Набор игроков

Завершенные игры

Форум

- Общий (9851)
- Игровые системы (4667)
- Набор игроков/поиск мастера (27186)
- Конкурсы (5677)
- Под столом (17349)
- Улучшение сайта (5527)
- Ошибки (2420)
- Для новичков (2729)
- Новости проекта (6587)

Голосование за ходы

 
Цок-цок-цок. Или даже топ-топ-топ.
Бежала наша Маша по проходу между купе в сторону их с Игорьком временного пристанища на этом поезде. Нервы были на пределе, в каждой тени мерещились привидения. А может, тот самый Остряк, эхехе. Маша ведь помнила, какие он ощущения вызывал при первой встрече. Он с самого начала казался призраком, не просто так ей тогда захотелось его пальцем ткнуть, чтобы убедиться, что он настоящий, а не марево из дождевых капель, привидевшееся ей на перроне. Это что же получается? Он и правда привидение? Ох, если она согласится с этим утверждением, то придётся принять и другое на веру: ОНИ существуют. Мария увлекалась эзотерикой и вполне допускала нечто подобное, но в жизни никогда не сталкивалась с чудесами, и, как всякого здравомыслящего человека, её грызли сомнения. Пока ещё могло найтись рациональное объяснение случившемуся. В самом деле, могла надышаться этой вонючей гадости, а она вызывала галлюцинации, вот и померещилось…
Но даже если привидений не существует, то оставаться в поезде, где пассажиров травят какой-то непонятной фигнёй, у девушки не было ни малейшего желания. Она была полна решимости забрать свою сумку и уйти. Пусть даже там льёт холодный ливень. Придётся потом лечиться, но уж лучше она пропьёт курс антибиотиков, чем получит предписание к посещению психиатра… ну или психолога, один чёрт мозги будут трахать.

«Родное» купе встретило девушку деловитым запахом лимонного пердежа, непонятными документами, лежавшими на расстеленном Игорем месте, и отсутствием самого случайного попутчика, наверняка украденного и съеденного проводниками. Ага. Ну и правда, куда бы он мог пропасть? Может, мимо неё в туалет прошёл, пока она пряталась в том жутком зловонном купе с не менее жутким безбилетником? Хотя, Остряк такого ужаса, как это купе, не внушал. Был он просто жутеньким просвечивающимся товарищем из тундры, а вот купе действительно было жу-у-утким. В самом пугающем смысле этого слова.
Не обратив внимания на обстановку внутри – главное, что никто её не задерживал – Кузнецова полезла за своими вещами на верхней полке. Жаль, Игоря не было ей помочь, но да тут она и сама справится. Молодая и сильная – что ей, трудно вытащить свою не такую уж большую и тяжёлую сумку сверху? Услышав шаги, девушка вздрогнула и быстро оглянулась на дверь купе, чуть не грохнувшись на пол вместе с сумкой. Спасло положение то, что она держалась за край полки.
Опасливо поглядела своими карими глазами с внимательным прищуром на проводника Владимира, явно ожидая какого-то подвоха. Шокер в кармане теперь был – чуть что, вытащит и ошпарит этого блондина высоким напряжением так, что вся его прилизанная блондинистая причёска изобразит удивление. Прямо как у одного борт-инженера в каком-то мельком виденном фантастическом сериале.
- Сколько?.. – не удержалась от удивлённого восклицания, услышав стоимость своего любимого поездного напитка. Ну ничего себе, у них тут цены! А подарочек-то, этот вкусный сюрпрайз на столе, чисто чтобы усыпить бдительность, ага. Спорить и выяснять Маша не стала, не до того ей было. Как и спрашивать, вкусным ли был съеденный Игорёк. – Нет, спасибо. Я…
И заткнулась быстренько, чуть не проговорившись, что решила сходить с поезда. Вот тут она уже испугалась, что её и правда попытаются задержать, если узнают о намерениях. Потому шлёпнула сумку на нижнюю полку и сделала вид, что возится с её застёжкой, пытаясь открыть. Давая время проводнику выйти из купе.
- Остановка надолго? – поинтересовалась Машка, чтобы оправдать как-то это недоговорённое «я…». - Хочу выйти покурить.
Ага. Какая девушка не умеет вешать лапшу на уши всяких деревяшек? Сейчас актриса играла свою роль и усердно развешивала хлебобублочные изделия на прилизанных ушах деревянного дяди Вовы. Что вы? Конечно, она не курила! Но ему это знать не обязательно.

А как только проводник оставит её одну – бежать! Сумку на плечо – и бежать отсюда!
+1 | Багровый Экспресс, 17.08.17 12:00
  • за бегство и съеденного Игорька :)
    +1 от rar90, 17.08.17 12:06

Ярровы воспоминания Лианка выслушала с живым любопытством – ей интересно, похоже, было слушать такие рассказы. Даже эмоции проявляла, то бровь приподнимая, то усмехаясь, то презрительно фыркая, смотря что рассказывал парень. Посмеялась над названием Дома Синичек, уважительно покивала на Дом Орла и Дом Сокола.
- То-то у тебя меч золотой да с побрякушками, - похмыкала девица. – Дорогущий… небось, за один такой меч весь Торговый Пост купить можно.
Послушала его рекомендации самому себе, обещания вещи странницы таскать, готовить и вообще быть чуть ли не мальчиком на побегушках. Скептически поглядела и пожала плечами, мол, ла-адно, Ярр, я подумаю.
- А что за книги ты пишешь? – вдруг поинтересовалась она, явно поверив в эту отборную лапшу.
На фразу про поцелуи же лишь губами поиграла, поводила ими влево-вправо и смешливо хмыкнула. Видать, уже привыкла к Ласкиной манере приставания. Вчера так прямо оружие к шее приставляла ведь. Хотя вчера они ещё были незнакомцами, ага.

Говорящее дерево слушало парня и хмурилось, а Лиана напряжённо смотрела на него, покрепче сжав в руке древко своей глефы, и озиралась по сторонам с таким видом, будто искала спрятавшегося где-то шутника. Но похоже, говорило действительно дерево.
- Прочь, человечишка! - недружелюбно прогудела «деревяфка» в ответ на приветствие. Речь Ярра произвела на дерево впечатление, но совсем не такое, на которое рассчитывал красноречивый магуй. Ведь одно дело - забалтывать людей, и совершенно иное - деревья. У деревьев и зубов-то нет, им зубы не заговоришь. И ушей тоже нет, чтобы на них лапшу развешать. Дерево между тем начало возмущаться: - Какой ещё костёр?! Проклятые люди! Я - страж Древограда! И мне нет дела до ваших людских проблем. Не пройдёте! Прочь, люди!
Видя, что её спутнику не удаётся убедить дерево, в разговор вмешалась Лиана. Она отважно выступила вперёд, и по хитро горящим глазам девушки Ласка понял: у неё есть план. Странница принялась объяснять, что они с Ярром любят деревья и что в глубине души они всегда стремились к лесу. Она старалась показать стражу Древограда, что они - самые зелёные искатели приключений всех времён и народов. Говоря по правде, насчёт себя она ведь почти не лукавила, но Яррике также расписала как любителя природы.

Страж долго думал - и казалось, что у него даже мозги скрипят. Наконец он задумчиво произнёс:
- Хмм, ну, полагаю, я могу пропустить таких, как вы.
Затем он с ужасным скрипом выкорчевался из земли и сдвинулся в сторону.
- Ну вот, - сказало дерево, - теперь вы можете пройти.
За ним Ярр и Лиана увидели ворота, образованные кустами терновника. Девушка бросила на мага победный взгляд.

Выходит, есть уши у деревьев. Ну, раз на них вешается лапша.
  • Лианка чудесно вешает лапшу на деревья!
    И вообще, отличная. Я за неё уже начала переживать :)
    +1 от Лисса, 16.08.17 12:00
  • за уши у деревьев. Прекрасный образ...
    +1 от rar90, 17.08.17 07:07

Он просто не успел. Смутившись поначалу, он двинул рукой вдогонку за ускользающей ручкой девушки, но было поздно – Майя Юрьевна, эта независимая женщина, эта кошка, гуляющая сама по себе, ускользнула от него, упорхнула к плите и не видела, как следом за ней протянулась, а затем опустилась мужская рука, так и не успевшая подхватить её веснушчатую женскую ручку для поцелуя. Преследовать же её скромный бывший учитель не стал – вот это уже было бы перебором. Во всём надо знать меру, и отношения – не исключение в этом правиле. Иногда даже самого близкого человека становится в твоей жизни слишком много. Каждый нуждается в эмоциональном отдыхе. Таком отдыхе, когда можно побыть одному, чтобы чувства и эмоции взяли передышку и заработали потом с новой силой, ярче прежнего.
- Надеюсь, пирог получится не слишком кислый? – слегка обеспокоился Фёдор Михайлович, отступив к мойке. Его взгляд скользнул по рукам девушки, порхавшим над пультом управления духовкой. – Немного кислинки – хорошо, лишь бы не переборщить. Так что не жалей сахара.
Его лицо вытянулось, а глаза увеличились в размерах, когда он услышал об опасных трюкаческих мечтах одной рыжей Пчелы. Было абсолютно ясно, что за таким выражением последует категорический запрет подобных трюков на корабле, однако Майя вовремя уточнила, что не собирается ставить здесь свои эксперименты. Чижик успокоенно вздохнул и покачал головой, а побледневшее на миг лицо снова обретало краски.
- Чего только не выдумают ради рекламы, - пожурил Фёдор Михайлович ту самую небезызвестную фирму. – Это же опасные трюки. Хотя ты опытная лыжница, да и на роликах умеешь… хм. Если бы я своими глазами не видел, то не поверил бы, что можно такие трюки делать на звездолёте. Я потом это… запись просмотрел, - смущённо кивнул Чижик, - впечатляет. Просто превосходно! Интересно, почему же ты выбрала карьеру медика вместо спорта? Неужели всё из-за… того учебного полёта? – намного тише спросил он. – Ты ведь могла бы стать выдающейся спортсменкой. Медали на Олимпийских играх выиграла бы…
Отступил капитан от мойки, когда туда подошла Светлова. Поглядел на неё сзади, жалующуюся на усталость с такой радостью, с какой это может делать человек, удовлетворённый тем, как сложился сегодняшний день. Заметил невольно, что сутулится девушка, расслабилась и перестала за осанкой следить. Отдыхала, будучи с ним рядом самой собой. Не напрягаясь, не изображая из себя волевую и выносливую «Майю-При».
- Вот и хорошо, - невольно улыбнулся Чижик. – Не нужны нам на корабле трюки. Есть же спортзал…
Он подошёл к Майе сзади и, положив руки на её опущенные плечи, принялся делать простенький массажик. Нажимая сильно, до боли, но эта боль была неожиданно приятной, а когда отступала, то приходило расслабление в натруженные мышцы. Так он с минуту стоял сзади, массируя сначала узкие девичьи плечи, затем спинку немного. Волосы её великолепные огнисто-рыжие, собранные в косу, бережно взял и через плечо вперёд перекинул. О да, оказывается, капитан неплохо умел делать такой расслабляющий массаж…
И всё это без слов. Молча. Как так и надо. Сосредоточенно глядя на её приоткрытые плечи, так же щедро обсыпанные веснушками, да на рыжий затылок и убегающую за плечо косу – девичью красу.

На колбаску Мотя отреагировал вяло, вальяжно, как и подобает сытому, довольному жизнью, упитанному и объевшемуся сметаны коту. Сначала сидел и равнодушно смотрел на предложенное угощение, потом всё с тем же незаинтересованным видом соскочил со стола на пол и подошёл к девушке, обнюхал кусочек колбаски и позволил Майе покласть его ему в рот.
- Ну, давай рискнём, - согласился Фёдор Михайлович, неодобрительно поглядев на Бегемота. Взял в руку по стакану, пододвинутому девушкой, задумался о чём-то. – Какао, значит… Хорошо, я займусь. С удовольствием выпью с тобой какао. Надеюсь, тебе понравится, как я его делаю. Я ведь его с детства люблю. Но скажу честно, - он поднял указательный палец и чуть сдвинул брови вниз, - пить с тобой что-то, кроме чая – это… даже немного странно, - капитан усмехнулся и направился к шкафчикам на поиски какао. – Я всё сделаю, а ты оценишь. Только честно. Если не понравится, так и скажи, я не обижусь. Вкусы у людей ведь разные. Договорились?
А пока Фёдор возился с какао, которое ещё и не сразу удалось отыскать – без подсказки кухонного дроида могли бы и не найти – зашёл разговор про голокомнату и взаимные путешествия на терраформированный Марс и на зимнюю Землю.
- Голокомната на «Данко» не такая маленькая, я бы даже назвал её просторной, - ответил Фёдор Михайлович, аккуратно насыпая порошок какао в стаканы. – Там совсем не тесно и не душно, кондиционеры же работают. Но ты права, это всё ненастоящее… Стоит воспринимать это как обучающее кино, в котором ты сам можешь поучаствовать. Хотя реализм голограмм поражает… Вот именно, что с их помощью можно попасть в настоящую Зиму… увидеть, какая она, - хмыкнул Чижик, разливая по стаканам молоко. – Знаешь, я с удовольствием. Мне очень интересно посмотреть, чем ты живёшь. Увидеть знакомые тебе места и картины, вызывающие ностальгию. Как у меня Марс. Поделимся частицей воспоминаний друг с другом? – он тепло улыбнулся, с нежностью поглядев на девушку. – Ты так славно об этом рассказываешь… Майя, - её имя звучало по-особенному тепло.
А на неторопливо вышедшего из кухни кота капитан даже и не глянул.

Какао вышел чудесный. Ну, насколько его могла оценить чайная душа Майи Юрьевны.
- Конечно, это не какао домашнего приготовления, - улыбнулся Чижик, с удовольствием делая небольшие глоточки этого молочно-шоколадистого напитка. – Домашнее как-то наваристее, сытнее, ароматнее. Как-нибудь я приготовлю, - сказал он вдруг как ни в чём не бывало, словно бы уже стал заправским данкийским поваром.
А потом и расходиться пришла пора. Помощь свою он оказал в приготовлении яблочного пирога, и теперь мог возвращаться к своим капитанским обязанностям. Ну или просто пойти немного отдохнуть перед ужином.
- Хорошо, - согласился он, делая последний глоток и отходя к мойке, чтобы ополоснуть стаканы. На Спартака Валерьевича поглядел коротко. – Тогда встретимся за ужином. А после ужина немного пообщаемся, как планировали. Ты, я и Стругачёв. Вспомним, так сказать, общее прошлое.
Чижик явно говорил иносказательно, чтобы не выдавать Бережному истинные мотивы их вечерней встречи. Технический специалист добродушно покосился на капитана с таким видом, словно бы всё понимал и всё знал.
- А может, «пирог по-докторски»? – парировал Фёдор Михайлович, протягивая свою руку за узкой ладошкой Майи.
Только вместо того, чтобы обменяться крепким данкийским рукопожатием, он изловил её за запястье, развернул и, галантно наклонившись, поцеловал. Даже вторую руку за спину заложил, как это делают английские джентльмены. Слегка обдав кисть девушки тёплым дыханием и на одно мгновение коснувшись её нежной кожи такими же тёплыми губами.
- Благодарю за приятно проведённое время, миледи Светлова, - придав голосу слегка торжественно-пафосных светских интонаций, капитан улыбнулся и под затейливое хмыканье Бережного покинул кухню.
- Хорошие у вас, я посмотрю, отношения с капитаном, - заговорил начальник кухни, когда Чижик вышел. – Тёплые и душевные. Ручки вам целует, Майя Юрьевна. Гляжу я на вас и душа радуется. Сентиментальным я стал на старости лет, - усмехнулся Спартак Валерьевич.
И так он это доброжелательно говорил, что на сердце теплей становилось…

* * *

- Оп! Майя Юрьевна, - второго борт-инженера девушка увидела, ещё когда только подходила к двери столовой. Заметив её, Иван повернулся к ней и дурачливо, но довольно галантно поклонился. – Позвольте вам помочь, - он протянул руки за подносом, который та несла.
Следующим данкийцем на пути к обеденному столу оказался первый пилот. Как всегда с иголочки одетый, с выглаженным и аккуратным воротником, пахнущий хорошим одеколоном. Он о чём-то беседовал с Романовским, когда дверь открылась и Раздолбайло с Майей показались на пороге.
- Добрый вечер, Майя Юрьевна, - обернувшись, Ромашкин торопливо отступил в сторону с их дороги и чуть растянул уголки губ, обозначая слабую улыбку. Взгляд его прищуренных глаз скользнул по её футболочке и плечам перед тем, как молодой человек отвернулся.
За столом уже вовсю хозяйничал Бережной, притащивший основную часть ужина – первое и второе. Настроения в столовой витали позитивные, некоторые вроде Михалкова и Стругачёва даже посмеивались, что-то между собой обсуждая.
- Как говорят у нас дома: кушать подано – садитесь жрать, пожалуйста, - прогудел Спартак Валерьевич, чем вызвал очередное веселье у данкийцев.
Профессором кислых щей оставался штурман Шмидт, молчаливо сидевший за столом и разглядывавший экипаж с таким отстранённо-скучающим видом, словно бы вокруг собрался детский сад, младшая группа, а он единственный взрослый среди всех и вынужден терпеть непоседливую малышню. Конкуренцию ему мог составить только Кырымжан, такой же спокойный, но не скучающий, а скорее мрачный. И стоило Майе зайти, как его чуть раскосые азиатские глаза остановились на ней и, казалось, даже мигать перестали.
- Майя, садись, - Фёдор Михайлович снова демонстрировал свою галантность, отодвинув для неё стул – тот, который она себе ещё в прошлые разы облюбовала.
И да! Он назвал её по имени при всём экипаже!
Следующий пост у нас по плану - ужин, одним постом его отыграем и перейдём к главному блюду дня - "бою с тенями прошлого" :) Хотя, чувствую, главным стала беседа под куполом тишины :)
  • Массаж впечатлил, как и реакция Спартака, кстати.
    А вот хмурый, сверлящий взглядом Кырымжан... мне кажется Майя сейас подумает о чём-то другом, но только не о роликах ^^ Смутит майор рыжую девушку.

    Хороший поэтичный пост. И ещё момент с именем "Майя" при всех. Это здорово!
    +1 от Лисса, 14.08.17 17:53
  • за поцелуй и имя! :)
    +1 от rar90, 16.08.17 00:01

Конечно, продолжают сверкать! Люди-Звёзды. Но, увы, далеко не все. Такие, как Лиза, может быть. Люди добрые, не теряющие своей доброты под гнетом обстоятельств. Сколько бы ни терзала их судьба, как бы ни кидало по жизни, они никогда не изменят своей доброте, потому что она у них в душе. Она Сверкает, и иногда её Свет способен пронзить чёрные тучи и осветить землю и тех, кто так нуждается в этом свете.
Странные мысли. Странные Знания приходили в голову девочке. Ведь ничего этого она сама не знала. Ничего не рассказывали ей Пифия с Ареем про Древнего, кроме упоминания о нём. И уж точно никто не говорил про запертую комнатку наверху. На мансардном этаже. Должно быть, сам дом поделился с Лизой этой информацией. И он хотел, чтобы она отперла эту серую комнатку. Зачем? Для чего? Почему он хотел показать ей свои тайны?
Жу-утенькая история. Что она там увидит? Чьи скелеты в шкафу там спрятаны?.. Ох, хоть бы не буквально… Но до чего же любопытно!

Прохода во дворик, этого длиннющего неприятного коридора с ужасной скрипучей лестницей в конце, не было. Он был замурован кирпичом. Лиза огляделась, зачем-то поискав в комнатке что-нибудь тяжёлое, чем можно было бы ударить по кирпичной стене и пробить в ней отверстие. Потом уже проще будет разобрать. И так ей этого страстно хотелось, что даже всерьёз примеряла на глаз, получится ли, скажем, разбить стену, ударив по ней тяжёлым стулом. Наверное, нет. Глухой кирпич должен выдерживать такие удары. Тут нужно что-нибудь потяжелей, поувесистей…
Ох, интересно, кто бы мог рассказать ей про Дом и его историю. Не тётя, это уж точно. То есть, она могла бы, ведь наверняка знала часть истории со своего появления здесь. Но спрашивать тётю Лиза не стала бы ни за что. Она знала, что ответа не получит, ещё и может разгневать вечно недовольную всем женщину.
А вот прислуга… кто-то из пожилой прислуги, кто жил здесь раньше, ещё до тёти. Кто бы это мог быть? Анна-Гретхен? С ней можно было говорить, эта наполовину немка была довольно добра к сироте, удочерённой дядей и тётей. И на её расспросы, наверное, ответит. Да, можно попробовать с ней поговорить. А может, ещё кто-то? Лизонька перебрала в уме всех слуг, что были в доме. Следовало выбирать из уже немолодых.

Анна-Гретхен была легка на помине. Она негромко постучала в дверь. Вежливо так, по-доброму. Правда, уже после того, как Лиза сбегала умыться и причесаться, и вернулась за Дашей, чтобы взять её с собой в гимназию. Девочка была готова выходить из комнаты к завтраку или, если опоздала, то сразу собираться на улицу. Она была умыта, расчёсана, оставалось лишь переодеться в форму, но это уже не здесь, а перед выходом. Поэтому подбежала к двери и открыла, встретившись лицом к лицу с пожилой женщиной. От принесённых новостей на лице Елизаветы обозначилась явная тревога. И дело не в просьбе тёти про Андрейку. Другое зацепило Лизу гораздо больше, просто таки раня в сердце.
- Доброго утра… - начала она и осеклась, подумав, что оно не может быть добрым с такими вестями. Глаза расширились в дурном предчувствии. – А что за новости, Анна-Гретхен?
Большие глаза просяще смотрели на немку: расскажи, ну пожалуйста, расскажи всё без утайки! Неужели про дядю?..

Вопрос про Андрейку временно завис в воздухе. Но ответ Лизы был очевиден. Как бы ни был ей противен несносный мальчишка, сердобольная девочка не могла отказать в просьбе страдающей мигренями тётке. А уж со сводным братом она как-нибудь попробует поладить. Может, сегодня, в свете плохих новостей, он не будет себя дурно вести…
Ага! Надейся, Лиза! Да скорее, наоборот, раздражённый событиями Андрэ намного опаснее, чем Андрейка в хорошем расположении духа.
- Я уже иду, ага, - робко сказала Лиззи и удручённо уточнила. – А завтрак я, наверное, пропустила?
Немного подумав, всё же кивнула, терзаемая и разрываемая прямо-таки сомнениями, но делать было нечего. По-другому она бы просто не смогла поступить.
- Конечно, отведу. Так и передай тётушке, вместе с пожеланиями доброго здоровья.
Ой-ой! Но тогда нужно было поспешить! Ведь Лиза скорее всего, отводя Андрейку, опоздает к началу занятий в своей собственной гимназии. И ей наверняка достанется от строгих учителей. Или…
- А можешь попросить тётю написать объяснительную записку для моих учителей о причине опоздания? – решилась она, выдохнув просьбу одним залпом. – Или я сама напишу, а тёте только подпись останется поставить, - предложила добрая девочка, помня о недомогании тётушки.
+1 | Маяк для Лизы, 05.08.17 07:46
  • Добротный душевный пост.
    Про звёзды, про Андрейку, в верном направлении про слуг мыслит Лиза. Очень очень хорошо!
    Чудесная сказка выходит.
    +1 от Лисса, 14.08.17 23:17

К сожалению, Аннабелла не видела того фильма, где говорили не паниковать. А может, и к счастью, что не видела, ведь это же трэш отборный, не каждый эльф способен пережить столько дурачеств на квадратный метр киноплёнки. Так или иначе, она его не смотрела, а потому паниковала от всей своей большой эльфийской фейерической души. Хорошо, что кошачье проклятье не спешило этим воспользоваться и снова наброситься на бедную принцессу, угодившую в непростые жизненные обстоятельства.
Ага, её испытание началось ещё до прибытия к тётке! И какое испытание! Ливень, грабители, Совок Всеразрушения, пожар… А самое ужасное – это коднар. Вот не будь с ней Перри, ничего бы этого не было. Совершенно точно же. Даже вместо ливня был бы ясный солнечный день – коднары ведь, говорят, приносят неудачу. Или врут?

Освободить его из заточения оказалось несложной задачей. А пока Аннабелла это делала, и сосредоточилась на этом самом деле, то успела немного остыть, и паника всё-таки поубавилась, уступив место суете и здравому смыслу, говорившему голосом Перри: «берём жопы в руки и валим отсюда». С этим смыслом, здравым-то, отчаянно спорил норовливый характер принцессы, и слышать не хотевшей о позорном бегстве.
- Капитанская пять? Что это? – испугалась Анни, даже глазками моргнула панически. Совсем позабыв, что название нужной им улицы как-то увязывалось с капитанами да адмиралами. Поэтому подумала, что капитанская пять – наверняка какая-нибудь волшебная травка, способная всё исправить. А почему капитанская? Ну, может, капитаны её себе в трубки набивают в качестве табака. – Мы не можем бежать, Перри! Так поступать не подобает благородным особам королевской крови. Да и к тому же… - она помрачнела немного, пристыженно опустив взгляд, словно бы винила себя за содеянное, - я ей представилась, вот. Хозяйка лавочки знает, кто я такая, поэтому не имеет значения, убежим мы или нет. Она знает, куда и кому на нас жаловаться. ПапА будет очень сердит! Но мы возместим ущерб, ага! Тем более, мы же не виноваты, что сюда проник через магический портал вор и натворил всё это… ну, лабораторию уничтожил… в ванной мылся… и кресло мисс Бонни зачем-то сжёг…
Отчаянно покраснела наша честная эльфийка от такого невероятно лживого предложения. Даже уши красными пятнами покрылись. Но ведь правда же! Если бы не этот крысиный грабитель, ничего плохого бы не случилось. Это всё его вина! А им с Перри из-за него страдать? Нет уж, дудки!

Белль удивлённо взглянула на совок в своей руке. Ага, она его всё-таки ухитрилась вытащить из лаборатории! Впопыхах и не заметила даже, так спешила освободить пернатого помощника и разобраться с зарождающимся пожаром. Который, к счастью, ещё не успел перекинуться с кресла на другие предметы обстановки.
- Говорят же: курить – здоровью вредить, - недовольно буркнула принцесса, укоризненно поглядев на окурок в тлеющем кресле и на уничтоженную коднаром газету. Вздохнула глубоко и сунула в коднарские лапы совок. – Смотри, он волшебный! Из рук не выпускай! А то разнесёт лавку к… гнизгам! – предостерегла его.

А сама боязливо к двери приблизилась посмотреть, кто это там стучит и ругается. Такое упорство заслуживает уважения, но вот впускать неизвестного покупателя девушка не решилась бы. Слишком скверно обстояли дела в лавке. Так что, она просто выглянула за стекло, желая увидеть стучавшего, который во множественном числе утверждал, что «они их видят».
- Уже закрыто! Приходите завтра, пожалуйста! – вежливо прокричала принцесса.
  • Отлично. МЫ НЕ УЙДЕМ! Потому что гордые, и потому что гнизга нас уже знает :D
    +1 от Лисса, 14.08.17 10:08

Да уж, размером в два синих кита или бронтозавра. В общем, был шанс, что такой колоссальный зверь попросту не заметит человека, который по сравнению с ним всё равно, что муравей… И тут, когда дракон забрался в замок, брови Присциллы взлетели вверх и она расхохоталась, зажимая рот ладонью. Волшебный ковёр завис в воздухе, а девушка смеялась и не могла остановиться. Хваталась за живот, била кулаком по покрывалу, на котором устроилась. Приходилось крепко зажимать рот, но всё равно сдавленный смех проникал наружу из-под сжатых пальцев. От смеха потекли слёзы, и это наконец успокоило магичку. Она взяла платочек и утёрла мокрые дорожки и в уголках глаз.
- Ох… ну и дела... – всё ещё посмеиваясь, покачала головой.
Внезапный приступ веселья помог сбросить напряжение, и ей как-то сразу стало легче. Присси направила ковёр на посадку перед замком, по-прежнему осторожничая и на всякий случай сделав себя невидимой.
Так и хотелось встать перед замком и прокричать «Сова, открывай, медведь пришёл!» Ой, то есть нет, так бы сказал Боско. Присцилле нужно было крикнуть иначе: «Дракон, открывай, принцесса похищаться пришла! Будем вместе рыцаря ждать!»
Но в голове упрямо крутилась другая фраза: «Драконица, открывай, Фиона пришла! Будем вместе ждать: я Шрека, ты своего Осла!» Присси снова хрюкнула, но больше не смеялась. Ох, этот ржавый дракон теперь до жути напоминал ту самую Драконицу, а руины замка – тот замок из мультика, где томилась принцесса Фиона.
  • Действительно, в такой момент и не расхохотаться нервно...
    +1 от Random Encounter, 11.08.17 10:31

На миг во взгляде Марии промелькнуло сомнение. Может быть, зря она так? Может, это просто дурачок-Острячок, любящий пошутить-подурачиться-поострить? Может, он и вовсе не «заяц», а только прикинулся им, чтобы девушку постращать немного. Может, он вообще таким образом хотел с ней познакомиться ближе, слово за слово бы разговорились, раззнакомились…
Тряхнула Кузнецова своими влажными от дождя кудрями, прогоняя прочь эти безумные и шальные мысли, лишённые любого здравого смысла. Так знакомиться с девушкой могут только действительно психи. Натуральные идиоты. Ну ладно, придумка про безбилетника – парень мог услыхать, что проводники ищут «зайца», и прикинуться им ради знакомства, задержав девушку в чужом купе. Но как понять тот бред, что он нёс? Это вовсе не романтично!
Шокер она так и не опустила, в дрожащей руке его покрепче холодными пальцами сжимая. И шагнула вперёд, когда Остряк согласился отойти в сторону. А потом так же резко шуганулась назад, когда он закричал испуганно. Глаза свои широко распахнула, приготовилась кнопку нажать в целях самозащиты, и тут…
Он. Просто. Исчез.
Нет, он точно не выходил из купе. Даже дверь была прикрыта, и вот только сейчас начала медленно, лениво так отъезжать.
Он растворился в воздухе!

Секунд десять актриса стояла, открыв рот и глядя на пустое место, оставшееся от Остряка. Всеми фибрами ощущая, как купе снова заполняет эта жуткая вонь, неся с собой что-то очень плохое. С каждой прожитой секундой ей становилось всё сильнее не по себе. Всё хуже и хуже. Рука с шокером медленно и жалобно опустилась вниз.
Десять секунд прошли, и Маша наконец оторвала взгляд от того места, где стоял исчезнувший парень, прикрыла рот и недоумённо, растерянно огляделась, словно бы ища, куда бы он мог спрятаться. И с чего это он решил, что шокер его убьёт? Ах, ну да, он с тундры - наверное, не видел никогда шокер… и всё равно странно.

Но он ИСЧЕЗ! А это куда страньше!

Купе. Оно снова изменилось. Больше не было странной надписи на стене. Оно выглядело обычным, ничего особенного. Ну, чья-то фотография на полу…
Маша вдруг запаниковала. Ей было плевать, надышалась ли она чего-то галлюциногенного или ещё что, но происходящее ей не нравилось. Ей не нравился этот экспресс! И проводники эти блондинистые… Только Игорь был единственным нормальным во всём этом безумии. Но рассчитывать на него не стоило. Не поверит. Тоже посчитает психованной…
Поезд же остановился! Вдруг вспомнив об этом, девушка рванула прочь из купе, забыв про туалет. Побежала со всех ног в сторону их с Игорем купе за оставленными там вещами. Ну его нафиг, этот дорогой экспресс с такими приколами! Уж лучше она помёрзнет на вокзале и купит билет на другой поезд…

«И знать не хочу, что это было! Глюки какие-то… сплошное безумие… Ноги моей здесь не будет!» - думала актриса, бегом направляясь к купе, стуча каблучками по полу и крепко сжимая шокер в руке. Своё оружие она выпускать не собиралась. Вдруг проводникам вздумается её задержать? Ага, как в фильмах ужасов…
Та ситуация, когда у перса паника и он хочет сбежать, а игрок как раз хочет остаться и надеется, что мастер что-нибудь для этого придумает :)
+2 | Багровый Экспресс, 05.08.17 08:27
  • за растерянность и панику
    +1 от rar90, 05.08.17 08:55
  • Та ситуация, когда у перса паника и он хочет сбежать, а игрок как раз хочет остаться и надеется, что мастер что-нибудь для этого придумает :)
    Какая милая приписка. ^^ Хороший живой ход.
    +1 от Лисса, 10.08.17 22:36

Невольное облегчение испытала эльфийка, когда кошачье проклятье стало понемногу уходить. Шерсть словно бы вростала обратно под кожу, когти вновь обращались аккуратными продолговатыми ноготками. Вернулся прежний слух, тоже острый, эльфийский, хотя и не такой, как у кошек, конечно, не звериный вовсе. Зрение вернуло цвет привычный… Ох, только теперь после этой метаморфозы нестерпимо хотелось снова встать под душ и очиститься от остатков этой шерстяной гадости. Словно бы в грязи искупалась принцесса, так себя чувствовала. Даже кожа зачесалась от этой мысли, и Аннушка почесала руку.
Огляделась быстренько. Вора и след простыл, увы и ах. А Перри отчаянно матерился, угодив в лестничную ловушку. Он так забавно при этом выглядел, что Аннабелла не удержалась от смешка. Правда, стоило ей заглянуть в лабораторию гнизги, как… улыбка естественным образом пропала, а будь она всё ещё полукошкой, то у неё встала бы дыбом шерсть. Сейчас даже волосы на голове стали подниматься, а ушки – её заострённые эльфийские ушки – хотели жалостливо свернуться, как завявшие листья. Но они всё-таки были не такими длинными, и поэтому просто задёргались испуганно.
- Ка-а-кой кош-шмар… - растягивая по слогам, выдохнула Аннабелла и ладони к щекам загоревшимся прижала в ужасе.

Бежать? Коднар предлагал бежать! И это было, эгерей и агахым его побери, чертовски обоснованно! И эльфка побежала со всех ног, позабыв о своём товарище… ой, то есть помощнике, попавшем в безвыходную ситуацию…

Сначала она забежала в волшебную лабораторию, чуть ли не прыжками переступая через разлетевшиеся повсюду свитки и колбочки, обходя лужицы с разлитым содержимым бутыльков, чтобы найти проклятый магический совок и отключить его как-нибудь, и прихватить с собой, ага. «Скажем гнизге, что это вор натворил! Это почти ПРАВДА!»
А найдя и забрав это грозное, разрушительной мощи оружие престарелых уборщиц и дворников, эльфийка бросилась обратно в коридор, фыркнула на разошедшегося коднара и… принюхалась. Глаза её стали почти идеально круглыми, ну прямо как у героев в одном фильме про Красную Планету, снятом в одном из многочисленных миров, в другой Земной реальности с немагическим СанктЪ-Петербургом.
Хм, ну, может, не настолько.

- ААААААА!!! А-а-а-а-а! – снова запаниковала принцесса, бросившись к лестнице наверх.
По пути она попробовала Перри освободить из плена, голову его пониже наклонив и дёрнув, чтобы рога пролезли под перилами, но если не получилось бы сделать это по-быстрому, то побежала бы дальше. Надо было спасать лавку от пожара! На кухне был кран с водой. Можно было потушить то, что задымило. А ещё эти штуки… как их… ну, такие красные, выпускающие пену, их пожарные используют… пламятушители, что ли, нигде она не видела его у гнизги?

«Бежать?! Ну нет! Принцессе не пристало убегать, словно воришке какому-то! Наглой крысьей морде! У-у, ненавижу крыс!»
  • Ах, она чудесница! ^^
    Аааааа! Люблю когда Белль паникует)
    +1 от Лисса, 09.08.17 22:04

В классе началась пока ещё тихая паника. Кто-то прятался под столы, кто-то повскакивал с мест… И тут завыла наконец сирена тревоги.
- Все из... клас... са... – громко начала мисс Оукс, но почему-то сбилась. Роуз этого не видела, но учительница замерла, глядя на что-то в небе. Высунувшись из окна, женщина стояла и не двигалась, будто парализованная увиденным, пару секунд.

А потом... Всё происходило в доли секунды. Никто уже не успевал ничего предпринять...
Рокот самолёта не исчезал, но уже и не нарастал, оставаясь всё на той же дребезжащей ноте, частично даже глушившей прочие звуки. Оттого и пронзительные крики некоторых девочек, и вой сирены показались гораздо тише, чем были на самом деле. Но что-то всё же произошло. Оконные стёкла в закрытых окнах в один миг взорвались десятками и сотнями мелких осколков, осыпая ближайших учеников.
Раздались крики боли. Больше всего досталось осколков сидевшим рядом с окнами. Энни Уилкокс обсыпало спину, руки и голову сверху и она стала терять сознание, а из множества ранок потекла кровь. Кенту Кларксону осколок прилетел в левое ухо и парень отключился, упав на стол. Скотту повезло больше остальных, он успел частично скрыться за партой, но и в него что-то попало. Несколько осколков добрались и до Бобо, но юношу невольно спас Кларксон, принявший на себя большую часть осколков. Элли рухнула на пол с торчащим из глаза осколком и не шевелилась. Руперт и Эрик ещё до взрыва успели покинуть свои места, столкнувшись между оконными и средними партами. Правда, если первый заметно нервничал, то второй внешне оставался как всегда спокойным и невозмутимым, разве что зашевелился быстрее. Этим двоим почти не досталось.
Одновременно со взрывом окон сильнейший порыв ветра, похожий на ударную волну, распахнул до конца створки открытого окна и отбросил от него мисс Оукс. Как показывают в экшен-блокбастерах, от толчка воздуха учительницу подбросило вверх, её ноги оторвались от пола и она полетела спиной вперёд к ближайшей парте, за которой сидел обсыпанный градом осколков Скотт. Ударившись о парту спиной, молодая женщина рухнула навзничь, застыв на полу неподвижным мешком, раскинув руки и ноги в подозрительно неестественной позе. Прямо на осколки, уже усеявшие пол.
А в класс ворвался сильнейший ветер, взметнувший оставленные на партах вещи и завертевший их в вихре небольшого локального урагана, в который пытался затянуть и людей, но сил для этого ему явно не хватало. Зато как красиво учебники, тетрадки, ручки, карандаши и даже чей-то планшет завертелись в весёлом хороводе, заметались по классу, поднимаясь всё выше к потолку. Если поднять школьников ветру сил не хватило, то толкнуть вполне. Полетели на пол все те, кто стояли. Катрин успела сама упасть на пол, утягивая за собой свою соседку Памелу Лейтон, спасаясь от осколков и урагана. И только сидевшие успевали вцепиться в парты и друг в друга и сохранить более-менее устойчивое положение. К Мари это не относилось, ведь она стояла перед доской и ухватиться ей было не за что.
Роуз испытывала странное чувство, будто этот ветер проникает внутрь неё через поры тела. Это было жутко и... неожиданно приятно. Внутри разливалось тепло, какое бывает от выпитого алкоголя, и становилось хорошо-хорошо…
Рокот в одно мгновение пропал. Сирена замолкла. И всё вдруг разом стихло. Только поднятые в воздух книги и канцелярские принадлежности со стуком и грохотом посыпались на пол, ударяя тех, кто нечаянно оказался под ними.
А затем свет мигнул и погас. Вместе с сознанием...

Девушка очнулась там же, где и упала, на полу перед школьной доской. На удивление, чувствовала она себя хорошо. Похоже, что ни один осколок до неё не достал. Более того, она ощущала себя бодрее, чем была до этого.
В классе было совершенно спокойно и тихо. Мари слышала скрипение ручек о бумагу, шорох переворачиваемых страниц, знакомое шевеление... Будто бы шёл урок и того ужаса не происходило. И только она вот почему-то заснула на полу. И ещё... на ней как-то странно сидела одежда. Словно бы вдруг стала очень и очень велика. Это первое, что поняла девушка после того, как ощутила вокруг спокойствие и осознала своё возвращение в сознание. А что же с одеждой? Юбка на неожиданно стройной талии и ставших изящными бёдрах не держалась и сползала, блузка и пиджачок были так велики, что казались какими-то нелепыми мешковатыми тряпками, туфли сваливались с маленьких ступней, очки слетели на пол, но видела Мари и без них сейчас почему-то отлично.
- Мари, прошу, - донёсся голос мисс Оукс с её учительского места.
+1 | В тихом омуте..., 09.08.17 02:48

Сознавал он или нет, но Чижик тоже участвовал в этом танце, вольно или невольно отвечая Майе взаимностью. Она могла лишь догадываться, намеренно ли он отвечает или просто у него так получается, а ведёт он себя естественно. Этот танец был предназначен для двоих. Он был чувственным, как танго, и романтичным, будто медленный вальс. Дразнил, словно танцовщица ламбады, бурлил эмоциями, как танцор диско. И при этом оставался скромным и не пересекал ту грань, что ещё разделяла этих двоих. Партнёров, кружившихся в танце. В крепких, но сдержанных объятиях друг друга.
Майя ловила тёплые, ласковые, восхищённые слегка, исподволь любующиеся ею взгляды Фёдора Михайловича. Замечала его улыбки, будто мимолётные, нежные и робкие, как первые подснежники, пробивающиеся через корку снега и тянущие свои лучики-стебельки к солнцу, холодному по весне, но для них его теплоты достаточно. Для них его в самый раз. Чувствовала, как те самые недомолвки витают в насыщенном вкусными сладко-пряными запахами воздухе, делая ароматы острее, придавая им пикантности. Как и мыслям, и эмоциям.
Чижик побеспокоился немного в начале, попереживал за свои чувства, которым, считал, не место, но потом, глядя на Майю, позволил себе просто расслабиться и получать удовольствие от этого милого, ненавязчивого общения, от приятного разговора, невольно повернувшего в сторону ностальгических воспоминаний детства, наслаждаться чудесным обществом повзрослевшей и ставшей такой женственной рыжей пчёлки, бывшей некогда его ученицей. Сейчас в это как-то не верилось даже. Уже привык Фёдор к тому, что она такая взрослая и такая… молодая женщина, девушка, а не подросток, почти ещё ребёнок.
- Так точно, старший лейтенант, - шутливо доложился он, усмехнувшись, - есть отдыхать под вашим командованием! А кружка – для меня вещь не принципиальная. Мне она нравится, но не из-за надписи. Уж не помню, почему я её выбрал… - он и правда не помнил, как Генка Михалков всучил ему эту кружку, потому что на ней было написано «Босс», - но пить могу из любой другой. Хочешь – забирай себе.
Улыбнулся, когда Светлова спародировала Голлума. Ну да, ну да, у неё это не очень-то получалось. Она всё же куда красивее того непонятного карлика.

- Хм, разве я слишком мелко режу? – опомнился он, когда девушка его одёрнула. Поглядел на получившиеся ломтики. Да нет, резал он нормально. Но при таком кромсании мог и в пюре их превратить по неосторожности. – По-моему, в самый раз.
Вздохнул с явным облегчением. Этот разговор помогал отвлечься не только от работы, из-за которой у капитана уже откровенно болела голова, но и от странных мыслей, посещавших его сегодня в течение дня после этого необычного разговора в коридоре. Успокоился Фёдор Михайлович, посветлел лицом, а вскоре и улыбнулся. Правда, увидев вальяжно заходящего на кухню кота, будто он здесь всем заправлял и был как минимум су-шефом, слегка нахмурился. Недовольно покачал головой, заметив, как Майя его прикармливает сметанкой.
- Зря ты его пустила, - пожурил он девушку. – И кормишь напрасно. Он вон какой упитанный. За ним Иван смотрит, вовремя кормит. Голодным котяра не остаётся, а поесть всё равно просит. Напрасно только продукты переводишь… И на кухне ему не место, - капитан почему-то виновато пожал плечами и отвернулся.
Похоже, Мотю он не сильно любил. А Моте было всё равно. Сметанку он принялся лакать охотно и даже позволил девушке себя погладить. Вот такое отношение ему было по нраву. Пришёл, увидели, накормили. Аве Мотя!
- А кроме пирога, что ещё на ужин вы со Спартаком Валерьевичем планируете? – поинтересовался вечно голодный мужчина. Ну, в смысле, Фёдор Михайлович. Другой голодный мужчина в это время снисходительно, по-королевски уплетал сметану.
Честно говоря, Майя этот вопрос со Спартаком не обсуждала. Она знала, что он что-то там жарит и парит на вечер, и это что-то дожидается его на второй плите, и за этим чем-то присматривает кухонный дроид-помощник, чтобы вовремя убавить огонь или вовсе его выключить. Судя по запахам, долетавшим оттуда, Бережной готовил курицу в духовке и к ней гарнир.

Руки у Фёдора Михайловича были с крохотными волосками, почти и незаметными, если не присматриваться, с гладкой светлой кожей, самую малость огрубевшей с возрастом. Довольно крепкие, но не выделявшиеся развитой мускулатурой, мужские руки. Вполне обычные, если уж по честности, ничем примечательным не выделялись они среди миллионов им подобных. Пальцы не длинные и не толстые, но толще Майиных, само собой, с аккуратно остриженными ногтями. Никаких колец на пальцах и даже следов от их ношения не было. Ладони также нельзя было назвать широкими, но явно побольше, чем у славного данкийского доктора. На светлой коже левой руки где-то посередине между запястьем и локтём имелись две маленьких тёмных родинки, одна ближе к левой стороне руки, другая почти симметрично – к правой.
- Так я уже… - начал было капитан, услышав про заварить чай, но осёкся, поняв, что девушка имеет в виду заварку. – А, ты про заварку. Да-да, конечно… пить буду, - он смешливо улыбнулся, поглядев на неё с забавным выражением.
«Майя – и без чая?.. Прямо рифма… Невозможно её представить без чая. И невозможно её представить, не предлагающей чай всем подряд. Забавно, как она его любит. Интересно…»
- Интересно, - решил он озвучить последнюю мысль, - а как так вышло, что ты полюбила чай? Именно чай, а не, скажем, кофе, цикорий или горячий шоколад. Само собой получилось или есть объяснение такой сердечной привязанности?
«Ох… да что я, в самом деле… зачем про сердечную привязанность сказал? Ещё решит, что я так завуалированно про другое спрашиваю…» - беспокойно подумал Фёдор Михайлович, как-то резко отвернувшись.

- А? Готовить? – отвлёкшись от своих мыслей, повернулся он снова к ней. Бросил взгляд на своё тесто с исчезающим смайликом. – Нет, не то, чтобы любил, но научился. Жизнь заставила, так сказать. Ты ведь помнишь, что я вместо Робика вас кормить должен был? – неловко усмехнулся Чижик от не самого приятного воспоминания. – Но даже не в этом дело. Там я просто подучился хорошо. Многое освоил, а многое и до этого знал. Ну, а готовить мне пришлось научиться, как холостяку со стажем. Я могу покупать готовую еду, но это не то… люблю домашнее, горячее, только-только с плиты. Терпеть не могу вчерашнего, залежавшегося, - капитан рассмеялся. – Да нет, я на самом деле не такой привередливый, как это звучит, но согласись, что вчерашний разогретый жареный картофель со вчерашней отбивной и вчерашним хлебом – это совершенно не то же, что свежее, с хрустящей корочкой, тающее во рту, а запах! Мм!.. – Чижик улыбнулся. – То же справедливо и к мучным блюдам, и к макаронам. Иногда я покупаю лапшу быстрого приготовления – полезно, когда времени нет готовить, но беру я её из-за вкуса. Мне нравится, хотя каждый день её есть – увольте, - разговорился Фёдор Михайлович. – Я с едой – как ты с чаем. Чуть остыл – уже не торт. Кстати, обед твой, наверное, совсем холодным уже был… - вспомнил он вдруг про яичницу, с аппетитом съеденную Стругачёвым. – Ты его хоть разогрела? – спросил так, будто если Майя ела холодную яичницу, то совершила жуткое преступление, за которое капитан её под домашний арест в личную каюту посадит и лично закрутит гайки в люке вентиляции, чтобы никуда не сбежала непоседливая девица.
Не без смеха послушал Чижик Майкину историю про то, как она всех нянек своих кормила экспериментальными обедами, поулыбался, представляя себе реакцию этих взрослых мужчин. Это было не трудно – ведь он знал Светлову с детских лет, надо было только несколько годков ей убавить и совсем маленькой, миленькой рыжей веснушчатой кнопкой вообразить. Вполне получалось.
- Вот и я говорю – запах! – поднял он указательный палец, и по нему скатилось тесто. – Значит, вот так ты готовить научилась. Хвалю! Не будь ты бортовым врачом, могла бы легко устроиться коком. Вот тебе и взаимозаменяемость – ты способна подменить на кухне Спартака Валерьевича. Это несомненный плюс! А эксперименты твои… - Чижик рассмеялся. – Ну и как, тебе самой нравилось пюре с вареньем и прочие деликатесы?

Он в удивлении смотрел на тесто в своей форме и на тесто в Майиной. Пожал плечами виновато.
- Не знаю, как так вышло… случайно, наверное, - неуверенно ответил Фёдор Михайлович. – Меня, конечно, учили месить, но давно… или навык не забылся?.. Показать? Ну, давай посмотрим, что можно сделать.
«А может, она нарочно? – мелькнула мысль. – Специально разрыхлила тесто, чтобы форма выглядела хуже моей? Хм… не думаю». Но Чижик в самом деле был удивлён, сам такого от себя не ожидал.
Секунд десять мужчина напряжённо смотрел на её форму, не понимая, как это объяснять или показывать. Наконец вздохнул и поставил формочку на стол.
- Давай, ты делай, а я буду подсказывать, - ободряюще кивнул он. А когда Майя снова встала перед формой и принялась мять тесто, аккуратно встал сзади неё, стараясь не прижиматься, и положил руки поверх её. – Не умею объяснять словами, мне проще показать… - смущённо произнёс капитан. – Давай сделаем это вместе. Продолжай… вот так… чуть сильнее…
Крепкие его руки мягко направляли движения Майи, пальцы надавливали, когда нужно было мять сильнее, и снова расслаблялись, указывали, что нужно делать, как направлять тесто для придания ему нужной формы. Майя и сама всё это понимала, а потому это ей давалось легче…
Запах её огненных волос сводил с ума, отвлекал от дела. Нужно было не думать об этом и сосредоточиться на тесте. Не сложная ведь задача, вроде бы. А перед глазами была сцена из одного западного фильма конца 20-го века, в которой мужчина и женщина, любившие друг друга, вот так вместе лепили из глины…

Получилось у них вместе нечто среднее между тем, что слепила Майя с первой попытки, и тем, что вышло у Чижика. Совсем даже не идеально, но на твёрдую «четвёрку» тянуло, и даже с плюсом. Наверное, всему виной волнение. Девушка чувствовала лёгкую, едва уловимую дрожь его пальцев. Да и сама едва ли оставалась спокойной, когда он стоял сзади, невольно прижавшись к ней, пусть и старался не слишком прижиматься, с тёплыми ладонями на её кистях…
- Всё это предрассудки, - хмыкнул Фёдор Михайлович, когда они закончили и присели отдохнуть, попить чай и поговорить немного про Красную Планету. – Люди издревле боялись Марс, потому что он красного цвета. Цвета крови и войны, агрессии и разрушения. Не просто так римляне считали эту планету олицетворением бога войны, назвав её Марсом в его честь. Время шло, наука развивалась, а предрассудки остались. Даже два века назад, когда Марс уже был вдоль и поперёк изучен в телескопы и через автоматические исследовательские станции, Марсоход тот же, он отпугивал людей, потому что был смертельно холодной, безжизненной планетой, с разреженной атмосферой, непригодной для дыхания, и красным оттенком поверхности из-за оптических свойств оксидов железа, преобладающих в видимом участке спектра. Но сейчас-то… - он улыбнулся, - сейчас Марс терраформирован и больше напоминает Землю. Под куполом можно даже забыть, что ты на Марсе – и небо, и солнце, и завезённая туда земная растительность, и искусственно изменённая гравитация… Солнце с Марса, кстати, выглядит на треть меньше, чем с Земли. Наверное, это единственное различие.
Чижик покосился смущённо на руку, прихлопнувшую его по плечу, на плечо глянул и тихо рассмеялся. И вдруг… наклонившись к Майе, мазнул пальцем, испачканным в муке, по её носу.
- И в этом Марс виноват? – хитро спросил он, поднимаясь со стула. – Пойдём к раковине, отмоемся.
Ну конечно, Марс! Ведь Чижик, получается, марсианин. Майин любимый марсианин…
- Ну, тогда приглашаю в гости, как вернёмся домой, - мягко улыбнулся капитан, направляясь к раковине.
А на стол прямо рядом с Майей вдруг запрыгнул Бегемот, чудом избежав столкновения с формочкой, с любовно слепленным в четыре руки тестом. И внимательно поглядел на девушку, слегка напрягшись. Спрашивая будто: «Сейчас будешь прогонять? Меня?! Властелина «Данко»?! Мя на тебя!»
  • Ура. Я наконец-то я могу оценить.
    Очень нравится это общение неторопливое и сочное. Это смайлик из прошлого поста, и яблочко на двоих, и теплая атмосфера общения :) Мне нравится жизненность. Без надрыва, без ненужных трагедий, а вот просто вкусно и интересно))
    Чу-де-с-но!
    +1 от Лисса, 09.08.17 08:59

Жест Майи не остался незамеченным. Повернул голову Чижик, чуть искоса поглядев, как она с хрустом кусает начатое им яблоко, да отвернулся быстро, делая вид, что всё в порядке и вот только что со-вер-шен-но ничего такого не произошло. Ну, попробовала доктор Светлова, каково на вкус капитанское яблочко. Не побрезговала откусить там же, где он кусал. Что здесь такого особенного? Она же доктор, а доктора какой-то особой брезгливостью не отличаются, они ведь имеют дело с разными болезнями своих пациентов, с микробами и бактериями, ага.
- Мхм… м-мда… - едва слышно произнёс Фёдор Михайлович. Так тихо сказал это своё «м-мда», что одна рыжая пчёлка с трудом расслышала. Скорее даже по движению губ поняла, что он что-то произнёс.
Смутился наш отважный капитан, словно герой известной советской песни. Как там в ней было? «Раз пятнадцать он краснел, заикался и бледнел, но в любви ей объясниться не посмел». Ну, может, капитан Чижик всё же окажется решительнее того песенного капитана и однажды…
Но это однажды. А сейчас он смутился и замолчал, одним глазом, будто птица, поглядывая на Майю. Боковым, периферийным зрением её ловя и не зная, что сказать при этом. Может быть, спросить: «Ну как, вкусное яблочко?» А она ответит: «Что вы, Фёдор Михайлович, как оно может быть не вкусным, ведь я же его укусила после вас!» Да уж, это точно… вкуснее и слаще на свете нет ничего, кроме того, к чему притронулся любимый человек.
- Да-да, конечно, - в лёгком замешательстве капитан обратил внимание на пустой чайник, ненадолго отвлёкся от яблок и, набрав чистой фильтрованной воды из-под крана, отправил его кипятиться.
Вздохнул украдкой, с места на место по кухне переходя. На оставшееся яблоко, заметно уменьшившееся в размерах, поглядел и, взяв его в руку, откусил другой, на этот раз поменьше кусок, с того боку, где остался след от Майкиных зубок. И аккуратно поставил обратно, сделав выражение лица, как ни в чём не бывало. А что тут такого? Одно яблоко на двоих. Яблок-то много, но они должны в пирог пойти, а то ведь может их не хватить на цельных одиннадцать человек-то! Вообще-то двенадцать, если посчитать шеф-повара. А если вспомнить про кота, чей любопытный нос сунулся в кухню, судя по мяуканью за закрытой дверью, так двенадцать с хвостиком выходило. Чем Мотя не член экипажа?
- Босс – это главное, - важно покивал Фёдор Михайлович, на кружку эту внушительно поглядев. – Кстати, моя любимая. Ты из неё пьёшь… кхм…
Осёкся вдруг бывший школьный учитель и окончательно замолчал. «Боже, что я говорю? Язык мой – враг мой. Слово – серебро, молчание – золото. Слово – не чижик, вылетит – не поймаешь… Надо сосредоточиться на деле!» И с самым суровым видом Фёдор Михайлович принялся нарезать яблочки дальше, разделывая их на ломтики с таким видом, будто кромсал на куски заклятых врагов. Ну там, вроде Юрия Аркадьевича, ага.

А дело спорилось. Дело одуряюще, одурманивающе приятно обволакило кухню сладко-приторными ванильно-яблочными ароматами. Дело мягко стелилось между пальцами, придавая тесту необходимые формы для заготовки и начинки будущего пирога. Такой вкуснотищный запах стоял на кухне, что с трудом можно было слюнки во рту удержать, приходилось часто их сглатывать. Тем более, что Майя Юрьевна наша прекрасная пропустила обед, предпочтя чудесной яишенке, столь поэтически расхваленной Стругачёвым, угощения из конфет да шоколадок, да печенюшек с одним-единственным бутербродом. Вкусно, но не очень-то сытно, скажем прямо.
- Двенадцать, Майя, - поправил её Чижик немного строго, снова называя по имени. Определённо его отношение к ней как-то неуловимо изменилось. Фёдор Михайлович, может, и пытался ещё учительствовать, но прежней строгости тона как не бывало. Правда, вопрос, хорошо это или плохо. Оно ему, по правде-то, ведь шло. Строгость эта педагогическая, нравоучительная и воспитательная. – Двенадцать человек экипажа. Я и слышать не хочу, чтобы ты отказывалась от своей доли пирога. Или ты имеешь в виду кого-то другого? Кто-то не ест мучное?.. В любом случае, если два пирога, то надо делать их с расчётом на шесть порций на пирог. Простая математика, - Чижик поглядел на формочку, ту самую крохотную, на одного-двух человек. – Хм, или на пять… если я тебя правильно понял. А Спартака Валерьевича ты посчитала? И ещё… помню, Иван хотел прийти помогать.
К сожалению – хотя, может, и к счастью – Раздолбайла что-то было не видать. Пропал техник с концами после того откровенного разговора. Майя его даже в инженерном отсеке не встретила, когда приходила осматривать руку Романовского. И приходить на помощь кулинарам-любителям он не торопился. Может, обиделся отчего-то? Хотя уходил по-доброму, усмехался даже. Да и не на что было там обижаться! Хороший состоялся разговор, душевный, он вроде бы всё понял…

* * *

В больших инженерных наушниках вовсю гремела музыка, но услышать её можно было, только находясь близко от второго борт-инженера. Эти специальные наушники были шумоизолирующими и не пропускали звук наружу, в то же время и внутрь не допускали лишних наружных шумов. Эдакая палка о двух концах – даёт вволю послушать музыку без помех, взамен отбирает твой слух. Это и к обычным наушникам справедливо, но технические были верхом двухконцовопалочного совершенства.
- Там высоко-о-о… нет никого-о-о… там так же одиноко, как и зде-е-есь… там высоко-о-о… бег облако-о-ов… к погасшей много лет назад звезде-е-е… - тихонько напевал Ванька, лёжа на койке и плюя в потолок. В переносном смысле, конечно, плюя-то.
Иван отдыхал после долгого трудового дня в своей каюте, куда его отправил Романовский, выдав на прощание лёгкий отеческий подзатыльник перевязанной рукой.
- Сам справлюсь, иди уж отдыхай, - велел Юрий Саныч. – Что-то лица на тебе нет. Всё в порядке? Что Майя Юрьевна сказала?
- Всё хорошо, Юрий Саныч, устал немного, надо и правда отдохнуть, - немного грустно отозвался тогда Иван. – А Майя Юрьевна на меня не сердится и в кино приглашает. Да-да, не смотрите на меня так, она и вас звала, - усмехнулся парень. – И всех звала. Наш славный доктор обладает замечательным голотелевизором в своей каюте и будет устраивать киносеансы для всех желающих. Место определено, время она уточнит, когда соберётся. Завтра там… или послезавтра… Ладно, пойду я. Она к вам скоро придёт. – он кивнул на обожжённую и выздоравливающую руку Романовского.

Ванька резко сел на кровати, поглядев на экране планшета, который час.
- Оп… Кажется, мне пора.
Опустив ноги на пол и стянув наушники, второй борт-инженер запустил на планшете программу-вирус, через неё получил доступ к скрытым камерам наблюдения Службы Безопасности и подключился к видеокамерам на кухне. На экране появились общавшиеся о чём-то своём Светлова и Чижик. Капитан ей помогал нарезать яблоки на пирог, и выглядела эта беседа какой-то… слишком личной. Спартака было не видать.
- Хм, - Иван опустил брови, а затем одну слегка приподнял. – Продолжение спектакля?
Минуты полторы или две Раздолбайло сидел и смотрел на эту сцену, слушая их разговор одним ухом, наконец вздохнул и отключился, закрыв «Данковизор», как он назвал собственноручно написанную прогу. Улёгся обратно, взял наушники в руки.
- Не будем нарушать их личное пространство… - вздохнул Иван, надевая наушники. – Встретимся за ужином, Майя Юрьевна.
Он закрыл глаза и продолжил слушать музыку. А по щеке медленно поползла одинокая, скупая мужская слеза.

* * *

«Голова на месте, Майя Юрьевна! Не волнуйтесь, что со мной может случиться? Работаю. Задерживаюсь немного, но скоро буду.»
Набрав ответное сообщение на планшете, Бережной добродушно усмехнулся и, повесив его на крючок на пояс, продолжил выдавливать клейкую техническую пасту со звучным названием «Витязь» на крохотную царапинку, образовавшуюся на перилах одной из лестниц. Больше половины пути было пройдено, оставалось уже немного. Надо было позаботиться, чтобы корабль блестел и выглядел как новенький, а Кайрат Тимурович перестал сердиться на девочку. Молодая она ещё, энергия требует выхода, вот и находит удовольствие в вещах, которые бы на звездолёте лучше не делать. Но что ж… катание на роликах – это не зависание в голокомнате. Занятия спортом полезны для здоровья. Кому, как не Бережному, в своё время увлекавшемуся спортивным культуризмом и тяжёлой атлетикой, было это знать.
- Не говорите ей ничего, майор, - по-дружески просил Кайрата Спартак Валерьевич незадолго перед этим. – Мне не трудно пройтись с пастой, отполировать всё так, что и следа не останется. Ничего плохого нет в том, что девушка спортом занимается.
Кырымжан лишь хмуро посмотрел на Бережного, так ничего и не ответив. Он уважал видавшего виды космолётчика, однако считал, что тот сейчас вмешивается не в своё дело. Следить за порядком на корабле – обязанности СБ. Как минимум Громов получит выговор за то, что не доглядел и позволил Светловой это ребячество. Он ведь должен был это катание видеть на мониторах.
- Ох, молодёжь… - вздохнул Спартак, ещё раз усмехнулся и перешёл к следующему месту, где была заметна царапинка.
Паста с тихим шипением склеивалась, образуя твёрдую плёнку. «Витязь» делал своё дело. Позже, после ужина надо будет ещё разок пройтись по коридорам и лестницам и снять образовавшуюся плёнку. Загустевшая паста не оставит и следа от царапин.

