Набор игроков

- [Naruto] История иных шиноби
- [DH] Словом или огнём
- Возвращение домой
- Диванные Войны 3 - Средние Века
- РеалРпг
- Легеден: падение древности. Перезапуск.
- Королевство для Короля!(ПсевдоМафия-Стратегия)
- Мафия XXXVIII "Общие критерии"
- Stories of the South
- Путь на Запад
- Праздник в Рейвенмуре (Pathfinder)
- Хроники Вечного города
- На пепле растет еще более зеленая трава
- В тени Креста...
- "Через тернии к вершине Вселенной"
- Арена: кровь и разврат
- Обратный отсчёт
- Деревянные игрушки
- [GURPS] S.T.A.L.K.E.R.: "Ангелы и Демоны"
- Life is Grind

Завершенные игры

Форум

- Общий (9505)
- Игровые системы (4370)
- Набор игроков/поиск мастера (23997)
- Конкурсы (4578)
- Под столом (13637)
- Улучшение сайта (5037)
- Ошибки (2075)
- Для новичков (2651)
- Новости проекта (6204)

Голосование за ходы

 
- ТЫ СПАТЬ ТОЧКА ТЕБЕ БУДЕТ! – проорала Кыщ, размахивая своими белыми руками. Потом вдруг отстранилась, твой взгляд уловив на себе, не слишком… эээ… профессиональный взгляд-то. Вовчик! Какой-то пожалуй слишком любопытный, слишком уж внимательно ощупывающий это чувственное женское тело, взгляд. – Едашшечка мням мням мы тебе цделать если ещё раз!

Вдруг фыркнула Кыщ, кажется окончательно с этой женской личиной примирившись.
Наверное, новое это тело накладывало на неё некие человеческие чувства – всё ж, едва ли иначе вы смогли бы общаться друг с другом, столь чуждые, столь противоестественные друг для друга организмы? А так… Кыщ женщина. Пускай в костюме женщины и не более. Пускай фальшивая как черная икра на полке за пятьдесят рублей. Но Кыщ всё же дамой стала и чем дальше шло себе время, тем кажется сильнее сживалась она со своим новым обманным обликом. Ну, настоящие-то женщины не умеет волосами есть. Хотя, некоторые Медузы-Горгоны могли бы и поспорить в этом случае…

- Ты не сметь спать шиво. Уснешь – сдохнешь! Уснешь – точка? Уснешь – ты больше не ты! Твоя ясность?! ТЫ. НЕ. СТАНЕШЬ. СПАТЬ. ШИВО. ПРИКАЦЫВАЕМ МЫ!!! Иначе серыми тропами пошглощатьца будем. Ам-ам! Цап-цап, цкушивать они тебя… щхи. Ке-ке. Понимать твоя моя? ТОГДА ЦАТКНУТЬСЯ ТЕБЕ И НЕ МЕШАТЬ МНЕ НАМ!!!

Кыщ принюхивалась деловито. Кыщ, кажется что-то искала, нечто такое, что тебе Вовчик пока не открыто было. Недовольно головой покачала, кажется, наконец, что-то отыскав в этом застывшем воздухе. Радостно руками задергала.

- Уходить тебе цледовать и цждать когда с охоты возвращеваться мы. Кей-кья? Понятность? Таких Ищзагул много. Тёмных много. Мы ицкать – тебе ждать. Бери тех что спасется, бери своё вкусное оно аф-аф и уходить споро под защиту! Понятность? Мы приходить с охоты – ты нам много еда давай. Твоя понятность? Мы пока уходить но мы скоро приходить. Я приходить Щ'ьыканья скоро. Делай мне Имме!!!

И снова на тебя уставилась требовательная красотка эта, затем взгляд твой проследила к Светлячку обращенный.
Ну, ты решил всё ж разглядеть своего защитника. Все ж, в прятки-то харэ играть – кто там тебе ещё спасать пришел, болезный такой и чахоточный, спрашивается?
Светлячок выглядел прекрасно! Бинтами замотанный с ног до головы полупокойник - гнойными этими полосками ткани спеленутый сверху донизу, сквозь которые проступала кровища и сукровица, и какая-то желтоватая довольно неприятная на вид густая жижа. На голове! Под бинтами бледное лицо виднелось с трагическими глазами молодого человека – несчастного такого человека перепачканного собственной же кровью. А вот свой рот Светлячок прикрывал забинтованной ладонью. Должно быть его все же не следовало видеть… должно быть это уж совсем гадость.

Еще на нём пиджак и ботинки присутствовали – покрытый пятнами измятый пиджак наброшенный на тощие перебинтованные плечи и белые ботинки явно с чужой ноги, потому что болтались. Да.
- Сх-хигаретку, рхуууг? Дай прикхурить, а? Ак-кха… - судя по виду этой «мумии», сигарета была последним что Светлячку требовалось для нормальной жизни. Впрочем, он же не жил! Жить с такими повреждениями вряд ли возможно, Вован.
За спиной, словно бы в насмешку виднелись два сломанных крыла волочащихся по земле как тряпки… Они между прочим не просто так виднелись, они были просунуты сквозь специально прорванные дырки в пиджаке.

- Аааа-кха, отпусти ч-чудовище!!! – вдруг завопил этот несчастный доходяга, когда Кыщ клок перьев вырвала из этих самых крыльев, попытвшись в еду употребить. – Он меня видит рху-хууг, он меня тепхерь видит, былять… Я так и думал что с-саклятью здец придет!!!

- Бецполесность одна спошная этот! - сердито выплюнула дама, с презрением руками задрожав, отплевываясь и из волос своих длинных перья выковыривая. – Тление, мусор, гадость. Оно не щхивое! Следует умертвить не щхивое до полной конечновости, ке-ке-ке!
  • За объяснение и превращение :)
    +0 от rar90, 20.01.17 12:44
  • За объяснение и превращение :)
    +0 от rar90, 20.01.17 12:44

- Ага-ага, братцы, это фейские заповедные места, цыплятки. Охо-хо, но на вашем поганом месте я бы туда не совался. Ага-ага, шнырята пострелята! Я бы нашел проводника, я бы заплатил ему свежим кр-ровавым мясом и пошел за этим нюхачём следом. Угу-угу, чтобы пройти к порталу. Хей-хей, вы же его ищете, зверята? Ага-ага, здесь всякая шалупонь ходит. Рыщет, р-р-р-разнюхивает, шныряет в фейской траве. По-огань.

Клокочуще-рычащий голос теперь был слышен совсем рядом. Он кружился, он подходил всё ближе и резко отстранялся, тот самый голосок вытанцовывал среди этих шелестящих трав, будто фата-моргана какая-то. Хрипло посмеивался и играл со своей добычей в кошки-мышки!
Вот казалось бы, почему его не видно? Ну ладно Наташка, ну ладно рыцарь и его брюшко, ну вот Пелагатти, рогатый этот дюже суровый монстр мог бы и разглядеть своего врага с высоты, так сказать, своего достойного коднарского роста. Это мелюзге всяко-разной магия недоступна. А коднары! Коднары, они дюже магичные существа!
...Не просто монстры блохастые – а колоритные монстры, сильные монстры, монстры с папироской в уродливом черном клюве. Вот казалось бы откуда в Фейерии сигареты? Но ведь случись что… ну вот не останется добряк Пелагатти без своего верного окурка в могучем клюве. То - великолепная, то - достойная, то лично коднарам дарованная суровая магия упадка!

Ага-ага!

Кажется всё дело здесь в чарах, в забористом этом волшебстве. Что-то вроде покрова невидимости и умелой маскировки скрывает собеседника… хотя нет! Всё же невидимость, всё же чары, а не какое-то особенное умение прятаться в траве. Ну, чары дело нехитрое, как это известно - всегда можно снять, всегда можно сорвать покровы мощным коднаровским ударом. Не зря же говорят - против лома нет приёма!
Правда, будет ли рад новый друг этой попытке? Ну, здесь как говорится, или пан или пропал, всего и делов.
А магия...с магией как известно у грифов отношения трудные. Это только куриц легко пинать, а новый друг может оказаться парнем обидчивым... Таким себе пришельцем, неудобнопинательным! С другой стороны, только дурак распоследний с коднаром рогатым, с этим могучим пернато-когтистым монстром двухметрового роста, заметьте, пожелает играться...

- А ты заставь меня, мальчишка, выйти на свет! Ага-ага, бр-раток, заставь! Покажи. Прикажи! Хе-хе-хе. Шалупонь, цыпленок, жирненький теленок под винным соусом! Найди старину Аззарагха и я пр-рризнаю твою победу, огр-рызок. Ну же, - голос сухо и обидно рассмеялся в ответ на требования сэра Алессандо. – Достань меня своим яр-ярким железом, мальчик, заставь стар-рину Аззарагха бояться тебя и уважать. Угу-угу. Перр-рнатая тварь, сладкий юноша и две сочных вкусных девки. Зачем вы здесь, что привело такой вкусный обед… хей-хей, то есть искателей приключений сюда. В бывшее царство Фей? В бывшую Фейер-рию? К бывшему порр-рталу, дрруганы? Ну тогда я вас огорчу…
Голос вдруг совсем рядом с Ташкой возник, шумно принюхиваясь к её принцессовскому наряду.
- Здесь только Ведьма обретается и только ее печь. Ага-ага! Маленький пр-ряничный домик с розами и пр-рочей кр-расотой на крыше. Фу-ты, ну-ты! Стены из печенья, сладкие маленькие ангелочки держат марципановые сердечки. А внутри Она. Кр-расивая, достойная, жар-р-рко натопленная ПЕЧКА! Ха-ха-ха…

И покуда голос смеялся, мурлыкал, хрипел и повизгивал, глупые дурные куры всё также ныряли в высокую траву, чтобы никогда и ни за что не возвращаться. То ли Пелагатти опасались с его пинками да обидными шуточками, то ли некий подвох в сире Алессандро ощущали. Коты и курицы не всегда хорошо сочетаются, заметьте! Даже если бывшие коты и волшебные курицы очарованной страны.
А травы звали к себе, скрипели, манили и обещали безопасность. Пахнуло дождиком и близкой ночью – зябкой этой красавицей неторопливо укрывающей окрестности. Поднимались уже светлячки и какие-то ночные птички выводили свои мелодии. Только в Траве царила настороженная тишина. Мягкая тишина. Зовущая. Царица Тишь!
Дорожка радостно прыгала в эти зеленые дебри, недовольно оглядываясь на приключенцев, вроде как - "неужто-то оробели, неуж-то ноги не желаете размять?"
Ведьма. А ведь кто знает? А вдруг это та самая ведьма, проклятая горбоносая тварь, которая красивого прекрасного рыцаря в кошачью шкуру обрядила? Это ж сказка и мир сказки! Для этих мест совпадение вполне обычное....

"То злая волшба на меня против воли нанесена. Добрым духом был Ариэль, а теперь воет в плену как несчастный зверь. Волшебница должна освободить, станет Ариэль ей всем сердцем служить. Прошу волшебница, освободи! Другую души в плен засади! Магии нет предела - так скорее берись за дело. Имя чужое на страничку впиши, станет книжка тюрьмой для свежей души!" - откликнулась книжечка о своей несчастливой судьбе Наташе повествуя.
Вот так, получается. Хорошим и добрым духом был Ариэль, исполнительным и честным. А кто-то его взял бедненького и обидел, засунул ни за что ни про что, в книжную тюрьму!

Совсем-совсем-совсем незаслуженно, ага-ага! - как выразился бы наверное этот смеющийся пришелец Аззарагх.
И как мы уже все решили, с дедлайнами жить проще и легче.
Итого, дедлайн 19.01.17
-----------------------------------
Пелагатти, есть возможность использовать заклятие "Срыв покровов/Всем выйти из Сумрака!" Д100-30
  • Волшебсказочно :)
    +1 от Joeren, 19.01.17 20:31
  • Очароваша Аззарагх, ну прямо сказочный гоп-стоп)))
    +1 от Edda, 20.01.17 03:31

- Цаткнуться следует твоя, вопросов слишком! - лениво бросил Кыщ с жадным интересом присматриваясь к Микки. – Тцачем оно твоя? Вкусное оно следует насытиться! Рыжее оно, красивое оно. Ням-Ням. Едашечка, ке-ке-ке, едашечка Щ'ьыканья! Нам щхе, нам вкушания щхе будет! Сапретно? Оно твой? Тогда мы только поглаживать оно. Ке-ке-ке… Не боись. Не испортим оно твоё.

И она, обнаженная эта дива с хорошей женской фигурой, двинулась к Микки, разведя длинные пальцы своих белых рук эдаким веером. Казалось бы, просто погладить желает собачонку, ничего страшного же, просто небольшое одолжение для рыжей мелюзги! Но… Но Кыщ ведь руками ел – белые волосы на голове радостно зашевелились предчувствуя трапезу. Эти же самые «волосы», с радостью обхватили черное щупальце вот недавно совсем – хорошее это угощение предложенное тобой, Вова.
Миг – и оно, жирное да извивающееся щупальце исчезло где-то в прическе белой красавицы. А она высокая. Голая! Она осталась чудным видением среди этой вечной звездной ночи. Более женственная чем Лиза, надо сказать – формы-то более округлые, более влекущие, рост повыше и страсти в этом чувственном теле – страсти кажется немерянно таится!
…Ну, если не обращать внимание на тот крохотный фактик что Кыщ - это жуткий нечеловеческий монстр, помесь дерева и чего-то кораллообразного прямоходящего.

Но Кыщ о таком не думал, то есть, не думала.
Кыщ, укрытая, своими длинными волосами как накидкой, возле собачки застыла, смакуя вкусную картинку. Кажется даже сглатывая от удовольствия - вон смотри-ка, на белой губе пузырик слюны заблестел!
- Такое вкусненькое ням-ням оно. Почему «не замай»? Что есть твоя «замай» моя не понимай? Они ждут, - указала движением головы на твоих спутников, принялась руками трясти кажется от возбуждения. От Микки-деликатесного желания, надо заметить! - Скоро перестанут ждать и ты переставать тоже. Мы взять некоторое время выжить для! Твои время и их время, брать чтобы выживаться. Ке-ке. Отдать обратно следую скоро тебеш-шечки. Кей-ей. Охота нужность, еда нужность. Ты ждацть когда Смотрящий Щ'ьыканья вернутьсева с большой охоты нужность. Ты укрыцца. Ты не спать. Ты…

Кыщ вдруг развернулась пальцы разведя в стороны - белые волосы дыбом встали, словно у ведьмы какой чудесатой. Проорала на всю улицу брызгая слюной.

- ТЫ НЕ СПАТЬ НИ ЗА ЧТО! КТО СПАТЬ – ТОГО НЕТ. ВСЕГДА НЕТ! СПАСАТЬ ТОГО НЕТ И ЖИЗНИ НЕТ ТОЖЕ!!!



- Ш-шхисснь, братишка… пошш-шевала как сх-ледует, выплюнула и потрепала… – невидимый собеседник за твоей спиной грустно вздохнул. – С-сомби они тупые… тхааа… а я к несчастью неее… Я Светлячок! Дха, бхудем с-снакомы, твой личный т-тхелохранитель. Кхе-кхе-кхаа. Я тебя спасу, рху-уг, полошшшись на меня схмело! - закашлялся, с трудом втягивая воздух твой спаситель. Отчаянно засвистел грудью. Засипел. Забулькал.
- Хочешь посссмотреть? Ну-у…, если не испугаешься. Акха! Тхы не толшен бояться, всё х-хорошо, шшш, я стану твоим с-сащитником. Помогу одолеть с-серые дороги. Тхы будешь мной доволен и я получу прощ-щение, рху-ууг! Пх-холучу пра-а-во на лучшее тело…
  • за неожиданных союзников
    +0 от rar90, 19.01.17 12:46
  • Кыщ весьма мил :D
    +1 от Joeren, 19.01.17 20:46

Он смотрел на тебя неторопливо и странно, Вова! Этот ветвистый жуткий монстр, Кыщ-Кыщ, должно быть размышлял про себя о чём-то там, посматривая на Лизочку. Ленивенько так поглядывал отсутствующими гляделками на эту застывшую музу. Варил некую мысль в своей отсутствующей «деревянной» голове. Без глаз, своими щупальцами и отростками – своим уродливым искривленным телом постигая мир! И снова на тебя смотрел монстр этот, подрагивая ветвями-руками о чем-то размышлял про себя, быть может даже волнуясь и активно эмоционируя…
Неторопливо собрал остатки своего тела – те самые отростки и ошмётки, которым повезло упасть не слишком далеко – мимодумно, кажется, присоединил к себе живое и пожрал издохшее. На то что уползло дальше, как ни странно даже внимания не обратил. Снова застыл! И снова на Лизу долгий взгляд устремил отсутствующих своих глаз.

Забавный старина Кыщ-Кыщ.

Щщщщ – задрожали тонкие руки словно бы застигнутые бурей, завибрировали, затанцевали подхваченные порывами невидимого ветра, отростки и щупальцеобразные хваталки.
Кажется, что-то произошло между вами, Вовчик. Вспышкой молнии возникли в голове образы, картинки! Потом рассыпались мимолетной болью чуждые видения. Вспышками каких-то непонятных фантазий погасли – не получилось мыслеобщение, слишком вымотан ты. Слишком устал. Весь день этот одно сплошное - слишком!
Кыщ содрогнулся, Кыщ вдруг все свои ветви вверх вытянул разом. Вдруг заголосил жутким голосом, оглашая печальным своим воплем тёмную улицу:

- Ыыыыыыеееатц-ц-ц!



- Ооо, рхууг, тх-хы его пронял, - невидимый собеседник тяжело прокашлялся, мучительно булькая где-то там за спиной. – Кхе-кхе. Шхааанс рх-хууг! Расхщвалваюсь на куски и истхлеваю на глащщах, мне нужно доброе дело. Кха. Спащхти хоть одну душу чтобы саслушить ш-шанс! Ты мой шанс, рху-хуг! Мне выдадут лучшее тело есссли помогу ш-шивым. Х-ха! Хоть одному цельнокровному, ах ты…- и снова принялся кашлять до блевоты, захлебываясь, посвистывая и мокро вздыхая. Чем-то там отплевываясь и что-то из себя извергая.

Гадость же!

Щупальце с ноги Лизы снялось довольно легко. Достаточно было потянуть, и организм этот прыткий, обратил своё внимание на тебя, споро попытавшись обхватить уже твою руку, а не Лизочкину ножку в сандалике.
Нога, кстати, у студенточки была замечательная! – без целлюлита, без жира лишнего, ладная теплая девичья ножка с аккуратненькой кругленькой коленочкой. Не нога спортсменки привычной, но и никакого лишнего жирка, никаких апельсинов и апельсиновых там жутких корок. Между прочим! Твой взгляд сосредоточенный чуть было дальше не зашел, проказник ты этакий Вован, стремясь под юбочку нырнуть, а потом…

Потом крик Кыщ-Кыща своего апогея достиг – жестокий вопль древесной боли! Яркая вспышка ударила вдруг по глазам – звездная буря мокрым снегом захолодила кожу
…Шлёп-шлёп-шлёп, эхо шагов оглашает улицу.
Она подошла к тебе неловко переваливаясь на своих двоих, жуткое подобие Лизы – льдистая обнажённая "дама" эта с шевелящимися, невозможно белыми своими волосами. Ветвеобразная длинная прядь в твою сторону повелительно взметнулась.
- Мало его. Времени его твоего м-мало, ке-ке-ке. Ш-ш-шиво! Это. Ты. Нам отдаште, – прядь волос указала на твою одежду, Вован. Потом на собаку. – И это отдавать ты сейчас Щ'ъыканья. Еда Щхи-еданье нам требоваться обильно!

На оторванное собачье щупальце указала белая госпожа, шевелящейся прядью своих волос.

- Еда будешь твоя с-сам или нам щхи?

На Лизу застывшую полюбоваться успела.

- Кей кей – как эта мы. Щ'ъыканья! Сходство прекрацтно творили мы. Ке-ке-ке! Прекрацтно спрашиваем твоя, КЕЙ-КЬЯ!? – на тебя вдруг обнаженная «красавица» пристально поглядела, длиннющими своими волосами слегка пошевеливая. В голосе прорезалась угроза… - ОТВЕЧАЕШЬ НАМ ШШИВО!!!
  • За увеличение числа блондинок на единицу площади!
    +0 от rar90, 18.01.17 08:08

Кыщ-Кыщ попыток с ним поговорить не оценил, или оценил, но очень своеобразно, в своей дремотно-туповатой манере спятившего монстра. Он решил тебя убить, Вова! Вот так вот просто и без лишних размышлений, разорвать бесценный волосок твоей хлипкой жизни. Сокрушить. Уничтожить. Прервать твоё существование, ввергая в грязь.
Это для Лизы ты крутой мужик, для обсоса Артурчика суровый мэн! А для Кыща ты некая хрупкая надоедливая букашка, забавно барахтающаяся лапками вверх в его уродливых руках. Красивая своей красной кровью, козявочка, и совершенно бесполезная без нее.

Когтистая лапа-ветвь, задумчиво твою рану на запястье погладила. Стоит или не стоит с тобой возиться, Вован? ...Будто бы решая для себя.

Дергаешься значит в этих тисках, со всей силы налегаешь потея от муки, сломать Кыща пытаясь как дерево тугое. Но монстр этот словно кожа задубевшая – он крепок, непокорен, гнётся, но не ломается! Тут нужна сила Пса, очевидно, чтобы ему навредить.
Не деревяшка, увы, наш Кыщ. Все же нет у него листьев и на дерево он только издалека похож, но не в вблизи. А вблизи это нечто кожистое, белое, заиндевевшее и крохотным пушком покрытое – что забавно, как панты у оленя! Или как жесткие паучьи волоски - те самые стрекательные волоски, при помощи которых пауки-птицееды от врагов защищаются. И каждая рука-палец-ветвь-что угодно-нафиг-блять, у твоего пленителя, заканчивается острым коготком.

А ты устал, а ты уже не можешь вниз тянуть – но не ломается эта сволочь ни в какую! Ж-жопа.

- Еда едасть едушь едушшечку щ-щиканья ща щ-щхамтряютеля. Ке-ке-ке. Ч-цобачку, ке-ке-ке. Ищзагухал? Ке-ке-ке. Гав-гав собачкац собащщках собащщке, ащ-ащ! Аф-аф. – протянул повелительно свою руку ветвь в сторону Микки. – Вкучцать силы мясо кровь. Ням ням гафу гав. Нессси. Кыщ тебе. Кыщ-кыщ тебе собачках проворно едашшечка Щ'ъыканья!

И швыранул вдруг тебя лениво, прямо к Микки и Лизе. Если бы не безвременье вокруг царящее, ушибиться можно было бы вполне серьезно – с такой-то высоты да об асфальт! А так всё просто случилось, Вован, пролетел ты будто в желе ленивой птицей себя ощущая, и мягко приземлился, отбив немножечко филейную свою часть.
Кыщ принялся собирать свои собственные оторванные псевдопсом части. А эти части разбегались, расползались, дохли… Оказалось, что долго жить без своего носителя некоторые ветки не могут – они сворачивались калачиком и сдыхали, как-то неприятно посинев на вид. Такие синие ветки, Кыщ сжирал, а живое присоединял к себе, удовольственно подрагивая.
Некоторые части, впрочем, уползли уже довольно далеко и чувствовали себя, кажется, вполне прекрасно. Даже вот прямо-таки отменно без старины Кыщ Кыща!
...Так, какое-то щупальце задумчиво по ноге застрявшего в безвременьи Артурчика карабкалось, другая веточка вполне проворно ползла к Микки. Даже дрожала от возбуждения! И рядом с Лизой какая-то часть шевелилась, удовольственно присосавшись к ёе ноге, как огромная пиявка – черное, мерзкое, оторванное щупальце псевдопса… Тонкая струйка алой крови стекала по ноге, а девушка доверчиво глядела куда-то вдаль приоткрыв красивые губы для поцелуя. Она застыла. Она счастливо ни о чем не ведала…

- Нххху к-х-хаак всё прошло, рху-хуг, он согласился помочь? Х-хаа. Теперь вщщщё х-хорошо? – раздался болезненный, слабоватый голос невидимого собеседника, который все время скрывался где-то за спиной.

Хорошо или нет, непонятно. Только рана твоя закрылась, зарубцевалась, заросла на вид. Вован! Там где кровь сочилась еще секунду – тонкий рубец.
Для более осмысленного разговора можешь воспользоваться свои бонусом - тогда бросок Д100. И "Зрение" тоже начнет функционировать :)
Когда ты установишь связь, Кыщ уже не сможет тебе вредить. Но и никуда от тебя больше не денется. Будете как иголка с ниткой.
  • за идею с конечностями
    +1 от rar90, 17.01.17 08:10

Нет. Лиза не исчезла и не превратилась в куклу растеряв от ужаса индивидуальность и смысл, побелев как моль и обратившись стылым призраком - тем самым скользким призраком, значит, который по утру непременно должен развеяться в туман! Она конечно побледнела и посерела, распласталась по стене словно тень, и ее волшебные светлые волосы засеребрились особенным перепуганным блеском. Лунным таки и холодным! Но Лиза была жива. Лиза существовала. И ее левая похолодевшая рука, шарила в сумочке отшвыривая разную мелочь на своем пути: какие-то монетки, косметику, упаковку из под жвачек и нехитрый пакетик с угощением для Микки...
Сама Микки была прижата правой рукой к груди. Впрочем, уже в прошедшем времени. Воющая от ужаса собачка эта, само-собой вырвалась из рук и в данный момент натянув поводок, пыталась сбежать куда подальше. Или, по мнению самой Микки - спасти свою хозяйку чтобы увести ее как можно дальше. А Лиза искала! Лиза отчаянно, со страстью, отдаваясь всей душой своему делу. Разыскивала самое нужное.

И нашла!

...В это же самое время, ты Вова, уже осознал что странностей здесь хватает с избытком. Явление Кыщ Кыща, явление товарища "Вы не скажете который час!?", явление Артура в конце-концов, того самого задрипанного очкарика Артура, который совсем даже не король и не доблестный сэр рыцарь. Вот жеж через левую ногу, ять! Как-то слишком много отборного дерьма происходило вокруг. Может, не прав что не сел в маршрутку?
...А может быть всё проще и ты просто перегрелся, братан, и в данное время валяешься на улице с больной головой, а все это только мерещится? Или на тебя наехал восьмой трамвай, например, и твоя душа прожаривается в таком вот своеобразном странном аду? Но тогда зачем здесь Лиза, спрашивается? За какие грехи угодила эта милая студенточка в пекло, с ее пуговкой и замечательной юной грудью?

Кто ж знает. А может всё это реальность? А может город просто перезрел и лопнул, сварившись в корчах ненормальной июльской жары. И бредишь уже не ты сам, бредит задыхающийся от гноя Петербург, и это уже не ты персонально кошмаришь, а лишь заточен в чужое кошмарное сновидение. Больное сновидение. Ядовитое такое. Зло-Видение.

Кто ж знает-то!?

Во всяком случае ты решил действовать. "Тентакли" все таки напоминали ветки, нежели те самые бледные щупальца, которые иногда извращенно насилуют японских школьниц в японских же порно-мультиках. Нет. Эти "щупальца" были суставчатыми, противозно-черными отростками, посверкивающими в темноте слабой краснотой - они скорее казались сборищем уродливых пальцев или уродливых веток напоминающих эти самые пальцы. Но не тентакли. Не Лавкрафт! Не как у осьминога пупырчатые да липкие...Без эротики, значит. Без анимэ.
Ты схватился за палку прокручивая тушу "пса", а одна из ветвей добралась таки до твоего мяса, лениво швыркнув тебя по запястью своим коготком. Вовчег.
Ой!
...Плевки зомбаря на лице, а теперь еще и грубая рана на руке, противная, но не опасная для жизни болячка. Наверное...

Стало больно, но как-то прямо не сильно больно, скорее отстранёно неприятно. То ли выброс адреналина помог, то ли яд на конце чужеродного когтя захолодил руку, но толкнуть пса к Кыщ Кыщу тяжелее оказалось, чем на свою рану любоваться - на зловещую эту кровящую царапину которая при этом почти не беспокоила.
Ага. Артурчик тоже вроде не жаловался на боль...

А потом Лиза нашла свой перцовый баллончик! И Кыщ-Кыщ поймал свою жертву. И время остановилось.

...Звезды которых не видно над мегаполисом, минуты, которые протекали так насыщенно и жутко. Лиза, надавившая от души на свой баллончик. Всё это замедлилось. Остановилось. Впало в ступор. Отрешилось.
Сверкнуло россыпью бриллиантов рукотворное перечно-жгучее облачко. Чернотой перепачканные улицы и теплые плиты дома бросились в глаза. Дерьмо, грязь, смола, блескучая чернота на всём! А над головой миллионы звезд - тысячи и тысячи огоньков, неправдоподобно прекрасных. Улыбаются, оставляя иномировой загар на бледном твоем лице. Падают сквозь фиолетовую ночь и засвеченное небо.
Микки застыла в прыжке вывалив язык. Артур, рванувшийся на помощь, а не прочь от вас. Лизочка, словно фея в танце...
Все замерло.
Только ты остался, Вовчег, только Кыщ Кыщ принявшийся бороться с псом. Белый монстр напоминающий дерево и черный монстр напоминающий пса.

И кто выйдет победителем, Вован?

Эти двое сосредоточенно рвали друг друга, с хрустом отрывали друг другу ветки и щупальца, калечили друг друга и наносили друг другу жестокие раны. "Пес" крутился волчком, "Дерево" обхватило пса своей кроной. Тсссс! Молчаливая щупальцеобразная возня двух спятивших шаров перекати-поля. На землю отлетали какие-то ошметки чужеродной плоти, извивающиеся отростки и комки чего-то отвратительного, напоминающего плевки с сопливой зеленоватой мутью в них. Захолодило. И снова зимой запахло и адским летом. Жара и холод противостояли друг другу. Рубили друг друга на части. Методично калечили.
- И на кого ш-ше ты поставищ-ш-шь, др-рху-у-уг? - раздался совсем рядом шелестящий, болезненный какой-то голос. - Не с-с-смотри на м-мхеня. Ещ-щё не время, рх-хууг!
Это предпоследний мастер-пост первой главы. И тут важен твой выбор. А выбор прост.
- Поворачиваешься, если желаешь узнать кто твой собеседник.
- Не поворачиваешься.
  • За выбор и помощь от Лизы!
    +0 от rar90, 11.01.17 17:34
  • Эпичненько. Сочно.
    +1 от Joeren, 15.01.17 21:31

– Один мужик сказал что краткость - сестра таланта, Фёдор Михайлович! Ну, этот самый, – девушка нахмурила брови, мучительно свою покрасневшую переносицу потирая. – Который ещё Каштанку написал. Угу. Только я так не умею, ну я скажу как знаю…вы уж простите. А Алексей Кирович, он значит меня поправит, по-военному, если если я говн… ну, ерунду, то есть начну гнать. Исторьица-то сложная, с подковырочкой, понимаете ли! А самое главное в ней - это мы нечаянно, капитан. Понимаете… нам типа стыдно. Но без этого самого «типа», нам это самое… ё-ё-шкин кот, действительно очень стыдно перед вами. Майя она всегда побеждает! …Но в этот раз я не в ту сторону победила, охо-хо…
И Майя Юрьевна с тяжелым вздохом поглядела на Алексея Кировича, этот рассказ дурацкий на себя принимая. Отсалютовала безопаснику большим пальцем, к груди кулак прижимая в этом самом говорящем жесте – «Сама расскажу!» Чтобы до Стругачёва уж точно допетрило или правильно выражаясь, дошло чтобы.
На себя рассказ принимая этим жестом, ну, и приободрить Алёшку желая за одним - его приободрить рыжего болвана и саму себя тоже - потому как в жизни никогда не бывает черным черно же! И даже если на плаху ведут, последний перекур заключенным во все времена полагался. Иногда вот даже о погоде в таких случаях болтали, будто бы ничего и не случилось…
Ну да. Бывший учитель вон даже за плечо Майю придержал - теперь-то уж точно не сбежит от своего наказания отменная бегунья.
…Девушке припомнились старинные американские фильмы, когда сотрудники полиции, бережно так нагибая преступнику голову, этого самого преступника в полицейскую машину впихивали. И вроде бы даже одолженьице вежливое делали, а вроде бы наглядно демонстрировали - спета твоя песенка, мил-человек, и никуда ты от правосудия не денешься, родимый!

Вот и Пчёлку Майю Юрьевну в её полосатых брендовых носках от пола отодрали, значит, и в свою каюту ввели под теплой, нежной почти что опёкой Капитана. Можно было бы порадоваться - Ура! Вот он миг дружеской близости, вот он Сам, держит Майю Юрьевну за плечо! Но не радовалось отчего-то Светловой. Это ж как последняя сигаретная затяжка, перед тем как на голову непроницаемо-черный колпак оденут… Хотя кто сейчас курит? Блин. Как всегда в такие критические моменты в голову лез разнообразный исторический мусор.

– Ну да, Фёдор Михайлович, это самое кресло я и имела в виду. А вам что ли не нравится? Дизайнерский блин предмет! В рекламе сказано что оно очень удобное и практичное… – на открытку взгляд перевела, уголком этой самой открытки зудящую ладошку почесывая. – Аноним. Фёдор Михайлович. Типа шутка! Вам вроде как лучше не знать, это написано для одного очень стеснительного и скромного человека…
Помолчала немножечко.
Да-а-а-а уж. Стеснение и скромность. А лучше самой всё объяснить капитану, как на духу.
Рыжик пусть уж лучше поправляет доброго доктора, чем в одну глотку начнёт какую-нибудь забористую ересь нести, типа: «Беру всю вину на себя», «Отправьте меня на гауптавахту», «Во всём виноват Лёха Суматоха…» Алешка же честная душа под камни желает за доктора Майю попасть! Пострадать за дамскую честь, за всякую высокую шелупонь и варенье с малиной, образно выражаясь. Прямо рыцарем галантным желает быть!
Только Майя Юрьевна рыцарей не любит, угу – гадов этих железных на дух не переносит. Уже опошлить успели и всё такое…
Да и мало ли чего, а вдруг Федор Михайлович и вправду Алексея Кировича терпеть не может? Тогда другану Стругачёву серьезные неприятности грозят. Ну да. Вон как сурово смотрит капитан Чижик, тяжело смотрит и с холодком этим мрачным во взгляде серо-зеленых глаз – ёлы палы, с высокой должностью им что ли такие жуткие взгляды выдают!? Как табельное оружие, да? Умение глядеть на человека столь уничтожающе…

И брови красивые и цвет глаз такой… – прямо ах! А что-то как-то даже стушевалась Пчелка Майя.

…Раньше-то учитель не умел таким суровым быть - его самого нужно было оберегать чтобы не рассыпался нечаянно. Он же как хрустальная ваза был - как бесценный клёвый ноутбук!
А теперь, то ли оперился Чижик свои метафорические крылья расправив, то ли по малолетству девчушка чего упустила. Хотя, может он и пять лет назад точно таким же был? - братан Лёха же вон до сих пор уверен, будто у капитана к нему особое отношение! Какие-то у него есть для этого причины, верно?
А вдруг и вправду не переваривает капитан Стругачёва? Тогда ведь каждое слово безопасника, только ещё хуже ситуацию сделает. И даже если Фёдор Михайлович справедлив будет, Алёша-то до сих пор не отошел от того эксперимента. Пост-травматический синдром у него.
Горе-экспериментаторы, эх! И в армейке никакой психолог не помог, выходит... Пять лет человек мучается! Пять. Лет.
Ну конечно Рыжик будет думать что капитан специально на нем отыгрывается, потому что «любимчик», потому что обиду затаил бывший учитель, а теперь мстит простому солдату.
Нездоровая ситуация. Как ни посуди – неправильная! Тут нужен кто-то бошковитый и здравомыслящий, кто-то, на кого положиться можно. Человек разумный, взрослый, по-женски понимающий и мудрый…

«Короче тут не я нужна, идиотка недобитая, а кто-то нормальный. У кого бошка нормально пришита и мозговые извилины в дыму рыцарских дымовых шашек не пропеклись. Но кроме великолепного доктора Майи Юрьевны, чёто никого более подходящего нет. Три вида дружбы – твою мать! Многовато для одной полосатой мухи… Начальник Чижик, рыжий Лёха, и сержант Громов с его казарменным подходом к дамам. Подмигивает ещё вот! Романтик армейский, Ромео твердолобый… »

Кашльнула в кулак девчушка, подумав про себя - «Ну сейчас проверим Светлова, правда что ли Фёдор Михайлович терпеть не может Стругачева?»
Тряхнула головой, открыточкой энергично взмахивая. Ну, вроде как выставляя эту нехитрую преграду между собой и преподавателем. Очень уж сильно она себя в этот момент отборной двоечницей ощущала, той самой двоечницей блин, которую вызвали к доске трудный урок отвечать, а ответа-то верного наша бедная дурочка и не знает. Потому как не учила домашку, и ни «бэ» ни «мэ» ни «кукареку».
Жу-у-уткая сцена. Вообще-то Светлова славилась своей одаренностью и умением максимально быстро осваивать новую информацию. Её гением не за красивые глаза же называли! Только эти люди про кураж ничего не ведали… про эту ахиллесову пяту молодого данкийского медика.

Пятки. Ахиллесы, блин…

А еще Майя Юрьевна ниже всех ростом в этой комнате – прямо вообще не дело! Потому девушка стала сдвигаться к столу, пытаясь хоть так, ну хотя бы спиной защиту почувствовать под этим тяжелым капитанским взглядом - уж больно на отца стал похож в этот миг Чижик!
«Бррр. Папа, помнится, сказал что я и двадцати четырех часов не смогу нормальным человеком продержаться. Какие уж тут двадцать четыре часа, вашу ж в душу!? Интересно, а час-то уже прошел или нет? Блин, да отец меня даже недооценил! ВОТ ЖЕ Ж ЁЛКИ!!!»

…Тихонько звякнули сувениры и позолоченные кубки, когда Пчёлка в стол уперлась спиной.

– Замок вашей каюты не работает, Фёдор Михайлович, э-э-э, потому что мы с Алексеем Кировичем его сломали. Нечаянно сломали, вы не думайте! Понимаете ли, мы не знали что это ваша каюта, мы это самое… мы были уверены что это моя дверь и моя комната на все сто процентов! – и Майя снова бросила быстрый взгляд на Стругачёва, молчаливо умоляя его, хотя бы про свою воображаемую кошку молчать. Ну и так уже нелепостей за глаза!
– Вы спросите, как можно нечаянно сломать дверь?…Ну, бить по ней ногой со всей силы и выламывать замок со слюной на губах, и чтобы всё это было не специально, да? Но это был аффект. Чистой воды эмоциональный стресс, я вас уверяю как медик! За окошком краснел этот чёртов Марс. А Марс божество войны! А еще этот самый, ну, Фу…Ф-Фобос и Деймос, ужас и страх…(поёжилась). Мы перенервничали и нас перемкнуло слегонца.
Сначала я из медотсека попросила Алексея Кировича сломать дверь в мою комнату, а потом решила что так будет неправильно… Ну вы же всегда про дружбу рассказывали, про то что надо вместе держаться и туда сюда! – девушка снова энергично почесала горящие ладони и запястья, мимодумно попытавшись на стол запрыгнуть. Она же в двенадцать лет мастером была по сидению на полках!

…Сердито зазвенели кубки, возмущаясь этим грубым вторжением. А главное безрезультатно, слишком уж нервничала Майя Юрьевна чтобы так легко вершину стола покорить. Она просто дернулась как муха на липкой ленте, уронила пару своих кубков и осталась там же где была.
И с тем же ростом который ей отмерен был – ниже всех! Сдула выбившуюся длинную прядь, сердито головой мотнув.

– Ну вот я и решила что не дело солдату Алексею Кировичу в пекле одному пропадать, типа я же не фуфло и не дрянь какая, а верная Молния Светлова! Ну вот пришла к нему на помощь. Просьба эта, моей идеей была, Фёдор Михайлович. Мне стыдно, ведь это был кураж чистой воды… Короче мы стали ломать дверь вместе, сосредоточенно и увлеченно, как в книжечке «Тимур и его команда»! Но были мы на нервах… а коридоры такие длинные и страшные, и пустые. Ну, прямо корабль призрак, ёлки палки! – Майя уже погрузилась в этот свой рассказ с головой, увлеченно бросаясь яркими выражениями. - А за окном краснел этот жуткий Марс, будто смеялся надо мной - «Хе-хе, Светлова, а помнишь Фобос!?» Ну короче перенервничали мы слегонца с рядовым Стругачёвым. Я ж думала это моя дверь и кому от этого хуже будет, если я её испорчу? А оказалось стрёмное это чувство, Фёдор Михайлович, прямо совсем нехорошее чувство когда что-то портишь… Потом, ба-а-амц, мы всё же доломали! – энергично кулаком по столу треснула рыжеволосая девушка, озвучивая рассказ. – Ну и Алексей Кирович, значит, сказал: «Входите Майя Юрьевна домой, добро пожаловать!» Он тоже еще ничего не понял… он же не со зла… просто помутнение.

Уткнулась взглядом себе в коленки капитанская дочь, совсем уж опечалившись и едва ли не на шепот вдруг переходя. От ярких эмоций к царапающим тяжелым фразам.
Конечно, здесь полагалось говорить открыто, смело, героично. Как в книжках - сверкая глазами! Но Майя уже почти спеклась, про этот самый позорный эпизод своей военной компании, вспоминая.

Валькирия сейчас совсем понурилась, длинными ресницами подрагивая.

– Ну, я и вошла как к себе домой! И Алексей Кирович за мной вошел, потому что одноклассник и добрый друг и мы с ним вместе на задних партах сидели в МЗУ! Вошла, значит, великолепная Майя Юрьевна, а там никакого дизайнерского кресла по каталогу и никакого телека. Украли чтоли!? А потом врубился Данко и начал вопить что мы, блин, два говнюка взломали капитанскую каюту и вторглись без приглашения, что мы арестованы и служба безопасности уже оповещена… Данко ещё вежливо попросил меня покинуть помещение, мировой парень! Он кстати не компьютер, программа… ему кажется, не нравится, когда его компьютером зовут. Ну вот Данко нас ко всем чертям из вашей каюты послал, а я бы и рада была выйти, да ноги отнялись, Фёдор Михайлович! – помолчала, тяжко вздыхая и почёсываясь. – Ну, мы чуть-чуть там задержались. Алексей стоял, а я посидела на стуле, потому что чуть в обморок не жмякнулась как невротичка какая-нибудь из фильма для сопливых дам. Чуть-чуть посидели, а потом вышли. Вы не думайте! Мы ничего не трогали, не испортили, не ворьё и вообще, только отдышались. Потом сразу вышли и стали ареста ждать. И решили всё вам лично рассказать чтобы это самое… извиниться. Это лирика конечно. Но я бы вам врать не смогла, и никогда бы не стала это делать, Фёдор Михайлович! Ни-за-ч-то.

Покрытая ярком-алым румянцем стыда, веснушчатая спортсменка эта, подняла светло-серые, тревожные свои глаза на капитана Чижика. Поглядела прямо в лицо, принимая на себя ответственность. С трудом принимая и не так достойно как это в фильмах делается - но всё ж принимая, и на капитана стараясь прямо глядеть. Правда разлохматилась вся, вспотела, покраснела и аллергией покрылась, противной да зудящей.
Дрогнула уголком губы - не от смеха значит, скорее наоборот, от печальных тяжелых эмоций. Чижик же сейчас по всем канонам должен напрочь в ней разочароваться. Ну, папа бы уж точно так и поступил. Просто вычеркнул бы проштрафившегося человека из своей памяти и забыл о его существовании. Папа хороший человек, только не терпит рядом с собой неэффективных людей…
Вот сейчас поднимутся брови у данкийского капитана, посветлеют глаза от гнева, а потом Майя Юрьевна просто существовать для него перестанет: «Я-то думал ты эффективный доктор и специалист, Майя Юрьевна Светлова, а ты-ы-ы… Ну и хрен с тобой, золотая рыбка! Сказать что я разочарован в тебе, значит, ничего не сказать»
– Простите нас. Мы лично хотели извиниться. А наказание своё мы заслужили на все сто! Хоть полы мыть бесконечно, хоть посуду, хоть ещё чем-нибудь искупить проступок… а можно и в карцере плесенью покрываться. Мы же понимаем что как два урода себя повели! Но мы нечаянно. Это должна была быть моя дверь и какая-нибудь легкая простая поломка, чтобы мне из медотсека не выходить… Ага… Мы и не думали ломать корабль, мы просто хотели сломать дверь.

И Пчёлка Светлова не была бы Пчёлкой Светловой, не попытайся она даже в этот ужасный момент, хоть что-нибудь, ну хоть кроху чего-нибудь полезного для себя найти. Раз уж всё к такой-то матери покатилось!

– А ещё вы можете мне запретить своей каютой пользоваться и к вашей каюте больше и близко не подходить, Фёдор Михайлович. Я всё пойму… Я знаете! Я вообще могу больше никогда и ни за что в этом офицерском коридоре не появляться! Ну, раз уж не умею дверями пользоваться… зачем мне эта комната… эффективная Майя Юрьевна её не заслуживает, верно?
  • За прекрасный рассказ о сломанной двери и удачно вставленный Фобос...
    +1 от rar90, 15.01.17 19:43

Молодец ты Вовчик! Не гнида какая-нибудь, не трусливый жалкий пёс. Мужик ёпта. Настоящий, мать его, железно-титановый мэн!!!
Отважно бросился в этот живой шар состоящий из щупалец, веток, чужих рук да сплетения жутких, не менее чужих пальцев. Махнул ножом своим вострым - тем самым ножом, который не мачете, но и не перочинный нож - стремясь это самое поганое на куски искромсать. Это самое мерзенькое лезущие из глотки пса, из гнойных прорезей его вытекших красных глаз, из лопнувшей на ребрах тёмной шкуры.
И всё это в тишине, среди блеска огромных звезд в очаровательном безвременье происходит! Когда вот поцелуй недавно был, и Лизочка застывшая иллюзорной мечтой и ее замечательное, влекущее к себе женское тело. Несмелая юбчонка и стесненная белым лифчиком, крепкая молодая грудь.

Ага. Фантазируй, Вова, тебе пригодится!

А то ведь драться в безвременьи трудно. Все равно что под водой или в желейной массе барахтаться! Каждое движение дается с трудом, уворачиваться тяжело и всё это напоминает отчаянный жуткий бег. Во всяком случае, тело именно так это воспринимает – как хорошую выматывающую нагрузку. Сильно хочется пить, на такой-то жаре! И есть… и отдохнуть конечно же срочняком.
Уста-а-ал ты. О-ох. Кажись не до эротики тебе сейчас...
А нечто густое, противное и вонючее течёт по твоим рукам, и по лицу, и костюмчик марает, и рюкзак, и ботинки и даже на зубах кашицей вязкой ощущается. Горьковато солоноватой. Зато победил, кажется!
Во всяком случае от пса почти ничего не осталось. Кыщ-кыщ лениво остатки чего-то черного своими ногами-корешками притоптал – то ли поглощая, то ли расплющивая эту мерзень, а потом тебя схватил. Как паук муху!

Споро дернулись ветви охватывая твоё утомленное разгоряченное тело. Могучим арканом оплетая руки и ноги, и рюкзак. Ветки эти удлинялись, оплетали жестокой сетью, когда ёще не больно, но уже неприятно. Но хотя бы не кушает тебя, Вова. Кыщ-кыщ ведь ещё и жрал этими самыми своими «руками», ты ж сам видел!
Выглядел он сейчас как дерево довольно сильно изломанное бурей – большая часть кроны отсутствовала, а то, что сохранилось было изломано, повреждено, оторвано без пощады и обращено в хлам.
Белая кровь Кыщ-Кыща текущая из его ран холодила кожу.
Стало даже хорошо, только страшно.
Словно смерть!
И еще эта крепко сдавленная чужими объятиями грудь, когда каждый вдох мука.

- Иммме? Ке-ке-ке. Им-ме цка-ч-цать! – задрожал старина Кыщ, рождая трением своих жутких отростков нечто напоминающее звук. Или это уже в голове в звук складывалось. Хрен поймешь! Но Кыщ-Кыщ говорил.

А еще кажется убивал тебя по чуть-чуть, неторопливо и ласково душил своим вниманием, потому как очень сильно стало вдруг клонить в сон. И в холод. И в холодную синюю приятность! Засни и не просыпайся, братишка. Как-то так.
И список бонусов по результатам первой главы:
- ночное зрение
- эффект заразы - зомборука (твоя оцарапанная рука теряет чувствительность и в момент опасности, превращается в конечность монстра. Зараза заходит дальше, зато физическая сила повышается)
- нарекание имен - даешь имена персонажам-гостям устанавливая с ними связь (частичное понимание языка, например. Способность призывать когда необходимо. Ситуационно будет зависеть от броска кубика)
- призрачный кот (если бросок выше 50 появляется кот-помощник, скорее даже "кот" помощник и выполняет приказы. Своеобразно выполняет)
- толкователь (книжка из чужого мира с заточенной в ней злой сущностью. Будет растолковывать тебе непонятные вещи и давать подсказки.)

Выбирай один из списка. Можешь сразу и использовать на этом. ходу. Один бонус в этом списке, кстати, полное дерьмо и наколка ^^
  • За грудь :)
    За имя.
    За список бонусов :)
    +0 от rar90, 14.01.17 21:56

Застывшая вне времени девушка Лиза, хороша своей естественной чистой красотой!
И нет. Она не являлась фотомоделью с обложки глянцевого журнала, королевой престижного конкурса красоты или спящей Афродитой. Ни в коем случае и ни за что на свете! Лиза была хороша своей юностью, органичностью и пожалуй что незапятнанностью - не было в ее чертах гнильцы, не чувствовалось мерзости. Чистая девушка. Простая девушка. Хорошая девушка. Пожалуй из тех созданий, про которых можно сказать с уверенностью - невинная и наивная душа! Ей еще не наносили жестоких ударов. Она еще не обучилась злу и не приучилась бить первой на упреждение, чтобы не ударили её.
Широко распахнутые зеленые глаза, светлая вуаль драгоценных волос, чуть приоткрытые чувственные губы. Но были мелкие прыщики, были поры и капельки пота, покрывающие чистую кожу носа. На такой-то жаре! Испуганные складки на лбу, нахмурившиеся брови. Маленькие изъяны на этом удивленном нежном лице...
Лиза не знала что ее разглядывают. Лиза существовала вне времени, с Лизой можно было сделать что угодно ибо она застыла, ибо она превратилась в лед, была зачарована и выпала из реальности. Она всё еще вдавливала свой баллончик - целую вечность жала на кнопку, стремясь к чему-то.

