Набор игроков

- РеалРпг
- Легеден: падение древности. Перезапуск.
- Stories of the South
- Путь на Запад
- Праздник в Рейвенмуре (Pathfinder)
- Хроники Вечного города
- На пепле растет еще более зеленая трава
- "Через тернии к вершине Вселенной"
- Арена: кровь и разврат
- Обратный отсчёт
- Деревянные игрушки
- [GURPS] S.T.A.L.K.E.R.: "Ангелы и Демоны"
- Life is Grind
- [D&D 5e] За пригоршню монет
- [D&D 4e]Hammerfast Caravan Duty
- Постапокалипсис: Начало
- Ordo Custodes Secretorum
- Мафия XXXVII "Управление рисками"
- "Rise and Shine"
- Civilization 1.0

Завершенные игры

Форум

- Общий (9501)
- Игровые системы (4370)
- Набор игроков/поиск мастера (23939)
- Конкурсы (4578)
- Под столом (13635)
- Улучшение сайта (5037)
- Ошибки (2075)
- Для новичков (2650)
- Новости проекта (6200)

Голосование за ходы

 
Стрельба не то, чтобы застала картинных гангстеров врасплох, но изрядно удивила, как минимум. Главарь, несмотря на мощное тело, двигался быстро и ушел в сторону буквально за долю секунды до того, как рядом врезалась первая выпущенная Итаном пуля. Вторая, предназначенная ему, тоже не догнала везучего подлеца. Он поспешил скрыться в тени, как и мощного вида парень, что изначально направился было вглубь к тому месту, где приютился раненый Батлер, а с началом стрельбы ему оставалось лишь сделать это быстрее.

Еще двоим не так повезло. В поисках места, откуда происходило столь дерзкое нападение, они замешкались и с разницей в пару секунд один откатился в сторону, раненый в ногу, а второй пошатнулся от толкнувшей его в левое плечо пули, но устоял и лишь попятился.
Рассредоточившиеся же по периметру принялись по всей видимости вычислять, где находятся нападавшие и сколько их, потому что, стоило выстрелам стихнуть, послышались предположения и выяснилось, что стрелявших не менее трех и находятся они "прямо посередине" и "чуть правее", а еще "на 12 часов", что в целом ориентировало бандитов правильно,хотя и весьма расплывчато. Тем не менее ответная очередь начала выкашивать станки, крошить пол, перекрытия, рикошетом пуля отскочила от стенки агрегата и врезалась в сантиметре от ноги Итана.
- На второй этаж! - послышалась отчаянная команда, когда выяснилось, что станков слишком много, чтобы избежать вечного рикошета и не повредить самим себе.
- Нас больше и вот теперь мы достаточно разозлились, ублюдки! В живых не останется никто!

Да, такие самоуверенные парни точно ненавидели проигрывать...

Главарь вошел в пятерке через черный вход, это поясняет сцена стрельбы в потолок:
черный вход не остался без внимания стрелявших. Подкравшись, бандиты ввалились с торжествующей стрельбой в потолок

Тот, что вошел первым и залихватски произвел ряд выстрелов очередью в потолок, делал это привычным движением, рукав закатанной по локоть рубашки обтянул мощный бицепс, стоило ему вскинуть автомат вверх.
шедевр изобразительного искусства "Малевич нервно курит"

ДЕДЛАЙН 13-14.01 (в ближайшие дни могу постить часто, пользуйся)
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 12.01.17 05:55
  • что стрелявших не менее трех и находятся они "прямо посередине" и "чуть правее", а еще "на 12 часов",
    это прекрасно) и за шедевр изобразительного искусства
    +1 от Akkarin, 16.01.17 23:06

Стоило экс–коту получить одежду, Ташка тут же потеряла интерес к веточкам.
Истории заколдованного юноши она не знала и потому сделала закономерное предположение, которое за отсутствием терпения тут же и озвучила:
– Вы родственники? – переводя указательный палец с одного на другого и совершенно забыв о манерах, которые прививала ей бабуля, она от любопытства и тяжких попыток найти сходство снова вытаращила глаза.

Однако и тут спокойно полюбопытствовать не дали собственные дерзкие мысли, что бежали вперед ее слов, словно взбесившиеся лошадки. Так вот что значит «Мои мысли – мои скакуны»! Мамина любимая песня… Гордая от собственной догадки, она болезненно скривилась уже спустя пару секунд. Речь книги ей не понравилась. Все эти разговоры про заточение напоминали ей любую мало–мальски восточную сказку про волшебную лампу, джинна или невесть какого злого духа.

Как бы избавиться теперь от этой книги... И волшебства ей уж не надо было, заберите и пользуйтесь сами. Его тут и так навалом. Один ее костюм чего стоит! Оборочки–оборочки, рюшечка, проклятая розовинка, шлейф, бусинки – о ужас! – и пайетки! Но какая королевская мощь исходила от всего этого наряда, ух! Откуда–то почудилась тихая сказочная мелодия. ссылка
Будто заигрывала она с Наташкой, заставляла прислушиваться. Ни дать, ни взять, на балу такую только играют.
А что если пройти чуть по дорожке, а там замок! И ее там ждут! У Ташки обязательно свои огромные покои имеются, да слуги, которые убирают игрушки в конце дня и раскладывают по местам одежду после стирки. Еще есть король с королевой – непременно ее родители, только в других нарядах; всякие сказочные животные, чью речь она понимает с полуслова. Фантазии сбивались в кучу и омрачались, стоило книге продолжить свои медоточивые речи.
– Слушай, – снова незаметно отойдя в сторону, возмутилась она, – я вообще–то сказки читаю и знаю, что хороших людей никуда не затачивают, а даже если я именно таких сказок не читала, то по логике вещей… – тут она театральную паузу сделала, уж больно фраза была забористая, важная, – если ты хороший человек или существо там, то вместо себя не будешь никого искать, чтобы на вечные муки обрести. Так–то!

И тут, ну точно в ответ на ее слова раздался смех, противный, писклявый, наверняка принадлежащий какой–нибудь девчонке–забияке, из тех, что портфель донести самостоятельно до дома не могут, над всеми потешаются, даже над мальчишками старше себя и ничего им за это не бывает. Да, и ходят они в розовом, как дуры! Вот тут пришлось вновь поморщиться и стыдливо оглядеть розовые оборки. Ну и пусть – это не определяющий фактор! Вновь театральная пауза. Уже просто в голове, но все же…

Взгляд украдкой заскользил по веткам над головой. Почему? Да просто Пушкин неожиданно вспомнился, с его русалкой на ветвях. Может, и не к месту, но смеются русалки тоненько и мерзко – Ташка почему–то была в этом уверена.
  • Чудесно ^_^
    +1 от Joeren, 14.01.17 22:57
  • – Слушай, – снова незаметно отойдя в сторону, возмутилась она, – я вообще–то сказки читаю и знаю, что хороших людей никуда не затачивают, а даже если я именно таких сказок не читала, то по логике вещей… – тут она театральную паузу сделала, уж больно фраза была забористая, важная, – если ты хороший человек или существо там, то вместо себя не будешь никого искать, чтобы на вечные муки обрести. Так–то!

    Замечательная цитата как и весь пост! :)
    +1 от Лисса, 16.01.17 12:03

Год 1187. Элайн д`Альбер рождалась в полной тишине.
- Вся моя сила, до последней капли перешла тебе, я сохранила ее. Она пыталась покинуть меня сквозь уста, но я стиснула зубы и промолчала... - из рассказов матери.

***
- Будет умной, - с тихой гордостью прошептала мать девочки над трехлетней малышкой, разглядывающей на крошечной ладони пеструю бабочку.
- Бедняжка... - поморщившись, ответил отец. Он только вернулся из трехмесячного отсутствия и ожидал застать жену беременной, но услышал "это".
В вопросах воспитания они, мягко говоря, не сошлись.

***
- Я искал тебя, а ты сидишь посреди травы на солнце. Фермер сказал, так уже второй час.
- Я наблюдаю за больной лисой. Смотрю, какую траву она ест...
- Лучше помоги матери!
- Она меня сюда и отправила...
По вопросам женских обязанностей согласия тоже не возникло.

***
- Мааам, ты спишь? - босые ноги юркнули в родительскую постель, тонкие белые руки обвили располневшее тело матери.
- Нет, - ребенок, что распирал ее изнутри, все не торопился появляться, хотя все сроки уже прошли.
- Я боялась и просила знак, как ты учила... - девочка притихла и всхлипнула.
- Что тебе сказали?
- Наша кошка умерла родами сегодня утром.
- С богами нельзя спорить, дочка. Им виднее. Спи.

***
Отец успел вовремя. В горячечном бреду жена шепнула ему что-то прежде, чем окончательно умолкла. Ребенок, ставший причиной ее мучений, так и не родился.
- Я поздно спохватился, - процедил отец сквозь зубы, стоило Элайн заикнуться о том, что мать завещала похоронить ее по обычаям ее народа, то есть сжечь.
- Мне стоило сделать это раньше, а сейчас твоя дальнейшая жизнь только в руках Господа. Воспитанием же займется леди Федериче, ты помнишь ее - в прошлом году она приглашала нас с тобой погостить.
- Тетушка Риккарда?
- Леди Федериче. По крайней мере до тех пор, пока она сама не разрешит так ее называть.
- А ты?
- Я навещу вас позже.
Она поняла, что это их прощание, уже тогда.

***
Первый год Элайн только и твердила "Я это уже знаю", потом перестала - зачем расстраивать дочерей тетушки Риккарды, ведь они гораздо старше ее, а старших нужно уважать.

Этикет и законы общества дались девочке с большим трудом, в основном потому что она пыталась осмыслить, найти логические взаимосвязи между словом и делом, но вскоре поняла, что и тут проще лишь запомнить.

Играть в беззаботные детские игры ей претило - уже на следующий раз они неизменно надоедали своим повторением и тогда Элайн открыла ту самую заветную дверь, которую искала давно и мимо которой ходила каждый день по пути на прогулку. Собранием книг муж леди Федериче гордился и никого в свою библиотеку не допускал. Это было опасно и оттого казалось еще важнее. Ведь то, что прячут от человека за кажущейся опасностью, на деле может принести ему самую великую пользу...

Путь разумной
+0 | В тени Креста... , 16.01.17 00:34
  • Здорово!
    +0 от Texxi, 16.01.17 01:49

ссылка
Мальчишки дальше не пошли. То ли окончание грунтовой дороги отбило у них охоту, то ли смыкающиеся над головой вековые деревья…В любом случае, отмазались они весьма эффективно и даже заработали обещанный евро. Единственное, что во всей этой истории могло насторожить, так это довольно искренняя вежливость и сочувствующий, почти по–братски нежный взгляд, которыми они щедро одарили Артура при прощании.

Надо же… а он ведь повстречал их всего минут тридцать назад, когда спрашивал дорогу у местных завсегдатаев пивного общества. Те лишь отмахнулись, а мальчишки, лет двенадцати и помладше – наверное, десяти – отлепились от стены паба, где они со скучающим видом ожидали очередной оплеухи от подвыпившего отца, и, пока легкий улов не уплыл на своем чуть запыленном велосипеде, поспешили поинтересоваться, куда тому требуется попасть.

Куда Артуру требовалось попасть?... Спонтанность руководила им в этой весьма недальней поездке. Любопытство подгоняло, а жажда приключений будоражило воображение….
Да нет же! Начиналось все гораздо прозаичнее – понадобился интернет. Как это всегда случается, под рукой не оказалось ничего, отдаленно напоминающего гаджет с великим и ужасным wi-fi, и тогда на помощь пришло интернет–кафе – вымирающий вид, неожиданно сыгравший свою благую роль на пути Артура. Пол десятка мониторов, уныло хрипящих от старости, и ни одного свободного. Рэмси– везунчик, что и говорить…
Сжалились над его измученной, жаждущей попасть в сеть душой спустя восемь минут и сорок четыре секунды, если верить электронным часам с тоскливыми неоново–зелеными цифрами.

Стул еще не остыл после поспешно ушедшего пользователя, рассеянного или ленивого настолько, что даже вкладки не потрудился за собой закрыть, но тут и началось приключение, после чего сразу стало не до его теплой безответственной задницы.
Первые пять были неприличного содержания, а вот шестая….О, шестая была способна увлечь даже самого прожженного циника. Зачем он наведался в кафе, Артур забыл на раз…два…ровно седьмой секунде.
"Пять самых жутких заброшенных мест Йоркшира". И снова первые четыре были ни о чем – детей пугать, но старинный особняк некоего лорда Кинга… о да – зрелище великолепное да к тому же заставляющее дрожать колени. От предвкушения, конечно.


Уже стоя напротив особняка и слыша удаляющийся топот и шарканье мальчишеских ног, Артур так и не смог найти подходящего ответа – отчего он, собственно, так загорелся этой идеей и почему понадобилось ему именно здесь делать снимки. Может, потому что фотография особняка была а просторах интернета всего одна, вернее ракурс один, а фотографий море – селфи, жуткий фотошоп, групповые снимки и прочее непотребство. Но все, абсолютно все сделаны с одного и того же расстояния, как будто фотографы не решались пройти даже сквозь ворота, не говоря уж о том, чтобы запечатлеть обстановку.
Он будет первым! Это удачная идея так затуманила Артуру разум, что очнулся он уже, можно сказать, напротив тех самых ворот, узнав тот самый надоевший ракурс, который, положа руку на сердце, был весьма удачен. Однако посетители ограничивались отчего–то только им, а дети так и вовсе только до пролеска, отделявшего особняк от дороги, и прошли.
ДЕДЛАЙН 14-15.01
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 10.01.17 04:00
  • Интригующее начало!
    Отдельное снятие шляпы за песню, ушёл качать дискографию)
    +1 от kharzeh, 14.01.17 12:06

Природа просила дождя. О спасительной влаге молили потерявшие краски поля, да изъеденные жарой растения, покрытые серой травой холмы и выцветшие долины. Небо потухшими бледно–голубыми глазами безразлично взирало на сохнущую там внизу землю, словно полуслепая старуха помутневшими от катаракты глазами силилась увидеть что–то перед собой и в конце концов потеряла надежду.
Местность давно превратилась из равнинной в холмистую, пыль облепила новенькое пижонского вида авто, выбранное будто под стать хозяину. Окна щегольской машины по той же "пыльной" причине были закрыты. Кондиционер справлялся плохо, потому усталость одолела Дэвида уже спустя пару часов езды, а еще через пару он уже вглядывался в каждую белеющую вдали точку, принимая ее за необходимую сейчас заправку. Автомобилю давно, как, впрочем, и путешественнику, требовалась пища, прохладный душ и покой.

Долгожданным оазисом впереди маячила «Закусочная Марни» и была она столь же побита временем, как наверняка и та, в честь которой была названа. Вышедший навстречу лысеющий, страдающий возрастной полнотой мужчина никакую Марни собой не напоминал. На ходу застегивая выцветшую клетчатую рубашку, изрядно натянувшуюся на животе, он, улыбаясь, шел к автомобилю.
При ближайшем рассмотрении закусочная являла собой еще более печальный вид. Пошарпанные, давно не крашеные стены, грубо сколоченный сортир на заднем дворе и проржавевшая вывеска, отсутствие нужной марки бензина и запах пригоревшей яичницы совершенно точно говорили не столько о неспособности Марни или ее помощника вести хозяйство, сколько об отсутствии необходимых средств, что казалось абсолютно очевидным – откуда они могли появиться, если на пути сюда, за последний час не встретилось ни одной встречной или попутной машины. Да и судя по радости, искренней, ничего не имеющей общего с показным добродушием для «ловли» клиента, Дэвид наверняка были сегодня единственным посетителем.

– Ох, ну и погодка, правда? – вместо приветствия, запыхавшись, произнес мужчина. – По радио сказали, что такой жары в сентябре не было аж с тыща восемьсот девяностого!
– Бензинчик сейчас устроим, еда скромная, но имеется, клиенты довольны, – он суетился, пробегая неловким взглядом с бензобака на мужчину и обратно, не зная, кого из них кормить первым.

Полчаса ожидания в зале, пропахшем дешевым средством для мытья полов, прогорклым маслом, бензином из открытого окна и вездесущей пылью; в зале, давно не знавшем ремонта, чересчур большом для такого скромного потока клиентов, с дюжиной столиков и замызганной барной стойкой, и наконец дымящаяся яичница с беконом и томатами сытным ароматом перебила все прочие запахи.

– А в Дэспере недавно прошли дожди, – узнав, куда он направляется, заворковал Джон, сын «той самой Марни». – Забыл ты что в глуши той, добрый путниииик?! – неожиданно густым приятным басом пропел он и рассмеялся.

Джон совершенно точно не узнавал Дэвида, а ведь толстяк нередко наведывался к Марии, теперь уже почившей, когда у него еще была своя жизнь, а не эта, «заправочная» и смрадная. Его собственная матушка отпускала его, способная самостоятельно следить за своим нехитрым бизнесом, и он заходил то за рецептом пирога, то одолжить какую–нибудь посудину, однако глаза его выдавали и Мария, посмеиваясь, выпроваживала наивного беднягу восвояси.

А ведь в таких местах – по сути, деревушках, на две тысячи жителей, каким и являлся Деспер, все друг другу давно набили оскомину.

Прервав тусклые мысли блудного сына о собственных дряхлых пенатах, Джон из закусочной тем временем поведал Дэвиду, что в городишке населения сильно поубавилось за последние годы, и по результатам последней переписи, в которой многие не участвовали из вредности, в городе обитало около полутора тысяч человек. Думая, что незнакомец в этой части их замечательной родины отродясь не бывал, толстяк предупредил, чтобы Дэвид не в коем случае не изумлялся архитектуре города, главным образом, которую составляли домишки не выше третьего этажа, да основной достопримечательностью считались пара старинных дощатых церквей, вот–вот готовых развалиться, ибо «никому дела нет». Выслушал Дэвид и полный милых подробностей рассказ о ненаглядной кузине с племянником «лет десяти, кажется». Однако всё это преподносилось столь ненавязчиво и восторженно, что прерывать владельца доживающей свой век закусочной вовсе не хотелось.
ссылка
Жара +25, дождя не было дней десять
Северо-запад Шотландии, где-то посреди холмов
Город Дэспер по курсу (в нашей реальности такого города не сущестует)

ДЕДЛАЙН 12-13.01
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 15.10.16 22:17
  • Палящая жара, глушь, позаброшенная забегаловка) Начало очередной мистической истории выдержано в классическом духе) Мне по душе подобная атмосфера)
    +1 от Dredlord, 13.01.17 04:35

ссылка
Ножки–палочки в безразмерных сапожищах мягко ступали по истоптанной истерзанной земле навстречу доброму и сильному.
Тонкие, в нарядных зеленых туфельках ножки мягко ступали по заплеванному булыжнику площади, спотыкаясь о чьи–то нечищенные сапоги, навстречу доброму и сильному.

Утонув в огромном меховом тулупе Эйты, улыбаясь, шла, чтобы обнять теплое, родное, зарыться лицом в широкую шею и уснуть, убаюканная.
Просторный изумрудного цвета плащ скрывал под капюшоном лицо Эйя, которая, улыбаясь, шла, чтобы обнять тёплое, родное, уткнуться носом в щетинистую щеку и задремать на коленях под перелив знакомой мелодии.

Она уже протянула ему свои горячие ладони – пусть знает, что она на его стороне.
Девочка шла к эшафоту, на котором казнили главного советника короля Теравии, неожиданно оказавшегося предателем, врагом, убийцей, и улыбалась с нежностью – она не слышала выкриков, не замечала брани и толкотни.

Лесной хозяин заметил ее и понял без слов. Он знал, что Эйты не причинит вреда, не считает его плохим.
Перед тем как ему набросили мешок на голову, отец вскинул усталые глаза и сразу увидел ее, Эйя. У него хватило мужества улыбнуться, разозлив тем самым толпу, ведь он знал – дочка во всем придерживалась своего, пусть и своеобразного, мнения. И сейчас она вполне обоснованно не считала его виновным.

«Я буду с тобой до конца» – голос, который слышался ей, не принадлежал ни оленю, ни отцу, он плыл над ее белой головой, словно радужное облако, готовое укрыть от любой беды, способное однако растаять при любом малейшем движении. Его стоило укрыть от любого вмешательства, иначе девочке грозила потеря того крошечного воздушного воспоминания, что прорезалось сейчас в ее голове.

– Он хороший… – повторила девочка, прежде чем грубый рывок спугнул родной голос, едва заигравший на струнах памяти.
Широко распахнутые голубые глаза встретились с лицом обидчика, испуганно ощупали….

Мерзкая улыбка палача виднелась из–под надвинутого до предела алого капюшона.
Почему Эйты помнила ее и при этом едва удерживала в памяти ту последнюю вымученную улыбку отца? Почему?!

Что–то неприятное заскреблось внутри – проснулся человек. Простуженный, уставший, замерзший, отвергнутый, исполненный злобы, непринятый и непонятый, он ехидно ухмылялся, потягиваясь. Его улыбка – мерзкая улыбка палача, искаженное ненавистью бородатое лицо перед ней. О, оно решительно желало смерти теплому и родному, желало разрушить ее дом, увести ее в этот лес снова и оставить навсегда, без права на возвращение. О нееет, мерзкая улыбка палача, не сегодня! Эти крохи уединения с воспоминаниями она никому не позволит отнять.

Отец закричал. Когда черный мешок закрыл от него ее, Эйя, милый и добрый, он не выдержал. «Я люблю тебя! Прости, Эйя!».
Эйты крепко закрыла ладонями уши, как тогда на площади. Теплое, родное, доброе не должно так кричать.
– Он хочет, чтобы я ушла…Чтобы мы ушли, – оглядываясь и наконец вспоминая, где находится, Эйты попятилась. Вот только палача за собой не позвала. Человек внутри, ухмыляясь, ликовал.


+6 | Вьюга, 11.01.17 01:08
  • Всё ждала историю Эйи. Очень интересно.
    +0 от Texxi, 11.01.17 06:37
  • +
    +1 от Yola, 11.01.17 08:20
  • У всех своё прошлое.
    +1 от Bully, 11.01.17 08:34
  • Определенно плюс :).
    +1 от Althea, 11.01.17 09:05
  • Хорошая девочка.
    +1 от masticora, 11.01.17 17:46
  • Красиво, крайне интересная выходит в итоге девочка.
    +1 от Akkarin, 11.01.17 21:07
  • Очень-очень.
    +1 от kharzeh, 12.01.17 14:49

- Меценатом? Д-да.. Кто же, думаете, несет все расходы за всех присутствующих здесь интриганов?
Джуниор мог произнести это с гордостью, но вместо того замялся, заметно покраснел, улыбнулся неловко - такой скромник не может быть злодеем. И как его только в эту компанию занесло?! А впрочем, ясно, что ему посулили...

- Что если мы не уничтожим, а даже улучшим его, ваш мир? - неистовый огонь, вспыхнувший в этот момент в глазах графа, был знаком Эйслин. Именно с такой искорки начинался пожар эксперимента и возможно заканчивался открытием или изобретением. Только на этот раз на кону было слишком многое. В общем-то всё. Целый мир был на кону.
За целый мир и убить было бы не грех. Но разве мисс Доэрти так уж сильно мешалась?

Джуниор с трудом оторвался от поглотивших его мыслей, непонимающе отстранился, оглядел покачнувшуюся Эйслин недоумевающим взглядом и спросил первое, что пришло в голову:
- С чего вы взяли?! Мисс Доэрти, вам нехорошо? Я позову доктора! Прилягте.

Собственно, не спрашивая разрешения, Джуниор пристроил девушку на ее собственной кровати, суетился он при этом комично и натурально - мысль о его причастности к чему бы то ни было тут же отпадала.
Едва покинув комнату, он тут же закричал. Видимо, чтобы опередить свое появление. Однако, зная о его происхождении, следовало предположить, что пренебречь установленными нормами поведения его могло побудить лишь сильное беспокойство.
- Док! Фанни! Мисс Доэрти плохо, скорее... - дальше неразборчивый поток слов спустился вниз и вернулся уже диалогом. К спальне Эйслин приближались двое - Джуниор и Док, судя по коротким отрывистым ответам, которые тот давал.
Ноги, тем временем, так и лежали бесполезно, не помогали ни покалывания, ни пощипывания, как есть два бесполезных мешка с костями. В глазах двоилось, комната норовила расплыться и исчезнуть и в этом странном мороке вдруг почудилось Эйслин, что ног-то у нее и нет, исчезли они, растворились аж по самые колени, словно действительность решила избавиться от девушки, отторгая самое ее присутствие в этом мире. Когда зрение обрело четкость, ноги оказались на месте и с трудом, но стали двигаться. Наваждение исчезло.

- Вот, видите! Я говорил, - поджав губы, Док с отвращением уставился на Эйслин, войдя в комнату как раз в тот момент, когда она неистово шевелила конечностями, убеждаясь, что они наконец на месте.
- Она симулирует и умело выбирает для этого зрителей.

- Послушайте, Генрих, - Джуниор позеленел от ярости, но всего лишь перешел на официальный тон. - Я своими глазами видел, как мисс Доэрти стало плохо и как она испугалась. Такое сыграть невозможно. Мне глубоко неприятны ваши сомнения, да еще и в такой грубой форме.

Не стоит описания, какой взгляд преподнес Док или Генрих своему товарищу по заговору, но инструмент - примитивный стетоскоп однако достал и попросил Эйслин описать симптомы точнее.

- Мисс Доэрти предположила, что ее отравили.
Эти слова услышала уже и Фанни, которая появилась в комнате, вытирая руки о передник. Глаза ее недоуменно округлились, брови иронично встали домиком и улыбка наконец тронула губы.
- Эйслин, милая, нам бы пришлось отложить свои планы, пока не будет закопан ваш хладный труп, а таких жертв мы себе позволить не можем, уж простите.
Джуниор посмотрел на Фанни с укором, но сдержался - видимо, ее ироничный беззлобный нрав был доподлинно всем известен и бороться с ним выговорами не имело смысла.

Тем временем вступил Док.
- Признаков отравления не нахожу. Как я понял, вас не тошнит и нет болей в животе. Головокружение и онемение конечностей, подчеркну, сугубо неврологическое - вы, мисс Доэрти, дали волю нервам. Я бы рекомендовал сон и хороший отвар для этой цели, кажется был, у мисс Фанни.
- Да, если только мисс Доэрти, теперь согласиться его принять, после таких-то обвинений, - снова хохотнула Фанни.

- Мне кажется, вы поступаете не совсем гуманно. Девушка и правда напугана, - женский, уже знакомый Эйслин голос из-за стенки прозвучал неожиданно, но эффектом обладал поистине волшебным. Фанни приняла серьезный вид, даже будто бы с жалостью поглядела на Доэрти.
- Принести вам чаю или чего покрепче? Поспать, пожалуй, будет лучшим решением сейчас, - неожиданно мягко произнесла она.


предположила, что симптомы Эйслин все-таки не скрыла
ДЕДЛАЙН 12.01
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 06.01.17 05:28
  • красочный и пухлый. Люблю такие посты)
    +1 от Sionann, 10.01.17 08:41

Взгляд Ричарда Батлера вполне годился, чтобы запечатлеть его на картине. Нет, не так. Целую картину можно было нарисовать только, чтобы показать этот его взгляд. Смесь удивления, принятия дерьмового решения, сделанного не им, боли от предательства, бессилия и немного страха. "Так и знал" красной строкой бежала в глубине этого взгляда основная мысль. Тянуть руку за своим револьвером теперь было бессмысленно и он как-то потерялся. Взгляд теперь принял выражение равнодушное, покорное судьбе и наконец, Батлер отвернулся от Итана, так ни слова тому и не сказав.

Натужная, напряженная тишина однако продлилась недолго. Саундтреком безумию, что творилось, в стенах некогда заброшенного, а теперь ожившего завода, стал грохот сносимых сразу с двух сторон дверей. Итан оказался прав - черный вход не остался без внимания стрелявших. Подкравшись, бандиты ввалились с торжествующей стрельбой в потолок (видимо,патронов у них было и впрямь - хоть ешь) и неприятной слуху бранью. Главные ворота тем временем основательно покривились и с четвертого толчка не выдержали напористых парней.

Компания, ввалившаяся и рассредоточившаяся по периметру завода, напоминала гангстерскую вечеринку в каком-нибудь элитном клубе - настолько аутентичной была одежда вошедших, их оружие и намерения.
Тот, что вошел первым и залихватски произвел ряд выстрелов очередью в потолок, делал это привычным движением, рукав закатанной по локоть рубашки обтянул мощный бицепс, стоило ему вскинуть автомат вверх. Твидовая жилетка была расстегнута и обнажала портупею. Шляпа небрежным движение сдвинута на два пальца вбок и вид у него был самоуверенный, словно всё вокруг вертелось в этом мире ради него одного. Остальные были облачены не менее стильно - рубашки в полоску, шляпы темных расцветок, подтяжки, брюки и туфли - неизменная классика - всё это замелькало, как в каком-нибудь старом фильме, по мере появления в помещении восьмерых, вооруженных "Томпсонами".

- Не громить тут ничего - приказ босса. Засранец тоже нужен живым, - огласил приятным баритоном тот первый, будто зачитал роль, на что режиссер безусловно крикнул бы "Снято!".

К тому времени Итан уже исчез из укоряющего поля зрения и был надежно укрыт массивным тяжелым станком, одной своей стороной плотно притертым к стене. Другая же значительно ограничивала обзор, что означало однако относительную невидимость самого Итана. О нем, правда, и не думали забывать.
- Эй, горе-защитнички нашего дорогого Рика, мы идем искать, - издевательски пропел все тот же колоритный бандит. Он явно хорошо знал свою сцену. - Этого - под сидение, - коротко бросил он через плечо, почти не поворачиваясь.

Расстояние до бандитов около 10-12 метров, уголок темноват, но надеяться, что не найдут, не стоит - помещение большое, можно передвигаться свободно, но и вошедшие тоже не останутся стоять. Надо действовать.
Пятеро вошли через черный вход, трое - через главный. Трое из них рассредоточились по углам - их почти не видно.Увидеть можно, если высунуться. В открытом доступе "главный", мощный мужик, ударивший прикладом Батлера и пара "озирающихся" автоматами бандитов. Еще один остался у главного входа - оттуда хорошо просматривается дорога, насколько Итан помнит. Карту могу сделать в Painte - это смешно и больно глазам. Автоматы есть у пятерых. Те, что пошли обыскивать помещение, вооружены пистолетами (марки не разглядеть, но по форме - револьвер наподобие того, что был у Батлера)

Если написала слишком много и нужен откат - в личку.

ДЕДЛАЙН 22.12
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 20.12.16 03:17
  • Нравится куда всё это идёт и как развивается постепенно история.
    Колоритные парни с томми-ганами доставляют, а "спойлерный" поворот особенно интригует =)
    +1 от Akkarin, 09.01.17 22:30

Шаг влево удался. Еще как удался. Стоило Ню шагнуть туда и всю улицу гармошкой стянуло, сплюснуло и вывернуло наизнанку. Буквально пару шагов сделала она и вот уже дом цветочницы приветливо махнул аккуратными окошечками перед ее лицом. Голова от такой несуразности принялась, безусловно, кружиться. Слегка затошнило. Кролик же как смотрел выпученными глазами, так и продолжал, только губами чуть жевал невидимую травинку. Мышь, как и ожидалось, тоже ничего не заметила - еще бы, так храпеть...

Оглянуться хотелось больше всего - ведь, судя по физическим законам данного конкретного городка, ветеринарная клиника тоже осталась в паре шагов, и разъяренный врач наверняка увидел бы ее в компании с двумя сворованными зверюшками. Однако кто знает, что произойдет с месторасположением самой Ню, стоит ей оглянуться. Вдруг опять качнет, как в смертельной петле, да с теми же последствиями.

Милый домик нежно-розовой цветочницы представлялся теперь самым что ни на есть убежищем.
Тем более, оттуда тянуло корицей. Дом не может быть плох, если оттуда пахнет корицей! Не иначе близнецы постарались...
Звенела посуда, шел тихий разговор, воображение добавляло к этому еще треск поленьев в камине и уютное тепло очага - такая атмосфера окутала Ню, стоило ей снова шагнуть в знакомые владения. Дом с этой стороны она, правда, еще не видела, хотя вход был, как пить дать, тот же.
Цветов здесь не было и в помине, зато розовели обои небольшой гостиной, где за укрытым бархатной скатертью столом, под розовым же тканевым абажуром, опущенным довольно низко восседала вся честная компания - близнецы, мисс Рози Уайт и, как ни странно, живой и невредимый кот.
Изредка под абажуром пролетали бабочки, порхая прозрачными в медовом свете крылышками, танцевали редкие пылинки, тянулся гладко пар над чашками и тарелкой с булочками - домашний уют на фоне всеобщего помешательства.

- Ох, мы и глотка не сделали, дорогая, а вот уже и вы! - вспорхнула как бабочка и мисс Уайт, звякнула маленькой причудливой чашечкой о блюдце, наливая чай и Ню тоже, а уж потом присмотрелась к ее "добыче".
- Ах, да это же мистер Торопыга, чьи часики у меня до сих пор хранятся, - она потянулась к кролику и тот на удивление резво задрыгал лапками, просясь к ней навстречу. - И глупышка мисс Соня, чьих мыслей нам так не хватало. Полюбуйтесь на нее, снова спит! - близнецы радостно закивали, проследив за импульсивным указательным пальцем, упершимся мыши в бок.
- И как вам этот гнусный тип? Небось совесть его не терзает, что занял магазинчик мистера Хэта, ах он несносный вор!
Мисс Рози Уайт тотчас раскраснелась и, усевшись обратно, сделала глоток чая.
ДЕДЛАЙН 26-27.12
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 24.12.16 05:01
  • Дом не может быть плох, если оттуда пахнет корицей!
    Воистину!
    +1 от Tira, 09.01.17 20:19

Вот это да! Всю сознательную жизнь любая картина вызывала у Ташки одно–единственное желание – залезть в нее и немного там пожить. Особенно привлекала Ташку репродукция «Три богатыря», что висела у бабушки над кроватью. Так и хотелось забраться туда да спросить, глядя снизу вверх на могучих дядек «А что это вы там высматриваете, а?!».

А потом она и «Баян» увидела, в галерее картинной, и сразу поняла – ее любимый художник Васнецов Вэ Эм. Она так и сказала на уроке литературы, когда нужно было сочинение вслух прочитать – "Мой любимый художник Васнецов Вэ Эм"… Как же звали его полностью, училка так добиться и не смогла и поставила Ташке четверку. Абсолютно незаслуженную!

Картинные галереи она правда полюбила – у каждого полотна стояла подолгу и представляла, что скажет, если вдруг туда залезть получиться. Взять хотя бы тот самый «Баян»… Вот что он там поёт такое боевое, что серьезные воины вокруг него уселись и слушают внимательно?! Точно не скукоту какую–нибудь…Может, Ташка бы и подпевать начала, будь она там. На пару с баяном...

Или вот «Алёнушка» – подкрасться сзади и прошептать «Чё грустишь? А ну поднимайся, пойдем вместе брата твоего непутевого из беды выручать!». Та, конечно, ресницами длинными захлопает, глаза глупые вытаращит и за Ташкой, как овечка за пастухом, поплетётся.

В общем, в таком духе Ташка безусловно в восторге была от своего путешествия, даже если тошнило и знобило, как в прошлом году, когда бабушка малиновое варенье на плите забыла и домой ушла. Ух, Ташка тогда пол кастрюли махом уплела, пока неладное не почуяла.

Приключения однако вроде уже начались – краем глаза заметив голого юношу, Ташка смутилась просто по щелчку, к тошноте и ознобу добавились покраснение и жар в щеках. Это тебе не в «Алёнушку». Тут уже какое–то «Купание красного коня» получается. Во всей красе.

Сделав вид, что желает осмотреться, Ташка, чуть насвистывая, отошла от стыдобищи на пару метров и старательно разглядела каждую веточку представшую ей в новом месте. Насколько позволил полумрак. В картину они попали не из самых радужных, зато с интригой, как любит говорить папа. «Странный покрой у этого платья… Зато с интригой!». Далеко отходить от компании, даже ввиду присутствия интриги, не хотелось.
Тем более у нее с собой была своя собственная, которая опять принялась канючить. Одним словом, ставить ее в неудобное положение. И ведь даже не отойти...
– Да что тебе опять?! – раздраженно шепнула Ташка и украдкой вытянула книгу наполовину из рюкзака.
Жертву! Надо же! Звучит как–то нехорошо… Ташка поморщилась и в очередной раз на руки свои загребущие попеняла.
  • Приключения однако вроде уже начались – краем глаза заметив голого юношу, Ташка смутилась просто по щелчку, к тошноте и ознобу добавились покраснение и жар в щеках. Это тебе не в «Алёнушку». Тут уже какое–то «Купание красного коня» получается. Во всей красе.
    Замечательный момент! И весь пост очень хорош ^^
    Отдельно спасибо за наводку на иллюстратора.
    +1 от Лисса, 13.12.16 09:29
  • За картинную путешественницу :)
    +1 от Joeren, 16.12.16 21:35
  • За Васнецова...
    +1 от rar90, 27.12.16 12:53

День, отчетливо приятный снаружи и душно–сырой здесь внизу, только разгулялся, когда Алиша заметила, что продукты немного подвяли, как если бы в жарком помещении устроили застолье – сыр немного оплавился, покрылся едва заметными капельками жира, нежеланная Катей ветчина обветрилась, аромат специй стал отчетливее. Желудок после еды отяжелел, живот принялся возмущаться и уговаривал Оуэнс отравиться в дамскую комнату, да поскорее, но не получив желаемого, кое–как угомонился, явно ненадолго, оставляя после себя тяжесть и плохое настроение.
Ближе к вечеру, когда солнце решило поиграть в прятки, избрав для этого деревья, а в камеру–колодец снова потянуло холодком, вновь послышался скрип, а затем хлопок закрывшейся двери. За сим последовали неторопливые тяжелые шаги.

Маска сменилась – это бросилось в глаза первым. Изжеванное рубцами зеленое лицо монстра, неясное местоположение губ, ушей, носа. Лишь глаза сквозь прорези по–прежнему блестели таинственно, не позволяя угадать личность незнакомца. Да и незнакомец, похоже, был другой – этот казался шире в плечах, даже очень, хотя ростом и не отличался от своего «коллеги». Он не вглядывался, словно изучающий поведение подопечного животного, дрессировщик, пристально склонив голову набок, но определенно желал разглядеть заключенных в объятия каменного мешка, иначе приступил бы к своему занятию раньше.
У него в руках была не корзина, а ведро, но тоже на веревке. Эмалированное, литров на пятнадцать на первый взгляд, оно не источало запаха еды, хотя и было прикрыто сверху полотенцем.

Читать, если заглядывают внутрь.



ссылка

ДЕДЛАЙН 29-30.12
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 27.12.16 05:05
  • Классный ужас, если так можно выразиться.
    +1 от masticora, 27.12.16 10:33

Фокус удался. Клетка открывалась одним ловким нажатием на крышку, чего кролю, безусловно, было неведомо и не по силам, зато Ню открыла ту, даже не наделав шума. В общем, кролик знатно нашумел за них обоих, поэтому когда она с охапкой животных выбегала наружу, в спину грохнуло возмущенное "Да что это вы себе...." Стук сердца перебил последние слова, но ласкового и так, впрочем, ничего не ожидалось. Поэтому Ню немного потеряла, сбежав.

Кролик благодарно болтался в ее крепких объятиях, с тревогой осматривая новое убежище, нервно дергая носом и тараща глаза. Шиншилла оказалась более подвижной, она пробовала обежать всю девушку трусцой, поняла, что держат на славу и прекратила вырываться. Глаза-бусинки заскользили по лицу, переместились на то, до чего способен был добраться бегающий, беспокойный, любопытствующий взгляд и смотрели-смотрели досыта и еще сверху, пока вдруг не прикрылись веками. Мышь-шиншилла уже через секунду мирно сопела, убаюканная то ли объятиями Ню, то ли чудодейственным уколом снотворного, о котором вскользь упомянул мужчина в халате.
Так или иначе, одним тревожным зверьком стало меньше.

Улыбка тем временем осталась в помещении, пугать хозяина мини-клиники или попросту поленившись следовать за девушкой. Возможно же, кот решил воспользоваться зеркалом по его непрямому назначению и в этот самый момент урчал от ласки мисс Рози Уайт.

Когда Ню покинула клинику, стало ясно, что та расположена в самом конце улицы на противоположном ее конце, и до домика цветочницы было далеко - бежать и бежать направо и вниз. Посмотрев однако в другую сторону, девушка увидала точно такую же картину - домик Рози Уайт, до которого требовалось преодолеть расстояние Х - только налево.
Клиника словно была пиком, точкой, в которой сходились углом две абсолютно одинаковые улицы. Какие предпосылки были к этому, знали наверняка лишь ее молчаливые шерстяные спутники, да сам хозяин клиники, хотя, впрочем, тоже не факт.
ДЕДЛАЙН 22.12
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 20.12.16 04:45
  • - Куда мне отсюда идти?
    - А куда ты хочешь попасть?
    - А мне все равно, только бы попасть куда-нибудь.
    - Тогда все равно куда идти. Куда-нибудь ты обязательно попадешь.
    +1 от Tira, 23.12.16 12:11

- Читаешь мои мысли, Логан, - криво усмехнулась Лео, - мне только убийства копа еще не хватало в моем послужном списке...
Взаимопонимание, установившееся у них с Грином, почти подкупало. Если бы это самое "почти" не представляло собой огромную пропасть, разделяющую по традиции копов и преступников.
Поэтому блеск ключа она расценила как почти издевательство. Однако, если чуть сдвинуться, наклониться, сделав вид, что разглядываешь что-то впереди, да при этом не говорить, привлекая к себе внимание - вот после всех этих хитрых манипуляций ключ окажется у нее и дело будет за малым - всего-навсего незаметно открыть наручники, снять их, и сделать вид, что этого не было.
Вот бы отвлечь при этом Грина...

Просьба была услышана мгновенно, да так, что Торрини сама едва не отвлеклась почище копов. Миллан преподносил сюрприз за сюрпризом и в данном случае дело запахло порохом и свободными запястьями. Освобождение от захвата, в том числе и захвата наручниками, входило в программу обучения дядюшки Джузи и от браслетов Торрини могла избавиться одиннадцатью разными способами.
В данном конкретном случае у нее был самый простой - имелся ключ и отвлекающий маневр, разыгранный даже не ею самой. Наручники скользнули вниз бесшумно, оставив о себе напоминание в качестве двух красных ободков вокруг запястий.

- Грин, - быстро зашептала Лео, - он старший по званию, да. Но стоит этой безумной встретиться со своими подельниками и будет что угодно - от гибели всех, как свидетелей, до взятия Миллана в заложники. Кстати, я не исключаю, что Миллан может быть с ними заодно, раз он с такой легкостью предлагал меня освободить.
Говоря, она прицеливалась то в Иглу, то в агента, желая рассчитать расстояние, но и испытывая сомнения, безусловно. Кто в данном случае был бОльшим злом?

- Что в данном случае говорят твои инструкции?
На Шейка она, казалось, даже внимания не обратила. Будто крест на нем поставила. Да так, в сущности, и было. Ну что от такого ожидать? Только что слова ее подтвердил, так это каждый может. Странно, что Грин еще колеблется.
- Держу их на прицеле, - прошептала она, давая понять, что ждет только отмашки.
+1 | Сан-Рок, 17.12.16 18:31
  • Настоящая бой-баба, плюющая в лицо опасности и в морды рогатым дарителям) Волей-неволей такую зауважаешь.
    +1 от Dredlord, 21.12.16 04:47

ссылка
- Пользуйся им, только когда станет страшно!
- Как нож поможет от страха?
- Ты сможешь защититься.
- Убить?
- Выжить.
- Если я убью, зачем мне тогда жить?...


Не хотели волки их кушать, вот точно не хотели. Жизнь заставила. Так, кажется, говорят. Волки брели так же долго, также были истощены дорогой и голодом, как и люди. На их звериную беду случилась на их пути болезнь... Испортила им мозги. Нет. Помутила разум. Так, кажется, говорят.
А потом им встретилась пища. Путники, то есть. Ну как тут устоять?!

- Дяденька... - выдохнула Эйты, широко раскрытыми глазами провожая намерения волков относительно доброго, их с пестряком, защитника. Песня прервалась. Вместе с хрустом чужой плоти под кривым убийственно спокойным лезвием. И жалобно, с той же ноты полилась вновь.

-... Представь, что это очень плохой человек.
- Насколько плохой?
- Очень плохой, самый плохой
- Для кого он плохой?
- Для всех, для каждого
- И для меня?
- Конечно! Ведь он может причинить тебе вред.
- Поэтому я должна причинить вред ему?
- Примерно так.
- И стать ему подобной?


Эйты воровато оглянулась. Видел пестряк, что она сделала? Видел он, что она теперь тот самый "очень плохой человек"? Видел, что назад пути у нее уже нет? Одно живое сердце она остановит или сотню, навсегда теперь Эйты очень плохой человек. Незачем таким по свету ходить.

Ах да, песня...
Уснули волки от ее колыбельной, вон сколько уснуло. Но и люди тоже. Эйты отвернулась, когда упала девочка-рыцарь, сестра Симона. Не защитил ее Симон. Да куда же он спрятался?!...

- Бедные... бедные... - Эйты озиралась. Как кричат эти люди.... И звери как кричат... Все они теперь одно целое - все кровью умылись, убийцы, голодные до смерти других... И она такая же теперь, впору только завыть.

Остается рядом с Дитрихом, готовится убивать каждого напавшего волка, если потребуется
+3 | Вьюга, 17.12.16 02:42
  • хорошая плохая девочка.
    +1 от Yola, 17.12.16 03:17
  • За такой короткий промежуток времени успел очень полюбить Эйты и твои посты.
    И песня замечательная, кстати.
    +1 от kharzeh, 18.12.16 18:42
  • - Ты сможешь защититься.
    - Убить?
    - Выжить.
    - Если я убью, зачем мне тогда жить?...

    Неплохо).
    +1 от Da_Big_Boss, 20.12.16 20:11

Грохот послышался ого-ничего-себе-такой. Кот вздрогнул и встопорщился, во все стороны встала дыбом рыжая шерсть, однако, увидев источник шума, он как-то сник, стыдливо отвернулся и принялся деловито вылизываться - мол, есть дела и поважнее.
В клетку со всей силы стучался носом кролик - паника, а если быть точнее, то отчаянная паника, довела его до такой жизни. Какую мышь ловят, надо же! А его, кровинушку, значит, оставят тут, в одиночестве, теперь уже точно, и совсем не в гордом, а в сжимающем крошечное сердечко тоской.

Мышь же, напротив, в руки не далась тотчас. Подозрительно обнюхав воздух вокруг невесть откуда явившейся спасительницы в опасной компании с котом, хитрая мордочка придвинулась на пару сантиметров, потом еще на пару и взглянула на девушку с видом, ясно говорившим "С чего это мне тебе верить, крошка?"
Гордость сего создания была попрана с совершенно невозмутимым видом. Дерзкие пальцы сомкнулись на тонкой вертлявой талии и мышь шиншиллоподобного вида лишь возмущенно пискнула в ответ, но Ню почему-то была уверена, она наверняка погрозила бы ей кулаком, если бы он у той имелся.

Взгляд кота вспыхнул при виде добычи, пусть и в чужих руках, так, что казалось, смог бы осветить им путь в темноте, если бы она вдруг наступила.
Он принялся ходить вокруг Ню, притираясь поплотнее к ногам шерстяными боками, но посмотрев вниз она увидела бы ничто иное, как блаженную широкую улыбку - всё, что кроме прикосновений, осталось от странного, под стать ей самой, кота.
ДЕДЛАЙН 19.12
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 17.12.16 03:55
  • Атмосфера сумасшествия заразительна)
    Вот зачем мне мышь и кролик?..
    +1 от Tira, 18.12.16 22:00

Эйты кивала и слушала, слушала и кивала – ей все, каждое словечко было интересно, она впитывала новую информацию, как мох вбирает влагу, и глаза ее неотрывно следили за собеседником, лишь изредка возвращаясь вниманием к веткам, а потом и людям вокруг.
Одна мысль не давала ей покоя – кто такой Симон (такого человека она припомнить не могла, как ни старалась) и почему он не помогает своей сестре, той доброй девушке, что первая спросила, как ее, Эйты, зовут*.

Отвлеклась от рассказа пестряка она лишь дважды. Рассеянной улыбкой встретив угрюмого бородача, что изо всех сил старался быть заботливым, она радостно закивала, принимая его компанию, с нежностью глядя, как тот споро принялся помогать им. Его густой успокаивающий голос напоминал ей о ком–то, сверлил голову щекочущим воспоминанием, но никак не помогал выудить из пелены памяти этого «кого–то», только поманил знакомым отзвуком и пропал.

Эйты не расстроилась, к тому же пестряк снова задал вопрос, который ее развеселил ни на шутку.
Надо же – а может она и правда волшебница?! Невольно тронув белесый локон, она улыбнулась, прислушиваясь к себе, и так загорелась этой мыслью, что едва не уронила солидную груду веток, которую тащила к расстеленному покрывалу.

Волшебница…А ведь и правда…

Она смущенно кивнула, а потом кивнула еще раз, уже увереннее. И даже плечи расправила, будто так виднее был ее новый статус. Так заигралась, что рычание – глухое, яростное, убийственное – показалось ей сначала завыванием ветра, запутавшегося в ветках их огромной спасительной ели.
В себя привел ее страх, написанный на лицах людей, ярость в желании выжить, решительность – каменными и чужими вдруг стали их лица. Надо признаться, на какую–то крошечную секунду Эйты успела испугаться, что это игру, которую они с пестряком затеяли, разозлила вдруг всех.

Медленно повернувшись, она широко раскрытыми глазами оглядела весь периметр и попятилась. Не потому, что испугалась, а потому что так бородач велел, а он добрый, хороший, он знает, как надо.
– Голодные, – прошептала она так тихо, что только клуб вырвавшегося пара выдал ее, – На каждого хватит…

Ну же, ты ведь волшебница, Эйты! Что мешает тебе быть ею, если в тебя верит, по крайней мере, один человек…
Эйты зажмурилась, ничего не приходило на ум, но она старалась.
Ах, вот же оно!

Эти строки отпугивают любого врага. Так говорила нам старая нянька…

Как же это?...Ах, вот!
Сосредоточенно помычав себе под нос, Эйты зажмурилась и принялась выводить мелодию. Она напоминала колыбельную, хотя мотив получался скорее воинственным, с такой песней вполне могли идти в бой. А слова, что пошли следом, были и вовсе ни на что не похожи. Языка этого она не знала и пела по памяти, возможно, коверкая, искажая тем самым значение песни.
Испарина покрыла бледный лоб, а глаза светились затаенным огнем, полные губы, чуть дрожа, выводили каждое слово, не громко и не тихо. Эйты знала – волки ее слышат.

И еще что–то…..Что–то еще…

Пользуйся им, только когда станет страшно!


Руки зашарили под безразмерным бушлатом и наружу показалась лишь одна ладонь в толстой рукавице с неестественно длинным кривым ножом.
Зажав рукоять до хруста, Эйты всё вглядывалась в обезумевшие морды и, на секунду прервав песню, прошептала так, что услышали ее лишь бородач да пестряк.
– Я волшебница, ты угадал…
*- Сестра Симона, - только и успела ответить Эйте храмовница.


Тихо поёт, язык странный, как будто выдуманный.
В руке сжимает нож, с виду непохоже, что умеет с ним обращаться.
+2 | Вьюга, 12.12.16 03:33
  • Очень милая и интересная девочка, каждый пост нравится)
    +1 от Akkarin, 14.12.16 23:48
  • Вот теперь и мне приходится ждать, когда можно будет плюсануть)
    Настоящая волшебница.
    +1 от kharzeh, 14.12.16 23:51

В ответ не раздалось ни звука. Ни слова не покинуло недра устрашающей маски, ни единое движение не выдало намерений похитителя.
С десяток секунд он наблюдал за девушками, затем присел на корточки и приблизил лицо к решетке, словно выбирая лакомый кусочек себе на ужин. В прорезях маски блестели глаза и взгляд их был более чем хищным. А может то сыграл свою дикую шутку полумрак.

Понаблюдав за настроениями пленниц несколько бесконечных минут, он также тихо поднялся и удалился прочь. Впрочем, почти тут же его шаги вновь приблизились и девушки заметили в руках неизвестного корзину, к которой была привязана веревка.

Решетка затрещала, пожаловалась скрипуче под напором сильных рук и отворилась, впуская внутрь разве что не расчерченный квадратами свет.
Корзина медленно принялась опускаться и было совершенно ясно, что направляется она к Алише. В нос ударил съестной запах – мясо, специи, свежий хлеб. Однако, когда она наконец остановилась на уровне ее груди, Оуэнс заметила – что бы там ни было, оно было заботливо укрыто полотенцем.

Похититель терпеливо ждал, намотав на кулак веревку – в отличии от их пут, обычную бечевку, размочить и разорвать которую уж точно не составило бы труда.
Читать, только если открывает полотенце:

Ситуация осложняется тем, что руки-таки связаны.

