёб-скрёб – длинные Машины ноготки нащупывали в сумочке шокер. А ресницы даже моргать перестали – она не отрывая взгляда следила за рукой Остряка.

Тяжело вздохнуть. Нащупать кольт… то есть, конечно же, электрошокер, выхватить его из сумочки, наставить на парня и сказать, стараясь держать дрожащий голос ровно:
- Отойдите в сторону, я выйду, - с прохладцей эдак сказать, но без лишних грубостей и придумок. По сути. Показывая ему грозное своё, бьющееся электрическим током оружие, как последнее предупреждение. И палец на кнопку включения положив.
Если послушается, тогда бочком-бочком мимо него – и в коридор, на волю! И искать проводников. Психам не место на поезде.
+1 | Багровый Экспресс, 23.07.17 07:08
  • За электрошокер!
    +1 от rar90, 28.07.17 09:30

Целых две минуты эльфийка провела за разглядыванием диковинного монументального строения на картине, уносящегося верхушкой в самые облака, пытаясь догадаться, чем бы оно могло быть. Та самая Страшная и Ужасная Гнизготерия? Увы, языка гнизгов она не знала, и подпись под картиной ей ничем не помогла. Оставалось только гадать или спросить у крысы-хозяйки.
А пока хмуро смотрела на картину, выкручивала свои намокшие волосы, нимало не заботясь о том, чтобы вода не натекала на пол. Превращая эту милую уютную комнатку в мокрую и сырую. Хорошо, хоть выкручивала, стоя на одном месте перед картиной, а не ходя из угла в угол и щедро поливая пол дождевой водицей.
Потом на товары переключила внимание, на назначение того или иного заклятия, на цены, которые гнизга за них просила. Удивлённо головой покачала, увидев такое разнообразие бытовой магии. Да уж, отсталый в магическом смысле мирок. Сама-то она тоже почти ничего из этого не умела, слишком юна была для постижения тайн бытовых заклятий. Но всё равно, как ей прожить тут цельный год? Девушка вздохнула и из интереса поискала среди свитков волшебство, вытравляющее из дома крыс и мышей.

За этим занятием её и застала вернувшаяся гнизга. Аннабелла повернулась к хозяйке, ни словом не обмолвившись о предмете своих поисков. Чувство такта у принцессы имелось, хотя порой было очень своеобразным. Но не в этот раз. Сейчас ей нужна была помощь, и Аннабель держала себя в узде. Даже глаза не стала демонстративно закатывать, слушая эту бюрократическую трепотню про классификацию эльфов. Кажется, что-то из этого она слышала от учителя истории.
Но вот про состав ингредиентов в предлагаемой пасте слушала охотно и внимательно, согласно покивала про своё вегетарианство.
- Злаки, растительный жир и ягоды мне подходят, мисс Бонни. Это очень хорошо, что вы учитываете такие вещи, - благодарно кивнула принцесса. – В таком случае, я не откажусь от угощения.
И хотя и хейкао этот, и паста всё ещё внушали подозрения, Аннабелла решила рискнуть и попробовать. Вдруг на самом деле ничего страшного и она не превратится в гнизгу, отведав их пищи?
- Что это за здание, мисс Бонни? – поинтересовалась девушка, заметив, как крыса смотрит на картину. Хм, хоть бы не заметила лужу под ней.

А потом беседа плавно перетекла в деловое русло.
- Ваш племянник? – уточнила Аннабелла, стараясь не думать о том, что это ещё один противный крысёныш с подвижными усами и голым хвостом. Но раз уж обещала, своё слово надо держать. Принцесса она или кто? Поэтому Анни благосклонно согласилась. – Хорошо, мой помощник сейчас придёт и оставит вам наш адрес.
Сама она его, конечно, не запомнила. Что-то там то ли про Капитанскую, то ли про Адмиральскую было. А может, Президентскую?
- Зовите меня Ваше Высочество, мисс Бонни, - порекомендовала она. – Или хотя бы мисс Аннабелла. Эльфа 07 – не звучит. Это как если бы я вас звала мисс гнизга белая, - опять же чувство такта помогло удержаться от эпитета «старая», в соответствии с эпитетом «юная» в её адрес.
В просьбе хозяйки не было ничего сложного. И хоть эльфийка невольно почувствовала себя Дюймовочкой, которую на работу принимает полевая мышь, но скрепя сердце согласилась. Полчаса всего-то. За это время, да в дождь, ни один посетитель сюда не сунется. А если кто-то и придёт, так отпустить товар по ценнику не трудно. Ценники ведь были?
- Можете не сомневаться, я прослежу за вашей лавочкой, - кивнула Аннабелла. – Услуга за услугу, мне это совсем не трудно. Передавайте мисс Шуше мои наилучшие пожелания.

И тут, как гром среди ясного неба…
- ОСТАНОВИ!!! – заорала совсем не по-принцессьи Аннушка, кинувшись к двери и едва не сбив с ног пожилую гнизгу. Впрочем, выходить наружу она не собиралась, но проследить за успехами коднара, выглядывая за дверь, должна была. – И позови стражу! Пусть арестуют вора!
Интересно, зачем «мутному небритому дяде в кепке» наряды эльфийской принцессы? Ах он извращенец! Или, может, это… тоже в своём роде вольный ходок?
  • По сумме постов, ну а этот вообще песня :) Хотя не буду врать, они все хороши и игра мне заходит ^^
    И ещё за поиски заклятья против крыс)
    +1 от Лисса, 26.07.17 14:49

- Какой-такой корабль? – беспокойно вглядываясь в него, сказала старуха. – Парусный корабль знаю. Летучий видала, который Иван-трубочист для царевны своей построил. А ни про какой кос-ме-ти-ческий корабль не слыхала.

Засмущал лейтенант Звериков Бабу Ягу. Совсем старушка смутилась. Взгляд в сторону отвела, вытянула вперёд руку и помахала перед носом приготовившегося к поцелую «белой ручки» с длинными коготками Зверикова.
- Зовут тебя как? - словно запела старуха, да так, что «волшебник Зверев» аж вытянулся вперёд, чтобы не пропустить ни слова из того, что она скажет, и поскорее прокричать ей ответ. Наверное, тоже какое-то волшебство.
  • Ай опасная да милая бабулечка ^^
    +1 от Лисса, 25.07.17 22:16

- Ты, наверное, хотела сказать «подросток»? Или «переросток»? – неуверенно улыбнулся Фёдор Михайлович, скорее для вида принимая помощь Майи и легко поднимаясь на ноги. Взявшись мягко за её тёплую докторскую ладошку. – Хм, никогда не слышал термина «доросток». А разве хоббиты живут дольше людей? – удивился вдруг капитан. – Прости, я не силён в фэнтези. Мне казалось, их жизнь короче, а значит, и взрослеть должны быстрее.
Он поглядел с интересом на Майины ноги. На её ступни в полосатых носках. Задумчиво и забавно так дёрнул бровью. Хмыкнул тихонечко, отрывая взгляд от ног и поднимая его к лицу девушки.
- Я думаю, если бы у тебя на ступнях росла шерсть, это выглядело бы довольно мило, - сдержанно заметил Чижик, но видно было, что к этой мысли он отнёсся удовольственно и действительно так считал почему-то. – Хоть и странно, да. Ну, будь ты хоббитом, это бы всё объясняло. Кхм…
Напоминание о горячести ситуации заставило его смущённо кашлянуть и притихнуть, покуда Светлова продолжала говорить, а он её слушать. Её слова вновь заставили мужчину раскраснеться сильнее. Столько ласковых слов и комплиментов в свой адрес он, кажется, никогда в своей жизни не слышал, и оттого было капитану очень неловко. Ещё и от осознания того, что перед ним его бывшая ученица. Впрочем, ключевое слово ведь: «бывшая». Ученица-то.
- Конечно, понимаю, - покивал он серьёзно. – Шути на здоровье. Здоровый смех продлевает жизнь. В этом нет ничего глупого. Думаешь, если бы я в этом сомневался, то смог бы доверять тебе? Стругачёву? Стал бы ему тогда помогать с оценкой? Вы с ним из тех шутников, что делают жизнь лучше. Светлее, чем она есть на самом деле. Она ведь совсем не весёлая штука, такой её делают хорошие люди, встречающиеся на нашем пути.
Чижик смотрел на девушку и любовался ею, впервые открыто, не таясь и не стыдясь того, что ему интересно рассматривать её милое личико в веснушках, пушистую рыжину волос, эти необычные серебряно-голубые глаза с хитровато-грустным прищуром, тоненький шрам, пересекающий левую бровь. Чижик действительно считал её красавицей. Из тех девушек, что очаровывают не чистотой лица и внешним лоском, а своими изюминками и теплотой своей души. Майя была прекрасна. Особенно сейчас это было заметно, когда вся она пылала чувствами. Любовью сияла.

- Не считаю, - твёрдо сказал капитан в ответ про навязчивость одной рабочей Пчелы из его команды. – Будь самой собой и не оглядывайся на других. Ты хороший человек… Майя, - привычка называть её по фамилии будет его преследовать ещё какое-то время, да и перед остальными он, скорее всего, не решится называть её просто по имени, особенно после того, как все эти дни они слышали обращение «Светлова» в её адрес.
Он всё же поднял руку и озадаченно коснулся своей чёлки, не поправляя её, а легонько ощупывая, легчайшими прикосновениями кончиков пальцев. Рука затем потянулась за планшетом на поясе, чтобы включить на нём программу-зеркало, но он его так и не взял. Майя сказала посмотреть наедине с самим собой, он так и сделает. Не при ней. Не при ком-либо ещё. Просто взглянет на себя в зеркало в своей каюте. Или лучше в ванной комнате, чтобы Лана с портрета не видела. Не нужно ей это.
- Хорошо, обязательно посмотрюсь, - пообещал Чижик. – Ты меня прямо заинтриговала.
Он улыбнулся ей и признался:
- Никогда не умел делать хорошую причёску.