Точно также, как перцовое облачко, также, как застывшая в прыжке Микки и несчастливый не-рыцарь Артур, который рвался на помощь, но так и не добежал. Всё вокруг застыло. Целый мир! Остановился вне времени хрупким иллюзорным ведением. Красивым видением. Хрустальным и недолгим миражом. Будто стеклянный шар со снежинками, который как следует встряхнули и тут же поместили в жидкий азот.

Ну и как здесь не поцеловать, спрашивается? Когда вокруг такая красота, и жуть, и миллионы звезд-огоньков зависших в неподвижности. Играют в свои проклятые игрушки! Когда два урода убивают друг друга уродским способом, как тут не завершить картину чувственным этим прикосновением к Лизочкиным губам? К манящим этим сладким лепесткам наивных роз.
...Какое пошлое сравнение, Вовчик, какое затертое и унылое штампованное барахло! Но эти губы ищут своего принца. Они без него грустят!
Движения сквозь время даются тяжело - девчоночье тело словно мешок с цементом, неподъемное и несокрушимое. И сам ты взмок, взопрел, устал - сделав всего пару шагов навстречу Музе, почувствовал себя выжатым до предела.

- Щ-щезон охоты, др-хуг. Это ох-хота! Это охота на волков, - тот кто шепелявил и хрипел, оставался где-то за спиной.
Чувствовался легкий запах тления и свежей крови исходящий от этого создания, но зла не ощущалось. Вроде друг. Захотел бы, убил бы запросто. Уж если за спиной-то имел обыкновение стоять!
- В ране ш-шаводятся ч-чхерви. Ч-ч-херви любят ш-шхару. На твоём месте, рху-хуг, я бы отдал вр-ремя Ш-щ-с-смотрителю. Стра-шннику с-серых троп! Его пос-с-слали. У него д-х-холг. У меня тошше долгх...За-а-ащитить.

Помолчал, с сипом втягивая воздух, с этим чавкающим бульканьем и свистящим придыханием.

- Время. Вр-хемя придает им с-сил! Я бы отдал своё, да нет у меня никак-к-х-хого времени. Потеря-я-ял. Ш-ш-ш, надо за-а-аслущхить. У тебя осталоссь немного. Твоего вре-х-хемени! Рхууг. Они ущще в тебе! М-маленькие черви в мясе прогрыссающие себе дорогу в сердце и моссс-г-хх. Не хочешь за-акончить как мращщщь серых дорог? Потребуй у Щ-щмотрителя помощи! Не проси. Ах! Он не пониманет, т-ш-ш-ш, не внимает просьбе. А ты потребуй. Вос-сосви к его Призванию! Вытряси исс него Долг! Это с-сезон охоты. Тх-хы. С-с-сарашён. Она с-сарашена. Вы больны в больном гх-хороде. Он мощщщет помочь вам, рххууг. Наверное. Ес-с-сли не исдохнет.
  • за поцелуй. За подсказку. За неожиданный поворот.
    +1 от rar90, 12.01.17 17:53

Романтический и такой ожидаемый момент с явлением Самого, как и всегда в жизни Майи был беспощадно смазан этой ироничной, очень юморной штукой жизнью. Хитрюгой-жизнью. Само собой немножечко злодейкой-жизнью и может быть даже стервочкой-жизнью!

...Чего уж тут малиновое варенье да маслом-масленые эклеры разводить? Ну, давайте скажем правдиво, дамы и господа! Жизнь штука сложная, наделенная скверным, по-женским капризным даже характером! Сегодня улыбнется загадочной чародейкой, завтра пинок отвесит по зад, а послезавтра снова возьмет да обласкает по прихоти своей ветреной. Переменчивая эта дама. Нельзя ей слишком сильно доверяться.
Не-ль-зя!
В мультиках, - когда герой настолько зол, разгневан и при этом даже немного смущен как наша рыжеволосая пчёлка Майя Юрьевна - такие моменты анимируют идущим из ушей паром. Сначала у мультяшного персонажа отрастают рожки на голове, потом голова краснеет, а потом из ушей пар валит, со свистом таким значительным и гордым – ту-туууу! Как у любимых Майкиных паровозов.
Эмоции…Вот будь у Пчелки меньше эмоций и больше здравомыслия в голове, ее пчелиная жизнь сложилась бы много проще и легче.
Ну а в виду эмоций…все получилось именно так, как Майя Юрьевна меньше всего того желала. Не в медотсеке! Не в образе достойной милой девушки, притягательной и романтичной. Ага. Такой блондинистой и с родинкой же на лице тихой красавицы…
Почувствуйте разницу, что называется! Раскрасневшаяся, злая, со своими наэлектризованными волосами похожими на рыжее облачко, с выбившимися из прически прядями, лезущими прямо на лицо такими вот острыми колючками. Похожая на блондинку из каюты, точно также как бутерброд с докторской колбасой, скажем, на подводную лодку похож. Разгневанная, сверкающая серыми глазами Фурия.

- ЧЁ!? – бросила испепеляющий, огненный прямо-таки взгляд на капитана, явившегося так некстати, хотя и званного сюда лично Майей. Но позже званного, не прямо же сейчас. Блин. Какого лешего!? Поглядела прямиком на Фёдора Михайловича, Пчёлка Светлова. Затем на Стругачева и снова на капитана Чижика. На Громова, на Стругачева и опять на Чижика. Серия взглядов и недомолвок эдаким пинг-понгом воплощенного страдания…
Как в детской считалочке, ж значит – когда никто не хочет водить и каждый надеется что выйдет из круга, раньше чем считалочка закончится.

«…Вышел Чижик из тумана, вынул бластер из кармана…» - сначала Громов шажок в сторону сделал, спокойно выдав дружбана Леху под расстрел.
«…Буду злиться, буду бить. Все равно Пчеле водить…» - Леха аккуратненько передал эстафетную палочку Майе Юрьевне. Опешившей этой, очень разгневанной дочери капитана Светлова, которая сейчас напоминала некий раскаленный докрасна предмет, который прямиком в ледяную воду сунули. Пффф. И вода пузырями закипает!
…Так закалялась сталь или что-то вроде, ну Молния Светлова не читала умных книжек, поэтому только фразу с обложки знала - встречалась ей как-то эта книженция промельком. Могла бы ещё картинки полистать, но их там не было.
Ага. Она же семнадцатилетний гений на борту и очень умная барышня, не хухры-мухры, а лёшкин кот, целая Светлова!

- ЧЁ...Чё-ч-то мы здесь…кхм…делаем. ...Вы. Наверное. Желаете. Знать. ?

Каждое слово, опешившая от этого своего быдланского «чё» выплюнутого капитану в лицо, Майя выцеживала по отдельности, выжимая «вумные» врачебные фразы из своего мозга капля по капле, как из той проклятой губки, которая набрала кучу воды, раздулась и ничего засранка эдакая, не желает отдавать обратно! Вопросительный знак Майя Юрьевна поставила где-то в конце предложения и тоже отдельно, пытаясь движением бровей превратить наезд в добрый вопрос. Такой значит. Очень добрый вопрос. На сто светловских процентов по шкале «Ярость» охрененно душевный и добрый вопросище же. Ну, притворитесь что поверили, кэп!

«Гнев, знаете ли, не делает нас умнее, дамы и господа. Даже если ты данкийский доктор – есть такие моменты жизни, когда даже самый умный мозг напрочь замыкает…»

Сглотнула. Прокашлялась. Чуть прикрыла глаза. И это значит перед капитаном сцена…Ё-моё…
- Э-ээ…Не беспокойтесь, Фёдор М-м-му…(вот же ж привязалось это плохое слово на «м»!...как бы чего не ляпнуть)…капитан Чижик, просто это…- бросила настороженный взгляд на Громова. Мол, «подыграйте безопасник!» Просьба же. Но такая, которая в общем-то приказ.
Ну не будет она Громова в этой ситуации марать, они конечно с сержантом не те друганы, которые, значит, братья навеки и типа общую жвачку станут до гроба жевать вместе. Но доктор не может любимчиков и не любимчиков на борту иметь. Так или иначе, этого могучего безопасника в общем-то не в чем винить. Ну, кроме того что он сдал их вышестоящему лицу совершенно спокойно. Хотя чему здесь удивляться? Как говорили бандиты в древних фильмах Земли - ничего личного, браток!

– Просто сержант явился сюда для нашего ареста. Его Данко вызвал. И во всем произошедшем виновата лично я. Разрешите объясниться! - и поглядела на Чижика так пронзительно, как все женщины Земли умеют глядеть. С этим опасным огоньком во взгляде: «а вообще во всем виноваты вы!»
И покуда грозная Валькирия гипнотизировала Чижика, медленно притомляясь в своем гневе как жаркое притомляется в духовке. Затейливым таким блюдом что приправлено специями в виде стыдобищи, смущения и радости встречи - блин блин блин эту неожиданную же радость! - можно было снова о сержанте Громове подумать.

...

Славно они с ним поговорили вот совсем недавно, а главное, как два хищника обозначили территорию. Ага.
Майя выслушала сержанта «спокойно». Дрожа от ярости, но отбрыкиваясь этими своими острыми как бритва фразами, не в крике значит, а в ласкательно-убийственной манере, с нежной интонацией маньяка сообщающего своей жертве деликатным голосом: «Не бойся друг, я просто тебя убью».
Произнесла в ответ на отповедь военного с фирменной своей хрипотцой:
- Заменить вас некем, Сержант Громов. Майя Юрьевна согласна на все сто процентов, между прочим. Потрачены миллионы. По-о-онимаю, - ласково протянула мягким этим, царапающим голоском. - Так блин напоминайте себе об этом почаще, уважаемый сержант, о том что это грёбанный полет на миллион денег и здесь собраны профессионалы своего дела, мать их так! Перепутали коридор корабля со спортзалом? Так вот напоминаю. Зрительные галлюцинации повод для обращения к доктору, уважаемый сержант.

Выслушала оставшуюся часть речи, кивнув головой. С чувством собственного достоинства кивнув, но без лишнего хамства и выпендрежа. Чуть смежила веки, дрогнув длинными рыжевато-красными ресницами.

- Ваши извинения приняты. Я бортовой врач, а не дятел на плече вашего начальства. Считайте я ничего не видела и не слышала, внезапное мать его расстройство зрения и слуха! Меня интересует только ваше здоровье и здоровье экипажа. Для прочей лирики мои женские мозги слишком ограничены, знаете ли. Но вот что касается здоровья! - понизила голос до проникновенного шепота. - Надеюсь у Стругачёва крыша внезапно не потечет, сержант, когда вы решите продолжить ваш милый разговор? Такой поворот в деле очень сильно расстроит мои хрупкие дамские нервишки. Могу натворить глупостей! А я не хочу их творить. Вообще-то, я тоже хочу перед вами извиниться и предложить свою дружбу. Ну как? Дерьмо забыто, сержант Громов?

...

- Да, Капитан, мы очень виноваты перед вами с Алексеем Кировичем. Поместите нас в карцер или заставьте надраивать унитазы до конца полета. Только большая часть вины лежит на мне. Это была моя идея, а Алексей Кирович лишь выполнял мою просьбу. - серые глаза Майи Юрьевны метали искры, что называется. Впрочем она уже взяла себя в руки. Уже остыла.
...Несправедливо конечно, но Федор Михайлович на нее как-то по особенному действовал – как холодный душ выплеснутый на беспощадно разогретую печь, - пара много, но былого жара уже нет. Только тепло осталось. Спокойное тепло, ласковое тепло, совсем даже непрошеное тепло. Проклятое. Дурацкое! Женственно-нелогичное тепло.
И стыдно. И совестно. И охота даже повиниться: по-детски наивно броситься в объятия и попросить прощения тонким дрожащим голоском. Впрочем нет. Юрий Аркадьевич Светлов хорошо вымуштровал свою дочь – Майя гордая девушка!
Даже угодив в жидкие помои она шагает по ним с высоко поднятой головой. Шагает с достоинством, хоть и побелев от страха, и покрывшись пятнами нервозного румянца, и глядите-ка, с нервозной такой аллергией пупырышками проступающей на белых запястьях!
А дело заходило все дальше. Она краснела все сильнее, уже не просто очаровательными розами на щеках расцветая, а скорее багряными полосами ожогов. Очень, очень, очень стыдно же! Аллергия на руках чесалась все сильнее, заставляя доктора подергиваться от навязчивого зуда. И ведь это только начало истории, так сказать, закуска лёгенькая перед главным блюдом! Угу. Потому-то открыточка с надписью на собственной физиономии Молнии Светловой порхала эдаким веером в руках доктора. Шурх-шурх. Все быстрее.

- Ну мы хотели попросить прощения лично. Типа объяснить всё это гадство…кхм…недоразумение с глазу на глаз…ммм…пока об этой нашей хрени не узнал весь экипаж, признаться вам лично. Капитан! - шурх шурх, порхает открытка в верх и вниз. Ширк-ширк, царапает девушка свои кисти что отчаянно чешутся. - Чтобы вы знали, что мы с Алексеем Кировичем не фуфло. Не два трусливых чмыря сбегающих от ответственности и врубающих задний ход когда прижарит...

Жаргон становился все острее, Титаник тонул все быстрее.
Помолчала, бросив отчаянный взгляд на свой собственный флаг трепыхающийся пурпурным полотнищем – лениво свешивающееся с потолка знамя: «Потому что Майя – всегда Побеждает!»

- Ну давайте поговорим в моей каюте…в обстановке взрослости и ммм, наедине…Пожалуйста! Нам с Алексеем Кировичем необходимо вам всё прояснить, - страдальчески поглядела на Чижика. - У меня в комнате есть кресло!

Майя Юрьевна и сама прекрасно понимала что ее каюту назвать взрослой нельзя даже в самой болезненной галлюцинации, а особенно дизайнерское кресло выписанное по каталогу…Но медотсек и чайник в нем находящийся теперь недосягаем, затерян в космосе, до него прямо световые годы в нынешней ситуации лететь и лететь. А объясняться в коридоре, или не дай Бог, под взглядом улыбчивой блондинки…Лучше уж сразу Пчёлку в космос выпустите – ей так будет легче, поверьте!

- Это будет очень-очень-очень бредовое объяснение, капитан. И нам очень-очень-очень жаль.
Хулиганская песенка в тему поста ^^ Ну чего уж под новый год темнить. Давайте скажем честно))
ссылка
  • За мужество объясниться
    +1 от rar90, 31.12.16 13:18
  • Майя прекрасна! ^_^
    +1 от Joeren, 12.01.17 02:45

Девочка Наташа сидит в комнате и творит свой мир. Взрослая Наталья курит сигарету, глядя в темный квадрат окна. Между этими двумя – бездна, разные жизни и разные судьбы.
Но объединяет их одно – они выжили, они сохранили самих себя.
Девочка Наташа дождется своего папу – он придет вечером вместе с мамой, с самой настоящей и такой выстраданной Мамой! Несчастье не вторгнется в жизнь девочки и Лисенок еще много дней будет шагать рядом с этой юной писательницей. Как детство, как газировки, как шоколад и конфеты!

У повзрослевшей Натальи иначе – ей придется научиться жить со своей болью. Ей придется принять свою грусть, взрослость и новый мир. Всё что произошло – произошло на самом деле, но нечто всё же изменилось. Мама жива. Мама рядом! И теперь Наталье придется заботиться о ней, придется повзрослеть и принять жизнь такой, какая она есть.
Ей дан второй шанс.
Не было лифта, не было падения в черную бесконечность…
Она выжила. Была спасена верой лиса Мирослава и смогла возродиться вновь.

Жизнь маленькой Наташи будет счастливой, потому что судьба ее изменилась - это взрослая Кримха прошла ради маленькой девочки такой сложный путь. Чтобы папа вернулся вечером и чтобы девочке не пришлось познавать горе.
А Взрослая Наталья…Она сильная. Она выросла, но она точно знает, Мирослав это не сон. Падение не сон. И эта новая чудесная жизнь тоже не сон. Антоша станет приходить к ней чтобы поддержать – он же кот, ему же никаких преград не ведомо!

...Наши спасители порой принимают самые странные обличья. Ангелы все уже мертвы? Нет. Они действительно существуют, хотя иногда выглядят совсем не так, какими мы их себе представляем.

Прощай маленькая девочка Ната – сиди в своей уютной комнате и пиши свои мечты в собственную же тетрадку, ты победила тлен и зло, эта взрослая печальная Кримха Наталья, стала твоим хранителем. Ничего не бойся! Вечером будет чай и разговоры с родителями, теплый уют родной квартиры и никаких злых клоунов. Больше тебе нечего не грозит, моя милая!
Счастья и тебе, Взрослая Кримха Наталья. Ворон и Олень схлестнутся в жуткой войне, они сметут друг друга своей ненавистью чтобы воцарился мир. И мир воцарится – ведь Мирослав и Кот Антоша там, юные и счастливые они спасут Королевство. А ты спасешь сама себя в этой новой чудесной жизни. Не можешь не спасти – в тебя верит Мирослав, в тебя верит мама. Осталось только поверить в себя саму!

…Ну а если станет совсем грустно. Ты ведь знаешь как попасть в сказку? Тетрадь в клеточку всё еще с тобой! Тетрадь в клеточку хранит все путешествия и обещает новые. Она не изуродована и самые счастливые страницы, не вырваны в этот раз…
Ты повзрослела, но не перестала быть героиней. Лисенок больше не на помойке, и кто знает – вдруг ему однажды потребуется твоя помощь?
Благодарю за игру. Получилось душевно, особенно в середине и в начале, иногда прямо до дрожи. Хотя в конце изза скорости интереса уже немного осталось. Но всё-таки это было.
Спасибо!
При желании можешь дописать что-нибудь про обеих Наташ, или просто, бахнуть отзывом про нашу меленькую игру в обсужде. Мне будет интересно прочитать.
Закрою в след. понедельник.
  • Очень проникновенно!!!
    +1 от Panika, 09.01.17 17:42

Затейливыми безделушками светят в вышине звезды! Прекрасные горделивые фонарики, рассыпающие вокруг себя неземное сияние далёких миров и фантазий. Напыщенные и самодовольные, они равнодушно глядят на людскую возню. Или вовсе даже не глядят. Или плюются! Посмеиваются обидно, с хихиканьем этим гаденьким, фыркают себе в нос – ХА. Ну что звездам эти люди? На что сдались они далёким солнцам? Какое дело, спрашивается, возвышенным красивым светилам до человеков, до суетных, смешных и краткоживущих этих созданий?
Звезды горделивы. Люди обидчивы. Над большими городами, например, над огромными этими чадными мегаполисами только бездушная тьма фиолетового неба царит беспредельно. А звезды засвечены, стёрты, уничтожены и списаны со счетов. Звезды уволены, посланы на все четыре стороны и отстранены от великих дел.
Ведь мегаполисам плевать на высокие мечты. Мегаполисы сами по себе высоки и достойны! Только черно-фиолетовый колодец неба, только чернота карабкающихся ввысь домов, только черное одиночество большого города среди миллионов душ.

Вот, например. Умираешь ты себе потихонечку в арке, в нежных щупальцевых объятиях какого-то чудесатого дерьмо-монстра, а людям до происходящего никакого дела. Пофигу же! На Лизу распластавшуюся по стене пофигу, на побелевшую эту лишившуюся дара речи девушку, лихорадочно нашаривающую что-то в своей гигантской сумке. На чихуашку заливающуюся отчаянным визгом, плевать.
И на тебя, Вовчик, людям в общем-то тоже…с высокой колокольни как говорится. Ну и тебе до них, само собой! Рассчитываешь только сам на себя – только дубина в руках, только крепкий хороший удар, только мат на устах чтобы взбодриться.

Помогло же!

С хрустом дерево врезалось в уродливую пасть дивной собачки. Х-рясь! Палочка-выручалочка раскроила череп, вызволяя наружу какую-то тягучую субстанцию…Выбитая челюсть жутким образом съехала куда-то вбок, безвольно отвиснув и высвободив безвольный же серый язык псинки.
Бедная собака. Это ветвистое и щупальцеобразное, кажется просто съело её по живому. Надело на себя мохнатую шкуру и пошло гулять. Чучелом таким своеобразным. Посмешищем над живым животным.
Удар хорошим вышел. Великоленым прямо! Но ветки времени не теряли, обхватили дубинку стараясь вырвать из твоих рук, не давая шансов для второго замаха. С треском лопнула на ребрах "пса" мохнатая шкура, выпуская новые черные отростки в мир. Змеюки эти изломанные само собой потянулись к тебе, Вовка! К такому вкусному и аппетитному мужчине. Не просто веточки – на конце каждого щупальца, тонкий коготь с капелькой какой-то жидкости фосфоресцирующей, имеется…

И тут, словно бы происходящего тебе Вован мало было (ну может ты вдруг подумал про себя – как все это скучно и обыденно, как легко и просто, какое очаровательное отсутствие новизны...), вдруг добрым другом нарисовался Кыщ-Кыщ Первый.
Смотри-ка! Вон, в конце арки стоит, гаденыш новизнявистый. Завибрировал. Задрожал. Затрепетал возбужденно своими белыми отростками:
- Ке-ке-ке! Кхэ мне щ'ьыаканья. Кхе мне. Ке-е-ке мне щ'ьыаканья. Кущ-кущатт-помыщщщ. Щхимя. Нащаавищщ кыщ-кыщ. Щщщматряй-кущщац-ке-ке-ке-пачкац-пачмацгасха-сса-име. Иммме ке-ке-ке, щуука!

Светская беседа. Покуда коготки, покуда щупальца и шипы, и отростки какие-то черные из туши пса к тебе тянутся - этого самого монстра с отбитой челюстью ублюдка. Милый такой уютный разговор происходит.
  • За неожиданную встречу. И за сложную ситуацию :)
    +0 от rar90, 09.01.17 10:23

Опешивший от этого отпора Артурчик, удивленно приоткрыл рот. Затем почесал голову, уронил свои огроменные очки на землю, чертыхнулся и полез за трубкой – за стареньким таким пластмассовым телефончиком, той самой модели которую выпускали, кажется, лет пятьсот назад. Как ни странно, не за очками своими наклонился паренек – он и позабыл кажется о них тут же. В шоке же! Очки ему протянула Лиза, выпорхнув робкой пичугой из под твоей защиты, Вован.
- Ага. Так вот я о чём? Мама говорит на День Рождения лучше подарит. Когда это самое значит…заслужу! Ну, вы же интересуетесь, парни, почему такой старый? Так вот мама моя, Галина Александровна, значит… – что-то там принялся набирать в телефоне Артурчик. Стучать по кнопкам с оглушительно громким клацаньем и бряканьем. Не затыкаясь и продолжая грузить своей галиматьей.
Ага. Разрывая чуткую тишину звуками дешевой своей, устаревшей в древние времена мамонтов огромной мобилы. Разрывая противным бряканьем дремотное это, перезревшее затишье готовое лопнуть паникой вот-вот. Ночь прогоняя, готовую выдавить из себя болезнь. Тиш-ш-шь. Вызревающую будто зеленоватый гной в воспаленной ране провоцируя на атаку.

А вы уже прочь пошли – в арку родного дома ныряя. Ну, его, этого Артура! Ну, его, магазин без бухариков! Эти кошмары, парковую и прочую лабуду. В жопу.
А потом оно рванулось. А потом много сразу всего случилось и вечер как-то вдруг, как-то сразу, как-то без предупреждения перестал быть томным. В одночасье! В тон замечательной фразе из одного хорошего фильма давних лет...

Неприятно резко вскрикнула Лиза. Чья-то быстрая бесшумная тень к тебе, Вовчик, рванулась!
Собака крупная, на вид овчарка немецкая - целая кабанища же! Только из пасти нечто вроде щупалец торчит и глаза адскими угольями полыхают. Красное сумасшествие в них плещется. Царит! Ещё щупальца. Ветки. Тонкие отросточки – как у Кыщ-Кыща из пасти слюнявой что алой пеной набрякла - паучьми лапками значится торчат и подергиваются.
А ты в арке. А ты молодец. Стена справа, стена слева, выход только спереди или сзади. Лиза к стене отпрянула, а пес на тебя несется раскрыв свой гнилой рот до неприлчиия – оттуда хрень, оттуда говнища какая-то иноземная!
К. Тебе.
Еще миг – дотянутся тонкие хрустские щупальца до сладкого мяса. Пёс. Визг собачий. Микки кажется визжит…

Жари-и-ища.
Экшон, хе-хе.
Требуется бросок Д100 на удачу и Д100 на ловкость.
  • За рождественский подарок :)
    +1 от rar90, 08.01.17 01:04

О да! Рыцарям пузики совершенно точно не идут. Другое дело коты – кругленькие, упитанные звери – такими и полагается им быть. Тощий кот – это никакой кот, а у сира Алессандро такой позор вышел – комок нервов выпер на первый план! Фу же. Отсутствие одежды, это ладно, ну, у всех бывает, ну оконфузился, но и чего такого? Он же не специально некоторыми частями своего пухленького тела решил посверкать перед девочками. Просто, Сир Мурлыко ведь не ожидал что чары так внезапно вдруг спадут.
А они взяли да спали!
Только пузо осталось – не очень хорошим таким боевым другом. Может это самое пузо тоже магией попросить убрать, у Алисы же должны быть такие заклинания, чтобы враз красивее и мужественнее становиться?

Ну, скажем «Всеочаровательность» или «Мажикрасивость», чем не дело?

Ну а пока что месяц над головой скалится в улыбочке, и красный день и пьянящий запашок опасности лениво трогает нюх. Алискино пальто какое-то странное, прямо скажем - покрывшееся мхом да цветочкам. Забавная штука! Вроде одежда, а вроде прямо-таки вегетерианский обед...не кошачий обед...тошнительный какой-то.
Вот куры бродят с тихим квохтаньем, вот земля жирной прелью пахнет и запахов так много, что хоть полные руки набирай и пропускай себе сквозь пальцы, как насыщенную приятную грязь.
Хор-р-рошо. И можно спину выпрямить впиваясь пальцами ног (не лап, заметьте!) в это теплое хорошее тесто под стопами. Иголочки ощущать, дыхание ветерка на своей горячей бесшерстной коже. Укусы первых ночных комаров, их искристую-серебряную больноватость

Таша тоже что-то ощущала.

Принцессовский наряд в странные игры с ней играл. Далеко оказалась бабушка, а чудо близко. Чудо это стояло рядом с девочкой предлагая в настоящесть свою поверить – мол, не сорванец она; не забияка какая, а самая что ни на есть королевкая дочь!
А вдруг и в самом деле есть у нее свой высокий нарядный замок? И конь с золотой гривой в этом замке имеется, и принц такой же грустно философский, как тот давный друг, который некогда в дневнике своими мыслями делился.
Был да сплыл этот дневник - сама же отдала дурацкой книжице в жертву. Мысли исчезли, а чудо вот оно, рядом. Просто согласись принцессой стать, забыть, оставить в прошлом старый мир - новый мир прими всем сердцем. И что тогда будет, что случится с тобой?

«Жертва слово дурное, но сделаешь дело благое. Любое имя для меня напиши, старательно дева, с огоньком души! Свободу я получу, если кого другого в эту книгу вместо себя заточу! Свободу можешь мне даровать - и более не буду тебе надоедать. Мыслей свиток обратно отдам и магию дивную навсегда передам!»

Ну, двинуться вперед они все вместе решили – всё равно закрылись чародейские ворота - тут стой не стой, а чтобы выйти, нужно вперед двигаться. Позади ничего не осталось - где она теперь мамина чародейская картина? Ну уж точно не позади.
Мамы нет, но мама могла оставить какое-нибдль послание для своей Дочери. Помнится, была даже песенка которую учили вместе с Алисой на случай если однажды беда нагрянет. Правда, слова напрочь позабылись...Ну, синеволосая Алиска она такая барышня, прямо скажем не слишком ответственная барышня - отвественных-то людей в квартирке номер 13 вообще не водилось. Ну явно там были такие слова как "опасность", "услышь", что-то из этой оперы.

А дорожка - веселая, приятная, лёгкая дороженька уже потекла под ногами как речка, вольготно распрямляя спинку и похрустывая косточками от устатку. Сначала вроде легко было идти, со смыслом с ветерком! Главное что вперед двигались - ориентируюсь на ползущий впереди огроменный месяц. А потом дорожка все глубже стала в траву зарываться: в высокую такую, шелестящую как лес синеватую травушку. Недобрую травушку. Травушку-муравушку.
Дорога туда предлагала шагать - а вот здравый смысл против был. Пугало что-то в этом шепчущем царстве, плохие мысли навевало.
Курочки бегали по дорожке, ныряли иногда в эти очарованные травянистые заросли впереди, но назад ни одна почему-то не возвращалась...

И взгляд. И смешок тихий. Кто-то за вами подглядывал и посмеивался. А-ха-ха. Вот так себе скалился, потихонечку.
Сир Кот. Складка на животе не айс. А можно магией извести ^^

Алиса. Можешь сотку бросить на попытку чегой полезного вспомнить, а можешь просто - новую песенку сочинить попробовать. Тревожную песенку чтобы понять, что случилось!?
  • Так вперёд, за цыганской звездой кочевой
    На закат, где дрожат паруса...
    +1 от Joeren, 24.12.16 23:00
  • Вроде одежда, а вроде прямо-таки вегетерианский обед
    Обед, который всегда с тобой.
    +1 от Вилли, 28.12.16 18:46
  • Свободу я получу, если кого другого в эту книгу вместо себя заточу!
    Какие, однако, хитрые книжки пошли!
    А пост - как всегда чудо!
    +1 от Edda, 06.01.17 03:02

…Они собрались на полянке победив хармузду, быть может сокрушив ее на время или навсегда. Здесь. Вблизи Фонтана! Они готовились двинуться в дальнейший путь. Вблизи кипучей этой, могущественной стихии Тай, где будущее и прошлое мешались между собой словно краски на палитре художника, создавали теории вероятностей – картины дальнего и близкого. Наши путешественники готовились выйти в дорогу.

Феари. Ульрих. Сильмини. Принц. Великолепная Цера и её фей-ямы, что будет с ними дальше, куда поведет судьба наших странников и что есть Фонтан. Ради чего избранны были и призваны в этот мир?

Кем и для какой цели?

...Догорала туша убитой хармузды. Во второй раз убитой, что немаловажно! – во второй раз побежденной Церой, сокрушенной ей и ввергнутой в грязь уродины крылатой. Огонь облизывал изуродованные останки, потрескивая жизнерадостно да весело. Лениво ссорились между собой фей-ямы и Камме-Камме задумчиво дымил какими-то уж совсем непригодными корешками, периодически хмурясь и отплевывась, выбивая трубочку и набивая её новой смесью зеленой гадости…
Они собирались в путь – укладывали волокуши и нехитрые вещи собранные рыжим ведьмаком Валаром и ведьмой Мэль. Шкуры, травки, яблоки, оружие…

В воздухе пахло листвой и горелой плотью, пахло вкусной едой и прижаренной кровью – жестокие раны Церы привлекали к себе горящие взгляды фей-ямов.
- Ями-ями-ями, ранена. Ранена. Ранена, агась-агась!
…Зудили мухи, хохотал и матерился Рори, на все лады кроя и склоняя поганую саевскую мразь, Ульрих услышал признание в любви от Феари, не отранившись и не ослабив объятий. Опешив, но опешив кажется по-хорошему, хотя и не проронив тех же самых слов в ответ…Он остолбенел, потирая окровавленный подбородок, а потом тепло и ласково обнял девушку, выматерился и широко ухмыльнулся беззубой своей улыбкй. Едва живой рыцарь, но кажется не сломанный и не растерявший гемландского чувства юмора.

- Мать пф-пферемы-мать, Святое Н-небо. Пы-потому что у меня двуручник, леди Гвидичи!? Ну а кы-коня-то нет! Не сраного коня, не замка…Кы-какой же рыцарь без коня? К-какая любовь без родового поместья? И-или всё дело в двуручнике, м-мать его ж ять за ногу? Видит небо. У-у-у кы-красавца Улле ничего мы-маленького нет! Ха. То верно. Е-если дело ф дф-фуручнике, я в-всё п-пойму!

...

Собираются в путь кое-как обработав раны Химерийки. Потому что Цера права, потому что надо уходить скорее! Потому что время убегает, поджимает, поторапливает, потому что иногда – только один шаг вперед, выстраданный очень мучительный этот шаг означает Победу.

Что будет дальше? Куда в конце-концов привел их ветер Тай, ветер добра и света – в какие дальние края заведет он эту чудную зверино-человеческую компанию за которой от нечего делать, даже идиот Рори с пробитой бошкой увязался?

Смотрите же!
Рано или поздно, прихотливая затейница-тропинка начнет карабкаться вверх, выводя их в долину Чистейших Родников к Сторожевому Лесу. Здесь будет много воды, звонкого бульканья и теплых источников, коим неизвестные строители придали обличье мраморных ванн и терм в дальние счастливые времена. Путники найдут здесь древний город и разрушенные колоны, хрупкие мосты и красивые печальные беседки.
И место это будет так живописно, что даже Принц на время заткнется залюбовавшись местной красотой. Этими изумрудными соснами с их серебристо-синей горделивой хвоей, очарованный этими капельками воды застывшими на могучих лапах резных папоротников. И ароматами земли! – когда жирный дух чистой земли, станет мешаться с ароматами зимы и снега.
А над всем бесконечная синь неба! И прохлада и облака, такие вольготные свободные странники – бегущие куда-то корабли, вечно стремящиеся к каким-то дальним, недосягаемым своим рубежам.
Вверх и вверх они пойдут, всё дальше в верх забираясь сквозь водяное это королевство. К Фонтану! Который даёт всему жизнь. Здесь, у Церы будет время чтобы залечить свои раны как следует, здесь можно будет смыть грязь и отдохнуть после долгой дороги. Собрать ягод, фруктов и подстрелить дичь. Возможно, именно здесь южанин получит вторую жизнь, а дух Иссафальгар запертый в кинжале найдет покой. Врядли он станет человеком, скорее он найжет себе некое животное или растение чтобы заполнить собой. Ведь эти ванны волшебные – иные заполнены водой, другие заполнены самой жизнью - хорошее место чтобы залечить здесь свои раны, физические и душевные!

…Здесь множество тропинок и все они ведут в разные миры. Это и есть Фонтан. Сосредоточие жизни этого мира! Потому сюда так рвется Кума – отсюда она может спокойно распространяться в иные вселенные.

Путешественники принесли с собой грязь, горечь разочарований и частичку зла в душах. Дыхание Эгерии как того и желала Царица-Тьма! Но еще они принесли с собой героизм, храбрость, доброту и дружбу. Ульрих, рыцарь который боится воды пройдет этой дорогой вместе с Феари и вместе с Сильмини, пройдет как друг – веселый, юморной ублюдок, хотя и пошлет в задницу любого, кто предложит ему залезть в теплый бассейн. «Сам бы-бы-ять туда лезь, хрен ленглийский!»
Рыцарь будет стоять на страже и беспокойно ждать, когда желающие искупаться наиграются водой вдоволь.
Понравится Цере купаться или нет, неизвестно, но вот Ульрих совершенно точно не любит воду. Ульрих и его светло-пепельные волосы, так и не обретшие нормальный свой цвет, рыцарь и его коса будут держаться подальше от всей этой галиматьи.

А потом они снова двинутся в путь чтобы взобраться на вершину. И узреть, и разочароваться, восхититься быть может и завершить свой путь начиная новый! Сам Фонтан, в конце-концов окажется не более чем полуразрушенной чашей с каменным Сфинксом сидящим чуть поодаль. Именно Сфинкс призвал их сюда, именно Сфинк знает ответы.

…Нет. Принцу не даруют прощение, покуда он не проведет столетье в человечьей шкуре нестареющего мальчишки. Через сто лет он придет сюда снова и если в душе его произошли перемены – он будет прощен и снова станет Лесом. Не принцем. Но Королём!
И да. Найджелл не оживет. Его история закончилась. Он сам выбрал свой путь, он покорился злу, но умер не во тьме, перед самой смертью успев увидеть что-то светлое и правильное. Потянувшись к этому и...заснув быть может? Проснувшись быть может в ином месте? Кто знает...
Возможно. Маг Кальдарфинус был когда-то Хранителем этого мира. Жутким неудачником надо сказать, и довольно эксцентричной личностью, при всём при этом! Он ушел чтобы найти помощь. И вот уже пятьсот лет Кальдарфинус Аурэллиус понавтыкавший везде своих бездарных статуй, ищет героев...

Цера может остаться здесь навсегда – ведь это ее фей-ямы и её мир! Система вамурахимов-учителей прогнила и нужен кто-то сильный, кто-то достаточно жесткий и харизматичный чтобы обучить этих зверьков новому. Чтобы научить их сражаться против Кумы, чтобы создать Своё Собственное, Неустрашимое племя! Нужен кто-то Побеждающий, Сокрушающий и Великолепный и Единственный в своём роде. Нужна Химера с Большой Буквы. Нужна Пернато-Чешуйчатая Хищница Цера, единственная. Совершенная. Непобедимая!
Ведь этот мир-мечта. Мир, воплощающий фантазии. Второй шанс для исстрадавшихся, измученных душ нуждающихся в теплом пристанище. Так было в дальнее время – люди приходили сюда чтобы найти покой – люди, звери и прочие создания спасающиеся от Большой Войны. Они приносили с собой грёзы и этот мир делал их живыми. Сначала люди и звери ценили этот бесценный дар, помнили про ужас дальнего побоища оставленного за спиной, потом как водится развратились. Потом пришла Кума – сначала по чуть-чуть, исподволь, в виде желаний и грандиозных проектов. Потом в виде войн и жестоких убийств.
Хранителей не стало. Тех созданий, кто должен был напоминать, учить, рассказывать истории и оберегать. Их просто напросто не стало: иные ушли, иные умерли, иные стали послушными орудиями Кумы, подчинившись ее власти как подчинились рогатые псы. Все кроме Малыша! Все, кроме маленького пса называющего себя Айе-Рагайрахом.

Последним живым Хранителей стала Стена, но и ее сила истощилась – она мертва, она больше не может сопротивляться и удерживать Куму. Каменный Сфинкс хранит Знания, но он не может быть Хранителем, ведь слишком мало в нем души – он голем, каменное творение, затейливая игрушка развратившихся магов древности.
Если они пожелают, путешественники могут стать Новыми Защитниками или вернуться к себе Домой. Тогда. Рано или поздно Кума все равно придет сюда и все разрушит, а разрушив, пойдет распространяться дальше – ведь от Фонтана разбегаются сотни дорог ведущих в иные миры.

Что выберут наши путешественники, каким путем и какой дорогой пойдут, это уже другая история, как говорится. Но Ульрих не бросит Феари Гвидичи и не оставит эльфийку Сильмини Келевон одну. Ведь они не просто попутчики! – за время путешествия эти люди стали семьей.
Ульрих не оставит своих женщин, покуда судьба их не будет устроена как следует – впереди эту компанию ожидает много трудностей, возможно ссор и семейных конфликтов, но Ульрих чистокровный гемландец. А эти сукины дети гемландцы умеют выбираться из любого дерьма. Они ведь не Легличане поганые, они Гемлы – дети Зимы!
...Вот отражаются в его серых глазах эти дамы близкие сердцу: Феари – горячая сильная женщина умеющая любить, немного порочная, немного святая. Разная как и все женщины! И дева Сильмини – Дева Луна, волшебница из волшебного Леса, хрупкий звонкий колокольчик, неземная красавица навевающая неземные сны! Он любит их обоих. Даже больше чем любит…проросли в его душу, что называется. Еще Цера, ребенок в шкуре огромной могучей Василиски. Пойдет ли Цера путем добра, или превратиться со временем в жестокую тираншу, пока неизвестно. Но наша Химера Сильная! Это самое великое её достоинство – Химеру не сломать так просто, как каких-то там паршивых псов, уродливых снежных ведьмищ или глупых пушистиков мням-мнямов не обратить в ничтожество...

Здесь она может стать Настоящей Хозяйкой: не тем вонючим мешком дерьма которым был ее Хозяин – она будет настоящим Повелителем. Она сумеет подчинить любого. Она научиться заботиться. Наказывать. Создавать. В конце-коцов, Волшебный Лес остался без своего Принца, и ему нужен кто-то великий и сильный, чтобы защищать местные чудеса...
И здесь Химере никогда не будет скучно – потому что вокруг слишком много монстров, слишком много разных ублюдков желающих помериться силами. Это место долгой хорошей войны! Но здесь можно созидать. Трудно. Сжав зубы. Выстроить что-то новое и мирное.

Феари. Сильмини. Цера. Ульрих. Станут ли они новыми Хранителями или оставят этот мир, избрав свои собственные дороги? Поживем – увидим. В любом случае они пришли к Фонтану. Они победили смыв грязные чары Кумы доброй водой – обстоятельства победив и самих себя тоже. Они семья – Вамурахилья, Сила созидающая и могучая. Перед этой силой никто не устоит!
Друзья. Это последний мастер-пост и по желанию, вы можете дописать за ваших героев - какое будущее для них видите или просто, любой пост который вы посчитаете нужным написать
Я благодарю вас за эту игру, вы были прекрасной замечательной партией! Вдохновляющей и доброй! Я была бы рада никого из вас не отпускать, но, игра к сожалению выдохлась и тут уж ничего не поделать. Но я рада что игра была и что наши герои жили.

Спасибо вам! Игра будет открыта до конца января. Закрою 1 февраля. Можете задавать вопросы в обсужде, постараюсь ответить. Если кто-то захочет написать свои впечатления - тоже буду рада и помещу к себе в личный кабинет.
В любом случае - Благодарю вас!
Феари - потому что первую зиму история жила только на её энтузиазме и на своевременных вкусных постах Паники. Рыжая горячая женщина наполнившая собой этот мир.
Церу - за юмор, за совершенно необычного и очень яркого персонажа. Аля могёт. Аля вдохновляет. Аля крута как всегда.
Сильмини - за ее особую эльфийскую доброту и душевность. Приход Джо стал новым свежим глотком для модуля, а большие вкусные посты неизменно радовали и вдохновляли.

Добра вам, друзья.
+1 | Следы на песке, 05.01.17 13:19
  • за яркий финал!
    +1 от rar90, 05.01.17 21:53

- Пы-па-ацаны, да я не вру. Там, эээто же…- нервозно подрагивающие руки Артурчика принялись судорожно протирать свои очечки. Стирать с них пот и жир, и прочую гадость. Хотя скорее, эти дрожащие ручки принялись грязнить стекла еще больше, нежели реальную чистоту наводить.
Слишком уж напуган оказался парень, чтобы какой-то разумной деятельностью заниматься. Он бы сейчас и вовсе мог до дыр свои толстые стекла протереть. Так переживал и дёргался, бедолага же.

– Оно меня чуть было не сожрало! Вот. А что «вот», вы спрашиваете? Так вот еле ушел…

И Артурчик показал свою недобрую рану на ладони, едва ли не в нос тебе ее ткнув, Вовчик! Лиза испуганно ахнула за спиной, нервически поморщившись, а Артур и сам сморщился, осторожненько прикасаясь к тряпочке дужкой очков. Плохая кровянистая рана едва-едва перевязанная зачуханным носовым платком. Грязным таким платком. Даже под светом фонарей это заметно – не тряпка, а сплошная антисанитария в каких-то черных пакостных пятнах…

- И вот знаете в чем главная цветомузыка, парни? Так оно же деревом было! Вы-врубаете да? Черное такое значит. Деревце. А его в ночи и не видно совсем, пацаны. Так я значит чуть не гробанулся, когда понял что оно живое. А вот и нет, парни! Я трезвый, я вообще не пью. Ну может на Новый год или на днюху…если есть с кем…хотя чаще всего не с кем…Мама говорит это потому что я не общительный, - Лиза на этот моменте скептически глаза к небу закатила, робко улыбнувшись. - Вы думаете что я бы в такое поверил? Угу. Ищи дурака! Только это правда, пацаны. В макинтош чуть не обделался, то есть это самое...чуть не оделся, считайте! Черное дерево на меня поперло и сожрать попыталось. Врубаетесь в эту шнягу!?

Под этот самый надоедливый гундеж лопоухого Артурчика, постепенно двигались на выход. Вот и ворота остались позади, и деловитый друган Кыщ-Кыщ притаившийся себе в стороне возле выхода. Попыток к нападению он не делал. Стоял себе уродливой деревяшкой и жадненько веточками своими на Микки глядел. Каким образом, спрашивается, ветки могут глядеть жадненько? Трудно сказать! Но у тебя, Владимир, именно такое впечатление создалось. Он не за вами охотился. Он добрым другом, за собачкой Микки следовал.
Вышли из этого поганого парка, ура!
Впереди проезжая дорога и ваш с Лизой дом на той стороне. Темный зев арки, шлагбаум чтобы чужие машины во двор не заезжали, реклама магазина «Рог изобилия» - если что, этот самый Рог Изобилия в крошечном подвальчике не больше туалетной комнаты помещается. Хозяин у него видать остряк.
А вообще плохо. А вообще навязчивая рыжина жарких фонарей царит! Контрастные брызги яркого болезненного света - того света что не разгоняет тени - скорее подчёркивает бесконечность ночи этот гнилой свет. Слепит! Вызывает боль в глазах. Навевает болезненные жуткие фантазии. Красными плевками марает асфальт.
...А дом обещает уют, дом обещает крепость, четыре стены и какую-никакую основательность. Только тихо очень. Только дойти еще надо. Только ни одного человека вокруг. Может, потому что первый час ночи уже, а может…
Странно конечно. Возле Рога Изобилия-то обычно алкарики пасутся летом, но сегодня ни одной живой души.

- Мммм…нам лучше скорее в подъезд, - подала голос Лиза, крепко прижимая свою собачку к груди. – Нездоровый какой-то дух. Чувствуете? Будро гроза собирается, да-да-да, и все нахмурилось, насупилось, все напугано и в страхе. Но грозы нет. И что-то зреет, и собирается, и…Ой. Страшно. Действительно, а пойдемте уже отсюда!

- Ага. Так вот я говорю. Моя мама, значит, Галина Александровна, очень любит НТВ смотреть и Рен-Тв, к ней иногда соседка Анна Павловна на чай заходит и там про такое уже рассказывали. Это всё инопланетяне! А в Битве Экстрассенсов, помнится, было...- Артурчик увлеченно захлебывался словесной рвотой.
  • За рассказ о дереве! :)
    +0 от rar90, 02.01.17 19:27

Лопоухий дурень выбежавший из парка меньше всего походил на призрака, Вован! Еще меньше этот субъект походил на зомбаря или на бандита. Паренек выглядел хило. Бежал как хиляк. Дышал хиляком. И впечатление производил хилое, такое себе чмошненько-лузерское впечатленьице ниже среднего. Казалось будто этот очкарик в огроменных, устаревших целую вечность назад очках, увидел в своей жизни нечто настолько страшное, что даже как-то…эээ…осмелел.
...Он вырвался из парка жутким призраком – но он не был похож на восставшего мертвеца, пришедшего из кошмаров чтобы пожирать мозги и выдавливать глазные яблоки в качестве десерта. Ходячим трупакам страх неведом! Они уже сдохли, потерялись, утратили способность чувствовать боль, так чего им бояться? Этот красавец, однако, был напуган, дрожал как осиновый лист и даже немного позеленел от собственного недавно пережитого ужаса. Крепкая палка в твоей руке, Вовчик, та самая, счастливо обнаруженная рядом с обломанным забором дубиночка, вроде как и не нужна оказалась...Хотя можно вдарить! Можно даже ногу ему сломать, как недавнему «Вопрошателю о Времени». Сверить, так сказать, различия между этими двумя.

- Ты-там…па-а-цаны! – дрожащий палец указал куда-то в парк. Лиза, укрывшаяся было за твоей спиной умной девочкой, теперь несмело сделала шажок в сторону, впрочем, стараясь не отходить слишком далеко от «своего рыцаря» Володимира. Микки, в это же время, попыталась вцепиться в твою ногу, Вовчик, эдак быстро и по-дружески, но была остановлена своей хозяйкой…Была схвачена Лизочкой в руки и усовещена этим тонким голоском милой студентки, совсем не строгим голосочком, а скорее ласкательным: «Ну-ну, Микки, не балуй. Чего ты сегодня взбесилась малыш, а?»

- Пы-пы-ацаны, - упрямо произнес длинный как вермишель ботаник, с хрипом втягивая воздух в свою чахлую грудь – отдышиваясь и отплевываясь. Деятельно так отплевываясь, между прочим! Даже пенистая слюня на подбородке повисла.
В упор, кстати, не замечая или не желая замечать того простого факта, что пацанов здесь нет, а есть только один мужик и две дамы: Четвероногая гавкалка по имени Микки и Платиноволосая Лиза, которая вовсе не подлиза, а скорее та самая Маша которая растеряша. Даром что Машей не зовут…
- Пацаны, я такое видел...! Где, спрашиваете? Там. Айда покажу…Это же целое нашествие получается! Инопланетян или как с рен-тв…космических тарелок! А что я сделал? Не, ну правильно я конечно дал деру. Но ОНО живое! Вы спросите как? Н-не знаю…- утер потный лоб, снимая свои очки чтобы потереть переносицу. – Так вас наверное имя интересует? Ну, Артур. Ага. Тоже приятно…Охо-хо…Бу. Знакомы!

Артур трепался не замолкая, дергался и задавал сам себе вопросы на них же и отвечая. Кажется стрессовал. Возможно пребывал в шоке. Отчаянно жестикулировал руками и что-то там пытался показать в жестах. А взгляд, сам собой на руке Артура отчего-то застывал - на промокшей от крови небрежно повязанной тряпочке, скрывавшей какую-то рану на ладони...
  • Прекрасный персонаж. Имя и фото. И 1 января! Пост!
    +0 от rar90, 01.01.17 23:10
  • За бодрый новогодний зомбятник ^_^
    +1 от Joeren, 02.01.17 18:50

Дрожащая как свеча эта девушка испуганно поглядела на парковые ворота, на эту дорожку прямую, утопающую в рыжем, омерзительно теплом блеске недобрых фонарей. Таких фонарей - будто бельма стариковские! Фонарей что похожи на болезненные грязные очи.
Страх Лизочкой владел. Неуверенность. Жуть прохладная! Идти туда и искать ключи…повстречаться снова с этим парнем лениво вопрошающим «сколько вре-е-е-мя?» Ковыряться в земле изнывая от страха. Потеть и дергаться на каждый шорох. Зеленые глаза Музы заблестели подступившими горькими слезами. Она ещё не плакала, но она уже готова была разреветься от гнева на саму себя. Брызнуть фонтаном истерии. С женщинами такое иногда случается, да! Когда, чем сильнее на себя злишься, тем отчаяннее охота реветь белугой, и вопить и слезами заходиться горючими.