ДЕДЛАЙН 13-14.12

+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 13.12.16 04:08
  • Мастеру надо писать сценарии фильмов.
    Будут расходится как горячие пирожки.
    +1 от masticora, 13.12.16 12:16

Эйты разволновалась ни на шутку, услышав, что разговаривает девушка–рыцарь именно с ней. Набрала воздуха в грудь. И потратила его на одно слово.
– Дома… – слово странно прошлось по ее слуху, да и на вкус было чужим, нечасто будто бы им пользовались, – …я звалась Эйя. Не помню только, почему… – она снова замолчала, пытаясь припомнить, почему, или задумавшись о чем–то ином.
– Потом другие стали звать меня Эйты, но пауза между словами иногда бывает чересчур длинная.

Она молчала довольно долго, точно разговор закончился.
– Мне не нравится, – помотала головой. Стало понятно, что во время паузы она взвешивала– обдумывала свое отношение к такому прозвищу.

Про второй вопрос она, казалось, и забыла вовсе. Налетевший ветер заставил ее закрыть рот, спрятать голову поглубже в меха, но голые ладони по–прежнему настойчиво сжимали нежное запястье Адрианны.
Снег заваливал единственное смотровое окошко, через которое Эйты общалась с внешним миром и в какой–то мент она запаниковала. Белая холодная стена скрыла от нее всех этих людей и оставила ее совершенно одну. Впору только «Ау!» кричать. Однако и здесь не понаслышке было Эйты известно, как страшно кричать «Ау!», а в ответ слышать лишь звериную его версию, протяжное заунывное «Аууу», голодное и жуткое.
К счастью, голоса ее попутчиков все еще были слышны.

– А жила я, – дрогнувшим голосом продолжила Эйты, все еще боясь, что осталась опять одна,– в доме, таком большом–большом, неподалеку от дворца. А во дворце жил настоящий король.

Еще помедлила.
– А тебя как зовут? – честно признаться, Эйты не запомнила ни единого имени в жизни, у нее в голове для каждого встречного тут же возникало свое прозвище. Они укоренялись на благодатной почве ее сознания плотно – не выкорчуешь, и сейчас она с большой долей вероятности ожидала нового забвения спустя какие–то мгновения после того, как девушка–рыцарь представится.

***
Утонувшее в огромном капюшоне лицо радостно и взволнованно улыбалось. Глаза вновь вспыхнули обезоруживающе. Сегодня с ней общалось целых четыре человека! Грузный хозяин пса ей улыбнулся, усач кивнул, девушка–рыцарь заговорила, а теперь – невозможно поверить новому счастью – ее звал с собой пестряк с топориком через плечо. Она с первого взгляда прозвала его пестряком, когда поняла, что глазу не за что зацепиться в этом любопытном многообразии элементов, из которых он целиком состоял.
У Эйты никогда не было друзей, ни единого, а он захотел пойти с ней за хворостом!
Да ради такого Эйты даже нежное запястье траурной красавицы оставила без сожаления.
– Да, – а вот красноречием блеснуть не удалось. Эйты кивнула, а глаза продолжали восторженно блестеть из недр капюшона.
мотыгу зовет топориком (это не опечатка)
+2 | Вьюга, 09.12.16 23:30
  • Вот так девчушка! Ну как тут не плюсануть?)
    +1 от Bully, 10.12.16 01:02
  • Славная она всё-таки) И загадочная.
    +1 от kharzeh, 10.12.16 11:19

Торрини не раз была в аварии, но каждый раз, как в первый, удивлялась безмерно, как ей удавалось выжить. Особенно изумление ее достигло пика, когда стекающие по лобовому стеклу мозги водителя со всей серьезностью доказали ей, что событие случилось нешуточное.
– Спасибо, чувак, ты пострал…ся… – сказала она водителю, но тот уже ее не слышал, а Торрини с брезгливой гримасой всё смотрела и смотрела, как серая масса мажет собойиспещренное каплями дождя стекло.
А во время автобусного сальто она только и ждала, что вот–вот расхерачит голову к чертям о стекло и жалела, что не села поближе к проходу. В целом же, полет прошел нормально. Саднило плечо, зато стерлись границы контраста под названием «больное–здоровое». Теперь все было одинаково больное.
Основательно проморгавшись и убедившись, что все остальные части тела живы, Лео украдкой почтила своим вниманием Миллана – тот, как и следовало ожидать, словил звезду и теперь отдыхал. Оружие за пазухой заманчиво выглядывало, словно подмигивая Торрини и приглашая ее пошалить. Отказать настойчивой беретте она не могла. Не в ее правилах было отказываться от приключений. Надо только выждать момент.

Дело, тем временем, принимало прескверный оборот – «задние» все–таки добились своего и теперь медленными шажками двигались к свободе. Хотя этоо как раз удивило Лео меньше всего. Звездой вечера стал оборотень в погонах. А приятным сюрпризом – резкое понижение числа охранников. Хоть оскары раздавай. Грину, например, стоило вручить «За стойкость на посту». Столько выжрать и даже не покачнуться! Штопор прислушивалась и присматривалась, выбирая путь наименьшего сопротивления. Другими словами, лазейку, где ее бедная головушка пострадает меньше всего. К кому примкнуть, она, впрочем, так и не решила.


Точкой кипения и своеобразным сигналом для Торрини стала полетевшая в стекло зажигательная смесь.
«К херам спалят нас…» пробормотала Лео, похоже, у себя в голове, и протянула руку за хитрым стволом. Что–что, а соперник может оказаться позубастее, и тогда одним красноречием не отделаешься. Доставать оружие сцепленными запястьями и в подвешенном состоянии – не самое приятное занятие, но Торрини уже спустя пару секунд прятала за пазуху чудесно–тяжелую блестящую беретту. То–то будет весело!
Однако в кармашке агента вдруг соблазнительно сверкнуло что–то. Этот блеск Лео и сгубил. Напрочь. Шаловливые пальчики снова потянулись к щедрой на подарки куртке в надежде на успешное завершение предприятия…
+1 | Сан-Рок, 07.12.16 22:34
  • Очередной прекрасный пост!) Очередной бесподобный бросок!)
    +1 от Dredlord, 08.12.16 02:34

В лесу распахнулась душа Эйты, с чистым воздухом соединяясь. Сама она будто бы тоже со снегом слилась – чистое к чистому, белое к белому. Ощупывая глазами бескрайние холодные земли, щурясь от летевших в глаза снежинок, они с ветром шли навстречу друг другу – девчонка, улыбаясь, ну а снег, безудержно, почти безумно хохоча. Обоим было радостно. Какая разница, отчего!

И было так с того самого дня, как из лесу, белая от налипшего снега, неизвестно откуда, вышла навстречу бредущим путникам улыбающаяся и курносая, с требовательно–любопытным выражением осматривая синеглазо впервые встреченных за долгие дни людей.
Пропустила тех вперед, да и пошла следом. Лишь изредка неясный шепот слышался чуть справа и позади, никому, впрочем, не мешая.
Смотрела она чуть исподлобья и всегда с улыбкой, ласково, словно принимая любое отношение к себе. Говорила тихо, голосок звенел трогательно, в смущении прикусывалась нижняя губа.

Лишь несколько раз Эйты расстроилась. И не было в этой искренней печали ни тени страха от бесконечно пустынных, непрекращающихся белых холодных полей; ни обиды на мерзлые руки, что никак не могли согреться, и расстроенных людей, нет–нет да и отправляющих ее или друг друга идти лесом, куда подальше. Пока беззлобно, да и на том спасибо.
Не было в ее грусти и равнодушия – подёрнутого морозом участия, бывшего человеческого тепла. «Зайчик бедный, совсем жить перестал, совсем. Носик холоооодный….» – шептала звенящим от слез голосом над каждым убитым зверьком Эйты и принималась, ладонями глаза закрыв, шептать еще горше, то ли молясь, то ли оправдываясь «Нам кушать нечего просто, это в последний раз, в последний раз». И каждый последний раз такое случалось – слезы мерзлыми дорожками прокладывали путь, чтобы оборваться и застыть еще в воздухе крошечными льдинками, тряские пальцы преграждали путь зрению, не в силах взглянуть на невинную смерть, призванную виноватую жизнь спасти.

Однако ничто не сравнилось с ее удушливым горем, когда путникам удалось добраться до Орлана. Ноги несли ее по дымящемуся пепелищу, голые ладони подхватывали угольки и не в силах удержать, сбрасывали. Эйты к чему–то прислушивалась, принюхивалась, с кем–то беседовала вполголоса, почти причитала. Лицо мучительно кривилось, но не плакало. «Ох, бедняжечки, совсем ничего, нету ни души – ни крошечки, ни старичка… Зачем же так?!» Приговаривая, Эйты обошла всё пепелище, оскальзываясь на редких островках подтаявшего и превратившегося в лёд снега.
Остановилась в стороне. Замерла, разглядывая причудливую встречу черного и белого, и кивнув, подытожила «Так есть. И будет так, да». Затем встала и, пошатываясь, побрела вперед, даже толпу ждать не стала, словно знала заранее, куда все направятся.

***

– Бедненькие, голодные такие… – пуская изо рта пар и в очередной раз прислушиваясь, сказала она, поджала в задумчивости нижнюю губу, совсем по–детски, замерла на пару секунд, придвинулась чуть ближе к людям, – Есть хотят…
И словно в знак согласия близко, едва не за первым деревом справа, пожаловался ей в ответ протяжный волчий вой. Эйты улыбнулась, кивнула и, бодро переставляя ноги, двинулась дальше.
+2 | Вьюга, 06.12.16 01:57
  • Какая милая девочка)
    +1 от Akkarin, 06.12.16 02:04
  • Интересная.
    +1 от MoonRose, 06.12.16 14:14

Возмущению его не было предела, но хозяин кладовки, уперев руки в бока, все же отступил, пропуская Ню и вальяжно прошедшегося мимо него кота.
Последний даже чуть обогнал девушку в своем намерении исследовать новое помещение, начинающееся сразу за пределами облупившейся голубой двери.

Ослепительно чистая комната встретила их едва заметным химическим запахом – то ли лекарство, то ли моющее средство.
Сразу прикрепилось внимание к дальней стенке, где рядами расположились клетки, преимущественно пустые.
Строго говоря, лишь в одной вжался в решетку подвижный розовый кроличий нос. И с таким отчаянием выпучились его блестящие черные глаза, что, казалось, вот–вот и нечто панически–умоляющее сорвется с кроличьих уст.

Кот будто тоже это почувствовал – подняв хвост угрожающей трубой и принюхиваясь, он двинулся к клетке.
– Уходите же! – едва не взвизгнул мужчина. Хвост нервно дрогнул, но не сдался. Однако эгоистичная природа все–таки взяла свое – кот внезапно вспомнил, что за всей этой суетой не уделил себе любимому должного внимания, опустился возле клеток и, как ни в чем не бывало, принялся вылизываться.

Кролик же продолжал сосредоточенно наблюдать – его правый глаз торчал между прутьев и ошеломленно непонимающе всматривался вперед.
– Вы разведете мне антисанитарию! Кто знает, что вы принесли с собой из столь неисследованного пространства, как это ваше зеркало! И осторожнее – где–то здесь у меня мышь под наркозом сбежала, перепутал дозировку, – недовольно забормотал он, поминая свою забывчивость, слишком толстых мышей и слабые лекарства.

Глаза улыбчивого кота в этот самый момент вспыхнули заинтересованно. Если не сказать, хищно. Он замер и совсем иначе оглядел незнакомую комнату. Воистину, прекратить заботиться о себе его мог заставить лишь инстинкт охотника.
ДЕДЛАЙН 13-15.11
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 12.11.16 23:26
  • Да здравствует самый терпеливый мастер в мире!
    +1 от Tira, 06.12.16 12:20

ссылка
Кап… Назойливой струйкой стекают за шиворот разрозненные воспоминания, никак не собирающиеся воедино.

Кап… Темечку больно от приходящих в голову мыслей, таких безнадежных, не находящих адресата.

Кап–кап–кап–кап…. Зачастили вместе с дыханием тревожные предчувствия, зашевелились тяжелые веки, неощутимое тело не отозвалось.

Кап–кап….
Предупреждающе раздавалось совсем рядом.

Щекочущая струйка медленно ползёт между грудей – не остановить, ни взглянуть.
Темнота сковала зрение, немощь сковала тело. Нет ни рук, ни ног, только голова, висящая в воздухе, разрываемая болью и тревожными мыслями, амнезией и непроходящей жаждой.

Кап–кап–кап… поймай хоть глоток.
Кап–кап–кап… я рядом, возле пересохших растрескавшихся губ.

Стоило пошевелиться и тело пронзило боль – затекшие конечности не желали возвращаться к жизни, не собирались возвращаться, помогая обрести собственное тело.
Руки ныли особенно сильно. Они ощущались где–то не здесь, но тем не менее, терзаемые болью, не прекращали отзываться на малейшее движение. Гулкий шорох, стон, стук сердца – все это сливалось воедино, в дикий коктейль из неосознанного страха, сдобренный песнью падающей воды.
Тело оказалось продрогшим и совершенно потерявшим гибкость. Омываемое сотнями капель, оно дрожало и изнывало от щекотки.

Мысли роились подобно струйкам воды на оголённой коже и подобно им же, никак не находили пристанища.

Кап….кап…кап….кап….

Почти невидимый, на них опускался полумрак, синим полотном приходил откуда–то сверху, скупой и тоскливый. Лица почти не угадывались, только белели в темноте пятнами. Холод поднимался наоборот снизу и каплями ударялся о продрогшие тела, переодевая кожу в новый пупырчатый наряд – жалкий и неприятный.

Общее ощущение беды повисло, еще не оформленное, над их головами. Хотелось и не хотелось, чтобы оно проявилось, но это происходило постепенно и пока неясно было, что из этого выйдет.
Обстановка - то ли подвал, то ли колодец. Круглый зарешеченный выход в 4-х метрах над головой. За его пределами ночь. Сыро, капает вода, не переставая, на тела. Запах плесени и влажной земли. Грязь и промозглый холод.

Одежды на телах нет, руки хитрым узлом связаны в районе запястий и заведены за спину, прикованы к стене. Голова - сплошная боль. Воспоминания смутны и не по делу. Друг с другом незнакомы.

Диаметр импровизированной камеры-колодца 4 метра, расстояние между девушками не больше 80 см-метра

ДЕДЛАЙН 31.11-1.12, потом 5.12
+2 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 30.11.16 05:10
  • Очень стимулирующий старт.
    +1 от masticora, 30.11.16 05:28
  • Начало так начало)
    +1 от Althea, 30.11.16 14:31

В глубине души Ташка еще металась - мысли о бабушке держали ее словно репей, схвативший за шарф. И отцепить такую красоту жалко и функциональности - ноль. Она поздно спохватилась - есть ведь телефон! И именно в унисон с этой идеей стали расти из ниоткуда замковые стены. Зрелище настолько заворожило Ташку, что она приняла "позу дурака", как любила говорить их классная - рот открылся, руки по швам, глаза удивленно таращатся, а щеки розовеют от приятного щекотливого чуда, что ждет где-то за углом или вот прямо перед тобой разворачивается.

Казалось, вылупиться еще сильнее у нее бы не получилось, то Ташка справилась! Иначе отреагировать на возникший наряд она бы сейчас не смогла. Легонько тронув легкую ткань - проверка на реальность, она неловко переступила с ноги на ногу, зарделась сильнее и в растерянности огляделась, оценивая и новое свое одеяние и реакцию на него одним махом.

Открыв Ташкин шкаф, фея-крестная, приславшая ей это платье, поняла бы раз и навсегда, как сильно она ошиблась при выборе. Джинсы, брюки, штаны, комбинезоны, шорты, гора футболок на трех полках разом, рубашки и свитера....ну хоть бы одна завалящая юбчонка отыскалась,уж о платьице и речи не шло. Стоило лишь распахнуть этот пропахший землей, зеленью, улицей, дымом, смолой и еще чем-то древесным шкаф, и сразу становилось ясно - в доме живет хулиган, любитель приключений и двоечник еще.
Ничто не выдало бы в этом шкафу девочку с двумя косичками, веснушчатыми щеками и вечно любопытным взглядом, ищущим волшебства.

Потому и стояла Ташка несвойственно для себя по струнке, ошарашенная перспективой стать принцессой, держать осанку, и говорить кратко и вежливо, как того требовал статус. Вид у нее при этом был несчастный-пренесчастный и улыбалась она как-то криво, словно новые обстоятельства были ей не по силам.
  • Замечательная девочка! Итого, третий персонаж который не отказывается от магических изменений.
    Я даже не ожидала)))
    +1 от Лисса, 24.11.16 15:22
  • +
    +1 от Joeren, 25.11.16 22:41

С близкого расстояния стало заметно, что преследователи детишек это те самые шестерки, что не отличались умом и сообразительностью, зато отличались кровожадностью и аппетитами, как у пары десятков вышедших на след жертвы голодных шакалов.
Выстрелы заставили их приостановить бег и обратить свои взгляды на ковыляющего в их сторону байкера.
Тайлеру даже послышалось удивленное «Живой?!» слегка заглушаемое его собственным надсадным дыханием.
Что–либо еще сказать не успели – с глухим криком осел тот, что льнул к близняшке за столом и был отвергнут. Судя, по проводившим его безразличным взглядам, она была последней, кто его отшил – больше бедняга уже ни к кому не пристанет.

Один из компании, самый, по видимости, верткий по причине своего телосложения, успел скрыться за деревьями и исчез во тьме леса, двое двинулись, перебежками и скрываясь, в сторону Тайлера.

Дети из поля зрения тоже исчезли, даже голоса Элли больше не раздавалось, как, впрочем, и предсмертных криков, что тоже радовало.
Собрав все мощь в кулак, Тайлер воззвал к ушлой девчонке. Попытка была всего одна, поскольку легкие кричали и поносили мужчину на чем свет стоит. Однако Элли услышала, иначе объяснить ее появление, а за ней и мальца, было бы невозможно. Как раз в то же мгновение в сторону Тайлера сразу с двух стволов отправились резвые подружки–пули, одна стервознее другой. А стоило бы всего минутой ранее показаться детишкам из–за кустов, тогда доблестный защитик их не отвлекся бы и не пропустил миг, когда еще можно было увернуться. Выстрел прозвучал одновременно с обидным щелчком осечки, но и удавшийся, он не особенно достиг цели. Когда Тайлер наконец опомнился, он заметил, что ствол в руке только у одного, другой же беспомощно трясет окровавленной конечностью и орет не своим голосом.

Тем временем из–за леса из–за гор вывернул тот самый, что отправился в погоню за детьми. Всего каких–то тридцать метров отделяли его от лакомого предрассветного завтрака.
– Бросай оружие, иначе я их пристрелю, – крикнул он неожиданно басовито и направил ствол Элли в спину.
Однако Тайлеру было не до шантажа – в любой момент его могли оставить силы, да и жизнь вместе с ними. Уже третья выпущенная пуля отбросила противника в сторону, врезавшись в кость аккурат над ключицей. Тот взвыл, но пост не бросил. Пуля же, подаренная единственному оставшемуся на ногах подельнику, была встречена скрежетом зубов, хотя и прошла по касательной, всего лишь задев, пусть и довольно чувствительно, икру.

Элли вдруг бросилась бежать назад, оставив мальчика. Ствол, поднятый ей навстречу, исторг приветствие, от которого несложно было увернуться. Подбежав, с каким–то болезненно–раненым криком она ударила согнувшегося вертлявого прямо в рану, отчего тот взвыл и упал, покатился от боли. Четвертая по счету пуля, выпущенная ею из его же пистолета, заткнула его окончательно. Элли повернулась, тяжело дыша, как будто долго бежала и сейчас могла потерять сознание. Кое–как нашла в себе силы помахать байкеру отнятым пистолетом, криво усмехнуться и тронуться ему навстречу, целясь в оставшегося. Расстояние не позволяло сделать выстрел, но Тайлер вполне успешно с этим справился, подарив вражеской образине царапину поглубже и не сразу понял, каким образом пуля, вошедшая в бедро вдруг взорвала тому голову, мерзко хлюпнувшую в унисон с раздавшимися сбоку выстрелами.
Элли, пустыми глазами взирая на поверженного, облизывая пересохшие бледные губы, вдруг стала ярко–розовой – это солнце, знаменуя начало нового дня, вставало над истерзанным лесом.

Тела поверженных врагов вдруг принялись дымиться и рассыпаться серой пылью, как и не выдержавший напора огня дом, ухнувший вниз, застонавший в предсмертой агонии, унося с собой ужас прошедшей ночи. Тот, что ранил сам себя, неистово кричал, разлагаясь на глазах.

Однако жизнь как ни в чем не бывало уже вступала в свои права, не спрашивая об оставленных ею во вчерашнем дне.

Ну какбе the end

можно резюмировать, а я всё сказала)
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 24.11.16 14:23
  • Воистину драйвовая концовка! Пока читал, платочком холодный пот со лба утирал)
    Спасибо за игру) Вместо тысячи слов - это было круто! Все эти взлёты и падения, превозмогания и проклятья посылаемые в сторону вероломного кубика. Класс же))
    +1 от Dredlord, 25.11.16 15:26

Книга как назло говорила с ней в самый неподходящий момент. Девочка пыталась покончить с пирожком, чувствуя, что сдает позиции, планировала тихонько сбежать с кухни, прихватив рюкзак и парочку пирожков на случай, если придется проголодаться в скором времени, да найти Алису. А тут еще и книга. Картина какая-то теперь ей понадобилась. Ну надо же какая непостоянная - то небо, то перо, а тут еще и картина... Исследовать волшебную квартиру в одиночку Ташка стеснялась и, откровенно говоря, боялась. Так что Алиса ей нужна была не просто потому что соскучилась она. Собственно поэтому Ташка как-то нехорошо себя чувствовала, совесть и ее подручные - угрызения - напали на нее со всех сторон.

Ташка, бочком-бочком отступая, была уже на середине кухни, когда выяснилось, что попытка побега провалилась. Маневр был выигрышный, по всем статьям, но кто ж знал, что после выпитого коднар не рухнет спать, как обычно делал папа, а разговорится пуще прежнего.
Она замерла, да так сильно, что не с первой попытки поняла вопрос. Горящие щеки все еще красноречиво говорили сами за себя и Ташка решила спасаться, во что бы то ни стало:
- Дяденька Пелаа...дяденька коднар, а я девочка. Вот у меня косички, видите? - надеясь, что эта информация ненадолго, но ошеломит сурового жителя квартиры №13, она все же попятилась семимиллиметровыми шажками к выходу - когда-нибудь да выйдет, не бесконечно же это расстояние!
- Я девочка и я ничего не видела, - с достоинством подвела итог Ташка.
  • тио^_^лАМ
    +1 от Joeren, 13.11.16 16:50
  • Хулиганка!
    +1 от Лисса, 19.11.16 15:52

ссылка
Светящийся цилиндр коридора впустил в себя, ослепил и путь остался лишь один – к оцинкованной двери, холодной, неприветливой, бездушной, как пустота внутри, в животе. Тошнотворная пустота и сворачивающееся узлом предчувствие беды.
Сосредоточение горя было там, во владениях врача, что своим идеально–белым халатом раздражающе маячил впереди. Оно волнами накатывало из всех щелей, удушливо касаясь груди, и злорадствовало, кичилось своей неизбежностью.

Стоило Меткалфу войти, как первое, что бросилось в глаза, была не хрустящая чистота помещения патологоанатома, не отчаянно–безликое пространство его владений, но странно загорелая на фоне белой простыни, выскользнувшая из–под нее детская ручка. И три царапины, одна параллельно другой, длинные, широкие…

Две недели назад старшая притащила кошку. Та была не просто своенравной или дикой, она, казалось, занималась насилием ради насилия, словно царапать, кусать и отчаянно при этом орать было смыслом ее жизни. «Мистер Доунсон говорит, что каждому нужно давать шанс, будь то больной или не в своем уме» пронеслось в усмехнувшейся памяти. Будто еще вчера его рассудительная девочка предлагала «А назовем мы ее Россомаха. Смотри, какие царапины».
И окровавленная, до сих пор умело скрываемая рука теперь настойчиво заявляет о себе, тычется Тони в лицо, а дочка смеется и рассказывает что–то про погоню и свои охотничьи инстинкты, а кошка извивается, норовя изранить и вторую руку, да в конце концов вырывается и убегает, а дочка разочарованно заявляет «Всё зря, папочка».


Всё зря… Всё зря…

Эхом в голове ее голос. Да, эту ручку, эту израненную Россомахой ручку он не перепутает ни за что. Уже и смотреть не нужно, нет необходимости. Но врач, тот, что был здесь, оказывается, все время, чей голос гулко отскакивал от стен, но слов невозможно было понять….этот самый врач уже откинул простынь с лица, обнажая смерть во всей ее отвратительной неподвижности, безответности, безысходности.
Светлые волосы в запекшейся крови, еще отмыть не успели, перемазанные щеки, буро–серыми разводами, обиженно поджатые губы, непередаваемое несвойственное спокойствие ее лица.
Да она просто спит! Да! Такое выражение у нее всегда, когда она спит. Вот сейчас поднимется и опустится грудная клетка. Вот сейчас. Сейчас. Сейчас… Неужели возможно так долго не дышать?!
Да она замерзла просто. Руки ледяные, ледяное лицо, кончик носа, всегда горячий, теперь жжется холодом.

Сквозь гулкое безразличие, из внешнего мира пробивается к нему голос.

– Вот стул, сажайте… Так… Мистер Меткалф, сядьте!

Нет, там еще холмик белой ткани на соседнем столе. Еще. Будто мало одного.

Младшая любила прятаться под одеялом. С визгом выпрыгивала оттуда, когда ей подыгрывали. Она и сейчас, уже школьница, забавлялась так по утрам. Пронзительный визг и откинутое одеяло летит на пол, а от стен отскакивает ее заразительный смех. Живой передатчик радости.

Она и сейчас возможно прячется. Ну пожалуйста, пусть она просто прячется…

Контраст охваченной ужасом маски, не лица его девочки, а шутки кукловода–садиста поразил до самых тонких граней его душу. Казалось, всё его нутро встало дыбом, встопорщилось, сопротивляясь увиденному. И проигрывало.

Как же ей было страшно, его девочке…Как горько. Они были вместе, но совсем одни перед омерзительным лицом смерти. Только бы они не кричали, не звали на помощь. Невыносимо думать, что этого никто не услышал. Но нет. Нет надежды. Обломанные ногти и запекшаяся кровь на ладонях…и это лицо…не ее лицо, не его малышки.
Надежда проскользнула и умерла. Младшая дочь - все–таки она - надела маску ужаса, но под ней все равно оказалась смешливая девочка, его звоночек счастья.

Ручка тонкая, как и у старшей – фигурой в мать пошли – захотелось соединить эти две ладони в ледяном рукопожатии, прощальном и отчаянном.
Но что–то не сходилось, не получалось. Минуту назад он возвышался над своими девочками и вот уже едва видит их снизу, а над ним свисает ладонь с тремя широкими полосами…

***
Резкий запах ударил в нос, прочищая сознание, фонарик врача непрошенно полез в глаза, освещать зрачки. Чьи–то крепкие руки тащили его вверх, поднимая с пола, но взгляд неотрывно следил за тем как рука об руку уходили от него его девочки.
+2 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 16.11.16 04:39
  • Господи, хорошо что у меня нет детей.
    И музыка... Как всегда.
    +1 от TellTale Heart, 17.11.16 22:21
  • Страшненько.
    +1 от masticora, 18.11.16 03:16

-Ага, ага, - кивала Ташка, по инерции тоже наматывая шарф, только свой собственный и на свою собственную шею. Ей нравилось, что все так складно выходит у Алисы и что думать, как поступить дальше, больше не нужно - это так приятно, когда кто-то подумал за тебя...
- Да, хорошо, да.. - продолжала кивать она, даже когда потребовался ее ответ и опомнилась, лишь увидев в руках кончик шарфа. - Она...эт...газеты любит, - судорожно припоминая, чем все время занята бабуля, когда не готовит и не убирает, она устыдилась и потупилась...
- Я готова, - перевела она стрелки и неловко улыбнулась.
  • milo ^_^
    +1 от Joeren, 17.11.16 20:18

Какофония, в которую превращалась теперь ее поездка, заставила Штопор стереть минимум четверть собственных зубов в самозабвенном скрежете. Неужели нельзя ПРОСТО. МОЛЧА. ЕХАТЬ. К счастью, автобус вильнул крайне успокоительно и придумывать, как бы деликатно объяснить, что ее заебали слезы, сопли, умалишенные монологи и ругань засранца начальника, не пришлось.
Вместо этого ей лишь пришлось сцепить онемевшие пальцы в надежде сдержать приступ тошноты.

На подоспевшего по ее душу ирландца она поглядела как на рыжего, лохматого, притом разящего виски ангела, с умилением и готовностью голосить для него песни хоть до самой тюрьмы. Сладко ноющие ладони так крепко этому способствовали, что Лео протянула сквозь зубы «Ах, как я милую любил…» лукавый взгляд при этом заставил рыжего подавиться от смеха, ибо он знал, чем заканчивается строчка. Еще бы он не знал, пф! Штопор перестала бы его уважать, а вот Джед и подавно на заднем дворе бы прикопал, чтобы не позорил нацию.
Давясь от смеха и переглядываясь, они шепотом и намеками допели куплет. Настроение наступило, как в песне – еще чуть и можно в пляс. Иллюзия прежней жизни с горечью замаячила где–то вдалеке и погасла, стоило потратить на нее пар секунд внимания.

Лео, вглядываясь в чернеющею пустоту впереди и поражаясь одновременно трем фактам – как водитель видит дорогу, почему не включают свет в салоне, и, если это уже ад, то почему Палач не встречает ее с цветами – а потом и вовсе заскучала, как, впрочем, и веселый охранник, чья фляга опустела раньше конца пути.

Поворачиваясь к загадочному соседу Лео и не рассчитывала на увеселительный разговор, но тот тем не менее состоялся. Без зазрения совести отсыпав себе полпачки леденцов – кто знает, сколько раз еще накатит дурнота – она закинула один в рот, немедленно отдавая себе отчет, что вот именно этот конкретный аромат мяты напоминал ей о дядюшке Джузи – тот обожал ментоловые сигареты, молочный коктейль с ментоловым сиропом и такие же пирожные.

Просто блять автобус воспоминаний! Волшебное путешествие! Она запомнит его надолго, как и рожу агента, когда тот принялся чушь пороть про ублюдка Джо.
Лео скривилась, будто кусок дерьма в рот попало, скулы напряглись, побелели, а мятная конфетка одним движением челюсти хряснула и разлетелась на мелкие осколки прямо в рту.
– О, премного вас благодарю, здоровье у меня теперь просто как у спортсмена!
Пробежавшего двадцать километров с ножом в боку. То есть херовое здоровье, да…

– Передайте, Джо…оо..– попытавшись перебить агента, но получив дозу любопытной информации, она осеклась, – оо…, – губы расплылись в улыбке, сдержать ее было непросто, поэтому Штопор попыталась оправдаться, – мое сердце наполняет скорбь… как же так?!… – вкупе с усмешкой прозвучало более чем издевательски, даже лучше, чем если бы Торрини нарочно это затеяла.
– Ох, – она воздела лицо небесам, – теперь я с полной уверенностью могу сказать, что меня на свободе никто не ждет, – с поэтичной грустью, нараспев проговорила Штопор и скорбно пересчитав взглядом конфетки в ладони, закинула в рот еще одну.

Затем хотела было пойти рассказать печальные новости своему новому пьяненькому дружку, но не тут–то было – любопытство, мать его, пересилило.
– А что же вы не на поминках, мистер спецприятель моего милого Джо?!
+1 | Сан-Рок, 16.11.16 05:32

Ответом ему было молчание. Угрозу в воздухе, казалось, можно было пощупать, настолько ощутима она была. А новенький, хрустящий еще спальный мешок хищно распростал свою темную алчную пасть, принимая мужчину. Эмбер снова заплакала, потеряв из поля зрения отца, пришлось напомнить ей, что это ненадолго. Однако было ли это правдой, не знал никто.
Первые пара секунд в зыбкой сумеречной темноте были в буквальном смысле, вышибающими дух. Казалось, будто из тела вытягивают жизнь, способность жить, смысл существования. И всё то время, что провел Итан в плену черного мешка, его окружала ватная изредка поскрипывающая тишина. Ни голоса дочери, ни угроз, ни шагов, ни шороха не ощущал он, сколько бы не пришлось напрягать слух.

За то, что ему сейчас приходилось делать, Итан себя, откровенно говоря, ненавидел. Задыхаясь в затхлой темноте спального мешка физически и морально, старательно прислушивался к любым звукам извне и, от нечего делать, считал секунды.
Никаких команд он, впрочем, больше не слышал – словно похитители испарились вместе с деньгами и Эмбер, а он, словно идиот, теряет сейчас драгоценное время. Подозрения мужчины укреплялись с каждой секундой, а его терпения не хватило надолго – не прошло и пяти минут, как Итан, чертыхнувшись, принялся расстёгивать молнию.

Первым в образовавшуюся щелочку Итан заметил отсутствие стула с деньгами, затем, расстегнув молнию до середины – отсутствие дочери.
Последнее обстоятельство несколько затмило его разум и тот чуть дольше доносил до Итана смысл изменившейся вокруг него картины. Стены, в общем, остались на месте, но казались новее, а окна вдруг сделались целы; пустой проем,сквозь который он беспрепятственно проник сюда, теперь загораживали внушительные ворота; пол, пять минут назад усеянный битым стеклом и осколками каменной кладки, был относительно чист, а большую часть зала занимали громоздкие неповоротливые с виду станки, и столь же огромные детали, то ли от поездов, то ли от кораблей – все это сейчас было неважно.

Спальник, услужливо предоставивший Итану свое тепло и покой, оказался простым брезентовым мешком как раз его роста.
За мутным поделенным на сектора окошком под самым потолком по–прежнему царил день, но было сумрачно – ворота, способные помочь в вопросе освещения, были плотно притерты, а половина окон - заперта ставнями, то есть огромными железными заслонами, грубыми и ржавыми.

В глубине этой полутемной залы почудилось Итану шевеление, а затем раздался оттуда же и стон – густой, протяжный, мужской. Следом слабый голос спросил «Кто здесь? Извольте выйти на свет! У меня пистолет и я так просто не дамся».

Наконец, глаза вычислили силуэт – если воображение и игра света над ним не потешались, Итану предстало сидящее тело, подпирающее спиной стену. Форма головы представлялась необычной и лишь потом он понял, что на незнакомце была шляпа, эдакий котелок, точно как у Чарли Чаплина.
Тело восседало, вытянув ноги и уронив беспорядочно руки, точно было пьяно или смертельно устало.
ДЕДЛАЙН 13-15.11
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 13.11.16 03:23
  • Прям вот совсем интригующе)
    +1 от Akkarin, 14.11.16 22:22

Старина Гарри Кровавый Палец однажды снизошел до лирики. Рассуждения его попадали под тему «Когда лучше сесть». Подобно бабушке Лео, боевой Катарине, которая любила выбирать время года для собственных похорон и каждый раз приводила все новые аргументы в пользу лета и против зимы, этот пакостливый засранец остановился лишь на погоде, но с той же скрупулезностью разложил всё по полочкам. В соответствии с его доводами оставалось ясно одно: в радостный солнечный день сесть за решетку обидно до слез, а в дождливый пасмурный – тоскливо и «западло».
Лео посчитала, с усмешкой вспомнив смазливого коротыша, который давно отдал концы, получив пулю промеж ребер, что ей значительно повезло в этом отношении. Когда она отправлялась в свой последний путь и совершала торжественное шествие к автобусу, из–за сумерек почти ничего вокруг не было видно. А то, что виднелось, обладало настолько тоскливым содержанием, что сбежать отсюда хотелось, хотя бы даже и на зону. Живут же люди при таких пейзажах… Не живут, а с ума сходят.

Грудь все еще ныла при каждом шаге и Лео берегла левую сторону, чуть прикрыв ту рукой, насколько позволяли наручники. Воспоминания при болезненном передвижении возникали одно хуже другого. Поделом. Эта тупая боль была ей хорошим уроком на будущее. Если конечно оно у нее еще будет….
По той же причине она старалась не нарываться на суровый нрав охраны, что получалось пока прескверно – видать, не притерлись они еще друг к другу. Вообще одну даже их форму она ненавидела теперь, люто и всем сердцем. Какая уж тут привычка…

Кстати, к слову о сердце…Особых условий, исходя из недавних «проблем со здоровьем» добиться не удалось, то ли адвокат попался мелкий, неопытный, то ли ее историю решили сделать показательной поркой, но Лео, едва отлипнув от койки, оказалась здесь, под неусыпным наблюдением дубинок охраны.
Получить пару затрещин она умудрилась еще на пункте досмотра. Потому поездка на столь комфортабельном транспорте в замкнутом пространстве с преступниками и охраной выглядела многообещающе дерьмовой.

После замечания а ля «Классная форма. Последний раз видела такую на стриптизере» и здоровенного синяка в качестве аплодисментов, Лео решила собраться с мыслями и помолчать – не хватало еще заслужить репутацию местного шута.
Украшение на ногах здорово мешало забраться в автобус и Лео едва не разорвало от подступивших шуток, но миссия предстояла важная – сесть у окна и не заблевать пол. После лекарств, которыми ее пичкали в больнице, все время тянуло блевать и кружилась голова. Кто знает, вдруг поломойки в автобусе не предусмотрено…

Требовалось всего–то собраться и, за пару секунд сделав выводы обо всех присутствующих, угнездиться до конца пути. Может даже поспать.
Передняя часть автобуса сразу заставила ее болезненно скривиться – здесь было сыро и воняло безумием. Островком торчал среди всего этого дерьма странный пиджак – на охранника он не смахивал, на женщину в наручниках тоже, но тем не менее он тут сидел. А еще ему разрешили наушники. О, Лео возненавидела его за это сразу и навсегда.

Задняя часть автобуса была посолиднее, понаглее, там было, о чем потолковать. Правда, к беседам Торрини расположена не была, да и заводить новые связи, еще не прибыв на место, не собиралась. Там, за решеткой, сразу выяснится, с кем и зачем дружить. А здесь все были пока на равных в этом своем дерьмовом положении – скованные одинаково, битые одинаково
.
«Будь во всем первой, детка…» даже голос Палача в голове теперь озвучивался голосом Джо, чтоб ему с постели упасть и шею свернуть…
Первой, значит… Лео еще раз окинула скучающим взглядом автобус и плюхнулась на сидение под номером один. Отсюда был отличный обзор дороги, прекрасная близость к водителю, стойкий расслабляющий аромат алкоголя, шедший от охранника, спиной ощущаемая близость тайны, да едва различимые отголоски песни, играющей в гребаных наушниках странного парня. Хотя, последнее вполне могло оказаться навязчивым фантомом из прошлой жизни.
ссылка

Самым крутым здесь определенно был водитель - не имея возможности уснуть из-за бешеной скачки, ибо автобус мотало, как фантик во время торнадо, Лео в полудреме наблюдала за его манипуляциями, сдерживала позывы рвоты и отвлекалась созерцанием безмятежного пьянчужки-ирландца. Пару раз он перехватывал ее хитрый взгляд, который красноречиво давал понять, что она все знает.

У Палача были прекрасные связи с ирландской мафией - те, кроме кровожадности, еще и веселились, на чем свет стоял. И пили. Увидеть трезвого ирландца было сродни снегу летом. Если повод был радостный, они его отмечали, если грустный - заливали, а если повода не было - то пару стаканчиков виски и тот непременно появлялся. У Веселого Джеда, друга их сплоченного итальянского коллектива была присказка "Если виски не может исцелить болезнь - она безнадежна". Он же потчевал радушных хозяев и всякого рода песнями, одна заполнилась Лео простотой и сейчас именно она всплыла в памяти, стоило ей только взглянуть на веселую улыбчивую бороду и тонущее в ней горлышко фляги.
Лео даже напела кусочек, когда засекла ирландца за очередным глотком, а Ривер отправился раздавать тумаки в дальний конец автобуса.
ссылка

Когда дорога стала совершенно невыносимой и возникло предчувствие, что все они смертники, которых вот-вот должны угробить, Лео всунула лицо между креслами 1 и 2. Голове стало легче, она зафиксировалась и больше не кружилась, открывшийся вид на таинственного соседа отвлекал от постоянных мрачных мыслей о непреодолимой связи толчка и содержимого ее желудка.

К тому же, она, на свое сомнительное счастье, слышала, как соседа называли агентом. Однако судя по тому, как много времени понадобилось ему, чтобы ее заметить, с работой он не справлялся. Когда и без того молчащие наушники окончательно покинули его уши, Лео поздоровалась со всей вежливостью, на которую была способна воспитанница дяди Джузи - мафиози старой школы.
- Добрый вечер. Приятная погодка, не правда ли? - вкупе с хитрым взглядом это звучало несколько иронично, - У вас, как специального..кхм...человека в этом очаровательном автобусе, не возникает желания воспользоваться полномочиями и попросить остановить движение до улучшения видимости?
+1 | Сан-Рок, 11.11.16 05:11
  • Классный персонаж)
    +1 от Dredlord, 11.11.16 14:58

Ташка обернулась резко, едва подавив желание броситься в подошедшего пирожком. Жгучее чувство стыда догнало ее на сто сорок пятом градусе поворота. Что краска бросилась в лицо, прежде чем она успела остановить ловко запущенный коднаром процесс смущения, Ташка скорбно поняла по пылающим щекам.
"Глаза тебя выдают" любила упрекать ее бабуля и Ташке вдруг захотелось зажмуриться, чтобы беспорядочно бегающие большущие глазищи не позволили ее раскусить, с потрохами передать в пернатые лапы коднара.
- Яяя? - удивилась девочка, растягивая время, поскольку ответ был еще сыроват.
- Я это, любуюсь - красота-то какая, а! - широким театральным жестом обведя окно, а с ним и разноцветное небо. - Когда еще такое увидишь... - рассудительно закончила она и запихала в рот остатки пирожка, чтобы он надежно сдерживал рвущиеся наружу глупости.
  • Мяу.
    +1 от Вилли, 09.11.16 13:50
  • Хорошая попытка :)
    +1 от trickster, 10.11.16 11:24

Вобравшая ее в себя зеркально–паточная муть, тягуче тянулась вслед плывущей в ее нутре Ню, переливаясь сотнями отражений из сотен разнообразных мест. Вот статный мужчина примеряет возле зеркала шляпу. А под руку его держит юная белокожая розовощекая барышня. Вот хищной улыбкой сверкает рыжеволосая медсестра, чем–то явно очень довольная. Испуганная мордочка какого–то зверька, клетка с кроликом…

Мимо чинно и молчаливо пролетала улыбка, увенчанная усами. Если она что–то и произнесла в момент встречи, густое молочно-тягучее желе, в которое превратился воздух, заглушило любой звук.
Сколько длилось путешествие Ню, определить было трудно, рядом правда проплывали карманные часы с любезно откинутой крышкой, но стрелки не двигались, показывая ровно пять. Казалось, будто прошел час, но даже если так и было, час этот скорее пролетел, нежели прошел.

В какой–то момент, Ню просто поняла, что притяжение становится сильнее и уже в следующий миг вывалилась из зеркала в запыленной кладовке среди сундуков и сундучков, кукол, книг и матрасов, треснутых кашпо и изумрудных перьев, клеток без птиц и одного потрепанного граммофона. В спину выпавшей смотрело внушительных размеров зеркало, все то же, только обшарпанное и невероятно пыльное.

- Совсем прохудилась, совсем... Говорил же, нужно сменить, ищи теперь ее по всей больнице, – низенький взволнованный мужчина в белом халате и такой же шапочке отпёр дверь и просунул внутрь лишь руку, чтобы поставить клетку с изломанными прутьями.

Дверь тут же захлопнулась и спустя секунду распахнулась, являя того же человека, только в изумлении притихшего и созерцающего Ню, как диковинное явление природы.
– Вы, простите, как тут оказались? Чтооо чтооо? – приподняв рукой очки с мясистого носа, он вгляделся во тьму кладовки, как раз в тот момент, когда из зеркала вынырнул невозмутимый кот, снова неулыбчивый и чопорный. – Попрошу вернуться обратно или выйти через дверь, как все, кто в своем уме. У нас тут ветеринарная клиника, а не «не пойми что», так сказать!!
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 31.10.16 05:08
  • как все, кто в своем уме
    Как удобно, когда не относишься к этой категории)
    +1 от Tira, 09.11.16 22:03

Плотненькая ворчливая книжица вертелась в ташкиных руках то одним, то другим боком, пока девочка жевала очередной пирожок, утащенный во время серьезного разговора взрослых, то есть когда было совершенно не до ее скромной персоны.
Вообще, как взрослый разговор отличить с первого взгляда, даже не напрягаясь? Из десяти слов понимаешь от силы три, а на втором, ну самое большое - на пятом - предложении начинаешь позёвывать, да поглядывать по сторонам, замечать рисунок обоев и каждую мелочь, особенно такую, которую раньше ни за что бы не приметил.

Книга тем временем сулила волшебство, заставляя собирать страшные вещи, одним словом, артефакты. Приятную же вещь так замысловато однозначно не назовут. Бабуля, например, подобные словечки ух как жаловала - вечно газета у нее валяется на кухне "Аргументы и артефакты" - Ташка заснула бы уже на названии, но бабушка упорно открывала первую страницу, затем вторую, рассматривая разворот с озабоченным видом, но на третьей засыпала стабильно и надолго.

- Яйцо, перо и небо... Еще поцелуй... - задумчиво повторила Ташка и отчего-то вспомнила Славку из шестого "А", раскраснелась, замотала растрепанной головой, прогоняя непрошенные мысли, и снова спрятала книгу в портфель, чтоб не провоцировала!

Хм...яйцо это значит, чтоб оттуда вылупилось что-то...Куриное не нужно брать...Еще волшебной курицы ей не хватало. А еще какие бывают? Индюшовые, перепелячьи, гусьи и совяные, то есть совные...Воробьишкины еще. Эти, пожалуй, проще простого достать. Только залезть повыше и вот тебе гнездо. Одного яйца пропажу и не заметят небось, они ж все одинаковые. С пером сложнее. Ближайшие перья были у вечно угрюмого коднара, но воробушка с таким пером скрещивать - это ж преступление против природы, Ташка аж поморщилась. Милого воробья и перо злобной птицы с извечной папироской во рту. Нет, не поймите ребенка неправильно, она всей душой желала найти в коднаре нечто замечательное, что смогла бы полюбить, и от этого плясать в следующий раз, когда затруднение в поисках причин для дружеского приветствия возникнет вновь, но получить эдакую...птичку в качестве пожизненного спутника, это как подписать себе приговор, знаете ли.

А вот додумать про небо Ташка не успела. От жуткого крика снаружи портфель выпал у нее из рук, подняв облачко пыли. Сразу стало видно усердие, с которым училась в школе Ташка.
Первой мыслью было, что это все из-за ее еще и не начавшегося колдовства, и вообще-то сначала ей голос бабушки почудился, но она так рычать не умела и вообще старалась избегать крика. Девочка впопыхах зыкнула молнией, закрывая книгу внутри,сунула все сразу в фикус и, как ни в чем не бывало, вышла в коридор. Невинно хлопая глазами, она приближалась к двери, из-за которой раздавался жуткий скандал и все боялась различить среди ругани свое имя или что-то насчет поступка своего.
Ощущение похуже, чем когда директор называет тебя среди остальных хулиганов, разбивших окно в спортзале. Может, потому что в школе-то по заслугам, а тут даже и не сделала ничего. Пока. А уже ругаются. Однако, имя ее так и не прозвучало ни у рычащих незнакомцев, ни у холеного крысавчика, ни у гадливо шипящего товарища.

Ташка и расслабилась бы, да куда уж там. Столько дел...Яйцо, перо и небо, и поцелуй....стоп было ж три аргумента, тьфу, то есть артефакта, три вещи, то есть... Стало быть, поцелуй неба - это как-то даже поэтично звучит...А вот поцелуй яйца и поцелуй пера ну совсем не из этой оперы.
Надо было бы сходить к ближайшему гнезду - уж Ташка все их наперечёт знала - да боязно было, после таких-то посетителей.

Попросить перо, даже если и у коднара, было делом пострашнее первого. Оставался поцелуй неба. Уныло проковыляв на кухню, девочка подошла к окну, помялась, сложила губы трубочкой и скривившись, как от касторки, чмокнула холодный воздух и подставила щеку. В голову закралось сомнение. А вдруг яйцо с пером просто требовалось запульнуть хорошенько в небо, чтоб не только поцелуй, но и объятия с ними приключились... Озадаченная девочка стянула еще пирожок, да так и застыла с ним у окна, изредка оглядываясь, да присматриваясь невольно - не валяется ли где перо, да уж и яйцо за одним, чего греха таить.
  • Это просто прекрасно! Замечательная девочка ^^
    +1 от Лисса, 09.11.16 09:54

ссылка
Утро хмуро пялилось в окно, словно вызывая очнувшегося от пустого сна мужчину на поединок, испытание жизнью.
Начиналось оно привычно, с обычных своих каждодневных забот, непрекращающихся вопросов, требующих немедленного решения, с визита к матери и трехминутного разговора о погоде.
Утро передало эстафету полуденным занятиям, предсказуемым и потому движущимся по инерции, подражая тусклому необщительному солнцу, что плыло по небу изредка появляясь среди бледно-серых облаков. Похоже, грозы сегодня не предвидится...

Что-то сломалось в сознании немногим позже. Одним щелчком, болезненным и кратким, меньше секунды. А потом затихло и продолжилось, только в груди так и осталось неуютное ощущение, будто какой-то важный момент уже не вернуть, будто перестали тикать большие каминные часы, звук которых оттенял всю суть существования.

Жизнь шла, отмеряя тихими шагами драгоценные минуты спокойствия, ровно до нарисованной бурым черты, когда в кармане затрещал оставленный на вибрации мобильный.
Сквозь пелену шумевшей в висках крови и меркнущего сознания доносились до слуха Меткалфа детали случившегося. Разговаривала с ним его собственная мать, но никогда еще ему не приходилось в таком нежелании, в такой бессильной ярости слушать родной голос.

Около сорока минут назад цепочка из тринадцати выстрелов окрасила стены столовой в школе, где учились дочери Тони, в невинно-алый, в плачевно-бурый и жутко-красный, унеся жизни двенадцати детей и учительницы. "Это какая-то ошибка" всё повторяла мать, никак не смиряясь с услышанным, произнесенным из собственных уст. "Они обе были там, Тони. Они обе...".
Запиликал тревожной мелодией телевизор над стойкой, те же слова, родные улыбчивые серые фото-лица в составе тринадцати, траурная ленточка, дрожащий голос холеного диктора.
Заплясал под стойкой телефон, настойчиво, даже сердито приглашая ответить, подоспел старший бармен, выслушал с вытянувшимся лицом, передал трубку, откуда тотчас полился вежливый, чеканящий слова и старательно избегающий подробностей голос офицера Смитсон, приглашающий прийти для освидетельствования....слово-то какое, терминология, мать ее... опознания тел.

Все эти пиликанья, рыдания, вибрации сливались в один непрекращающийся кошмарный звук - белый шум искалеченной души. Гулкий размеренный стук прекратил его на мгновения - со второго этажа прыгала, считая ступени, тяжелая старинная монета. Путь ее окончился возле ног Меткалфа. И снова заполнил пространство щемящий сердце безжалостный белый шум.
резюмирую: в ходе стрельбы, открытой во время ланча в школе одним из учеников, погибли дочери Тони. На данный момент его ждут в полицейском участке.

ДЕДЛАЙН 11.11
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 09.11.16 04:17
  • Трагичненько.
    +1 от masticora, 09.11.16 05:16

ссылка
– Не курим, – издевательски осклабился вожак, а стая его покатилась со смеху, который в принципе не умолкал еще с прошлых комментариев.

В темноте, отделявшей сарай от дома не было никаких признаков жизни или смерти – обычное место жительство рядового смотрителя или охотника, решившего покончить с городской жизнью человека. Попасть в дом можно было только через улицу и там тоже ничего не изменилось, лишь воздух словно напитался сыростью с привкусом дыма – заметно похолодало и дождь стоял на пороге, ожидая удобного момента, чтобы случиться.

Дверь в дом распахнулась, словно подошедших ждали. Как выяснилось, так оно и было – бугай, тот самый, выходивший отлить, едва заметно кивнул на вопрос главаря «Всё готово?» и улыбнулся окровавленными зубами, дико и неприятно. Однако это все ускользало от сознания, ибо оно сосредоточилось на ином – стоило открыться двери, в лицо ударил теплый металлический ни с чем не сравнимый запах крови, гнилая, напитанная страхом вонь гибели, насилия, сдобренная щедро ароматом серы.
Запах собственной блевотины, перепрелого сена, навоза и свежеспиленных досок теперь казался непередаваемо великолепным, почти желанным.

Представить, что творилось там, не составляло теперь труда, но даже самое смелое воображение не смогло передать пиздец, который увидел Тайлер, стоило двери из маленькой прихожей впустить байкера внутрь.