* * *

- Конечно… конечно… - покивал Чижик и подошёл к мойке, чтобы вымыть как следует руки перед тем, как начинать месить тесто. Закатал рукава комбеза по локоть. – Ты, главное, покажи. Я к тесту редко притрагиваюсь, и получается, прямо скажем, не очень. Но если будешь показывать, я справлюсь, - пообещал мужчина и улыбнулся.
Взял у Майи одну из круглых форм для выпечки, повертел её в руках и поставил на стол. После чего, то и дело на неё оглядываясь, приступил к выполнению распоряжения своего нынешнего су-шефа. Выложил внутрь тесто, без конца спрашивая, когда будет достаточно, и начал его аккуратно мять, придавая нужную форму. Всё по Майиным указаниям, не отступая ни на шаг.
- Смотри, Майя, - вдруг тихо окликнул он девушку, показав своё тесто. Там был этим самым тестом нарисован улыбающийся смайлик, быстро расползавшийся в стороны и растворявшийся в тесте. Чижик шутливо улыбнулся. – Оно очень податливое, как глина. Даже намного мягче, наверное. Никогда не мял глину.
А ведь Фёдор Михайлович лукавил! У него всё отлично получалось. Почти идеально. Майя вдруг поймала себя на мысли, что с тестом у него даже лучше, чем у неё, выходит. Ну конечно! Как она могла забыть? Он же пять лет назад проходил специальную кулинарную подготовку, чтобы заменить на кухне Робика, которым должен был притворяться во время злополучного эксперимента. И уж с тестом он обязан быть на ты! Хотя, это было аж пять лет назад. Могло ведь и не быть после этого практики.

- Я, можно сказать, там родился и вырос, - улыбнулся капитан, вспоминая о родной для него планете. – Родился, правда, не на самом Марсе, а на Фобосе, на научно-исследовательской базе. Мои родители – учёные-геологи. Но сразу после моего рождения они перебрались на Марс. И сейчас там живут. Отец преподаёт в вузе геологию, мать… Ну, не важно, - почему-то осёкся Чижик, но тут же заусмехался. – А жили мы там как раз под куполом, похожим на тот, что был в фильме «Вспомнить всё», о котором ты говоришь. Да, сцена с выпученными глазами и мне больше всего из него запомнилась… В общем-то, система купола похожа, воздух подаётся похожим образом: воздушные насосы, генераторы, всё это было… Но, конечно, системы безопасности не дали бы произойти трагедии, как в том фильме. Были запасные генераторы, а на экстренный случай всегда достаточно скафандров и эвакуаторов… Но никто из живущих там не верил, что такое может случиться. Это как… если бы в Москве произошло разрушительное землетрясение. Настолько же мала вероятность трагедии. Даже от саботажа защита была… точно не скажу, как это работало, я не интересовался, это довольно узкоспециализированная тема…
Видно было, что о Марсе он может говорить много и долго. Любил Фёдор Михайлович свою родную планету, пусть и покинул её ещё в детстве.
- А ты, значит, никогда не была на Марсе? А хочешь побывать? – вдруг спросил он таким тоном, будто предлагал это самое… ну там… в гости к родителям её свозить?
Песня про отважного капитана – ссылка
(да-да, она уже звучала в ТП)

А эту песню слушает Ванька – ссылка

  • За сплетение Марса, запахов, Чижика...
    +1 от rar90, 09.08.17 06:25

Что ж, Звериков повернул направо, то бишь налево, чтобы прийти направо, то бишь… Короче, пошёл наш лейтенант по левой дороге. А если бы очки надел, то, может, и увидел бы под надписью на камне другую подпись, сделанную чьим-то мелким корявым почерком: «Не верь – камень врёт».

Долго ли, далёко ли пришлось ему идти, но не мог потом вспомнить, так как время на Хрустальной горе текло по-своему, словно река, где убыстряясь, а где замедляясь. Но всё равно это было не его, а сказочное время. Он понял это, когда увидел, что часы на экранчике сотового так и застыли на цифре десять. Именно тогда он пересёк границу и с тех пор не сдвинулся ни на шаг в своём человеческом времени. Хрустальная гора ведь была порождением вулкана времени. К тому же, сотовый телефон здесь не ловил сеть, хотя и работал - можно было поиграть в игрушки, например, - но ни позвонить кому-то, ни в интернет выйти...
С сожалением стоило признать, что телефон был практически бесполезен. Можно было спрятать его под камень, как раньше пистолет. Он был лишним в этом мире и только мог привлечь к лейтенанту ненужное внимание. Как и корочка сотрудника МВД, кстати. Всё инкогнито будет насмарку, если агенты этих инопланетян её найдут.

И вот уже смеркалось в сказочном мире Хрустальной горы, когда за очередным поворотом дороги Звериков увидел небольшую избушку. Настоящий сказочный терем - расписанный яркими красными и зелёными красками, он блестел словно игрушечный.
  • Хорошие приключения и хорошие игра :)
    А боярина кажись зря обидела, эх.
    +1 от Лисса, 08.08.17 19:43

- Зато у меня мечи есть! Целых два! – весело ответила на вопрос Торано Кэсси. – Хотяяя… думаю, с тобой я и без них управлюсь, - загадочно добавила девушка.
Уворачиваться не пришлось – Кэсси не пыталась ему мстить вот прямо сейчас.

Вообще-то… пообедать будет не лишне. Со времени завтрака ещё в Японии прошло много времени, а угощения Осирис было мало, чтобы наесться. Торано стоило позаботиться о еде в скором времени, но пока что голод его не сильно беспокоил.

Выбрав ближайшую сухую ветку и напугав её коротким «открыть замок!», Торано добился того, что ветка послушно хрустнула и переломилась. Заклинание добавилось в его книгу, которую сейчас изучала Хиши.
У гномки глаза разбегались от количества заклинаний в книге неколома. Похоже, он обменивался ими со всеми подряд. Правда, многие из них у неё самой уже были записаны. Из тех, что не было, она нашла Магическое Зрение, Усмирение, Затяжной Прыжок и Призыв Фамильяра. Естественно, чтобы они добавились в её книгу, нужно было их использовать хотя бы раз, а времени на это, кажется, уже не было. Максимум на одно, потом надо будет отступать от деревьев.
+2 | Guild of Heroes, 07.08.17 13:03
  • Выбрав ближайшую сухую ветку и напугав её
    Уууууу!
    +1 от Путник, 07.08.17 14:35
  • Кэсси прелесть, я ее такой и задумывал))
    +1 от Alan_Gord, 07.08.17 14:38

Подхватила всё-таки Белла с пола оживший совок, дрожащий этот в своём магическом возбуждении тяжёлый металлический предмет, который можно было использовать и для самозащиты, и для самоатаки. Приходилось, правда, сдерживать неприятные эмоции, которые испытывала девушка, держа в руке живой и трепещущий кусок металла, тёплый даже немного от заложенной в него магии. И крепко его удерживать ещё надо, чтобы не выскочил из руки, так трясясь-то. Но взяла, не побрезговала. Защиты ради.
И выскочила с криком за дверь.

А там!
Вот почему-то она и думала, что это окажется гнизг. Может, потому что шорох шагов за дверью очень напоминал крысиное шурханье в уголке комнаты, когда домашняя крыса прячется в своей норке, в своём ходе, прогрызенном под полом. Хотя откуда знать Аннабелле, как шуршат домашние крысы? В родном дворце за такими вещами следили и не допускали, чтобы в большом дворцовом дереве жили крысы или ещё какие-нибудь термиты да жуки-древоточцы. Так что догадалась скорее интуитивно.
А с другой стороны, эльфийка думала, что это мог быть тот нехороший дядя в кепке, пытавшийся украсть её вещи. Оказалось, что нет. Кепка этому гнизгу точно не подойдёт, даже с его необычной причёской. А воров-то в Петербурге больше одного на одну улицу! Нехорошо. Плохая криминогенная обстановка наблюдается. Куда только местные охранники правопорядка смотрят. Как они здесь называются? Стражники, жандармы или… менты, вы где? Улица Разбитых Фонарей по вам плачет…
Бедный волшебный Петербург, страдающий от обилия грабителей…

А может, и не вор это вовсе? Вдруг это тот самый племянник мисс Бонни решил навестить тётушку. И волосы у них похожего цвета. Ага, пришёл этот самый… ох, Аннушка уж и имя этого племянника забыла… и решил тётю-гнизгу обворовать. Иначе зачем он рылся в её вещах, пока тёти не было.
Но вообще-то, на гнизгов это не похоже. Маловато принцесса про них знала, однако не слышала, чтобы среди этих крыс водились воры и другие преступники. Наверное, они были, как и в любом другом цивилизованном обществе, но про них было не слыхать.

Магия! Он собрался уйти при помощи магии!
Да где же носит этого Перри?! Когда он так нужен!

- А-а постойте-постойте! – вскинула она руки с совком и духами перед собой, пытаясь этим жестом будто воспрепятствовать крысу исчезнуть. – Не вы ли племянник мисс Понни Бонни? Она просила меня присмотреть за лавкой в её отсутствие, - принялась эльфийка торопливо заговаривать ему зубы.
Но если чувство магии не уйдёт и он всё-таки попробует сбежать, Аннабелла была готова его остановить делом. Ну там, кинув в него совок и прыснув духами вдогонку, чтобы его дезориентировать.

Перри!!! Не спи!!!
  • На этой Улице Разбитых Фонарей не хватает Казановы ;)
    +1 от Лисса, 05.08.17 18:38

Расстроенный и раздражённый Лёха будто не замечал тихо вскипевшей Майи Юрьевны, сейчас напоминавшей пчелиное гнездо, уже растревоженное, с обеспокоенно вылетающими из него пчёлами. Ещё один неверный шаг – и кинутся на агрессора, обнажат свои жала, жертвуя жизнями единиц ради спасения всего коллектива. Единый коллективный разум ведь у пчёл. И одна-единственная возможность применить своё жало. Это осы его не теряют, когда жалят, а пчёлы очень даже… жалят и погибают…
К счастью, Алексей Кирович не стал делать неверного шага. Больше ни слова плохого о Чижике не сказал. Знай себе молча ел, сосредоточенно царапая тарелку вилкой и ножом. Даже не глядел на Майю, потому не мог увидеть, как она прекрасна в гневе. Кто его знает, этого Стругачёва – вдруг потом начал бы нарочно её злить, чтобы увидеть такой красивой рыжей Валькирией? Хотя нет, не стал бы. Слишком добрый Лёха. Слишком даже правильный. Он ведь за девочек в училище заступался. И в этом у него была по жизни своя позиция.
Да, он был герой. Мужчина. Защитник.
- Ага, плесни, - милостиво согласился он, кивнув своей рыжей головой. – Очень вкусный он у тебя. И всегда разный… Хвалил, говоришь? – всё-таки заинтересовался он, бровь поднял. А сначала делал вид, будто ему не интересно.

Прошли тревожные минуты. Накалившийся воздух в помещении остыл, и собеседники продолжили прерванный разговор, как ни в чём не бывало. Словно и не было напряжения в атмосфере, и не вспыхивали искры между ними.
- Не сегодня-завтра окажешься, - таинственно пообещал ей Стругачёв, выслушав её неожиданные признания в любви к приключениям на далёких планетах. – Слыхал я, будто на мостике будет обсуждаться вопрос прибытия на Кулимат. Ну, той планеты, где нам могут помочь. Сегодня в ночь или утром должны прибыть, но спуск Чижик с Михалковым планируют не раньше утра. Увы, я тебе не смогу составить компанию, - парень пожал плечами. – Я бы с радостью, но моя очередь дежурить. Так что, с Серым пойдёте. Думаю, Кайрат его возьмёт. После той драки-то.
Лёгкое разочарование обозначилось на лице рыжика, не очень-то ему хотелось сидеть на вахте, когда кто-то другой исследует планеты в чужой обитаемой Галактике. Первопроходец Стругачёв так и кричал внутри: «НЕ-Е-ЕТ!!! Меня возьми-и-ите!»

Заиграли чёртики в глазах безопасника, когда он услыхал, что у Майки есть план. Выслушал с большим интересом и одобрительно закивал, палец ей большой показал. Просиял прямо-таки лицом.
- Слушай, гениально! – похвалил он её. – А я-то уже думал, как подступиться с таким вопросом к Фёдору Михалычу. Слишком уж оно подозрительно – просто так спрашивать. А если вот как ты предлагаешь… мм, красота план! Всё будет выглядеть естественно. Простой интерес к интересному портрету и загадочной женщине на нём. То есть, девушке. Ну… теперь-то уже женщине, - слегонца заблудился он в терминологии. – В общем, можешь на меня рассчитывать. Может, и я чего придумаю, как к нему в каюту напроситься. Ну там, ещё разок замочек ему сломаю, - шутканул Лёха и заржал от своей шутки.
Потом к Майе ближе подошёл, чтобы экран планшета видеть. Задумчиво и заинтересованно поглядел на красавицу-блондинку на фотографии, почесал затылок, поглядел на Майю, снова на планшет.
- Этой дамочке явно за двадцать, меньше не дам, - серьёзно подошёл он к делу, услышав об обещанном вознаграждении. Даже на коробку мельком глянул. – Я бы дал между двадцатью и тридцатью, но чуйка подсказывает, ей за тридцать. Иначе бы ты не спрашивала. Эмм… - рыжик поднял глаза к потолку. – Это что, та самая блондинка? – снова глянул на экран. – Родинки нет, но её можно вывести. Да не, вроде не похожа…
Озадачился Стругачёв, разглядывая красавицу и так, и сяк.

* * *

- Только пришёл, торопился как мог, - признался Чижик. Особенно запыхавшимся он не выглядел, но от него так и пахло деловой обстановкой на мостике. Почти физически ощущался этот самый запах одних мужиков в окружении дорогой машинерии. – Ты разве не получила моё сообщение?
И в самом деле, мельком брошенный взгляд на планшет зацепился за циферку «1» в окошке, где отображалось число новых входящих сообщений. Из-за громкой музыки Майя не услышала тихий сигнал, оповещавший о его получении.
- Мы уже на пути к нужной нам звёздной системе, - поделился Фёдор Михайлович новостями, принимая у девушки сетку с зелёными намытыми яблочками. – Завтра на рассвете планируем высадку, если всё пойдёт по плану. Я подумал, тебе интересно это знать.
Он слегка рассеянно проследил за тем, как её руки с ножичком изящно, как мотыльки, порхают над одним из яблок, раздевая его до девственно белой наготы и нарезая на аппетитно выглядящие ломтики. Если не знать про кислинку. Да даже если знаешь, всё равно от их вида образовывалась слюнка во рту.
- Чудные яблоки, - хмыкнул капитан, улыбнувшись. – Помню, как в детстве с друзьями таскали яблоки из оранжереи. Совсем ещё зелёные, маленькие, только-только появившиеся. Самые первые яблоки. Потом животом мучались, но какое блаженство было, когда мы их незаметно своровали и ели. Уплетали за обе щеки. Морщились от кислятины, но это было такое удовольствие…
Совершенно без раздумий Фёдор Михайлович взял у Майи целое яблоко и попробовал, откусив разом большой, мужской такой кусок. Смачно хрустнув зелёным яблочком. Удовольственно сощурился от этой сладкой кислоты, прожевал, ещё раз хрустнул.
- М-м, объедение, - улыбнулся он. – А ты уже пробовала?
И вдруг Чижик протянул ей своё надкушенное яблоко! Мол, на, Светлова, пробуй! Жуй после меня! Кажется, он хотел ещё что-то добавить, но заметил, что девушка уже жуёт кусочек, смутился и убрал яблоко.
- Хм-м… вижу, вижу… - куснул его в третий раз, забавно морщась и краснея от смущения, должно быть. Как-то торопливо стал жевать, и глаза забегали. - Да, ты права. Кифлятина ужафная, но именно в этом его прелефть… Значит, говоришь, нарезать яблок. Хорошо, понял. Будет исполнено, товарищ шеф-повар! – шутливо ей козырнув, новый Майин помощник в кулинарии приступил к исполнению, не забывая доедать начатое яблоко. В самом деле, не нарезать же то, которое уже кто-то ел.

На самом деле, Фёдор Михайлович ничего такого смущающего не планировал. Как-то само собой вышло, что руку с яблоком он протянул раньше, чем подумал, как это смотрится со стороны и что может решить Майя. Ведь, по сути своей, это можно было расценить как завуалированный поцелуй. И с чего только ему взбрело это в голову? «А ты уже пробовала?» Нда, дела…
- Командуй, командуй, не стесняйся, - подбодрил он её, аккуратно нарезая яблоки в точности так, как Майя ему показывала. Особой сложности в этом не было. – Здесь и сейчас ты командир, а я твой подчинённый. Кстати, а где у нас Спартак Валерьевич?
Что-то действительно его долго не было. Он ведь жаловался на головную боль. С ним там всё в порядке? Хотя… времени за его отсутствие прошло слишком мало, чтобы беспокоиться.

«Ох, кажется, она была рада меня видеть… - думалось Чижику. – Так посмотрела… нежно как-то… Такое чувство, будто ей всё равно, о чём говорить, лишь бы быть рядом со мной… И мне тоже приятно с ней общаться, хоть и… Странно это всё».
  • Мне очень нравится!
    Ох уж это яблочко, обожаю такие ситуации ^^ Придётся подумать. Яблочная тема прямо у поста, думаю, я поддержу этот настрой)
    +1 от Лисса, 05.08.17 11:56

- Я люблю природу, - просто и незатейливо ответила Лианка на вопрос, почему она здесь, и усмехнулась, отрицательно качнув головой. – Но не одиночество, ты не подумай. Я ценю возможность уединиться со своими мыслями, но считаю, в компании всегда веселей. Однако, когда я одна, я всегда предпочту провести время в скальном гроте или древесной чаще, а не на убогих улочках городов. В трактир захожу, только чтобы перекусить, когда сильно голодна, реже – чтобы вымыться после долгой дороги. Ну, или если лекарь нужен.
Она внимательно присмотрелась к Ярру и хмыкнула.
- Тебе бы он тоже не помешал. Вон весь исцарапанный да искусанный какой.
Так оно и было. Ласка намазался средством от комаров, но старые прыщи ещё чесались, укусы оводов болели, а мелкие порезы от кустов да ветвей ныли и неприятно зудели. Как бы зараза какая не проникла в ранки, этого Ярру только не хватало для полного счастья.
- Всего две недели? – удивлённо подняла девица брови. – Я думала, больше. Ты так себя вёл уверенно, будто давно уж привык к этому проклятию, - во взгляде её даже что-то вроде уважения к терпеливости магуя промелькнуло. – Ну, идём.

Болтовня Ярра не раздражала странницу, пока она вела его куда-то прямиком через лес, без всякой дороги. Шла уверенно, будто знала Старый лес как свои пять пальцев, но иногда останавливалась, осматривалась, на деревья смотрела, на небо, и дальше шла. Слушала болтологию Ласки, сама помалкивая пока, не встревая. Ожидая, пока поток его красноречия иссякнет, должно быть. На тело красивое лишь мельком глянула, когда он похвалился, и хмыкнула смешливо на слова о грустном очаровании.
Хорошая история про «Хорошую историю», рассказанная Ярром, нашла вдруг любопытного слушателя в лице длинноволосой и длинноногой особы, шедшей чуток впереди него. Она иногда оборачивалась и вздымала бровь, тихо фыркала и усмехалась.
- Любишь весёлые дома, значит? - иронично спросила Лиана, когда он договорил. – То-то ты такой любвеобильный. Прям мурашки. Но убить тебя мне больше не хочется. Уж скорей, пожалеть да приголубить, но жалостью я тебе добра не сделаю.

Помолчала немного Лианка и наконец про себя стала рассказывать.
- Ну, а моя история проста. Родом я из маленького городка, что в лесу ютится. Прямо посредине леса, и не простого, а эльфийского. Но эльфийские поселения от нас далеко, а городок тот когда-то был простым рынком, куда привозили товары для торговли с эльфами, потом рынок разросся, часть купцов отстроили дома и осели там… Но то давно было, до второй волны поселенцев. Купцы оттуда уехали после какого-то конфликта с эльфами, и был город заброшенным, пока в нём друиды не поселились, а после туда стали приезжать все любители жить на природе, но не желавшие отказываться от городских удобств. Сам город – около полусотни домов, остальное занимают лавки, магазины да кузни. Вот я там родилась и выросла…
Шустрая вздохнула грустно.
- Скучаю я по дому, но обратно не тянет. Только с родными разве что повидаться. С детства я любила гулять на природе, все окрестные леса облазила, все пещеры исходила. Были у меня друзья, всё вместе делали. Потом стали взрослее, у них свои интересы, у меня свои… И решила я следопытом стать, чтобы вольно путешествовать. Меня один эльф знакомый учил. Он и гордость мою мне подарил, обучил ею владеть, - Лиана легко рассекла воздух глефой. – Я её Коброй зову. Она так же ловка, быстра и опасна, а уж если лезвие ядом смазать… - девушка хищно оскалилась.
  • Лианка хороша. Отзыв конечно не нов, я уже это говорила, но нравится спокойный, ненапряжный разговор с ней :)
    +1 от Лисса, 04.08.17 12:34

Петя наложил заклятие Слабости (свиток растворился в воздухе), но так и не узнал, подействовало оно или нет. Дракон его настиг и дохнул пламенем. Одна из струй прошла мимо, но вторая зацепила юношу, когда он пытался прыгнуть в сторону и уклониться. Огонь прошёлся по левому Белловому боку, с противной болью обжигая открытую кожу, тут же покрывшуюся волдырями. Повезло, что одежда не загорелась, но левый рукав и бок начали тлеть. Руку обожгло сильной болью.
Похоже, что выбора больше не было. Придётся достать меч и напасть на дракона, иначе он его просто поджарит, как зайца на вертеле, и съест потом с аппетитом.
Неожиданно Белл вспомнил про оставшееся заклятие Копии. Теперь ему уже казалось, что оно может его спасти. Впрочем, мастерства да удали Беллу хватало и без магии, а оставшийся свиток можно было приберечь для Барлада Дэрта.
Зена куда-то пропала. То ли снова исчезла, то ли как-то по-хитрому спряталась…
+1 | Герои не умирают, 01.08.17 15:42
  • Ура. Продолжаем!
    +1 от Лисса, 01.08.17 16:14

Да уж, тётушка «Мо» была той ещё особой. И язык не повернётся назвать её эльфийкой, настолько отличалась она своими взглядами от исконных обитателей Фейерии. Ну, может, эльфы и не были исконными – историю Аннабелла учила плохо и ей не помнилось, жил ли здесь кто-то до эльфов. Казалось, будто королевство существовало всегда, и всегда им правил вечно живущий король Верон. Вечный Оберон, как его называли люди.
Ох, несладко Аннушке придётся с тёткой. А ну как заставит мясо есть? Нет, ну, заставить, положим, не сможет – что же, принцесса себе не найдёт здесь вегетарианской еды? И всё же страхи и треволнения были, как-то оно всё сложится. Особенно беспокоило, что она теперь от тётки зависит, ведь та будет ютить её у себя, податься больше некуда. Можно в посольство, конечно… ведь должно быть в таком большом городе фейерийское посольство! Но пройти испытание и избавиться от гнизгового проклятия Аннабелле это никак не поможет…

С такими грустными мыслями девушка выглянула в окно, уныло поглядела на скучный дождливый пейзаж и дальше пошла. Хороший хозяин в такую погоду не выгонит собаку на улицу – так, кажется, люди говорят? А её родной папа отправил в чужой мир под этот ужасный дождь. Хорошо, тут дожди не кислотные… слышала где-то краем своего острого ушка Аннабелла, что есть миры, где непрерывно идут дожди, только вместо воды из туч падает кислота, разъедающая даже металл. И даже там умудряется кто-то жить!
Лаборатория её не интересовала, хотя одним любопытным взглядом всё же окинула помещение, цепляясь за бросающиеся в глаза детали вроде сложенных свитков, толстых фолиантов, чертёжных приспособлений и начертанных на полу магических схем. Понятно теперь, что гнизга не покупает эти свитки, а сама их создаёт. Ох-хо-хо, как ни странно это признавать, но Понни Бонни была хорошей колдуньей, как для крысы. И вот теперь Аннабелле стало понятно, почему она отказалась от её щедрого делового предложения, вместо себя попросив помочь племяннику. Просто в этой лавке не было товаров из Фейерии. Гнизга ими не торговала, оно ей было ни к чему.
В кладовку тоже заглянула одним глазком и закрыла дверь наша взмокшая принцесса, а вот в туалет радостно протиснулась. Увидев душевую кабинку, ахнула даже восторженно – на такую роскошь она и не рассчитывала. Несколько минут понадобилось, чтобы освоиться, как это всё устроено и работает. Потом Аннабелла проверила, работает ли душ и течёт ли из него обычная вода, а не какое-нибудь хейкао. И наконец, закрывшись внутри, если была защёлка (а то ещё Перри будет подсматривать, с него станется!), принялась приводить себя в порядок.

Звук из кладовки эльфийка услышала, уже когда вышла из душа, быстро ополоснувшись и воспользовавшись своим полотенцем, чтобы насухо вытереться, оделась в захваченное с собой закрытое платье и расчёсывалась, стоя перед раковиной. Она едва не выронила расчёску, услышав этот звук. Сначала, как водится, подумала на коднара, но шаги были явно не его!
Бросив расчёску на край раковины, Аннабелла подошла к двери и прислушалась, что там происходит в коридоре. Подумалось ей, будто это мог быть вор. Может, тот самый, в кепке? Коднар ведь не сказал, что позвал стражу и его арестовали. Мог и в лавочку через окно или какой-нибудь чёрный ход грабитель пробраться. Страшновато стало эльфийке. Коднар сидел у камина и ничего не знал. Может, даже заснул. Если она закричит и его позовёт, не факт, что услышит. Тем более, из-за закрытой двери.
Но ведь она обещала мисс Бонни присмотреть за лавкой!

Аннабелла быстро огляделась, ища что-нибудь, что сойдёт за оружие. Что такого опасного может быть в обычной ванной? Да даже простые духи или дезодорант-освежитель воздуха могут стать оружием, если ими прыснуть грабителю в глаза! А дезодорант в туалете – вещь обычная… в некоторых мирах.
  • Врединка наша хороша ^^ Особенно мне про душ понравилось.
    +1 от Лисса, 01.08.17 11:28

- Прихвати, отчего не прихватить? – улыбнулась щербато бабушка и платочком лейтенанту вслед помахала, а потом незаметно слезу в уголке глаза утёрла.
- Бывай, служивый! – каркнул ворон где-то с ветки дуба над головой и помахал ему крылом, а когда Звериков пошёл дальше, клюнул монетку, которую держал в лапе.

А наш бравый лейтенант расправил плечи и, поскрипывая новыми сапожками, зашагал по дороге. Теперь его не могла остановить никакая неведомая сила, ибо стал он совсем похожим на обитателей Хрустальной горы.
Конец второй главы
  • За прекрасную главу с нашей Бабкой Ёжкой. Харизматичная дама :)
    +1 от Лисса, 31.07.17 23:44

- Смутно я уже помню события в книге, - удручённо покачал головой Фёдор Михайлович, с интересом слушая Майины пояснения про доростков. – Очень давно, ещё в детстве читал. Запомнилась основная сюжетная линия, но детали подрастерялись за эти годы. Понятно…
Усмехнулся по-доброму, шутку про хоббитов-звездолётчиков услышав. Головой смешливо покачал, не перебивая девушку. Хмыкнул тихонечко, её кисть вдруг слегка сжав пальцами. И сразу как-то резко насторожился, когда она предупредила, что сейчас смущать его будет специально. Взгляд его тут же сменился, сделавшись неуверенным, и будто спрашивал: «Майя, а может, не надо?» Но она заговорила и, поняв, о чём речь, он быстро расслабился и обмяк как-то, снова усмехнулся.
- Спасибо, - кивнул Чижик, - это ценное мнение. Я родился и вырос не на Земле – может, поэтому меня и тянуло всегда к звёздам. Никогда не считал Землю своим домом, - неожиданно признался он, задумчиво поглядев куда-то вдаль по коридору. – Вторым разве что… Родился я на Фобосе, но первые мои воспоминания связаны с Марсом. Он и стал для меня первой родиной.
Замолчал ненадолго капитан, а потом вернул посерьёзневший взгляд на девушку. Неожиданно руку к ней протянул и легонько коснулся указательным пальцем её лба, чуть постучал по нему этим самым пальцем-то.
- На уроках учиться надо, Светлова, а не книжки читать и в игры играть, - шутливо-строгим учительским тоном сказал бывший преподаватель и мягко улыбнулся, убирая руку, снова взяв её за кисть. – Тем более, раз мечтала летать. У каждого на корабле разные обязанности, но они могут быть взаимозаменяемы. Возьми Спартака Валерьевича: он и повар, и уборщик, и второй пилот. А при случае может и в штурманское кресло сесть, и борт-инженеров подменить, и даже меня на моём посту. Вот настоящий универсал, с него можно брать пример, - с большим уважением отозвался о Бережном Чижик. Затем улыбнулся. – Но, конечно, в медицине он едва ли силён. Я ничего такого о нём не знаю. Впрочем… что это я о нём. Ты ведь тоже на многое способна. Ты и доктор, и учёная-биолог, и выносливая спортсменка. К чему это я… Понимаешь, Майя, ты могла бы тогда на занятиях освоить ещё что-то, какую-то роль на корабле, кроме медика и учёного. Чтобы в нужный момент кого-то подменить… Но я понимаю, если это тебе было не интересно. И уж тем более не обижаюсь, если ты не слушала мои уроки. Хотя ты говоришь, слушала…

Майя правильно опасалась, что несёт ерунду. В смысле, играет роль кэпа Очевидность и что Чижик сам прекрасно знает возможности Стругачёва. Это она поняла по его расслабленной улыбке и понимающему взгляду, после того как попыталась замолвить словечко за Алексея и, быть может, помочь старому другу вернуться в кресло пилота, в котором он определённо чувствовал себя намного уютнее, чем с бластером. Хотя, недавно Лёшка показал, что научился кое-чему в военке. Ага, досталось же тому «охраннику»…
- Вот про это я и говорил, Майя, - улыбнувшись, кивнул Фёдор Михайлович. – Взаимозаменяемость. Если с первым и вторым пилотом что-то случится – не дай бог, конечно – всегда найдутся те, кто сможет их подменить. И здесь я буду рассчитывать на Стругачёва. У него неплохие навыки. Когда мы отлетали, я получил досье на него и Громова, изучил внимательно. Вижу у него успехи по многим пунктам, и хотя с дисциплиной он до сих пор не дружит, но я знаю, что ему можно доверять.
Он поглядел на девушку и одобрительно кивнул, положил ладонь ей на плечо.
- Но я рад, что ты за него попросила. Знаешь… любой капитан радуется, когда видит взаимовыручку и взаимоподдержку между экипажем. А тем более, мне приятно видеть дружбу между вами. Алексей отличный парень, я в него верю, как и в тебя. Он за тебя тоже переживает, - улыбка капитана вдруг стала слегка загадочной. – Стругачёв за тебя заступался за тот инцидент и заверял, что вся вина лежит на нём. И зачем-то пытался меня убедить, что ты очень хорошо ко мне относишься, - Чижик хмыкнул. – Вы друг друга стоите.

Мгновение объятия было слишком коротким, чтобы насладиться им сполна. Жаркое дыхание, коснувшееся шеи и волос. Прикосновение щеки и едва уловимый запах хорошего одеколона. Его руки на спине, прижимающие её к его груди. Крепко, но мягко. Мягко, но крепко. Будто говоря в ответ: «Я – мужчина, Майя. Это я буду тебя защищать». Впрочем… мужчина – Защитник, женщина – Берегиня. Такая вот взаимозащита получается от напастей разного рода.
Момент быстрый… слишком скоро улетающий… и короткий вздох. Пора прощаться.
- До встречи, Светлова, - раздалось вслед, и чуть позже, когда она уже развернулась и не видела его, долетело тихое, - …Майя.
А потом раздались удаляющиеся шаги. Твёрдые, но не быстрые. Человеку некуда было спешить.

* * *

- Всё в порядке, Майя Юрьевна, я в полном ажуре, - возразил Раздолбайло, слегка удивлённо даже глянув на неё, но затем сам отвёл руку в сторону. Видно, понял, что она заметила его жар на лице, почувствовала горячее прикосновение. – Жарковато немного стало просто, после обеда-то, - это была явная ложь, но Иван надеялся, что прокатит.
Её хозяйственные ухаживания он принимал скромно, иногда сам старался поухаживать, поправляя вазочку с конфетами, или чашку предлагая ополоснуть после чая, или крошки от печенья со стола аккуратно салфеточкой убирая. Вообще, удивительное дело, как умеют крошиться печеньки – вот вроде бы и следишь, как их кусаешь, и ничего не крошится при этом, а съел – и глядь, полно крошек осталось! Это фантастика из того же рода необъяснимых явлений, как бутерброд, всегда падающий маслом книзу, и вечно путающиеся в несусветный клубок провода.
- Да-с, сударыня, кофе и коньяк. Серьёзный магарыч для серьёзного человека, - Иван с интересом попробовал чай на вкус, пожевал губами немного, смакуя, отпил ещё глоток, и только затем удовольственно кивнул. – Необычный вкус. Деликатный – от слова деликатес. Мне нравится сия необычность. Благодарю-с за угощение… Значит, вы считаете, лучше коньяк и чай? Некоторые и чай с коньяком пьют, хотя я предпочитаю «Доктор Тайсс». Вы медик, наверняка должны знать эту чудную настойку эхинацеи. Повышает иммунитет и укрепляет организм. Впрочем, я не злоупотребляю, - заверил Ванька бортового врача.
Парень тоже за шоколадкой потянулся. И после некоторого размышления таки попросил долить кипяточку, то ли в самом деле не заметив подвоха, то ли удачно сделав вид, что Светловское необычное поведение прошло мимо его внимания.

- Э-э… Где забыла? Мне за ними сгонять? – застигнутый врасплох, едва открыв дверь, Лёшка переводил озадаченный взгляд с Майи на Ивана, с Ивана на экран, с экрана на стол, со стола на Майю. С Майи на её носки. С носков на коробку конфет… - Ага-а! Вы тут пируете?! И без меня?! – грозно сдвинув брови, шутливо спросил рыжик, вызвав усмешку Раздолбайла.
- У нас серьёзный разговор… - будто бы извиняясь, заметил Иван.
Может, таким образом он хотел прогнать Лёху, воззвать к его чувству такта. Но где Стругачёв, а где то самое чувство такта? Не тут-то было!
- А, ну говорите, говорите, не буду вам мешать, - неопределённо помахав пальцами в воздухе, Лёха вопреки своим словам прошёл в кабинет и бухнулся на стул рядом с Ванькой, тот аж скрипнул. Не Ванька, стул. Оглянулся на Майю приветливо. – Раз можно зайти, я тут тихонечко посижу, пожую. Тебе это больше не нужно? – показал он пальцем на яичницу в тарелке. – А чего не съела? Очень вкусно, между прочим. Я бы добавки у Спартака попросил, если б можно было. А тут – нате вам, цельный обед скучает. Ну так я съем, ага? А вы общайтесь, не обращайте на меня внимания!
Получив разрешение съесть заботливо принесённый Чижиком для Майи обед, Лёшка принялся его уминать за обе щеки, слегка чавкая, склонившись над столом. Иван смотрел на него как на дикаря, вылезшего из пещеры.
Обижен ли был Стругачёв? Да непохоже! Если только он своим нарочито вызывающим поведением так не мстил за обиду-то. Хотя… он ведь по своей природе такой.
- Угу-угу, - покивал на чайное предложение, не отвлекаясь от еды.
- Очень… приятно, - озадаченно потянул второй борт-инженер, разглядывая замечательную личность, уплетавшую яичницу. Повернулся к Майе, услышав про кота. – Мотя? А что ему сделается? Жив-здоров, от ваших роликов сердечного приступа с ним не случилось, - шутканул вдруг.
- Роликов? Каких роликов? – поднял рыжик голову и покрутил головой, глядя на собеседников. Потом догадался на экран телевизора взглянуть, но тот уже был чёрный и непроницаемый, как сама ночь. – А-а, роликов… - Стругачёв отложил вилку и обеспокоенно поглядел на Майю. – Ты что, каталась?.. И снова без меня? – последний вопрос был шуткой, но Лекс его добавил явно для того, чтобы сгладить чрезмерную серьёзность, с которой он задавал первый вопрос. Парень не на шутку встревожился этой новости.

Раздолбайло вдруг в какой-то момент, вскоре после прихода Стругачёва, поднялся с места.
- Ну, спасибо за угощение, Майя Юрьевна, за этот разговор и за ролики… то есть, я хотел сказать, кино. Конечно же, кино, - как-то слишком уж быстро поправился он. – За всё спасибо, в общем. И за приглашение тоже. Я над ним подумаю. Я бы даже сказал, мне оно нравится, - кивнул техник. – Конечно, я всегда считал «Чужого» серьёзным ужастиком, драматическим даже, но если вы так говорите, пусть будет комический. Как «Кошмар на улице Вязов», да…
- Она сказала: «космический», - не согласился с ним Лёха, дожёвывающий Светловскую яичницу, и расхохотался. – Комический, ха…
- Да? Разве? Ну значит, это я сам придумал, - усмехнулся Раздолбайло. Уже у двери он остановился и обернулся. – Я всё понял, Майя Юрьевна, и я уважаю ваше личное пространство. А насчёт кино подумаю. Вы не против, если со мной придёт Фотон Ромашкин? Мы с ним… как бы дружим.
- Я не против, нормальный чел, - первым ответил Алексей Кирович, хотя спрашивали не его.
А едва Раздолбайло вышел, Стругачёв повернулся к Майе и вопросительно поднял свою рыжую бровь. Всем своим видом буквально жаждая объяснений.

* * *

Жизнь - совсем не весёлая штука, такой её делают хорошие люди, встречающиеся на нашем пути.
- Прости, Лана… - покосившись в сторону портрета с улыбчивой блондинкой и самим собой в юности, Чижик скользнул в ванную и, закрыв дверь, остановился перед зеркалом. Задумчиво поглядел на необычную чёлку, которую ему зачем-то сделала Светлова. Вздохнул и заметил, как его отражение стремительно краснеет. – Мда, дела… Кто бы мог подумать. Майя… - он покачал головой, поднял лицо вверх и прикрыл глаза, глубоко вдохнув свежий кондиционированный воздух. – Данко, купол тишины на пятнадцать минут...
Так он стоял долго, голосом велев кондиционеру работать на прохладу. Очень нужно было остыть после этой встречи. Так нельзя являться на мостик. Чижик и без того мог представить шуточки Генки, а если он ещё придёт красный, как вареный рак…
- Дурак… - глухо повторил Фёдор, открывая глаза и вглядываясь в своё отражение. – О чём ты думаешь только. Распелся чижиком… Очнись. Ты же для неё старик. Ты в отцы ей годишься…

* * *

Наконец и Лёха дожевал яичницу и ушёл по своим делам. Он сказал, что должен отдохнуть, так как в полночь ему выходить на смену вместо Громова. Но вечером в назначенное время после ужина он непременно придёт к Майе в гости, в её каюту с удобным дизайнерским креслом, на совместный просмотр кино с ней и Фёдором Михайловичем. А встретятся они ещё на ужине. Несмотря на плотный двойной обед, от еды Стругачёв не стал бы отказываться. В своё время он мог бы конкурировать с Витей Булкиным за право называться первым обжорой класса. Вот только на стругачёвские бока жирок не откладывался почему-то. Видимо, очень много энергии было у Лекса, и лишний жир всегда находил выход.
Роликов в кабинете не нашлось, а при более тщательном осмотре Майя не обнаружила их ни в приёмной, ни в коридоре медотсека, ни даже в ванной. Должно быть, и правда забыла их в том коридоре после разговора с Фёдором Михайловичем. Больше ведь нигде не могла оставить.
Девушка проверила руку Романовского, который очень нехотя поддался на уговоры врача себя осмотреть, и убедилась, что всё на Юрии Александровиче заживает, как на большом и сердитом коте. Не о Бегемоте речь, конечно, хотя его можно привести в пример. Чудесные современные лекарства делали своё дело, и от ожога осталось мало. Но лишний разок намазать и перевязать было можно. Эта идея не сильно нравилась Романовскому, который жаловался, что повязка мешает ему работать, но препятствий доктору он не ставил.
Разобрались потом вместе с Игорем Кирилловичем в каталогизации и классификации разумных обитателей этой части Вселенной, у него уже всё было готово. Данко вовремя подогнал первые результаты сканов Кролла, и можно было обсудить будущее лекарство для инсектоида. Однако делать его было рано, стоило дождаться окончательных выводов искина и анализов Григорьева. В таком деле нельзя допускать ошибки. Так что с работой, по сути, на сегодня было закончено.
От помощи Спартак Валерьевич не стал отказываться. Более того, обрадовался ей. Он жаловался на незначительную головную боль, отшучивался, что это его Александр Оттович заразил. По этой причине любая помощь была бы кстати. Но выглядел Бережной хорошо, уставшим и измученным не казался, так что поводов для каких-то опасений у бортового врача не было.
Горло ближе к ужину першить перестало полностью, и других симптомов простуды также не наблюдалось. Кажется, в этот раз Светловой повезло. Но так играться с кондиционерами всё же не следовало – в другой раз может и заболеть.
А потом – пришло время готовить пирог…

* * *

Иван сидел с опущенной головой за своим терминалом, опустив локти на подлокотники и сложив ладони на висках. Иногда задумчиво и сосредоточенно потирал их пальцами, вздыхал огорчённо. Как же не вовремя явился этот рыжий её друг.
- Я ведь почти признался ей, Мотя, - тихо сказал парень коту, вылизывавшему себя у его ног. – Чёрт, я бы ей всё рассказал, если б не этот… друг, - с недружелюбными интонациями брякнул Раздолбайло. – Вот же закон подлости. Явился, когда не звали. Хотя, может, оно и к лучшему. Не стоило ведь рассказывать, верно? Ни к чему ей знать о нас с тобой, Мотя. Эх…
Пальцы защёлкали по клавишам, вводя сложный пароль к скрытой и зашифрованной папке с данными, доступной только второму борт-инженеру.
- Но она открылась нам, Моть, - продолжал говорить Иван, смотря на экран. – Это был настоящий открытый разговор. Односторонний, мать его этого Стругачёва. Я просто не успел ответить взаимностью… И знаешь что, дружище?
Ваня поглядел на кота, а тот сел и внимательно посмотрел на Ивана, ожидая продолжения.
- Я зауважал нашего дорогого доктора. Майя Юрьевна мне нравится, вот что я имею сказать. Поэтому… - он занёс палец над кнопкой и усмехнулся. – Нет-нет, Мотя, даже не проси, я всё решил…
Клацнула нажатая кнопка, и на дисплее вспыхнуло окошко с предупреждением: «Папка М.Ю. будет навсегда удалена БЕЗ ВОЗМОЖНОСТИ ВОССТАНОВЛЕНИЯ. Вы уверены, что хотите удалить её?» Палец на миг задержался… и после недолгого раздумья нажал подтверждение.

* * *

Грузные шаги гулким эхом отдавались по опустевшему коридору. Ветвистая тень, искажённая множеством ламп дневного света, упала на ботинки с роликовыми коньками, лежащие у стены.
- Что это?.. – раздался тихий мужской голос, и ролики подхватила чья-то большая рука. – Гм…
Мужчина направился дальше по коридору, внимательно осматривая пол, задержался у лестницы. Протянул руку и провёл пальцем по едва заметной царапинке на стене там, где лестница заканчивалась и начинался коридор. Потом по перилам прошлась широкая ладонь. Человек спустился на несколько ступеней, заметил ещё одну трещинку в покрытии перил. Провёл по ней пальцем, а затем сжал их в кулак и слегка пристукнул по перилам.
- Старлей… - глухо пророкотал-процедил майор Кырымжан, помрачнев и сдвинув брови.
Так как у нас будет тестовая смена формата, и следующий СВОЙ пост я уже дам небольшого размера, то смотри. Вряд ли на такой содержательный пост, как я дал, можно ответить коротко. И не пытайся. Просто пиши с учётом следующего:
1. Сцену с Чижиком ты завершишь своим постом, задний отыгрыш на этом закончится. Это значит, желательно оставить все монологи/действия завершёнными и не требующими ответа.
2. Сцену с Иваном и Стругачёвым можно будет коротенько доиграть одним постом задним числом, на это я отвечу и закрою её следующим своим постом.
3. Можешь дать попутные заявки на время скипа, если появилось желание, я на них отвечу. Если Майя искала ролики, она их не нашла. Если уточняла у Данко, он ей сказал, кто их нашёл. Можешь писать с учётом этого.
4. Свой пост заканчивай на начале готовки. С этого места продолжим игру в новом формате.

С ответом не тороплю, напишешь, когда успеешь. Можешь и коротенько, если душа так лежит. Постить в новом формате буду с расчётом пост в будний день. По выходным и праздникам - как получится. Это если он приживётся :)
  • Ох ты, Раздолбайло на аватаре! ^^ Его поступок приятно удивил, молодец он. Так забавно на Алёшку злится)))
    Алёшка тоже классный - явно же видно что инженер менжуется, а, хоть бы что)
    Замечательный утропостЪ. Спасибо!
    +1 от Лисса, 30.07.17 10:27

Кажется, Тургу понравилась их новая спутница, и не удивительно – она была и вправду красивой. Всю дорогу варвар как-то странно на неё поглядывал – Эмелин не помнила, чтобы он когда-нибудь так смотрел на неё. Однако, сама Марта старалась держаться от него подальше, и Эми задумалась, как же её убедить, что Тург – хороший парень, просто… большой.
- Не бойся его, он только для врагов страшен, - в какой-то момент шепнула ей эльфийка и незаметно подмигнула. – А ты ему понравилась. Вот и смотрит.
Насчёт засады Изумруд была не уверена, хотя и ей показалось странным, что кобылу кобольды не прихватили с собой. Ладно – телега, она тяжела и великовата для мелких грабителей. Хотя, может, кобыла им была без надобности?
По примеру Грегора эльфийка неторопливо приближалась к телеге, внимательно глядя по сторонам.
  • Успокоить соратницу - дело хорошее!
    +1 от GyroTheWise, 28.07.17 14:55

С бинтами сказочно повезло – Эми рассчитывала выторговать хотя бы одну монетку, а ей уступили целых три! То есть, больше чем вполовину скостили цену. А самое удивительное, что даже ничего не попросили взамен. Лекарь, продававший бинты, враз получил благосклонное расположение эльфийки, она ему тепло улыбалась и обещала рекомендовать его товар своим друзьям и знакомым. В общем, этой сделкой девушка была очень довольна. Сэкономила целых три монеты! И теперь ей хватало на эльфийский кинжал.
К слову, она отчего-то думала, что он стоит аж семь монет, а оказалось – всего пять, и это без скидок. Тоже немного порадовало. В отличие от продавца кинжала, полуэльфа Криланана. Его счастье, что Эми пришла на рынок одна – услышь его приставания Грегор, или тот же Тург, торговец бы зубов не досчитался, а то и пары рёбер. И это он ещё даже не приставал толком, лишь сделал неприличное предложение, услышав которое, эльфийка покосилась на жену Криланана. Будь у Эмелин скверный характер, она бы этим непременно воспользовалась. «Я не стану передавать вашей жене, о чём мы говорили, если вы согласитесь продать кинжал за три монеты». А если бы была хитрой лисой, то согласилась бы, а сама на сеновал с Грегором пришла. «Это мой друг, он тоже любит смотреть на звёзды. Вы ведь не против, если он с нами посидит посмотрит?» Могла ведь так поступить, но не стала, потому что Эми была доброй девушкой и не хотела ни с кем портить отношения. Ей приятно было, что Криланан считает её красивой, но ухаживания женатого мужчины эльфийке были вовсе ни к чему.
- Ну что вы, как можно, я приличная девушка, - скромно прошептала она в ответ. – Разве ваша жена не любит смотреть на звёзды?
Признаться, будь Криланан немного более назойлив, Эмеральд бы даже не стала у такого торговца ничего покупать. Но этот кинжал она уже давно хотела, не отказываться же от хорошего оружия из-за такого пустяка. Так что, Эми постаралась воспринять слова Криланана как комплимент и не обижаться на него. Заплатив полную цену, она всё равно была довольна. Ведь думала, эльфийский кинжал ей в семь монет обойдётся. А так ещё и три монетки остались после прогулки по рынку.

- Не называй меня малышкой! – шутливо и возмущённо раздалось за спиной у Грегора, и успевшая умыться, переодеться и чуть по-другому причесаться эльфийка подошла к собравшейся у ворот компании. Она поправила за плечом лук и приветливо улыбнулась новенькой. – Привет, Марта! Я – Эмеральд, для тебя Эми. - На то у эльфов и ушки острые, чтобы хорошо слышать издалека.
На поясе у Эмелин Грегор и Тург могли заметить изящные ножны с кинжалом явно эльфийской работы, которых раньше у неё не видели.
  • согласилась бы, а сама на сеновал с Грегором пришла

    Она не одна придет, она с кузнецом придет (с) Формула любви
    +1 от Alan_Gord, 28.07.17 13:37

Этот тип – психопат, заверила себя Маша, когда посмотрела на него дольше да рассмотрела повнимательнее, послушала его больше и даже рот слегка приоткрыла от той чепухи, которую он нёс. Больной на всю голову безбилетный пассажир. Буйный, возможно, но пока ему не перечишь – ведёт себя тихо. Значит, задачей актрисы было, не переча ему и потакая его прихотям, поскорее от него отделаться. Может, он просто псих, а не ужасный маньяк, убивающий пассажиров этого поезда, расчленяющий их тела и прячущий части трупов в этом вот купе, отчего оно и смердит дурными запахами. А «просто псих» понесёт немного околесицы и успокоится, надо лишь подождать. Переждать грозу. Спешить всё равно некуда, пока в коридоре проводники.
А может, ну его, этого Остряка? Оттолкнуть в сторону, извернуться и проскочить ужиком, выбежать в коридор – и в своё купе скорее, под защиту Игоря. Ага, вот как она теперь о нём думает, о своём соседе. Как о потенциальном защитнике от маньяков-расчленителей. Или нет – лучше сразу найти проводников и сдать им психа с потрохами. Но она ведь обещала же, что не скажет… Маше ничего не стоило бы соврать, но ей не хотелось. Раз уж пообещала, надо быть честной перед самой собой.
Да уж, Остряк… Самые тихие психи обычно оказываются наиболее опасными. У мамы подруга в психдиспансере работает, уж она-то их знает.

- Как вошла, так и выйду, - попробовала она спокойно ответить на его опасливые бормотания. Может, услышит спокойствие в голосе девушки и сам тоже поспокойнее станет. – Вы хотите сказать, этот запах, эта вонь со мной останется? Ох, только не это, - скривилась Мария, вдруг сообразив.
Ей срочно нужно в туалет! Немедленно избавиться от этого запаха! Жаль, что там умыться, кажется, нельзя, умывальники в поездах вроде не предусмотрены. А так хотелось смыть с себя эту вонь.
- Я… я не знаю, о чём вы, - замешкалась Маша, когда парень посетовал, что обратно пути нет. Про мост какой-то приплёл. Она ему действительно не верила. Ни на грамм. И следила за каждым его движением. А вот оговорки упускала из виду. Мало ли что он несёт, это же всё бред воспалённого ума. – Показать? А… а может, не стоит? – замешкалась Кузнецова, испуганно проследила за его рукой, тем самым ужиком беззвучно скользнувшей в карман, и сунула свою руку в сумочку за шокером. Ну его в баню, этого якутского престиже-чего-то-там, с его показательными выступлениями.

Молчание.
Они оба стояли друг напротив друга, как ковбои на Диком Западе, положив руки на рукоять своего оружия и готовясь его выхватить. Кольт рассудит нас, да. Две испуганных овцы, поджавших хвост, трясущихся своей шерстью, глаза прикрывающих от страха. А под шубой своей овчинной камень держащих. За пазухой, значит. Чтобы кинуть в чужой огород.
Секунда.
Другая.
Третья.
Нервы актрисы не выдержали первыми. Нервы, напряжённые до предела, натянутые струной. Тик-так – говорили часы на остановке. Тук-тук – отзывалось сердце. Скрёб-скрёб – длинные Машины ноготки нащупывали в сумочке шокер. А ресницы даже моргать перестали – она не отрывая взгляда следила за рукой Остряка.

Тяжело вздохнуть. Нащупать кольт… то есть, конечно же, электрошокер, выхватить его из сумочки, наставить на парня и сказать, стараясь держать дрожащий голос ровно:
- Отойдите в сторону, я выйду, - с прохладцей эдак сказать, но без лишних грубостей и придумок. По сути. Показывая ему грозное своё, бьющееся электрическим током оружие, как последнее предупреждение. И палец на кнопку включения положив.
Если послушается, тогда бочком-бочком мимо него – и в коридор, на волю! И искать проводников. Психам не место на поезде.
+1 | Багровый Экспресс, 23.07.17 07:08
  • За электрошокер!
    +1 от rar90, 28.07.17 09:30

Целых две минуты эльфийка провела за разглядыванием диковинного монументального строения на картине, уносящегося верхушкой в самые облака, пытаясь догадаться, чем бы оно могло быть. Та самая Страшная и Ужасная Гнизготерия? Увы, языка гнизгов она не знала, и подпись под картиной ей ничем не помогла. Оставалось только гадать или спросить у крысы-хозяйки.
А пока хмуро смотрела на картину, выкручивала свои намокшие волосы, нимало не заботясь о том, чтобы вода не натекала на пол. Превращая эту милую уютную комнатку в мокрую и сырую. Хорошо, хоть выкручивала, стоя на одном месте перед картиной, а не ходя из угла в угол и щедро поливая пол дождевой водицей.
Потом на товары переключила внимание, на назначение того или иного заклятия, на цены, которые гнизга за них просила. Удивлённо головой покачала, увидев такое разнообразие бытовой магии. Да уж, отсталый в магическом смысле мирок. Сама-то она тоже почти ничего из этого не умела, слишком юна была для постижения тайн бытовых заклятий. Но всё равно, как ей прожить тут цельный год? Девушка вздохнула и из интереса поискала среди свитков волшебство, вытравляющее из дома крыс и мышей.

За этим занятием её и застала вернувшаяся гнизга. Аннабелла повернулась к хозяйке, ни словом не обмолвившись о предмете своих поисков. Чувство такта у принцессы имелось, хотя порой было очень своеобразным. Но не в этот раз. Сейчас ей нужна была помощь, и Аннабель держала себя в узде. Даже глаза не стала демонстративно закатывать, слушая эту бюрократическую трепотню про классификацию эльфов. Кажется, что-то из этого она слышала от учителя истории.
Но вот про состав ингредиентов в предлагаемой пасте слушала охотно и внимательно, согласно покивала про своё вегетарианство.
- Злаки, растительный жир и ягоды мне подходят, мисс Бонни. Это очень хорошо, что вы учитываете такие вещи, - благодарно кивнула принцесса. – В таком случае, я не откажусь от угощения.
И хотя и хейкао этот, и паста всё ещё внушали подозрения, Аннабелла решила рискнуть и попробовать. Вдруг на самом деле ничего страшного и она не превратится в гнизгу, отведав их пищи?
- Что это за здание, мисс Бонни? – поинтересовалась девушка, заметив, как крыса смотрит на картину. Хм, хоть бы не заметила лужу под ней.

А потом беседа плавно перетекла в деловое русло.
- Ваш племянник? – уточнила Аннабелла, стараясь не думать о том, что это ещё один противный крысёныш с подвижными усами и голым хвостом. Но раз уж обещала, своё слово надо держать. Принцесса она или кто? Поэтому Анни благосклонно согласилась. – Хорошо, мой помощник сейчас придёт и оставит вам наш адрес.
Сама она его, конечно, не запомнила. Что-то там то ли про Капитанскую, то ли про Адмиральскую было. А может, Президентскую?
- Зовите меня Ваше Высочество, мисс Бонни, - порекомендовала она. – Или хотя бы мисс Аннабелла. Эльфа 07 – не звучит. Это как если бы я вас звала мисс гнизга белая, - опять же чувство такта помогло удержаться от эпитета «старая», в соответствии с эпитетом «юная» в её адрес.
В просьбе хозяйки не было ничего сложного. И хоть эльфийка невольно почувствовала себя Дюймовочкой, которую на работу принимает полевая мышь, но скрепя сердце согласилась. Полчаса всего-то. За это время, да в дождь, ни один посетитель сюда не сунется. А если кто-то и придёт, так отпустить товар по ценнику не трудно. Ценники ведь были?
- Можете не сомневаться, я прослежу за вашей лавочкой, - кивнула Аннабелла. – Услуга за услугу, мне это совсем не трудно. Передавайте мисс Шуше мои наилучшие пожелания.

И тут, как гром среди ясного неба…
- ОСТАНОВИ!!! – заорала совсем не по-принцессьи Аннушка, кинувшись к двери и едва не сбив с ног пожилую гнизгу. Впрочем, выходить наружу она не собиралась, но проследить за успехами коднара, выглядывая за дверь, должна была. – И позови стражу! Пусть арестуют вора!
Интересно, зачем «мутному небритому дяде в кепке» наряды эльфийской принцессы? Ах он извращенец! Или, может, это… тоже в своём роде вольный ходок?
  • По сумме постов, ну а этот вообще песня :) Хотя не буду врать, они все хороши и игра мне заходит ^^
    И ещё за поиски заклятья против крыс)
    +1 от Лисса, 26.07.17 14:49

- Какой-такой корабль? – беспокойно вглядываясь в него, сказала старуха. – Парусный корабль знаю. Летучий видала, который Иван-трубочист для царевны своей построил. А ни про какой кос-ме-ти-ческий корабль не слыхала.

Засмущал лейтенант Звериков Бабу Ягу. Совсем старушка смутилась. Взгляд в сторону отвела, вытянула вперёд руку и помахала перед носом приготовившегося к поцелую «белой ручки» с длинными коготками Зверикова.
- Зовут тебя как? - словно запела старуха, да так, что «волшебник Зверев» аж вытянулся вперёд, чтобы не пропустить ни слова из того, что она скажет, и поскорее прокричать ей ответ. Наверное, тоже какое-то волшебство.
  • Ай опасная да милая бабулечка ^^
    +1 от Лисса, 25.07.17 22:16

- Ты, наверное, хотела сказать «подросток»? Или «переросток»? – неуверенно улыбнулся Фёдор Михайлович, скорее для вида принимая помощь Майи и легко поднимаясь на ноги. Взявшись мягко за её тёплую докторскую ладошку. – Хм, никогда не слышал термина «доросток». А разве хоббиты живут дольше людей? – удивился вдруг капитан. – Прости, я не силён в фэнтези. Мне казалось, их жизнь короче, а значит, и взрослеть должны быстрее.
Он поглядел с интересом на Майины ноги. На её ступни в полосатых носках. Задумчиво и забавно так дёрнул бровью. Хмыкнул тихонечко, отрывая взгляд от ног и поднимая его к лицу девушки.
- Я думаю, если бы у тебя на ступнях росла шерсть, это выглядело бы довольно мило, - сдержанно заметил Чижик, но видно было, что к этой мысли он отнёсся удовольственно и действительно так считал почему-то. – Хоть и странно, да. Ну, будь ты хоббитом, это бы всё объясняло. Кхм…
Напоминание о горячести ситуации заставило его смущённо кашлянуть и притихнуть, покуда Светлова продолжала говорить, а он её слушать. Её слова вновь заставили мужчину раскраснеться сильнее. Столько ласковых слов и комплиментов в свой адрес он, кажется, никогда в своей жизни не слышал, и оттого было капитану очень неловко. Ещё и от осознания того, что перед ним его бывшая ученица. Впрочем, ключевое слово ведь: «бывшая». Ученица-то.
- Конечно, понимаю, - покивал он серьёзно. – Шути на здоровье. Здоровый смех продлевает жизнь. В этом нет ничего глупого. Думаешь, если бы я в этом сомневался, то смог бы доверять тебе? Стругачёву? Стал бы ему тогда помогать с оценкой? Вы с ним из тех шутников, что делают жизнь лучше. Светлее, чем она есть на самом деле. Она ведь совсем не весёлая штука, такой её делают хорошие люди, встречающиеся на нашем пути.
Чижик смотрел на девушку и любовался ею, впервые открыто, не таясь и не стыдясь того, что ему интересно рассматривать её милое личико в веснушках, пушистую рыжину волос, эти необычные серебряно-голубые глаза с хитровато-грустным прищуром, тоненький шрам, пересекающий левую бровь. Чижик действительно считал её красавицей. Из тех девушек, что очаровывают не чистотой лица и внешним лоском, а своими изюминками и теплотой своей души. Майя была прекрасна. Особенно сейчас это было заметно, когда вся она пылала чувствами. Любовью сияла.

- Не считаю, - твёрдо сказал капитан в ответ про навязчивость одной рабочей Пчелы из его команды. – Будь самой собой и не оглядывайся на других. Ты хороший человек… Майя, - привычка называть её по фамилии будет его преследовать ещё какое-то время, да и перед остальными он, скорее всего, не решится называть её просто по имени, особенно после того, как все эти дни они слышали обращение «Светлова» в её адрес.
Он всё же поднял руку и озадаченно коснулся своей чёлки, не поправляя её, а легонько ощупывая, легчайшими прикосновениями кончиков пальцев. Рука затем потянулась за планшетом на поясе, чтобы включить на нём программу-зеркало, но он его так и не взял. Майя сказала посмотреть наедине с самим собой, он так и сделает. Не при ней. Не при ком-либо ещё. Просто взглянет на себя в зеркало в своей каюте. Или лучше в ванной комнате, чтобы Лана с портрета не видела. Не нужно ей это.
- Хорошо, обязательно посмотрюсь, - пообещал Чижик. – Ты меня прямо заинтриговала.
Он улыбнулся ей и признался:
- Никогда не умел делать хорошую причёску.