Ну как же так? Потеряла ключи. И Микки! И Маша растеряша целая, а не Лиза. Правильно знакомые говорили: «Ты Лиза и голову бы свою забыла давнм-давно, если бы она к тебе пришита не была!» ...Ну хоть Микки нашлась в конце-то концов.

- Ой…Я не могу остаться с ночевой-то…- головку свою драгоценную чуть опустила, будто бы ненароком чихуашкой принявшись заниматься. – Но я бы от вас такси вызвала…Мммм…Что-то страшно! И душно. И если бы вы нам воды холодной с Микки предложили…Ну…ммм…
Засмущалась совсем. Не каждый день видать Лизочка гостевала у незнакомых красивых мужиков. Она видать тоже знала, что в гостях не только спать можно, уж если о мужчине и женщине речь заходит…И постель. И всякое прочее. И. Ой-ей-ей в общем.
Дрогнула плечами студенточка, юбчонку свою снова поправляя.
- А может нам в магазин по дороге? – и улыбнулась несмело. В магазин. С мужиком едва знакомым! Не ожидала, должно быть, такого поступка от себя Лизочка. С другой стороны, ну не в койку же.

И Микки «улыбнулась» тоже, в тон своей хозяйке же, обнажая мелкие колючки-зубья в злобном наморщенном оскале. Крыся прямо-таки целая, а не собачка!

«Кыыыщ-кыщщ-кыщщщ…щхимгямща! Ке-ке-ке, Щ'ьыаканья!» - донесся до тебя, Вовчик, «приятный» этот запоминающийся голосок. – «Ущхагамфся!»
Лиза вздрогнула, вспорхнула как птичка, испугалась. Не деревом напуганная - она его кажется и не слышала даже. Просто со стороны парка послышался новый звук: кто-то бежал по дорожке прямиком к вам. Шурк-шурк-шурк. Звук бега и пересыпающегося гравия огласил злую эту, настороженную прямо-таки, мрачную июльскую тишину.
  • За робкую несмелость
    +1 от rar90, 31.12.16 14:34

- Чего я вмешиваюсь, Стругачёв? И правда...ну чего я, спрашивается, вмешиваюсь в ваш суровый мужской разговор? - вздернула свои бровки Майя Светлова, переходя на опасный этот царапучий полушепот. Вопросительный такой и нежный-нежный прямо таки девичий голосок.
Вот если бы кто из безопасников лично капитана Светлова знал, так он бы сразу понял - дело дрянь. Синяя жилка на лбу запульсировала, брови над холодными глазами сурово нахмурились и как-то вся подобралась Пчелка, будто готовясь на штурм баррикады броситься. Побелела прямо таки от гнева, оглушаемая собственным сердцебиением в груди.

Бах-ба-бах. Адреналиновая пенная волна ударила в уши.

- Твою мать!!! Мы ять клоуны или серьезные люди, господа!? - взорвалась этим своим холодным и злым голосом Майя Юрьевна, напористым, и не то чтобы крикливым. Скорее острым, жгучим, режущим фразы на кусочки как хренов пирог.
- Вы верно забылись, Стругачев. Верно не помните, что у главного врача есть право снять вас в сей же миг со службы!? Сержант Громов, вас это тоже касается! Мать вашу, ОПОЛОСНИТЕ МОЗГИ, джентльмены. Считайте что я держу себя в руках, считайте самая холодная дама во вселенной. Считайте вам невхеренно повезло, что Пчёлка такая добрая и милая леди-англоманка. Это дерьмо я вам прощаю! Вообще блин ослепла и ничего не видела, будем считать. Так вы, блин, извольте помочь мне наладить. Эту. Дверь. Капитана. У-уважаемые м-му...(другое слово подумалось)...м-мужчины.

И Майя бы наверное заметила этого самого капитана чью дверь она просила помочь наладить, если бы прямо сейчас, перед глазами багряная дымка не встала. Это жгучая, требующая выхода краснота! А ведь она доктор, она сдерживала себя - ценой невероятных усилий на крик не срываясь, на личные оскорбления и на всю эту эмоциональную галиматью.
Задиры блин армейские, имбицилы в военной форме! Да что они понимают, обезьяны мужского пола в сложной женской душе!?
...Чуть на стол свой не блеванула - Рраз! Замечание от Фёдора Михайловича получила - Два. Не шути, елки-палки, Светлова, ага! На корабле в консервной банке заперта - Это три!!! С Земли выставленная папиным заботливым ботинком под зад. Популярная звезда интернета.
А теперь даже с дверью полное фуфло вышло, конец, капут - милая провокация обернулась сокрушительным фиаско. Когда вместо шалости детской, ввалились, считай, в чужое жилище грязными своими ногами и теперь признаваться надо, ответственность на себя брать надо - а Алексей, - лучший друг и хороший товарищ вот только недавно совсем. Сейчас в идиота с большим мужским эго превратился.

Ёшкин кот же ж! - тот самый блохастый гад который Лёхе привиделся в самый ненужный момент. Лешкин. Кот.
Кипела внутри себя Пчелка, всё это наболевшее в собственных мыслях выкрикивая - «Вы думаете верно, что я вам из железа, господа! Вы думаете, мне не охота пару рож разбить от злости? Или что я усмирена, чувств лишена и эмоций, если уж женщиной уродилась!? Да я же Молния Светлова! Да со мной, блин, всегда весело. Я на адреналине, на кураже, пьяная от своих побед, от своей жажды разбиться как-нибудь красиво на камеру. Сверкнуть! Всем доказать что я не какая-то таракашка легковерная. Не дурочка назойливая в учителей влюбляющаяся. Не та дочь, которая отцу плохая дочь, позорная и слабая. На эксперименте всех подставившая маньячка малолетняя, желающая актеров убивать. Я-не-такая! ...ах она дура, поверила в папин розыгрыш всей душой...бла-бла-бла...давайте пожалеем эту буйнопомешанную...
Идите вы с вашим розовым вареньем в такую-то качель! С психологами этими. С ур-родами в моей голове желающими копаться.
Я Майя. Я Светлова. Я тот счастливый доктор, который вам не старый пердун с устаревшим подходом - уныние в белом халате или наманикюренная врачиха, презирающая своих больных. Я доктор с новаторским, ёшкин кот подходом! Веселый доктор. Эффективный доктор на лыжах. Я Майя Которая Всегда Побеждает. Я не гружусь прошлым, не лелею старые обиды, я всегда вперед иду. Только вперед и никаких аттракционов!»

Она захлебывалась ругательствами про себя, всеми этими жаргонными фразочками замешанными на отчаянном, страшном прямо-таки желании врубить свой кулак в морду Стругачева. Или Громова. Или любого, кто сейчас подвернется под руку. К счастью орхидея была в руке, и открытка. И Клятва Гиппократа - в основном клятва, да, от жажды немедленной расправы над этими двумя быками удерживала.
Сухие глаза полыхающие мрачным огнем, холодно на солдат поглядели - презрением окатив и гневом сдержанным. Отошла к двери, присаживаясь на корточки перед замком. Орхидею на полу пристроила. Бросила мельком взгляд в свою каюту что была растворена настежь, мол, смотри кто хочешь. Поглядела. На огроменный пурпурный флаг лениво развевающийся, на кубки позолоченные, на награды и постеры, на собственное знамя в виде молнии крылатой. Отвернулась к этому разбитому механизму.

- Алё! Стоять будете или поможете!?
  • за обезьян мужского пола :)
    +0 от rar90, 29.12.16 16:52
  • Прекрасная реакция, Лёшкин кот! :D
    +1 от Joeren, 30.12.16 13:25

В темноте все кошки серые, как это известно. Все блондинки красивые очаровательные феи, а все зомбари ужасные, жуткие ребята, червями украшенные да прочей мерзотой. Восставшие мертвяки!
Кем должен быть в темноте белесый товарищ Кыщ-Кыщ, склонный пожирать чужое время, точно уже не скажешь. Ну, кем-то. Таким значит себе лапочкой - похожим одновременно на дерево и монстра щупальцеобразного этими самыми щупальцами своими, кстати, деятельно пожирающего чужую плоть. Не человечью плоть-то, заметьте, собачью! Хотя у Кыща не щупальца. У Кыща веточки! - тонкие, хрупкие отростки, превращающиеся в некоторое подобие паразита при отделении от тела носителя. Как-то так.
...Или не так.
А в общем хрен поймешь. Лучше и не думать о таком. Брр.

О пареньке истекающим кровью тоже лучше не думать, правда Вовчег же? Это если он конечно зомби какой - ты правильное дело сделал - сокрушил подлюгу мертвяка! А если мозг от компьютерных игрушек бо-бо, тогда просто какому-то торчку в парке ногу сломал. Тому безобидному, наглотавшемуся наркоты бедняге-наркоману, который всё про время вопрошал - про то, который час и какие точно цифры на циферблате расположились. Про часики, значит, говорил! А вовсе не про кошельки и деньги. Он и сейчас бубнил это своё приставучее:

- Брааатишь, ну...который час, брааа-тишь?

- Двенадцать, - вдруг произнесла Лиза, неуверенно так и робко произнесла, но всё ж облегчила муки предполагаемого зомбаря. - Ммм...точнее двенадцать двадцать три ночи, у-гу...Вам плохо? Может кому-нибудь позвонить?

Хотела еще что-то спросить, но в это время, - в двенадцать двадцать три ночи, если говорить точнее - ты Вовчик решил что с тебя хватит. Говнищи этой вокруг. Зомбей! Парка и кривляющихся старых деревьев. Жути хватит и ночных кошмаров тоже. Ты прочь из парка двинул и ветреную красавицу Лизу за собой поволок бесценным грузом. Прочь, прочь! Радостно захрустела гравиевая дорожка под ногами - даже прохладнее стало, даже как-то светлее на душе.
До дома совсем недалеко - его уже видно теперь - вон там, чуть впереди! Твой дом. Двадцати четырех этажный замок гордо высится, высокий современный терем, уютно посверкивающий своими окнами-огнями. Рассыпающий искры света и обещающий скорый приют.

- Владимир, ой. А ключи от квартиры!? - уже на выходе из парка раздалось испуганное Лизкино восклицание. Микки при этом отчаянно тянулась вперед, к берлоге.
А Муза вдруг напрочь встала пытаясь руку выдернуть. Кисть ее в сумку нырнула. Лоб страдальчески наморщился, в глазах кипящая паника плеснулась, девичья паника, готовая мини-истерикой прорваться вот вот.
- КЛЮЧИ!? Вы же мне их протянули...ключи...там...в парке...Ну как же...А куда я их убрала, о-о-ой?

Сгустилась тишина. Ватная. Вязкая. Тиш-ш-шь. Ни шепота, ни случайный шагов по гравию похрустывающих. Ни одного человека в целом мире. Ничто, нигде, никак. И смотри-ка, Вова!
Видишь вон то деревце, кривобокое и неправильное, уже за воротами парковыми стоящее? Такое вот дерево, больно светлое и мерзенькое на вид...
  • За ключи и за выход из парка.
    +0 от rar90, 29.12.16 18:20
  • За ключи и за выход из парка.
    +0 от rar90, 29.12.16 18:20

- Алексей Кирович, вы понимаете, ну…капитан Чижик сам сказал…- Майя приоткрыла рот, пытаясь вспомнить умную фразу Фёдора Михайловича, вклиниться в этот душевный монолог рыжего Лёхи, желая объяснить что не может так долго злиться Чижик на своего бывшего ученика. Это глупо, неправильно, совершенно идиотично! Может раньше и были какие-то проблемы в общении у этих двоих, большущие такие проблемы уж если по честности - кашу из человечины если вспомнить (ага-а! вот же ж что именно Чижика допекло), или все эти нелепые выходки от Алексея - но это дело прошлого, друган Рыжик не прав. Все равно что тетрис и нарочито шелестящие журналы на задней парте. Сопливая лирика прошлых лет.
Да капитан ведь самолично это озвучил!
…Чего-то там про злость…про то, что нет смысла ее так долго хранить в своем сердце…бла-бла-туда-сюда. Только это умнее было сказано, весомее и правильнее - уважение к себе, мать его так, что-то связанное со взрослостью и самоуважением. Эээ…как же оно звучало… ?
Блин же ж гадство, полное фуфло, тухляк!!!
Пчёлка так переволновалась что фразочка нафиг вылетела из её светлой головы. Нечто умное. Хорошее. Правильное. Такое, что было высказано в лифте или еще до лифта – ценное приобретение от бывшего учителя, отложенное в багаж знаний на самые темные времена, вдруг кануло в лету! Блин. Блин. Блин же! Болото на все сто процентов! «Ну как так, Светлова!?»

А вот так! Блондинки же и их родинки довольно спорной художественной ценности, взлет же, кураж же, дверь радостно взломанная и прочие маленькие радости вроде тошноты. Же! Заслонили первые, самые счастливые эмоции долгожданной встречи. И такое умное высказывание, значит, то самое высказывание которое могло бы помочь Алексею Кировичу Стругачеву, исчезло в самый нужный момент. А потому Майя молча хлопала глазами, время от времени раскрывая свой рот будто рыбка выброшенная на песок, понимая что момент потерян. Упущен. Растрачен безвозвратно! И оставалось ей только эти самые дурацкие восклицания - «ну, но, эээ, Алексей...», в воздух бросать…

«Всё Светлова, финиш!» Алексей Стругачев в своем повествовании уже дальше ушел…

И куда ушел?! Обратно в тот далекий туманный день забрался, который оказывается и для этого рыжего оптимиста, самым жутким днем жизни стал…
Тогда уж и Майя притихла, прикрыла свой рот, расширившимися зрачками глядя на то место, которое Алёшка потирал на своей голове. Вот точно! Она с камеры всё так и видела. Отцовский компьютер - с голопроектором само собой, самый дорогой и навороченный, ибо Юрий Аркадьевич только самые лучшие вещи в своей жизни ценит - этот великолепный голобук в деталях жуткий фильм воспроизвел. От начала и до конца тогда посмотрела его спортсменка юная. Прекрасное кино смонтированное какими-то неизвестными специалистами для важного политика и экспериментатора Юрия Аркадьевича Светлова. Он правда, против был, чтобы Майя свой нос в его личные файлы совала, ну да капитанская дочь разрешения и не спрашивала...

Включила и посмотрела целый фильм о Таинственной Планете. От начала, мать его и до конца…С живыми актерами в главных ролях, с теми самыми юными дурачками которые думали будто всё по настоящему - мечта каждого синематографиста, блин!

…А предательница-память уже и сама собой нужные картинки подкидывала, заботливая кусачая память – ей паршивке ж фильмы не нужны, только наводящие слова скажи и она как собака, прёт вперед!
Память-то! Подкидывала, значит, те самые воспоминания подленькие, в которых Алёшки не было, класса не было и никого не было, кто бы мог защитить и прийти на помощь. Только крик. Дым. Рвота! Омерзительный этот комбинезон с глупой надписью: «Биолог Светлова. Фобос». Рыцари – как символ чего-то страшного и непобедимого.
Жестокие рыцари пришедшие чтобы самое ценное забрать из рук одинокой, заброшенной своими родителями девочки. Той самой девочки, которая на полке как сувенир всё детство просидела – папа в космосе, папа вспомнит! Папа прилетит и спасёт…
Никто не спас и самое ценное даже не забрали – вырвали из намертво сжатых детских рук.
«Я вас не брошу!!!» - словно бы наяву донесся до Майи отчаянный крик этой рыжей пигалицы, той самой деятельной пигалицы которую еще не Пчёлкой, которую Тараканом в двенадцать лет прозывали. За общую лупоглазость и подвижность прозывали. За мелкий рост. За смешной характер! За энергию неиссякаемую и тараканий прямо оптимизм…
Сглотнула.
Хорошо что разволновавшийся Стругачев не заметил этот ледяной ужас по веснушчатому лицу девушки растекшийся. Посерела она! Потом сглотнула и заставила себя отвлечься, облизывая посиневшие свои губы. Горло засвербило, будто бы вот только что пришлось кричать. С надрывом, с болью, не щадя голосовых связок…

- Это пост-травматический синдром, Алексей Кирович, - по-женски мягко произнесла Майя. Она сейчас не Просто Майей была, вспотевшей от страха спортсменкой на кураже, она доктором являлась в этот миг. И не дружбана лучшего утешала. Страдающего человека пыталась ободрить. - Стрессовые события как зарубка на дереве. А что такое стресс, Алексей Кирович? Это боль, тудыть его в качелю! Можно физически больно сделать, а можно морально. Рыцари очень больно ударили нас тогда в моральном плане, вот оно и осталось на сердце недолеченной жуткой раной. Вы ведь видели калеченые деревья? Бывают их рубят под корень, больно рубят и жутенько…или просто природа ломает, но пенек все равно выживает, всех врагов своих на три буквы посылая! Растет себе дальше. Новые ветки дает…только верхушки все равно нет…кривая у него верхушечка-то отрастает поверх пенька! Тут не в таблетках дело и не в мигрени...

Кивнула сама себе. Нахмурилась чуток, на Алексея глядя.

- Это не быстро лечится, не по мановению волшебной палочки, тудыть ее ко всем феям, эту палочку хренову. Но одно я вам точно скажу, Алексей Кирович – я вас не брошу! Мы ж три Данкиста, понимаете?! – улыбнулась кривой своей улыбкой доброму Алёшке. – Это Фёдор Михайлович придумал, а не Молния Светлова! У него это самое…неплохое чувство юмора имеется, как выяснилось. А раз юмор есть…он на вас уж точно злиться не станет. С мордобоем или нет, а только не верю я что он вас ненавидит и что вы общий язык с капитаном не найдете. Глупости! Вы тогда ребенком были – храбрым ребенком и смелым, что немаловажно! Ну а даже если терпеть не может, значит переубедим. Мы теперь как сталь закаленные. Нам теперь нифига не страшно.

И бровь азартно приподняла.

- Считайте, нас этот эксперимент сроднил. Вам пикой по голове дали, меня через пол пещеры с собственным плевком на своём же собственном лице швыранули, ага, мне до сих пор в кошмарах снится...А Федора Михайловича мечом вырубили. Вот так-то! Считайте одной крови мы стали. Как в той книжке, помните? Ну, про стаю волков еще и голого мальчика в лесу? Мы с тобой одной крови – ты и я. Каждый своё получил, а это не хухры-мухры, Алёшка, такое не забывается! В хорошем смысле, я значит говорю, не забывается. Верьте Майе Юрьевне – прошлое ещё сыграет свою роль! То доброе, что в нём было.

Отвернулась, значит, своей каюте время посвящая.

«Ё-ё-шкин кот, хоть бы оно и в самом деле свою роль сыграло и не забылось…Ага! Когда про взлом озвучивать-то станем…оно ж это самое…насчет сыгрываний…может и прямиком в ящик сыграть, ежели о наших карьерах говорить. Елки-палки! В любом случае - дыши, Светлова. Доктор должен быть уверенным в себе. Ды-ши.»
- Я за папу-то извиниться не могу, а за себя могу держать ответ. Вы друг мне Алексей, а я на этом корабле бортовой врач. И никакой твари в доспехах своих данкийцев не отдам. Вот так-то! – и в дверь свою, значит, кулаком пристукнула доктор Светлова. – А это для весомости, Алексей. Для весомости речей великолепной Майи Юрьевны!



Ну, суть да дело, а Майя дописала свою записочку в коридор возвращаясь: в одной руке синяя орхидея, значит. Во второй записочка для мистера Инкогнито, того самого, который: «Бесценный. Жутко скромный, Я»
Ага, так мы и поверили!
Улыбнулась про себя.

Да так и застыла в дверном проёме девушка, нахмурившись недобро.

Мрачным огоньком сверкнули серые глаза – прям вылитый капитан Светлов в гневе проявился, даром что в женском обличье, но уж с генами не поспоришь – истинная дочь своего отца стояла в коридоре, с прямыми бровями и суровым, хотя и по-женски нежным лицом!
…Чего эти придурки удумали, спрашивается, армейские зомбари – вместо того чтобы дверь чинить, отношения в мелкой драчке выясняют, два идиота!!!
Оно может и шуточно все, но Алешка ведь сам понимал, вот только что говорил этот дуралей рыжий, хватит уже с нас шуток, мол. Мы же не клоуны на арене цирка – мы уже и так переборщили с идиотизмом…
Лёха-Суматоха блин, родной, но такой бесящий иногда зверь!
Рано или поздно кто-то припрется сюда, не может так долго и слепо везти. Не. Может. Это логика, теория вероятностей и прочая галиматья…

«Надеюсь, этот хренов пояс астероидов достаточно большой. Надеюсь, он прямо охрененно большой и займет Федора Михайловича еще хотя бы на пол-часа. Я ж в медотсеке увереннее…я ж там хоть как-то солидно блин смотрюсь. И потом, если в карцер потянут раскороновав меня до рядовой…там хоть цепляться можно за все предметы по пути!»
Угу. Так знаете ли, утешает, дамы и господа.
Рванулась Пчелка к этим двоим, заступая значит на их поле боя, желая между ними встать и прекратить эту глупую потасовку. Шуточную быть может потасовку, но неуместную вообще сейчас.
Прям рефери же! С орхидеей в одной руке и открыткой в другой. Даром что с ростом не свезло, зато наглости сторицей отмеряно! Своя собственная каюта нараспашку, Майя-в-Гневе. Суровая обозлившаяся пчела которой вот недавно напомнили, грешным делом, как её дымом травили в детском пчелином прошлом!

- Алё блин, детвора! – выплюнула прямо эту фразочку, желая сейчас их внимание привлечь, отвлечь друг от друга чтобы в нормальность вернуть. Грубо вернуть. Действенно! И как можно быстрее пока «Данко» не донес кому надо…
Шагнула к ребятам, вклиниваясь в этот слегонца недружелюбный «разговор».
- Обоих сейчас в изолятор упеку врачебным распоряжением, вашу ж в душу! Что здесь происходит!?
  • За боль воспоминаний
    +0 от rar90, 29.12.16 03:16

Вообще-то самые в жизни отвратительные вещи происходят очень быстро. Одуряюще быстро и невыносимо быстро для опешевшего, прифигевшего от полученных сигналов мозга. Жизнь разбивается напополам - на это самое "до" и "после", а ты, несчастное страдающее существо, ты даже осознать не успеваешь когда всё покатилось в тар-тарары. Когда именно вместо надежной тверди уютной такой обыденности, под ногами разверзся горячий ад.

Скажем.

...Ночной звонок пронзающий сонную тишину недоброй вестью от родных ...Несущийся на всех парах сурьёзный автомобиль, что вот-вот врежется в нежное человечье тело ...Или бледный тощий мужик приоткрывший лицо своё, что кровоподтеками и мерзостью испятнано. Коричневатая какая-то, густая кровища текла у него из глаз, изо рта, из носа, из ушей. Липкая. Мерзкая кровь нехорошего оттенка. Быть может Кыщ-Кыщ иное мнение на это зрелище имел (если это конечно именно "он", а не "она"), а для тебя Вова, чистым дерьмом мужик выглядел. Дряной сосуд набитый дрянью!

Он закашлялся когда ты вытянул перед ним руку и продолжить кашлять когда по ноге удар получил. И сверзившись на землю тоже занялся единственным интересным развлечением - бекхе-кхе-кхать продолжил. Ботинок вошел в квелую плоть с неким смачным хорошим хрустом - ты не мастер Вова! - но тощий измаранный кровью доходяга послушно повалился на землю. А судя по жирному уверенному хрусту - кость всё же лопнула.

- Бе-Кхе-хе-хыыы...- захлебнулся тощий "бандюган" в липких корчах нездорового влажного кашля. Маленькое созвездие кровавых капелек заполнило пространство - закружились эти звездочки в воздухе, затанцевали микроскопическими мушками-однодневками.
Обнаружил крохотные красные брызги на своем лице, Вова! Еще красная дорожка на руках осталась - падая, мужик зацепиться попытался да так и сполз вниз. Без крика. Без агрессии. Оставляя обрывки своей отслаивающейся кожи на твоих светлых рукавах. Буро-кремовой желейной массой что напоминала мармелад!
- Брооотиш...кхе-кхе-кхеее....сколько времени на твоих часах...? - продолжал дергаться на земле красачик этот. Не от муки дергаться-то, а потому что пытался встать. -...мои что-то не кажут.

До и после.

Жизнь и смерть. Но было и хорошее в этот вечер - теперь, когда мужик со сломанной ногой и кровищей текущей из всех пор лениво дергался на парковой дорожке, вопрошая о том, который час - можно было и припомнить это самое хорошее.

Скажем!

...Как Лиза пила свою воду - с видимым наслаждением и бульканьем. Как серебряные капли влаги украсили ее подбородок, как потекла тонкая струйка воды еще ниже, стремясь забраться в ту уютную ложбинку, которая стала видна после того как девчонка расстегнула свою капризную пуговку. А Лиза уже наклонилась чуть ниже, как бы невзначай демонстрируя тебе Вован своих девочек! Груди значит - не слишком большие, но крепкие, необвисшие, можно сказать восторженные и юные груди стиснутые лифчиком, глянули на мир... Потом Муза ойкнула прерывая цепь эротических фантазий и быстренько выпрямилась - она просто собачку поила в этот момент, вот и наклонилась слишком откровенно...

- Ой...- и снова девушка принялась поправлять свою крохотную юбку. - Лиза. С седьмого этажа Лиза! Ну мы с вами встречались пару раз в лифте...ммм...Владимир. Определенно вы не помните? Темнота, так и есть. Я сама та-а-ак испугалась прежде чем осознала! - призналась Лизза хватая Микки на руки. - Микки - девочка. Да-да-да. Не мальчик.
И зябко плечами повела отпуская собачку. Микки тоже кстати поздоровалась - обнажила крохотные зубы наморщившись лютозверем. Ррррр! Если бы не поводок р-р-растерзала бы чихуашка!!!

- Э-это всё мегаполис и нездоровые пары, и течения и напряжение большого города! Здесь люди все больные. Вот мы в прошлом году с группой на природу выбирались, так так знаете как сла-а-вно, как чудесно, как великоле-е-епно... - прервалась вдруг, припомнив видимо где она находится. А может просто такой стиль у нее был, рвать свои фразы. - Жарища. Тогда на выход?

Вот и пришли на выход. Можно сказать прямо на вынос тел. "Парень" дергался на земле вопрошая сколько времени, Микки ярилась от злости, а Лиза подошла чуть поближе, внимательным взглядом своих зеленых глаз "грабителя" оценивая.
- Определенно у него что-то с лицом, - вытащила из сумки телефон. - Э-э-это дело для скорой или полиции...умм...человеку кажется плохо, - поглядела на тебя и вопросительно прошептала. - Он психбольной?

...

Психбольной или нет, но грабитель продолжал кашлять, дергаться на земле и невнятно бубнить это своё:
- Брааатишь, а сколько времени? Я не расслышал, бра-а-атишь. Пока-а-ажь часы...
  • За появление в кадре!!! Вот оно!!!
    +0 от rar90, 28.12.16 16:06
  • За появление в кадре!!! Вот оно!!! И за ложбинку!
    +0 от rar90, 28.12.16 16:07
  • За появление в кадре!!! Вот оно!!! И за ложбинку!
    +0 от rar90, 28.12.16 16:07

Выбор большой широкой дорожки казался верным решением. Во-первых светлее и уютнее, а во-вторых до дому много ближе. И так, и эдак если смотреть на эту ситуёвину сложнючую, всюду рисовались плюсы сплошные, а совсем не минусы.
Хозяйка своего "бульдога" с благодарностью приняла. Микки тоже благодарность проявила - собачью такую и известную "преданность" делу - попыталась цапнуть наглого хватателя! Удержать собачку от убийства впрочем, проще простого оказалось - просто повыше задери руку с поводком и вот уже Микки в воздухе болтается, мелким противным рычанием парк оглашая. Шевеля тонкими лапками в своей кошачьей шлейке и злясь еще больше. - Ррррр!

- Ой, спасибо вам большое...Переволновались мы немного с Микки. Какая-то змея или что-то...атмосферные явления. Микки, цыц! Тише, девочка... - Лиза с ужасом поглядела на то место, где Кыщ Кыщ Второй свою смерть принял. - Э-э-это всё беда Мегаполиса! Здесь воздух нездоровый, что есть то есть! - произнесла Муза тоном знатока. Этим своим тонким, но в общем-то приятным голосом.
И расстегнула пуговичку на цветастой блузке, чуток красоты приоткрывая. Позволяя своему юному двадцатилетнему телу и округлостям его нежным, посмотреть на мир. Юбку правда снова подтянула пониже. Мини-юбку-то! То самую, что так и норовила приоткрыть крепкие хорошие бедра, покрытые крохотными капельками пота, аппетитные и сокровенные девичьи части...

Ну, пошли значит по дружелюбной дорожке - как Элли со своим верным псом Тотошкой, даром что дорожка не из желтого кирпича, да ты и Вован, на страшилу не тянешь как ни старайся. Скорее красив чем уродлив! Изумрудный город вам не светит, само собой. А вот выход из этого парка поближе к дому - отчего бы и нет?

Лиза с отчаянием на бутылочку воды поглядела - ту самую, что ты из рюкзака извлек - произнеся говорящее это:
- Жааарко да...- и сглотнула мучительно дева.
Даже Микки принялась вокруг вытанцовывать, на задние лапки норовя встать тонко поскуливая.

А и в самом деле жарко, и чем дальше идешь, тем хуже становится! Духота. Парилка. Раскрытая в крике перегретая печь. Искривленные деревья ошпаренные чадом. Тряпки-листья. Бельма дружелюбных фонарей и никакого отдыха от дневного зноя. Лишь ветер что горяч и бездушен!
...Потом услышали шелестящие шаги и перхающий кашель - сочно нездоровый глубинный кашель рвущий нутро. Лиза насторожилась, Микки отчаянным лаем залилась, прямо таки взъярившись:
- Ррявк! Рряв! Ррряв!!!
Какой-то тощий парень брел навстречу отчаянно кашляя - ссутулившись, переваливаясь на своих двоих с огромным трудом, укрыв лицо в сгибе собственного локтя.
- Братишь, какой час? - послышался нездоровый, перемежающийся сочными всхлипами надрывного кашля, голос. Сиплый голос. Мучительный голос. Захлебывающийся своими же мокротами и выделениями, быть может рвущимися легкими и частичками лопнувших сосудов. Гадкий звук...
- Покажь часы!

...А Микки злится, а Микки ярится, а Микки прочь поводок тянет, норовя Лизу подальше увести. Лиза на тебя поглядела, Вован. Головкой белокурой отрицательно покачала, чего-то там снова в сумке нашаривать принявшись...
  • За пуговичку! :)
    +1 от rar90, 27.12.16 17:59
  • За пуговичку и всё остальное :)
    +1 от Joeren, 28.12.16 14:25

Многое было сказано в каюте капитана. Что-то заставило Майю зубами поскрипеть - «Вот же ж лирик Стругачев! Романтики гений, тудыть его в качелю». А что-то было выслушано с интересом и живейшим вниманием. Все ж не очень хорошо Пчёлка мужчин знала – не считая Толю Светлова и своего отца, вообще почти не знала.
Ну, Фёдор Михайлович еще... Но то дело особенное! – Майя о нём-то очень мало знала, выдумав красивый образ в голове, скорее, нежели реального человека. Реальный человек ее интриговал, восхищал, любопытство вызывал и тягу узнать поближе, в общем-то почти очаровывал, чего уж темнить-то! Но Фёдор Михайлович таинственен был и не очень разговорчив…

...Ведет свой гордый корабль, блин, наверняка кучу всяких полезных фактов в голове держит, - ну про поля астероидов там, про астронавигацию, а самого важного и упустил в разговоре - тот момент когда Майя, значит, заметила, что не альтруистическим был её поступок в Пещере. Не той киношной жертвой был, когда за идею с высокими словами на губах гибнут: и небо, и облачка и всё такое красивое-красивое до ломоты в зубах, павшего героя окружает! И жертва она не просто жертва, а нечто всеобъемлющее, высокое.
Наверняка такие подвиги тоже в жизни бывают, но у Пчёлки все проще случилось - Майя погибнуть за Фёдора Михайловича готова была. Только за него одного и всего делов.
Красиво конечно, но всё ж не альтруистического толка поступок-то был. С перчинкой значит! И такая перчинка, острая и жгучая в каждой женщине имеется. В каждой собственнице, в каждой самке, уж если совсем простыми словами изъясняться. Можно долго в неведении жить оставаясь веселой беззаботной стрекозой – песенки чирикать, на лыжах бегать сквозь снег и бурю, но если нагрянет…если ворвется в жизнь…если скрутит непрошеное чувство – тогда уж на любую жертву пойдешь. И сама у себя даже разрешения на этот поступок не спросишь.
Майя, впрочем, серьезных книжек не читала, а потому лишь чисто инстинктивно о таких сложных вещах догадывалась. Природная живость ума помогала, а не опыт! Опыта-то не было никакого за спиной: ни подсказок, ни многовековой, собранной мужчинами и женщинами мудрости что была заботливо уложена в романы да поэмы.
«У меня на такое чтение мозгов не хватает!» - по привычке отделывалась от высокой литературы Майя Юрьевна.

А тут Стругачёв разговорился своей точкой зрения на жизнь делясь. Внимательно выслушала доктор его речи, несколько раз обидные насмешечки обратно себе в глотку затолкав – те самые юморины блин, которые так и рвались из ее рта наружу выпорхнуть.

Болван Лёха. Надежный друг Лёха. А еще, кажись, романтик прямо до корней своих рыжих волос этот самый Лёха! Вот скажи ему какую-нибудь остроту сейчас, обидится же самым натуральным образом – не потому что слабак какой-то, кисляй и нытик, а потому что от хорошего друга больнее всего плевочки получать. А он это плевочком посчитает, как пить дать, в такой нервозный момент, когда солдат может и нечаянно, а всё же личным делится!
Вот Майя и молчала, пытаясь свой врачебный такт в работу пустить. Правда от стихов всё ж поежилась. Эти древние строчки она когда-то слышала, даже поклясться могла что знаменитые это рифмы - типа на слушку. Пушкин Александр Сергеевич, ага! Только уж и не припомнить из какой книжки и чем там дело закончилось. Может из той, где – «Я к вам пишу, чего же боле?» Угу. Возможно. А переспросить у Стругачева стыдно.
Ну да.
...Всё равно что если матом кто-то ругается, спросить, чего все эти слова означают.

Усмехнулась про себя Пчелка, нормальность восстанавливая. Ну, Стругачёв - ну, даёт! Саму Майю-которая-всегда-Побеждает из самоуверенности чуть не выбил. Ха! Определенно все дело в каюте капитана, в этой пасторально-домашней уютности к которой у Светловой иммунитета не имеется, и в том ещё дело, что о романтике разговорились два другана. Считай что на минное поле зашли.
А уж когда Лёха про камни заметил и про то, кому лезть под них стоит, за каких дам рисковать следует и прочее…капитанская дочь и вовсе страдальчески кашльнула, полыхнувшее лицо ладонью утирая. Ну, не скажешь же Алексею Кировичу будто желалось ей Чижика в этой роли видеть - в роли своего защитника и бла-бла-бла - а не другана Алеху! И вообще какая-то глупость примерещилась: Чижик, значит, свою даму блондинистую защищать кинется; Майя за бывшим учителем рванется, потому что иначе не может; а упрямый Стругачев за ней.
«Прям Репка же получится, а не трагедия…Внучка за бабку, Жучка за внучку…»
Уголком губы дернула, смешинку проглотив. Безопаснику серьезно кивнула.

- Спасибо вам, Алексей Кирович. Вы настоящий друг.

Потом всё ж снова усмехнулась, свою фирменную «кривозубую» улыбку выдавая - ту самую, проблемно-лицевую, как некий пользователь «Пожар09» в сети заметил.
- А ещё мы можем сами эти проблемы на корабле обеспечить, да, Алексей Кирович? Идеально конечно было бы, если бы что-то пошло не так, - бровь озорно приподняла девчушка. – Ну, не смертельно конечно, ёшкин кот…я ж не дура какая набитая опилками…Не. Ну чтобы просто у Фёдора Михайловича проблем полная голова была…тогда уж наше признание капитан бы и не заметил даже, если бы ему другие задачки надо было щелкать. Ну вот если на гильотину везут и скажут при этом, что причёсочка ваша нехороша мил-человек, вам же уже плевать и растереть будет, угу?

Большой палец Алексею показала.

- Значит решено. Готовим к плохому, а потом бац и про каюту скажем! А что, вполне себе жизненный план, Алексей Кирович. Да вы прямо страте-е-ег, уважуха! – серьезно это сказала, без тени насмешечки, значит...
А чё такого? Стругачев действительно прекрасную идею подал, на все сто процентов годную.
Майя даже решила сразу действовать начать – она ведь всегда с места в карьер срывается, это ее фирменный лыжный приём, дамы и господа. А чего тут тянуть излишне?
Надо сразу за решение проблемы браться, пока не передумали, не перетрусили и заднюю передачу не врубили! Сами натворили делов – сами и разрешат. Они ж вам не хухры мухры – не те милые ребятишки которые в космосе приключаются под надзором взрослых и более опытных, с необсохшим молоком на детских губах.
Майе - семнадцать, а Лёхе восемнадцать. Зрелые, уверенные в себе люди, ёлы-палы! Крутаны блин, а не дитятки за школьными партами сидящие.

«Отсидела уже своё, ёшкин кот!» - как говорила лыжная Валькирия в таких случаях.

- Алё Алё, Данко! – обратилась девушка к искину. – Пожалуйста, передайте капитану лично чтобы никто больше не узнал, что у нас со Стругачевым для него очень и очень плохая новость имеется. Надо с глазу на глаз поговорить, когда время подходящее выдастся! Так и скажите Фёдору Михайловичу. Плохие известия от Алексея Кировича и Майи Юрьевны. Совсем даже нехорошие на все сто процентов для Фёдора Михайловича!

И еще раз Стругачёву большой палец показала.
Хорошая они команда всё-таки вместе с Рыжиком – прямо эффективная и неустрашимая команда. Кто сумеет постоять против этого двухголового рыжеволосого чудища? Ну вот кто!?
Только в одном Майя не согласна была со своим приятелем. Даже головой покачала энергично, челку невидимую от негодования сдувая.
- Да вы, мать его, не правы Алексей. Вообще не в кассу ваши монетки! Капитан не на вас взъелся…не потому что тараканы космические или клопы ему мерещатся! Ну, понимаете ли в чём тут компот… - девушка на легкий полухрип перешла, взгляд в пол устремив. – Доктор Майя Юрьевна считает что капитану стыдно. Дерьмовенько ему нас видеть на корабле, вот и весь ответ. Мой папа же тогда постарался полного дурака из учителя сделать…И с одной стороны Чижик прав на эксперименте был: он же о нас заботился, на жертву пошел… не будь Чижика, был бы другой учитель, которому плевать и вообще… А с другой стороны мог бы и рассказать нам всю правду Фёдор Михайлович, мог бы и объяснить, чтобы мы так уж сильно не верили в эту игру взрослых. Но ситуация не позволяла. Честь и прочее, он же наверняка обязательства какие-то на себя взял! А уж когда мой папа все так неуважительно озвучил в классе, когда правду рассказал самолично, не дав Фёдору Михайловичу и слова вставить. События вообще к чертовой бабушке покатились, угу!

Помолчала Пчёлка.
Потом чуть ближе к Алексею шагнула, глаза в глаза заглядывая – оно может со стороны любовью выглядело, большим и страстным чувством к Стругачёву, но ведь когда люди дружат, о таком ведь и не думают даже. Майя просто доверяла Рыжику. И волновалась. И пыталась объяснить ему что-то очень важное, царапучим своим с хрипотцой голосом:

- Тошно нашему бывшему преподавателю, очень тошно, вот и весь ответ Алексей Кирович. Он теперь капитан, у него всё хорошо и он этого сам заслужил, что немаловажно. Честным трудом! Друзья у него, команда, ва-а-ажная должность! А тут два клоуна из прошлого заявились – как конфеты с дерьмом же. Те придурки, значит, которые его другим знали и помнили. Обиженные быть может придурки, так и не понявшие суть игры. Фёдор Михайлович не на вас смотрел со злостью, он на своё прошлое смотрел со злостью. Я точно также смотрела, потому и дёрнулась слегонца, и чуть свой стакан не разбила…потому что когда вы появились, ну…папу увидела и тот класс, и тех этих уродов поганых…рыцарей мать их ять!
Рукой воздух рубанула, от гнева ажно румянцем загоревшись нехорошим. Чуть притихла.
- Я уверена, капитан Чижик с вами поговорит потом с глазу на глаз. И всё лучше меня объяснит. И без галиматьи женской, и без соплей и без розового болота…Но смысл тот же будет! – помолчала таинственно, а потом вдруг закончила недовольно. – Уж если и злиться на кого, так на капитана Светлова. Но я бы вас попросила и на него не злиться тоже. Я здесь и по его просьбе, и по своей воле одновременно, а еще потому что папе Зельц нужен. А раз нужен надо достать! И вообще…ммм…тогда, пять лет назад, я до папы донесла кое-какую важную мысль. Не беспокойтесь.



И Майя глаза прикрыла задумчиво.
Больше всего ее тогда обидел папин поступок в классе, можно сказать унизил и в хлам растоптал - да как папа посмел так с учителем обращаться!? Так развязно, оскорбительно и неуважительно при всех учениках издеваться над тем человеком, которого Майя Юрьевна глубоко уважала и вообще…?
…После всего что они пережили с Федором Михайловичем, после всей той дряни… Не дать Чижику даже слова вставить, не дать преподавателю объясниться самому. «Да как ты посмел, папа!?»

Светловы умели наносить удары друг по другу. О да! Знаменитый отец тогда ни в чем перед дочерью не извинялся, а капитанская дочь и не просила сантиментов – ну кто она такая чтобы в чем-то космического героя-первопроходца укорять? Она просто сказала, холодно и жестко, звездолётчику Светлову его же фирменный стальной взгляд возвращая. Чуть позже, уже на Земле озвучив простую и жестокую фразу:
- Я с космосом закончила, папа. В МЗУ больше ни ногой и летать на звездолетах не стану. Даже не надейся! Перевожусь в медицинскую школу и всего делов. - И отвернулась. В свой планшет заледеневший взгляд серых глаз устремляя, прекрасно понимая чувства отца в этот миг. Осознавая! Быть может даже слыша как разрушаются отцовские хрустальные замки и мечты связанные с любимой дочерью.



- Да нафиг стулья, Алексей Кирович! Ботанический антураж, не мой антураж, знаете ли! – пафосно изрекла бывший ботаник Светлова Майя Юрьевна, горделиво вздымая подбородок. – Мы молоды пока мы в шортах! Можно и на полу сидеть. И в этом кресле…дизайнерском…

Попыталась усесться Майя Юрьевна и тут же сползла с «кресла» на пол отторгнутая сим дружелюбным предметом.

- Надо приноровиться видимо слегонца…Хм…Но я не против. Сами приходите и с приятелями приходите, как блин обзаведетесь. Хоть с Громовым, хоть с кем. Тогда идите первый и стреляйтесь на амбразуре...я высчитаю время и приду за вами.

Фыркнула про себя, когда Стругачев ушел в жертву самоприноситься - «Мужчины, блин!»
С интересом вчиталась в записочку, понимая что места на ответ здесь уже не хватит. Ну и не беда! Схватила открытку какую-то со стола, на своей же собственной бледной физиономии ответ выписывая:
«Да вы чёт ржете надо мной!? Чё столько эмоций-то? За орхидею благодарю, я нашла ей место. А вообще жду вас в медотсеке на чай. Захотите блин признаться, кто вы - дайте отмашку: «Гладиолус» Скажите это слово как бы невзначай и я всё пойму. Батончиков кстати не обещаю, с ними нынче напряг. Но чая полно! И кружки еще не все разбиты! Жду вас мой герой, мистер X. Мой спаситель и данкийское чудо. Чай у нашей медички Майи Юрьевны хорош и деликатен, кстати!»
На часы поглядела - ну как там, хватило Лёхе времени на первый удар или еще нет? Ну, будем считать хватило.
Выскочила из каюты, записочку свою забирая и орхидею - орхидея в лабораторию Григорьева отправится, а записку возле двери Пчёлка оставит...
  • За понимание Чижика. За записку. За идею разговора с капитаном.
    +1 от rar90, 27.12.16 15:24

Сидели себе значит как в музее, два остолопа рыжих, комментировали местные красоты творческими спорами наслаждаясь. Лёха правда стоял, - это Майя на стульчике дух переводила, но спор всё ж состоялся – дружеская такая дискуссия на тему родинок и женской красоты. Они ж блин два ценителя, ёлы-палы! Несостоявшиеся шпионы погоревшие на первом же задании.
- Да чё вы гоните, уважаемый Алексей Кирович? Нормальная такая красивая барышня и родинка ничего так, вполне себе годится, - обиделась Светлова за нелестную оценку учительского вкуса.
Ну, на блондинистую барышню-то ей было плевать с высокой горочки, положим, однако для Чижика явно дорога была эта женщина - наверняка нешуточно рисковал добрый дружбан Лёха, с таким вот пренебрежением о её родинке на лице отзываясь. Кто знает? Может лифтовых кнопок бывшему учителю уже мало будет в этой ситуации, может Стругачевская физиономия будет следующей, после того как бывший преподаватель свой лифт разнесет.
Да и вообще не хорошо это - по женским лицам злыми языками проходиться - красавица им вон улыбается с фотографии, дружелюбно так и тепло, а они получается о ней злословят и гадости за спиной Фёдора Михайловича говорят. А между тем, блондинку-то сюда пригласили в отличие от двух дураков от своей наглости ныне офигевающих, на законных основаниях лучшее место отвели над кроватью.

Важная леди в жизни Чижика, видать! Розы Мимозы и пирожки с картошкой...

А женщин вообще нельзя обижать, хоть важных хоть неважных, хоть с пирожками хоть с картошками. Если конечно не о Светловой Майе Юрьевне речь идет, о той самой барышне, которая - «При вперед, Светлова!» и которая не из обидчивых.
...Можно было бы сказать что она вообще довольно неплохая личность - эффективная личность что немаловажно, работоспособная, оптимистичная! - если бы не одно «но». Знаменитый Майесветловский кураж, превращающий достойного врача в отборную идиотку.
С другой стороны не будь этого самого куража, так не было бы и самой Майи. Ни побед. Ни свершений. Ни заледеневшего сердца Данко с неистребимым рыжим огнем внутри.

- Эх вы! У этой милой незнакомки только одна родинка на лице имеется, а у меня этих пятен больше чем у леопарда блин на шкуре. Вы разве не заметили, Алексей? В интернете кто-то написал, мол, Светлова ничего была бы по внешности, если бы на её самовлюбленной роже водилось меньше пестроты! Вот в таких выражениях было озвучено, так сказать, без лишнего стеснения. Там еще про низкий рост было и про то что у Светловой зубы кривые и прикус, значит, как у бульдога…хотя это галимый бред уже, ну зубы-то у меня хорошие...- Возмущенно фыркнула.
Вот то что по её внешности прошлись, это она в своей манере филосовски воприняла и даже согласилась с таким вот нелестным мнением о себе. А замечание о зубах уже возмутило доктора, уже прямо-таки несогласие заставило проявить.
- Прямо на все сто процентов короче он не прав был. Отменно у меня всё! Просто я улыбаюсь кривовато, вот тот любезный комментатор и предположил, значит, что это из-за челюстно-лицевых проблем.

Нахмурилась задумчиво:

- Мне кажется вы не очень разбираетесь в женской красоте, Алексей Кирович. Глядите как Фёдор Михайлович улыбается рядом с ней! Вот то-то и оно…Учитель подика-сь лучше нашего понимает в таких сложных делах, ёшкин кот. Все эти розы мимозы и малиновые чаи слишком сложны для моего пчелиного мозга. А может бывший учитель тот самый романтик и есть? ...нам же с вами в любом случае не докладывается. Как-то погрустнел он с годами, заметили? - Майя крепко ладонь Алёхину обхватила. То ли чтобы поддержать этого мужественного и неунывающего Рыжика попавшего по ее милости в беду, то ли чтобы самой от него погреться и поддержкой наполниться. А скорее из этих двух соображений сразу.

...Тяжеловато ей отчего-то становилось под этим милым взглядом милой блондиночки. Даже злила немного эта фотография, хотя и злиться ведь не за что, уж если логически размышлять...

- А спорнём, Алексей Кирович, что мы с возрастом таким грустными не станем! – упрямо бровь приподняла девчушка, пафосно подбородок задирая. Двинула на выход. – Молния Светлова всегда будет на адреналине! Хоть в тридцать, хоть в пятьдесят. И с лыжами и на роликах, и в больнице рабочая пчела – во всем первые места станет брать! А если я портрет какого-нибудь мужчины на стеночку повешу, ну-у-у тогда уж сразу можете меня пристрелить из вашего бластера, потому что в меня инопланетянин значит вселился. Угу! Майя Юрьевна вам не это хухры-мухры, она знаете ли, не для котлеток и борщей. Так что отставьте ваше рыцарство, Алёша, то самое которое уже опошлить успели давным-давно. Мы оба виноваты, значит, вдвоём и отвечать будем. Никакому Громову я вас на казнь не сдам в любом случае! И под камни, и под прочую дрянь не выдам. Не надо вам за меня на амбразуру лезть...вот за таких стоит лезть! - на красавицу с родинкой в последний раз поглядела, Алёшке для примера ее ставя.

Вышла из каюты прикрыв за собой дверь осторожненько. Глупо это конечно выглядело, особенно после недавнего вторжения, после пинков да кипучей злости, а только все-равно не хотелось Майе каюту нараспашку оставлять. Как-то нехорошо это. Ну, они-то уже с Лехой вломились сюда и ничего с этим не поделать, прошлое есть прошлое, надо в будущее уметь глядеть - только всё равно от других людей следует дверку-то прикрыть. Чижику бы наверняка неприятно стало, если бы туда ещё кто-то ввалился.

- Предлагаю Победный план Признания, - усмехнулась немножечко нервозно, дергая уголком губы. – Прикиньте, Алексей, четыре буквы «П» в одном предложении! ...Или Платиновый план Признания, это тоже круто звучит...Ну так о чем я? - прикусила губу задумчиво. - Нас в больнице учили как новости плохие следует сообщать...я правда ещё ни разу не сообщала, это в первый раз проделать придется. А вообще положено так! Сначала нужно сожаление выразить, потом дружескую поддержку оказать...вроде как сострадание проявить к пациенту. И правду, ёшкин кот, без всяких околичностей сразу рассказать чтобы не рубить собаке хвост частями! Так что лирику мы в стороне оставим...про котов ваших, про мое нежелание из медотсека выходить. Самое главное что мы наказание готовы соответствующее понести, верно? А врать не годится! Майю Юрьевну Светлову никто никогда брехливой гнидой не называл, и вас Алексей Кирович, я уверена тоже. Капитан нам доверяет. А если уж мы всё это дерьмо заварили, тогда вот прямо и скажем, тудыть нас двух дураков в печенки! Надо только момент выбрать подходящий, но у меня и здесь есть план имеется...Вы же не сомневаетесь что он сработает? - поглядела вопросительно на Стругачёва.
...Забавным таким образом, ни один план Майи Юрьевны Светловой никогда не срабатывал так как надо. Что, впрочем не мешало данкийскому доктору считать себя великолепным стратегом и образцом логических построений!