Краем глаза он тотчас отметил брата и сестру. Те были живы и даже не связаны, сидели рядышком в центре просторной комнаты.
Однако большую часть внимания отвлек на себя стол, длинный, добротный, деревянный. Окровавленная столешница крытая белыми скатертями с вышитыми красными узорами, представляла собой остатки былого пиршества – обглоданные человеческие черепа с пустыми глазницами, чинно лежавшие на тарелочках пальцы, крошечные, детские, и взрослые, заскорузлые, с грязными ногтями; ступни невеликих размеров, обглоданные куски тел, едва очищенных от одежды; наполовину объеденная голова, раскрытыми в ужасе мертвыми глазами взирающая на вошедших – льняные рыжие волоы, тонкая шея, нежная кожа, юные припухлые губы – девчонка была в самом расцвете, едва закончила школу. Как Элли. Мысли переключались самостоятельно, жонглируя образами.

– Добро пожаловать! – хохот собравшихся был невыносим. Затошнило. Желудок свернулся узлом, напоминая, что блевать больше нечем. Запах крови и смерти выиграл эту битву и Тайлера скрутил спазм, который, лишь исторгнув желчь, оставил его в покое.

Хохот стал громче, Тони заплакал и закрыл уши ладонями, Элли принялась его утешать, хотя бледная кожа щек и безумные неживые глаза уже попрощавшегося с жизнью человека ясно говорили, что утешать надо ее саму.

Вместе с бугаем, оставшимся за дверью, каннибалов было девять. За столом, откинувшись на стулья с резными толстыми спинками восседали те двое, что привели сюда детей. Компанию им составляли близняшки – эффектные брюнетки смотрели на Тайлера как на местного героя – хищно, с проникновением, стараясь охватить заинтересованным взглядом его внушительную фигуру сразу и целиком. Одна даже облизнулась и чуть облокотилась на стол, сверкнув объемным декольте, то ли с целью разглядеть его поближе, то ли ради возможности этот самый бюст продемонстрировать. Ее сестра, обсасывая окровавленные пальцы, поднялась и, сопровождаемая ненавистным взглядом соперницы, развязной походкой двинулась навстречу вошедшим. Затянутые в кожу ножки зацокали каблучками, в такт которым полились мурлыкающие слова.
– Так–так, кто тут у нас? Это тот самый?
– Детка, не сейчас, – одернули девушку из–за спины, напоминая Тайлеру, что за ним все еще следует опасное сопровождение.
– Уу, – девушка капризно надула губы, – может, он голоден! Я хотела предложить…
– Заткнись, ладно?
– …ему себя, – сверкнув ослепительной улыбкой, омраченной лишь свежепролитой кровью на зубах, она не вернулась за стол, а, выразительно огорчившись, подошла к детям, за подбородок подняв голову Элли, повертела ею и осталась, видимо, довольна. Та в ответ огрызнулась, дернулась, чем снова вызвала только смех.

Смех, смех… Ничего кроме смерти и смеха не было здесь, ровным счетом ничего.
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 30.10.16 03:09
  • Умеет Мастер нагнетать, жалко что не в моей игре.
    +1 от masticora, 30.10.16 05:52

Безусловно старина Дейв не отказал. Сомнения в его щедрости, если и возникали поначалу, полностью улетучились, стоило товарищу протянуть ладонь, увенчанную тройкой обручальных колец на безымянном пальце, по количеству браков, к блестящей трубке стационарного телефона, сделать пару звонков и затем угостить Итана кофе и целой коллекцией непринужденных историй, дабы скрасить его мрачные мысли и не дать разыграться фантазии ровно до того момента, как в кабинет заглянул суетливый, низкорослый человек неопределенного возраста, имевший за в простой холщовой сумке пухлый пакет с нужной суммой.

После этого шутки отступили на второй план, затем исчезли вовсе и вскоре операция была обстряпана, как нельзя лучше. Сопровождающие нашлись. Решено было вступать в игру, если по прошествии получаса Итан не появится на горизонте один или с дочерью. Местность возле завода просматривалась на довольно большом расстоянии вокруг и потому наблюдать с близких позиций, не обнаруживая своего присутствия было проблематично.
За похитителями потому решили ненавязчиво проследить, во что бы то ни стало и при любом опять же исходе. Планы обсудили сухо, отстраненно, будто бы речь шла о ком-то другом.

***

Покрышки уже около пяти с лишним минут умиротворяюще шуршали по гравию. Заброшенная площадка при заводе считалась невыгодной для вложения в нее каких-либо средств. Потому на асфальте сэкономили и в радиусе нескольких миль вокруг. Здание пришло в негодность и годилось теперь под снос. Забор, которым когда-то оно было обнесено, превратился в угрюмо торчащую полуразрушенную стену не выше полутора метров, оборванную и неприглядную, да и к тому же абсолютно не поддерживающую свою главную функцию.
Широкий проем без каких-либо преград впустил бы Итана на территорию каменного мешка,с высоким, метров в десять, потолком. Разглядывать ангар, в который превратилось здание завода, по нынешним меркам, скорее цеха, чем цельного предприятия, оказалось некогда. В центре огромного зала, посреди битого кирпича и прочего мусора шевелился упитанной гусеницей обычный туристический спальный мешок. Тело внутри было маленьким, что отлично угадывалось по силуэту и пустым свисающим краям взрослого спальника.
Неподалеку находился стул с примостившимися на нем наручниками,а в остальном следов присутствия похитителей не обнаруживалось.

(Далее читаем, если Итан входит в зал с намерением вручить выкуп, поскольку на данный момент он наблюдает картину через широкий проем. Из заявки не поняла, стал бы он это делать или нет)
ДЕДЛАЙН 24.10
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 22.10.16 05:55
  • Очень интересная завязка, нравится)
    +1 от Akkarin, 29.10.16 00:00

Вожак, казалось, оторопел. Его мерзкая рыхлая физиономия, изъеденная следами от оспин, приблизилась излучающие затаенную тихую злобу глаза из–под нависших сдвинутых бровей вдруг зажглись нехорошим таким огоньком, совершенно по–другому взирая на Тайлера. Он выглядел изумленным и польщенным одновременно, рассматривая байкера словно неведомую зверушку, казавшуюся поначалу обычной, но потом вдруг заговорившую.
– Подожди–подожди, – не отрываясь от созерцания, он жестом остановил уже занесшего кулак подельника. – Да ты крепче, чем кажешься, человек, – усмехнулся в задумчивости, прикинул что–то и заявил, – Хм…Так даже интереснее…

– Ноги, – одного взгляда было достаточно, чтобы веревки, срезанные, освободили щиколотки. Блаженство растекалось по скованным суставам медленно, вместе с волной мурашек. – Не надо, – наручники остановились на полпути, так и не щелкнув на едва пришедших в норму запястьях.
– Пусть идет сам, держи его под прицелом. Стреляй по ногам. Этот нужен живым, – он вдруг расставил картинно руки, затянутые в обычные кожаные перчатки без прикрас, и в полупоклоне указал на выход, – Прошу вас, как мужчина мужчину, проследовать к нам на огонек, – за спиной ржанул один из его дружков, следом подтянулись и другие.

Как ни странно, ноги двигались без затруднения, но вот боль в голове и лице тупым стуком отзывалась при каждом даже самом осторожном шаге. В теле, казалось, навечно поселился озноб, согреться не удавалось даже яростью. Зато придавал сил крик Элли. Она опять угрожала похитителям, надрывно и отчаянно.
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 28.10.16 12:22
  • Лучик света в тёмном царстве) Шкала морали чуть покачнулась в положительную сторону)
    +1 от Dredlord, 28.10.16 15:55

У мамы была замечательная фарфоровая чашечка, покрытая голубой глазурью и была она последней в своем роде, единственной сохранившейся из старинного прабабкиного сервиза на шесть персон. Мама пила из нее чай и приговаривала, что чувствует себя княгиней, не больше - не меньше.

Ташке, конечно, было любопытно, что такого в этой крошечной голубой чашечке и действительно ли она делает людей князьями.
Когда она стояла над осколками чашечки и волна жара поднималась от сердца к щекам и дышать было трудно и больно, а внутри что-то замерло и плакало, ей было страшно, почти как сейчас, когда она забыла напрочь телефон Игоря. Забыть этот единственно важный для нее номер было невозможно, но она все-таки зря напрягала теперь свою память - ничего похожего не выходило, цифры щекотали ее изнутри и никак не складывались, мерзко, издевательски хихикая. В досаде, в обиде сжала Ташка книгу-предательницу. Дружить с ней больше не хотелось, но это как встать в огромную очередь - на середине обязательно захочется уйти, но будет жаль уже потраченного времени и сил и придется стоять до конца.

Не такой ценой хотелось ей подружиться с магией, и Ташка насупилась, обиженная, не зная, что попросить, готовая уже буркнуть, что ничего-то ей от подобных обманщиков не нужно. Но путь был пройден и возвращаться назад было бы долго и бессмысленно, да и в жертву она принесла самое дорогое - дружбу и общение на равных, дельные необычные мысли и возможность говорить, не будучи высмеянной - и потому, смахнув готовую пролиться прямо на книгу слезу, Ташка прошептала "Хочу научиться магии" и тут же вздрогнула, но не от собственной дерзости и не от сбывающейся мечты, а потому что ее наконец заметили.

Ташка вытянулась в струнку, лихорадочно соображая, куда спрятать книгу,не сразу вспомнив про рюкзак.
- Уроки делаю, - елейным "какнивчемнебывальным" голосом промямлила она и, спрятав книгу в сумку, выбралась из-под фикуса. Впрочем, тут же выцепила голодными глазами груду пирожков и спустя мгновение, поедая первый, забыла все свои беды, серым пепельным налетом еще покрывающие ее мысли, но уже где-то на далеком фоне.
  • Молодец! Милая девочка мило делает уроки. Отлично. :)
    +1 от Лисса, 25.10.16 19:44
  • Уроки, ага)
    +1 от Joeren, 25.10.16 20:08
  • Переход от чашки к номеру телефона виртуозен
    +1 от Panika, 26.10.16 13:04

- Блять... - прошептала Элли и в этом слове было всё самое страшное - отчаяние, предчувствие беды, страх, несбывшаяся надежда.
Она вовсю старалась, скользя стянутыми запястьями по острой стали шипов, срывалась, пару раз вскрикивала, порезавшись, хлюпала носом, но не произносила более ни слова. Изредка приходилось ей остановиться, когда мышцы, казалось, разорвутся от натуги и тогда Тайлер слышал лишь ее прерывистое дыхание. По каким-то едва уловимым звукам, которые складывались воедино с трудом, он догадывался, что девушка плачет, тихо, стараясь не выдать себя, продолжая резать веревки, но по–прежнему сохраняя молчание.
Несколько раз она тянула запястья в стороны, чтобы источенные узлы наконец подались, лопнули, но заветного щелчка так и не послышалось.

Тайлера рвало кровью. Искалеченный разбитый вдребезги нос щедро кровоточил, а нестерпимая головная боль находила выход в тошноте. Легче не становилось, но сознание больше не стремилось отключаться, давая отдых от страданий. Казалось, стало только хуже.
Зрязрязря – терлась веревка, бесцеремонно дергая его из стороны в сторону. Зрязрязря – хрипело, отчаянно зудело в голове. Зря, все было зря, Тайлер…
– Всё зря, – откликнулась Элли и стало понятно, что все это время именно она повторяла, вбивала в сознание грустную мысль, которой было сложно и больно сопротивляться.

Детёныш за стенкой, человеческий ли, козий ли, к тому времени затих, перестал плакать и Элли нервничала, раз за разом звала его по имени, не слыша ответа, звала громче и снова прислушивалась к тишине.
Безудержное веселье за стенкой умолкло внезапно, как и случается чаще всего самое дурное. Наступило звонкое беззвучие, когда, казалось, лопнет что–то в голове, когда каждый шорох провоцирует страх и готовность быть начеку. В этой–то полной тишине и слышалось мирное сопение где–то за тонкой деревянной створкой – плачущий козленок уснул.

Элли вновь принялась стирать веревки о шипы, по которым уже едва попадала дрожащими от напряжения и страха руками. Однако у нее будто открылось второе дыхание, словно то были последние двадцать метров десятикилометрового забега. Изредка приговаривая что–то матерно–подбадривающее, она оборвала свой первый крупный кусок веревки и для проверки снова принялась дергать ею.
За этим занятием ее и застали шаги, взбудораженные, ничего хорошего не сулящие голоса неутешительным количеством, тревожный резкий звон замка и цепей, яркий луч фонаря, нескольких фонарей и плач проснувшегося ребенка.

Вошедших было шестеро, причем главаря Тайлер вычислил сразу. Тот вальяжно прогуливался вдоль их крошечной тюрьмы, затем встал поотдаль, наблюдая и короткими взмахами глока указывая остальным, что делать.
Так, один – весьма невысокий, но кряжистый мужик в растянутом свитере и безразмерных джинсах – отправился в примыкающий сарай, подсвечивая себе путь фонариком. Дверь оказалась в трех шагах от связанной парочки. Оттуда он показался скоро. На плече барахтался и сучил ногами мальчишка, растрепанный, в грязной одежде, щурящийся от яркого света, с кляпом во рту и связанный по рукам и ногам. Увидев Элли, тот зарыдал и забился. Она в свою очередь закричала не своим голосом, точно рассудком помутилась:
– Пустите его, суки! Я вас всех убью, глотки вам повыдераю, если тронете его, ааа! – Тайлера сильно дернуло в сторону, когда уже знакомый ему рычащий громила, рывком схватил Элли за волосы и приподнял от земли, вытягивая словно на дыбе суставы связанных за спиной рук.

Еще один рывок и запястья, сцепленные и неразлучные, наконец расстались. В ладони у звероподобного мелькнул внушительных размеров нож. Вцепившись Элли в волосы, он обнюхал ее, втягивая воздух шумно и с наслаждением, заломил руку так, что она снова закричала, и повел вон из сарая вслед за ее братом, извивающимся и мычащим до боли в горле.

– Этого тоже, – коротко буркнул вожак, – Повеселимся, – нехорошая ухмылка спровоцировала смешки.
Тайлеру должно было польстить, что за его персону взялись аж трое крепких мужчин. В руке у одного из них мелькнули наручники, у другого нож, которым тот, судя по направлению, собирался резать веревки, стягивающие щиколотки. Третий держал наготове обрез. Все четверо оставшихся торжествовали и злорадно ухмылялись, предвкушая скорую расправу.
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 26.10.16 00:21
  • Очень хорошо,в присущей этой сказке мрачноватой манере.
    +1 от masticora, 26.10.16 04:57

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Скользкая змеюка)
    +1 от Dredlord, 19.10.16 23:27
  • Ну и тебя, конечно, отмечу. Прекрасная партия
    +1 от Tira, 24.10.16 12:11

Маленький козленок снова плакал–жаловался в темноте, голосок его то отдаленный, то совсем близкий в совершенной гармонии звучал здесь – в пропахшем сырой соломой сарае. Порой звук этот как–то причудливо сливался с обычным детским плачем и раздваивался, усиливаясь, и превращаясь в два голоса разом. Однако все это казалось иллюзией, игрой воображения, да и дела вскоре нашлись поважнее.

Руки при попытке движения скололо тысячью мелких иголочек, тепло нехотя возвращалось к ним вместе с чувствительностью, болью и ощущением чужой влажной жаркой кожи, упирающейся в ладони. Это влажно–жаркое вцепилось, оказывается, в его пальцы, то сжимая, то разжимая их что есть силы.
– Тайлер, очнись, приди в себя, Тайлер….– плачущий голос ненадолго вернул его в сознание, угрюмое, напитанное болью, безразличное.
– Сука, да скажи что–нибудь! Надо выбираться, – голос Элли отчего–то был полон энтузиазма. Что это? Шок? Наивность? Нежелание сдаваться?
– Я слышу, как мелкий плачет. Ты тоже? Или это ёбаный глюк? Тайлер, твою мать!
Элли принялась дергать руки изо всех сил, словно это не затягивало узлы еще сильнее, а помогало ей высвободиться. Словно она знала какую–то тайну или прочитала книгу «Дергайся как эпилептик или Секрет крепкого узла».
– Тебе очень больно? Господи, да ответь же ты мне! Надо выбираться. Они обещали подготовить ритуал и вернуться. Сатанисты хуевы. Тайлер, давай, надо что–то придумать, – она и плакала и злилась, в остервенении дергая рукам, и и стало вдруг ясно, что Элли нипочем не оставит мужчину в покое.

Жалобный тоненький голосок снова раздался из–за стены. Он хоть и был отдаленно похож на блеянье, все же оставался плачущим позывным ребенка.
– Вот! Снова! Слышишь? Ты слышишь?
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 24.10.16 00:29
  • + за попытку растрясти угрюмого байкера.
    +1 от Dredlord, 24.10.16 02:10

Прекратив вылизываться всего-то на пару секунд, кот в крайнем недовольстве обратил свое внимание на говорящего с ним человека, скривился презрительно, вернулся к своему нелегкому делу, но сквозь шершавые покряхтывания языка о шкурку послышалось весьма любезное "Мрррмрмяяу", закончившееся на протяжной высокой ноте.

- Ой, ну надо же, какая честь! - вовсе без иронии заметила цветочница и плюхнулась обратно на стул.
Близнецы, пользуясь тем, что их никто не гонит, пристроились подальше от двери, словно их могло засосать в проем и выплюнуть прямиком в их домик. Благоговея, они уставились на мисс Рози во все глаза, словно такой явный восторг мог смягчить ее сердце и навсегда дать им возможность стать в царстве цветов желанными гостями. Подталкивая друг друга и улыбаясь, словно безумцы, они сохраняли невероятное для самих себя молчание и внимали каждому слову своего бледно-розового божества.

Вопрос показался мисс Уайт печальным. Именно такой сделалась она, стоило ему прозвучать.
- Ответ очевиден, милая. Я поставляю в больницу Кэрролла цветы. Бедняжки, они так любят мои беленькие розочки. Говорят, что целыми днями только и занятий у них, что перекрашивать их в красный, чтобы хоть как-то угодить этой вредной мисс Куин. Беспардонная женщина невзлюбила меня с первой секунды знакомства, представьте себе!

Мисс Рози Уйат в крайней задумчивости погладила кота, отчего тот, недовольно заурчав, принялся мыться заново.
- Сизифов труд, мой рыжий друг, - рассеянно улыбнулась цветочница, - я все равно снова поглажу тебя, как только ты закончишь.

Она вновь сделалась задумчивой, вспоминая, о чем шла речь.
- Иногда мне кажется, что она всех нас не прочь запереть в палате, как это случилось с беднягой мистером Хэтом. Ах, что это был за мужчина! Вскружил бы вам голову, а потом пошил бы на нее шляпу. Видели бы вы его теперь....

Близнецы страдальчески закивали и даже кот, прекратив мыться, скорбно уставился в даль.
за время перемещений по комнате, ни один из персонажей в зеркале не отразился

ДЕДЛАЙН 16.10
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 13.10.16 03:56
  • Очаровывающая подача сказки. Вот каждый пост
    +1 от Tira, 20.10.16 00:15

- Сейчас, сейчас...- забормотала Ташка, листая книгу и оглядываясь на фикус. Кухня пришла в отличное настроение, жильцы продолжали отвлекаться разговорами, что безмерно радовало девочку. Никому до нее не было дела - такое вот своеобразное счастье для малолетнего шкодника.
Если еще минуточку ее никто не заметит... и еще минуточку... и еще... Ташка жадно листала книгу, разочаровываясь в написанном. Все-таки надо было заниматься английским, как того требовала мама...
Ах, ну вот! Вот же! Нормальный язык, наконец.
Сейчас,сейчас...
Она вновь, извиняясь, поглядела на фикус. Тот принимал участие в ее нелегком шалопайском предприятии и невозможно было его за это не уважать. Ташка подмигнула растению и вгрызлась в понятные русскому глазу строки с таким упорством, с каким еще не читала ни единой книги в жизни.
Разве что про Тома Сойера...Ну и про Карлсона, когда еще в школу не ходила. Да и Пеппи незаслуженно обидела, прямо сказать.
Историческая справка: Читать Ташка научилась в четыре года и первое время книги занимали все ее свободное время. То есть всё время, потому что свободным оно было полностью.
А потом взрослая жизнь, школа, рутинное бытие... система, одним словом... И читать стало некогда и неохота. До сегодняшего дня.

Перечитать пришлось трижды, потом еще пару раз для закрепления и все это время Ташка машинально водила рукой по карманам, прикидывая, что важного можно предложить в обмен... Еще был портфель, но ничего важного, а уж тем более сокровенного там не имелось. Учебники, тетрадки - скука...
И тут Ташку осенило - трофей! Был у нее трофей, выиграла который в нелегкой схватке с мальчишками из шестого "б". Спор был дельный - снять с дерева, единственного в их школьном дворе, намотанную кем-то веревку с привязанным к ней грузом неизвестного происхождения по причине замотанности его в пакет. Располагался груз на уровне третьего этажа и была версия, что заброшен был туда тем же образом - с третьего этажа расположившейся рядом школы.

Конечно, Ташка дурочкой не была и смекнула, что мальчишкам просто боязно было лезть по хлипким веточкам хлипких питерских растений ради какого-то таинственного пакета на веревочке и они хладнокровно и коварно вызвали на слабо девчонку, что было даже для столь сопливых джентльменов просто-напросто подло. Однако магическое "слабо" свое дело сделало и Ташка, поплевав на ладошки, с видом невозмутимым полезла, под одобряющие крики нетоварищей и неодобряющие крики учителей с каждого из трех этажей.
Было боязно и в какой-то момент она чуть было не сдалась, но заклинание "Слабо" было посильнее любого страха. И кто его только придумал?!
Да и задержаться верхом на заветной веточке,держа в руках добытое, под любопытствующие крики трусливых подстрекателей, было верхом блаженства. Ташка до сих пор с теплом в животе вспоминала тот торжественный момент и ликование.

В пакетике, перевязанном веревочкой, был крошечный, с ее ладошку, блокнот. "Мои мысли" гласил неровный почерк на заглавной странице и дальше шли исписанные таким же почерком страницы, почти до конца блокнота.
Мысли были разные, но простые и понятные - о дружбе, о книгах, о сомнениях в необходимости учебы - ее любимое. А самое интересное было в конце - "Позвони мне, нашедший мои мысли, болтающимися на дереве" - соблазнительная надпись подобно кэрроловскому "Выпей меня" да "Съешь меня". Ташка незамедлительно позвонила, стоило ей, запыхавшейся, уходящей от преследования любопытных неджентельменов, оказаться в одиночестве дома.

Владелец блокнота оказался старше ее едва ли на пять лет, он представился Игорем и очень обрадовался, что его мысли, которые "повесились от собственной бесполезности", все же были спасены. И еще он так и думал, что блокнот найдет кто-то ее возраста, потому что ветка другой возраст не выдержала бы. И напоследок Игорь похвалил Ташкину любознательность и удивился, что она сначала прочитала мысли, а уж потом набрала его номер. С тех пор они иногда созванивались. Строго говоря, звонила всегда Ташка, но общались они подолгу и как будто на равных.

Этот самый блокнот она носила с собой в школу, боясь оставить дома, да и еще, к тому же, там был номер Игоря. Она помнила его наизусть, но цифрам в голове доверять не стоило.
Его-то она и вспомнила, как самую сокровенную свою вещь, по всем критериям. Критерии сокровенной вещи: она важная, никто о ней не знает, жалко отдавать, даже ради еще бОльшей тайны.

Однако думать долго Ташка не любила и потому блокнот медленно и тихо был выужен ею из портфеля, а следом и губы зашевелились, произнося заветные слова.
Хорошо, что был фикус. Его поддержку девочка ощущала всем нутром, спиной и одним плечом. Растение точно заслужило пирожок. А вот она - вряд ли.
Виновато посмотрев вокруг, Ташка вперилась в книгу, ожидая эффекта.
приложила блокнотик к книге - сокровенная вещь, стало быть
слова шепотом сказала
фикус не накормила
  • Хорошая история. Складно написано, легко читается, флэшбэк отменный.
    Круть.
    +1 от Лисса, 18.10.16 15:31
  • Здоровская история!
    +1 от Joeren, 18.10.16 19:02

ссылка
Огонь так и не открыли. В нем, казалось, отпала всякая надобность, когда здоровяк вдруг остановился и выбросил вперед руку с ружьем. Крик его еще долго потом звенел в ушах - мощный энергетический толчок, он один, казалось, был способен убить человека.
Все произошло слишком стремительно. Голова решила расколоться пополам, а нос, бедный, всё претерпевающий, уже чуть кривой нос, второй раз за последние пару часов подвергшийся нападению твердых предметов, взорвался адским пламенем, будто голову Тайлера разок обмакнули в котел на пробу, чтобы точно решил, стоит ли побывать у дъявола в гостях или пока повременить.

Ружье, выполнившее свою миссию, нашло пристанище на мягком пузе у Бобби, но Тайлер этого уже не увидел. Следом за внезапной вспышкой боли наступила тьма и лишь надрывный крик Элли раздавался посреди этой чернеющей пустоты еще долго, все повторяясь, словно заевшая пластинка.

***
Сознание вернулось запахом, теплым, живым, безобидным. Пахло животными, навозом, сеном и свежеспиленным деревом. Сложный аромат под названием "Мечта фермера" то накатывал, то отступал, по мере того, как возвращалось и вновь пропадало сознание.

Следом явился звук. Необъяснимый. Ему не находилось аналогов, пока вновь не пробился сквозь раздробленный нос теплый деревенский, домашний запах. Блеяла коза. Нет, козлёнок. Слишком уж жалостливый и тонкий голосок получался.

Картинка так и не пришла. Открыв слипшиеся от спекшейся крови глаза, Тайлер столкнулся лицом к лицу с тьмой. Она слишком долго ухмылялась, разглядывая соперника и не сразу сжалилась, позволила рассмотреть слабый серебристый свет, с трудом находящий щели в досках, трогающий сухую траву и ласкающий что-то белое на расстоянии пяти вытянутых рук, а может и вовсе в нескольких десятках метров - изображение искажалось, а глаза уже успели устать. Хотелось закрыть их и снова падать, падать в темноте.

И вот тут незваным, ненужным, чересчур надоедливым гостем заявилась боль. Невыносимой ломотой, стучащей в висках и жаром отдающейся в лице. Казалось, если сейчас кто-нибудь дотронется до носа, он умрет от болевого шока на месте. Шевелиться и проверять не хотелось. Рук и ног почему-то не было. Однако на слабую поверку руки оказались сзади и расцепить их не удалось. Значит, связаны. Тайлер сидел, несмотря на слабость и озноб. Значит, привязан к чему-то. Это "что-то" тряслось и вздрагивало, было мягким и относительно теплым. Значит, живое.
- Тайлер, - за спиной, почти в самое ухо раздался смутно знакомый голос, тихий, со слезливыми нотками, - Тайлер, - ничего сказать знакомый голос не мог или не собирался.




Весь жар ушел из тела и сконцентрировался в лице. Озноб, испарина, руки связаны, ноги тоже, затекли, спиной привязан к кому-то еще, по всей видимости, Элли.
Лицо - одна сплошная боль. Хочется пить. Болит голова и клонит в сон.
Вокруг нечто вроде сарая. Темно, почти ничего не видно. Сколько прошло времени - непонятно.
Вещей не наблюдается поблизости. Может, есть, может, нет. Оснащение сарая (?) неясно.
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 18.10.16 13:07
  • Эээх. Не будет Тайлер больше радовать девочек своим смазливым личиком)
    +1 от Dredlord, 18.10.16 13:33

Погода снаружи не имела ничего общего с тем штормовым безумием, что творилось ночью. Не смотря на раннее утро, солнце ласково грело всех, кто решался выбраться из палатки. Таких, к слову, было немного. Видимо, подавляющее большинство ночью все же плевать хотело на непогоду и отдыхало привычным способом.
Праздно шатающиеся фигуры тоже не вполне проснулись. У них ведь не было столь сильно дающей по мозгам мотивации.
Похоже, только у девушек и организаторов сейчас были дела поважнее, чем добрести до биотуалета.
Последние уже занялись починками разного характера - от проводки (безусловно, не своими силами) до восстановления упавших щитов с распорядком работы лагеря.

- Брук-Брук-Брук, детка, солнце, лапочка, дай закурить. Ни одной сигаретки у меня, всё намокло, всё пропало, - юноша, стремительно двигавшийся в сторону Брук с душой Мойры, был нечесан и вид имел словно после тяжкого приступа гастрита - бледное с зеленоватым оттенком лицо и темные круги под глазами. Однако общения пареньку казалось мало, он стремился приобнять девушку, считая, что так ему гораздо быстрее перепадет желанная сигаретка.
При ближайшем контакте сомнений не осталось, он точно был болен - воняло от паренька совершенно так же, как от пережившего внезапный приступ рвоты.
- Здрасте, - оценив спутницу Брук беглым взглядом вверх-вниз, он тут же потерял к ней интерес. - Пойдем, чё покажу... - интригующе подергав бровями, промурлыкал юноша.

Мойра с душой Брук смутно помнила, что не представившийся ей незнакомец вроде присоединился к ним вчера под вечер, то и делал, что стрелял у всех сигареты да алкоголь. А еще представился сыном "самого главного тут чувака", что безусловно не было воспринято всерьез, потому что у самого главного чувака детей не было.

Однако, пока длилась эта трогательная сцена и воспоминания путались в голове, по душу Мойры, то есть ее оболочки, тоже явились. Обход лагеря серьезными мужчинами с одинаковыми бейджиками завершился возле странной троицы.
- А вы, простите, тут не в качестве лектора? - совершенно незнакомый мужчина обратился к ней. - Мистер Карсон сказал, что поселил вас здесь. После шторма у нас многое расстроилось, к сожалению, - чуть понизив голос, доверительно обратился он к Мойре, - необходима ваша помощь. Через пару часов, когда все встанут, вы прочитаете свою лекцию, коротенечко, минут на сорок. Ответите на вопросы, подискутируете со зрителями. Ну что там обычно еще на лекциях происходит... А мы пока вернем все на места. Такая буря,знаете ли... Пойдемте, мы найдем вам новую одежду, по погоде, - деликатно не упоминая состояние костюма Мойры, он взял ту под локоток и принялся увлекать в направлении центра лагеря, к палаткам организаторов. - Пойдемте-пойдемте, времени в обрез.
ДЕДЛАЙН 16-18.10
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 16.10.16 02:40

ссылка
Небеса снова исторгли рокочущий предупредительный. В пабе всего за какие–то четверть часа сгустились сумерки, пришлось включать полное освещение. Часы показывали без двух минут пять, а клиентов всё не прибывало. Еще бы, вот уже четвертый день на их район обрушивался гнев Божий в виде беспощадной грозы, шквального ветра и внушительной силы грома.

– Ты посмотри, опять! – возмутился завсегдатай Хромого Ангела, Одноглазый Джерри. Вот уже две недели он приходил сюда каждый день сразу после полудня, засиживался до шести, когда честные труженики возвращались домой, напускал на себя усталый вид и брёл к своей благоверной, ожидавшей его с неизменной жареной курицей и гарниром из брокколи, который он терпеть не мог, но молчал, потому что вот уже две недели, как его уволили, и он боялся сказать об этом жене.

В самый первый день, когда гроза только заявила о своих правах, молния ударила в металлическую вывеску заведения, на что посетители,кто во что горазд, тут же привели с десяток примет разной степени тяжести. Соревнование длилось целый вечер и завершилось лозунгом «Дъявол выбрал это место!» За чем последовало «Звучит как тост! Да!».
На второй день после сообщений о восьми погибших в результате удара молнией, тост звучать перестал, но не забылся.

На сегодняшний день только самые рисковые или отчаявшиеся, как Одноглазый Джерри, например, отважились добежать до паба и освежиться пинтой пива. Рисковых оказалось двое и с первыми раскатами грома они поспешили удалиться.
Ничего! К вечеру народ соберется, как ни в чем не бывало.

Молния, осветившая фигуру в дверном проеме, сменилась взрывом оглушительным и мощным, будто то была не гроза, но поле битвы, взявшее начало прямо у входа в паб.
Отряхивая шляпу и обнажая только–только начавшую лысеть голову, вошедший коротко кивнул бармену, словно знакомому, на ходу бросил пару слов, неслышных из–за очередной грохочущей «ругани» снаружи, и расположился возле окна, водрузив шляпу на подоконник, сложив перед собой руки и уперев в них тяжелый ничего не выражающий взгляд.

Тони, совсем недавно спустившийся в зал, заметил, как бармен возится с кофемашиной, ставший в пабе чем–то сродни музейному экспонату, в том смысле, что пользовались ей также редко. Если бы не скрупулезная чистоплотность Робби, там давно обосновалось бы семейство пауков и украсило аппарат в своем стиле.
Тем не менее черный кофе без сахара старший бармен отнес именно тому джентльмену, что так и не снял пальто, надетое поверх делового костюма. Мужчина не шелохнулся, не приступил к напитку, а продолжал сидеть, глядя перед собой. Изредка его губы трогала улыбка и выглядело это жутковато, словно тот вел сам с собой диалог, о содержании которого оставалось только догадываться.

– Видал того типа? – улучив момент, прошептал Робби. Он прислонился к стойке спиной и создавалось впечатление, словно он разговаривал с подмигивающей красоткой на экране телевизора, рекламирующей спортивное питание, на которую он, впрочем, как раз и успевал с удовольствием пялиться.
– Четвертый раз приходит, заказывает черный кофе, сидит как истукан ровно три четверти часа, к чашке не притрагивается, потом встает и уходит. Ливень там, гром жахает, а он идет, как ни в чем не бывало. Псих.
Губы незнакомца дрогнули, расплываясь в улыбке. Он будто слышал весь разговор и теперь потешался над словами, произнесенными в его адрес.

Сам Тони видел мужчину впервые, хотя тот мог являться во время обеденного перерыва или когда ему приходилось отлучаться.
А незнакомец вдруг оторвал взгляд от стола и уставился в их сторону, точнее в сторону Меткалфа, без стеснения обводя его все снова и снова восторженным взглядом ребенка, увидевшего красивую конфету. Атмосфера сгущалась необъяснимо жуткая, даже Одноглазый Джерри, что–то почуяв, засобирался домой, несмотря на разразившуюся непогоду и отсутствие дождевика, а также рискуя вызвать лишние вопросы супруги.

Тем временем странный посетитель кивнул в знак приветствия и жестом пригласил Тони присоединиться к нему.
из посетителей в пабе только незнакомец

ДЕДЛАЙН 16.18.10
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 16.10.16 05:23
  • За правильное настроение и отличный музыкальный вкус.
    +1 от TellTale Heart, 17.10.16 19:39

ссылка

Дождь щедро поливал свежий холмик. Цветы и игрушки пестрели разноцветным месивом. Земля здесь была черная, под стать месту, но сейчас это невозможно было разглядеть. Пальцы все еще ощущали жирную влагу той её горсти, что комьями разбилась о глянцевую крышку маленького гробика. Ноздри улавливали сырой густой запах свежезарытой могилы, а губы никак не могли избавиться от холодного и твердого прощального прикосновения к детскому лобику. Чувства шли каждое своим путем, существовали отдельно друг от друга, никак не желая дать общую картину. В груды ныло от плохого предчувствия, от беды, нависшей над поникшими плечами. Вот–вот обретет эта страшная разорванная на несколько кусков картина название и назад пути уже не будет.
А пока он стоит. Стоит, поглощенный утратой, никак не собирающейся воедино…

Рваными хриплыми толчками исторгал свое утреннее приветствие будильник. Утреннее ли…
Тяжелая голова отлепилась от подушки с трудом, дрожащая ладонь и, прежде чем отключить, усилием воли заставила поднести экран к глазам. Болезненная вспышка и задохнувшееся сознание – два часа дня. Рабочего дня. Дня, когда он должен был вести дочь к дантисту. Свою живую дочь. Облегчение и ужас одновременно.

Пятнадцать пропущенных от жены. Ужас усиливается. Вчера был прощальный ужин, жена в полдень улетала в отпуск, одна. Выпили по бокалу хорошего шампанского, а голова сигнализировала как минимум о двух бутылках водки залпом и без закуски.

Автоответчик в гостиной кричал голосом благоверной, умоляя перезвонить и вопрошая тишину, почему она не отвечает.
– Господи, Итан! – такими словами начался кошмар в тот незабываемый день.

Краткий разговор с женой прояснил неутешительные детали. Уже в аэропорте ее настигло послание – классика жанра разнокалиберными буквами распластавшаяся по измятому листу А4 –в котором говорилось, что их дочь похищена и будет казнена (именно так– executed, not killed), если к вечеру миллион фунтов крупными купюрами не будет доставлен в заброшенное здание завода знаменитых банкротов Батлера и его сыновей, построенное в конце девятнадцатого и разрушающееся со времен смерти принцессы Дианы. Явиться предлагалось «без глупостей». Под глупостями предполагались поддержка полиции и сам звонок туда, появление в количестве более двух персон (двое персон – это непосредственно Итан и Эмили, его супруга), наличие оружия, скрытых камер и поддельных банкнот.
Вечер у похитителей начинался как раз после знаменитого «five o`clock tea», по самым смелым подсчетам через три с половиной часа.
Время после разговора с женой 2.15 (день)
Место - свой собственный дом
Состояние здоровья - как после ужасной попойки

Историческая справка: Заброшенное здание завода некоего промышленника Батлера и его сыновей когда-то располагалось за пределами Лондона, теперь же это почти Лондон, еще пара лет и здание снесут, застраивая новый район. Расстояние от дома Итана до завода сто двадцать миль.

ДЕДЛАЙН 16-19.10
+2 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 15.10.16 23:44
  • Ах, какое вступление!
    +1 от masticora, 16.10.16 02:51
  • Начало прям интригует!
    +1 от Akkarin, 16.10.16 22:39

Картина, открывшаяся взору новобрачной, оказалась неутешительной, мерзкой, полной отчаяния и страданий. Жители проклятого городка корчились в предсмертных судорогах от мала до велика, исторгая крики ужаса и боли. Матери не могли помочь детям, потому что сами, посинев лицом, со скрюченными в судорогах пальцами, извивались от свалившей их хвори. Да и болезнь ли то была... Супруги тянулись друг к другу, желая ослабить боль возлюбленного. Дети кричали страшнее всего, напуганные, не понимающие.
Прямо у крыльца билась головой о нижнюю ступеньку та самая малютка - ясные глазки заволокла пелена, изо рта сочилась слюна, а кровь почернела на разбитом лбе. Ручки,протянутые к Ане будто высохли, покрылись коричневой коркой, а волосы пучками оставались тут же, возле нее.

В щиколотку вцепились чьи-то пальцы и в высохшей фигуре Анна с трудом узнала ставшую похожей на мумию Эрлен. Волосы торчали редкими клочьями, в широко раскрытых глазах, больше не обрамленных пушистыми ресницами, было все то же страдание и, кажется, намерение.
Сиплые звуки исторгли почерневшие губы и пришлось наклониться, чтобы услышать, что она желает сказать:
- Умирают, вы сняли... Снова смертны.. И я...

Грохот прервал ее слова. Купол собора осел на раскрошившихся стенах и грозился рухнуть внутрь. Вокруг с той же завидной скоростью дрожали, осыпаясь, дома, истлевали на глазах деревянные постройки. Город исчезал, гнил, сворачивался, время словно обрело заново свою власть и вступало в права стремительно, безжалостно.
Звон колокола слабый, но протяжно-печальный в унисон с тоской в умирающих глазах Эрлен, пробудил в ней силу для последнего, самого главного,что еще требовалось сказать, даже ценой последнего вздоха:
- Беги, а то...

Смерть опускала занавес медленно,наслаждаясь богатой добычей - люди,столько лет избегавшие встречи с ней, наконец очутились в ее костлявых руках. Больше никто не кричал, не корчился. Притихшие навсегда, они истлевали до состояния ничто, рассыпаясь в прах, в пыль, белея костьми или вовсе превращаясь в мумий с открытыми в страшном крике ртами, скрюченными пальцами, в неестественных позах встретившими свою смерть.
ДЕДЛАЙН 16-18.10
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 16.10.16 06:01
  • За неожиданность!
    +1 от rar90, 16.10.16 10:07

Ташка присела-пригорюнилась под фикусом. Растение неизвестно как выстояло под натиском бури, но от него издалека попахивало крепким характером, что девочка учуяла сразу, и соответственно поспешила воспользоваться. За шиворот капать перестало, но стекало по-прежнему - медленно и мерзко. Обитатели квартиры продолжали нападать на строгую тётю, та крысилась и высокомерилась, но оборону держала.
И как раз в этот самый-самый скучный момент, может быть единственный, может он даже не скучный был, а так, равнодушный просто.. так вот именно в этот момент намокшей штанины коснулось чудо.
Глазам не верилось первые полсекунды, остальные пятьдесят девять с половиной, она осмысливала благоразумность поступка, оглядывалась пару раз с ничего не значащим выражением лица на жителей квартирки, старалась незаметно дотронуться хотя бы до уголка, чтобы задать книге правильное направление, а именно в аккурат в ташкины завидущие ручонки.

И наконец небеса сжалились над ней. Никаких небес тут, конечно, не наблюдалось, только осадки от них и остались, но взрослые так говорили и, с небольшой долей вероятности, не просто так.
В общем фикус прикрыл ее не только от дождя, но и от возможных взглядов. Ташка стремительно высунула руку, чтобы схватить намокшую книжицу с названием, от которого сладко ёкнуло сердце в первый раз, и в желудке потом продолжало трепетать что-то приятно-легкое, словно пирожное, которое еще не съедено, а дожидается тебя со школы в холодильнике. Ташка с нежностью вдруг вспомнила, что так-то оно и было. Сразу захотелось домой. Заодно и книжку почитает без лишних вопросов. Всего-то на денёк возьмет, никто и не заметит...

Однако любопытство перевесило. Воспользовавшись всеобщим секундным замешательством от последствий колдовства, которое по сравнению с эдакой завидной добычей, отвлекло внимание лишь первыми громоподобными позывами, Ташка быстрым, почти профессиональным движением пролистала первые страниц сто. Страницы делали приятное "тррр" и кое-где "фляп", мокро шлёпаясь, слипшиеся аж по целому десятку.
Дыхание перехватывало от опасности момента, а Ташка, вовсю тараща огромные глазищи, остановила наконец свое внимание на первой странице. О том, что творилось снаружи, она тут же забыла напрочь.

ну не шмогла удержаться, не шмогла, простите ребенка))
  • Хорошая милая ребятёнка :)
    +1 от Лисса, 13.10.16 16:26

– Ох, милая…. – сочувственно поглядела цветочница на девушку, – с какой же целью вас занесло к мистеру Кэрроллу? У него там такая тоска! Такая тоска! – она взмахнула руками в жесте заправской старлетки и заметно погрустнела. – Я бываю там единожды в неделю и после долго не могу прийти в себя, ах! Ну–ка, ну–ка…– ее настроение менялось, как погода в Лондоне, только с частотой в секунды, а не часы. – Посмотрим–ка…

Мисс Рози Уайт покрутилась перед зеркалом и так и сяк, после чего разочарованно констатировала:
– Я в нем не отражаюсь, вот досада! Давно не видала себя со стороны. Скажите…. – она приоткрыла ящик стола и извлекла оттуда большущее фото в дорогой оправе – абсолютную копию себя, – … я не сильно изменилась за прошедшие одиннадцать лет? – спросив, она застыла с непередаваемой томной и немного наивной улыбкой, точь–в–точь как на фото, дав Ню возможность сравнить.
– А на это не обращайте внимания, – все еще позируя, произнесла она одними губами, – это мой бедненький пусси–мусси, он все никак не соберётся с собой, как впрочем и со мной. Либо он тут, но без улыбки, либо улыбка без него. Только как он в зеркало забрался, хотела бы я знать?! Кс–кс–кс, милый, давай выбирайся, невежливо скалиться, если еще не поздоровался. Да что там такое?!

Она, встревоженная, прислушалась и тут же вышла. Из магазина не раздавалось, впрочем, ни звука.
– Вы полюбуйтесь на этих сорванцов, – в одной руке мисс Рози Уайт, эта чрезвычайно хрупкая барышня, несла одного близнеца, в другой – соответственно второго.
– Колотили в дверь, словно помешанные. Чего вам дома не сиделось?

Абсолютно красные, заикающиеся и в этих своих эмоциях похожие как две капли воды, братья заговорили. Как всегда, вместе.
– Мы вернулись…
– Вернулись, а там…
– Там кот…
– В зеркале кот…
– Жопа!
– Эй, тсс! Задница то есть.
– -Филейная часть, если быть точнее.
– Задняя филейная, из зеркала торчит.
– А все остальное…
– Нет его…
– Внутри, что ли?!
– О, вот… Э, смотри, – один подтолкнул другого и ткнул пухлым указательным прямо в зеркало, откуда подобно изображению 3D торчала теперь абсолютно серьёзная, даже чем-то недовольная морда того самого рыжего кота, да пара передних лап. Кот явно хотел пожаловаться на несправедливость бытия, но терпеливо молчал, ожидая, когда окружающие его людишки, не блещущие особым умом, сами догадаются.
– Ох уж… – не закончив фразу Рози Уайт потянула кота за передние лапы и с недовольным урчанием тот выскользнул из зеркала, как намыленный. То есть быстро и со звонким «чпок».

Вместо приветствия он принялся сосредоточенно вылизываться.
ДЕДЛАЙН 04 -07.10
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 04.10.16 14:29
  • Ох уж... эти близнецы)
    +1 от Tira, 11.10.16 15:29

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Ахах)) Меня определённо радует реакция и мысли Этери))
    +1 от Dredlord, 09.10.16 19:24

Ташкино сердце покатилось вслед за карамелкой, когда всего на один этаж ниже знакомо лязгнул замок. Она вся вытянулась в струнку, особенно напряглись уши. Дыхание пришлось приостановить, оно могло ее выдать.
К счастью, путь наконец был свободен и Ташка на цыпочках прошмыгнула внутрь, тихонько затворив за собой дверь. Последняя однако не была с ней солидарна и скрипуче наябедничала, что наверху точно кто-то есть. Хотя бабушка вряд ли поверит, что Ташка отправилась к соседям. Она придерживалась мнения, что достойных ее общения в этом доме нет и, не скупясь на выражения, рассказывала об этом при любом удобном случае.

Переставляя мокрые ноги в бесполезных резиновых сапогах, Ташка отправилась в великое квартирное плаванье, зачерпывая воду и продвигаясь, словно настойчивый ял, на кухню... ну или где там все собрались.
Судя по голосам, уютное чаепитие не слишком получалось. Видимо, не спасли ситуацию даже карамельки, с готовностью отданные коднару, словно пошлина за проход на територию.

Перекатывая во рту ароматный лимонный шарик, поспешно вытянутый из кулька перед оплатой, Ташка улыбалась - день, несмотря на промозглость и мокрые ноги, все же налаживался. Она вновь попала в квартирку, чего бы это ей не стоило. Кулька конфет, например.

Заглянув на кухню, Ташка вначале робко прислонилась к косяку, но потом сообразила, что ее уже не выгонят и заявила довольно громко:
- Сантехник тут не поможет. А к соседям не протечет? - очень уж хотелось ей тоже принять участие в обсуждении проблемы, сказать что-нибудь умное, авторитетное. Получилось опять хуже, чем звучало в ее голове, и Ташка едва заметно покраснела.
  • Ну логично же) Соседей затопите!
    +1 от Joeren, 08.10.16 20:55

Именно в момент сомнения Эйслин послышался смех, как метафора тщетности всех ее попыток поступить по-своему. Смех раздавался откуда-то снаружи, приближался, обретая черты: мужской, молодой, смеялось как минимум двое, беззлобно и от души, не боясь, что кто-нибудь их услышит. Четверть века однако не ступала нога постороннего человека в эти края...

Фанни тоже прислушалась, впрочем, ненадолго, поскольку тут же вернулась к другу, с трудом вдыхающему те крохи кислорода, которые позволяли получить его умирающие легкие.
- У него не чахотка, - почти разозлилась она, а в метавших колючие искры глазах вдруг выступили слезы - он приболел, скоро поправится. Нам привезут лекарство и Силли пойдет на поправку.
Мужчина никак не отреагировал на ее слова, он едва ли понимал, что происходит.

Не верилось, что всего каких-то десяток минут назад Фанни хохотала во весь голос.
- Елизавета?! - переспросила она и разразилась смехом, - Ты еще скажи - Кровавая Мери! Хотя уж она-то заслужила покушения, как никто другой. Ой, и откуда ты такая странная на нас свалилась...Из Индии что ли? Вас сейчас оттуда пруд пруди... На ее величество королеву Викторию, конечно же, потрудись запомнить, это важно, - вытирая слезы, шутливо погрозила Фанни.

Над последующими вопросами она уже не так потешалась:
- Вы в Англии, мисс, это всё, что вам можно доверить, а газет таких я сроду не видала, у нас такие не выпускают, название типографии вижу впервые, да и в дате ошибка, самая наигрубейшая, позвольте заметить.

К обсуждению ее отказа поселиться в доме они так и не приступили. Сначала Силли скрутил кашель, а после с черного входа послышались шаги и явственный стук, словно кто-то отряхивал сапоги, топая что есть мочи. Судя по голосам, вошедших было не два и не три. Если среди них и были женщины, они ни под каким предлогом не желали показывать свое присутствие.

Впрочем, спустя каких-то пару быстротечных мгновений, привлеченные фразой "Мы в столовой" за исполнением Фанни, загадочные пришельцы в количестве четырех мужских особей появились один за другим в дверях комнаты. Одеты они была так, словно уходили на охоту, связка зайцев на поясе у одного - рослого, широкоплечего, настороженно смотревшего исподлобья - подтверждала эту догадку.
Возникла неловкая пауза. Слишком многое следовало осмыслить при первом поверхностном взгляде на картину, открывающуюся в столовой. Силли в крови, странно одетая незнакомка, встревоженная Фанни. Уж не убийство ли тут?!
Мужчин четверо:
1) Высокий, широкоплечий, угрюмый, немолодой, с зайцами
2) Рыжеволосый, конопатый, самый молодой из всех, смотревший на Эйслин во все глаза
3) Тотчас скрестивший руки на груди и словно вовсе не заметивший ее мужчина со скучающим выражением лица, с тонкими аристократическими, чуть надменными чертами лица и чрезвычайной выправкой.
4) Улыбчивый, крепкий низкорослый паренек, из тех, что принято называть пареньками, даже если им сорок. Рукава рубахи засучены, лицо перемазано чем-то, он смотрел на все это так, словно ничего особенного не происходило, даже чересчур радостно. Волосы взлохмачены, глаза блестят озорно,с полных красивых губ вот-вот сорвется шутка

5) Откуда-то сверху, прямо над их головами снова раздался шум, производимый чьими-то шагами. Фанни, несмотря на тревожность ситуации, невольно улыбнулась.

ДЕДЛАЙН желательно выходные, на выходных я могу много писать
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 07.10.16 02:41
  • Столько веток, что путаюсь, что выбрать для плюсика.
    +1 от masticora, 08.10.16 18:34

Захотелось сладкого. Так всегда случалось, стоило Ташке расстроиться. Пернатый житель квартирки, к которому она едва успела привыкнуть, не был ей рад в целом....никогда, но сегодня это почему-то было особенно обидно. Рука сама собой потянулась за липкой круглой конфетой, что было отчасти невежливо, ведь второй раз ей сладости не предлагали.
Нижняя губа оттопырилась, а уши покраснели - обида приняла очевидные черты.
Сунув карамельку за щеку, она надулась и исподлобья смотрела то на клювастого жителя, то на остроморденькую тётю, не зная, уходить ли ей прямо сейчас или ждать, когда дверь с треском захлопнется и она наверняка убедится в своей ненужности на той стороне чудес.

К счастью, рыжее солнце осветило ей путь и Ташка так сильно улыбнулась этой возможности, что желтая конфета выскользнула изо рта и с едва слышным стуком покатилась вниз по лестнице. Ташка проводила ее взглядом и принялась измышлять, как бы прошмыгнуть поскорее внутрь, пока не передумали.
- Родители на работе, а я вполне самостоятельная, - быстро протараторила она и юркнула под широкое крыло, плюхнулась по щиколотку в воду, попала под ледяной душ, но еще никогда не чувствовала себя такой счастливой. Воистину от печали до радости ее отделял один крошечный, но смелый прыжок.

Ташка открыла глаза. Она все еще стояла на площадке, теснимая строгой деловой женщиной с неприятной привычкой именовать ее "девочччкой", а желанное общество все еще скрывал от нее злой на весь мир сосед. Ташка вздохнула - это дурацкая привычка слишком сильно фантазировать иногда делала ее несчастной, особенно в первую секунду после того, как она открывала глаза.
  • Я прямо вспомнил все оброненные изо рта конфетки :) Эх, детство.
    +1 от trickster, 06.10.16 01:29
  • Как это сложно, когда мир такой реалистичный, а мечты такие яркие!
    Молодца Ташка.
    +1 от Лисса, 07.10.16 00:50

Череп не на шутку разволновался.
- Э! Тайли, малыш, ты куда, драть тебя во все тяжкие! Стой! Чтоб енот твои яйца сгрыз, куда ты?! Блять, я что, из ада откинулся чтобы жопу твою рассматривать, мелкий засранец....