* * *

- Это портит мою причёску, - недовольно поморщился Юрий Аркадьевич, разглядывая в зеркале свою идеальную светловскую строгую причёску, которую основательно портил наложенный на место ушиба энергопластырь, внешне ничем не отличавшийся от обычного. – Я бы предпочёл обойтись без Этого.
Слово «Это» в его исполнении звучало сильно, звучало вызывающе громко и обличающе, будто говорил он о чём-то грязном и дурно пахнущем, о чём-то совершенно неприличествующем облику вице-адмирала Военно-Космических Сил Земли. Пусть сейчас на нём не было мундира или его любимого строгого дорогого костюма, а всего лишь обычный лётный комбинезон с капитанскими нашивками, этот человек представлял планету Земля перед неизвестной ранее расой, обитавшей где-то в другой части Вселенной, у чёрта на куличках. Ему предстоял первый официальный контакт с крупным представителем ганцигской власти, главнее Командора М'к Тела. И Юрий Аркадьевич крутился перед зеркалом, аки девица перед свиданием. Не нравился ему этот пластырь, делавший весь его вид несерьёзным, несоответствующим моменту. Не презентабельным и не респектабельным, если говорить словами-паразитами западного происхождения.
- Так снимите, - устало отозвался Вольский, который был уже по горло сыт за этот полёт светловскими барскими замашками. – Только, боюсь, наши гостеприимные хозяева не оценят вид кровоподтёка. ЭТО его быстро заживит.
- Думаешь, так лучше? – скептически оглянулся на него Светлов, держа в руке свой фирменный одеколон.
- Гигиеничнее, - ухмыльнулся Воля, но затих под суровым стальным взглядом из-под насупленных бровей.
- Ладно, чёрт с ним, - блондин решительно поднялся и сжал пальцы в кулак. – Идём в нуль-транспортёр.
Чужими технологиями телепортации пользоваться было страшновато, и если бы Светлов своими глазами не видел, что они работают, то предпочёл бы добираться до базы на челноке.

Этот разговор состоялся спустя несколько часов сверхсветового перехода, в конце которого звездолёт «Товарищ» в сопровождении конвоя подлетел к ганцигской базе - огромной кольцеобразной конструкции, медленно вращавшейся в открытом космосе. Командор приказал землянам вывести корабль на её орбиту и нуль-транспортироваться вниз, чтобы встретиться с Имперским Главнокомандующим.
И вот тройка безоружных людей, конвоируемые вооружёнными ящерами, предстали перед внушительным полноватым чиновником, сутулившимся под весом эполетов, медалей и орденов на широкой перевязи через плечо. Его кожа посерела, а чешуйки потрескались от старости. Половины зубов уже не было, но «дружелюбный» приветственный оскал всё ещё выглядел устрашающе. Эти ганцигцы явно не травой питались. Глядя на престарелого ящера и на его единственный глаз – второй, заплывший, он даже не потрудился спрятать под повязкой, видимо, очень гордясь своими боевыми «достижениями» – Светлов понял, что пластырем на голове здесь никого не удивить.
- Рассказывайте всё как есть, головастики, это в ваших интересах, - велел им ящер.
И если поначалу Юрий Аркадьевич смотрел на него волком, свободолюбивым серым этим хищником, лесным жителем, угодившим в клетку, то по мере разговора взгляд светловолосого капитана менялся, становился всё более уверенным и – неожиданно – уважительным. Оказалось, они с Главнокомандующим очень похожи, практически одного поля ягоды. Вот был бы Светлов ганцигцем, наверняка мог бы прожить жизнь этого ящера, насыщенную и богатую событиями, знаменитыми космическими полётами и затяжными военными конфликтами. Боевого опыта вице-адмиралу, конечно, не хватало, ведь в Галактическом Союзе не с кем воевать, кроме пиратов. А они не могут считаться серьёзным противником.
Переговоры с Главнокомандующим вселили в Светлова, Вольского и Овчаренко новые надежды. Ящер понял, что они действительно ищут потерявшихся в космосе товарищей, заодно и сами потерявшись, ага, и в интересах имперской безопасности пожелал, чтобы они поскорее нашли «Данко» и отыскали дорогу обратно в родную вселенную. Сделать это было можно, по его словам, лишь пройдя через разрыв в пространственно-временном континууме, образованном чёрной дырой, причём местоположение и время этого прохода должны быть строго определёнными, если они хотели вернуться туда же, откуда пришли. Больше Главнокомандующий не владел никакой ценной для землян информацией, но был уверен, что они смогут найти помощь на других планетах.
В свою очередь, по просьбе ящера Светлов рассказал ему о жизни в их собственной галактике, конечно, упуская некоторые военные детали. Незачем ганцигцам было знать, что их галактика давно не знала кровопролитных крупномасштабных войн, а значит, могла быть не готова к вторжению извне хорошо вооружённого ганцигского флота с их продвинутыми технологиями.
Главнокомандующего несколько беспокоило мощное вооружение «Товарища», однако он согласился отпустить землян при том условии, что в наводящую программу их бортового компьютера будут внесены некоторые изменения, не позволяющие ему вести огонь по кораблям Ганцигской Имперской Конфедерации. Светлову не оставалось ничего другого, как согласиться, иначе их могли не отпустить. Что ж, отныне они не смогут стрелять из лазеров по ганцигским кораблям…

Земляне вернулись на борт звездолёта и, помня, что им необходимо определить точные координаты и время прохода через разрыв в пространственно-временном континууме, принялись рассчитывать курс дальнейшего путешествия. К сожалению, звёздных карт им не предоставили, так что путь их лежал к ближайшим обитаемым системам.
- Добре, хоч ноги целыми унесли, а не по частках, - радовался борт-инженер Овчаренко, переговариваясь с Вольским по коммуникатору.
- И то верно. А ты понял, что имел в виду Жаб-Главнокомандующий, этот их министр Абаж, когда в конце предложил нам принять банные процедуры перед возвращением на корабль? – хохотнул Вольский.
- О-о, ух-ух-ух, - захохотал-заухал, как большая добродушная сова, Руслан Овчаренко. – Ще б не понять! Вид Аркадьича нашего такой душок шёл. Ох, перестарався вин с туалетной водицей.
- Точно, что туалетной, - рассмеялся штурман-старпом. – Я уверен, для этих ящериц дорогой одеколон – что для нас аромат хорошо выдержанных помоев.
- Точно! – согласился украинец. – Но Аркадьич красавчик. Мени сподобалось, как он переговоры вив. Прям душка, а не адмирал. Може, за нього буду голосуваты на президентских выборах.
- К… каких президентских? – аж поперхнулся Вольский.
- А ты шо думаешь, вин на адмирали зупыныться? – ухмыльнулся Овчаренко. – Президент ВКС чи навить Союза Народов. Зуб даю, вин про це думае.

* * *

Ответа от верного Лекса почему-то не пришло.
- Да, а вот он и я, своей собственной персоной, - повторил Иван, смело подходя ближе с коробкой шоколадных конфет и беззастенчиво, но без вопросов разглядывая рыжеволосую валькирию. Отдал конфеты и взял аккуратно хрупкую фарфоровую кружку, поразглядывал её с большим интересом. – Не-е, с капитаном я бы по-другому. Я бы ему это… кофе хороший и дорогой коньячок-с принёс бы, - честно ответил Ваня. – Думаю, ему бы это больше понравилось.
Эх, не знал второй борт-инженер, в каких случаях капитан Чижик пьёт горький кофе с коньяком. Не знал, насколько сильно промахнулся бы, принеси Фёдору Михайловичу эти хорошие, в общем-то, угощения. Но не знала этого и Майя, так что сказать ей на это было нечего. Разве что пожурить Раздолбайла за предательское отношение к чаю, этому чудесному травяному напитку, и за пропаганду конкурирующего напитка Чижику.
- Спасибо, интересная кружечка, - слегка равнодушно, но без лишнего лукавства сказал Иван. – Блестит-с.
Он уселся на стул, не спросив разрешения у хозяйки кабинета, но уселся аккуратно, не пытаясь выделываться, ногу на ногу там закидывать, разваливаться на стуле или, ещё чего, развернув его спинкой, сесть сверху как на седло, ноги раздвинув. По-простому так сел, по-миссионерски, руки на коленях сложив в послушании, а кружку на столе перед собой оставив. Явно ожидал строгого выговора. И да, он тоже брызнулся мужским дезодорантом перед тем, как явиться сюда, Майя почувствовала этот запах. Что ж, хотя бы перебьёт Чижиковский.
- Не-не-не… - начал он было возражать, услышав начало Майкиной пламенной речи, мол, про то, что смотрит на неё с сомнением и недоверием.
Однако заткнулся. Внимательно её слушать стал, с каким-то крайне серьёзным выражением на ощетинившемся электропричёской лице. Прямо на себя не похож стал, если по-честному. Хмуриться начал, когда про ролики в интернете заговорила девушка, бровь слегонца почёсывать нервозненько. Головой пытался качать отрицательно, чтобы разубедить Майю Юрьевну в таких её подозрениях в свой адрес, но не перебивал. Потом уже стал по-другому, участливо покачивать головой, сопереживая её истории. Никакой тебе насмешливости. Перед доктором сидел серьёзный и взрослый мужчина с волосами торчком.
- Фпафибо, я только фто пообедал, - поблагодарил Иван хозяйку медотсека, активно работая челюстями, пережёвывая бутерброд с сыром и маслом, до которого Майя не добралась. Тем самым сливочным маслом, которым так приятно пропах Фёдор Михайлович. Состроил удивлённо-шокированный взгляд парень, услыхав идейное Майино предложение. – Не-не-не, не надо просить Данко. Этого больше не повторится, Майя Юрьевна, честное слово. Незачем мне ш-шастать в вашу каюту, нарушать ваше личное пространство. Я бы не обрадовался, ходи кто исподтишка в мою, так что могу вас понять. Виноват… - техник пристыженно опустил глаза.
Встрепенулся, услышав про чай. Протянул руку за заварником, невзначай Майиной руки коснувшись своею. Горячей и слегка подрагивающей от чего-то. Да и по лицу Ивана жар разошёлся, будто враз ему жарко сделалось.
- А давайте, хочу его попробовать, - улыбнулся он. – Спасибо великодушно.