Приложила палец к этой чертовой двери в свою каюту. Вот бы взяла и сломалась, чтобы хоть какая-то польза от всей этой вылазки была. Так нет же - исправно гадина работает! Теперь Пчёлке все равно сюда придется приходить, охохо. Впрочем, если посадят в карцер до самого возвращения, тогда конечно не придётся.

- Капитан предложил мне экскурсию провести, ну значит там и надо действовать. Хотите, вместе пойдём и огорошим? Или может мне одной следует всё это рассказать, типа как доктору...лично и наедине, значит...Вот вы как считаете, Алексей? - поежилась зябко.
Вообще-то с Алёшкой за компанию было бы проще в таких вещах сознаваться. А уж одной... А вдруг психанёт Чижик? А вдруг с экскурсии тут же размашистым шагом уйдет кинув напоследок: «Я от тебя такого предательства не ожидал, Светлова!». Бррр...
А Майя и сама от себя такой дури не ожидала. Вот на вид настоящий доктор, как будто: планшет имеется, образование, в наушнике специалист бубнит свою лекцию продолжая рассказывать - большую часть Светлова даже запомнила, как ни странно - выпал только тот фрагмент, когда в каюте плохило. И форма настоящая врачебная. И знания! А ещё целый вагон придурковатости в придачу, ага.

И девушка как-то очень печально выдохнула, в свою каюту ссутулившись входя. Дверь закрывать не стала, подумав мельком - «А что там такого, дамы и господа, чтобы мне стыдиться!?»
И в самом деле, чего там стыдиться спрашивается, если никаких личных вещей в этой каюте не имеется? Ни портретов родственников, ни любимых пустяков,...никаких женских штучек или еще чего-то. Здесь вообще сентиментальности не водится.

Только триумф обитает, только музейная эффектность!

...Кубки, грамоты, медали, глянцевые изображения Пчёлки-Майи в полный рост - с лыжами наперевес, с большим пальцем оттопыренным вверх или скажем, с развевающимися на ветру рыжими волосами. Всё это расставлено вдоль стен, пространство высвобождая - блестит, посверкивает, оглушает.
Ролики, кроссовки для бега и ее лыжи конечно, а еще огроменный, подаренный фанатами флаг свисающий с потолка достойным пурпурным знаменем, лениво развевающийся в потоках безжизненного кондиционированного воздуха. Великолепный флаг Светловой с размашистым четким девизом - «Потому что Майя - всегда Побеждает!!!». И молния золотая, и широкие крылья распахнутые в полете!
Не белая каюта, не стальная-хромированная. Пурпурная каюта, лиловая и сиренево-фиолетовая - эти цвета здесь везде встречаются, властвуют и доминируют Не просто так. Пурпур - это королевский цвет! В древнем Риме, например, только императорам дозволялось в пурпурное облачаться...Любимый цвет скромной Майи Юрьевны.

О да. Уроки истории Пчёлке определенно пригодились - толково она, знаете ли, распорядилась знаниями полученными МЗУ...

Но мебели не было, Майя как-то упустила этот практический момент.
Вот в медотсек она много души вложила, внеся несколько своих полезных правок в этот стандартизированный в общем-то проект. А с собственной каютой явно недоработала - после каюты Чижика, это как-то особенно бросалось в глаза - вопиющая непрактичность помещения и его полная непригодность для человеческой жизни! Здесь ни часов не было, ни стульев, ни полочек. Кровать имелась только потому что к полу была прикручена - комната, значит, по умолчанию ей укомплектована была. Но о белье Пчелка не позаботилась - ни о подушках, ни об удобстве.
То же и со столом - стол имелся, а вот стул к нему отсутствовал напрочь. И все немногие рабочие поверхности заняты памятными сувенирами, медалями, одеждой, теннисными мячиками, фанатскими подарками, открытками, рекламными кружками и прочим-прочим-прочим...

Зато на полу пушистый ковер сплошь белого цвета лежал. И еще кресло-мешок футуристических очертаний на нём покоилось - Майя же это кресло по каталогу не глядя выбрала, за его очень забавный вид - правда как сидеть на креслице, этот момент непонятным оставался. Нарочито непрактичное, оно скорее декором являлось, нежели полезной вещью. Сидеть в нем, или скорее на нём - расплывающемся, аморфном и жутком - это вид искусства, ага! На это особая сверхчеловеческая ловкость требовалась...

И последний штрих к царящей здесь красоте: огроменный голотелевизор, вопиюще дорогой и эффектный, правда пульт где-то среди вещей затерялся и как его включать, Светлова понятия не имела: может он на голосовой приём был настроен или пульт вообще на Земле забытым остался лежать...
- Стругачёв, да вы смело проходите, здесь нет ничего личного чтобы вам стесняться. Никаких эклеров и мороженок, честно честно! - на телек рукой указала. - Это папин подарок, прикиньте...Ему немного стыдно было передо мной. Ну, с одной-то стороны я сама в полёт хотела, а с другой стороны...Майю Юрьевну, капитан Светлов с Земли пенданул, резвее чем ядром из пушки выстреливают. Хех. А это его извинения! Отец никогда не просит извинений в слух, знаете ли, но иногда дарит офигительно дорогие подарки, если в своём поступке слегонца не уверен.

Задумчиво плечами пожала.

- Правда чего с этим огромным телеком делать я не знаю...там голорежим должен быть. А хотите, Алексей Кирович приходите сюда и друзей приводите. Мне эта каюта до лампочки! Это скорее так...музей чтобы помнить. Только как телеком пользоваться пока не знаю, тут знаете ли, разобраться нужно. И сидеть не на чем. Но вообще можно на ковре...или на этом футуристическом...эээ...кресле-стуле-мешке...

Забрала орхидею со стола, с интересом записочку читая.

- Вот жеж ёшкин кот, а в моей-то каюте тоже кто-то побывал, выходит! Ну и чего здесь ТАКОГО!? Вообще не обижает же. Ща мы ему ответ накатаем от Данкийского Доктора!
И Майя достала ручку из кармана своей врачебной блузы, намереваясь собственным же размашистым почерком дописать: «Спасибо огроменное - пожимаю вам лапку! Но кто вы, господин Инкогнито?» Потом она устроит это сообщеньице прямиком возле двери своей каюты и станет ждать ответного гудка.
В крови потихонечку начала закипать новая порция игрового азарта. А кажись, не только они одни со Стругачёвым здесь выдумщики и первостатейные попадатели в неприятности!
  • Замечательные слова про "женщин обижать не рекомендуется" :)
    +1 от Joeren, 26.12.16 18:55

Девушка искала свою псинку и не ведала о грозящей ей опасности, а может даже ведала, ибо была напугана и бледна.
Яркая блондинка, освежившая собственные волосы несколькими мазками белой краски. Улыбчивая. А сейчас пожалуй даже и оробевшая студентка пробиралась сквозь сплетение деревьев, пытаясь прогнать воспоминания о жутеньких таких историях реющих вокруг этого зеленого массива. Цветастых историях же! Кружащихся мухами вокруг этого проклятого парка мучительного сжатого крепкими тисками Большого Города. Задыхающегося. Изнывающего помаленьку и гниющего...
Разное болтали: Маньяки. Сатанисты. Убивцы всех мастей – поговаривали, будто здесь всякое водится – не доброе, не хорошее, нечистое, совсем даже злое.
Шептали!
...Люди пропадают в этих дебрях каждый месяц - исчезают будто тени в полдень и только имена остаются от них. Заголовки. Некрологи. Желтые листочки с надписями: "Разыскивается такой-то..." Еще животных мертвых находили; бездыханные трупики птиц особенно часто, говорят, встречались в сих заповедных местах - какие-то знаки, какие-то жуткие предметы вроде кукол с выжженными глазами и линованные тетрадки, целиком исписанные странными каракулями. Объявления. Бессмысленные, тревожненькие, предвещающие наступление беды.

Мол, правительство, конечно знало о таких вещах, но закрывало глаза на происходящее. Так считали люди. Город боялся станции "Парковая". Город старался её не замечать.

– Микки, Микки…ко мне. Микки…ну пожалуйста, ну где ты там провалилась, ну…ну что это такое! – Лиза испуганно повела плечами окунаясь во мрак. – Не к добру это…ох…прямо как в фильмах ужаса. Микки, Микки!? Живо ко мне, девочка! Микки…если ты сейчас же не вернешься…

Студентка бросила тревожный взгляд куда-то в сторону – показалось ей, или там какая-то тень мелькнула? Пакостная такая, жирная и очень жаркая тень. А день этот сплошная духота-а-а-а. Сейчас бы под кондишку залезть да уютное кино врубить по компу, с куском прохладного арбуза прямиком из холодильника...

- Если ты не появишься, то я прикончу тебя самолично, Микки, - тихонько пробормотала Бедная Лиза, потирая свои белые ладони. Ускорила шаг. – Микки, Микки...ко мне!

...

– Щ'ьыаканья, кейке? - существо задрожало, возбужденно протягивая к тебе свои руки-веточки. Потом вдруг отстранилось. Шумно принюхалось. С интересом принюхалось и...кажется немного с испугом. Какой-то нездоровый сип вырвался из отсутствующей глотки. – Вх-х-х-р-раг.
Ты ему враг или еще кто-то ему враг, сложно понять, а может это слово и вовсе совсем другой смысл имеет для Существа. В голове череда картинок возникла, эмоций, ассоциаций - чужеродных, пришедших из вне.
...Нечто черное, пульсирующее, как смола выступает на дорожках, люди наступают ботинками в эту гадость. Разносят по улицам. Злобную пыль серых путей. Разные пути имеются - серые хуже всего. Смола - хуже всего. Больно. Городу больно! ОНИ проникают и город вопит. Жара вопит, старые неупокоенные кости вопят. Город сползает в бездну - серые дороги тянут его в пустоту. Отовсюду тянут. Отсюда больше всего тянут! Чем больше безымянных гостей - тем хуже Городу. Неправильность. Взрыв. Беда. Живая смола приходит когда дверь отворена, когда очень жарко, когда наступает сезон бессмысленных надписей. Но уйти нельзя. Потому что серые дороги. Потому что смола. Потому что следует подождать своего поезда...

– Щха-щха-ха-матрю...Щи-щ-мотритель. Щщщщ. Щ'ьыаканья!

И вдруг со скамейки поднялось Это Самое, отступив чуть дальше от дорожки. Замерло, вытягивая свои дрожащие руки вверх. Жуткое дерево получилось - страшное дерево, а все-таки дерево - белое и мерзенькое на вид. И Зима с хрустом отступила вдруг, засбоила вдруг, сломалась, обрушиваясь тяжелой жарой, будто кирпичом по голове шарахая! И лёд растаял. И снежинки все до единого разбились с тонким звоном – несчастливые эти звёзды погасли. Только белое дерево себе стоять осталось. И еще темнота. И листья-тряпки обожженные неожиданным июльским морозом.

Еще светло было - когда в парк вошел ты. А теперь, Пожиратель Собак и твое время за одним сожрал, выходит!

– Микки, Микки! Ой...- выпорхнула из темноты напуганная Муза. Шарахнулась назад испуганно, вероятно маньяка в тебе испугавшись, Вова. Твоего рюкзака испугавшись и странного вида! Побелела лицом даже в этой колючей тьме, едва-едва разгоняемой лучами рыжих фонарей. – Ой...И-извините...
ОНО съело немного твоего времени.
  • И глаза глядят с беспросветной тоской
    В багровеющие небеса...
    +1 от Joeren, 24.12.16 23:18

- Ну-у-у...это не моя каюта, а фуфло какое-то, - Пчёлка страдальчески скривилась, рассматривая весь этот спокойный интерьерчик. - А голотелек куда делся, туды ж его к бабушке?! Чё за ботанский антураж...

Потом заткнулась резко. Помолчала немного пытаясь мысли свои уложить. Чья-чья каюта, вы ять сказали!?
...На некоторое время грянула полутьма безмыслия, печальная вселенная эта пронизанная чувством вины и ужасом грядущих последствий...

Затем отлегло понемногу, всё ж дочь капитана Светлова, а не хухры-мухры!

- Вы спрашиваете что нам делать, Стругачёв? Ну, для начала передохнуть в этом милом дачном интерьерчике, ага, а потом война план покажет... - пояснила, значит, хриплым голосом к однокласснику обращаясь.
Любопытный взгляд серых глаз в блондинку на фотографии упёрся, отчего-то сразу сделавшись недружелюбным и прохладным. Вот такая она Майя! Даже незванной сюда припершись, даже дверь размолотив и предчувствуя очень неприятные последствия своего поступка, самой собой оставалась. В стрессе! Готовая отключиться вот-вот, по-прежнему нагловастенького пчелиного характера не растеряла. И если бы разгневанный Чижик сейчас сюда ворвался, Майе бы ещё наверное нахальства хватило чтобы знаменитую свою фразу произнести, так пафосно и на кураже: «а ЧТО здесь такого, Фёдор Михайлович!? Ну сижу в вашей каюте. Ну дверь сломала нечаянно - я-то свою хотела разбить, а разбила вашу - замок сколотив и ногой отпинав как следует. Ну это же не повод ТАК злиться!»

Выдохнула, ощущая под собой всё ж стул человеческий, а не ровную поверхность пола. Значит Алёшка подсобил. Значит, подставил плечо своё верный безопасник рыжий. Кадавр Армейский. Чучело, блин невнимательное!
И...
Родной хороший человечина - один на миллион, значит, боевой товарищ! Любой другой отказался бы, послал бы Светлову на все четыре стороны с её предложениями дверь расколотить. Мать её в качелю! Предложил бы ей либо в дурдом обратиться, либо начальству докладную отбарабанил с доносом на идиотку малолетнюю. Обвинениями бы стал бросаться в случае провала, оставил бы на растерзание врагу.

И только Стругачев всё понял. И на помощь пришел. И замок сломал даже по дружбе старой!
Ух уж эти рыжие...Как-то слишком похожи они были со Стругачёвым, вот если вдуматься. Два идиота. Два «везунчика судьбы». Отважный космический натуралист что ныне в истерику впадает, только от одной мысли об исследовании других планет и миров; и мальчик в лётной форме, который нынче не служит на мостике и не пилотирует космические корабли.
О да. Прекрасное далеко, то самое же, которое - «не будь ко мне жестоко», для них довольно своеобразным образом воплотилось.

«А и лирика это всё...» - с презрением к себе подумалось девчушке.

Поглядела снизу вверх на Стругачёва, который точно также как и сама Майя Юрьевна, рядышком размокал наслаждаясь всеми прелестями стресса.
Вот Майя на стульчике стдела, а безопасник рядом стоял, всем своим видом жалость вызывая. Хорошую такую жалость, дружескую и не злую - не ту поганистую заботку что насмешечкой бросают когда обидеть хотят или уязвить...
Самое настоящее чувство вины испытывала Пчёлка, видя страдания этого несчастливого Рыжика!
- Да не гоните Алексей Кирович, я ж не со зла вас ругала. Ни в чём вы не виноваты...давайте это...выше нос и хвост пистолетом! - сжала белые пальцы в кулак, пихая другана в бок. Слабо так пихая, но с намёком на возвращающиеся к доктору физические силы. - Просто в условиях стресса нейроны гипотоламуса секретизировали выброс...хм...короче, мы оба тупанули потому что трусанули слегонца. Я ведь ещё видела что там фамилия Чижика написана, а поклялась бы на чём угодно, что в свою каюту дверь ломаю...а мне и хотелось её сломать...прямо зубами бы грызла на кураже чтобы меня не заставляли там сидеть.

Помолчала немного, снова к портрету возвращаясь.
...И дался же он ей! Казалось бы что угодно можно было здесь разглядывать, впитывать, запоминать, а взгляд всё ж в Светловолосую Барышню упирался. Оценивающий взгляд. Сердитый. Таким взглядом папа на своих недругов глядел - тяжелым взглядом стальных Светловских глаз.
- Смотрите, Алексей Кирович, какая красивая девушка! - Майя на портрет кистью руки указала, а в очень светлых глазах её, штормовой отблеск сверкнул. - Глядите-ка, а капитану Чижику здесь столько же сколько нам. Лет семнадцать или восемнадцать...вот же ж охренеть! А я думала он сразу серьезным учителем родился...Интересно, кто эта леди?
И снова Пчелка на девушку посмотрела, фыркая про себя недовольно. «Роза-Мимоза наверное, какая-нибудь. А-ага. Зазноба сердца! Пирожное, видите ли с малиной...Да и нет тебе разницы, Светлова. Ты ж, ёшкин кот, верный Сэм в этой истории. Угу.
...А Роза Мимоза наверное борщ для Фёдора Михайловича варит. И щи с капустой. И всякую прочую хрень. Она-то конечно на космическом корабле не летает и матом не ругается. Но ку-у-уда там...она же в пачке балетной вся принцесса! Это только разные придурочные на камеру в глупые истории попадают. А эта дамочка наверняка приятная женщина, книжки подикась умные читает. Не тупая, как некоторые полосатые насекомоподобные, с ней наверняка есть о чем поговорить окромя лыж да мультиков про Незнайку. Вот же ж ять...»

И Майе стало как-то слегонца страшновато в этой каюте - унылой конечно каюте, без голотелека и всякой компьютерной ерунды - но в общем-то совсем даже неплохой! Свой мир здесь чувствовался, своя атмосфера непонятная для дочери Юрия Светлова, какая-то совсем-совсем чужая атмосфера, привлекающая и одновременно отторгающая Эффективную Светлову.
Как в лифте недавно...
И эта красавица на стене. И будильник старый! И всё как-то слишком тихо, покойно, будто на года.
Ну а как же эффектность, спрашивается, желание поразить, ослепить своим феноменальным успехом любого постороннего человека? Вот у Майи свои плакаты висят, и одежда под собственным брендом на вешалке и её изображения в полный рост на рекламных щитах. Везде крылья, золото, пёстрость, пчелиная полоска и яркость. Грамоты. Кубки. Медальки! Бесконечные заверения в том что она человек, в том, что она не совсем имбицилка же...Что над ней не надо смеяться! Что у неё все очень хорошо, что она заслуживает любви и уважения...

А здесь спокойно, тепло, странно

Совсем отличным был обитатель этой каюты от Майи Юрьевны, выходит. Не требовалось ему, очевидно, каждую секунду что-то доказывать самому себе и папе своему и публике тоже. Параллельный мир! Словно бы на другую планету высадилась ненароком Пчёлка - то ли на Марс, то ли наоборот с Марса на Третью Планету вдруг сверзившись.
Глупо как-то чувствовала здесь себя Светлова - и с книжкой со своей подарочной, и с мечтами девичьими. А может и в правду, специально оставил Чижик книгу подарочную, может она ему нафиг не сдалась?
...Возможно эта белая красотка уже давным-давно всякое-разное надарила, ну учитель и оставил книжку, как бы ненароком. Чтобы не обидеть одну дуру! А Майя с приставаниями своими...с семьей своей неправильной, в которой все шиворот-навыворот!

Светловы - они же вообще с этим помещением не вяжутся на сто процентов.

Скажем, братья-близнезы что отдали сердце космосу, про Землю позабыв и про её мелкие проблемки, восхитительные сыновья восхитительного Юрия Светлова! Хорошие братья, особенно весельчак Толя. Только космос у братьев на первом месте: и звездолеты и служба, и вечная ночь бескрайнего вакуума. Женаты на своей работе, как говорится. Яркие! Высокие. Великолепные красавцы.
Старшая сестра Лиза - та самая, которая в Саратове живет, не желающая знать никого из своих родных. Замужем. Счастлива. Детским врачом работает в маленькой тихой больнице. Только с папой напрочь в контрах и ни с кем из семьи общаться не желает. Можно понять, если знаешь Светловых чуть ближе...
Младшая Алиса - меньше Пчёлки на восемь лет, красивая счастливая девочка - высокой будет и эффектной барышней, уже сейчас почти с Майку ростом! Актрисой желает вырасти или художником или моделью, учится в школе искусств - хорошие у них отношения с Маей, только сестренке восемь лет. Совсем ещё невинный ребенок и видятся они очень-очень редко ввиду такой разницы в возрасте.
Папа сестренку оберегает от своей славы, от космоса, от МЗУ, Видно переосмыслив что-то для себя после эксперимента памятного...
Мама! Отдельная песня. Практически на все сто процентов чужая женщина для Молнии Светловой - великолепный хирург, знаменитость в своих кругах. Когда Пчёлка в медики пошла, мама ещё немного ей заинтересовалась даже, будто вспомнив про свою четвертую дочь. Но когда дочь от хирургии отказалась, когда обычным врачом-травматологом решила стать поступив в тихую достойную медшколу...тогда уж мама и вовсе отстранилась. Разочаровалась в дочери, потеряла к ней интерес как мелкому несущественному объекту. Зинаида Константиновна вообще была к дочерям равнодушна и холодна, хотя старших своих сыновей вроде бы любила: выходила с ними регулярно на связь, какие-то подарки даже передавала. Толя еще очень возмущался по этому поводу. Стыдно ему было перед сестренками...Коля стеснительно молчал, но ему это тоже не нравилось.
И конечно же папа! Юрий Аркадьевич Светлов, человек-легенда со своей знаменитой улыбкой и стальным характером. Безжалостный карьерист Светлов метящий в адмиралы - как о нём еще поговаривали. Он-то Майю всем сердцем любил, даже заботился о ней по-своему в перерывах между политическими делами - только забота у папы своеобразная была, тяжелее же чем паровозные колеса что едут себе не задумываясь, по твоему хребту.

...

- Алёша! А ведь я долго не смогу на голубом глазу Федору Михайловичу втирать. Экскурсия-то у меня с ним назначена! Я же со стыда блин сгорю и сдохну...да и вы тоже. Мы же не бессовестные совсем люди чтобы прямо в наглую звездеть! - доктор вздохнула. - Шила в мешке не утаить, я прям нутром чую. Красная лампочка в голове зажглась, прямо на все сто процентов тревожная! Рано или поздно все наружу выплывет...Так может правду скажем, а? Ну...ну вот дождемся подходящего момента и того-сего...грянем честностью вдвоем! Как думаете? Я разработаю план чтобы наилучшим образом момент выбрать...

Выслушала Громова и его брань, усмехнувшись про себя извинениям про мат. Да Майя сама и покрепче может, если настрой соответствующий и мутит от ужаса, например. Алешке руку протянула вставая со стула.

- Простите меня, Алёша. Плохой я вам друг...в такое редкостное дерьмо вас затянула, прямо звездец. Отдам все батончики мира и свою правую ногу в придачу, лишь бы это как-то уладить и чтобы без забористого вранья...Пора нам отсюда, ага. Раз уж так вляпались, идёмте скорее, проверим мою каюту, - криво и вымученно оскалилась в полуулыбке. - Пальцем открою на сей раз! А потом блин в медотсек пойдем. Нельзя нам сейчас расставаться...мы одним миром мазаны...и если разойдемся...ммм...на плохой ноте общение закончим. Считайте врачебное распоряжение! Вы плохо выглядите...и я тоже... Мы с вами слишком большой стресс перенесли, нам в медотсеке надо порелаксировать.
  • За реакцию на блондинку
    +0 от rar90, 23.12.16 09:00

- Стругачев, блин, вы ЧТО творите!? - голос девушки даже охрип от возмущения, превращаясь в царапающий полушепот. Этакий крик души, только крик шипящий и сдержанный, задавленный остреньким таким женским каблучком (из тех самых каблучков, которые Майя не носит).
Они ж со Стругачёвым шпионы, ёлки палки, они ж тудыть его в качелю на секретном задании! И про эту дверь хренову никто. Ничего. Никогда не должен узнать. Тут уж и последний придурок орать бы не стал, а Майя все ж не совсем дурная, даже когда на кураже, даже когда дверь собирается ломать в радостном возбуждении - логика-то у нее имется. Ну. Какая-никакая.

- Алексей Кирович...ум...(девушка сглотнула вязкий комок слюны, облизывая посиневшие свои губы)... как я скажу что это произошло нечаянно, когда вы БЛАСТЕРОМ мать вашу, сбиваете замок!? - на белоснежном, щедро усеянном веснушками лбу Пчёлки задрожала синяя жилка.
Девушка сдула воображаемую челку (волосы-то были в шишку стянуты), сжав кулаки. Против воли представилось лицо Алексея, в которое эти самые кулаки со смаком врезаются. Клятва Гиппократа и прочее дерьмо в этот момент казались несущественными. И даже то что Стругачев выше, сильнее, обучен субаксу и прочим армейским премудростям...

- Уважаемый безопасник Алексей. Алё! За-замок должен был сломаться как бы нечаянно...в-ыы чего? Кы-к-хак я это объясню, когда у меня нет бластера!? - прочистила горло, снова сглатывая слюну. - Они же решат что я психбольная...если я скажу что била по этой херне ногой. К-кхм!

Вот вы когда-нибудь пытались возмущаться шепотом, извергая свой крик в ровные врачебные фразы? Горлышко-то першит в таких случаях, ага, особенно когда начинаешь понимать, что всё с самого начала в тар-тарары покатилось.
А цветные картинки, жестокие страшные беспощадные, уже рисовались в кипящем от сдерживаемого гнева мозгу Майи.
...Вот кто-то узнаёт о поломке двери, вот она объясняет как это случилось, правдиво моргая длинными ресницами: «Оно само, Фёдор Михайлович, честно честно - это случилось нечаянно! Механизм просто не сработал и я понимаете ли, стала бить его своей головой и грызть дверь зубами. С визгом бросаться на металлическое полотно, пытаясь раскурочить замок всем чем придется. Но я нормальная на все сто десять процентов. Уверяю вас! Дверь просто нечаянно сломалась после всех этих действий. Великолепный «Данко» не прав, предлагая мне индивидуальные консультации у психолога. Мозги Данкийского Доктора в полном порядке, я просто чуток вышла из себя и раскурочила этот замок в хлам...Но вы же не думаете, блин, будто у меня какие-то отклонения!?»

- Ну ва-а-ашу ж в душу, Алёша! Ну я же думала...вы-ы-ы...проводок какой-нибудь повредите. Как-то аккуратнее будете действовать. Сломаете этот дактилосенсор...хренов...- задыхаясь от возмущения, девушка привалилась к стене пытаясь взять себя в руки.
Специалист в наушнике, как назло, начал бубнить о психоэмоциональных проблемах возникающих в замкнутых коллективах звездолётчиков - тех самых звездолётчиков что вынужденны день за днем сосуществовать и работать друг с другом в условиях стресса. Опыты с мышами и крысами выявили...К хренам же этих мышей и крыс!!! Стресса будет не мало, и проблем явно будет поболее, чем у грызунов.
«На всю голову больная, дочь капитана Светлова - Майя. Дверца готова. А Майя вам скажет: что здесь такого? Я психбольная - Светлова Майя!» - представился девушке прекрасный девиз охарактеризовывающий эту ситуацию. Она же блин любит эффектные речитативы и красивые пафосные фразы. Ну вот оно и привиделось, вопреки желанию.

- Однако, как эти длинные пустые коридоры действуют на нервы, вы не заметили Алексей? Вот потому-то Майя Юрьевна желает сидеть в медотсеке. Там как-то уютнее! Ну, в морг так в морг, да...как в старом несмешном анекдоте...

И Майя тоже треснула по приоткрывшейся двери ногой. Просто так. От души, значит, заехала. Потому что терять уже было нечего, это конец в любом случае. Ломать так ломать, что б уж как можно дольше чинили. Бить носком кроссовка стало больно, поэтому док развернулась и поддала от души пяткой, и ещё раз, чтобы нафиг сломать эту дверь как символ плена и всего плохого!
Почему-то о Чижике ещё подумалось. «А вот не буду я сидеть в своей каюте, Фёдор Михайлович! Не буду как сувенир на полке покорно ждать внимая!!! Не. Буду.» В такт ударам ногой.

- Ну типо постучалась к себе домой... Алексей Кирович!? А у меня что, правда, желчное и какое-то особенное чувство юмора? Вы тоже так считаете? - передохнула, утирая лоб. - Ооо, не волнуйтесь, мы все равно останемся друзьями, просто...ну, просто не будем разговаривать следующие лет пять, если ваш ответ мне не понравится, всего и делов. Ну ладно, идёмте, орхидея должна быть здесь!

И Гордая Данкийка двинулась вперед, предчувствуя волнительную эту встречу. Со своим растением! Со своими наградами, лыжами, глянцевыми плакатами в полный рост и конечно же, со своими брендовыми футболками Молнии-Светловой. Алексей должен помнить этот символ - красивые крылышки - теперь это уже не просто рисунок с носков, теперь это её личный, полноправный знак качества. Пчелиная горизонтальная полосочка и эффектные, распахнутые в полете крылья, украшающие золотую молнию!
Та самая фирма, Пчёлку Майю, своим лицом для подростковой одежды выбрала. «Потому что Майя всегда побеждает! Ага. И двери, и здравый смысл...»
- Хм, а я думала здесь должно быть слегонца теснее... так много барахла же взяла с собой...

...

Быть может, крохотный Фобос в иллюминаторе не спроста появился - уже тогда полный крах идее предрекая, когда Светлова по коридорам ползла, в холодном свете космических ламп пытаясь верное направление найти. Фобос! Роковое название в жизни одной пчёлки, значительное же названьице - намекающее на что-то очень плохое.
Увы. Майе не до намеков было. Она едва ли не на четвереньках проделала этот путь, держась за стеночку на всякий пожарный. Космос! Она в открытом космосе блин - великолепная бегунья запертая в клетке космического корабля. Светлова лишь разок поглядела в иллюминатор. С серьезным таким лицом приникла к стеклу. Потом сглотнула, значит, почувствовав отчаянную потребность в третьей таблетке от тошноты, сдержала крик готовый вырваться из глотки - всепобеждающее это - Ааа!!!
Молча отстранилась. С пафосным выражением на посеревшем лице, покачиваясь и не веря собственным ногам двинулась дальше. Отчетливо припоминая старенький такой фильмец про планету Марс. Главным образом тот замечательный момент, когда у главных героев глаза выскакивали наружу в безвоздушном пространстве...хорошее ретро-кино с хорошими же, ёшкин кот, эффектами.

...

«Она не просто на голову больная. Она еще и каюты капитанов ломает. Знакомьтесь - это Майя Светлова. Она снова скажет: Господ-а-а! А что здесь такого!?» - Новая воображаемая надпись, слегка подсвеченная лампочками и украшенная гирляндами клоунских огней, немного изменилась по смыслу. Ага. Теперь надпись определенно стала острее.
- Данко, пожалуйста, тссс! - лыжница приложила указательный палец к губам. - Я нечаянно...она не открывалась...эта самая дверь...в мою каюту...Она не хотела меня впускать внутрь. Не поднимайте крик. Я всё поняла. Тсссс! И я так стою и не двигаюсь. Хотя, возможно мне всё-таки следует выйти наружу? Или сесть... Ой... Что-то... как-то...

Девушка обернулась на Стругачева, чувствуя как земля покачивается у нее под ногами. Ей было плохо, хорошо, всяко-разно. Эмоциональная перегрузка достигла своего апогея - либо Пчёлка сейчас в обморок шмякнется, либо вспомнит что она врач и не шмякнется, принимая весь полагающийся ей по праву позор. Но сесть нужно было в любом случае - что Майя и сделала. Это уже мнение медика - срочно передохнуть, пока вообще не отключилась от стресса.

- Алёша!!! По-моему это не моя каюта, вам так не кажется?

Произнесла совсем даже не злобненько, с порцией юмора - теперь-то уж чего злиться? Это катастрофа. Всё. Конец. Алес. Капут. Полное приехали. Нежно любимый Молнией Светловой ЭФФЕКТНЫЙ ФИНИШ.
...Она сидит на полу в каюте Чижика, раскурочив дверь на пару с Лёхой. Это была собственная идея Пчёлки Светловой и из всех оправданий у нее только одно имеется - «Эта дверь не открывалась, дамы и господа. Дверь просто не хотела впускать меня внутрь, а я желала её открыть!»

- Алексей Кирович, эм-м-м, я думаю вам пора отсюда убираться. Ваш начальник Кырымжан не станет бить врача и девушку...хм...надеюсь не станет, - зябко поёжилась. - Беру ответственность на себя, Стругачёв, как обещала. Скажу что сделала это одна. Ммм. Скажу что дверь не открывалась. В мою каюту не открывалась...поэтому я разбила дверь Фёдора Михайловича, разбила механизм ногой и сломала дверь для верности. И вам приказала мне помочь...если вас на камеру записали. Я просто приказала вам разбить капитанскую дверь в хлам и сама тоже поучаствовала. Без злого умысла. Нечаянно.
  • За принятое решение. И за осознание, что не та дверь
    +0 от rar90, 23.12.16 08:57

Длинные пальцы данкийского доктора порхали над экраном планшета, выбивая вежливое такое сообщеньице: «Уважаемый Алексей Кирович, заявляю вам со всем своим профессионализмом - вы дурак! Чё за фуфло!? Неужели вы думаете, будто я врублю задний ход и подставлю вас в этой ситуации? Разумеется, дочь капитана Светлова берет всю ответственность на себя! Но раз уж вы не доверяете бесценной Майе Юрьевне, я сейчас приду самолично. В худшем случае нас обоих посадят на гауптвахту и меня разжалуют до рядового, но вообще мы действуем в интересах Капитана.
Мой папа говорит - на корабле всегда что-нибудь должно сломаться по мелочи, тогда весь полёт пройдет удачнее. Ломайте замок. Дверь должна испортиться чтобы этой каютой нельзя было пользоваться!»


Майя поёжилась предчувствуя этот накатывающий, противненький кураж. О дааа. Ку-раж. Худшее и одновременно лучшее её качество, которое позволяло Пчёлке совершать самые абсурдные, и вместе с тем, самые героические и неожиданные поступки. Это кураж заставлял девушку бегать на марафонах, он же позволил ей обучиться одной из самых сложных профессий в столь юном возрасте.
Не сломаться! Выдержать жизненные испытания с честью.
...Кураж заставил её горлопанить в клетке «Чижика Пыжика», и он же, этот самый бесценный кураж, превратился во что-то героическое и достойное, когда не думая о себе и ни о чём вообще не думая, Майя бросилась защищать жизнь Фёдора Михайловича.

Кураж мог быть добром. Или чернейшим злом. Вопрос только в том, когда он служил хорошему, а когда плохому? Майя не знала правильного ответа. Когда она герой, а когда она кретинка полнейшая? Сложно сказать...

- Данко, знаете, а хорошо что у меня тоже эмоциональный блок заблокирован, иначе отвесила бы Пчёлка пару ласковых словечек тем недоумкам, который мой юмор к желчному отнесли! - Майя быстренько отключила музыку в своем кабинете, устраивая медицинский планшет поудобнее на поясе. Экран вырубать не стала - смотреть на свои победы, это всегда прекрасно.
...Ну может доктор Григорьев сюда придет да и увидит. Или еще кто-то. Вроде как невзначай: «Ой, а что это у нас там идёт?» - а это кино с Майей Юрьевной же идет! Кино про то, как она всегда побеждает и покоряет самые трудные лыжные трассы - потому что она Молния, потому что она несокрушима и эффективна на все сто! Настоящая Валькирия и гордая Королева Лыж.

Раз уж этим людям футболки не нравятся, ну может хоть фильм их заинтересует. Не тот, в котором она бухая по пьяни матом ругается да собственным лбом ступеньки отсчитывает - а тот фильм, где Майя трудности преодолевает и спортом занимается, так вот его и эдак. Она не только нажираться коктейлями умеет, между прочим!

- Ммм...не беспокойтесь мой программный друг, всё в порядке. Ну я ведь вам уже сказала что доктор Светлова всегда в отличном самочувствии? Ну вот и хватит уже о пирожках с пирожными! Мы с вами друзья и вы мне очень нравитесь, Данко, но у доктора всё прекрасно, пойду-ка лучше свежим воздухом подышу, - задумалась девушка, слегка прикусывая губу. - Если кому будет нужна моя помощь, вы же со мной свяжетесь, да? Эт-та самое...ра-азомнусь-ка я слегонца минут на пять, но планшет работает - связь есть. Надо перекурить этот полёт...всплакнуть по оставленной Земле, знаете ли. Угу...

И девушка так азартно, с таким прямо живейшим интересом сверкнула своими светло-серыми очами - так лукаво и с хитринкой поглядела куда-то вбок, убирая лишнюю прядочку за ухо, что будь перед ней живой человек он бы сразу догадался - дело тут нечисто! Но безымоциональный друг Данко, вежливый и прохладный искин, вряд ли так хорошо людей умел считывать.
Вот Фёдор Михайлович, тот бы наверное сразу всё понял...но...
«...Но Фёдор Михайлович нынче птица высокого полёта! Вот пусть и сидит в своем кресле, гордо и достойно, бывший учитель. Смотрит вперёд! Не станем беспокоить сурового капитана Чижика своими дурацкими шуточками, он же сам велел. Чем меньше знает - лучше спит. Это вообще в его интересах! Врач любит свою работу и не желает покидать медотсек, кому от этого плохо? Как Фёдор Михайлович это говорит: «Сиди в своей каюте, Светло-о-ова, бу-бу-бу...у меня неплохое чувство юмора, Светло-о-ова...но я запрещаю все шутки. Мать тебя за ногу с твоими анекдотами, Светло-о-ова...сиди блин в своей тесной комнатке и не возникай!» А вот не хочет Светлова, ёшкин кот, в своей кладовке сидеть и не возникать! Я бы вам это прямо сказала, кэп...Но...м-м-м...Я вас расстраивать не хочу...»

И Майе на секундочку стало неуютно, - а ну как узнает об этой проделке учитель Чижик? Тот самый учитель - который не просто наставник бывший и не просто Чижик Пыжик какой-нибудь, для одной исполнительной рыжей барышни, а много больше...Стало слегонца тревожно. Но кураж, тудыть его ж в печень, но суровый азарт уже бушевали в крови требуя действовать - не может Майя слишком долго от бездействия изнывать! Ну, вот нельзя её мозг без задач оставлять в свободном полёте.

«Я просто хочу сломать этот дурацкий замок и найти свою орхидею, вот так! Кому от этого будет плохо?»

И девушка даже треснула по стенке кулаком, покидая медотсек. Ну в такт своим мыслям, значит. Поправила наушник с интересной лекцией. ВОТ ТАК они сейчас разберутся с этой проблемой вместе с Лёхой - пристегните ремни, дамы и господа!!!
  • За кураж и его описание
    +0 от rar90, 23.12.16 08:51

- Аллё-аллё, чем там капитан Чижик обладает!? - Майя даже поперхнулась, удивленно приподнимая свою красивую девичью бровь. - Чего-чего вы говорите, кх-хэам...(прокашлялась в кулак, треснув себя по груди - вот огорошил так огорошил космический сверх-интеллект данкийского врача - как бы не сдохнуть от сердечного приступа на этих виражах!)...вот же де-е-ерьмо, я так возмущена что даже восхищена! Данко, у вас чего...на всех членов экипажа такая закрытая информация имеется? Кхм-кхм...а на моё чувство юмора там какая оценка? Надеюсь, идиот который составлял эту хрень, учёл мать его, что он с Молнией Светловой дело имеет, да? С Пчёлкой Светловой, а не хухры-мухры...с той самой блин, Майей Юрьевной, которая лыжница одна на миллион? Ну скажите мне пожалуйста, а как охарактеризовали в этих справках Старшего Лейтенанта и его бесценное чувство юмора?

...Майя мельком поглядела на работающий экран, наслаждаясь собственной мучительной физиономией в тот давний день лыжного совервнования. Тяжеловастенько пришлось, ага - трасса все время вверх шла, незаметно, но неотвратимо - карабкалась куда-то в небесную синь. Всего-лишь пару спусков и множество нудных подъёмов. Жуткая штука! Мышцы горели невидимым огнем, а сделать фирменный Светловский рывок нельзя - в тот раз, необходимо было распределить силы до финиша, нужно было действовать разумно, а не на порыве.
Сильно устать пришлось нашей Майе Юрьевне!
Огнисто-рыжие пряди волос безобразно вымокли под повязкой; мрачное выражение муки поселилось на лице, застывшем будто бы в волчьем оскале. Много трудов - но всё равно победила! И там, на финише, уже рванула в своём фирменном стиле отдаваясь чувству полёта - ощущая кураж этот, счастье и собственную победу - обогнала других лыжников, сквозь снег и мелкое ледяное крошево к своему триумфу прорываясь. Потому что живая, да. Потому что не в кино. Потому что всё это по настоящему. «Только вперед и никаких аттракционов, тудыть его в качелю. Потому что это - Я!!!»
Так и прокричала свою фирменную фразочку пересекая победную черту, отшвыривая палки в сторону эффектным жестом - ведь именно этого поступка от неё ждали на трибунах, потому что это был её девиз, потому что юные зрители вопили от восторга, когда она так делала. Богиня Пафоса же - Снежная Королева повелевающая сердцами! И Майе нравилось так делать - существовать в их восхищении, смотреть на себя глазами зрителей. Словно бы на вершине волны находиться.
Ощущать себя одной на миллион!
...В остальное время, отчего-то чувствовала себя уродом. Бревном. И всегда ощущала гнетущее чувство стыда, будто опозорилась она, будто нет ей прощения, за всё что в прошлом случилось. Зато в беге живая! В победе настоящая - торжествующая Майя, не думающая о плохом...

Девушка нахмурилась отводя задумчивый взгляд от экрана.

- Алё-алё, Данко, вы всегда должны мне говорить, когда вам что-то не нравится в моём обращении. Окей? Я честна с вами и прошу вас быть честным со мной, мой милый собеседник созданный из микросхем и великолепной холодности. Это принцип, мать его, равного партнёрства, понимаете? - девушка поглядела в потолок, представляя что «лицо» искина должно располагаться где-то там. - Если вам не нравится когда я называю вас компьютером, будьте честны. Я говорю не в кассу? Но разве вы не компьютер, уммм...? Есть какая-то существенная разница, которую я тупоголовая не допетриваю...разве ваши мозги не занимают пару отсеков в высоту, как у любого другого супер-компьютера? Говорите прямо. У вас прекрасный голос и мне нравится наше общение, Данко.

Упустив небольшую, но важную часть аудио-лекции, Майя быстренько отмотала запись чуток назад, с наслаждением прослушивая важный момент еще раз. Чижик когда-то что-то подобное рассказывал, ага, вроде припоминается...Но речь доктора в наушниках была весомее - больше специальной терминологии и сложных рассуждений. Майя много таких лекций прослушала готовясь к полёту, но справедливо считала, что в медицине лишней информации не бывает.

- Но вот вашу рекомендацию про психолога сразу в мусор отправляю...считайте будто это мой метафорический ящик для подобного рода корреспондеции, - девушка посуровела, будто кислятину какую проглотила. - Чтобы Великолепная Майя Юрьевна сидела в кабинете какого-нибудь старого пердуна и лила сопли о своём детстве, припоминая всякую чушь которая уже давным-давно забыта? Да пусть к лешему катится этот психолог, в самое глубокое жерло самого глубокого вулкана, заявляю я! Считайте будто доктор Светлова никогда не болеет, не испытывают негативных эмоций и не нуждается в психологическом дерьме на все 100 процентов. Говоря на вашем языке, Данко, я запрограммирована чтобы всегда побеждать и быть эффективной в любом своем действии. Я не болею. Я не подвожу капитанов: ни Светлова, ни Чижика. Я всегда всё делаю как надо. И мне не нужен какой-то урод-недоврач, чтобы копаться в моих мозгах. И лекции не нужны! У меня на такие вещи, объём памяти, знаете ли ограничен...конечно, будь это нужно для работы, но читать для самой себя...Вот вам разве нравится, Данко, когда программисты копаются в вашей условной голове?

От возмущения, у пчёлки Светловой даже синяя вена проступила на усыпанном веснушками лбу, конечно нечаянно, но искин попал в болевую точку. Ей! Капитанской дочери психолога рекомендовать - почему это!? Она что, какая-то особенно неадекватная? Она как-то отличается от остальных членов экипажа, что ей одной следует к дурику на приём идти? Она где-то опозорилась больше других?!
Ухх.
Майя взяла себя в руки сжав кулаки. Заставила себя усмехнуться. Верно отец говорил когда-то: «Май. Держи все эмоции в себе. Никогда не жалуйся, никогда не говори о своих проблемах. Засовывай всю эту херомантию внутрь и терпи. Взрослые люди преодолевают негатив именно так!»

Преодолела свой гнев усмешечкой. Ну да ну да, может искин тоже её знаменитый праздничный ролик видел? «Алё, кто-нибудь его вообще здесь не видел!?» - вот и рекомендует к психу обратиться, то есть к психиатру. Как будто тех мозговыворачивающих тестов было мало, которые ей всё-таки пришлось пройти во время подготовки к полёту...
Это у Данко от незнания людей! Если бы знал хомо-сапиенсов лучше, уже давно бы понял - во врачи идут такие люди, которые сами ненавидят лечиться. Ну подумаешь тошнота, главное же доктор Светлова готова к таким вещам и знает как это предотвратить!

Рассмеялась про себя, заметив сообщение Стругачёва - ну хоть кто-то настроение поднял. Во дает Рыжик! - их чего, русскому языку в армейке не обучали? Или из Алёхи, грешным делом, на уроках субакса лишние извилины повыбивали?
Отбила письменный ответ с планшета: «Алексей Кирович, я совсем даже не расстроюсь если дверь моей каюты «нечаянно» сломается. Воспользуйтесь воображением, Алексей! Кара-а-ау-ул!!! Ужасные пришельцы напали на меня в своей собственной комнате. Разве служба-безопасности не может открыть дверь специальным кодом? Или даже взломать её? Ой!»
Ой...
Майя кивнула головой сама себе - если дверь ее каюты «нечаянно» сломается, Пчёлке не придется покидать свой медотсек. Ой же! А значит распоряжение Чижика перестанет быть актуальным - капитан велел ей отдыхать в своей комнате, но если там дверь не работает - только изверг станет выгонять доктора из его великолепной обители!
  • Какой хитрый коварный план!
    +1 от Joeren, 20.12.16 08:24
  • За нечаянно сломанную дверь
    +1 от rar90, 23.12.16 08:49

- Ч-чего...(сглотнула шумно)...Сы-смертью храбрых? - девушка испуганно отстранилась, наморщив лоб. Взгляд широко распахнутых глаз нервически по рюкзаку скользнул....Кажется, Лиза решила что Микки уже там. Разрезанная на кусочки, нашинкованная, превращенная сумасшедшим парковым маньяком в фарш.

Маленькая несчастливая собачка!

Да и видел ли ты себя Вова, со стороны? Всю эту сцену нелепую - когда капли крови на скамейке брызгами цветут, когда стоит себе темноволый красивый парень в очках и рюкзак за лямку держит. Упарившийся какой-то на вид парень, уставший парень, словно бы, сложную работу пришлось ему в этом чёртовом парке делать - парню-то этому! Душить же людей не так-то просто, или скажем, рубить их на куски топором.
И волосы какие-то мокроватые на вид, и сам прифигевший такой. А что у него в его рюкзаке, спрашивается? Что там у него в кармашке!? - как один небезызвестный Голлум из книжки говорил. Мертвая собачатина быть может или набор хирургических скальпелей, с прилагаемыми к ним фотками молоденьких хорошеньких Лиз...

- Я...я вооружена! - Лиза с ужасом поглядела на рюкзак, застыв оцепеневшей зимней мухой. - У м-меня баллончик!!!

...Кажется, красавица уже готова была дать дёру, но боялась спровоцировать предполагаемого убийцу - древнейшая же игра - охотник и добыча! А Лиза в тонких сандаликах на босу ногу - обувь эффектная красивая, но не слишком удобная. Ну, и не славилась Муза физкультурными рекордами, к тому же. Вмиг догонит ее этот ужасный мужик если захочет...Так ей видно казалось. Рука скользнула в сумку пытаясь выбрать что лучше: звонить в полицию или баллончик достать?

По честности-то, если б ты Вова и в самом деле маньяком был, то уже прямо сейчас эту студенточку можно было тёпленькой хватать. Слишком много лишних движений, страха, дрожи, суеты...
С тонким бряцаньем выпали на покрытую гравием парковую дорожку, ключи от квартиры. Девушка и не заметила даже. Девушка отчаянно искала газовый баллончик, а он как назло, на самом дне сумки затерялся. Но, не волнуйся. Сейчас-сейчас. Погоди, маньячина немного! Щас. Лиза мелочью погремит немножечко и разыщет своё грозное оружие судного дня.
  • За образ растерянной студентки :)
    +1 от rar90, 21.12.16 12:30

–…Ой, как мне стыдно что я так на-а-агло шучу с капитаном. Прямо, ну на все сто процентов по шкале личной стыдобищи Майи Юрьевны Светловой, ага! – и Майя так хитро, так азартно сверкнула своими смешливыми серыми глазами, чуть приподнимая бровь, что сразу стало понятно, вот не чуточки ей не стыдно и ни на грамм не беспокоит совесть эту рыжую докторшу. И вообще! Она сейчас веселится. Пускай даже и без смеха вслух, и без широкой открытой улыбки на своём лице.

Полученное сообщение девчушку скорее ободрило, нежели смутило.

…Ну, доктор Светлова вообще довольно нахальная такая пчёлка, не будем юлить – ввести её в смущение совсем не просто. Почти невозможно, скажем прямо, если в данный момент у девушки хорошее настроение и её не грузят этими самыми - «медовистыми зубокрошительными сантиментами, которые заставляют мой мозг разлагаться прямиком в черепной коробке, будто перезревший персик на жаре!» Как метко выражалась эта рыжеволосая особа, впрочем, признавая про себя, что несколько длинновата сия фразочка. Надо бы как-то слегонца подсократить.
Какие же именно ситуации, Мая относила к тем самым «медовистым зубокрошительным и тэ дэ и тэ пэ…»? Ну вот например недавняя встреча со Стругачёвым, та самая неожиданная встреча, которая смутила Фёдора Чижика и заставила Светлову разбить свой стакан. Ну не совсем конечно, разбить-то, но все ж повредила Пчёлка несчастный сосуд, за одним оставив небольшую, почти незаметную вмятинку на поверхности рабочего стола. Зубодробение же и разложение мозга, ага! «Какого лешего я взяла сюда пару красивых кружек, спрашивается? С такими тонкими нервами и вовсе надо из железных пить, либо классические английские сервизы с собой таскать, персон эдак на восемнадцать. Нерационально давать в руки невротикам тонкую красивую посуду!»