Увлекаемая Элли, спотыкаясь, оглядывалась назад на разразившийся невероятными проклятиями череп. Так они и смотрели друг на друга, пока не пришло время оседлать поникшего в одиночестве жеребца. Но и тогда Тайлер спиной чувствовал, как девушка через плечо рассматривает тлеющие остатки машины и белую матерящуюся точку.
После, испугавшись резвой скачки, она вновь прильнула к широкой спине, уцепилась по–прежнему крепко, но продолжала молчать.

Дорога уводила их все дальше в лес, становясь совсем невыносимой. Деревья склонялись, чтобы рассмотреть бесстрашных путников поближе, а свет не желал обретаться здесь, брезгуя выхватить из темноты что-то такое, к чему невозможно быть готовым.

Элли держалась несмотря нам бешеную скачку. Мотивация была слишком сильна – страх упасть и остаться где–то в темноте посреди враждебного леса кого угодно заставит позаботиться о себе.
Она довольно долго молчала, как, впрочем, и Тайлер. Тишина вокруг создавала впечатление, что их слышно на многие мили и обсуждать дальнейший план было бы глупостью. Но не говорить Элли не могла и подала голос впервые лишь спустя добрый десяток минут, в течении которых их поездка по лесу стала приносить лишь ощущение дежа вю – то же пыльное земляное бесконечное полотно стелилось под колеса ревущего на весь лес байка, одинаковые стволы как декорации дешевой пьески, темнота без продыху – вот и весь пейзаж.

– Моя прабабка, – голос раздался чересчур неожиданно, застав врасплох, – была очень странной. Она верила в духов и всякую нечисть. Я знала ее уже слепой и полубезумной, поэтому особенно не прислушивалась, но однажды после Хэллоуина, когда застрелился мамин брат, дядя Гарри, она сказала мне, чтобы я не слушала никого в ночь мертвых, мол, это все ложь и провокация. Потом ее опять накрыло и я не успела расспросить, что она имела в виду. Да и не верю я особо в эту хрень. Не верила, то есть.

В глубине леса справа, как раз там, где деревья стояли реже, почудился оранжевый свет, словно от пожарища. Впрочем, он тут же исчез, когда стальной конь ушел под горку. На очередном подъеме свет показался чуточку ближе, выходя откуда–то из низины. Чтобы понять, откуда он здесь, требовалось оставить байк у обочины, пройти между темнеющими стволами и спуститься.
ссылка
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 06.10.16 12:11
  • Жалко бросать задорный черепок) Неимоверно доставляет)
    +1 от Dredlord, 06.10.16 17:35

Близнецы засуетились и в следующие несколько минут от них слышалось лишь усердное сопение. Ни дать ни взять радушные хозяева, желающие угодить клиенту.
Появилась чашка свежезаваренного кофе, брезгливо убрана прежняя, уже превратившаяся на вкус в холодные помои, торжественно водружён на заляпанный стол маленький подносик с лимонно–желтым пирожным и белой от пудры булочкой. Впрочем, всё тут же недовольно было убрано – стол, смущаясь своей наготы, решил укрыться рыжего цвета скатертью.
– Экскурсия только до следующего магазина.
– Это три шага больших и пять маленьких.
– Или четыре больших и два маленьких
– Или почти пять больших
– В цветочном есть она
– Ну та…
Они вдруг зарделись, мечтательно поглядывая под ноги.
– Продавальщица цветов
– Цветовец!
– Чего выдумал, ты! Так ее не называй, ну! – и тот, что нахваливал пирожные, ткнул кулак едва не в нос брату. Тот, обидевшись, хмыкнул, но спор не продолжил.
– Она…эта…она… – он долго подбирал слова, все больше краснея. – Она раз в неделю приносит в чудаковатый домишко свои растения…
– Цветы же! – брат посмотрел на него, как на идиота.
– Цветы – не растения? Не растения? Уууу! – кулаки самопроизвольно сжались. Второй не отставал и вскоре они вновь сверкали взглядами, предвещающими побоище.
Однако следующий вопрос отвлек их основательно и бесповоротно.
– Не город! Как же вы так опростоволосились?!
– Королевство! Совсем зачухались? Кофе вам не помогает, нужен Шварценбуль!
– Мы сами его терзали. Из ягод. Головокружительный эффект!
И они заговорщически захихикали.

– О…Но ОНА не любит, когда шатишься и кружавишься…
– Да, очень не одобряет, эх…
– Пойдемте что ль?… – не дождавшись, когда Ню примется за булку, создатель пирожных уже тянул ее за рукав – ладошки, теплые и мягкие, оказались довольно крепкими, близнец буквально вытащил ее из–за стола в своем неистовом желании показать ей ТУ САМУЮ.
Второй не растерялся и тотчас, завернув булочку в салфетку, поспешил за ними.

Громко отсчитывая шаги, они направились куда–то налево, спустя пять метров остановились у витрины с вывеской в виде цветка.
– Она там, – прильнув на секунду к окну, елейно произнесли они, но стоило колокольчику над дверью звякнуть, их и след простыл, даже не попрощались.

Дверь открылась сама по себе и, лишь опустив глаза вниз, Ню увидела как на пороге ее встречает флегматичный рыжий кот. Он лукаво смотрел на нее, чуть щурясь и не мигая, затем попросту вернулся обратно, так и не ступив за порог и оставив открытой дверь.
Внутри чувствовался аромат цветов – самых разных, удушающе пряных, приторно–сладких, едва уловимых и нежных, терпких и похожих на карамель, цитрусовых и свежих, арбузных.
Больше всего здесь было роз. Розы всех самых немыслимых оттенков, розы привычно–простые, розы огромные и крошечные, словно клевер, розы шелковые, бархатные и атласные. Розы стояли обособленно от остальных цветов, словно подчеркивая, что они здесь отдельная каста, шипастая и безумно идеальная.

Ню могло показаться, что она заблудилась – лабиринт из соцветий никак не желал заканчиваться, но спустя несколько минут блуждания в магазинчике аромат неуловимо изменился, с каждым мгновением усиливаясь, пока из розовых кустов не появился главный цветок – великолепный и юный. Ню начала понимать, почему так краснели близнецы, упоминая о продавце. Белокожая блондинка с нежно–розовой кожей щек и глубокой синевой глаз, наивно, по–детски рассматривающих Ню. Одета она была в цветастое платье до пят– количество бутонов на нем во много раз превышало численность ароматных жителей магазина. Она с легкостью могла затеряться среди своего товара и наблюдать за посетителями, никем не замечаемая, сколь угодно долго.

– Оо! – она, казалось, была безмерно изумлена, потому и рассматривала НЮ с головы до ног, как какого–то диковинного представителя флоры, словно проверяя, настоящая ли та или мерещится ей.
– Я – Рози. Рози Уайт. А ты кто?
Кота нигде не было.
К слову о кофе


ДЕДЛАЙН 20.09
+3 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 16.09.16 23:39
  • Плюсики можно ставить почти к любому посту.
    +1 от masticora, 19.09.16 02:56
  • Атмосфера, атмосфера!
    Погружает
    Здорово
    +1 от Tira, 22.09.16 19:32
  • Да, хорошо бы кофе))
    +1 от Zygain, 03.10.16 09:53

Бывают такие неуютные серые дни, когда время тянется бесконечно, а настроение само по себе отказывается присутствовать. Так и говорят «Человек не в настроении» , потому что нет его, осталось дома и нежится под теплым одеялом вместо Ташки. До третьего урока она то и делала, что представляла его ехидную ухмылявшуюся физиономию, провожающую ее в неблагодарно дальний путь.

Между третьим и четвертым уроком, когда обида улеглась, Ташка даже пришла в себя ненадолго. Вместе с ней пришла и смс от папы. Называлось оно обидно и притом глупо «Совсем лето». Сопровождающее фото, где на фоне залитого солнцем парка стоял папа в шортах со своим издевательски поднятым вверх большим пальцем, сообщало Ташке, что жизнь ее в раскисшем от слякоти Петербурге более чем бессмысленна.

До конца шестого урока она просидела нахмурившись и даже декоративная серая жаба, принесенная в ее честь Жорой, поклонником Ташкиного бесшабашного нрава, не произвела должного эффекта. Чего нельзя было сказать об училке, стойко просидевшей до звонка верхом на столе и героически сбежавшей за директором, как только представилась возможность. Итог был печален и предсказуем, о чем Ташка тут же с презрением сообщила Жорику, чем окончательно лишила его привилегии когда–либо выделиться на ее пути еще раз.
Уходили с собрания уже в середине восьмого урока, голодные, напичканные нравоучениями до слезотечения и страстно желающими поскорее повзрослеть, чтобы иметь возможность уйти домой хотя бы после четвертого урока.

– Ээ–эх! – с оттягом раскачав портфель в руке, Ташка подбросила его вперед и вверх, надеясь эффектно поймать. Тот плюхнулся посреди раскисшей жижи и то был громкий завершающий аккорд сегодняшнего мерзослякотного дня.

Неся портфель на вытянутой руке, Ташка шла домой как на казнь, что в сущности так и было.
Увиденное заставило забыть все невзгоды разом, как чудодейственная вспышка амнезии из заботливых рук людей в черном. Чей–то денёк начался похуже. У Ташки–то хотя бы имелась надежда вернуться в теплую постель.
Обреченно поглядев на мокрый снаружи, а теперь уж и внутри портфель и углядев в нем причину своего будущего заточения как минимум до послезавтра, Ташка решила туда не возвращаться. Тот факт, что бабушка будет греть ей обед «вот уже в третий раз!», девчонку никак не смутил. Сейчас ее больше заботил квест под названием «Пробраться незамеченной мимо собственной квартиры».

Пригнувшись, чтобы не попадать в поле зрение глазка, и чувствуя себя заправским разведчиком, она на цыпочках прошмыгнула наверх и замерла возле тринадцатой. Вот уже с осени она вхожа в обитель странностей, но сердце по–прежнему замирает, стоит приблизиться. А ну как не пустят! Ташка нервничала. С какой фразы начать сегодняшнюю встречу? Первая фраза – самая важная, она задает тон и нередко делает из тебя хозяина положения.
– Эй, –тихонько постучав, шепотом позвала она, и добавила прямо в замочную скважину, для громкости, – у вас хотя бы зонтик есть? – и тут же хлопнула себя по лбу. Ну что за нелепость?! Зонт! Да он же здесь, в Петербурге, в отделе товаров первой необходимости продаётся. Первая фраза оказалась безнадежно загубленной!
  • Хулиганка Ташка!
    +1 от Лисса, 30.09.16 09:51
  • Здоровски!
    +1 от Joeren, 02.10.16 14:50

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Просто шикарно
    +1 от Tira, 28.09.16 22:50

– Ох уж эти коты… – закатив глаза, улыбнулась Рози так, слово речь шла о любовниках, а не о пушистых питомцах. – Пойдемте ко мне в кабинет. – И буквально вспорхнула с места, легкая как перышко.

Вновь был предпринят долгий путь среди сотен бутонов и маленькая деревянная дверь, которая ожидала их в конце пути казалась невероятно гармоничной с ее истертым, поеденным временем, облупленным местами колором.
Открылась она без скрипа, мягко подавшись под легкой ладонью вперед.

Рози Уайт двинулась было вперед, но остановилась.
– О, похоже у нас гости, – она взглянула на девушку через плечо и, хитро прищурившись, улыбнулась. «А я тебя недооценивала…» назывался этот взгляд.
Затем вступила в пропахший цветами кабинетик скромных размеров, чихнула, прикрыв рот ладонью и присела на стул, стоящий отчего-то посреди комнаты, убранство которой можно было назвать чересчур аскетичным, особенно после увиденного снаружи великолепия.

Светло–розовые стены, три пленницы – розы, помещенные полуживыми под стекло, вопреки их желанию, и зажатые в рамках, чтобы навечно покоиться на одной из стен. Пустой белый стол и такие же стулья, ваза с цветами на полу и бельмо в глазу – резное зеркало, уже знакомое, зловеще приветствовало вошедшую безликой гладкой поверхностью.

– Полюбуйтесь, – изящным жестом Рози указала на и без того заметное зеркало.
– Похоже, у вас появился поклонник. Минутой ранее я с ним не зналась. Любопытная история, не правда ли?
Держась от пришельца подальше, Рози продолжала улыбаться.
– Чаю? Или чего покрепче?
Зеркальная гладь чуть заволновалась и сквозь нее отчетливо проступили очертания широкой белозубой улыбки.
– Ох! – воскликнула Рози. – Ох уж эти коты!…
ДЕДЛАЙН 29.09
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 27.09.16 02:04
  • Ох уж эти коты!
    ^_^
    +1 от Tira, 28.09.16 00:14

Ночка у горящего скелета не задалась. Как–то не сложилось всё изначально. Сначала жизнь пошла под откос, а потом и вовсе его покинула, следом людишки попались нелюбопытные, в багажнике его оставили, не заметили костлявую его головушку, подожгли сиротинушку, а он, не желая горсткой пепла становиться, все шел и шел всем ветрам наперекор, по жизни, смеясь. Так нет, и здесь непруха – нервишки у людей оказались ни в пизду, ни в красную армию, пришлось спасаться от ревущего всеми способами мужика на тяжелом, стальном, смертоносном, начищенном до блеска двухколесном чудовище. Когда–то и у него был такой… Ностальгия затуманила разум и увернуться от объятий с братом, живущим вопреки и благодаря, уже не успелось.

– Тайлер, забери дъявол твою душу! – отвалившаяся с раздробленного тела голова была в ярости. Со скрипуче–рычащим акцентом она пыталась отправить байкера в края пожарче для важной миссии, заключавшейся истинно в половых сношениях со всякими животными, собственной матерью и, без сомнения, всевозможными жителями преисподней.
В проклятиях этих однако слышались знакомые нотки. Так ругаться мог только один человек. Но что–то в догадках не срасталось. Во–первых, тот сквернослов был мертв и, судя по привычному для него распорядку дня, давно гнил в аду. Хотя… почему же не срасталось?! Всё, кроме головы мертвеца, как раз было на своих местах – и явно неживое состояние тела и привычка к огоньку, лижущему органы день за днем, и даже образ жизни, с его вечным саундтреком из брани и тяжких сердцу проклятий.
Это без сомнения был Рикки Помойный Рот, в «стае» его прозвали так по весьма понятным причинам и Тайлер прямо сейчас мог убедиться, что кличка вышла стопроцентная, тютелька в тютельку, как нельзя лучше. Музыка заглушала половину увесистых, как навоз в мешках, ругательств, но голос тоже принадлежал Рикки и сомнений в конце концов не осталось.

Когда динамик заглох, байкер услышал только конец сочной фразы.
– … дырку твою, так ты встречаешь старых друзей?! Отсоси у кабана, я вернулся!

Только сейчас, приблизившись к черепу, гордо возвышавшемуся на груде костей, Тайлер увидел аккуратное отверстие в височной доле. Именно туда пару лет назад вошла шальная пуля, отправившая Рикки в джакузи формы медного котла.
Пламя, обуглив череп и заставив тот заметно почернеть, наконец отступило.
– Девка твоя? – вопросил череп и улыбнулся. Вышло жутко, но похабно.

Бросив взгляд на дорогу, где всего минуту назад он покинул девушку, Тайлер увидел, что Элли мялась, плакала от страха и грядущего одиночества, но никуда не уходила. В свою очередь заметив, что Тайлер остановился над грудой костей, она вытерла слезы и робко позвала.
– Т–тайлер, все в порядке? – голос был как у заблудившейся на пастбище овечки. Невозможно было поверить, что овечка эта каких–то десять минут назад с упоением блевала в кустах и материлась аки пьяный пастух.
бедный Йорик...
+2 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 26.09.16 05:18
  • Нежданчик О_о
    +1 от Dredlord, 26.09.16 10:18
  • Ой, ля... Да что там вообще творится?!)
    +1 от Zygain, 26.09.16 15:15

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Элегантно
    +1 от Tira, 19.09.16 22:16

При появлении Анны девушки тут же, как вымуштрованные солдаты, поднялись со своих простеньких кроватей, на которых сидели молча, в ожидании той минуты, когда понадобятся:
- Чего изволите, госпожа? - голос той, что слева, был приятный - ласковый, мягкий, совсем юный, без тени издевки или иронии.
Ане было не понятно, как слепые определили, что она вошла. Наверное, подумала она, по слуху. Идея дарить девушкам украшения, которые они не смогут увидеть уже не казалась ей такой хорошей. Но другого повода наладить контакт она пока не видела.

Аня протянула руки так, чтобы коснуться ладоней девушек своими, в которых были зажаты цацки.
- Госпоже угодно одарить вас.
Первое слово Аня произнесла подчеркнуто иронично.
- А заодно расскажите. красавицы, как оно у вас тут было с предыдущей госпожой?
Едва коснувшись холодного, словно не побывавшего только что в Аниных руках, жемчуга, девичьи пальцы словно отбросило приличным ударом тока.
- Нам нельзя, - мягко, но непреклонно заявила девушка.
А услышав вопрос, они и вовсе замолчали, понурив головы. По упрямо поджатым губам было видно - ответа Аня не добьется, хоть она дерись.

Аня поморщилась, зная, что собеседницы это не смогут заметить. Контакт пока не находился, но девушка не собиралась останавливаться.
- Да не расстраивайтесь, - заявила она, - ну нельзя, так нельзя, что уж тут поделаешь. Не съем я вас, - весело продолжила она, - и не обижу.

- А что Вам вообще можно? - продолжала допытываться она.- И, извините, девчонки, вас зовут то как? Простите меня грубиянку, и вас не спросила и сама не представилась. Меня Аней зовут, а вас?
Вино тут есть? Можете со мной выпить за знакомство?

Этот вопрос понравился им больше, судя по готовности с которым ответила первая и поддержала вторая.
- Я - Эрлен, - отозвалась та, что разговаривала с Аней все это время, - а это ...
- Женевьев, - тихо, словно какую-то страшную тайну, поведала ее коллега.- Но они зовут меня Желана, - слушая откровение девушки, Эрлен едва заметно побелела и растерянность завладела ею.
- Здесь нет еды и напитков, - Женевьев-Желана, наоборот, как будто осмелела, голос стал громче и звонче.
Аня отметила про себя, что имя Женевьев не характерно для родных берез. Что ж это получается, это дрянь ныряющая еше и в разных местах всплывает?

Вслух же она пообещала принести для новых подружек что-нибудь с пира, если они не смогут сопровождать ее туда. В завершении же беседы кинула на стол свой самый весомый козырь.
- Вы тут подумайте, как нам сойти на берег, наверняка же знаете побольше меня. А там, на суше, научились делать очень интересные вещи, например, зрение людям восстанавливать.

Той, что назвалась Женевьев, овладело смятение. Она принялась кусать нижнюю губу, дыхание участилось, будто ей предстояло принять важное решение. Другая, почувствовав, как мучается ее подруга, неожиданно строго произнесла:
- Не смей!
Но слова произвели обратный эффект.
- Я больше так не могу, а так хотя бы ты спасешься.
И не дав той и слова вставить, быстро заговорила. Вздох отчаяния вырвался у Эрлен, когда это случилось.
- Мы попали сюда также, как ты - Эрлен сто лет назад, а я - двести. Нужно было всего лишь дать искреннее согласие выйти за одного из сыновей Златолюбца, чтобы проклятие исчезло и остров перестал уходить под воду, но мое сердце было занято и сердце Эрлен тоже. В наказание мы навечно остались здесь, скованные слепотой и страхом смерти. Ведь та, что расскажет все вновь прибывшей во дворец девушке и тем самым предупредит ее, упадет замертво в тот же час.
Сказав это, девушка почернела лицом и рассыпалась серой пылью, заставив испуганную подругу в беспомощности озираться, не понимая, что неизбежное все же случилось.

Некоторое время Аня недоуменно смотрела на горку праха. Невесомые серые пылинки облачком поднялись в воздух над местом падения. Они лезли в глаза, ном и рот. Девушка успела зажмуриться, но взвесь попала в носоглотку. Она оказалась абсолютно безвкусной, и очень сухой. Уши Ани заложило от визга, и только потом пришло осознание, что это визжит она сама. Как будто сорвало предохранительный клапан и ужас хлынул в мозг. Страшная смерть предшественницы ясно показала, насколько все серьезно. Что игра идет по высшим ставкам. Любовь и смерть. Как всегда рядом. Потом она обнимала испуганную Эрлен, шептала ей что-то бессвязно трогательное. Типа, я тебя не оставлю.
Они в обнимку вышли из комнатки прислуги, ставшей последним пристанищем для Женевьев. И как только склеп остался позади в душе Ани вспыхнул гнев.

- Сволочи! Да как они могли?! Девка-то не в чем невиновата была. Они ее сами похитили. А теперь убили. Гады! Если это сказка, то хуевая, как в песне Янки. Где «змей-горыныч всех убил, а потом съел». Только у нее надо сделать правильный конец.
Аня подскочила в двери и начала стучать в нее кулаком, а потом пинать ногами.
- Открывайте!
отыграно совместно
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 06.09.16 01:11
  • Неожиданный поворот :)
    а что, неискреннее согласие не спасло бы остров от проклятия?:)
    +1 от rar90, 16.09.16 16:05

Лекция Тайлера произвела эффект, весьма противоположный ожидаемому. Надо отдать должное, Элли выслушала ее, не прерывая и даже не кривляясь, как наверняка сделало бы девяносто девять процентов подростков на ее месте.
Однако вслед мародерствующему байкеру спустя непродолжительное время раздался раскатистый в самой грозной своей манере отпор.
– Думаешь, ты, крутой такой верзила на байке, получил вдруг какое–то право меня судить?! – ее крик со всей вероятностью был слышен в шумном провонявшем баре у Бэт. Создавалось впечатление, что Элли вознамерилась убить им Тайлера. Ну или хотя бы лишить слуха, дезориентировать, а уже потом убить.

– Ты вдруг стал блять мощным психологом, когда мордой приложился?! Ты даже понятия не имеешь, как я жила эти последние восемь лет – на втором плане, как какая–то шавка–приживалка, будто меня из сраного приюта взяли и из благородства воспитывают. Вечное убожество на фоне ангелочка–брата,– казалось, слезы вот–вот хлынут, зальют стену гнева, сквозь которую пыталась пробиться жалость и желание любви. Но этого не происходило. Зато Элли наконец улыбнулась – зло, отчаянно, не улыбкой стоило назвать эти искривленные болью губы, но ухмылкой.

– Я оказалась недостойна даже памяти. Вчера утром, когда предки свалили, я до последнего ждала, что они просто замутили какой–то сюрприз на мое совершеннолетие. Ведь дурочка Элли все еще верит в тортики, шарики и затаившихся с подарками друзей, которых у нее не было сраных восемь лет. Но нееет… Нееет! Они просто забыли. А чтобы и я забыла, оставили мне в нагрузку своего отпрыска. Думаешь, ты обладаешь всеми гребаными фактами, чтобы иметь право меня судить?! Да иди ты в жопу! – натиск продолжился и спустя пару секунд Элли уже была возле покалеченного «жука».
Теперь было заметно, что девушку сотрясает мелкая дрожь, как будто накопленная годами ярость выходила толчками из ее тела.

– Да, мне хотелось праздника. Я имела на него право. И мелкий меня поддержал, а ему, Тайлер-проницательная башка - восемь лет! Но я не достойна радости, – уже тише добавила она, непроизвольно заглядывая в машину. Там, сидя посреди идеальной чистоты словно только что приобретенного в салоне автомобиля, грустно вглядывался в их лица глазами–бусинами маленький плюшевый щенок.
Элли молниеносным движением схватила его, глаза стали безумными, а крик отчаяния, облеченный в слова, прорвался сквозь удушающую пелену слез:
– Тони, мой маленький Тони, что я наделала?! – рыдания искажали слова, – Я просила их вызвать копов, но мне никто не помог, никто! Ты–то чем лучше их всех?!
Слегка пошатываясь, сжимая в руке игрушку, она развернулась и решительно, провоцируя у Тайлера приступ дежа вю, двинулась вдоль обочины, изредка бросая взгляды на чернеющий кювет. Потом вдруг резко свернула вправо, но не покатилась под откос, а пошла прямо, созволив все–таки крикнуть:
– Тут дорога и следы, – прежде чем исчезнуть посреди чернильной ночи, вновь вступив на лесную территорию.
в лес уходит дорога – песок и земля, превратившиеся в грязь; довольно широкая, явно рассчитанная на транспорт, но разметеленная в говно. «Жук» точно не пройдет, увязнет. На проходимость байка, если Тайлер решит ехать, нужно будет кидать d100

ссылка
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 13.09.16 03:10
  • Обиженная на жизнь и близких, девочка Элли) Такая живая... Очень трогательная сцена, мне понравилось)
    +1 от Dredlord, 13.09.16 20:28

Из местных новостей:
"Вчера в результате взрыва в собственном автомобиле погиб сотрудник полиции, офицер Людвиг Циммерман. Начальник полиции, полковник Штайгер во всеуслышание заявил, что не верит в версию несчастного случая и лично займется расследованием"...
+1 | Fairy f..cking Tales, 23.10.12 20:20
  • Отличная концовка!
    +1 от Kravensky, 09.09.16 09:11

Белесая тень не шевелилась, зато девушка заметно занервничала, стряхнув налет высокомерия.
– Ты нормальный, не? – Элли продолжала шепотом частить, – Я тут уже полтора часа. Да я туда проблеваться уже раза три лазала. Думаешь, я бы не заметила этих твоих блядских стонов?! Слушай, давай свалим, а? Эй! – увидев, что Тайлер все же идет в лес, крикнула она, – Господи, забыла, как тебя… Твою мать! – одновременно с шуршанием шагов за спиной услышал он. Девушка последовала за ним.

Боже, сколько можно трепаться?! Тайлер итак был на взводе, натянут как струна на гитаре Пола Маккартни, но женщина упорно отказывалась затыкаться! Неудивительно, что она уже полтора часа торчит на трассе. Второй водила видимо сразу просёк, что к чему, и поставил нелепое условие с отсосом раз в полчаса, чтобы она хоть иногда замолкала. Ну видишь, что незнакомый мужик трясёт огнестрелом и прётся в лес как одержимый, так отойди в сторону и поймай другую попутку, дура! Ну ёб твою налево.

Мужчина резко затормозил и развернулся, демонстрируя Элли свою недовольную харю. Прислонив ствол револьвера себе к виску, он изобразил сценку где вышибает себе мозги, а потом с блаженной и радостной улыбкой улетает в небеса.

- Тайлер, я! ТАЙЛЕР! Неужели так трудно запомнить имя того «мудака», которого ты уже минут пятнадцать безостановочно поносишь?! – громким шёпотом вопрошал байкер: - Вот скажи, что с тобой не так? Что ты вообще делаешь посреди ёбанного леса одна? И что за хуйня здесь происходит?! – Тайлер задал самый актуальный вопрос на текущий момент. С раздражением глядя в её тёмные окуляры, он протянул руку, намереваясь стянуть с Элли эти богомерзкие блюдца на палочке, - И очки сними, когда с людьми разговариваешь. Мама не учила?

– Ой блять серьезно?! Рассказать тебе мою историю посреди гребаного блять леса, где, по твоим словам, заметь, по ТВОИМ, бродит кто–то там?! Давай может присядем, разведем костерок, чайку захерачим, Тайлер! – передразнила она, но очки сняла. Впрочем, тут же сощурилась, лицо свела болезненная гримаса. – С похмелья я, понятно?!


Ощущение присутствия чего–то зловещего тем временем однозначно усилилось. Совсем рядом, в полуметре от уха Тайлер услышал все тот же тягостный стон, сорвавшийся на хрип и затихший.
Белеющего нечто, похожего на человеческое тело, прислонившееся к стволу дерева, больше не было.

– Твою мать, ты как хочешь, а я сваливаю, – для страдающей несварением желудка, изнурительной головной болью и светобоязнью, Элли, выбравшись на обочину, зашагала довольно бодро.

Теперь даже до такого тугодума как Тайлер стало доходить, что ничего, кроме крупных неприятностей на свою пятую точку он здесь не найдёт. Байкер никогда не верил во всю эту муть о призраках, оборотнях и прочей нечистой силы из детских сказочек, но сейчас его представление о мире дало трещину. Услыхав этот ебучий стон в опасной близости от себя, байкер чисто инстинктивно отпрыгнул в сторону и выругался. Вокруг, конечно, никого не оказалось. Даже та белая хуетень исчезла. Жутко и неприятно, блять.

В кое-то веке решив пойти на поводу у своего инстинкта самосохранения, Тайлер быренько свернул спасательную операцию, вернул револьвер на законное место и довольно шустро понёсся к любимому железному скакуну. Пиздецки какому тяжёлому любимому железному скакуну! Это вам не велик упавший поднимать! Байкер весь взмок, пока мотоцикл в стоячее положение приводил. Благо управился довольно быстро, всплеск адреналина оказал неоценимую помощь. Мастерски оседлав верный байк, Тайлер ещё раз выругался. Фонарю-то каюк настал. В потёмках тыркаться придётся, час от часу не легче. Повернув ключ зажигания, и с облегчением услыхав знакомый рёв, Тайлер крикнул в след ковыляющей пьянице:

- Ты забыла свой фонарик, Элли! Если обещаешь не облевать мою жилетку, то так уж быть, возьму тебя на борт. Только поторопись, поезд сейчас уйдёт!

Нехотя остановившись, Элли встретила Тайлер, скрестив руки на груди, и с таким выражением, будто это он должен быть счастлив, что ему позволили подвести столь известную особу. За очками однако не все можно было разглядеть, но посыл чувствовался издалека.
– Хм, – приспустив очки и скептически оглядев заляпанную кровью рубашку Тайлера, изрекла Элли, – хуже–то уже не будет, ага.
– Шлема, я так понимаю, здесь отродясь не водилось? – уже устраиваясь позади Тайлера, проворчала она.

Мда, глядя на эту кислую мину, байкер начал жалеть, что сразу не дал по газам, оставив брюзгу глотать пыль на обочине. Совесть правда бы потом замучила, ведь девица и сгинуть могла в этих отвратных лесах. А ещё один грех на душу брать не хотелось, и так их накопилось порядочно. Собрав волю в кулак, Тайлер отогнал в сторону уязвлённую гордость и нацепил на свою избитую рожу привычную ухмылку.

- А зачем он нужен? Один раз ведь живём! Так что заканчивай бухтеть и держись крепче, прокачу с ветерком! – байкер немедля приступил к исполнению своего обещания, вдарив по ручке газа со всей основательностью. Мотор радостно затарахтел, приводя в движение всю эту двухколёсную махину. Из-под колёс полетела щебёнка, выхлопные трубы выпустили в атмосферу добротный запас вонючего дыма – зверюга стремительно набирала обороты. Ещё секунда и байк вырулил на трассу, готовясь продолжить свой нелёгкий путь в кромешной темноте. Очередной впрыск бензина ещё больше раззадорил стального коня, стрелка на спидометре резво поскакала вокруг своей оси, двигатель стремительно накручивал обороты. Тайлер с воодушевлением почувствовал, как его начинает накрывать от прихода дорожной эйфории. Прямо на ходу, он отпустил ручку байка, дабы продемонстрировать лесной полосе свой средний палец.

- Выкуси, говнюк! – радостно крикнул байкер, поддавая газку. Пускай теперь попробует догнать! Тайлер был полон решимости вырваться из этого промёрзлого леса и вернуться в лоно цивилизации.

Туман, стоило чуть отъехать от злополучного отрезка дороги, перестал тянуть размытые пальцы с сторону трассы, ощущение преследования прошло, сквозь ветви больше не смотрели им вслед непрошеные гости, а может, и хозяева этих мест.

Руки у Элли оказались неожиданно крепкими. Судя по тому, как она вцепилась Тайлеру в бока, ей либо сильно хотелось жить, либо она его за что–то люто возненавидела.
После она и вовсе прижалась, пригнув голову от хлестнувшего по лицу ветра.

Несколько минут от нее не раздавалось ни звука, но, когда полностью исчезло тягостное чувство под названием «некто хочет твоей смерти здесь и сейчас», возобновила диалог, перекрикивая рёв мотора:
– Тайлер, – столь торжественное начало не предвещало ничего хорошего, – я не все тебе рассказала… Стой, это они, стой! – заорала она одновременно с появлением из темноты небольшого фольксвагена–жука черного цвета, судя по выключенным фарам, либо брошенного на обочине, либо убаюкавшего внутри парочку измотанных путешественников.


+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 06.09.16 01:11
  • – Ой блять серьезно?! Рассказать тебе мою историю посреди гребаного блять леса, где, по твоим словам, заметь, по ТВОИМ, бродит кто–то там?! Давай может присядем, разведем костерок, чайку захерачим, Тайлер! – передразнила она
    Ворчливая пьянчужка доставляет)
    +1 от Dredlord, 08.09.16 08:07

Вместо сиюминутной помощи пострадавшему девушка принялась рыться в рюкзаке. Тот был размером с детский и совершенно непонятно, как туда оказалась способной уместиться бутылка шампанского, уже початая, заткнутая кое–как пробкой.
– Обдолбанный, понятно, – снова констатировала она и присосалась к горлышку, словно то была минералка. Прошла минута, прежде чем бутылка полетела куда–то во тьму, а Элли снова продолжила говорить.

– Вот из–за таких, как ты, дохнут невинные люди,– взглянув на Тайлера и поморщившись, словно предстояло иметь дело с прокаженным, она все же направилась к мотоциклу в поисках вышеназванной аптечки, но тут же отвлеклась вновь.
– Я голосую здесь гребаных полтора часа, и видела всего двух уродов – один даже не остановился, а другой предложил отсасывать ему за каждые полчаса пути. Ты третий и худший, – выудив аптечку, она угрожающе быстро двинулась к Тайлеру, видимо, шампанское придало ей энергии, – ты меня чуть на тот свет не отправил, козел. Залепишь свои царапинки сам.

Для не вполне трезвого человека в солнцезащитных очках посреди дороги, обрамленной в черные полосы деревьев, она метала аптечки чрезвычайно точно – пластиковая коробка прилетела байкеру в живот.
Продолжая подсвечивать себе дорогу, Элли снова остановилась возле рюкзака, открывая и закрывая те же карманы, словно не могла найти что–то важное, бурча под нос проклятия, в которых все чаще звучало имя Тайлера и не слишком лестные эпитеты к нему.

Ощущение холодка между лопаток тем временем вернулось. В непроглядную тьму меж сотен соседствующих стволов даже не хотелось смотреть, словно бы оттуда в ответ могло выглянуть нечто такое, о чем он тут же бы пожалел.
Ветер трепал макушки деревьев, мирная идиллическая тишина еще недавнего окрашенного в оранжевое вечера сменилась на тревогу метущихся неприкаянных веток в компании с панически бегущими в тусклом свете луны рваными облаками.
Дорога и впрямь казалась безлюдной, по крайней мере, ни шуршания шин приближающихся автомобилей, ни гудков или дальнего света фур Тайлер в течении всего времени пребывания здесь так и не заметил.
Зато лес был богат звуками. От криков ночной птицы до тихого стона, раздавшегося совсем неподалеку, вон из тех ближайших к девчонке деревьев.

– Ты слышал? – Элли мигом оказалась возле байкера. Проклятия, которые она с минуту назад, в щедрости своей направляла в его сторону, стерлись под тяжестью банального инстинкта самосохранения и присутствия ради этой цели вблизи сильного.
– Или это ты? – сняв очки и тут же поморщившись и прикрыв глаза, она спустя пару секунд с сомнением окинула его и вновь вперилась во тьму, поселившуюся среди деревьев. Рюкзак она закинула за спину, словно готовясь в любой момент бежать, хотя Тайлеру хорошо было известно – от того, что преследовало его до столкновения, убежать не смог бы даже он в компании со своим железным жеребцом.

Элли снова надела очки, как спасительное забрало. Луч фонарика вспыхнул в направлении возникшего звука, осветив безликое множество серых стволов и кустарников, черную землю и нечто белое, прильнувшее к одному из растений и в свою очередь абсолютно непохожее на представителя местной флоры.
– Что это там? – послышался голос девушки, отчего–то перешедшей на шепот. Щелчок. Свет фонарика погас ровно в тот момент, когда Тайлеру померещилось движение.
ДЕДЛАЙН 1.09
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 29.08.16 02:59
  • Очень правильная Элли.
    +1 от Kravensky, 05.09.16 17:30

– Ахааа! – торжествующе воскликнул один из близнецов и ткнул пальцем в другого, – Я говорил! Я говорил! Твои булки только выбросить!
Второй обиженно хлюпнул носом и затопал на кухню, откуда послышался его неистовый в своём горе плач, продлившийся однако не более нескольких секунд. Вытирая слезы, тот явился с подносом, заискивающе и смущенно предложил:
– Лимонного пирога? – откинутое с подноса полотенце явило румяную корочку пышнотелого пирога с янтарно–желтым содержимым и отчётливым ароматом лимона, отчего рот тут же наполнился слюной.
– Эй, она сказала пирожное! Миииин… дальное! – пинком отослав попавшуюся под ноги тряпку, разозлился его брат. – Но такого нет. Есть шоколадное, – отпихивая брата, он затараторил, боясь упустить внимание клиента, – клубничное, безе, трюфели, бисквитное, со сливками, творожное, с изюмом, а нет, это булка… Лимонное! – торжествующий взгляд, брошенный на брата.

Понимая, что проигрывает, второй сунул поднос прямо под нос Ню и, мстительно улыбаясь, подвел итог всему вышесказанному в одной фразе:
–Они несвежие, прошлонедельные, тухлые и рыхлые.
После чего в течении нескольких невыносимо долгих минут братья катались по полу, сбив на пол и поднос со свежим пирогом и кофейник, ошпарив друг друга, разбив одну из витрин, откуда тут же потек аромат пряностей,и успокоились только, когда подбили друг другу по левому глазу.

– А телефона у нас нет.
– Некогда разговаривать.
– Не с кем.
– Нет желания! –снова хором заключили они и на этот раз согласно кивнули друг другу.

Наливая в чашку остатки остывшего кофе и соскребая с пола основательно прилипший лимонный пирог, один из близнецов доверительно понизив голос до шепота, поведал Ню, что телефон – единственный в городе, есть в клинике для тех, у кого «мозги навыворот» и загадочно кивнул, указывая напротив, в ту сторону, откуда Ню собственно и явилась.
Улица Зеркальная была у них, впрочем, тоже одна и проходила через весь город, «крошнявенький, но милашный».
– Вы–то не тутошняя, то есть, местная наоборот? – хихикая, предположил один из братьев, перемазанный лимонной цедрой.
– Вам экскурсию показать или это, швыряться вдоль хотите? – заискивающе поинтересовался второй, от сильного волнения кладя большой палец в рот .
+2 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 01.09.16 00:10
  • Диалоги.
    Люблю диалоги.

    Плюс, не могу не отметить отдельно:крошнявенький, но милашный
    +1 от Kravensky, 01.09.16 09:37
  • До чего же атмосферные, характерные ребята!
    +1 от Tira, 05.09.16 12:41

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Женщина.
    +1 от Kravensky, 05.09.16 12:06

Сквозь желтые листья кленов задорно подмигивало солнце. Его лучи еще грели, но не согревали. Таким образом осень отдавала дань вежливости лету, безвременно ушедшему полмесяца назад.

В парке прямо посреди понедельника было непривычно тихо – школьники еще учились, молодые мамы ушли обедать и укладывать своих бесценных чад спать, служащие из офисного улья, гордо именуемого Деловым Центром, с обеда наоборот вернулись и спокойно, стараясь не тревожить сон коллег, досиживали рабочий день.
Ради такого безветренного обманчивого осеннего тепла, кленовых листьев, безмятежно парящих в воздухе и убаюкивающего шуршания их ранее упавших собратьев стоило сбежать сюда, в расположенную рядом с конторой аллею и по совместительству парк, детскую площадку, местный променад и дорожку для велосипедистов.

Наверняка, Эйслин и в голову бы не пришла такая авантюра, если бы не Рон. Затейник Рон сегодня прогулял, чего за ним ранее не наблюдалось. Более того, он загадочным образом сумел оставить на ее столе записку, хотя девушка прекрасно помнила – контору вчера закрывала она и утром, как обычно, явилась самая первая.
В записке ей было назначено прийти ровно в два часа дня и устроиться под сенью красного клена (был в аллее такой диссидент), после чего терпеливо ждать. Зная Рона,Эйслин не могла не выполнить указаний – в первую очередь он радел за их общее дело и ни за что не сдернул бы ее с места по пустякам.

Сегодня к обычному уютному аромату медленно сохнущих листьев прибавился еще один, едва уловимый, домашний, напоминающий о ферме, саде, чем–то вкусном и сладком. Когда он приблизился, Эйслин осенило – всепроникающий наполняющий рот слюной запах мог принадлежать только свежесорванным яблокам сорта «Долго» – такие росли у ее матери в мини–садике в Кардиффе. Поразительно, что она так долго распознавала их аромат.
Источала его, как оказалось, корзина, полная бордовых плодов.Чудилось, вот–вот да скатится один прямо ей под ноги, но этого все не случалось и в груди рождалось щекочущее желание, настойчивое предчувствие, что никак не могло сбыться, а должно, непременно должно было! Рон все не появлялся и нетерпение примешивалось к этому назойливому капризу – хоть бы одно, всего одно кисло–сладкое яблочко покинуло массивную корзину.

– Скушай, доченька, – женщина в образе городской сумасшедшей, тащившая, согнувшись, свой ароматный груз, сняла с самой верхушки яблоко, крупное и сплошь бордовое, без зеленых проплешин, и протянула его Эйслин, точно угадала ее мысли.
Поступок этот отозвался в голове болью. Совпадение, не иначе. Череп, казалось, треснул, и в подтверждение этого по лицу потекло что–то теплое, даже горячее. Тетка запылала разноцветными пятнами и потекла, как смазанная дождем краска с оставленного забывчивым художником мольберта…

***
Под мирно поющим свою осеннюю песенку кленом было приятно дремать. Если бы земля была хотя бы вполовину столь же теплой, как целующее ее лицо солнце, нежиться под пылающим медными листьями деревом можно было бы бесконечно.
Эйслин с трудом села и оперлась о ствол. Голова принялась жалобно гудеть, рассказывая о своей боли, но всё это было ничто по сравнению с замешательством, которое испытала девушка, хорошенько оглядевшись по сторонам. Она была в лесу, не иначе. По крайней мере, в сильно заросшем, давно заброшенном парке. И только медно–красный клен был ее единственным знакомым в этом безлюдном месте.
Ноздри уловили слабый аромат яблок, а глаза мгновенно нашли одно, лежащее в траве всего в метре от нее, надкушенное и потерявшее свою восковую бордовую привлекательность.
Яблоко держало своим весом газетную вырезку, заботливо подоткнутую под него – кто–то явно хотел, чтобы Эйслин узнала о том, что значилось в ней.

Половину формата А6 занимало ее фото, довольно удачное, надо сказать. Черная ленточка в нижнем левом углу его явно портила, но интригу создавала невероятную.
Информация справа от фотографии гласила: «Вчера, 15 сентября 2015 года, в два часа дня в городском парке была зверски убита адвокат Эйслин Маргарет Доэрти, 1987 года рождения, проживающая в Лондоне. По данному факту заведено уголовное дело. В интересах следствия подробности не разглашаются. Родственники и друзья погибшей скорбят и принимают соболезнования.»

Но вот ведь она, Эйслин Доэрти, живая, прислонившись к дереву, сидит...
Сумка на месте, вещи целы
Лицо, голова без единой царапины
Все, кроме клена, ей незнакомо.
Техника работает, связи нет, экстренный вызов не работает.


ДЕДЛАЙН 04.09
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 02.09.16 04:34
  • "Скушай яблочко, мой свет"))))
    +1 от Sionann, 02.09.16 19:58

Освободившись из каменного плена двора, самый вид которого наводил тоску, и едва выбравшись на ближайшую улочку, Ню увидела извилистый путь направо и покуда хватало глаз, то вверх, то вниз, плелась дорожка, укрытая булыжником, уютная, словно из старой, давно забытой сказки и абсолютно незнакомая.

По обе стороны дороги тянулись дома и домишки, не выше трех этажей, какие–то выдавались вперед, остальные тонули и терялись между соседями. Видны были кованые черные вывески – каноничный сапог с широким голенищем, змея, терзающая своим присутствием чашу, шляпа–цилиндр, четырехлистный клевер. Возле входа в кафе, что имело неприятное соседство и соответственный вид из окна, покачивалась на цепях огромная плоская чашка.

Увиденное напомнило Ню поездку в Прагу с бабушкой – те же улочки вне времени, самобытный, ни на что не равняющийся дух, верность традициям и запах свежих булочек.

Желудок требовательно заурчал и Ню поняла, что голодна не только до кофе. Аромат корицы указывал ей дорогу до самых дверей, затем оставил ненадолго и присоединился с товарищами – сладкой ванилью, ни с чем не сравнимым кардамоном и терпким мускатным орехом. Теплый сытный запах витал внутри крошечного кафе, где помещалась всего парочка столиков. Прилавок пестрел пирожными и разнокалиберными булочками. Никто не встречал Ню, но за деревянной стеной, что отделяла помещение кафе от кухни, слышалось недовольное бурчание и звон посуды. Часы над стойкой показывали без минуты пять и, похоже, стояли.

Убранство кафе отражалось в высоком почти двухметровом резном зеркале, точной копии того, что уже дважды попадалось на пути Ню. Воспоминания об их первой и второй встречах заставили ее зябко передернуть плечами – не из приятных они были.

Стоило паркету ворчливо заскрипеть под ногами, из–за стены тут же возникли два подозрительно взирающих глаза на круглом неулыбчивом лице, спустя секунду к ним прибавились еще пара, абсолютно таких же. Взгляд этих глаз едва доставал Ню до подмышек. А когда они наконец оказались за прилавком, смотря поверх столешницы, отделяющей их от посетителя, Ню поняла – близнецы–карлики заведовали здесь всем и, судя по усыпанным мукой пальцам и джинсовым комбинезонам, к выпечке они тоже имели непосредственное отношение.
Заговорили они наперебой, почти отпихивая друг друга и наконец явив клиентке робкие улыбки.
– Здрасте.
– Не хворать.
– Чего понравилось?
– Выбирать будете?
– Булки.
– Пирожные.
– Кофе? – выпалили они вместе и толкнули друг друга так, что повалились на пол, подняв скрип, стук и невероятную ругань.
ДЕДЛАЙН 28.08
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 25.08.16 02:10
  • Вай, какие пупсы милые ^^
    +1 от Tira, 28.08.16 13:42

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Осторожность, любопытство и тонкая игра настроений - все в ней хорошо сбалансировано)
    +1 от Tira, 27.08.16 14:19

Солнце торопилось за горизонт, словно первокурсница на свидание с выпускником. Дорога змеилась под колесами летящего в оранжевую даль байка. Ландшафт здесь, всего за триста миль от родных мест, отличался кардинально. Мотоцикл то взмывал вверх, то летел вниз будто на качелях. Однако вскоре асфальт выровнялся и врезался в коридор из деревьев. Холод тут же запустил под одежду стылые пальцы, а красно–рыжее солнце утонуло сначала за верхушками деревьев, а затем и вовсе прощально подмигнуло, и оставило после себя разукрашенные облака.

Места оказались знакомые, а задание на этот раз было приятным и легко выполнимым – требовалось добраться до ближайшей постели и слегка вздремнуть после жаркого денька. Всего через тридцать миль покажется забегаловка «Сладкая пышечка» и мотель «У пышечки Бэт» («Fatty Betty`s»). Там Тайлеру всегда были рады – и пышногрудая хозяйка – похотливая вдовушка, и две ее дочурки, веснушчатые и рыхлые девицы, весьма умелые в постели. Пожалуй, они тянули на твердую четверку. Из десяти. Все трое и считались теми самыми сладкими пышечками, из–за которых мотель удостаивался чести принимать большинство проезжих дальнобойщиков и таких вот усталых и одиноких путников.

Тем временем все вокруг приобрело оттенок асфальта, будто желая замаскироваться – сумерки, как насыпанная в глаза пыль, затрудняли обзор и предвещали лишь одно – скорейшее наступление ночи. Сквозь растворившиеся в серой мгле стволы деревьев уже тянул к дороге свои белесые руки туман. Становилось темно и промозгло. Вокруг не было ни души, но вскоре боковым зрением Тайлер выхватил бледную фигуру, движущуюся за деревьями параллельно ему, перемещающуюся по непроходимому лесу с той же скоростью, что и рвущийся по гладкому полотну дороги байк. Он видел, как фигура преследует его то справа, то слева, но стоило повернуть голову, всмотреться не без холодка на загривке в черное ничто, и видение не появлялось. В один из таких моментов померещились байкеру глядящие на него из темноты глаза. Усталый мозг вовсю травил его иллюзиями и наконец сделал своё – мотель перестал казаться дырой, изукрашенный в пошло–розовый цвет. Долгожданными предстали даже кровать с продавленным матрацем, изъеденное временем покрывало, телик, работающий от кулака, и давно засохший цветок на окне. Словно возвращения домой ждал Тайлер тех славных минут, когда можно будет вытянуться во весь рост и уснуть. Даже дрянная еда, которую сама Бэт готовила на тысячу раз прогорклом масле, почти показалась желанной, но желудок запротестовал при мысли о жирном куске мяса – наверняка, бродячего пса, поскольку свиней и коров, в отличие от собак, возле забегаловки не наблюдалось.

Тьма казалась бесконечной, а серый отрезок дороги, выхваченный светом фар, все бежал вперед и был однообразен до тошноты.
Человек посреди дороги вырос внезапно. Конечно, он просто стоял, поджидая, но когда очередной кусочек тьмы расступился, он оказался прямо перед байком. Строго говоря, человеком стоящее на дороге двухметровое существо можно было назвать со стокиллограмовой натяжкой. Длинные узловатые ноги, с выступающими коленями белели наготой, как впрочем и остальное – тело словно вытянутое вверх специальным пыточным оборудованием представляло собой торчащие ребра и абсолютное безволосие; руки, длинные и бестолково расставленные, одна короче другой. Но самым странным было лицо. Оно–то и подвергало сомнению человеческое происхождение существа. Лысая голова имела форму сильно удлиненного обтянутого кожей черепа, небольшие чернеющие впадины вместо глаз, отсутствие носа и даже намека на место, где тот должен находиться, и огромный на поллица, разинутый в немом крике рот с длинными и частыми словно иглы зубами.
За доли секунды до столкновения Тайлер понял, почему одна рука существа была короче другой – в костлявом кулаке урод зажал обыкновенную бейсбольную биту.

«У тебя слишком много зубов» – в голов вдруг возникла неуместная любимая фразочка Крюгера, вожака «Ночной стаи», который, будучи еще в школе, так и не получил места в бейсбольной команде, оставил себе на память сувенир и, надо сказать, использовал его почти по назначению, профессионально, с оттягом и в весьма эффектной позе.
Визг, металлический, невероятной силы, вырвался из распахнутого иглозубого рта, резанул по ушам. А бита неумолимо неслась Тайлеру в лицо.

***

– Что это еще за хуйня?! Ты меня чуть не убил, придурок бухой! Я телефон разбила, – первым, что после оглушительного визга тормозов и глухого удара, услышал Тайлер, был абсолютно безэмоциональный, даже тихий женский голос, выражавший свое возмущение непосредственно с помощью нецензурной брани.

По лицу текло что–то теплое, а при попытке подняться лицо разом ожгло и рвануло. Казалось, болит сразу всё – нос, зубы, лоб, даже глаза почему–то отказывались открываться.
Помимо боли в лицо секунду спустя ударил ослепительный свет.

–Эй,– тот же бесстрастный голос, нетерпеливо лез к Тайлеру вместе с назойливым лучом фонарика.
– Встать можешь?
Встать Тайлер мог. Но не хотел. На горячем после жаркого дня песке обочины было почти также уютно, как на продавленном матрасе у Бэт. Когда же, ценой невероятных усилий, удалось–таки разлепить веки, в кружочке света над ним он увидел голову, неулыбчивую, короткостриженую, бесцеремонно его разглядывающую, единственной странностью которой были солнцезащитные круглые очки. Ночью.

Когда те же самые нечеловеческие усилия помогли Тайлеру взглянуть по сторонам, он увидел на переднем плане брошенный черный рюкзак и лишь в метре от него перевернутый байк, с обидой смотрящий на мужчину подбитым глазом–фарой.
– У тебя нос сломан, – констатировал тот же голос. – Я Элли.


Повреждения байка - разбитая фара, поцарапанный корпус
Повреждения Тайлера - сломанный нос


Animal I Have become ссылка

ДЕДЛАЙН 26.08
+3 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 23.08.16 21:24
  • Отличная вводная) Атмосфера ужастика выдержана идеально) +
    +1 от Dredlord, 23.08.16 21:52
  • Отличное вступление.
    +1 от masticora, 24.08.16 01:55
  • «Fatty Betty`s»Атмосфера Америки: 10 из 10.
    +1 от Kravensky, 26.08.16 08:21

Осень вовсю заявила о своих правах, когда пожелтел последний лист на клёне, имевшем привычку подглядывать в окно Джеймса, если то не было плотно зашторено.
Оставаться дома сегодняшним вечером казалось кощунством, особенно когда солнце наконец показало своё золотое брюхо. Даже повод нашёлся – в холодильнике повесился последний таракан. Всё, что годилось в пищу, давно исчезло оттуда. На столе покоилась лишь одинокая пачка соли да чай в пакетиках – вот и весь предстоящий ужин.