Задумался и Раздолбайло о чём-то. Должно быть, очень грустном, так как похмурел слегонца, брови сдвинул и будто всё время хотел что-то сказать, но не решался. Вздохнул наконец, заслышав предложение Пчёлки посмотреть кинцо с её участием. Тяжеловасто так вздохнул, будто ему очень не хотелось, а заставляют это делать.
- Хочу, - неожиданно твёрдо сказал Ваня, подтвердив слова кивком. – Только, если можно, я тоже печенюшку возьму. Наелся уже яичницы.
Видеозапись он смотрел молча, с каким-то странным выражением, но, стоило ему поймать Майкин взгляд, тут же улыбался и кивал уважительно, или большой палец показывал, видя особенно ловкие трюки. Странное дело, но казалось, что видео его не особенно впечатляет. Или он о чём-то думает постороннем, что сильно отвлекает его от картинки на экране.
Смотрели недолго. Через минут десять или четверть часа с начала просмотра Майя заметила за стеклянными перегородками появившегося вдруг в медотсеке Рыжика. Лёха не стесняясь подошёл к двери и громко постучал. Теперь понятно, почему он не ответил на сообщение. Решил лично прийти. Должно быть, Майя напугала его своим вопросом.

* * *

- Я лучше пройдусь по лесенке, - загадочно усмехнулся Фёдор Михайлович, когда пришла пора расставаться.
Не хотелось ему признаваться, что он должен остыть немного после этого разговора. А ещё лучше, к себе в капитанскую каюту отправиться, умыться холодной водой и посмотреть на свою новую чёлку в зеркале.
- А от Фродо пахло чернилами? – уточнил мужчина, задумчиво глядя куда-то под потолок. Вот-вот уже Данко им скажет, что купол снят. Но пока ещё были последние мгновения единения. Чижик хмыкнул, смущённо улыбнулся. – Ах да, чернила… Это я… да ты права, отчёты пишу и веду бортовой журнал. Мне кажется, от руки интереснее. К тому же, бумага выдержит всё. Но электронные сканы журнала прилагаются, иначе нельзя, таковы правила. Либо в цифровом виде, либо в бумажном и со сканами. Данко очень помогает, сканируя их. Настоящий ассистент в ведении бортжурнала.
Чижик бросил взгляд на часы, а потом подался к Майе и, ещё разок по-быстрому напоследок её обняв, на одно короткое мгновение прижался своей тёплой щекой к её веснушчатой. Ни разу не уколов щетиной – капитан был гладко выбрит. Но обдав шею коротким жарким дыханием. И так же быстро отстранился.
- Ну, отдыхай. До вечера. Встретимся, свяжемся, - явно смутясь своего прощального жеста, пробормотал Фёдор Михайлович.
- Купол снят, капитан, - вмешался в разговор голос искина.
  • Классный пост, очень живой и множество деталей в нём! Тут и про Светлова, и про его барские замашки, и остроумный комментарий Овчаренко. И Иван что-то нервничать начал :D))) Ну я конечно так и планировала.
    А главное про Майю с Чижиком. Конковка вообще красота, - здоровски!
    +1 от Лисса, 25.07.17 09:54

Сестра Громбриндала оказалась похожей на него по характеру – такая же добродушно-гневливая и громкая ворчунья. При её появлении Эмелин резко выпрямилась и поглядела на дверь, которую распахнули будто с пинка. Подождала немного, пережидая грозу, и продолжила свою работу, протирая теперь уже ближний край стола и слушая, что рассказывает дворфийка. Сначала вполуха, но стоило Эми услышать о нападении, как она стала слушать эту историю в оба своих острых уха. Повернулась к долгожданной гостье, открыла шире глаза и приопустила уши, немного недоверчиво глядя.


Чтобы в это спокойное время кого-то ограбили? Звучало обнадёживающе для их команды, но вот… правду ли говорит дворфийка? Может, ей стало стыдно, что она приехала без подарка дорогому и любимому брату и всю эту историю она придумала, только чтобы себя оправдать. Мол, везла тебе драгоценный подарок, но меня ограбили по дороге. Нет-нет-нет, нельзя так думать о сестре Грома.
Эльфийка тряхнула головой, прогоняя навязчивую мысль как дурное наваждение, и только сейчас заметила волшебницу, стоявшую на пороге. Обратила внимание, как на неё смотрят парни, насупилась слегка. Но сейчас было не время ревновать – конкурентка уже собиралась предложить помощь дворфийке.
- Простите, что вмешиваюсь, - вступила она в разговор, подбоченившись рукой, в которой держала мокрую тряпку. Капельки стекали с неё прямо на деревянный пол. – Гром, мы с Грегом и Тургом можем вернуть тебе твой подарок. А заодно и оружие твоей почтенной гостьи.
  • Больше картинок! Сделаем комикс xd
    +1 от Alan_Gord, 24.07.17 18:12

Прибытия драгоценной гостьи Эмелин ждала с некоторой опаской. Что ж не сидится-то дворфам в Громовых Вершинах? Зная до невозможности своенравный, хоть и в целом добродушный, характер своего покровителя и работодателя, эльфийка всерьёз опасалась, что если его сестра отличается таким же ворчливым нравом, то они с Громом на пару заставят всех работников ходить по струнке и стоять по стойке смирно. Эти дни, пока дворфийка будет гостить в таверне, могут превратиться для Эми и Турга в настоящее испытание, куда тяжелее, чем то, которое Изумруд проходила для вступления в «Звездопад». Но делать нечего. Она не привыкла отлынивать от работы, когда эта самая работа была. И сейчас трудолюбивая девушка с особенным рвением выполняла распоряжение Громбриндала. Тем более, что сам почтенный хозяин заведения сидел в зале и выпивал… с Грегором! Опять Грегор пьёт вместо того, чтобы по городу пройтись и слухи пособирать, да выведать, не нужны ли кому-нибудь услуги «Звёздного Молота».
Эмелин грустно вздохнула – ей уже не терпелось выйти на какое-нибудь серьёзное дело вместо того, чтобы несчастных куриц по лесам гонять. Да она даже Буревестник не использовала ни разу! Ни на испытании гильдии, ни когда курицу ловили. А в кого было стрелять? В милашку Грегора, решившего втихаря ей помочь, а вместо этого изображавшего висельника? Или в ту самую перепуганную куру? Может, хозяйка бы и сварила из неё суп, но поймать просили живой. Вот и выходило, что вступила в гильдию лучница, по этому случаю даже костюм роскошный прикупив (парни, кажется, оценили), а свои таланты применять было некуда. Впрочем, не только она без дела сидела. Так что, обижаться тут не на что. Ну, спокойно в округе стало, что ж тут поделать. Наверняка все бандиты и чудовища попрятались, едва услыхав, что Эмеральд, дочка той самой Элениэль, вступила на тропу приключений. Ха! Хотелось бы верить, но скорее всего это происки «Посоха». Чуяло эльфийское сердце, что-то тут неладно. Слишком уж тихо в последнее время.
Соседний стол с тем, за которым сидели Гром и Грегор, Эми протирала очень старательно. На виду у хозяина нужно было показать, что она справляется со своей работой. Мыльная вода растеклась по деревянной столешнице, тут и там взбухавшие на её поверхности пузырики искрились всеми цветами радуги под ярким солнечным светом, без труда проникавшим в открытые окна. Тряпка легко скользила по столу, натирая столешницу почти что, действительно, до блеска, как того и требовал придирчивый дворф. Эльфийка склонилась над столом и почти прилегла на него, чтобы протереть дальний от себя край. Острое ушко было повёрнуто в сторону беседующих, прислушиваясь к их скучному разговору.
Ох-ох-ох. Видно, день сегодня будет тяжёлый и очень-очень нудный…

Выглядит это примерно так
  • Няша - грудью стол протираша)
    +1 от Аликтус, 24.07.17 16:32

Палка, которую кинула Мию, пролетела по воздуху и сбила двоих мышей, разлетевшихся в разные стороны. Насколько серьёзный урон она им нанесла, асура уже не успела узнать, так как ей пришлось защищаться от остальной стаи. Удар, другой, третий… скорость рук девушки уступала скорости крыльев летунов, но по двоим она попала и, оглушённые, они шмякнулись наземь. Остальные добрались до Мию и с противным писком принялись… тереться о неё, щекоча своими крыльями и когтистыми лапками, которыми пытались ухватиться за платье. Некоторым это даже удалось.
Мэриголд пронеслась над головой девушки, не останавливаясь, так как её всё ещё преследовала летучая мышь.