* * *

- Это портит мою причёску, - недовольно поморщился Юрий Аркадьевич, разглядывая в зеркале свою идеальную светловскую строгую причёску, которую основательно портил наложенный на место ушиба энергопластырь, внешне ничем не отличавшийся от обычного. – Я бы предпочёл обойтись без Этого.
Слово «Это» в его исполнении звучало сильно, звучало вызывающе громко и обличающе, будто говорил он о чём-то грязном и дурно пахнущем, о чём-то совершенно неприличествующем облику вице-адмирала Военно-Космических Сил Земли. Пусть сейчас на нём не было мундира или его любимого строгого дорогого костюма, а всего лишь обычный лётный комбинезон с капитанскими нашивками, этот человек представлял планету Земля перед неизвестной ранее расой, обитавшей где-то в другой части Вселенной, у чёрта на куличках. Ему предстоял первый официальный контакт с крупным представителем ганцигской власти, главнее Командора М'к Тела. И Юрий Аркадьевич крутился перед зеркалом, аки девица перед свиданием. Не нравился ему этот пластырь, делавший весь его вид несерьёзным, несоответствующим моменту. Не презентабельным и не респектабельным, если говорить словами-паразитами западного происхождения.
- Так снимите, - устало отозвался Вольский, который был уже по горло сыт за этот полёт светловскими барскими замашками. – Только, боюсь, наши гостеприимные хозяева не оценят вид кровоподтёка. ЭТО его быстро заживит.
- Думаешь, так лучше? – скептически оглянулся на него Светлов, держа в руке свой фирменный одеколон.
- Гигиеничнее, - ухмыльнулся Воля, но затих под суровым стальным взглядом из-под насупленных бровей.
- Ладно, чёрт с ним, - блондин решительно поднялся и сжал пальцы в кулак. – Идём в нуль-транспортёр.
Чужими технологиями телепортации пользоваться было страшновато, и если бы Светлов своими глазами не видел, что они работают, то предпочёл бы добираться до базы на челноке.

Этот разговор состоялся спустя несколько часов сверхсветового перехода, в конце которого звездолёт «Товарищ» в сопровождении конвоя подлетел к ганцигской базе - огромной кольцеобразной конструкции, медленно вращавшейся в открытом космосе. Командор приказал землянам вывести корабль на её орбиту и нуль-транспортироваться вниз, чтобы встретиться с Имперским Главнокомандующим.
И вот тройка безоружных людей, конвоируемые вооружёнными ящерами, предстали перед внушительным полноватым чиновником, сутулившимся под весом эполетов, медалей и орденов на широкой перевязи через плечо. Его кожа посерела, а чешуйки потрескались от старости. Половины зубов уже не было, но «дружелюбный» приветственный оскал всё ещё выглядел устрашающе. Эти ганцигцы явно не травой питались. Глядя на престарелого ящера и на его единственный глаз – второй, заплывший, он даже не потрудился спрятать под повязкой, видимо, очень гордясь своими боевыми «достижениями» – Светлов понял, что пластырем на голове здесь никого не удивить.
- Рассказывайте всё как есть, головастики, это в ваших интересах, - велел им ящер.
И если поначалу Юрий Аркадьевич смотрел на него волком, свободолюбивым серым этим хищником, лесным жителем, угодившим в клетку, то по мере разговора взгляд светловолосого капитана менялся, становился всё более уверенным и – неожиданно – уважительным. Оказалось, они с Главнокомандующим очень похожи, практически одного поля ягоды. Вот был бы Светлов ганцигцем, наверняка мог бы прожить жизнь этого ящера, насыщенную и богатую событиями, знаменитыми космическими полётами и затяжными военными конфликтами. Боевого опыта вице-адмиралу, конечно, не хватало, ведь в Галактическом Союзе не с кем воевать, кроме пиратов. А они не могут считаться серьёзным противником.
Переговоры с Главнокомандующим вселили в Светлова, Вольского и Овчаренко новые надежды. Ящер понял, что они действительно ищут потерявшихся в космосе товарищей, заодно и сами потерявшись, ага, и в интересах имперской безопасности пожелал, чтобы они поскорее нашли «Данко» и отыскали дорогу обратно в родную вселенную. Сделать это было можно, по его словам, лишь пройдя через разрыв в пространственно-временном континууме, образованном чёрной дырой, причём местоположение и время этого прохода должны быть строго определёнными, если они хотели вернуться туда же, откуда пришли. Больше Главнокомандующий не владел никакой ценной для землян информацией, но был уверен, что они смогут найти помощь на других планетах.
В свою очередь, по просьбе ящера Светлов рассказал ему о жизни в их собственной галактике, конечно, упуская некоторые военные детали. Незачем ганцигцам было знать, что их галактика давно не знала кровопролитных крупномасштабных войн, а значит, могла быть не готова к вторжению извне хорошо вооружённого ганцигского флота с их продвинутыми технологиями.
Главнокомандующего несколько беспокоило мощное вооружение «Товарища», однако он согласился отпустить землян при том условии, что в наводящую программу их бортового компьютера будут внесены некоторые изменения, не позволяющие ему вести огонь по кораблям Ганцигской Имперской Конфедерации. Светлову не оставалось ничего другого, как согласиться, иначе их могли не отпустить. Что ж, отныне они не смогут стрелять из лазеров по ганцигским кораблям…

Земляне вернулись на борт звездолёта и, помня, что им необходимо определить точные координаты и время прохода через разрыв в пространственно-временном континууме, принялись рассчитывать курс дальнейшего путешествия. К сожалению, звёздных карт им не предоставили, так что путь их лежал к ближайшим обитаемым системам.
- Добре, хоч ноги целыми унесли, а не по частках, - радовался борт-инженер Овчаренко, переговариваясь с Вольским по коммуникатору.
- И то верно. А ты понял, что имел в виду Жаб-Главнокомандующий, этот их министр Абаж, когда в конце предложил нам принять банные процедуры перед возвращением на корабль? – хохотнул Вольский.
- О-о, ух-ух-ух, - захохотал-заухал, как большая добродушная сова, Руслан Овчаренко. – Ще б не понять! Вид Аркадьича нашего такой душок шёл. Ох, перестарався вин с туалетной водицей.
- Точно, что туалетной, - рассмеялся штурман-старпом. – Я уверен, для этих ящериц дорогой одеколон – что для нас аромат хорошо выдержанных помоев.
- Точно! – согласился украинец. – Но Аркадьич красавчик. Мени сподобалось, как он переговоры вив. Прям душка, а не адмирал. Може, за нього буду голосуваты на президентских выборах.
- К… каких президентских? – аж поперхнулся Вольский.
- А ты шо думаешь, вин на адмирали зупыныться? – ухмыльнулся Овчаренко. – Президент ВКС чи навить Союза Народов. Зуб даю, вин про це думае.

* * *

Ответа от верного Лекса почему-то не пришло.
- Да, а вот он и я, своей собственной персоной, - повторил Иван, смело подходя ближе с коробкой шоколадных конфет и беззастенчиво, но без вопросов разглядывая рыжеволосую валькирию. Отдал конфеты и взял аккуратно хрупкую фарфоровую кружку, поразглядывал её с большим интересом. – Не-е, с капитаном я бы по-другому. Я бы ему это… кофе хороший и дорогой коньячок-с принёс бы, - честно ответил Ваня. – Думаю, ему бы это больше понравилось.
Эх, не знал второй борт-инженер, в каких случаях капитан Чижик пьёт горький кофе с коньяком. Не знал, насколько сильно промахнулся бы, принеси Фёдору Михайловичу эти хорошие, в общем-то, угощения. Но не знала этого и Майя, так что сказать ей на это было нечего. Разве что пожурить Раздолбайла за предательское отношение к чаю, этому чудесному травяному напитку, и за пропаганду конкурирующего напитка Чижику.
- Спасибо, интересная кружечка, - слегка равнодушно, но без лишнего лукавства сказал Иван. – Блестит-с.
Он уселся на стул, не спросив разрешения у хозяйки кабинета, но уселся аккуратно, не пытаясь выделываться, ногу на ногу там закидывать, разваливаться на стуле или, ещё чего, развернув его спинкой, сесть сверху как на седло, ноги раздвинув. По-простому так сел, по-миссионерски, руки на коленях сложив в послушании, а кружку на столе перед собой оставив. Явно ожидал строгого выговора. И да, он тоже брызнулся мужским дезодорантом перед тем, как явиться сюда, Майя почувствовала этот запах. Что ж, хотя бы перебьёт Чижиковский.
- Не-не-не… - начал он было возражать, услышав начало Майкиной пламенной речи, мол, про то, что смотрит на неё с сомнением и недоверием.
Однако заткнулся. Внимательно её слушать стал, с каким-то крайне серьёзным выражением на ощетинившемся электропричёской лице. Прямо на себя не похож стал, если по-честному. Хмуриться начал, когда про ролики в интернете заговорила девушка, бровь слегонца почёсывать нервозненько. Головой пытался качать отрицательно, чтобы разубедить Майю Юрьевну в таких её подозрениях в свой адрес, но не перебивал. Потом уже стал по-другому, участливо покачивать головой, сопереживая её истории. Никакой тебе насмешливости. Перед доктором сидел серьёзный и взрослый мужчина с волосами торчком.
- Фпафибо, я только фто пообедал, - поблагодарил Иван хозяйку медотсека, активно работая челюстями, пережёвывая бутерброд с сыром и маслом, до которого Майя не добралась. Тем самым сливочным маслом, которым так приятно пропах Фёдор Михайлович. Состроил удивлённо-шокированный взгляд парень, услыхав идейное Майино предложение. – Не-не-не, не надо просить Данко. Этого больше не повторится, Майя Юрьевна, честное слово. Незачем мне ш-шастать в вашу каюту, нарушать ваше личное пространство. Я бы не обрадовался, ходи кто исподтишка в мою, так что могу вас понять. Виноват… - техник пристыженно опустил глаза.
Встрепенулся, услышав про чай. Протянул руку за заварником, невзначай Майиной руки коснувшись своею. Горячей и слегка подрагивающей от чего-то. Да и по лицу Ивана жар разошёлся, будто враз ему жарко сделалось.
- А давайте, хочу его попробовать, - улыбнулся он. – Спасибо великодушно.

Задумался и Раздолбайло о чём-то. Должно быть, очень грустном, так как похмурел слегонца, брови сдвинул и будто всё время хотел что-то сказать, но не решался. Вздохнул наконец, заслышав предложение Пчёлки посмотреть кинцо с её участием. Тяжеловасто так вздохнул, будто ему очень не хотелось, а заставляют это делать.
- Хочу, - неожиданно твёрдо сказал Ваня, подтвердив слова кивком. – Только, если можно, я тоже печенюшку возьму. Наелся уже яичницы.
Видеозапись он смотрел молча, с каким-то странным выражением, но, стоило ему поймать Майкин взгляд, тут же улыбался и кивал уважительно, или большой палец показывал, видя особенно ловкие трюки. Странное дело, но казалось, что видео его не особенно впечатляет. Или он о чём-то думает постороннем, что сильно отвлекает его от картинки на экране.
Смотрели недолго. Через минут десять или четверть часа с начала просмотра Майя заметила за стеклянными перегородками появившегося вдруг в медотсеке Рыжика. Лёха не стесняясь подошёл к двери и громко постучал. Теперь понятно, почему он не ответил на сообщение. Решил лично прийти. Должно быть, Майя напугала его своим вопросом.

* * *

- Я лучше пройдусь по лесенке, - загадочно усмехнулся Фёдор Михайлович, когда пришла пора расставаться.
Не хотелось ему признаваться, что он должен остыть немного после этого разговора. А ещё лучше, к себе в капитанскую каюту отправиться, умыться холодной водой и посмотреть на свою новую чёлку в зеркале.
- А от Фродо пахло чернилами? – уточнил мужчина, задумчиво глядя куда-то под потолок. Вот-вот уже Данко им скажет, что купол снят. Но пока ещё были последние мгновения единения. Чижик хмыкнул, смущённо улыбнулся. – Ах да, чернила… Это я… да ты права, отчёты пишу и веду бортовой журнал. Мне кажется, от руки интереснее. К тому же, бумага выдержит всё. Но электронные сканы журнала прилагаются, иначе нельзя, таковы правила. Либо в цифровом виде, либо в бумажном и со сканами. Данко очень помогает, сканируя их. Настоящий ассистент в ведении бортжурнала.
Чижик бросил взгляд на часы, а потом подался к Майе и, ещё разок по-быстрому напоследок её обняв, на одно короткое мгновение прижался своей тёплой щекой к её веснушчатой. Ни разу не уколов щетиной – капитан был гладко выбрит. Но обдав шею коротким жарким дыханием. И так же быстро отстранился.
- Ну, отдыхай. До вечера. Встретимся, свяжемся, - явно смутясь своего прощального жеста, пробормотал Фёдор Михайлович.
- Купол снят, капитан, - вмешался в разговор голос искина.
  • Классный пост, очень живой и множество деталей в нём! Тут и про Светлова, и про его барские замашки, и остроумный комментарий Овчаренко. И Иван что-то нервничать начал :D))) Ну я конечно так и планировала.
    А главное про Майю с Чижиком. Конковка вообще красота, - здоровски!
    +1 от Лисса, 25.07.17 09:54

Сестра Громбриндала оказалась похожей на него по характеру – такая же добродушно-гневливая и громкая ворчунья. При её появлении Эмелин резко выпрямилась и поглядела на дверь, которую распахнули будто с пинка. Подождала немного, пережидая грозу, и продолжила свою работу, протирая теперь уже ближний край стола и слушая, что рассказывает дворфийка. Сначала вполуха, но стоило Эми услышать о нападении, как она стала слушать эту историю в оба своих острых уха. Повернулась к долгожданной гостье, открыла шире глаза и приопустила уши, немного недоверчиво глядя.


Чтобы в это спокойное время кого-то ограбили? Звучало обнадёживающе для их команды, но вот… правду ли говорит дворфийка? Может, ей стало стыдно, что она приехала без подарка дорогому и любимому брату и всю эту историю она придумала, только чтобы себя оправдать. Мол, везла тебе драгоценный подарок, но меня ограбили по дороге. Нет-нет-нет, нельзя так думать о сестре Грома.
Эльфийка тряхнула головой, прогоняя навязчивую мысль как дурное наваждение, и только сейчас заметила волшебницу, стоявшую на пороге. Обратила внимание, как на неё смотрят парни, насупилась слегка. Но сейчас было не время ревновать – конкурентка уже собиралась предложить помощь дворфийке.
- Простите, что вмешиваюсь, - вступила она в разговор, подбоченившись рукой, в которой держала мокрую тряпку. Капельки стекали с неё прямо на деревянный пол. – Гром, мы с Грегом и Тургом можем вернуть тебе твой подарок. А заодно и оружие твоей почтенной гостьи.
  • Больше картинок! Сделаем комикс xd
    +1 от Alan_Gord, 24.07.17 18:12

Прибытия драгоценной гостьи Эмелин ждала с некоторой опаской. Что ж не сидится-то дворфам в Громовых Вершинах? Зная до невозможности своенравный, хоть и в целом добродушный, характер своего покровителя и работодателя, эльфийка всерьёз опасалась, что если его сестра отличается таким же ворчливым нравом, то они с Громом на пару заставят всех работников ходить по струнке и стоять по стойке смирно. Эти дни, пока дворфийка будет гостить в таверне, могут превратиться для Эми и Турга в настоящее испытание, куда тяжелее, чем то, которое Изумруд проходила для вступления в «Звездопад». Но делать нечего. Она не привыкла отлынивать от работы, когда эта самая работа была. И сейчас трудолюбивая девушка с особенным рвением выполняла распоряжение Громбриндала. Тем более, что сам почтенный хозяин заведения сидел в зале и выпивал… с Грегором! Опять Грегор пьёт вместо того, чтобы по городу пройтись и слухи пособирать, да выведать, не нужны ли кому-нибудь услуги «Звёздного Молота».
Эмелин грустно вздохнула – ей уже не терпелось выйти на какое-нибудь серьёзное дело вместо того, чтобы несчастных куриц по лесам гонять. Да она даже Буревестник не использовала ни разу! Ни на испытании гильдии, ни когда курицу ловили. А в кого было стрелять? В милашку Грегора, решившего втихаря ей помочь, а вместо этого изображавшего висельника? Или в ту самую перепуганную куру? Может, хозяйка бы и сварила из неё суп, но поймать просили живой. Вот и выходило, что вступила в гильдию лучница, по этому случаю даже костюм роскошный прикупив (парни, кажется, оценили), а свои таланты применять было некуда. Впрочем, не только она без дела сидела. Так что, обижаться тут не на что. Ну, спокойно в округе стало, что ж тут поделать. Наверняка все бандиты и чудовища попрятались, едва услыхав, что Эмеральд, дочка той самой Элениэль, вступила на тропу приключений. Ха! Хотелось бы верить, но скорее всего это происки «Посоха». Чуяло эльфийское сердце, что-то тут неладно. Слишком уж тихо в последнее время.
Соседний стол с тем, за которым сидели Гром и Грегор, Эми протирала очень старательно. На виду у хозяина нужно было показать, что она справляется со своей работой. Мыльная вода растеклась по деревянной столешнице, тут и там взбухавшие на её поверхности пузырики искрились всеми цветами радуги под ярким солнечным светом, без труда проникавшим в открытые окна. Тряпка легко скользила по столу, натирая столешницу почти что, действительно, до блеска, как того и требовал придирчивый дворф. Эльфийка склонилась над столом и почти прилегла на него, чтобы протереть дальний от себя край. Острое ушко было повёрнуто в сторону беседующих, прислушиваясь к их скучному разговору.
Ох-ох-ох. Видно, день сегодня будет тяжёлый и очень-очень нудный…

Выглядит это примерно так
  • Няша - грудью стол протираша)
    +1 от Аликтус, 24.07.17 16:32

Палка, которую кинула Мию, пролетела по воздуху и сбила двоих мышей, разлетевшихся в разные стороны. Насколько серьёзный урон она им нанесла, асура уже не успела узнать, так как ей пришлось защищаться от остальной стаи. Удар, другой, третий… скорость рук девушки уступала скорости крыльев летунов, но по двоим она попала и, оглушённые, они шмякнулись наземь. Остальные добрались до Мию и с противным писком принялись… тереться о неё, щекоча своими крыльями и когтистыми лапками, которыми пытались ухватиться за платье. Некоторым это даже удалось.
Мэриголд пронеслась над головой девушки, не останавливаясь, так как её всё ещё преследовала летучая мышь.

- Ничего, я ведь сильная, - мягко улыбнулась Гестия и слегка сжала ладонь Кайто, показывая, что, действительно, в её тонкой ручке скрыто немало силы, которой бы иной воин позавидовал. Тесто месить – это вам не это. Но тут же ослабила хватку. – Мне показалось, ты на что-то отвлёкся. Или просто устал? – допытывалась внимательная богиня.
+1 | Guild of Heroes, 24.07.17 08:23
  • Мышки бедненькие! Они просто хотели фансервиса!
    +1 от Random Encounter, 24.07.17 10:25

Несмотря на все неудобства, которые испытывал Ярр, поесть ему всё же удалось. Непривычный травоядный рот рефлекторно откусывал по кусочку и пережёвывал мясо, стоило парню это пожелать. Но если прислушиваться к своим ощущениям при этом, то было очень и очень непривычно. Всё-таки на этот раз злобное проклятье подшутило над ним даже сильнее, чем несколько дней назад в море, когда у него были крабьи глаза на длинных отростках.
Не стала его жалобы и причитания Лианка слушать. Села себе на брёвнышко со своим куском мяса да уплетать стала, не глядя в Яррову сторону то ли действительно из брезгливости и отвращения, то ли чтобы его самого не смущать своими взглядами любопытными. Но уши-то не прикрыла – а значит, всё, что он говорил, слышала, только не отвечала на это.
Да и что тут ответишь, когда прав заколдованный? В деревне его с распростёртыми объятиями, такого уродца, не примут, это уж точно. И Шадричка-Фиорка… да-а, как-то она бы к этому отнеслась? Испугалась бы, наверное, да на всю жизнь заикой осталась, увидь этот огромный вытянутый рот. Вот как с таким целоваться?

- К друидам – так к друидам, - кажется, странница и сама рада была, что не нужно возвращаться в посёлок и можно продолжить путь к своей цели. Кстати, странно, если она прямо из посёлка шла в Древоград, то почему на окраине леса решила остановиться, костёр развести, да поохотиться и заночевать? Отсюда ведь до постоялого двора рукой подать.
Так они и завтракали. Ласка всё болтал без умолку, делая паузы только, чтобы очередной кусок прожевать, а Лианка кушала, слушала да помалкивала себе тихонечко, и в его сторону не глядела. Фыркнула лишь негромко, услышав про блевание. Но вот когда речь зашла про грустную Яррову историю получения проклятья, девушка всё ж повернулась к нему и стала слушать внимательнее. Да только он этого не видел, сам сейчас отвернувшись.
- Значит, угадала, - вздохнула черноволосая. – Это несложно было, с твоим характером. Жаль мне тебя, конечно, коли не врёшь. И давно это с тобой случилось?

Доев свой кусок, требуху, оставшуюся от зайца, Лиана в потухший костёр бросила и принялась его землёй засыпать, убирая следы привала. По-деловому так, по-ловкому, умело и быстро. Разгребла получившийся холмик руками, выровняла и, поднявшись, глефу свою взяла, крутанула в руке залихватски, хвастаясь будто своим умением, и в землю древком ткнула, оперевшись на оружие как на посох.
- Поел? Готов идти? – осведомилась она у Яррике. А потом вдруг подошла сзади и по плечу потрепала ласково. – Всё образуется. Вот увидишь, друиды помогут. Идём скорей, мне уж не терпится Древоград увидеть.
Отошла от Ярра, оглянулась через плечо.
- А про грустное лучше не вспоминать. Только если грусть светлая, а не, как у тебя, грызёт изнутри, ядом точит. Давай я тебе свою историю расскажу. Не бог весть как интересно, ничем таким моя жизнь особым не отличается, - она пожала плечами, - но всё ж дорогу скрасит. Ты вчера интересовался.
  • Хорошая история! Живой мир и живая Лиана.
    +1 от Лисса, 24.07.17 08:19

Дом. Родной дом. И чужой дом.
Он хотел ей что-то сказать. Он напевал стылым ветром в коридорах, что кем-то, когда-то, зачем-то был заколдован. Что-то ужасное случилось в нём много-много лет назад, из-за чего он… заболел. Да, Лиза воспринимала это проклятье, это чёрное колдовство, как прилипчивую хворь, заразу, способную распространяться, наверное, на тех, кто долго находится в этом доме и подвержен этому колдовству, лишён иммунитета. Даже она, Лиза, может этим однажды заболеть! Зараза… инфекция в него проникла. Кто-то постарался всё сгубить. И это наверняка было как-то связано с Норром, она это чувствовала. Не просто так к ней явились Пифия с Ареем и завели разговор о волшебной стране. Может, кто-то оттуда, владеющий злыми чарами, проклял мамин дом? Кто знает… Он, кажется, хотел рассказать, но не договорил.
Девочка даже не задумывалась в эти мгновения, почему её не удивляет, что она слышит Дом. Понимает, что хочет ей сказать её кукла. Знает, что не так с лестницей и коридором. Эти Знания – они откуда-то пришли, они теперь были с ней. Возможно, позже она задумается над этим, поразмыслит хорошенько, но сейчас точно не было ни времени, ни желания разбираться в вопросах существования чудес. Лиза просто верила, что с ней это происходит. Это не мог быть сон. Иначе… иначе всё будет очень плохо.
Наверное.
Или нет? Ведь если это сон, то никакого пророчества, предсказывающего гибель дяди, не было. Хотя, бывают вещие сны…

Она смело бежала по этой коварной лестнице – не забывая только под ноги смотреть и покрепче за перила держаться, чтобы схватиться за них, если ветхое дерево треснет под ногой и нога провалится в подпол. Лиза бежала и слушала, что ей хочет сказать Дом. Она с ним не говорила, не перебивала, но отвечала взаимностью. Все её мысли и чувства были на это направлены – Дом должен это почувствовать. Она хотела помочь. Своему дому, дядиному дому, и тётиному тоже, и кузенов.
«Не бойся! – пришла вдруг первая мысль, когда Дом испуганно затих, ударенный ветвями злых деревьев. – Я с тобой! Я тебя не оставлю!»
Нельзя оставлять друга в беде, а этот дом – он, без сомнения, был Лизоньке настоящим Другом. Он согревал её в студёные морозы. Старался, как мог. Прятал от чужих глаз, когда ей хотелось побыть немного в уединении. Пусть он порой был жесток, но в этом была не его вина. О-о, они с этим домом были давними друзьями. И тётя, вселившаяся сюда после замужества с дядей, не могла помешать этой дружбе, соединённой духовными узами с мамой, жившей здесь задолго до неё, проведшей в этом доме своё детство. Дом помнил малютку Натали. Теперь он оберегал Лиззи, её дочку. Как сердитый дедушка, дождавшийся долгожданной внучки. Пусть он и ворчит, и говорит с ней гневливо, но сердце не обманешь – оно чувствует, что дедушка тебя любит. Добрый, ворчливый, старый и родной Дом, помнящий маму…
Но эти деревья… с ними что-то не так! И нет, нельзя желать им смерти. Тут нужно что-то другое придумать. Они наверняка тоже заражены, как и лестница, как и сам дом. Больные деревья… А вдруг их ещё можно вылечить? Хотя бы волшебством! Зажечь спичку и загадать, чтобы болезнь ушла?

- Не надо меня пугать! Я сама испугаюсь!
Так говорила одна Лизина подруга из гимназии, не в меру пугливая девочка, но сердившаяся, когда её пугали специально, чтобы увидеть её испуг. Сейчас эти слова были очень кстати, и Лизонька их повторила раз, другой, третий, пока бежала назад в свою комнату. Всё тихо да шёпотом, боясь нарушить своим звонким голосом многолетний покой этих стен. Но эти простые вроде бы, незатейливые фразы бодрили, придавали сил, от них делалось спокойнее. Казалось, будто её нарочно пугают, а значит, что ничего страшного и угрожающего на самом деле нет. Просто кому-то страстно хочется попугать одну жительницу этого дома, которая вмешивается в чьи-то чужие планы.
Ну и пусть пугает. Лиза – отважна! Из той породы людей, про которых можно сказать: «я не трус, но я боюсь!» Бояться – правильно. Страх – это естественный механизм защиты, оберегающий от всевозможных жизненных опасностей. Не будь страха – люди бы гибли за просто так, бесстрашно совершая необдуманные поступки. Страх сдерживает и оберегает, контролирует… Вот когда его становится слишком много, он обрастает плотью и обретает реальные формы, превращается в панику – это уже неправильно. Всего должно быть в меру. И страха тоже – не много, но и не мало. Лиза не паниковала – она просто боялась тех опасностей, которые действительно могут причинить вред.
Дверца в комнату со скрипом отворилась, и дрожащая от стылого холода девочка вбежала внутрь, закрывая за собой волшебную дверку. Оглянулась быстро назад, на эту сказочную дверь, огляделась вокруг в комнате. Ох-хо-хо, так хотелось согреться в постельке. Но сначала – растопить замёрзший камин, иначе от холода она не уснёт. Или уснёт и простынет во сне.
- Даша, подожди, я сейчас… - шепнула Лиза, оставив куколку на кровати, заботливо прикрыв вторым покрывалом. Перо, орешек и коробок со спичками положила на стол. И бросилась к камину, принялась разжигать остывший огонь, щедро заправляя его дровами…

Знать бы, с каким Врагом собиралась встретиться Пифия. Возможно, Лизе стоило остаться и помочь Провидице и Арею? Но они её решительно прогоняли прочь. Оба, что немаловажно. Ведь они постоянно спорили друг с другом, грызлись за каждое сказанное Пифией слово, а тут – пожалуйста! – сошлись в том, что девочке надо уходить. Вот она и ушла, напуганная этим их обоюдным напутствием. Стра-а-ашно, когда оба – и Арей, и Пифия – в чём-то сходятся единогласно.
Но она обязательно вернётся. И поможет им. И спасёт своего дядю. И…
Звезда…
Мама любила рассказывать про тот чудесный звездопад…
Лиза вспомнила про маму и тут же крепко уснула, согретая тёплым одеялом и разогревшим комнату камином. Даша, по обычаю, лежала рядышком, но не слишком близко, чтобы её большая подружка во сне случайно не повредила куколку. Всё же она иногда ворочалась.
- Да, Дашенька, обязательно расколдуем… мы ему поможем, не волнуйся… всё будет хорошо… - сонно шептала девочка, и на заалевших от тепла губах появилась улыбка, с которой она и уснула…

* * *

Ей снилась падающая звезда. Упавшая от большой любви. Такой большой, что она не могла усидеть на небе. Кого же она так сильно любила? Может быть, свою маму? Или речь о другой любви?..
- Ах, это прекрасно… - уже будучи во сне, шептала Лиза, рассматривая маршрут Звезды на небе. Путь, который она проделывала, оставляя за собой след, похожий на ослепительный хвост кометы. Соединяя два мира и, может быть, два сердца. Две души. Воедино. Две половинки одного целого…
Лиза стояла под огненным дождём, запрокинув голову вверх и протягивая руки к небу, которое, казалось, падает вместе со звёздами. С метеоритами этими, извечными звёздными странниками. И это не было страшно. Это было… захватывающе! Сердце в груди сжималось от тёплой боли, стоило только подумать, свидетелем какого величественного события она была. Это зрелище завораживало. Словно бы небеса готовы были рухнуть на землю… нет, поцеловаться с ней. Вот чего они хотели на самом деле. И забрать во время поцелуя лишних звёздных жителей, чей путь уже закончен на Земле. Вернуть их в Бесконечность. В Вечность. Чтобы однажды, снова, когда они будут готовы пойти на новое воплощение, отринув бесконечность ради любви, отпустить их. Проводить с добрым напутствием.
Ведь Небеса – это их Дом. Небесный дом. Такой же близкий и родной, заботливый и ворчливый дедушка, каким был дядин… и мамин дом для Лизы.
А может, в Нём есть частичка Небес? Точно так же, как в Ней жила Звезда…

* * *

Глаза открылись нехотя, сами собой, против воли едва пробудившейся от чудесного сна девочки. Снова закрылись, не желая терять чудо сна, но что-то заставило Лизу их опять раскрыть, на этот раз шире.
Перо! Она увидела это большое, почти павлинье перо, лежащее на столике! И рядом с ним покоился довольно крупный орех, похожий на грецкий. Это был не сон!!!
Лиза резко вскочила, сев в постели, и в этот момент поняла, что окончательно вспугнула сон. Удивление было так велико, что она проснулась и теперь уже вряд ли смогла бы снова уснуть. Она перевела взгляд на неприметную, маленькую дверцу и радостно улыбнулась. Счастливо прямо-таки!
- Это был не сон… - прошептала она, прижав ладошки к возбуждённо запылавшим щекам. Было всё ещё холодно поутру, без обогрева-то, но от разлившейся по телу радости Лизоньке вдруг стало жарко.
Она вскочила с кровати и подбежала к дверце. А что там, за ней, сейчас, в эту утреннюю пору? Не в волшебный Тринадцатый Час. Поколебавшись немного, Лиза попробовала её открыть, чтобы осторожно заглянуть в коридор. Там ли он всё ещё? Но идти туда она не станет. О нет. Сейчас побоится… Если только он там.
Да и… время было собираться в гимназию. Кажется, она проспала завтрак. Неужели её сегодня отправят в школу голодной?
- Между прочим, сытый организм лучше впитывает знания, - наставительно сказала девочка дверному павлину, почему-то предпочтя в собеседники его, а не Дашу. И шутливо показала ему язык.

Мел… волшебный мел…
Как мало она о нём успела узнать. И непонятно, где и как она его получит. И когда именно Днём придёт Арей, неизвестно. И в каком обличье? Ведь днём у него другое лицо, если верить Пифии. Пифия… Лиза провела ладонью по её перу, желая убедиться, что оно настоящее, затем наклонилась и слегка прижалась к нему носом, вбирая в себя коричный запах. Чудесный аромат…
В любом случае, отсиживаться здесь было глупой затеей. Лизавета не хотела лишний раз злить тётушку. Она не просто не одобрит – она её непременно накажет. Оставив без еды на весь день, очень даже может быть.
- Кто не учится – тот не ест, - так и звучал в ушах её противный голос. Нормальный голос-то на самом деле, красивый даже, но яд его сильно портил.
И Лиза торопливо засобиралась. Для начала надо было застелить кровать и, как можно тщательнее разгладив складочки на платье, бегом бежать в ванную, чтобы умыться после сна да расчесать свои растрепавшиеся и взлохмаченные волосы.
Ах да, и не забыть опустить в карман орешек!

А за Дашей она вернётся позже, перед выходом. Пусть поспит ещё немного подруга.
+1 | Маяк для Лизы, 22.07.17 03:02
  • Ох! Это чудесный пост, про Звезду прямо воочию это увидела: сон Лизы, её путешествие на небо. Прямо пронеслась у меня эта картинка в голове и в мастер-посте это будет ещё отражено. Здорово!
    А ещё про дом зараженный болезнью. Добрый дом, который любит, оберегает, а иногда делает злые вещи. Чудесный настрой у поста, Лиза очень живая.
    +1 от Лисса, 22.07.17 14:19

Наслаждаться красотами Петербурга Аннабелле было не с руки. Она держала весь свой внушительный багаж, который надеялась взвалить на плечи коднара – красный свой чемодан с платьями, чехол с арфой, да коробку с шоколадками подмышкой – и, сведя глаза в кучку, в ужасе наблюдала, как по её чудесному аристократичному носику стекают, пританцовывая, дождевые капли. Слова пернатого надсмотрщика пролетели мимо ушей, так как у принцессы началась паника. Почему никто ей не сказал, что здесь будет идти дождь?! А у неё с собой ни зонта, ни плаща с капюшоном!

- Ааа! – наконец вскрикнула она. – Моя причёска!
«Ааа! Моё платье!» - мысленно добавила. И бросилась к вонючему пернатому созданию, ища спасения. Поморщилась и закашлялась от папиросного дыма. Ладошкой бы помахала перед носом, да обе руки заняты были вещами.
- Возьми чемодан и подними над головой! – велела она коднару, забыв уточнить, что надо было его держать над ЕЁ головой так, чтобы он хоть сколько-нибудь защитил от дождя.

Анни огляделась по сторонам, взглядом ища спасительное укрытие. Хоть арку-пролёт между домами, хоть навес какой-нибудь, или зонт у прохожих. Стоять и мокнуть под дождём эльфийская принцесса не хотела. Идти и мокнуть – тоже не вариант.
  • Детка конфетка, чую приключения с ней будут горячими ^^
    С Началом игры! Поехали.
    +1 от Лисса, 21.07.17 17:37

- Приступайте, лейтенант, - кивнул остывший майор.
А когда спешащий по своим учёным делам учёный муж вышел из кабинета начальника, Почепцов поднялся и, заложив одну руку за спину, подошёл к Зверикову. Поглядел на него эдак многозначительно и доверительно проговорил, голос понизив:
- Если справишься с заданием, сынок, полковник наш, сам Иван Михайлович, тебе долгосрочный отпуск за служебный счёт обещал. А может, - майор поднял палец, - и ещё одну звезду на погоны. Ну всё, можешь идти!

* * *

- А ты, чай, служивый? – вопросом на вопрос ответил ворон.
Имени своего он не назвал, и про валенки ничего не стал говорить. Просто смотрел на Зверикова. А Эдик вдруг почувствовал, как невидимая сила подтолкнула его в спину, к избушке. Будто намекали, что надо идти. Пока ещё вежливо намекали.
  • Вот наглый ворон! Как он быстро это просёк :)
    Звездочка на погонах - красота! Мотивация ^^
    +1 от Лисса, 21.07.17 00:42

Он тоже усмехнулся и тихонько хихикнул, услышав про щекотку. И чуть повернул голову, будто нарочно подставляя ухо под эту неожиданную ласку, эти сладкие волнующие прикосновения, которым, по правде-то, не следовало бы потакать, но непонятно что случилось со взрослым мужчиной и капитаном звездолёта Фёдором Михайловичем Чижиком. Сейчас здесь, рядом с Майей, был юноша её возраста или чуть старше, если судить по поведению, но никак не её бывший учитель. Совсем не по-взрослому он принимал эти ласки, подставлялся навстречу тёплому майскому солнышку.
- Шутница, - с улыбкой сказал он, и на мгновение объятия его сделались крепче, словно бы хотел он свои слова подкрепить этим жестом.
Присел рядом, чувствуя необычную близость со Светловой, которая сейчас для него Майя. М-а-й-я. Четыре нежных рыжих веснушчатых буквы. Тёплых и согревающих, как ласковое солнышко в мае. Несущих прохладу и освежающих, как майский ветерок. Нежно умывающих и целующих дождём, как та самая любимая гроза Тютчева в начале М-А-Й-Я.
Становилось легче на душе просто от молчания. От разделённой этой тишины с близким и родным, понимающим человеком. Туман прошлого никуда не исчез, но поредел в эти мгновения, и сквозь него проглядывало солнце, смущённо и радостно сияя своими серо-голубыми глазами, разгоняя тёмно-сизую дымку, марево прошедших лет. Будто глоток свежего воздуха…

- На хоббитов мы не похожи, Май, - тепло усмехнулся шутке Майи Юрьевны, случайно назвав её тем именем, которым предпочитал называть дочь Юрий Аркадьевич. Чижик поглядел на их вытянутые ноги. – Ноги не заячьи, а вполне человеческие. И ростом великоваты. Что до остального, то… - замолчал вдруг, будто ему нравилась такая игра, когда недоговариваешь что-то, предлагая закончить мысль своему собеседнику. И вдруг договорил: - Ты слишком прекрасна, чтобы быть Сэмом. Даже прекрасным Сэмом. Ну, а я слишком ужасен, чтобы быть Фродо.
Так, в немного неуклюжей попытке пошутить, скрасив воцарившееся молчание, неожиданно продолжил разговор Фёдор Михайлович. Он понимал, что имела в виду девушка, говоря о сходстве с хоббитами, но не мог не внести своих поправок. Как в старые добрые времена. Взрослый человек, учитель Чижик возвращался. Хоть ему этого и не хотелось, но привычка учить и исправлять ошибки с годами стала уже почти рефлекторной.
- Я знал имена почти всех учеников, посещавших мои занятия, - признался он неожиданно серьёзно, слабо улыбнувшись на Майкину шутку. – Но по имени в классе обращаться неудобно. Среди нескольких десятков человек наверняка окажется много тёзок, но однофамильцы или братья-сёстры, учащиеся в одном классе, встречаются намного реже. Впрочем, я не припомню других Май…

Обнял, не сильно, но крепко. Привлёк к себе, прижимая так, чтобы выскользнуть могла сама в любой миг, когда пожелает. Прижался щекой к её волосам, мягким и пушистым немного, очень послушным после душа, а главное – так чудесно пахнущим, завораживающим своим запахом. То ли это был шампунь, то ли аромат духов, то ли другие запахи – Чижик не очень в них разбирался. Скорее всего, просто смесь разных запахов - очень приятная для обоняния, как ему показалось. Невольно он чуть повернул голову и потянул носом, впитывая в себя, вбирая запах Майи. Коснулся им легонько её волос и тихонько нюхнул, привлечённый запахами. А затем смущённо вернул лицо в прежнее положение, снова прижавшись щекой к волосам. Что она подумает, если поймёт… что он её нюхает?! Ох-хо-хо.
Стало любопытно Фёдору Михайловичу, а как сам он сейчас пахнет. Но себя чтобы понюхать, нужно отстраниться и принюхаться, а ему не хотелось этого делать. Ладно уж, понадеялся Чижик, вряд ли я пахну чем-то неприятным. Не хотелось бы.
А пах капитан совсем разными запахами, едва ли способными вместе ужиться и составить одну цельную композицию. Поэтому и улавливались они по отдельности, и различались неплохо чувствительным обонянием. Сильнее всего, пожалуй, был запах еды. Пахло от Чижика немного колбаской и сыром, жареной яичницей и жареной ветчиной, сливочным маслом. Удивляться тут было нечему – ведь он пришёл прямо из столовой, может, и пообедать успел или только начать. А ещё он пах молоком… Из этой гастрономической симфонии ароматов заметно выбивался лёгкий, едва уловимый душок хорошего мужского одеколона. Он уступал прочим запахам, но Майя его уловила, так как очень уж близко была к Фёдору Михайловичу. Ещё сложнее было почувствовать запахи электроники, с которой он работал на командном мостике, и – довольно неожиданно – чернил. Самых обычных чернил, которыми наполняют картриджи в шариковых ручках. Древняя как мир технология. Раньше, ещё в веке XXI-м, использовались стержни и ампулы, наполненные чернилами, позже голландская компания Филипс придумала микрокартриджи им на замену. Интересно, почему Чижик пахнет чернилами?

Выскользнула Майя легко из его объятий. Ушла играючи – а может, это Фёдор Михайлович не старался её удержать. Впрочем, отпускал он её с некоторой неохотой, это было заметно, она могла почувствовать.
- Ничего страшного, я причешусь, - машинально ответил он, протягивая руку к своей чёлке, но тут же отдёрнул, словно бы испугался к ней прикоснуться. Не стал убирать этот затейливый бардак на голове. Пусть побудет памятью об этом разговоре, хотя бы до следующего умывания. Усмехнулся смущённо. – Хотя, если ты говоришь, мне идёт…
Посерьёзнел затем, поглядев на Майю. Казалось бы, должен был что-то по поводу вечернего просмотра видео сказать, но заговорил вдруг о другом.
- Не говори так, Майя. Ну, про режим незаметности… А то чувствую себя так, будто… не знаю… - он отвёл взгляд в сторону и озадаченно поскрёб пальцами затылок. – Ты пойми, что… я всегда рад тебя видеть, - Чижик пожал плечами, затем его лицо сделалось несерьёзным, немного шутливым. – И вообще, когда тебя незаметно, я начинаю переживать. Так что отставить, Светлова, никакого режима незаметности! Просто… личные разговоры – они на то и личные, чтобы о них никто не знал, верно я говорю?
Он поднялся вслед за девушкой и кивнул.
- Я постараюсь помочь, если дела не завалят. Нам нужно курс проложить до планеты… Кулимат, или как она там... – усмехнулся капитан. - Это не так сложно, должны управиться до вечера. Если задержусь, сообщу тебе.

* * *

- Ах ты проказник, Мотя, - второй борт-инженер Иван укоризненно поглядел на толстого кота, развалившегося на его коленях, и провёл ладонью по его шерсти. – Значит, говоришь, видел нашу несравненную Майю Юрьевну в гоночных очках и на роликах? Хм, странно… почему не на лыжах? Впрочем, она же у нас звезда на роликах, угу.
Парень поглядел на экран своего рабочего монитора, на котором как раз была сцена, когда Бегемот шуганулся от спускающейся с лестницы на роликах рыжеволосой валькирии. Озадаченно покачал головой и языком поцокал.
- Ц-ц-ц… ах, она проказница… Вот чем вы занимаетесь, уважаемый доктор, пока никто не видит. Интересно, что по этому поводу сказал бы капитан… хм, хотя на реакцию Чингизхана я бы охотнее посмотрел.
Иван с интересом следил за записью, на которой девушка выписывала пируэты по коридорам и на лестницах «Данко», заходила в крутые виражи, иной раз проезжаясь по стеночке или перилам. Техник удивлённо качал головой, в восхищении вздыхал, переключал обзорные камеры и иногда нажимал на паузу, чтобы полюбоваться особенно шикарным кадром. Время от времени щёлкал по кнопке, нарезая скриншоты с видео.
- А не отправить ли нам этот шедевр в галатубчик? Что скажешь, Мотя? – кот поглядел на Ваньку с прищуром, как на придурка, взглядом цивилизованного человека конца XXII-го века на дикаря в шкурах, живущего в пещерах. – Ты чего? А, ну да, ты прав… я и забыл. Какой к чёрту галатуб в другой вселенной…
Впрочем, Иван лукавил. Он бы не стал отправлять это видео, даже будь у «Данко» доступ к интернету. Во-первых, из соображений совести. Во-вторых, если отбросить совесть, то на столь уникальных кадрах можно было бы неплохо разжиться, демонстрируя их на сервисах видео с оплатой биткойнами, которые затем можно будет перевести в обычные деньги.
- Деньги-деньги-деньги, ру-у-ублики… - проворковал Раздолбайло, откровенно любуясь выкрутасами Светловой и самой рыжеволосой, преисполнившейся азарта, тоже. – Слаще пряников, милее девушки… Нда нет, не согласен я с этой песней. Девушки – они всё ж милее деньжат-то. Приятнее на них смотреть. Спасибо тебе за Еву, боженька, - поднял он очи горе.
И вот… в кадре появился сурово сдвинувший брови капитан. Иван замер с приоткрытым ртом, глядя на эту сцену. Хрюкнул, когда услышал, как Майя Юрьевна вызверилась на Чижика, с удивлением выслушал его сбивчивый ответ, поглядел на покрасневшее лицо капитана...
- Так-так-так, и что это у нас здесь происходит? – сдвинул брови второй борт-инженер.
Разговор у этих двоих намечался крайне занимательный, но вот…
- Данко, купол тишины на десять минут, - послышалось из наушников.
- Есть, капитан…
- Нет-нет-нет, не надо! – испугался Раздолбайло, но картинка на экране погасла.
Техник быстро принялся щёлкать и переключать обзорные камеры, но купол тишины был надёжной штукой. Все камеры в коридоре отключились, как и микрофоны. Сам Данко в это время также не следил за коридором, в котором беседовали Светлова и Чижик.
- Не-е-ет!!! – раздосадованно потянул Иван.
- Иван, что случилось? – из соседней комнаты послышались грузные шаги.
- Нет-нет, всё в порядке, Юрий Саныч! – парень быстро вырубил программу видеонаблюдения и стянул наушники.
- А кричишь тогда какого хера?!
- Да так, ударился больно! – Раздолбайло поднялся с кресла, опустив кота на пол. – Кстати, мне надо сходить в медотсек. Меня Майя Юрьевна просила зайти. Я вам сейчас не нужен, Юрий Саныч?
Романовский показался в дверном проёме и вздохнул.
- Ладно, иди уж, сам справлюсь.

* * *

«Да, про него. Хорошо, увидимся. Я в порядке, что со мной случится? Красных кнопок не нажимал».
Таким был ответ от другана Стругачёва Алексея Кировича, который точно был в норме, раз ещё и про кнопку отшучивался. А вот в порядке ли была наша Пчёлка? Даже умывшись ледяной водой, сумела ли она прогнать с лица жар этот волнительный? Зеркало будто бы говорило, что да. Но надолго ли? Ведь если об этом продолжать думать…
- Тук-тук-тук, - вежливо сказала дверь.
Это был Игорь Кириллович. Он был как всегда улыбчив, но не особенно разговорчив. Зато принёс небольшой поднос прямо-таки со сказочным угощением. Там были вазочки с разнообразными печеньками, с орешками и сухофруктами, и ещё одна с конфетами и парой шоколадных плиток.
- Не знаю, Майя Юрьевна, возможно, вы хотели замороженных фруктов или ягод, я не рискнул их брать, чтобы не пропадали зря, - сказал добрый доктор Григорьев. – Если желаете, схожу принесу, мне не трудно.
Он не задерживался у неё. Оставил принесённые сладости и скрылся в своей биолаборатории. А Иван заставил немного подождать, пришёл не сразу, как обещал, а чуть позже. Какой он всё же не пунктуальный! Вот будь на его месте Фотон Игнатьевич, вот сто процентов пришёл бы секунда в секунду!
- Майя Юрьевна, а вот и я, - радостно сообщил он, получив дозволение входить. Застыл на пороге, поглядев на стол, уставленный сладостями, смутился вдруг отчего-то. Затем всё же дальше прошёл и вытащил из-за спины коробку конфет, которую там прятал. – Вот, это я вам принёс, доктор… так сказать, загладить свою вину…
Техник подошёл к столу и протянул ей коробку. Судя по рисункам, конфеты с ликёрчиком, «пьяная вишня».
- Вы уж простите мне мою бестактность, - и пытливо, как-то изучающе даже, заинтересованно поглядел Майе в лицо.
«Что же между ними было?!»
  • Как эмоционально и романтично)
    +1 от Зареница, 20.07.17 16:21
  • Хороший пост. Здесь и про ароматы, и про подглядывателей незванных, эмоции и просто разговоры. А ещё обсуждение Властелина Колец, чему я очень рада, ибо эту книжку старательно пропихиваю в игру, наряду с "Посёлком" :D
    Душевно и интересно, а сцены с Иваном улыбнули.
    +1 от Лисса, 20.07.17 16:54

Мало того, что путь к отступлению неожиданно оказался отрезан, так Машу ещё и схватил за руку тот самый мутный тип, которого она видела на перроне. Она восприняла это именно как схватил, а не взял, хотя по факту за руку её взяли мягко. Но ведь у страха глаза велики. Испуганно икнув, девушка вспомнила все свои навыки восточных единоборств и основ самообороны, которыми не владела. Да, она могла пустить в ход не только кулаки, но и ногти, и зубы при необходимости, однако понимала, что этим не любого противника можно одолеть. И именно по причине отсутствия у неё боевых навыков Маша решила пустить в ход то, что умела лучше всего - своё актёрское мастерство, хитрость и обаяние.
Но руку она всё же вырвала - в тот же момент, когда Галстук сам её отпустил. Поэтому было трудно понять, то ли отпустил потому, что вырывала, то ли вырвала потому, что отпускал. Это был вопрос из разряда: что было раньше - курица или яйцо.
- А... Э... Что вы здесь... - растерялась актриса, отчего-то покраснев, скорее всего от волнения, которое она сейчас испытывала. Ведь не было поводов чего-то стыдиться. Ну, зашла в пустое купе. В этом нет ничего криминального. А вот страху натерпелась-то!..
Хорошо, что она не читала Кинга и не видела один фильм, в котором рассказывалось о похожем месте... Не было с чем сравнивать. Но от этого менее жутко не становилось. Это купе пугало, вселяло ужас, проникавший в самую глубину души своими костлявыми ледяными пальцами. Сухими и твёрдыми. Хрупкими, быть может. А может, крепкими, как у скелета, лежащего в гробу под землёй в своих лохмотьях, в которые превратилась богатая когда-то похоронная одежда.
Купе Смерти.
Отсюда хотелось поскорее уйти. Не ждать, пока загадочные ОНИ наговорятся в коридоре и освободят проход.

Она сделала шаг назад, обратно вглубь купе, подальше от двери и от странного, подозрительного субчика. Опасливо на него поглядела. Вроде бы не выглядит агрессивным. Скорее, слабым и хлипким. Жалким. Беззащитным совсем. Таким, которого и без шокера можно одолеть. Но рука сама потянулась к сумочке. Там был электрошокер, а это намного лучше ногтей и зубов.
Мария поглядела на закрытую дверь за спиной Остряка. Остряком он, правда, сейчас не казался. Вот совсем.
- Проводники? - уточнила она зачем-то, хотя и так было понятно, что он имеет в виду ИХ. Этот шикарный блондинистый дуэт. Прямо-таки ансамбль песни и пляски на костях съеденных пассажиров.
Маша несмело улыбнулась.
- Ну что вы? Зачем мне вас выдавать? Я же не проводница, - она пожала плечами. - Мне всё равно. Если будут спрашивать - скажу, в этом купе безбилетников я не видела. Точно-точно, - девушка покивала убеждённо.
А глаза её. Глаза, горящие тревогой, говорили: «подойдёшь ближе - буду кричать». Ну или, может, другое: «не подходи - убьёт».
- Давайте подождём, - милостиво согласилась Кузнецова. - Только... вам не кажется, что с этим купе что-то не так?
Она быстро оглянулась на стену, где видела надпись. Только раз - и быстро. Нельзя было выпускать из поля зрения парня, который мог быть опасен. Маша была напряжена до предела.
+2 | Багровый Экспресс, 13.07.17 18:26
  • за приемы, которые не помнит Маша :)
    +1 от rar90, 13.07.17 22:38
  • Рада, что не убежала сразу наша Мария от Остряка.
    +1 от Лисса, 18.07.17 23:56

Лейтенант Звериков придирчиво осмотрел себя. Простая рубашка, неформенные брюки. Оружие он предусмотрительно спрятал под камнем. Здесь оно не поможет. И теперь никто не заподозрит в нём того, кем он был на самом деле. Под тот же камень, при желании, можно было положить корочку МВД - здесь она ему без надобности - и прочие лишние вещи.
Эдуард Звериков зашагал по пыльной дороге, поглядывая краем глаза по сторонам. Сзади скрылась вышка с прожекторами. Густая зелень деревьев шелестела на ветру, безмятежно чирикали воробьи. Но лейтенант Звериков ещё слышал в ушах приказ своего начальства и понимал будущую опасность.
Сейчас он шёл прямиком в сказочный заповедник. Несколько лет назад никто не мог предположить его существование. Но случилось непредвиденное. Только представьте себе - действующий вулкан в центре Европы. Он проснулся и выворотил за собой целые пласты времени. Ведь это оказался вулкан времени.
И откуда-то на этой вывороченной горе оказался целый сонм сказочных существ. Никто и не думал, что они могут быть в действительности. И мальчики с пальчики, и великаны. Местные жители из близлежащих сёл моментально стали совершать туда набеги. Учёные, конечно, тут же забили тревогу. Мол, пропадает что-то совершенно реликтовое. Вскоре гора была объявлена заповедником. Попасть теперь сюда можно было только по специальному пропуску. Начальству Зверикова не представляло труда его достать. Но, конечно, на бумаге были зафиксированы другие цели.
Оставив за собой посты наружного охранения, которые предотвращали контакты местных жителей с горой Чудес, как они её называли, Звериков шёл сам не зная куда. Учёные так сильно засекретили этот заповедник, что даже карты его не оказалось.

* * *

- Да и зачем она вам? - объяснял Зверикову, когда он получал задание от начальства, бородатый консультант, доктор каких-то наук. - Хрустальная гора может измениться. Ведь она всё время разная. Наш институт уже два года исследует одну-единственную полянку, и ни разу ещё мы не находили её такой же.
- А местные здорово насолили этим чудесным? - поинтересовался шеф, майор Почепцов.
- Конечно, - с чувством ответил учёный. - В первые месяцы они ездили семьями менять мобильные телефоны, электронные часы, кофемолки, будильники на горсти сказочных бриллиантов. Своими шуточками вогнали в краску не меньше пятнадцати принцесс. Обидели трёх богатырей...
- А сейчас как с этой контрабандой? - допытывался шеф.
- Всё прекрасно. С тех пор, как вокруг горы выставили охрану, сказики - так мы их называем - вздохнули свободно. Спящие принцессы спят. Великаны ворочают деревья. Баба Яга занялась гаданием. Она, кстати, неплохая старушка.
Ну, поехали! :) То, что ниже звёздочек - начало коротенького флешбека, который предлагается отыграть. Звериков получает задание и общается с шефом и консультантом. Можно игровым путём что-то уточнить и определиться с заданием :)
  • С почином! Желаю удачи игре :)
    +1 от Лисса, 17.07.17 01:01

- Нет у меня никакого шарфа, могу дать полотенце вместо него, но я бы не хотела, чтобы ты его обслюнявил, - безжалостно ответила Лианка на его мольбы. Стоило ему успокоиться, и её тон снова стал прохладно-резковатым. - И не стану я отворачиваться. Проклятье - ну и проклятье, не навсегда же, сойдёт завтра поутру, если я верно поняла, как оно работает.
О да, странница неплохо разбиралась в том, как работают проклятия, вот так легко определив, что Ярр изменяется с рассветом. Не то, чтобы было сложно догадаться...
- Не переживай, пялиться на тебя не буду, - она таки отвернулась, вернувшись к погасшему за ночь костру. - Думаю, костёр нет надобности разводить, мясо и холодное сгодится. Сейчас позавтракаем и пойдём. До Древограда мы вряд ли кого-то встретим, от меня можешь не прятаться. Но могу отвести в деревню, пересидишь денёк в «Зелёном человеке». Еду тебе в комнату принесу. А завтра двинем в путь. Что скажешь?
Всё это она говорила, доставая из сумки вчерашние запасы зайчатины и расстилая «стол» на плоском камне. Полотенце ему так и не дала, жадина.

- Да уж, красавчик, не повезло тебе, - вздохнула Лиана. - Ты вчера заснул, так и не рассказал, как тебе это проклятье досталось. Наверное, насолил ты сильно какому-то колдуну? Может, друиды, если и не снимут его, то хотя бы подскажут, кто может это сделать? Попытка - не пытка.
Отхватив от зайца добрый кусок, она не глядя протянула его Ярру.
- Вот, держи. Позавтракай. Это всё лучше, чем солому есть.
Ласка вдруг обнаружил, что у него во рту травинки и он их пережёвывает, совсем как корова.
  • Ах она юмористка ^^
    Классная девушка, очень мне нравится.
    +1 от Лисса, 16.07.17 21:34

Она не видела, как расширились глаза Фёдора Михайловича, когда он почувствовал её ответное ласковое прикосновение, её поглаживания и проявления нежности. Он опасался, что эти объятия будут нежеланными, напугают девушку и она в спешке от него отстранится, но вышло всё наоборот. Хоть и чувствовалась её неуверенность, но Майя отвечала на ласку - лаской! Рука капитана чуть вздрогнула от нежного прикосновения. Брови капитана немного сдвинулись, обозначив тёплый, удовлетворённый и удовольственный прищур глаз, а уголки губ дрогнули и слегка приподнялись в нежной улыбке. Жаль, что Пчёлка не могла этого видеть - уж больно изменилось в этот момент лицо бывшего школьного учителя, сделавшись необыкновенно тёплым и жизненным, радостным прямо-таки, ловящим этот момент счастья от неотринутых объятий близкого ему, должно быть, человека.
Светлова всё объяснила. Пусть и оставалась в её словах недосказанность, но главное она сумела передать. Она всегда скучала по космосу... Где бы ни была, что бы ни делала. О, какое это знакомое было чувство! Он ведь тоже всегда по нему скучал. С тех самых пор, как выбрал профессию преподавателя вместо тернистого пути космолётчика, несмотря на имевшийся на руках диплом, позволявший одной вольной птице беспрепятственно летать в космос в составе любого экипажа.
Только однажды эта птица добровольно залетела в клетку, и сама же закрыла дверцу, отгородившись ото всех, лишь иногда открывая её, чтобы провести учебный полёт с очередной командой из своих учеников. «Фобос» был не первым учебным полётом учителя Чижика. Но он стал последним...

* * *

- Ну и дурак, - в сердцах сказал Генка Михалков, возмущённо глядя на друга Федю, который совершал, по его мнению, самый глупый поступок в его жизни, способный поставить крест на его карьере и перечеркнуть все эти годы, проведённые в учёбе. МЗУ не прощает предателей. Космос не прощает трусов.
- Я уже всё решил, Гена, не нужно меня пытаться переубедить, - невозмутимо сказал Чижик, с прежней теплотой глядя на товарища. Он мог понять его мотивы. Всё же Михалков беспокоился о нём.
- Ты хоть понимаешь, что...
- Да, да, я всё прекрасно понимаю, - вздохнул Фёдор. - Но таков мой выбор. Смирись.
- Я-то ладно, но Лана...
- А что Лана? Она тоже сделала свой выбор, и я его уважаю, - пожал он плечами.
- Она переживает, - ответил Геннадий. - Я её недавно видел, мы говорили... Знаешь, она сильно переживает из-за вашего разрыва. Говорит, что не должна была уходить ТАК. Я уж не знаю, что она тебе сказала, но она чувствует себя виноватой. Может, вы с ней поговорите ещё раз? - развёл он руками.
- Я думаю, это бессмысленно, - подумав, сказал Чижик.
- А я всё же думаю, что ты дурак, - буркнул Михалков. - Ты жизнь свою губишь!
- Ой, Генка, не начинай... - скривился Фёдор. Как бы ни старался он относиться к этому спокойно, но на душе было больно от собственного выбора. И от того разговора, который к нему привёл.

Когда Михалков ушёл, Чижик ещё долго сидел в раздумьях, попивая горький кофе, который ненавидел. Ненавистный вкус и горечь во рту - сейчас были очень в тему. И капля коньяка, для успокоения расшатанных нервов. Он долго сидел, невидяще глядя в стол, затем стал потирать переносицу и уставшие глаза, болезненно отдававшие резью при прикосновении, когда он массировал веки.
Голоком сам собой оказался перед глазами. Стёртый номер был набран и снова занесён в контакты. Молодой человек устало прикрыл веки, ожидая ответа. Продолжительное время играла незатейливая мелодия, что-то из классики в электронной аранжировке, прежде чем на том конце линии сняли трубку.
Она не сразу ответила. Секунды тишины показались вечностью.
- Федя?..

* * *

- Ты... что ты делаешь?.. - со сдержанной, но тёплой улыбкой спросил он, почувствовав лёгкое прикосновение к уху. Почему-то это его улыбнуло. Вообще, эти объятия взбудоражили мужчину, который сам не ожидал такой реакции на них. И своей. И Майиной.
Её слова. «Смелый... родной...» Родным же назвала. И смелым. Всё мужское внутри встрепенулось, точно бы в ответ на такие же эмоции девушки. На мгновение объятия его крепче стали, чуточку увереннее и, быть может, даже многое говорящими. Ему было приятно это слышать. Хоть и совершенно неожиданно. Чижик не думал, что Майя ему настолько откроется. Его пальцы также аккуратно перебирали её мягкие, приятно пахнущие рыжие пряди. Сердце на мгновение замерло, чтобы забиться ещё чаще от этих ласковых слов. Желая вырваться из груди, как птица на волю из добровольной клетки, в которую сама же себя заперла.
- Мой корабль?.. - догадкой промелькнула мысль, этой самой Молнией-Светловой в голове пронеслась, озаряя мир волшебным светом. Очень ярким, но мягким и не слепящим. Впрочем, он мог и ошибаться. Она ведь сказала, что мечтала о космосе, а значит, полететь могла и без него. Да и неправильно было бы думать так... что она здесь только из-за него... Нет, это слишком эгоистичные мысли. Конечно, это не так.
Он и сам раскраснелся от волнительного момента и от охватившего его вдруг смущения, когда уловил её ласки. Разум говорил - отстранись. Соблюдай субординацию. Она - бортовой врач, твоя подчинённая в экипаже. Сердце убеждало в другом.
Один раз он уже прислушался к голосу разума...