Усмехнулась Молния уголком губы: капитанское распоряжение высказанное голосом искина - прямо, у-ух!

- Хочу заметить, сказанное вашим прекрасным голосом, уважаемый Данко, это не действует ни на грамм…воспитательный эффект такого предупреждения равен 0,1% эффективности, по моей личной шкале вразумляющих фраз. Вот если бы меня всегда начальство отчитывало подобным образом…, – посерьезнела на секундочку, вздымая указательный палец вверх. – Хотя вообще меня редко отчитывают «Данко»! Майя Юрьевна Светлова этот самый, блин, функциональный и эффективный специалист, подготовленный к своей работе наилучшим образом. Самая исполнительная пчела в железном улье Фёдора Михайловича, скажу вам скромно и без обиняков! Мой папа не любит проигрышей, так что я никогда не даю поводов себя ругать. Ни-и-икогда. Ну, если чисто гипотетически представить, будто я всё же села в лужу…скажу честно...слушать вашим голосом эту отповедь та-а-ак приятно. Хотела бы я иметь точно такой же голос как у вас, Данко. Вы прекрасны! Есть, знаете ли, только один отрицательный момент во всей этой истории…

Девушка возмущенно пожала плечами, чуток нахмурившись.

- И кто теперь услышит мою следующую шутку, спрашивается? Алё!? Это нечестно…прямо никакого шокирующего эффекта мой юмор не возымеет. Вы же видели, да? Они даже на футболку мою внимания не обратили! Ох уж эти мужики-и-и…Я не хочу надоедать Фёдору Михайловичу на мостике, но вообще я желаю заявить, Данко, вот лично вам. Вот если бы хотела шутить, я бы предположила будто у Федора Михайловича Чижика имеется чувство юмора! Хе-хе, - девушка счастливо усмехнулась своему высказыванию.

Нуууу, раз уж никто не услышит и не оценит такой прекрасной юморины, надо хоть саму себя похвалить.

- Эх, а вообще безумно жаль, что Майя Юрьевна так и не увидела капитанского смущения и прочих милых штучек, замечательный вы мой компьютер, собеседник и великолепная искусственная личность!
…Каких именно штучек она не увидела, Майя уже не стала уточнять, бросив задумчивый взгляд на ящик своего стола и припрятанную там подарочную книгу. Точно также, она не стала уточнять зачем упорно продолжает звать Данко компьютером, несмотря на его поправку - Пчёлка вообще-то была очень внимательным человеком, ну докторам это как бы положено по долгу службы! Однако, Майя отчего-то не поменяла своего обращения к искину, хотя определенно испытывала к нему горячее Светловское уважение. Даже щурилась от удовольствия, когда слышала этот холодный, вежливый голос – с великолепными нотками прохладного металла, намекающими на искусственность говорящего. Ну, словно кошка отдыхающая себе на солнышке, едва ли не мурлыкала от счастья общаясь с Искином.


И вот, спрашивается, почему Трудовая Майя повеселела, прямо-таки воспряв духом, хотя совсем еще недавно готова была рассыпаться в битое стекло?


…А потому что этому моменту она уже успела спрыгнуть со своего начальственного кресла, покинуть кабинет и принять две таблетки против тошноты, запив лекарство холодной водой из-под крана. Той самой чистой водой, которая была прекрасна, вкусна и вообще! - самым безобразным образом уговаривала ни за что и никогда не покидать этот цивилизованный корабль, ради каких-то дикарских чужих планет.
Ну, вряд ли они еще где-то найдут такую хорошую и чистую жидкость. И продвинутую медицину будущего. И комфорт. И такой же стерильный кондиционированный воздух, и ещё миллион полезных вещей - которых здесь в изобилии, и которых совершенно точно не будет в другом месте.

Приняв таблетки и отметив расход полезных лекарств на своём рабочем планшете, девушка мимоходом погладила автоинъектор – замечательное это и новейшее медицинское средство, представляющее собой целую химическую лабораторию в одном флаконе! За ненадобностью, он пока что лежал в особом походном чемодане, заботливо собранном на случай экстренной ситуации.
Автоинъектор - это тебе не пилюли и настойки! Это моментальный ввод полезных лекарственных средств прямо кровь. Доктору больше не нужно таскать с собой кучу шприцов и ампул. Целая программируемая аптечка упрятанная в один прибор! Штука дорогая, опасная в неумелых руках и прямо-таки бесценная при возникновении критической ситуации в руках обученного эффективного медика. В общем-то, совсем не то средство которое следует использовать в условиях нормального полета и самая нужная вещь, когда они отправятся исследовать другие миры или случится что-то непредвиденное на борту.
Узкая Светловская ладонь прикоснулась к спящему шприцу как к старому другу – к тому самому другу, которому в силу обстоятельств пока что приходится быть одному. Который не забыт. Но в чьих услугах пока еще нет нужды.

«К счастью нет нужды, дамы и господа. Вообще к счастью, смею заявить я вам!»


Вот некоторым людям, для того чтобы прийти в себя, требуется отдых и немного тишины. Другим людям требуется азарт, драйв и много движения. Майя, конечно же, относилась к последним.
Покуда таблетки усваивались, а к горлу нет-нет да и подкатывала горьковатая желчь, вызывающая неприятные спазмы в желудке, девушка спокойно собрала посуду и отправилась к мойке, чтобы сполоскнуть заварничек и кружки. Можно было Дронам-Вертерам поручить столь обыденную чёрную работу, но зачем? Майя Юрьевна ценила труд, а уж когда тошнило, когда космос давил и страх перед гиперпрыжком в неизвестность сжимал горло, тут уж лучше уборки и медицинской ревизии ничего лучшего и придумать нельзя.

То что доктор прописал же! – как говорят в таких ситуациях.

Поэтому девушка врубила музыку в своем кабинете, открыла дверь чтобы лучше слышать (всё равно ж пациентов не было, так что никому это помешать не могло), вывела на большой компьютерный экран медотсека один свой памятный лыжный марафонец, где она конечно же заслужила для своей медшколы самую высокую награду; и сунула в ухо наушник, включив весьма интересную медицинскую лекцию на тему воздействия сверхвысоких скоростей на организмы звездолётчиков. С довольной полуусмешечкой принялась наводить уборку. К лешему все эти космические одиссеи! Главное успокоиться и представить будто всё это происходит где-то на Земле - будто она готовится к экзаменам или просто дежурит в больнице, выполняя обыденную работу.

...Забавным делом, Пчёлка Майя, отличалась редкостной способностью к обучению, схватывая большую часть информации прямо таки на лету: мало спала, быстро усваивала новое, была прилежна, умна, исполнительна – просто воплощённый идеал ученика! При всём при этом, Светлова терпеть не могла учёбу, редко читала какие-то книги кроме профессиональных и не имела никаких посторонних увлечений не связанных с её профессией. Она могла бы в кратчайшие сроки обучиться какому-нибудь новому иностранному языку или скажем, игре на скрипке, как мечталось в детстве. Могла бы выучиться шахматной игре или еще чему-то интересному…но…
Но. Майя Юрьевна Светлова считала всю эту деятельность неэффективной чушью, относя всё новое к разряду неприоритетных навыков (то есть в графу «мусор»). Можно сказать, девушка заживо замуровала себя в больнице, испытывая радость разве что от бега. На лыжах, или даже на своих двоих.

«Прямо Незнайка на Луне» - могла бы охарактеризовать Снежная Королева саму себя, если бы кто её об этом попросил. - «Этот самый Незнайка, кажется, вполне комфортно чувствовал себя в роли болвана. Но ведь лунатиков спас и звездолет коротышек не угробил, в конце-то концов!»

Незнайка или нет, а управлялась со своей уборкой Светлова довольно быстро: вернулся на серебряный поднос достойный чайник, с математической точностью были расставлены чайные предметы украшающие рабочее место и придающие ему домашний облик, заблестела свеженькой полиролью деревянная поверхность стола.
Не забыла девушка и себе в рот пшикнуть освежающей стоматологической жидкостью, дабы уничтожить неприятный запах рвоты. Врач всегда должен быть свеж и аккуратен, особенно если этот самый врач является молодой веснушчатой женщиной на корабле полном мужчин!
Экран работал. Музыка гремела. И весь этот шум Снежной Валькирии нисколечко не мешал – напротив, придавал ей сил и бодрости, отвлекая от мрачных страхов. Опасаться, будто она из-за этого шума может прослушать важный вызов тоже не приходилось – на поясе у доктора висел планшет битком набитый всевозможными медицинскими программами - в кратчайшие сроки способными проводить диагностику и анализировать состояние организма, - а также заботливо оснащенный самым обыкновенным, примитивным даже вибро-режимом. Хе-хе. Не зря же говорится - на всякого мудреца довольно простоты.

- Данко? А можно, обращаясь к вам я буду говорить это самое «алё-алё»? Понимаете, в детстве мне очень нравилась история, особенно истории о телефонах. Жутенькие такие монстры прошлого - ну, витой шнурок, огромная пластикая трубка - а чтобы телефон понял информацию, надо было говорить в него это самое «алё». Компьютеры тогда были проще...не в пример вам, уважаемый Данко, аппарат не принимал ввода без этого слова. Представляете, как это охрененно! Держишь огромную пластмассовую трубку одной рукой...такую чёрную трубку, которая больше моего планшета и весом как в половинку кирпича...а цифры надо было вбивать по одной и долго ждать, потому что иначе телефон не понимал...отойти тоже нельзя, там шнурок держит, а чтобы компьютер понял, говорить нужно было всегда «алё-алё». Такая нелогичность техники даже восхищает! Алё-алё, Данко, круто правда!?

Полюбовалась своим столом, дожидаясь ответа от Искина. Хорошо что Искина невозможно обидеть, в отличие от Алёшки...

...

Ох уж этот наш Алёшка, несостоявшийся первопроходец экспериментальных планет! Коробка полная сюрпризами прямо, а не Алёшка - на вид тот же простой Рыжик что и был, а всё таки, как-то изменился он с возрастом...или это сама Майя, будучи ребенком, не замечала каких-то важных черт его характера? «Иди ж ты! Стругачёв любовных подколочек не терпит, ну и ну!».
Алёшкино смущение Пчёлку искренне удивило. Подумалось - «Значит не любит наш рыжий Солдат всех этих шуток про любовь. Казарменных пошлых анекдотов не любит, цветастых исторьиц о похождениях среди прекрасных дам...Или только со мной не любит? Потому что видит во мне женщину, а не свойского парня-данкийца? Алё, блин! Тут вообще хоть кто-нибудь своего парня во мне видит!? Ну что ж, придется запомнить и не совать свой любопытный светловский нос куда не следует...Хотя, как они все такие смущающиеся и робеющие в присутствии нежных леди, будут лечиться в моих крепких женских руках, спрашивается? Ооо! Этот будет сложный полёт. К такой-то бабушке, прямо охрененски сложненько придется мне!»

Решив более не беспокоить Стругачева всякими смущательными фразочками, девушка и сама уклонилась от той темы, которая смущала лично её. Ну, у каждого же в конце-концов имеется в душе такое место, куда посторонних очень неохотно пускают.

- Знаете Алексей. Я прибыла сюда немного раньше и уже успела познакомиться с некоторыми членами экипажа. Один человек предложил провести экскурсию по звездолёту, - Майя задумчиво опустила веки, слегка даже притихнув. - Ну вот...Если будет время, Майя Юрьевна намеревается осмотреть космический корабль. Но я всегда рада вашей компании в своём медотсеке и где угодно. Вы славный парень и не можете меня обидеть, Алексей Кирович! В нашем общении всё так. И без этих самых «вообще». В корзину для мусора все эти «вообще», на утилизацию, ёшкин кот! Вот чего доктор Светлова имеет сказать...

Задорно приподняла брови, прогоняя ненужную лирику.

- И чего это вы клянетесь ничего не трогать в моей каюте? А может мне приятно будет, если вы всё это увидите! Там лыжи, награды, памятные сувениры и мои футболки...я, знаете ли, лицо подросткового бренда «Молния-Светлова», - девица радостно сверкнула чародейскими глазами, горделиво приподнимая подбородок. - Да-да. У Молнии Светловой имеется целый фан-клуб, вот так-то ёшкин кот. Эти люди пишут мне письма и восхищаются всем что я делаю...обсуждают во что я одеваюсь и какими новыми ругательствами ругаюсь сегодня, так их всех в душу ж!...Тем что я делала на День Рождения, они тоже восхищены, между прочим...ну да, как ни странно, этот пьяный мат восхитил подростков даже больше чем лыжи и диплом доктора. Угу. А то всё Кырымжан-Кырымжан...чемпион Зе-е-е-мли и бла-бла-бла-туда-сюда. На борту «Данко» находятся два спортсмена, между прочим! Можете потрогать мои лыжи и медальки, Алексей. Там не только за соревнования кстати имеются, там есть даже грамота лучшей ученице выпуска! Я бы могла взболтнуть, будто мне плевать на такие вещи, но тогда вы зададите резонный вопрос, а зачем всё это барахло находится на борту космолёта?

Кривовато улыбнулась половинкой рта - жутковато улыбнулась, но зато от души. Взяв эту улыбку как барьер же!

- Ну вот затем и находятся, ха! - кивнула Рыжику головой. - Посмотрите растение в моей каюте, Алексей Кирович и не забывайте дорогу к Майе Юрьевне. Если вас не ввезут сюда вперед ногами, всегда буду рада предложить чайку. До связи, ммм...м-м-м...дружище-рядовой. Три Данкийца и одна собака, да?

...И последний вопрос девушка произнесла как-то растерянно, точно также робко, как недавно спрашивал сам Чижик.
Эта фраза вырвалась непроизвольно, как-то сама собой, а теперь высказанная вслух, показалась Пчёлке довольно глупой. Ну какие, спрашивается, три Данкийца? Всё было сложно, запутано, странно. Майя, например, даже понятия не имела - как именно Алешка относится нынче к Фёдору Михайловичу.
Тогда, в детстве, со Стругачёвым довольно сурово обходились экспериментаторы, даже не жёстко - а пожалуй что жестОко, уж если учитывать что ему тогда тринадцать лет всего-лишь было! Совсем мальчишка, ребенок...а его - то в веревки, то пикой по голове, то с ножом над ним...Майя потом всё пересмотрела на отцовском компьютере - весь этот жуткий фильм от и до - один единственный раз, сразу после полёта. Оттуда и узнала что учителя оказывается мечом огрели по голове, сама-то она тогда ничего толком не разглядела; из записанного же и про Алёхины мучения выводы сделала.
«Нынче Рыжик не носит форму пилота, и это о многом блин говорит! Диагностирую здесь проблему. Но пускай капитан сам решает такие сложные вопросы...педагогический диплом ему в помощь! Он же учитель...наверняка ему нравится решать такие сложные задачки...словно орешки же щёлкать...хоп-хоп! Как намерена поступить великолепная Майя Юрьевна Светлова в этой ситуации? Самоустраниться на все 100%! Будем считать что у них всё прекрасно. Алёшка не выглядит злобным парнем. К тому же он стал видным военным и у него прекрасные показатели по здоровью...значит никаких обид и никаких претензий быть не должно. Будем считать что у Алёшки с Чижиком отличные рабочие отношения. Вот так!»
Доктор даже рукой немного всплеснула, в такт своей мысли. Вот так. Всё отлично. Федор Михайлович справится с этим трудным орешком быстрее чем какая-нибудь там белка. А барышня Светлова на всякий случай взяла да промолчала, когда Алёшка про бывшего учителя заметил, мол, не только Стругачеву дозволено на «ты» к доктору обращаться.

Вот её помощь - не лезть куда не надо.

...

Вернувшись к уборке и ревизии медотсека, Майя поглядела на свои наручные часы - интересно, освободился уже Алексей или нет? Успел заглянуть в обитель супер-скоростного доктора или ещё на своём боевом посту находится? Длинные девичьи пальцы быстренько вывели с планшета коротенькое письменное сообщение для Стругачева : «Алексей, ну что там слышно!? Какой негодяй/хороший человек прихватизировал бесценную орхидею великолепной Майи Юрьевны? Дело особой секретности, Стругачев! После прочтения - сжечь!!! Громову ничего не говорите, всех болтунов - за борт! Орхидея - тайна на двоих. »

Кивнула головой самой себе, снова обращаясь к искину.

- Алё алё, Данко, вам это самое...Надо учиться юмору, вот что я думаю! Мы живы - пока мы можем шутить, понимаете? Без анекдотов люди на борту скиснут, а вы такой великолепно серьезный, что это даже ужасно. Ваш бесценный голос замечательно годится чтобы шутковать. Короче, запоминайте, пока я жива. Вот вам на затравку раритетный анекдотец: «Аэродром. Самолет. Специалист по сливу нечистот, значит, самолет от дерьма освобождает после рейса. Ну вонь, грязь, нечистоты кругом. Ему говорят: Дружище, твоя работа отстой, бросай её нафиг! А сантехник и отвечает, гордо так: Ну что вы!? Ку-у-уда же я без авиации?» - девушка потерла переносицу, искривившись в своей жуткой молчаливой улыбке. - Такая вот история, сейчас конечно иные времена, но юмор не стареет. Расскажите этот анекдот Фёдору Михайловичу при случае или Игорю Кирилловичу, они оценят, уверяю вас! А вообще это про меня. Блюю и ненавижу космос, но куда же я без Звездолётов-то!? Хе-хе. Мне уже полегчало кстати, помощь второго врача не требуется.
И снова классическая музычка в рок-обработке. Именно такую музыку любит слушать Майя.
Само собой Вивальди. Само собой Зима ^^
ссылка
  • Сборы, флешбек, комплименты - спрессованный старт и емкая прелюдия.
    +1 от rar90, 19.12.16 01:44

В городе было жарко, город потел - медленно сходил с ума поджариваясь скворчащей яичницей на чугунной сковороде. Отупевшие люди, отупевшие голуби. Больше пяти миллионов душ томилось в этом оранжевом аду среди камня и многоэтажек. Куда-то спешили. Приминали клейкий асфальт своими кедами и шлепанцами, своими аккуратными офисными туфельками да затейливыми сандаликами, двигали планету под ногами. Души скучали. Душам хотелось свободы. Вырваться на природу, в горы! Быть может на море, в прохладу морозного неба на серебристом самолете взять да и окунуться, чтобы аэропорт в долгожданный отпуск путь открыл.
А они внизу копошились клубком червей!

Печальное дело.

Санкт-Петербург. Не Пушкинский, не классический, не поэтический - обыкновенный, суетливый - утопающий в духоте бесконечно длинного дня, погруженный в марево и бездумность. Оранжевое небо. Оранжевые небоскребы. Оранжевый же бетон. Это тебе, братишка, не Невский проспект - не череда домов-лент, парадных фасадов и дорогущих гостиниц - не череда финтифлюшек да затейливых имперских рюшечек. Когда грифоны и львы, и задумчивые статуи смотрят сквозь столетия.
Это обыкновенный спальный район коих сотни - дребезжание трамваев, горделивые громады современных зданий. Затейливые, вычурные такие жилые комплексы, изобильно украшенные шпилями, башенками, ротондами, круглыми балкончиками на все двадцать шесть своих этажей. Прочей ерундистикой. А также десятиэтажки прошлого века, разбросанные по земле будто кубики и прямоугольники. Безликие. Однообразные полутрупы. Будто люди в толпе - проглотили собственных жильцов и поглядывают на прохожих каменными лицами. Попробуй вот разберись что у них там на уме...

Смотри-ка!

Маршрутка. Раскисшая, потная, заезженная будто ломовая лошадь, собравшая в себя целую кучу народу осоловевшего после долгого рабочего дня. А водителю всё-равно мало - оптимистичный водитель еще кого-то дожидается. Номер "К-340". Твоя!
...Какой-то крепкий парень, бесцеремонно вперед вырвался, отталкивая тебя, чтобы в маршрутку первым влезть значится. Скотина! Мест-то хватает. Обдал кислой пивной отрыжкой. Видать, пИтницу уже начал отмечать, а может и с понедельника не заканчивал. Хрен его знает.
- Ять, Димон, с-с-сук...ты, мля, чтоли совсем оху...и спрыгнуть с темы решил? - это он не тебе, это он по сотику разговаривает.
- Давай подтягивайся, мудила. Мы о чём, мля, с тобой уговаривались?!
На выбор: можно поехать в чудесной маршрутке под номером К-340, а можно пешочком прогуляться. Минут 20-25 хорошего бодрого шага.
  • Чудесно)
    +1 от Joeren, 17.12.16 20:12

…Вцепившись в ручки собственного кресла побелевшими от напряжения пальцами, героическая дочь знаменитого капитана Светлова, наслаждалась взлётом. На все сто процентов по шкале личного Майкиного дерьмометра! А это означало, что лицо девушки приобрело воинственное выражение идущей на смерть амазонки, челюсти были сжаты до зубовного скрипа, а брови были так грозно нахмурены, что невольно начинало казаться будто Майе уже вынесли смертный приговор и сейчас она смотрит прямиком в глаза своим мучителям.

Вызывающе так и не без порции страха, смотрит же!

Воображение счастливо подбрасывало доктору цветастые картинки взрывающихся ракет, горящих самолетов, разбивающихся о землю шаттлов и живописно извивающихся языков адского пламени, деятельно облизывающих плиты космодрома.
Майя же историю, блин, в детстве нежно любила – а там таких катастроф сорок-сороков имелось! С яркими фотографиями в учебниках, с сопроводительными голороликами и с задумчиво-философскими голосами дикторов, в подробностях рассказывающих про все эти ужасы приятными бархатистыми голосами.
Потому-то. В ожидании скорой неминуемой кончины, ироничное лицо данкийского доктора приобрело замечательный такой, серовато-землистый оттенок - губы посинели, а веснушки как-то разом выцвели, сделавшись почти что незаметными на щеках. Только волосы, по-прежнему, сверкали яркой негасимой рыжиной словно бы всем врагам назло – золотились себе, краснели! - но и они нынче находились в плену у шишки, а поэтому выглядели немного встревоженными. Усмирёнными строгой прической. Оказавшимися в ловушке. Тут уж сверкай не сверкай, а только засунули великолепную бегунью в тесный космический корабль - вот тебе и вся недолга. «МайяБеги!» Нет. Майе бежать отсюда некуда.

В общем да. Всё верно. Наша трудолюбивая Пчелка не испытывала приязни к открытому космосу и ровным счетом не понимала звездолетчиков, страдающих на земле без своих звёзд. Космос виделся этой рыжеволосой девушке довольно мрачным, агрессивным даже местом, намеревающимся убить людей как можно быстрее - вполне возможно как можно мучительнее и коварнее. У-ни-ч-тожить живых землян.
Точно также, девушка не испытывала радостных эмоций попадая в тесные замкнутые помещения – ну вы ведь заметили, должно быть, все эти стеклянные стены в медотсеке, всю эту особенную планировку, оставляющую как можно больше свободного пространства внутри? Все эти вольготные свежие ветерки гуляющие по широким помещениям, яркий свет да иллюзию простора…
Это неспроста!
А потому, оказавшись в стальной утробе космического корабля, будто у кита в брюхе, доктор Светлова переживала далеко не лучшие свои минуты. Одновременно, сбывались сразу два кошмара наяву, и оттого ей хотелось крикнуть звонко, хотелось выплюнуть вот прямо-таки из себя: «Я на это не подписывалась!» Но именно на это она и подписывалась, и именно такую работу выбрала вполне себе добровольно. Ну, настолько, насколько понимал добровольность капитан Светлов, приложивший немалые усилия в деле пропихивания своей семнадцатилетней дочери в этот амбициозный проект.

...Майя Юрьевна бы и зажмурилась даже. Ссутулилась бы наверное, уперев подбородок в грудь, но отцовская гордость пойти на этот позор не позволяла!
Потому девушка сидела гордо, сидела прямо, сидела величественно даже, эдакой английской королевой застыв на своём троне. Но когда началась вибрация, все-таки не выдержала и повернула голову в сторону, прикрыв глаза со страдальческим выражением муки на лице. «Это нормальный взлет или уже нет!?» Руки к этому времени свело судорогой, но Майя не расцепила бы своих длинных пальцев даже под угрозой бластера. Уж если погибать – так только в кресле начальника!

Впрочем, дело было конечно не в пафосе и не в любви к своему креслу (хотя Майя его любила нежной любовью, этого не отнимешь!), однако, в данный момент ей просто нужно было ухватиться хоть за что-нибудь. Во время перегрузки девушка и вовсе по девичьи зажмурилась, совсем уж вжавшись щекой в мягкую спинку. Валькирия себя отчаянно презирала в этот момент, но презирала сжав зубы и не открывая глаз. Презирала молча и дрожа от страха - эдаким героическим кроликом, которым вот-вот вкусно отобедает прохладный, и не склонный к сантиментам удав! Но кто знает? Быть может кролику тоже очень стыдно за себя в такие роковые моменты?
«Да у меня папа САМ Юрий Аркадьевич. Да мне с детства каждый говорил, будто звёзды моё наследие. А теперь я сижу здесь как последняя кретинка и медленно таю. Капитан Светлов, блин, сто раз так летал, но он никогда не объяснял как оно всё происходит... «Майя, не стоит смешивать семью и работу» Папа! Вот официально вас уведомляю - это полная Чушь!!! Какое я нахрен героическое сердце Данко? Да любой здесь скажет с обидной усмешечкой: «А слабое, я погляжу сердчишко-то у нашего героя. Бабье прямо вот такое сердце, тудыть, этих бедовых баб с корабля да прямиком в море!» Конечно, Светлова. Таких не берут в космонавты. Турнут тебя отсюда...как пить дать турнут...»

- Ну-у, этот вариант меня не устраивает от слова «совсем» , - прохрипела вслух Майя, с шумом выдыхая воздух. - Вроде меньше стало трясти, да?

...Или даже совсем перестало трясти, что означало наверное конец взлета. Подумалось - «Так они уже подняли корабль в космос…мы уже в невесомости, да? Земля в иллюминаторе и прочая лирика?»
И тут же навалилась тошнота, стоило только представить эту самую распроклятую невесомость.
«Ну какая нафиг невесомость, Светлова? Ёшкин кот твою ж в душу!!! Здесь своя гравитация…это блин его цельный звездолет, а не детская игрушка! Даже на Фобосе с этим был полной порядок. Так какого лешего столько драмы!? ДОКТОР Светлова, вашу ж мать, вернитесь в нормальность!»
Но о нормальности, к сожалению, пока что и речи даже не шло. Двенадцатилетняя Майя из прошлого, могла бы сказать, что в данный момент её функциональность ровняется процентам двенадцати из ста возможных; а семнадцатилетняя Пчёлка выразилась бы проще - мне звездец! И возможно, сия милая фразочка была бы высказана в более жесткой, взрослой такой форме 18+

– Алё, «Данко», вы меня слышите? - обратилась девушка к единственному живому собеседнику. - Ммм...вы на связи, очаровательное творение человеческого гения? «Пожалуйста»…к вам ведь так нужно обращаться…с этим самым словом, да? …мне нужно с кем-нибудь поговорить. Ффффу…У меня есть одна шутка, а вы можете мне помочь! Я когда шуткую, мне легче, надо бы провернуть одно веселое дельце, а без вашей помощи абзац. - помолчала, собираясь с мыслями. - Уважаемый Данко, вы кстати не знаете, с жёрдочки вспорхнуть можно? То есть это самое…расстегнуть ремень и покинуть кресло? Я, простите в этом не секу, но мне нужно взять перекур...подышать на солнышке свежим воздухом, метафорически выражаясь. Майе Юрьевне легче в движении, ёлки палки, не мешало бы мне пройтись по медотсеку и размять ноги! «Майя-беги», не слыхали мой девиз? Уже почти спеклась...на одном месте мне никак...нужно дать ногам нагрузку, а мозгам роздых. Я что-то трусанула, ага. Но это секрет! Вы же молчаливый парень, верно? Болтать не станете?

Поежилась от нездорового озноба, сглатывая свою тягучую, как-то разом сделавшуюся горьковатой слюну.

«Ээээ…и вполне возможно доктору №1 необходимо блевануть. Не знаю. Фффуууух…Пятьдесят на пятьдесят…тут уж и искин не высчитает»

...

Когда человеку страшно, плохо и прями-таки совсем не айс, а сделать с этим ничего нельзя – ну не помогает ни самоанализ, ни все эти «Светлова будь человеком», тогда остается только в памяти копаться, теплом прошлых мгновений пытаясь суровую непруху в настоящем времени обуздать. И покуда «Пламенное сердце Данко» пыталось заставить себя отцепить руки от своего врачебного кресла, чтобы поискать в ящике стола средство от тошноты, рассудок утешался недавними воспоминаниями.

...

Вот Стругачева хотя бы взять - мировой парень! Не будь Майя лыжным бревном, она бы всё-таки не удержалась да и обняла этого громкого Рыжика, выслушивая всю его милую болтовню. Прижала бы его к своему сердцу, крепко-крепко, как родного!
Но субординация. Но характер же. Но не любит Майя Юрьевна такого тесного эмоционала – всех этих поцелуйчиков, обнимайчиков и хваташек за руки. «Фу. Ненавижу прямо. Избавьте меня от этой чуши, дамы и господа. Возьмите все эти ваши нежности вашими нежными цепкими лапками и суньте в моё воображение мусорное ведро…»
А потому она только слушала Алёшку, пытаясь при помощи чая и доброго обхождения, загладить свою холодность.
Зачем ей спрашивается это было нужно – идти на попятную и соглашаться на смягчение устава? Можно же было рожу кирпичом состроить, не давая ни ответов ни разъяснений.
Ну…
Майя не любила делать людям больно. В некотором смысле, обиду Стругачёва она ощутила как свою собственную – да-да, прочувствовала и приняла! Вот пришел этот Рыжик, обрадовался всей своей честной душой встрече с бывшей одноклассницей, а она его волной холода взамен окатила. Доброжелательной такого волной холода, а всё-таки...
В детстве, в темноте пещеры, Светлова могла только об одном человеке думать и заботиться – не было у нее тогда сил чтобы еще кому-нибудь помочь. Она тогда была маленькой девочкой, эгоистичной и одновременно беззащитной, вот и действовала сообразно своим чувствам и эмоциям. Сейчас иначе! Повзрослела Майя. Посуровела. Почувствовала в себе эту мощь, потребность даже отчаянную - оберегать! Изменил её тот давний эксперимент. «Ты мне – я тебе.» Осознала Пчёлка неодолимую силу этой простой фразы.

- Нуууу...так то раньше было, Алексей Кирович, - необидно фыркнула Майка, театрально вздергивая подбородок. - Я раньше помнится еще петь любила. Да да, странные песни странного репертуара, сильно озадачивающие некоторых учителей! Но вы ведь, блин, не думаете будто я сейчас те песни стану горлопанить? Времена меняются...простые детские песенки стали неуместными...а великолепная Майя Юрьевна более не поёт. Не солидно это. Градус соответствующего пафоса, знаете ли, снижает!

Приняв нарочито горделивую позу, эдак по дружески атктерствуя, подлила значит чайку Стругачёву. Не забыла Игорю Кирилловичу кивнуть.

– Вот так-то, Игорь Кириллович, наслаждайтесь лицезрением классического Алексея Стругачева! Наш Алексей замечательный человек, но нагловат же, вот этого не отнять! Предложи ему немного нарушить устав и вот мы перешли на «ты», а достойный Старший Лейтенант, начальник Всея Медслужбы на этом корабле, превратилась во вчерашнюю школьную мелкотню с задней парты. Её еще и поучают! Хе-хе. «Майка-Зазнайка», так меня кажется звали? Нынче, однако, я стала проще теплее и человеколюбивее. Заносчивости во мне поубавилось и я идеально гожусь на роль прогрессора! - с напускной важностью кивнула доктор головой, не скрывая однако иронии в своем голосе. Подшучивала, значит, сама над собой. - Ну что ж. Зовите меня на «ты», Алексей Кирович, дозволяю вам единственному на борту такое вольготное запанибратское обращение. Живём один раз, как говорится! А я буду звать вас Алексеем, но на «вы». Мне это самое...потребуется некоторое колличество времени, чтобы привыкнуть к более простому обращению. Однако, рано или поздно, когда мы притремся в этом полёте...кто знает кто знает?...возможно Майя Юрьевна тоже слегонца растопит суровый лёд своей великолепной врачебной вежливости?

Задумчиво прикусила губу, поглядев куда-то в сторону. Попыталась сдуть прядь недовольным жестом - впрочем, волосы же в шишке были, так что сдувать оказалось нечего!

– И кто вам сказал, будто мне нравится такое обращение «Светлова» от капитана Чижика? Возможно мне это каждый раз не в кассу. Прямо на душу - соль! Но от меня здесь пока нет никакого толка, а значит моё личное мнение по этому вопросу не более чем лирика для разжигания паровозной печи. Вполне возможно, в дальнейшем я выскажу капитану некоторые свои соображения по этому вопросу, но позже...когда заслужу право на уважение и собственный голос.


Работа. Чаёк. Время текло быстро и насыщенно, позволяя Пчёлке и документацией позаниматься и приятельским общением насладиться от всей души. «Данко» так и вовсе поразил одну рыжеволосую особу. Искин с чувством индивидуальности! Да это же охренеть прямо как круто!!!
– Данко...да ё-шкин ж кот! Вот честно заявляю, не будь у моего сиденья спинки, доктор Светлова прямо сейчас свалилась бы на пол, чтобы задергаться в корчах счастья. Как приятно познакомиться, елки-палки, считайте что я пожимаю вам руку, дружище! - Светлова радостно поглядела куда-то в потолок, представляя что «лицо» Данко должно бы находиться где-то там. Голос ее стал теплым, нежным и эмоциональным. Очень наша Майя любила сложные компьютеры....
- О! Если вас интересуют шашки Чапаева, всегда рада сразиться в партейку другую. В шахматах увы не сильна. Е2, Е4 мой предел. С компьютерами я более привычна играть в тетрис и пасьянсы, но если вас интересует подкидной дурак или хотя бы шашки, всегда пожалуйста! Впрочем понимаю, после словосочетания «не умею играть в шахматы», вы уже наверное и слушать перестали. Но вы ведь кажется лукавите, Данко! Неужто при вашем интеллекте кто-то способен вас здесь обыграть?


Вот так. В атмосфере тепла и дружелюбия закончилась эта встреча. Напутственные слова перед взлетом достались и Григорьеву, и Стругачеву. - Приятно знать что вы желаете видеть меня живой и здоровой, Игорь Кириллович. Но вы не волнуйтесь! Это самое. Если я погибну вам отписан мой чайник. Так что большой трагедии не будет, ведь все чайки Майя Юрьевна отписала вам.

Алексею же досталась более дружественная оценка, уже возле выхода из медотсека, когда они остались наедине.

- Усы, борода, пиратская шляпа и деревянная нога! Попугая мы вам разыщем на какой-нибудь планете, - кивнула головой Майя, шутливо вздымая бровь. - Вам всё пойдет, Алексей Кирович! Вы парень видный, красивый, военный. Хе-хе. Да вы не смущааайтесь…
Усмехнулась уголком губы, потирая подбородок от удовольствия.
Самого Стругачёва заставить смущаться, это прямо высший пилотаж!!! Вот Чижика Федора Михайловича огорошить, это всё-равно что у ребенка конфету отобрать. Даже прямо не солидно над бывшим учителем прикалываться, он ведь совсем легко смущается - обезоруживающе легко - эдак квалификацию потерять можно, стреляя по такой легкой мишени. А вот Стругачёва озадачить, это вам не это! Рыжий забияка и сам кого хочешь проймет своими шуточками да приколами. «Высокая планка мастерства, тут знаете ли требуется, дамы и господа, чтобы заставить смущаться нашего бесценного, великолепностного Лёху!»
– А чего это вы краснеете, рядовой? Я вам тут не в любви признаюсь завуалированным методом, а всего лишь шоколадные батончики с орехами предлагаю взять. Однако, кто знает кто знает…может сыщется ещё по вашу душу какая-нибудь прекрасная Белогурочка из чужого мира...- скромненько так помолчала, будто бы и не при делах. Поморгала наивненько капитанская дочь.
– Что касается растительности…хм…у вашего начальника Кырымжана великолепная бородка, знаете ли. И не только! Мне недавно сообщили будто он ещё и чемпион Земли по субаксу, а это вам не пирожки с картошкой…может, вы и сами знаете, а вот Майя Юрьевна впечатлена-а-а! - пихнула Алёшку локтем по дружески – У нас с этим азиатским джентльменом «дружба» (выделила голосом иронию этого слова). Я не удержалась от шутки, а он кажется не оценил, хе-хе. Так что Алексей Кирович, будьте осторожны, допускаю будто майор Кайрат Тимурович вообще не поклонник несанкционированных юморин.

Потерла собственную веснушчатую переносицу.

- А как вы думаете, безопасник Алексей…с точки зрения мужчины…вот если отвесить комплимент его бородке, это поможет растопить лёд? Сомневаюсь я, ёшкин кот…Но бородка ши-и-икарна! Военная форма у майора какая-то помятая, кажется совсем не по размеру и плохо сидит, а сам слегонца на большую сильную гориллу смахивает…но его ухоженная бородка это искусство!

Помолчала, наслаждалаясь мысленным зрелищем бородки Кырымжана. Услышав же про орхидею озабоченно нахмурилась, закусив губу. Взгляд погрустнел. Эххх, вот тебе и борода...

- Оооо...я кажется уже попала в глупую ситуацию. Хм! Но вы никому не говорите, Алексей Кирович, ладно? Не хватало ещё, чтобы по кораблю пошла гулять новостишка о том, будто бы одна глупая женщина потеряла свой багаж в первый же день...Меня это не устраивает на все 100 процентов! Но если подумать, ведь камеры безопасности записывают всё происходящее? Или смотреть записи дозволено только Кырымжану? - огорченно прикусила губу. - Возможно и правда, кто-то в мою каюту отнес? Будь она неладна! Но вообще дерьмо...О, простите. Это огорчает. Придется мне видно самой вылезти из медотсека рано или поздно...и отправиться на эти самые приключения...что б их! Давайте держать связь по голокому, Алексей! Вдруг чего нового узнаете? («Книга. Орхидея. Никто еще к счастью не покалечился, а проблемы уже так и копятся!!!»)

...

Тоскливые воспоминания о потерянной орхидее, беспощадно вырвали доктора Светлову из недавнего этого чайного прошлого, в суровое такое настоящее. Здесь космос, тошнота и собственная ледяная рука, отчаянно шарящая в ящике стола. Еще невесомость, воображаемая, но от этого не менее жуткая вещь. Во всяком случае чувство тошноты вполне реально. Вакуум! Здесь всё иначе. Великая пустота и ни одного берега, все эти марафоны, победы и даже родная больница, остались где-то в прошлом. Вместе в роликом на День Рождения и собственными поклонниками. «Уууууужас!!!»

- А вот нихрена здесь против тошноты и нет! Ну, правильно, я ж не положила, так откуда бы лекарству взяться? - Майя судорожно сглотнула. - Вообще-то я думала что меня уже не тошнит в космических полетах...Фффух, ну придется покинуть свое кресло. Так какой у нас план? Я вам отвечу. Принять что-нибудь от тошноты, привести себя в порядок и заняться делом пока мозги не перегрелись...Нда. И ещё моя шутка. Вот знаете Данко, мы остаёмся людьми пока мы шутим! Сейчас я вам покажу этот трюк.

Девушка потерла побаливающие виски, затем отцепила от кресла вторую руку и достала из ящика стола пластиковый бутылек с обеззораживающей жидкостью. Вылила немного тягучей жижи себе на ладони, с удовольствием принюхиваясь к слабому медицинскому запашку. Чистые руки они всегда, знаете ли, успокаивают! И этот особый запах дезинфицирующего средства.

- Мммм. Данко, отправьте пожалуйста сообщение капитану Чижику на личный компьютер. Чтобы только он на мостике, значит, получил этот приватный текст: «Фёдор Михайлович, со всем подобающим уважением заявляю вам открыто, в этот раз моему папе можно не жаловаться. Лейтенант Майя Юрьевна пристегнута к своему креслу и у неё все в порядке, так что двойку в дневник пожалуйста не ставьте!»

Прижала к губам кулак, умоляя свой желудок успокоиться.

- И какой вы спрашиваете прок у этого сообщения, уважаемый друг Данко? Хм. Вы его не видите, а он есть! Не дадим забыть капитану о наших скромных персонах, вашей и моей, пускай это самое...помнит что не дрова везет! Спрыгнуть с кресла уже можно? Я...ммм...не желала бы оттирать рвоту со своего рабочего стола в первый же рабочий день.
  • За взлет и преодоление страха
    +1 от rar90, 12.12.16 22:39
  • Если честно, этого плюса достоин уже один первый маленький абзац. Что говорить о посте целиком. Дал бы десять плюсов, если б мог :)
    +1 от Joeren, 16.12.16 03:08

Ну, значит решил прогуляться себе пешочком, тоже дело! Хорошо это или всё же плохо? Трудно сказать... Скорее всего не очень. Потому что жарко, потому что лень, потому что голова болит и в воздухе проклятая рыжина царствует, жирная такая привязчивая оранжевость набивающаяся в глотку царапучим песком. Когда солнце напоминает больной стариковский глаз затянутый бельмом - оно где-то в вышине себе укрылось, ноздреватое как чёртов апельсин и такое же искристое - не радостное солнце, протыкающее людей своими лучами как кольями. Солнышко. Насаживающее людей на иглы будто мух!
Престарелое солнце. Враг - солнце. Недруг - солнце. Гниль - солнце. Всем людям уже три недели гниль и тебе тоже, хотя в прелой маршрутке, должно быть еще хуже. Если подумать о вони...

Шагаешь себе вперед сквозь эту сауну. Не бодрым шагом, скорее как развальня двигаешься ленивенько.

Ора-а-ажевость. Болят глаза от нее, болит мозг, болеешь сам от этой растворенной в воздухе мути. Привкус железа! Большой город всегда припахивает горьковатым железом, нефтью и печальным, исстрадавшимся под гнетом времени камнем. Сегодня железа в воздухе много больше. Сегодня вечер ржавого, кровянисто-красного железа, медленно оседающего на твоём языке! - царство острой этой стали что ранит язык и душу придавливая хребет к земле пудовой тяжестью. Такая себе прогулочка. Такой себе район. Такая себе Парковая.
...Про эту Парковую много городских легенд, кстати, сочинялось: что вампиры в ночи бродят, что маньяки-убийцы этот райончик очень жалуют, что люди пропадают без вести...живые покойники, секретные фабрики, увлеченно разрабатывающие жуткие вакцины смерти - всякое разное говорили, всякое разное болталось, всякие разные легенды вокруг этого района крутились проворными птичками. Азартно выдумывались народом.

Оборотни, ведьмы, вампиры, демонопоклонники...каких только историй не сочиняли люди!
Ерунда конечно же. Выдумка! Обычный район, мешанина коммунистических и современных домов, будто ребенок какой играл: Здесь, однообразие серых бетонных коробок - не заладилась видно игра; там, идиллический дворец в двадцать шесть этажей рая - там у невидимого ребенка видать на лад пошло дело. Пестрый район. Разнообразный.

И Парк!

Тенистый, утомленный, огороженный забором загадочный парк. Говорили, будто вся местная жуть от этого парка тянется, мол, была там деревенька когда-то одна, а потом её снесли. Старые домики под уютными крышами нахохлившиеся, палисаднички снесли, деревянные кладбища...Всё посносили в хлам, а в самом гиблом месте парк воткнули. Насадили ёлочек да прочих деревьев и сказали будто культурное это место - иди, гуляй честной народ, наслаждайся красотой приминая чужие кости!
Тебе вообще-то можно прямо идти - так скорее до дому доберешься, шагая по раскаленным каменным улицам и пересекая оживленные дороги. Парк, с другой стороны, более тенистый и задумчивый - идти сквозь него дальше, зато прохладнее вполне возможно...зато в теньке густо-разросшихся старых деревьев прогуляешься, под защитой утомленных этих печальных старцев.
Если через парк решишь двинуть - тогда нужно дорогу перейти - дождаться зеленого света на светофоре и по зебре на ту сторону перебежать. Нырнуть в растворенную калитку. Чуть дольше дорога выйдет, но в общем-то все равно по пути - там дальше второй выход будет - уже недалеко от твоего дома.
  • За образ раскаленного города.
    +1 от rar90, 15.12.16 22:12

- Значит, пришло нам время прощаться, Наташа, - поглядел на тебя этот рыжий шутник, янтарную свою слезинку утирая с симпатичной мордочки. – Наташа…долго тебя здесь не было, как долго…а дальше идти не могу. В Королевстве нет для меня места - тысяча пиратов на сундук мертвецов! Твоя жизнь, твои решения…ты выросла...такая громадина! Корабль уже не может плыть вместе с тобой, са-а-алага. А с нами что будет? Свистать всех наверх! Говори, что будет с твоей командой. С тощим Бо, с доном Котеллой, с Лисом? Э-э-эх…

Вздохнул тяжело Лисенок, подобно ребенку всей душой отдаваясь этому чувству грусти – дети они ведь такие создания – не умеют жить наполовину, целиком каждый день проживают! Душой принимая, сердцем принимая. Собой заполняя этот мир! И если злой мир, они злятся, а если добрый и солнечный мир - как первые цветы солнцу радуются, обнимая безоблачный синий день своими собственными мечтами.
Пиастры, галеры. Дома. Осень. Коричневые лужи под коричневыми подошвами.
...А осенью труднее всего дышать, когда большие кленовые листья укрывают серое полотно заплаканных одиноких дорожек. Когда сизые тени в квартире шуршат голубями, когда нет выхода. Когда целая жизнь превратилась в жестокий зубастый ошейник. Когда, то ли ты сам беспощадно вырос в этом злом мире наполненном сплошной горечью да отрыжкой – то ли мир вырос над тобой, превратив маленького человека в насекомое.
Когда делаешь неверный шаг в пустоту про себя шепча будто все уже мертвы - совсем мертвы! Думаешь, кому ты нужен в этом злом мире, зачем, почему…
А выходит нужен!

А выходит, нужна!!!

Маленькой испуганной школьнице которая придумала себе целое королевство, багряной маме, которая плачет на скамейке под проливным дождем. «Человека» нужен доброму Лисенку, лисенку, который попал на помойку потому что одна девочка - одна очень плохая жестокая девочка забыла про него. Обратилась Кримхой. Злой противной кримхой испугавшись жить.
Теплая рыжая ладошка тронула твою руку, пахнуло конфетами и волшебством – настоящий живой Лисенок и ты Лиса, чтобы пройти последнюю часть дороги. Лампа, огонек который осветит путь. Мама потеряла своего детеныша, мама должна его найти!
Вниз. С шестнадцатого этажа...всё вниз, вниз и вниз.

- Я тебя не забуду. Тысяча чертей, Наташа, а ты будешь помнить про меня? Победишь злого короля, каррамба! Зашибешь ворона?! Дашь мне моё имя? Как я буду жить, кем я буду жить, назови моё имя, человечина!

…У любого существа должно быть имя – с него всё начинается – им и заканчивается на посмертном камне.
Имя.
У Кримхи нет имени
Но если осмелится шагнуть дальше, если на Развилку придет, туда где тьма и смерть и горечь жизни - тогда у нее появится своё имя. Да. Может быть. Имя еще будет, трудное, словно сама жизнь.
Дерзнешь ли, Кримха?

…Отверженная, проклятая, забывшая душа.
Поздравляю. Это конец долгой дороги. Пиши последний пост для Лиса и будет эпилог для Наташи.
И новая жизнь и новое начало.
Судьбу Лиса сама выбирай:
- Можно взять с собой как мечту в сердце. Но тогда он станет лишь фантазией.
- Можно оставить жить здесь вместе с Котом. Тогда Лис станет живым зверем.
  • Я так уже приросла к этому модулю. Такой он.. важный. Такой цельный. Такой глубокий! Спасибо тебе, Лисса, за него.
    +1 от Panika, 15.12.16 20:05

Ульрих застыл, тяжело опираясь на свой меч. С хрипом втягивал в грудь воздух, пытаясь заставить себя сделать первый шаг - всё великое ведь начинается с малого, иногда требуется только один шаг чтобы идти дальше!
Иной раз он видел мир четко и пронзительно – подмечал каждое событие с остротой опытного вояки, в другие же разы у гемландца и вовсе темнело перед глазами, и тогда проваливался рыцарь в тяжелую черноту, в дремотное это сонное болото болезненности и безмыслия. И мнились ему тогда красные листья похожие на белый снег, припоминалась Сильмини в гулкой пустоте подвалов Бранденсбурга – восхитительная дева-колокольчик, с тонким серебряным именем – динь-динь-динь, да силь-силь-силь. Вспыхивал сизой молнией внезапный поцелуй с Феари, страстный, нечаянный, опьяняющий как огненная вода королевства Кундер-Шаден! – и снова падал снег.
Красный снег похожий на багряные листья багряных же задумчивых деревьев. Кровавый с-не-г.
…Куда он приведет Феари? Какую судьбу может предложить Сильмини, кроме как помочь этим двум женщинам отыскать свой потерянный дом? Верную дорогу ведущую к родному очагу. Бранденсбург ведь принадлежит Андреасу и лесным людям, Бранденсбург недосягаем и высок, а Ульрих всего лишь бродячий рыцарь без крыши над головой, он бы и рад предложить Гвидичи идти за ним. Только куда идти…с кем идти?

Рыцарь встряхнул головой, прогоняя докучливые виденья - прикоснулся к растрепанной косе потемневшей от крови и пота. Рейгмен – это честь Гемландца. Гемландцы не развешивают сопли как проклятые содомиты. Гемландцы не боятся. Гемландцы никогда не идут в обход!

Обвел это странное поле боя мутным взглядом.

Вот упавший на землю Найджелл безжалостно сшибленный бревном - бедный бедный запутавшийся мальчишка - жив ли, мертв ли? Надо проверить. Бычара катающийся по земле с диким злым хохотом. Мелкая псина, наматывающая круги по этому странному полю битвы и предчувствие смерти, железистым привкусом крови на зубах.
...Где-то за мостом остался раненый южанин, несчастный больной человек. Человек, нечаянно подстреленный птичкой Мэль.