- Ничего, я ведь сильная, - мягко улыбнулась Гестия и слегка сжала ладонь Кайто, показывая, что, действительно, в её тонкой ручке скрыто немало силы, которой бы иной воин позавидовал. Тесто месить – это вам не это. Но тут же ослабила хватку. – Мне показалось, ты на что-то отвлёкся. Или просто устал? – допытывалась внимательная богиня.
+1 | Guild of Heroes, 24.07.17 08:23
  • Мышки бедненькие! Они просто хотели фансервиса!
    +1 от Random Encounter, 24.07.17 10:25

Несмотря на все неудобства, которые испытывал Ярр, поесть ему всё же удалось. Непривычный травоядный рот рефлекторно откусывал по кусочку и пережёвывал мясо, стоило парню это пожелать. Но если прислушиваться к своим ощущениям при этом, то было очень и очень непривычно. Всё-таки на этот раз злобное проклятье подшутило над ним даже сильнее, чем несколько дней назад в море, когда у него были крабьи глаза на длинных отростках.
Не стала его жалобы и причитания Лианка слушать. Села себе на брёвнышко со своим куском мяса да уплетать стала, не глядя в Яррову сторону то ли действительно из брезгливости и отвращения, то ли чтобы его самого не смущать своими взглядами любопытными. Но уши-то не прикрыла – а значит, всё, что он говорил, слышала, только не отвечала на это.
Да и что тут ответишь, когда прав заколдованный? В деревне его с распростёртыми объятиями, такого уродца, не примут, это уж точно. И Шадричка-Фиорка… да-а, как-то она бы к этому отнеслась? Испугалась бы, наверное, да на всю жизнь заикой осталась, увидь этот огромный вытянутый рот. Вот как с таким целоваться?

- К друидам – так к друидам, - кажется, странница и сама рада была, что не нужно возвращаться в посёлок и можно продолжить путь к своей цели. Кстати, странно, если она прямо из посёлка шла в Древоград, то почему на окраине леса решила остановиться, костёр развести, да поохотиться и заночевать? Отсюда ведь до постоялого двора рукой подать.
Так они и завтракали. Ласка всё болтал без умолку, делая паузы только, чтобы очередной кусок прожевать, а Лианка кушала, слушала да помалкивала себе тихонечко, и в его сторону не глядела. Фыркнула лишь негромко, услышав про блевание. Но вот когда речь зашла про грустную Яррову историю получения проклятья, девушка всё ж повернулась к нему и стала слушать внимательнее. Да только он этого не видел, сам сейчас отвернувшись.
- Значит, угадала, - вздохнула черноволосая. – Это несложно было, с твоим характером. Жаль мне тебя, конечно, коли не врёшь. И давно это с тобой случилось?

Доев свой кусок, требуху, оставшуюся от зайца, Лиана в потухший костёр бросила и принялась его землёй засыпать, убирая следы привала. По-деловому так, по-ловкому, умело и быстро. Разгребла получившийся холмик руками, выровняла и, поднявшись, глефу свою взяла, крутанула в руке залихватски, хвастаясь будто своим умением, и в землю древком ткнула, оперевшись на оружие как на посох.
- Поел? Готов идти? – осведомилась она у Яррике. А потом вдруг подошла сзади и по плечу потрепала ласково. – Всё образуется. Вот увидишь, друиды помогут. Идём скорей, мне уж не терпится Древоград увидеть.
Отошла от Ярра, оглянулась через плечо.
- А про грустное лучше не вспоминать. Только если грусть светлая, а не, как у тебя, грызёт изнутри, ядом точит. Давай я тебе свою историю расскажу. Не бог весть как интересно, ничем таким моя жизнь особым не отличается, - она пожала плечами, - но всё ж дорогу скрасит. Ты вчера интересовался.
  • Хорошая история! Живой мир и живая Лиана.
    +1 от Лисса, 24.07.17 08:19

Дом. Родной дом. И чужой дом.
Он хотел ей что-то сказать. Он напевал стылым ветром в коридорах, что кем-то, когда-то, зачем-то был заколдован. Что-то ужасное случилось в нём много-много лет назад, из-за чего он… заболел. Да, Лиза воспринимала это проклятье, это чёрное колдовство, как прилипчивую хворь, заразу, способную распространяться, наверное, на тех, кто долго находится в этом доме и подвержен этому колдовству, лишён иммунитета. Даже она, Лиза, может этим однажды заболеть! Зараза… инфекция в него проникла. Кто-то постарался всё сгубить. И это наверняка было как-то связано с Норром, она это чувствовала. Не просто так к ней явились Пифия с Ареем и завели разговор о волшебной стране. Может, кто-то оттуда, владеющий злыми чарами, проклял мамин дом? Кто знает… Он, кажется, хотел рассказать, но не договорил.
Девочка даже не задумывалась в эти мгновения, почему её не удивляет, что она слышит Дом. Понимает, что хочет ей сказать её кукла. Знает, что не так с лестницей и коридором. Эти Знания – они откуда-то пришли, они теперь были с ней. Возможно, позже она задумается над этим, поразмыслит хорошенько, но сейчас точно не было ни времени, ни желания разбираться в вопросах существования чудес. Лиза просто верила, что с ней это происходит. Это не мог быть сон. Иначе… иначе всё будет очень плохо.
Наверное.
Или нет? Ведь если это сон, то никакого пророчества, предсказывающего гибель дяди, не было. Хотя, бывают вещие сны…

Она смело бежала по этой коварной лестнице – не забывая только под ноги смотреть и покрепче за перила держаться, чтобы схватиться за них, если ветхое дерево треснет под ногой и нога провалится в подпол. Лиза бежала и слушала, что ей хочет сказать Дом. Она с ним не говорила, не перебивала, но отвечала взаимностью. Все её мысли и чувства были на это направлены – Дом должен это почувствовать. Она хотела помочь. Своему дому, дядиному дому, и тётиному тоже, и кузенов.
«Не бойся! – пришла вдруг первая мысль, когда Дом испуганно затих, ударенный ветвями злых деревьев. – Я с тобой! Я тебя не оставлю!»
Нельзя оставлять друга в беде, а этот дом – он, без сомнения, был Лизоньке настоящим Другом. Он согревал её в студёные морозы. Старался, как мог. Прятал от чужих глаз, когда ей хотелось побыть немного в уединении. Пусть он порой был жесток, но в этом была не его вина. О-о, они с этим домом были давними друзьями. И тётя, вселившаяся сюда после замужества с дядей, не могла помешать этой дружбе, соединённой духовными узами с мамой, жившей здесь задолго до неё, проведшей в этом доме своё детство. Дом помнил малютку Натали. Теперь он оберегал Лиззи, её дочку. Как сердитый дедушка, дождавшийся долгожданной внучки. Пусть он и ворчит, и говорит с ней гневливо, но сердце не обманешь – оно чувствует, что дедушка тебя любит. Добрый, ворчливый, старый и родной Дом, помнящий маму…
Но эти деревья… с ними что-то не так! И нет, нельзя желать им смерти. Тут нужно что-то другое придумать. Они наверняка тоже заражены, как и лестница, как и сам дом. Больные деревья… А вдруг их ещё можно вылечить? Хотя бы волшебством! Зажечь спичку и загадать, чтобы болезнь ушла?

- Не надо меня пугать! Я сама испугаюсь!
Так говорила одна Лизина подруга из гимназии, не в меру пугливая девочка, но сердившаяся, когда её пугали специально, чтобы увидеть её испуг. Сейчас эти слова были очень кстати, и Лизонька их повторила раз, другой, третий, пока бежала назад в свою комнату. Всё тихо да шёпотом, боясь нарушить своим звонким голосом многолетний покой этих стен. Но эти простые вроде бы, незатейливые фразы бодрили, придавали сил, от них делалось спокойнее. Казалось, будто её нарочно пугают, а значит, что ничего страшного и угрожающего на самом деле нет. Просто кому-то страстно хочется попугать одну жительницу этого дома, которая вмешивается в чьи-то чужие планы.
Ну и пусть пугает. Лиза – отважна! Из той породы людей, про которых можно сказать: «я не трус, но я боюсь!» Бояться – правильно. Страх – это естественный механизм защиты, оберегающий от всевозможных жизненных опасностей. Не будь страха – люди бы гибли за просто так, бесстрашно совершая необдуманные поступки. Страх сдерживает и оберегает, контролирует… Вот когда его становится слишком много, он обрастает плотью и обретает реальные формы, превращается в панику – это уже неправильно. Всего должно быть в меру. И страха тоже – не много, но и не мало. Лиза не паниковала – она просто боялась тех опасностей, которые действительно могут причинить вред.
Дверца в комнату со скрипом отворилась, и дрожащая от стылого холода девочка вбежала внутрь, закрывая за собой волшебную дверку. Оглянулась быстро назад, на эту сказочную дверь, огляделась вокруг в комнате. Ох-хо-хо, так хотелось согреться в постельке. Но сначала – растопить замёрзший камин, иначе от холода она не уснёт. Или уснёт и простынет во сне.
- Даша, подожди, я сейчас… - шепнула Лиза, оставив куколку на кровати, заботливо прикрыв вторым покрывалом. Перо, орешек и коробок со спичками положила на стол. И бросилась к камину, принялась разжигать остывший огонь, щедро заправляя его дровами…