* * *

Эта встреча была не похожа на последнюю, когда они так нехорошо расстались. Некрасиво и с обидой, оставшейся в сердцах.
- Я хочу извиниться перед тобой, - покачала головой блондинка с аккуратной высокой причёской, посмотрела на скатерть, укрывавшую столик в кафе, за которым они сидели. - Я сказала тогда не то, что думала. Просто я... устала, - она опустила плечи.
- От наших отношений? - догадался Чижик. Он заказал крепкий чёрный кофе. С той самой горечью. Чтобы не забыться, когда снова её увидит.
- Возможно... - немного подумав, неуверенно ответила девушка. Она подняла глаза и вздохнула. - Федя, пойми, я не хотела тебя обидеть. Я только...
- Не нужно слов, - его ладонь накрыла её руку. - Я всё понимаю. Я много думал и понял, что многое делал неправильно. Ты тоже меня прости.
- И... что мы будем делать? - этот его жест вверг Светлану в ступор. Она растерянно моргнула, поглядев на его руку.
Ладонь соскользнула с её руки. Глоток горячего, горького кофе взбодрил, подготовил к тем словам, которые он собирался сказать. Которые он должен был ей сказать.
- Почему бы нам не оставаться друзьями? - предложил Фёдор неожиданно лёгким тоном. Боже, знала бы она, как трудно дались ему эти слова.
- Друзьями?.. - выдохнула Лана и на миг прикрыла глаза. После чего потянулась к своему соку. - Друзья... хорошо... - кивнула она как-то неуверенно.

На обратном пути домой рука машинально потянулась за голокомом.
- Дядя? Помнишь, ты предлагал помочь мне с педагогическим?.. Да, я решил. Буду учиться на педагога. У меня ведь неплохо получается ладить с детьми. Поговоришь о моём поступлении?.. Спасибо... Да, я еду домой.
Чижик вздохнул, убирая голоком. Ну вот, начинается новая жизнь. Размеренная и спокойная. Без космоса и звёзд. И без улыбки одной блондинки с родинкой под губой. Хотя, она будет улыбаться ему с портрета, их совместного, сделанного на его девятнадцатилетие. Портрет двух добрых друзей...

* * *

На этот раз сердце было важнее. Он не отстранился от ласок Майи. Более того, сам ответил ей взаимностью. Он - родной для неё человек. Она сама это сказала. Озвучила то, что у него уже давно просилось на язык, но так и не слетело. До этого момента, когда он просто не мог ей не ответить.
- Родной?.. И ты... для меня тоже, - он глубоко и шумно вдохнул, набирая полные лёгкие воздуха, чтобы собраться с силами, чтобы хватило их отстраниться и не переходить ту нечёткую, слабую грань, что ещё разделяла их двоих от ошибки, которую они могли совершить.
Или это была бы не ошибка? Как знать. Сейчас всё казалось безумием, и спокойно смотреть ей в лицо, заглядывать в её глаза было трудно. Они манили. Затягивали. Они были очень влекущими. Её плечи погладили крепкие, сильные, но не очень-то уверенные сейчас мужские руки.
- Да, конечно... - Фёдор Михайлович опустил руки ниже, придерживая девушку за талию, помогая сесть у стены, и сам присаживаясь рядом. Удержавшись от внезапного желания подхватить её на руки и отнести то ли в её каюту, то ли в медкабинет, ставший ей родным домом на звездолёте.
Опустились на пол. Капитан вытянул ноги, задумчиво поглядел вдаль, в пустой коридор. Встрепенулся, запоздало услышав про кондиционер.
- Что с тобой? Ты простыла?.. Данко скажет, когда десять минут истекут.
Выслушал её уверенный ответ про субординацию. Про планы серьёзного разговора с Иваном, с чаепитием, агась. Про пирог яблочный для всей команды. Улыбнулся тихонько, пододвинулся к ней и за плечи рукой обнял, привлекая к себе. Теперь она могла опустить голову ему на плечо, удобно на нём устроившись.
- Капитан тоже иногда хочет просто отдохнуть и посидеть на полу, - словно бы извиняясь и оправдываясь, произнёс Чижик. - И пообниматься с родным человеком. Но ты точно в порядке, Светлова? Или нет, всё-таки Майя, - он улыбнулся. - Я говорил, что мне нравится твоё имя? Оно тёплое. А иногда горячее, как огонь.
Ему вдруг показалось, что он несёт отборную сентиментальную чушь, и Фёдор Михайлович замолчал, смутившись. Да что это такое? Чем обернулся обычный разговор...
Красивый... мужественный... и невыносимо грустный человек... Какая любопытная характеристика.
- Нет, не из-за тебя, Майя, - соврал он, ну, самую малость приврал, ведь вспомнил вдруг про Лану, когда поглядел в глаза другой девушки и понял, что они его затягивают, словно бы сладкий омут. Но Лана... она встала между ними навязчивым видением из прошлого.
Тенью из прошлого, бой с которой обещал быть не менее трудным, чем с прочими тенями. Ведь эта тень существовала много дольше тех теней из пещеры. Она так же, как и они, прочно приросла к обрубленному дереву, пенёк которого, вопреки всем ожиданиям, пустил вдруг новый, свежий росток.
Вот только как бы не выросло новое деревце кривым и болезненным из-за теней прошлого...

- Купол тишины снят, - ровным голосом сообщил искин.
Фёдор Михайлович помолчал немного, борясь с самим собой - строгим капитаном. Этот бой был выигран.
- Ещё пять минут, - попросил он Данко.
- Есть, капитан, - ответил искин.
Тишина. И тихий голос Чижика, звучащий почти в самое ухо:
- Через десять минут обед закончится, но расходиться начнут раньше. Так что... - он замолчал, давая Майе самой додумать невысказанное. - Но вечером мы ведь встречаемся, так? Я договорился с Алексеем на после ужина. Посмотрим втроём видео. Ты не передумала?
И он прижался щекой к её волосам, обнимая чуть крепче, делясь своим теплом и нежностью в эти последние минуты их уединения.
Я думаю, в своём посте ты уже можешь описать дальнейшие действия Майи после того, как они разойдутся с Чижиком по своим делам :)
  • Отлично :) Теперь можно и про имя рассказать... давно я это обещала, историю имени рассказать.
    Рада что Чижик не отстранился ^^
    Про Лану и кофе жизненно, да. Такая вот она жизнь, эх. Хорошо описано.
    +1 от Лисса, 12.07.17 17:17
  • За давай останемся друзьями!
    +1 от rar90, 16.07.17 02:35

Так обрадовалась пернатая дева, что первой свою историю расскажет, будто и правда Лиза уже сделала свой выбор между ней и Ареем, своим Другом её назвав, Пифию, Ночную Провидицу острозубую и сладкоголосую. Но ведь это было не так. Девочка хотела послушать историю каждого. Было ей интересно и сказку про Звезду услышать, и историю Норра узнать. Ох-хо-хо, очень всё было интересно и захватывающе! А главное, этим она могла как-то помочь своему дяде, спасти его от предсказанной гибели. Для Лизоньки это было самым главным, остальное казалось второстепенным. Хотя и не укрылось от её глаз, как Пифия переменилась вдруг, по-доброму так на неё поглядела - или просто хотела показать ей свою доброту. Приятным был этот взгляд, ласковым и по-летнему тёплым. Искренним.
А что же Арей? Зубы бы ему хоть иногда чистить, но такими лапищами, наверное, щётку неудобно держать. Немудрено, что он постоянно злым и раздражительным ходит - если бы Лиза сама вечно воняла, она бы тоже научилась грязно ругаться, как сапожник, и выражаться словами матёрого серого волка. Но, кажется, он всё же смутился от пощёчины, от нравоучений, замечаний, ему сделанных, и от строгости в тоне девочки. Увидев, как он замолк на полуслове, явно проглотив очередное ругательство, Лиза усмехнулась даже. Правда, улыбка тут же стала кривой и брезгливой, когда фонтанчик громче зажурчал. Фу! А ведь разумное же существо, а не псина бестолковая. Как так можно?

Зазвучала сказка, потекла сладкой патокой напевная речь Провидицы, и Лизонька затихла, повернулась к ней, проникновенно в глаза её заглядывая, глубокие и чёрные, как сама ночь. Хотя больше напоминали смолу или нефть, поверхность которой отражала далёкий свет звёзд, подмигивавших с небес и ронявших на дворик свой белый пушистый жемчуг. Стихами нежными, сладкой песней лилась эта история из уст Пифии. Лиза слушала со всем вниманием, даже об Арее позабыв. Пускай он и перебивал Провидицу, но та умело продолжала свою повесть, ловко используя брошенные оборотнем фразы как часть истории.
Вот и выходило, что эту сказку они оба рассказывали. Так это воспринималось со стороны, так казалось Лизе. Они были как два балаганных артиста-сказочника, два скомороха, как-то она видела их выступление на ярмарке - один вёл историю для зрителей, а другой делал вид, будто ему мешает, но на деле подыгрывал, чтобы рассказ выходил более увлекательным и занимательным.
Так было и сейчас. Ну чем бы стала эта история без вмешательства Арея? Красивой сказкой, рассказанной в стихах. Но его участие добавляло в неё перчинки, той самой, что делала сказку больше похожей на правду, придавала вкуса и остроты изысканному блюду, приготовленному Пифией. Чтобы таким сладко-приторным не казалось. Чтобы в нём искрилась жизнь, играла всеми красками. И чтобы одна внимательная слушательница поверила во всю эту неправдоподобно звучащую историю и, широко распахнув свои большие, серые с зеленью глаза, прижимала к себе куколку и тихо шептала в удивлении:
- Как? Она во мне? Эта Звезда... неужели это я?
А насчёт рифмы Арей ругался зря. Очень даже красиво выходило у Пифии. Может, она и пренебрегала какими-то правилами стихосложения, но эти правила... кому они нужны? Стихи от души должны идти, от сердца, вбирая в себя образы, которые желаешь передать тому, кто их прочтёт или услышит. Вот это главное. А она Услышала. Лиза услышала то, что хотела передать Пифия!

Она взяла протянутое перо. Глядевшая на птицедеву осоловело от услышанной истории девочка вдруг почувствовала, что хочет спать. Как же она утомилась за этот долгий день, нескончаемо тянувшийся и ушедший в ночь. Она ведь так и не сомкнула глаз, борясь с холодом и слушая грозу снаружи да грохот бомбёжки. Это было ужасно. Попробуй усни, когда там, не очень далеко отсюда, наверняка гибнут люди.
И вот сейчас усталость навалилась, на плечи опустилась тяжесть...
- Что за Вторая Вещь и кого я должна сокрушить? - успела она спросить перед тем, как что-то случилось.
Что-то непонятное, загадочное и устрашающее. Словно бы тот самый «вонючий говноед» услышал ругательства в свой адрес и решил отплатить обидчикам, посмевшим говорить о нём в таком тоне. А про зачарованную башню спросить не успела.
По земле пополз ядовитый туман. Небо подёрнулось тёмной дымкой, и вдруг стало на душе холодно и пусто. Сказка оборвалась. Было бы совсем худо, если бы всё это сейчас оказалось сном. Растаяло без следа. Будто его и не было. Но нет. Пифия и Арей всё ещё были рядом, они были реальны - для Лизы так точно реальны. И это вселяло надежду, что Всё. Будет. Хорошо.
Даже если сейчас не очень.

Девочка кивнула, не став спорить со своими новыми друзьями. Или пока просто знакомыми, раз уж у них тут с Дружбой такие проблемы, что Другом может быть только кто-то один. Как же это неправильно!
- Пифия! - она подалась к Провидице, чтобы обнять её на прощание - легонько и ненавязчиво, на один короткий миг. Провести ладонью по её мягким перьям, погладить их ласково. Не боясь острых зубов. Ведь не съест же она её теперь? Раньше могла это сделать.
С Ареем обниматься не стала. Был Арей наш всемогущ, был могуч и был... вонюч. Оторвавшись от Пифии, Лиза махнула оборотню рукой.
- Я тебя буду ждать! - и побежала обратно.
Тут же остановилась. Стоп. А куда бежать-то? Она огляделась - где-то здесь должна быть та дверка, через которую она вышла. Бегом к ней! А потом - всё так же осторожно по ужасной лестнице и по жуткому коридору. Обратно в свою комнатку. Нигде не останавливаясь. Ни на что не отвлекаясь. Глядя под ноги и по сторонам не забывая смотреть.

Бе-жа-ть!
+1 | Маяк для Лизы, 10.07.17 21:29
  • Хороший пост! И про вонючего Арея понравилось, и про сказку добрые слова. Замечательная Лиза. :)
    +1 от Лисса, 15.07.17 23:15

Возможно, Пете не стоило так рисковать, бросая меч и встречая обезьяну голыми руками. Он совсем забыл, что Зачарованный лес полон слуг и шпионов злого колдуна, и павиан вполне мог быть одним из них. Или, например, любимой обезьянкой Барлада Дэрта. Так или иначе, бой выдался жарким - Окунькову показалось, даже жарче, чем схватка с оборотнем, хотя это могло быть обманчивое ощущение из-за жары и собственного участия в схватке. Факт, что бой с павианом продлился намного дольше ожидаемого и дольше, чем желтоглазый сражался со своей копией.
Как выяснилось, напугать павиана было невозможно. Он был настроен решительно и пёр как танк, вот только этот танк был ещё и невероятно ловким. По-обезьяньи ловким, скажем прямо. Он запускал в Петю шишками - и Пете приходилось от них уворачиваться, проявляя чудеса акробатики. Благо, Белл был тренированным бойцом - и ни одна шишка больше его не достала!
Увидев безрезультатность своих попыток наставить побольше шишек на лбу Пети, павиан перешёл в ближний бой. Первая же его атака оказалась успешной... для юноши. Агрессивная обезьяна нарвалась на хук слева и отскочила, ошеломлённо тряся ушибленной о кулак героя головой. Но это её не образумило. Заревев, гадина кинулась на Петю снова, и - Петя сам не ожидал от себя такой прыти! - получила удар по морде ногой с разворота в стиле техасского рейнджера Крутого Уокера, который Чак Норрис. В этот раз зверь отлетел подальше и очухивался дольше.
Не успел юноша порадоваться своей удаче, как павиан дико заверещал и начал швыряться в Окунькова камнями, выдирая их прямо из земли. Под шквалом каменного града Пете пришлось отступить, и тут уже даже ловкость Белла не помогла - несколько камней оставили на теле ушибы, а один угодил в лицо... под глазом теперь точно будет фингал.
Дальше - хуже. Павиан подбежал к Петиному мечу, схватил его и побежал с ним к Пете, явно соображая, зачем нужна эта штука. Пришлось отбиваться от собственного оружия. Счастье Белла, что обезьяна не умела владеть мечом, она просто замахивалась и била без всякой техники, этих ударов было легко избегать. В конце концов, юноша понял, что павиан от него не отстанет, и начал решительно наседать, удар за ударом вколачивая в обезьяну ума-разума. Ещё одна «вертушка»! Ещё удар! Ещё один!
Завершающая атака ошеломила самого Петю. Он прыгнул на павиана прямо как Брюс Ли - и тот, отлетев к дереву, упал в его тень навзничь и больше не шевелился. Меч вылетел из обезьяньей лапы и с грохотом застучал по камням. Подойдя ближе, Петя увидел, что поверженный враг мёртв. Ударился затылком об острый камень, падая...
+1 | Герои не умирают, 13.07.17 13:45
  • Ох, нифига ж себе!
    +1 от Лисса, 13.07.17 15:02

Сладенькая некоторое время помалкивала, слушая жалобы Ярра на несложившуюся судьбу, измышления на будущее и его ходьбу вокруг и около костра. Лежала под одеялом своим шерстяным, от него отвернувшись, и, казалось, уж и заснуть успела, несмотря на все Ярровы громкие разговоры, на которые и ухом будто не вела. Но когда маг поинтересовался, какого хрена она так рано ложится спать, нервы суровой воительницы не выдержали, она повернулась к нему и поглядела снизу вверх мрачным убийственным взглядом.
- Ложился бы ты лучше спать, - раздражённо молвила девица. - На рассвете в путь отправимся, чтобы я время напрасно не теряла. До Торгового Поста тебя провожу и обратно пойду, мне в Древоград надо.
Она помолчала ещё немного, разглядывая великолепного магуя при свете костра. Вздохнула сердито. Волосы свои длинные поправила, чтобы не мешались.
- Да ты даже с первым условием справиться не можешь, красавчик, - как ни приятно было это слово, в её устах оно звучало насмешливо, словно бы она его молокососом каким-нибудь, юнцом безусым назвала, а не про красоту Ласкину благородную вспомнила. Ну, может, не до такой степени насмешливо... но всё-таки. - По нраву мне сначала прийдись, чтобы я тоже с тобой хотела быть, а уж если придёшься по сердцу, что в твоём случае невозможно, то победи меня в честном бою. Я буду с тем мужчиной, который мне по сердцу и который сильнее меня. Презираю слабаков, - сказала, как отрезала, ещё бы и сплюнула для полноты картины, но Лиана просто отвернулась опять. Тем не менее, продолжала говорить. - Так что радуйся, что у тебя уже кто-то есть. Дочка Грига - милая девочка, жалко мне её, пропадёт ведь с тобой девчонка, ежели ты за каждой юбкой ухлёстывать будешь. Но дело это не моё, вмешиваться не буду. Может, ей и полезно будет шишку на тебе набить...

И снова повисло молчание на некоторое время. Между тем Яррике наконец почувствовал, что усталость стала его одолевать. Сытный ужин расслабил. Измождённый за несколько дней изнурительных скитаний по лесу, невыспавшийся организм хотел уже поскорей отдохнуть. Просто лечь и отключиться. Веки мага начинали потихоньку тяжелеть, наливаться той самой свинцовой - или «песочной», если сравнить ощущения с насыпанным в глаза песком - тяжестью. Лиана снова заговорила, но смысл её речей уже плохо доходил до утомлённого сознания.
- Табака нету, я не курю, и запасов для встречных-поперечных не держу, - хмуро звучал её голос. Она определённо хотела спать, а один болтливый красавчик ей мешал. - К друидам иду на Древоград посмотреть и себя показать. Может, чем-то полезна буду им, а они меня смогут чему-нибудь научить. Друиды много секретов знают. А ты к ним, значит, чтобы снять своё проклятье, идёшь?
Ярра клонит в сон. Так что - спа-а-ать :) Следующим мастерпостом будет рассвет. Наболтаетесь ещё :)
  • Ох, и не ласковая девица. Но горячая! ^^
    +1 от Лисса, 11.07.17 20:15

- ...Ну вообще-то было красиво, - после недолгой паузы всё же признала Лиана, сменив тон с пренебрежительного на более открытый. Яррике послышалась даже толика вины в её голосе. Лёгкая такая винная поволока, почти неслышимая невооружённым ухом, но ухи-то нынче у волшебника были ого-го какие! Хоть, зараза, и плохо слышали на суше, устроенные явно для подводного слуха. - Мне понравился этот снежный фонтан. У тебя хорошо развито воображение. Буду честна, видела куда более сильную магию, но по факту ты хорош, - всё же добила она его окончательно, после такого приятного признания снова уязвив.
Девушка на этот раз обошлась без помощи меча - просто выдрала из оставшегося зайца ещё добрый кусок и протянула его Ярру.
- Маловато на завтрак останется, ну да ничего, отсюда до постоялого двора недалеко, - сказала она, передав мясо. А затем принялась заворачивать оставшееся.

На Ласкин стриптиз она сначала внимания не обращала, занятая делом. Но когда завёрнутая зайчатина была положена в небольшой дорожный мешок, неожиданно обнаружившийся положенным под бревно, Лиана повернулась к парню и с интересом на него поглядела. Вздёрнула свою бровь, насмешливо изогнула губы.
- Ай-яй-яй, какой красавчик, так бы и облизала всего... ты ведь это хотел услышать? - иронично усмехнулась странница, возвращаясь на бревно. Она вытерла руки и губы чистой тряпицей и, сняв с пояса флягу, открутила крышку и прильнула к её горлышку. Пила с таким удовольствием, будто внутри было что-нибудь хмельное, а не обычная вода. Потом протянула её Ярру. - Хочешь пить?

Она снова полезла в свою походную сумку и достала из неё шерстяное одеяло. Отошла в сторонку и стала расстилать неподалёку от костра.
- Поминали какого-то магуя, - ответила на вопрос про Грига. - Теперь я понимаю, что это про тебя говорили. Так и знали, что ты заблудился. Значит, ты с его дочкой замутил? - спросила прямолинейная девица.
Поглядела скептически на Ярра, фыркнула, выпрямилась над разложенным покрывалом и ладони друг о дружку обтёрла.
- Сядь поближе к костру - согреешься, и тело своё красивое прикрой, мне оно ни к чему, а ты вот уже замерзать начал, - она хмыкнула. - Станешь ночью приставать - сделаю так, что приставать станет нечем. Уяснил?
Лиана отступила от одеяла и показала на него.
- Как поешь, ложись. Одеяло у меня одно, но я без него могу обойтись.
  • Она очень милая.
    Ну а это полный отпад:
    - Ай-яй-яй, какой красавчик, так бы и облизала всего... ты ведь это хотел услышать?
    +1 от Лисса, 06.07.17 16:25

Реакция Майи поразила Чижика, тронула до глубины души. Он и не ожидал, что она так бурно и эмоционально воспримет его предложение к откровенному разговору. Сколько бы девушка ни пыталась сдерживать себя, но по ней были видны бурлящие в ней эмоции - настолько явно, что капитан испугался. А не перегнул ли он палку, когда решил открыто с ней поговорить? Может, это было лишнее... не нужное ей. Даже если она сама будет это отрицать.
Он внимательно смотрел на неё, слушая не очень связанную болтовню, которой она разразилась. Прямо как он минуту назад, не в силах свести смысл отдельных фраз и даже слов воедино, оттого возникала путаница, что к чему имелось в виду. А местами и вовсе невпопад, как с этим стихотворением Тютчева про грозу, не имевшим никакого отношения к прозвучавшей песне.
Вообще-то. Чижик был опытным педагогом. А каждый педагог обязан быть чуточку психологом людских душ. Но сейчас весь его опыт и все знания подростковой психологии пасовали. Да и Светлова уже миновала тот возраст. В отношениях взрослых людей - совсем другие психологические аспекты.
- Значит, обиделась... - сказал он так тихо, что Майя бы не услышала, если бы все органы чувств не были напряжены до предела. Если бы не прислушивалась, жадно ожидая каждое его слово, ловя его дыхание и пытаясь уловить, с какой частотой бьётся его сердце. Не слышно его было на расстоянии.

Это о многом говорило. Очень говорящая, много значащая обида. Она ушла в смешанных чувствах, потому что он от неё отстранился, тогда в шлюзе. Это было немыслимо. Пускай и не обида ею руководила, а желание не лезть в душу, навязывать своё присутствие, коль оно нежеланно.
Фёдор Михайлович не знал, что сказать. А потому всё слушал. Слушал. И слушал. Почти не меняясь в лице, всё так же стоя рядом, отчего-то взволнованно покрасневший и переваривающий всё, что она ему говорила. Постепенно краснота на лице сменялась бледнотой, и снова красным. Вперемешку. Белое и красное. Красное и белое. Как будто художник решил написать картину, смешав две краски. Цвет крови, вина и всеобжигающего пламени страсти. Цвет богатства и достатка, азарта и успеха. Красный - словно «Титаник». И другой цвет - снега, льда и зимней стужи, девственности и первозданной чистоты. Цвет невинности и непорочности, скромности и робости. Белый - будто айсберг, плывущий на «Титаник».
Суждено ли «Титанику» утонуть, как то было в начале XX-го века?
Или айсберг расколется о него, и легендарный корабль уцелеет?
Красное или белое?

Нежность.

Она вернулась в его взгляд после мимолётной тревоги.
- Ты не одна, - взял её за руку Фёдор Михайлович. Чуть повыше запястья положил свои пальцы и сжал их, подбадривая девушку. Он отвёл взгляд в сторону, о чём-то задумавшись.
Как же трудно бывает порой найти нужные слова. Подобрать их трепетно, тщательно. Облечь в правильные, правдивые интонации. Чтобы собеседник понял, что ты хочешь до него донести. Чтобы не заблудился в скучных формулировках, сухих условностях и глупых запинках. Чтобы осознал, какие чувства испытывает к тебе человек, вызвавший тебя на откровенный разговор, побудивший к признанию в самом сокровенном. Даже если он ничего такого не ожидал - это случилось.
Майя. Она ведь могла ответить в своей обычной уклончивой манере, свести всё на шутку, напомнить бывшему учителю про лишнесть розовых соплей да молочных рек с кисельными берегами в рабочей обстановке на корабле. Могла бы ему напомнить про ответственное отношение к своей работе и про серьёзность целей их экспедиции, равно как и про неоднозначные сложные обстоятельства, в которых они все оказались. Могла выдумать тысячу и одну отговорку, лишь бы не сказать главного.
Но она этого не сделала. Пусть иносказательно, но Пчёлка Майя призналась в чувствах к цветку, взросшему на пустыре и делившемуся своим нектаром с одной рыжей веснушчатой пчелой ещё несколько лет назад.

«Спасибо» - чуть было не сказал он в ответ на её слова: «вы мне не противны». Сдержался. Ведь это была бы странная, довольно-таки, благодарность. Это как признание в любви, когда на слова «я тебя люблю» слышишь ответ «спасибо».
Он не отступил. И не сделал шаг навстречу. Просто поймал протянувшуюся к нему руку девушки в свои. Просто сжал легонечко двумя кистями, с теплотой глядя ей в лицо. И неуверенно как-то, словно бы боялся, что делает что-то неправильно. Так оно и было, в общем-то. Всё это было очень неправильно. Так нельзя. Субординация, туда-сюда.
- Не знаю, что ты искала в этой экспедиции... - тихо сказал Фёдор Михайлович и покачал головой, так и не договорив. Недосказанность этой фразы можно было истолковать по-разному, даже по интонациям не очень понятно было. Хотя голос его звучал проникновенно. Интимно прямо почти. Как в комнате с приятным полумраком, когда двое душ ведут сокровенную беседу. Взгляд всё так же выражал тепло.
Удивление в нём промелькнуло, когда вдруг речь про торт зашла, и про яблоки, и про сахар. Яблочный торт, агась. Сахарные яблоки. Тортовая сладость. Её приготовления. Светловой Майи Юрьевны великолепной. Это было похоже на метафору. Нет, Чижик помнил, что она изъявляла желание спечь торт ещё во время высадки, но сейчас эти слова прозвучали метафорой. Торт для него. Сладкий. Много-много сахара. Потому что... Он...
- Всё хорошо, Майя, - вдруг заверил её Фёдор Михайлович, повернулся и сделал шаг навстречу. - Всё хорошо.
И ненавязчиво, медленно, давая возможность высвободиться при желании... или нежелании... привлёк её к себе, к своей груди, положил её голову на своё плечо, обнял, поглаживая ладонью сзади. Плечо и спину её немного поглаживая.

В носках ли счастье?

Теперь было слышно, как часто стучит капитанское сердце. Словно бы торопится успеть за Сердцем Данко, пустившимся в неистовый отрыв. Отчаянно колотившимся в груди девушки. Спокойными были эти объятия. Напоминали отцовские, крепкие, какими они должны быть - сам-то Юрий Аркадьевич редко баловал дочь такими обниманиями, если вообще случалось. И вместе с тем это были мужские, тёплые и ласковые, осторожные, робкие даже в меру, объятия. А по ощущениям было горячо. Очень горячим был Фёдор Михайлович в этот момент. Но не дрожал почему-то, в отличие от неё. Почти. Волнение чувствовалось сердцем.
- Всё хорошо, моя девочка, - почти прошептал он, тихонько гладя Майю теперь по волосам. - Я рад, что мы встретились. Рад, что ты здесь. Я не сторонюсь тебя, ну что ты. Возможно, тогда на глазах у всех мне показалось это неправильным... Но я так не думаю. Близкие люди не должны бояться, что о них подумают другие, ведь так?
Чижик чуть отстранился и взглянул в её чудные прищуренные глаза, затем провёл взглядом по её милому веснушчатому лицу. Как же она выросла. Его губ коснулась неуверенная улыбка.
- Такой я тебя ещё не видел, - признался он. - Замечательно выглядишь... нет... не то, - осёкся он и усмехнулся. - Я хотел сказать, ты стала красавицей, - искренне договорил Фёдор Михайлович.
В глазах его вдруг печаль поселилась, так контрастировавшая с этой улыбкой. Искренней очень даже улыбкой. Но и печаль была настоящей.
  • Ооох, Джо, аж на слезу пробило...
    Концовка - круть. Редко так бывает, чтобы книжка или пост заставили глаза увлажниться.
    Спасибо!
    +1 от Лисса, 06.07.17 09:24

Танцуют будто тени по углам. То самое. Аргентинское. Мерещится, будто бордовые занавески сотканы из крови грешников. А по стене - то не надпись, которую не разглядишь, стелется, а большой чёрный паук ползёт по своей паутине, охотник на жирных любопытных мух. Ну, или стройных. Мух-то. И комарик на помощь не придёт, задержанный другим, блондинистым пауком. Только муха об этом не знает и жужжит себе весело, сама летя в расставленные на неё сети.
Сделан шаг вперёд, и вот танцы вошли в безумный ритм. Хоровод мурашек по спине, и на каждой из шести членистых лапок надет кирзовый сапог. Топ-топ. Топает малыш. По Машиной спине кирзовыми сапогами, холодцой отдавая. Тук-тук. Стучит в груди. Всё чаще, входя в ритм с безумным этим хороводом.
Жизнь течёт рекой, бежит вперёд скорым экспрессом. А здесь она замерла будто. Застыла в нефтяно-чёрных масляных красках. Залипла в болоте, из которого тянет сладкой гнильцой разлагающихся тел, затянутых туда страстными, давящимися от жадности, чавкающими от наслаждения губами трясины. Тишина окружает этот мир и давит на плечи сидящими на них призраками, и ты невольно сутулишься под их гнётом, и взгляд свой усталый опускаешь. И хочешь одного. Чтобы этот мир нарушили звуки танго.
Проснуться.

Бросила обратно подхваченную бумажку, на фото красавца полюбовавшись. Имя, фамилию, отчество не разобрала - зачёркнуто всё, едва не до дыр закрыто от посторонних взоров. Кто-то же постарался. Может, нашли уже? А бумажка старая. Вот и зачеркнули, чтобы зря не искали. Лицо запомнила. И глаза эти печальные. Он точно когда-то был здесь и что-то знал. Маша это интуитивно чувствовала.
Пропал без вести и не вернулся. Бедолага. Все мы однажды пропадаем без вести и не возвращаемся. Только тело бренное на земле остаётся, покуда его не съедят могильные черви или не обратится оно в прах в пламени крематория.
Надпись! Её ведь не было! Кузнецова вскочила на ноги, от резкого движения чуть покачнувшись на своих каблуках, уже порядком утомивших ноги. Снять бы их скорей. Но не о том сейчас думала актриса. Она уставилась на надпись на стене, которой совершенно точно не было там несколько мгновений назад. «БУДЕТ ОСУЖДЕНА»... Маша зажмурилась и помотала головой, прогоняя наваждение. Подалась назад к двери купе, а услышав, как она закрывается, практически в один прыжок преодолела расстояние до двери, чтобы её открыть и покинуть чужое это, враждебно настроенное купе. В котором ей было страшно до жути. Так страшно, что ноги деревенели и коленки подгибались.
Даже о проводниках забыла и не стала прислушиваться, нет ли кого в коридоре. Испугалась девушка.
+2 | Багровый Экспресс, 04.07.17 03:03
  • Тяжёленький настрой у поста, но такой момент в игре. Мне нравится, хотя каждый раз такой мрачнухи не планируется.
    А вот это особенно понравилось:
    Хоровод мурашек по спине, и на каждой из шести членистых лапок надет кирзовый сапог. Топ-топ. Топает малыш. По Машиной спине кирзовыми сапогами, холодцой отдавая.
    +1 от Лисса, 04.07.17 08:50
  • за танго :)
    +1 от rar90, 04.07.17 14:00

Враг всё так же не двигался, позволяя стащить со швоей шеи оберег и надеть его на себя. Ему он уже очевидно был без надобности.
- Сам увидишь, как он выглядит, - пожала плечами Зена. - Кстати, он Барлад, а не Барлард. Да, непривычное имя, я знаю. Меня вот тоже как только не называли: Ксина, Гзина, Зина. Самое популярное и более правильное - Ксена. Так меня в Украине звали. Там мой сериал шёл под названием «Ксена - принцесса-воин». А в твоей стране меня в шутку Зинкой и Зиночкой звали, - усмехнулась она, явно говоря всё это для того, чтобы парню было на что отвлечься и стало легче.
Наконец, оберег был надет на шею Белла, и пора было отправляться в путь, ведь и так было потеряно слишком много времени...

Рана на боку слегка саднила, но это были так, пустяки, жалкая царапина. Ничего опасного, и крови выступило самый чуток, она тут же перестала течь. Остальные ранения достались копии оборотня, призванной заклятием из свитка. Да, ей было больно, но она ведь была не настоящей, так что об этом можно было забыть.
Петя продолжил путь по тропинке и вскоре добрался до первой развилки на долгом прямом пути, длившемся аж со вчерашнего вечера. Зена шла рядом с ним, в этот раз решив его не оставлять - наверное, чтобы ему легче было после первой серьёзной битвы. Сейчас надо было решить: идти прямо, как советовал оборотень, или свернуть налево.
+1 | Герои не умирают, 03.07.17 09:32
  • Вкусные пояснения о переводе!
    +1 от Лисса, 03.07.17 15:54

- Рад это слышать, - дёрнул своими рыжими усиками в тёплой улыбке Игорь Кириллович, когда Майя заявила, что ей нравится один раздолбай-ло из инженерного отсека. Пусть и исключительно как личность, интересный человек и занимательный индивидуум. - На мой взгляд, моральное право отчитать Ивана за проникновение в вашу каюту у вас есть. Но как распорядиться этим правом, решать вам и только вам, Майя Юрьевна. Я лишь просил вас быть с ним не слишком строгой. Вижу, мои опасения были совершенно напрасны. Поговорите с ним - Ваня значительно больше открывается в личной беседе... Как вы его кота забавно назвали, - усмехнулся биолог.
Он ненадолго задержался, чтобы послушать Майкин рассказ про её зелёное царство в живом уголке со своими растениями и животными. Доктор Григорьев был человеком любознательным и впитывал любую информацию как губка, он был внимательным собеседником и, сколько уже Майя с ним общалась на звездолёте, ни разу у неё не было чувства, будто он слушает её только из вежливости, а сам мечтает поскорее отделаться от собеседницы. Отнюдь нет. Казалось, с Григорьевым можно вечно болтать, находя всё новые и новые темы для разговора.
- Ботанический отсек - это серьёзно, - снова улыбнулся он. - Вижу, у вас сохранились об этом радужные воспоминания. Ностальгируете?.. Ну ладно, не буду задерживаться. Спасибо за пожелания, Майя Юрьевна. И простите, если я с этой просьбой лезу не в своё дело...
Это были его последние слова перед тем, как Игорь Кириллович покинул медотсек.

- Прости, наверное, это не моё дело... - почти теми же словами извинился Фёдор Михайлович, выслушав пояснения Светловой. В частности, её ответ по поводу «что случилось».
Чижик был немного в шоке. Он успел пронаблюдать, какие пируэты выписывала Майя в коридоре, и догадывался, что видел лишь малую часть того, что она выделывала в переходах и на лестницах корабля. Подумалось было на первых порах, не просмотреть ли видео с камер наблюдения, чтобы увидеть воочию, что там было. Но затем капитан осадил себя. Ничего криминального девушка не делала, никому не мешала. Он не имеет никакого - ни морального, ни капитанского - права осуждать её за то, где и как она проводит своё свободное от работы время. Ну подумаешь, после её пируэтов могли царапины от роликов повсюду на корабле остаться - дроиды их заделают, всего-то и делов. А ещё он переживал за неё, чтобы она сама нигде не навернулась и не пострадала, но это уже дело такое... доверять надо, она ведь спортсменка. Осуждающее выражение на лице капитана постепенно смягчалось, и возвращалось прежнее спокойствие. Хотя было неспокойно на сердце. Тревожно за Майю отчего-то. Не чужой человек всё-таки, и её боль откликается болью в душе. Знать бы, в силах ли он помочь. Чем и как. Просто рядом быть? Возможно, этого и достаточно, а с другой стороны - может, не в своё дело лезет? Навязывается ей в близкие люди. Опекает. Поддерживает. Надо ли это Майе?..
Вот и сейчас Фёдор Михайлович почувствовал, что напрасно пошёл её разыскивать. Только хуже сделал, помешав ей наслаждаться своим чувством свободы. Она ведь нарочно выбрала обеденное время, чтобы её никто не потревожил и она никого не потревожила. Птичка, вылетевшая из клетки на долгожданную свободу. И тут явился Чижик-птицелов, чтобы снова обрезать ей крылья.
- Я уже пообедал, - уклончиво ответил мужчина. - Решил принести обед тебе в кабинет, раз ты не захотела за столом... - он не договорил, но видно было, что немного волнуется.
Её сообщение. Оно его взбудоражило. Заставило прервать обед и отправиться на её поиски. Не по себе немного стало от мысли, что Майе сейчас плохо. Только вот она хотела побыть одна, а он... нарушил её одиночество.
- Прости, наверное, я не вовремя... ведь ты хотела побыть одна, - прямо сказал он, подходя к ней ближе. - Что ж, давай послушаем... - немного без энтузиазма согласился Чижик.
Правда, слушал музыку он с удовольствием. Уж больно песня была хороша и словами, изящно вплетёнными в красивую и грустноватую мелодию, и смыслом, который она несла для землян, оказавшихся в чужих краях и не знающих пути домой.
Пока слушал, невольно глаза опустил на девушку, снимавшую ботинки свои с роликовыми коньками. А всё-таки выросла Светлова. Вон какой стала... женственной. Изящной и гибкой. Уже не осталось почти той детской милой неуклюжести, которую он помнил.

Это был переломный момент. Та самая ситуация, которая однажды может произойти с каждым и перевернуть всю его дальнейшую жизнь. Для кого-то это подобно ушату ледяной воды, неожиданно вылившемуся на голову. Для других - счастливый билет, выпавший в лотерее жизни, и шанс на лучшее будущее. Третьи воспримут его философски - значит, судилось.
Поспешно отведённый в сторону взгляд стал следствием не зрелища приоткрытых женственных ключиц доктора Светловой, и не видом стройных ног и хорошо сложенного спортивного тела, изогнувшегося на несколько волнительных секунд в этой немного пикантной позе. Чижик вдруг понял, что видит перед собой молодую и горячую женщину, а не повзрослевшую девочку или юную девушку, почти ещё пигалицу, каковой она воспринималась по первости. Он ведь к ней относился по-отечески, смотрел как на дочь, которую давно не видел, а она - надо же! - выросла за эти пять лет. Старался опекать её всё больше как отец, а не как мужчина опекал бы женщину.
И вдруг, в этот поворотный момент, он понял, что видит перед собой женщину и больше не может относиться к Майе как раньше. Опекая, как отец родное дитя. Да она и не нуждалась в такой опеке. Выросшая по факту почти без участия родителей, Светлова была достаточно самостоятельной, чтобы презреть подобное к себе отношение, посчитав его чем-то сродни снисхождению. Она всем своим видом демонстрировала самостоятельность и уверенность в своих силах. А он... зачем-то принялся её опекать.
Это была ошибка. Досадная ошибка. Даже несмотря на то, что мотивы его были искренними, в глазах Светловой это могло выглядеть иначе. Она могла подумать, что он о ней заботится как... как мужчина? Вроде бы и звучит нелепо, но это только потому, что он привык о ней думать как о Майе Светловой, ученице его курса звездоплавания, одной из тех, о ком он должен был заботиться как преподаватель и педагог. Когда стали ближе, это трансформировалось в заботу о ней как о дочери. Но это всё было неправильно. Майя уже не ребёнок. Ей не нужен отец, она всего, чего хотела, добилась в жизни сама. Даже этот полёт... она его заслужила.

- А... что? - снова зазвучавший голос девушки отвлёк Фёдора Михайловича от непростых размышлений и вернул на землю... то есть, на пол звездолёта, зависшего на орбите анархической планеты. Задумчивая хмурость мгновенно слетела, сменившись лёгким замешательством, растерянностью и смущением от собственных мыслей. Он себя мысленно укорял за такое. Это недопустимо. Совершенно невозможно. Думать о Светловой ТАК. - Прости, ты что-то сказала? Гроза? А, да... - Чижик потёр шею, соображая, что же она имела в виду. - Гроза... хорошая песня, да. Небо, солнце, гроза. «Люблю грозу в начале мая, когда весенний, первый гром, как бы резвяся и играя, грохочет в небе голубом». Очень красиво.
Капитан взглянул на Майю с опаской, когда она завозмущалась и отгородилась личным пространством, начертав его рукой на стене из металлопластика.
- Всё нормально... Никаких претензий, Светлова, - заверил он её, придав своему голосу твёрдости и решительности. - Ты вправе делать в своё свободное время то, что ты захочешь, если это никому не навредит. Всё в порядке. Комар носа не подточит.
Ох уж эти комары.
Он взглянул на её полосатые носки. Улыбнулся вдруг смущённо.
- А помнишь, ты когда-то своими носками хвасталась?

Чижик подошёл к ней и встал рядышком, почти плечо к плечу, также спиной к стене прижавшись и глядя куда-то в пол, боясь повернуться к ней лицом. Которое почему-то было краснее обычного. Должно быть, всё же Фёдор Михайлович ещё ярился немного за эту её выходку, хоть и убеждённо отрицал, что имеет к ней какие-то претензии.
- Данко, купол тишины на десять минут, - глухо произнёс он.
- Есть, капитан, - отозвался искин откуда-то из-под потолка.
Мужчина вздохнул.
- Теперь нас никто не видит и не слышит, Светлова... Майя, если позволишь по имени, - заговорил он после недолгого молчания. - Даже искин... Ты спрашиваешь, как у меня дела? - он повернулся к ней и серьёзно поглядел на девушку, пронзившую его сейчас своим участливым добрым взглядом. Женским и ласковым. - Я волнуюсь за тебя. Мне показалось, ты из-за чего-то обиделась. Что случилось в шлюзе? Эти случайные объятия... Что не так, Майя? Почему ты убежала? Я тебе... противен? - допустил он нелепое предположение и невольно чуть кривовато усмехнулся, сам понимая его нелепость.
Взгляд Фёдора Михайловича был ласков. А ещё он был каким-то другим. Не таким, как прежде за всё это время на звездолёте. Словно бы сейчас на неё смотрел не капитан, не более зрелый и опытный человек, намного старше её, а ровесник, с которым запросто можно на ты. Тепло было от этого взгляда, почему-то смущённого.
  • Ох, как же здорово Чижик рассмущался! Спасибо. Добрый тёплый пост. Такого наверное очень и не хватает, среди грустноты.
    +1 от Лисса, 01.07.17 16:51

Нет, выбрасывать орешек Лиза не хотела - это была бы напрасная трата волшебства, ведь так? Если он ей самой не понадобится, тогда стоит его вернуть Пифии, но уж точно не выбрасывать. Не пригодится ей - пригодится кому-нибудь ещё. Лиза была хозяйственной девочкой, бережливой, она бы и кроху хлеба не стала выкидывать, если его ещё можно было съесть. Её тарелка всегда оставалась пустой - впрочем, большие порции она никогда и не ела. Если перепадало вдруг что-то из скоропортящейся еды, что она сама не смогла бы съесть, то отдавала другому. Брату ли или сестре, или нищему попрошайке на улице - последние особенно нуждались в помощи. Многие нынче в войну остались без крыши над головой. Это Лизоньке повезло - у неё был дядя, а иначе попала бы в сиротский приют или, того хуже, оказалась бы выброшена на улицу без копейки к существованию. Поэтому она никогда не отказывала обездоленным в копеечке или кусочке хлеба, если только могла с ними поделиться.
Она смотрела на смеющуюся провидицу большими недоумёнными глазами, не смея ничего сказать, но и не чувствуя в себе ни сил, ни желания смеяться вместе с ней. После такого ответа - этого всесокрушающего НЕТ - ей было не до улыбок и веселья. Поэтому же она не понимала, отчего смеётся Пифия. Что заставило её так надрывать живот свой птичий, сотрясавшийся от хохота. Ей было очень весело, а Лиза не понимала причины. Или это потому, что птицедева так не любит Арея и представила себе, каким шёлковым он станет, если скушает орешек? От этого оскала жутенького всё так же было не по себе. Пифия даже поранилась своими острыми зубами, просто смеясь. Девочка поёжилась, немного отступая от провидицы. Вспомнила, что зима вокруг и настоящий снег, и разом холодно стало. Запахнулась в одеялко своё плотнее, слегка подрагивая.

- Даша? Вы про Дашу? - удивилась она, когда Пифия вдруг забыла про орешек и показала рукокрылой своей конечностью на куклу в руках у Лизы. - Она... станет живой? Норр - это волшебная страна, да?
Лиза растерянно посмотрела на кукольное личико своей подруги, смотревшей одним своим единственным глазом на орех, зажатый в кулачке хозяйки. Ей показалось, или кукла в самом деле повернула голову, чтобы лучше видеть орешек? Девочка тряхнула головой, прогоняя наваждение. Но... потом подумалось, а почему бы и нет? Она ведь уже попала в сказку эту с мрачным коридором, устрашающей провидицей и жутким монстром за дверью. Она уже прикоснулась к волшебству, и разве стоит после этого удивляться ожившей кукле? И всё-таки...
- Даша моя подруга, - уверенно сказала Лиззи. - Она не может быть плохой. Она такая же, как я. Разная! - с лёгкостью подобрала подходящее слово девочка.
Ведь она не считала себя такой уж хорошей и доброй, были и у неё иной раз плохие, неправильные мысли. Злые мысли про войну, про терпящих её родственников... Лиза не была идеальной и понимала это. Но и злой она тоже не была. Так что... Пифия права, есть у них с Дашей и светлые стороны, и тёмные.
- И я не смогу её оставить одну, - грустно покачала головой девочка. - Вдруг Андрюшка с ней что-нибудь сделает? Даша даже в гимназию со мной ходит.

И снова заговорили про Арея. Странное у него имя. Как у древнегреческого бога войны, но ведь это же не он, верно? Не может такого быть. И вообще, думать о возможности существования языческих богов грешно. Но это так интересно!
Лиза внимательно смотрела на птице-женщину, слушая, что та ей говорит про волшебный орех. Странными казались её слова не верить ей. А кому тогда верить? Хотя... своему сердцу доверься, Лиззи. Так бы, наверное, сказал дядя, будь он здесь. И папа с мамой могли бы сказать точно так же. Она их хорошо помнила. Десять лет... возраст, в котором такие вещи не забываются...
Погрузившись было в печальные воспоминания, она аж вздрогнула, услышав такое правдоподобное совиное уханье, и изумлённо уставилась на Пифию, предложившую ей тоже покричать-поухать, словно неспящая по ночам сова, бесстрашная сова, эта ночная странница. Лиза не удержалась и хихикнула, представив себе, как она будет ухать и как это бы смотрелось со стороны. Но их ведь никто больше не видит, правда?
- Ух-ху... - негромко произнесла девочка, затем подумала и сказала уже громче. - Ухху. Ухху!
Этого определённо было мало. Пифия кричала в ночь довольно громко и предлагала то же самое сделать Лизе. Выкричать из себя свой страх. Вспомнив про дядю, про войну, про сожжённый дом, про маму и папу, которых она больше никогда не увидит, Лиза выпрямила плечи, поднимая голову вверх, и закричала это самое УХ-ХУУУУ громко и протяжно, не как сова, но как паровоз. А что, очень похоже получилось на звук, издаваемый поездами, когда машинист что-то там нажимает у себя в кабине и экспресс издаёт этот протяжный свой, разносящийся далеко вокруг гудок, оповещая об отправлении поезда в неведомые дали. УХ-ХУУУУ! Снова и снова, и каждый раз ярче и эмоциональнее. Прогоняя страх, зажмурившись и роняя капельки хрустальных слёз на снег...

То, что затем рассказала провидица, окончательно поставило крест на таком использовании орешка. Лиза и до этого не хотела кого-то насильно делать своим другом, но узнав, что этот самый ненастоящий друг потом ещё и врагом лютым сделается, когда пройдёт действие волшебства, она так сжала орех, словно бы и вправду хотела его выбросить. А может, так оно и было. Странно, что Пифия ничего не стала говорить о том, как подействует орешек на саму Лизу. Видно, правильно она догадалась - птицедева мечтала о том, чтобы Лиззи стала её другом, о чём сама же и сказала. Но через волшебство? Да ещё сделавшись потом её врагом, когда минует эффект орешка...
Отступила ещё дальше от неё девочка, теперь уже сохраняя между ними некоторую дистанцию. Уж больно пугали зубки Пифии да её загадочность. Как бы не ошиблась Лиза в выборе друга. Может, стоило довериться Арею? Она прямо засомневалась.
Правда, от появления того самого Арея посреди снежного дворика дёрнулась, испуганно подалась назад, Дашу к груди прижимая и приподняв слегка кулачок с зажатым орешком, словно бы хотела его бросить в клыкастую волчью пасть. Зверь этот выглядел страшным. Огромным косматым монстром, дурно пахнущим и устрашающе пугающим. Как серый волк из одной сказки, только красной шапочки у Лизы не было. Не было ни мамы, ни бабушки, ни пирожков в корзинке... Зато были Даша и волшебный орех. И ещё была провидица - другой сказочный монстр, за спину которого сейчас спряталась от оборотня одна смелая, но не безрассудная девочка, любопытственно выглянув из-за пушистого крыла, когда волк заговорил. Отходить от неё и слушаться Арея Лиза даже и не думала.
Некоторое время Лиззи слушала их перепалку, если можно было так назвать попытки Пифии заговорить и грубые крики Арея, своим громогласным рыком перекрывавшие тонкий голос птицедевы. Вскоре она убедилась, что волк не собирается нападать. Более того, она и ему для чего-то нужна. Видимо, хочет, чтобы в Норр взяли его, а не Пифию. И хоть Лиза не понимала, почему нельзя пойти всем вместе, но задумалась над их словами. Выбор ведь был очевиден, не так ли? Всё, что ни говорил Арей, сводилось к грубости и насилию, в то время как речи Пифии, несмотря на её жутковатый облик, подкупали своей простотой и добротой. Но! Нет ли здесь подвоха? Ведь если взглянуть на этих двоих с другой стороны, то Арей был честен и не скрывал своих намерений. А Пифия как-то подозрительно легко уходила от ответов на некоторые важные вопросы, словно бы не желала на них отвечать. И ещё она назвала Арея Лжецом. Он и правда мог обманывать, и тогда он вовсе не такой злой, каким хочет казаться. А если лгала Пифия? Тогда волк, выходит, говорил правду, но обманщицей была провидица. Стоп, она же обязана всегда говорить Правду! Или это тоже ложь?
Ох-хо-хо, и кому верить?

Сердце девочки не чувствовало враждебных намерений со стороны оборотня, и тогда она решилась выйти из своего пернатого укрытия и сделать пару робких шагов ему навстречу. Выбирать она не торопилась бы, в любом случае. Ведь пока не ясно было, кому из них можно довериться. Вроде бы Лиза уже поверила провидице, но и Арей своей неожиданной прямотой внушал доверие... гм, определённого рода, очень узкое и ограниченное, но всё-таки доверие.
Пока они ругались, Лизонька шаг за шагом приближалась к волку и остановилась прямо перед ним, чуть морща свой носик от исходящего от чудовища неприятного запаха. Когда он мылся-то в последний раз? Фу!
- Слабаки, ничтожества и ур-роды! - уже тише ругнулся Арей, увидев перед собой Лизу. Он был так занят жарким спором с Пифией, что, наверное, и не сразу понял, как близко подошла девочка. Настолько близко, что...
- Хлоп! - сказала её ладошка (орешек она переложила в другую руку, державшую куклу), шлёпнув волка по щеке, если можно так назвать одну половину его морды. Довольно сильно хлопнула, не сдерживаясь, потому что понимала: слабенький удар чудовище даже не заметит, а от сильного ему больно не станет, но он обратит на него внимание. Вот так легко и просто. Даже ужасных клыков не испугалась. Правда, руку торопливо отдёрнула в следующий же миг.
- И не стыдно так ругаться в обществе двух дам? - строго спросила она у Арея. Наверное, он должен был опешить от пощёчины. - Моей дружбы хочешь, а обзываешься, - укоризненно продолжила девочка, не сводя испуганных от своего поступка глаз с оборотня. - Я не понимаю, почему должна выбирать. Разве друг может быть только один?
На всякий случай Лиза отступила подальше от опасных когтей и клыков. У неё было отчаянное желание обнять и приласкать волка. Может, он одинок, так же как она, и поэтому так зол? Но было страшно его когтей. А ещё эта вонь, фууу...
- Я выслушаю каждого из вас. Расскажи мне про Норр, Арей, пожалуйста, - девочка ему мягко улыбнулась. - Но сначала пусть Пифия расскажет про Звезду, мне это очень интересно и... лучше всю эту историю узнавать по порядку. Помолчи, пожалуйста, и не перебивай её. Жди своей очереди, - последнее снова прозвучало строго.
+1 | Маяк для Лизы, 24.06.17 07:42
  • Мне очень нравится Лиза ^^
    +1 от Tira, 29.06.17 13:38

К счастью, оборотень и не думал оживать. Лежал неподвижным бездыханным телом в луже собственной крови. На лице застыла озлобленная гримаса, безумные жёлтые глаза невидяще смотрели в утреннее небо. На шее висел магический оберег. Конечно, оборотня он не уберёг, но Белл почему-то хотел его взять. Самому Беллу зрелище мёртвого врага видеть было не впервые, поэтому-то он и относился к этому спокойно. Петю слегка подташнивало, но не настолько, чтобы вырвать - это явно были его собственные рефлексы, а не Белловы.
Зена тихонько стояла в сторонке, не мешая Окунькову «общаться» с поверженным врагом. Он ведь ей не говорил, чтобы уходила, вот и оставалась рядом с ним проводница героических душ молчаливой поддержкой.
+1 | Герои не умирают, 29.06.17 12:24
  • Жуткий оборотень.
    Тебе удалось создать прямо психа. Это круто.
    +1 от Лисса, 29.06.17 12:36

Пальцы Ярр всё-таки попёк, как и язык немного, торопясь вкусить горячущего мяса зайца. Палочка - она ведь не для того нужна была, чтобы ручки в жире не испачкать, а потому что дичина ещё горячей была и в руках её долго держать было невозможно, чтобы не обжечься. Впрочем, до того ли было нашему изголодавшемуся магую? Нет, он хотел жрать! Пардон, кушать. Аристократически употреблять пищу. Трапезничать, значит. А зайчатинка ох была хороша! Лиана умела готовить жареное мясо - не просто так шкурку с ушастого содрала и на вертел надела, абы пожрать, а приправами удобрила это дело, чтобы вкусно, значится, было. Короче, Ласкины обильные слюнки были лучшим подтверждением её кулинарным талантам, а отрыжка, как то водится, лучшей похвалой.
- Вижу, что по нраву пришлась моя стряпня, - усмехнулась странница, поглядев на довольного парня, чьи губы всё ещё были измазаны в жире и слегка пекли от горячего, а глаза под длинными ресницами счастливо блестели. Похоже, это её немного порадовало. Но вот затем она разочаровала Яррике. Сначала потянулась к поясу за флягой, но, услышав про вино, убрала руку. - Только вода, - коротко и лаконично сообщила девушка.
На чудесные Ярриковы застольные манеры Лиана обращала мало внимания, продолжая неторопливо вкушать свою порцию, откусывать зайчатину маленькими кусочками и неспешно пережёвывать. Видно было, что не особенно голодна - орехами три дня она уж точно не питалась. Да и вон, сегодня, говорит, в «Зелёном человеке» была и Григге проставлялся, а значит, кормлена Лианка хорошо.
- Обойдёшься, - фыркнула она на предложение побыть его брадобреем, и презрительно отвернулась.

Пузырёк с жижей, которая горько-приторно пахла какими-то травами да печёными овощами, создавая тот самый, похожий на дёготь, запах, она забрала обратно, когда Ласка намазался. Дарить его насовсем Ли не собиралась. Комары вроде бы перестали досаждать Ярру - хотя и летали вокруг, но садиться стеснялись.
Проникновенную речь мага девушка выслушала не без интереса. Правда, поглядывала на него с большой долей скепсиса, слегка подняв свою бровь и продолжая кушать, никуда не торопясь. Фыркнула тихонько в конце рассказа. Хотела что-то ответить в своём духе насмешливо, но Яррике ей не дал, решив продемонстрировать своё магуйство во всей его красе и зрелищности.
И вот... всё прошло, как Ярр и задумывал! Одна за другой от его рук отлетали струйки воды, на глазах обращаясь ледяными стрелами и поражая близлежащие кусты и деревья, окружавшие полянку. У одного из деревьев даже кора треснула. Затем в небо взмыл целый небольшой фонтан холодной воды, капельки её застывали, превращаясь в кристаллы снежинок, и осыпались вниз снежком - может, не таким пушистым, как хотелось бы волшебнику, но выглядело эффектно. А главное, Лианка-то впечатлилась. Вон как смотрела на эти чудеса с живым интересом.
Всё случилось, как Ярр и рассчитывал. Почти. Только когда он сказал свою коронную завершающую фразу, вздёрнул свою великолепную бровь и подался к поражённой девушке, чтобы прильнуть к её губам, она неожиданно поднялась и шагнула к камню с оставшейся зайчатиной, а губы и руки Ласки встретили пустоту.
- Магия Воды, значит, - хмыкнула она, склонившись над мясом. - Что ж, неплохо, - в тоне её так и звучало «но я видала и лучше». - Ещё мяса будешь? Если нет, я заверну, нам на завтрак останется.
  • - Обойдёшься, - фыркнула она на предложение побыть его брадобреем, и презрительно отвернулась.
    Да она Яррика кадрит! :D
    +1 от Лисса, 28.06.17 12:18

Тревожно стало на душе, стоило приоткрыть дверь подозрительного купе шире и заглянуть внутрь, всмотреться в это пустое и чужое, чуждое, враждебное даже помещение, лишённое пассажиров - наверное, их специально сюда не подселяли из-за запаха. Маша принюхалась. Да, пахло явно отсюда. Разливался сладко-горьким ядовитым нектаром приторным сей чудный аромат по всему вагону, беря начало здесь. И никакие чёрные линии у порога его не сдерживали. Что это за живопись напольная вообще? Девушка недоумённо поглядела под ноги, затем вернулась взглядом внутрь купе.
По спине поползли холодные мурашки-бродяги, сплетаясь в хороводе, разбиваясь на пары и вытанцовывая танго, как в лучших заведениях Буэнос-Айреса. Настоящее пламенное аргентинское танго. Маша никогда не танцевала танго, но была не прочь попробовать - танцы, особенно такие чувственные, она любила. Правда, аргентинское танго отличается жаром и страстью, а вовсе не зябким холодом и жутью, которые нагоняли пустившиеся в пляс мурашки.
Чёрные кляксы на роскошных стенах. На шторах этих ох***но красивых. На полу и на потолке. Словно оспой, этими чернильными пятнами было покрыто всё купе. А моргнёшь - и вроде бы ничего нет. Кузнецова специально проморгалась, застыв ненадолго безмолвным истуканом на пороге, боясь войти, но и уходить не желая, не разобравшись в причинах дурного запаха. Найти бы его источник и сообщить проводникам. Может, животное дохлое? Судя по вони, размером побольше крысы. Кошка или собака...