Мэль, Кристиан, Валар...Печальные, болезненные воспоминания о долгой дороге. А пошло оно всё к херам к ленглийским, вся эта женская чушь худосочных ублюдков.
Осталось уже недолго!
Чёртовы мудрецы говорят, будто последние шаги самые трудные – но их необходимо сделать чтобы завершить свой путь. Вот и Ульрих тряхнул головой, сплёвывая сладковатую кровь на землю – тягучую вязкую слюну. Благодарение Небесам! Проклятье с него снято, насколько, насколько пожелала снять его Кума.
Болезненно. Жутко. Неправильно. Но Ульрих фон Бранден, мать его так - высокий рыцарь Улле из Гемландии, страны синих гор и белого льда - Улле фон Бранден ещё не сдох. Рано его хоронить в почетном семейном склепе, рано списывать со счетов!

Мужчина подхватил свой гигантский меч бросаясь к химере на помощь, потому что так полагается истинным гемландцам - идти до конца против любого монстра.

...

Забавным образом Королёк тоже не дал дёру, что являлось довольно таки необычным поступком для этого паренька! Может, надеялся будто искупит своим героическим поступком старые грехи и Фонтан его простит, или действительно не желал убегать? Прооравшись как следует он всё-равно остался на месте. И даже камень схватил дрожащей рукой, намереваясь отбиваться вместе с альвари.
- Ты прости остроухая…кхе-кхе…я бесценный чуток напугался, деревья мне в свидетели будут, чёт я не хочу прямо умирать…а без магии с моей драгоценной шкурой разное может произойти. Смерды проклятые! И как вы только так живёте, гниды лесные…? Стра-а-ашно же. Если Я, такой красивый и совершенный погибну, это будет трагедия. Потеря для всего мира…Всех миров, я хочу сказать!

Прибил полосатую муху, недовольно фыркнув.

- Какая разница, можно или нельзя нам к Фонтану!? А Я ХОЧУ В МАГИЮ!!! Раз мне это нужно, значит, мы пойдем к Фонтану. Может и вам смерды, чего перепадёт…но моё желание будет первым! Да!?

И нахмурившись, королек швыранул свой камень.
Поступок по своему великолепный - ведь он доказывал что Лес ещё может измениться, может стать другим и он хотя бы не трус...не драпанул в кусты при первой возможности. Не отступил, не сломался. Остался с эльфийкой принимая судьбу. Камме-Камме тоже остался на месте и тоже готов был умереть рядом с альварийской попутчицей - крохотный зверёк яму-яму стоял под своим нелепым всадником как скала. Камме Камме тоже сделал свой выбор.

Камень, однако, великолепной хармузде конечно же был не страшен – её бы и Ульрихов гигантский меч не сломил, не то что какой-то кусок породы, брошенный пухленькой мальчишеской рукой в перстеньках. Не то что куцый зверек восседающий верхом на маленьком лисе.

Ведь.

Хармузда сияла! Хармузда жила. Хармузда наслаждалась моментом впитывая каждую секунду, монстрообразной своей, искаженной жизни. Темные капли огня стекали с кончиков могучих крыльев, фиолетовые искры вспыхивали на темной чешуе лощенной шкуры, а синие глаза с вызовом глядели на Химеру. Второй раз вызывая её на поединок! Василиска Цера и Хармузда. Хармузда и Цера. Останется в живых кто-то один.
…Зверюга недовольно зашипела, когда стрела Сильмини вошла под лопатку, красивые удлиненные глаза обожгли эльфийку едкой ненавистью: «Расссберусссь с-с-со сссмеёй, и примню тебе это. Сссссс!» Казалось бы зашипела эта огненная монстрина, дернувшись от боли.

А потом они сцепились с Церой не на жизнь, а насмерть. И пахнуло пером, горелым мясом и жутью.
Сорвалась в бег Великая Цера, но и Хармузда не собиралась отступать - сила на силу, удар на удар! Скрип костей и вонь паленого мяса, - Василискового мяса и Василисковых же длинных перьев. Хармузда дралась отчаянно, с мощью гордого и жестокого зверя - вот слюнявая пасть попыталась вцепиться в горло, вот хлопнули крылья, пытаясь разрезать Церу надвое. А над всем этим мухи, оводы, слепни кружатся. Горят. Нападают ордой!
Но Цера побеждала - кровь стекала по ее белой коже, нагрелись обрывки цепей на теле, зловещие пузырящиеся ожоги покрыли кисти рук - и всё-таки Василиска оказалась сильнее! Пускай ей не удалось оторвать монстру голову, зато удалось вдруг вырвать крыло, проворно увернувшись от кислой крови. И когти свои вонзить в приоткрытое брюхо чудного монстра, вытягивая на себя нити потрохов. И хвостом шибануть разбивая полые кости.
Тоже удалось!
Не обращая внимания на черный огонь пожирающий Церову белую кожу, не обращая внимания на едкую кислоту проедающую змеиную чешую василиски.

Удары, чавканье, силища! Полосуют острые когти Церы, красивую, узкую морду монстра, пытаясь добраться до прекрасных глаз. Добираются. Сжирают. Без пощады, без лишних мыслей действует Василиска! С хрустом ломаются ребра и кости её врага, в чужой плоти по локоть утопают химерийские руки. А потом вдруг нечего стало рвать, потому что осталась подергивающаяся выпотрошенная туша. Кости остались и дерьмо на земле. Слабо разгорелся на уродливых ошметках гнилого мяса черный огонь. Цера победила во второй раз.

Ведь это её фей-ямы. Это её люди. Её лес и её мир!


...

- А ну, как эта погань еще раз оживёт? Ты думаешь о том же, о чём и я, красотка чумазая? А если это дерьмо снова и снова будет оживать, каждый раз более сильное и могучее? - Королек поправил свою корону, поглядев на Сильмини. - Жопу в руки надо...вот о чём я бесценный думаю. Жопу в руки и гори оно всё синим пламенем! Загадаем желание, а дальше плевать что будет после нас, верно? Хотя да. Я Красивый готов загадать доброе желание...Пусть всё как-нибудь исправится...эм...без особого для нас труда.

...

Ульрих, синий рыцарь, пошатываясь подошел к Феари. Хотел было Цере помочь в ее разборках с Хармуздой, но куда там соваться. Кровища. Бой. Огненные брызги и отчаянный, беспощадныйбой между двумя монстрами! Иногда лучшее что можно сделать - это не лезть в чужие разборки - тем более, если сам разваливаешься на части и едва жив.

- Ты-ыфою м-мать, жи-ива, девочка? - обратился к Феари. - М-мой хы-ыренов зуб не видала? М-может еще м-можно как-то приставить...пы-ырирастить...тфою мать...- склонился над Найджеллом осматривая мальчишку. Покачал головой осознав что мальчуган мёртв. - Святое небо...пы-ыроклятье. О-отнесём к Фонтану?
+3 | Следы на песке, 29.11.16 15:26
  • Ура!
    +1 от Joeren, 29.11.16 22:41
  • Ророро! Цера стронге! Грррр! ^^
    +1 от alien, 04.12.16 03:57
  • Спасибо тебе за все старания, вложенные в эту игру. Это потрясающий по своей красоте и мощи модуль. Бесподобный!!
    +1 от Panika, 15.12.16 19:36

Не позарилась Ташка на чужие драгоценности, ни одной вещицы не взяла из этой странной комнаты. Напрасно, играли все эти яркие игрушки с ней в переглядки, напрасно, уговаривали взять чего-нибудь да стибрить тихонечко - всё равно же никто не узнает, так отчего бы не взять, Тааааш? Мерцали! Позвякивали. Шумели себе тихонечко, надеясь видимо на скорые приключения.
Но. Неприступна была наша милая Ташкенция - как-то непривычно ответственна была и несговорчива, словно бы и в самом деле, разом превратилась из дворовой забияки - грозы учителей и школы - в покорную высокородную принцессу. Даже хрустальная корона еще тяжелее словно бы стала, а платье еще обильнее украсилось кружевами, рюшами да бантиками.

Рррр! - поглядело на неё чучело волка, злобненькое такое, страшненькое чучело - встопорщенная шерсть, оскаленные острые зубья - и зачем Алискиной маме все эти ужасти понадобились, спрашивается? Волчище не объяснял. Рычал себе безмолвно поблескивая алыми глазищами...Должно быть тоже злился, что его не берут в путешествие.

В итоге, приткнулась себе девочка возле картины, разглядывая смешение ярких красок и жирных мазков на холсте - рассматривая все эти странные дали изображенные на огроменном полотне. Казалось бы вполне понятные, интересные сюжеты – птицы в небе, леса, высокие замки на горизонте! А чем дольше смотришь – тем труднее охватить целое, тем легче становится тело и невесомее голова.
А оно мелькало перед ней, оно звало дальше - заставляя воображение работать. Вот алая луна, солнце печальной точкой, какие-то цветочки и курицы бродящие в этих цветах. Картина уже затягивала, очаровывала, увлекала за собой - как колодец Алисы. Шептала: «Та-а-аша в путь, в путь, беру тебя в пу-у-уть, моя стра-а-аница, в пу-уть…» И это не так просто, будто из комнаты в комнату шагнул и всё в порядке. Это прямо целое приключение же, без бабушки и без портфеля с двойками, зато с чудесной приставучей книжечкой в голове!
Такое вот себе падение случилось. Сначала в полной темноте - потом сквозь облака долгий странный полёт. Дневник забытый на дереве, вкусные пирожки пышущие горяченьким соком и чьи-то позабытые мысли, очень важные для одной рыжей хулиганки...Всё смешалось в квартире Васильевых-Бесфамильных!

Всё это можно было обрести вновь или потерять на веки вечные – если уж выражаться высокопарно в высоком стиле, высокородных принцесс.

...

А картина уже властвовала в этой комнате, собирая всех присутствующих на приключение. Хочешь не хочешь, а коднар швыранулся магией в это запертое окно и теперь отступать было некуда - окно растворилось – в мамину комнату ворвался самый настоящий ураган. Свежий, требовательный, порывистый!
Или вперед двигайся, или готовься гнизговую стражу дожидаться покорным винтиком Системы. Тинки, вот, например, собиралась подождать стражу, потому она отрицательно мотнула головой, выставляя зонтик как щит. То ли против кота и его нелепого предложения протестуя, то ли против всех приключений разом.
- И-с-к-лю-че-но! Это невозможно, не правильно, не желательно. Но раз уж вы желаете вляпаться в эти при-и-иключения, - высокая крыса с особым отвращением выплюнула последнее словечко, словно бы гадость какую кислуя пробуя на вкус. - Так решено. Помогу и задержу насколько позволяют правила и полномочия Пятого Секретаря. Сме-е-е-ю вас заверить, вы рискуете! Смею вас заверить, я пришла сюда чтобы уведомить о штрафе. Смею вас заверить, я люблю своё дело. И события развиваются са-а-амым отвратительным образом. Если вы умрете, то вы не сумеете явиться в Гнизготерию и дать показания о прилежной работе Тинки Бинксс - маленьком винтике Большой Машины. ТАК ВОТ ЗАПОМНИТЕ!!! Э-э-э-то неприе-е-емлело! Ах-ха. Стража не станет вас слушать, но здесь твориться что-то странное. И!!! Я. Намерена. Выяснить, выявить и сорвать покровы. Что здесь происходит и чем это грозит для равновесия? По-о-о-о-следствия, я уведомляю. У всего есть свои по-а-а-аследствия! ВСЕ-ГДА.

И Тинки вдруг сделала странный маневр: она взмахнула своим зонтиком и раздвоилась прямо на глазах Дона Котелло. При этом одна Тинки холодно поглядела на кота, усаживаясь на мамину койку чтобы подождать законников. А вторая Тинки, кивнув доблестному сэру едва ли не с благодарностью, с крысячьим прямо-таки проворством вдруг метнулась в коридор, в сторону закрытой двери с цепочкой...
…Было там и еще что-то, связанное с подавлением магии и призраками скребущимися в дверь, но этого кот уже не видел. И Алиса тоже не видела. И никто из присутствующих в комнате, в общем-то.
Потому что мир Фейерии уже захватил своих гостей, опутал их своими чарами да заповедной волшбой, забирая к себе.
То ли силой забирая, то ли вполне себе добровольно с согласия невольных приключенцев.

...

Говоря по чести.
Когда проходишь сквозь миры, это всегда чувствительно. Потому-то, в разное время, мудрые волшебники изобрели целую кучу всевозможных эликсиров, артефактов и сложных заклятий, призванных облегчить довольно-таки болезненные переходы. Если это ваша работа - прыгать из мира в мир - то поневоле да задумаешься, как избавиться от этой жуткой головной боли да слабости во всем теле, неизбежно появляющихся после прибытия в новую реальность.
Вот волшебники и задумывались! Экспериментировали, увлеченно предаваясь построению заковыристых схем и гипотез. Помимо необходимых артефактов да животворных настоев, сами собой создавались истории, теории, всевозможные легенды и страшненькие сказки, передаваемые из уст в уста царапучим шепотом.
Между собой говорили о том, будто тело что-то теряет когда покидает родную вселенную. Ну понятно там. Энергию, калории, даже лишние килограммы порой – толстого волшебника редко встретишь! – а ещё говорили, будто теряет тело частичку духа, особую искру живущую в каждом живом создании! Существовали даже мрачноватые теории о Монстрах-из-Мне. Один миг для телепортирующего мага и целая вечность для этих тварей неторопливо обсасывающих чужие души.
...Если человек перемещается между мирами слишком часто - рано или поздно огонь его души угаснет и придет черное безумие. Такой маг обречен потерять свои силы, забыть родной мир, забыть обо всём на свете, скитаясь потерянным призраком в чуждых вселенных.
Ходили даже слухи, будто бы самое худшее - это застрять в прыжке навсегда, мол такое уже случалось! Некоторые существа нечаянно развоплощались в пути и становились пленниками абсолютного ничто - в том жутком месте где нельзя умереть и нельзя жить, где можно только длиться, продолжаться и страдать целую вечность. Возможно, монстры-из-вне именно так и появлялись...Кто знает?


Как бы там ни было, а прыжок-падение закончился довольно-таки быстро. Сначала был колодец созданный из жирных мазков краски, потом тьма, потом белых облачков стайка, а затем мягкая трава под щекой - головокружение, головная, боль и тошнота к этому переходу прилагались милым таким грузом.
А еще царствовал запах. Дивный, жирный, одуряющих запах живой природы! Когда дождь собирается в синем небе, когда жара ласково обнимает зеленые растения охристым вечерочком, когда мураши поскрипывают, когда изумрудные сосны свои иголочки роняют, когда звенит родник...И всё это пахнет, живет, наслаждается сущим - не ведая о машинах, современных городах и машинном масле.
Если живешь в мегаполисе, с непривычки этот зеленый запах оглушает, крепкой такой дубинкой вышибая дыхание из чахлой груди прокисшего в четырех стенах горожанина. Петербург пахнет серостью, железом, железным мокрым снегом и серым же, утомившимся немного Заливом, железисто-горького вкуса.
Фейерия пахла чем-то очень пряным, зеленым, земляным и остреньким – здесь не было металлического запаха, зато стоял какой-то очень тяжелый, дурманный прямо-таки аромат каких-то неизвестных цветов. По небу ползла огроменная красная луна, заливая окрестности какой-то зловещей краснотой. Горячая луна. Недобрая луна. Луна злодейка задумчиво поглядывающая на людей.

Чувствовалась в этих краях беда, эдакий смутный призрак ловушки. Фейерия была, а мамы здесь не было – это Алиса сразу почуяла – её обманули! Здесь жила опасность, а мама отсюда ушла. Или ее украли. Или вынудили уйти отсюда силой. Или даже напали…Что-то случилось! Фейерия казалась огорченной, озлобленной, несправедливо обиженной…Еще чувствовалась слежка. Некто следил за ними, ощупывал внимательным взглядом. Друг или враг? ОН выжидал, укрывшись от живых людей. Он смотрел.
Любопытный такой ОН.

...

«Чую. Враги! И спереди и позади, прошу, волшебница - меня освободи!
Магии нет предела. От опасностей загражу вас смело.
Дневник дружеский тебе верну.
Найди только новую жертву для нас одну»
Ожила себе книжечка уютно разместившаяся в мыслях Ташки. Казалось бы девочка её туда не звала – но книжка никуда не делась. А может и не книжка даже? Ведь освободить просила...

...

Сир Алесандро же стал человеком. Вот так. Совершенно просто и без всяких магических пассов – шагнул в картину будучи котом в сапогах, а выпал уже человеком. Совсем без одежды, значится, что особенно в этой ситуации интриговало…Хотя у него по прежнему был с собой пирожок.
ИтакЪ, господа волшебники, добро пожаловать в Фейерию.
Самочувствие после перехода плохое. И Ура! За вами следят.

- Можно использовать заклятье "Срыв Покровов".
- Можно попытаться сотворить для кота одежду. Тогда есть два варианта заклятий "Нужнопризывание" - в идеале заклятье должно обеспечивать нужными в этот момент вещами. Либо "Портниховышивательство" швейное заклятье для сотворения одежды.
Но у Фейерии повышенный магический фон, не забывайте. До этого вы были в мире с пониженной магией, здесь же она повышена - даже самое лёгкое заклинание может обернуться бедой в мире с таким огроменным колличеством магии. Ну и чем больше магии - тем быстрее вас выследит гнизговая стража. И хорошо если только она...

Удачи вам, в общем-то! :)
  • Вот чесслово - красочно описанный возможный эффект от телепортации меня не на шутку встревожил! Надо бы поменьше этим заниматься...
    +1 от Edda, 09.12.16 05:15
  • Вперёд навстречу приключениям! :)
    +1 от Joeren, 10.12.16 21:54
  • А еще царствовал запах. Дивный, жирный, одуряющих запах живой природы! Когда дождь собирается в синем небе, когда жара ласково обнимает зеленые растения охристым вечерочком, когда мураши поскрипывают, когда изумрудные сосны свои иголочки роняют, когда звенит родник...И всё это пахнет, живет, наслаждается сущим - не ведая о машинах, современных городах и машинном масле.
    Если живешь в мегаполисе с непривычки этот зеленый запах оглушает, крепкой такой дубинкой вышибая дыхание из чахлой груди, прокисшего в четырех стенах горожанина. Петербург пахнет серостью, железом, железным мокрым снегом и серым же, утомившимся немного Заливом, железисто-горького вкуса.

    Очень!!!
    +1 от Panika, 14.12.16 19:30

Разразилась гроза над Обителью, посерело небо и горы вздрогнули. Испугался мир, ахнул, изменился. Застыл в бредовом кошмаре, жизнь народов своих выворачивая наизнанку…В этом году континенты трясло и выкручивало в судорогах смерти и нового рождения. Старый мир выгорал в огне, на глазах народов населявших щедрые земли Обители, нарождался Искривленный мир. Искаженный и тесный. Остались в прошлом бесконечные земли и неисследованные страны - навалилась теснота и первобытная жестокость.
...
Полуостров Мнар.

Урлоки восприняли появление большой Ма довольно оптимистично! Мамочку пытались убить всего раз двадцать или тридцать, и даже, по совести говоря покушения случались гораздо чаще, просто, урлоки в третьем веке еще не умели считать, поэтому число набегов осталось неизвестным.

Большая Мамочка, впрочем, сильно от этих покушений не расстраивалась – коричневое урлочье мясо конечно не деликатес, но за неимением лучшего…Большие черепа бунтарей пошли на украшения и предметы быта, тарелочки да разные там обереги. Многочисленные же истории о подвигах Мамочки, породили любовь в прожорливом, но не лишенном нежности сердце зеленокожих великанов:
«Эх-Ма! Уж мамочка-то знает толк в развлечениях! Ох-Ма, да она у нас та еще старушенция! Слыхали намедни, как она сожрала большого прожорливого вождя Бон-Бона. Ух!!! Она знает толк в развлечениях. Говорят, старшему сыну Бон Бона это не понравилось, он обозвал мамочку плохим словом, он обозвал ее тем что висит у него между ног. Изысканный диалог закончился в тот же час и Мамочка откусила у него голову прямо во время беседы. Ух, какая она у нас затейница! Ха-ха-ха!!!»

И действительно, большая мамочка знала толк в развлечениях! Во-первых она предложила создать большую уродливую стоянку Нуавурок: Вытоптанную, воняющую мочой и дерьмом поляну посреди леса с великолепным капищем Большому папочке - гигантский уродливый тотем закиданный кусками червивого мяса да урлочьего дерьма. То бишь, самым дорогим для сердца истинного сына урра-ла! Пищей, и переваренной же пищей извергнутой собственным живым телом.
Точно такую же красоту возвели на другом берегу гигантской глотки, обозвав Туавароком.
Мамочка повелела найти вторую соленую глотку и…Впрочем, до «и» дело так и не дошло. Во-первых, слишком уж сильно стал меняться мир – даже толстокожие урлоки это заприметили! Во-вторых, некоторые мятежники порешили, будто мамочка дает слишком много приказов за раз, порешив мамочку наказать. Чтобы не только наказать большую Ма, но и свою шкуру при себе сохранить – мятежники заселили на маленьком растительном островке, с увлечением принявшись нападать на проплывающие мимо лодки. Жрать-то там, вообще говоря, было совсем нечего окромя своего собрата Урлока. Поэтому мятежники без зазрения совести ели своих – без аппетита конечно, но за неимением лучшей пиши, как говорит народная урлочья поговорка: «Даже новорожденный сыночек волен сожрать свою мамочку».

Вообще то говоря, бунтари явно сошли с ума, ведь урлочатину будет жрать только дурак – коричневое, волокнистое мясо воняет рыбой и довольно безвкусное. Конечно, это тоже еда, но все же…еда еде рознь. Другое, дело, маленькие вкусные карлики-дагоны! Играть с дагончиками одно удовольствие, это даже младенцу известно: визжащие уродливые человечки бегают по кругу, бросаются в лужи и карабкаются на деревья в слепом страхе. Дагончиков легко истреблять. Весело и смешно. Точнее, раньше было легко и смешно…


В этом году, дагоны потеряли всякий стыд и решили изменить свой образ жизни! Во-первых они отстроили заграждение – большую кучу земли чтобы урлокам не слишком легко нападалось. Вот наглецы же! Во-вторых, в один из урлочьих набегов, когда гиганты сумели преодолеть вал и со всех ног побежали на лягушколюдов - дагоны выставили длинные копья, услаждая слух предсмертными воплями своих врагов угодивших в ловушку. Вооруженные легкими щитами, быстрые и прыткие (уж по сравнению с урлоками-то!) дагониты научились истреблять прожорливых гигантов, втыкая острые колья в жирные животы премерзких великанов*. Много жаболюдов погибало в этих сражениях, но выжившие научились использовать преимущества лесистой местности, научились прятаться среди деревьев, взбираться на ветви деревьев, а если нужно, то и прятаться в море, пережидая грозу и выставляя в болотистых местах засады. Проклятые жаболюды умели надолго задерживать дыхание и сливаться с местностью, становясь почти невидимыми в густых джунглях!

Конечно. Не каждому дагону нравилось такое положение вещей, иные старики шептались даже, что раньше было поспокойнее. Мол: «урлоки приходили, сжирали нас сколько нужно да убирались восвояси. Плохое это дело, драться с гигантами - не будет от этого никому добра!!!»
В конце-концов, ленивое старичьё даже выслало к Кутуулу миссию с требованием предоставить три выходных в неделю для блаженного безделья, и слегка поумерить свои амбиции. Мол, не всё же нам только прыгать да скакать вокруг тебя. Мир меняется, страшные грозы и шторма обрушиваются на наш родной полуостров Мнар. Нужны нам роскошные теплые пруды, нужны прекрасные храмы услаждающие взор, нужна роскошная еда, - а не эти вялые, мерзкие на вкус листья тасимы!
В общем, дагоны возжаждали большего. Утомленные многотрудной работой второго века – лягушколюды потребовали в третьем роскоши, вкусной еды и большого яркого счастья для всех. Дагоны пока еще не представляли что это такое, - то самое большое яркое счастье, но уж точно не физический труд. И не нудные, противные слуху приказы страшенного Кутуулу…


Так весело протекала жизнь дагонов да урлоков. А в горах, между тем, бородатые карлики копали глубокие шахты и пытались освоить глиноделие**. Был основан прекрасный город Куто, налажен хлипкий мир с отвратительными квакушами, разведаны новые земли.
Впервые в подгорном храме города Балда, был собран совет старейшин. Бородатые решили что пора бы двигаться дальше. Иные горлопанили, будто все это авантюра и не пристало катийцам слишком далеко отходить от своих древних гор! Другие, впрочем, порешили будто отсутсвие прогресса, прямой путь к неминуемому регрессу. Мало кто из вождей понял эти странные слова некоего достопочтимого вождя Дваргина Хитродума, но многие сумели уловить суть: Надо идти дальше.

Так в конце-концов и порешили. Зажарили на радостях жирного хрюкакрыса и щедро набили друг другу морды, от наплыва радостных чувств.
Славный то выдался пир – даже и через год приятно было о нем вспомнить бородатым вождям.
Однако…
…Через несколько лет гонцы вернулись с печальными и грустными известиями. Двигаться дальше некуда! Мир изменился. С одной стороны катийский народ заперло враждебное море, с другой стороны расплодились отвратительные квакуши. Гордые катийцы оказались в западне.
У урлоков дела идут неплохо, правда на острове 21.17 засели мятежники.

Дагоны вредничают и сражаются. Неплохо, кстати говоря сражаются-то!
* Вообще дагоны мелковаты - где-то 1.30 -1.40, не больше. Маленькие, уродливые ленивцы. 1.60 это уже гигант по дагонским меркам. Но дагоны не унывают, считая свой рост единственно возможным для счастливого существа.

Катийцы осознают себя в ловушке.
** за глиноделие нужно доплатить еще 2БС;
---------
Великий Излом достаточно серьезно отражается на жизни Одинокого полуострова - щедрые раньше земли теперь затоплены соленым морем, землятресения и страшнейшие ураганы вовсе не редкость. Огромные волны - ломается земля. Некоторых дагонов и катийцев смывает в море.
Народы еще не воюют. Но места с каждым годом все меньше и меньше, да и обстановка дружбе не способствует...
+3 | Обитель [DoW], 28.12.14 22:48
  • Наконец таки плюс могу поставить, да ^^
    +1 от Alien, 30.12.14 06:03
  • Уменьшить карту катаклизмом очень правильное решение!
    +1 от solhan, 29.12.14 02:22
  • Хах. Урлоки действительно любили мамочку.
    +1 от Вилли, 12.12.16 21:33

- Да уж конечно, все это очень странно, - Майя задумчиво потерла правую кисть, кивнув Чижику головой. Нахмурилась. – И всё это похоже на мои любимые ужасы! А что? Нырнём в гипер…туда-сюда…а через триста лет корабль обнаружат где-нибудь на задворках космоса. Тишина, холод, команды нет, все записи полёта повреждены и только жирная кровь по стенам размазана как потёки брусничного варенья. Закадровый голос сообщит печальным тоном: «А ведь они могли бы почувствовать беду витающую в воздухе, когда Алексей Стругачёв, Майя Юрьевна и капитан Федор Михайлович Чижик собрались вместе…»

Усмехнулась, приподнимая бровь.

- Ну как вам исторьица, окрыляет? Хотя, стены истекающие кровяным вареньем и крики на всех записях, это знаете ли, еще не худший вариант. Худший – это если бы мой отец опять решил заняться экспериментами! Чур-чур-чур, держите меня семеро, могу треснуться в обморок. Но вообще можно выдохнуть. У папы политический год и ему не до безумных экспериментов. Он очень сильно заинтересован чтобы всё прошло как по маслу и ещё глаже. Так что выбрасывайте все сомнения за борт, Фёдор Михайлович. Вы эффективны, я эффективна, экипаж эффективен и здоров, всё будет хорошо!

«И вообще. Мой папа мог бы заявить что у нас нет выбора в данной ситуации. Или всё пройдёт хорошо, или капитан Светлов огорчится. А когда капитан Юрий Аркадьевич Светлов чему-то огорчается, с ним вместе огорчается целый мир. Такая вот шутка. С известной долей правды, между прочим, дамы и господа! Мой Папа ожидает от нас одной простой вещи – что мы будем самыми лучшими и вырвем из себя все жилы, дабы полёт прошел великолепно.
…Ну или он нас всех в порошок сотрёт. Ага. И это тоже не просто выражение, хочу я вас заверить. Ведь капитан Светлов никогда не проигрывает и не терпит поражений.»

Это, впрочем, уже про себя была критическая мыслишка - жизнеутверждающая такая, но не для Фёдора Михайловича конечно. Улыбнувшись уголком губы, девушка показала капитану большой палец в знак согласия с экскурсией. Некоторое время она смотрела на закрывшиеся двери медотсека теплым задумчивым взглядом, потом покачала головой и отправилась наполнять свой чайник.
Вот и закончилась встреча…
Пустила воду, задумавшись о чём-то своём рыжеволосая девушка.
Как-то разом накатила усталость. Пять минут передышки это хорошо - самое оно чтобы выдохнуть и привести себя в нормальность, расставляя образные книжки по полочкам! Все эти новостишки раскладывая по чемоданам и все эти живые эмоции упорядочивая в своей веснушчатой голове. Вообще-то Майя легко возвращалась в строй, обладая невероятной просто-таки выносливостью, но сейчас ей нужно было подумать.
Чижик ушёл на мостик. С одной стороны грустновато, а с другой стороны, как-то слишком резво работал Пчёлкин язык в компании бывшего учителя. Этого не отнимешь! Так его ж в душу, этот самый трепливый язык! Слишком уж легко болталось Майе в компании Фёдора Михайловича - пожалуй непозволительно даже легко. Эдак, если б оно взаимно было…а то, быть может, капитан только из педагогического сострадания Майкин поток речей терпит. «Я ж как хренов генератор. Всё время генерирую отборную чушь. Вот нет бы молчать словно умная какая! Таинственности напустить на себя…драмы…всех этих женских штучек…Так нет же! Теперь уж точно история про четырех данкистов и собаку получается. Эти маленькие рыжие чихуахуа, они знаете ли, всегда безостановочно лают…Гав-гав-гав да тяв-тяв-тяв, пока голова не разболится»

Поставила чайник, не забыв протереть этого достойного приятеля чистой салфеточкой. Вздохнула, и отправилась переодеваться. Первым делом хорошенько так умылась ледяной водой, наслаждаясь бодрящей прохладой. Даже фыркнула от удовольствия, пробуя сырую водицу на вкус. Действительно неплохо – Чижик прав – отменная вода! Очень вкусная надо сказать.
«И капитан ещё планирует покидать корабль? Да при таком комфорте у половины экипажа истерика должна случиться, в виду перспективы всё это потерять. Мы ж люди будущего! Какого лешего нам строить из себя дикарей на чужих планетах? Антисанитария. Грязь. Насекомые. Алё!? Это действительно кого-нибудь привлекает?»
Быстренько переоделась. Собрала волосы в шишку с чисто женским наитием, оставив, впрочем, одну медно-золотистую прядь украшать белую шейку. Эдакую живую прядку, намекающую о свободе и женственной природе барышни Светловой - эффективного специалиста и самого молодого человека на этом космическом корабле!
Посмотрела на себя в зеркало. Не просто Пчёлка Майя, а целая дочь капитана Светлова.
...Из всех детей самая похожая на него – самая мелкая в семье, и тем не менее, вобравшаяся в себя больше всего от знаменитого космолетчика - и чисто внешне и по характеру. Смешно, конечно! Вот Братья-близнецы, Толя и Коля, на отца походили значительно меньше: высокие статные красавцы под метр девяносто ростом, умеющие улыбаться той самой улыбкой и все-таки отличные от папы, очень даже обособленные парни.

А Майя походила на отца.

Сильно, пожалуй, походила-то! В женском варианте и обличье, смягченная веснушками и этой огнистой рыжиной, из всех его детей она получилась лучшим капитанским творением. Или худшим, если уж вспомнить собачьи шуточки и граничащую с форменным сумасшествием упёртость – вон, даже Фёдор Михайлович это приметил…«МайяБеги!» Даже для её фанатов и поклонников это не секрет. Угу. Школа Юрия Аркадьевича Светлова! Ирония судьбы. Когда люди так похожи друг на друга, они либо сразу находят общий язык, либо обречены сопротивляться друг другу до конца жизни. Бодаться рогами словно бычки на узком мосту. Вот Майя и бодалась. Любила отца и при этом совершенно точно не разделяла его взглядов на жизнь. Сопротивлялась. Спорила. Разбивала в кровь свой метафорический упёртый лоб. И отчаянно старалась заслужить уважение знаменитого звездолетчика.

...Зеленоватое в лучах искусственного света, это девичье-светловское лицо сейчас выглядело грустноватым. Пожалуй, даже испуганным, уж если по правде-то говорить - посеревшим от осознания большой ответственности возложенной на не самые широкие женские плечи. Одиннадцать человеческих жизней под её пчелиным крылом – это не мало! Даже одной жизни за глаза хватит, а здесь одиннадцать данкийцев в ведении самого молодого доктора Родины.
Крепко-накрепко зажмурилась, сжимая кулаки. Застыла на некоторое время, а затем вдруг молчаливо усмехнулась, изгоняя всю эту накатившую неуверенность при помощи юмора. «А Фёдор Михайлович-то стеснительный человек. Хм! А ведь если ему рубашку придется при враче снимать, он же со стыда кажись сгорит. Хе-хе. Вот спросит однажды – «И чего ты Майя во врачи подалась?» А я ему и отвечу – «Так чтоб на вас без формы же поглядеть, Фёдор Михайлович!» Ну да, ну да. Не убить бы нашего впечатлительного капитана своей суровой медицинской простотой. «Тоньшее» надо быть, Светлова. «Тоньшее» и корректнее же, мать его так...Ну ты вспомни блин о манерах!»
И Майя рассмеялась про себя, вспоминая не про этикет отчего-то, а припомния этот разговор о мужских потребностях и голокомнатах с Григорьевым. Хороший разговор получился. Колюченький такой, как пузырьки газированного напитка в носу - эдакая минералочка с перцем. Особой пикантности придавало смущение бывшего учителя.
И весь этот полет как минералка с перцем! «Ничего. Справлюсь. Не могу не справиться. Это же не игрушки какие, а живые люди. Лей сопли сколько угодно, а только не имеешь ты права свалить, Светлова. Не в этот раз. На этом корабле холодно. Горячий врач здесь суровая необходимость.»

...

Она вернулась как ни в чем не бывало. Ироничная себе Валькирия с призраком задорной улыбки скрывающейся в уголках губ - какая-то по особенному свежая и хрустящая! Эдакая воительница с красными волосами. Непрошибаемая дочь непрошибаемого капитана. Всегда уверенная в себе, всегда заносчивая, всегда грустновато-веселая с этой лихой бедовостью в серых глазах.

- А вот и я! Ну как там, не заскучали без меня? Что ж, Алексей Кирович, буду рада за вами поухаживать на все сто процентов отборной эффективности! Давно мы с вами не виделись, полагаю, можно нарушить строгость устава. Мммм, я думаю нам не обязательно забывать обо всем, безопасник Алексей…детская чушь имеет право на существование! Полагаю, великолепная Майя Юрьевна Светлова не совсем права в данной ситуации…Если вы диагностируете у неё заболевание «свинтус заносчивус», должно быть вы будете правы. Если вы назовете её мигерой и зазнайкой, вы тоже не покривите душой. Однако некоторые винтики в моей голове прокрутились и зажглась зелёная лампочка! Я думаю что школа, задняя парта и прочая лирика имеют право на существование. Мы можем оставаться друзьями и пойти на компромисс. Я не приемлю к себе беспардонного обращения «Светлова», но готова рассмотреть критику с вашей стороны и пойти вам навстречу в некоторых вопросах, - доктор задумчиво пожала плечами, слегка опуская голову. - Полагаю это звучит как чушь, а не предложение дружбы. Но. Хм. Это именно оно. Я действительно считаю вас своим другом и надеюсь на вашу рыжую взаимность. Как нам следует наладить общение?

Доброжелательно поглядела на Стругачёва, таким вот дурацким образом и всеми этими речами извиняясь свою прохладу. Хотела что-то рассказать Игорю Кирилловичу, вступая в интересный разговор, но внезапно приметила книжку, забытую на столе.
Ого!
…Трагедии конечно не случилось, ведь Майя поняла что капитан забыл книжку случайно, должно быть огорошенный внезапным появлением одного очень рыжего Рядового. Но как теперь быть?!
Мелькнула даже шальная мысль пойти на мостик и тут же передать лично в руки. Или кнопку нажать, вызывая Чижика на связь – девушка даже ладонью всплеснула, впрочем, вовремя успев осадить саму себя.
Сейчас не время бежать впереди паровоза! Какого хрена она сейчас станет мешать Фёдору Михайловичу!? Это надо позже сделать.
Позже, Светлова.
Ага.
Обвязать симпатичным бантиком и сунуть в лифт с пометкой «капитану корабля», или попросить кого-нибудь передать лично в руки? Ну в рамках самых тупых и великолепных по шкале отборного идиотизма идей.

...Хм. Девушка слегка зарделась – все таки это был очень личный момент и вмешивать в эту ситуацию кого-то постороннего, пусть даже рыжего приятеля Лёху или малознакомого красавца Фотона, совсем даже не хотелось.
Длинные пальцы данкийского доктора с нежностью прикоснулись к книжке. Нда-а-а. Придется зайти на мостик под благовидным предлогом…Ну, там, Фотону Игнатьевичу приветик передать, на звездочки полюбоваться – типа такая вот сильная тяга к космической красоте, что прямо в медотсеке же не усидеть. Только с мостика и смотреть на всю эту космическую чушь!
Вообще-то пребывание доктора в рубке управления до возникновения критической ситуации, довольно неуместно. Доктору следует находиться в медотсеке. Таковы непреложные правила! Устав, ёшкин кот. Иерархия взаимоотношений на борту. Так работает улей и его счастливые трудовые пчелки. И тем не менее…
Майя чуть прикрыла веки, вспоминая недавнюю встречу в шлюзовом отсеке - размечталась, схватив книгу как самое дорогое своё сокровище. Похорошела даже, как-то прямо посветлев глазами. «Встреча в шлюзовом отсеке была довольно-таки хорошей, насыщенной, как вареное сгущеное молоко. Если конечно являешься ценителем вареной сгущенки, момент невозможно не оценить. Это было тепло, это было нелепо, это было с душой. Я трещала как последняя идиотка. И все же...»
Это самое «все же» Светлова приберегла для себя одной. Есть такие мечты, о которых даже думаешь с осторожностью…

- Очень, знаете ли, люблю Кира Булычева, - поспешно объяснила Майя своим гостям, отчаянно надеясь что она попала в тему разговора. Они же про летающих коров, верно?
Девушка убрала книгу в ящик стола, мысленно представляя как она пойдёт на мостик и отдаст подарок лично в руки. Второй, тудыть его в качелю, раз! И это будет самый странный её поступок, ведь вообще-то она и не собиралась появляться в рубке управления. По-крайней мере, покуда присутствие доктора там не потребуется.
И если уж совсем честно говорить, Майя Молния Светлова, эта пафосная и совсем даже не склонная к скромности рыжая девушка, отчаянно стеснялась появиться на мостике. «В этой ситуации присутствует что-то очень личное и нелогичное, по-крайней мере для меня.»

...

В оставшееся время Пчёлка-Светлова с удовольствием ухаживала за своими гостями, не забывая, впрочем, о скором старте и о своих прямых обязанностях на этом корабле. Она была внимательна и вежлива к Стругачеву, с интересом прислушиваясь к Игорю Кирилловичу. Иногда даже вступала в разговор:
- Да чтоб я сдохла! То есть я хотела сказать, что доктор Майя Юрьевна действительно впечатлена. Животные похожие на грифонов существуют в родном мире Селестиан?! Кто бы мог подумать! Я то всегда считала, будто это журналистские выдумки для людей с ограниченным числом извилин в голове…Но говоря прямо. Это здорово, Игорь Кириллович!...Лингассы. Хм. Такие вещи, знаете ли, подстегивают воображение. Вся эта земная фантастика, возможно она действительно имела под собой нечто реальное? Пятьсот лет ироанско-селестианской жизни…людям прошлого это могло казаться почти эльфийским бессмертием!

Чай, впрочем, сама уже не пила, уделив время работе.
Вот например занялась флэшками безопасников, быстренько составляя отчет для медиков Земли.
…Застольные разговоры Светловой совсем не мешали, скорее даже способствовуя её могучей энергии – девушка спокойно совмещала несколько видов деятельности и к тому времени как её прекрасный чайник остыл – она уже успела написать отчет о прибытии двух военных, заполнить кучу сопутствующей бюрократический ерунды касающейся её собственного прибытия на борт и получить ответное письмо, подтверждающее что вся необходимая документация была получена.

Не забыла доктор Светлова свериться со списком медицинских материалов, разок даже выпорхнув из своего кабинета чтобы лично удостовериться в наличии наиболее важных препаратов. В остальном же прекрасно помогал компьютер, предоставляющий бортовому медику всю необходимую информацию.
В общем. Майя творила рабочее волшебство! И в отличие от своих двенадцати лет, теперь она уже не суетилась и не создавала вокруг себя смерчей, бегая по всей лаборатории на сумасшедшей скорости. Движения рыжей девушки были уверенными и экономичными. Она делала свою работу быстро, но без лишней суеты.
- Ииии…готово! – довольно кивнула самой себе Доктор, отстраняясь от компьютера. – Вот так-то, рядовой Алексей Кирович, вот она работа современного медика во всём своем неприглядном, тудыть его на деревню к бабушке, виде! И где все эти драмы и крики из серии «Мы его теряем», «Я этого не допущу», «Бла-бла-бла…не смейте умирать»!? Где, спрашивается, тонны пафоса и экранных речей? Трагедия здесь только в том, что я могу состариться прямиком в своём кресле заполняя все эти бесконечные формы и справки…Великолепная в своём совершенстве бюрократия! Майя Юрьевна Светлова восхищена.

Пчёлка с удовольствием потянулась, разминая спину. Прислушалась к прохладному мужскому голосу начавшему вести обратный отчёт.

- А вот и восхищение номер два. О чём я говорила, Игорь Кириллович? Я была уверенна что искин здесь мужского пола! Хе-хе. Алё, алё? Вы меня слышите, очаровательное создание мужского пола!? – попыталась обратиться к искину. – С ним можно разговаривать, вы не знаете случайно? Или он только цифры умеет в обратном порядке считать...

Поднялась, провожая своих гостей. Ну, с Селестианином-Григорьевым они увидятся довольно скоро, что же касается рядового Стругачева, то его Майя проводила до дверей, как и капитана совсем недавно.

- Каким вы однако стали видным парнем, Алексей Кирович! И уже бреетесь, ё-ё-ошкин кот. Женские сердца в опасности! - девушка протянула Рыжику еще три батончика, кивнув головой. - Вот возьмите пожалуйста, пригодится. Кто знает, когда здесь ужинают? А так похрустите в собственное удовольствие...а может кого и угостите, когда знакомиться с местным народом начнёте. Я рада что вы на корабле, Алексей Кирович! У меня есть для вас дело...между прочим...особой так сказать секретности. Касается синей орхидеи и врачебной чести Майи Юрьевны. Ничего сложного и вы всегда можете отказаться, я совершенно точно не обижусь, если у вас не найдется времени для этих глупостей. Просто, там в лифте должна быть моя орхидея...и это не то место где ей полагается стоять. Честно говоря, я её там потеряла! И не хочу чтобы кто-то об этом знал. Если бы после старта вы занесли растение в медотсек, никого особо не посвящая в это дело..ооо....я была бы очень благодарна! Только это в рамках особой секретности, Алексей Кирович. Данкийский Доктор ни-и-икогда не попадает в глупые ситуации, вы понимаете?

Приложила указательный палец к губам.

- Это должно быть секретом!
Ну и чтобы представлять, совершенно обычная врачебная форма:
  • За характер. За отца. За книгу и орхидею. За то предвкушение интриги, что так ценно в книгах...
    +1 от rar90, 05.12.16 19:56
  • Прекрасно, восхитительно, очаровательно! И элемент драмы есть в виде душевных терзаний, и книга с орхидеей на своих местах, и... есть, в общем, на что реагировать! Особенно Лёхе! :)
    +1 от Joeren, 08.12.16 16:03

- Чего это где был? Оружие искал! Ты на Эччегель как без оружия идти собралась? - нахмурился недовольно Копьеносец Паналыку, смуглый лоб свой потирая. - Айкыыыы...Тут одним копьем не справится, вот так. Это значит кэлечекам на корм идти, да, если с одним копьём. Ты на корм хочешь пойти? Вооот. Нож небесной кости нужнен! Тайник есть. Искал. Нашёл. А теперь что? Совсем мокрая ты, Ярра! Ээээхх. Зачем измочилась? Эйджа-а-а....

...Сплюнул на землю, какому-то мелкому камушку пинка наподдал злость выпуская.

- А что делать? Сегодня не идём. Нет, значит, нам с тобой дороги на Эччегель сегодня. Обратно идём.

Сказал как отрезал. Собакам свистнул к стойбищу возвращаясь.
Вот тебе и Большой Камень! Черный Камень. Угрюмый Камень впитывающий души. Кровью скормленный, жаром чужих тел напитанный. Камень! Голодный, злой, одиноким стражем нависающий над этим заповедным местом. Бездушный монстр.
Какая-то вязкая тень отделилась от проклятого камня, растворяясь себе в пахучем костре выгорающих, пожелтевших трав. Разбрасывающая черноту вокруг себя грациозная такая, извивающаяся тень! Хотя может и показалось просто...
Сегодня вообще много странного казалось Ярре.
Или не казалось.
Или происходило на самом деле.

Кто знает?
Глава закончена. Здесь больше постить не нужно. След. мастер-пост в новой главе.
  • А тень, это ведь мой золотой дракончик, правда?)
    +1 от Зареница, 05.12.16 15:12

– Нда. Пожалуй, титулов многовато, - шутливо вздернула брови Майя, добродушно сверкнув своими чародейскими, светло-серыми глазами в сторону Лёхи. – Моё эго бесконечно, но всё-таки рекомендую вам сократить список, рядовой Алексей Стругачёв. А то боюсь всё не выговорите. Ээээ, мозг закоротит раньше чем закончите! Ну или я треснусь лбом о свой стол, потому что засну...

Девушка задумчиво почесала переносицу, поглядев куда-то в недалекое своё прошлое:

– Хочу заметить, что в иных кругах меня называют также Молнией-Светловой. Перспективной лыжницей. Лучшей ученицей. Гордостью выпуска. Самым молодым врачём Родины. Семнадцатилетним гением на борту «Данко»! Великолепной спортсменкой. Вдохновляющей звездой интернета. Окрыляющей! Марсианкой, пчёлкой и сверхновой нашего времени. Валькирией на лыжах и в конце-концов, Снежной Королевой, - усмехнулась уголком правой губы, слегка вздернув подбородок девчушка. Эдак, не без гордости значит, но при этом и не особо выделываясь. Скорее наслаждаясь этой нелепой ситуацией и даже тайно испытывая от всех этих своих смущений, некоторое хулиганское веселье. – Ну так как, выговорите всё это, уважаемый Алексей Стругачёв? Только не советовала бы я вам пытаться! Это просто журналистские выдумки чтобы добавить остроты нашему полёту. Эммм…Жирное повидло на жирном бутерброде отменной лести, как выразилась бы некая госпожа Светлова! То есть клюква развесистая и масло масляное, заявляю я. Вам достаточно называть меня просто лейтенантом или доктором. Доктором Майей Юрьевной или старшим лейтенантом Майей. Это будет на все сто процентов мелочишка в банк! То есть, хм…я хочу сказать это будет наиболее корректно.

Пчёлка рассмеялась про себя. Снаружи вот уже давным-давно вслух не смеялась, а про себя довольно часто улыбалась и хохотала. Вот и сейчас, скорее веселил её Стругачёв по большей части, нежели раздражал. Бедный разнесчастный Гриб Рыжик! Прямо будто в морозильную камеру попал – и настолько же, насколько тепло встретил звездолет «Данко» саму Майю, настолько же прохладно был встречен солдат Алёшка. Впрочем, ему наверное не привыкать, он вообще не отличался особенной везучестью, если по школьным годам судить.
«…А не хотела бы я быть рядом, когда рядовой Стругачёв возьмется за боевой бластер! И не то что бы я не доверяла Алексею, хотя я этому рыжему добродушному остолопу совершенно точно не доверяю. Однако это не главное. Анекдот в том, что наш павлин Алешка отличается поразительным умением попадать ровно в каждую неприятность на своём пути. Это почти талант и стругачёвская сверхсила! Какие бы грабли не были разбросаны по дороге, боюсь, этот высокий солдат наступит ровно на каждую. Рыжеволосый любитель набивать шишки, делать глупости и совершать самые странные и ужасающие подвиги. Но рада ли я ему…?
Хм. Пожалуй, что рада! Здесь так много умных личностей, гениев и всех этих одаренных людей, наделенных самыми необыкновенными способностями, что присутствие одного харизматичного двоечника совершенно точно не повредит экипажу. Он как острый перец в нашем очаровательном данкийском супе, как яркая красная вишенка на персональном торте Фёдора Михайловича! Скорее Алёшка нам даже необходим с психологической точки зрения. Хотя, Фёдор Михайлович возможно и не разделяет моего мнения…»

И Майя снова усмехнулась про себя, припомнив тесную «дружбу» этих двоих.
В детстве, одной рыжеволой пигалице казалось, будто Алёшка всеми доступными способами вот прямо из своего лётного комбинезона же лезет, чтобы подорвать авторитет учителя Чижика. Возможно, он это делал не специально, но нарывался на неприятности рыжий паренек почти всегда. Можно сказать, нарывался с огоньком. С неистребимым залихватским азартом! С особым рвением первопроходца наматывая преподавательские нервы на серебряную вилку Стругачёвского пофигизма и нарочитой, весёлой такой расхлябанности.
Доброе общение этих двоих обычно сводилось, к: «Я запрещаю, Стругачев», «Отставить, Стругачев», «Тебе выговор, Стругачев», «Не смей так шутить над своими друзьями, Стругачев». Помнится, Лёха как-то даже до белого каления невозмутимого учителя довел, заставив Чижика прямо-таки закипеть от гнева будто чайник на огне, но какая именно это была выходка, Майя уже позабыла.

Счет этим выходкам шел на десятки же, как тут всё упомнить?
...Может, это было когда Стругачев купался в одежде в холодной воде. Или когда орал песни во всю глотку. Или когда над кем-нибудь прикалывался. Или когда...Ну в общем вы поняли. Алёшка определенно был самым ярким учеником в классе Чижика.

Девушка потерла свою обильно покрытую веснушками переносицу, растерянно покачивая головой. Стругачёв! Ну, кто бы мог подумать. И вот этот самый двоечник и рыжий задира Стругачев, теперь солдат безопасности на борту «Данко»? Военный, обязанный подчиняться майору Кырымжану и своему капитану. Нда. У жизни определенно есть своё собственное, слегонца извращенное чувство юмора.
А ведь с сержантом Громовым такие шутки в отличие от Чижика не пройдут. «А пробовали ли вы собирать свои зубы сломанной рукой с пола, рядовой!?» Доктор Майя прикрыла лицо ладонью.