Знать бы, с каким Врагом собиралась встретиться Пифия. Возможно, Лизе стоило остаться и помочь Провидице и Арею? Но они её решительно прогоняли прочь. Оба, что немаловажно. Ведь они постоянно спорили друг с другом, грызлись за каждое сказанное Пифией слово, а тут – пожалуйста! – сошлись в том, что девочке надо уходить. Вот она и ушла, напуганная этим их обоюдным напутствием. Стра-а-ашно, когда оба – и Арей, и Пифия – в чём-то сходятся единогласно.
Но она обязательно вернётся. И поможет им. И спасёт своего дядю. И…
Звезда…
Мама любила рассказывать про тот чудесный звездопад…
Лиза вспомнила про маму и тут же крепко уснула, согретая тёплым одеялом и разогревшим комнату камином. Даша, по обычаю, лежала рядышком, но не слишком близко, чтобы её большая подружка во сне случайно не повредила куколку. Всё же она иногда ворочалась.
- Да, Дашенька, обязательно расколдуем… мы ему поможем, не волнуйся… всё будет хорошо… - сонно шептала девочка, и на заалевших от тепла губах появилась улыбка, с которой она и уснула…

* * *

Ей снилась падающая звезда. Упавшая от большой любви. Такой большой, что она не могла усидеть на небе. Кого же она так сильно любила? Может быть, свою маму? Или речь о другой любви?..
- Ах, это прекрасно… - уже будучи во сне, шептала Лиза, рассматривая маршрут Звезды на небе. Путь, который она проделывала, оставляя за собой след, похожий на ослепительный хвост кометы. Соединяя два мира и, может быть, два сердца. Две души. Воедино. Две половинки одного целого…
Лиза стояла под огненным дождём, запрокинув голову вверх и протягивая руки к небу, которое, казалось, падает вместе со звёздами. С метеоритами этими, извечными звёздными странниками. И это не было страшно. Это было… захватывающе! Сердце в груди сжималось от тёплой боли, стоило только подумать, свидетелем какого величественного события она была. Это зрелище завораживало. Словно бы небеса готовы были рухнуть на землю… нет, поцеловаться с ней. Вот чего они хотели на самом деле. И забрать во время поцелуя лишних звёздных жителей, чей путь уже закончен на Земле. Вернуть их в Бесконечность. В Вечность. Чтобы однажды, снова, когда они будут готовы пойти на новое воплощение, отринув бесконечность ради любви, отпустить их. Проводить с добрым напутствием.
Ведь Небеса – это их Дом. Небесный дом. Такой же близкий и родной, заботливый и ворчливый дедушка, каким был дядин… и мамин дом для Лизы.
А может, в Нём есть частичка Небес? Точно так же, как в Ней жила Звезда…

* * *

Глаза открылись нехотя, сами собой, против воли едва пробудившейся от чудесного сна девочки. Снова закрылись, не желая терять чудо сна, но что-то заставило Лизу их опять раскрыть, на этот раз шире.
Перо! Она увидела это большое, почти павлинье перо, лежащее на столике! И рядом с ним покоился довольно крупный орех, похожий на грецкий. Это был не сон!!!
Лиза резко вскочила, сев в постели, и в этот момент поняла, что окончательно вспугнула сон. Удивление было так велико, что она проснулась и теперь уже вряд ли смогла бы снова уснуть. Она перевела взгляд на неприметную, маленькую дверцу и радостно улыбнулась. Счастливо прямо-таки!
- Это был не сон… - прошептала она, прижав ладошки к возбуждённо запылавшим щекам. Было всё ещё холодно поутру, без обогрева-то, но от разлившейся по телу радости Лизоньке вдруг стало жарко.
Она вскочила с кровати и подбежала к дверце. А что там, за ней, сейчас, в эту утреннюю пору? Не в волшебный Тринадцатый Час. Поколебавшись немного, Лиза попробовала её открыть, чтобы осторожно заглянуть в коридор. Там ли он всё ещё? Но идти туда она не станет. О нет. Сейчас побоится… Если только он там.
Да и… время было собираться в гимназию. Кажется, она проспала завтрак. Неужели её сегодня отправят в школу голодной?
- Между прочим, сытый организм лучше впитывает знания, - наставительно сказала девочка дверному павлину, почему-то предпочтя в собеседники его, а не Дашу. И шутливо показала ему язык.

Мел… волшебный мел…
Как мало она о нём успела узнать. И непонятно, где и как она его получит. И когда именно Днём придёт Арей, неизвестно. И в каком обличье? Ведь днём у него другое лицо, если верить Пифии. Пифия… Лиза провела ладонью по её перу, желая убедиться, что оно настоящее, затем наклонилась и слегка прижалась к нему носом, вбирая в себя коричный запах. Чудесный аромат…
В любом случае, отсиживаться здесь было глупой затеей. Лизавета не хотела лишний раз злить тётушку. Она не просто не одобрит – она её непременно накажет. Оставив без еды на весь день, очень даже может быть.
- Кто не учится – тот не ест, - так и звучал в ушах её противный голос. Нормальный голос-то на самом деле, красивый даже, но яд его сильно портил.
И Лиза торопливо засобиралась. Для начала надо было застелить кровать и, как можно тщательнее разгладив складочки на платье, бегом бежать в ванную, чтобы умыться после сна да расчесать свои растрепавшиеся и взлохмаченные волосы.
Ах да, и не забыть опустить в карман орешек!

А за Дашей она вернётся позже, перед выходом. Пусть поспит ещё немного подруга.
+1 | Маяк для Лизы, 22.07.17 03:02
  • Ох! Это чудесный пост, про Звезду прямо воочию это увидела: сон Лизы, её путешествие на небо. Прямо пронеслась у меня эта картинка в голове и в мастер-посте это будет ещё отражено. Здорово!
    А ещё про дом зараженный болезнью. Добрый дом, который любит, оберегает, а иногда делает злые вещи. Чудесный настрой у поста, Лиза очень живая.
    +1 от Лисса, 22.07.17 14:19

Наслаждаться красотами Петербурга Аннабелле было не с руки. Она держала весь свой внушительный багаж, который надеялась взвалить на плечи коднара – красный свой чемодан с платьями, чехол с арфой, да коробку с шоколадками подмышкой – и, сведя глаза в кучку, в ужасе наблюдала, как по её чудесному аристократичному носику стекают, пританцовывая, дождевые капли. Слова пернатого надсмотрщика пролетели мимо ушей, так как у принцессы началась паника. Почему никто ей не сказал, что здесь будет идти дождь?! А у неё с собой ни зонта, ни плаща с капюшоном!

- Ааа! – наконец вскрикнула она. – Моя причёска!
«Ааа! Моё платье!» - мысленно добавила. И бросилась к вонючему пернатому созданию, ища спасения. Поморщилась и закашлялась от папиросного дыма. Ладошкой бы помахала перед носом, да обе руки заняты были вещами.
- Возьми чемодан и подними над головой! – велела она коднару, забыв уточнить, что надо было его держать над ЕЁ головой так, чтобы он хоть сколько-нибудь защитил от дождя.

Анни огляделась по сторонам, взглядом ища спасительное укрытие. Хоть арку-пролёт между домами, хоть навес какой-нибудь, или зонт у прохожих. Стоять и мокнуть под дождём эльфийская принцесса не хотела. Идти и мокнуть – тоже не вариант.
  • Детка конфетка, чую приключения с ней будут горячими ^^
    С Началом игры! Поехали.
    +1 от Лисса, 21.07.17 17:37

- Приступайте, лейтенант, - кивнул остывший майор.
А когда спешащий по своим учёным делам учёный муж вышел из кабинета начальника, Почепцов поднялся и, заложив одну руку за спину, подошёл к Зверикову. Поглядел на него эдак многозначительно и доверительно проговорил, голос понизив:
- Если справишься с заданием, сынок, полковник наш, сам Иван Михайлович, тебе долгосрочный отпуск за служебный счёт обещал. А может, - майор поднял палец, - и ещё одну звезду на погоны. Ну всё, можешь идти!

* * *

- А ты, чай, служивый? – вопросом на вопрос ответил ворон.
Имени своего он не назвал, и про валенки ничего не стал говорить. Просто смотрел на Зверикова. А Эдик вдруг почувствовал, как невидимая сила подтолкнула его в спину, к избушке. Будто намекали, что надо идти. Пока ещё вежливо намекали.
  • Вот наглый ворон! Как он быстро это просёк :)
    Звездочка на погонах - красота! Мотивация ^^
    +1 от Лисса, 21.07.17 00:42

Он тоже усмехнулся и тихонько хихикнул, услышав про щекотку. И чуть повернул голову, будто нарочно подставляя ухо под эту неожиданную ласку, эти сладкие волнующие прикосновения, которым, по правде-то, не следовало бы потакать, но непонятно что случилось со взрослым мужчиной и капитаном звездолёта Фёдором Михайловичем Чижиком. Сейчас здесь, рядом с Майей, был юноша её возраста или чуть старше, если судить по поведению, но никак не её бывший учитель. Совсем не по-взрослому он принимал эти ласки, подставлялся навстречу тёплому майскому солнышку.
- Шутница, - с улыбкой сказал он, и на мгновение объятия его сделались крепче, словно бы хотел он свои слова подкрепить этим жестом.
Присел рядом, чувствуя необычную близость со Светловой, которая сейчас для него Майя. М-а-й-я. Четыре нежных рыжих веснушчатых буквы. Тёплых и согревающих, как ласковое солнышко в мае. Несущих прохладу и освежающих, как майский ветерок. Нежно умывающих и целующих дождём, как та самая любимая гроза Тютчева в начале М-А-Й-Я.
Становилось легче на душе просто от молчания. От разделённой этой тишины с близким и родным, понимающим человеком. Туман прошлого никуда не исчез, но поредел в эти мгновения, и сквозь него проглядывало солнце, смущённо и радостно сияя своими серо-голубыми глазами, разгоняя тёмно-сизую дымку, марево прошедших лет. Будто глоток свежего воздуха…