Непродолжительное время спустя, облачившийся в любимую толстовку, Джеймс уже щурился, взятый в плен солнечным светом на выходе из тёмного подъезда. Клён весело прошелестел ему вслед в качестве приветствия. Тепло, впрочем, оказалось обманчивым и пришлось нахлобучить капюшон да вздёрнуть привычным движением бегунок молнии. Та с жалобным «зззип» повиновалась.

Путь до магазина был чересчур коротким, а чудесный осенний вечер хотелось смаковать. Для этой цели отлично подходил парк по соседству. Глядя на количество праздно прогуливающихся по зарытым в листьях аллеям, становилось понятно, что такая мысль пришла в голову не только Джеймсу. Шуршащие под ногами листья, принадлежавшие некогда разным деревьям и встретившиеся в одной осенней могиле, оставляли в сердце приятный оттенок знакомого с детства звука.
Однако всему приятному когда–то приходит конец и мимо, едва не сбив непривычно задумчивого Кембера с ног, промчался парень на скейте. Следующий сразу за ним любитель вечерних пробежек остановил внимательный взгляд на Джеймсе, наверняка, поверяя того на предмет повреждений. Примечательно, что на бегуне была точно такая же толстовка. Даже дырочка от сигареты притаилась на капюшоне слева. Жаль, что осознание этого пришло к Джеймсу спустя несколько мгновений, когда тот уже был далеко. Тогда же появилось и какое–то гадкое, недвусмысленно мерзкое предчувствие то ли обмана, то ли предательства, чего–то противоестественного, неправильного, что первым делом побудило Джеймса проверить карманы, но пропажи денег или ключей не обнаружилось.
Исчезло лишь одно – радость от прогулки. Пришлось отправиться в магазин.

Смеркалось. Фонари по команде невидимого стража улиц полыхнули жёлтым – жалкая пародия на уже ушедшее за горизонт солнце.
Люди возвращались домой, нагруженные пакетами из супермаркетов, в компании детей, оживлённо болтающих о своих школьных делах, придавленные выяснениями отношений с супругами, щебечущие по телефону с подругами, не ожидающие в этот вечер ничего, кроме чашки горячего чая и сытного ужина.

Ехали автомобили, торопясь занять место на парковке. На обочине перед супермаркетом остановилось такси и девушка, выскочившая оттуда, торопливо направилась внутрь. Следом покинувший машину парень на ходу застегнул молнию на толстовке, которую Джеймс ни с чем бы не спутал, потому что носил такую уже много лет. Пару шагов, что отделяли парня от Кембера, он преодолел как–то стремительно, угрожающе быстро, вызывая желание отшатнуться, уступить дорогу от греха подальше, но тот прошел мимо, вновь внимательно взглянув мужчине в лицо, будто пытаясь понять, не знакомы ли они. Это был не вечерний бегун. Более того парень оказался девушкой. Девушкой в мужской толстовке с прожжённым сигаретой капюшоном.

Вечер обретал налёт нелепости и Джеймс поспешил укрыться от него среди обыденного и знакомого – полок с продуктами в ближайшем супермаркете.
Движение за спиной, замеченное с роковым опозданием, нарушило мирные планы. Шею пронзила жалящая, глубокая боль, что перешла в висок и, покидая тело, оказалась иглой. Магазин всего в нескольких метрах пополз во все стороны и последнее, что увидел Джеймс, стало такси, услужливо распахнувшее навстречу ему свои двери…

***

Наполовину зелёное, словно не желающее сдаваться под натиском осени дерево при обретении фокуса оказалось могучим дубом. К рукам и ногам с трудом возвращалась способность шевелиться. Шея тупой, ноющей в каждой мышце болью жаловалась на наличие раны.
Вокруг сочувственно шелестели деревья, у обочины лесной тропы, покрытой травой, весело приветствовал Джеймса золотистый клён.
Осень совсем по–иному вступала в свои права здесь, в лесу – выбирая лишь тех, кто послабее, нещадно пачкала их всевозможными оттенками красного, желтого и оранжевого, обрывала уставшие бороться листья и изо всех сил раскачивала не желающие сдаваться ели с помощью верного своего раба – ветра.
Всё прочее благоговейно молчало, прислушиваясь, как осень пытается отвоевать своё время.


Сейчас Джеймс находится в лесу, незнакомом, но вполне мирном. Руки–ноги на месте, шея болит. Все, кроме одежды и ножа вычеркнуть из инвентаря (не убрать, а зачеркнуть). Толстовку тоже.

ДЕДЛАЙН 14.08
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 11.08.16 02:17
  • А ведь осень...)
    +1 от Zygain, 22.08.16 13:01

Взгляд медсестры издевательски сосредоточился на лице говорившей без умолку Ню. Она не потрудилась даже кивать из вежливости, делая вид, что слушает. Вцепилась насмешливо, искривив в презрительной улыбки полные алые губы, скрестила на груди тонкие ухоженные руки, постукивая длинными красными ногтями правой по нежному предплечью левой, затем нарочито медленно принялась поправлять красно–рыжие локоны, которые отнюдь нисколько в этом не нуждались, и только спустя несколько мучительно–долгих секунд как в воздухе повис вопрос Ню, удостоила девушку звуком своего чуть низковатого томного голоса.
– Дорогая мисс Муар…
Шшшш…ТАК… – прошелестел и с громким стуком отодвинулся массивный засов.
– ...на моем веку, а я старшая медсестра и работаю здесь немало
Дважды «чик» и пара шпингалетов освободилось от несения однообразной службы.
– ...еще никто из клиники Кэрролла не уходил навсегда.
Возня ключа в верхнем замке казалась бесконечной, но вскоре он, завершив свою миссию, вернулся в связку на поясе медсестры.
– Все только прощаются да кормят себя надеждами.
Второй ключ был проворнее, но громче. Он словно созывал обитателей лечебницы взглянуть на беглянку, что тешит себя мечтами никогда не вернуться сюда более.
– Я мисс Куин, запомните мое имя, оно вам еще пригодится. Счастливого пути, мисс Муар.
Дверь натужно распахнулась. Казалось, делает она это нечастно. Тому подтверждением был удивленный возглас, с которым дверь продолжила открываться, впуская в помещение холла терпкий аромат летнего утра.
– И до встречи.

Замки проделали тот же сложный путь, визжа, скрипя, жалуясь, потревоженные цепкими пальцами старшей медсестры.
Стоя на верхней площадке лестницы и имея перед собой путь, состоящий из пяти ступенек, Ню смогла разглядеть лишь боковины домов стоявших чуть впереди, словно два охранника, взявших клинику под стражу, да кафе напротив.
Преодолев дорогу вниз и оглянувшись, Ню увидела, что здание лечебницы довольно старое, обремененное высокими потолками и башенками, множество окон второго этажа равнодушно взирало на девушку, надменно косились высокие остроконечные ставни первого, в одно из которых наблюдала за ней старшая медсестра Куин и улыбка ее показалась Ню зловещей. Впрочем, что только люди не списывают на игру света.

В окне второго этажа ровно над тем, где все еще виднелась медсестра, маячила беспокойная фигура мистера Хэта. Тот прижался носом в зарешеченному стеклу и губы его шевелились. Вспомнив последнюю его фразу и наложив ее на движения, Ню получила стопроцентное совпадение. «Время пить чай!» напоминал маленький человечек и настойчиво тыкал пальцем в сторону кафе, другой поднимая воображаемую чашку и делая глоток за глотком.

Проводы Ню на этом не закончились – около дюжины окошечек второго этажа закрыли собой фигуры незнакомцев и незнакомок. Один из постояльцев махал Ню платком, другой плакал и звал ее обратно, третий как и шляпник настойчиво указывал ей путь в кафе. Это сумасшедшее сборище представляло собой тоскливое зрелище, от которого хотелось бежать опрометью, не оглядываясь и уж точно не возвращаясь.

ДЕДЛАЙН 21.08
+2 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 17.08.16 01:16
  • Это прекрасно.
    +0 от Autumn Bomb, 17.08.16 13:25
  • Дадада, моя любимая сказка!
    Атмосфера потрясающая
    +1 от Tira, 21.08.16 11:34
  • – Я мисс Куин, запомните мое имя
    множество окон второго этажа равнодушно взирало на девушку, надменно косились высокие остроконечные ставни первого, в одно из которых наблюдала за ней старшая медсестра Куин и улыбка ее показалась Ню зловещей
    Не знаю, специально так получилось или случайно, но идея совместить вселенную DC со сказками Кэрролла мне нравится.
    +1 от Kravensky, 21.08.16 12:12

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Пожалуй выйдет красивый танец)
    +1 от Tira, 19.08.16 12:55

Удушливая жара вечером оказалась всего–навсего основательной подготовкой к грозе. Небо заволокло стремительно и вскоре оно угрожающе нависло над фестивальной площадкой, давяще и навязчиво напоминая о своем присутствии. Всполохи освещали его в стыках между тучами и впечатление создавалось зловещее. Однако общее веселье, хоть и приобрело налёт саркастического поклонения силам природы, не угасло ни на секунду.
Тем временем наступил полный штиль, зеркальная поверхность озера казалась дъявольски-черной, а воздух застыл удушливым киселём, не желая поставлять кислород. Следующим плевком природы, неизвестно за что прогневавшейся на своих гостей, оказалось полное отсутствие электричества – генераторы вырубились как один, запустив крики «Апокалипсис», «Тор, не гневайся на меня» и «Темнота –друг молодежи». Организаторам, конечно, было не до веселья, но на «совете пьяных» было предложено – дождаться утра, то есть естественного освещения, и тогда уж и решать проблемы. «А пока всем спать», – дружно подвели итог дня орущие в матюгальники дежурные по лагерям.
Спать, безусловно, никто не собирался, но явить свою волю народу – это бесценно.


Мойра

Найти Ларри Карсона оказалось делом нелегким. Его знали все и не помнил никто. Однако, вскоре, перебрав пару неверных предположений, Мойра все же отыскала главного учредителя. Оказалось, провести лекцию для участников было всецело его идеей. Кандидат исторических наук, он не мог больше «оставлять людей без целительной силы знаний», потому и пригласил докладчика, на чьи плечи была возложена миссия – познакомить товарищей отдыхающих с легендарным прошлым этих мест. К скромному исследованию самой Мойры (ибо найти что–либо было за гранью возможного) добавились не более информативные данные мистера Карсона.

В целом стоящих историй было три:
1) Легенда (без источника) о духах озера, забирающих чужие жизни во время полнолуния. Об этом вкратце упоминалось в энциклопедии в статье об озере и лесе Кёсвуд.
2) Заметка о полтергейсте, орудовавшем на фестивале три года назад. Пятеро получили травмы и один участник погиб, но было основание полагать, что произошло это скорее всего из–за алкогольного Каспера – духа вина и прочих высокоградусных напитков.
3) Пожалуй, самым любопытным была статья в газете от 12 июля 1976 года. История занимала целый разворот и говорила про мальчика, который якобы тронулся умом, рисовал некоего «незнакомца без лица» и затем стал называть себя Эллой Фитц, которая была с ним в одном туристическом лагере на берегах озера Кёсвуд. В статье говорилось, что мальчик вскоре покончил с собой, и в память об этой истории школьные лагеря и даже безобидные походы в этих местах запретили. К статье были приложены рисунки – зрелище не для слабонервных, особенно если учесть, что автора по собственной воле более не было в живых.

В общем и целом, порадовать Карсона и зацепить его подопечных было нечем, хотя если потрудиться денек–другой, можно было бы состряпать приличную страшилку и ходить с ней от костра к костру, но для лекции идеи рождались с трудом.
К счастью, Ларри любезно предоставил Мойре пару дней на подготовку, а также пригласил на кружечку коньяку, когда будет время. После он галантно поклонился и спустя минуту его и след простыл.

Свободное место в лагере организаторов не нашлось. Оказалось, что Мойра просто не числилась в списках VIP-гостей, включить в которые её банально забыли.
Но палатку и запас дров выдали, помогли воздвигнуть сие сооружение на окраине лагеря музыкантов и даже развели костер, посчитав, что Мойра Керриган, библиотекарь, тут же займется приготовлением пищи и забудет, кто она и зачем приехала.

Мало того, что уже шестеро, нет – семеро, пошутили про ее костюм, так ей и переодеться на такой жаре было не во что. Тем временем щекотливые струйки пота, доставляющие дискомфорт и портившие внешний вид светлого костюма, напоминали о досадном факте – летом на природу обычно одеваются по–другому. Например, как тот парень без трусов, что отправил ее к жуткому типу, кому не мешало бы подружиться с мочалкой и куском мыла и это только для его поганого рта, который источал пошлые комплименты и сальные шуточки, словно семечки щелкал.
Таких личностей, впрочем, тут было в достатке – вот и теперь, выбравшись узнать, когда починят генераторы, Мойра заметила у своей палатки молоденькую девушку. Пошатываясь и сидя к Керриган спиной, та обильно орошала землю у ее нового жилища, видимо, не добравшись в темноте до мест, непосредственно для этого предназначенных.

Брук

Обойти всю фестивальную площадку, каждый лагерь – Брук спустя пару часов поняла, что коэффициент общения в крови зашкаливает, а впечатлений уже хватит на год рассказов. Новые связи тут устанавливались за секунды, люди знакомились, тут же расходились навсегда, забыв имена друг друга, обменивались дарами, комплиментами, телефонами – всё на эмоциях, подстрекаемых алкоголем и наркотиками, свежим воздухом и просто отдыхом.
Запомнившихся однако было немного – среди бесспорных фаворитов Брук смогла бы назвать девушку–альбиноса, женщину в строгом костюме и очках - на вид библиотекарь–библиотекарем; татуированное нечто – так и не смогла выяснить за разноцветной набитой маской, кто это – юноша или девушка; пузатого под два метра ростом добродушного повара с кольцом в носу и многочисленными шариками пирсинга вместо волос на голове. Таких необычных было еще с десяток, имена их забылись в суматохе общения, но когда Брук вернулась в свой лагерь, была почти полночь и из компании, к которой она примкнула, не осталось никого. Тем не менее у костра, лениво шевеля палочкой угли, сидела та самая библиотекарша, в своем дурацком костюме, который ей, видимо, не на что было сменить. Женщина была будто бы чем-то расстроена. В этот момент и заглохли генераторы, оставив участников без холодильников, музыки из колонок, подсветки дорожек и освещения туалетов.

Кэт

Количество желающих сделать с ней фото возросло с заходом солнца – сей факт был зафиксирован уже дважды, вчера ситуация была абсолютно идентичной, правда нынче вечером, когда напряжение, выданное матушкой–природой окончательно зашкалило, совместные портреты стали походить больше на натюрморты, где главной особенностью была очередная голая задница – слух о режиссере, снимающем фильмы про жопы, набрал популярность благодаря разговорчивости некоего Джареда.

В лагере музыкантов не было зависимых от электричества и потому концерт в сгустившихся сумерках при поддержке приближающейся грозы и организованном ею светопреставлении, все же состоялся. Атмосфера была пронизана романтикой и музыка звучала соответствующая, горели свечи, мобильники и зажигалки в руках собравшихся, а воздух звенел от напряжения – вот–вот разразится небо и хлынет спасительный дождь. Но музыканты продолжали выходить на импровизированную сцену, а дождь так и не начинался. В конце концов, пришла очередь Кэт.
Джаред, забавный юноша, обещавший преследовать ее на всех концертах и стать ее фанатом, если того потребует долг, пришел чуть позже, когда она уже почти закончила. Встав позади всех, он был серьезен, как никогда, и не дождавшись окончания, ушел, за пару секунд до этого кивком позвав Кэт последовать за ним.

Джаред

Ему хотелось курить, но в темноте палатки и хаосе, царившем там же, он не смог найти необходимое для замечательного вечернего косячка. Хорошо, что он взял фонарик. Тот тоже затерялся в хаосе, но не настолько безнадежно. Где–то совсем рядом пела Кэт, ее голос ни с чем нельзя было спутать. Он еще успеет послушать ее, если поторопится. Готово. Можно идти. Фонарик выхватил из темноты силуэт. Белая кожа и волосы, в темноте белеющее лицо. Тем временем, голос Кэт, как будто живущий своей жизнью, звучал совсем не здесь. Как такое могло быть?!

Пост, кто чем занимался до вечера и вечером, когда сгустились тучи и кончилось электричество + продолжаем с места, что описано в мастер–посте для каждого.
Если были какие–то посиделки—диалоги днем между участниками, просьба отыграть их в личке и выложить конечный вариант в чьем–то посте.

В связи с многозадачностью ДЕДЛАЙН 21.08
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 15.08.16 02:17

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Тащусь я от этой девочки)
    +1 от Tira, 15.08.16 19:09

Доктор будто даже обрадовался, что разговор оказался неожиданно кратким, и пациента не пришлось убеждать в своей компетентности и праве вести дела, как того требует врачебный долг.
– Безусловно. Оставляю вам в распоряжение свой кабинет. Рад был иметь с вами дело. Надеюсь, услуги нашей клиники вам более не понадобятся.
Он еще раз внимательно оглядел Ню, будто поставил точку и, снова поглядев на часы, покинул свой «тронный зал».
– Время пить чай! – послышался женский голос, кокетливый и молодой. Судя по всему говорящая кому–то улыбалась.
– Дайте мне только помыть руки, – ответили ей голосом доктора.

Вещи из коробки преданно потянулись к Ню, жалуясь на вынужденное одиночество. Одежда мягкой прохладой обняла тело, успев однако получить незнакомый аромат по всей видимости тех мест, где все это время хранилась. Высокое резное зеркало услужливо преподнесло девушке ее переодетый образ.

Из кабинета через небольшую приёмную, где также никого не было, Ню прошла беспрепятственно, но без малейшего проблеска узнавания. Из приёмной коридор расходился направо и налево, но память снова молчала, и Ню отправилась наугад, буквально спустя десять метров осознав, что оба конца коридора переходят в лестницы, обрамляющие собой огромный холл, обитый снизу до середины стен красным деревом, которое следом переходило в болотно–зелёные обои в полоску – сочетание, давящее и вызывающие желание покинуть «Лечебницу им. Л. Кэрролла» (так гласила табличка в холле в аккурат под бюстом этого самого Л. Кэрролла), как можно скорее. Огромной хрустальной люстре никак не удавалось придать мрачному холлу хоть какое–то подобие уюта. Наверняка, план по выписке пациентов здесь был провален окончательно и потому доктор так радовался, что хоть кого–то смог признать выздоровевшим.
Лестница, скрипучая и, судя по истертым ступеням, видавшая несметное количество посетителей, добровольных и не совсем, недовольно сопровождала Ню к выходу. Створки массивных дверей в два ее роста были наглухо заперты, да еще и закрыты на средневекового вида засов. В единственное здесь окно сквозь щели в ставнях сочился, пробивая себе дорогу, напористый солнечный свет.
Контраст с кабинетом доктора казался чересчур заметным, зато сразу выяснилось, откуда там могло взяться старинное резное зеркало в дубовой оправе.

Ню поджидали. Стоило ей подойти к выходу, как из примыкающей к холлу двери первого этажа вышел низкорослый мужичок в засаленном костюме размера на два больше, чем требовалось. Рукава и штанины были подвернуты и оголяли не совсем чистые руки и щиколотки. Вокруг его лысины продолжали расти волосы и притом довольно длинные, что позволяло ему зачесывать пару сальных прядок поверх гладкого и блестящего островка на своей голове. Выглядело это, прямо скажем, жалко. Направляясь к Ню, он осклабился, показав наполовину беззубый, наполовину усеянный гнилыми пеньками рот и неожиданно тонким голоском шепеляво заговорил:
– В добрый путь, в добрый! Обещай, что вернешься за нами, обещай! – он попытался взять руку Ню в свои непомерно огромные, в контрасте с тонкими запястьями, ладони и продолжил, – Они спросят, а я скажу, что ты обещала. Скажу, да!

Внезапно дверь, из которой он появился, резко распахнулась и человек в засаленном костюме отпрянул, так и не успев пожать Ню руку.
– Мистер Хэт, вы опять сбежали?! – с наигранной лаской принялась выговаривать ему медсестра в белом халате и такой же изящной шапочке. – Идите же в свою комнату, я принесу вам чай.
– Время пить чай! Время, да. – провозгласил мистер Хэт и покорно удалился, впрочем, по пути все же обернувшись и заговорщически подмигнув Ню.
– Сейчас я отворю вам дверь. Доктор Кэрролл меня предупредил о вашем отбытии, – она корректно заменила «выписку» на «отбытие», однако, ласковый тон, которым она продолжала разговаривать и с Ню тоже, ясно показывал – накрахмаленно–белоснежная медсестра свято верит, что «бывших психов не бывает».

И снова никаких воспоминаний. Только зеркало в резной оправе, точно как из кабинета доктора, прощалось с Ню, глядя ей в спину ее собственным отражением. Непонятно, как она сразу не заметила двухметровое детище искусного мастера, которого наверняка уже не было в живых.
ссылка
ДЕДЛАЙН 15.08
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 13.08.16 02:52
  • – Мистер Хэт
    низкорослый мужичок в засаленном костюме размера на два больше, чем требовалось. Рукава и штанины были подвернуты и оголяли не совсем чистые руки и щиколотки. Вокруг его лысины продолжали расти волосы и притом довольно длинные, что позволяло ему зачесывать пару сальных прядок поверх гладкого и блестящего островка на своей голове.Шляпник уже не тот, да.
    +1 от Kravensky, 13.08.16 14:20

Испещренный трещинками белый кафель и разделивший его на квадраты грязно серый бетон терзали взгляд своей неряшливостью, омерзительной одинаковостью. Нежелание владельца помещения сменить такой обыденный, абсолютно лишённый фантазии элемент декора раздражало еще сильнее.

Ню всего несколько минут назад очнулась здесь, в незнакомом кабинете, якобы приведенном в порядок посредством белого кафеля, на лишенном элементарной комфортности стуле, в плену белых шкафов с однообразным папочным содержимым.
В голове стояла густая пелена амнезии. Ню помнила каждое мгновение своей жизни, но как оказалась здесь, в этом кабинете, облаченная в полосатую пижаму и белые тапочки, упрямо пытающаяся найти что–то менее однообразное, чем кафель и шкафы, забыла. Это душило ее, раздражало, мучило, заставляло в беспомощном усилии напрягаться, а к моменту появления в кабинете мужчины в белом халате, уже откровенно злило.

Незнакомец, очевидно врач, улыбался, внимательно, почти ласково разглядывая девушку сквозь тонкие обрамленные золотом стекла очков. В руках он держал коробку, которую незамедлительно и поставил перед Ню. В ней, смешавшиеся в безнадежном беспорядке, выглядывали беспомощно ее вещи. Даже растаявший и принявший весьма странную форму шоколадный батончик был там.
В памяти возник эпизод фильма, где такие же коробки возвращали заключенным, покидающим тюрьму, но врач в эту картину не вписывался.

– Мисс Муар, я не стану ходить вокруг да около, потому перейду сразу к делу, – голос у врача был густым, сильным, басистым, такие не умеют говорить тихо и не скрывают свои взгляды за благоговейным лепетом.
– У нас нет оснований держать вас в лечебнице. В вашем поведении нет ничего необычного, поэтому содержать вас в клинике для душевнобольных было бы слишком серьезной мерой. Давайте также впредь договоримся, что если ваше состояние снова будет внушать вам беспокойство, вы вначале посетите психолога, затем психиатра, а уж потом придете к нам. Историю болезни я пока оставлю у себя, но официального эпикриза не будет, не стоит предавать огласке ваше пребывание здесь. У вас есть вопросы? – последнюю фразу он сказал, поглядев на часы.

Взгляд наконец нашел отдушину. Посреди этого белого кафельного безличия нашло свое пристанище огромное двухметровое старинное зеркало в резной дубовой оправе, украшенное необычной формы вензелями, похожими на арабские письмена. Оно, нелепое, словно белый рояль в спортзале, стыдливо ютилось в самом дальнем углу просторного кабинета.
ДЕДЛАЙН 14.08
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 11.08.16 02:15
  • Начало прямо с ходу в лоб интригует))
    +1 от Tira, 11.08.16 11:01

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Интересная особа.
    +1 от ksav, 11.08.16 10:19

Лес Кёсвуд, что по–хозяйски расположился вокруг одноименного озера, организаторы фестиваля с дурацким названием и восхитительным содержанием – «Дыхание жизни» – облюбовали давно и прочно.
Вездесущие музыканты, непризнанные писатели, поэты, претендующие на «творчество избранных», люди неопределённого рода деятельности, подростки, трудные и не очень, странники и попросту бродяги, ушедшие когда–то за смыслом жизни и плутающие до сих пор в поисках оного, длинноволосые стереотипные хиппи, любители йоги нагишом, борцы за экологию, защитники животных, ходатайствующие о легализации легких наркотиков, художники, зрящие в корень, и случайно приобщившиеся туристы – все они замыкали пространство , щедро выданное им организаторами, разбивали пресловутый кемпинг недели на две, задерживались впоследствии еще на пару, после оставались жить, питаясь подножным кормом и чистым воздухом, но все до последнего были довольны, пропитаны на целый год воспоминаниями и заняты игнорированием случайных знакомых, приобретённых на фестивале и нередко распространившихся по всем уголкам мира.

Поговаривали, правда, что несмотря на спокойствие здешних мест, лес Кёсвуд был связан с весьма неприятными событиями. Все слухи сходились лишь в одном – берега озера Кёсвуд некогда являлись площадкой для ожесточенных военных действий. Организаторы, спекулируя на трагедии, объявляли фестиваль вторым дыханием для этих земель, шансом на жизнь, возрождением и даже восстанием из пепла – последнее звучало особенно громко из уст мистера Карсона – вдохновенного затейника, короля данного мероприятия, по совместительству лысеющего кривоногого, крючконосого, но бесконечно преданного своему детищу американца.
В прочих вопросах легенды существенно расходились. Разброс веков, на которые пришлось смертоносное побоище, колебался аж с одиннадцатого по двадцатый век и задействовал американцев, японцев, французов, англичан, въетнамцев, корейцев и, безусловно, русских. Со временем любая новая версия происходящего стала вызывать лишь дружный хохот и к легенде принялись относиться соответственно.

В этом году кемпинг плотным кольцом окружил все озеро. Признавали, что количество участников достигло рекордной отметки, о чем тут же возвестило недостаточное число биотуалетов, за пару часов разошедшиеся дрова и уголь, да и с питьевой водой возникла напряженка, хотя пока ее всем хватало.
Атмосфера однако сохранялась дружеская. Над палаточным мегаполисом смешанный с дымом костров витал дух творчества и единства.

+++++++++

Для Кэт предложение выступить в рамках фестиваля «Дыхание жизни» стало своеобразным прорывом, ведь всем известно, какое множество певцов и групп выходило с лёгкой руки случайных судьбоносных встреч на серьёзный уровень студийного альбома и даже сольных концертов. Поговаривают, что некие слишком известные теперь личности прославились именно в этом самом месте девять лет назад. Первый день прошёл в нескончаемых знакомствах, посиделках и клубах ароматного дыма, поставляемыми соседями по палаткам. Музыкантов располагали рядом, словно клуб по интересам, и потому Джаред, уже успевший поджариться на костре и тем самым заслуживший прозвище «Hot Jared»*, а также исполнивший придуманную в честь сего события новую песню, запомнился Кэт с первого взгляда. О певице–альбиносе такое можно было сказать и без происшествий. Стоило ей представиться и в качестве приветствия продемонстрировать свои способности на местном междусобойчике и «Milky Cat»** уже под вечер была известна в любом уголке музыкального островка.

Спор о преимуществах «gap year»*** уже набил оскомину и, в очередной раз не сумевшая отстоять свою точку зрения в споре с родителями, Брук, занявшая оборону в спальне, случайно увидела в соцсети группу популярного фестиваля, проходившего в каких–то пяти–десяти километрах от их летней виллы. Брук сочла это голосом провидения и вот она здесь – в странно уютной компании, лишенных комфорта условиях, на отчетливо пахнущем новыми возможностями легендарном мероприятии.

С Мойрой дела обстояли гораздо сложнее. Всего пять дней назад в библиотеку, где она работала, поступил запрос от организаторов мало известного в ее кругах фестиваля «Дыхание жизни», который на ее памяти в годы своего зарождения вмещал всего около тридцати активистов с весьма непонятными целями. Нынче же обещалось аж более полутора тысяч участников и «в рамках юбилейного, тринадцатого фестиваля хотелось бы провести небольшую просветительскую работу, для чего и будет организован лекторий» – говорилось в электронном письме от некого мистера Ларри Карсона. Честь (а точнее банальный жребий) выпали на долю умницы Мойры, о чем ее с несколько приувеличенным энтузиазмом и оповестил директор библиотеки.

*Hot Jared – дословно «горячий Джаред», где hot также подразумевает и «сексуальный». Игра слов.

** Milky – молочно-белый, намек на цвет кожи; Cat – как одно из способов написания имени Кэт (через «К» и через «С», при произношении не отличающиеся) и играющая также на двух смыслах – Кэт и кошка

*** gap year – своеобразный академический отпуск на целый год после окончания школы, но перед поступлением в институт, в ходе которого будущие студенты путешествуют или подрабатывают. Аналогов в русском языке не наблюдается.


По посту с носа на заданную тему;)
August Bomb, ДО поста заполнить навыки и инвентарь. Буду ругаться!

ДЕДЛАЙН 14.08
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 11.08.16 02:16
  • мне нравится тема сочинения)
    +1 от Инайя, 11.08.16 05:34

Машина заглохла в самый неподходящий момент. Казалось, она загодя предупреждала о своем дурном самочувствии, вызванном нечем иным как голодом, но Анна и слушать не желала о любом неподчинении.

Изнурительная поездка случилась с ней впервые. Особенно если учесть, что путешествий на расстояние более пятидесяти километров было всего два – когда срочно пришлось везти Барни, соседского кота, ночью к ветеринару, и сегодня, когда партнеры, с которыми фирма целый месяц добивалась встречи, наконец соизволили согласиться. У них однако было условие – на сделку должен явиться сам директор, не иначе, а поскольку дяде как раз случилось отбыть на другой континент с новой любовницей и ее крошечной собачкой, срочная миссия была передана Анне.

Вот уже три часа она ехала по безлюдной ночной трассе в компании с беспросветной лесополосой по обе стороны дороги, не встречая ни единого знака, поселения или заправки. Собственно именно поэтому ее верный железный конь, не получая достаточного количества корма, решил встать в позу прямо посреди непроглядного леса и весьма неласковой ночи.
Безусловно, Анна пробовала вернуться, но спустя то же самое время, что было потрачено на путь в сторону места назначения, съезда на трассу не обнаружилось, а лес продолжал захватывать землю по обе стороны дороги. Несколько часов такой поездки создавали иллюзию, что Анна движется по диковинной трубе, скроенной из деревьев, и будет перемещаться внутри, пока не лишится рассудка.

Полчаса ожидания встречных автомобилей прошли в нервном подборе возможных вариантов спасения. Телефон находился в режиме экстренного вызова, но и тот не желал приходить девушке на помощь, обрываясь на первой секунде. Когда первый ужас прошёл, настало ложное спокойствие, что пугало еще сильнее. Такое внезапное равнодушие было словно затишье перед бурей, однако та пока не спешила разразиться. Тем не менее, поддавшись голосу разума, Анна уговорила себя приоткрыть окно, чтобы хотя бы не умереть от удушья, и ждать наступления утра.

Сквозь щёлочку, образовавшуюся в окне, запотевшем от чрезвычайно высокой концентрации страстей внутри, откуда–то из леса потянуло дымом и прохладой. Такое случается, если поблизости водоём. Сквозь ветви даже различался огонёк или электрический свет (в последнее верилось с большим трудом) – то ли кто–то бесстрашный устроил в лесу привал, то ли здесь всё же имелись жители, судя по всему единственные на все триста пятьдесят два километра, пройденные Анной за сегодняшний вечер.

Сработал «эффект лестницы» – возникла запоздалая мысль о запасной канистре с бензином, но кто же мог предположить, что вилла будущих партнеров, расположенная «всего в девяноста километрах от вашего офиса» не покажется ни через сто, ни через двести, что и оставит в конечном счёте озадаченную девушку думать, будто она выбрала не тот маршрут.


Резюмирую: Анна в лесу, где нет уже долгое время (3 с лишним часа): 1)людей 2) машин 3) связи 4) электричества, фонарей 5) заправок 6) знаков 7) выхода
Если всё же возникли вопросы, можно задавать в личке.

ДЕДЛАЙН 14.08
+1 | Fairy Fucking Tales Vol.2, 11.08.16 02:18
  • Все четыре вступительных поста - замечательные. Но так как плюсик можно поставить только один, воткну его сюда.
    +1 от masticora, 11.08.16 03:22

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Ммм, вкусный пост) Течет, как мед
    +1 от Tira, 09.08.16 23:43

Материнская колыбельная с пугающей навязчивостью билась о стенки воспаленного сознания – голос внутри уже смазался, словно у ржавой шарманки, но мелодия осталась, терзала сердце, повторяясь вновь и вновь. И слова жили – буква к букве ложились перед глазами кровавым текстом. Мама сама выдумала их, когда Эра родилась. Нет-нет, до рождения, еще до ее появления, конечно…Как она могла забыть…

Найдешь ты путь, ко мне придешь

Окровавленные руки дрожали от напряжения уже около получаса, внутри все сотрясалось от усталости – необычного изнеможения, будто разом стало все равно и тело отказалось повиноваться.

И крепко за руку возьмешь

Сухой язык в сотый раз облизывал сухие губы, а до мозга, истерзанного ужасом произошедшего и новым положением дел, еще не добрались тревожные сигналы – телу необходима жидкость.

Ты – герой, моя малышка

Когда кто-то сгреб ее в охапку и дал хорошего пинка, чтоб бежала , не оборачиваясь, Эра пыталась двумя руками унять пульсирующую из бедренной артерии кровь , в одночасье растеряв все навыки. Пауль – ее брат – уже закрыл глаза, чтобы никогда не проснуться, но горячая, она продолжала искать выход из молодого тела.

Пусть пока не больше мышки

При мысли о фонтанирующей крови в гортани стало отчаянно печь. Сколько она уже хотела пить, лучше не знать. Слезы кончились, кажется, вчера. Говорить, растрачивая последнюю влагу, пришлось закончить вроде бы тоже вчера. Вчера… Все прошлое превратилось в одно большое «вчера» - вчера улыбался Пауль, вчера погибли все, кроме них, шагающих в небытие, вчера ее разбудила тревога, вчера она не поцеловала мать и не попрощалась с отцом, вчера умерла ее прежняя жизнь…

Буду так тебя качать

Хоть каплю чертовой воды и можно снова шагать, не зная усталости…
В плечо ощутимо толкнули – так делала Кейт, ее наставник, когда Эра задумывалась. Девушка покачнулась, но устояла.
«Опять обосралась?» - похоже, Кейт было весело. Конечно, она, небось, не подыхает от жажды… Лексикон у Кейт был своеобразный. Стоило Эре сделать что-нибудь не так, тут же следовало насмешливое «Обосралась, да?». В такие моменты хотелось влепить ей по первое число, но уважение не позволяло. Более того, она даже достойного ответа так и не придумала. Хотя….сейчас самое время что-нибудь ответить, вдруг другого шанса не будет. Эра, улыбнулась запекшимися губами и открыла, было, рот. Кейт не было. Галлюцинация?

А ты станешь подрастать


Осознание, что сходишь с ума, весьма жутковато. Будто котелок ледяной воды за шиворот.
Эра поднесла руку ко лбу – точно, вода… Откуда? Соленая. Пот? Лоб покрылся ледяной испариной, словно иссушенный организм выталкивал насильно последнюю жидкость, пытаясь прекратить муку медленной смерти.

Горы на пути свернешь

«Эй, подбери сопли, детка!» - снова удар в плечо. Остаться на ногах после даже легкого тычка Пауля было попросту невозможно.

И врагов повергнешь в дрожь

Эру повело в сторону и под хохот брата она осела на горячий песок, впрочем, вне себя от радости. Эти мгновения прошлого, рожденные воспаленным сознанием, держали цепкими пальцами надежду на спасение.

А пока усни малышка

Эра устало закрыла глаза. «Еще немного полежу» - подумалось ей – «и пойду дальше….Никто и не заметит, что я прилегла…»

Ты еще не больше мышки….


Из сна выдернул звук беспокойно трещавшего мотора. Эра дернулась и открыла глаза. Первое, что она почувствовала – кто-то вложил ей в ладонь нож. Сама она попросту не могла этого сделать.
Смех вообще-то был совершенно неуместен, но, однако, он раздавался откуда-то сверху. Что смешного может быть в том, что она погибает от обезвоживания?! На злость, оказывается, человек способен, даже в лихорадочном предсмертном состоянии. Говорить она тоже еще могла.
- Дайте воды, суки, - собственный голос Эра узнала с трудом.
Способна говорить, значит, и нож, если что, вонзит, куда следует…

Эра-медик, это по умолчанию известно всем

Получатели: Алистер Блэк, Тильберт, РИЧАРД Б. РИДД, Лойд, Эра.

ссылка
ОЗ 25
Проверка выносливости 16
  • Отличный пост)
    +1 от MoonRose, 11.12.14 09:22
  • Очень нравится. Атмосферно, трагично, сентиментально...
    +1 от maanur, 11.12.14 09:32
  • Хорошая колыбельная.
    +1 от Nak Rosh, 12.12.14 12:03
  • накатала так накатала)
    +1 от CeBeP, 11.12.14 02:54
  • Однако...)
    +1 от winder, 11.12.14 09:04
  • Круто, всегда бы так :3
    +1 от Althea, 12.12.14 14:48

Эния Тинтур за трое суток прижилась во дворце так, словно ни дня не жила где-то еще. Уже следующим утром Мартин, по ее ненавязчивой просьбе, привез ей около десятка нарядов и служанку. Последняя была торжественно тиха в первые полдня, но после принялась болтать без умолку, к вящему неудовольствию своей хозяйки. К концу второго дня не осталось никого во всем огромном дворце, кто бы не удостоился улыбки леди Тинтур, а среди прислуги она и подавно стала любимицей.
Создавалось впечатление, что Эния продолжала наслаждаться жизнью, не прикладывая к тому особых усилий и уж тем более не интересовалась происходящим вокруг. Но это было не так.

В день собрания она появилась в зале последней, не опоздав, но и не поторапливаясь. Темно изумрудное платье и меховая накидка переливались в отблесках утреннего света, пока леди Тинтур, плавно вышагивая, двигалась к своему месту за столом. Безмятежная улыбка как всегда едва касалась губ, глаза сияли счастливо, словно по-другому и быть не могло - знавшие ее чуть более часа уже не удивлялись этой ее легкости и непосредственности. Без них леди Тинтур перестала бы существовать.
В качестве приветствия обведя присутствующих беспечным взглядом, она смиренно подождала, когда сидящий слева Артур отодвинет стул и поможет ей сесть - в отношении манер она была неумолима.

Новостей было много, в основном, отнюдь нерадостных, но Эния не перестала улыбаться. Лишь на секунду улыбка покинула ее, когда она чуть взглянула в сторону, пытаясь увидеть, что делает за ее спиной Нуар и вспомнила, что Нуара там нет - найти брата не получалось, а отлучиться пока не представлялось возможным.

- Ваше Величество, - когда пришла очередь Энии говорить, она ничуть не растерялась, это было просто невозможно. Гордая осанка и неизменная улыбка, лукавый взгляд и неторопливая речь – с этим, так или иначе, приходилось мириться всем и король не был в этом исключением, - моя бабуля…а у меня, как и у всех, она была – по крайней мере, мне так рассказывали – любила говорить «Если в твоем доме творится непотребство, не торопись искать причины за дверью, разгляди внимательней его обитателей», - леди Тинтур затем выдала вполне театральную паузу и продолжила мысль, - Вы никогда не задумывались, Ваше Величество, что враг или какой-то его приспешник, может сидеть внутри и управлять всем прямо из вашей страны. Вы хорошо знаете своих ближайших союзников? Не замечали странных совпадений, когда при появлении в вашей жизни одного или нескольких приближенных, неизменно происходило нечто плохое? Я к тому, что наверняка чума, нападение, смерть вашей супруги, похищение и покушение – дело рук одних и тех же людей и кто-то из них даже прямо сейчас может находиться среди нас, с удовольствием слушая наши смешные потуги что-то решить и тут же выступая вестником для своих коллег. Не может быть, Ваше Величество, чтобы вы ни разу не думали о таком и чтобы у вас не было подозреваемых. Быть может, стоит обратить свое внимание внутрь своего дома сию минуту?

Обаяние, с которым Эния произносила свою речь, вполне могло сгладить дерзость, иногда весьма неприкрытую, которая наверняка не прошла бы, не будь у говорящего столь же очаровательной улыбки и уверенности в голосе.



вообще логично, чтобы говорил прежде Энии Крауц, как более приближенный к королю, но что ж поделать, ждать больше просто нет смысла
+1 | Просвет в облаках, 09.12.14 03:37
  • Как-то давно не было возможности ничего плюсовать..
    Но вот - время пришло.
    Отличный пост :)
    +1 от Akkarin, 09.12.14 12:07

С выражением беспросветно канувшего в небытие восторга на лице, Леонор приняла динамит из рук напарничка. С одной стороны, наличие у нее взрывчатки было даже хорошо - если она сделает что-то не так, он рванет прежде, чем бугай ее съест.
- Угу, - совершенно без энтузиазма отозвалась Леонор на просьбу прикрыть задницу и по тону было ясно, что она скорее сделает обратное, чем угодит великану, забыла-как-его-зовут.
+0 | Сумеречная зона, 20.11.14 14:14
  • "С выражением беспросветно канувшего в небытие восторга на лице" - В золотой фонд цитат однозначно!
    +0 от Timberbeast, 20.11.14 14:29

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Нет человека - нет проблемы. И главное - обоснованно!
    +1 от Fiona El Tor, 18.11.14 15:57
  • Сестра отжигает.
    +1 от FDAotD, 18.11.14 14:18

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Как говорится "Лействуй, сестра..."
    +1 от FDAotD, 13.11.14 08:44

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Милосердная сестра Джейн =)
    +1 от Fiona El Tor, 08.11.14 00:22
  • Предложение девчонке помолиться вместе, после совета свернуть шею - это плюс ))
    +1 от Ismirael, 07.11.14 23:20

Монстр, на взгляд Леонор, отнюдь не выглядел, как нечто довольное своим превосходством над людьми. Напротив, являл собою жалкое существо и если бы не ярко выраженная власть здесь и сейчас, возможно, ему стоило только посочувствовать. Однако, в таком баре, как их дыра, априори не могли собраться способные на сочувствие к страшилкам и потому происходящее было похоже на весьма продуманный, хотя и дерзкий, план.
И знать, что там дальше по плану, подвластно, похоже, лишь тем самым - которые наверху цепочки. Видимо, в таких случаях, не спорят - подсказка разума. Но когда это Леонор не задавала вопросов?!
- Позвольте уточнить, - наконец, поднявшись, и скрестив руки на груди, она подала голос.
- То есть мы, - она театральным жестом обвела еще троих номинально несчастных, - получили нечто, чем не можем воспользоваться, пока не сделаем что-то не совсем приятное добровольно? И еще, - подняв указательный палец в качестве запрещающего говорить знака, продолжила она, - мы, ко всему прочему, теперь уже не те, - палец "постучал" в пол, где покоились теперь люди-неудачники, - но еще не эти? - обведя насмешливым взглядом вампиров, Леонор сосредоточилась на их главном.

- Если эта практика выживала до сих пор, я в шоке. Но! - снова указательный палец, - в деле!
Инстинкт самосохранения все еще был на месте.
+1 | Сумеречная зона, 16.10.14 13:47
  • Будем считать, тут плюс 2 за отыгрыш. От нас с жэвотне :))).
    +1 от Althea, 31.10.14 10:42

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • чОтко.
    +1 от Azz Kita, 30.10.14 22:35
  • А эта монахиня, походу и не монахиня вовсе.
    +1 от Bully, 31.10.14 06:47

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Издеваешься? Ладно, мы ещё посмотрим кто будет смеяться последним.
    +1 от Bully, 27.10.14 15:57
  • Няшная монашка.
    +1 от Tira, 27.10.14 16:23
  • В подобных случаях лучше сойти за мразь, чем лежать на операционном столе и смотреть, как тебе пришивают сиськи твоей настоятельницы.
    Аминь.
    +1 от Azur, 29.10.14 02:32

Вконец измучившись, Аннабелль глядела онемело в темный коридор и казался он ей отражением ее собственной души – темной, грязной, холодной, измазанной чужой кровью.

Мама Белль, опомнись….Нет крови на твоих ладонях. Пропала, умерла, ушла к мечте – одно и то же. Никто не проклинает твои поступки сильнее тебя самой. Ты сама позволила приходить кошмарам.

Там за равнодушными стенами едва слышно заплакал младенец. Ее ребенок. Он знал, что она тут, что Мама пришла и встреча неизбежна теперь, и позволил себе подать, наконец, голос.

Избавься от сомнений – он зовет тебя. Ты познала тысячи страданий, твое сердце до сих пор рвут изнутри эти проклятые угрызения. Все закончилось. Это ли не знак, что ты должна быть там, куда удалось дойти?! Ты ведь веришь в знаки, так?

Напряженный взгляд внутрь темноты окрасила улыбка. Дурманящий аромат хвойных лесов, что окружали ее дом, трава как шелк, еда, добрые соседи – когда это перестало нравится? А когда полюбилось вновь? Все познается в сравнении, Мама…

Найдутся деревни, где ты еще нужна, где ты сможешь искупить свой поступок. Не стоит того твоя мечта и пока на тебе нет людской крови, вернись и живи, как прежде, не позволяй ничему больше затуманить свой разум. Молись и Он услышит, а если нет, значит, не пришло еще твое время, Мама Белль.

Невольный шаг назад и вновь оцепенело смотрит Аннабелль внутрь. Внутрь себя, не Кьоль – туда, где больше загадок и, наверняка, больше путей.

Но зачем возвращаться?! Там не ждут. Вот он, Исполняющий мечты! Протяни руку, дотронься. Хватит жадно всматриваться, просто ступай уверенно, как шагала до этого, не терзаемая сомнениями, ведомая мечтой. Прекрати думать о прошлом, ты уже не та. Нет тебе места в прежней жизни.

Пусть сдохнут те, кто посчитал ее недостойной своей мечты. Пусть сами извозятся в таком же дерьме, если посчитали этот путь легче остальных.

Но путь к справедливой мечте светел и радостен, Мама Белль. В нем нет удушливых болот и гниющих лесов, нет смерти на каждом шагу и десятков чудовищ, готовых тебя разорвать, чтобы остановить. Что, необходимо было испытать все это, чтобы стать матерью?! Сотни женщин избавляются от детей ежедневно, не желая обременять себя, а ты пошла на смерть, чтобы держать в руках тепло, роднее которого не будет. И хочешь отступить?!

Отнимет больше, чем даст….Что еще можно отнять у нее? Только воспоминания. Или Кьоль посягнет на ее мечту?! В груди, на месте равнодушного сердца, стало холодно.

Ты видишь свое семейное счастье за кровавым коридором? Видишь?! Тогда ступай без сожалений!

Еще не отдавая себе отчета в содеянном, Мама Белль повернулась спиной к прогнившему городу, где отчего-то исполнялись мечты.

Не ведаешь, что творишь!

Женщина шагала, как можно быстрее, удаляясь от проклятого места. Открылись глаза и приняли правду – не будет ей покоя нигде, но в пустоте сырой и пахнущей останками, тем более.

Дорога обратно всегда короче, Мама Белль, не сомневайся...
клянусь, когда начинала пост, решение еще не было принято

возвращается
+4 | Кьоль, 24.10.14 14:47
  • +1 от Azur, 24.10.14 16:05
  • Сильно. Верю. Это значит что ты прочувствовала персонажа. Это значит что он живой...
    +1 от Bully, 24.10.14 16:03
  • Это правильный выбор.
    И пост красивый. Заметно, что решение принималось в процессе написания.
    +1 от Akkarin, 24.10.14 16:06
  • Одуматься никогда не поздно. Надеюсь, Аннабелль сможет вернуться домой.
    +1 от Fearawl, 24.10.14 17:42

Все очень долго говорили - Мама Белль чувствовала кожей, как утекает драгоценное время и косилась на стража. Еще чуть, вот сейчас он ударит первого ближайшего к нему. Хотя на его месте, Аннабелль не дала бы и секунды на раздумья.
- Опал неправильный, - коротко бросила она, экономя время. Сначала она думала, Господь услышал ее молитву и указал путь, помог понять, кто достоин попасть в Кьоль. Но нет, такое озарение случилось с каждым и было похоже на чью-то издевательскую игру.

Ей вдруг захотелось вернуться. Чтобы ничего этого не было. Чтобы она никуда не уходила и ее никто не терял. Не встречаться с одержимыми сказкой людьми и чудовищами, порожденными отсутствием солнца над головой. Не брести, не зная дороги. Не видеть кошмаров. Мечта вдруг показалось ничтожной, маленькой. Такой же сказочной, как Кьоль. К которой не подобрать ключ....

Из наваждения вырвал собственный голос.
- Наверное, изумруд подойдет...
И почему это ее так заботило, Аннабелль вспоминала и не могла вспомнить. Все вокруг стало до отвратительного мелочным, а радость от достижения цели улетучилась со словами стража о детях.
Подумать только, ради своей собственной семьи разрушать десятки других... Воистину, человек - самое страшное чудовище.

Мама Белль продолжала напряженно следить за стражем, только теперь уже не считала секунды до начала отмщения...
Поясню: неправильный по видению Мамы только опал, остальные правильные + про свой она опять же не знает
+1 | Кьоль, 21.10.14 01:42
  • А я все ждала, когда же она захочет вернуться)
    +1 от Tira, 22.10.14 18:56

Эния усмехнулась и хитро поглядела на телохранителя поверх своей чашки.
- Не забывай, что я иногда копаюсь в твоей славной голове, дорогой брат. У тебя там, - она постучала пальцем по собственному лбу, -нет плана получше. Ты хотел управлять со мной имением отца, пусть даже невидимо для остальных. Так почему противишься моему решению? Мне необходимо захватить здесь власть как можно скорее.
Она в задумчивости постучала ногтями по прекрасному и баснословно дорогому фарфору чашки.
- Откровенность за откровенность, Нуар. Как ТЫ видишь нашу дальнейшую жизнь? Под началом Олоиса? Пф, смешно, не находишь?

О, у Энии была просто потрясающая способность незаметно и непринуждённо уходить от прямого ответа на вполне недвусмысленно поставленный вопрос. Нуар проигнорировал высказывание относительно прозрачности содержимого собственной головы, задумавшись, впрочем, как бы точнее сформулировать суть своих претензий. Ещё совсем недавно, стоя у окна, он был переполнен яростью, объят праведным гневом и полон решимости выплеснуть всё это прямо ей в лицо, но теперь… Эния умудрилась повернуть беседу таким образом, что все его слова превратились внезапно в нытьё и пустые сверх всякой меры жалобы. Этим искусством она владела не менее безупречно. Казалось бы, можно было считать конфликт абсолютно исчерпанным, но Нуар думал иначе. Странное настроение толпы за окном передалось и телохранителю. Хотелось улучшений, перемен или, хотя бы, призрачных надежд на светлое и безоблачное будущее.
А ведь действительно… Аксидий совершенно не представлял их дальнейшее сосуществование. Чем всё это закончится? К чему приведёт? Нуара этим вечером беспокоили совершенно несвойственные ему размышления над вопросами такого рода. Он не мог вечно быть её телохранителем, не мог постоянно находится в тени. Хотелось когда-нибудь выйти на свет. Да, ему нравилось текущее положение дел, это было чертовски приятно, но… Не могло продолжаться слишком долго. Аксидий понимал, насколько нелепо выглядит со своей попыткой «демонстрации чувств», поэтому решил прибегнуть к столь понятным Эние доводам логики, которыми она сама умело манипулировала:
- Ты могла бы найти куда более выгодную партию. Человека, действительно имеющего влияние при дворе, из более уважаемой семьи. Менее смазливого, чёрт побери. – не выдержав, выпалил он.

- Ах ты мой дорогой ревнивый братик, - Эния, неожиданно переполненная нежностью, поднялась и спустя секунду уже заглядывала Нуару в глаза, хитро прищурившись и обезоруживающе улыбаясь.
- Настолько ревнуешь, что хочешь подложить меня под одного из старых лысых приближенных короля, - Эния провела пальчиком по упрямым губам Аксидия, - который, к тому же будет настолько умен и опытен во всякого рода интригах, что без труда сделает меня, не говоря уж о тебе, своей комнатной леди. Ты этого хочешь? - руки скользнули чуть ниже и Тинтур приобняла телохранителя за шею, заставляя взглянуть в свои глаза.