...

А Громов, тоже вот, экземплярчик блин. Нет! Рукопожатие-то у него конечно прекрасное, отменное можно сказать и лучшее на этом корабле, Майя вон даже незаметно губу прикусила, когда немного больно стало от этого могучего приветствия - узкая докторская ладонь чуть было вареньем не выступила сквозь пальцы этого богатыря. Ничего не скажешь - крепок и силен как буйвол! Но вот желание подмигнуть девушке в обход субординации. Бррр. Доктор Светлова в тот момент спокойно поглядела на сержанта, придержав всякое веселье - напротив, даже пожалуй погрустнев, уперевшись тревожными своими, очень светлыми глазами в сержантское лицо. Улыбка могла бы дать Громову какой-то шанс, намекнуть на весну и скорую оттепель в сердце доктора - поэтому никакой улыбки на веснушчатом лице не случилось. Только вежливое внимание, доброжелательный холодок и молчаливое обещание позаботиться о здоровье сержанта, если он попадёт в беду.

...

И Громов, это вам еще не Кырымжан, заметьте! – уж если с майором, чемпионом мира по субаксу, попробует шуткануть незадачливый Лёха…хм…даже страшно представить что произойдёт в этой ситуации. Врядли, Кайрат Тимурович и его великолепная бородка, оценят Стругачёвские выкрутасы.
«Как бы Рыжика от пола зубной щеткой оттирать не пришлось, когда зарываться перед азиатским джентльменом начнет. А начнёт зарываться он гарантированно, на девяносто восемь процентов, можно обратный отсчет времени начинать до первой выходки! Два процента оставляю в качестве статистической погрешности.»

Впрочем, Майя слегка посуровела когда уловила этот учительский взгляд Чижика, словно бы опасающегося покидать медотсек. «Ну ва-а-ашу ж в душу! Это капитан свой профессиональный экипаж для выполнения боевой задачи оставляет на ответственном посту, или учитель боится на переменке выйти их класса, потому что ученики разборки устроят между собой без присмотра взрослого!? Не. Ну, я что-то не поняла. Аллё, аллё! Вам звонят, Фёдор Михайлович – возьмите эту грёбанную метафорическую трубку!!! Здесь есть дети которым вы можете не доверять, тудыть его в печень? Это блин школьный класс с двумя рыжими придурками или медотсек великолепной Пчелы Светловой? Я вот прямо не догоняю ваших опасений, ёлки палки. Мне вот прямо обидно такому доверию!»

Впрочем, Майя в отличие от Стругачёва, умела что называется «фильтровать свой базар» и видеть разницу между теми фразами которые возникают у неё в мозгу, и теми речами, которые следует произносить в слух. Поэтому в реальности девушка лишь азартно сверкнула глазами, иронически вздернув уголок губы. «В бой за профессионализм, Светлова!»

Заметив мнущегося Алексея бросающего косые взгляды на освобожденное место, Валькирия кивнула головой. Закрыла медкарты, завершая сеанс.
- Смело присаживайтесь, Алексей. Капитан уже уходит. Или вам трон начальника медицинской службы подавай? А на кнопку-то какую-нибудь интересную случайно не нажмете, чтобы всё здесь взорвалось к едрёне фене? Шучу-шучу...Ну, выбирайте почётное место. Я рада нашей встрече! Однако вам всё же следует обращаться ко мне на "вы". Как одноклассникам, нам тем более следует оставаться в рамках субординации. Знаете ли! Личный подход тут был бы неуместен, Алексей. Кто-то мог бы подумать, будто доктор Светлова проявляет особые эмоции к рядовому, потому что он её старый друг и бывший приятель. Однако каждый имеет право на равную порцию внимания от своего врача. Я не могу проявлять субъективизм и не терплю "междусобой". Вдобавок, обращение на "вы" это вежливое обращение к даме, а военных людей всегда украшали мундир и манеры. Берите пример с сержанта Громова, он, ёшкин кот, крут! - девушка кивнула головой, покидая кабинет чтобы капитана проводить и чтобы новую порцию воды в чайничек подлить. А за одним и лишнюю чашечку прихватить для Стругачева. - Я поставлю чайник и вернусь через пять минут. Отдыхайте, рядовой. Угощайтесь батончиками, чувствуйте себя как дома и не забывайте что вы в гостях. Хе-хе. И карту не забудьте мне предъявить, а то бюррократические хероманты снимут мне голову с резьбы, хм...Игорь Кириллович, спасибо за интересную гипотезу про Селестиан, вы так интересно рассказываете, будто сами там побывали! Простите, я ненадолго откланяюсь, но вы остаетесь в замечательной теплой компании...Алексей Стругачёв очень интересный человек, вы с ним не заскучаете. Я переоденусь и мигом вернусь чтобы принять свой пост и свою смену!

Майя собиралась ненадолго отлучиться чтобы поставить чайник и быстренько переодеться, пока он закипит.
Шокируящая футболка с собственной физиономией уже сыграла свою роль (хотя никто особо и не удивился, блин!), а потому Пчелка собиралась переодеться в обычную больничную форму, обычного же больничного цвета - либо синего, либо зеленого цвета, в зависимости от того, какой вариант формы сюда погрузили. Медицинская блузка и штаны, которые можно было одеть на себя прямо здесь, во врачебной раздевалке медотсека. Наряд подходящий и профессиональный - всё-таки Светлова с уважением относилась к своей работе, да и длинные рыжие волосы постоянно падающие на глаза уже начинали напрягать - следовало их собрать. Не сдувать же их постоянно!
В общем, Доктора ждала бычная медицинская форма которую носят врачи в любой больнице мира. Никаких здёзд, пироженок и всех этих жутких комбинезонов, навроде тех, которые в детстве в МЗУ пришлось поносить.
...Забавным образом, форму звездолетчиков госпожа Светлова отчего-то напрочь разлюбила.

Покинула кабинет с чайником в руках, провожая Чижика.

- Нда, Фёдор Михайлович, не смею более задерживать капитана. Каких интересных личностей приносят нынче космические ветра...Вот нет бы мороженое принести, а эти самые звёздные ветра, Алексея Стругачёва на борт занесли! Я же чуть подстаканником папиным свой стол не проломила. Ну что за бред!? С одноклассником на одном корабле...вот же глупость! - девушка сокрушенно пожала плечами. - Вы уж простите за этот Фобос, как-то меня закоротило на автомате...А вообще благодарю за экскурсию. Было чудесно. Да вы не волнуйтесь...это же не просто Стругачёв в медкабинете остался. Это целый Солдат Безопасности! А вообще у него замечательное рукопожатие, такие бывают только у хороших надёжных людей.

Не терпящая субъективизма в рабочих отношения Майя, чуть улыбнулась Чижику уголком губы:

- Семь футов под килем же, Фёдор Михайлович!
  • За зубы, за общий настрой :)
    +1 от rar90, 30.11.16 11:59
  • Как тепло Майя про Лёху отзывается ^_^ Приятно порадовало! :)
    +1 от Joeren, 02.12.16 15:55

…Мамина комната утопала в загадочной полутьме, купалась в таинственной этой хрупкой иллюзорности с интересом разглядывая пришельцев. Синие тени порхающие по углам, косые лучи рассеянного солнца что полосовали помещение, проникая сквозь стрельчатое окно – все это присматривалось к людям, вздыхало, обнимало и быть может даже отталкивало. Быть может, даже испытывало недовольство этим внезапным вторжением, гневалось потихонечку. Испытывало раздражение.
И.
Казалось бы, откуда взялись солнечные лучи, проникающие в комнату золотистыми пиками света? Откуда взялось летнее солнце и намек на охристо-медвяный цвет, если в Петербурге властвует хмурый день готовый обратиться не менее хмурым и тоскливым даже вечером?
Но в маминой комнате всё было устроено совсем иначе, чем в реальном мире – комната эта жила особой заповедной жизнью, существовала отстраненно и странно, игнорируя окружающий мир – не обращая на него внимания и наслаждаясь своей собственной вселенной.
…Поблескивали яркие витражи, привлекая к себе внимание. Солнце и луна были изображены на этих разноцветных пёстрых стеклах – и высокие замки, и луга и затейливые цветы и грозные фиолетовые тучи, роняющие на землю холодные капли дождя. Синий цвет. Багряный. Желтый, зеленый и фиолетовый! Комната купалась в чем-то далеком и совсем несбыточном – аромат далеких времен проникал в сузившиеся от колдовства окна и пыль далеких, позабытых миров лежала на тумбочках и на полу. Дух сказочного мира что забыт давным-давно, умер, изгладившись из памяти потомков. Превратился в сон – забытый и тревожный – угасший, но упрямо продолжающий существовать в этом средневековом обиталище.

Вот большая мамина кровать что украшена тяжелым балдахином, выцветшие гобелены с изображением древних битв на мечах. Запирательная магия здесь не при чём – кровать всегда была такой и всегда, точно такими же были гобелены.
Обилие украшений бросилось в глаза кнопке Ташке – великое разнообразие самых странных, непонятных даже вещиц! Здесь фиалы, бусы, кольца, песочные часы, шкатулочки, ключи с затейливой резьбой, какие-то странные бутылочки разноцветного стекла, тяжелые латунные печати и совершенно непонятные мази, покоящиеся в серебряных сосудах. И колокольчики, и какие-то палочки – напоминающие те самые знаменитые волшебные палочки из фильмов про волшебников!

И конфеты, и какие-то таблеточки, и разноцветные пробирки наполненные разноцветными жидкостями, и еще заколки и позеленевшие монеты.

…Веера, колоды игральных карт, шахматные фигурки и самые настоящие карты приключений, свернутые в тугие свитки!
Даже сама Алиса не знала для чего всё это нужно. Многие вещи хранились здесь годами, столетиями быть может собирались по чуть-чуть – слишком мала еще младшая Васильева-Бесфамильная, слишком неопытна. Её обучение ведь еще даже не начиналось толком! Все юные волшебники проживающие в мирах с ограниченным магическим фоном, сначала обучаются как обычные дети в самых обычных школах, а с восемнадцати лет, когда прибавится ума и осторожности, проходят обучение Истинному Волшебству – в гнизговом мире и в мамином мире тоже. Ну, про мамин мир оно понятно. А канцелярские крысы между тем, они ведь тоже непревзойденные волшебники – стражи равновесия, хотя немного тронувшиеся на своих правилах и гнизгократии!
Да. Чужой здесь пока еще была Алиса, совсем даже не своей девушкой. Мало что она в этом понимала, мало что могла рассказать обо всех этих диковинках.
Окружающие вещи разглядывали юную волшебницу с толикой прохладцы, спрашивали быть может: «а получится ли из тебя, синеволосая Алиса, настоящая волшебница? А сумеешь ли ты грозные силы подчинить себе, и не сломаться.?Ну. Кто знает, кто знает…»

Комната заповедная, самобытная, опасная – как и тот древний мир в который они собирались сейчас шагнуть. Комната – страж. Комната – обманщица. Комната - портал скрывающая в себе нечто ценное. Ворота в Зачарованный мир Фейерии.
А сама картина вот она!

...

Тяжелое полотно, приткнувшееся к стене – ни один мольберт такое не выдержит – в человечий рост картина, странная и очаровывающая. Мазки. Краска. Перетекающие друг в друга живые цвета, узелки заклятий и тонкие нити силы. Рыжий серп луны и убегающие к горизонту травы – некая тревожная, алая дымка царит над окружающим пейзажем, покалывает душу опасностью. Отчего-то зябко глядеть на милых курочек, пасущихся среди трав…

Тревожное зрелище, ага. Не очень доброе – может это и волшебный мир, а только будто бы кровью исходится острый серп луны и тревожные, странные создания порхают в листве.
Без полста грамм не разберешься, мог бы сказать кто-нибудь пернатый с папироской в зубах.
Но этот пернатый белопёрый монстр как раз-таки принял на грудь, значит мог разобраться в проблеме.

...

Наташка замерла в своём белом платье, ощущая себя совсем даже не в своей тарелке принцесской. Да и какая она принцесса, скажите на милость? Самый настоящий сорванец!
Бесстыдные вещички, между тем, широко разбросанные по комнате - эти самые а-р-р-к-тефакты, значит - игрались с нашим сорванцом в гляделки. Предлагали что-нибудь взять на память, соблазняли, подмигивали, искушали потихонечку. Вот, например серебряная коробочка духов изготовленная в виде крохотного синего бутылька с серебряным драконом, что обмотался вокруг бутылочки…Или странная такая палочка, напоминающая волшебную палочку Гарри Поттера…или даже целый посох? А может, нужна карта – древний свиток перемотанный растрепанной веревкой с печатью?
Платье было неудобным и жутко пышным – зато корона дарила некоторую приятность. Корона! Тяжелый великолепный головной убор. Возможно, в волшебном мире, кто-то действительно подумает будто эта хулиганка самая настоящая принцесса...какой-нибудь красивый, синеглазый принц из диснеевского мультика, например.
Книжка затихла. Но она была рядом. Тот, кто жил в ней был рядом. Он ждал перехода. Этот невидимый друг, быть может даже хотел чтобы Ташкенция чего-нибудь отсюда одолжила…

Наташка боялась пошевелиться, а Алиса попыталась обрушить чары на картину чтобы открыть проход. Даже вся посерьезнела встряхивая синими своими локонами. Редкое зрелище – увидеть эту девушку такой серьезной, насупленной и собранной! Фу-ты, ну-ты прямо, какая строгая тётенька получилась!

Давай же. Пора идти в мамин мир!

…Увы. Магия не признала маминого волшебства, только стены немножечко вздрогнули да мелодично звякнули колокольчики. Более ничего не случилось. Правда, кто-то стал еще сильнее биться во входную дверь – но запирательные чары пока работали. Квартира превратилась в средневековый замок и попробуй его взять нахрапом!

– Вот я вас уверяю, это неверное решение. - обратилась Гнизга к людям закончив со своей писаниной. Во всяком случае самолётики больше по квартире не кружились.
Эта высокая директкрысса пришла в мамину комнату постукивая своим зонтиком и с интересом рассматривая картину, даже длинным ногтем ковырнула краску, задумчиво поглядев на свой палец. Шевельнула тонкими усиками на морде: – Это глупое неверное решение. Совершенно. Неумный. Неуместный. Неправильный поступок. С-с-смею вас уверить, малолетние дамы и немалолетние с-сэры! Если вы покинете эту комнату, вы признаете свою вину. Ни-за-что!!! Вам не удастся скрыться от гнизговой стражи. Вас выследят и посадят под арест, гнизговая с-стража отыщет вас в любом мире. На. То. Она. И. Стража Великой Гнизготерии. Не следует перечить правосудию! Это ошибка системы – ошибка системы будет своевременно устранена, купирована, изничтожена если мы все дадим соответствующие показания. Ах-ха. Оставайтесь на месте, гос-с-спода, и вверьте ваши души правосудию. Гнизгократия – великая сила!

Тинки Бинкс задумчиво поглядела на кота.

- На вас наложено несанкционированное проклятье, с-с-сэр. В волшебном мире вс-сё может с-стать хуже. Намного хуже, смею вас заверить!!! – вдруг выкрикнула гнизга сверкнув своими чародейскими глазами.

Коднар между тем особо не старался, торжественного вида не принимал и никаких сложных пассов не выполнял. Блеск сигаретки, сочный мат, парочка белых перьев упавших на пол…и!...картина вдруг открылась. Наполнилась комната запахом свежих трав, ароматом дождя и железистым запахом чего-то тревожного. Послышался куриный клекот.

«Алиса – никогда не ходи в Фейерию без взрослых!»
…Неоднократно предупреждали родители свою любимую дочь.

С каждого бросок Д100. От броска зависит переход каждого персонажа - есть возможность сразу в дерьмецо вляпаться, либо без лишних проблем пройти.

Ташка. В комнате огромное колличество интересных вещей. Волшебные палочки....духи с драконом. Можно чего-нибудь дёрнуть...то есть...одолжить.
  • Прелес-с-сть, вот я вас уверяю!
    +1 от Joeren, 29.11.16 21:13

...С грохотом покатилась по столу кружка, готовая вот-вот расстаться со своей честной, трудовой можно даже сказать жизнью по вине Фёдора Михайловича и его неосторожного локтя. «Внимательнее надо быть!» - могла бы пискнуть эта самая несчастная кружечка, будь у неё право голоса в нашей истории, но права голоса у этого предмета как назло не имелось.
Здесь, за свою посуду следовало бы вступиться самой Майе - напомнить, например, что она пригласила Капитана чай пить в своём кабинете, а не буянить с хрупкими вещицами в медотсеке! «Кажется, Фёдору Михайловичу больше не наливать» - могла бы сострить одна очень веснушчатая длинноволосая особа, по-доброму подкалывая сурового капитана.
Но…
Все подколки умерли в одночасье, застыв противным комком где-то в горле, а время вдруг замерло, превратившись для барышни Светловой в некую тягучую желеобразную субстанцию. И прозрачный кабинет вдруг огласил звонкий удар. Эдакое сокрушительное – ба-бах! - ударом кочерги по железной стенке.
Глубоко задумавшись, Майя со всей дури обрушила отцовский подстаканник на собственный же стол, значительно так грохнув по деревянной поверхности металлическим донцем. Прямо как ракета, разбивающаяся о скалы какой-нибудь незнакомой жуткой планеты – так и подстаканник вынужден был совершить аварийную посадку на рабочий стол. Жалобно брякнуло стекло, намекая на тот простой факт, что самое время сейчас закричать что-нибудь киношное и мелодраматическое, вроде достопамятного этого: «Мэйдэй, мэйдэй…Хьюстон, у нас проблемы!»
Треск. Грохот. Хорошо хоть чая внутри уже не было…
Девушка, впрочем, даже не обратила на это внимания. Удар вышел неожиданным, крепким и довольно-таки сильным для столь хрупкой рыжей девы! Но Светлова ведь честно предупреждала: «Не стоит вам меня недооценивать, уважаемые товарищи-мужики! Внутри во мне много больше, чем снаружи. Данкийский врач не рассыплется от крепких рукопожатий и вполне может отвесить такой удар, от которого рассыплетесь вы сами».
Хе-хе.
К тому же это общеизвестный факт, что руки доктора должны быть уверенными в себе руками волшебника - они должны оставаться сильными и крепкими в любой критической ситуации – вот Пчёлка и продемонстрировала, правда нечаянно и без злого умысла, насколько крепки ее собственные ручки-то.
- Стругачё-ё-ов…!? - прохрипела на выдохе эта Царственная Валькирия "Повелительница всея Медотсека", а потом вдруг присовокупила крепкое такое русское словечко, высказанное совсем уж тихо себе под нос. - …ть!

...

А ведь как мило и по-домашнему всё начиналось.
Три человека пили чай в стеклянном кабинете, наслаждаясь кратким, заслуженным можно даже сказать отдыхом.
И деловито кипел чайник, напоминая счастливым своим, уверенным таким бульканьем о кремовых стенах и о матерчатых абажурах с бахромой. Напоминая о мае-месяце, и о том что зима не вечна. Ведь как бы далеко не пришлось забраться в космос, в какие бы сумрачные дали не занесла злодейская судьба, а где-то на Земле останется уютный дом – в реальности ли дожидаясь своих хозяев или в голове существуя зыбкой мечтой. Найдется место в сердце для теплой комнаты с абажуром и для круглого, прозаического стола с кружевной скатертью в цветочек. Для солнца. Для синего неба, такого звонкого и недосягаемого.
Это надо хранить в себе и не терять в черноте космоса. Даже на звездолете можно пить чай и слушать чайник, вдыхать запах иллюзорного дома, стараясь оставаться людьми. Всего лишь людьми. И! Людьми с большой буквы.

Так думала Майя наслаждаясь обществом своих гостей. Отстранившись от драм, от «Фобоса», от всего плохого что когда-то случилось и могло случиться вновь – дав самой себе роздых. Отдаваясь простому этому, незатейливому и очень душевному чаепитию всей душой.

Вот Фёдор Чижик – сидит совсем рядом недосягаемый капитан: иногда совсем чужой как будто бы человек, а иногда забавный и до боли родной космолётчик.
«Идем ту-уда!» - замечательно ведь сказал, заставив Майю улыбнуться своей жуткой половинчатой улыбкой - такой себе улыбкой - совсем даже не отцовской, а все-таки очень даже особенной. Главное ценной, ибо не улыбалась девушка уже давным-давно, заледенев снаружи и оставшись очень даже живой внутри.
Но смотрите-ка!
Снова подтаяла Снежная Королева, залюбовавшись этой нехитрой актёрской игрой. Ого! Даже юморить как оказалось, умеет бывший учитель - умеет сбрасывать с себя эту серую тяжелую серьезность. Вот надо же! Девочки в школе про то не ведали, а они вообще как это выяснилось, мало что знали про своего преподавателя.

Светлова усмехнулась про себя. Отчего-то это было даже приятно, несправедливо конечно к бедным девочкам из МЗУ, но совсем даже неплохо. И глаза у Пчёлки сверкнули как-то по особенному, когда она на Чижика залюбовалась...

Доктор Громов с другой стороны. Усатый благодушный Лис – умный, пожалуй, даже въедливый зверь. Шмыг-шымыг своими щёточками! Приглядывает за людьми, какие-то картинки складывает в своей усатой голове, но без него, наверное пришлось бы хуже.
...Скатился бы опять разговор к «Фобосу», ко всем этим сердечностям, недоговорённостям и трудным вопросам. А «Фобос» в данный момент желалось отправить в паровозную топку, оставить прошлое где-то в прошлом, наслаждаясь звонким этим, великолепным даже «сейчас», уютно расположившись на космическом корабле «Данко».
А потому просто сидела себе рыжая Валькирия и пила чай, подливала мужчинам заварки или кипяточка если оно требовалось, ну и про себя родимую не забывала, аккуратно прихлебывая восхитительный жар из большой отцовской кружки. Можно даже сказать, царственно и достойно прихлебывая-то, наслаждаясь этой церемонией словно какая-нибудь английская королева!
Выяснилось что Майя обожает кипяток, потому чайничек ее фырчал без перерыва – как только напиток по мнению девушки остывал, она снова подливала себя исходящей паром горяченькой водицы, счастливо прикрывая веки и едва ли не мурлыкая словно кошка.
Всё шло хорошо.
Правда девушка слегка поёжилась, глядя на три полных ложки сахара, отправленных Капитаном себе в кружку. При таком подходе, Фёдор Михайлович первый кандидат на посещение дантиста – три ложки с горкой, ёшкин кот! Три ложки на один клятый стакан!!! «И кому как ни капитану знать, что настоящего дантиста здесь не имеется. Ну, если только Кырымжана-как-его-бысь-по-батюшке, за дипломированного удалятеля лишних зубов не считать...»

...Сама-то Майя вообще принципиально не сахарила чай, считая это издевательством над благородным индийским напитком. Даже лимону не всегда дозволялось принять тёплую ванну в ее персональном чайном бассейне.
А вот сливки ценила и уважала всей душой, жаль только не взяла с собой сливочник, посчитав будто на космическом корабле настоящих сливок уж точно не обнаружится. Спросить что ли Фёдора Михайловича, не течёт ли на этом звездолете, скажем, прохладное молоко из крана? Вдруг и до таких чудес прогресс уже дошел? Кисельные реки, медовые берега...
Впрочем ладно. Не хотелось сейчас острить и работать языком. Майя сейчас была просто Майей. Разрумянившейся от горячего чая девушкой с легкой испариной выступившей над верхней губой, со своими длинными локонами которые имели обыкновение лезть в глаза, и которые она привычно убирала с лица, сдувая их или отводя в сторону небрежным движением головы.
Девушка была благодушна, покойна и счастлива, да и учителем по своей сути не являлась. А потому от нравоучений всегда держалась в стороне.
Знаете ли!
Есть такие прямо Супер-Доктора – вот они как раз любят гундеть про здоровье, про диеты, про то как дожить до ста, загружая невинные мозги слушателей ненужной лирикой.
А Майя была доктором из серии: «Ну, до свадьбы заживет, как говорится!
...Если вы порежетесь, у вас заболит зуб или еще чего мелкого да пакостного приключится с вашим здоровьем, ну вы же знаете что делать? Правильно! На все сто процентов, ни в коем случае и никогда, не следует беспокоить такими мелочами эффективного Доктора Светлову! Право слово, тудыть его в качелю, я поставлена здесь для критических ситуаций и экстренной медицинской помощи. Любой человек в состоянии извлечь занозу из своего пальца или обработать порез на пальце антисептиком. Давайте не будем отвлекать мои мозги таким вот мусором. Есть трюки которые способна выполнить даже мартышка»

Отпила чаёк, смакуя каждый глоточек. Хо-ро-шо. Блаженно прикрыла веки. «Есть знаете ли анекдот в тему. Врач! Это была бы лучшая профессия в мире - если бы не все эти больные...»

Впрочем, Игорю Кирилловичу всё ж не спустила этот слегка покровительственный, снисходительный можно даже сказать тон. Не то чтобы Майю обижал или как-то нервировал сей момент. Просто, Игорь Кириллович всё ж с Пчёлкой связался, а не с каким-нибудь там пушистым милым зверьком! А Пчёлы они ведь не только мёд вырабатывают и чаёк разливают для своих гостей. С хорошим человеком могут и шуточками обменяться, воспользовавшись образным жалом так сказать. Тем более если Усатый Доктор слегка иронизирует, значит, над Капитанской Дочерью и своим непосредственным начальником вот кстати!
- Это вы мне в голокомнате, значит, пар советуете выпустить, Игорь Кириллович? - сверкнула глазами азартно, слегка вздернув брови девчушка. – Благодарю за добрый совет. Однако доктор Светлова эффективный специалист работающий в режиме нон-стоп, почти робот, только еще лучше. Могу вас заверить, мне совершенно точно не нужно выпускать пар! Хе-хе…Хотя голокомнату я всё же посещу интереса ради.

Помолчала, подливая себе еще немного кипяточку. Не забыла мужчинам вазу с ореховыми батончиками в шоколаде придвинуть.

- Я исполнительна как два Вертера разом, может как три. Моя судьба в моих руках пока мой чайник находится рядом, Игорь Кириллович! Была бы заварка, а прочая сопливая лирика может катиться в ближайшую лесополосу. А вы? – припила свой крепкий чаёк смежив веки, подпустила в голос хрупкой такой, девичьей наивности. - Небось при помощи субакса со стрессом привыкли справляться? Мужской спорт для настоящих мужчин?
...И Светлова слегка опустила голову, хитровато потерев свой веснушчатый нос. Может Усач и являлся первоклассным биологом, да только глядя на его фигуру, про субакс подумаешь в последнюю очередь - наверняка точно так же далек от этого вида спорта, как и сама длинноногая лыжница Майя.

- Было бы неразумным, неконструктивным и очень детским поведением, заставлять вас покинуть свою любимую лабораторию. Оставайтесь там, где пожелаете нужным, Игорь Кириллович. У нас один улей на двоих, а две трудовые пчёлы не могут не поладить в этом хрустальном замке. Что касается вашей биолаборатории, - Майя вдруг как-то вздохнула, нечаянно заглянув в прошлое которая сама же решила закрыть хотя бы на сегодня. – Я бы почла за честь принять участие в ваших опытах и увидеть эту лабораторию своими глазами...разумеется, когда выдастся подходящее время. У меня, между прочим, есть одна занятная орхидея. Вам будет интересно! Не какая-нибудь там безделушка проклятая. Девятилетнее здоровое растение с Ироана!…а ведь на Земле, как вам известно, такие капризные орхидеи обычно долго не живут...

Помолчала, с некоторой грустнецой припоминая прошлое – то самое, ага, которое не нужно вспоминать.
«Это были детские наивные мечты, стать биологом и слетать на Ироан. Любой ребенок мечтает о несбыточном - это нормально! Вот если бы все наши фантазии исполнялись - эти мечты не назывались бы детскими, а люди не наматывали бы километры соплей себе на кулак, вспоминая о том, кем они хотели стать на самом деле. Бла-бла-бла...тра-ля-ля…скажи я про свою биологическую мечту и Фёдор Михайлович снова упрется в этот проклятый Фобос. А на сегодня я закрыла эту страницу. Можно сказать вычеркнула в своём метафорическом блокноте на все сто процентов! У меня всё в порядке. Я на «Данко». Не с каким-нибудь там капитаном у которого морда кирпичом и такая же красная. Я на корабле Фёдора Михайловича! А у него очень интересный подход…демократический, ёшкин кот, подходец-то!»

...

Ба-бах! Папин подстаканник грохнулся о стол железным грузом, прогоняя милые мечты оставить прошлое где-нибудь в прошлом. Там, где ему и полагается в общем-то быть.
Стругачёв. Болван. Двоечник. Попадатель в неприятности и нажиматель запретных кнопок. Стругачёв!!!
Тот паренек из прошлого сидевший по соседству на задней парте.

«Да вы издеваетесь, это же Стругачёв! Блин, да вашу ж печень, Алексей Стругачев. Человек - ходячая неприятность. Болтун. Хулиган. Драчун. Да мы с ним как два проклятых чудо-близнеца с нашими рыжими физиономиями. Да вы это специально, что ли, устроили - чтобы мы как клоуны здесь смотрелись!? Чтобы Великолепную Лыжницу в лужу заставить сесть у всех на виду!!! Стругачев! Осёл. Павлин. Кривляка. Позёр. Отчаянная личность…смелый настоящий друг…когда-то бывший…мальчуган в костюме пилота…про которого пять лет и не вспоминала даже»
И представила тогда Молния Светлова, сколько ерундовых, жутких даже вещей может порассказать о ней этот парень. Сколько компромата и дурацких историй содержится в этой рыжей, харизматичной голове: «Да это ж Светлова…дура…да она же при всём классе разреветься могла если её веснушчатой называли! Да это же Ма-а-айка Зазнайка из живого уголка...ну тудыть его в качелю...прыткая как таракан какой-нибудь, рыжая мелкотня. Ботаничка и зануда, кстати, если вы не знали! А уж когда мы на RAR90 попали…»

И снова Майя выругалась про себя – Нет! Ну, какой болван, идиот и недоумок станет служить со своим одноклассником на одном корабле, спрашивается!?
Это же невозможно. Неправильно. Отец всегда прерывал такие контакты. Школа Юрия Аркадьевича Светлова авторитетно заявляла – никто не должен подходить к тебе слишком близко. Люди должны видеть только идеальный, тщательно проработанный образ. «Май. Держи свору подальше от себя, отстранись от всех и не позволяй людям знать о тебе больше чем следует - вот тогда никто не ударит тебя в спину! Люди что собачья стая - всегда рады вцепиться в глотку если выкажешь слабину.» Что ж. Папа являлся неплохим политиком и разбирался в таких тонких вещах…
Папа, например, никогда не брал Майю на космодром (не говоря уж про свой звездолёт), потому что – «не следует совмещать семью и работу, Май. Было бы непозволительной глупостью приводить человека из семьи на своё место службы!»
Стоит ли говорить, что и в этом полёте скрывались некоторые нюансы, о которых Майя к своему сожалению, прекрасно догадывалась. С одной стороны большой отец вернул ей мечту о космосе, как бы извиняясь за все что было. С другой стороны...Два сына в космосе и умница дочь в составе экипажа «Данко» - это, знаете ли, очень полезный момент для политический фигуры Юрия Аркадьевича, особенно если миссия завершится успешно! Будьте уверены, героический Капитан Светлов своей порции славы не упустит - его знаменитая улыбка станет еще шире, когда адмиральское кресло примет в свои дружественные объятия этого великого человека.
Большой Папа уверенно двигался вверх по карьерной лестнице и никогда не стеснялся использовать собственную семью в своих же собственных интересах. Расчётливый звездолетчик. Герой и прирожденный политик. «Мой папа - хороший человек». Это уже своего рода такое заклинание.

...

Девушка поёжилась. Надо уже было как-то выбираться из этой неловкой ситуации, а она застыла, продолжая поедать глазами рядового солдата: «Как же так, Лёха!? А где же твоя лётная форма…почему в рубке сидит обаятельный лётчик Фотон, а не ты? Ничего не понимаю. Безопасник. Ёшкин кот! Тот самый армейский имбецил номер 2. Да вы меня разыгрываете! Павлин Стругачёв в армейке!? Из МЗУ что ли направили? Мой мозг сейчас самовоспламенится, какого хрена здесь происходит!? Стругачев. Нет, ну надо же. Блин!!! Стругачёв. Человек из прошлого. Из этого пыльного, вонючего, проеденного молью прошлого, которое я твердо решила к такой-то бабушке закрыть!»
Что ж. По крайней мере, первая шоковая волна сменилась решимостью бороться до конца – Стругачёв ведь хороший человек по своей сути, замечательный даже человек, только надо сразу правила общения установить. Вот, например, фиг вам Алексей Стругачёв, а не нарушение субординации! Доктор Светлова эффективный специалист на этом корабле, дипломированный, заметьте специалист и на живца её так просто не возьмёшь.
«Веснушчатая ботаничка способная разрыдаться от обидных слов осталась в прошлом. Я вам тут больше не позорюсь, дамы и господа. Видали голоком Фёдора Михайловича? Хе-хе. Майя Молния Светлова в такие нелепые ситуации попадать не намерена! Данкийский Доктор всегда на высоте и всегда берёт только золото! И потом, это мой собственный медотсек. В этом месте, даже вам меня не выбить из колеи, уважаемый вы болван и рыжая личность, Алексей. Тудыть его в качелю, мистер ходячая неприятность Сругачёв»

- Кхм, - прокашлялась Валькирия, длинные волосы со лба убирая. – Эээ…Майя Юрьевна Светлова. Можно обращаться просто – доктор Светлова или доктор Майя. Не в кассу называть меня Светловой...ммм...я хочу сказать это не слишком подходящее обращение для корабельного врача. Майя Юрьевна, с другой стороны, звучит совсем даже не плохо. Или на худой конец Майя. Но на "вы".

Дружелюбно пояснила она рядовому, расставляя все точки над «i». Повернулась к Лису:

– Познакомьтесь, Игорь Кириллович, это мой одноклассник Алексей Стругачёв! Ммм…Какое-то время мы учились вместе в МЗУ. Алексей, сержант Громов. Это доктор Игорь Кириллович Григорьев, второй доктор на «Фобосе».

Встала со своего кресла вытягиваясь в струнку рыжая Дева. Оценила ситуацию и рассмеялась про себя.
...а вот это кажется совсем глупо было, свой великолепный трон покидать на фоне Сергея Громова. Теперь, на своих двоих, Пчёлка Майя как назло ещё меньше ростом смотрелась, словно бы оттеняемая этим могучим солдатом. «Вот так наверное и видели хоббиты обычных людей. Ёлки-палки! Ну что за нелепость…Ну не садиться же мне обратно?! Какой же он здоровенный всё таки бык...»
- Что ж. Впереди капитана с объятиями лезть не стану, это было бы преступным нарушением субординации, - дернула уголком губы шутливо девушка, совершенно спокойно бросая Чижика на передовую. Пусть наслаждается капитан, ему по статусу положено геройствовать! А Майя, со своей стороны, обнимашки терпеть не может, как и любые тесные прикосновения с чужими людьми. - Мы можем обойтись крепким рукопожатием, Алексей. Я всего-лишь лейтенант.

- Старший лейтенант Светлова! – отрекомендовалась Майя сержанту Громову, протягивая руку для рукопожатия. «Учись Стругачёв человеческому общению, блин!» – Корабельный врач на «Данко». Давайте сюда вашу медкарту, сержант. Алексей Стругачёв, к вам это тоже относится, вашу медкарту пожалуйста.
Подумала немного.
- Не желаете ли чаю?

Вопрос был хитрый, с подковырочкой что называется, ведь на него следовало ответить однозначное "нет". Потому и задан он был сержанту, а не рядовому Стругачёву. Этот простодушный Рыжик мог бы согласиться.
  • За подстаканник :) За реакцию.
    За неожиданность. За чай и валькирию. За встречу одноклассников :)
    +1 от rar90, 25.11.16 17:34
  • Чудесатое чаепитие. Проникся прямо ^_^
    +1 от Joeren, 28.11.16 09:27

...Вот будь у Майи побольше женской гордости, можно было бы и обидеться даже. Как это капитан сказал, блин? «Не идеализируй меня…Всеми зубами и ногтями к цели при!»

Девушка сдула чёлку негодующим жестом, даже как-то посуровела слегка, поспешно серые глаза в сторону отводя - слишком уж много в них возмущения плеснулось! Прямо солнышко за тучкой скрылось и хороший день как-то разом обратился хмурым серым вечером. Вот только недавно подтаяла было Снежная Королева, веснушчатое лицо щедрому весеннему ветерку опрометчиво подставив, но Фёдор Михайлович Чижик спас положение, врубив спасительный кондиционер. Метафорический такой холодильник остужающий пыл одной рыжей эмоциональной барышни!
«…К своей цели при. Собакой он меня что ли считает? Вроде как: – "Фас, Светлова, беги к цели рви дичину, я тебе дозволяю идиоткой быть! Насмотрелся уже на тебя, знаю на что способна."
Ну спасибо вам, Фёдор Михайлович. Вот это то что надо – прямо в кассу чтобы крылья подровнять размечтавшейся пчеле…ну ведь об этом и просила, тудыть его ж налево! Персональная гоночная чихуахуа на борту корабля "Данко!" На бульдога-то положим по росту не гожусь, ага, только как ручная собачонка. Шуточки у вас, блин, на два бала в школьном дневнике, Фёдор Михайлович, с вызовом родителей в школу ёшкин кот! На два бала, я заявляю...но вообще смешно конечно. Так обидновато звучит что даже смешно...прямо за все мои приколы ответ, за тетрисы там и жвачки.»

Рассмеялась девушка про себя, прогоняя метафорическую тучу прочь. И снова сумерки развеялись новый день являя миру - морозный такой денек, синий-синий, но славный вообще-то!
Мимо грозовое облако прошло и привычный призрак половинчатой улыбки поселился в уголках губ: «Я знаю что вы это не серьезно, капитан Фёдор Михайлович, и обидеть меня не желали. Хотя если вы так с женщинами юморите, оно и не удивительно что жены до сих пор нет. Врачебное, ёлки-палки, мнение! Дамы-то не очень любят слова вроде – «Ты своего не упустишь…всеми когтями и зубами вырвешь что надо…» Они, знаете ли, больше о красоте своей любят слушать, про ум свой, про уникальность там особенную. Больше тортов, эклеров и пышных роз и как можно меньше намёков на когтистость, зубастость и склонность что-то там вырывать!»
…Ну что уж тут попишешь.
Майя она такая особа, простоватая, нелегко её из колеи выбить даже если сам капитан такие штуки говорит. Ну, может и прав, может она и в самом деле хваткая леди. Такая, с придурью немного...Он же наверное приободрить хотел, а не обидеть. Так точно, капитан! А молчаливое прикосновение всё ж много приятнее подобных фразочек, как-то теплее от него на сердце становится, спокойнее даже - вот взял бы да ещё разок свою крепкую руку на плечо положил Чижик, дружескую симпатию выражая.
"Хотя нет, Светлова, слишком много сладкого за один раз, эдак и объесться можно! Смотри – зубы заболят: четыре танкиста и не одного дантиста же, только барышня Светлова в роли исполнительной чихуахуа!"

Азартно бровь приподняла юная докторша, отзеркаливая этот любимый бывшим учителем жест - только он задумываться любил с грустнецой такой философской, а Майя, она вроде и грустила и веселилась одновременно. Задорно пересыпались рыжие пряди посверкивая на плечах, длинные такие красивые волосы, но не долго им осталось на свободе быть! Вот покинет Чижик медотсек и Майя быстренько переоденется перед своей сменой – заменит легкомысленную футболку строгая зеленая форма врача, а медное золото расплескавшихся вольготно прядей, будет без пощады в тугую шишку закручено, как и полагается медику на службе.
А пока что веки чуть прикрыла девушка, в прошлое заглядывая:
- Ну, учителю истории сильно за пятьдесят было, насколько я помню - он уже весь седой был как какой-нибудь грек с картинки. Я его за то и любила - на древнего волшебника походил из древних времен сказки рассказывающего! Пожилого человека в такое приключение запихивать…у-ух, спасибо организаторам хоть на это не пошли. Ну не-е-ет, Фёдор Михайлович, для той ситуации больше годилась ваша бесценная капитанская голова и ничья другая! А будь там учитель истории, я бы даже не пикнула, сидела бы себе тихой мышкой и грызла семечки, чтобы ни в коем случае пенсионера под удар не подставить. Дедушку-то по голове мечом бить, это совсем никуда не годится! Так что вы уж тоже...не давите себе на сердце пудовым молотком. Я ведь больше сплоховала чем помогла. Говоря по совести всех тогда подставила своим Большим Поступком, - помолчала, грустно усмехнувшись уголком губы Светлова. - Папа мне сказал, типа кино могут снять! Вроде как если "Данко" удачно свою миссию завершит, по тем событиям обо мне еще биографическую ленту снимут…какое-то геройское варенье из серии: "семнадцатилетняя докторша и её детство." Ну так я ему сразу сказала что название для фильма у меня уже имеется, прямо с пылу с жару дарю ведь - "Буйнопомешанная на Фобосе". Ага! С таким названием уж точно окупится кинцо.

...

Задержала дыхание Светлова, капитанскую руку принимая. Это хорошо! Приятное и сильное рукопожатие у Фёдора Чижика, можно в свою собственную картотеку вносить: «Данкийский список Одинадцати «М» - одинадцати мужиков в смысле!
И про другое слово на букву «М» вы пожалуйста не думайте всякое плохое, и Чижику Фёдору Михайловичу тоже думать не позволяйте, а то вдруг чего неправильного на букву «М» измыслит. А здесь всё очень даже культурно - без матершинины!

Надо же как-то свой ум развлекать в долгие месяцы полёта. Вот и Майя себе развлечение придумала – составить воображаемую карточку для каждого члена экипажа! Вместо медицинской информации сохранять в голове привычки, характер, рукопожатия как самый тёплый момент. Личный список всех данкийцев для одной Пчелы, наподобие знаменитого Приоритетного, только здесь уже не надо вопросами жизни и смерти баловать. Так, развлечение простое. Семья. Они ж данкийцы - хочешь не хочешь, а в одном полете придется друг с другом ладить, или хотя бы постараться друг друга не убить.
...От обстоятельств зависит, ага, и от шуток капитана, честно говоря.

Сама в долгу с рукопожатием, кстати, тоже не осталась – тепло и энергично капитанскую руку сжала, вроде как: «Всё хорошо, всё отменно даже!» Вот и Чижик в картотеку попал – хе-хе, и другие тоже не убегут. Светлова она как собака – всегда к цели прет.
"При Светлова" – капитанское же распоряжение, так его в душу!

Голову слегка наклонила, услышав тёплые слова про сердце Данко. Ласка она и собаке приятна, а уж малолетним барышням которых в космос заточили, доброта тем более на сердце ложится, пусть даже капитан их самолично и не звал, как оказалось.
А Фёдор Михайлович, что? …Он кажись, до сих пор себе пещеру не простил, всё еще жалел тех детей, ел себя подикась поедом добрый учитель! Оно понятно - жестоко тогда всё вышло…тяжело. Как тут с другого человека вину снимешь? Она ж вина как камень тяжеленный, не соломинка какая, мизинцем-то не скинешь с плеч взрослого мужика его тяжелые думы.
Майя ведь не одна тогда в пещере находилась и другие там дети были, и другие страдали тоже. Она-то от всего сердца простила Федора Михайловича, а уж за других простить не могла…такое даже врачевателям не дано! И хотелось бывшего Учителя поддержать, руку горячую протянуть, ободрить как-то по дружески - только ведь сильные люди не всегда такое любят – когда в душу нахрапом лезут, когда пытаются своими хваткими лапками чего-то там настроить… Нет. Здесь время нужно. Терпение. Спокойная работа в одной команде бок о бок. Здесь как хроническое заболевание – лечить нужно медленно и осторожно, стараясь робкий огонёк доверия не задушить.
Заматерел капитан, суровее стал и жестче, а в чем-то самим собой остался – таким и видела его в пещере Майя – ранимым остался, слишком пожалуй серьезным человеком, склонным на себя одного всю ответственность брать. Но книжку держит! Хорошо. Значит по душе всё же пришелся этот подарок, значит не совсем уж чужой человек перед ней стоит - роднит его что-то с Чижиком Пыжиком из далекой мечты.
А прошлое что?
Слишком больно тогда всё вышло для всех разом. Майя ведь и сама себя не простила, под корнями нет-нет да и болела старая трещина, заходясь горючим соком - до сих пор вот тошно становилось когда припоминала Пчёлка что убить готова была за Чижика она.

...

Снег на дорожках, мокреть, рыжие листья и беготня. Фонари как одуванчики – вытянулись вверх на тонкой ножке, оделись кругом света словно пушинками и не достанешь их! А прищурь веки, растекается на ресницах рыжий свет – мечами обращается и пиками красными, словно кровь! Бежишь вперед тоскищу вымолачивая из себя. Эксперимент, ага...
...И всегда ей припоминались зимы отчего-то – долгие, тоскливые, наполненные работой, тягучими как сгущенка, невыносимыми этими вечерами. Казалось бы сезоны ведь менялись! Весна приходила в свой черед, летние дожди потемневшие дорожки полоскали, а вспоминалась только зима. Всегда зима и ничего больше! Всегда вечер, всегда снег. Туманные фонари как одуванчики и долгий мучительный бег по кругу.

Она тогда убить за Чижика могла. Рыцарей бы в лоскуты порвала если бы сил хватило, а они актёрами оказались. Се-ля-ви, как говорится! Всего лишь люди обычные, не враги. Капитан теперь вот говорит: «не идеализируй меня», а если бы девчонке тогда бластер боевой попался…
Ну да, ну да.
Потому что как собака к своей цели пёрла, всё верно, как псина со слюнями на зубах!
...Симптом бешенства. До сих пор вот тошно, страшно и противно от себя. Понимала Майя жуткую истину, случись оно всё заново – той же колеей на лыжах бы прошла никуда не сворачивая. Так оно всё сложилось. Не могла иначе поступить! Неспроста врачом стала, неспроста приемному отделению скорой помощи предпочтение отдавала – здесь ведь престижа никакого, только грязная, тяжелая работа для трудовой пчелы. Не хирургия почетная, не звезды в небе.
Ага.
Только простить самого себя это не так-то просто, может невозможно даже. Что же тут делать? Только существовать. Верить будто однажды исправишь как-то содеянное зло…добром ли к людям оказанным или достойной рабочей жизнью пытаясь старую вину искупить. Отразишься в чьих-нибудь глазах, и увидит кто-то тебя не таким уж плохим человеком если сам себя мнишь полным ничтожеством.
- Значит, не было Поступка…ну и не страшно, значит всё еще будет впереди, – плечами бледно-веснушчатая Валькирия пожала. – Совершите ещё свой Поступок. Может не для меня, а для кого-нибудь другого. Это хорошо когда есть какие-то планки к которым следует стремиться. Спасибо за откровенность.

Кивнула головой в такт своим мыслям от плохого отстраняясь. Может и больно немного стало, и грустно как-то, только хватит уже этих кефирно-кисловатых эмоций. Звездолетчики не ноют, тем более когда им почетную роль «Сердца Данко» отвели. Это вам не хухры-мухры! Данко без своего сердца уж точно сквозь черный лес не сумеет пройти.

- Никаких идеализирований, так точно, Фёдор Михайлович! – на бывшего учителя посмотрела, упрямо вдруг брови нахмурив. – Но капитана я вам не отдам, вот здесь вот намертво упрусь, Фёдор Михайлович и что хотите со мной делайте…хоть в вакуум выбрасывайте! А как иначе? Капитан он какой? Суровый мрачный парень…не ест, не пьет, в кресле своём сидит ежесекундно о жизни экипажа думая. Все капитанами восторгаются, все как они быть хотят! Капитаны сурово брови хмурят, с мрачными физиономиями корабли в космосе ведут, речи киношные изрекают как по писаному. Простым смертным примерами являются! Всегда жутко пафосные и горделивые. Как неидеальному Фёдору Михайловичу я вам друг…всегда поговорить и помочь советом буду рада. А должность капитана, ёшкин кот, капитана буду идеализировать! – упрямо подбородок девчушка вытянула, распрямляя спину. – И когда вы там на мостике сидите, Пчёлка будет представлять вас с лицом горделивым и пафосным, вытянувшим руку в киношном жесте: «Летим Ту-у-да!» Я так его в душу, женщина глупая…мне блин положено розовые сказки мечтать.

...

Рукопожатие Игоря Кирилловива, этого усатого и добродушного одновременно лиса, доктора Светлову не очень впечатлило - чувствовалось за этим пожатием нарочитая расслабленность, этакая подмашечка слабенькому женскому полу. Вот бывшие учителя они всё учить любят, а биологи, знаете ли, анималистикой страдают, и за всеми людьми склонны иногда животных видеть.
«Ну, крысу бегающую по коридорам со странным устройством на мордени, мы уже встречали. Чижика видали, а теперь вот хитрый лис материализовался – неплохой в общем-то зверь, только попробуй раскуси такого с первого раза…или даже со второго. Хочешь не хочешь Светлова, а придётся работать, общаться. Одной дружной командой в хрустальном улье сосуществовать! Двумя исполнительными такими, трудолюбивыми пчёлками, наслаждаясь коллективной работой друг у друга на виду. Всё как ты любишь, ага»
- Игорь Кириллович, у меня рука не из пластилина, можно и посильнее сжать, - чуть улыбнулась уголком губы Светлова, негромким голосом в Конкуренту обращаясь, отвечая своим собственным энергичным рукопожатием на его слишком уж смягчённое для женщины. – Вы не опасайтесь, моя кисть из вашей руки на пол не вытечет. Добавьте дров в паровозную топку, Игорь Кириллович! Нам еще работать вместе…спину друг другу защищать, метафорически выражаясь. Так что вы не опасайтесь будто я рассыплюсь.