- На хоббитов мы не похожи, Май, - тепло усмехнулся шутке Майи Юрьевны, случайно назвав её тем именем, которым предпочитал называть дочь Юрий Аркадьевич. Чижик поглядел на их вытянутые ноги. – Ноги не заячьи, а вполне человеческие. И ростом великоваты. Что до остального, то… - замолчал вдруг, будто ему нравилась такая игра, когда недоговариваешь что-то, предлагая закончить мысль своему собеседнику. И вдруг договорил: - Ты слишком прекрасна, чтобы быть Сэмом. Даже прекрасным Сэмом. Ну, а я слишком ужасен, чтобы быть Фродо.
Так, в немного неуклюжей попытке пошутить, скрасив воцарившееся молчание, неожиданно продолжил разговор Фёдор Михайлович. Он понимал, что имела в виду девушка, говоря о сходстве с хоббитами, но не мог не внести своих поправок. Как в старые добрые времена. Взрослый человек, учитель Чижик возвращался. Хоть ему этого и не хотелось, но привычка учить и исправлять ошибки с годами стала уже почти рефлекторной.
- Я знал имена почти всех учеников, посещавших мои занятия, - признался он неожиданно серьёзно, слабо улыбнувшись на Майкину шутку. – Но по имени в классе обращаться неудобно. Среди нескольких десятков человек наверняка окажется много тёзок, но однофамильцы или братья-сёстры, учащиеся в одном классе, встречаются намного реже. Впрочем, я не припомню других Май…

Обнял, не сильно, но крепко. Привлёк к себе, прижимая так, чтобы выскользнуть могла сама в любой миг, когда пожелает. Прижался щекой к её волосам, мягким и пушистым немного, очень послушным после душа, а главное – так чудесно пахнущим, завораживающим своим запахом. То ли это был шампунь, то ли аромат духов, то ли другие запахи – Чижик не очень в них разбирался. Скорее всего, просто смесь разных запахов - очень приятная для обоняния, как ему показалось. Невольно он чуть повернул голову и потянул носом, впитывая в себя, вбирая запах Майи. Коснулся им легонько её волос и тихонько нюхнул, привлечённый запахами. А затем смущённо вернул лицо в прежнее положение, снова прижавшись щекой к волосам. Что она подумает, если поймёт… что он её нюхает?! Ох-хо-хо.
Стало любопытно Фёдору Михайловичу, а как сам он сейчас пахнет. Но себя чтобы понюхать, нужно отстраниться и принюхаться, а ему не хотелось этого делать. Ладно уж, понадеялся Чижик, вряд ли я пахну чем-то неприятным. Не хотелось бы.
А пах капитан совсем разными запахами, едва ли способными вместе ужиться и составить одну цельную композицию. Поэтому и улавливались они по отдельности, и различались неплохо чувствительным обонянием. Сильнее всего, пожалуй, был запах еды. Пахло от Чижика немного колбаской и сыром, жареной яичницей и жареной ветчиной, сливочным маслом. Удивляться тут было нечему – ведь он пришёл прямо из столовой, может, и пообедать успел или только начать. А ещё он пах молоком… Из этой гастрономической симфонии ароматов заметно выбивался лёгкий, едва уловимый душок хорошего мужского одеколона. Он уступал прочим запахам, но Майя его уловила, так как очень уж близко была к Фёдору Михайловичу. Ещё сложнее было почувствовать запахи электроники, с которой он работал на командном мостике, и – довольно неожиданно – чернил. Самых обычных чернил, которыми наполняют картриджи в шариковых ручках. Древняя как мир технология. Раньше, ещё в веке XXI-м, использовались стержни и ампулы, наполненные чернилами, позже голландская компания Филипс придумала микрокартриджи им на замену. Интересно, почему Чижик пахнет чернилами?

Выскользнула Майя легко из его объятий. Ушла играючи – а может, это Фёдор Михайлович не старался её удержать. Впрочем, отпускал он её с некоторой неохотой, это было заметно, она могла почувствовать.
- Ничего страшного, я причешусь, - машинально ответил он, протягивая руку к своей чёлке, но тут же отдёрнул, словно бы испугался к ней прикоснуться. Не стал убирать этот затейливый бардак на голове. Пусть побудет памятью об этом разговоре, хотя бы до следующего умывания. Усмехнулся смущённо. – Хотя, если ты говоришь, мне идёт…
Посерьёзнел затем, поглядев на Майю. Казалось бы, должен был что-то по поводу вечернего просмотра видео сказать, но заговорил вдруг о другом.
- Не говори так, Майя. Ну, про режим незаметности… А то чувствую себя так, будто… не знаю… - он отвёл взгляд в сторону и озадаченно поскрёб пальцами затылок. – Ты пойми, что… я всегда рад тебя видеть, - Чижик пожал плечами, затем его лицо сделалось несерьёзным, немного шутливым. – И вообще, когда тебя незаметно, я начинаю переживать. Так что отставить, Светлова, никакого режима незаметности! Просто… личные разговоры – они на то и личные, чтобы о них никто не знал, верно я говорю?
Он поднялся вслед за девушкой и кивнул.
- Я постараюсь помочь, если дела не завалят. Нам нужно курс проложить до планеты… Кулимат, или как она там... – усмехнулся капитан. - Это не так сложно, должны управиться до вечера. Если задержусь, сообщу тебе.

* * *

- Ах ты проказник, Мотя, - второй борт-инженер Иван укоризненно поглядел на толстого кота, развалившегося на его коленях, и провёл ладонью по его шерсти. – Значит, говоришь, видел нашу несравненную Майю Юрьевну в гоночных очках и на роликах? Хм, странно… почему не на лыжах? Впрочем, она же у нас звезда на роликах, угу.
Парень поглядел на экран своего рабочего монитора, на котором как раз была сцена, когда Бегемот шуганулся от спускающейся с лестницы на роликах рыжеволосой валькирии. Озадаченно покачал головой и языком поцокал.
- Ц-ц-ц… ах, она проказница… Вот чем вы занимаетесь, уважаемый доктор, пока никто не видит. Интересно, что по этому поводу сказал бы капитан… хм, хотя на реакцию Чингизхана я бы охотнее посмотрел.
Иван с интересом следил за записью, на которой девушка выписывала пируэты по коридорам и на лестницах «Данко», заходила в крутые виражи, иной раз проезжаясь по стеночке или перилам. Техник удивлённо качал головой, в восхищении вздыхал, переключал обзорные камеры и иногда нажимал на паузу, чтобы полюбоваться особенно шикарным кадром. Время от времени щёлкал по кнопке, нарезая скриншоты с видео.
- А не отправить ли нам этот шедевр в галатубчик? Что скажешь, Мотя? – кот поглядел на Ваньку с прищуром, как на придурка, взглядом цивилизованного человека конца XXII-го века на дикаря в шкурах, живущего в пещерах. – Ты чего? А, ну да, ты прав… я и забыл. Какой к чёрту галатуб в другой вселенной…
Впрочем, Иван лукавил. Он бы не стал отправлять это видео, даже будь у «Данко» доступ к интернету. Во-первых, из соображений совести. Во-вторых, если отбросить совесть, то на столь уникальных кадрах можно было бы неплохо разжиться, демонстрируя их на сервисах видео с оплатой биткойнами, которые затем можно будет перевести в обычные деньги.
- Деньги-деньги-деньги, ру-у-ублики… - проворковал Раздолбайло, откровенно любуясь выкрутасами Светловой и самой рыжеволосой, преисполнившейся азарта, тоже. – Слаще пряников, милее девушки… Нда нет, не согласен я с этой песней. Девушки – они всё ж милее деньжат-то. Приятнее на них смотреть. Спасибо тебе за Еву, боженька, - поднял он очи горе.
И вот… в кадре появился сурово сдвинувший брови капитан. Иван замер с приоткрытым ртом, глядя на эту сцену. Хрюкнул, когда услышал, как Майя Юрьевна вызверилась на Чижика, с удивлением выслушал его сбивчивый ответ, поглядел на покрасневшее лицо капитана...
- Так-так-так, и что это у нас здесь происходит? – сдвинул брови второй борт-инженер.
Разговор у этих двоих намечался крайне занимательный, но вот…
- Данко, купол тишины на десять минут, - послышалось из наушников.
- Есть, капитан…
- Нет-нет-нет, не надо! – испугался Раздолбайло, но картинка на экране погасла.
Техник быстро принялся щёлкать и переключать обзорные камеры, но купол тишины был надёжной штукой. Все камеры в коридоре отключились, как и микрофоны. Сам Данко в это время также не следил за коридором, в котором беседовали Светлова и Чижик.
- Не-е-ет!!! – раздосадованно потянул Иван.
- Иван, что случилось? – из соседней комнаты послышались грузные шаги.
- Нет-нет, всё в порядке, Юрий Саныч! – парень быстро вырубил программу видеонаблюдения и стянул наушники.
- А кричишь тогда какого хера?!
- Да так, ударился больно! – Раздолбайло поднялся с кресла, опустив кота на пол. – Кстати, мне надо сходить в медотсек. Меня Майя Юрьевна просила зайти. Я вам сейчас не нужен, Юрий Саныч?
Романовский показался в дверном проёме и вздохнул.
- Ладно, иди уж, сам справлюсь.