Как можно было ей сопротивляться? Аксидий утопал в изумрудных озёрах чарующих глаз, чувствовал лёгкое прикосновение руки к своей оголённой шее и понимал, что вновь теряет нить беседы. Из последних сил цепляясь за обрывки своих мыслей, Нуар хрипло проговорил:
- Ты могла бы… - замолк, собирая в кучу осколки разбегающихся мыслей, - Придворные чиновники вовсе не столь проницательны, и ты это прекрасно знаешь… - вновь замолкает, не выдерживая укоряющего изумрудного взора.
Не оставляет, впрочем, попыток:
- Да кого угодно, только не этого смазливого франта! – выкрикивает наконец он то единственное, что ещё крутилось на языке.
- Чшшш... - губ Нуара легко, но требовательно коснулись теплые пальцы, затем на смену им пришел поцелуй.
- Тише, - говорила Эния сквозь прикосновение губ, - мы все уладим, - и снова протяжный и легкий, едва заметный, поцелуй, - сейчас не время для свадеб, - увлекая Аксидия ближе к обитому голубым зеленым бархатом дивану, шептала леди Тинтур...
+1 | Просвет в облаках, 17.10.14 02:54
  • Конечно же я это заплюсую! :)
    +1 от Akkarin, 18.10.14 22:17

Тысячи проклятий зловонным облаком летали вокруг Мамы Белль каждую секунду. Одна только беспомощная умирающая в агонии роженица могла проклясть ее сотни раз. Тем не менее она досадливо остановилась, прервав свой путь по дороге из серого кирпича, и оглянулась, хотя прекрасно догадывалась, кто и зачем проклял ее снова. Однако, неожиданно, как насмешка над тишиной и напряжением, повисшим навеки над этим местом, зазвенел ее смех, внезапный и радостный, как если бы смеялась счастливая женщина, познавшая, наконец, семейное счастье, глядевшая как ее карапуз, розовый после купания, сучит ножонками и улыбается ей. Аннабелль продолжила смеяться, когда вновь повернулась лицом неизведанному, но тысячи раз желанному.

Теперь она, как выстоявшая в миллионной очереди и почти дошедшая до конца, должна двигаться вперед.
И снова не было страха, сожалений, не было и радости, как таковой. Только вдохновение человека, приблизившегося к цели настолько, что стоит почти протянуть руку и мечта начнет трепыхаться в сильной ладони без надежды на освобождение.

Аннабелль прекратила смеяться и приглашающе кивнула оказавшимся с ней в одной связке. Тот, что беспомощно кричал им вслед, был во власти других чувств, сейчас ненужных - такой, он покинет их вновь, стоит чувствам пленить его. Они потеряли еще одного. Живым.
маленький да удаленький постик

идет дальше по дороге
+1 | Кьоль, 16.10.14 12:48
  • + Самый, наверное, "логичный" здесь персонаж )
    +1 от Ismirael, 16.10.14 13:42

Мама Белль чувствовала себя мертвой. Плевать, что не хотелось есть - после ее ночных видений это уже стало закономерностью. Плевать на сон, нормальный, приносящий силы и отдых - он давно превратился в несбыточную мечту, которую и Кьоль не способен вернуть. Но чувства! Почему нет ничего, кроме удушливого омерзения и мучительного желания оказаться у порога мифического города?! Где ее сострадание, где всепрощающая любовь ко всякому живущему, где радость каждому, даже самому паршивому, дню?! Ведь не уходит такое разом, если еще живой. Просто она мертва и уже все равно, как поведет себя дальше - мертвым все сходит с рук.

Наваждение сменилось мерзким запахом. Сыр. Аннабелль обогнала любителя вонючей еды на пару шагов, едва сдерживаясь от похода в кусты. "Дальше только хуже" - стучало в висках при каждом шаге. И действительно, усталость копилась вдвое быстрее обычного, а лес вокруг смердел страхом и гнилью. Пути, казалось, не будет конца, а если и будет, то упрется их дорожка, наверняка, во что-то опасное. Темные мысли терзали опустошенную лишениями голову Мамы Белль. Что если, по приходу в Кьоль ей уже не понадобится ничего....

Свежесть воды достигла ее неожиданно, охладив разгоряченную тревожными мыслями душу. Шум преградившей им путь реки заглушил фантазии, приносящие страдание. Мама Белль вздохнула, едва слышно, но от души, как будто освобождаясь от плена гниющего леса.
Даже полуразложившиеся доски и дохлая с виду веревка не избавили ее от появившегося вместе с нечаянной прохладой энтузиазма. Уж лучше сгинуть в этой свежести, чем идти в обход по смердящему однообразному лесу.
Безусловно, для такого ценного дара, как Кьоль, полуразрушенный дощатый мост был скорее подарком нежели препятствием и потому беда еще должна была встать у них на пути - сердце Аннабелль билось вдвое сильнее в предчувствии.

Но, когда случилось, когда от страха, казалось, должны были подкоситься ноги, Мама Белль вдруг исполнилась решимости. Так бывает с теми, кто твердо решил следовать до конца. Она или они - не имеет смысла - должны дойти, а отсутствию благородства у Аннабелль было давно готово объяснение. Она всего лишь слабая женщина. Кто ждет подвигов от таких. Можно смело двигаться вперед, не обернувшись.
Крепко перехватив брошенную спасительную сумку, Аннабелль, не мудрствуя, последовала за любителем сыра.
+1 | Кьоль, 15.10.14 14:50
  • Мертвецы живут вечно.
    +1 от Tira, 15.10.14 15:11

Эния устала. Казалось, с момента того самого злополучного бала она так и не успела прийти в себя. Допрос Келлфара осел раздражительностью, начавшаяся болезнь подбросила тоскливой неопределенности, мотавшиеся по ресторанам родственники породили в ней жажду мщения, вынужденная изоляция разбавила все это скукой, а напряжение, повисшее между ней и Нуаром, лишь обостряло все вышеперечисленное.
Сегодня же тонкая нить ее терпения окончательно оборвалась.
Однако, эмоции как и прежде были в ее власти. Эния лишь ослепительно и немного снисходительно улыбнулась.
- Нуар, милый, я думала, ты несколько выше своих предрассудков и хотя бы способен замечать действительность, - она отпила из чашки замечательного чаю с ликером - последнего было раза в три больше - и продолжила, с надеждой, что вступительная часть уже навела брата на правильную мысль.
- Если же ты еще не заметил, я поясню, что без хозяина наш дом пойдет на закладные скорее, чем ты допьешь свой отвратительный бурбон. Да-да, я знаю, что в твоей чашке отнюдь не чай. Когда я объявлю о замужестве, брату придется помочь задуматься о собственной отставке с поста главы рода Тинтур. Я продолжу дело отца, ненавязчиво выступая из-за спины мужа. И не хмурься, у тебя все равно нет плана получше.

Вместо Нуара, однако, сморщила лоб сама Эния. Словно бы перед ней стояла непосильная задача.
- Мартин подходит как нельзя лучше - он молод и ослеплен. Наложить лапу на состояние у него не получится, да и столь коварный план ему не по зубам. Что скажешь?
+1 | Просвет в облаках, 06.10.14 22:12
  • А ведь чуть было не ушла..)
    +1 от Akkarin, 09.10.14 00:12

Силы разом выпорхнули из тела осевшей у ближайшего дерева Аннабелль. Даже все равно стало, что будет с ней во время беспомощного сна. На миг прикрыла она глаза...

- Здравствуй, Мама Белль, я долго шла за тобой. Почему ты здесь?
Маленькая Луиза являлась к ней лишь в самых мучительных, самых кошмарных сновидениях. Сегодня по ту сторону реальности удача оставила ее. Невезение привело к ней Луизу...

В то лето Мама Белль исполняла обязанности повитухи уже одиннадцатый год. Под утро, когда особенно крепок сон и неприятно любое на него посягательство, к ней принесли женщину. Нашли ее случайно, по дороге, в канаве. Она оказалась путницей, волей обстоятельств оставшейся без средств и вынужденной скитаться. В той канаве, изнасилованная и истерзанная, женщина пролежала двое суток, почти окоченев от безразличия и страданий.
На подоле ее платья засохло бурое вполне очевидного происхождения пятно. Странную женщину, на поверку оказавшуюся восемнадцатилетней девчонкой, не приняли бы в деревне и потому торговцы, шедшие тем путем и знавшие доброту Мамы Белль, принесли ее прямиком в маленький домик на краю леса.
Девушка оказалась молчалива и безучастна. Лишь изредка кивала или мотала головой. Из этой скудной картины, Аннабелль поняла следующее: девушка была беременна; ребенка она теряла болезненно и стремительно; сама вполне себе тоже не протянула бы долго.

В маленькую Луизу, что появилась спустя четыре месяца, недоношенной и пугающе молчащей, Мама Белль вложила сил и умения больше, чем в любого из появившихся до и после нее. Этот ребенок был пиком ее мастерства, символом ее добродетели. Девушка, что так и не проронила ни слова за долгие сто двадцать дней, ушла из жизни ребенка спустя сутки - ушла ближайшей ночью, словно и не бывало.
Рыжеволосая Луиза стала первой жительницей нового приюта, основанного и выстраданного Мамой Белль.

"Наша Луиза родилась старушкой" - говорили про девочку в деревне. Та и правда была не по годам разумна, требовательна и серьезна. Еще ворчлива, что выглядело хоть и комично, но вскоре заслужило девочке уважение, поскольку в ее жалобах всегда была правда. Но что всерьез тревожило Маму Белль в этой девочке - почти маниакальный страх предательства, несправедливости. Она, не зная ни слова о своей матери, будто чувствовала, что та покинула ее, забыла, оставила.
- Мама Белль, только тебе я могу доверять, - часто, пугающе часто говорила Луиза.
- Ты никогда меня не оставишь...


- Что ж ты ушла, Мама Белль? - белые губы кривились в неприятной усмешке. - Я надоела тебе? Мы все надоели тебе? Лучше б ты убила меня, прежде чем уйти. Кому я теперь нужна? Сдохни, где бы ты ни была...

Аннабелль проваливалась в жгучий сон, как в преисподнюю. Проснуться не получалось. А маленькая рыжеволосая девочка была уже слишком близко.
в общем, объемы уже не те, но я это сделала.
+3 | Кьоль, 05.10.14 22:40
  • Здорово.
    +1 от Tira, 05.10.14 22:59
  • Классно. Только что понял, что как-то давно не читал твои посты.
    +1 от Akkarin, 05.10.14 23:59
  • Это плюс
    +1 от Azur, 05.10.14 23:14

ссылка
Не было преград видениям, существующим теперь лишь в голове Аннабелль, окутавшим всю ее изнутри и снаружи. Казалось, Кьоль на несколько долгих секунд отпустил ее разум, стало легко и правильно.
Женщина все еще держала обладающий неведомой ранее силой предмет, не желая расставаться с музыкой, страстью, мощью, что медленно втягивались в ее вены, вытесняя кровь, липкую влагу которой она уже не замечала.
Мама Белль перестала слышать шум извне, гораздо важнее был голос там, внутри. Она не понимала, не могла, но стоило повторить, прошептать гладкое сильное слово, одно за другим вырвались они наружу.
Молитва это была, воззвание, разговор смертного и тех, на кого лишь и осталась надежда. Аннабелль шептала послушно, легко становилось там, где когда-то горячо билось самоотверженное сердце. А в мыслях был не Кьоль, нельзя о таком просить. Ей нужен был лишь путь, а дальше она сама поймет, как поступить.
Долго способен ждать ответа человек. Надежда - то, что всегда будет с ним. Единственное, что всегда удержит на плаву. Отними надежду и не станет человека. Но ее не так-то просто отнять.
Они укажут путь...

Как парализованная, недвижима Мама Белль. Сквозь неясный шепот, словно сама древняя сила рвалась наружу, ясно и единожды слышалось "надо идти", но ни движения, ни взгляда - только напряжены пальцы левой руки на белоснежной кости, испещренной письменами, сосредоточены мысли, в упругом прыжке взорвется тело, стоит лишь подойти. Не мигающие, темные глаза, невидяще ищут что-то среди гнилых ветвей. Кровью алой напоит Аннабель древнюю вещь.
Настойчивый шепот ищет дорогу к ней. Вот-вот она все поймет, еще миг и настигнет неизведанное, знанием войдет в ее мысли.
наслаждается колом, угу
+2 | Кьоль, 18.09.14 04:17

Отсутствие телевизора и прочих поставляющих видео средств лишило Леонор каких бы то ни было представлений и фантазий о вампирах. Собственно, только название их она и знала. Вампиры.
В целом, ее сознание абсолютно не сопротивлялось тому факту, что кроме людей, землю населяют еще туева хуча сущностей, так или иначе желающих место потеплее и пищу повкуснее. Здесь, видимо, был именно тот случай, когда пищевая цепочка, состоящая из людей и монстров разного пошива, замкнулась. И вовсе не в пользу людей.
От одного вида такого вот рациона Леонор болезненно передернулась - иглы, ножи и прочее колющее она недолюбливала. А тут, надо же, зубы! Клыки.
И, уже понимая, что вырваться вряд ли удастся, женщина зажмурилась. Не в надежде открыть глаза и смахнуть наваждение, вовсе нет. Это избавило от предвкушения боли, которое, как показывает практика, неприятнее всего остального.
- Вообще, я бы выбрала его, - простонала Леонор, исключительно из вредности характера. Не думая о последствиях, которые, на ее взгляд, были очевидны.
Но спустя миг уже забылась, захлебнулась от нового ощущения, прислушалась и абсолютно расхотелось сопротивляться Леонор.
короткий, но содержательный псто
во славу сестры таланта!
+0 | Сумеречная зона, 18.09.14 04:47
  • Очень даже круто.
    +0 от Логин 233, 18.09.14 13:37

Аннабелль осталась одна. Внезапно. Умиротворенно. Восторженно. Вдыхая обновленную реальность.
В ушах раздавался стук. Не собственного сердца, как раньше, нет. Это был ритм. Взывающий ритм бубна и отдаленно-нарастающий грохот сотен барабанов.
Воздух запел. Чистым, не проморзгло-липким, стал он. Легко было им дышать. Никогда еще не пробовала Мама такой воздух.
Аннабелль вздрогнула. Со всех сторон, вторя звукам, послышались голоса. Они шептали о том как прекрасна жизнь и делились ею с Богами. Боги пели, наслаждаясь их радостью.
Затем, как один, похожие на того чернокожего дъявола, люди принялись танцевать, прославляя все те мелочи, что имела и она сама, и которых ей не хватало, для того, чтобы так же предаваться счастью.
Но нет, нет, она тоже была с ними, с поющими, они - ее семья, ее племя. Отчего сейчас она здесь?...
Жгучая боль пришла к Маме, сейчас же отозвавшись в сердце, и вернула в протухший лес к оскаленной действительности, что вспыхнула синим пламенем под ее рукой.
Аннабелль поспешила вернуть себе странное оружие, но оно больше ничего не спешило поведать ей...

Мама Белль поняла свою ошибку - у нее был всего один Бог, а те, что пели шепотом, взывали к многим - хоть кто-то да услышит, поймет, простит, укажет путь. Зажимая непослушно-трясущейся ладонью рану, женщина улыбалась.
- Надо идти...- задумчиво проговорила она, наконец. Боги чужого-родного племени теперь были и на ее стороне.

+2 | Кьоль, 11.09.14 14:48
  • Not bad.
    +1 от Bully, 11.09.14 16:19
  • Много Богов. Хорошо подхватила.
    +1 от Tira, 14.09.14 22:37

Безусловно, страх был. Не тот, липкий, холодный и парализующий, нет... С ним вполне можно было существовать и защищаться от пока еще невидимого чудовища, идущего по их следам.
По закону жизни каждый остался со своим страхом, бедой и грехом наедине. Объединенные одним кругом, люди, предавшие и оттого покинутые Им, даже изрыгающего смерть врага получили поровну, соразмерно своим способностям. Или своему греху.
В последние минуты, перед роковой встречей, Мама Бэлль была поглощена спешкой - успеть выстругать кол, удовлетворить свое любопытство в сумке покинувшей их беловолосой, да прочитать молитву, хотя последнее больше по привычке - отсюда, из бездны мертвого леса ее уже никто не может слышать.
Усмешка, едва тронувшая ее губы, была хорошим знаком - охота удалась. Сумка тут же переместилась на плечо, а в ладони, приятно прохладный, обосновался костяной кол, заменив собой кинжал. Почему-то, изукрашенный древними письменами, кол внушал ей доверие, а в такие моменты жизни важно было хоть чему-то доверять.

Аннабэлль встретила волков со странным спокойствием - оно превышало страх, стыдливо забившийся в угол обледеневшего сердца, лишь потому что свой собственный зверь, грызущий ее изнутри, был намного ужаснее. И избавиться от него, в отличии от угрожающе рычащего волка, она не могла.

Однако, в сущности, подобное препятствие казалось ей смехотворным. Подумать только - сбить Маму с пути жуткими чумными псами! Аннабэлль оскалилась, не хуже самой адской твари, ступавшей ей навстречу, и приготовилась защищать свою мечту.



ссылка
сумку повесила через плечо, кинжал в свободном доступе за поясом

не выходя из круга, выставить вперед копье. При возможном прыжке волка, сдвинуться чуть влево и ударить колом. При удачном исходе добить копьем. Как-то так...
+2 | Кьоль, 08.09.14 18:40
  • Красивый пост :).
    +1 от Althea, 08.09.14 20:08
  • Выстругаю колышек и в тебя воткну
    Заалеет дырочка пятнышком в боку
    +1 от Tira, 08.09.14 18:54

Ухмылка Энии, похоже, была единственным, что от нее осталось. Наряд был невероятно испорчен, прическа непослушными локонами обрамляла лицо, а кровь, запачкавшая подбородок, щеки и нос, придавала ей несколько варварский вид. В добавление ко всему глаза ее отнюдь не выражали дружелюбия. Напротив, взгляд, доставшийся Келлфару, не предвещал ничего приятного. Однако, улыбка все еще дрожала на ее губах и была надежда.
- Боюсь, мэтр Крауц, желающих побеседовать со мной слишком много, и вам придется дожидаться в очереди, - и затем только удостоила вниманием Стефана.
- Барон Келлфар, как ваше самочувствие? Полагаю, что побеседовать я смогу, лишь имея возможность привести себя в порядок. Ваши манеры ведь еще не изменили вам, если я не ошибаюсь? К тому же, для начала мне тоже хотелось бы выслушать немного благодарностей, это было бы заслуженно и вежливо, не находите?

Одновременно с этим, Эния оглянулась в поисках Нуара и взгляд ее потеплел, обнаружив его на месте, не бросившим ее в гуще событий и зловещих объятиях Келлфара. Леди Тинтур кивнула, приглашая телохранителя присоединиться к их скромной компании.
+1 | Просвет в облаках, 08.09.14 11:19
  • Хорошо, что я всё-таки не мотнул)
    Не углубляясь в подробности, дальнейший ход повествования шёл бы вразрез с этим ответом.
    Да и осталась бы некая незавершённость.
    +1 от Akkarin, 08.09.14 13:33

Девушки явно привлекли внимание стражей. Особенно тех, что так же как они «вспыхнули» в землях Империи. Алиша поймала на своих едва прикрытых бедрах сразу несколько заинтересованных взглядов, но вот юноша, которому досталось ее досматривать, был не из храбрецов, во всяком случае, в любовных делах ему точно было трудновато. Не зная, с какого боку подступиться к полуголой даме, и осознавая, что спрятать оружие при таком наряде абсолютно негде, он в конце концов утвердительно кивнул, пробормотал «добро пожаловать!» и вернулся к своим под градом насмешливых взглядов.

Тот, что обыскивал Юлиану, был смелее своего коллеги. Недвусмысленно улыбаясь и рассматривая девушку где надо и не надо, он нескоро последовал примеру робкого паренька. Ему хватило смелости даже взять из рук Юлианы коробок, повертеть его и так и сяк, прежде чем зажать снова в ее кулаке, проникновенно и многообещающе прознеся «С прибытием».

Джейми вопросы достались посложнее. Охранник, подошедший к ней, прекрасно понимал, с кем имеет дело и потому отсутствие оружия его не на шутку удивило:
- Вы оказались здесь без пистолета? Кому-то его отдали? – с подозрением спросил он и уже, было, отлучился, но кивнул в сторону наручников, - Это придется отдать. Как, впрочем, и это, - указал на электрошокер.
В общем, обстановка в присутствии милых дам накалилась до предела, но ни один из местных представителей правопорядка так и не позволил себе обратиться к прибывшим девушкам с целью знакомства – видимо, начальство было поистине строгим и подобные выходки не прощало.

Руслана и Олега тоже досмотрели, правда, с меньшей претензией, и то ли показалось им, но страж ощутимо избегал смотреть на притихшую в объятиях Эллину. По этой же причине внимание стоявшим рядом мужчинам досталось гораздо скудное.
Малышке Мари уделили и того меньше. Страж, мельком взглянувший на девочку, лишь спросил:
- Чей это ребенок?

Спустя несколько минут все были готовы следовать за проводником. Задерживал их только монолог Шино. Начальника стражей явно ни на шутку волновал его пыл и он все искал возможность придраться к словам великана. Искал и не находил. Все в его речи оказалось так, что начни только ему палки в колеса вставлять и сам же выставишь себя идиотом.
- Оружие можете оставить себе, - нехотя процедил он, - уверяю Вас, оно не пригодится, - с его дежурной, искусственно-вежливой улыбкой главе стоило бы работать в банке, кредиты выдавать. Однако, эго вряд ли позволило ему быть всего лишь шестеренкой в огромной финансовой системе и потому этот едва ли не самый старший среди охранников Империи мужчина был вполне на своем месте. А уж ответить Шино на выпад он найдет, как. Хитер и тщеславен, не упустит сиятельный во всех смыслах имперец своего шанса:
- Так, Сэм, Адольф, сопроводите эту женщину к лекарю, - ничего не выражающие глаза вновь переместились на Анну, жену Эрика. – И дождитесь результатов. Если потребуется лечение, пусть пройдет его немедленно. Проконтролируй, - добавил он, обращаясь к мужчине, с которым шептался до этого.

Вздох ужаса прошелся по толпе, и та поредела в считанные минуты. По щекам вцепившегося в мать мальчишки поползли частые слезы, старушка заохала и насилу оттащила мальца от матери, дрожащей костлявой рукой судорожно наглаживая того по светлой растрепанной головенке. Анна, ничего не замечая, все продолжала мять в ладонях край рукава Шиновой рубахи. Его речь ненадолго зажгла в ее глазах потухший давно огонь и она согласно кивнула, соглашаясь подождать еще немного. Аккуратно взявшие ее под руки стражи, казалось, также остались незамеченными. Анна, то и дело оглядываясь, пошла рядом с ними.
- Я люблю тебя, - прошептала она одними губами и фраза эта, пусть сказанная на другом языке, была тем не менее понятна Шино, ибо шла от сердца, а сердца пользуются одним языком.



***
- Прошу следовать за мной, - теперь, когда все дела были завершены, повторил глава стражей и в явно приподнятом настроении двинулся по центральной улице, название которой на одном из домов так и гласило - «Центральная» - незатейливо, зато любому понятно. Шествие замкнули двое стражей, то и дело бросавших непристойные взгляды на Алишу. Почти через каждые пятнадцать метров главную улицу пересекали улочки поуже, ведущие, впрочем, к новым развилкам. Таким образом, город независимо от наличия подобного своеобразного экватора, весь сосредоточился где-то в глубине, куда сейчас не достигали взгляды прибывших. На самой Центральной, по этой же причине, им практически не попадались люди, только вездесущие мальчишки глазели с любопытством, да пару раз провожали их нехорошими взглядами древние бабки, от нечего делать сидящие у окошек.

Спустя довольно продолжительный путь, в ходе которого Мари уже начала тихонько поскуливать, просясь на ручки, молчавший всю дорогу провожатый неожиданно свернул налево. Можно было подумать, что такова его прихоть, но, обратив взгляд чуть подальше, земляне заметили некое отличие – дорога, начинавшаяся в двадцати метрах была будто бы новее, дома, раскрашенные в разные цвета, шикарнее, а люди, неспеша прогуливающиеся или сидящие на роскошных, увитых растениями верандах, беззаботнее и, очевидно, состоятельнее.

Глава стражи, после настойчивого, третьего по счету вопроса Мари, назвавшийся Миросом, старательно шел вдоль границы этого «района безмятежности», пока не пересек короткую улицу с названием «Садовая», причем здесь табличка присутствовала еще и на русском, намалеванная едва не углем, но гордо висящая выше основной, выведенной ровными английскими буквами.
Запахи на этой улице были самые разнообразные – от навозной вони до аромата апельсинов. За заборами виднелись теплицы, плотными рядами примыкающие друг к другу, а также довольно протяженные квадраты полей.

Проводник группе попался неразговорчивый и до всего приходилось доходить своим умом. Например, для чего у входа в тепличный городок аж четверо охранников, отсалютовавших Миросу в странной манере – приложив руку к сердцу. Синхронно, идеально отточенным жестом, что не давало сомнений – это именно приветствие старшего по званию.
Мари тут же повторила жест. Вообще, она как попугай копировала все, вплоть до походки заинтересовавшего ее человека. Теперь этим объектом стал Мирос. Отчего-то его подчиненные совсем не вызывали у нее интереса.

Еще несколько минут ходьбы, утомительной из-за чересчур гладкой мостовой, выложенной кругляшками серого камня, и начальник стражи остановился перед воротами, закрывшими вход в какой-то просторный двор с довольно внушительным особняком, похожим на дом культуры или местный театр, с колоннами и сильно покусанными временем скульптурами.
У дома находилась охрана. То же приветствие и группа пришельцев внутри.

Просторный зал – вот и вся планировка дома. Стол посередине, стремительно заполняющийся едой, снующие женщины с подносами в руках, низенького роста старичок, подтянутый, несмотря на почтенный возраст, и одетый в расшитый золотыми нитями камзол.
Он приветствовал их так же, как это сделала охрана, обозвал «вспыхнувшими» и с гордостью представился:
- Владислав Антонеску, распорядитель прибывших в Империю, - он критически оглядел землян, нехорошо нахмурился при виде Эллины и подмигнул Мари, уже стоявшей перед ним и с жадностью рассматривающей золоченые пуговицы его камзола.
- Прежде чем для вас приготовят пищу, одежду и поселят вас во временное жилище, я попрошу вас предоставить о себе необходимые сведения, - его скрюченные пальцы засуетились раскладывая перед гостями пожелтевшие листы, довольно скромных размеров и на проверку оказавшиеся вырванными из книг, в основном кулинарных, да еще ежедневников. Видимо, производство бумаги было дорогостоящим мероприятием и для таких нужд обходились подобным материалом.

- Вопросов немного, пишущих приборов два, поэтому по очереди. Имя. Возраст. Род деятельности. Чем можете быть полезны Империи, что хотели бы освоить здесь. Состоящим в браке или родстве отметиться об этом отдельно.
+1 | Потребители, 05.02.14 05:03

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • За интересную попытку, самобытный сеттинг и антураж в целом. Та перестрелка с оторванным ухом, вкус человеческой золы на зубах и милая несчастная маленькая людоедка Мари навсегда останутся в памяти грядущих поколений!
    +1 от Valkeru, 04.09.14 15:43

- Благо...благодарю, - Аннабелль едва не отпрянула, когда незнакомка набросилась на нее с тряпкой.
- Да я... Мне бы...- начинала она, но от яростного напора не могла произнести ни слова, и все разглядывала странную беловолосую девушку, от которой не пахло человеком, которая знала ее имя, пока, наконец, та не выкинула элемент экзекуции.
- Послушайте, - времени не было, Мама Белль развязывала стянутую по бокам шнуровкой юбку, ее единственную теплую вещь, - ведь вы не человек, - юбка полетела в кусты следом за тряпкой, - так кто же вы? - обмотавшись пледом, женщина не тронулась с места, не пыталась скрыться от преимущественно мужских глаз. Следом за юбкой полетело в кусты платье.
- И почему помогаете нам? - этот вопрос в последний миг заменил более грубое "Почему мы должны вам доверять?".

Дальше - сложнее. Надеть платье, не снимая при этом пледа, не представлялось возможным.
- И эта карта... она выглядит как карта или это нечто, так вами называемое? - послышалось из-за самого широкого дерева в радиусе пяти шагов. Высовывающийся из-за него то рукав, то голое плечо, то упавший чепчик красочно возвещали о цели визита Аннабелль.
Светло-голубое платье, накинутый на плечи клетчатый плед, растрепанные волосы и все те же бездонно-отрешенные черные глаза - такой Мама Белль предстала перед странной компанией вновь.

+2 | Кьоль, 18.08.14 23:51
  • Ай какая девушка! Влюбилась бы прям.
    +1 от Tira, 18.08.14 23:56
  • Ммм, очаровательно)
    +1 от Azur, 19.08.14 00:25

Эния впервые за весь бал перестала улыбаться. Точнее сказать, исчезла ее фирменная "улыбка леди Тинтур", вместо нее осталось нечто грустное и усталое.
А ведь она чувствовала, что бал будет особенным, как будто тучи сгущались над этим местом все это время, отвлекая зрителей то одним, то другим зрелищем. И эльф и появление короля без супруги были как будто прелюдией к главному спектаклю. Ирония состояла в том, что это было не так. Эния не понаслышке знала, что беда, которая вот-вот должна случится, как большой темный магнит обязательно притягивает к себе десятки маленьких неурядиц. А в сравнении с тем, что вот-вот разразится в шикарной бальной зале, эльф с его одиноким горем казался лишь небольшой неприятностью.

Обведя взглядом всех, кто сейчас находился в зале, она вздохнула. Довольно неплохой сегодня день для срывания масок. Да и компания подобралась соответствующая. Отдельный внимательный взгляд достался Мартину. Эх, похоже, она так и не выйдет замуж…

И тут поднялся занавес. Если секунду назад выбор у нее еще существовал, теперь его бесцеремонно отняли. Бездействие, полное бездействие… Стоят на спектакле, услужливо предоставленном тьмой, и ничего не понимают. Эния усмехнулась, глядя как Кэллфар летит в объятия стены. Пока Стэфан отдыхает, она возьмет его функции на себя.
- Всем отойти, как можно дальше! – у леди Тинтур был сильный и при желании весьма властный голос.

Свою невидимую обычному глазу деятельность они с придворным магом начали интуитивно слаженно и одновременно.
Эния взяла в светящийся изумрудным полукруг себя, Михаэля и беднягу Нокса. Который более себе не принадлежал. Остальных, включая короля, этот невидимый забор должен был закрыть от пагубного влияния раскинувшей щупальца тьмы.

Глаза леди Тинтур стали неестественно зелеными. В столь безграничном сосредоточении ее тоже мало кто видел. Обуздав смятение относительно своего решения, она более не позволяла своим мыслям витать, где попало.
Целью ее была защита короля.
не припоминаю, есть ли у нее модификатор на защиту
артефакт есть, а модификатор

Получатели: Эния Тинтур, Аксидий Нуар.
+1 | Просвет в облаках, 14.08.14 13:32
  • наконец добрался почитать.
    неожиданно) я думал, всё-таки после помощи Perfy маскировка останется на своём месте.
    но нет, как видно, пришло время сбросить маски :)
    +1 от Akkarin, 18.08.14 20:16

Пока они, заваливаясь, шли, Гретель позволяла себе думать только о том, как их примут. Она уже поняла, что Хансель напал на своего, а ее скорее всего узнают, едва взглянув, и тогда их хорошо если только вышвырнут, но все равно упорно держала курс на Хартию. Потому что в лес они пришли бы не в полном составе.
На брата старалась не смотреть. Страшно расползалось по его рубахе пятно. От его вида коченели внутренности и Гретель просто молча шла.

Страхи не оправдались и наконец можно было со всей возможной смелостью взглянуть правде в глаза. Хансель умирал. Хансель УМИРАЛ. Она ловила каждое слово склонившихся над ним, каждый судорожный его вздох, порывалась встать, но не находила сил - какой-то последний процент сомневался, что она останется совсем одна.
Спросить тоже ничего не получалось - не найти было подходящих слов. И Гретель сидела, остекленевшая и безразличная с виду, пока вокруг вился пушистый, уютный Кот. Уютный настолько, что умирала изнутри и она - от тоски по прежней жизни, по дому, по хотя бы здоровому Ханселю. Сейчас и его угрюмая холодность была бы желанна, лишь бы он жил.
- Лишь бы он жил... - повторила она шепотом и слезы потекли по измазанным и пыльным щекам.

Огромная фигура неживого мальчика, а затем и его голос привели ее в себя.
Отвечать ей было нечего. Вопрос, наверняка, был риторическим. И потом - ее тихий голос вряд ли достиг бы деревянных ушей. Сейчас она была нужна Ханселю. Кто знает, быть может она в последний раз будет держать его теплую ладонь. Или услышит, как он говорит ее имя.




кубы на определение, операбельна ли рана и чем конкретно Гретель может помочь: Базовый+Пул+Пациент скорее жив+ Ненужное-отрезать
  • Как всегда очень знатно получилось.
    +0 от Логин 233, 13.08.14 10:48

Второй охранник был покрепче, но и Алиша била не в первый раз. Натренировавшись на его предшественнике, она с дотошной точностью опустила дубинку ему на голову. Мужчина удивленно обернулся, но следующий удар помог ему принять правильное положение.

- У него нет ключей, - простонала Хелена. Сквозь завесу дыма она предстала перед Оуэнс эдакой прекрасной незнакомкой - каштановый волосы до пояса, огромные глаза на миниатюрном личике, стройная фигура, граничащая с болезненной худобой, простое платье непонятного цвета, до колен.

Плотно обхватившее запястье девушки черное кольцо, уходило цепью к каменной кладке. Привычной замочной скважины у наручника не было. Круглое отверстие требовало ключа по меньшей мере необычной для этого самого ключа формы.

Алишу стало подташнивать, но тряпочка неизвестного назначения (наверняка, носовой платок) спасала.
Хелена находилась в задымлении несколько меньше и сейчас ее состояние, судя по прижатому к лицу подолу, было примерно тем же.
- Оставь, уходи. Если увидишь Рика, расскажи ему все. Скажи, что я не забыла его, что любила, - глухо звучали слова прощания в непонятного цвета материал платья.
+1 | Потребители, 11.08.14 23:57

  • Отлично :D
    +1 от Althea, 12.08.14 09:55

Заплакал ребенок. Очнувшись от крепкого сна, мама Белль с сожалением подумала, что опять не выспится. Ребенок плакал настойчиво. По крику, сразу понятно, девчонка Лизы, жены булочника.

Плач становился громче.

Маленькая полугодовалая девочка ползла к ней. Мутная пелена закрыла навеки ее глаза, половина лица сгнила, обнажая кости, нос ввалился, волосы торчали пушистыми клоками, неестественно раздутое тельце покрывали тут и там борозды чернеющей кожи. И все же ребенок полз. Двигался прямо к ней и издевательски плакал.
Мертвая малышка знала, что Мама Белль не допустит ее приближения и побежит.

Но в доме ведь нет окон, Мама Белль. В доме нет дверей. Это клетка, Мама Белль и ты в ней одна. Проснуться – слишком большая награда, женщина. Будешь страдать, пока маленький полусгнившие пальчики не сломают тебе шею.

Нет больше Мамы Белль, не надейтесь на нее.

Аннабелль, мокрая от пота, проснулась в своей постели. Ничего, просто кошмар. Она должна лучше высыпаться.

- Мамааааааааа… – истошный крик роженицы, его не спутаешь ни с чем, единожды услышав.
Проспала. Она проспала роды Катарины!
Инструмент – всегда готов, отвар трав – сделает на месте, тряпки – придется искать на месте. Мама Белль бежит из своей хижины, сквозь темный лес, к деревне.

- Мамааааа! – немыслимая нота. Так не может кричать человек. Слишком высоко, закладывает уши, разрывает легкие.
Мама Белль движется на крик в полной темноте. Луна сегодня не ее помощник.

- Мама Белль… - Аннабелль вздрагивает. Теперь это уже не крик. Катарина шепчет ей прямо на ухо. Но как она оказалась здесь с ней, как?!

- Мама, я умираю,- едва различимый шепот, на который сложно идти. Но Аннабелль идет, идет до тех пор, пока не оказывается в полной тишине. Уже никто не зовет ее. И это страшнее всего. Мертвая тишина. Что стало с роженицей и ее ребенком?
- Где ты? – когда отчаяние достигает предела, плачет Аннабелль.

Нет больше Мамы Белль, не зовите ее.

- Боже, помилуй мя… - тяжело дыша, открыла глаза. Это всего лишь сон. Она успеет. Она проснулась даже раньше обычного. Всё необходимое собрано. Умыться и в путь – долгую дорогу в Коль, самую дальнюю из деревень.

Мама Белль идет долго, останавливается лишь раз, чтобы перекусить. Сладкие яблоки, только вчера принесла дородная теща священника. Аромат заставляет в блаженстве закрыть глаза – такие моменты оседают в памяти, повторяются во снах, возникают при возможном повторении составляющих.

Мама Белль идет дальше. Деревня встречает ее тишиной. Значит, сильные схватки еще не начались. В доме ее предшественницы горит свет. Значит, роженицу уже отправили туда.

Умыть лицо с дороги в закутке перед входом. Вода темная и липкая. Мама Белль морщится, но в темноте не разглядеть.
Молча входит она в плохо освещенную комнату.

Смотрят на нее. Кто с укором. Кто с ужасной болью, разорвавшей рот криком. Кто с покорным осознанием. На полу, кроватях, в искривленных страданием позах. Все те, кому Мама Белль уже не поможет.

Кожу на руках и лице стянуло. Медленно, уже зная, что найдет, Мама Белль глядит на собственные пальцы. Кровь.... Она умылась чьей-то кровью. Так будет, пока она не умрет.

Коль…Нет такой деревни, нет…Коль…Что-то невыносимо родное, необходимое…Коль…

Нет больше Мамы Белль, не ждите ее


Кьоль…Словно молнией, пораженная догадкой, открыла глаза. Кьоль близко. Есть надежда.
Аннабелль не отрицала, что грешна. Не торопилась исповедаться, ибо это не отсрочит ее встречу с преисподней.
Но сейчас, когда она так близко, Белль не позволит черному дьяволу утащить ее в ад. Ее время еще не пришло. Она еще будет счастливой.
Не сегодня. Когда слово Кьоль наконец звучит, произнесенное чужими устами, нет в ее жизни места страху. Изыди, тварь из преисподней!

Кто знает, когда один из кошмаров окажется явью…. Мама Белль всегда спала с ножом в руке.

увы и ах, бьет Сэмюэля ножом в левую часть тела, не целясь
+4 | Кьоль, 10.08.14 10:59
  • Да-да-да!
    +1 от Tira, 10.08.14 11:07
  • Кошмарные сны... Ужасная явь... Жесть...
    +1 от Bully, 10.08.14 11:53
  • Умничка.
    Ниче не понял, но за реакцию плюс X)
    +1 от Azur, 10.08.14 13:05
  • Маленькая полугодовалая девочка ползла к ней. Мутная пелена закрыла навеки ее глаза, половина лица сгнила, обнажая кости, нос ввалился, волосы торчали пушистыми клоками, неестественно раздутое тельце покрывали тут и там борозды чернеющей кожи. И все же ребенок полз. Двигался прямо к ней и издевательски плакал.
    Проклинаю своё воображение - это действительно жутко.
    +1 от Akkarin, 10.08.14 13:05

Руслан двинулся по коридору, шаря в потемках руками по стенам. Холодный камень отзывался в сердце бедой и равнодушием.
Где-то вдалеке лязгнул замок и в сторону Курбанбека направились тяжелые шаги.
- Готово, пошли, - раздалось за спиной. Свет фонаря осветил каменный пол коридора, взмыл отчего-то вверх, а потом Руслан почувствовал жуткую боль в затылке, после услышал удар и только затем хруст вместе с неприятным зловонным шепотом "Ты - проблема, парень". Спине стало тепло, когда осевший на пол Руслан почувствовал второй удар. Он был больнее предыдущего,но уходящему в небытие ему уже было все равно.

Руслан был еще жив, когда Бобби завершил свое пахнущее керосином и жареным мясом дело.
Великан-надсмотрщик просто не любил перечить начальству.
Благодарю за игру.
+2 | Потребители, 31.07.14 17:57
  • У мастера просто стальные нервы и железная выдержка.
    +0 от Логин 233, 01.08.14 13:38
  • Ну слава богу, блять, избавился я от тебя, родная)
    Надеюсь, теперь то навсегда.
    +0 от Azur, 31.07.14 19:13

  • Ну, и да. За стальные нервы тоже.
    +1 от Althea, 05.08.14 11:38
  • Трагизм столь печального завершения сложно описать словами, поэтому, опишу песней: ссылка

    +1 от Капрал, 01.08.14 08:15

Самообладание не подвело Энию отчасти потому, что она была готова к этой встрече. Более того - была уверена, что беседа так или иначе случится.
- Благодарю, барон Келлфар. Наверняка, вас в первую очередь удивляет не то, что я для своих лет столь привлекательна, а то, что я способна оставаться таковой после чудовищной гибели любимого брата. Нет-нет, не отрицайте, все только об этом и думают, глядя на меня! - лучшей защитой леди Эния по праву считала нападение.
- Младший брат совсем раскис, видите ли. А семейство Тинтур должно блистать на каждом балу - это я сейчас вам своего отца цитирую. Завещания предков лучше выполнять, не так ли? Ох, от выпитого я совсем разболталась... Нервы... Как вы кстати находите ситуацию с этим нападением на эльфов?

Напасть - заболтать - сменить тему. На лице леди Тинтур ни один мускул не дрогнул, когда она применяла свою излюбленную стратегию.

Стефан молчал на протяжении всего монолога, лишь изредка отпивая вино из своего бокала. Ничего отрицать он даже не собирался, как, впрочем, и обвинять Энию в чём бы то ни было. Келлфар лишь тяжело вздохнул и недовольно мотнул головой в ответ на прозвучавший вопрос:
- Прошу, давайте не будем о политике. Не стоит портить этот чудесный вечер разговорами о столь неприятных вещах. Тем более, не стоит думать об этом вам. - произнося последнюю фразу, шпион загадочно улыбнулся.
Было похоже, что инициировать беседу он вовсе не собирался. Мотив, толкнувший Келлфара на организацию этого диалога оставался неясным - больше всего происходящее походило на попытку немного развеяться и отвлечься от своей специфической деятельности. Причём попытку откровенно неумелую - с первого взгляда становилось понятно, что Стефану в прошлом нечасто приходилось вести подобные непринуждённые беседы с дамами.

- Да, вы правы, - беспечно улыбнулась Эния, с охотой оставляя позади политику и тут же, наивно хлопая ресницами, задала не менее провокационный вопрос, перешла, так сказать, к более опасной теме:
- Раз уж вечер столь чудесный, Барон Келлфар, почему вы не танцуете? Здесь так много прелестных дам, которые с удовольствием составят вам компанию. Откройте секрет!

Телепортирующийся эльф, отсутствие королевы, танцующий Келлфар - вот так умопомрачительный бал!

Выражение лица Стефана на мгновение неуловимо изменилось - напускное добродушие отступило на второй план, а взгляд, вновь пытливый и острый, впился в глаза Энии в поисках истинных причин, побудивших её задать столь откровенным вопрос. Было похоже, что шпион заподозрил насмешку в её словах, или, как минимум, провокацию - на мгновение даже могло показаться, что, вопреки своему обычному поведению, Келлфар вовсе не считает Энию наивной придворной дурочкой, в голове которой роятся лишь мысли о балах и бесчисленных платьях. Или не хочет считать. Впрочем, недоверие тут же прошло - Эния была просто воплощением невинности. На долю секунды в глазах Стефана проскользнуло нечто, подозрительно похожее на разочарование. Отбросив последние сомнения, Келлфар холодно улыбнулся и спокойно ответил, уже, похоже, жалея, что поддался минутной слабости и завязал эту беседу:
- Я не танцую, леди Тинтур, - шпион не стал никак комментировать свою позицию по этому вопросу, чего, впрочем, и не требовалось. Нетрудно было догадаться, что Стефан прекрасно знал, какой репутацией обладает, и имел вполне определённое представление, что люди, как правило, его боятся или, как минимум, всячески избегают подобного общества. Понимал Келлфар и то, то есть определённый круг молодых леди, которых наверняка сводит с ума его загадочность и отстранённость, но подобные, не обременённые излишним интеллектом, особы не слишком интересовали самого шпиона. - Здесь хорошее вино и превосходная музыка. Впрочем, если бы не обязанности, я бы не остался тут дольше, чем необходимо.

- Ах, а я не могу отказать себе в подобном удовольствии! Танцы я обожаю больше всего на свете, - Эния была готова исполнять роль светской дурочки до последнего, лишь бы Келлфар считал ее таковой.
- Столько приятных кавалеров! В такие минуты я рада, что отказала всем своим женихам - вряд ли мой муж позволил бы мне вот так танцевать, - она кокетливо хихикнула и скосила глаза на Мартина.

Стефан устало вздохнул. Чего бы он не хотел добиться, завязывая этот разговор, результат определённо не был достигнут.
- Не позволил бы. - безучастно согласился Келлфар, который никогда не умел вести пустые и лишённые, на его взгляд, смысла беседы. А эта, судя по всему, не так давно как раз попала именно в такую категорию. - Приятно было пообщаться, леди Эния, но мне нужно идти.
Впрочем, на этот раз он не ушёл, едва обронив прощальную фразу, как делал это всегда. Шпион задержался, вновь посмотрев на свою собеседницу, словно спрашивая таким образом разрешения удалиться.
- И мне, - мило улыбнулась леди Тинтур, - вы очаровательный собеседник! Будете в наших краях, обязательно заходите на бокал вина. У нас превосходная коллекция! - масляный взгляд так и съедал барона Келлфара по кусочку. Теперь он точно не подойдет к ней и на милю - богатая дурочка-любительница мужчин не представляла угрозы короне.

И вновь шпион засомневался, будучи не в силах до конца поверить в правдивость происходящего. Стефан отдавал себе отчёт, что не проявил себя особенно восхитительным собеседником за время этого непродолжительного диалога. Знал он также и то, что внешне тоже не представляет из себя ничего особенного - по крайней мере, уж точно не отличается вызывающей красотой, свойственной некоторым присутствующим здесь особам. Едва заметно хмыкнув, Келлфар взглянул в сторону Мартина. На секунду остановился, застыл в нерешительности, словно размышляя, стоит ли задать вопрос, уже долгое время крутившийся на языке. В конце концов мотнул головой отвечая на собственные мысли и проговорил:
- Обязательно загляну. - после чего решительным шагом направился обратно к королевскому трону. Впрочем, далеко уйти он не успел - многострадальные двери зала вновь распахнулись.
+1 | Просвет в облаках, 04.08.14 16:41
  • Тут и думать не надо)
    За сцену в целом.
    +1 от Akkarin, 04.08.14 19:07

У Ханселя всегда был план....
Когда Гретель надоело повторять эту затисканную успокоительную присказку, она робко попыталась разговорить брата на предмет его самочувствия и, собственно, того самого охренительного плана, который всех их двоих спасет.
Дождавшись лишь отрывистого "Порядок" больше похожего на "Отвали, не до тебя", и больше ничего, Гретель почти впустила в голову мерзко ухмыляющуюся панику, потом сняла босоножки и все прошло.
Когда в последний раз она ходила босиком по земле, Хансель был еще рядом, посему даже битые камни не оборвали момент радости, испытанный, наверняка, каждой, кто в течении последних суток не снимала обувь с пятнадцатисантиметровыми каблуками.

План появился неожиданно - кровь от натруженных ног вернулась обратно в мозг - и Гретель, возбужденная погоней, быстро зашептала.
- Во-первых, мне нужно оружие. Я знаю, у тебя есть что-нибудь и для меня. Во-вторых, мы сможем пересидеть погоню, а потом тихо уйти. Есть одно место...
То, что "место", а именно его владелец может отнюдь не понравиться Ханселю, она предпочла умолчать. К тому же, ей, как обладательнице единственным, на данный момент, решением, полагался бонус в виде послушания и отсутствия поножовщины.
Видимо, брат чувствовал себя неважно, ибо кивком согласился следовать за ней, куда бы то ни было.

Гретель, правда, уже успела трижды пожалеть о своей идее, но новая, как та не сосредотачивалась, так и не пришла.

*идем к Синей Бороде, ибо только его адрес знает Гретель
минутка дилетантской анатомии

кстати, что там за оружие у Ханселя при себе?
  • - Во-первых, мне нужно оружие. Я знаю, у тебя есть что-нибудь и для меня. Во-вторых, мы сможем пересидеть погоню, а потом тихо уйти. Есть одно место...

    Но...как же, там же Томи Ган... Почему он вам не угодил..

    +0 от Логин 233, 31.07.14 15:01

После команды к дерущимся приблизился Бобби.
- Еще минут пять деретесь и..... всё, - не сумев подобрать нужного слова, коротко оборвал он свое напутствие. Он посмотрел на Руслан, потом на Джейми, словно забыл, которому умирать и отошел. Шлейф из чесночного аромата, пота и раздражения послушно поплелся за ним.

Глаза Джейми заблестели, но девушка по-прежнему молчала. Страшно было остаться тут одной, после того, как ей удастся спасти Руслана, но благородные поступки обязаны были согревать ее испуганное сердце, что, в общем-то пока не происходило. Она коротко кивнула и вновь наполнили пространство отрепетированные движения, но, увы, и настоящая кровь, ушибы и ссадины, короткие вскрики, когда удар приходился особенно сильный.
В какой-то момент он был ощутим настолько, что у Руслана потемнело в глазах - это тоже было частью плана, возможно, самой болезненной, но выглядеть падение рослого мужчины от рук пусть и крепкой, но женщины, должно было более чем натурально.
Предстояло самое сложное - "убить" так, чтобы Кэхос носа не подточил. И на этом-то последнем аккорде пришлось Руслану пережить несколько самых жутких мгновений своей жизни - он задыхался и приходил в себя по меньшей мере раз шесть. Джейми не удавалось трясущимися от напряжения и страха руками попасть в нужную область и она просто душила его, однако, раз за разом мужчина приходил в себя и все начиналось снова.
В конце концов, она нашла сонную артерию и все было кончено.

***

Руслан очнулся от холода. Шея болела так, словно ее пытались перерубить, но топор застрял и остался торчать.
Он был раздет и обернут какими-то тряпками, похожими на замызганные простыни. Тело онемело от холода и затекло. Шевелиться не хотелось, желание продолжить спать было сильнее всего. Пахло керосином. Стойкий металлический запах крови примешивался к нему и даже перебивал.

Когда с трудом удалось скосить глаза, ибо шея поворачиваться отказывалась, Руслан увидел лежащее рядом полотно, насквозь пропитанное кровью. Набухшая светлая простынь отватительно пахла. Запах был тем самым, металлическим, тяжелым, тошнотворным.
Болезненный поворот всем телом. Левая рука онемела от пальцев до локтя, правая чувствуется, но с трудом. Ноги не слушаются. Но это все пустое. В пропитанную алым простынь завернуто тело. И голова у этого тела лежит отдельно. И голова эта принадлежит Джейми. Глаза ее, полные ужаса, открыты и смотрят не на него, нет. Смотрят они мимо, но вот-вот, ей-богу, взглянут ему в лицо, а бескровный рот исказится от боли и загробный голос попросит помочь ей. Хотя чем тут уже поможешь...

Левая рука не чувствовала энергичных щипков. Зато живот отозвался щемящей болью. Не сон это, не сон...



состояние здоровья оставляет желать лучшего
общее переохлаждение, онемение конечностей вследствие долгого пребывания в неудобной позе и без сознания, шея - одна сплошная гематома, ссадины-синяки-кровоподтеки прилагаются
место - какая-то плохо освещенная, закопченная пещера с виду, 4 на 4 м. Есть отверстие в потолке, 20 на 20 см, откуда слабо тянет воздухом. Видимость в пределах 3-х метров
+1 | Потребители, 29.07.14 14:50
  • Полный ангст прямо. Джейми-то по что порешили? Она мне даже нравиться начала.
    +1 от Althea, 29.07.14 16:48

Пестрый праздник искрился вокруг Энии со скоростью танца - в нем растворялись притворные улыбки, кислые усталые лица, скучные удаляющиеся с бала фигуры. Глупцы! Они пропускали самое интересное. А оно, как водится, наступало в конце. Будь то крошечный бал у одного из чиновников или такой роскошный вечер, сюрпризы отчего-то всегда откладывались на окончание. Взглядам любопытной публики представали то неожиданная помолвка представителей разных сословий, то, наоборот, трагическое расставание и разбитые надежды, то вызов на дуэль, то просто упившийся до разноцветной радуги в глазах торгаш (характерно для домашних вечеринок). Но сегодняшний сюрприз побил все рекорды предыдущих празднеств.

Танец и, в особенности, партнер отняли у леди Тинтур последние остатки благоразумия, потому она была до крайности удивлена, когда все остановилось таким бесцеремонным образом. Сердце недобро екнуло, почуяв очередной скандал, но, к относительному ее счастью, скандал этот касался пока только эльфов, и отнюдь не ее рыжей невинной головки.
На взгляд Энии, отказ и согласие были равноценны. В случае войны и участия в ней, народ Эредина совсем не косвенно коснутся все те сложности, от которых они едва успели вздохнуть - безусловно, здесь Энию больше волновал собственный комфорт и возможное разрушение будущих планов. Тут она невольно взглянула на Мартина, напряженно слушавшего, чем же разрешится беседа.
А вот в случае отказа, у эльфов не будет союзников - это означает, что их скорее всего разобьют, а уж потом, вооружившись пленными эльфийскими магами, пойдут на прочие королевства, что снова вернет их к первому варианту.