Что-то под столиком. Бумажка какая-то. Не то, чтобы Маше было любопытно, что это за гадость, но, может, в неё завёрнуто это самое, что воняет? Надо бы разобраться. А может, ну его? Игорю сказать, а он сам пусть решает, что с этим купе делать. Блин, нет, так нельзя! От страха она пытается переложить ответственность на плечи первому попавшемуся мужчине. Это никуда не годится... Надо взять себя в руки и перебороть эту гадостную жуть на душе...
Моргнула от плеснувшего в окна оранжевого света. Надпись на стене померещилась, но это всего лишь игра света и разыгравшегося воображения. Инстинктивно рукой глаза прикрыла. В носу защипало, захотелось чихнуть, но недостаточно сильно для чиха. Кажется, мы останавливаемся? Наверное, другая станция, Маша не очень в этом разбиралась. Но поняла одно: сейчас в коридор, скорее всего, выйдет кто-то из проводников и застанет её у открытой двери чужого купе.
Кузнецова не думала больше. Она быстро перешагнула через порог, присела на корточки и оглядела сначала все углы на полу в поисках предположительного дохлого животного, затем таки обратила внимание под стол. Достать из сумочки платок, дотянуться до этой загадочной бумажки, с брезгливостью её поднять, не прикасаясь руками, и посмотреть, что оно такое, и бросить обратно. И дёру отсюда - в туалет! Пока её тут не увидели.
+1 | Багровый Экспресс, 27.06.17 15:14
  • Она таки вошла ^^ *Здесь следует злой страшный смех"
    +1 от Лисса, 27.06.17 15:24

Специалистом Игорь Кириллович и в самом деле был отменным, настоящий профессионал в ксенобиологии. Однако, странным делом, работая с ним, у Майи не было ощущения собственной ненужности и бестолковости в качестве биолога. Доктор Григорьев, видимо, ещё и тонким психологом был, так как умел находить нужные слова, задавать правильные вопросы и рассказывать то, что ты не знаешь, так, что не было чувства, будто с тобой говорят свысока и пафосно. Это больше напоминало дружескую беседу, где двое коллег делились информацией и своим мнением по тому или иному рабочему вопросу, сообща обсуждали добытые на планете сведения и совместно решали, как следует с ними быть, к какому виду причислить то или другое существо. Подспорьем в работе им была картинка с камер на шлемофонах - записанное видео практически воспроизводило виденное своими глазами каждым из участников первой высадки во вновь открытой Галактике. Майя даже могла полностью просмотреть видеозапись со своего шлемофона, освежив воспоминания. Хорошо, что звук сохранялся отдельно от видео по разным каналам - разговоры девушки по личной связи, хоть и записались, но не прилагались к основному каналу звука, где фигурировала только общая связь.
- Рад слышать, что вам здесь нравится, - улыбнулся доктор Григорьев. Выслушал историю орхидеи и согласно кивнул. - Подтверждаю, это растение довольно редкой разновидности. Ваш отец знает в этом толк, - сказал он так, будто не понимал, что папа Светлов выбирал дочке ироанскую орхидею очень вряд ли лично, за него скорее всего всё сделали другие люди, выполнив капитанское поручение и обратившись к флористам на Ироане. Ну, на самом деле так бы поступил любой, кто не особенно разбирается в цветах, но хочет сделать особенный цветочный подарок. - Но вынужден вас разочаровать, Майя Юрьевна. Теннисные мячики и тапочки ироанские орхидеи не приносят, - с казавшимся искренним сожалением в голосе шутканул Игорь Кириллович. - Те растения, которые приносят... мм, боюсь, они не для домашнего содержания. А собаки у вас, значит, не было? - поинтересовался он.
Услышав про отказ от еды, коллега слегка приподнял бровь. Кажется, хотел что-то сказать. Может, заверить Майю Юрьевну, что ему не составит никакого труда принести ей обед сюда в биолабораторию либо прямо в медкабинет, однако не стал настаивать, чувствуя, что девушка всё ещё не в настроении.
- Тогда сразу после обеда, если не возражаете, я зайду прямо к вам с угощением к чаю. Думаю, Спартак Валерьевич что-нибудь вкусное припас нам к чаепитию, - предложил мужчина. - Затем можно будет ещё немного поработать. Хотя, вам лучше отдохнуть, Майя Юрьевна, вы наверняка устали после этой нелёгкой прогулки. А мы уже обсудили все текущие вопросы и дальнейшую работу можно оставить на меня. Составлю каталог и дам вам ознакомиться, если пожелаете.
Григорьев поднялся с кресла и направился к двери следом за Майей, возвращавшейся в свой любимый кабинет.
- А за что, простите, разнос? - не удержался док от любопытства. - За его вторжение в вашу каюту? Я слышал, он извинялся. Заслуженно, конечно... - Игорь Кириллович немного помолчал и неожиданно серьёзно добавил. - Но у меня к вам личная просьба, Майя Юрьевна. Между нами. Не будьте с ним слишком строги, пожалуйста. Ваня простой и хороший парень с непростой судьбой. Он слегка чудаковат и иногда не знает меры. Поставить его на место не лишне, я считаю. Но всё, что он делает, он делает не со зла или каких-то гнусных намерений, уж простите меня за откровенность. Просто такой он человек... Вы с ним поговорите. Думаю, тогда вы поймёте его лучше.

- Хорошо, Майя Юрьевна. Не беспокойтесь, это останется между нами, - невозмутимо проговорил Данко, но девушке послышалась в этих словах неожиданная улыбка. Неужели искин с ней шутил? Своим лишённым эмоций голосом тайно так шуточки отпускал, чтобы было вроде бы непонятно, что он шутит. Хотя... нет, не могло этого быть. Искины так не умеют. Если уж отключён эмо-блок, то значит - отключён. И всё же, ответ Данко показался исключительно тёплым. Намного теплее эмоциональной реакции Фёдора Михайловича на неожиданные объятия в шлюзе. Данко хотя бы не отстранился...
Через пару минут после её ответного сообщения Стругачёв снова написал: «Держись! Патом встретимся, что-то расскажу. Меня Чижик удивил.». Снова с ошибкой в слове «потом». Должно быть, перед отправкой он проверял сообщения на правописание, но на его несчастье слово «патом» также имелось в русском языке - творительный падеж от шахматного термина «пат».
От Ваньки же пришёл быстрый, короткий и лаконичный ответ: «Буду».
Самое печальное, что Фёдор Михайлович... так и не ответил.

* * *

Светлов смотрел на холодно-невозмутимую морду ящера на экране и в бессильной ярости скрипел зубами. Однако, медлить дальше было нельзя.
- Я вице-адмирал Светлов, капитан звездолёта «Товарищ» Военно-Космических Сил Содружества Народов Земли, - глухо, с плохо сдерживаемой яростью, так и булькавшей в горле, проговорил Юрий Аркадьевич. - Мы попали в эти края через чёрную дыру и разыскиваем потерявшийся звездолёт «Данко». Возможно, вы о нём что-нибудь знаете? - без особой надежды спросил мужчина.
- В этом секторе Галактики нет чёрных дыр, - слегка подавшись к камере, проскрипел Командор. Жёлтые глаза с вертикальными зрачками - самая подвижная часть его лица - ожили и сверкнули, судя по взгляду, он был полон подозрений.
- Она была со стороны входа и перенесла нас в вашу Галактику, - хмуро сообщил Светлов.
- Я беру вас в плен, - безапелляционно заявил ящер, определённо проигнорировавший вопрос про «Данко», - и препровожу на имперскую космическую базу, начальство решит вашу дальнейшую судьбу. Отключите щиты и приготовьте нуль-транспортёр к приёму моего старшего офицера, который будет сопровождать вас в полёте на базу, - вдруг потребовал Командор.
- Нуль-транспортёр? - поднял свою красивую бровь Юрий Аркадьевич. - Что вы имеете в виду?
Глаза ящера потемнели.
- Отсталая цивилизация, - процедил он раздражённо. - У вашего корабля есть искусственный интеллект?
- Есть, - медленно кивнул Светлов, со щелчком сомкнув свои белые, здоровые даже в таком возрасте без всякой медицины, зубы.
- Я перешлю инструкции, следуйте им, - сказал М'к Тел.
У сидящего в капитанском кресле мужчины было жаркое желание выключить к чертям экран и приказать активировать бортовые бластеры, но он сдержался. Чутьё подсказывало Светлову, что это верный путь к гибели. А значит, придётся выполнить все требования чешуйчатомордого. Да и была надежда, что ганцигцы или как их там смогут помочь с поисками Майи, если им не перечить и показать отсутствие враждебных намерений.

За считанные минуты, следуя полученным инструкциям, искин подготовил открытую площадку в отведённой для нуль-транспортирования комнате. Юрий Аркадьевич спустился с капитанского мостика и, стоя на пороге комнаты, ждал прибытия ганцигского офицера. Спустя несколько минут перед ним материализовалась прямо из воздуха бурая, с ног до головы покрытая чешуёй рептилия, вся одежда которой состояла из нашивок с эмблемами с малопонятными людскому глазу символами и узорами и перекинутым через плечо ремешком с кобурой.
Желая должным образом поприветствовать пришельца, Светлов сделал шаг вперёд, но существо злобно зарычало и вскинуло к плечу оружие. Рука капитана потянулась к его собственной кобуре на поясе. Он был предусмотрительно защищён энергощитом, но кто знает, не пробьёт ли его местное оружие.
- Кэп, имперский Командор требует провести прибывшего офицера в компьютерный зал, - раздался в коммуникаторе голос старпома Вольского, дежурившего на мостике. - Думаю, так он называет инженерный отсек.
Человек и ящер некоторое время буравили друг друга злыми недоверчивыми взглядами, но наконец пришелец опустил оружие, а Юрий Аркадьевич убрал руку с кобуры. Поведение непрошеного гостя вызывало у него определённые подозрения, но, по крайней мере, сразу по прибытии не началось пальбы. Однако, что предпринять? Мысли на этот счёт были весьма противоречивые. Можно было подчиниться требованию Командора и провести офицера в «компьютерный зал». А ещё можно было постараться отвлечь его внимание и провести на нижнюю палубу, заблокировав двери в одном из помещений и взяв ящера в заложники. Нет, эта идея показалась Светлову плохой - он не знал, насколько эта раса дорожит своими офицерами, да и демонстрация возможностей нуль-транспортирования поражала. По сути, это было прямое телепортирование - то, что на Земле до сих пор остаётся фантастикой. Невольно вице-адмирал почувствовал себя дикарём из каменного века, столкнувшимся с танком. По этой же причине плохой показалась мысль наброситься на ящера и постараться отобрать оружие.
- Первый контакт, ять... - тихо ругнулся себе под нос Светлов, сопровождая офицера к инженерному отсеку.

Войдя в инженерный отсек, ганцигский офицер окинул взглядом компьютеры, поглядел на хмурого, как большая дождевая туча, Овчаренко, стоявшего перед ним, и прохрипел что-то.
- Приказываю вам оставить меня одного, вернуться на капитанский мостик и следовать за имперским звездолётом, - перевёл искин.
Земляне мрачно переглянулись, и Юрий Аркадьевич кивнул борт-инженеру. Тот вздохнул и направился к выходу, стараясь держаться подальше от ящера.
- Вин мэни нэ до вподобы (Не нравится он мне), - пробормотал Овчаренко, покидая свой отсек, будто захваченный оккупантами дом родной.
Торопливо вернувшись на мостик вместе с инженером, Светлов пронаблюдал картинку с камеры в инженерном отсеке и увидел, как ящер вставляет в приёмный порт бортового компьютера что-то маленькое. Капитан напрягся, отчего-то подумав, что это бомба, но украинец его немного утешил:
- Модем суе, сука, - подсказал он. - Зараз считает находящуюся в памяти компа информацию та передасть её на свий корабль.
Все понимали, что это значило. Отныне и впредь в стычках с ганцигскими боевыми кораблями они будут занимать невыгодное положение, поскольку ящерам станут известны все сильные и слабые стороны защиты и вооружения звездолёта «Товарищ». Возможно, с их продвинутыми технологиями они смогут заслать на корабль компьютерный вирус и удалённо управлять им. Или уже сейчас его запустили...
- Не нравится мне это, - покачал головой Юрий Аркадьевич и задумался. Если ничего не предпринимать до тех пор, пока они не достигнут ганцигской базы, это может затем аукнуться на их общей боеспособности. И капитан принял, возможно, не лучшее решение. - В общем, так. Попробуем захватить назойливого пришельца. Все за мной.
Не слушая возражений Вольского, который пытался аргументировать Светлову, что это самоубийственная тактика, и напоминал, что ганцигцы могут им помочь с поисками «Данко», блондин решительно направился обратно в инженерный отсек. Делать было нечего - спорить со Светловым также было самоубийственной тактикой. Вольский и Овчаренко сопровождали его. А по пути они быстро обсудили, как будет происходить захват. Капитан планировал сам напасть на него. Он набросится на ганцигского офицера, а команда обезоружит и оглушит его бластером.

Реакция ганцигского офицера была молниеносна - не успел Юрий Аркадьевич схватить его, как он нажал кнопку у себя на поясе, и мгновенно активизировавшееся невидимое защитное поле отбросило нападавшего на несколько шагов назад. Сильно ударившись головой о перегородку, Светлов без чувств сполз на пол, а ящер нацелил на двух других членов экипажа своё оружие.
- Впредь не предпринимайте таких безумных попыток, - предупредил чужак своим противным скрипучим голосом и потребовал. - Проведите меня на капитанский мостик.
Скрепя сердце, Вольский и Овчаренко были вынуждены подчиниться. Первый отправился с ганцигцем на мостик, инженер же достал из шкафчика аптечку и принялся приводить в чувство капитана.
В сопровождении ощетинившегося лазерами звездолёта имперцев «Товарищ» взял курс на ганцигскую базу.

* * *

Великолепная лыжница и профессиональный роликовый пилот Майя Юрьевна Светлова отправилась покорять новые, доселе неизведанные просторы звездолёта. Легко и плавно скользили колёса по гладкой, блестящей металлопластиковой поверхности напольного покрытия. Коридоры были пусты, и никто не мешал ей прокатиться всласть с музыкой в ушах, с зелёными очками на глазах и с грустью на сердце, которую эта небольшая прогулка призвана была развеять. Шикарно, наверное, она смотрелась со стороны! Рыжеволосая валькирия, покоряющая космический корабль, изящно скользящая по полу, перебирающая ногами для ускорения и придачи направления движению, время от времени замирающая, словно подхваченная ветром птица в полёте, когда длинный прямой коридор позволял разогнаться и нестись по инерции, не отталкиваясь ногами. Грохотали ролики по лестницам, издавали лёгкий гул, неслышимый из-за наушников, когда девушка мчалась на них по коридорам. Скорость расслабляла, отвлекала от тоскливых мыслей. Кондиционированный свежий воздух обдувал лицо и развевал длинные распущенные волосы.
В спортзале от залетевшей внутрь Майи, испуганно пища на своём дроидском языке и мигая лампочками, шарахнулся очередной нумерованный Вертер, который проводил в помещении уборку после Кырымжановских тренировок. Видно было, что майор здесь недавно был. Точнее, не видно, а... запах. Здесь остался истинно мужицкий запах разгорячённого, вспотевшего от усилий мужского тела. Нет, не воняло, да и кондиционеры вместе с чистящими средствами успели по большей части выветрить этот джентльменский аромат, оставив лишь его слабое, сладковато-горькое послевкусие. Однако же, он чувствовался. Особенно, когда Майя пролетала на роликах мимо аккуратно сложенных в один ряд штанг, стопки блинов разного размера от этих самых штанг и стоящих рядом тренажёров для настоящих самцов. Впрочем, тренажёр был вполне унисекс - женщины тоже могут качать мышцы. Сам спортзал был просторным и разделённым на сектора с тренажёрами, полем для командных игр с мячом (на стенах даже щитки с баскетбольными корзинами висели), кругом для бойцовских поединков и зоной отдыха со скамейками. К нему примыкали душевая с раздевалкой. Всё в одном месте - и никуда бегать не надо, чтобы принять душ после тренировки.
Путешествие пчёлки Майи, её личная экскурсия без гида по кораблю, продолжилось осмотром нескольких пустых и полупустых помещений. Какое-то из них Чижик с Григорьевым наверняка предлагали для запасной лаборатории, но какое именно - можно было только гадать. Кроме пустых столов и стульев, да шкафчиков вдоль стен, в них ничего интересного не было. Зато чистота везде стояла отменная - слава дроидам! Ну или, может, слава Спартаку, если это он наводил здесь порядки.
Майкина прогулка длилась минут двадцать или полчаса, когда, прогромыхав по очередной лестнице и спустившись на этаж ниже, она сначала вспугнула Бегемота, метнувшегося прочь так быстро, что лишь хвост мелькнул в конце коридора, а когда девушка разогналась и собиралась притормозить перед очередным поворотом, из-за угла вдруг появился... Фёдор Михайлович собственной персоной. Он застыл на месте, неодобрительно глядя на летящую прямо на него рыжеволосую валькирию. Кажется, удивился, но потом спохватился и поднял руки, чтобы её поймать, если она не успеет притормозить до того, как в него врежется. Лицо капитана выражало неоднозначные эмоции, по которым трудно было судить о его реакции на вид бортового врача, в обеденное время катающегося по коридорам звездолёта на роликовых коньках.
- Светлова... - покачал он головой, когда Майя сумела вовремя притормозить, остановилась и убрала наушники, и вздохнул с каким-то облегчением. - Ну вот и ты. Я тут это... поговорил с Алексеем. В общем, он согласен на совместный просмотр видео. Хоть мне показалось, ему эта идея не по душе. Впрочем... я его понимаю... Но ладно... А ты, Светлова? - он внимательно посмотрел в глаза девушки, спрятанные под очками. - Рассказывай, что у тебя случилось.
  • Классно! Вопрос в конце и приключения Светлова, это супер. Я так и знала, что на любую силу, всегда найдётся ещё сильнее силы. Отдельно порадовал украинский язык Овчаренко - сокЪ!
    Вот это вообще - прелесть!
    - Модем суе, сука, - подсказал он. - Зараз считает находящуюся в памяти компа информацию та передасть её на свий корабль.

    Поздравляю нас с годом игры!
    +1 от Лисса, 26.06.17 14:56
  • За попытку капитана!
    +1 от rar90, 26.06.17 19:05

- Заблудиться и на подвиге можно, - пожала плечами девушка, никак не комментируя шуточки Ярра по поводу значения этого самого слова.
Сумка у неё с собой была. Но Яррике пришлось бы носить красотку на руках, если бы он действительно вздумал нести её вещи, потому что сумка эта была поясной. Парень её увидел, когда она убрала полу плаща и открыла её, достав на свет божий небольшой стеклянный пузырёк с чем-то внутри мутного болотного цвета.
- Держи, много не трать, - без лишних слов она протянула пузырёк магу. - Хватит лишь немного намазать открытые участки кожи, и комары десятой дорогой будут облетать. Я их тоже не очень-то жалую... а кто их любит, кроме тех самых друидов? - фыркнула Лиана, принимая Ярров меч, и покачала осуждающе головой. - Но ругаешь ты их зря. Твоё счастье, они вряд ли тебя слышат, а то ведь могут и пакость какую-нибудь похуже комаров да слепней наслать. Хоть тех же пауков росточком с богатырского коня, - она многозначительно покивала. - А в общем-то, комары - они тоже жить хотят. Есть одна легенда про Лакуну Охотницу, где рассказано, как они появились. Сказка, конечно... - странница пожала плечами. - Может, слышал? Если нет и хочешь послушать - расскажу за ужином.
Она снова поднялась и ловко отрезала от готового зайца пару больших ломтиков, нанизала их по очереди на приготовленные колышки и протянула один из них Ласке.
- Угощайся, - наконец Лиана соизволила ему улыбнуться не насмешливо, а немного тепло как-то даже. - Меч пока не убирай - ещё пригодится. И осторожно - горячее.

Сняв хорошо прожаренное мясо с костра и положив на расстеленную на бревне тряпицу, девица снова уселась рядом с Ярром, покручивая в руках веточку с нанизанным на неё куском зайчатины, позволяя ей остыть после костра. Она задумчиво и немного с интересом поглядывала на утомлённого и изголодавшегося парня.
- Если ты про Большого Грига, то его жена пошла на поправку. Думаю, лекари ей уже не нужны. Я сегодня была в «Зелёном человеке», - поделилась информацией Лиана. - Григ проставлялся всем за счёт заведения на радостях, вот я и узнала.
Хорошенько подув на горячее мясо, девушка вгрызлась в него зубами, откусывая совсем немного для первого раза.
- Что ж ты, женишок, невесте своей изменяешь, за мной ухлёстывая? - прямолинейно спросила вдруг Ли, насмешливо поглядев на Ярра, и изогнула свою красивую бровь. Не такую шикарную, как у Яррике, конечно, но тоже вполне ничего. - И да, мне не нужен телохранитель.
Сказала, как отрезала. Правда, после этого зачем-то поинтересовалась:
- А что умеешь, кроме как впустую языком трепать и к незнакомкам подкатывать?
  • Лиана классная. И жесткая) "Что ты еще ты умеешь делать?" Ярр красавчик, Ярр умеет красавчиковать)
    +1 от Лисса, 24.06.17 17:31

Сердце Белла-Окунькова отчаянно колотилось, а между тем он мог теперь наблюдать за боем со стороны. Это было красиво, почти как в кино. Двое совершенно одинаковых с виду противников стали кружить друг напротив друга, примеряясь к атаке. Затем схлестнулись, но мечи со звоном отлетели друг от друга, не причинив никому из врагов вреда. И снова принялись кружиться. К этому времени Петя уже окончательно запутался, кто из двоих - копия, а кто настоящий Михаэль, если его действительно так зовут. Хитрый оборотень состроил нейтральную рожу, не показывая эмоций, чтобы Окуньков не знал, кого из двоих бить. Хотя, если приглядеться, можно было заметить оставшееся на боку копии ранение и таким образом её отличить.
Так они кружили некоторое время, но потом начался, что называется, экшон. Один из двоих противников ринулся в атаку, встретил блок и не успел уклониться от контратаки - меч одного из оборотней нанёс мощнейший удар по плечу другого. Потекла кровь из появившейся ужасной раны, и левая рука настоящего оборотня безвольно повисла. Закричав от боли, он отскочил назад, отбиваясь от наседавшей копии, решившей воспользоваться успехом и не отпускать противника. Ещё один удар - ещё одно лёгкое скользящее ранение в бок несостоявшегося Петиного убийцы.
Поняв, что его дело дрянь, Михаэль резко поменял тактику и перешёл в глухую защиту, блокируя удары здоровой рукой с мечом и уклоняясь от них. Он кричал и ругался матом, отпуская довольно забавные местные нецензурные ругательства вроде «заткни гузно мухомором!» и «мать твою кривой тролль имел!». Копия никак на это не реагировала, а вот Зена посмеивалась. Тактика глухой обороны помогла оборотню - раз за разом он стал наносить незначительные ранения копии. Первое... второе... третье... Каждое из них относилось к лёгкому типу ранений, но все вместе они уже порядком вымотали копию, Петя видел, что та потихоньку устаёт, чем больше крови теряет.
Самоуверенность снова подвела Михаэля - он увидел, что постепенно справляется с копией, и бросился в мощную атаку с явным желанием поскорее разделаться с противником. Р-раз! И копия ловко отступила в сторону, вонзив меч оборотню в живот. Тот повис на мече, широко раскрыв глаза. Два! И копия с силой выхватила меч из тела, а вражина упал на землю, истекая кровью из ужасной раны. Наружу показались кишки. Михаэль смотрел в небо невидящими глазами, перестав дышать, а копия медленно растаяла в воздухе вместе с окровавленным мечом...

- Поздравляю с первой победой! - похлопала в ладоши Зена, поднимаясь с земли. Зрелище мёртвого оборотня её, по-видимому, нисколько не впечатляло.
Взгляд Белла зацепился за оберег на шее врага. Интуиция подсказывала опытному путешественнику, что им с Петей этот оберег ещё может пригодиться. От него веяло магией. Стоило бы снять его с трупа и надеть на себя...
+1 | Герои не умирают, 24.06.17 03:02
  • Оборотень вышел по настоящему жутким психом. Здорово!
    +1 от Лисса, 24.06.17 12:04

Это было приятно - сознавать, что ты не ошибся в человеке, что встретил понимание и поддержку с его стороны, а не осуждение или насмешку. Чижик видел в глазах Светловой одобрение. Она восприняла его рассказ о своих детских и юношеских мечтах так, как это может сделать только понимающий, близкий, родной человек, и на душе стало теплее, и захотелось обнять эту девушку, в недавнем прошлом свою ученицу, за прошедшие несколько лет заметно выросшую, повзрослевшую, ставшую женственной, несмотря на твёрдую, но такую хрупкую скорлупу, в которой она пыталась прятаться, и оставшийся налёт детскости, что ещё иногда прослеживался в поведении. Майя Светлова была уже не девочкой - она стала юной девушкой. Не такой наивной и шебутной, как в двенадцать лет. Теперь она казалась намного более серьёзной и целеустремлённой. Но всё такой же замечательно светлой и доброй. Отзывчивой.
Не обнял. Потому что вокруг посторонние люди. Экипаж звездолёта, не чужой, в общем-то, но далёкий от понимания, что такого общего между ними двумя. Нельзя этого делать. Нужно придерживаться субординации, да. И всё же Чижик испытывал к Майе глубокую признательность за это её понимание и неравнодушие к его собственным идеалам и устремлениям. Она - человек, с которым не страшно поделиться сокровенным. Теперь он точно это знал. Он был уверен в ней и доверял полностью. Даже странно... дочка Светлова. Так похожа на отца - и одновременно совсем другая. Не очерствевшая сердцем, не огрубевшая от невзгод, которых в её жизни хватало - наверное, в этом главная разница между отцом и дочкой.
- Карту мы в любом случае составим, - тепло усмехнулся капитан. - Уверен, Данко этим уже занимается... - он помолчал немного, проникновенно глядя на девушку, и вздохнул с неким облегчением. - Я рад, что поделился с тобой. Хоть я в тебе и не сомневался, но был не уверен, что поймёшь. А ты так легко подхватила и развила эту идею... - снова усмешка, на этот раз немного неуверенная. И другая рука - та, что не держала её за плечо, сжалась в кулак, показывая, мол, что «мы ещё повоюем». Чемодан Фёдор Михайлович пока поставил на землю в ожидании челнока. - Отлично. Так держать, Светлова. Мы будем искать путь назад, но не пропадём в любом случае. Спасибо за понимание.
Кажется, последние его слова... они были несколько растерянными, несмотря на показную браваду в голосе. Майя легко могла предположить, что это сомнения в их успехе, однако дело было не в этом. Просто Чижик не знал... не был уверен, как ему следует правильно к ней относиться. С одной стороны, они вроде бы договорились, что друзья, и могли общаться достаточно открыто и раскрепощённо для друзей. Но с другой - не выходило из головы, что Светлова уже не ребёнок, а дружба между мужчиной и женщиной часто приводит к непредсказуемым последствиям. Ведь так легко переступить черту...
Он шагнул к челноку следом за ней, подхватывая с земли лиловый чемоданчик с ободранной когтями инопланетянина поверхностью. Неслышно вздохнул.
- Ты права, Светлова. Не важно, где и как. Важно, с кем...

* * *

- Ты что-то ещё хотел? - обернулся Чижик к Михалкову, застывшему на пороге его каюты. Вроде бы обо всём переговорили по дороге в жилой отсек. Обсудили прошедшее испытание, которое они с успехом сдали. Но Генка не уходил. Проводил друга Федю до каюты и застыл столбом у двери.
- Да вот хотел спросить... - блондин огляделся по сторонам и зашёл в каюту своего старпома, прикрыл дверь и повернулся к Чижику. Сложил руки на груди и вздёрнул свою бровь полушутливо. - Когда свадьба?
- Ч-чего? Какая свадьба? - недоумённо уставился на него Фёдор.
- Ты думаешь, никто не видит, какими глазами вы друг на друга смотрите? - усмехнулся Михалков и широко улыбнулся, глядя на резко покрасневшего, будто ребёнок, товарища. - Так что, когда свадьба?
- Д-дурак ты, Генка, - возмутился будущий капитан «Данко». Не тот, который Иван из фильма со Шварценеггером.
- Ой, да ладно, мы же друзья, - закатил глаза нынешний капитан Михалков. - И я вижу, что она тебе нравится. Уверен, ты ей тоже симпатичен. Хочешь, спрошу у неё?
- Блин... - Чижик нахмурился и покачал головой, стукнул Генку кулаком в плечо и, отвернувшись, отошёл вглубь каюты. - Не нужно спрашивать...
- Ну, тогда зови её на свидание, не тяни, как ты это обычно делаешь, - блондин подошёл ближе и положил ладонь на плечо товарища. - Федя, девушки любят решительных. Лана не исключение. Будешь медлить - ищи её потом с космическими ветрами.
- Я понимаю... - вздохнул Фёдор. - Ты не говорил, что у тебя есть двоюродная сестра.
- А ты не спрашивал, - хмыкнул Геннадий.
- Может, поможешь? Что бы её могло заинтересовать?
- Да я бы с радостью, но мы с ней мало общаемся, чёрт её знает, - смутился Михалков. - Хотя, есть у меня одна мысль. Слушай сюда... - он склонился к уху Чижика, и тот вздрогнул от неожиданности.

Фёдор Михайлович нерешительно поправил воротник белой рубашки, пригладил непослушную причёску и со второй попытки надавил пальцем на кнопку дверного звонка. Дверь открылась не сразу, заставив его лишние несколько секунд понервничать.
- О, привет, - улыбнулась открывшая дверь Светлана. Окинула Чижика быстрым взглядом и усмехнулась. - У стюарда Чижика сегодня выходной?
- Привет, - ответил Федя, улыбнувшись. - Что-то вроде того. Я могу войти?
- Ага, проходи, - девушка открыла дверь шире и отступила, затем развернулась и потопала по коридору на кухню. - Мы там с Геной готовим, присоединяйся, если хочешь.
- Угу, - Чижик закрыл дверь и повернулся в сторону уходящей Ланы. - Хорошо выгля... - он замолчал, поняв, что она уже скрылась за дверью и не слышит его. - Н-нда...
В домашней одежде, простеньких кофточке и юбке, с надетым поверх фартуком, она выглядела и правда намного лучше, чем в лётном комбезе. По сути, он только в нём её раньше и видел.
Раздался звонок, и из кухни послышался голос Михалкова:
- Федька, будь другом, открой! Это Вольский!
Чижик открыл дверь, за которой действительно стоял их чернявый приятель в компании с Кнопкой Лизой Никищихиной, выглядевшей рядом с ним девочкой, хотя она была всего на год младше.
- Привет, Воля, - кивнул ему Фёдор, затем Лизе. - Здравствуй, Лиза.
- Приветики.
- Здорово, птиц, - Никищихина прыснула, услышав такое приветствие Вольского, но быстро взяла себя в руки.
Странное дело - Вольский же вроде с Джеммой Тетруашвили встречался, нет? Когда это он успел с Лизой сдружиться настолько, что уже в гости вместе с ней ходит... Но вопросов Чижик не задавал, пропустил пару и закрыл за ними дверь. «Птиц»... так его только Генка и Вольский называли, да ещё Овчаренко по-украински «птахом» величал. Забавно, но им это было позволительно, а вот услышать это от кого-нибудь другого было бы обидно.
- Давайте все в комнату, - высунулся из кухни Михалков. - Рассаживайтесь, гости дорогие. Мы с Ланой скоро будем с угощением.
- Приве-е-ет! - помахала им его кузина, тоже выглянув в коридор.

- Ход Ланы! - объявил Геннадий, потягивая глинтвейн из чашки маленькими глоточками, смакуя кисло-горьковатый, горячий ещё винный нектар.
Светловолосая девушка с родинкой под губой улыбнулась и бросила игральные кости, после чего передвинула свою белую фишку на нужное число клеток и взяла карту из розовой стопки на столе.
- «Какие фильмы вы предпочитаете и почему?» - прочитала она вопрос на карте и, отложив её в сторону, задумчиво хмыкнула. - Да разные, на самом деле. Есть хорошие фильмы почти в каждом из жанров. Фантастика, комедии, драмы, мелодрамы. Исторические тоже. Чего не люблю - это много насилия на экране.
- А ещё, смотря с кем смотреть, - вмешалась Никищихина, хотя это был не для неё вопрос. - Я вот люблю триллеры и ужасы, но когда наедине с парнем или в кино, то предпочитаю что-нибудь милое. Романтические комедии и мелодрамы - самое то для уютного настроения. А ты, Лан?
- Верно подмечено, - кивнула с улыбкой блондинка. - Я бы ни за что не стала смотреть с парнем, который мне нравится, фильм со сценами насилия. По крайней мере, не на стадии свиданий. Комедии и мелодрамы придают романтики обстановке. В точку, Лизонька!.. Федя, твой ход.
- Да, конечно, - мотавший всё на ус по настоянию Михалкова Чижик потянулся за игральными кубиками, а Лиза украдкой переглянулась с Геной и подмигнула ему. Красная фишка заняла своё новое место, и Фёдор взял карту из синей стопки. Розовая была для девушек, синяя - для парней, и вопросы были соответствующие. - Мм... «Какие девушки вам больше нравятся?» - смутился он вопросу на карточке.
- И-и??? - чуть ли не хором спросили Вольский и Михалков.
- Хм... это сложный вопрос... - задумался Чижик, опустив взгляд в пол.
- И всё же? - хитро блеснула глазками Никищихина.
- Думаю, с которыми проще всего общаться, - сдержанно ответил будущий школьный учитель звездоплавания и космический капитан. Он поднял глаза на Лану. - С кем можно поделиться своими мыслями и тебя поймут. С кем приятно иногда просто помолчать. Ведь не важно, где и как ты проводишь время - важно, кто рядом с тобой.
Светлана улыбнулась.

* * *

Чижик проводил Майю слегка задумчивым и насторожённым взглядом. Что-то в её поведении ему показалось странным. Возможно, он ошибался, но Светлова была чем-то встревожена. Хорошо, если это что-то из разряда житейских вещей. Скажем, ей приспичило в туалет - всё-таки много времени на планете провели, а с её пристрастием литрами хлебать чай... мда... Но чуяло мужское сердце, что не в чаях и туалетах дело. Как бы одной Пчёлке не почуялся дурной запах, приторно-сладковатый такой трупный запашок. Горький аромат неудач и потерь. Оставленного в прошлом дыма из пещеры, которым не хочется дышать, а легче задохнуться. Запах обмана и разочарования в людях. А может быть, в конкретном человеке, которого ты считала близким.
- Отлично, Майя Юрьевна, - кажется, Иван обрадовался приглашению в докторский кабинет, и отправился на выход с её вещами, включая и лиловый чемодан, передав свой увесистый ящик Романовскому. На Чижика он даже не оглянулся, а тот продолжал молча смотреть им вслед.
Скафандры снимались быстро, медицинские датчики проверили состояние организма, и вскоре Майя в сопровождении ёжика Раздолбайло шагала в направлении медотсека, по дороге согреваясь от перепада температур в шлюзе и здесь, в коридорах корабля. Хорошо, хоть Ванька оставил её в покое и не приставал с разговорами.
В отличие от Игоря Кирилловича, но тот, кажется, сразу всё понял. В смысле, что выбрал не лучший момент, чтобы завязать с коллегой деловой разговор.
- Хорошо, Майя Юрьевна, не буду вам надоедать, отдыхайте, - покивал он серьёзно. - Работа подождёт, спешить нам некуда. Я пока всё подготовлю. Увидимся позже, отдыхайте...
И он поспешил скрыться долой, куда подальше с глаз расстроенного данкийского доктора.

Согласно присланному майором расписанию, тренировки были дважды в день в строго отведённое для этого время. Причём одна приходилась на вечер после ужина. Другая днём перед обедом - к слову, вскоре она должна была начаться, судя по корабельному времени. Если только Кайрат Тимурович её не отменит ввиду недавней высадки. Но это на него, кажется, не похоже.
- Куда ваши вещи, Майя Юрьевна? - спросил Иван, проследовав за девушкой в медицинский отсек.
Оставив всё в указанном месте, второй борт-инженер откланялся, пообещав зайти позже, когда они все немного отдохнут и когда доктор Светлова захочет его видеть, чтобы провести воспитательную беседу. Он так это и назвал: «воспитательная беседа». Но тоже как-то интуитивно понял, что Майе сейчас не до него, и быстро ретировался из медотсека.
Она снова была предоставлена сама себе. Умывшись, Пчёлка навестила доктора Григорьева в его биолаборатории. Там было светло и чисто, а ещё просторно и... обожемой, сколько растений! Да-а-а, её ироанской орхидее здесь явно было не скучно в компании множества цветов, земных и инопланетных, растущих в горшочках, специальных ванночках и аквариумах. Все они были ухожены и выглядели отлично, стоя на столах и полках и даже свешиваясь с потолка. Это было настоящее царство флоры.
- Люблю я это дело, знаете ли, - скромно признался Григорьев. - Больше, чем растения, я люблю только животных, но увы, не взял с собой в полёт даже ироанских головастиков.
А дальше зашёл разговор о работе. Обсуждение виденных инопланетных рас, их особенностей, классификации и каталогизации. Работа, работа, работа...

* * *

- Это работа, Федя... работа, понимаешь?
- Да всё я понимаю! - в отчаянии махнул рукой Чижик. - Сам тот ещё трудоголик, ты же меня знаешь.
- Заучка ты, а не трудоголик, - виновато улыбнулась девушка с родинкой, сидевшая на диване дома у Чижика.
- Но, Лана... - он подошёл к ней и наклонился, угрожающе нависнув над блондинкой. Серо-зелёные глаза были темнее неба в грозу и метали молнии. - Мы с тобой уже почти год. У нас столько планов.
- Ты до сих пор не решился, - вздохнула она. - А я не хочу зря терять своё время. Федя, мы не селестиане, мы живём короткий век, и столько всего надо успеть сделать.
- Мы же уже решили, что станем семьёй, - Чижик выпрямился, но его плечи остались опущены. - Через пару лет поженимся. Рано ещё нам, разве нет?
- Дурачок ты, Федя, - Светлана отвернулась. - Совсем не разбираешься в женщинах. Это ведь ты предложил повременить...
- То есть, ты хотела уже сейчас?..
- Да.
- Тогда...
- Не говори больше ничего, - блондинка встала с дивана. - Я уже решила. Такое не часто предлагают на первый же год после выпуска. Работать в команде селестианского звездолёта... это мечта космолётчика.
- Ты сейчас говоришь о работе, - мрачно напомнил Фёдор. - А как же личная жизнь? Наши мечты и надежды? Мы ведь хотели летать вместе.
- Твои дополнительные курсы... не знаю, зачем они тебе, - развела руками Лана. - Это глупо. Ты и без них отличный космолётчик. Но ты не стремишься вперёд. Ты топчешься на месте, Федя. Не смотришь в небо. Рассуждаешь о будущем так, будто у тебя целая вечность впереди. Я так не привыкла. Мне тоскливо с тобой... прости.
Прикрыв глаза ладонью, она отстранила в сторону Чижика и поспешила к двери.
- Тебе со мной... тоскливо?.. - он смотрел ей вслед ошеломлённо, будто его по голове пыльным мешком ударили.
Ни слова больше не сказав, Лана вышла из дома. Замок на двери негромко щёлкнул. Фёдор устало опустился на диван, ноги его не держали. Посидев так некоторое время, хмуро глядя в пол, он поднялся и подошёл к серванту, отодвинул стекло и достал из декоративного пластмассового гриба-шкатулки маленькую коробочку из красного бархата в форме сердечка. Вернулся на диван и открыл коробочку, слепо глядя на золотое колечко в ней.
- Тоскли-иво... - Чижик закрыл глаза. - Тоскливо, чтоб тебя!..
Коробочка полетела и ударилась о стену, и колечко со звоном покатилось по полу, а будущий капитан «Данко» лёг на живот и уткнулся лицом в подушку.
- Не важно, где и как... важно, с кем... - глухо пробормотал он.

* * *

- Ну-с, Майя Юрьевна, на этом предлагаю прерваться и пойти пообедать, - предложил вдруг Игорь Кириллович. - Я предпочитаю столовую, но если вы желаете обедать здесь, могу принести еду сюда.
Чувствовал Григорьев Пчёлкино невесёлое настроение. И старался не лезть к ней в душу, сам говоря только о работе и ни о чём, кроме работы. До этого самого момента, когда настала вроде бы пора обедать. Тренировка с Кырымжаном была благополучно пропущена, но вряд ли майор ждал девушку так скоро. Он ведь понимать должен, что после возвращения с планеты анархистов у доктора много работы.
Пришло на планшет сообщение от Стругачёва: «Эй! Ты в норме? Я волнуюсь».
  • Хороший пост. Даже больше - чувственный, живой, флэшбэки вообще отдельна тема. Очень интересно и можно читать, думать, перечитывать.
    Здорово! Мне кажется некоторая порция грусти не всегда плохо. Лирично получилось, в тон нашей сегодняшней дождливой погоде в городе.
    +1 от Лисса, 21.06.17 16:58
  • За Лану и ее нелогичность! Тоскливую нелогичность!
    +1 от rar90, 22.06.17 23:59

Пейзажи за окном пробегали, словно картинки из детского калейдоскопа. Знаете эту маленькую радость и тот щенячий восторг, что испытывают часто даже взрослые люди, приложившись одним глазом к пёстрой трубочке, зажмурив другой, и наблюдая за игрой цветов и переплетением картинок в этой загадочной магической штуке, похожей на уменьшенную подзорную трубу? Ты её поворачиваешь - и картинки сменяют одна другую. Есть различные варианты калейдоскопа: в одних изображения статичны (например, цепочка фотографий или картинок) и сменяют друг друга при вращении, в других всё устроено волшебным образом и зависит от игры преломлённого света внутри трубки, выстраивая замысловатые узоры, которые наше воображение само ухищряется превратить в яркие образы. Сейчас за окном экспресса проплывал первый такой вид калейдоскопов, где заранее вложенные изображения Петербурга сменяли друг друга по мере того, как поезд проносился по городу, двигаясь к городской черте.
Маша некоторое время, пока шкафообразный проводник нависал над Игорем и рассказывал ему про жалобную книгу, наблюдала в окно за пролетавшими пейзажами. Вскоре поезд покинет ПетербургЪ, и тогда городские картинки сменятся видами более дикими и необжитыми, хотя сейчас куда пальцем не ткни - везде люди живут. Даже в ужасных морозных условиях Крайнего Севера при -46 и ниже. Выживают как-то. А здесь всё-таки намного теплее, здесь гораздо охотнее селятся. Тут вокруг должно быть деревенек понатыкано в изобилии. Жаль, что этот чудесный калейдоскоп испорчен дождём, не дающим сполна насладиться красотами великой России и этого великого русского города на Неве, обставленного царскими дворцами и прочими архитектурными достопримечательностями. Конечно, их сейчас не видно, но суслика тоже не видно, а он есть. Где-то там, за горизонтом, если представить...

А запашок-то был и, признаться, добивал как раз тем, что от него не тошнило, но он постоянно чувствовался. Надо же, а Шкаф по имени Владимир и носом не ведёт. Мол, нет никакого запаха, вы всё придумали. Ага-а! Так они с Игорем ему и поверили. Но стоит признать, проводник с достоинством держит морду кирпичом, чтобы не позорить свою эту контору с незнакомым названием Три-Н. Впрочем, дядя явно сам по себе такой хладнокровный. Даже на вешающуюся на него блондинку глазом и ухом не ведёт. Будто бы её вовсе нет. Даже обидно за неё немножко стало. На её месте Машенция бы точно обиделась.
- Ну что, Игорь, вы можете подать жалобу, но господин Светлов этот, в смысле, светловолосый господин Котов, не рекомендует, - слегка насмешливо повторила девушка, когда проводник вышел, старательно копируя интонации и манеру речи господина Светлова, который Котов. Но затем уже добавила от себя серьёзно. - Кстати, я его тоже почувствовала. Да, неприятненький запашок. Но претензий я предъявлять не буду, увольте, - она вскинула руки, поднимаясь с сидения. - На такой уровень комфорта я даже не рассчитывала. Жаловаться просто грешно.
И с этими словами Маша покинула купе, прихватив свою сумочку.

Она летела по алому коридору, чувствуя себя опьяневшей от нектара бабочкой, порхающей над навозной кучей, в которой вырос прекрасный аленький цветочек, напоивший эту легкокрылую плясунью, а может быть, трудовую пчёлку, сейчас слегонца расслабившуюся, пошатывающуюся в такт движения поезда и смешно гудящую на своём пути в тубзик. Хотя нет, это не она гудит, а голоса из соседнего купе. Кроссворд разгадывают или сканворд. Маша читала немного Горького, но, хоть убей, не помнила ни одного персонажа на пять букв, чтобы последняя «а». Вспоминались тот самый Данко, старуха Изергиль, Клещ, Квашня, Бубнов, Сатин и Актёр, мудрый философ старец Лука вспоминался... но никого, подходящего под это описание. Если бы Маша вспомнила, она бы из вредности сунулась в то купе с приоткрытой дверью и подсказала ответ, заодно можно было познакомиться с соседями. Хотя нет, путь до Москвы не настолько долог, чтобы заводить новые знакомства...
- Ф-фу... - тихо пробормотала девушка, чувствуя, как запашок-то усиливается по мере её продвижения. Похоже, что шла она прямо в направлении источника дурного запаха. Неужели это их туалет так пахнет? Они вообще за ним следят? Убираются там хоть иногда?
Увидев приоткрытую дверцу, откуда, по всей видимости, доносилась вонь, Кузнецова выдохнула с облегчением. Ну хоть туалет чист - и на том спасибо. Не долго думая, она подошла к двери и сунула туда свой любопытный нос. Что бы могло так откровенно вонять? Кто-то гроб с покойником перевозит, что ли? Жутковато было, да, но никакой мистики Маша поезду не приписывала, а потому рассчитывала найти простое объяснение простому дурному запаху. Или не очень простое. Тут уж как повезёт. Главное, что проводников рядом нет и некому остановить эту любопытную кошку.
+1 | Багровый Экспресс, 20.06.17 06:32
  • за любопытство :)
    +1 от rar90, 20.06.17 10:04

Некоторое время Лиана задумчиво смотрела на эти уши, потом всё же перевела взгляд на прекрасное, даже в комариных прыщах, лицо молодого мага, поизучала его немного, речи сладкие да игривые послушала, хмыкнула и отвернулась. Снова веточку брошенную подобрала и продолжила обтачивать с одной стороны, будто бы тонкий колышек делала, заостряя его, значит. Положила готовый колышек на бревно подле себя и вторую ветку с земли взяла, снова начав её обтачивать. Всё это молча и сосредоточенно, слушая будто бы Ярра, но никак на его слова не реагируя.
Поглядела только на его бастард, когда Ласка извлёк его из ножен. Фыркнула тихонько, разглядывая россыпь драгоценных камней на оружии, головой покачала.
- Ни за что не поверю, пока сама тебя в бою с ним не увижу, - всё так же насмешливо ответила волшебнику и снова делом своим занялась, больше не пытаясь Ярру угрожать своим грозным копьём. - Проклятье, значит? Что ж, всякое бывает. Но, дай угадаю, по пути к друидам ты заблудился в Старом лесу и блуждал несколько дней, пока к моему костру не вышел. Твой жалкий вид и твой желудок говорят за тебя, - девушка оказалась сама тактичность. И явно не поверила в россказни про то, как его нужно правильно расколдовывать, очень верно догадавшись про поиски друидов с этой целью.

Наконец вторая ветка стала копией первой, превратившись в точно такой же колышек, и на этом странница успокоилась, перестала терзать сухой лес и опустила копьё на землю, далеко его, впрочем, от своих ног не откладывая. Опасалась Ярра, по всей видимости, не зная, на что тот способен, а потому держалась настороже, хоть открытой враждебности и не показывала.
Лиана привстала с бревна и склонилась над костром, присматриваясь и принюхиваясь к жарящемуся на вертеле зверьку. Полы её коричневого плаща слегка подались назад, и Яррике смог разглядеть одежду под ним. Низ вполне соответствовал верху, в плане открытости. И было очень хорошо видно стройные ножки, прикрытые сверху короткой кожаной юбкой с металлическими вставками - такие в народе называют «боевыми юбками» или «бронеюбками» - и снизу мягкими коричневыми сапожками до середины голени. Забавно, но кожа Лианы казалась шёлковой, а вовсе не грубой, как можно было бы предположить у путешественницы и воительницы. А ещё она совсем не была искусана комарами.
- Нож есть? - поинтересовалась вдруг девушка, присаживаясь обратно возле Ярра. И не очень охотно пожаловалась. - Свой я потеряла, а глефой не очень удобно мясо резать.
Чего-чего, а ножа у Ласки при себе не было, и тогда леди Ли взялась за своё копьё, которое назвала глефой, собираясь воспользоваться его лезвием вместо ножа. А ведь Ярровым мечом-то, возможно, удобнее будет. Но ведь это же золотой меч! Как можно им не то что врагу кровь проливать, а - смешно сказать - мясо разделывать, словно каким-то кухонным ножиком?!
  • Ах, какая она очаровательно непробиваемая! :) Нравится.
    +1 от Лисса, 20.06.17 08:59

Лисья шкурка, видимо, сговорилась с Зеной и тоже не отвечала. Помалкивала себе на плечах у юного героя, никаким волшебством не блистала. Обычная с виду рыжая лисья шкурка - и как она может пригодиться? Но чутьё бывалого путешественника - это такая штука, которой, наверное, можно довериться.
Петя продолжал свой путь по дороге, как вдруг огромное дерево, мимо которого он проходил, со зловещим треском наклонилось и… упало прямо на него раньше, чем Окуньков успел понять, что происходит. Последнее, что он успел увидеть - склонившаяся над ним ухмыляющаяся физиономия волка-человека, заносящего свой меч, чтобы добить Белла. Доверчивость сослужила ему плохую службу. Он забыл, что лес наводнён шпионами злого волшебника, и попался на удочку одного из них. Его путешествие было закончено. Боль в теле была настолько сильна, что её даже не чувствовалось. А когда меч врага опустился, сознание быстро померкло и наступила тьма...

- Да, знаю, я обещала появиться, когда ты убьёшь первого врага, - неожиданно услышал он сквозь тьму бодрый голосок Зены. - Но ты не говорил, что первый же враг убьёт тебя.
Перед глазами прояснилось, и Петя обнаружил себя стоящим на дороге посреди леса. Вдруг непонятно откуда перед ним возник большой волк. Окуньков с Беллом даже испугаться не успели, а только рефлекторно схватиться за меч, как удивление Белла ещё больше возросло, когда волк ударился о землю и превратился в юношу - чернявого, немного смуглого, загорелого, коренастого, в дорожном костюме и кожаном доспехе, с мечом на поясе.
- Привет тебе, путник, - обратился он к Петру.
Да... Белл не помнил, что он уже умирал. Для него всё было как в первый раз. О воскрешении и откате помнил только Окуньков.
- Ну, теперь ты хотя бы знаешь, что он враг, - развела руками стоявшая рядом воительница.
+1 | Герои не умирают, 19.06.17 16:53
  • УПС. Это было неожиданно) Блин!!!
    +1 от Лисса, 19.06.17 17:44

Взгляда магуйского на своих девочек-феечек новая знакомица будто бы не заметила, а может, просто не придала значения. Отвернулась, значится, копьё своё устрашающее с земли подняв. Цельный клинок на длинном древке! Или - вот - ещё слова «острога» и «гарпун» на ум приходили. Только это не в тему вроде. Таким копьём не рыбу ловить, окуньков там всяких да китов с кашалотами, а на большого зверя впору охотиться да врага кромсать, ежели приспичит. Лезвие сверкнуло отблеском костра, когда дева его поднимала.
Чуть повернула голову Нимфа, Яррике с любопытством выслушивая, смешливо фыркнула и отстранилась, чтобы плечом он своим её не касался. Подобрала с земли сухую, прямую и толстую веточку и начала с азартом заструживать один её край лезвием на конце своего копья, перед тем ловко отмахнув от ветки выступающие отростки. На предложение дать потрогать свой меч с любопытством оглянулась, бросила взгляд вниз и... ненадолго застыла, любуясь этим самым мужским достоинством. Оружием, значит, выглядываюшим своей драгоценной рукоятью из не менее драгоценных ножен. И снова взгляд отвела, задумчиво хмыкнув.
- Дай угадаю. Ты его для красоты носишь? А пользоваться им умеешь? - Лиана повернула голову и в упор посмотрела Ярру в глаза. Изогнула бровь под своей чудной чёлкой насмешливо. И так спросила игриво, что будто бы о чём-то другом хотела узнать.

Руку свою не отдёрнула, когда Ласка подхватил её, чтобы галантно и романтично поцеловать. Тут-то и унюхал чуйственный Ласкин нос несколько необычный запах, который исходил от её кожи. Совсем незначительный, если специально не принюхиваться или, вот как сейчас, не приближаться носом к её телу. Рука девушки выше перчатки пахла этим самым запахом. Не ароматом женских духов, исполненным флёром цветов и трав, не кремом каким-нибудь ароматизированным и услаждающим обоняние, а таким чем-то... резко пахнущим и чуток отталкивающим. На дёготь или смолу запашок похож-то был.
Прежде, чем он успел что-нибудь сказать по этому поводу, Яррике увидел у своей прекрасной, нежной шеи, обкусанной комарами, кончик лезвия Лианиного копья. Он продолжал держать одну её руку, а другая, выпустившая ветку и перехватившая оружие, нацелила его на благородного дворянина так, будто он гадость какую-нибудь делал, а не ручку дамочке целовал. Лезвие пошло вверх вдоль его щеки и ловко подцепило капюшон плаща, скидывая его на плечи.
- Ох ты, какой красавчик! - неожиданно удивилась путница, в растерянности опустив копьё и глядя на голубые тритоньи уши, возвышавшиеся на пяток сантиметров над взлохмаченной за время скитаний причёской Ярра. - Ты выглядишь как человек, но ты не человек. Так кто же ты? - дева заметно напряглась, и древко опущенного оружия немного приподнялось.
  • за тонкую игру смыслов:)
    +1 от rar90, 19.06.17 03:15

Доверчиво прижалась спиной девочка к большому, широкому, такому пушистому и тёплому крылу женщины-птицы, обнявшему её, словно бесценный в зимнюю пору согревающий плед. Веряще смотрела в её чёрные, проницающие тебя насквозь глаза, не думая о плохом, веря и надеясь только в лучшее, в самый счастливый и благополучный исход для дяди, для себя и для тёти с двоюродными братом и сестрой. Она желала им только добра, а они ведь тоже хотели, чтобы дядя вернулся живым с фронта. В этом они были едины, несмотря на все остальные разногласия. Одним желанием связаны на четверых. Или на пятерых, если посчитать Дашу, чьё кукольное сердечко наверняка хотело того же, чего больше всего на свете желала её хозяйка и давняя подруга.
- Пифия?.. - шёпотом в ночи режет слух, как ножом по стеклу.
Одно слово. Одно-единственное слово. И глаза Лизоньки потухли, подобно угасшим огонькам в костре лесного странника, сулившего приют и пищу заплутавшему в лесной чаще незадачливому путешественнику. И выцвела улыбка на губах, из мечтательной сделавшись недоверчиво-боязливой, кривой такой улыбочкой напуганного ужасными известиями, жизнерадостного в обычное время, человека. И сразу улыбка Пифии оскалом показалась, полным жутких острых зубов, которые могут одним быстрым движением оттяпать от тебя кусок нежной, горячей ещё плоти, так вкусно сочащейся кровью. Р-раз - и не досчитаешься немножко своего тела. Только эти зубы, на самом-то деле, выдирали из тебя не плоть, а что похуже. Они лишали тебя права на надежду. Безжалостно выгрызали твою мечту и веру в лучшее выдирали с корнями, оставляя на их месте зёрна ядовитых сорняков, которые, когда прорастут, сделают тебя плохим, злым человеком, ни во что хорошее уже не верящим, чёрствым на сердце, лишённым надежды и оттого с лёгкостью лишающих этой надежды других, причиняя им невыносимые боль и страдания.
- Нет! - эхом повторила Лиза, отстраняясь от ласкового крыла. Пусть лучше ей будет холодно, чем она позволит прорасти в себе ядовитым зёрнам.
Однако... эта жуткая в своей красоте птица прижалась снова к ней, суля новую надежду и обещая, что, несмотря на ужасный ответ, ещё можно что-то исправить. Спасти дядю! Так это поняла Лиза. Как ещё можно было понять? Но чем... как... что она может сделать для дяди?! Тем не менее глаза её снова ожили и сверкнули под светом далёких звёзд.
- Я... я не опущу... - спохватилась девочка. - Но что я должна сделать, чтобы его спасти??? - воскликнула она в неистовом порыве. Будто её эмоции могли компенсировать безэмоциональность провидицы, не знающей пощады, зато честной по отношению к одной бедной девочке, чьи надежды были разрушены, разбиты на осколки, но их предлагали склеить... вдруг получится?

Да, да, всё было так! Ей между одиннадцатью и пятнадцатью! Её волшебные спички исполняют мечты! И дядя называет её Лиззи! Это так необычно и приятно. Для всех она была Лизой, Лизонькой, Елизаветой или Лизаветой - и только для дяди у неё имелось своё собственное имя. Теперь не только он так её называл. Но Пифии можно. Лиза это чувствовала. Пифия была прочно связана с её надеждами. С дядей. Словно бы сама была им, хоть это далеко не так. Ей можно...
Чем больше она слушала провидицу, тем сказочнее становилась история. Окружающая действительность всё больше обретала сходства с волшебной, пусть и немного страшной сказкой. Ну да в сказках такое бывает - достаточно вспомнить мрачноватые истории братьев Гримм, да и Золушкина мачеха отчего-то очень напоминала Лизе собственную тётю. Такое же отношение, только что по дому работать не заставляет, придумывая всё новые и новые невыполнимые поручения.
- Норр? Что это такое? - спросила она, внимательно слушая птицедеву.

Нет. Нет-нет-нет! Она не хочет никого заставлять быть её другом. Лучше честное и несправедливое отношение, чем насильно кого-то принудить к добру и справедливости. Насильно мил не будешь, как говорится.
- Нет! - воскликнула девочка. - Я не хочу никого заставлять становиться мне другом. Дружба и отношения должны быть честными! Но и орешек... он не должен пропасть. Если это моя судьба, то...
Она вынула орешек из спичечной коробки и уже собралась было отправить его в рот, но тут услышала последние слова Пифии. Её рука дёрнулась, и волшебный орешек чуть было из неё не выпал.
- Ой... - Лиззи покрепче его ухватила, зажала в кулачке и оглянулась на провидицу. - Я вам верю! Если это ваше желание, пусть Арей приходит. Вы ведь сказали, это мой дворик. Здесь он мне ничего плохого не сделает, правда? А если вздумает... что, если я дам ему орешек? - Лиза вопросительно, с лёгкой хитрецой во взгляде, склонила голову набок. - Он тоже станет моим другом, если его съест?
Но это неправильно - принуждать кого-то к дружбе! Она этого не сделает, нет-нет. Но спросить-то можно. А ещё... Лиза вдруг нахмурилась.
- А если это правда и орех так действует на живых, то... - она недоумённо поглядела на Пифию. - Значит, я против воли стану вашим другом? Но ведь я и так... ваш друг, разве нет?
+1 | Маяк для Лизы, 14.06.17 07:59
  • Прекрасный добрый прочувствованный пост. Родственный, приятный. Очень нравится мне играть =^^= И вопросы правильные, и с орехом интересное предложение и сам настрой поста такой лиричный.
    +1 от Лисса, 16.06.17 22:29

Пошутили, отшутились, успокоились. Целостное облегчение на лице бывшего Майиного преподавателя появилось, когда он услышал, что она передумала торжественно вручать ему в подарок своё дизайнерское кресло. До жути неудобное и совсем не капитанское, но в остальном хорошее и дорогое-то креслице, мягкое и эргономное, медицинское прямо-таки кресло, созданное для поддержания позвоночника в тонусе и повторяющее контуры тела, и прочее, и прочее, о чём было написано в рекламной брошюрке, прилагавшейся к ящику с этим бесценным предметом мягкой мебели. Кажется, Чижик всерьёз опасался, что это не шутка и Майя собирается от креслица-то отделаться, всучив его - может быть, даже ради шутки - своему знакомому капитану.
- Ну вот и славно, что мы друг друга поняли, - хмыкнул Фёдор Михайлович, успокаиваясь. - А на мостике ты можешь в любой момент побывать. Как и Стругачёв, собственно. Уверяю вас, Майя Юрьевна, мы не храним там никаких секретов от глаз бортового врача. Даже с точки зрения гигиены, гм... мы там следим за чистотой и порядком. Пусть у нас на мостике чисто мужской коллектив, но статус нас обязывает не быть Пачкулями Пёстренькими.
Что-то расшутился капитан, видно, сбрасывал нервное напряжение через шуточки эти, причём сказанные почти что в серьёзном тоне. Даже про Пачкулю вспомнил из детских книг XX-го века про Незнайку. О-о, этот товарищ, славный Пачкуале Пестрини, отличался тем, что всегда ходил в «пёстренькой» одежде - так её назвал один вежливый коротышка, чтобы не говорить грубое слово «грязной».
- А Фотон Игнатьевич действительно может смутиться, - приятно усмехнулся Чижик, вдруг зацепившись за эту её фразу. - Выходит, Светлова, ты ещё и психолог хороший, если за короткое время общения смогла узнать о Ромашкине этот его небольшой секрет. Ну, на самом деле это не секрет, конечно. Достаточно немного с ним пообщаться, чтобы понять, что это весьма скромный и стеснительный человек. А ты всё-таки единственная женщина на корабле.
И на этих словах Фёдор Михайлович как-то подозрительно притих, будто бы сам застеснялся сказанного, смутился из-за только что произнесённых слов и решил заткнуться от греха подальше, чтобы не развивать дальше эту сложную тему гендерных взаимоотношений между звездолётчиками. Отвернулся даже и вперёд потопал, словно бы и не говорили только что. Лица его девушка не видела, так что ей сложно было судить, и правда смутился или просто совпало так.

Видимо, понял Ванька, что сглупил, вмешавшись с этой своей гоплитской - а на самом деле гоблинской от имени Гоблина Пучкова - лекцией, очень некстати перебив одну рыжую Пчёлку, явно хотевшую покрасоваться перед командой своими познаниями в истории, но на этой неровной дороге её, лёгкую и быструю спортивную машину, переехал цельный Раздолбайловский грузовик. Снёс напрочь-то с дороги, не просто вышвырнув за обочину, а ещё и хорошенько помяв.
После этого замолчал второй борт-инженер и больше не ввязывался в разговоры, не желая вклиниваться со своими познавательными лекциями. Что-то, наверное, всё-таки понял и уяснил для себя, потому что один раз Майя словила на себе его взгляд, показавшийся ей немного виноватым.
Следующая очередь быть виноватым перепала Фёдору Михайловичу, которому определённо стало неловко за свои сомнения, высказанные в адрес Кырымжана и Светловой, когда они стали договариваться про тренировки. По всей видимости, бывший учитель хотел потереть нос - а может, лоб - так как ткнулся пальцами в стекло собственного шлема, задумчиво поглядев на внезапно повеселевшую, исполнившуюся энтузиазма Майю и на сердитого майора. Который неоднозначно воспринял бурное проявление эмоций девушки. Она просто фонтанировала ими, разразившись чудным всплеском красноречивых обещаний не опаздывать на тренировки и не болтать без умолка. Кырымжан выслушивал всё это спокойно, но брови его слегка опустились, а в глазах поселилось сомнение.
- Хорошо, - коротко ответил этот бравый вояка, не потрудившись уточнить, что именно из сказанного он считает хорошим. - Данко, отправь старшему лейтенанту Светловой расписание тренировок.
- Сделано, майор, - по сути ответил искин, а счётчик сообщений на корпусе рабочего Майиного планшета показал, что поступило новое входящее.
- Тренироваться будем в щитах, - сообщил Кайрат Тимурович, и это означало, насколько понимала девушка, что тренировка будет совсем не травмоопасной и на ней действительно можно не церемониться. Все удары и повреждения будет принимать на себя энергетический щит. Конечно, и в таком бою можно было получить травму, но исключительно по собственной глупости или неуклюжести. Можно ведь и на ровном месте подскользнуться, упасть и сломать ногу, а уж когда движешься, соревнуясь с противником, риски упасть при неловком движении несколько увеличиваются.