* * *

«Да, про него. Хорошо, увидимся. Я в порядке, что со мной случится? Красных кнопок не нажимал».
Таким был ответ от другана Стругачёва Алексея Кировича, который точно был в норме, раз ещё и про кнопку отшучивался. А вот в порядке ли была наша Пчёлка? Даже умывшись ледяной водой, сумела ли она прогнать с лица жар этот волнительный? Зеркало будто бы говорило, что да. Но надолго ли? Ведь если об этом продолжать думать…
- Тук-тук-тук, - вежливо сказала дверь.
Это был Игорь Кириллович. Он был как всегда улыбчив, но не особенно разговорчив. Зато принёс небольшой поднос прямо-таки со сказочным угощением. Там были вазочки с разнообразными печеньками, с орешками и сухофруктами, и ещё одна с конфетами и парой шоколадных плиток.
- Не знаю, Майя Юрьевна, возможно, вы хотели замороженных фруктов или ягод, я не рискнул их брать, чтобы не пропадали зря, - сказал добрый доктор Григорьев. – Если желаете, схожу принесу, мне не трудно.
Он не задерживался у неё. Оставил принесённые сладости и скрылся в своей биолаборатории. А Иван заставил немного подождать, пришёл не сразу, как обещал, а чуть позже. Какой он всё же не пунктуальный! Вот будь на его месте Фотон Игнатьевич, вот сто процентов пришёл бы секунда в секунду!
- Майя Юрьевна, а вот и я, - радостно сообщил он, получив дозволение входить. Застыл на пороге, поглядев на стол, уставленный сладостями, смутился вдруг отчего-то. Затем всё же дальше прошёл и вытащил из-за спины коробку конфет, которую там прятал. – Вот, это я вам принёс, доктор… так сказать, загладить свою вину…
Техник подошёл к столу и протянул ей коробку. Судя по рисункам, конфеты с ликёрчиком, «пьяная вишня».
- Вы уж простите мне мою бестактность, - и пытливо, как-то изучающе даже, заинтересованно поглядел Майе в лицо.
«Что же между ними было?!»
  • Как эмоционально и романтично)
    +1 от Зареница, 20.07.17 16:21
  • Хороший пост. Здесь и про ароматы, и про подглядывателей незванных, эмоции и просто разговоры. А ещё обсуждение Властелина Колец, чему я очень рада, ибо эту книжку старательно пропихиваю в игру, наряду с "Посёлком" :D
    Душевно и интересно, а сцены с Иваном улыбнули.
    +1 от Лисса, 20.07.17 16:54

Мало того, что путь к отступлению неожиданно оказался отрезан, так Машу ещё и схватил за руку тот самый мутный тип, которого она видела на перроне. Она восприняла это именно как схватил, а не взял, хотя по факту за руку её взяли мягко. Но ведь у страха глаза велики. Испуганно икнув, девушка вспомнила все свои навыки восточных единоборств и основ самообороны, которыми не владела. Да, она могла пустить в ход не только кулаки, но и ногти, и зубы при необходимости, однако понимала, что этим не любого противника можно одолеть. И именно по причине отсутствия у неё боевых навыков Маша решила пустить в ход то, что умела лучше всего - своё актёрское мастерство, хитрость и обаяние.
Но руку она всё же вырвала - в тот же момент, когда Галстук сам её отпустил. Поэтому было трудно понять, то ли отпустил потому, что вырывала, то ли вырвала потому, что отпускал. Это был вопрос из разряда: что было раньше - курица или яйцо.
- А... Э... Что вы здесь... - растерялась актриса, отчего-то покраснев, скорее всего от волнения, которое она сейчас испытывала. Ведь не было поводов чего-то стыдиться. Ну, зашла в пустое купе. В этом нет ничего криминального. А вот страху натерпелась-то!..
Хорошо, что она не читала Кинга и не видела один фильм, в котором рассказывалось о похожем месте... Не было с чем сравнивать. Но от этого менее жутко не становилось. Это купе пугало, вселяло ужас, проникавший в самую глубину души своими костлявыми ледяными пальцами. Сухими и твёрдыми. Хрупкими, быть может. А может, крепкими, как у скелета, лежащего в гробу под землёй в своих лохмотьях, в которые превратилась богатая когда-то похоронная одежда.
Купе Смерти.
Отсюда хотелось поскорее уйти. Не ждать, пока загадочные ОНИ наговорятся в коридоре и освободят проход.

Она сделала шаг назад, обратно вглубь купе, подальше от двери и от странного, подозрительного субчика. Опасливо на него поглядела. Вроде бы не выглядит агрессивным. Скорее, слабым и хлипким. Жалким. Беззащитным совсем. Таким, которого и без шокера можно одолеть. Но рука сама потянулась к сумочке. Там был электрошокер, а это намного лучше ногтей и зубов.
Мария поглядела на закрытую дверь за спиной Остряка. Остряком он, правда, сейчас не казался. Вот совсем.
- Проводники? - уточнила она зачем-то, хотя и так было понятно, что он имеет в виду ИХ. Этот шикарный блондинистый дуэт. Прямо-таки ансамбль песни и пляски на костях съеденных пассажиров.
Маша несмело улыбнулась.
- Ну что вы? Зачем мне вас выдавать? Я же не проводница, - она пожала плечами. - Мне всё равно. Если будут спрашивать - скажу, в этом купе безбилетников я не видела. Точно-точно, - девушка покивала убеждённо.
А глаза её. Глаза, горящие тревогой, говорили: «подойдёшь ближе - буду кричать». Ну или, может, другое: «не подходи - убьёт».
- Давайте подождём, - милостиво согласилась Кузнецова. - Только... вам не кажется, что с этим купе что-то не так?
Она быстро оглянулась на стену, где видела надпись. Только раз - и быстро. Нельзя было выпускать из поля зрения парня, который мог быть опасен. Маша была напряжена до предела.
+2 | Багровый Экспресс, 13.07.17 18:26
  • за приемы, которые не помнит Маша :)
    +1 от rar90, 13.07.17 22:38
  • Рада, что не убежала сразу наша Мария от Остряка.
    +1 от Лисса, 18.07.17 23:56

Лейтенант Звериков придирчиво осмотрел себя. Простая рубашка, неформенные брюки. Оружие он предусмотрительно спрятал под камнем. Здесь оно не поможет. И теперь никто не заподозрит в нём того, кем он был на самом деле. Под тот же камень, при желании, можно было положить корочку МВД - здесь она ему без надобности - и прочие лишние вещи.
Эдуард Звериков зашагал по пыльной дороге, поглядывая краем глаза по сторонам. Сзади скрылась вышка с прожекторами. Густая зелень деревьев шелестела на ветру, безмятежно чирикали воробьи. Но лейтенант Звериков ещё слышал в ушах приказ своего начальства и понимал будущую опасность.
Сейчас он шёл прямиком в сказочный заповедник. Несколько лет назад никто не мог предположить его существование. Но случилось непредвиденное. Только представьте себе - действующий вулкан в центре Европы. Он проснулся и выворотил за собой целые пласты времени. Ведь это оказался вулкан времени.
И откуда-то на этой вывороченной горе оказался целый сонм сказочных существ. Никто и не думал, что они могут быть в действительности. И мальчики с пальчики, и великаны. Местные жители из близлежащих сёл моментально стали совершать туда набеги. Учёные, конечно, тут же забили тревогу. Мол, пропадает что-то совершенно реликтовое. Вскоре гора была объявлена заповедником. Попасть теперь сюда можно было только по специальному пропуску. Начальству Зверикова не представляло труда его достать. Но, конечно, на бумаге были зафиксированы другие цели.
Оставив за собой посты наружного охранения, которые предотвращали контакты местных жителей с горой Чудес, как они её называли, Звериков шёл сам не зная куда. Учёные так сильно засекретили этот заповедник, что даже карты его не оказалось.

* * *

- Да и зачем она вам? - объяснял Зверикову, когда он получал задание от начальства, бородатый консультант, доктор каких-то наук. - Хрустальная гора может измениться. Ведь она всё время разная. Наш институт уже два года исследует одну-единственную полянку, и ни разу ещё мы не находили её такой же.
- А местные здорово насолили этим чудесным? - поинтересовался шеф, майор Почепцов.
- Конечно, - с чувством ответил учёный. - В первые месяцы они ездили семьями менять мобильные телефоны, электронные часы, кофемолки, будильники на горсти сказочных бриллиантов. Своими шуточками вогнали в краску не меньше пятнадцати принцесс. Обидели трёх богатырей...
- А сейчас как с этой контрабандой? - допытывался шеф.
- Всё прекрасно. С тех пор, как вокруг горы выставили охрану, сказики - так мы их называем - вздохнули свободно. Спящие принцессы спят. Великаны ворочают деревья. Баба Яга занялась гаданием. Она, кстати, неплохая старушка.
Ну, поехали! :) То, что ниже звёздочек - начало коротенького флешбека, который предлагается отыграть. Звериков получает задание и общается с шефом и консультантом. Можно игровым путём что-то уточнить и определиться с заданием :)
  • С почином! Желаю удачи игре :)
    +1 от Лисса, 17.07.17 01:01

- Нет у меня никакого шарфа, могу дать полотенце вместо него, но я бы не хотела, чтобы ты его обслюнявил, - безжалостно ответила Лианка на его мольбы. Стоило ему успокоиться, и её тон снова стал прохладно-резковатым. - И не стану я отворачиваться. Проклятье - ну и проклятье, не навсегда же, сойдёт завтра поутру, если я верно поняла, как оно работает.
О да, странница неплохо разбиралась в том, как работают проклятия, вот так легко определив, что Ярр изменяется с рассветом. Не то, чтобы было сложно догадаться...
- Не переживай, пялиться на тебя не буду, - она таки отвернулась, вернувшись к погасшему за ночь костру. - Думаю, костёр нет надобности разводить, мясо и холодное сгодится. Сейчас позавтракаем и пойдём. До Древограда мы вряд ли кого-то встретим, от меня можешь не прятаться. Но могу отвести в деревню, пересидишь денёк в «Зелёном человеке». Еду тебе в комнату принесу. А завтра двинем в путь. Что скажешь?
Всё это она говорила, доставая из сумки вчерашние запасы зайчатины и расстилая «стол» на плоском камне. Полотенце ему так и не дала, жадина.