Не сдержавшись, леди Тинтур, покачала головой - она привыкла к взвешенным решениям, а вот король, похоже, был импульсивен и беспомощен, раз полагался на совет пришлого буквально вчера мага и мягкотелого Нокса, который собственного сына разыскать не может.
Сославшись на жажду, Эния поспешила удалиться в противоположный конец зала - к напиткам.
Эльф был достаточно силен, чтобы почувствовать ее защиту и, будучи даже слишком занятым, мог ее выдать. А уж если начнутся переговоры или что-то подобное, времени, чтобы сделать это, у него будет предостаточно.

Получатели:
+1 | Просвет в облаках, 18.07.14 23:59
  • Но... Король... Ведь он такой властный и величественный... И у него такие мудрые советники...
    *уходит переосмысливать эрединский двор*
    +1 от Akkarin, 19.07.14 02:17

Эния любила перемены и, даже более того, провоцировала их, как могла. Что может быть хуже болота, не меняющегося столетиями. То ли дело чистый звенящий ручеек, каждую секунду новый. Потому король, появившийся в кои-то веки без своей половинки, внезапно заслужил ее глубочайшее уважение. Что это: новая традиция или отсутствие королевы, как таковой? Хитрая улыбка едва тронула губы Энии, а взгляд стал загадочно-зловещим – аромат тайны она чувствовала за версту.
Тем не менее она прекрасно помнила про свой первый танец. После столь длительного перерыва между балами он был по-прежнему обещан Мартину и этим становился еще ценнее.
Стоило музыке вступить в права, а присутствующим неловко начинать разбиваться на пары, как Эния проследила взглядом за отступившим к стене Нуаром, удовлетворительно кивнула, подтвердив тем самым правильность его решения, и едва-едва, из-под ресниц посмотрела на стоящего в противоположном углу своего первого партнера.

Мартин ожидал этого. Ещё недавно с интересом следивший за ходом рассуждений графа Аркхама, он моментально потерял всякий интерес к ходу беседы как только оркестр выдал первую ноту. Он непринуждённо покинул своих новых знакомых, сделав несколько шагов в сторону, на свободное пространство, с целью обеспечить себе более удобную позицию для обзора. Взгляд мужчины метался по залу, путешествуя среди разряженных в роскошные наряды леди и лордов, и, не удостоив никого из них должным вниманием, устремлялся дальше в поисках той единственной, которая занимала все его мысли в данный момент.

Люди вокруг пришли в движение, разбиваясь на пары и начиная спешно перемещаться - возникший вокруг калейдоскоп нарядов и лиц на мгновение сбил Мартина с толку. Но лишь на мгновение - и вот он выхватил фигуру Энии из толпы, особенно восхитительную в своём бальном платье. Перехватив обращённый на него взгляд, мужчина едва заметно улыбнулся, слегка приподняв уголки губ, и направился к ней, прорезая разделявшую их толпу.

Волнение нахлынуло неожиданно - немного перехватило дыхание в груди, чему Эния была бесконечно удивлена. Безусловно, с первым ее балом и бешено колотившимся тогда сердцем это не могло и рядом быть, однако, отголоски прежних времен приятно грели ей душу.
- Как видите, я держу свои обещания, - не обращая внимания, на удивление "подруг", заявила она, стоило Мартину приблизиться. Потом протянула руку, снова для поцелуя, уже во второй раз изменяя своей традиции.

Мартин улыбнулся. Мужчина, обладавший привлекательной внешностью, отличным статусом и превосходными манерами, всегда пользовался успехом у девушек из знатных сословий, никогда не робея и не проявляя ложной скромности. Он всегда был уверен в себе, и буквально излучал эту уверенность, распространяя её на всех окружающих - подобная "аура", заметная невооружённым глазом, всегда буквально сводила с ума юных леди, чем Мартин неизменно пользовался.
Но на этот раз уверенности он не ощущал вовсе - как будто не было всех последних лет, как будто вновь вернулось далёкое детство. Мужчина судорожно сглотнул, изо всех сил стараясь не выдать своего волнения внешне. Эния была пределом его мечтаний, воплощением совершенства, сочетающем в себе все качества, которые он уважал и ценил. Несмотря на доводы здравого смысла и показания собственных глаз, Мартин всё ещё был не в силах поверить, что сейчас действительно будет танцевать с этой девушкой.
Он улыбнулся, глядя ей прямо в глаза, поклонился, с благодарностью поцеловав протянутую руку.
- В таком случае, позвольте пригласить вас на танец, миледи.

Миледи благосклонно кивнула и тотчас покинула удобное нагретое сплетнями местечко, даже чересчур поспешно.
Танцевать она любила и умела, чего нельзя было сказать обо всех партнерах, что встречались ей в этой и иных залах Эредина.
Мартин с этой точки зрения показал себя идеальным ведущим и леди Тинтур на несколько секунд забыла, что это за труд - танец.
- Я полагаю, сегодня многие уже получили ваше приглашение на танец? - спрашивать о таком было прилично едва ли не ей одной. Возможно, еще дочери короля и паре ее подруг, но Энии в силу непринужденности, с которым задавался вопрос, обычно прощались такие крошечные вольности.

Поддерживать ритм. Контролировать дыхание. Движения, обычно всплывавшие сами собой сейчас словно нарочно медлительно и с огромной неохотой проступали в памяти. Впрочем, пока что у него получалось, но во время каждого поворота Мартин опасался сделать что-то не так. Это было бы настоящей катастрофой, которая наверняка в одно мгновение поставила бы крест на всех его начинаниях.
Держать дистанцию. Не слишком далеко, чтобы это было смешно, не слишком близко, чтобы это было неприлично. Хотя искушение сблизиться было действительно велико. Вопрос Энии, который хоть и был не совсем тактичен с точки зрения дворцового этикета, вовсе не смутил Мартина - он даже не обратил внимания на этот незначительный момент.
- Сегодняшний вечер принадлежит исключительно вам. - ответил совершенно искренне.
Других планов у него действительно не было. В случае чего - как обычно, будет импровизировать. Наверняка на этом балу найдётся парочка симпатичных девушек, которые согласятся подарить ему несколько минут своего драгоценного времени.

- Что вы?! - строго поглядела на Мартина Эния.
- Разве это пристойно?! Поползут слухи, возникнут вопросы!
И тут же, словно солнце из-за туч явилась хитрющая улыбка, за которой последовали не менее загадочные слова:
- А впрочем, мне нет дела до сплетниц и их длинных языков. Второй танец выманил наш очаровательный тенор, а последующие я, по счастливому стечению обстоятельств, не обещала никому.

Леди Тинтур танцевала немного, поэтому кавалеры, ищущие ее внимания, обычно оказывались разочарованы.
- Я полагаю, вы не сочтете трудом сопроводить меня к ужину, если нам посчастливится встретиться в предшествующем тому танце?
Эта заявка была гораздо серьезнее предыдущих игривых и многозначительных намеков. Она стояла на опасно узком пороге между флиртом и отношениями - истина, которую Эния мастерски замаскировала ослепительной улыбкой.
to be continued...
+1 | Просвет в облаках, 01.07.14 02:52
  • Перечитывание поста целиком лишь усиливает общее впечатление :)
    +1 от Akkarin, 01.07.14 17:43

Эния повзрослела под музыку сплетен. Интриги, сопровождавшие ее жизнь едва не каждый день, были неким связующим элементом, доказательством, что она все еще дышит.
Так и сейчас, даже не принимая участия в беседе, леди Тинтур купалась в приглушенном шепоте, сообщавшем любопытные подробности. Она совершенно ничего не могла прибавить к ним, только то, что ей говорила Алиса, но это вдруг показалось чем-то мерзким, сродни предательству, что Энии, дотоле таких эмоций не питавшей, захотелось, чтоб музыка наконец пригласила всех на первый танец, только бы не поддаться искушению и выболтать все, что известно ей, поддаваясь всеобщему настроению.
В ее отсутствие, наверняка, обсуждали гибель ее брата и что она не настолько несчастна, чтобы остаться дома.
Эния переводила взгляд с одной "подруги" на другую - интересно, была ли среди них хотя бы одна, которая относилась бы к ней достаточно искренне. И тут же усмехнулась про себя - если только искренне ненавидела. Каждая из них ничем не лучше ее самой....

Едва прислушиваясь к дальнейшим умозаключениям собеседниц, Эния лениво скользила взглядом по бальной зале, отмечая галочкой людей, которых не стоит сегодня упустить.
В списке последних отнюдь не числился появившийся эффектно, будучи таким по сути, Михаэль. Теперь его окутывал некий неприятный ореол. Эния вполне отдавала себе отчет, что мужчина просто ассоциировался у нее со вчерашними кровавыми событиями, однако, она тут же сделала вид, что нового своего знакомого не заметила и вообще смотрела в другую сторону.
С придворным магом, да еще такой силы, умнее всего будет избегать встречи. Предупрежден, значит, вооружен.

Получатели:
+1 | Просвет в облаках, 21.06.14 23:24
  • В ее отсутствие, наверняка, обсуждали гибель ее брата и что она не настолько несчастна, чтобы остаться дома.
    вполне обоснованное предположение :) ох уж эти сплетни..
    +1 от Akkarin, 23.06.14 02:05

- Нет, ну хоть бы полегчало чудесным образом после вашего чудесного напитка... - усаживаясь за стол, проговорила Вашингтон, - а то ведь с самого утра каие-то неприятности. Сначала аэропорт... - женщину было не остановить, она говорила и говорила, в подробностях пересказывая, какие ужасы им удалось испытать, жалуясь, что облезлый летающий мужик обозвал ее душу гнилой, припомнила все свои мелкие неурядицы, включая извращенцев в особнячке. Болтовня продолжалась до тех пор, пока Эйра не поняла - ей больше не наливать.
- Может, переночуем здесь до утра? - с мольбой, ей не свойственной, взглянула она на Джона. - Я так устала... - голова склонилась на грудь, потом женщина закрыла ладонями лицо и горько разрыдалась. Да, она была беспробудно пьяна.
+1 | The End, 21.06.14 23:55
  • Сколько жизни в этом персонаже - не перестаю удивляться.
    +1 от Roald, 22.06.14 00:04

ссылка

- Убогая дрянь да кому нужна твоя тощая задница?! - любила поговаривать матушка, избивая четырехлетнюю Маргарет смоченными в воде розгами.
- Сгинешь на помойке, никто искать не станет! - продолжала родительница, глядя на извивающуюся малышку и скорее злого, нежели испуганного Ганса, с превосходством сильнейшего...

В то время, как люди воплощали проклятия матери в жизнь, Хансель всегда твердил обратное. Нужна она была только ему...

***

Левую руку ожгло болью, но Гретель ее почти не почувствовала - память благосклонно возвращалась к ней. Вот он, Ханси, живой и настоящий. Не в тысячном сне, а здесь, с ней.
С благоговением смотрела она на брата - нужна ему даже сейчас, даже отсюда он заберет ее, как ни в чем не бывало. Слезы застилали глаза и намерения Ханселя ускользнули от внимания.

Рапунцель была хорошей, хоть и дразнила ее тусклые космы едва ни при каждом удобном случае. Но ей простительно, с такими-то волосами...
По шикарному ковру из локонов топтались сегодня все, кому не претило подходить к размалеванным шлюхам близко. Многочисленные заколочки, резинки и бабочки пестрели на этом ковре безвкусно и дешево...

- Ханси... - короткий вскрик - все, что предшествовало его решению, и немой ужас сковал Гретель. Все это было уже - недавно или в прошлой жизни - взгляд, сурово поджатые губы, милое родное лицо, обезображенное жестокостью. В эти минуты он был похож на мать...
Нет! Нет! Даже сейчас она любила его. Как любят жизнь. Едва ли разум здесь силен...

***

Хряк был ей неприятен. Был какой-то эпизод ранее...что-то с улиткой...Гретель не стала вспоминать.
Сейчас он был неприятен угрозой, что волнами окутывала его и тянулась мерзкими лапками к ее Ханси. Розовыми мерзкими копытцами....

***

Рапунцель знала наперечет все свои сто пятьдесят три заколки, но облезлую божью коровку, присевшую на острую, как нож, травинку отчего-то любила больше всего. Может, напоминала бедной о вольной жизни где-нибудь за городом, в полях.

Гретель она тоже приглянулась - на ее волосах будет как нельзя кстати, но подмышке злобного порося она сейчас нужнее - поднял копытце на ее Ханси, получай украшение....



цель - сбить с толку Пятачка и дать время Ханселю среагировать, увернуться и т.д.
как-то так...
  • Это однозначно плюс :)
    +1 от Althea, 18.06.14 19:09
  • Очень чувственно. Проникся.
    Приятно читать - персонаж получился удивительно объёмным и необычным, очень гармоничным, по отношению к миру. Интересно наблюдать за тем, как он раскрывается в сообщениях.
    В целом, безумно нравится играть в одной партии. Впрочем, как и всегда.
    +1 от Roald, 19.06.14 00:13

Нет, я не привыкла к новому образу существования за первые полгода жизни Ариса. Невозможно забыть свой настоящий дом за столь короткий срок, даже если тут на треклятой Мере у меня больше оснований жить дальше.
Сынок растет мне на радость, хитрый и пакостный, как я люблю. Я смирилась даже с тем, что уязвима, благодаря ему. Оставляю его уже без прежнего трепета, хотя где-то под ложечкой привычно ёкает, когда целую его на прощание. Как, помнишь, далекий и несбыточный читатель, в той балладе «И каждый раз навек прощайтесь, когда уходите на миг…».
Я потеряла всякую связь с землянами, несмотря на призыв держаться вместе – не видела и не вижу смысла, не понимаю этой маниакальной сплоченности и не доверяю ей. Нам с сыном не поможет эта эфемерная защита из сгустившегося патриотизма и солидарности.

На работе прогресс - дослужилась до высшего магистра. Короче, уважают меня и мои способности, которые, как бы сказала моя покойная бабуля, «не понять, откуда повылезали». Вру, нет у меня бабули. А способности есть! Даже не знаю, что из этого хуже.
Завтра например, отсылают на задание, месторождения меры искать…
Ой, самое-то главное не сказала – мы же все-таки зря на Орден понадеялись. Затрещал он по швам, гражданская война началась – старая и скучная схема, даже объяснять лень. Самое-то неприятное не в войне, а в том, что мы, как крысы, должны теперь под землей торчать. Законсервировались и довольны. А, впрочем, куда уж хуже….
***
Обуглившийся по краям и неприятно пахнущий дружище, я не писала тебе уже…не в курсе, сколько… Костя ведет исчисление, я не занимаюсь подобной дрянью.
Время с тех пор, как я оказалась здесь, идет одной сплошной тягостной минутой, невыносимой и болезненной. Я перестала спать больше двух часов…
Ох, по порядку, да…По порядку надо…
Во время задания на нас напали и теперь мы с Костей, единственные выжившие из всей группы, ушедшей на задание, живем еще глубже под землей, в окружении боготворящих нас дарт вейдеров – дикарей, которых я даже не понимаю. Они как первоклашки следуют по пятам, но…да хер с ними…
Мы не можем найти путь обратно. Не можем…

***
Не помню, когда я спала. Вроде позавчера…Хотя какое позавчера, если у меня теперь нет границ дня. Если не сплю, стараюсь не оставаться одна. Только не наедине с этими мыслями, разъедающими мне сердце. Когда я начинаю задумываться, что стало с Арисом, там, без меня, я буквально теряю разум. Это так страшно, что я стараюсь не думать. Во сне это удается хуже всего. Я свела сон к минимуму. Днем приходится постоянно заниматься чем-либо, только бы не мыслить, не представлять. Когда совсем туго, я прижимаю к лицу сверток какого-то тряпья, который служит мне подушкой, и кричу, пока не отпускает. Тяжелее всего носить при себе платочек Ариса, который остался совершенно случайно в кармане моей куртки – он пахнет сыном. Я прижимаю его, вдыхаю глубоко-глубоко, чтобы кроме этого запаха больше ничего не осталось, и вот тогда не помогает даже крик.

***
К счастью, я редко остаюсь одна – «инфраструктура» подземелья подкидывает пищу для ума.
Предоставив Косте заниматься непосредственно образованием, совершенствованием дикарей, я полезла в оружейную – большинство оружия, похоже, не подлежит восстановлению…но времени у меня теперь много, а мыслей ненужных еще больше. Надо их убивать. Тут лучше всего подойдет оружие…

***
Костя утверждает, что прошло примерно полгода. Лучше бы молчал…
Нашим общим обезображенным друзьям, как мне показалось после нескончаемых часов наблюдения, больше всего требовалась дисциплина. А уж потом всякие там образования и приведение в порядок задатков манипуляторских….






что забыла, укажет Костя
как и то, чем он непосредственно занимается сам
+1 | Мемуары попаданца, 17.06.14 01:13
  • Тяжелее всего носить при себе платочек Ариса, который остался совершенно случайно в кармане моей куртки – он пахнет сыном. Я прижимаю его, вдыхаю глубоко-глубоко, чтобы кроме этого запаха больше ничего не осталось, и вот тогда не помогает даже крик.
    .. конечно тяжело, запах засохших слюней, соплей и молока)) Не сочтите за грубость, детей я люблю, но из песни слов не выкинешь))))))
    З.ы. и вполне себе нормально со стратегическими решениями, вечно все вначале прибедняются...
    +1 от Valkeru, 17.06.14 11:41

- Тогда иди... - напряженно всматриваясь в окна, и совсем не глядя на Джона, бросила Эйра.
- Я буду начеку. Если что, просто кричи, - Эйра слилась с темнотой, отступая в тень.
- Если порядок, возвращайся за мной, только убедись хорошенько. Все веселье обычно начинается в полночь, Джонни... - во тьме блеснули в зловещей улыбке белые зубы.
+1 | The End, 17.06.14 00:34
  • Собственно, за Эйру. И в целом, и сегодня.
    Суммарный плюсик за сегодняшние посты, в том числе и общий :)
    +1 от Akkarin, 17.06.14 00:36

Воспользовавшись гвалтом, Эйра поспешила поделиться своими размышлениями:
- Тут, Джонни, вариантов несколько. Либо здесь, кроме отключения электричества, действительно ничего не случалось и люди просто закидываются во славу какого-нибудь местного праздника. Либо это секта любителей апокалипсиса и смерти всему живому и мы для них лишний повод принести жертву какому-нибудь Анубису, - она на секунду задумалась, - третьего варианта у меня нет...
- Но в любом случае, нам здесь в общем-то нечего делать. Если только ты не хочешь натренькаться по самое ай-ай-ай. Я, - честно призналась Вашингтон, - очень хочу, но жить хочу еще больше.

- Если уезжать просто так нам не пристало, можно поймать одного из алкопевцов и расспросить, что да как. Мы ведь никуда не торопимся, м?
+1 | The End, 17.06.14 00:07
  • За отличный тандем и за отыгрыш, выложенный сообщением выше.
    +1 от Roald, 17.06.14 00:15

Захныкав от обиды, Гретель потащилась вслед за поросенком.
Она проползла так много... Как он мог?! Вернул улитку с середины проезжей части в ту сторону, куда ей не надо было.
Гретель захныкала громче - сил на полноценный плач не хватило, все потратились на десяти сантиметровое путешествие.
Еще и стукнул...

Однако, обидчик знал слово, от которого было хорошо. Еще не осознав, что такого приятного он произнес, малышка Маргарет благоговейно повторила этот набор звуков и, поплыв от эйфории, прислонилась к стене:
- Хансель..., - и еще раз, для верности, пробуя на вкус, - Хансель... - с этим словом ассоциировалось все надежное, необходимое, как кислород, и тепло осевшее внизу живота.
Она повторила слово еще пять-шесть раз, смирившись с пленом наручников, и даже почти уснула - потеряла остатки сознания, а вместе с ним и счет времени.

***

Ханселя встретил пустой взгляд ушедшей в себя сестры. Она вздрогнула, будто просыпаясь, хотя уснуть с открытыми глазами вроде было невозможно.

***

Гретель вернулась, когда поняла - к ней подкрадывается нечто волнующее давно ничем не тревожащееся сердце. Тот, кто приближался, обволакивал и убаюкивал мягко, как пушистое теплое одеяло, которого она не чувствовала аж с той самой незапамятной жизни.

Она отстранилась, на всякий случай - удар мог последовать неожиданно, даже за таким приятным эффектом, немного пригнула голову, но объятия были уже неизбежны и Гретель смирилась.

Объятия пахли словом... Она мучительно подбирала подходящее и, когда оно явилось, сию минуту выпалила, боясь потерять вновь:
- Хансель...
Да! Да! Это слово как нельзя лучше подходило человеку, обнявшему ее, облегчившему ее руки от оков. Гретель улыбалась счастью робко и устало.
- Хансель...
Проверила - все совпало. Слово и эффект от него чудесно подходили появившемуся из ниоткуда мужчине.
  • Трогательно.
    Воссоединение в месте, где никто не уважает Закон - как это мило :)
    +1 от Akkarin, 16.06.14 02:13
  • Чудесно.
    +1 от Roald, 15.06.14 23:20

Первый ее бал... Под мерный стук колес экипажа Эния томно предавалась приятным воспоминаниям. Вскипающее где-то в районе солнечного сплетения предвкушение, крепко замешанное на испуге, но тут же сменяющееся ожиданием непременно чуда - что же еще может произойти на первом балу, как ни чудо...
Оно еще теплилось, это незабываемое ощущение. То внезапным уколом приятно схватывало сердце, то грустной улыбкой плясало на губах, то неожиданным весельем заставляло Энию нетерпеливо ерзать.
Однако, бал нынче был уж не тем - изменились цели, поистрепались знакомые, повзрослели кавалеры, оркестр звучал слишком громко, не давая поговорить, а музыка, казалось, вовсе не менялась все эти многие годы.

Эния надела улыбку, прежде чем, с помощью Нуара, покинуть карету и предстать во всей красе Эрединской знати.
Определенно, имелись в ее N-ном бале и плюсы - в этот раз она вполне была уверена в собственной неотразимости.
Шикарное платье, запредельно дорогие украшения, но что самое главное - уверенность, надетая поверх наряда, торжество во взгляде и ослепительная покровительственная улыбка, словно леди Тинтур приходилась, не много-не мало, близкой родственницей королю.

Не было теперь нужды замирать возле входа с бешено колотящимся сердцем, заставляя себя шагнуть внутрь.
Эния проследовала прямо в залу, не замедляясь ни на шаг. Добрая часть гостей к этому моменту уже прибыла, оставалось надеяться, что она не появится позже короля - вот так фурор произведет...
Поэтому первым делом она взглянула на королевскую ложу, к счастью пустующую и не грозящую недовольством венценосной четы.
Леди Тинтур поплыла сквозь толпу таких же, как у нее, искусственных улыбок, неестественно добродушных взглядов, вежливых приветствий и недвусмысленных комплиментов. Приметила среди гостей и тут же наградила кивком Мартина, славного старичка -тенора, генерала Нокса, даже Кэллфара, но главным блюдом были, конечно, чинно воркующие подруги, среди которых Эния могла чувствовать себя чуточку менее напряженно, будто бы эта была ее собственная стая волчиц, также способных отгрызть ей честь своими сплетнями, но, покуда сытых ее же собственными стараниями.

- Алиса, Кати, леди Элеонора, Элена, Мими - душечка, Сиси дорогуша, - перечисление имен как часть приветствия, к счастью была недолгой, парочку дам она знала лишь в лицо, потому вскоре застыла в ожидании знакомства. И, лишь когда представление состоялось, вклинилась в разговор, как ни в чем не бывало, почти сразу найдя повод рассказать о нововведении, порекомендованном ей специалистом по нервам. Ни в коем случае не лишать себя общества в момент горя. Мнение ее в своей всегда считалось неоспоримым и вскоре парочка, а потом и все дамы закивали, соглашаясь. Еще бы, попробуй не покивать - тут же признают отставшей от веяний современной медицины да и жизни вообще.
+1 | Просвет в облаках, 15.06.14 01:12
  • Как же я всё-таки люблю флэшбеки, они бесценны.
    Сравнение с юной Энией - сильный ход. Эмоции персонажа описаны первоклассно, полностью вписываясь в создаваемый образ.
    +++)))
    +1 от Akkarin, 15.06.14 01:56

Алиса удивленно посмотрела на самых ръяных сторонников уборки. Убираться поводов она не видела.
- Зачем убираться-то? - обратилась она к своему собеседнику и лицо ее просветлело.
- Ой, какой ми....- начала она, лицом изображая всевозможный восторг.
- ....лашка, - взвизгнув, она вскочила на ноги и быстрее всех кинулась улепетывать. С мясом в одной руке и с сумкой - в другой.
- Давайте уже уйдем отсюда, - оборачиваясь и искажаясь в лице от увиденного за спинами, едва не плакала она. Потом заметила в руке мясо, испугалась, выкинула подальше, передернулась, словно то был кусок так и оставшегося незнакомым утащенного крабами своего спасителя.
- Они ведь были такими миленькими... - на лице отражалось сильнейшее разочарование, мол, как жить после такого обмана.

- Пожалуйста, - Алиса схватилась за Ярослава, - вы ведь знаете, куда идти, да? Если тут такие крабы, представляете, каких кошечек и собачек мы можем встретить!
Она не знала, где это "тут", но оно ей совсем не нравилось - это негостеприимное, враждебно настроенное "тут".
  • эти крабы такие милые))
    персонаж как нельзя кстати вписался в общую концепцию модуля ;)
    +1 от Akkarin, 14.06.14 23:12
  • *Тут должна быть шутка про тракториста*
    +1 от Azur, 15.06.14 00:05

- Давно пора... - буркнула в ответ Эйра и причины на то были...

***
"Нужно убираться..." - твердила Вашингтон раза по три в час, но ее никто не слышал. Сначала она хотела уйти одна, но не рискнула. Потом решила убедиться, что оба живых-таки сошли с ума и адекватный спутник ей не светит. Как вдруг знакомые хлопки крыльев заставили ее исторгнуть несколько невразумительных и не слишком приятных фраз, сквозь которые красной нитью прошел один вполне улавливаемый смысл "Вот и конец".
Увиденное, однако, увлекло Эйру сильнее спецэффектов, на которые не скупилось существо.
- Рик! Рик! - она даже забыв про страх направилась к восставшему из мертвых, но остановилась в паре шагов, растерянная, со странной горечью, подступившей к самому горлу.
- Прощай, Рик, - выдавила она, осознавая, что существо не окажет ей такой милости и теперь на земле, кроме доктора, который похоже, тронулся, она совсем одна. Наверняка, были там далеко, еще кто-то, типа той парочки извращенцев, но здесь и сейчас она отчего-то осталась одна, живая и никому не нужная. Да, в последнее время она была сильно нужна только Ричарду, да и то его желание быть с ней слишком отличалось от желания влюбленного или друга. Эйра горько усмехнулась.

Когда стали пропадать под землей все эти страдальцы, Вашингтон струхнула окончательно - вот теперь-то и ее час, тот таинственный оборванец ведь сказал, что на небе ее не ждут.
Когда же и эта вакханалия закончилась, женщина почувствовала себя втройне ненужной - ни здесь, ни на небесах, ни под землей ее не желали видеть. Живи, как хочешь. Всем плевать.

***
- Джонни, сдается мне, нам сейчас лучше не подыхать, - усмехнулась она и кивнула на дорогу - как бы то ни было, а путь было пора начать.


забирает все оружие, обоймы и приятные ништяки погибших Ричарда, Сергея, полицейских, Нежи

можно следующим постом опись имущества?)
+2 | The End, 10.06.14 00:54
  • Без паники, доктор в порядке))
    женщина почувствовала себя втройне ненужной - ни здесь, ни на небесах, ни под землей ее не желали видеть.
    Живи, как хочешь. Всем плевать.

    красиво. и грустно. мне прям жаль её стало.
    +1 от Akkarin, 10.06.14 01:15
  • "Всем плевать", да.
    С чувством, мне нравится.
    +1 от Roald, 10.06.14 01:06

Энджи тянула до последнего. Уютная мысль остаться и встретить начало бури на улице, как раньше, в детстве, когда это казалось навроде подвига, а еще - единения с чем-то гораздо сильнее ее самой, рассыпалась о необходимость защитить родившееся в муках начало.

А может, не стоило оно той опеки…
Вот сейчас польет, а она никуда и с места не сдвинется.

Словно предупреждая, порыв ветра освежил горящее лицо. Вот-вот буря обрушится на ее голову струями сквозь прохудившийся настил.

Но Энджи будет сидеть и провожать спокойным взглядом поплывшие строки, отлично зная, что невозможно их вернуть. И горечь смешается в ней с удовлетворением – нельзя таким сказкам являться в мир.

Пригласив на танец несколько листков клена, ветер бросился на Фэй настойчивее. Будто не хотел, чтобы сказочница делила с ним затихший в благоговейном трепете сад.

Энджи устроилась поудобнее, даже взбила подпиравшую поясницу подушку, с вызовом поглядывая туда, где только что кружились беспомощные листья…

***

Терпение сошло на нет с третьей каплей, упавшей на ее рукопись. Крупная, она растопила почти целое слово, и Фэй дернулась к дому.
Ветер злорадно швырнул вдогонку ледяные капли – победитель на сей раз.

Фэй с блаженством вдела окоченевшие босые ноги в домашние тапки и скрылась за жалобно скрипнувшей дверью.

Остановилась почти сразу, у порога. Никогда еще она не бежала от грозы. Раскачивалась в беседке, легкомысленно доверяясь ее никчемной узенькой крыше, куталась в старый бабушкин вязаный палантин, пока не приходили к ней видения из еще ненаписанных сказок или не оживали сюжеты уже существующих, наполняя ее радостью свершившегося – детище увидело свет.

Но сейчас, застыв в нерешительности, Энджи чувствовала, как вползало к ней в сердце отчаяние – он не могла позволить этой сказке жить, но и оставить ее там, внутри, было сродни поеданию трупа. Чувствовать, как разлагается, гниет в тебе история… Фэй зябко повела плечами и, устроив листы с написанным поудобнее на камине, неслышно, словно боялась их разбудить, вышла на улицу.

В какой-то момент Энджи даже поймала себя на мысли, что находиться в одном доме с этой рукописью ей тяжко, невыносимо, не хочется.
Как в той истории о Джонатане Боро, боявшемся своей самой известной книги. Завидев ее в витрине магазина, он бежал, сломя голову , и больше там не появлялся, ровно как и в библиотеке, парке, кафе – везде, где кто-либо читал его творение. Тогда ей показалось это забавным, но, сейчас, сидя, прижав колени к подбородку, в хрустящем от каждого движения плетеном кресле, Энджи все сильнее осознавала неприязнь.

Можно ли не любить своего ребенка? Не желать его появления на свет? Фэй не знала, но чувство, ранее ей неведомое, пугало.

Она, пожалуй, посидит еще на террасе, позволит перестуку дождя по металлу крыши найти резонанс в ее взволнованном сознании, а затем продолжит писать. Чего бы ей это не стоило. Чего бы не стоило…
  • Не зря я всё это затеял, не зря =)
    +1 от Raziel_van_Drake, 04.05.12 16:34
  • Сказки ой как злыми бывают... ;)
    +1 от LedoCool, 04.05.12 22:35
  • Красивый пост
    +1 от tigrenok2, 06.06.14 13:10
  • Прекрасно, как и всегда. Игрок всегда великолепно чувствует персонажа, передаёт его чувственно, красочно, неординарно.
    +1 от Roald, 04.05.12 16:20
  • но и оставить ее там, внутри, было сродни поеданию трупа. Чувствовать, как разлагается, гниет в тебе история…
    Чёрт, как точно...
    +1 от Xin, 04.05.12 23:21
  • Очень добротный пост, который, на мой взгляд, на фоне всенародно воспетой мастерской вводной несколько затерялся, и незаслуженно. Приятное чтение и многообещающее начало спин-оффа. Жду продолжения :)
    +1 от trickster, 06.05.12 22:47
  • Дивный, уютный пост.
    Мой любимый, пожалуй.
    +1 от Azur, 06.06.14 10:25
  • Мимими. Доброта в стиле Эдды :).
    +1 от Althea, 05.06.14 10:03
  • А давайте плюсовать красивые добрые посты))
    +1 от Valkeru, 02.06.14 22:58
  • Сказки, я вижу, не только у Рази получаются.
    +1 от Nak Rosh, 06.06.14 22:24
  • Великолепно. Без преувеличений и совершенно ненужной в данном случае лести.
    С упоением читал этот модуль - совершенно точно могу сказать, что не встречал ничего более милого и уютного.
    Пусть эта игра и тянется неимоверно долго, пусть промежутки между постами исчисляются месяцами, а то и годами - она того стоит.
    Надеюсь когда-нибудь эта история таки подойдёт к своему логическому завершению. А я буду с интересом следить за развитием событий:)
    +1 от Akkarin, 09.06.14 01:38
  • ^-^
    +1 от alien, 08.06.14 16:44

На этот раз пробуждение было с привкусом зубной боли. Не находя выхода, раскаленный металлический червяк всверливался в десна, методично и дотошно, посылая многочисленные тупые сигналы в уши, глаза, голову и, как следствие, в горло, откуда помимо стонов, изредка слышались и редкие полубезумные причитания.
Не вполне осознавая происходящие события, Гретель двинулась в сторону выхода.
Двинулась всей душой, всем своим неимоверным желанием, но, к сожалению, не телом.
Придерживая голову, чтобы та ненароком не разорвалась, и едва сдерживая рвотные позывы при виде "великолепия", внезапно окружившего ее, она слабо дергалась в сторону двери, как простреленная гусеница.
Когда на секунду ее отпустило, этот миг от милостивой жизни помог ей встать на четвереньки, что было несказанно удобно для продолжения пути, а также попутно опустошения желудка.
продвигается к выходу, да...
  • при виде "великолепия", внезапно окружившего ее,
    великолепие ещё то, да:)
    +1 от Akkarin, 07.06.14 23:12
  • Простреленная гусеница.. хоелось бы посмотреть)
    +1 от Valkeru, 08.06.14 18:20

Замечательный, душевный был сегодня вечер! В воздухе витал аромат мандаринов и каких-то знакомых пряных трав. Обычно грязный, паркет в кабинете босса нынче просто искрился. Стены перекрасили во все цвета радуги. Слуги улыбались, а господин Труляля был милостив и любезен, как никогда.
И всё ради нее, Гретель! Строго говоря, ради всех, но для нее особенно! Она ведь сегодня самая красивая в своем кружевном белом платье с блестящими разноцветными камушками, украсившими подол. Ее наряд - самый лучший, даже девочки так сказали, а они не врут ей, нет. Но больше всего ей нравилась прическа - сотней кудряшек рассыпались по плечам каштановые светящиеся локоны, красный бутон свежесрезанной розы хозяин лично вложил ей за ушко, после чего нежно потрепал по щеке и вот тогда, именно тогда произнес "Гретель, ты сегодня прелестнее всех!". И больше всего на свете, ей захотелось поцеловать Труляля за эти слова, сделать все-все, что он прикажет, лишь бы не разочаровать, лишь бы оставаться до конца вечера (а может и дольше) этой самой прелестной его девочкой. Гретель следила за происходящим с любовью во взгляде - сегодня она обожала всех. Чудный вечер....просто чудный...


Заляпанный спермой, кровью и прочим дерьмом паркет вообще-то был не лучшим местом, чтоб на нем вот так просто сидеть голой задницей. Потому что ниточки, называемые стрингами - это именно ничем не прикрытая задница. Полуистлевший кожаный корсет, ободрался до состояния дермантинового дивана, на котором слишком много ерзают. Волосы висели редкими тусклыми прядями, цвет угадывался с трудом, но кажется, это был буро-бордовый. То есть каштановый, конечно, каштановый. Вульгарная косметика не придала худенькой наркоманке шарма, скорее она могла теперь полноправно давить на жалость в цирке. Ярко-красный бантик, как насмешка, мол "не подарок а хуита какая-то", висел бодренько, но сорвать его хотелось сильнее, чем с девчонки трусики. Счастливый взгляд, впрочем, тоже не слишком вписывался в общий пейзаж. В целом, было понятно, почему Труляля оставил ее напоследок - не десерт, а скорее зубочистка после десерта - и выбросить жалко и использовать скучно.
Звонкий смех Гретель раздражал, впрочем, так же сильно, как ее бант или карминово-красные губы, даже сильнее, чем ярко-голубые тени. Хотя что может раздражать сильнее ярко-голубых теней..... Девчонка заливалась над возникшей потасовкой, тыкала пальчиком с обломанным ногтем и остатками лака в незваного гостя, радовалась, как страдающий синдромом Дауна, пролетающему херу.
Душераздирающий кошмар, всепоглощающая жалость, объятия и плач...
Иллюзия vs реальность
  • Замечательный пост.
    +1 от Florisch, 06.06.14 21:22
  • Иллюзия vs реальность. Или иллюзия vs реальность?
    Не смогла пройти мимо.
    +
    +1 от Fiona El Tor, 02.06.14 16:19
  • Лазил в плюсах автора, случайно зацепился глазом за картинку... жутко, боюсь теперь ложиться спать, не дай Бог приснится.. решил плюсом откреститься)
    +1 от Valkeru, 02.06.14 10:20
  • Эддачка знает чем порадовать Мастера. Прям вылет уловила атмосферу.
    +1 от Капрал, 02.06.14 10:22
  • Нормик.
    +1 от Ragamuffin, 06.06.14 10:05
  • +++
    +1 от Joeren, 07.06.14 06:59
  • Очень даже.
    +0 от Логин 233, 02.06.14 14:23
  • За отличное начало - в духе сеттинга.
    +1 от Roald, 02.06.14 14:17
  • Хорошая подача - отвращение от прочтения тому лучшее доказательство.
    Но маразм и тошнотворность происходящего превосходит все мысленные границы.
    Впечатления крайне негативные.(( Как от этого гадкого поста, так и от модуля в целом.
    +0 от frida, 02.06.14 18:24
  • +1 от Seth, 04.06.14 15:18
  • Вы с Капралом нашли друг друга :)). Но мне нравится.
    +1 от Althea, 02.06.14 08:52
  • Душераздирающая мерзость
    +1 от Azur, 02.06.14 09:49
  • +
    +1 от CHEEESE, 06.06.14 10:57

Эния едва сдерживалась - крепко стиснутые губы подрагивали, готовые расплыться в улыбке, но Олоис прокашлялся и смешливость, на счастье, улетучилась.
Леди Тинтур вновь спокойно взирала на брата, а скорбь во взгляде, скользившем по стенам, была почти неподдельна.
"Гектор-Гектор, есть ты-нет, твои стулья, книги, сигары этого даже не заметили, вещи-предатели...".
Эния усмехнулась, не сдержавшись:
- Да ладно, дорогой, хватит притворяться, - цинично разулыбалась она вслед за своей усмешкой, - как будто я не знаю, каким ударом был Гектор для тебя при жизни. Он и в юношестве нам досаждал, помнишь? Нравоучениями, наказаниями и просто скучной своей миной. Будто я не вижу, как ты спокойно вздохнул, когда стал главой семьи, м? Ну же, Олли, притворство никогда не было твоей сильной стороной, ты же сияешь, милый.

- Уф, а жара нас не милует, - она распахнула свой изумрудный веер, по блеску не уступавший ожерелью королевы, предназначенному для особых случаев. Глаза в свете тусклой свечи казались неестественно зелеными. Они источали задор, уверенность, им хотелось доверять, этим колдовским глазам.

Несколько долгих, томительно долгих мгновений, Олоис с непроницаемым выражением на лице смотрел прямо на неё. Невозможно было определить, что же произойдёт в следующую секунду - быть может её брат зайдётся в праведном гневе, а возможно - лишь понимающе улыбнётся.
Олоис улыбнулся - несколько скупо и неуверенно, но всё же откровенно, впервые за относительно длительный срок. Он вновь видел перед собой Энию, свою сестру, которую всегда любил и уважал, которой всегда можно было доверить всё что угодно, рассказать и поделиться самыми сокровенными тайнами и секретами.
- Ладно, чего уж там. - решился наконец он, - Ты права, при жизни Гектор был ещё той занозой в интересном месте. Признаюсь честно, его смерть пришлась очень кстати.

- Узнаю своего дорогого Олли, - Эния хитро подмигнула, веер двигался энергичнее.
- А что такое? Почему кстати? Вернее...почему именно сейчас? Кстати его смерть была всегда! - негромко рассмеялась она. Олоис был знаком с черным юмором Энии не понаслышке.

Задумчиво наблюдавший за ритмичными движениями веера мужчина встряхнулся, бесцеремонно вырванный из дебрей собственных мыслей мелодичным смехом Энии. С удивлением он отметил, что, как и когда-то прежде, очень давно, вновь наслаждается обществом сестры - слушает её приятный смех, внимает чарующему голосу, чувствует на себе заинтересованный взгляд этих восхитительно зелёных глаз... Олоис осадил себя, осознав, что его мысли на одном из ключевых поворотов свернули совершенно не в ту сторону. Не выдержав, он тоже прыснул в кулак, оценив, превосходную, на его взгляд шутку. Взяв себя в руки, Олоис серьёзно посмотрел на девушку, и проговорил, тихо и совершенно серьёзно:
- Давно мы так не общались.

- Да...давно.. - Эния улыбнулась грустно, но совершенно искренне. - Ты - единственный, кто у меня остался, Олли... И ты теперь глава, кто бы мог подумать. Наконец, мы этого добились, м?
Леди Тинтур придвинулась ближе, оказавшись лишь по другую сторону стола и накрыла ладонью руку Олоиса.
- Милый, - выразительный изумрудный взгляд встретились с глазами брата, - я переживаю, - Эния выдержала театральную паузу, прежде чем пояснить, - ты ведь никогда не умел управлять. Помнишь, как ты расходовал предназначенные на месяц карманные деньги за вечер? Бедствовал, но вида не подавал. Теперь за тобой жизни и, в большинстве своем, беззащитные
, - зрачки мягко пульсировали, расслабление наступило мгновенно, по телу пронеслась приятная теплая дрожь и умиротворение.

Получатели: Эния Тинтур.
- Позволь мне помочь тебе, твоя семья станет процветать, ты станешь богатейшим в Эредине человеком. Это твоя мечта с детства, я же знаю. Твоя сестра умеет все, помнишь? Доверься мне, Олли.

Давно забытые воспоминания далёкого детства всплывали откуда-то из глубин подсознания, заставляя по новому взглянуть на ситуацию. Олоис, который ещё совсем недавно пребывал в мечтах о скором применении того богатства, что свалилось на него столь внезапно, теперь был во власти совершенно иных идеалов. Его взгляд затуманился, показывая, как далеко сейчас мысли брата от этой комнаты, и, скорее всего, настоящего времени - Олоис, совершенно неожиданно для самого себя вернулся в позабытое давно детство.
Мягкий, убаюкивающий и вкрадчивый голос Энии между тем продолжал, подкидывая новую порцию дров в топку внезапно активизировавшегося сверх всякой меры воображения мужчины. Он кивнул, сперва несколько неуверенно, а потом снова - уже куда веселее и энергичнее, безоговорочно соглашаясь с предложением сестры.

- Вот и славно, Олли, я тобой горжусь, - Эния ласково улыбнулась.
И они говорили еще долго, вспоминая, смеясь и обсуждая планы управления доставшимся им имуществом. Напоследок леди Тинтур снова взяла брата за руку:
- Милый, останься сегодня с женой, завтра не менее важный день, ты ведь не станешь компроментировать себя в первый же день, - изумрудные глаза загадочно и одобрительно сверкнули напоследок.
можно, в принципе, до бала мотать
+2 | Просвет в облаках, 04.06.14 13:22
  • Ну что тут скажешь..
    Нравится мне с тобой играть, действительно нравится:)
    +1 от Akkarin, 04.06.14 20:30
  • Плетение интриг не терпит суеты))
    +1 от Valkeru, 05.06.14 14:16

Энджи сидела, чуть покачиваясь в плетеном кресле, и это движение откуда-то из глубокого детства вкупе с уютным, пусть и отдающим промозглостью шелестом дождя, создавали внутри нее небольшой тихий уголок, где при желании была возможность забыть о происходящем.
Каждому, абсолютно каждому нужно такое место – там, откуда не достать ни ветру, ни осени, ни злому слову, ни недоброй сказке.

***
Сквозь грохот отдаляющейся грозы и свист разозлившегося ветра, едва слышный, почудился ей знакомый, чуть надтреснутый голос.
Энджи не удивилась – во время грозы еще и не то услышишь – обрывки разговоров, детский смех, неясный мужской шепот. Она будто впитывает в себя понравившиеся звуки.
Бабушкин же голос приходил редко – почти на уровне чувства, едва заметного тепла и волнения – в минуты особой горечи.

Была у них песня, своя, заветная. Бабушка пела ее на ночь, даже когда Энджи стала уже совсем взрослой. Фэй никогда не вслушивалась в слова – они сливались с мелодией, жили единым целым с ней, да еще с человеком, что пел их.
Но сегодня, в минуты терзания, казалось, были слышны только они. Как ответ. Как решение. Как подсказка.

Не бойся сказки, бойся лжи…*

Откуда-то сбоку к песне добавился шорох и сердце на миг остановилось, ухнув куда-то вниз – бабушка!...

***
Кошка появлялся редко. Любил сюрпризы, да и хозяев предпочитал своим обществом не баловать. Вот сегодня – сел, отстранившись, неподалеку. Еще чуть и спросит, не глядя в ее сторону, будто и не важно ответ услышать «Ну. Как живешь?».

С Кошкой будет сегодня спокойно – "На этом не закончится...", нахально свистя ей в лицо, предупреждал ветер.

***
Размывая видимость, дождь долго препятствовал Энджи разглядеть гостя – образы из сказок должны были когда-то начать приходить.
Фэй улыбнулась в ответ. Кто знает, из какой истории забрел к ней этот – призраки не раз появлялись на ее исписанных неровным детским почерком страницах. Разные. Как люди, некогда заключавшие их в себе. Подлые и злопамятные. Потерянные и грустные. Неуравновешенные и неуправляемые.
Этот по крайней мере улыбался.
- Здравствуйте, - одними губами сказала Фэй.

* не могу присвоить себе. Слова из "Домовенка Кузи")



  • Очень долгая игра)
    Очень медленно и очень мало.
    Но посты - бесподобны, читается на одном дыхании, ярко и интересно,
    Возможно, когда-нибудь, вы таки ускоритесь и завершите эту игру)))
    +1 от Akkarin, 02.06.14 22:44

Глядя, как настороженно пробирается к раненой его возлюбленная, мужчина вполне приветливо улыбнулся. Услышав слова Сергея, он как будто проникся к путникам симпатией.
- Понимаю ваше смятение. Сам очутился тут подростком, без малого двадцать лет назад. По иронии судьбы, вон с ним же, - кивнул он в сторону своего спутника и тот тут же одарил присутствующих улыбкой, которой не хватало, по меньшей мере, трех передних зубов.

- Вам может показаться сперва, что вы попали в ад, но жизнь в Империи не так уж и плоха. Вы поймете когда-нибудь. Всегда есть работа, еда, преступности почти нет...

Он напрягся, увидев, как Эллина присела на корточки рядом с умирающей. Провела ладонью по волосам Алиши и нахмурилась.

- Империя, или то, что от нее осталось, сейчас перед вами. Сотни лет назад здесь были леса, сады, деревни, другие города. Так рассказывают летописи. Осталась только столица, которую постепенно стали называть Империей, а прежнее название затерялось и знает его лишь Главный Избранный, ну или император по-нашему. Империя уже на три четверти состоит из людей с Земли. Как мы сюда попадаем, в случае смерти ли, или просто исчезаем и появляемся здесь – наверное, кто-то владеет такой информацией. Только мне этот человек так и не встретился. И теперь уже точно я его не найду.

Он с горечью поглядел на девушку, положившую правую руку Алише на лоб, и продолжил:
- Выгоняют из Империи редко. Только за преступление. За убийство – сразу, за воровство – после вновь нарушенного предупреждения.
- И только если попадешься, - хвастливо встрял его приятель.
- Ой, замолчи, Эл, - отмахнулся от него мужчина.
- Я, кстати, Макс, - пожал плечами говорящий, - имена здесь, конечно, не меняют, хотя хозяевам Империи они кажутся нелепыми.
- Эллина, к слову, из хозяев - тех, кто родился здесь и вырос. Дочь одного из Избранных, - грустно усмехнулся он.
- Вас, наверное, интересует, как отсюда вернуться домой? Ответ также не найден. Каждый из появившихся здесь искал его. Смиритесь, мой вам совет. Или сойдете с ума.
- Психов тоже выгоняют как бы, хыы, - снова затесался Эл.

Рана Алиши затягивалась в считанные секунды, из пунцовой стала бледной, потом и вовсе затянулась, оставив лишь едва заметный шрам. На щеках даже румянец едва заметный появился.

Эллина же, напротив, потухла. Буквально потухла. Перестали светиться огоньки под кожей. Она казалась совершенно обычной без этого свечения, только чересчур бледной, что вполне скоро нашло объяснение – красавица рухнула возле Алиши без чувств как раз в тот самый момент, когда девушка открыла глаза.

Макс не казался обеспокоенным, когда это случилось, он только заговорил быстро и его широкая грудь ходила ходуном от волнения:
- Прошу вас, настал ваш черед отплатить за жизнь вашей девушки. Моя Эллина очнется примерно через час. Я расскажу вам нашу историю, но обещайте помочь.

Он потер ладонями лицо и начал:
- Хозяева Империи против браков с прибывшими, это почти преступление. Но я работал на отца Эллины, мы с ней полюбили друг друга, и с тех пор он искал повод, чтобы избавиться от меня. Как видите, ему это удалось. Он только не думал, что дочь бросится за мной. Ей здесь не выжить, вы же понимаете. Верните ее обратно, прошу. Избранный сказал, что она может еще передумать до долгой ночи. После – дороги обратно нет. Он отречется от нее. Прошу вас, верните ее отцу. Вас еще и наградят за это, а я буду счастлив знать, что она жива.

Глаза его стали совсем безумными от тревоги. На лице было написано - он боялся, чтобы путники ему откажут.

Джейми опустила пистолет
- И оружие нам оставьте, - увидев это, зашептал Эл, - его все равно отберут на входе. Огнестрельное оружие запрещено, - говорил он, пока не получил пинка от Макса.
Алиша жива-здорова
+6 | Потребители, 13.01.14 01:29
  • Превосходный пост.
    +1 от Akkarin, 02.06.14 21:54
  • Хочу домой.
    +1 от Azur, 13.01.14 11:38
  • Долгожданный пост с интересностями и подробностями. Алиша еще поживет, ура :))).
    +1 от Althea, 13.01.14 03:00
  • За здравие чуть-было-невинно-не-убиенной особы и общий поворот событий!
    +1 от Донован, 13.01.14 09:21
  • Лихо закручен сюжет))) А я штрафник(((
    +1 от Valkeru, 13.01.14 02:12
  • Пост, конечно хороший! Но, выбраться я все же попытаюсь)
    +1 от fokys, 13.01.14 22:04

Олоис, всё ещё пребывавший в нетерпении, углубился в свои мечты – его радужные и преисполненные манящих перспектив мысли резко контрастировали с мрачной и серой реальностью, и сравнение это, было определённо не в пользу последней. Поэтому, голос сестры, которая внезапно обратилась к нему, послужил для мужчины сюрпризом, причём сюрпризом, как выяснилось, как только до него дошёл смысл сказанного, не слишком приятным. Просьба, а это была безусловно была именно просьба, иначе и быть не могло, Энии заставила его с неохотой слегка изменить свои планы на вечер и выкроить несколько свободных минут на беседу с ней.
Парень, внезапно оказавшийся новым «главой» дома Тинтуров сразу же прочувствовал власть – видимо, не последней причиной этому стал факт, что теперь он наконец-то был абсолютно не стеснён в средствах и никто не может указывать, что ему можно делать, а чего делать нельзя. Старый Олоис внутри него напомнил, что это – Эния, его сестра, которую он всегда любил и уважал, которая не раз поддерживала его в трудную минуту. Но новый Олоис, голос которого был куда как сильнее, заявлял, что не позволит женщине манипулировать им и ставить в какие-либо рамки. Олоис-глава, одурманенный пьянящим предвкушением лёгкой наживы и невероятно приятного времяпровождения, порождённый, по большей мере, кучей золота, которая внезапно оказалась в его власти, легко захватил контроль над старым, который отождествлял собой ещё сохранившиеся хорошие отношения с Энией и базовые морально-этические каноны. Однако, мужчина, хотя и заранее настроившись во время беседы показать сестре, кто теперь в доме хозяин, ничем себя не выдал, и, слегка склонив голову, ответил:
- Разумеется, как тебе будет угодно.