Их взгляды встретились, соприкоснулись на короткий миг тёплыми лучиками своими, словно то самое нежное переплетение пальцев, и снова разошлись, но не уходили далеко, оставались рядом, чувствуя присутствие и близость друг друга, согревая и греясь одновременно в этой близости. Словно бы две ауры слились в единое целое, находясь на одной волне настроений и чувств.
- Случайностей не бывает, Светлова, ведь так? - тихо спросил Чижик также по личному каналу. - Ни тогда во время эксперимента, ни сейчас. Может быть, это судьба. Не то, чтобы я верил во вселенский фатум, но что-то есть в этой теории такое... привлекающее. Наши судьбы тесно переплелись - прежде всего твоя и моя. Ну и Стругачёва, - хмыкнул он. - Хотя, по фатуму, здесь каждый на своём месте. Там, где ему было суждено оказаться... Может, мы бы и не встретились с тобой, если бы не эта экспедиция. И чёрная дыра - это ведь не конец. Даже если мы... - его голос на мгновение дрогнул, но мужчина продолжил, - даже если не сможем найти путь домой, не беда. Мы здесь не пропадём. Не должны пропасть. У нас есть свой звездолёт и целая галактика, населённая разумными расами. Уверен, что и припасы, и топливо - всё это мы найдём. Так что, хоть колонию свою основать можем, хоть в космические пираты податься, - рассмеялся он неожиданно, слегка Майино плечо сжав. - Знаешь, я никому не рассказывал раньше, даже своим школьным друзьям. Боялся, что засмеют. Но ты, мне почему-то кажется, сможешь это понять. Я ведь с тех пор, как ещё ребёнком посмотрел «Звёздные войны», грезил собрать небольшую команду отчаянных и проверенных в деле друзей и путешествовать с планеты на планету, как Хан Соло на «Тысячелетнем соколе». Не контрабандой, конечно, заниматься. Но почему бы не сделать свой бизнес в сфере космической торговли? Так я тогда думал. Купить грузовой модуль и летать по галактике, покупая товары там, где они стоят дёшево, и продавая на планетах, где они считаются дефицитом. Правда, позже я посмотрел «Стартрек», и... ну, там несколько другая романтика, но мне тоже понравилось. А главное, по пути «Стартрека» было проще следовать. И вот мы, считай, команда «Стартрека», угодившая в очередные неприятности, - Фёдор Михайлович улыбнулся и как-то погрустнел. - Прости, наверное, я слишком много говорю... ты хотела помолчать...
Услышал он или нет сказанное Майей очень тихо, она так и не поняла. Виду не подал, во всяком случае. Если только эти его откровения не были ответом на её открытость и доверие к нему. Может, так оно и было. А может, он и не хотел возвращаться? Здесь, в этой части вселенной, отважные данкийцы никому не принадлежали. То есть, были полностью предоставлены сами себе. И хороший вопрос, было ли к кому Чижику возвращаться. Ждал ли его кто-нибудь на Земле? Может, та блондинка с родинкой?..
Тем временем, с небес уже спускался челнок, садясь в десятке метров от ожидавших его прибытия людей.

* * *

- Я не могу испытывать человеческих эмоций, Майя Юрьевна, - хладнокровно ответил этот высокоинтеллектуальный искусственный интеллект. - Блок эмоций отключён из соображений безопасности. Но я всегда готов к общению с экипажем.
Свежий морозный воздух ударил в ноздри, проник в лёгкие, пробежался прохладцей по тонкому девичьему телу, отчего по коже побежали мурашки. Кондиционер скафандра ведь уже давно был переведён Светловой в ручной режим, и он сейчас не мог её согреть на автомате. Так что холодновато как-то и зябко враз стало, а в носу слегка свербило. Хотелось то ли чихнуть, то ли высморкаться, то ли и то, и другое по очереди. Майя чихнула, и стало легче, но теперь ей действительно нужно было высморкаться, слишком много влаги скопилось в носу. Да и першащее горло... ох, не к добру это. Как бы она не простыла из-за своих экспериментов с кондиционером.
Двое давних знакомых, двое галантных мужчин помогли девушке выбраться из челнока. Правда, из-за того, что каждый тянул её по-своему, а третьей руки, чтобы за что-нибудь придержаться, у Светловой не было, спрыгнув на пол, она слегка споткнулась и на мгновение потеряла равновесие. Пришлось машинально ухватиться за первое, что подвернётся под руку, чтобы не упасть с позором на пол шлюза. И этим первым оказался закованный в мягкий скафандр капитан. Увидев, что девушка споткнулась и махнула рукой, пытаясь за что-то ухватиться, он просто сделал к ней шаг и придержал, а получилось при этом, что она на мгновение оказалась в его объятиях, прижавшись к его груди. Пусть даже они оба были в скафандрах. Эдакая космическая романтика...
- Помню, помню что-то такое в «Стартреке», - усмехнулся Чижик, отстраняясь, когда убедился, что Майя стоит уверенно. На мгновение ей показалось, что он смутился от этого неловкого момента и у него даже чуть сбилось дыхание. - Я его, правда, не весь видел, только один сериал и отдельные серии других. Но догадываюсь, о чём ты.
Стругачёв поглядел на них, отчего-то ухмыльнулся и заторопился на выход из отсека, а из недр шаттла появились сначала Иван, напоминавший ёжика, тащившего на иголках гроздья фруктов и грибов, со своим огромным ящиком и Майкиными вещами, а затем и Кырымжан, тоже прихвативший что-то Светловское.
- Ваши вещи, Майя Юрьевна, - деловито сказал техник, протягивая их девушке-доктору, и вдруг улыбнулся. - Могу, если желаете, к вам в кабинет занести. Или лучше в каюту?
- Отставить заходить без спроса в чужие каюты, Иван, - строго и почти сердито обратился к нему капитан, нахмурившись. Он наконец снял свой шлем и с облегчением задышал свежим воздухом. - Мы с вами ещё об этом поговорим.
- Есть, капитан, - улыбка сошла с лица Раздолбайла.
- Давайте вещи, здесь есть, кому отнести, - заметил ожидавший их у порога Михалков. За его спиной виднелись лица Романовского, Шмидта и Ромашкина.
- Иван, давай инструменты, - первый борт-инженер окликнул второго, чуть выходя вперёд и протягивая за ящиком свою большую руку.

Что же, теперь можно было избавиться от скафандра и первым делом отправиться, наверное, под душ, освежиться после утомительного приключения, завершившегося для экипажа «Данко» всё же относительно удачно. А главное, было сделано множество невероятно важных открытий, как для истории космоса, так и в медицине. То же лекарство из лап инсектоида. Брр, если подумать. Но ведь может спасти миллиарды человеческих жизней!
- С успехом вас, Майя Юрьевна! - когда она выходила из шлюза, то встретила в коридоре доктора Григорьева, который ей искренне поаплодировал. В его глазах читалось удовольствие и он прямо-таки светился энтузиазмом. - Нам предстоит много работы по изучению добытых материалов для исследований. Хотя, это больше по моей части. Я считаю, нам стоит немного разделить обязанности между медиком и биологом, а вы как думаете? Жаль, что материалы в основном по инсектоиду, но Данко зафиксировал всех замеченных существ, есть что обсудить и можно заняться составлением каталога местных разумных рас.
В принципе, в следующем посте можешь описать, чем занималась Майя ближайший час или около того, она снова предоставлена сама себе на время :)
  • Неееет! Только не Лана на Земле!!!
    А так очень здорово :) Первая часть такая проникновенная и неожиданная. Вот я реально кстати не могла бы подумать, что Чижик не хочет на Землю. Но сейчас я думаю, а ведь и правда... может и не хотеть. Это прямо вот пробивает эмоционально.

    ...хотя так и не сказал, блин, услышал или нет. А я там очень мучилась, чтобы это признанием в любви не звучало :D Конечно откровенность это хорошо, но девушка в таком не должна сама первой признаваться. О да. Я старомодна.)
    +1 от Лисса, 16.06.17 01:23

Пока Игорь помогал ей с сумкой, поднимая её наверх - невероятно тяжёлая задача для большого и сильного мужчины, конечно! - Маша осмотрелась в купе и просто прикипела взглядом к этой обстановке, которую язык напрашивался назвать романтической и интимной. Вот такая красота должна царить на свиданиях. Эти сидения-койкоместа - лаже несмотря на два яруса, они выглядели восхитительно, как мягкие диванчики в вип-кабинке дорогого ресторана. Эти занавески на окнах, шторы с рюшами! Ах, эти кремовые стены! И столик между диванчиками, прямо как в том же ресторане. Глаза у Кузнецовой засияли, и даже подупавшее многократно за день настроение стало подниматься вгору от такого зрелища, приятно радующего глаз. Всё-таки хоть в чём-то повезло в этот не сложившийся для актрисы день.
- О, смотрите, Игорь, - девушка показала ему свою находку - увиденные на столе комплекты для голодающих с Поволжья. Краем сознания отметив, что будет ещё, по-видимому, третий пассажир. - Так мило с их стороны.
Сразу изменилась Маша как-то неуловимо, вкусив царящую в этом купе атмосферу класса люкс. Исчезли раздражительные нотки в голосе и поведении, губы хотели улыбаться, а интонации стали душевно-тёплыми, словно бы говорила она не с незнакомцем, о котором, кроме имени, ничего не знала, а со старым добрым другом. И стала Маша казаться в эти минуты какой-то милой и по-домашнему уютной, а не злой фурией, что роняет проводниц в лужи и расстреливает попутчиков одним своим взглядом.
Изучив содержимое одной из коробок, девушка тихонечко себе порадовалась, что с голоду она точно не умрёт по дороге в Москву. На название фирмы внимание не обратила - мало ли их на просторах нашей необъятной родины. Особенно было радостно увидеть шоколадку и печенье. Хотя три штучки... мм, это просто издевательство! Слишком мало, чтобы наесться, и слишком много, чтобы не раздразнить аппетит и не вызвать желания съесть ещё парочку печенек. «Юбилейное» Маша очень любила - самое любимое печенье, можно сказать. Весь этот милый маленький разносол радовал актрису, и даже запах сыра не напоминал о мышеловке.
Зато другой витавший в воздухе аромат заставил слегонца напрячься. Вот теперь и Машка почувствовала дурной запах. Не выдумывал Игорёк, значит, правду говорил. Она принюхалась, попытавшись определить направление, откуда он исходит. Хотя нос стоило бы прочистить, ага. Именно поэтому Маша собиралась первым делом, как поезд тронется, сходить в туалет. Да-да, чтобы прочистить нос, а не то, что ей посоветовал, кажись, проводник из соседнего вагона. Хотя и пописать будет не лишне заодно. Но, конечно, это ей послышалось. Она так и не поняла, что тот сказал.

Наконец Экспресс отправился в путь, продираясь через джунгли вокзала и везя своих пассажиров к далёкой Москве, подобно горьковскому Данко, ведущему доверившихся ему людей через тёмный лес к светлой мечте.
Некоторое время понаблюдав за медленно проплывающими мимо вокзальными пейзажами, унылыми вереницами грузовых составов и кирпичных служебных зданий, и моргнув, увидев слившиеся в двойное 13 цифры на табло (верный признак, что глаза утомились и пора баиньки), Маша уже хотела отправиться в сказочное путешествие в туалет, как вдруг к ним в купе нагрянули гости. А технически говоря, хозяева этого самого вагона.
Проводник, напарник б-леди совершенство, хоть и был мрачен, но показался девушке настоящим мур-лордом Совершенство. Она с интересом изучила его взглядом, невольно исподтишка покосившись на Игоря, когда в купе возникла проводница и стала проявлять к гражданину Котову В. С. явные знаки внимания. Похоже, попутчик Маши был сильно разочарован. Хотя с чего бы? С этой блондиночкой ему явно ничего не светило, в любом случае.
Пока проводники шушукались, да суровый Вольдемар с прямолинейным Игорьком выясняли, кто из них первый альфа-самец на деревне, то бишь в вагоне, девушка снова потянулась за сумочкой, где лежал сверху билетик, несколько недоумевая, ведь она уже показывала его блондинке. Про какого такого безбилетника она говорит, интересно. Точно не про них с Игорем, и слава богу. На холодный оскал рычащей собаки актриса ответила безупречным, спокойным, но предупреждающим взглядом царапучей кошки. Не просто так ведь она получила своё прозвище Кошка Драная. Машу было лучше не злить. Но сейчас она чувствовала перед проводницей вину и потому не лезла на рожон.
Даже про вонь, которую тоже теперь чувствовала, решила промолчать. В конце концов, она на такой уровень обслуживания даже не рассчитывала. Это не тот случай, когда аппетит приходит во время еды. Марию устраивало то, что она имеет, и претензий у неё не было. Конечно, если причину вони устранят, будет лучше, но нет - и ничего страшного. В обычном поезде бывают и не такие запахи.
Так что, достать билет и с улыбкой протянуть проводнику, а когда их с Игорем оставят - отправиться в турне по вагону в поисках туалета. А заодно можно будет попробовать, принюхавшись, определить, откуда дохлятиной несёт.
+2 | Багровый Экспресс, 14.06.17 06:54
  • Маша верит в Игорька :D
    Проводник, напарник б-леди совершенство, хоть и был мрачен, но показался девушке настоящим мур-лордом Совершенство. Она с интересом изучила его взглядом, невольно исподтишка покосившись на Игоря, когда в купе возникла проводница и стала проявлять к гражданину Котову В. С. явные знаки внимания. Похоже, попутчик Маши был сильно разочарован. Хотя с чего бы? С этой блондиночкой ему явно ничего не светило, в любом случае.


    А ещё эта милая, маленькая деталь ^^
    Наконец Экспресс отправился в путь, продираясь через джунгли вокзала и везя своих пассажиров к далёкой Москве, подобно горьковскому Данко, ведущему доверившихся ему людей через тёмный лес к светлой мечте.
    +1 от Лисса, 14.06.17 20:45
  • За достойный отпор и мурло-рда :)
    +1 от rar90, 15.06.17 02:39

Выйдя из своего укрытия без малейших сомнений в целесообразности сего действа и ступив ближе к огню, Ярр заметил оружие незнакомого путешественника. Из-под бревна, на котором тот сидел, выглядывал наконечник положенного на землю у ног копья. Причём не простого незатейливого копьишка, выструганного из обычного дерева с надетым на него скромным железным наконечником. Нет! На конце изящного древка находился целый роскошный клинок, длиной с короткий меч, с зазубринами и утолщающийся к концу. Это явно свидетельствовало о том, что путник - не простой дорожный человек, а ещё и, должно быть, первостатейный воин или как минимум охотник.
- А друиды знают, что некий Ярр Ласка из дома Ласки покоряет эти места, испокон веков им принадлежавшие? - послышался неожиданно очень приятный, грудной и, может быть, чуточку грубоватый женский голос, в котором слышалась лёгкая и безобидная насмешка.
Путник, а вернее, путница оглянулась, скидывая капюшон со своих волос цвета воронова крыла с лёгким отливом каштана, прямых и необыкновенно длинных - до самого пояса, а то и ниже, сверкнула очами цвета налитых соком по лету листьев, из-под прямой чёлки, полностью скрывавшей лоб и брови, но оставлявшей открытыми глаза. Весьма привлекательная девица с несколько строгим и слегка обветренным лицом и очень соблазнительным декольте, открывавшим вид на немаленький бюст - не то, что у Фиоры - поглядела на бравого следопыта, дёрнула бровью и отвернулась обратно к костру. Но теперь Ярр видел не один только капюшон её плаща, а затылок и струящиеся по плечам волосы.
- Вепрь-оборотень ходит через лес тише тебя, Ярр, - хмыкнула девушка, и его имя в её исполнении прозвучало неожиданно мелодично красиво, словно кошка его промурлыкала «мурр-ярр». - Я издали услыхала, что кто-то крадётся, как испуганный заяц. Один такой мне уже сегодня попался, хм. Думала, очередной путник, заблудившийся в волшебном лесу. Хотела накормить голодного бедолагу. Но раз ты не голоден и, хм, первоклассный следопыт, то это ведь тебе не нужно, верно? - смешливо поинтересовалась незнакомка, но затем всё же решила назваться, видимо, чтобы отдать дань вежливости представившемуся чужаку. - Я Лиана Шустрая из дома, хм, Шустрых, наверное, - усмехнулась она и наклонилась, протягивая изящную руку в светло-коричневой перчатке с узором, да с открытыми ниже первой фаланги пальцами, за своим устрашающего вида копьём. - Что у тебя с ушами?
  • О нет! А как же Шадричка !? Нельзя так искушать неподготовленного голодного мужчину)
    Будем надеяться что Ярр устоит.)
    +1 от Лисса, 14.06.17 19:21
  • Достижение разблокировано: «Партия». :D
    +1 от XIII, 14.06.17 19:42

Глубина космоса безмерна. Вселенная необъятна. Как мало знает её человек, живущий лишь в одном - быть может, самом отдалённом по вселенским меркам - уголке мироздания, называемом землянами галактикой Млечный Путь. И как недавно выяснили данкийцы, даже столь древние существа, как селестиане и ксилоны, знают Вселенную не многим лучше людей. Если только они не скрывают от них неких своих знаний, запретных для младших рас. Ни в одном селестианском учебнике и ксилонском трактате не упоминалось о встречах с неизвестными расами, достигшими уровня космической эры. А здесь вот... рядом, на одной планете, живут тысячи различных видов, так или иначе прилетевшие сюда на космических кораблях. Не важно, сами они прибыли или их далёкие предки - факт, что всё это разнообразие инопланетян летает по местному космосу. А прогрессоры людей даже не в курсе о них.
- Что думаете обо всём этом, Игорь Кириллович? - спросил светловолосый старпом второго данкийского доктора по видеосвязи с мостика.
- Ммм... хм... фумаю, фто это невероятно, - быстро заработав челюстями, чтобы скорее дожевать булку, признался Григорьев и запил её кефиром прямо из бутылки. На докторских тонких усиках остался белый кефирный след, который мужчина тут же слизнул языком. - Невероятно, но факт. Мы совершили уникальнейшее открытие в истории человечества, которое можно поставить в один ряд с полётом Гагарина и первым контактом. А может даже, ещё более значимое.
- Оно будет значимым, если мы вернёмся, - заметил Михалков. - И если сумеем проложить курс сюда и обратно. Хотя бы через те же чёрные дыры.
- Если их и можно использовать как червоточины в другую часть Вселенной, - кисло сказал штурман Шмидт, - то в любом случае поблизости от нас нет ни одной чёрной дыры. По крайней мере, они не указаны на их картах, - он кивнул на навигационный экран, где сейчас отображалась и продолжала строиться трёхмерная карта этого сектора здешней галактики, присланная Иваном.
- Будем искать, Александр Оттович, будем искать, - заверил его первый помощник. - А сейчас идёмте встречать наших героев.

* * *

- Будем искать, - уверенно сказал Юрий Аркадьевич, похлопав сидящего в штурманском кресле Вольского по плечу, и сам занял кресло пилота. Былые навыки за годы политической карьеры не были забыты.
Капитан Светлов испытывал глубокое удовлетворение. То, что эта чёртова, то есть, чёрная дыра оказалась своеобразным космическим порталом, вышвырнувшим звездолёт «Товарищ» в неизвестные дебри Вселенной - это была его победа. Светлов всегда придерживался именно этой версии, что происходит с объектами, затянутыми в чёрную дыру, и она победила! Но куда важнее для него было, что дочь, о которой он так беспокоился, всё ещё должна быть жива и здорова. Уж если эта устаревшая космическая лоханка, выданная ему Леонардом Карловичем, смогла выдержать такой переход, то «Данко» просто обязан был пройти через червоточину без осложнений. Знать бы только, что стало причиной его преждевременного выхода из гипера.
- Мда... Жаль, портал односторонний... - буркнул себе под нос капитан и громко скомандовал. - Идём вперёд!
- Есть, кэп! - доложился Вольский.
Выбора особого, в любом случае, не было. Сканеры «Товарища» нащупали в пределах звездолёта три звёздных системы. Они были не настолько мощны, как на «Данко», чтобы в подробностях получить про них информацию. Приходилось выбирать наугад, и Светлов решил не сворачивать, раз уж впереди одна из звёзд. Топливо следовало экономить. Чёрт его знает, сколько им придётся полетать. На долгий маршрут они не рассчитывали, надеясь относительно быстро разыскать пропавший звездолёт.

Они летели вперёд на сравнительно небольшой скорости, что позволяло бортовым сканерам беспрепятственно просматривать окружающее пространство в поисках космических объектов. Наконец носовой сканер обнаружил на расстоянии нескольких тысяч километров прямо по курсу небольшой, быстро приближающийся объект. Обнадёжившись, что это может быть «Данко», Светлов дал команду осторожно идти ему навстречу.
Но это, к разочарованию капитана и его куцей команды из двух человек, оказался чужой корабль. Не долетая до них примерно ста километров, объект остановился, и они тут же последовали его примеру. Сканеры определили, что перед ними был звездолёт, подходящий под описание класса Д по классификации Галактического Союза - то есть, небольшой маневренный корабль, предназначенный скорее всего для несения патрульной службы или эскортного сопровождения.
- Активизировать защитное поле! - отдал приказ Юрий Аркадьевич.
- Есть! - донёсся из динамика голос борт-инженера Овчаренко.
Бортовой радиопередатчик принял какой-то сигнал и, пропустив его через декодер, вывел его на экран монитора. На экране возникло одетое в форму неизвестное землянам ящерообразное существо. Оно заскрипело и зашипело, приоткрывая рот, и электронный переводчик, аналогичный тому, что был на «Данко», с таким трудом выбитый Светловым у Иоффе, голосом искина следующим образом интерпретировал обращение:
- Я Командор М’к Тел Имперской Конфедерации Ганциг. Вы незарегистрированный корабль, вторгшийся на Имперскую территорию. Немедленно представьтесь и объясните цели вашего прибытия!
Капитан Светлов нахмурился, недобро глядя на коричневато-зелёную морду говорящего ящера. Вот и первый сюрприз - неизвестная раса и неизвестная Империя. Не было никакого смысла запрашивать у бортового компьютера информацию об Имперской Конфедерации Ганциг. Юрий Аркадьевич лучше кого бы то ни было знал, что ни на одной карте исследованной части Вселенной не обозначено такое государственное образование.
И сейчас выбора у капитана было два: представиться, как того требовало существо, или открыть огонь первым, пока ещё не поздно. Но... они ничего не знали о вооружении имперского корабля, а боевые возможности «Товарища», и без того не очень хорошие, были значительно урезаны отсутствием большей части экипажа. Искин мог отчасти заменить недостающих членов команды, но в бою лучше было полагаться на живых канониров. Светловская команда сейчас не могла похвастать наличием ни одного из них.
Приняв небольшое промедление за отказ подчиниться его требованиям, имперский звездолёт нанёс по кораблю ВКС предупредительный удар. Лазерный заряд был поглощён защитной оболочкой «Товарища», однако прямое попадание всё-таки нанесло кораблю весьма ощутимый ущерб.
- Капитан, ривень щитов 88 процентов! - доложился Овчаренко.
- Что ещё за ривень? - недовольно уточнил Светлов.
- Уровень... - поправился борт-инженер.
- Двенадцать процентов как корова слизала... засранец, - прошипел капитан, глядя на холодно-невозмутимую выжидающую морду ящера на экране.

* * *

Дверь челнока с шипением открылась, выпуская вернувшихся на «Данко» разведчиков в шлюзовой отсек.
- Уровень воздуха в отсеке восстановлен, - спокойно сообщил искин. - Вы можете снять шлемы.
Первым с огромным облегчением и слегка суетливо избавился от своего шлема Стругачёв, задышав так часто и тяжело, будто после затяжной пробежки, с удовольствием вдыхая свежий кондиционированный воздух так, что крылья его носа слегка подрагивали, набирая живительного воздуха полную грудь и выдыхая обратно лёгкими облачками пара. Здесь, в шлюзе, сейчас была минусовая температура - до минус шестнадцати. Это было необходимо для процесса обеззараживания прибывших, на случай, если с ними на их скафандрах или вещах прибыли нежелательные пассажиры-микробы. Щёки Лёхи зарумянились от холодца, он заулыбался и выпрыгнул наружу, подавая руку Майе.
Так уж получилось - забавный момент - что и Фёдор Михайлович, пока ещё в шлеме, выбрался из шаттла и протянул руку девушке. Двое её старых знакомых переглянулись и оба несколько растерянно взглянули на неё, но никто руку так и не отдёрнул.
Выбирай, Светлова, помощь какого мужчины принять. Впрочем, ничто не мешало ей схватиться обеими руками за руку каждого. Это было бы даже красиво. Эдак поэтично - можно было вообразить себя романтической барышней в старинном пышном платье, за внимание которой соперничают многие мужчины, и даже из кареты помогают выходить по двое. Хотя, по правде, это жутко неудобно - удобнее, когда одна рука свободна и есть возможность придержаться за край, выбираясь наружу. Но обделить вниманием одного - значит, обидеть другого. Наверное.
А может, ну их, этих помощников? Занять руки ноутбуком и чемоданом и сделать вид, что так и надо. Хотя стоп. Чемодан же у Чижика - держит его, как родненького, не отпуская, разве что колёсиками на пол поставил.

* * *

Лёха вообще, как показала практика, парень не промах. Да и Чижик мужчина хоть куда.
- Живее всех живых, - часто дыша, весело ответил Алексей Кирович, слегка отойдя от шока. - Адреналинчик в кровь, чтоб его!
Лицо у парня сделалось довольным от Майкиной похвалы, порозовел весь удовольственно под шлемом, улыбаться стал. Только на их провожатого Фьорала зверем поглядывал. Законы законами - или, как там, беззаконие беззаконием? - но мог бы их предупредить, сволочь ситхская, что здесь настолько опасно!
Со всеми данкийцами всё было в полном порядке, если не считать, что слегонца перенервничали. Они, как и Майя, даже испугаться не успели, а Кайрат и не собирался пугаться, это же было очевидно. Сильнее всех в этой короткой схватке пострадал Майкин чемоданчик, на память об этой планетке осталось на нём аж три царапины. Хорошо, что он был сделан из прочного материала - осмотр «крысолюда» показал, что когти у него длинные и острые. Нападавшие на вид были целёхоньки и лежали в отключке, но дышали нормально, насколько вообще можно было понять, не зная физиологию этих существ. У кальмара пострадало ударенное Иваном щупальце, слегка потемнев в месте удара и сделавшись не розовым, а больше малиновым. Коричневый инопланетянин неопределённого вида скрючился после Лёхиного удара в живот.
- Всё нормально, уходим, - убедившись, что все целы, распорядился Фёдор Михайлович.
- Они сами смогут позвать врача, когда очнутся, но если вы так просите, я сделаю это, - согласился Фьорал, никак не отреагировав на всплеск возмущения девушки-доктора.
И он удалился куда-то, оставив землян уже рядом с выходом из Дома Советов.

Наконец они снова шагали по Комитетскому проспекту в обратную сторону, направляясь к жилищу Кролла.
- Гоплит? - переспросил Фёдор Михайлович озадаченно. - К своему стыду, не помню, кто это такие... Ах да, ты же любила историю, - вспомнил он неожиданно.
- Гоплит - это древнегреческий тяжеловооружённый пеший воин. Слово происходит от названия тяжёлого круглого щита - гоплона, - вмешался Раздолбайло, пародируя ходячую Галапедию. - Предполагается, что впервые они появились в аргосской армии. Гоплиты служили в армиях греческих городов-государств и по своей сути были солдатами-гражданами, так как долгом гражданина любого свободного полиса было несение военной службы. Поэтому любое собрание граждан представляло собой собрание солдат - служащих в данное время или отслуживших ветеранов...
Казалось, Ванька долго ещё мог рассказывать про этих самых гоплитов, которые не гопники, а вполне себе милиция, но Чижик от него забавно отмахнулся ладонью.
- Ладно, ладно, я уже понял, что среди вас я наименее образован по исторической части, - с усмешкой покаялся бывший учитель звездоплавания.
- Расслабьтесь, капитан, - притворно вздохнул Стругачёв, - я так вообще про гоблинов подумал и не понял, к чему это Светлова их приплела.
- Что же, спасибо за похвалу, - улыбнулся девушке Фёдор Михайлович. - Думаю, чемодан ещё можно починить как-нибудь. Жалко всё же, хорошая и красивая вещь, - оглядел он его с сожалением.
Услышав её предложение отдать ему своё дизайнерское кресло, Чижик, кажется, поперхнулся, переменился в лице и, перейдя на личный канал, в замешательстве ответил:
- Да мне как-то на твёрдых поверхностях удобнее, - голос его звучал слегка растерянно, но деликатно, и он быстро нашёл, как отшутиться. - Ты можешь представить меня сидящим в твоём кресле вместо капитанского на мостике? - хмыкнул мужчина и тихо рассмеялся, сбрасывая нервное напряжение последних минут.

В общем, Майкина похвала всем мужчинам пришлась по душе. Это ведь замечательно, когда женщина оценивает по достоинству их мужские качества. А если это ещё и единственная женщина на корабле - то даже почётно по-особенному. Растаял даже Кырымжан. Этот суровый вояка и бровью не повёл, но, выслушав Светлову, неожиданно предложил:
- Я бы мог вас немного подтянуть, старший лейтенант, - он кивнул. - Приходите на тренировки, если хотите. График занятий я вам пришлю.
- Ох, ох, майор, - Чижик покачал головой, напустив в голос беспокойства, - переживаю я за нашего доктора. Как бы ей после ваших уроков самой доктор не понадобился. Давайте лучше я её подтяну, моего уровня будет достаточно.
- Капитан, вы меня обижаете, - неожиданно сказал Кырымжан действительно с нотками лёгкой обиды в голосе.
- Хорошо, извините, - выдохнул Фёдор Михайлович. - Предлагаю старшему лейтенанту самой разобраться, надо ли ей подтянуться в самообороне и с кем ей предпочтительнее заниматься.
Что это было? Ревность? Или он и правда волнуется, что майор сделает из неё отбивную на этих тренировках?

Но вот от разговора Кайрат снова отключился, когда речь зашла про Слонёнка. Слушали её снова все, кроме него. С живым интересом, что немаловажно, слушали. А Стругачёв откровенно хихикал, выслушивая её приключения в этой комнате отдыхательной.
- Ох ты, что ж ты сначала всех деталей не разузнала? - заржал он, услышав, что убираться там прям так уж остервенело и не требовалось. - Дроида бы хоть, и правда, взяла, что ли, себе в помощь. Но я не удивлён, ага. После идеального порядка в твоём кабинете совсем вот ни грамма не удивлён.
- Весьма полезная характеристика для врача, - серьёзно заметил Чижик, слушавший её больше с сочувствием, но иногда всё же слегка улыбавшийся, ведь подавала Майя рассказ немного в юморном ключе.
Дослушав же до конца эту трогательную историю, Фёдор Михайлович вздохнул и сказал с лёгкой улыбкой:
- Хорошо, что всё хорошо заканчивается.
- О-о, Светлова! - вклинился Лёха. - Эта надпись в той комнатке после нашего возвращения, ей-ей, станет музейным экспонатом! Туда будут водить людей и за деньги её показывать! Фирменную чистоту знаменитой звездолётчицы Светловой! Первооткрывательницы новой Вселенной!

Загрустили как-то все после слов рыжика, вроде бы и весёлых, а нет же - навеявших немного грусти. Воспоминаний разных и тоски по далёкой Родине.
В таком настроении и от Кролла вышли, решив не беспокоить спящего хозяина. Записку ему оставить не могли по причине незнания местной письменности - Данко ещё не закончил анализ полученной лингвистической информации, довольно скудной, с отсканированной звёздной карты.
Замечтавшаяся девушка не сразу заметила, как к ней со спины подошёл Фёдор Михайлович. Он остановился на шаг сбоку и сзади от неё, постоял немного и положил руку ей на плечо, слегка его пожав. И пусть это прикосновение невозможно было как следует прочувствовать из-за плотной непроницаемой ткани скафандра, от него на душе становилось как-то теплее. Чижик ничего не сказал, просто стоял рядом и смотрел на город, метко прозванный Иваном Ксенопарком. И иногда переводил взгляд на Майю, тогда в нём читались поддержка и тепло близкого человека. А с близкими людьми и помолчать приятно.
  • Отличное начало главы! Очень много персонажей появляется и это мне нравится в игре, что нет просто картонок фоновых - все в разное время, но всё же появляются на "экране" и получают свою минутку для высказывания. Создаёт цельный образ мира :)
    Тут тебе и проблемы Большого Папы (лос-попадосЪ)), и кислый пессимистичный как всегда Шмидт, и немного первого помощника Михалкова, и длиннющая лекция от Ивана, которая по моему опять немножечко не в тему))
    Замечательный пост!
    +1 от Лисса, 08.06.17 09:12
  • За папу, спешащего на помощь :)
    +1 от rar90, 08.06.17 09:23

Спал Яррике плохо. Мерещилось всякое, чудились непонятные звуки, шумели кусты вокруг. Он то и дело просыпался, пока не забрезжил рассвет и сквозь кроны деревьев не проклюнулись первые солнечные лучи нового дня. Тогда чувство голода пересилило желание доспать и пришлось магу подниматься на ноги в поисках, чего бы такого пожрать.
Он сразу же почувствовал перемены. Слух его изменился и стал другим. Звуки больше не раскладывались на составляющие, они стали цельными и едиными, как привык Ярр. Вот только почему-то слышал он намного лучше прежнего. Потрогав то место, где вчера ещё вместо ушей была змеиная кожа, молодой человек нащупал таки уши. Пушистые и продолговатые, с кисточками на концах. Поглядевшись в подаренное Григом зеркало из днища пивной кружки, он увидел выглядывавшие из его причёски рыжие беличьи уши!
Проклятье подшутило над ним. Вчера он обещал мальчишке, что завтра у него снова будут нормальные уши, а обещания своего не сдержал, выходит, из-за этого дурацкого проклятия. Хотя почему нет? Вполне нормальные уши, только беличьи. Прикольно так подёргиваются и в стороны вертятся, и выглядят довольно мило, а прикасаться и поглаживать их приятно.
Но первым делом следовало позаботиться о том, чтобы не сдохнуть с голодухи. И Ярр Ласка отправился на поиски еды. Словно бы в насмешку, вскоре ему попались заросли орешника с крупными, вполне съедобными на вид плодами, попробовав которые, он не устоял и наелся ими так, что аж живот заболел. Нажрался орехами, словно та белка, уши которой ему сегодня приделали. Зато теперь он был сыт, а орешков ещё было на дорожку...

Так и питался он три дня, в течение которых скитался по Старому лесу, явно то ли заколдованному, то ли его специально путали друиды или иные лесные создания. Ел он орешки и ягоды, иногда натыкался на плодовое дерево. Можно было попробовать охотиться, но огня у Яррике с собой не было совершенно, а магией такой он не владел. Не есть же мясо сырым! Трубка его походная тоже не у дел оказалась из-за отсутствия огня, он банально не мог покурить, хоть и был табак в мешочке.
Не сказать, чтобы лес был как-то особо по-колдовскому мрачен или давил на незадачливого волшебника гнетущей атмосферой. Это была самая обычная с виду лесная чащоба, зелёная глухомань. Встречались и густые непролазные заросли, и небольшие болота, где было особенно много комарья. Вот комары стали для Ласки настоящим мучением. Они донимали его всю дорогу и особенно досаждали ночью, каждое утро он просыпался основательно искусанным. Не то, чтобы их была тьма-тьмущая, но весьма так прилично. А вот крупной живности больше зайца здесь либо не водилось, либо это зверьё избегало с ним встреч. Один только раз промелькнул далеко среди деревьев маленький лесной олень.
В чём не было недостатка, так это в воде. Мелких родников, ручейков и речушек попадалось немало. Где-то можно было искупаться, в другом месте пополнить запасы воды - благо, бутылка от вина у Ярра осталась с собой и её можно было использовать вместо фляги.

Что касается проклятия, то оно над парнем продолжало издеваться, будто бы в насмешку не желало перекидываться с ушей на другие части тела. Второй рассвет ознаменовался для Яррике непривычными ощущениями. Глядь - а ушей снова нету! Но теперь не было и змеиной кожи. Просто гладкая человеческая кожа вместо ушей. Зато Ярр вдруг осознал, что... стал слышать ногами! Да-да, его ноги реагировали на малейшие вибрации вокруг, сообщая информацию о слуховых ощущениях мозгу. Закатав штанины до колен, волшебник обнаружил на голенях необычные хитиновые наросты. По-видимому, это были уши какого-то насекомого вроде таракана.
На третье утро эти наросты исчезли, а вместо гладкой кожи на месте ушей появились большие голубые раковины, поднимавшиеся сантиметров на пять над головой. Ярр слышал, будто такие уши были у сказочных существ тритонов - полурыб-полулюдей - и давали возможность превосходно слышать под водой. Но вот на суше все звуки казались далёкими и гулкими...

Третьи сутки его вынужденного пребывания в лесу подходили к концу. Изголодавшийся от скудного лесного рациона, весь искусанный комарами и исхлёстанный ветками, с разорванным в паре мест плащом, Ласка чувствовал себя крайне неважно, когда искал новое место для ночлега. Уже стемнело, и хотелось поскорее завалиться спать и избавиться от этих чёртовых рыбьих ушей, да ещё голубых. Уж больно плохо они слышали.
Зато изысканный аристократический нюх Яррике уловил лёгкий запашок дыма, а затем у него потекли слюнки от запаха жареного мяса. Он пошёл на этот аромат и вскоре, выглянув из-за кустов, увидел небольшую лесную полянку, на которой развёл костёр одинокий путник и жарил на нём какого-то зверька на вертеле. Собственно, уже дожаривал. Зверь покрылся аппетитной корочкой и распространял повсюду божественный аромат жареного мяса. Кажется, его даже посыпали какими-то приправами. На вид это когда-то было вроде зайцем, Ярр не очень в этом разбирался.
Что до путника, то его со своего положения волшебник не мог разглядеть, так как тот сидел к магу спиной на бревне из поваленного, должно быть, грозой дерева. На этом человеке был коричневый дорожный плащ, а голову укрывал капюшон. Незнакомец сидел к Ярру спиной и не шевелился. Оружие его, наверное, было скрыто под плащом, а вот у ног лежала небольшая походная сумка.
-4 Выносливости. Физическое истощение, усталость, всё открытое тело в прыщах (насчёт лица решай сама, прятал ли его Ярр во сне от комаров), царапины и ссадины.

И да, бомж решил над Ярром прикольнуться! Четыре дня подряд на первом броске 1д10 выпадает 3, что значит - проклятие действует на уши :D Но скоро рассвет, выхода не-е-ет...
  • Какое тяжелое путешествие. Бедняга Ярр. Однако, пост отличный :)
    +1 от Лисса, 07.06.17 12:13

Когда Петя пытался успокоить медведицу, говоря, что он не враг, это её не останавливало и она продолжала надвигаться на него. Но сейчас он решил предложить ей чем-нибудь помочь в её с медвежонком горе. Стоящий напротив зверь перестал реветь, с удивлением посмотрел умными чёрными глазами, отступил в сторону и показал лапой на медвежонка, как бы намекая, что Петя может подойти к нему.
И вот юноша подошёл ближе к медвежонку и понял, что тот угодил в железный капкан, видимо, неудачно упав в эту яму. Мама, не способная самостоятельно его освободить, кроме как отгрызя ему лапу, чего она не делала, жила всё это время рядом с ним, приносила ему еду и защищала. Это было видно по остаткам еды в берлоге и насыпанной повсюду соломе, прикрывавшей сверху охотничью яму с капканом. Освободить мелкого проблемой не будет, силы Беллу хватит, а вот исцеление...
Ведь он не лекарь, подумал Белл внутри Окунькова. Был только один способ помочь медведице, по его мнению: истратить заклятие Исцеления. Живой воды остался всего один глоток и он медвежонку почти никак не поможет. По прикидкам более опытного в таких вещах Белла, чтобы полностью исцелить ведмеда, нужно две таких полных фляги с живой водой. И да, Белл знал, что такие свитки с заклятиями действуют на любой объект, а не только на заклинателя. Так что, должно подействовать. Но решать в любом случае было Пете. Медведица ему не мешала, но смотрела за ним внимательно.
+1 | Герои не умирают, 05.06.17 23:51
  • За всю ситуацию в целом. Она меня заставила понервничать! Да. Это было прекрасно. Я прямо в напряге была за Петю.
    Аххх. *Хоть на один пост, выдыхаю*
    +1 от Лисса, 06.06.17 00:40

- Самое смешное, что сами американцы называют это русскими горками, - звонко рассмеялась Зена. - И ничего страшного здесь нет, но нужно иметь здоровый вестибулярный аппарат, чтобы выдержать головокружительные виражи. Американские горки - это, считай, первый этап подготовки в космонавты.
Проводница героических душ растворилась в темноте, словно бы растаяла под луной, а Пете ничего не оставалось, кроме как продолжать свой путь. Без плеера, к сожалению. Но фэнтезийный рыцарь с плеером и наушниками в ушах смотрелся бы эпично, ага. Если Белл и знал какие-то марши, то ничем Герою не помог. Он оставался молчалив - видимо, его сознание всё же предпочитало ночью спать, а не бродить по лесу.

Остаток ночи приободрившийся и физически, и морально Пётр шёл дальше вдоль дороги вперёд. К утру, когда забрезжил рассвет, он вышел на поляну, которую во всех направлениях пересекало множество следов крупных животных.
Если бы Петя был более внимателен, то заметил бы, что все звериные следы не только сходились к середине поляны, но и заканчивались там. Когда он уже был близок к этому месту, земля вдруг расступилась под его ногами, и он провалился вниз.
Это оказалась берлога, и медведица, рядом с которой лежал маленький медвежонок, была отнюдь не в восторге от его появления. Угрожающе рыча, она приблизилась к Окунькову. В ноздри ударил запах хищного зверя - не мускусный, какой бывает у кошачьих хищников и его вполне можно ощутить в зоопарке, а крепкий запах свалявшейся шерсти и сырого мяса.
+1 | Герои не умирают, 02.06.17 18:57
  • Шикардос попадосЪ)
    +1 от Лисса, 02.06.17 22:34

- Никак нет, господин Ярр, ничего лишнего не пропало и ничего недостающего не отросло, - по-военному чётко отрапортовал мальчишка. - Где ж ваши ухи-то? Они хоть вернутся на место? А это будет завтрева, да? Вы что-то такое говорили про раз в день, - щебетал воробей, получив разрешение говорить.
Он с сожалением взглянул на бутылочку с вином, которую гораздый до выпивки волшебник осушил почти до самого дна. Хотя там, на донце, ещё что-то плескалось. На несколько глотков винишка-то осталось, и Варвик, к своей чести, его не допил, пока Ярр был в отрубе. Кстати, голова намного меньше утреннего гудела. Хороший сон, пусть и с дурными, быть может, сновидениями пошёл парню на пользу. Молодой организм быстро справлялся с переизбытком алкоголя, если уж говорить заумными словами всяких учёных мужей.
- Да какая ночь! - махнул Варвик рукой, смеясь. - До ночи той ещё полдня впереди. Через несколько часов только темнеть начнёт, ага. Лето же, дни у нас летом до-олгие, а ночи короткие. Так что идёмте, господин маг, я вас до леса провожу и по лесу немножечко с вами пройдусь. Успею до темноты вернуться пять раз. Тут же вонача - лес рядом совсем, - мальчишка показал рукой на подступавший к самому берегу густой лес, оставлявший лишь узенькую кромку песка между водой и ближайшими деревьями. Спустившись с холма, прямо в него можно было и направиться.
Солнце и правда стояло пока высоко, хотя уже совершило больше половины своего пути по небу. Так что, была сейчас где-то середина дня. Скоро самое время полдничать.

- Снесу, чего ж не снести, - согласился малец, а потом хитро прищурился и подался вперёд, снизу вверх эдак смешливо заглядывая в Яррово лицо. - А вы, поди ж ты, и правда втюрились в Фиорку? Я-то думал, вы так, шуточки шутите. Уж больно тятька у неё, дядька Григ, суровый. А вы вона, записки пишете. Приглянулась дюже вам, агась? Она-то ничего, красивая. Только отец строгий, всех кавалеров отпугивает. Но Фиорка - это да-а, и румяна, и стройна, и губки пухленькие, и грудка у неё есть, я видел, - важно покивал Варвик с таким видом, будто делился самым сокровенным. - Есть там что потрогать. Грудка и попа - всё хорошо. Вы ж уже это всё знаете, правда-сь? - мальчонка невинно поглядел на Ярра.
Как оказалось, из еды остались самые крохи. Чего не доел Ласка - то дожевал изголодавшийся Варвик, покудова волшебник спал и смотрел интересные картинки. Сразу виноватым лицо мальчишки сделалось, стоило ему услышать про еду. Явно ж много чего оставалось. Хотя нет - сушёное мясо и немного сухофруктов ещё были.
- Да не переживайте вы, хорошо выглядите, всё как надо, ежели на уши не смотреть, - заверил его Варвик, подхватив котомку и бодрячком двинувшись по тропинке вниз с холма.
Отражение в зеркало подтвердило слова мальчика. То же самое божественно прекрасное лицо, которое слегка так, самую малость портила змеиная кожа, шедшая от ушей до скул.
Конец первой главы
  • Шикарно отыграли первую главу, вот прямо на веселе и радости :) Очень гладко, наваристо и приятственно. Спасибо! Чудесное начало. Варвик, Григг, Фиорка, Безумный старец. Очень много чудесных героев приглянулось, и каждый по своему особенный.
    Красивый сеттинг, немного даже для меня лично с неким колоритом Земноморья.
    +1 от Лисса, 02.06.17 09:12

Она удивлённо оглядывалась по сторонам, осматривала дворик от края и до края, любовалась этими нарядными деревцами и скульптурами, красотой архитектуры. Едва вышла за порог. Покинула жутенькую лестницу и неприятненький коридор. И теперь стояла и восторженно озиралась кругом. А потом подняла голову к небу, подставляя лицо снежинкам с радостно горящим взором и такой же улыбкой, какие бывают у детишек при виде долгожданного первого снега, возвещающего о приходе зимы в тёплые края, где длится она никак не дольше положенных по календарю трёх месяцев. Руки Лизы были заняты, а то бы она непременно подставила ладони, чтобы поймать в тёплый ласковый плен одну снежинку и попробовать её на вкус, пока та ещё не растаяла. Сладкую, свежую, белоснежную, приятно обжигающую язык холодком и тут же тающую, как изысканное сливочное мороженое. Но девочка приоткрыла губы и чуть высунула язычок, пробуя поймать на него хотя бы одну пушистую зимнюю странницу. Бледные щёки зарумянились от удовольствия, а глаза засияли тёплым, по-летнему сочным и густым зелёным светом.
Приграничье. Так сказала птица-провидица. Это казалось невероятным - видеть возле себя столь сказочное создание, но Лиза уже поверила в Чудо. А может, лишь в прекрасный сон, хотя не чувствовала себя во сне. Всё было как-то слишком реально. И при этом сказочно волшебно. Жутенько порой. Это была сказочка не для слабонервных. Но волшебство тут точно было. Жило, процветало и властвовало. Скажете, не бывает птиц-провидиц? А почему? Есть же птица-секретарь. Так почему бы не быть провидице?
И всё-таки...
- Но почему я? - повторила Лизонька свой вопрос, повернувшись к новой знакомой.
Несмотря на её карикатурную внешность, то ли смешную, то ли страшную, девочка принимала собеседницу такой, какая она есть. Не боялась почему-то совершенно и доверяла ей почти полностью. Почти, потому что червячок сомнений всё же грыз, подтачивал мысли. Зло хорошо умеет притворяться добреньким. Правда, опасности или иной угрозы, исходящей от птицы, Лиза не чувствовала. Та была её другом. Настоящим другом. Эта дружба родилась без слов и без взаимных признаний. Просто чувство было.
- Кому вам? Я чем-то могу помочь? - немного обеспокоенно спросила встревоженная словами Пифии девочка. Вопросов было множество и они не иссякали, а ответов собеседница давала не очень много. Но хотя бы на глаза показалась и имя своё назвала.
Свеча там, где светят звёзды, дует ветер и метёт снег, была не нужна, подождёт до обратного пути. Лиза её задула и, присев, поставила подсвечник на землю, а затем смело шагнула к птице и безбоязненно взяла угощение в свою руку, сжала орешек в кулачке, не рассматривая. Нет. Она ничуть не боялась Пифию. Она любовалась ею. Её необычным телом - кто-то бы посчитал его уродливым, но оно было по-своему изящным и красивым. Женщина-птица. Сказочный алконост или, может быть, мифическая гарпия. Но всё равно красивая. И очень-преочень приятная и на звук, и на запах. О, как вкусно шуршат её перья! И как сладок звук её голоса!
- Тринадцатый час... - шёпотом повторила за ней Лиззи, снова окунаясь мыслями в пройденный недавно путь. Такой страшный и захватывающий одновременно.
Тринадцатый час и дорога в Приграничье...

* * *

- Ты думаешь, этой двери раньше не было? - тихонько спрашивала Лиза у своей фарфоровой подруги Даши, пробираясь по тёмному коридору.
Звучание собственного голоса успокаивало, но надо было говорить потише. Тени прошлого не любят, когда их тревожат. Они могут принять кого-то, встретить и пустить в свои тёмные объятия, но если этот кто-то своими громкими разговорами нарушит таинство их уединения, эту сказочную, древнюю почти, тишину, они могут и обидеться. И тогда нарушителю спокойствия не позавидуешь. Прошлое умеет мстить. Порой очень безжалостно, преследуя тебя темнотой мрачных пещер, едва-едва разгоняемой одним чадящим факелом у входа, и жестокостью закованных в латы рыцарей, не щадящих даже детей, связывающих им верёвками руки-ноги и заносящих над ними кинжал. Удушающим отравленным дымом и фальшивыми улыбками родных, вроде бы, людей. Самое жестокое испытание, будь ты хоть ребёнок, хоть взрослый.
Эти стены давили и на Лизу. Прошлое злилось, что его тревожат. Даже тихонький шёпот принимало в штыки и отвечало. Напоминало ей о её прежнем доме. Сгоревшем доме, пропахшем гарью пожара. Сгоревшем не дотла, но более не приспособленном для жизни в нём. Снова и снова она вспоминала, как вернулась... «домой». И это невозможно было вспоминать без содрогания. Родные комнаты и коридоры превратились в задымленные руины. Всюду пыль и разруха. Сгоревшая мебель. Обожжённое мамино фортепиано, разломленное на две половины рухнувшей потолочной балкой. Она любила на нём играть. Всегда так грустно звучала эта музыка. Та-да-дам... там... та-дам....
- Лиззи, постой! - пытается её не пускать дядя. - Тебе туда лучше не ходить.
Но поздно. Она уже забежала в дом через пустой зев парадного входа. И застыла в холле, в ужасе оглядываясь. Эта маленькая десятилетняя девочка с толстыми косичками.
- Мне надо! - крикнула она и бросилась к лестнице, обходя препятствия на пути.
Та часть дома, где были жилые комнаты, пострадала сильнее всего. Потолок и часть стены обрушились, и зияла большая дыра, в которую жуткие свои золотистые щупальца, похожие на паучьи лапы, протягивало холодное и безучастное солнце. Словно бы не грело, а насмехалось.
- Лиззи, туда нельзя! Лестница обгорела и может рухнуть! - дядя поспешил следом.
Она уже была наверху. Скрипнула покосившаяся дверь. Два огромных глаза застыли испуганными озёрами. Это была её комната. Ещё неделю назад.
- Не-е-ет! - закричала она, глядя на обвалившуюся часть стены и зияющий провал в соседнюю комнату. Там были её родители. Там они погибли оба. Похороны состоялись три дня назад.
- Пойдём, Лиза, пойдём... - взял её за плечи дядя. - Не стоило тебя приводить... это была плохая идея...
Слёзы застилали глаза. Лизонька развернулась и обняла дядю, крепко к нему прижалась и зажмурилась. Не издала ни писка. Молча глотала горькие слёзы.
Из корзинки на её руке выглянуло фарфоровое личико, и единственный глаз куклы испуганно моргнул. Куклам тоже бывает страшно.

- Я думаю, да... то есть, нет, - слегка запуталась Лиза, продолжая общение шёпотом со своей подружкой Дашей. - Днём её может и не быть. Это же Чудеса, Даша. Волшебство прятало эту дверь от наших глаз. Да-да, не иначе.
Так и шли осторожненько, почти украдкой, внимательно смотря под ноги, чтобы не упасть. А потом они увидели эту картину...
- Смотри... - шепнула Лиза, поправляя куколку так, чтобы она могла видеть одним своим глазом. - Это маяк... будто нарочно тут... путь во тьме освещает... - шёпот стал едва слышен даже ей самой. Но куклы ведь слышат лучше людей.
Этот маяк посреди бушующего шторма был прекрасен. Он вселял надежду в одинокие и разбитые сердца. Такие, как у одной отважной и доброй девочки, отправившейся в странствие в волшебную страну и не испугавшейся препятствий на пути. И как-то легче немножко стало. И выпрямились плечи.
- Интересно, для кого этот маяк? - прошептала Лиза, теплее обнимая Дашу, будто почувствовав, что она озябла.

А потом был спуск по лестнице. По мерзавке этой пакостливой, своим скрипом в тишине пугавшей больше самой темноты вокруг. Оглушавшей прямо. И своей неустойчивостью так сильно напоминавшей о сгоревшем доме.
- Лиззи, туда нельзя! Лестница обгорела и может рухнуть!
Но ей же надо. Она не может поступить иначе. Другого пути сейчас нет. А может, и вообще не существует. И ей нельзя отступать. Только не этой одинокой девочке, поверившей в Чудо. Не этой храброй девочке, чихавшей на Арея за дверью. Не этой доброй девочке, способной всем сердцем полюбить неприветливый дом.
Она. Должна. Спуститься. Вниз.

* * *

- Здесь о-очень красиво... - восторженно потянула Лиза, продолжая оглядываться, цепляться взглядом за элементы декора и окружающего пейзажа. На небо, полное звёзд и снежинок, снова взглянула. Мечтательно так, словно бы увидела себя далеко среди звёзд, несущейся со скоростью хвостатой кометы, этой звёздной странницы. - Ах, как бы я хотела здесь остаться... Но я правда могу сюда приходить? Правда-правда??? - оживилась она и позабыла о таинственном шёпоте. Звонкий голос озарил чудесный двор, подобный журчанию того самого ручейка.
И нет. Она ничуточки не боялась.
- Спасибо, - поблагодарила алконоста-провидицу-Пифию вежливая Лиззи, приблизила руку с орехом к себе и раскрыла ладонь, его разглядывая. Его описание из уст Пифии звучало так таинственно. И жутенько немного, но снова она не испытывала страх. Такое отсутствие страха называется Доверие. Она доверяла дево-зверю, диво-зверю этому пернатому.
Но вот услышав про магию, задумалась девочка. Желает ли она обучиться волшебству? Конечно, да! Но что-то её останавливало от немедленного ответа. Она не чувствовала подвоха, просто... была не уверена, что обретение магических сил - это то, что ей нужно. Если судьба не наградила её магическим даром от рождения, то кто она такая, чтобы спорить и хитрить с Судьбой, этой загадочной, капризной и непредсказуемой госпожой?
- Я его сохраню, - пообещала Лиза. - Орехи ведь долго можно хранить. Они не пропадают. Вдруг мне когда-нибудь это понадобится... то есть, магия... я ведь его всегда могу съесть, правда? - обратила она свой горящий взор на Пифию. - А пока что не нужно. Пока у меня есть... вот!
Девочка нащупала в кармане под одеялом большой коробок и вытащила, счастливо показывая прорицательнице.
- Волшебные спички! Если загадать желание, пока горит огонь, оно обязательно сбудется. Хотите одну? У вас ведь есть заветное желание? - как-то после знакомства язык не поворачивался и дальше называть Пифию на «ты». Она казалась такой взрослой. Взрослой женщиной с птичьим телом. Лиза открыла коробку и аккуратно положила в неё орешек. - Пусть он хранится здесь. Тут он точно не потеряется.
Но Пифия её торопила, и Лизонька не могла ей перечить. Так и стояла, протянув провидице длинную толстую спичку. Хорошую рождественскую спичку, умеющую исполнять желание. Ответный подарок, так сказать. И тоже имеет косвенное отношение к могилам.
- Вопрос... только один? Один-единственный? Или каждый раз, когда я буду приходить, смогу задавать новый? - уточнила она очень важный момент.
Но, в любом случае, что бы ни ответила провидица на уточняющий вопрос, спросить Лиза могла только одно. Сегодня, по крайней мере.
- Мой дядя... вернётся ли он с войны... живым? - почти прошептала она, не сводя очей, полных надежды, с Пифии.
Ведь она была та, которая обречена говорить Правду.
+1 | Маяк для Лизы, 01.06.17 05:33
  • Ооо, пост шикарный. Столько всего прекрасного и готического! Здорово, кайфую читая :)
    И я так рада что вопрос был именно про дядю, на это я и надеялась!
    А вот эта вообще супер-чать!
    Звучание собственного голоса успокаивало, но надо было говорить потише. Тени прошлого не любят, когда их тревожат. Они могут принять кого-то, встретить и пустить в свои тёмные объятия, но если этот кто-то своими громкими разговорами нарушит таинство их уединения, эту сказочную, древнюю почти, тишину, они могут и обидеться. И тогда нарушителю спокойствия не позавидуешь. Прошлое умеет мстить. Порой очень безжалостно, преследуя тебя темнотой мрачных пещер, едва-едва разгоняемой одним чадящим факелом у входа, и жестокостью закованных в латы рыцарей, не щадящих даже детей, связывающих им верёвками руки-ноги и заносящих над ними кинжал. Удушающим отравленным дымом и фальшивыми улыбками родных, вроде бы, людей. Самое жестокое испытание, будь ты хоть ребёнок, хоть взрослый.
    +1 от Лисса, 01.06.17 12:01

Возможно, напоминание капитану про Зельцианскую Бездну было и лишним, так как улыбка на мгновение угасла при этих словах, но затем вернулась вновь, уж больно азартно Майя говорила, с пылом, с жаром, с энтузиазмом. И Фёдор Михайлович, засмотревшись на её радостное лицо, не мог не поддаться этому искушению.
- Что ж, если у меня будет свободное время, отчего бы и не помочь? Боюсь только, Спартак Валерьевич не придёт в восторг от того, что мы оккупируем его территорию. Он же очень ревностно относится к своим обязанностям, - со слегка обозначенной улыбкой заметил Чижик. - Только покажешь мне, Светлова, как правильно яблоки нарезать. Никогда таким не занимался. А вы, Иван? - оглянулся он на борт-инженера.
- Случалось печь яблоки на костре, вырезая сердцевину, - кивнул Раздолбайло. - Я знаю, как это делается. Если не будет работы, тоже могу помочь. Раз Майя Юрьевна не против.
И почувствовало женское сердце Майи Юрьевны тут подвох. Намечалась серьёзная, нешуточная такая мужская борьба за это самое сердце Данко, значится. За внимание одной рыжей Пчёлки и за её стряпню, пришедшуюся всем по нраву. Битва не на жизнь, а на смерть между этими двумя данкийцами. О-о, а если в битву вступят ещё и Спартак Валерьевич со Стругачёвым, на камбузе может вспыхнуть пожар ядерной войны, случится великий КатаклизмЪ, тот самый Апокалипсис, предсказанный индейцами майя и не случившийся в ожидаемую дату в начале 21-го века. Или ей показалось? Но мужчины явно хотели её внимания. И если с Чижиком было всё понятно, легко и просто - чай, одним лаптем щи хлебали, то вот Иван проявлял к ней неожиданный интерес. Как бы не романтический, ага. Все эти его намёки, замечания, навязчивые и не очень попытки ухаживания. И вишенкой на торте - согласие вкалывать на кухне ради помощи ей. Не может быть, чтобы это было ради пирога. Хотя пирог-то хороший, спору нет.
Впрочем, пока что всё было хорошо. Дружелюбненько так, по-семейному уютная атмосфера витала. Если подумать.
- Ох, Светлова, ты прям сюда как на пикник собралась, - восхитился нерациональной и нелогичной подготовке Майи к высадке её дружбан Стругачёв. - Как на курорт, ей-ей! Солнце, море, пляж, девочки в ку... ой-ё!.. отдых, я хотел сказать, первостатейный же! С чаёчком, книжкой, на стульчике этом - как он? шез-лонг вроде - панамкой от солнца на голове. Ну ты даёшь, лягушка-путешественница! - вещал совершенно не стыдящийся своей прямоты рыжик.
Он не умел говорить загадками да намёками, Майя всегда его помнила таким откровенным и открытым. Иногда до обидного прямым, но никогда не желавшим обидеть нарочно. И сейчас его удивление, в принципе, можно было понять.
- Стругачёв... - Чижик не выдержал и усмехнулся, его голос дрогнул, хотелось бывшему учителю рассмеяться от этого комментария Лёхи. Особенно девочки в ку... были к месту, конечно. - Откуда тебе знать, вдруг бы нам всё это пригодилось? - парировал он, вступившись за Майю. - Вот я бы чаю охотно попил, если бы мы решили снимать скафандры. Но не будем рисковать. Если мы сюда ещё вернёмся, чтобы лекарство Кроллу доставить, то, может, и рискнём. Это тоже надо обсудить совместно. Да и лабораторный анализ местной воздушной среды к тому времени будет завершён.