- Да уж, красавчик, не повезло тебе, - вздохнула Лиана. - Ты вчера заснул, так и не рассказал, как тебе это проклятье досталось. Наверное, насолил ты сильно какому-то колдуну? Может, друиды, если и не снимут его, то хотя бы подскажут, кто может это сделать? Попытка - не пытка.
Отхватив от зайца добрый кусок, она не глядя протянула его Ярру.
- Вот, держи. Позавтракай. Это всё лучше, чем солому есть.
Ласка вдруг обнаружил, что у него во рту травинки и он их пережёвывает, совсем как корова.
  • Ах она юмористка ^^
    Классная девушка, очень мне нравится.
    +1 от Лисса, 16.07.17 21:34

Она не видела, как расширились глаза Фёдора Михайловича, когда он почувствовал её ответное ласковое прикосновение, её поглаживания и проявления нежности. Он опасался, что эти объятия будут нежеланными, напугают девушку и она в спешке от него отстранится, но вышло всё наоборот. Хоть и чувствовалась её неуверенность, но Майя отвечала на ласку - лаской! Рука капитана чуть вздрогнула от нежного прикосновения. Брови капитана немного сдвинулись, обозначив тёплый, удовлетворённый и удовольственный прищур глаз, а уголки губ дрогнули и слегка приподнялись в нежной улыбке. Жаль, что Пчёлка не могла этого видеть - уж больно изменилось в этот момент лицо бывшего школьного учителя, сделавшись необыкновенно тёплым и жизненным, радостным прямо-таки, ловящим этот момент счастья от неотринутых объятий близкого ему, должно быть, человека.
Светлова всё объяснила. Пусть и оставалась в её словах недосказанность, но главное она сумела передать. Она всегда скучала по космосу... Где бы ни была, что бы ни делала. О, какое это знакомое было чувство! Он ведь тоже всегда по нему скучал. С тех самых пор, как выбрал профессию преподавателя вместо тернистого пути космолётчика, несмотря на имевшийся на руках диплом, позволявший одной вольной птице беспрепятственно летать в космос в составе любого экипажа.
Только однажды эта птица добровольно залетела в клетку, и сама же закрыла дверцу, отгородившись ото всех, лишь иногда открывая её, чтобы провести учебный полёт с очередной командой из своих учеников. «Фобос» был не первым учебным полётом учителя Чижика. Но он стал последним...

* * *

- Ну и дурак, - в сердцах сказал Генка Михалков, возмущённо глядя на друга Федю, который совершал, по его мнению, самый глупый поступок в его жизни, способный поставить крест на его карьере и перечеркнуть все эти годы, проведённые в учёбе. МЗУ не прощает предателей. Космос не прощает трусов.
- Я уже всё решил, Гена, не нужно меня пытаться переубедить, - невозмутимо сказал Чижик, с прежней теплотой глядя на товарища. Он мог понять его мотивы. Всё же Михалков беспокоился о нём.
- Ты хоть понимаешь, что...
- Да, да, я всё прекрасно понимаю, - вздохнул Фёдор. - Но таков мой выбор. Смирись.
- Я-то ладно, но Лана...
- А что Лана? Она тоже сделала свой выбор, и я его уважаю, - пожал он плечами.
- Она переживает, - ответил Геннадий. - Я её недавно видел, мы говорили... Знаешь, она сильно переживает из-за вашего разрыва. Говорит, что не должна была уходить ТАК. Я уж не знаю, что она тебе сказала, но она чувствует себя виноватой. Может, вы с ней поговорите ещё раз? - развёл он руками.
- Я думаю, это бессмысленно, - подумав, сказал Чижик.
- А я всё же думаю, что ты дурак, - буркнул Михалков. - Ты жизнь свою губишь!
- Ой, Генка, не начинай... - скривился Фёдор. Как бы ни старался он относиться к этому спокойно, но на душе было больно от собственного выбора. И от того разговора, который к нему привёл.

Когда Михалков ушёл, Чижик ещё долго сидел в раздумьях, попивая горький кофе, который ненавидел. Ненавистный вкус и горечь во рту - сейчас были очень в тему. И капля коньяка, для успокоения расшатанных нервов. Он долго сидел, невидяще глядя в стол, затем стал потирать переносицу и уставшие глаза, болезненно отдававшие резью при прикосновении, когда он массировал веки.
Голоком сам собой оказался перед глазами. Стёртый номер был набран и снова занесён в контакты. Молодой человек устало прикрыл веки, ожидая ответа. Продолжительное время играла незатейливая мелодия, что-то из классики в электронной аранжировке, прежде чем на том конце линии сняли трубку.
Она не сразу ответила. Секунды тишины показались вечностью.
- Федя?..

* * *

- Ты... что ты делаешь?.. - со сдержанной, но тёплой улыбкой спросил он, почувствовав лёгкое прикосновение к уху. Почему-то это его улыбнуло. Вообще, эти объятия взбудоражили мужчину, который сам не ожидал такой реакции на них. И своей. И Майиной.
Её слова. «Смелый... родной...» Родным же назвала. И смелым. Всё мужское внутри встрепенулось, точно бы в ответ на такие же эмоции девушки. На мгновение объятия его крепче стали, чуточку увереннее и, быть может, даже многое говорящими. Ему было приятно это слышать. Хоть и совершенно неожиданно. Чижик не думал, что Майя ему настолько откроется. Его пальцы также аккуратно перебирали её мягкие, приятно пахнущие рыжие пряди. Сердце на мгновение замерло, чтобы забиться ещё чаще от этих ласковых слов. Желая вырваться из груди, как птица на волю из добровольной клетки, в которую сама же себя заперла.
- Мой корабль?.. - догадкой промелькнула мысль, этой самой Молнией-Светловой в голове пронеслась, озаряя мир волшебным светом. Очень ярким, но мягким и не слепящим. Впрочем, он мог и ошибаться. Она ведь сказала, что мечтала о космосе, а значит, полететь могла и без него. Да и неправильно было бы думать так... что она здесь только из-за него... Нет, это слишком эгоистичные мысли. Конечно, это не так.
Он и сам раскраснелся от волнительного момента и от охватившего его вдруг смущения, когда уловил её ласки. Разум говорил - отстранись. Соблюдай субординацию. Она - бортовой врач, твоя подчинённая в экипаже. Сердце убеждало в другом.
Один раз он уже прислушался к голосу разума...

* * *

Эта встреча была не похожа на последнюю, когда они так нехорошо расстались. Некрасиво и с обидой, оставшейся в сердцах.
- Я хочу извиниться перед тобой, - покачала головой блондинка с аккуратной высокой причёской, посмотрела на скатерть, укрывавшую столик в кафе, за которым они сидели. - Я сказала тогда не то, что думала. Просто я... устала, - она опустила плечи.
- От наших отношений? - догадался Чижик. Он заказал крепкий чёрный кофе. С той самой горечью. Чтобы не забыться, когда снова её увидит.
- Возможно... - немного подумав, неуверенно ответила девушка. Она подняла глаза и вздохнула. - Федя, пойми, я не хотела тебя обидеть. Я только...
- Не нужно слов, - его ладонь накрыла её руку. - Я всё понимаю. Я много думал и понял, что многое делал неправильно. Ты тоже меня прости.
- И... что мы будем делать? - этот его жест вверг Светлану в ступор. Она растерянно моргнула, поглядев на его руку.
Ладонь соскользнула с её руки. Глоток горячего, горького кофе взбодрил, подготовил к тем словам, которые он собирался сказать. Которые он должен был ей сказать.
- Почему бы нам не оставаться друзьями? - предложил Фёдор неожиданно лёгким тоном. Боже, знала бы она, как трудно дались ему эти слова.
- Друзьями?.. - выдохнула Лана и на миг прикрыла глаза. После чего потянулась к своему соку. - Друзья... хорошо... - кивнула она как-то неуверенно.

На обратном пути домой рука машинально потянулась за голокомом.
- Дядя? Помнишь, ты предлагал помочь мне с педагогическим?.. Да, я решил. Буду учиться на педагога. У меня ведь неплохо получается ладить с детьми. Поговоришь о моём поступлении?.. Спасибо... Да, я еду домой.
Чижик вздохнул, убирая голоком. Ну вот, начинается новая жизнь. Размеренная и спокойная. Без космоса и звёзд. И без улыбки одной блондинки с родинкой под губой. Хотя, она будет улыбаться ему с портрета, их совместного, сделанного на его девятнадцатилетие. Портрет двух добрых друзей...

* * *

На этот раз сердце было важнее. Он не отстранился от ласок Майи. Более того, сам ответил ей взаимностью. Он - родной для неё человек. Она сама это сказала. Озвучила то, что у него уже давно просилось на язык, но так и не слетело. До этого момента, когда он просто не мог ей не ответить.
- Родной?.. И ты... для меня тоже, - он глубоко и шумно вдохнул, набирая полные лёгкие воздуха, чтобы собраться с силами, чтобы хватило их отстраниться и не переходить ту нечёткую, слабую грань, что ещё разделяла их двоих от ошибки, которую они могли совершить.
Или это была бы не ошибка? Как знать. Сейчас всё казалось безумием, и спокойно смотреть ей в лицо, заглядывать в её глаза было трудно. Они манили. Затягивали. Они были очень влекущими. Её плечи погладили крепкие, сильные, но не очень-то ув