Граф Нокс, к слову сказать, держался вполне достойно – стоял, скрестив руки на груди, чуть повыше объёмного чрева, с, разве что, несколько мрачным и угрюмым выражением лица, что, впрочем, вполне соответствовало моменту. Взгляд его весёлых, обычно, глаз, сейчас остановился на яме – зияющей чёрной пропасти, сразу выделяющейся среди других, уже закопанных, могил. Как знать, возможно Поль думал о том, что вскоре сможет вновь оказаться в схожей ситуации, вот только хоронить будут не Гектора, которого он едва знал и, собственно говоря, согласился прийти сюда ради своей жены, а его сына, судьба и местоположение которого оставались всё ещё неизвестны. Усилием воли заставив себя встряхнутся, граф вымученно улыбнулся Эние и, уже совсем не смущаясь, пожал протянутую девушкой руку.
- Леди Эния, соболезную вашей утрате. – не слишком искренне пробубнил он стандартную фабулу.
Алиса же, которая хоть и привела себя в порядок перед похоронами, всё же выглядела измученной и уставшей, чего ей, несмотря на все свои старания, совершенно не удавалось скрыть. Одарив леди Тинтур внимательным и печальным взглядом, графиня Нокс покачала головой со словами:
- Да, получила. Благодарю. К несчастью пока что, несмотря на все усилия стражи и, - короткий кивок в сторону застывшего в отдалении Келлфара, - некоторых особых инстанций, выяснить ничего не удалось. Это ожидание просто сводит меня с ума… - Алиса тяжело и совершенно искренне вздохнула.

- Милая... - протянула Эния с искренним сожалением. Потерять ребенка, наверняка, было чем-то пострашнее, нежели похороны ненавистного брата. - Мне так жаль...
- Хочешь, останься у меня? Сменишь обстановку. - простодушно предложила она. - Завтра вместе явимся на бал. Мой врач говорит, что необходимо давать своим нервам отдых, - прогрессивная Эния уже не могла удивить подругу своими новыми причудами, а вот для ее мужа это точно звучало дико. - Я собираюсь сделать над собой усилие и забыть на время бала о своем горе. Да-да, Поль, не смотрите так, - почти строго произнесла она. - Я читала, что от нервного срыва человек может умереть! Так мы устроены, - роскошный веер томно качался из стороны в сторону.
В глазах Поля без труда читалось неодобрение, которое, впрочем, тут же превратилось в смущение, когда Эния открыто обвинила его в этом. Задумчиво почесав затылок, граф Нокс решил пока что не вмешиваться и даже тактично отошёл на несколько шагов, предоставляя дамам возможность обсудить все конфиденциальные вопросы. Однако, эта возможность была бы безусловно более ценной, если бы уединение дам не нарушали ещё несколько десятков человек, собравшихся проводить Гектора в последний путь.

- Ах, Алиса, дорогая, все будет хорошо, вот увидишь, - она вновь взяла подругу за руку.
- Если захочешь остаться, буду только рада.
- Спасибо Эния, но нет. – решительно отказалась Алиса, печально покачав головой, - Я должна быть дома, с мужем. Да и вести доставят в первую очередь именно туда.
- Конечно, я понимаю, - кивнула Эния, - Пожалуйста, держи меня в курсе, - она тут же отошла, предоставляя Ноксам возможность покинуть похороны.
В поле зрения попали еще несколько человек, которые не должны были избежать своей участи - задушевной беседы с леди Тинтур.

***
Подошла же она отчего-то к Мартину - что ж, иногда и такие женщины бывают нелогичны...
- Рада, что вы пришли, - Эния возникла прямо перед ним, протягивая ладонь для рукопожатия, - хотела поблагодарить вас за оказанную помощь. Я бы не справилась одна, - она вымученно, но все же улыбнулась.
Моментально сориентировавшись, мужчина, ни капли не смутившись, пожал протянутую ему руку, слегка кивнув девушке - внезапное пришествие Энии стало для него сюрпризом, хоть и внезапным, но оттого не менее приятным. Гадая, что бы мог означать этот разговор, он ответил:
- Не стоит благодарности, так поступил бы любой на моём месте. - Мартин внимательно смотрел ей прямо в глаза, словно стремился выяснить, что за тайны скрывают в себе эти завораживающие изумрудные озёра, - Мои соболезнования, миледи. Эта утрата наверняка стала для вас ударом.

- Я видела, - кокетливо, насколько позволяли обстоятельства, заявила она, - никто, кроме вас, не имел подобного намерения. Вы просто чудом оказались там. Я у вас в долгу, - многообещающе улыбнулась она.
- Мы ладили с братом, - без зазрения совести врала Эния, - насколько это было возможно при его скверном характере. Тяжело терять членов семьи....А вы будете завтра на балу? - не дав Мартину опомниться, Эния перешла к делу.

Загадочная улыбка тронула губы мужчины, который, признаться, был порядком удивлён столь пристальным вниманием к собственной персоне, тем более от девушки, ему далеко не безынтересной. Решив, что пришло время более активных действий, Мартин заговорил, не сводя с Энии взгляда своих внимательных голубых глаз:
- Безусловно, я буду там. Могу ли я расценивать ваш вопрос, как согласие уделить мне хотя бы один танец?

Улыбка Энии уже сама по себе могла считаться положительным ответом, но она предпочла усилить эффект согласия:
- О, Мартин, я собиралась пропустить завтрашнее торжество ввиду трагических обстоятельств, постигших нашу семью, но теперь не могу - ведь я уже сказала, что у вас в долгу, а долги, - она на секунду задержалась на его губах, - я привыкла отдавать.
- Первый танец за вами, - обворожительно-хитрый взгляд теперь встретился с его собственным и не отпускал слишком долго. Дольше, чем требовали приличия.

Мартин вновь утонул в её изумрудных глазах, на несколько томительно долгих мгновений забыв обо всём, что было ему, как правило, совершенно несвойственно. Изо всех сил стараясь держать себя в руках, он всё же отвёл взгляд, и, улыбнувшись, абсолютно искренне, слегка склонил голову в знак согласия:
- Буду ждать с нетерпением.
Мысли путались, столь ловко обычно подбиравший слова мужчина сейчас с трудом выдавал односложные предложения... Ему определённо нужно время, чтобы прийти в себя.

Эния не отпускала взгляд мужчины, а после его слов бледная ее кожа чуть порозовела - контраст был столь силен, что его невозможно было не заметить.


Отдавая дань любезности, на правах сестры хозяина дома Эния провела еще несколько бесед ни о чем, выразила благодарность всем и каждому, даже кивнула Кэллфару, надежно затаившемуся по привычке меж кустов. Но взгляд ее постоянно возвращался к Мартину, причем именно в те моменты, когда он сам смотрел на нее - этакая вереница случайностей.
После небольшого банкета гостям положено было разойтись и, прощаясь, Эния неожиданно, в старомодном, по ее собственному мнению, жесте, протянула Мартину руку для поцелуя - на фоне многочисленных рукопожатий это выглядело более чем заметно.


создано совместно с мастером
+1 | Просвет в облаках, 28.05.14 23:14
  • Правдоподобный, красивый и живой отыгрыш.
    Впрочем, как и всегда:)
    +1 от Akkarin, 28.05.14 23:55

Порядком устав от выдумывания вычурной посмертной речи, Эния просто услаждала свое бытие взглядом в окно – однообразный, не меняющийся годами пейзаж этому мало способствовал и она, наконец, фыркнув, задернула шторку.
Ожидание истерики со стороны Элизабет и девочек было хуже самой истерики во стократ, особенно когда оно длится от самой арены до порога шикарного особняка рода Тинтур. Безделье тоже вымотало леди Энию сполна и потому, едва покинув карету, она тут же взялась за дело.

Опираясь на локоть кучера, она поднялась по ступеням и тотчас пустила слезу, а, увидев, что зеленолицая невестка уже тут как тут, и вовсе разрыдалась.
- Элизабет, о, Элизабет! – первые несколько секунд от нее было слышно лишь это, а, когда речь стала четче, в холл уже внесли гроб и все почти встало на свои места. Нужно было лишь разъяснить тупоголовой невестке, что все плохо.
- Он прямо-таки рухнул на то копье… - всхлипывая и заикаясь, начала она. Неподдельные слезы бежали по щекам. – Я все это видела! Все до мельчайшей подробности! О святые небеса, за что?! Так глупо погибнуть! В самом расцвете сил! Я этого не вынесу! Олоис, какая беда, брат! – на счастье младший тоже оказался дома, что было редкостной удачей, ибо Эния привыкла к широкой публике.

- Так страшно… - она снова едва не рухнула без чувств, уже в объятия брата, но устояла, мучительно застонав и опустившись в кресло, прямо здесь же, в холле.
- Я в жизни не видела ничего страшнее… -
если не считать хамоватого хапугу-мясника, которому она внушила, что в животе у того мешок золота. Вот кровищи-то было…

Получатели: Эния Тинтур.

- Даже не помню, как позаботилась о похоронах, - пора уже перейти к новости, что те состоятся, как можно скорее.
- Аааай, бедные мои девочки… - заголосила-зарыдала она, закрыв ладонями лицо. Племянницы, испуганные шумом, также явились в холл. Девчушек было жаль, хотя без вездесущей и порой ненужной опеки отца они наконец вздохнут свободно.
- Он так храбро сражался, - как будто речь шла о защите родины, с гордостью проговорила Эния, - но случайность, ужасная случайность все решила в один миг, мои малютки… Тетя позаботится о вас, мои крошечки… - девочки вполне искренне зарыдали вместе с ней, чистые добрые души.

- Олоис, дорогой, нужно решить с похоронами, ты теперь единственный мужчина, - понимать «новый глава», - пожалуйста, пусть все закончится сегодня! – хоть это недотепа-брат может исполнить самостоятельно.
- Мне нужно переодеться, деточки мои. Я, кажется, упала прямо на арене… - и она со скорбным видом удалилась.
дальше: приводим себя в порядок и траурный вид
можно мотать до момента похорон, если никто не будет препятствовать им
+2 | Просвет в облаках, 16.05.14 14:27
  • С возвращением!
    Давно я не читал эти превосходные посты)
    Актриса высшего класса.
    Ну и приват жжёт, конечно)))
    +1 от Akkarin, 16.05.14 22:19
  • Для таких постов, у меня есть Станиславский:
    +1 от Azur, 28.05.14 15:35

Эйра прерывисто дышала, с каждым шагом уговаривая себя протянуть еще чуть-чуть и не терять сознание от накатившего вдруг ужаса. Жуткое ощущение преследования сводило ее с ума. Она уже почти ничего не чувствовала, кроме страха, а перед глазами не осталось более других видений, кроме темнеющего входа в полуразвалившееся здание. Временное укрытие, источник оружия, место где она рассчитывала перевести дух.

Ввалившись внутрь, Эйра, наконец, позволила себе сдавленный крик. Затем судорожно зашарила на полках, по большему счету просто сваливая все в кучу в поисках требуемого.
Пара балончиков с бензином, предназначенных для зажигалок, спички, набор водительских ножей, какой-то перекус и пара бутылок с водой, одну из которых она тут же прикончила, после чего разум потихоньку стал проясняться.
Усевшись со всем своим добром за одним из стеллажей, Эйра провела подсчет патронов - сдаваться она пока не собиралась, а минутную слабость называла не иначе как помутнением рассудка.
Патронов оказалось достаточно, чтобы еще повоевать, да и про себя не забыть, если дело примет трагичный оборот.
патронов = 7
взяла: спички, пару бутылочек с бензином, набор ножей, 2 бутылки воды, какую-то еду
вышеперечисленное согласовано с мастером.

Поджидает ходячий труп
+1 | The End, 27.05.14 13:02
  • Какая женщина :).
    +1 от Althea, 27.05.14 22:43

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Мастер суров!
    +1 от Valkeru, 27.05.14 00:09

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • маленькая миленькая людоедочка))
    +1 от Valkeru, 22.05.14 11:36

Утро Эния всегда встречала радостно – потягиваясь среди смятых простыней и подставляя подглядывающему сквозь щели в занавесях солнцу обнаженное тело, она уже знала, чем займется в ближайшие несколько часов.
Для разнообразия, например, почтит своим вниманием Гектора и его десятичасовой завтрак, к которому он появлялся секунда в секунду, будто специально выжидая за дверью. Наверняка, так оно и было.

Довольно понежившись в кровати, Эния, вспорхнула и тихонько напевая, принялась выбирать наряд, полностью зарывшись в огромный шкаф, размером с целую комнату. Это было ее традицией, ее прихотью, ее радостью, еще с детских лет, когда платьев у нее было не больше десятка. Выдумывая на ходу какую-то легкомысленную ересь и тут же кладя ее на ноты, Эния выудила «Изумрудный Восторг» (название придумано портным и одобрено ею). Открытые плечи, смелое декольте, обнаженная спина – Гектор будет рад. Зловеще ухмыльнувшись, леди потрясла внушительным колокольчиком – нетерпеливо, будто хотела сделать невинному инструменту сотрясение купола.

Тут же в комнате очутилась весьма бодрая и чрезвычайно юная служанка Грета, выбранная на свою ответственную должность за расторопность и веселый нрав.
- Сегодня это! – с улыбкой протянула Эния свое платье, - и волосы забери повыше, опять жара, а я собралась на промЭнад, - с шутливым высокомерием произнесла она и Грета тут же зашлась звонким, почище колокольчика, смехом – пародия на Элизабет, чопорную невестку, удалась. Впрочем, как всегда.

Когда утренний туалет был закончен, Эния вновь взялась за инструмент манипулирования и призыва, на этот раз тряхнув трижды. Грета тут же просунула в проем кудрявую голову.
- Так, - нахмурившись, произнесла ее госпожа, - считаем вместе. Раз, - колокольчик жалобно звякнул в беспощадной ладони, - Два, - Грета послушно считала, постепенно краснея, - Три. Раз, два, три. Раз, два, три. Неужели, не запомнить до сих пор?! Хаос, - она потрясла колокольчиком, - для тебя. Раз два три – для него! – пальчик в атласной перчатке устремился куда-то за спину Грете, где уже возвышался Аксидий, уже привыкший к каждодневным математическим упражнениям с неграмотной горничной.

Когда вконец измучанная счетом служанка удалилась, Эния протянула Нуару ожерелье и браслет, без лишних слов поворачиваясь к тому обнаженной до лопаток спиной.
- Сегодня пойдешь на завтрак со мной, - пока мужчина справлялся с застежками, проговорила она. В голосе чувствовалось лукавство. С утра Эния всегда была не прочь пошалить. Сегодня под ее легкую ручку попал Гектор.

Старательно выжидая еще пять минут с тех пор, как часы пробили десять, она довольно кивнула и отправилась в столовую, где мерно стучали ложки и блюдца, а примерные слуги то и дело сновали взад вперед, чаще всего держа перед собой всего-навсего ложку или тарелку, лишь бы только улизнуть ненадолго от глаз хозяина дома. Судя по тихому разговору, помимо него, за столом было не менее четырех персон.
- Доброе утро, славное утро! – пропела она, появляясь в дверях, нарочито повышая голос, чтобы увидеть, как поморщится в очередном припадке мигрени ее невестка и прыснут со смеху племянницы.
- Гектор, братик, - не церемонясь, чмокнула в щеку главу дома. Несчастный отстраниться не успел. Начало веселью было положено.
- Олоис, какими судьбами? Нашел, наконец, дорожку в отчий дом? – появление, да еще и за завтраком, младшего брата, было приятной неожиданностью. Видимо, после недельного кутежа у того все-таки закончились деньги и он, опрятно одетый, с не менее чопорным видом, восседал теперь подле Гектора. Выходка Энии не оставила равнодушным и его. Кроме улыбки он, однако, ничем ответить не сумел. Вид у него был пришибленный, что ясно говорило о денежных затруднениях. Вторая невестка к завтраку не являлась никогда, предпочитая нежиться в постели до последнего.

- Я на минутку, мы с Нуаром отправляемся в город, - пояснила она наличие телохранителя в столовой и тут же подала тому стянутый со стола бутерброд.
Сама же все-таки решила присесть и взялась, было, за кофейник, но расторопный слуга опередил, чем заставил Гектора облегченно вздохнуть. Он-то не знал, что подобные представления в стиле отсутствия манер она закатывает только для него.
- Чудная погодка сегодня, просто чудная! Самое время докупить кое-что для бала, - она незаметно стрельнула глазами в сторону Элизабет – та, скорее всего опять обрядится в свое бледно-розовое, а то и вовсе не пойдет. Глаза племянниц же с восторгом загорелись – девочки ждали подробностей, но их не последовало.
- Налейте Нуару сока, - бросила она стоявшему рядом слуге, - что он там всухомятку давится.
После некоторых колебаний, слуга все же протянул Аксидию стакан.
Выражение лица Гектора едва не заставило Энию подавиться от удовольствия.
+3 | Просвет в облаках, 19.03.14 14:19
  • Этот посто просто невозможно было не оценить)
    +1 от Akkarin, 19.03.14 14:31
  • Ярко! :-)))))))))))
    +1 от Lainurol, 19.03.14 14:59
  • Восхитительный пост)
    +0 от Perfy, 19.03.14 20:19
  • ))))))))))
    +1 от Azur, 19.03.14 14:24
  • Легко и приятно читается.))) Очень увлекает, с первых строк.)
    +0 от Frida, 17.05.14 22:58

Читать «Отче наш» в одиннадцатый раз все равно уже было чем-то, граничащим с шизофренией и Эйра остановилась. Что-то разумное внутри подсказывало, что в полемику лучше не вступать. Оно же говорило, что обещаний оставить их в живых существа не давали.
- Что делать будем? – шепнула она самой себе и тут же принялась размышлять. Ситуация на вид была безвыходной, но мысль, что такого не бывает, уже не в первый раз грела Эйре душу. «Выход есть, выход есть», как заведенное, твердило сознание, ничего конкретного не предлагая.
Выход был... Не уходить из домика разврата или повернуть в другом направлении. Ричард был бы жив сейчас…
Мозг, однако, в таких ситуациях привык активизироваться, нежели панически молчать. И уже вовсю посылал сигналы. Там, где у человека, не верящего в мистику, наступил бы ступор от идущих вразрез с его видением событий, у Эйры продолжалась работа мысли. Мистику она допускала, и даже очень.
Что не понравилось этим существам?… Что попросили они остановить?…Стрельбу – ну это понятно, она не понравилась бы и обычному человеку… Молитву – а вот это уже занятно…конечно, их мог раздражать ее голос или громкость, но они просили ее заткнуться, а остальных – нет.
Теперь стрельба... вырубить их можно, но чтобы убить до конца – проверенный дедовский способ – сжечь или отрубить голову. Одной не справиться… Времени мало…
- Джон, умеешь молиться? Начинай. И громко, - очень надеясь на сознательность доктора, она первой затянула старую песню и принялась стрелять – попасть нужно в голову, одному и другому.
+1 | The End, 16.05.14 14:34
  • хоть у кого-то здесь есть план...
    плохой, хороший - не столь важно, главное - действовать.
    +1 от Akkarin, 16.05.14 22:47

- Ладно, уговорила, я поищу еще. А лучше пришлю к тебе девчонку какую-нибудь - вы с тряпками быстрее общий язык находите. Но я старался! - не мог не добавить Рик напоследок.
- Могу принести тебе книжку - телевизора и интернета тут точно нет. Все как в старые добрые сороковые. Партизаны и нацисты, книги и общение, - от прежнего несчастного Рика, казалось, не осталось и следа, хотя Алиша понимала, что он притаился где-то в глубине и ждет своего часа.
- Но не переживай, работы тебе найдется, как только встанешь на ноги. До тебя тут светлячков еще не было, - он машинально провел рукой по плечу девушки. - Будем ставить над тобой эксперименты, - задорная улыбка развеивала всякие сомнения насчет серьезности его слов.

- Ричард, можно вас на секунду? - из-за едва приоткрывшейся двери послышался голос Сваровски. Доктор даже не удосужился постучать, как впрочем и войти.
Секунда обернулась минутой, а Рик вернулся задумчивый, но не как прежде, а будто бы узнал потрясающую новость. Он еще не знал, верить услышанному или нет и потому улыбался робко, обдумывая полученную информацию, а потом вдруг сказал:
- Дюймовочка, кажется есть и другие поселения!


ссылка
когда ты спишь, сумасшедший постун?!)))
+1 | Потребители, 25.04.14 02:34
  • Неплохие же пять копеечек, да :).

    +1 от Althea, 26.04.14 00:45

- Мужик, могу объяснить по-дружески, что нас тебе вполне хватит, - Мишаня опять напрягся.
- Руслан, - Родж с трудом выговаривал его имя, - мы вполне неплохо живем. Из всех неудобств - выступления раз в неделю, жертва раз в несколько месяцев и тренировки 2 раза в день. Остальное время, если зарекомендуешь себя и появится возможность, на что и с кем погулять, мы живем не хуже какого-нибудь там пекаря, который с утра до вечера работает.
- Если альтернативы сразу не предложили,считай, что твой родной дом только здесь, усек? - похоже, Михаилу надоедала болтовня.

***

Следующий час заняли спарринги. Руслан воочию смог убедиться, что мастерами спорта тут никто не был - были физически подготовленные люди, были те, кто годами тренировался уже здесь, были спортсмен-любители. Последний профессиональный боксер был убит жребием в прошлом году.

Спустя час после спаррингов, как чувствуя их окончание, явился Бобби.
- Родж, сюда, - он долго что-то втолковывал рыжему, при этом тот становился лишь серьезнее.
- Сегодня тянем жребий, на бои пребудет сам Кэхос, а он в последнее время не в настроении.

выбираем номер от 1 до 12 (элитный боец-любимец публики) не участвует в жеребьевке)
+0 | Потребители, 23.04.14 14:12
  • Бугагашенька.))
    +0 от Althea, 23.04.14 14:50

Эния сидела, прижав сплетенные в замок пальцы к сердцу.
- О, Небеса, пусть ваша интуиция не подведет! - с жаром ответила она и, казалось, перестала дышать, в напряжении глядя на арену....

- Гектор! - одинокий крик нарушил тишину. Вскочившая со своего места женщина с огненными волосами закрыла ладонями лицо, затем прижала их к груди и смотрела, смотрела испытывающим взглядом в сторону недвижно лежавшего на ристалище человека. И лишь после, едва пошатнувшись, осела, смертельно бледная. Тут же открыла глаза и вскочила вновь.
- Гектор, брат, Гектор, - запричитала она и, уже не видя никого, бросилась на площадку.
Чтобы своими глазами убедиться в смерти неудачника Гектора.
Лишь бы только она не переиграла и завтра смогла явиться на бал. Как хорошо, что платье обшито черной тканью - весьма кстати позаботился об этом портной.

Получатели: Аксидий Нуар, Эния Тинтур.
+1 | Просвет в облаках, 21.04.14 01:49

Страж усмехнулся, явно довольный сделкой.
Прибыв в цель назначения. а именно к невзрачной дверце этажом ниже, он не поспешил ее открывать - присел на ступеньках, все также прижимая девушку к себе.
- По горькой иронии, гостья Кэхоса, мою невесту однажды тоже коснулась исцеляющая ладонь светящегося. Юный племянник одного из начальников стражи обладал тем же даром, что и Эллина, но в значительно большем количестве. Она была его нянькой, по совместительству обучала его земным наукам - хозяева Империи не гнушаются новыми знаниями... - он грустно улыбнулся, вспоминая навсегда ушедшее прошлое.
- Хелена была его любимицей, почти подружкой, но она была больна. К счастью, им подвластен даже рак и малыш- восьмилетка помог ей. Ненадолго, правда... - он замолчал, в задумчивости уставившись в одну точку, долго сверлил глазами нечто несуществующее, очнулся и продолжил.
- Симптомы проявили себя так же. Мальчишку упрятали куда-то... куда их там прячут, когда они нарушат закон. Ее тоже. Потом мне сказали, что она умерла. Я видел ее после смерти и потому не могу мечтать, что она осталась жива и просто заточена где-то в подземельях. Не знаю, что бы было легче для меня... - он внимательно поглядел на Алишу и снова улыбнулся, - теперь ты понимаешь, почему я рискую, Дюймовочка?

- Если сила Эллины приживется, ты тоже сможешь ей пользоваться. Этого они и боятся. Их пугает, что обычный землянин вдруг станет обладать их способностями. Ты вот пока борешься, может, и обойдется... Был тут один иллюзионист-гипнотизер, он убедил одного светящегося отдать ему свою способность к телепортации. Прижилось хорошо, - он усмехнулся, вспоминая что-то смешное.
- Ох и потрепал он им нервов... А потом исчез, как не бывало... Кто говорит, домой переместился. Кто - в подполье ушел, есть тут у нас экстремисты... Кто считает, что убили его по-тихому, чтоб народ не возмущался. В общем, надежда есть...

Он вновь поглядел Алише прямо в глаза и неожиданно поцелуем впился в ее побледневшие губы.
- Задаток, Дюймовочка, - прошептал он, прежде чем подняться. Толкнув невзрачную дверь, он вышел, чтобы очутиться едва ли не в метре от комнаты Алиши.
- Тебе принесут сладостей, а о спиртном забудь - иначе не видать тебе своего спасителя, - с гордостью именовал он себя.
- Я, к слову, Рик, - запоздало представился мужчина.

если вопросов к нему не будет - мотну дальше
+1 | Потребители, 19.04.14 02:06
  • Дааа, то, что надо :).
    +1 от Althea, 19.04.14 03:19

Накануне Эния уснула, стоило только голове коснуться подушки. Может, даже раньше.

Утром же, даже несмотря на теплые играющие с ее волосами лучи порядком вставшего над горизонтом солнца, подниматься навстречу новому дню Эния не торопилась. Что толку будет с нее, если она начнет носиться чуть свет. Положив начало спешке уже по пробуждении, рискуешь провести так весь день. Сегодня же ей требовались обстоятельность и время на размышления, дабы не сказать лишнего, не обделить вниманием кого не следует, быть щедрой на взвешенные эмоции.

Пока же Энии просто не хотелось вставать. Подумать только, стоит только спустить с кровати всего лишь одну босую ножку и закрутится-завертится день перемен, не остановишь.
Потому Леди Тинтур лежала и с удовольствием представляла, как удивляется, наверняка, ее утренней лени Грета, в нервном ожидании ходит по своей спальне Аксидий, облегченно вздыхает за десятичасовым завтраком Гектор.
Уже несколько раз обещая себя, что встанет, едва досчитав до десяти, Эния столько же раз себя и обманывала.

Из проема огромного шкафа в крошечную щелочку с укоризной взирало на нее приготовленное специально ради турнира платье. Ждали своего часа роскошные украшения.
Нетерпение витало и накапливалось в воздухе. И, стоило ему достичь своего апогея, Эния недовольно зевнув, переходя при этом на протяжный мяукающий стон, почти скатилась с кровати. Оглядев себя в зеркале – придирчиво, но с плохо скрываемым удовольствием, леди Тинтур взялась за инструмент призыва прислуги и принялась восторженно трясти им, пытаясь, похоже, изобразить какую-то мелодию. Выходила та слабо угадываемой, но тем не менее Грета явилась, улыбчивая и готовая выслушивать программу утреннего туалета.

Спустя час приготовлений и нескольких умело выуженных пикантных подробностей из личной жизни служанки, Эния отпустила, наконец, зардевшуюся Грету, чтобы еще раз полюбоваться тем, что получилось.

***
Выехав из дома в полдень, леди и ее телохранитель отправились прямиком в ее пустующие апартаменты на краю города, специально предназначенные для всякого рода тайных дел, где чужим носам не было места.
Целью посещения маленькой двухэтажной квартирки на это раз было превращение Нуара в таинственного лорда Грана.
Оттуда, спустя час смены личности, обсуждения планов и корректировки манер, Эния вышла уже в сопровождении вышеозначенного инкогнито.

Выбрав для перемещений закрытый экипаж, Эния не прогадала – простой люд, по случаю турнира, топтался там и тут, как медведи возле улья. К тому же лишний раз попадаться на глаза в сопровождении ранее неизвестного лорда Энии не хотелось. Все эти расспросы, разговоры и ненужные любезности сейчас только отвлекли бы ее, убили ее сосредоточенность.

***
Явились они как раз к началу общей схватки, где по легенде должен был участвовать и Нуар. Любезно кивая знакомым и восхищенно улыбаясь тем, кому ее представляли, Эния, наконец, в гордом одиночестве достигла своего места. Королевской семье был подарен один из ее глубочайших реверансов и очаровательная улыбка, способная растрогать даже старую озлобленную деву, то бишь королеву.

Достав веер, дабы отгонять от себя пыль и создавать вокруг знойное поветрие, хоть как-то пытаясь привлечь прохладу на свою сторону, Эния восседала, гордо выпрямив спину, и раздавая то и дело приветливые взгляды.

Когда началась схватка, она то и дело картинно хваталась за сердце и прикрывала глаза веером – мол, леди не пристало видеть столько крови. Все это, действительно, выглядело неприятно – раздробленные колени и разбитые носы, выколотые глаза и сломанные ребра. Однако, по завершении она уже, как ни в чем не бывало, улыбалась победителю и восхищенно ударяла одетой в атлас ладошкой по вееру, изображая бурные овации. Бездоспешный был их достоин – разрядил атмосферу, как и было необходимо.

Предвкушение последующих событий едва не заставило ее нетерпеливо ерзать на месте, но на счастье, возле нее, наверняка, не случайно, очутился ее старый, во всех смыслах, знакомый – весьма прославленный, но уже не выступающий в силу возраста, тенор, некогда любимец короля и его отца, предыдущего короля.
Разговор скакал по поверхностям различных тем – от банальной погоды до политической обстановки и едва-едва, самыми кончиками вопросов касался личной жизни Энии, о чем старик всегда был не прочь разузнать побольше. Жаль, леди Тинтур еще не разу не пошла на поводу у его любопытства…
+2 | Просвет в облаках, 16.04.14 15:22
  • Момент с пробуждением очень порадовал)
    Крайне правдоподобно, реалистично.
    Большей частью отражает мои мысли утром выходного дня :)
    +1 от Akkarin, 16.04.14 19:52
  • Как же мне нравится, как ты пишешь, эх...
    +1 от Azur, 16.04.14 22:51

ссылка
Ничего не видя вокруг, ползет Ева к своей цели. Нет времени на собственную безопасность, на думы нет желания, а убивать, отвлекаясь, отчего-то противно.
Сердце больно стучит в такт движениям – твердь под ногами отдается с каждым шагом. Мысли сменяются стремительно: «Сейчас сначала пульс…» «Повязку…» «Вколоть, обезболить…» «Обработать быстро…» «Укрыть…» «А может и не задело…» «Тогда бы стрелял…» «В чувство привести, значит» «Ничего-ничего, упал просто, с кем не бывало…»
"Нет, лежит. Лицом вниз лежит. Это, значит, зацепило. Ничего, сейчас быстро в чувство приведем…"

Ева что есть сил дернула тяжелого Соколова и встретилась с ним взглядом. Чего он так смотрит… Мазнув по раскуроченной челюсти, сосредоточилась на ранах, цокая и хмурясь. Здесь повязка, тут без операции не обойдется, ребра срастутся, как бы не пришлось на базу возвращаться. Снова глаза в глаза уткнулись. Больно ведь ему – сейчас укольчик… Опять вскользь на челюсть взглянула. Соберем, не таких собирали… Поставив перед собой чемоданчик, Ева уставилась на него в оцепенении. Привалилась к земляной стене и, не смотря больше на Соколова, потянулась за его ладонью, липкой от крови, теплой еще. Долго держала палец в районе пульса. Порой даже казалось, что есть слабое тиканье, издевательски-медленное. Есть. Но точил голову вредный червячок - нет, Шварцман, нету больше товарища твоего, оставь свои антинаучные ожидания.
- Как так-то? – отчего-то вслух спросила она у Соколова. Голубые его глаза глядели с сожалением, мол, я не специально.
Ева даже не знала, что говорится в таких случаях. Пациентов она еще не хоронила, пленный этот не в счет. Но Соколов-то это ж Соколов… Нечто особенное выразить надо.
- Ты это, прости, если что не так было… - осеклась почти сразу - не то, все не то - и, будто стыдясь своих слов, поспешила закрыть бойцу глаза. Последний раз блеснуло в них небо и не стало Соколова. Теперь уж совсем это Ева поняла.
- Погиб он, - доложила, наконец, по рации. Собственный голос показался чужим, звучал глухо и нелюдимо.
Множество вопросов лезли в голову. Ради чего умер? Что плохого сделал? Кому мешал? Но самый главный - как Он допустил, видел ведь, что человек хороший. Но Ева все же предпочла отмахнуться от ненужной философии – свист пуль немало в этом помогал.
Далеко уйти от Глеба она не могла – всюду мерещились стервятники, готовые растащить его по кусочку. Она останется, чтобы выследить говорящего с ними врага.
- Полуууучишь ты у меня, - щеки стягивали высохшие дорожки слез, перемешанных с пылью, - Доберусь, сука, до лобешника твоего. По-другому на мир поглядишь, - из памяти все не исчезал взгляд Соколова, но отвращение к убийству улетучилось, как ни бывало.

Зло скрипнули зубы - приказ был прямо-противоположный. Но ведь не видел Снег, что с Соколовым сделали...Ева сжав от бессилия пальцы, уставилась в прицел. Дождется Тяна и решит.
выцеливает того, кто с ними говорил
если плотная дымовая завеса, ждет - может, шорох послышится, может сверкнет что
  • Гудово
    +1 от erl, 14.04.14 05:40

Перед глазами так и встало торжествующее лицо Геста, когда тот бахвалился своей связью с какой-то женщиной. Еще тогда Ильва, совершенно того не желая, подумала на жену Тормира и вот на тебе...
Эх, не видать охотнице стрел...
Законы Края были неоспоримы, такое преступление, как измена, наказывалось смертью. И никто из живущих здесь не вправе был вмешиваться. Но ведь она больше не жила здесь... Когда наступил апогей развернувшейся сцены, она была уже рядом, спокойная, собранная, на лице читалось отвращение, вызванное справедливым гневом в отношении любовников.

- Слишком легкое наказание для предателей, - спокойно и твердо проговорила она, на Геста старалась не смотреть.
- Убьешь, они встретятся на небесах и вновь будут вместе, - Ильве некогда было думать, откуда вдруг взялась смелость говорить на публике, да еще так громко и вовсе не запинаясь.
Она даже подождала, когда смысл слов дойдет до опьяненного яростью рассудка Тормира.
- Самое страшное будет, - и вот тут голос ее действительно дрогнул, - если они станут изгоями. Будут скитаться. В лишениях и бедах забудут друг про друга. Потому что не любовь с ними, но грех.

От усилия лоб Ильвы покрылся испариной, а руки сами собой сжались в кулаки - так страстно девушка ни разу не говорила, ее словно подменили. Была в ее словах и месть изгнавшим их, пусть и по воле небес, и горечь, которую она все никак не могла высказать своей семье, и осуждение - имеющим дом, но решившимся потерять не только его, но и жизни.
+2 | The children of the cold sun, 07.04.14 17:39

После столь длительной прогулки, возвращение домой было истинным наслаждением. Патрулирование улиц Эредина, и многочасовые тренировки даже рядом не стояли с обычным дамским променадом.
Взмыленный и насквозь пропотевший, Нуар поспешил возвратиться в свою комнату, где рухнул на кровать, и пару минут уделил праздному лежанию на брюхе, на каждый вздох выдавая неразборчивое мычание.

Когда первая волна утомления откатила от ног и спины, мужчина усилием воли заставил себя подняться. Вопреки велению Энии мыться каждый день, в этот раз он решил обойтись лишь сменой одежды, почти искренне пообещав себе обтереться ближе ко сну.
Слегка остыв и придя в себя, телохранитель, так и не дождавшись условного сигнала, направился в покои сестры, дабы сопроводить ее на условленное свидание со старшим братом. Не тратя время на стук, он просто отворил дверь, и тут же поинтересовался:
- Я могу войти?
И, не успев услышать ни то, чтобы возгласа одобрения, вообще никаких звуков, проскользнул внутрь.

Эния в задумчивости сидела перед зеркалом и едва заметно вздрогнула, стоило Нуару бесцеремонно вторгнуться в ее владения.
- Ты меня напугал, - бледным от отсутствия каких-либо эмоций голосом, проговорила она, все продолжая смотреть на отражение в зеркале.
- Прошу прощенья, - без тени сожаления извинился Нуар за свое вторжение, - Пытался застать вас без платья.
Последнее, судя по тону, он пытался использовать в качестве оправдания. Однако, так не дождавшись со стороны сестры хоть каких-то намеков на веселье, он убрал с лица самодовольный оскал, оставив лишь легкую ухмылку.

Видимо, леди Тинтур так и не отдохнула после прогулки - вокруг глаз залегли тени и даже, казалось, новые морщины щедро украсили лоб, но по приближении стало ясно - так падал свет.
Пальцы беспокойно теребили кулон - незатейливый медный, без каких-либо опознавательных признаков, абсолютно гладкий, словно обратная сторона часов.
- Отец дал его мне перед тем как умереть. Сказал, мать передала его мне, когда поняла, что не выживет после родов. Он всю жизнь хранил кулон у сердца. Такова была его маленькая месть мне - он так и не смирился, что именно я, любимая дочь, отняла у него любимую женщину.

- Нам необходимо сместить власть в этом доме... Он бы этого хотел, - со стуком Эния вернула кулон в дорогой работы шкатулку и посмотрела, наконец, на Аксидия. Во взгляде не было ничего, кроме решимости.
- Момент как нельзя лучше - турнир, бал, ожидание войны, волнения.

Получатели: Эния Тинтур, Аксидий Нуар.


Выслушивая короткое предисловие к предстоящему разговору, Аксидий бесшумно подошел ближе, каменным изваянием застыв возле Энии. Стоило ей подойти к самой сути, как он вновь начал скалиться, выражая свое бесконечное удовольствие.
- Одно твое слово - и голова Гектора давно бы лежала возле ног, - капризно протянул телохранитель, - Второе слово, и то, на чем намалевано лицо Олоиса, я бы принес тебе на блюдце... Или ты все еще хочешь обойтись без смертей?..
Наконец, Эния улыбнулась - ухмылка расползалась по лицу неприятной полосой, придавая взгляду нечто хищное. Она продолжила смотреть на Аксидия в зеркало, причем к интересу примешивалось что-то еще, едва уловимое, но не оставляющее равнодушным. Восхищение? Желание? Страсть?
- Я хочу обойтись без прямого убийства, Нуар. Твои руки должны оставаться чисты. Впрочем, как и мои.

Эния встала, чтобы повернуться к брату:
- Сейчас гораздо важнее предъявить тебя обществу. Мы живем при очень удобном правителе. Король жалует своих бастардов, так почему в других семьях должен быть другой порядок? - хитро ухмылялась она.
- Твоя задача - заявить о себе на турнире, мой загадочный козырь, - пристально вглядываясь в лицо Аксидия, Эния уже через секунду стояла настолько близко, что он мог слышать ее дыхание.

Получатели: Эния Тинтур, Аксидий Нуар.

- Помоги мне переодеться, - прошептала она, - не хочу звать Грету сейчас.

- Да... не нужно Грету... - положив руки на талию сестре, он грубым рывком подтянул ее чуть ближе. Пару секунд внимательно разглядывая платье, стоя почти в упор, Нуар громко выдохнул через нос, и повернул девушку к себе спиной.
После целого дня томительного ожидания, он все же сделал то, на что так и не решился утром - пока одна рука все так же покоилась на талии, вторая прикоснулась к обнаженной части спины, скользя вверх по нежной коже. Ладонь замерла на плече, пока большой палец чуть нервно поглаживал шею.
- Она ведь сюда не придет без зова?.. - взглядом найдя в отражении глаза Энии, осведомился Нуар, пытаясь одной рукой развязать платье.

- Лучше запереть дверь, - в узком корсете Эния ходила весь день, но отчего-то только сейчас почувствовала, как задыхается.
Сделав несколько слегка затрудненных вдохов, она попросила:
- Сними его быстрее, сними....
Кожа покрылась тысячами мурашек и леди Тинтур, к своему стыду, не смогла сдержать стон. А надо сказать, что Эния всегда превосходно владела собой.

Нуара не нужно было просить дважды. Руки стали быстрее развязывать злополучные шнурки, и, только лишь корсет ослаб для свершения полного вдоха, мужчина нетерпеливо обнял сзади сестру, припав губами к шее. Едва ли не пуская в ход зубы, он задыхаясь целовал ее, боясь пропустить хоть миллиметр. На короткое время утолив свой аппетит, он все же укусил ее в плечо напоследок, и вновь отодвинулся, чтобы сорвать платье, которое уже успел возненавидеть.

Представ перед Нуаром в своей наготе, Эния и не думала смущаться. Будто бы не было для нее разницы между одетой и обнаженной. Не пугало ее и запретное сближение. Казалось, у этой женщины не было границ - это пугало и возбуждало одновременно. Невозможно было предугадать, как она поступит в следующий миг...

Она позволила брату изучать ее тело, долго, жадно, прикасаясь и целуя, но уже со следующим его вздохом его собственная рубашка разлетелась по комнате десятком пуговиц, треском рвущейся материи и мелкой пылью поднявшихся в воздух ниток - Эния знала, чего хотела и остановить ее могла лишь смерть.

- Гляжу, ты наловчилась... - со смехом выдохнул Аксидий, прижав девушку к оголившейся груди.
С наслаждением ощутив соприкосновение обнаженных тел, он несколько мгновений разглядывал ее лицо, прежде чем позволить себе поцеловать сестру в губы.

***
Когда все было кончено, Эния повернулась на живот и довольно промурлыкала
- Жизнь хороша...

Довольно промычав в ответ, Аксидий улыбнулся сквозь поцелуй, наслаждаясь последними мгновениями близости.
Обессиленный и счастливый, он лежал на спине, не в силах пошевелиться. Сердцебиение постепенно успокаивалось, и дыхание становилось ровнее, однако тело все еще отказывалось слушаться, пребывая под толстым слоем неги.
- Гектор... - резко выдохнул Нуар, напомнив себе об изначальной цели визита, чтобы хоть немного взбодриться, - Тебе нужно к нему... и, наверно, все же стоит позвать Грету...
Немного растерянно, мужчина запахнул рубаху, пытаясь застегнуть ее на ощупь. Бегло пройдясь пальцами по ткани, и, с запозданием вспомнив, что пуговиц на ней уже не осталось, он издал досадный вздох, махнул рукой, и вновь расслабился.
- Это уже вторая рубаха за месяц... - пробормотал он, все так же, невидящим взором уставившись в потолок, - ... твоя страсть к уничтожению, меня порой пугает.
Полежав еще немного, Аксидий сделал усилие и встал. Натягивая штаны возле зеркала, он с интересом разглядывал себя в отражении, слегка критично склонив голову на бок:
- Как думаешь, Алисе понравится?.. - спроси он, переведя внимательный взор на сестру, - Ей, верно, до этого не приходилось бывать с настоящими мужчинами...
Не успев закончить мысль, он переключил внимание на пол. Оглядев его хорошенько, телохранитель нашел несколько потерянных пуговиц, предусмотрительно спрятав их подальше. Подобная россыпь могла бы привлечь внимание особо пытливого ума, а образованию слухов, пусть даже и среди слуг, бастард позволить не мог.

Вновь погрузившись в задумчивость, Эния только улыбалась в ответ на реплики Нуара, затем исчезла в огромном, словно целая зала, шкафу и появилась оттуда в платье, гораздо более скромном, недели предыдущее.
- Изумрудный восторг, знаешь, ли стоит, как сотня твоих рубах, - вертясь у зеркала, бросила она через плечо и выразительно поглядела на порванное платье.

- Я подожду, пока ты переоденешься, - проведя тыльной стороной ладони по щеке Нуара, она буквально отвела его к дверям, что тут же безжалостно закрылись, звякнув ключом в замочной скважине.


***
Когда настало время идти к Гектору, леди Тинтур, чересчур сосредоточенная, вышла к ожидавшему ее Аксидию и прежде чем отправиться по многочисленным коридорам их огромного особняка, дала последние наставления:
- Если услышишь, как кто-то направляется в кабинет, стукни два раза. Если я не отвечу, всеми силами задержи посетителя. Услышишь шум в кабинете, не входи, пока я не позову, - Эния договорила, наконец и без промедления исчезла в покоях Гектора, откуда тотчас же послышался ее щебечущий голосок.

- Гектор, милый Гектор, - Эния впорхнула в комнату, как ни в чем не бывало, сделав вид, что не видела неприязни на лице брата. Подобное отвращение она наблюдала не больше-не меньше лет восемь, можно уже и привыкнуть.
- Чудесный день, у тебя тоже? - не дожидаясь приглашения, она уселась в его любимое кресло, у камина, который по случаю жары был неуютен и пуст.
- Представляешь, у меня уже есть платье для бала! В прошлый раз, помнишь, буквально к выезду дошили, а нынче все как будто мне благоволит! - конечно, эта информация была Гектору, что мертвому припарки, но Эния немилосердно продолжила, - еще осталась прическа, вот тут, конечно, проблема... Забрать волосы вверх или распустить...я еще не придумала и так мучаюсь...

Гектор, изображая чрезвычайно занятого человека, макнул перо в стоящую на столе чернильницу и, не глядя, расписался на каком-то листе, старательно изображая бурную деятельность. Высказывание Энии о чудесном дне он попросту проигнорировал, посчитав риторическим.
На время рассуждений о степени готовности платья, "занятой" Гектор решил тоже воздержаться от комментариев. Однако, когда монолог Энии перескочил на детали её завтрашней причёски, он всё же не выдержал:
- Эния, я очень занят, - лорд Тинтур сделал особый упор на слово "очень", отдельно выделив его соответствующей интонацией, - Если ты пришла обсудить со мной детали своего наряда, то для этого у тебя есть твой замечательный телохранитель.
Гектор, вновь возомнивший себя титаном словесных баталий, самодовольно улыбнулся - улыбка, как и всегда, вышла не слишком обаятельной.

- Ох, прости! Что же я все о себе! Как твой доспех к завтрашнему турниру? Готов? Видела сегодня генерала Нокса - кандидаты ожидаются серьезные, по его словам. Ты уже примерял доспех? Не жмет? Не слишком тонкий? Все должно быть идеально, иначе тебя попросту могут убить, ужас! - она извлекла веер и принялась то и дело обмахиваться. Впрочем, в комнате, действительно было жарко. Дом, нагретый за день, еще не успел остыть.

- Готов как никогда, дорогая сестрица, - решительно ответил он. И правда, давно заказанные им как раз для такого случая доспехи были в самый раз, а заверения Энии о серьёзности противников лишь добавили ему уверенности - тем достойнее будет поражение. Конечно, Гектор немного нервничал, но всё же в возможность смертельного исхода он совсем не верил.
- Итак, ты хотела о чём то поговорить? Мне надо решить ещё множество очень важных вопросов...

- Я ненадолго, Гектор, милый, - голос едва заметно стал вкрадчивее. - Взгляни только на меня, уважь сестру.
На этом голоса стихли и если брат с сестрой говорили еще о чем-то, Нуару даже за тонким полотном двери было сложно это услышать.

Поймав взгляд брата, Эния более не отпускала его - внушение, которое предстояло совершить, наверняка, отнимет у нее много сил, при такой-то его решимости участвовать, но леди Тинтур редко останавливалась на пути к желаемому.
- Неважно выглядишь, братец, - медленно растянулись слова, - ты верно болен и судя по глазам, серьезно. Ооо, я в этом понимаю, тебя лихорадит, точно? Но ты будешь участвовать, ты будешь, ты ведь такой смелый, - изумрудная твердь зрачков пульсировала, завораживала, невозможно было оторваться от ее чистоты...

- У тебя будет болеть голова, страшно болеть, но ты все равно примешь участие в турнире. Ты ведь храбрый. И соперник твой будет таким же отважным, ты не пожалеешь для него своей головы, - Эния говорила страстно, зрачки пульсировали, в носу знакомо кололо, еще пару мгновений и пойдет кровь.

- Твой соперник будет столь хорош, что ты подставишь свою голову под удар, под его славный быстрый удар, потому что ты уважаешь своих соперников, ты готов даже умереть, лишь бы выказать свое уважение. Ты снимешь шлем во время боя, чтобы лучше видеть противника, он увидит твое почтение, когда будет нанесет удар, - изумрудный взгляд слился с трепещущим веером, такой спокойный, ему можно было доверять.
Гектор, буквально утонув в глазах сестры, лишь периодически кивал в ответ на её слова. Когда Эния закончила, он резко встряхнул головой, недоумевая, что тут только что произошло, и, невинно глядя на неё, осведомился:
- Ты что-то хотела?
- Зашла пожелать тебе спокойной ночи, - устало улыбнулась Эния.

Получатели: Эния Тинту.


***
Эния появилась спустя несколько минут абсолютной тишины, прижимая к носу батистовый платок, на котором красными щупальцами расползалось кровавое пятно. Сама женщина была бледна и, хотя глаза ее улыбались, она буквально рухнула в объятия Нуара...

- Какого черта?! - угрожающие низко прорычал Нуар, непроизвольно коснувшись пустого пояса, где всегда держал меч. Секунду назад пребывая в абсолютном спокойствии, он моментально озверел, заметив бледность сестры, и, что еще хуже - ее кровь. Ни единая мысль, кроме скорой расправы на Гектором, не посетила его ум, оставив место всепоглощающей ярости.
Хоть он и был готов поклясться, что не слышал ни ссоры, ни звона пощечин, убежденность в том, что именно этот гад навредил Энии гнала его в комнату за возмездием.
- Это он сделал?.. Он умрет.
Прижав к себе сестру, он встал перед дилеммой: остаться с ней, или же порвать на куски этого негодяя.
-Нет-нет, - Эния едва смогла открыть глаза, - уведи меня скорее, я расскажу, - и в бессилии вновь повисла на руках у брата.
- Все, как мы хотели, - прошептала она, уже не открывая глаз. Кровь идти перестала, но смертельная бледность еще не покинула лица.

Последний раз со злобой взглянув на злополучную дверь, телохранитель подхватил девушку на руки, будто она ничего не весила, и уверенно направился в сторону ее покоев. Старательно смягчая шаг, в попытке идти плавнее, он делал все возможное, чтобы лишний раз ее не потревожить. Когда же, наконец, дверь в нужную комнату захлопнулась за его спиной, он уложил Энию на кровать, а сам взял на себя смелость отлучиться на миг, чтобы принести воды.
- Что там произошло?.. - осведомился он, на этот раз немного спокойнее.
Держа стакан с водой в руке, он сел рядом, внимательно глядя на сестру.

Очутившись в своих владениях, Эния заметно расслабилась, уже спустя несколько минут прежний облик стал понемногу возвращаться, она даже сделала пару глотков.
- Так творится мое умение, Нуар, - устало улыбнулась она.
- Если все пойдет удачно, завтра мы избавимся от Гектора.

Получатели: Эния Тинтур, Аксидий Нуар.
Слегка огорчившись пропаже прекрасного повода, чтобы расквитаться с Гектором, Нуар был тут же вознагражден новым известием. Ластясь к сестре, будто кот, он едва не мурлыкал, выпрашивая подробности:
- Завтра? Где? Расскажи... - прижавшись ближе, он положил руку на колено девушки, поощрительно поглаживая.
- На турнире... - поморщившись, ответила Эния. Делить шкуру неубитого медведя ей явно было не по душе.

Получатели: Эния Тинтур, Аксидий Нуар.

- Доспех не привезли? - уже зная ответ, неловко попыталась она сменить тему.
- Ааар! - не получив желаемого, Нуар резко одернул руку, и поднялся. Несмотря на свое неестественное терпение в серьезных вопросах, на мелочах он отчего-то быстро выходил из себя.
Наверно, для поддержания душевного равновесия...
- Нет, - бросил в ответ, подчинившись попытке сменить тему.

- Пойди, проследи, чтоб никто его не увидел. Мне нужно привести себя в порядок, - мягко улыбнулась Эния в ответ на гнев, но Аксидий знал, улыбка вовсе не значила одобрения.

Сжав зубы до скрежета, мужчина скривил лицо в ответ на улыбку.
- Как прикажете, - выделяя каждое слово, он изобразил издевательский поклон, и, успев уже пожалеть о своем неуместном поведении, доиграл до конца, быстро покинув комнату.
Дверью, однако, не хлопнул.

Эния, оставшись одна, закрыла глаза, но уже спустя пару глубоких вдохов сползла с кровати – необходимо было провести обряд восстановления – силы в ближайшие два дня ей очень понадобятся.

Получатели: Эния Тинтур.
можно мотать)
+2 | Просвет в облаках, 07.04.14 13:57

Быстрее обычного преодолев расстояние до оружейной и не успев как следует хлебнуть изнуряющей жары, Эния, довольная этим обстоятельством, буквально протанцевала внутрь. Все здесь ей было знакомо еще с незапамятных времен. Отец был никудышным воином, зато по-настоящему обожал все эти железяки, в трудные для оружейной времена скупал все, что так или иначе блестело и звенело, а для отвода глаз частенько брал с собой юную дочь.
Джек был частью этих воспоминаний и потому, несмотря на его скверный нрав, Эния души в нем не чаяла и неизменно оставалась на холодный чай, приготовленной его женой, Рутиной. Та, в отличии от мужа, была разговорчивой до тошноты. Видимо, небеса свели этих двух для баланса.

Вот и сегодня, обняв сурового оружейника против его воли, хотя и при полном отсутствии сопротивления, она всего несколько мгновений постояла рядом с металлом, которым так и не успела проникнуться, бросила коротко «Вон те красивые», ткнув при этом в манекен, и исчезла за дверью, ведущей наверх. Спустя пару секунд оттуда послышались возбужденные голоса и звон фарфора, который Рутина доставала только при появлении важных персон в ее покоях.

***
- Вкусно? – хитрый взгляд