* * *

Лёха удивлённо глянул на девушку, услышав обращение к себе по имени - он настолько от этого отвык, что должно было случиться нечто действительно важное, чтобы Светлова обратилась к нему вот так по-простецкому. Ну в лесу что-то сдохло же, ага. Бровь рыжего безопасника дёрнулась, когда он понял причину внезапной тревоги.
- Эээ... ты тоже? - немного растерянно спросил он. - Да, у меня тоже как будто кошки на душе скребут, чтоб его. Не пойму, в чём дело. Что-то мы упустили, Май. Чего-то такое важное про эту планету. Вспоминай, ага? Я тоже думаю, чего это может быть. Не по себе как-то. Держи ухо востро, Светлова. И ты это, не робей, я с тобой! И Чижик с нами! - прозвучало это почти как «с нами сам Бог!».
Руку от пояса с оружием безопасник не убрал, но и не спешил скоропалительных выводов делать. Мало ли, а может, у них паранойя развивается. Одна на всех общая, ставшая следствием провала в чёрную дыру и потери в дебрях чужой Галактики, а то и целой Вселенной, если вдруг Михалков окажется прав и это другая Вселенная.
Парень деловито кивнул Майе и стал пристально осматриваться. Впрочем, здесь, в комнате карт и путешествий, опасности им вроде никакой не грозило. Кроме двух уже знакомых инопланетян, никого постороннего не было. Издали доносился шум голосов из совещательного зала, но тем чужакам до землян не было никакого дела.
Испарина выступила на лбу рыжика, и он другой рукой пошаманил со шлемом, подкручивая внутреннее охлаждение скафандра, чтобы не пропотеть под стеклом. Этого только безопаснику не хватало, он же не будет видеть, куда стреляет...

- Я вас провожу, - вызвался Фьорал, кажется, с каким-то сожалением в голосе, что вполне убедительно смог скопировать Данко. - Мне идти в ту же сторону.
Бром внимательно и взволнованно наблюдал за Иваном, сканирующим звёздную карту. Боялся, что техник её всё же повредит, но мешать не мешал, смирно стоял в сторонке, глядя снизу вверх на попискивающий и слегка гудящий сканер. Наконец Раздолбайло справился и, перед тем как убрать прибор внутрь своего ящичка, поинтересовался у искина:
- Данко, подтверди приём данных.
- Подтверждаю, - спокойно ответил невозмутимый искин. - Данные поступили и отправлены на анализ и обработку для создания навигационной карты этого сектора неизвестной Галактики.
- Всё? Всё? - синий карлик беспокойно подёргал борт-инженера за локоть.
- Да, я же говорил, всё в порядке с вашей картой, - улыбнулся Иван, поглядев на носатого чужака.
- Хорошо... - радостно вздохнул тот и стал аккуратно складывать расстеленную карту.
- Голограмма была бы удобнее, конечно, - заметил борт-инженер по внутренней связи. - Эта карта не трёхмерна и могут быть значительные погрешности в расстояниях.
- Но хоть что-то, - понимающе кивнул Чижик.
Ничего необычного не происходило. Скучная реальность словно бы обманывала двух самых молодых и самых рыжих участников экспедиции в их тревожных ожиданиях. Поблагодарив Брома за помощь, группа землян отправилась обратно к выходу из здания тем же путём, которым пришла, и снова в сопровождении Фьорала.
И опять им довелось миновать по краю «главный совещательный зал», как назвал его их провожатый в бирюзовой мантии. По всему залу возбуждённо спорила толпа, состоящая из инопланетян самых разнообразных форм и размеров.
- Что здесь происходит? - с любопытством человека, увлечённого культурологией, спросил Иван у Фьорала, оглядывая зал.
- В настоящий момент обсуждается вопрос о том, куда перенести новые палаты врачевания, - объяснил чужак, - и дебаты эти продолжаются уже без малого год.
Второй борт-инженер удивлённо поднял брови.
- Но в зале нет никакого подобия трибуны. Как именно происходит обсуждение и кто конкретно выступает с предложениями? - поинтересовался он.
- Все! - ответил Фьорал гордо. - Мы верим в равенство, и каждый имеет право слова!
Да, судя по всему, местные дебаты несколько отличались от тех, к которым данкийцы привыкли на Земле! Здесь все обитатели поселения собирались вместе и, разбившись на маленькие группки, обсуждали какой-либо вопрос. По мере того, как спорщики переходили из одной группы в другую, новые идеи распространялись по всему залу до тех пор, пока все присутствующие не начинали мыслить в одном и том же направлении. Как только это происходило, принималось окончательное решение, которое тут же претворялось в жизнь. Так им, своими словами, пояснил сопровождающий.
- А не слишком ли много это занимает времени? - поинтересовался уже Фёдор Михайлович.
- Времени занимает много, - согласился Фьорал, - зато это самый честный способ, и благодаря ему какой-нибудь особо красноречивый оратор лишён возможности подчинить себе внимание остальных присутствующих и тем самым провозгласить себя вожаком.
Вот такая она была, местная политика. Юрию Аркадьевичу бы сейчас икалось, услышь он об этом вопиющем равенстве.
- Осторожно! Под ноги смотреть надо! - пискнул какой-то мелкий инопланетянин, похожий на большую гусеницу, когда отвлёкшийся от дороги Раздолбайло на него чуть было не наступил.
- Извините, прошу прощения, виноват, исправлюсь, - быстро забормотал парень, едва не кланяясь уползающему чужаку, которого не заметил из-за своего большого ящика с инструментами.

Дебаты и не думали завершаться, когда земляне покидали главный совещательный зал. Фьорал вёл их обратно к выходу, по пути объясняя им устройство планеты. Часть из этого они уже могли слышать от Тимола.
- Наши боги - свобода и равенство! - говорил он. - Это замечательная планета, на ней очень хорошо живётся, и она с радостью встречает пришельцев любого рода. Все абсолютно равны, вне зависимости от того, прожил ты на планете всю свою жизнь или прибыл только вчера. Все могут здесь делать всё, что им только заблагорассудится - у нас нет никаких законов!
Он показал им через порог, не проходя внутрь, «писчую контору», «область планирования» и парадную залу. Не то, чтобы земляне просили его об этой экскурсии на обратном пути, но Ваньке это явно было интересно, да и Фёдор Михайлович внимал инопланетянину с любопытством, а он был слишком любезен, чтобы не объяснить всё, что хотели узнать люди.
Наконец они миновали «сторожевую комнату», ближайшую к выходу.
- А зачем нужна стража, если на планете нет законов? - поинтересовался борт-инженер.
- Стража не охраняет никаких вещей, ибо нам нет нужды сторожить вещи. Просто некоторым членам нашего общества нравится нападать на других, и, естественно, они имеют на это полное право и свободу, - совершенно спокойно начал пояснять Фьорал. - Но, желая быть честными по отношению к остальному населению, они специально одеваются в форму и называют себя стражей. Тем самым они предупреждают остальных, чтобы те были настороже, проходя мимо стражи. Вы понимаете?
Пока люди размышляли над его чересчур мудрёными словами, трое так называемых стражников разных рас, но в похожей форме, вышли из своей комнаты и, тихонько подкравшись сзади, одновременно прыгнули на них. Только благодаря повышенной бдительности Майи и Лёхи, да после такого «многообещающего» объяснения Фьорала, они успели заметить опасность вовремя. «Стражники» не шутили - они кинулись в рукопашную схватку, замахнувшись своими кулаками и щупальцами.
- Красная тревога, мать вашу! - заорал Стругачёв, который шёл по плану сзади и прикрывал тылы, на которые и было совершено нападение.
И тут Майя Юрьевна стала свидетельницей того, что не напрасно он в своей военке обучался, а также, что свой хлеб служба безопасности «Данко» ест не зря. Несущийся Алексею в голову большой коричневый кулак парень отбил в сторону, поставив блок, а затем пригнулся и со всей дури врезал локтем нападавшему в живот, отчего тот ухнул и согнулся пополам. Секунда - и в коричневую волосатую морду глядел ствол Лёхиного бластера. Вторая секунда - и он падал, оглушённый электрическим разрядом.
Розовый инопланетянин с четырьмя щупальцами в это время «нежно» обнял Ваньку за спину. Техник не растерялся и от души пинданул по одному из щупалец своим тяжёлым ящиком. «Осьминог» взвыл, но не отпускал его, и тогда на помощь Ване пришёл Кырымжан, с поразительным хладнокровием доставший бластер и выпустивший разряд в морду, похожую на лицо головоногого капитана из старенького фильма «Пираты Карибского моря».
Третий атакующий, похожий на мелкого, по грудь Чижику, оборотня или фэнтезийного крысолюда, прыгнул на капитана, выпустив острые когти. Фёдор Михайлович благодаря крику Лёхи успел развернуться и подставить под удар лиловый чемодан, загородившись им как щитом. Когти полоснули по поверхности чемодана, а Чижик, не растерявшись, врезал кулаком по зубастой морде, затем ударил отступившего на шаг крысолюда чемоданом. И разрядил в него свой бластер.
Трое незадачливых «стражников» осели мешками на пол, и Кырымжан молча поглядел на капитана, держа бластер наготове. Несмотря на отсутствие эмоций на лице, ясно читался вопрос: «а не добить ли этих любителей агрессии?».
- Не нужно, - покачал головой Чижик, дыша чуть чаще обычного. - Это их планета и их нормы жизни. Пусть живут, как хотят. Мы уходим. Со всеми всё в порядке? - задавая этот вопрос, он смотрел на Майю.
Фьорал тем временем как-то незаметно удалился прочь, пока происходила эта быстротечная схватка. Но едва она закончилась, он выступил из скрывающей его тени и, как ни в чём не бывало, подошёл к землянам. Похоже, он нимало не был удивлён происшедшей дракой.
- Почему эти ваши грёбаные стражники напали на нас, уважаемый ситх? - немедленно наехал на него Лёха, даже оружие повернув в его сторону. Ох, лицо рыжика пылало праведным гневом.
- О, да просто так! - ответил он. - Они могут делать всё, что им заблагорассудится! Может, им понравились ваши вещи и оружие. А может, просто хотели развлечься. Вижу, вы их не убили, только вывели из строя. Это хорошо, - Фьорал покачал пальцем. - Убийства у нас не запрещены, но убийц обычно казнят на месте, чтобы не стать их следующей жертвой.
- Теперь понятно, чего мы упустили, - вздохнул Стругачёв, поглядев на Майю. - Нам же деревянный друг говорил, что здесь анархия. Стоило к нему прислушаться.
Но всё хорошо, что хорошо заканчивается...

Слегонца эдак офигевшие земляне, выбравшись из здания, быстро зашагали в сторону жилища Кролла, решив всё-таки получить разрешение инсектоида на создание для него лекарства. У данкийцев было время обсудить произошедшее, а у Майи появилась возможность дорассказать свою душевную историю про Слонёнка, пока они шли.
- Прости, Светлова, не уберёг твой чемодан, - огорчённо вздохнул Фёдор Михайлович, показав девушке три свежих, но хоть неглубоких, царапины в ряд на покрытии чемоданчика.
Впрочем, когда добрались - дорога прошла без приключений - выяснилось, что Кролл всё ещё спит, поэтому Чижик, решив больше не ждать, вызвал челнок. У них была пара минут до его прибытия.
  • Отлично! Много событий, много о чём подумать можно. Здорово.
    Но конечно самые нежданчики это Ваня (ШТА!?) с его помощью и пострадавший чемоданчик. Ещё понравилась анархия. Каждый имеет право побить каждого, дааа...Мама - анархия, папа - стакан портвейна. Прямо наглядная иллюстрация.
    +1 от Лисса, 31.05.17 14:39

Родниковая водица из пиалы была чистая и прохладная, приятная на вкус, и Петя вместе с Беллом с удовольствием её выпили, но, стоило Окунькову оторваться от края чаши, как вдруг он почувствовал, что настолько хочет спать, что не в силах этому сопротивляться. Засыпая, он опустился на пол-помост таверны. Последнее, что удалось запомнить перед тем, как глаза сами собой закрылись и сознание отключилось, это выныривающего из воды трактирщика с опасным и довольным блеском в глазах...

Он проснулся в лесу, никакой таверны поблизости не было. Его заплечный мешок был пуст, рыба из него пропала, мешочек с деньгами тоже исчез. Водяной попросту ограбил Петю! Спасибо, хоть флягу с водой оставил. Или всё это ему приснилось? Так или иначе, надо было двигаться вперёд, другого выхода не было. Вот только куда идти, непонятно. Юноша был посреди леса, никаких дорог, куда ни посмотри, не видать. И Зены, как назло, рядом не было. Оглядевшись, Петя увидел рядом с собой небрежно брошенную поясную сумку с вложенными в неё свитками Майлина. Ох, неужели Водяной их ему оставил? Видно, ему они были без надобности. И меч его тоже оказался на своём месте в ножнах.
Чувствовал наш незадачливый герой себя вполне недурно, кстати. Как после хорошего бодрящего сна.
+1 | Герои не умирают, 29.05.17 13:54
  • Нееет! Вот это попадос) Ограбили, негодяи!
    +1 от Лисса, 29.05.17 15:00

Пахнувший от вагона морозец и Маше показался странным. Она была не то, чтобы любительницей поездов, но имела удовольствие на них поездить из Ковылкино в Москву и обратно. А потом и в Питер. Так вот, те поезда так не пахли. Впрочем, сейчас ли предаваться мыслям о странном аромате? Скорей всего, и правда кондиционер. Желавшей побыстрей согреться в тепле вагона девушке было всё равно, как пахнет внутри - главное, что не воняет какими-нибудь помоями, да в таком шикарном экспрессе при такой шикарной проводнице это было бы чем-то из ряда вон. Всё ещё задавалась Маша вопросом, как им так повезло с классом люкс, но ответить на него было некому, а терзаться неразрешёнными загадками откровенно не хотелось. Дают - бери. Какой русский отказывается от халявы? Ведь не всякая халява - бесплатный сыр в мышеловке.
Последний раз перед тем, как подняться в вагон, актриса оглянулась по сторонам, обратила внимание на жуткую и почему-то довольную улыбку проводницы. Не по себе стало снова. И чему это она радуется, блин? Неужели и правда прокляла? Да ну! Паранойя это всё из-за неудачного дня. Затем Мария поймала взгляд проводника из соседнего вагона. Неприятный вроде тип, а вот ведь показался ей намного милее и Остряка, и своей коллеги-проводницы, а может, и Игорька, насчёт этого Маша пока была не уверена. Прислушалась, что он там бормочет, отчего-то решив, что это её касается, ведь он как раз в этот момент ей кивнул. Да ещё так чинно, важно, с чувством кивнул, словно бы давней знакомой. И заторопился в свой вагон. А Кузнецова вздохнула и заторопилась в свой. Ещё разок обернувшись на шёпот петербургского ветра и ловя на лице прощальные брызги дождя.
- Брр... - поёжилась девушка и ухватилась за поручень, осторожно поднимаясь вверх.

Да уж. Вся эта кричащая роскошь внутри вагона - она напрягала. Именно что бесплатным сыром запахло в готовой вот-вот захлопнуться за твоей спиной мышеловке. «Ну, здравствуй, красная дорожка, веди меня к Оскару», - мысленно хмыкнула актриса, со школы мечтавшая подержать в руках этого позолоченного мерзавца с табличкой, подписанной её именем. Красота вагона люкс убивала наповал неподготовленного к такой роскоши человека.
Вот только привела красная дорожка Машу не к Оскару, а к другому обаятельному мерзавцу по имени Игорь. Ну, может, он и не был мерзавцем, только внешность его вполне соответствовала данному типажу. Вот ведь хрень собачья. Или нет? Ну ладно, будем честны - Игорь был не самым плохим кандидатом в попутчики. Маша ведь понимала, что всё равно в её купе будут соседи - и он был не худшим из вариантов. Хотя и стремал немного девушку. Впрочем, учитывая, как он замялся при проводнице, за свою девичью честь Мария могла не беспокоиться. Тут одно из двух: либо он по жизни стеснительный и лишнего с девушкой себе не позволит, либо запал на блондинку и тогда Маше ничего не грозит. Первое было бы лучше. Спокойнее как-то знать, что едешь в купе с ботаником, а не с ловеласом, наметившим очередную цель.

Но нижняя полка! Нижняя полка, Машу ж вашу! Осознав, что согласно билету ей выделено место внизу, девушка закатила глаза, но делать нечего. Прошла в купе, избавилась от сумок, далеко их пока не убирая, и присела отдохнуть на край сидения, тяжело дыша. Подождать, пока состав отправится. А потом можно готовиться к горячему согревательному чаю и ко сну. Сначала отправка.
Выглядела девушка очень недовольной, ещё только когда зашла в купе, но когда Игорь обратился к ней, глянула на него лютым зверем прямо. Впрочем, осознав, что он задаёт какой-то нейтральный вопрос, а не пытается поговорить ни о чём с целью скрасить время или, упаси боже, клеиться к ней, Маша остыла и прокрутила в уме только что услышанное.
- Парфюм? - она покрутила головой, забавно морща свой симпатичный покрасневший носик и принюхиваясь. - Не чувствую ничего. Но, может, насморк...
Машка пожала плечами, подумала секунд пять и взглянула на Игорька совсем другим взглядом. Лютый зверь превратился в обаятельную мокрую курицу, а губы украсила приветливая улыбочка из тех, которые появляются, когда человеку что-то позарез нужно от другого человека. Такая себе слегка заискивающая, обаятельная улыбка.
- А у вас верхняя полка, да? Не желаете поменяться? Мне бы на верхней удобнее было, - предложила-попросила Маша, накручивая на свой тонкий пальчик длинный тёмно-каштановый локон. Правда, то, что должно было смотреться эффектно в глазах мужчины, сейчас вызывало скорее желание сжалиться и посочувствовать. Влажные, почти мокрые волосы были лишены обычной пышности и не желали как следует накручиваться на палец.
+2 | Багровый Экспресс, 27.05.17 03:04
  • Озадачила Маша Игорька ^^ Он-то там подика-сь в мечтах о блондинке утонул.
    Хорошо.
    +1 от Лисса, 28.05.17 10:37
  • за желание поменяться
    +1 от rar90, 28.05.17 23:35

- Это значит... хозяин не любит себя? - близняшка впереди озадачилась и задумчиво изогнула бровь, пытаясь осмыслить, что только что сказала.
  • Зс сногсшибательную логику
    +1 от Путник, 28.05.17 21:16

Бррр, ну и холодина. Лиза торопливо подхватила с постели тёплое одеялко, в которое куталась в своих тщетных попытках уснуть. Тёплое буквально - ещё согретое, пропитанное теплом её тела. Быстро накинув на плечи и завернувшись в него, девочка огляделась в поисках ещё одного ночного гостя, так вкусно шуршащего птичьими перьями. Этот тёплый шорох напоминал почему-то не птиц, а сдобные булочки с корицей, которые Лиза так любила, хоть они перепадали ей и не часто. А может, поэтому и любила их особенно. Людям ведь свойственно ценить те хорошие вещи, которых у них мало или вовсе нет. Но булочки и правда вкусные.
Она ещё разок поглядела на угасший камин, думая, не разжечь ли его снова, чтобы согреться, и отрицательно качнула головой. Нет, он опять начнёт чадить чёрным. Этой страшненькой ночью всё происходило как во сне, и Лиза точно знала: если подбросит дров в очаг, он снова оскалится чёрной пастью гари. Да и ведь зовут её куда-то, скоро она будет в другом месте. Наверное.
Девочка поёжилась, вслушиваясь в рёв разъярённого монстра за дверью, которого они с птицей Павлином не впускали внутрь. Павлин был смелым отважным товарищем, настоящим бойцом-пограничником, стоявшим сейчас на страже маленького Лизиного государства, умещавшегося в одной этой комнате.
- Ап-чхи! - неожиданно чихнула озябшая Лиза, словно бы в насмешку над настойчивыми и такими нелепыми попытками Арея набиться ей в друзья. Он ещё и ругается так, что хоть уши закрывай! А она чихнула, сама того не ожидая, и даже полегчало как-то немного. Словно бы ответила монстру-перевёртышу: а мне чихать, чего ты там желаешь.
Она смущённо потёрла нос, улыбнулась в ответ на недружелюбный и высокомерный слегонца взгляд дверного стража и сделала перед ним изящный реверанс, представив себе, что её старое, поношенное домашнее платье - это изысканный вечерний туалет вроде тех, в которых блистали некогда на балах в этом доме напудренные дамы, а одеяло на плечах в воображении Лизоньки превратилось в меховую накидку из нежнейшего меха какого-нибудь... ох нет, пусть лучше будет бархатной!
- Ах, благодарю вас за службу, добрый Павлин, верный Павлин, преданный мой страж и надёжный защитник, - искренне проворковала она, пробуя подражать манерности тех самых напудренных дам. Лиза была очень ему признательна.

Но напутствия второго гостя прогнали прочь намечавшееся было благодушное настроение, вспугнули, как потревоженную сильным порывом ветра-проказника маленькую пичужку, только-только нашедшую вроде бы крепкую веточку, на которой можно было бы пересидеть грозу. Шутить с Ареем было нельзя, говорил этот голос, а Лиззи ему верила, ведь он знал про дядю и был так добр и обходителен. Будто бы полная противоположность чудовищу за хлипкой дверью. Будто бы его дневная сторона... Эта мысль насторожила Лизу, но она не стала делать скороспешных выводов. Этому голосу хотелось доверять. Хотелось идти за ним, куда бы он ни повёл. Он ведь не заведёт в плохое место, правда? Этот добрый голос.
- Я не звала его, - возразила она ему, услышав, что Арей приходит, когда его зовут. И хотела сказать, что никакой падали здесь нет, но вспомнила... Бомбёжка. Она унесла жизни людей. Много жизней. Вот он и пришёл на этот запах. Но... - Но почему я? - спросила девочка, не понимая причин, заставивших чудовище выбрать из всех петроградцев её, живущую вдали от линии боевых действий.
Лиза увидела дверцу и поспешно подбежала к ней, заглядывая внутрь. Она помнила, что эта дверца здесь была, но почему-то она ни разу не вызывала любопытства - что же там за ней. Честно говоря, даже странно для такой любопытной особы, какой была Лиззи. Однако, вот сейчас её охватило живейшее любопытство и сказочное волнение. Точь-в-точь такое же, какое испытывала Алиса, следуя за Белым Кроликом в кроличью нору. Только в нашей истории вместо кролика было нечто шуршащее перьями и пахнущее корицей, а кроличья нора была целым тоннелем-коридором, ведущим из этой комнаты в таинственное Куда-То.
В первый момент Лизе стало страшно. Этот коридор выглядел таким холодным и запущенным. Здесь по половицам уже много-много лет не ступала нога живого человека. Пойти туда - и потеряться навек. Но Лиза вдруг почувствовала его одиночество. И поняла, что ему очень-очень хочется поделиться с кем-то своей грустью. Чтобы какая-нибудь светлая душа ступила в этот узкий проход и озарила его своим светом. И может быть, тогда он тоже посветлеет и улыбнётся. Ему не будет больше так одиноко. Пусть сейчас он и выглядит неприятно, но этот коридор... Лиза не находила слов. Она любила этот дом. Потому что он был дядин и мамин тоже когда-то. И этот коридор она тоже любила. И ни плесень под потолком, ни кажущаяся теснота, ни смертный холод не остановили одну любопытную и очень добрую девочку от того, чтобы шагнуть за дверь, долгое время бережно хранившую свой секрет. Может быть, её, Лизу, дожидавшуюся всё это время.
Только крепче держать Дашу - ей тоже холодно. Зря вы думаете, что куклам не бывает холодно. Они очень от этого страдают. Особенно брошенные кем-то и забытые. Даше с этим повезло - у неё была заботливая Лиза, верная подруга последних лет долгого Дашиного существования. Странное чувство чуждости. Или кукла не хотела идти с ней? Может, и так, но сказать этого она не могла.
- Я иду. Иду... - Лиза хотела назвать имя собеседника, но вспомнила, что он до сих пор не представился. - Кто ты? Как мне тебя называть?

Невидимый провожатый, отчего-то не желавший ни на глаза показаться, ни имени своего назвать, продолжал с ней говорить и рассказал о загадочном Пророчестве. Брови девочки приподнялись слегка от этой тёмной и мутной истории, но она интриговала. И конечно, был у Лизы один вопрос, который она не смела озвучить сейчас даже в мыслях. Зато могла задать множество других вопросов. Приходилось выбирать самые важные, чтобы не захлебнуться в них и не утонуть, как Алиса в Море Слёз.
- А что это за история с Волшебным Мелом и Большим Делом? - наивно поинтересовалась девочка, не сразу сообразив, что сначала должна уплатить цену, чтобы это узнать. Но осознание быстро пришло. - Или мне нужно задать какой-то вопрос, чтобы получить на это ответ?.. Эй, ты куда? - забеспокоилась она, услышав, как шорох собеседника становится тише, почувствовав исчезающий аромат корицы.
Ох! А ведь провожатого она заметила только сейчас, увидев мелькнувший и исчезнувший в темноте силуэт огромной птицы. Что, и правда Павлин? Белый, наверное.

И она пошла вперёд по этому коридору. Не слишком торопясь, светя себе свечой в массивном подсвечнике, внимательно под ноги глядя да по сторонам испуганно озираясь. Боязливо так, но с недюжинным любопытством. Это место в её представлении было не страшным. Это был красивый коридор. Воображение легко переносило Лизу на полвека назад, когда штукатурка ещё не осыпалась, плесень не поселилась на стенах, когда в этом тоннеле для прислуги стоял приятный, тёплый запах Жизни. Великолепный аромат присутствия живых и дружелюбия к ним этих стен. Не было тоски и одиночества. Уют и покой. Тишина и благодать. Этот коридор умел хранить большие секреты хозяев Дома и маленькие тайны обслуги.
- Как красиво... - шепнула девочка и, поняв, что замечталась, тряхнула головой и пошла дальше, всё так же осторожно ступая во тьму и гадая, куда придёт. Так... идти вперёд, а потом вниз. И смотреть под ноги! Особенно на лестнице, где ступеньки «коварные, как мысль подлеца».
Снова завыл ветер, и Лиза вздрогнула и плотнее запахнула свою «бархатную» одеяльную накидку.
+1 | Маяк для Лизы, 27.05.17 01:43
  • Замечательно и очень вкусно. Тут тебе и бархат, и воображения, и куколки, которые умеют чувствовать холод. И разговор с этим старым домом, как я и надеялась :)
    +1 от Лисса, 27.05.17 16:41

- Чегой-то я магией овладею? Чай, я ж не волшебник, как вы, господин маг, - искренне удивился вихрастый мальчонка таким неожиданным обещаниям своего будущего. - Меня ж вон и жрица проверяла пару вёсен назад, не нашла во мне никакой магии. Али вы колдунский дар во мне видите? Чего, правда, шоле? - аж клюв раскрыл воробей.
Но потом, кажется, начал понимать, о чём толкует Ярр. Притих как-то разом, лицом потемнел, ушами покраснел, глаза в сторону отвёл, засопел в нос тихонько и вперёд убежал, чтобы господин маг, значит, только его затылок и видел впереди по дороге.
Впрочем, когда разговор с женщин плавно перетёк на выпивку - а так ведь часто бывает, иногда наоборот, а иной раз и одновременно, - Варвик вернулся к Ласке и поплёлся рядом, то и дело ремень сумки-котомки с харчами, выданными Григом на дорожку, на плече поправляя, да нос время от времени утирая.
- От медовухи и вина тоже захмелеешь, - деловито заговорил малец, эдак со знанием дела будто. - А от квасу вот никогда. Хотя мамка и стращала, чтобы я сильно много его не пил. Мол, живот от него как на дрожжах будет расти, ежели многова пить. Крепкие напитки я уж потом как-нибудь испробую, ага-ась, вот только подрасту малёхо, чтобы можно было, - пообещал Варвик.

Поставив пока сумку с продуктами возле Ярра, мальчишка ретиво бросился выполнять распоряжение волшебника, прямо-таки чувствуя себя всамделишным служкой-оруженосцем целого героического приключенца.
- Щас я найду кого-то, обязательно найду, тут не может никого не быть, - приговаривал он, лазая по близлежащим кустам да осматривая землю, камни и деревья. - Вам кого лучше-то, господин Ярр, ась? Ежели муху или комара, так их долго ловить, особливо если живьём. А гусеницу, жука какого-нить или муравья - так это я мигом! Вот, годится? - и Варвик, выколупав пальцем из расселины какого-то жучка, торжественно поднял его над головой, показывая Ласке.
Когда Яррике переоделся и стал ещё большим красавцем, красоту которого почти не портили даже змеиные уши, а вернее, полное отсутствие ушей-то, они с мальчишкой приступили к тем самым ядовым экспериментам. Для начала со всего маху запустили в арку ближайших ворот пойманного жука. Тот пролетел сквозь Врата Марлока, шлёпнулся на землю и засучил лапками, пытаясь перевернуться со спины и обиженно жужжа. Ему это быстро удалось и жук торопливо побежал прочь прятаться от коварных человеков.

Затем волшебник решил показать мальцу великую магию и под восхищённое восклицание «ух ты ж!» зафигачил по Вратам ледяной стрелой, в которую обратилась пущенная в арку при помощи магии водица. И вот тут эффект вышел неожиданным. Стоило волшебной стреле достичь линии арки, как воздух в этом месте заискрился, древние руны на камне ожили и полыхнули огнём. Вдруг потемнело - это на солнце набежали тучи, и высоко над головами грянул долгий раскат грома. А затем прямо в ледяную стрелу Ярра с небес шарахнула молния, разорвав её на куски, тут же забулькавшие горячей водой. Молния как была, так и исчезла, небо снова прояснилось, знаки на камне побледнели, и о случившемся напоминали только маленькие лужицы быстро испарявшейся горячей воды вокруг Ворот да запах, какой витает в воздухе после грозы.
- В-в-всё уже? - прозвучал сзади испуганный шёпот. Ярр сам не заметил, как Варвик забежал ему за спину и прижался сзади, прячась от ужасного колдунства. И сейчас, крепко обняв мага за пояс, он осторожно выглядывал из-за его спины.
  • Постучались с огоньком, а точнее с молнией!
    +1 от Лисса, 26.05.17 11:50

Трудно было так сразу сказать, что именно заставило Ивана обратиться к ней с этим комментарием по личному каналу связи. Скорее всего, ревность к своим инженерским обязанностям - ведь это они с Романовским должны были объяснять остальному экипажу, как пользоваться скафандрами, да и вообще всяческой техникой на корабле, не имеющей прямого отношения к профессиям вроде медицинской, навигационной и так далее. Но не стоило исключать, что Раздолбайло принял Майино обращение за помощью к майору за игнор в свой адрес и мог приревновать чисто по-человечески или даже, страшно сказать, по-мужски. А что? Знаки внимания он Светловой уже оказывал, орхидею вот персонально ей в каюту доставил. Кто его знает.
- Понятно, - помолчав немного, ответил он девушке всё так же по персональной связи. - Вы уж простите моё беспокойство. Надеюсь, Кайрат Тимурович вам всё объяснил доходчиво. Ну, по крайней мере, мне его объяснения показались обстоятельными. Простите, больше не смею вас беспокоить, - как-то серьёзно, без свойственной ему шуточно-насмешливой манеры, сказал техник.
После чего переключился на общую связь и отвернулся от Светловой, изучая обстановку в жилище Тимола и самого древообразного хозяина.

Фёдор Михайлович заметно напрягся, когда Майя предложила отметить первую высадку горячим травяным напитком со сладкими хлебобублочными изделиями вроде Цветаевского пирога. Впрочем, услышав про Спартака Валерьевича, бывший учитель быстро успокоился - он-то, грешным делом, подумал, что Майя снова будет предлагать избавиться от шлемов ради драгоценного угощения. Мало ли, вдруг и чай, и яблочный пирог у неё были при себе в лиловом чемоданчике. Пирог вполне мог храниться в переносной микро-морозилке с функцией разогрева, а чай в термосе - тоже, значится, с соответствующей функцией. Но напоминать о своём приказе не пришлось. Всё оказалось намного проще - её предложение относилось ко времени возвращения на корабль.
- Вполне годится на обед или на полдник, - покивал Чижик, - замечательно звучит.
- Да она же нас нарочно дразнит, Фёдор Михалыч, - возмутился Лёха. - Я тут щас весь слюнями изойдусь прямо в шлеме, а снимать-то и нельзя, пока не вернёмся. Светлова, ты мне это брось! - шутливо погрозил он ей пальцем, для пущей солидности рыжие свои брови к переносице сдвинув.
- Шутки шутками, а я совсем не против такого угощения, - чуть улыбнулся Фёдор Михайлович, поглядев на Майю. Нежно даже как-то поглядев. - Но ты, Светлова, нас уже сегодня с утра порадовала. Накормила так, что пальцы облизывали. Может, тебе стоит отдохнуть? Ты смотри, не перетрудись. Это ведь не твоя обязанность. Мы можем и потом как-нибудь попробовать твой яблочный пирог.
- А я бы не отказался... - тихо и скромно, как-то мечтательно даже, заметил второй борт-инженер Иван.
И только майор Кырымжан, по своему обыкновению, промолчал и ничем не показал своей заинтересованности в Цветаевском пироге по рецепту.

- Зайдём, конечно, - кивнул Чижик, серьёзно выслушав рассуждения девушки про необходимость заботы о ближнем, пусть даже у ближнего хитиновый панцирь, жвалы у рта и три пары конечностей вместо двух. - Не думаю, что уважаемый Кролл будет против. Если он к тому времени вообще проснётся, конечно. Мы ведь не знаем, сколько времени у него длится... кхм, назовём это восстановительным сном...
Они уже попрощались с дендроидом и направились на выход.
- Что ж, в любом случае, мы ещё обсудим наши дальнейшие планы по возвращении вместе со всем экипажем, - сказал капитан. - Возможно, удастся узнать что-то новое в том здании. Доме Советов, мда...
Вопрос Пчёлки про возвращение домой застал Чижика врасплох. Он несколько поник на мгновение - видимо, его уверенность тоже хромала на одну ногу, но затем самообладание вернулось к капитану и он уверенно кивнул.
- Конечно, я так думаю, Светлова. Иначе и быть не может. Среди тысячи разумных рас в этой части Вселенной должна найтись хотя бы одна сведущая в межзвёздных перелётах намного лучше нашего. Нам непременно кто-нибудь поможет, подскажет путь обратно. Я в этом не сомневаюсь. И, Светлова... будь здорова, - усмехнулся он и оглянулся на девушку. - Всё в порядке?
Говоря по чести, кривил душой наш дражайший Фёдор Михайлович. Даже не слегонца кривил-то, а очень даже сильно, стараясь поддерживать в своём экипаже, и прежде всего в неугомонной Валькирии, тягу к жизни и надежду на скорое возвращение. Как капитан этого корабля, он не мог допустить, чтобы команда пала духом. А так-то плохие мысли посещали голову капитана. Вроде того, что если бы отсюда можно было легко попасть к себе домой, то все эти тысячи инопланетных разумных рас уже давно показались бы в родной для землян Галактике. Но увы, о них ничего не было известно обитателям Млечного Пути, а значит, они никогда туда не прорывались. Или очень хорошо шифровались, что в принципе было возможно. Это и было единственной надеждой самого Чижика.

От истории со Слонёнком отключился, как можно было ожидать, только Кайрат Тимурович. Ванька тоже захотел послушать эту увлекательную историю, но держался в группе, следовавшей по пустынной улице, подальше от Майи - так, чтобы их разделял один, а то и два человека. Стругачёв же и Чижик внимали ей, первый с особенным интересом - Рыжик просто-таки прикипел взглядом к девушке, слушая её довольно весёлый, если судить по тону, рассказ. С огоньком!
При упоминании того необъятно толстого дяденьки из проверочной и его грымзы-напарницы капитан сдержанно кивнул - сразу понял, о ком говорит Майя. Стругачёв только усмехнулся и немного фыркнул, ему понравилось, как она обозвала толстяка. Перебивать Светлову никто не перебивал, так что она спокойно могла рассказывать дальше. А вот на замечание про суровую армейскую муштру кивнул уже Лёха и даже вслух прокомментировал:
- Ага-ага, совершенно верно. Муштра, итить твою дивизию налево!
Наверное, хорошо, что майор его сейчас не мог услышать. Или Стругачёва он слышал? Но даже не посмотрел на него, следуя впереди отряда и не оборачиваясь.
Вот только эта история с огоньком оборвалась, как то всегда и везде бывает, на самом интересном месте, оставив после себя прелестный флёр интриги и недосказанности. То самое «ту би континьюид», то бишь по-русски «продолжение следует».
- И чё там было-то? - не выдержал Стругачёв, пока остальные мужчины открывали дверь, кто вежливо стуча, а кто и плечом как следует наподдав. Какие разные мужчины, право, собрались в этом коллективе. Интересно, Чижик с Кырымжаном и в субаксе вот так же спаррингуются - капитан майора вежливо эдак постукивает, а майор его со всей силушки своей богатырской?
Впрочем, ответить Майя не успела. Дверь поддалась такому решительному напору бравого вояки и они прошли внутрь, а там уже было не до отвлечённых разговоров, да и Кырымжан на связь вернулся. По инструкции нельзя было отключаться надолго, и уж тем более в присутствии внеземной расы разумных. Пришлось отложить остальную часть рассказа на потом. Им ещё к Кроллу возвращаться, так что на обратном пути время должно быть.

- Скорее всего, так и есть, - согласился Фёдор Михайлович с Майкиным предположением капитана Очевидность. - Для них мы всего лишь несколько представителей одной из рас, прежде незнакомых, раз они находят нас забавными. Хм-мда...
И бывший преподаватель звездоплавания замолчал, чтобы не выдать своих невесёлых по большей части мыслей. Ведь если люди для местных - незнакомая раса, то это лишь подтверждает его догадку, что между этой частью Вселенной и галактикой Млечный Путь нет никакой связи. Ни одного канала, червоточины в теле Вселенной, через которую можно было вернуться домой. Чижик старался не упасть духом и всячески его поддержать в остальных, но, по правде, не очень-то получалось. Уж лучше бы он молчал.
- Палпатин, Светлова, Пал-па-тин, - поправил девушку рыжик. - Только это... чёй-то я не помню, чтоб он тёмный император был. Или это он им и был? Ох, я ведь ещё в младшей школе «Звёздные войны» смотрел, не помню уже ни хрена... ничего, то есть. Пардоньте.
Стругачёв усмехнулся, заметив Майин жест а-ля Йода, и аккуратно положил руку на пояс недалеко от рукояти бластера. Не нравилось ему почему-то здесь, в этом Доме Советов, а объяснить, что именно не так, парень не мог. Шестое чувство какое-то. Какое у него всегда появлялось ровнёхонько, когда он нажимал очередную красную кнопку, которую нельзя было нажимать.
Выслушав инопланетную гостью через вещавший на понятном ему языке переводчик, Фьорал ненадолго задумался, прежде чем ответить. Сверкнул голубыми глазами и сдержанно качнул головой.
- Если хотите, я провожу вас в комнату карт и путешествий. Там должны быть в том числе и звёздные карты, - неожиданно предложил он.
- Да-да, пожалуйста, - немедленно согласился капитан, ухватившись за это щедрое предложение, действительно выглядевшее соблазнительным для заблудившихся в иных мирах представителей человечества.

Миновав несколько недлинных коридоров и один из залов, в котором что-то горячо, но в целом мирно обсуждала целая толпа инопланетян всех форм, размеров и расцветок, следовавшая за новым сопровождающим группа землян добралась до отдельного, довольно просторного помещения.
В «комнате карт и путешествий», как её назвал Фьорал, царил неописуемый кавардак. Книги и рукописи были в беспорядке разбросаны по полу, покрытыми пылью грудами возвышались на многочисленных письменных столах. Их появление разбудило прикорнувшего в углу маленького сморщенного чужака с голубой кожей и длинными пальцами. Зато у него было две руки и две ноги, и похож он был на карлика с непропорционально большой головой. Он вскочил и подошёл к Фьоралу и людям.
- Я знаю, зачем вы пришли! - жизнерадостно сообщил он. - Вы хотите, чтобы я показал вам карты этой планеты, надеясь найти на них что-то, достойное внимания!
Не дождавшись ответа, карлик подбежал к одному из столов и стянул с него большую книгу, которую протянул Майе и Чижику, вышедшим вперёд.
- Вот, пожалуйста! Атлас нашей планеты!
- Нет, нет, Бром, - покачал рукой перед его массивным носом провожатый. - Эти существа, называющие себя люди, заблудились. Им нужны звёздные карты, на которых была бы обозначена планета Кулимат.
- По-о-онял! Сейчас будет! - радостно пропел Бром и, оставив атлас в руках Фёдора Михайловича, бегом бросился что-то искать по всему помещению.
- Я, правда, не уверен, какие звёздные карты могли бы оказаться нам полезны... - начал было капитан тихонько делиться своими размышлениями, но не успел договорить.
- Вот, пожалуйста! Будьте любезны! - маленький инопланетянин был тут как здесь. Он отыскал большую карту и торжественно вручил её Майе с таким видом, с каким её награждали медалями, когда она стояла на пьедестале. - Предлагаю вам изучить её. Здесь вы найдёте всё! - он загадочно повёл своей рукой с шестью длинными синими пальцами, обозначая это самое всё.
И земляне углубились в изучение карты. Надписи на тех же рунах, что были на двери, для них любезно переводили Бром с Фьоралом. Оказывается, они находились в звёздной системе, названной именем некоего Магнуса. Невдалеке от планеты, на которой они приземлились, находилась ещё одна обитаемая планета под названием Траке - она вращалась чуть дальше от Магнуса.
- Траке недавно был опустошён разыгравшейся на нём страшной войной, так что большинство его обитателей покинули свои дома и обосновались в этом поселении, - любезно пояснил Бром.
На расстоянии в несколько световых лет находились ещё две обитаемые планеты: одна из них - тот самый Кулимат - обращалась вокруг пурпурного солнца, другая - Маккомон - вокруг двойной звезды.
- Ни одной чёрной дыры на карте не обозначено... - вздохнул Фёдор Михайлович.
- Позвольте, я сделаю копию карты? - попросил Раздолбайло у местных.
- А вы её не испортите?! - испугался карлик.
- Нет-нет, ни в коем случае, - заверил его второй борт-инженер. - Я её просто отсканирую. Не волнуйтесь, останется в целости и сохранности.
- Ну, тогда ладно... - согласился Бром.
Ванька принялся копаться в своём ящике, который на время пребывания здесь поставил на пол, также как и Чижик Майкин лиловый чемодан, и вскоре уже согнулся над разложенной на столе картой, тщательно сканируя специальным приборчиком всю карту участок за участком под пристальным взором Брома.
- Что же, благодарим вас, вы нам действительно очень помогли, - кивнул капитан маленькому инопланетянину и Фьоралу. Он взглянул на Майю и улыбнулся. - Теперь мы сможем проложить курс до Кулимата. Надеюсь, там нам помогут.
- Уже уходите? - поинтересовался Фьорал.
  • Интригует.
    Есть какое-то смутное ощущение сгущающихся туч...

    Стругачёв усмехнулся, заметив Майин жест а-ля Йода, и аккуратно положил руку на пояс недалеко от рукояти бластера. Не нравилось ему почему-то здесь, в этом Доме Советов, а объяснить, что именно не так, парень не мог. Шестое чувство какое-то. Какое у него всегда появлялось ровнёхонько, когда он нажимал очередную красную кнопку, которую нельзя было нажимать

    И ещё в купе с этим вопросом.

    - Уже уходите? - поинтересовался Фьорал.

    Вроде и нечего бояться, но мурашки по спине. Почему-то мне кажется, что хозяева могут предложить не уходить. Настойчиво и в стиле рыцарей)
    +1 от Лисса, 24.05.17 17:24

- Да слышу я, слышу, - покивала девушка. - Водичка или нет, но что-то плещется, - и она снова состроила хитрую мордашку.
Дверь в домик была как дверь, на люк в кораблях нисколько не походила. Люки - они ведь обычно круглые, а дверь была нормальной, прямоугольной формы, и с ручкой. На Петин стук никто не ответил, зато дверь неожиданно поддалась, здесь оказалось открыто, никаких тебе замков. Ну да, кто в тавернах вешает замки на дверь? Разве что в нерабочее время, когда трактирщику не нужны посетители всяческие со своими странностями: кто ноги свои продаёт, а у кого крабьи клешни вместо рук.
Окуньков вошёл внутрь. Без Зены - воительница осталась ждать снаружи. Эта таверна совсем не похожа была на таверны, к которым привык Белл. Ему едва удалось сохранить равновесие на пороге: ведь пола в таверне не было. Вместо него там плескалась вода, и только узкие мостки вдоль левой стены вели на другой конец комнаты.
Неожиданно из воды вынырнул хозяин. По спутанной зелёной бороде, за которую цеплялись несколько водорослей, можно было легко понять, что это Водяной. Пока он подплывал, можно было осмотреть помещение. На стенках висели картины с изображениями рыб. Интересно бы знать, кто это, подумал Белл - друзья и родственники Водяного или иллюстрации к меню? На противоположной стороне этой странной комнаты был невысокий плавающий помост. Мостки вели к нему и именно на него взбирался сейчас Водяной, желая поприветствовать гостя в более привычной для него обстановке.
- Приветствую тебя, странник, - пробулькал-пробасил Водяной хрипловатым голосом Анатолия Папанова.
+1 | Герои не умирают, 22.05.17 18:04
  • Это. Было. Неожиданно!
    :)
    ...я водяной, я водяной. Никто не водится со мной, а все мои подружки, пиявки да лягушки. Голосом Папанова ^^
    +1 от Лисса, 22.05.17 18:14

Всепоглощающая синева расступилась, и Петя смог открыть глаза. Чтобы увидеть перед собой мрачное лицо скрестившей руки юной воительницы, в нос которой уткнулся его кулак, скрученный в фигу. Девушка была минимум на пару лет младше Окунькова и была одета в точности как принцесса Зена из сериала. Из-за спины её выглядывала рукоять меча, а на поясе висел шакрам - то самое смертоносное оружие, металлическое кольцо с заточенными краями. Внешне она тоже очень походила на Зену, изрядно помолодевшую и, чего там скрывать, похорошевшую лицом. В отличие от бюста, который у девушки был... хорошо, если двушечкой, а то и полторушечкой.
+1 | Герои не умирают, 01.05.17 15:44
  • Не пожалел усилий реализовать фантазию перса :) это ж подхрдящую картинку еще нарыть надо было
    +1 от Путник, 22.05.17 10:12

Очевидно, Кайрат Тимурович был человеком дела и говорил всегда только по делу и о деле, и всякие пустяки вроде чаепития не любил обсуждать. Поэтому он ничего не ответил на щедрое и радушное предложение рыжей Пчёлки о сердечном чае, но поглядел на неё благодарственно и чуть кивнул. И это, должно быть, могло считаться уже многим для этого сурового мужчины. Он ей не отказал и вот так, без слов, поблагодарил и принял угощение. Невольно внеся, правда, маленький элемент неясности, ведь так и осталось неозвученным, придёт ли он в медотсек на чаепитие или ему стоит передать кружечку-другую на место несения службы на корабле. Видать, он позже прояснит этот вопрос. Или посчитал, что Майя сама должна догадаться.
Как бы там ни было, вопрос с температурой в скафандре и с особенностями связи в шлемофоне был улажен, и Кырымжан отступил от девушки, снова вооружаясь своим боевым бластером. И кажется, опять потерял к ней всякий интерес, переключившись на обеспечение безопасности их небольшого отряда.
- Могли бы и у меня спросить, Майя Юрьевна... - тихо прозвучал по личному каналу голос второго борт-инженера, стоявшего поодаль и посматривавшего в их сторону.

Информация об инсектоиде пока была слишком скудной - ни один анализатор не справится за такое короткое время с полученными данными, и большую часть анализов следовало проделать в лабораторных условиях с помощью взятых проб крови и прочих отходов жизнедеятельности этого шестиногого длинношеего организма. Сейчас Майя могла получить только общие сведения, не дававшие никаких значительных подсказок. Хорошо, хотя бы кровь его не оказалась кислотой, проедающей металл, как у Чужих из одноимённого фильма, а то бы колбочки для проб могли и не выдержать. Но состав её обещал быть весьма интересным. Анализатор сходил с ума от обилия «белых телец» в крови, отвечавших за репродуктивно-регенерационные особенности существа. Сама кровь была прохладной - Кролл был ближе к холоднокровным и, скорее всего, часто впадал в спячку.
Что же до сделанного Светловой предложения, озвученного для всех, хоть и предназначенного в первую очередь для Игоря Кирилловича, который был, считай, штатным ксенобиологом экспедиции, то оно встретило разные отклики. Но прежде всех отозвался доктор Григорьев, и был он довольно твёрд в своём ответе:
- Мы не вправе вмешиваться и осуждать их традиции и привычки. Не нужно лезть со своим уставом в чужой монастырь. Но что касается помощи данному индивидууму, то мы же с вами медики, Майя Юрьевна. Мы оба давали клятву Гиппократа. Категорически одобряю вашу инициативу. Это будет по совести. Главное, со вниманием отнестись к физиологическим особенностям милейшего Кролла, чтобы своей помощью ему хуже не сделать.
Чижик тем временем изучающе и с долей осуждения за ненормативную лексику глядел на Майю. А когда в их разговоре с Григорьевым наступила пауза, негромко заметил:
- Хорошее предложение, но вы понимаете, что подробный анализ и подбор подходящего лекарства для инсектоида - дело не одного дня, а то и недели, а времени нам терять нельзя?
- Думаю, про время нам не стоит беспокоиться, Фёдор... капитан, - вклинился Стругачёв. - Это раньше мы переживали, что у нас закончатся запасы воздуха, еды и воды раньше, чем мы найдём путь домой. Сейчас-то мы знаем, что этот сектор Галактики чертовски... кхм, простите, густонаселён многочисленными расами, и здесь наверняка много планет земного типа, где мы всегда можем пополнить запасы продовольствия и воздуха. Вот даже здешний воздух, по заверению Майи Юрьевны, пригоден для дыхания. И я готов рискнуть и на себе это проверить!
Рука безопасника даже дёрнулась к застёжкам шлема, но остановилась на полпути. Повзрослел рыжик, раньше бы снял шлем не задумываясь, а сейчас вот замешкался. То ли страшненько стало от боязни подхватить иногалактическую хворь какую-нибудь, то ли приказа капитанского не смел ослушаться.
- Отставить, Стругачёв! - осадил его Чижик. - Проверять будем только при крайней необходимости. Таковой я пока не вижу. А про время... Вы что же, предлагаете здесь надолго задержаться? - Фёдор Михайлович несколько удивлённо оглядел самых младших членов экипажа, словно бы сговорившихся, если только они оба действительно предлагали остаться на неизвестной планете или на её орбите на длительный срок.
- Так точно, капитан! - вытянулся в струнку рядовой и широко улыбнулся, сверкнув под стеклом шлема своей белозубой улыбкой. - Ну мы же летели в Зельц за открытиями. И думаю, все эти светила мировой науки не ждали, что мы откроем целую Вселенную! С тысячами разумных рас! Фёдор Михайлович! Тысячами!
- Так-то оно так... - капитан нахмурился, - но нашим заданием было провести разведку именно в Зельце. Нам были даны конкретные цели. Если мы хотим, чтобы Зельц достался Терре, то должны вернуться как можно скорее. Другую такую экспедицию смогут не скоро организовать...

* * *

- Другую такую экспедицию мы не скоро организуем! - большой кулак ударил по столу, отчего тот жалобно скрипнул.
- Не пори горячку, Юра! - академик Иоффе вывел на голопроектор изображение огромной чёрной дыры, занявшее собой почти всю стену. - Никому - даже высокоразвитым селестианам и ксилонам - ещё не удалось досконально изучить природу чёрных дыр. Ты пойми, даже если они выжили и их занесло в какой-то дальний угол Вселенной - это билет в одну сторону. Назад пути нет.
- Но, Леонард Карлович!.. - в сердцах воскликнул светловолосый мужчина со слегка побледневшим и осунувшимся лицом.
- Что Леонард Карлович? - покачал головой председатель Всепланетного комитета по космическим исследованиям. - Я уже шестьдесят три года Леонард Карлович. Назови мне хоть одну убедительную причину, чтобы я стал содействовать тебе в этом безумии.
- Разведка ничего не нашла ни на пути следования «Данко», ни в области Зельцианской Бездны, - хмуро сказал Светлов.
- Разведка не нашла, а ты найдёшь? - поднял бровь учёный.
- Я уверен, их поглотила дыра... и они наверняка где-то в другом месте...
На лице бывшего космического капитана, а ныне видного политика проступила неуверенность в своих же собственных словах. Он хорошо умел общаться с теми, кто был ниже его по положению на социальной лестнице, но так и не научился заискивать и лебезить перед теми немногими, кто стоял выше его и от чьего слова зависели некоторые важные моменты жизни Светлова, а по сути реализация его планов и целей.
- Или их расплющило на молекулы и они превратились в тёмную материю, став частью Бездны, - Иоффе сложил руки на груди, приподняв свою голову, снизу вверх глядя на гостя его кабинета. Очки академика блеснули, а бородка чуть задёргалась, когда он недовольно пожевал губами. Этот разговор утомлял. - Ещё варианты? - Леонард Карлович развёл руки в стороны.
- Там моя дочь... - глухо, но твёрдо ответил Юрий Аркадьевич, в упор глядя в глаза академику.
Повисло долгое молчание. С полминуты двое высокопоставленных чиновников, один высокопоставленнее другого, смотрели друг на друга, и на их лицах отражался целый спектр эмоций. Наконец Иоффе хмыкнул, и его рука потянулась к голокому, лежавшему на столе.

- Капитан! На корабле бунт! - раздался голос ворвавшегося из лифта на командирский мостик старшего помощника Вольского.
- Я знаю... знаю, - Юрий Аркадьевич даже не повернул головы. Он сидел в капитанском кресле и смотрел на обзорный экран, на котором медленно увеличивалась в размерах Зельцианская Бездна.
- Как знаете?.. - растерялся Вольский.
- Никто не хочет рисковать своей жизнью, - спокойно ответил капитан. - Шансы ничтожно малы, а они не настолько отчаянны.
- И что будем делать? - взволнованно уточнил старпом.
- Передай им, что я лечу один, - всё так же уверенно отвечал Светлов. - Спасательных шлюпок вам хватит. Разведчики вас подберут, мы им сообщим, - кивнул он.
- А вы как же... без команды?
- Мне хватит искина.
Вольский несколько секунд колебался.
- У тебя что-то ещё? - мужчина недовольно обернулся к первому помощнику.
- Капитан, позвольте мне лететь, - попросил тот. - И борт-инженер тоже хочет.
- Вы что, самоубийцы? - искренне удивился Светлов, даже брови свои красивые приподняв в недоумённом жесте.
- Нет, - Вольский покачал головой. - Но вы же знаете, мы здесь из-за капитана Чижика. Он наш товарищ, и было бы малодушно с нашей стороны отступить и оставить его в беде.
- Товарищ, значит... - Юрий Аркадьевич отвернулся. - Хорошо. Кто хочет - может остаться. Остальные пусть проваливают.
- Есть, кэп! - старпом быстро направился к лифту.
Когда он исчез, оставив капитана одного, Светлов наклонил голову и хмуро потёр переносицу двумя пальцами.
- Товарищ он им... не знал, что у щеглов бывают товарищи... - пробормотав это, он снова устремил взгляд в монитор.
Там, впереди, зияла Зельцианская Бездна. Грозно смотрела на могучего капитана одним своим глазом. Насмешливо изучала человека - эту букашку в просторах необъятной Вселенной, осмелившуюся бросить ей вызов на жалком устаревшем судёнышке с говорящим названием «Товарищ».
Человек смотрел прямо в этот глаз, не сводя своих серых очей, в которых сверкнула сталь. Он не боялся. Он уже принял решение. Завещание было написано и его огласят, если он не вернётся спустя какое-то время. А пока что...
Две самых могущественных силы в этой части Галактики - Зельцианская Бездна и Юрий Светлов - смотрели друг на друга. Прожигали друг друга взглядами своими, пронзали насквозь.
Пусть. Победит. Сильнейший.

* * *

Расцвёл удовольственно под своим шлемом один рыжий безопасник Алексей Кирович, когда Майя Юрьевна ему такие приятные вещи сказала. Любому солдату радостно слышать от красивой девушки, что она с ним в разведку пошла бы, не задумываясь. А уж парню-то такое услышать от неё - это и подавно приятственно.
- Верю, охотно верю, - важно покивал он ей в ответ и тут же поменял своё мнение. Именно что не задумываясь ни секунды. - А почему бы и не сходить? Что мы теряем? - развёл он руками. Бластер его давно уже был на поясе, как и у майора, ведь Тимол оказался очень дружелюбным и гостеприимным инопланетянином. - Координаты нам нужны, координаты нам важны. Если мы, конечно, здесь не останемся на какое-то время. Тогда можно и позже в этот их Дом Советов сгонять.
- Ох, Светлова... - вздохнул Фёдор Михайлович, сокрушённо качая головой после её нецензурных выражений. - Хорошо, что ты врач, а не военная.
- Но лексикон у неё как у военной, ага-ага, - вставил свои пять копеек Стругачёв. - Я-то знаю, что говорю. Свой человек, во! - он показал Майке большой палец и проигнорировал суровый взгляд Кырымжана.
- Не думаю, что мы здесь останемся, - покачал головой капитан. - Обсудим это по возвращении. В любом случае, пока будут проводиться лабораторные анализы данных, полученных об инсектоиде... эмм, трогане, можно не терять времени и искать названную планету. Кажется, Кулимат... Сюда мы затем сможем вернуться, если получим лекарство для уважаемого Кролла.

Что ж, никто не возражал против плана осмотра большого дома. Поблагодарив Тимола за ценную информацию, земляне вышли на улицу и в прежнем порядке отправились в сторону заметного высокого здания в самом её конце, которое дендроид назвал Домом Советов. Они шли по пустынной улице, иногда замечая движения в оконных проёмах. Теперь было понятно, что все эти дома вполне обитаемы, и живут в них представители разных рас.
Никто им не встретился по пути, и вскоре они уже поднимались по массивным каменным ступеням, ведущим ко входу в высокое здание. Начищенная до блеска надпись на двери крупными знаками, похожими на скандинавские руны, давала понять, что это весьма важная постройка. К сожалению, Данко её не смог однозначно перевести, зато поделился интересной информацией.
- Анализ знаков показывает некоторое сходство с селестианскими рунами, - сообщил искин. - Предполагаю, надпись означает «Дом Советов». Возможен перевод «Здание Комитета».
Дверь была закрыта, и Фёдор Михайлович постучал.
- Не будем вторгаться без спроса в чужой дом, даже если это общественная постройка для проведения совещаний, - пояснил он для всех. - Тем более, что нас предупреждали о нежелательном присутствии чужаков.
Он ещё раз постучал, но, несмотря на то, что из-за двери доносился тихий шум многочисленных взволнованных голосов, на стук никто не отвечал. Не ответили и после третьей попытки.
- Капитан, позвольте, - майор потеснил Чижика и, перехватив бластер поудобнее, решительно толкнул дверь плечом.
Она распахнулась сразу же, и данкийцы вступили в обширную прихожую. Впору было прийти в изумление, если бы они уже не были морально подготовлены Тимолом. Их взору предстали инопланетяне самых разнообразных форм и размеров - они парами и небольшими группами деловито сновали из комнаты в комнату и о чём-то взволнованно переговаривались. Разного цвета, в разной одежде или вовсе без неё, с разным количеством рук, ног и глаз...
Какое-то время группа в удивлении стояла и рассматривала всё это великолепное разнообразие местных жителей. И как они только находят общий язык? Появление людей привлекло внимание какого-то таинственного существа, облачённого в потёртую бирюзовую мантию. Его лицо скрывал низко надвинутый капюшон, лишь глаза сияли ярким голубоватым светом. Шаркая ногами, оно приблизилось к землянам и обратилось к ним своим мягким скрипучим голосом, вполне похожим на человеческий, с краткой речью, которую электронный переводчик интерпретировал следующим образом:
- Вы забавно выглядите! Как считаете, куда перенести новые палаты врачевания?
- Эмм... простите, мы новички в этих местах... и хотели бы поговорить с каким-нибудь представителем власти... - несколько смущённо попытался объяснить ему Чижик суть вопроса.
Чужак разразился скрипучим смехом:
- Нет здесь ни у кого власти, друзья мои, - сказал он. - Мы все здесь равны. Пойдёмте, я покажу вам окрестности. Кстати, меня зовут Фьорал.
- Ну... да, нам говорили, - вспомнил капитан, неуклюже потрогав шлем там, где был его затылок. - Я хотел сказать... с кем-то, кто бы смог нам помочь.
- Я вам помогу, - ответил инопланетянин. - Желаете осмотреть главный совещательный зал или просто пройтись по зданию?
Фёдор Михайлович вздохнул и поглядел на Майю, предоставляя слово ей. Что-то плохо у него получалось общаться с этим существом, чьё тело, закутанное в мантию, они не могли видеть. А затем положил ладонь на руку Кырымжана, кивком велев ему убрать оружие. Безопасники спрятали бластеры, а Лёха по личной связи прошептал:
- Май, тебе он тоже этого напоминает... ну, тёмного императора из «Звёздных войн»? Только у него вроде глаза не светились.
  • Флэшбэк - полный нежданчик! :D Это здорово.
    +1 от Лисса, 18.05.17 00:48
  • Оказывается и непробиваемый Светлов способен на сумашедшие поступки!
    +1 от Зареница, 18.05.17 12:02
  • За две самые могущественные силы. Класс!
    +1 от rar90, 21.05.17 02:11

«Дядя» никуда уходить не торопился, сидел себе, злыдень такой приставучий, в бородку редкую улыбался да пивко, принесённое Фиоркой, потягивал, насмешливо на Ярра поглядывая. Будто вызов ему бросая.
- Понятно, - угрюмо кивнул трактирщик, поглядев в сторону мужика. Видать, хотел ему сказать что-то весомое, но увидел, что тот уже и правда пьян и языком, будто помелом, мелет, и передумал. Вместо этого вновь к Яррике повернулся. Принял монетку, на стол положенную, несколько мгновений перед тем посверлив её задумчивым взглядом. - Хорошо. Выпивка тебе, Борода, за счёт господина мага.
- Эгей! - оживился тот и из-за стола с кружкой вскочил, поднимая её для тоста. Глаза пьянчуги засияли болезненным радостным светом. - Ваше з-ик-доровье, г-господин чародей! - и он залпом осушил кружку, после чего без сил рухнул на стул, уронил голову на стол и смачно захрапел.
Григ недовольно поглядел на бородатого и вздохнул. А затем... протянул монетку Ярру обратно.
- Заберите, господин Ласка, ему хватит.

- Неа, не чижик, не щегол и даже не воробей какой-нибудь, - бодро покачал головой, не отходя от двери, мальчонка. - Варвик меня звать. Вар-вик. Можно Вар, или Вар-Следопыт. Пивко рано мне, нельзя ещё, - он с таким сожалением и вожделением смотрел на кружку Ярра, что невольно хотелось его угостить этим пивом, уже переставшим, понятное дело, пениться, но оттого совсем не потерявшим во вкусе. Неплохое пивцо, кстати, было, не бурда какая-нибудь, разведённая водой. Мальчишка сглотнул и снова головой отрицательно помотал. - Не, нельзя...
А трактирщик, услышав предложение обняться на дорожку, уставился на мага как на полоумного мага. Хмуро брови сдвинул.
- Я тебе не девка тискаться, - пробурчал Большой Григ. И пододвинул к Ярру собранную котомку в дорогу. - Забирай и проваливай...те, господин маг.
Когда Ярр покидал постоялый двор, то успел увидеть с порога выглянувшую с кухни Фиору, проводившую его долгим взглядом.

Солнечный свет был ярок, воздух свеж и напоён ароматами сдобных булочек и свежей рыбы, а окружающие звуки безжалостно резанули по змеиным ушам, разбиваясь на мелкие осколки, и эхом распространились по всему телу будто. Словно стекло, со звоном разбившееся вдребезги. А затем уши резанул пронзительный голос Варвика:
- Пивка хорошо бы, да-а... - мечтательно потянул сорванец, вышедший вместе с Лаской. - Да с рыбкой вяленой, окуньком там... Эх... Денёчек-то жаркий сёдня, оно бы в самый раз. Хотя мне ж нельзя, агась, - покивал мальчик. - Ну что, господин волшебник, куда повести вас? До Старого леса али куда ещё?
  • За то, что не обнял :) И за Варвика)
    +1 от Лисса, 20.05.17 17:48

Странное дело: показалось Маше, будто проводница её проклинает, как ведьма или колдунья какая-нибудь, шепчет слова древнего проклятия. Некстати вспомнилось предостережение от Остряка - ведь это он пытался ей что-то в руку всунуть, наверняка он, некому больше. Жутенько ей стало, по телу мурашки поползли, даже по коже головы, отчего было знакомое чувство, будто волосы поднимаются дыбом. Холоднее обычного стало, морозец уже и внутри пробежал. А ну как правда ведьма и проклянёт? Вон какими глазищами смотрит, а губы-то как перекошены! И шепчут что-то неслышное, шевелятся. Не то, чтобы Кузнецова была суеверной, но книжки по мистике и эзотерике почитывала, знала о существовании многих жутеньких вещей, мало похожих на вымысел, а оттого и верила во всё это. Да она и в чудеса верила, по большому счёту, что уж тут говорить о каких-то проклятиях, может, и не доказанных наукой, но так часто встречающихся в обычной жизни. К бабкам-знахаркам люди ведь не просто так ходят.
Ухватилась эта ведьма за неё так крепко, что аж больно стало немного, но Машка, специа зубы, потянула её, сама выпрямляясь и уроненную проводницу на ноги ставя. Затем уже, отпустив её, слишком поспешно сделала два шага назад, отделяя себя безопасной дистанцией от её рук, скорее всего наманикюренных острыми французскими коготками. С опаской на неё взглянула, снова свои плечи руками обхватила, пытаясь согреться от этого ненормального холода. Прямо зимняя стужа в середине лета! Брр! Затем беспомощно оглянулась, паренька в галстуке выискивая среди толпы, и с удивлением обнаружила, что все уж давно разошлись и они одни на платформе остались. А в небе плескалось и хлюпало вонючее болото с квакающими жабами-звёздами и пузатой выпью-луной.

И хоть рассыпалась эта севшая в лужу красотка в словах благодарности, в обещаниях отсутствия обиды, в учтивых приглашениях в тепло вагона, Маша не верила ей ни на грамм. Да господи, никто бы не поверил, глядя в эту кислую накрашенную рожу, пылающую огнём ненависти. Холодной такой яростью - настолько ледяной, что обжигает. Аж волосы, казалось, шевелятся, как змеи в причёске Медузы Горгоны из древнегреческих мифов.
- Да-да, конечно... - чуть кивнув, Мария поспешила следом за Игорем подняться в вагон, радуясь втихую, что наконец-то уходит с ветра промозглого и холодрыги этой небывалой питерской. В Москве-то потеплее будет.
На проводницу она больше старалась не смотреть. Страшненько ей стало. Сама мстить хотела - а теперь чужой мести боялась. Надо бы потом, согревшись, в тепле за кружечкой чая извиниться перед ней по-человечески, прощения попросить да угостить чем-нибудь... хм, было бы чем.
Смущение Игоря она, кстати, заметила. Ведь на него поглядела, когда от проводницы взгляд свой чуток напуганный отвела. И видела, что мужчина в замешательстве - видать, понравились ему формы и гламурность этой фифы. Его можно было понять. И Маше было всё равно, что он там себе думает. Жаль только, что так по-глупому, неприятненько всё получилось. Его помощи она просить не стала, поднимаясь на своих каблуках аккуратненько в вагон. И всё опасаясь, что проводница ей какую-нибудь гадость в ответку сделает. Ну там, подножку поставит или в камень обратит. Горгона же.
+1 | Багровый Экспресс, 20.05.17 14:10
  • за шаг назад :)
    +1 от rar90, 20.05.17 14:12

С замком-павлином они сумели найти общий язык, договориться о содействии и взаимовыручке. Всё-таки, наверное, и птице этой горделивой, назначенной кем-то когда-то давно стражем двери, не очень-то хотелось впускать внутрь страшного ночного гостя. Павлин был поставлен охранять комнату и всех, кто в ней, он не мог допустить, чтобы здесь кто-нибудь был обижен, когда он запросто мог воспрепятствовать этому, достаточно лишь распушить хвост и в крючок на стене его продеть. Правда, сначала эта прекрасная гордая птица, разленившаяся от времени, недоверчиво смотрела на Лизу, раздумывая будто, стоит ли помогать этой девочке, которую во всём доме никто из ныне в нём живущих не считал хозяйкой. А Лиза... нет, она не смотрела в ответ. Она просто взяла павлина за хвост и продела его в эту затейливую петлицу, воздвигнув между собой и ночным чудовищем препятствие. Хлипкий такой барьер. Он мог не выдержать сильных ударов. А они последовали.
Лиза шарахнулась от двери, когда та сотряслась от могучего удара. Решительно так запаниковав, отбежала девочка подальше от этого кошмара наяву, пытающегося ворваться в её пока ещё небольшую, недолгую жизнь. В сон поверить было трудно. Во сне разве бывают настолько реальны все ощущения? Она чувствовала, как озябла от холода, ощущала мурашек, пробегающих по коже, отчего та становится похожей на гусиную. Когти неизвестного чудища разрывали дверь, пытались в клочья её искромсать, а густой хриплый бас ревел, рычал и звал её к себе снова и снова. Но неожиданно Лиза поняла, что её ночной кошмар не может преодолеть эту дверь. Он не справлялся с ней. Бился всей массой своего здорового, должно быть, тела, запускал в старое дерево свои жуткие острые когти, но никак не мог устранить эту преграду на своём пути к заветной цели. Вот и приходилось ему подкреплять свои попытки зовом в тщетной надежде, что девочка поддастся искушению и любопытство в ней возьмёт верх.
Она продолжала пятиться и отступать от двери, уже медленно, пока не упёрлась ногами в кровать, и тогда Лиза, ощутив, как у неё задрожали коленки, просто села, почти упала, настолько быстро это вышло. К реализму происходящего примешались новые запахи. Неприятненькие такие ароматы вымокшей под дождём собаки и - о боже! - едкие, въедливые, щипающие нос и горло запахи гари. Это не могло быть сном! Таких снов не бывает!

Одна уже не очень маленькая девочка злилась на войну и её сердце полыхало огнём ненависти. Оно чернело и наливалось злом, выпускало вместо белого пара чернильные кляксы ядовитой гари. По нему пульсацией проходили всполохи прожилок-вен, несущих в себе отравленный чад. Копоть накипела в лёгких, от неё хотелось кашлять, харкать чёрными сгустками мёртвой крови.
Он пришёл помочь? Но разве друзья ломают двери, когда их не пускают в дом? Разве они являются непрошено ночью, доводя тебя до паники?
- Ты мне не друг! Уходи! - вскрикнула Лиза, тотчас испытав жгучий стыд за прорезавшиеся вдруг в голосе визгливые нотки. Она ведь совсем не так хотела ответить. Ей хотелось бы, чтобы её слова прозвучали решительно и твёрдо. А тут на тебе. Послышались ли ей в собственном голосе истеричные мотивы?
Серые глаза на мгновение блеснули зеленью, когда девочка метнула быстрый взгляд на камин, неожиданно резко запылавший. Это он чадил гарью. Это он протягивал в её сторону языки пламени. Буйные такие язычки бушующего огня, отчего-то казавшегося чёрным. Лиза зажмурилась и помотала головой, похлопала-поплескала себя ладонями по щекам - хлоп! хлоп! - надеясь очнуться от этого кошмара.
И тогда она услышала новый голос...

Лиза прислушалась к его словам, сначала не открывая глаз. Уж больно страшно было их открыть и обнаружить, что ничего не изменилось, она по-прежнему видит дурной сон, больше похожий на явь, и слышит чьи-то голоса. Невольно подумалось, а не сошла ли она с ума от тревоги за дядю и полного одиночества в этом жутком доме.
- Ничуть не жутком, - вдруг возразила она вслух сама себе. - Это мамин дом. Мама здесь раньше жила. Может, даже спала в этой комнате. Он не может быть плохим, - прошептала Лизонька, открыла глаза и огляделась, разыскивая взглядом своим любопытственным нового интересного гостя, сразу заслужившего её расположение своим приятным обхождением, но в первую очередь...
...«Характер у этого дома такой же сложный, как у любого другого человека, Лиззи»...
Вот этим!
- Дядя?!.. - выдохнула она, теперь отчего-то испугавшись, но был это забавный испуг маленького зверька, мышонка какого-нибудь, напуганного топнувшей рядом ногой, прижавшего ушки свои к голове, всего такого нахохлившегося и насторожившегося, сжавшегося в крошечный комочек и только усами-фибрами своими шевелящего да носиком слегка. И глазёнками-бусинками сверкающего. Где опасность? С какой стороны? Куда бежать? Где прятаться? Только вопросы у Лизы были другие: - Ты где? И кто ты?
Она поднялась, и взгляд её случайно упал на брошенную в горячке спешки куклу. Тонкие, красивые брови чуть вздёрнулись. Да нет, это ведь не она говорила? А может, павлин? Лизе показалось, что слышала она шорох, похожий на шум птичьих перьев. Взгляд тут же метнулся к двери и дверному замку.
- Ве... веди, - неожиданно согласилась девочка, но тут же засыпала незнакомый голос кучей вопросов, заозиравшись по комнате. - Где, какая дверь? Куда ты меня хочешь отвести? Кто ты? Ты что-то хочешь показать? Кто такой этот Арей? Пахнет он, как искупавшаяся в луже дворняга, - Лиза скривила свой носик. - Это перевёртыш, да? Я читала про них. От незнакомцев я подарков не беру, но... тебе я верю... - вдруг призналась. А всё из-за той фразы, которую любил повторять дядя.
Вот только куда ж она без Даши? Даже во сне с ней расставаться не стоит. И Лиза снова взяла в руки свою куколку. Немножко пристыдившись, что прямо как маленькая девочка носится с куклой своей. И подошла за свечой. А ещё надо бы спички взять. Те самые, да и обыкновенные тоже.
- Куда идти? Показывай.
Берём спички волшебные и простые, свечу и куклу и идём, куда поведёт обладатель нового голоса. Если холодно, можно ещё плед на плечи накинуть.
Лиза верит ему. Он хороший. Он говорит как дядя и не пугает её ^_^
+1 | Маяк для Лизы, 20.05.17 00:43
  • Ооо, класс! С удовольствием прочитала. Душевно и хорошо!
    Он пришёл помочь? Но разве друзья ломают двери, когда их не пускают в дом? Разве они являются непрошено ночью, доводя тебя до паники?
    Действительно. Разве друзья ТАК приходят?
    +1 от Лисса, 20.05.17 13:11

Вот только сир Белл что-то не особенно хотел общаться. Расслабился там себе, значит, и никаких здравых мыслей его сознание не рождало. Или просто Окуньков их не очень-то улавливал. Ленивые, наверное, мысли-то, как те самые древесные ленивцы, что на всяких древесных лохах ленятся.
Дорога направо была широка и удобна. По ней ходили явно чаще, чем по той, что отходила влево. Следы копыт в пыли сказали о том, что совсем недавно по ней проезжали всадники, и Белл пожалел, что они поверили сказкам об ужасах Зачарованного леса и не пустились в путь верхом.
А вот и новая развилка: наезженная дорога немного поворачивала влево и скрывалась в лесу, другая, поуже, по которой явно меньше ходили и ездили, отходила от неё направо. Куда же теперь пойти? Снова направо или налево? А может, вернуться назад к предыдущей развилке?
- Бу! - раздалось у Пети сзади возле уха, и его рука раньше, чем он сообразил, что делает, повинуясь рефлексам Белла, легла на рукоять меча и даже слегка вытащила его из ножен. Но секунду спустя он узнал голос Зены. Она стояла сзади на расстоянии вытянутой руки и лукаво улыбалась. - А ты не забыл наставления Майлина? - девушка подняла бровь.
+1 | Герои не умирают, 18.05.17 22:49
  • "Бу!" Напугал.
    А мы уж боялись что с Зеной всё :) Рада что она здесь.
    +1 от Лисса, 18.05.17 23:57

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • За цельность образа :)
    +1 от Путник, 16.05.17 18:04

Всё-таки дождя не было. Значит, померещился. Приснился этот невозможный шум на чердаке и ужасный голос, от которого мурашки табунами по спине. Но грохот был. Далёкие громовые раскаты всё ещё терзали слух пытавшейся уснуть девочки. Или...
Она прислушалась и сильнее поёжилась. Похоже, там не только гром, но и дальняя бомбёжка. К счастью для Лизы и дядиного семейства - дальняя. Но к несчастью тех бедных людей, которым не повезло жить поблизости от линии боевых действий.
- Безжалостные убийцы... - дрожащим голосом пробормотала девочка где-то под пледом, в который завернулась с головой, оставив только маленькую щёлку для воздуха.
Война была кошмарна сама по себе, одним фактом своего существования. Но ещё более кошмарным её делало уничтожение мирных людей, не имевших к этой войне никакого отношения, кроме того, что им не свезло жить в воюющей стране да на линии фронта. Враги уничтожали невиновных. Может, не специально. Может, их целью были воинские казармы и склады боеприпасов, цеха по производству оружия или рабочие, занимающиеся производством оружия в этих цехах. Но снаряды не выбирают цели. Они разрываются, убивая всех и вся в зоне своего действия, уничтожая саму Жизнь. Они бездушны, эти бомбы. Они сами по себе не желают никому зла, но созданы убивать, и им безразлично, солдаты ли это будут на поле боя или мирные граждане - женщины, дети и старики - в петроградских трущобах.
- Убийцы!.. - со злостью выплюнула почти шёпотом Лизонька, не показывая носа из-под покрывала. - Ненавижу...
Хоть бы дядя вернулся с этой войны с победой. Хоть бы он вообще вернулся...

Тишина обрушилась внезапно. Ударила по натянутым нервам своей огромной ватной наковальней. Ворвалась в ушные раковины противным молчаливым зудом. Только размеренное и монотонное токанье часов нарушало эту зловещую тишину. Лиза неспокойно зашевелилась и высунула голову.
- Перестали... - догадалась она о прекратившейся бомбёжке и с некоторым облегчением выдохнула. Хотя и понимала, что смертей сегодня должно быть много. Но хотя бы на время они остановили свои цеппелины и дирижабли.
Только почему стало так тихо, что и ветер перестал шуметь? Словно бы был в сговоре с врагами, обрушившими на город бомбы. Нездоровая какая-то, ненормальная тишина. То ли это совпадение, что буря утихла вместе с бомбёжкой. То ли Лиза смогла уснуть и ей теперь снится, что всё тихо и спокойно. Хо-ро-шо.
И вместе с наступившей тишиной невпопад пошли мысли о тех временах, когда дядин особняк был пристанищем благородных собраний. Ну там, светских раутов. Величественных церемоний. Пышных торжеств. Великолепных балов с кружащимися в вальсе галантными кавалерами и прекрасными дамами в роскошных одеяниях. Эх, и она могла бы, теперь же оставалось лишь мечтать.
Казалось, это было совсем недавно. Да так оно и есть. Возможно, ещё дядя и тётя застали те времена. Когда не было Войны. Когда здесь было светло, тепло и многолюдно. В этих самых комнатах и залах. В коридорах звучали голоса. В залах гремела музыка. В комнатах весело потрескивал камин...
Камин. Надо бы дров подкинуть и огонь как следует разжечь, а то ведь она совсем замёрзнет. В тепле и засыпать проще. Лиза завозилась, неохотно выбираясь из-под нагретых телом, горячих прямо-таки с внутренней стороны, покрывал.

Но стоило ей сесть в постели и отодвинуть плед, как... оно опять загрохотало. Но теперь не сверху. Теперь где-то близко, здесь, на этом этаже. И оно приближалось! Это непонятное чудовище, которое ей приснилось.
Не издав ни звука, девочка всем телом, зашуршав простынёй, повернулась в сторону двери, ещё сильнее бледнея. В посеревших глазах застыла тревога. Нет. В них поселился страх. Ужас перед неведомым и непонятным, что таится в темноте.
Боишься. Ли. Ты. Темноты. А, Лиза?
Вообще-то не то, чтобы она её боялась. Девочка уже была достаточно взрослой, чтобы понимать: бояться надо не темноты, а того, что - или, вернее, кто - в ней прячется. Но это же тот самый случай! Хотя тот, кто был в темноте, и не думал прятаться. Он шёл. Шёл за ней! За Лизой! Это ведь он звал её, правда? Она задрожала и испуганно огляделась, рефлекторно ища, чем защитить себя.
- Пресвятая Богородица... - прошептала напуганная девочка, перекрестившись. Она не была религиозной, однако на законе Божьем им столько говорили о необходимости верить в Бога, что хочешь - не хочешь, а будешь верить. Надеяться и уповать. Говорят, Бог способен на Чудо.
Даша советовала бежать. Ну, так подумалось Лизе, что куколка бы именно это и посоветовала. И она, конечно, была бы права, если бы не...
- Не бойся, Даша, это только сон, - она взяла куклу в руки и прижала к себе, как заворожённая глядя на закрытую, но не запертую дверь. Может, запереть? Она никогда не пробовала пользоваться замком - если он ещё не испортился от времени, должно получиться. Ведь даже во сне не очень-то хочется встречаться с чудовищами.
А Лиза была не уверена, что это сон...

Потому она вскочила с кровати и бросилась к двери, чтобы её запереть и отгородиться от ночного страшилища, вздумавшего её пугать в собственном доме. Пусть дядином, но и её тоже. Как сказала тётя: «Это теперь твоё крыло, деточка, будешь жить здесь».
Если возможно сделать два выбора, то Лиза закрывает дверь на замок и пробует убедить себя, что это сон. Если два нельзя, тогда замок :)
+2 | Маяк для Лизы, 14.05.17 00:18
  • Главное верить, что все это сон!)
    (Ну, и запереть засов, конечно)
    +1 от Aramovich, 14.05.17 07:41
  • Замечательный поэтичный пост, мне нравится что эта игра становится даже более лиричной, чем я ее задумывала. Благодаря Лизе.
    И ДАШЕ)
    +1 от Лисса, 14.05.17 22:33

Зена была серьёзной, но на улыбку ответила, чуть приподняв уголки губ и ободряюще кивнув юноше.
- Можете выдвигаться, юноша, - кивнул Майлин, - но напоследок я дам ещё два совета. Во-первых, сориентироваться на запутанных лесных тропинках и в замке, когда вы до него дойдёте, вам поможет карта. Рисуйте её по мере продвижения, чтобы не заблудиться, - он взял со столика записную книжку и гусиное перо. - Это волшебное перо, рисующее без чернил, - пояснил маг. - Во-вторых, для многих магических таинств необходимы волшебные предметы. Старайтесь в своём путешествии добыть их как можно больше, при случае они помогут вам, но будьте осторожны: коварство врага не знает границ, возможны любые ловушки. Лес ещё до появления Барлада Дэрта был полон волшебных созданий. Какие-то из них вам могут помочь, кого-то стоит остерегаться, кто-то наверняка и на службу к колдуну перешёл.
Похоже, теперь действительно можно было выдвигаться.
+1 | Герои не умирают, 13.05.17 14:49
  • Интересно!
    История интригует.
    +1 от Лисса, 13.05.17 23:46

- Пиво будет, - коротко и мрачно сообщил трактирщик, остановившись у порога кухни и обернувшись. - Фиора, налей гостю, как тут справишься.
- Д-да, батюшка, - послушно отозвалась она, слегка запнувшись вначале.
Большой Григ ещё немного постоял, слушая деловое предложение Ярра, касавшееся его дочери. Густые брови мужчины медленно надвигались на самые глаза, а те, в свою очередь, принялись метать молнии. Девица отвлеклась от вытирания пола, подняла голову и в ужасе поглядела на волшебника, предложившего ей идти с ним.
- Григ. Большой Григ, - начал трактирщик сердито. - Не знаю никакого Григге. И про дочь мою забудь. Могу кого-то из молодёжи кликнуть, сопроводят до кромки леса. Подумай, я скоро вернусь.
И оставив Ласку раздумывать над его словами, Григ скрылся в коридоре. Фиора продолжала работать, делая вид, что не замечает стоящего неподалёку около стойки Ярра.

Чешуйку можно было постараться сковырнуть, вот только они были плотно пригнаны к коже, и ощущения Яррике примерно были похожи на те, когда пытаешься содрать собственный ноготь с пальца. В общем, боль была настолько дикой, что лучше было бросить это занятие.
Пока маг занимался изучением своей внешности в приобретённое зеркальце, сделанное из днища разбитой кружки, Фиора закончила вытирать пол и юркнула на кухню, меньще чем через минуту вернувшись уже с парой кружек пенящегося напитка. Она подошла к Ярру и, всё так же не глядя на него, поставила рядом одну из кружек.
- Вот, пожалуйста, - тихо сказав это, девушка понесла вторую кружку за один из столиков, поставила перед посетителем и развернулась, чтобы уходить, когда рука крестьянина легла ей на ягодицу. - Ай... - пискнула она, торопливо дёрнувшись вперёд, покраснела и негодующе обернулась.
- Хороша-то девка, а до сих без мужика, - прохрипел уже пьяный мужик, тощий и с бородой. - Замуж тебе давно порась, Фиорка. Чем тебе вот господин волшебник не угодил? - ткнул он пальцем на Ярра. - И собой хорош, даром шо морда в какой-то гадости, и деньги у него водются, вчерась я ему цельное состояние - аж пять шардов! - продул в кости. Четыре потом отыграл, угусь. Зовёт же тебя в жёны цельный магуй, чё ты ерепенишься, я не понимаю? - с вызовом даже как-то поучал девушку крестьянин. - Торговому Посту опять же ж пользительно, ежели маг у нас поселится. Хоть, может, и врёт господин Ласка, шо он маг, чудес-то мы не видели, окромя его проклятья этого диковинного.
Покрасневшая ещё пуще Фиора торопливо направилась мимо Ласки на кухню. Грига пока видно не было.
В инвентарь добавлю медное зеркальце.
  • Рада, что приключения Ярра продолжаются!)
    Ура-а-а-а. Надо правда подумать, хм, как поступить... Пьянывроде его расхваливает, а вроде такой неуважительный хамЪ.
    +1 от Лисса, 13.05.17 18:02
  • И правда, очень крутой момент. И хорошо написанный. =)
    +1 от XIII, 13.05.17 20:21

Второй борт-инженер как-то подозрительно притих, когда девушка с ним заговорила и завела свой длительный монолог, покуда проводила сканирование инсектоида и затем собирала материалы для анализов и исследований. Парень просто молча стоял и слушал всё, что она ему говорила, с несколько отрешённым, задумчиво-хмурым видом, словно бы впитывал в себя каждое сказанное слово, неоднократно прокручивал в голове и пытался осмыслить и определиться со своим отношением к этому. Явного осуждения на его лице не читалось, но и сожаления по поводу своего высказанного мнения Иван едва ли испытывал. Он то ли не знал, что ей ответить на эту исповедь, то ли просто не хотел об этом говорить, то ли решил - пусть каждый остаётся при своём мнении. А может, всего лишь не хотел её перебивать и давал возможность высказаться и поделиться своим, противоположным мнением.
Это было тяжёлое, затяжное молчание с его стороны. Даже на первый вопрос, считает ли он это актом насилия, Раздолбайло не стал отвечать - кажется, его мнение говорило само за себя. Но, заметив пристальный взгляд Светловой, очевидно ожидавшей ответа, дёрнул плечами, неловко как-то, стеснительно пожал ими, обозначая нерушимость своей позиции с добавлением этой ложки мёда в бочку дёгтя в виде читающегося выражения на лице: «считаю, но не осуждаю, а что поделать».
Чижик тоже как-то примолк, слегка взбудораженный неприятным разговором с борт-инженером. Он молча посмотрел на Пчёлку Юрьевну долгим взглядом без выражения, когда она сказала, что Иван прав, и только вздохнул затем.
- Конечно. Сейчас, - это был ответ уже про чемодан её докторский лиловый. Капитан донёс его до порога и поставил там, обвёл взглядом окрестности, обратил внимание на цепочку зеленоватых пятнышек на каменной мостовой, тянувшуюся прямо ко входу. - Светлова, возьми кровь и здесь на анализ. Тут она более засохшая, но зато чище, чем в этом сра... кхм, мусорнике, - одёрнул себя Фёдор Михайлович. Не к лицу преподавателям, пусть и бывшим, употреблять ненормативную лексику. Сам Стругачёва поучает, а в своём глазу бревна не замечает. Нехорошо как-то.
Забрав у доктора Майи Юрьевны скребок, больше похожий на медицинский скальпель, и колбы для проб, Чижик отправился обратно внутрь собирать ценные материалы для исследований. Не похоже было, что капитан брезгует - во всяком случае, он не кривился и рука его не дрожала, когда он приступил к сбору этих отходов паучьей жизнедеятельности, бродя по помещению и собирая частицы этого, мягко говоря, говнеца из разных мест. Даже со стен соскоблил то, что к ним прикипело.

Так ничего и не сказал Раздолбайло. Вид у него, правда, после всех Майиных слов оставался всё время хмуро-задумчивым, наверняка переваривал услышанное и сопоставлял со своими принципами и своей совестью. Иногда посматривал в сторону старшего лейтенанта доктора Светловой и будто хотел что-то сказать, но не решался. А может, то просто казалось так девушке - за шлемом скафандра трудно было в деталях разобрать эмоции на лице, не подходя совсем уж близко к человеку. Настолько близко, что впору это принять за вторжение в личное пространство.
Шлемов так ведь и не сняли. Капитан Чижик запретил рисковать здоровьем, и они не рисковали. Двинулись дальше, в направлении домика Тимола, всё той же процессией, разделившейся было в два ручья, но совсем ненадолго. Они быстро воссоединились снова. Иван старался держаться подальше от Майи и от Фёдора Михайловича, спинным мозгом чувствуя их прохладцу по отношению к нему после случившегося неприятного каждому разговора. Шли, в общем, и пыхтели в своих шлемах.
Кайрат Тимурович, возглавлявший колонну с бластером наготове, недовольно обернулся к подошедшей девушке, смерил её невозмутимым, но с оттенком лёгкого раздражения, взглядом. Однако, выслушав, сменил гнев на милость и понимающе кивнул.
- Вообще-то вам с этим стоило обратиться к инженеру, - он поглядел на стоявшего в сторонке Раздолбайло и, видимо, всё понял. - Мда... Смотрите, старший лейтенант...
Второй помощник капитана шагнул к Майе, оказавшись совсем рядом, и на своём шлеме принялся показывать ей и объяснять, что и где нажимать и как правильно отрегулировать климат-контроль скафандра и шлемофон. Кнопок и переключателей было не то, чтобы сильно много, и разобраться со всем этим было Майе под силу - а скорее, вспомнить, что и она так когда-то давно умела.
- Скафандры имеют встроенный терморегулятор с датчиками, отслеживающими температуру тела и автоматически регулирующими её внутри. Но если вам некомфортно, то можно настроить её вручную. Вот здесь переключаемся в ручной или смешанный режим... - деловито пояснял Кырымжан, даже на время спрятав бластер в кобуру. Девушке случайно показалось, будто майор немного польщён, что она обратилась за помощью именно к нему, а не к своему бывшему учителю Чижику или дружбану Стругачёву. Объяснял он всё миролюбиво и уже без раздражения. - Смешанный режим позволяет автоматике выполнять свою работу, добавляя или уменьшая температуру на заданную величину. В ручном режиме придётся самостоятельно её менять.
Так же обстоятельно Кайрат рассказал ей и про назначение кнопок и регуляторов переговорного устройства шлемофона, показав, как и что делается. Данные по связи отображались на внутреннем стекле шлема, помимо прочего служившего дисплеем с внутреннего компьютера. Здесь же показывалась регулируемая температура. Так вот, переключением одной многонаправленной кнопки можно было снять и проставить галочки на каждом члене экипажа «Данко» - активные были выделены зелёным цветом, неактивные, но доступные - жёлтым, недоступные - красным. Каждый недоступный мог быть доступным удалённо - сейчас эта опция была включена, что позволяло общаться с оставшимися на корабле.
- Всё просто. Разобрались? - поглядел Кырымжан на девушку.
Лёха подошёл чуть ближе, с интересом прислушиваясь к их беседе. Фёдор Михайлович же, заметив, что майор что-то объясняет Майе, притормозил и осматривался по сторонам. Улица всё так же была пустынной. Все жители, видимо, прятались по домам. И хороший вопрос, почему они это делали.

В ксенобиологии, в разделе классификации видов, были предусмотрены обозначения не только для имевшихся видов разумных, которых можно встретить на просторах известной человечеству Галактики, но и не открытых пока ещё видов. В частности, для насекомоподобных рас вроде Кролловой было предусмотрено определение «инсектоид». С двенадцатилапым похитителем откушенной ноги было не совсем ясно, к какому виду его причислить. А для таких инопланетников, как Тимол, имелось понятие «дендроид», то есть раса древообразных разумных. Хотя сложно сказать, относился ли этот местный обитатель к растениям - возможно, он был просто внешне похож на ожившее дерево, а внутри имел вполне привычные органы.
Хозяин повернулся к девушке и, услышав отказ от еды, снова уселся за стол. Сидеть ему, по видимости, было намного комфортнее, чем стоять на единственной ноге или передвигаться на ней.
- К сожалению, я мало что понимаю в астрономии и совсем ничего - в межзвёздных перелётах, - замычал энт-дендроид, когда Майя сделала паузу в своей речи и Данко закончил переводить первую часть обращения. Действительно, в интонациях искина было сожаление. - Впрочем, я советую вам отправиться на планету Кулимат, население которой, по слухам, находится на очень высоком уровне развития. К сожалению, я не знаю дороги туда и звёздных карт у меня нет, - посетовал Тимол. Всё же он понимал хотя бы что-то в космических полётах, в отличие от своего шестиногого соседа. Но был вовсе не таким разумным, как об этом рассказывал Кролл.
Когда Светлова закончила со второй частью обращения, дендроид некоторое время помолчал, переваривая услышанное, и снова принялся мычать:
- Мой вид называется малыми энтами, - видимо, Данко подобрал наиболее близкое по пониманию для землян слово. А может, и правда энты? - Планета, на которой вы высадились, представляет из себя единое гигантское поселение, в котором нашли приют тысячи самых разнообразных существ, прежде всего тех, которые по тем или иным причинам не смогли ужиться на своих собственных планетах, а также многочисленные искатели приключений. Вскоре после того, как выяснилось, что планета - весьма неплохое место для жизни, с мягким климатом и плодородной почвой, всю галактику мгновенно облетел слух о новой земле обетованной, о стране свободы, равенства и братства - и поток желающих поселиться на ней многократно умножился. Вся беда заключалась в том, что никому не позволялось взять на себя управление планетой - все были абсолютно равны! В результате через несколько лет после начала массового заселения на планете воцарился абсолютный хаос. Дело дошло даже до того, что мы до сих пор не решили, как назвать свой новый дом! Планета имеет лишь буквенно-цифровое обозначение по галактической системе наименований. К сожалению, я точно не помню, какое.
Секунду помолчав, Тимол вспомнил про первые слова, сказанные Майей.
- Ах, Комитетский проспект... Да, там не следует находиться чужеземцам. Это место для совещаний и принятий решений по важным общепланетарным или менее важным, локальным городским вопросам, затрагивающим большое число жителей. Праздно гулять по проспекту нежелательно даже местным, чтобы не мешать совещаться тем, кто прибыл сюда по делу.
Теперь было понятно, почему на улицах так тихо и почему здесь встречаются представители самых разных видов.
- Постойте... вы сказали - тысячи? Тысячи разумных видов?! - побледнел вдруг Фёдор Михайлович.
- Да, - коротко и ясно ответил Тимол с лёгким удивлением в голосе Данко.
- Невероятно... - выдохнул капитан, и его ладонь в перчатке уткнулась в шлем. Он хотел накрыть лицо и совсем забыл про стекло. - Мда... - убрав руку, смутился он и оглядел остальных.
Все стояли в ступоре, слегка охреневшие. В их родной Галактике было не более десяти разумных видов, не считая всяких полуразумных дикарей и ответвлений от гуманоидной ветви вроде наджелийцев и радонийцев. А тут... тысячи!..
- У меня нет слов... - вырвалось у Кырымжана.
В какую же попу Вселенной их занесло???

Что ж, по-видимому, более ничего ценного Тимол не мог им рассказать. Стоило решить, как быть дальше. Первое предложение выдвинул Раздолбайло, едва отошёл от культурного шока:
- Думаю, стоит всё же сходить к тому большому зданию. Да, нельзя, но мы ведь не праздно шатаемся, - Ванька пожал плечами, - нам очень нужно. Могут там быть звёздные карты? - спросил он у хозяина.
- К сожалению, я не знаю, - ответил дендроид. - Никогда этим не интересовался. Но в Доме Советов, если вы о нём, много разных специальных комнат и книг. Возможно, вы что-то найдёте.
- А мне чё-то кажется, нифига мы здесь не найдём и лучше бы нам возвращаться подобру-поздорову, - хмыкнул Стругачёв, - пока и нам ноги какие-нибудь доброхоты не оторвали.
- Кстати да, - Чижик недовольно поглядел на снова обронившего нецензурное слово Лёху и повернулся к хозяину дома. - Мы видели, как одно... один местный житель после продолжительного дружелюбного общения откусил ногу Кроллу. Нога отросла, а он с ней убежал. Вы не могли бы это объяснить, уважаемый Тимол?
- Кролл торгует своими конечностями, - без раздумий ответил дендроид, когда искин ему это перевёл. - Организм троганов имеет удивительную регенеративную функцию, и их части тела ценятся во всей галактике. Из них изготавливают медицинские препараты, позволяющие быстро залечить тяжёлое ранение. С их помощью не восстановить утраченную конечность тем существам, что не умеют их отращивать вновь, но троганол стимулирует невероятно быстрое восстановление повреждённых тканей и даже заращивает сломанные кости. Конечно, он подходит не всем расам. Для меня это быстродействующий смертельный яд, например.
- Хм, спасибо за ценную информацию, - поблагодарил Фёдор Михайлович и многозначительно переглянулся с Майей.
  • - У меня нет слов... - вырвалось у Кырымжана.
    Я так понимаю, это больше чем все реплики Майи на 2А4 ^^ Самый молчаливый солдат не сдержал восхищения.

    Тут она более засохшая, но зато чище, чем в этом сра... кхм, мусорнике, - одёрнул себя Фёдор Михайлович
    Удивление номер 2. Это конечно не слово "мудаки" из уст Чижика, но это здорово)

    Хорошо и живо. И вызывает интерес: а что дальше?! Мням-мням.
    +1 от Лисса, 12.05.17 16:06
  • За подбор слов и за классификацию разумных рас.
    +1 от rar90, 12.05.17 19:02

Такого эпического эффекта от своего якобы-падения, признаться по правде, сама Маша нисколечки не ожидала. Падала-то она понарошку, а упала проводница по-настоящему. Да ещё как упала! Жирно, смачно, с приятным, ласкающим слух чавканьем дождевой воды из-под погрузившейся в лужу проводничьей попы, с восхитительным треском лопнувшей ткани. А вот нефиг надевать такие узкие и неудобные юбки! Маша и сама, конечно, любила шикануть нарядами, но обычно выбирала те вещи, в которых ей самой было бы комфортно. Хотя это ж форма проводничья. Может, у горе-Королевы не было-то особого выбора. Как бы там ни было, Машина Месть - именно с большими, жирно обведенными буквами М - была свершена. И устоявшая на ногах Москвичка с ещё одной большой буквы М испуганно смотрела на охреневшую блондинку, которую нечаянно уронила в лужу. И ей даже жаль вдруг стало её, несмотря на то, что девица вовсе не выглядела разнесчастной и ела Машу поедом своим жгучим, полным ненависти взглядом. Жутеньким взглядом, от которого мурашки по спине пробежали. Или то из-за промозглого ветра?
- Ах... - только и выдохнула она шокированно, испуганно прижав ладонь к губам. Хотела ведь, всего-то и делов, СЛЕГКА испачкать эту хамку, чтобы неприятно ей, значится, стало, и гадко чтобы себя почувствовала. Но перестаралась. Ох, перестаралась. Кажется, она и вправду подскользнулась и начала падать, вот и ухватилась за проводницу значительно сильнее задуманного. А та вот не ожидала и вздумала упасть.

Секунды растянулись в вечность. Липкую вечность, тянувшуюся долго-предолго, пока Мария смотрела на результат своих стараний и испытывала невозможную, противоречивую смесь эмоций: и удовлетворение от свершившейся мести, и радость от того, что насолила этой блондинистой Б-Леди, но вместе с тем ей стало её действительно жаль, она ведь не хотела доводить до такого. А с чувством сожаления пришёл и стыд, и чувство вины за содеянное. Небольшая месть обернулась большим несчастьем для этой светловолосой красотки. Уж кто-кто, а Маша прекрасно могла понять её чувства, как девушка другую девушку. Могла вообразить себя на её месте, и случившееся с ней было ужасно. Теперь форму придётся менять - и хорошо, если у неё есть сменка. А если нет? Не оставаться же ей в мокрой и порванной юбке.
Короче, Маша была в шоке от того, что вышло, и уже ругала мысленно саму себя на чём свет стоит. Перестаралась, и вовсе даже не малость перестаралась. Или это Игорь её так сильно толкнул? Ну да стрелки переводить нечего - сама ведь его просила, вот он и расстарался на славу.

Кто-то ткнул ей что-то холодное сзади в руку и велел это брать. Шокированная Маша удивилась краем сознания, кто и для чего это делает, но брать в руки не пойми что и зачем и не подумала. Она вообще сейчас ни о чём не задумывалась, кроме того, в какое ужасное положение поставила блондинку, которая вот настолько большой Мести явно не заслуживала.
- О боже! - едва девушка обрела дар речи, она бросилась к проводнице в искреннем желании помочь той подняться, присела перед ней, наклонилась и обе руки протянула в жесте помощи, даже не обращая внимания, что в одной был зажат носовой платок. - Давайте скорей, хватайтесь! Простите, простите меня! Я не хотела... - скороговоркой нервно выпалила она, запинаясь и начиная паниковать.
Вот такую свинью проводнице Маша точно не хотела подкладывать.
+2 | Багровый Экспресс, 10.05.17 06:33
  • Два "М" - Месть Москвички! :)
    А вообще очень хорошо. Чувства противоречивые и даже стыд присутствует. Внутри Маши - добрая начинка)
    +1 от Лисса, 10.05.17 09:14
  • за описание падения и реакцию на неудачную шутку
    +1 от rar90, 10.05.17 18:32

- Ну, мне кажется, что для неё «эй, ты» звучит так же, как для тебя звучало бы «эй, малявка». Подчёркнуто-пренебрежительное обращение, в общем, - дёрнула плечиком Анж. - Может, будешь всё же повежливей, м? - звучало это скорее как просьба, а не нравоучение. В тоне дэвы не было осуждения. Кажется, она просто хотела наладить мир в коллективе.
+1 | Guild of Heroes, 10.05.17 13:44
  • За конструктивный подход
    +1 от Путник, 10.05.17 17:32

Девочка, кутавшаяся в старый рваный плед, прятавшаяся под ним от промозглого холода неотапливаемого помещения, беспокойно оторвала голову от подушки и прислушалась. Уснуть ей никак не удавалось. Было холодно - она даже спать ложилась, не снимая домашней тёплой одежды. Но к холоду Лиза успела привыкнуть. Научилась засыпать, накрывшись парой покрывал и свернувшись калачиком, согревая саму себя. А если укрыться с головой, то дополнительно будет греть собственное дыхание. Ещё можно взять грелку - в неё легко превращалась обычная бутылка. Если её наполнить горячей водой и положить рядом с собой под одеяло, то становится намного теплее. Сегодня грелки у Лизы не было, но заснуть она не могла не из-за холода, нет.
Страх. Ей было страшновато и жутенько находиться здесь, в этом заброшенном крыле поместья, где только ветер свищет по пыльным коридорам да херувимы на стенах пугают своими жуткими оскалами. Это уж не говоря обо всём остальном. Собственный дом - ну, дядин, теперь ставший её - пугал её так, словно был одним из тех домов с привидениями, многочисленные страшилки про которые так любит пересказывать детвора, стращая друг друга и подначивая, мол, кто смелей.
Вот и сейчас. Нет, умом Лиза понимала, что это просто ветер гудит за окнами и проносится по длинным коридорам казавшегося полностью заброшенным здания. Понимала, что это от ветра деревья так устрашающе и жалобно скрипят и стучат ветвями своими в окна, тени от которых, если посмотреть на шторы, кажутся лапами с крючковатыми пальцами какой-нибудь ведьмы или другого чудовища, будто рвущегося разбить стекло и забраться в дом. Богатое воображение девочки рисовало ей самые жуткие и отвратные картины, которые могут только родиться в мыслях у человека, пытающегося заснуть среди такой враждебной, прямо скажем, к людям атмосферы. Всё здесь, в этом крыле дядиного дома, словно бы настроено было против живых. Жило своей собственной одичалой жизнью и не желало видеть рядом смертных, прогоняло прочь, запугивало. Это была территория духов и призраков, но никак не живых людей.

Как ни удивительно, но Лиза не сердилась на тётю за то, что прогнала её из чудесной и тёплой комнатки, в которой её четыре года назад поселил дядя, и велела устраиваться в заброшенном крыле дома. Она не обижалась даже на нелепые тёткины отговорки, что, мол, эта комната ей теперь нужна для каких-то хозяйственных целей, а Лиза должна быть довольна, что станет полновластной хозяйкой целого крыла в поместье и может выбирать любую из ныне пустующих комнат или жить хоть в каждой по очереди. Девочка не могла обижаться - она чувствовала себя чужой для тётки и понимала, что навязывается ей своим присутствием в доме. Она всегда старалась поменьше попадаться ей на глаза, но, пока дядя ещё не ушёл на фронт, он словно бы нарочно пытался сблизить племянницу со своей женой и родными детьми. И дядю Лиза тоже понимала. У неё была не по годам развитая смекалка, чтобы сообразить: дядя очень хочет, чтобы тётя её приняла и полюбила как родную. Однако, у него не получилось. Они так и остались чужими друг для друга людьми. И Лиза не могла её за это винить. Она была благодарна уже за то, что ей позволяют здесь жить, кормят и поят, покупают - пусть редко и почти никогда после отъезда дяди - одежду, обеспечивают необходимым для учёбы в гимназии. Большего она и не смела просить, а тем более... родительской любви. Что ж, Бог ей судья. Спасибо на том, что есть.
- Послышалось? - тихонько саму себя спросила девочка. А может, куклу свою спросила. Маленькая госпожа Даша лежала рядышком и делала вид, что спала. Во всяком случае, оба её глаза были закрыты.

Точно послышалось! Громовые раскаты обернулись сначала грохотом под потолком, будто по крыше кто-то ходит и перекидывает мебель, а затем жутким хриплым голосом, куда-то звавшим будто Лизу. Призывавшим отбросить свой страх и идти за ним во тьму.
- Это просто гром... и дождь начался, наверное, - решила она, что этот голос ей померещился, почудился в начавшемся шуме дождя, барабанящего по крыше. Возможно, что дождь был с градом, и довольно крупным, если уж показалось, что стулья разлетаются в стороны. Девочка съёжилась под покрывалом, вжала голову в плечи. Бледные щёки стали ещё бледнее, тревожные глаза потеряли цвет и стали монохромно-серыми.
Она натянула плед на самую голову, чуть дрожа больше от страха сейчас, чем от холода. Конечно, было любопытно, но... так не бывает. Не могут тебя называть по имени разные незнакомые голоса и звать за собой во тьму. Разве что она уснула и ей этот голос приснился.
- Не бойся, Даша, я с тобой, - Лиза прижала куколку к себе. Голос её чуть дрожал.
+1 | Маяк для Лизы, 10.05.17 08:19
  • Отличное начало! Очень вкусно. Специально не читала финал, чтобы продлить удовольствие ^^
    +1 от Лисса, 10.05.17 15:40

Кайто успел обернуться и положить руку на плечо Мию, но именно в этот момент над его ухом прозвучал её боевой возглас - и не успел юноша опомниться, как его уже душили... чем-то мягким и сладко пахнущим ватрушками. Вырваться из хватки асуры он мог, только решительно применив силу. Силы у него действительно было больше, так что... но не сделает ли он этим больно Мию?
- Так его, госпожа! Сильнее душите, сильнее! - пропищала над головой фейка.
Стоявшая в сторонке Гестия, сложив ладошки перед собой, с умилением наблюдала за этим жестоким поединком.
+1 | Guild of Heroes, 10.05.17 13:43
  • Так... Так нечестно! :О
    +1 от Аликтус, 10.05.17 14:53

Дневники принца

Скоро стану
Я седым и старым.
Уйду на пенсию писать
Свои я мемуары.

Опишу я, расскажу я
Всё как есть, как было -
С кем когда не ладил я
И кого любил я.


Валетта (Валли)
Девушка-киборг, бывший Палач, ныне боец Сопротивления. Очень бойкая и энергичная особа, любящая насмехаться над окружающими и играть их слабостями, что выглядит довольно жутенько.
Первая вавилонянка, которую я увидел в своей жизни. Это было по-настоящему аварийное приветствие. Она сбила меня с ног, когда я возвращался из школы домой, и, оказавшись на мне сверху, принялась обнюхивать. Примерно так начинаются все анимешные истории про девочек со сверхспособностями, сваливающихся на головы обыкновенных японских школьников. Но у нас Англия, и это было совсем не аниме.
Помню, жутко было видеть, как она, чуть позже, играючи оторвала себе руку, чтобы продемонстрировать чудеса Вавилона. Это было не самое ужасное. Когда за рукой последовал глаз, вот тогда я поверил, что она киборг. Не искусственно созданный биоробот, а человек, наделённый кибернетическими органами, но при этом не утративший, так сказать, своей человечности. Хотя человечность Валетты остаётся под сомнением. В ней не уверены даже её боевые подруги.
Могу ли я сам верить ей? Ну, я доверяю всем своим девочкам - это важная составляющая моих с ними взаимоотношений. Когда человек видит, что ему безоговорочно доверяют, то даже при желании и возможности предать он тысячу раз подумает, прежде чем решится подорвать доверие. Тут ещё важно уважать того, кто так тебе доверяет. Короче, я доверяю Валетте, и спорить на эту тему не собираюсь. Другое дело, что я пока слишком плохо её знаю. С ней мы успели очень мало пообщаться.
Вот что рассказала Иллюмина о ней:
«Валетта была крайне богатой девушкой. Она очень любила заманивать в свои сети всяких бедолаг с улицы, и... ей было не интересно издеваться над рабами, хотя это было проще и дешевле. Её целью были свободные люди, которые опустились на самое дно. Ей нравилось делать так, чтобы люди сами опускались ещё ниже и ниже, поддаваясь на её манипуляции... Я приведу всего один пример... всего один, больше не скажу ничего. Она заставила человека заразиться смертельной болезнью, и каждый день записывать в дневник свои ощущения... Её главным оправданием было "Я не приказывала: он свободный человек. Он сам согласился"... ей тогда было тринадцать лет... Валетта не раскаялась. Ничуть. Просто ей стали не интересны слабые цели. Она присоединилась к нам, потому что хочет сломать самого Императора... Она стала палачом в пятнадцать лет. До этого два года она жила на улицах Вавилона. Неприкасаемой её сделал её собственный отец, уважаемый судья. Когда он узнал о проделках дочери, немало взбесился. Он велел отрезать ей руки, ноги, вырезать язык, глаза и проколоть барабанные перепонки... я понятия не имею, как она выжила эти два года... и что, на самом деле теперь это за чудовище. И... является ли она на самом деле до сих пор чудовищем? Вдруг всё то, что она говорит, на самом деле, это бравада, и на самом деле, побывав на самом дне, она научилась сочувствовать другим? Ты ведь помнишь, что она говорила? "Нельзя пожалеть того, на чьём месте, ты уверен, что никогда не окажешься".
Да, мне эта фраза хорошо запомнилась. И во многом поэтому я действительно доверяю Валетте. Люми её опасается. Она сказала, что не хотела бы работать с ней в одной команде, но «разбрасываться союзниками - это крайне извращённое самоубийство». Не стоит забывать и о том, что недавно она входила в четвёрку Огра. Что на самом деле заставило её переметнуться на нашу сторону? Хотел бы я знать.
Она показывала мне своё тело. Руки ниже локтей, ноги ниже колен, глаза, уши и язык у неё искусственные, всё остальное вроде своё. Это бы вызывало жалость, если бы я не знал, как прекрасно она со всем справляется и какую опасность представляет для врага. Я видел её в бою, и поверьте - она бы в одиночку уделала и Терминатора, и Чужого, и Хищника заодно. Она крута и упивается своей крутостью. И ещё она довольно-таки хорошенькая, несмотря на все свои протезы. Но ничем меня пока не зацепила, кроме своей истории. Это хорошо, я и так с трудом выдерживаю натиск со всех сторон. Ах, эти девушки! Меня, правда, предупреждают, что Валли просто ещё серьёзно не бралась за меня. Надеюсь, преувеличивают. Но, в любом случае, мне было бы интересно узнать о ней больше. И почему она всё-таки с нами, а не с Импи. Не верю я, что только из желания его укокошить.
Ах да! Чуть не забыл! Ещё у неё есть сиськи!
  • Ну, последний пункт самый важный XD
    +1 от Random Encounter, 09.05.17 14:09

Видать, зацепил Ласка девичий взор своим героическим жеребцовым телом, разыгралось-то, небось, Фиоркино воображение, расшалилась рыжуля в своих фантазиях. Когда господин Ярр Ласка соизволил наконец приодеться в обновки - хотя, по чести, одежда в сундуке была старая, но чистая и свежая - и явиться на очи собравшейся внизу почтенной публики, то прислуживавшая ему за столом раскрасневшаяся дочка Грига старалась не смотреть на молодого человека, а когда случалось её взгляду коснуться его, тут же будто ещё ярче пылать начинала, и все конопушки на её миловидном личике в яркие солнышки превращались.
Почтенная публика была рада появлению постояльца, угостившего зал едой и выпивкой. Особенно-то деревенские мужики, бросившие игру в кости на деньги ради разговора с добрым чужеземцем, проставившимся им на пиво. Языки их заплетались и разобрать два слова кряду было довольно-таки сложно. Зато приезжие, сошедшие с корабля купцы мелкого пошиба, немного позже присоединились к общему застолью, а самый солидно выглядящий из них, господин Эйло Сигров, милостиво позволивший называть его просто по имени Эйло, даже бросил трактирщику монетку, чтобы додавал еды и доливал хмельных напитков залу теперь уже за его счёт.
И пошло-поехало. Изрядно вымотавшийся за время долгого плавания на утлом судёнышке организм Ярра пока ещё выдерживал эту сытную пирушку, плавно перетекавшую в попойку, но вот разум волшебника начал сдавать позиции раньше. Ласка веселился вовсю, но сознание было как в тумане. Одно время этот господин Эйло что-то вещал ему долго и нудно про их торговые дела и приглашал завтра отправляться с ними на корабле в Жёлтый Порт, вот только сетовал, что Ярру за это заплатить придётся аж целых пятнадцать шардов, за меньшую сумму их главный, сейчас гостевавший у мэра, не согласится брать на борт пассажиров. Позже Ласка помнил, что пытался заигрывать с Фиорой, незаметно от её мрачного отца, неусыпно наблюдавшего за пьянкой - но был момент, когда они отослали Большого Грига по какой-то нужде, и вот тогда-то Яррике раздухарился и вовсю соблазнял девицу. Что из этого вышло, а чего нет - история умалчивает.

История-то умалчивает, только вот, пробухав до самого вечера, Ярр, видимо, вырубился прямо посреди застолья, потому как не помнил, чтобы сам поднимался обратно на второй этаж в свою комнату.
Ночью ему снились разные дивные сны - то он между звёзд странствовал на чудном говорящем корабле в поисках того самого Жёлтого Порта, и странным делом на этом межзвёздном летающем корабле гудели пчёлы, чирикали чижики и стучали дятлы, то к какому-то королю заявился, чтобы наняться на поиски принцессы, украденной злым чародеем, то путешествовал на диковинной повозке, напоминавшей гигантскую змею багряного цвета, что ползла по дороге из двух железных палок. К чему бы это всё?
Вишенкой же на торте стал откровенный сон про Фиору. Будто девица сама тайком прокралась ночью в его комнату и у них - да-да! - всё было. Даже то, чего не было. И это было дьявольски здорово, потому что Фиорка была хороша! Уж бревном не лежала, дьяволица деревенская. И ей очень понравилась клешня Ярра - оказывается, этой самой клешнёй такие штуки можно проделывать, ой-ёй, закачаешься! А под утро она тихонько выскользнула из постели и исчезла за дверью...

Голова с похмелья болела и гудела, да была тяжёлой, как большой чугунный котёл. Едва Ласка выполз из дрёмы и открыл налитые свинцовой тяжестью веки, как вспомнил свои ночные сновидения - без подробностей вспомнил, а мельком, смутно довольно-таки. Но вот сон про Фиору он помнил как-то слишком отчётливо... а может, то и не сон вовсе был? Может, Григова дочка и впрямь навещала его под утро?
За зашторенным окном, судя по всему, был уже день или как минимум позднее утро. Слышались крики ребятни. Снизу доносился редкий звон посуды. Все звуки казались Ярру сейчас многократ увеличенными и отдавали болью в голове, как будто дятел тот из сна решил раздолбить бошку одному разгулявшемуся красавцу.
Оглядевшись, парень увидел, что в его комнате прибрано. Чистота была полнейшая - бадью с остывшей водой и вёдра унесли, всё лишнее тоже забрали, полы начисто вымыли и те уже успели высохнуть. Вообще никаких следов того, что Яррике вчера здесь мылся. Сам он лежал под одеялом, раздетый до подштанников (одежда была аккуратно сложена на стульчике - его собственная, выстиранная и чистая), и любовался на свои изящные аристократические руки со сногсшибательными музыкальными пальцами - обе были в наличии, левая снова стала человеческой. А вот что у него отросло сегодня, пока что для мага было загадкой. Не видел он и не ощущал ничего лишнего на теле. Может, стоило себя ощупать хорошенько? Или... а может, Фиорка сняла с него проклятье?!
  • Замечательно! Весь пост хорош, а уж СНЫ! А уж сны-то :D
    И Фиора, О ДА ДЕТКА)))
    +1 от Лисса, 07.05.17 10:39

- Величество!.. - грозно шикнула Мини-Зена, но поправляться было уже поздно. Несколько удивлённая странным поведением гостя стража вела его на новое место назначения, а король провожал его задумчивым взглядом. Может, он бы и рассердился, что его Величество принизили до Высочества, да только ж где ещё дураков... пардон, героев отыщешь, готовых пойти на свою погибель с мизерным шансом спасти принцессу из лап злого чародея.
Девушка вскоре отпустила Петю и пошла впереди через анфиладу роскошных зал и коридоров, явно зная дорогу получше стражников. Железному Мэну капитану Окунькову ничего не оставалось, кроме как следовать за ней. Зато по пути он вдруг выяснил, что нижние девяносто маленькой Зены не такие уж и маленькие, в отличие от верхних, и это несколько скрасило в остальном довольно-таки унылое путешествие по дворцу.
И вот они подошли к комнате, у дверей которой их встречал уже каким-то образом осведомлённый о прибытии сира Белла седовласый и седодлиннобородый, несколько чудаковатый на вид, волшебник в синей мантии с месяцами и звёздами, очень напоминавший внешне одновременно Гендальфа и профессора Дамблдора.
- Ах, сир Белл, пойдёмте, пойдёмте, - Майлин, а это был он, заторопил юношу внутрь своих чародейских апартаментов. Первой туда ожидаемо прошла Зена.
+1 | Герои не умирают, 06.05.17 00:02
  • Прикинь, это случайно получилось - высочество, вместо величества. А потом, когда я поняла, я решила так и оставить. Потому что Петя говорит и стесняется сам, нечестно было бы это вытирать. Мне нравится игра, интригует. И Петя начинает в ней оживать - даже самостоятельно вот действует)
    +1 от Лисса, 06.05.17 00:55

- Да, это нам тогда было обидно, - покивал понимающе Стругачёв, многозначительно показав Светловой большой палец, когда она упомянула одну известную песенку-дразнилку. - Дети мы тогда были. Не понимали, насколько всё это глупо и смешно - все эти обзывательства, наши реакции на них. Сейчас-то я бы сказал, что даже загордился бы, вздумай меня кто-то так поддразнивать. Хотя тараканом, конечно, неприятно, да, - чуть погрустнел безопасник.
А затем живо поинтересовался у девушки:
- А что огорчало-то? Ну, ты говоришь, сильнее всего. Вот это вот про твоего отца? - несколько удивлённо покрутил он пальцем в воздухе, когда Майя стала вслух повторять ту самую очень обидную ей фразу. - Да это же завистники такое говорят, ты чего, Май...я Юрьевна? Не бери в голову! Вот ещё, слушаешь всяких идиотов. Я уж не знаю, насколько ты на него похожа - но как по мне, вполне даже. Ты ведь тоже знаменитость. Знаменитая дочь знаменитого капитана. И не возражай!
Как ни странно, но вот на это остальные отреагировали спокойно. Не то что, когда Ванька начал невпопад нахваливать Юрия Светлова. Сейчас же к словам Алексея мужчины отнеслись будто бы с пониманием и с молчаливой поддержкой. Хотя вот Чижик нашёл, что к этому добавить.
- А я категорически согласен со Стругачёвым, - кивнул бывший учитель. - Думаю, Юрий Аркадьевич должен гордиться такой дочкой. Так что, Светлова, не слушай, что говорят те, кто не слишком-то любит твоего отца. До него не могут добраться - вот и колются через тебя.
Кырымжан как-то странно, без определённого выражения, посмотрел на капитана. А Чижик серьёзно глядел на девушку. Пусть он и недолюбливал Юрия Светлова, но всё же уважал, а уж его дочь - так просто ценил. И он очень старался относиться ко всему объективно. Всё же не может быть совсем плохим человек, воспитавший такую светлую и замечательную дочь, одно присутствие которой на корабле добавило жизни данкийских мужчин и, прежде всего, самого Чижика ярких красок. Она, как прекрасный цветок, попавший в плодородную почву, расцвела на «Данко» буйным цветом, радуя глаз и вызывая позитивные эмоции. Капитан не помнил, чтобы до её появления его команда так много улыбалась и, можно сказать, эмоционально ожила. И уж совершенно точно не мог припомнить, когда видел Кайрата Тимуровича настолько довольным жизнью, как на сегодняшнем завтраке. Разве что, когда он с себя семь потов сгонял на тренировках и после этого даже благодушно улыбался.

Трудность этого непростого решения о сканировании неспособного сопротивляться Кролла, принятого доктором Майей Юрьевной, понимали все, но сочувствие появилось только на лице капитана. Вообще, реакция данкийских мужчин была неоднозначной. Если безопасники отнеслись к этому с поразительным философским спокойствием, видимо, свойственным представителям их профессии, то Чижик определённо переживал за девушку, а Раздолбайло так вообще, несмотря на довольно-таки безучастное лицо, выразил осторожный протест, изложив его так, будто ни к кому конкретно не обращается, а лишь хочет донести свою мысль.
- Согласно Галактическому Кодексу Прогрессоров, даже такое относительно безвредное действие, совершённое против явного желания находящегося в здравом рассудке разумного существа, приравнивается к насилию над ним, - почти лекторским тоном сообщил Ваня.
- Да, но мы не прогрессоры, а учёные-исследователи, - возразил ему Фёдор Михайлович в попытке защитить Майю. - И я одобряю решение Светловой. Мы должны думать прежде всего о благе человечества. Жертва уважаемого Кролла совсем не велика.
- Исследователи бы тоже поостереглись это делать, - упрямо нахмурился второй борт-инженер, вздумав спорить с капитаном. - А вдруг его несогласие как-то связано с тем, что его необычный организм крайне болезненно воспринимает любое мало-мальское облучение? Даже то, что несёт в себе обычный анализ-сканер. А если он уснул и не договорил, что от облучения представители их вида взрываются, как осколочные гранаты? Или того хуже, как ядерные боеголовки? - Иван неодобрительно покачал головой.
- В твоих словах есть зерно здравого смысла, хоть это звучит и фантастически, - вынужден был признать со вздохом капитан. - Но сделанного не воротишь, анализатор уже обследует его. В любом случае, эти риски стоят той пользы, что могут принести полученные данные человечеству.
На этом обсуждение и закончилось. Неподвижный инопланетянин ничего не мог возразить или подтвердить - он уже заснул к тому моменту, как Майя начала водить перед ним встроенным в планшет анализ-сканером. И уже никак не отреагировал на её извинения и благодарности по поводу его гостеприимства и предл