Уселась на своё рабочее место Светлова, блаженно глаза прикрыв на секундочку. Глянула на экран ноутбука, медкарты безопасников быстренько оценивая. Впрочем, на что там глядеть особо? Этих армейских баранов наверняка военные врачи как следует проверили – отобрали лучших кандидатов, то есть самых здоровых, тупых и исполнительных зверей.
«…Наверняка прислали двух безмозглых имбецилов с одной общей извилиной на двоих, да и та, за нажатие на кнопку бластера, подика-сь, отвечает! Это тебе не стеснительный лётчик Фотон Ромашкин и его великолепно выглаженный мундир. Армейские кадавры для Кырымжана! Поговорить с такими явно будет не о чем…глаза что пуговицы, выправка, подчинение. Впрочем, и видеться к счастью слишком часто не придется…в полете у солдат свои задачи: будут послушно мекать в стойле под опекой доброго майора, полировать бластеры и пялиться в камеры, изображая будто эта военщина нужна в мирной экспедиции...Готовься к войне если желаешь мира! Наверное только одну поговорку в жизни и знают ребята.»
Впрочем, медкарты всё равно оценила внимательным долгим взглядом. Заварник поставила, через компьютер отдавая команду понизить температуру в медотсеке - можно было в слух сказать, но ведь ребячество это перед Григорьевым, какая-то уж прямо нарочитая демонстрация своей власти.
Смешно. Он наверняка такого поведения и ждёт от малолетней пигалицы: глупых заморочек, истерик там женских, попыток что-то доказать по детски и наивно. Ну что еще можно ожидать от семнадцатилетки с Большим Папой за спиной? Если со стороны Григорьева смотреть, кем она Майя покажется?
...Мелкотня на службе, прихотью земных функционеров на такую ответственную должность поставленная – игрушечный доктор на взрослом звездолете. А Григорьев-то, наверняка себя старшим здесь считает, вроде как - пусть играется малолетка, я за всем тут прослежу! Вот даже говорит так, словно главный: «я медкарты изучаю…я жду их самих…Нет, медпункт должен быть один...Я, я, я.»

Можно понять зрелого усатого врача – медицина она вообще особая область! Каждый врач должен быть и самоуверенным немного, и жестким и конкурентным даже типом – иначе нельзя, работа-то не для слабаков - живо переломит хребет если расклеишься. Нет, на Игоря Кирилловича определенно злиться не за что – его уважение заслужить следует, тогда может и перестанет в настоящего взрослого врача играть. Здесь другое странно, что капитан тушуется – вроде сам расхваливал этого специалиста Чижик, а теперь робеет…
Странное, блин, дело! Может друзья давние или когда-то пациентом довелось Фёдору Михайловичу у него побывать? Определенно есть какая-то история в этом деле, некая перчинка в супе, скрытая пока ещё от Светловой. А давление всё же чувствуется, слабое такое, но…

Простота здесь нужна, а может и забота даже - такая, ненавязчиво спокойная. Королевы-женщины вроде Елизаветы Первой Английской, во все времена это прекрасно знали: иногда женственность самый суровый мужской лёд обуздывает. Подкупающая мягкая сила.
Вот и Майя со спокойным, милым даже своим лицом, тоже самое делала – душевно и тепло обращалась с мужчинами, выдерживая при этом строгость и собственную гордость. Как-никак главврач, но при этом девушка рыжеволосая! Особа аккуратная, умеющая скромной быть да тихой. Ей сейчас нельзя из себя чего-то строить…гонор только обострит ситуацию, болезненно шмякнув по её крошечному ростку невысокого авторитета в коллективе.
Предложила чай им налить в кружки, по-семейному так, по-доброму, никому особого предпочтения не оказывая и заботясь одновременно о двух гостях сразу – каждому стараясь свое внимание отдать и внимательно выслушать.
Очень глупо было бы сейчас Фёдору Михайловичу какие-то особые преференции оказывать, только подставил бы данкийского капитана этот жест. Майя же она не просто Майя, а четвертая дочь героического Звездоплавателя Светлова - разбирается в таких вещах, можно сказать вместе с эффективными генами высокого отца впитала! Впрочем, Чижику всё равно достался благодарный быстрый взгляд, в ответ на это дружеское предложение врачей разделить. "Спасибо вам за вашу помощь. Ценю. Но всё в порядке. Договоримся с Григорьевым."
Доктору тоже достался внимательный оценивающий взгляд светло-серых глаз, без вызова совсем, напротив, заинтересованно девушка выслушала его. Головой кивнула в одобрении: – Совершенно верно, Игорь Кириллович. Медотсек оборудован лучшим образом для приема больных. Здесь врачам и надлежит оставаться, это наш боевой пост.

...Задумчивым взором свой стол окинула - идеальное рабочее место, только самого главного акцента не хватает. Синего такого, ироанского, простаивающего в лифте! Нет здесь акцента и уже не будет, потому что некоторые крыськи страдают аллергией. Только как теперь забрать свою орхидею, по возможности, не вмешивая никого в эту глупейшую, блин, ситуацию!? Первый день на своей первой работе, а уже тупить начала и вляпываться в ерунду...

– Я беру себе первое дежурство, Игорь Кириллович, я здесь человек новый, мне и первой на смену заступать. Не волнуйтесь, капитан Чижик, мы разместимся! Помимо биолаборатории есть небольшой врачебный пост в стационаре: стул, стойка, связь с бортовым компьютером, а иного и не требуется. Всё прекрасно. Меня другое, знаете ли, немного напрягает, считаю своим долгом сообщить об этом капитану и второму медику на борту…

Помолчала Светлова, аккуратно, без всяких там шлепков и хлюпаний попивая крепкий несладкий чай из папиного подстаканника. Впрочем, для своих гостей всё ж выставила сахарницу - вдруг они послаще любят? Майя, она заботливый человек, когда на свои чаепития приглашает.

- Уверена что Америку я этим заявлением совсем даже не открою и медаль за угадливость мне точно не дадут, но экипаж корабля «Данко» состоит только из одних мужчин. Могу поспорить на все деньги, даже искин здесь мужского пола. Вон даже уборщики в этом медотсеке зовутся Вертерами...никаких Алис, как я заметила. - на ноутбук взглядом указала доктор. – Вот и ещё два армейца на борт пожаловали, рьяные молодые люди наверняка!

Помолчала, убирая свои солнцезащитные очки в стол.

– Предчувствую некоторые проблемы в связи с этим обстоятельством, господа. Данкийцы конечно джентльмены, в этом я не сомневаюсь, психотесты проходили и прочие проверки...Но люди есть люди. Биологию нелегко обмануть! Полагаю, не я первая это подметила, верно? Возможный уровень агрессии в таком специфическом коллективе, в случае если мужскую энергию некуда будет девать. Полагаю, меня могли забыть уведомить, но...этот момент уже продумали? Капитан вот про субакс упоминал...значит спорт, дисциплина, тяжелый труд?
  • И за гоночную чихуахуа.
    За военных.
    За рукопожатие.
    За Майю :)
    +1 от rar90, 19.11.16 11:47
  • Этот пост давно нуждается в плюсе. И за чихуахуа, и за обиду Майки, и за всё остальное. Очень живая она :)
    +1 от Joeren, 23.11.16 12:16

Зная характер коднаров – этих пернатых поганцев да шутников, волшебное словечко, скорее всего из трёх букв состояло - из трёх народных таких, прекрасных можно сказать букв которые полагается знать всем хамовитым коднарищам. Их совершенно точно не следует произносить при детях, зато эти буквы вполне сгодятся для сегодняшнего утро-дня!
Ага-сь.
А не вспоминалось оно, подика-сь, по причине волнения - ведь слишком уж штормовой получилась середина этого ненастного дня, и кто знает, возможно к вечеру и вовсе девятый вал нагрянет!? Идеальный шторм идеально происходящего вокруг дерьма…

Впрочем, беленькая уже и без закусона зашла прекрасно! – мягкая весна разлилась на сердце прогоняя студеные зимние мурашки – счастливо ткнулась под задницу табуретка, одобряя видимо фронтовые сто грамм - подставляя дружеское своё плечо и дозволяя одному жутко утомленному коднарищу немного отдохнуть. Тво-о-ю ж ма-а-ать пернатую курицу в печень, а в общем-то, ять, всё прекрасно!
Вот сиди себе за безразмерным столом уставленным старинными кубками, хрустальными фужерами, глиняными тарелками да медными плошками. Сиди расслабленно и удовольственно, когтистой лапой обмахивайся, любуйся как тринадцатая квартира оборачивается суровой старинной крепостью – и это кажись не водочные миражи в голове расцветают, просто слишком черные тучи сгустились над семьей Васильевых-Бесфамильных вызывая к жизни старинные Чары! И если уж эти заповедные чары в действие пришли, значит всё совсем плохо складывается - значит, самое время рогатому Пелагатти свою большую голову включать. Алиска-то пигалица малолетняя. Тут нужен кто-то суровее, значительнее и умнее, короче кто-то совсем не похожий на пьяного коднара...но за отсутствием претендентов...ну не коту же четвероногому власть доверять?

Старинные чары, между тем, только разогревались как следует и пыльное, заросшее серебристой паутиной волшебство только-только набирало мощи.
Медленно, но верно уходил вверх потолок, обращаясь суровыми темными сводами. Сужалось окно, превращаясь в средневековую узкую бойницу забранную решеткой в виде змей. Острое ухо коднара уловило недовольный призрачный вопль за дверью – кем бы ни были эти посетители, покойные такие неторопливые гости которых Алиска решила не впускать, запирательную магию они явно почуяли и скрестись в квартирку принялись еще живее.

Цап-царап. Рассыпая вокруг себя сладковатый кладбищенский душок.

...

А посреди этого всего стоит кнопка-Наташа – настоящая маленькая волшебница – и пускай не по её воле вся эта причудливая волшба творится, а всё же не каждый день такую красоту увидишь!

Когда холодильник, стол, абажур соломенный что свисает на длинном проводе и большая тётя-крыса строчащая свои письма самолетики согнувшись над бумагой - всё это посреди древнего жутковастенького замка прямо вдруг оказывается. И фикус Стоик и пирожки подъеденые и самовар медный, и даже собственный портфель! Пару минут назад еще кухня была почти обыкновенная – а теперь полыхает гигантский камин и огромные колонны, перевитые каменным плющем, уходят вверх. В туманном недостижимом сумраке теряются.
А в окно всё тот же Петербург виден. Осеннее небо, печально серого оттенка с последним затухающими пятнами лиловой жути и дождь обычный лупит по стеклам своими мокрыми пальцами, совсем чуток зеленовато-синеватый. Лужи, голуби, обычная жизнь вокруг царит, когда люди убегают в школу и на работу, садятся в автобусы, трамваи и личные автомобили не замечая ничего вокруг себя. Порхают по жизни словно ласточки какие. А Здесь замок, магия, волшебство хозяйничают!
Да-да.
Это Пространственная Магия, самая сложная магия среди всех волшебных наук!
...Ну как-то безразмерные сумки куда можно сложить пол-дома, а они останутся легкими и крохотными на вид. Стройные башни волшебников с анфиладой бесконечных комнат вытягивающихся в перспективу. Крохотные рыбацкие лодчонки обставленные внутри роскошнее королевских фрегатов или вот достопамятная квартира на Васильевском Острове!
Снаружи сейчас дом как дом - достойный такой многоквартирный особняк с башенкой своей забавной. А внутри целый родовой замок расположился, впрочем ненадолго - в мирах с пониженным магическим фоном такая сложная волшба слишком долго жить не умеет. От силы на пол-часа хватит! Это и Пелагатти знал и Дон Котэлло, и сама Алиса дочь волшебников. Чудеса что снежинки - вещь красивая, но в тёплых руках совсем не долгая.

А вот Наташа не знала, потому и плыть могла в событиях словно рыбка, каждое странное происшествие принимая всем сердцем.
Кажется, поздно уже драпать. А с бабушкой как быть? Бабуля же волноваться будет? Сначала газету почитает, сериалы свои посмотрит, а потом все же приметит бег времени. Начнет за сердце хвататься, позвонит в учительскую…потом подружкам Наташкиным, затем в милицию…Ужас! Хотя есть же Книга…есть наверное способ успокоить нервы Бедной Ба. Так чтобы и ей приятно было в компании сериалов да газет, и Наташку чтобы не потеряли родные, пока вдруг сама не решит найтись.

...

В общем странностей в этот волнующий миг хватало с избытком. Вопросов, решений...
В картину шагнуть это совсем не просто даже для Алисы! Картина она и есть картина - мазки, краски, холст - а надо расколдовать чтобы волшебные ворота получились, чтобы признали свою волшебницу мамины чары и открыли заповедный проход между мирами. Призраки продолжали скрестить в дверь, но теперь это уже не просто дверь входная - а средневековые могучие ворота обитые тусклыми шляпками гвоздей! С грохотом решетка опустилась вниз выбив сноп искр из каменного пола.
Книжные полки теперь до самого потолка тянулись, а загадочный сводчатый потолок терялся в голубоватом тумане. Желтоватый череп поглядывал на Алиску уютно устроившись на одной из книжных полок: перо, чернильница, древний, покрытый плесенью томик Шекспира...Здесь сейчас вообще, много всего самого разного да странного можно отыскать, ведь не каждый день Волшебство Закрытой Крепости срабатывает.

Но магии этого словно бы мало было!
Чары, свиваясь в перламутровые нити тумана трогали людей и зверей, стремясь переменить их облик. Так, поверх Ташкиного комбинезона вдруг само собой начало нарастать белое принцессовское платье, с широкой такой кружевной юбкой будто колокол, расшитое жемчугами да рюшками. Пальто стало мантией, а на голове тяжелая корона заблестела - холодная такая, хрустальная корона, стремясь очевидно растрепаную девчонку в целую королескую леди превратить.
Рыжие волосы Алисы вдруг посинели, а пальто и вовсе превратилось во что-то травяное да жутенкое - припяхивающее впрочем прохладной мятой и сладенькими степными вьюнками. Эти же цветы и по одежле поползли и на голове в венок заплелись - ну, дочь Волшебников же! Хоть и без миелофона Алиса, а тоже не лаптем щи хлебает!
Перья коднара вдруг забавным образом побелели, превращая клювастого монстра прямо во что-то таки возвышенное, полярное такое. А Котэлло вдруг и в самом деле обрел способность ходить на двух ногах и держать воображаемую шляпу проворными лапками. А ведь и правда кот в сапогах...А там, в волшебном мире, кто знает? Возможно и вовсе чары на некоторое время спадут, превращая кота в человека. Одно раздражало - шкура совсем уж непристойно посветлела и покрылась темными пятнышками - вот прямо ни дать ни взять леопард недоросткок сбежавший откуда-то из Африки.
Изменилась даже Тинки Бинкс, негодующее выписывающая свои письма - шерстка ее побелела, обращая серую крысу в крысу лабораторную. Впрочем, гнизга вдруг как-то резко встряхнулась, сделала какой-то пасс руками и грязновато-серый цвет шкуры вернулся на место.
- Не следует перечить Правосудию! Ни-ко-г-да. - отрицательно покачала головой Бинкс, отвергая щедрое приглашение кота - Вот я вас уверяю, рано или поздно истина восторжествует!!! Мисс Тинки Бинкс останется на страже порядка. Это ошибка. Пятый секретарь не может быть уволен без личного распоряжения на то Третьего Почётного Креслосидетеля.

И крыса снова принялась строчить свои письмеца отправляя по неизвестным адресам - и раз уж самолетики деятельно летали по комнате, значит пока магия ещё действовала. Один из таких самолетов упал рядом с коднаром, второй сам собой приземлился рядом с Котелло:
"Жалоба. Уведомление...Выражаю своё крайнее недовольство работой клерка по имени Понки Бонка. В Канцелярию №1 по вопросам: "Правилам жизнеустройства всех гнизгов"...В Канцелярию №3 по вопросам: "Волшебсотворения и Магических материй"...В Канцелярию №2 по вопросам: "Межмирового Равновесия"...Жалоба. Апелляция...Выражаю своё крайнее возмущение работой Понки Бонка и требую срочного дисциплинарного взыскания!"

Неутомимая крыса строчила свои письма с быстротой пулемета, утирая кровавые слезы, изредка сочащиеся из глаз. Письма летали по комнате как бешеные птицы - врезались в стены, попадали в пылающий камин, уносились в окно и исчезали в воздухе...
Алиса. Чтобы попасть в картину нужно перебросить порог 70 на кубах. Сейчас Картина это просто краски и мазки. Можешь одна попытаться помагичить бросив Д100, а лучше с коднаром скооперироваться. Все-таки шансов добраться до этого значения больше вдвоём.
...Мамина комната сейчас выглядит как средневековое убежище с большой кроватью, с колоннами и с картиной в человеческий рост:


Магия меняющая облик - слабая магия. Можно стряхнуть с себя чары простым сопротивлением. Тогда бросок д100 по желанию если новый облик не нравится. Больше 50 - вернется прежний.
  • Класс!
    +1 от Joeren, 18.11.16 21:32
  • Идея с крепостью - супер! Я впечатлилась как ребенок!
    +1 от Edda, 23.11.16 02:16
  • Синие-синие-синие волосы!!!!!!!!!! *__*
    +1 от Panika, 23.11.16 06:37

Удивило Майю это крепкое прикосновение бывшего учителя. Ого! Уж чего-чего, а уж физической силы в Фёдоре Михайловиче девушка никогда не замечала. Вот спросили бы её в детстве, она бы честно заявила, без лишних соплей и обиняков так сказать, что учитель видать маловато марсианской каши ел, а потому худой и хлипкий как лапша у Робика. Он конечно крут, но силачом не назовёшь, она Майя в свои двенадцать лет и то посильнее будет! Хе-хе. А учитель как ноутбук – хорош собой, умён и всё такое – только ноутбуком гвозди не забивают же – их тряпочкой от пыли протирают, ценят и берегут…
А теперь иди ж ты!
…Вроде и тот же самый хлопок по плечу что и в двенадцать лет, а вроде и совсем другое послевкусие от него осталось. Более приятное надо сказать послевкусие-то, а еще озадачивающее конечно. «Фёдор Михайлович-то – мужчина! Ё-моё…»

И казалось бы давно об этом следовало знать доктору Светловой - ё-моё!, так капитан мужик!!! - вот только как-то упустила она этот момент – что фантазии взрослеют вместе со своими авторами: Чижик-Пыжик всегда одного возраста с Маей был. Хрупкий такой добрый попутчик, тонкий, как стеклянный бокал который может разбиться от грубого прикосновения. А вот реальный человек это совсем другая история, получается.
«Так вот чего капитан по кнопке-то молотил! Ну ё-ё-ёшкин кот, Светлова…твою ж за ногу в душу…»
И стало стыдно.
Как-то вдруг осознала Пчёлка что не слишком-то она была справедлива к Чижику.

…Проклятая лифтовая кнопка всё ж озадачила девушку, чувствовался за этим поступком какой-то аккуратный, тщательно сдерживаемый гнев – доктор не может быть невнимательным к мелочам - приметила она в этом коротком движении эмоциональный порыв. Словно как-то уязвила вышедшего навстречу Фёдора Михайловича гостья из прошлого.
Она!
Прибывшая сюда чтобы гармонию наводить и помогать суровым данкийцам, чтобы не только физически помогать, заметьте, но и морально тоже! И в первый же момент села в лужу - не то чтобы обидела, скорее задела бывшего учителя…Чего уж тогда о других членах экипажа говорить, когда она даже с Фёдором Михайловичем поладить не может? Так вот в чём дело, получается!
Она же, выходит, ему предложила свою дружбу назад забрать. Ну, вроде для защиты капитанской чести и всё такое, так-то права была, отец бы кстати одобрил такое поведение! Только как бы для слабака это выбор был. Логичный выбор для для логичного такого слабака. Вроде, как: «Я вас защищу, вы не волнуйтесь, я же вас мужчиной-то не считаю от слова «вообще». Всё путём, мне не привыкать...»

Угу. Молодец, Светлова.

«Ну я ж не специально…у меня же этого самого, тудыть его в качелю, чёткого плана нет! А старые сценарии ни на что не годятся. Устарели больно. Теперь надо как-то в голове пометить и красной ручкой записать: Чижик не стеклянная ваза. Мужчина!
Помни об этом Светлова. Дура. Ты с капитаном имеешь дело, не со слабаком. Хлипкие слабаки не тянутся к звездам…это верно.»

И снова Майя хлопнула себя по коленке, незаметно в такт собственным мыслям рукой отбивая.

«Хорошая встреча, хорошее прикосновение - на все десять балов отменное, но труднова-а-ато же нам порой друг с другом будет, уважаемый Фёдор Михайлович. Это верно! «Дружба» не просто слово, «мужчина» не просто слово, «женщина» ёлки палки, тудыть его в качелю, тоже не просто слово…а самое главное «любовь»…это вот тоже не шесть букв! Охо-хо. Прямо что-то здесь жара и пекло…»

...

Кондиционированный ветерок приятно охладил заполыхавший лоб и была бы здесь Майя одна, она бы наверное посильнее технику врубила, чтобы случайно не растаять на печи эмоций. Эдак на пару-тройку градусов температуру бы понизила, восстанавливая свою льдистую нормальность.

А вообще хорошо. Вообще она на своей территории уже - можно выдохнуть на первый раз. Вроде прошло пол-часа, а она ещё не успела всё окончательно испортить. Отменно же!
У-у-уууух. Приятный запах медотсека, хороший запах. И можно даже забыть что дело на космическом корабле происходит - иллюминаторов нет, сплошные стены – самое оно, если боишься бескрайних глубин сурового космоса и равнодушен к блеску звезд. Всё вокруг прохладное, белое, стеклянное и достойное - поблескивает лёгким голубым оттенком. Отстраненной свежестью обнимает. Ни дать не взять Северный полюс! Но даже Снежным Королевам жарко бывает, особенно если с ними чем-то ценным делятся из прошлого, чем-то таким, что одновременно и страшно от другого человека в дар принимать - вдруг не удержишь в своих глупых руках! Но в тоже время лучшего дара и не бывает на свете.
Доверие! Великая вещь. Такая вот себе Вещь, которая делает нас сильнее и слабее одновременно. Большая это ответственность когда тебе что-то личное доверяют, а без этой самой ответственности вроде и жить смысла нет, ведь вся жизнь человеческая - суть обмен.

- Ухх, Фёдор Михайлович, вам не кажется будто здесь жарковато? Что-то я тоже перенервничала…да…Сахара прямо…Ё-моё! Вы только не говорите никому будто Молния Светлова нервничать умеет…у меня же имидж бесчувственного бревна. Надо поддерживать, ёшкин кот! - кивнула головой, мимодумно здороваясь с проезжающим мимо уборщиком. Тонкая смешная ручка тонкого механизма. Хорошая техника! Технику Светлова всегда любила, не даром же и бывшего учителя, одно время, к этой же самой технике относила.
Ласково погладила трудолюбивого малыша-уборщика: - Ну привет, Вертер-Третий…а меня тоже одно время с роботом путали. Меня это устраивало забавным делом! Пусть думают будто у меня никаких эмоций, как выключатель в комнате. Щёлк и готово. Всегда завидовала железному Робби…не слыхали, кстати, как там у него дела?

...

Поглядела на Чижика. Отчаянно застыдившегося кажется в этот момент, как-то уж слишком в прошлое углубившегося. Так и утонуть недолго!
Нахмурилась девушка, но не со злостью совсем: серые светловские очи чуть потемнели словно речной лёд по весне; на губах легкая полуулыбка застыла, призрачная такая неуловимая улыбка, а всё же уголки вверх приподняты, а не вниз. Такой себе призрак смеха на белом безымоциональном лице северной Валькирии.

- Фёдор Михайлович Чижик. Капитан! Неужто вы думали будто я наш звездолёт приперлась, чтобы вам в лицо плюнуть? Чтобы обиды старые лелеять, чтобы злиться на вас? Ну, так знайте, Светлова на мелочи не разменивается, прёт как танк и всегда вперед! Я вам всё простила уже тогда в классе. Но могу и сейчас сказать, чтобы больше не корили вы себя. Прощаю. - задумчиво в пол поглядела будто решаясь на что-то, а потом взяла и Чижика по плечу треснула дружеским таким хлопком. Немного сильнее пожалуй чем следует, треснула-то!…Вот хрупкого школьного учителя она бы так не стала ободрять – вдруг рассыпется? Но капитан Чижик как оказалось сильный человек. Мужское крепкое ободрение для крепкого мужика. Жест дружбы! А то смущается, блин…
- Эгей! Вот теперь вы знаете что я тоже вам не хлипкая хрустальная ваза полная роз и мимоз! – всплеснула ладонью девушка, пальцы потирая. - Хе-хе…больновастенько. А вообще спасибо за теплые слова, это ценно Фёдор Михайлович. Только Поступок мой всё же не альтруистического толка был…вот будь на вашем месте учитель по истории…ну…не знаю не знаю даже..., может сидела бы там да семечки щелкала, пока в плен уводят.

Вздохнула.

- Я вас всегда уважала и сейчас уважаю тоже, и всегда буду уважать, Фёдор Михайлович! И тогда в классе...и в пещере, и за капитанским мостиком. Все-гда. Ну конечно если вы в позёра не превратитесь, а то всякое же в жизни бывает...популярность там, власть, припадок звёздной болезни и тэ дэ и тэ пэ. Вот тогда, не стану врать, Пчёлке уже сложнее станет с вами контактировать. Процентов эдак на восемьдесят семь! Но симптомов опасного заболевания «Звезднус Капитанус» пока не наблюдаю…– кивнула Чижику озорно брови приподнимая. – Ну, вы не волнуйтесь, я вас предупрежу если что. Рука у доктора Светловой крепка и надежна, она не только лечить умеет, надо, могу и треснуть как следует…ради спасения хорошей жизни, хорошего человека ничего не жаль! А пока вас не за что бить. Вы добрый человек, Фёдор Михайлович, добрый и хороший, потому я вам предана всей душой. Вы Храбрый! Вам в Пещере тошно было, но вы смелым оставались, милосердным, потому я и помогала. Нельзя оставлять человека совсем одного! Нельзя ломать и расчленять целое…это плохо, бесчеловечно и жестоко. Вот я и была рядом, потому что двое всё же не одно. Вы тогда единственным нашим взрослым были - вам хуже всех пришлось. Но теперь вы мне помогли, тоже Поступок совершили…

Притихла, утыкаясь взглядом в пол. Как-то вся понурилась.

- Ну может мне на земле плоховастенько было…процентов эдак на 90 по личной шкале Майи Светловой. Если только на секунду представить, может я уже давно хотела дальше...Ну, не на Ироан пускай, но не безвылазно же в больнице жить? Это если чисто гипотетитчески предположить...хотя мне нравится своя работа, вы не подумайте, я ж вынослива как самая упертая на свете лошадь и еще сильнее...прям как мул! Красотой бросаться не буду, мол медицина призвание моё и бла-бла-бла-и-цветастая хренота, а только правильно это для меня, людей лечить...И кто знает, вполне возможно капитан Фёдор Михайлович Чижик руку помощи протянул одной мелкорослой беглянке из МЗУ. Предложил ей работу. Это Поступок, как ни посуди! - на свои кисти поглядела, задумчиво рыжую прядь волос накрутив на палец, теперь уже и сама отвернулась. - А Светлова она что? Нынче в глупых роликах снимается, Светлова космоса боится...ну, и большой папа за ней до сих пор стоит. А папа это вам не просто папа, а САМ Герой Светлов которому прочат адмирала! Большинство скромных звездолетчиков считают что чем дальше держишься от этого гиганта, тем оно лучше. Мало кто из капитанов стал бы связываться с его дочерью...для карьеры может быть не очень полезно. И врагов у отца ровно столько же, сколько и поклонников, а значит и детей его далеко не все любят, - помолчала, рыжую прядь освобождая, снова в лицо капитану поглядела. – Но вы храбрый человек. Вы не испугались! Оказали мне такое доверие и когда я с вами Фёдор Михайлович…я не просто Светлова, четвертая дочь могучего капитана…Я это я. И моя фамилия Светлова в ваших устах, она моя собственная, только моя...и когда я сюда шла, точно знала, не станете вы за отца мстить и лебезить не станете, и заставить вас силой меня в экипаж принять он бы не сумел. Вы видите меня такой, какая я есть. Светловой Майей Юрьевной, под своим именем взрослым человеком видите! - глазами сверкнула гордо вытянувшись. – И только не думайте будто я хрустальная ваза там, такая вот вазочка которую беречь надо в теплом месте, потому что вы мне чего-то особенного должны. Я эффективна и вынослива, капитан! Внутри во мне намного больше чем снаружи…я не какая-нибудь там хрупкая вещица с полочки. Риск люблю. Вот так! А теперь идемте пить чай, вот это верно. Только сначала это самое...давайте руки друг другу пожмем, чтобы вы больше не сомневались и о плохом не вспоминали. Прошлому уважение отдадим и в будущее шагнём! Я вас уважаю, я всегда ваш друг, ну прямо как верный Сэм из старой сказки. Мистер Фёдор Чижик. Хе-хе...Только Майя Светлова, так его ж в душу, отважная да смелая космическая врачевательница!...Ну и садовник немного, а чего нет?!

Протянула ладонь Чижику. Губу слегка закусила, от шутки впрочем не удержавшись, а то уж больно серьезный разговор получился. Смущенно нос почесала свой веснушчатый левой рукой; а вот то что в первый раз в жизни Чижика по имени назвала без отчества, так это от волнения даже и не заметила.

- За двадцать минут с чаем управимся, я ж Скорость-Молния-Светлова, а не хухры-мухры. Да хоть за десять! Но это уже если без удовольствия, на олимпийский рекорд чай пить...не думаю что вы захотите. Хотя я могу кипяток и на скорость пить - хоть за минуту могу вылакать, если надо! Только это отстой собачий. А ваш громкий голоком я вообще считайте не слышала…только ту часть, где «один час и четыре минуты до отлета». Часики вот выставила чтобы знать когда ракета взлетит, спасибо вашему голокому и приятному голосу в нем. Всё остальное - пробел! Этот разговор не для меня предназначался, так что мой мозг его не фиксировал. Считайте длинный гудок на линии и тишина.

И Майя снова рассмеялась про себя. Она-то конечно не слушала, а вот кое-кто любопытный в экипаже Чижика явно уши развесил на всю катушку. Впрочем, девушка и под пытками шнырливого Крыська "Обломайлу" не стала бы сдавать. Она капитану верный друг и возможно что-то большее. Но не стукач и не информатор.

...

Ум Майи отличался особенным свойством, девушка умела отстраняться от того что было ей неинтересно или даже неприятно. Иногда рыжей натуралистке казалось будто все лица она видит как в тумане: кто-то ближе, кто-то дальше. Большинство едва заметные тени, а если кто за сердце тронул - если больной человек или близкий человек - тогда он в этом тумане ярким огнем светится.
Ну, доктор Григорьев-то уж точно не близок сердцу: супостат, захватчик, пришелец стремящийся её ледяную медицинсую монархию превратить в республиканский ад! Потому до поры Майя счастливо выкинула его из головы. Где-то он там есть, но не здесь и не сейчас к счастью. Сейчас её встреча волновала, учитель и потерянная орхидея безжалостно съеденая лифтом! Сейчас она медотсеком наслаждалась и капитанским прикосновением, мужским таким, уверенным прикосновением довльно приятным для Майи Светловой.
Помните же?
...Будь ты хоть самой непотопляемой Майей Светловой, а однажды придет время и бла-бла-бла…ну уже говорили в общем-то об этом. И чемодан любимый в чужие руки вдруг передашь и капитанское ободрение приятным грузом на плечо ляжет.


Однако жизнь она сложная штука, ироничная такая! И если что-то слишком хорошо складывается, значит что-то может пойти очень и очень плохо. К этому всегда следует готовым быть.


- Этот медотсек, Фёдор Михайлович, может до последнего оборону держать. Если изнутри враг полезет или снаружи беда придет, он на максимальную выживаемость рассчитан. Метафорическое Сердце Данко способное дать вашим людям убежище, когда беда нагрянет. Но я уже приняла своё решение...Нельзя все яйца держать в одной корзине, как народная поговорка нам подсказывает! Запасов здесь с избытком, медикаментов на две команды хватит, плюс я еще индивидуально кой чего дополнила. Часть запасов отложим во вторую лабораторию. Только я очень сильно надеюсь что это никогда не пригодится, - нахмурилась тяжело на Капитана глядя, посуровела даже. - Чтобы медотсек на полную мощность заработал, когда все медицинские протоколы и охранные коды придётся активировать...это уж совсем всё должно плохо стать.

Поёжилась Светлова. Ага. Совсем плохо. А на деле всё настолько дерьмово должно сложиться, что уж RAR90 им после этого лёгкой прогулкой с Чижиком покажется. Веселой такой прогулочкой в парке Диснея о которой вспоминать будут со слезами умиления на глазах, как о самом добром в жизни событии!
Жутковато прямо становится если подумать. Впрочем, в капитаны трусов не берут и в корабельные врачи тоже.

- Да и хватит этой лирики второсортной. Перестрахуемся с лекарствами и всего делов. Пойдемте чай пить, а то прокиснем сейчас от избытка чувств. Оно дозированно хорошо, а сейчас нам горячий чай нужен и душевная простота. Мнение врача и мнение друга.


Потеплела глазами тёмное настроение прогоняя и вздрогнула, когда этот самый Григорьев объявился. В кабинете же. За её персональным Майкиным креслом! Там где она поселиться собиралась, прилежной пчелой переживая трудные дни космического полёта!
...Будь это сказка, вот прямо сейчас Светлова бы и заледенела, заставляя покрываться стены и пол белой шубой снега. И поползли бы затейливые узоры по стеклу и с потолка протянулись бы острые зубья сосулек, и Майя бы заморозила этого самого Григорьева в лёд вперившись в него своим фирменным отцовским взглядом. А так она просто вспыхнула. Побелела до сероватой-синевы, как это случается со всеми слишком белокожими людьми, а на щеках выступил розовый румянец. Зато лицо оставалось спокойным и тон был почти дружеским, когда этого второго доктора приветствовать время пришло.
И не сказать чтобы она его прямо возненавидела до глубин души – скорее просто конкурентность в крови кипела и холодная логика подсказывала – Григорьев взрослее, профессиональнее, доверия в мужском коллективе к этому специалисту явно больше будет. Он здесь свой, а доктор Светлова, даже при поддежке Чижика, пока ещё нет.
Ну и потом. Одно дело пить чай в компании бывшего учителя и его летчика, милого такого стеснистельного Фотона - про его форму не забудьте – образец аккуратного отношения к своей работе! И совсем другое дело, чаи гонять с этим хитроватым усачём.

«А вот и некуда тебе отступать. Женские истерики здесь не нужны, Светлова. Так что прям придётся тебе с ним и чай пить и языком трепать, и рабочие отношения выстраивать. Это твоя прямая обязанность, это ТВОЯ РАБОТА. Ты на это и подписалась, так что выполняй!»

Холодная узкая ладонь протянулась к Григорьеву в достойном жесте.
- Здравия желаю, доктор Игорь Кириллович! – вздернула бровки иронично, стараясь насмешечку на губах сквозящую скрыть. – Ну и как вам кресло, пришлось по душе? Этот стол, кабинет, устраивает вас? Мы тут чай пришли пить, присоединяйтесь пожалуйста к нам Игорь Кириллович, в честь первого знакомства!

…И тут же спокойно принялась выкладывать собственные вещи из чемодана, аккуратно занимая свой стол. Вроде как, - «Я вас конечно уважаю, Игорь Кириллович, но это МОИ ВЛАДЕНИЯ»
А стол у Майки на загляденье просто, образец обезличенного и невероятно личного рабочего места! Ни фотографий друзей, ни фотографий семьи – ничего такого вы здесь не найдете. Зато парочка спортивных кубков счастливо умостились да диплом родной «альма-матер» в рамочке. Явилась на свет посуда: серебряная, прекрасная, безупречная на вид! Щедро натертая и наполированная Майкиными заботливыми руками – не дроновыми манипуляторами – собственными пальцами Светловой!
Ведь каждый сам решает чем свой рабочий стол украсить. Майя вот чайник на нём разместила со всей полагающейся ему свитой - благо место позволяет.

И вот здесь пожалуй стало видно что она доктор, а не просто малолетка какая. Экономичны и достойны были движения у рыжей девушки, профессиональны, плавны, без лишней суеты и одновременно быстры. Длинные пальцы сами собой на свет посуду являли, создавая композицию строгую и геометрическую. И смотреть на это даже увлекательно было – когда упорядочивала Майя своё рабочее место со строгостью компьютера. Каждая вещь подобрана в тон, каждая вещь частью единой картины является, у каждой своё собственное, четко определенное место…Плавно работали руки Майи Светловой - и какие руки! Узкие, с длинными пальцами, трудовые все же руки - мытые не раз и не два до стерильной чистоты, с первыми трещинами на коже - еще не руки заслуженного доктора, а все же и не пальцы малолетней пигалицы. Угадывался за ними опыт и труд. Ногти короткие совсем, аккуратно подстриженные. Украшений нет. Рыжая Валькирия к ним довольно прохладно относилась.

Явился на свет аккуратный поднос и электрический чайник в стиле английской классики счастливо закипел водой, пристроившийся на этом подносе. Милые баночки для чая, ложки, конфетница серебрянная с аккуратно выложенными на ней батончиками спортивными – посуда натерта заботливо, начищена, прямо-таки горит огнём на свету разбрасывая снопы бликов-искр! Вот уж и в заварнике чай принялся горячие ванны принимать.

В финале пьесы, подобно волшебнице лучший фокус напоследок оставляющей, извлекла Майя на свет отцовский знаменитый подстаканник забирая себе. ТОТ САМЫЙ фирменный подстаканник Юрия Светлова с изображенным на нём знаменитым космонавтом Юрием Гагариным! Можно было бы задорого продать, наверное, или в какой-нибудь музей передать для детишек - героическая вещь героического капитана. А Светлов дочери задарил - пусть при себе держит, ему так спокойнее будет...
Чижику, как бы невзначай второй достался – с ракетой и спутниками вокруг Кремля летящими - вместе с Майкиным уважительным кивком, заметьте! А вот доктору Григорьеву, буде он чаёвничать останется, только обычной серой больничной кружкой утешаться придётся.
  • За мужчину!
    +1 от rar90, 15.11.16 18:28
  • Блеск! Как всегда! Даже не буду на чём-то одном упор делать. Там и посмеяться над чем есть, и взгрустнуть тоже. Отличный пост!
    +1 от Joeren, 17.11.16 08:46

- Да прямо легкотня…и какого лешего я вообще здесь так долго сидел и терпеливо ждал вас неудачников? Если Куму так легко победить, надо было раньше к Фонтану идти…И не смей ругаться тут, Ушастая! Это вообще-то Мой лес, а не твой лес – завали дупло. Какая там ещё логика? А у тебя эта самая…эврика! Вот эврика ты и есть распоследняя, да!

Королек недовольно покачал головой и на всякий случай бросил в мертвую хармузду второй камушек. Бросил, ага, вроде как смелый! Но отчего-то пока еще радовался, можно сказать благодарил свою судьбинушку за то, что находится на правильной стороне – речка, колдовской мост, задумчивые деревья – все ж какое-никакое укрытие. Ну так. На всякий случай…
Летящий камень метко врезался в горящую тушу – язычки огня радостно проглотили этот комок породы и ничего более интересного не случилось. Небо оставалось предательски чистым, не попыталась выпрыгнуть из-под воды какая-нибудь отборная дрянь, лес чирикал своими птичками и трепетал листвой, счастливый такой ветренный дуралей. А еще Дивнй Лес, называется! А ещё вблизи Фонтана растет! Беспечный и глупый совсем дурачёк...
Нет. Сильмини совершенно точно не слышала врагов и не ощущала присутствия тварей, которые готовились бы к нападению – щенок тоже ни о чем страшном не сообщал – так, жаловался на то что хочет есть, делился впечатлениями от разноцветья запахов и восторгался новым, багрянисто-зеленым миром Дивнов.

Как ни странно всё складывалось вполне нормально. Победа есть победа! Как могла бы выразиться Цера.

…Только полыхала оранжево-черным, чадным огнём туша поверженного монстра, смутно навевая некую неопределенную тревогу - великолепный монстр который был сокрушен как-то очень уж быстро и как-то слишком легко. Неподобающе легко! Прямо так легко, что даже триумфа победителя почти и не ощущалось…Впрочем, для Церы, наверное, триумф в любом случае ощущался, как-то вот не верилось в её чахлое эго. Легко или трудно - главное что Химера победила ужасную, летающую тварь! Она молодец. Она самая лучшая среди всех василисок! С большой буквы. ВасилискЪ!

- А кто тебя знает, может ты трепливая лесная тля, а не нормальная человеческая женщина!? Ты мне что обещала? Страстную физическую любовь обещала. А из-за тебя, колдунья ты распроклятая, ведьмища на помеле летающая, придется Мне Бесценному теперь перед Фонтаном унижаться! Провела она меня…тоже мне…да что б тебя так саму каждый день к Фонтану водили, остроушка! Вот что мне ему сказать? Монаршие Особы, знаешь ли, не унижаются! И что мне делать…хныкать перед ним, выть, умолять силы обратно вернуть? Но я же КОРОЛЬ и у меня КОРОНА на голове!

И Королёк попытался сказать это значительно, ну вроде как высокомерно и едко, но по взгляду испуганных глаз сразу стало понятно. Да. Будет и унижаться, и выть и умолять вернуть ему силу, ежели вдруг придётся – послушным псом станет вымаливать у Фонтана свои утраченные умения. Хоть на коленях, хоть ползая на брюхе.
Ну и правда…
А как ему жить теперь без волшебства? Одет плохо, растрёпан, первые царапаны на белой коже появились да ещё и слепни начали поджаливать…конечно, тот волей-неволей наизнанку вывернешься и все что угодно наобещаешь, лишь бы магию заветную вернули!

Интересным таким делом.

...Слепней, комаров да прочей мелкой кровососущей гадости, действительно становилось многовато. Нет-нет, но даже и альвари - лесной это возвышенной Красавице - доставались колючие злые укусы. А ведь эльфы всё же волшебные существа, им на порядок легче поладить с такими вот жучками! По идее-то. Однако не везло, даже Камме-Камме принялся раздраженно трясти своими большими мохнатыми ушами, пытаясь зашибить очередного жалящего паразита.
- Что привело сюда Куму, спрашиваешь? Ну. Маги…скука. Хм…Много на то причин было, – со смачным хлопком уже не такой безмятежный Камме Камме зашиб очередного слепня, пытающегося устроиться у него на ушах. – Ай-ай-ай, этха…долгая история, хм…очень грустная история былых лет. Рассказать? Ну…ммм…маварахиму знают это так!
Много миров в центре, мало по окраинам…как жемчужина в пустоте. А дальше мрак, пустота и Кума. Совсем-совсем одна Кума и ничего более кроме Кумы. Она всех ненавидит, мечтает сожрать. Но сама пройти не может – свет ей враг, жизнь враг, любое движение души – враг. Боль. И что же она делает, лай-лай лай? Хм…Засылает впереди себя Червей, Знаменосцев, Темный ветер Эгерей. Эгерей приходит и смущает добрые сердца. Да-да-да. Всё хорошо, солнечно, красиво…а в сердце Эгерей! Так и с нашим миром случилось. Ну…сначала были мечты, сья, сначала все счастливыми были. Фантазии, хм, совершенство! А потом стало скучно. И ненависть возникла. И желание поглядеть на Саму. И первая Кровь начала заливать землю, когда старые союзы разрушились, а воспоминания о войнах угасли. Маги выстроили портал. Хотели узреть что там дальше – желали помериться с Кумой силой в своем гордом ослеплении. О чём я? Ну. Хранителям стало плевать на такие вещи…хм…они уже всё бросили к тому времени, а маги…да-да-да…игрались со своим порталом, как неопытные глупые щенки. Всё ближе и ближе к пропасти подбегая, нда. Эгерей уже съел их сердца, Черви уже запрудили Древний Город и Кума смогла войти. Ну…хм…теперь ей нужен Фонтан, так я думаю. Там есть проходы, дороги в иные миры. Да-да-да. Потому она так и стремится туда. Позволяет нам всем пройти – чтобы Черви, которые уже шевелятся в наших сердцах…эти самые черви, лай-лай-лай, прошли вместе с живыми саями. О чём я догадываютсь? Хм. Каме-Камме думает будто Кума нас всех ненавидит, желает истребить, но мы ей и нужны…В том и слабость и сила ее. В людских сердцах, в том что наполняет их...

Задумался фей-ям, потом негодующе зашипел и пришиб еще одну муху. На небо поглядел, почесал свежий укус деятельно. Высокая философия, ага! Только трава кончилось и вдохновение у фейки как-то вот иссякло.

...

А все-таки победили. Ну да! Победа есть победа, жизнь есть жизнь, а Цера есть Цера, грозная победительница всевозможной магический чепухи. Цера не задумывается. Цера не грузится размышлительным барахлом как скучные смертные саи. Цера действует. Цера всегда идет напролом!

Огонь радостно облизывал драконье тело, завиваясь темными язычками пламени. С похрустыванием, с потрескиванием, ветер прижимал огненные язычки к земле, а они мерцая и фыркая, снова тянулись вверх. Серовато-нежный дымок! И отсутствие запаха горящей плоти – вообще-то, говоря прямо, поляну должен был залить тот мерзопакостный, сладенький душок который всегда образуется когда выгорает свежее мясо. Запашок! Вызывающий либо обильное слюноотделение и пылкий аппетит на сердце, либо противную рвоту.
Огонь горел, сосредоточенно потрескивал, заливая липкой чернотой мерзопакостную тушу. Черный едкий огонь, напоминающий живых деятельных червей – содрогающийся, извивающийся, корчащийся в судорогах как будто бы.

...

- Вы правда меня лю-ю-юбите!? Вы станете моей женой!!! – Мальчуган широко раскрыл глаза, как-то затрепетав, как-то вдруг обомлев и растеряв всю свою противность. На один краткий миг став цельным сосудом – гармоничным и прекрасным в своей первозданности.
Великолепным в своей Человечности!
…Крохотная секунда бытия и целая вечность уместившаяся в один миг. Найджелл смотрел на свою Феари, представ тем цельным человеком каким был рожден, и мог вырасти, сложись судьба мальчонки по другому. По-крестьянски грубоватый честный парень с соломенными волосами, с этой самой дремучей силой дарованной ему щедрой матушкой-землей - основательный, хозяйственный, добрый паренек крепко стоящий на своих двоих. Не мечтатель! Но человек дела, человек на которого можно было бы положиться.

Ох уж эта частица «бы»…

Увы, он изменился, беспощадно и жутко, и не было времени чтобы вернуться назад – нельзя продаться Куме и отступить от своей черной клятвы что была подписана кровью. Нельзя всё предать в себе, растоптать, вырвать никчемным сорняком, а потом снова стать хорошим по щелчку пальцев! Нужно время, нужен труд, нужны осознание и смелость принять своё падение. Нужно желание борьбы!
Но поздно уже для этой борьбы. Настигла Найджелла смерть…И дело было даже не в Цере, хотя крепкое дерево вышибло из мальчишки дух, и не в Феари, что протянула руки к «своему» мужчине. Дело было в самом Найджелле. Он любил! Эгоистично, мерзко, любил гадко и липко, и всё же любил эту Рыжую Красавицу всей душой.
А Кума, вековечная эта злобная Тьма не могла жить в душе мальчика преисполненном такими светлыми, невыносимым для ледяного зла чувствами.
Кума сокрушила.
Любовь разорвала сердце.
Убийство Ричарда убило.
Осознание. Стыд. Бегство. Надежда!

...В последний раз широко раскрылись зеленые глаза желающие вобрать в себя этот мир: вольготную синеву неба, сладкий изумруд травы, сизый шепот утомленных деревьев и это самое бесконечное «люблю». Он попытался улыбнуться своей женщине, и нахмуриться и вытолкнуть из себя что-то последнее, самое важное. И как водится не успел – потому что мертвецы никогда не делятся секретами с живыми людьми…

А потом Хармузда ожила, словно бы смерть Найджелла стала последним ингридиентом, которого монстру не хватало. Ярче вспыхнули язычки недоброго пламени, раскрылись полупрозрачные крылья, вознося тело вверх. Омерзительными шрамами прикрылись свежие раны, острыми железными зубьями сверкнула пасть.
Рассыпая вокруг себя жаркие искры, каких-то темных червяков и прочую мерзость, огненный дракон снова взмыл в небо. Словно бы сходя с ума, мухи и прочая дрянь потянулись к хармузде преданной свитой.
И всё это на Церу. Всё это на Ту, которая создана для Войны.
«Это слишком лёгкая победа!» - Сверкнул удлиненный глаз дракона, поглядевший на Василиску, когда она направила орду жужжащих паразитов в сторону Змеи…

Королёк же выразился просто. Ёмко. И очень кратко:
- Ааааааа!
Цера. Она ожила))) Второй раз. Теперь уже в виде огненного дракона.
При ближнем бое Химера будет получать урон -10.
Хармузды получила новый навык: теперь она умеет призывать жалящих противных насекомых!
+2 | Следы на песке, 08.11.16 18:34
  • Найджел.. хнык(
    +1 от Panika, 09.11.16 07:40
  • Эпичная история
    +1 от Joeren, 14.11.16 12:52

«А вот если бы это был юмористический полёт в какой-нибудь юмористической передаче, то наш диалог с Фотоном выглядел бы примерно так» - вдруг подумалось Майе:

« - Ээээ...ааааа...
- Бееее...мееее...(как два баранчика у новых ворот)
- А интересно, вам должно быть, у Чижика училось?
- Великолепно же! Потому я и ушла из МЗУ, Фотон Игнатьевич.
- Должно быть замечательным учителем Федор Михайлович был?
- Да на все сто процентов отменным! Ага. Как бысь там его предмет-то назывался...что-то с окончанием "...плаванье", но не про бассейны!

...

Усмехнулась про себя Пчёлка это самое звездоплаванье припоминания. Ну конечно она помнила предмет Фёдора Михайловича, во всяком название уж точно в голове отложилось, а вот о чём сами уроки были уже и не скажешь точно…вроде бы про астероиды, о том, как корабли через них следует проводить. Или не следует…Доктор Светлова так и не запомнила точную информацию. Да и какая разница? Каждый должен делать свое дело - это не её работа, звездолеты сквозь вселенную водить - будем надеяться что у пилота Ромашкина твёрдая пятерка по звездоплаванию была!
А вообще. Хороший парень Фотон – особенно рыжей аккуратистке его форма приглянулась – выглаженная такая чудесная форма, говорящая о том, что человек этот собран и строг к себе. Соплей-то явно не распускает! Молодец. И к капитану с уважением относится. Явно уж не из тех людей про которых Чижик говорил – шептуны там всякие, которые недовольны будут появлением Светловой на борту…как это ещё Федор Михайлович так забавно выразился? Камни что ли…холодные с солью с перцем или как-то так…

Хе-хе. Прямо гастрономически-космические подробности!

Хотя о недовольстве если говорить, Майя она Майя. Пафосная натура, горделивая на первый взгляд, огонь и лёд в одном сосуде – попробуй прошиби такую, она вон футболки со своей морденью на груди носит и не стесняется! – то ли вовсе дура непонятливая, то ли через чур умная. Это Майя. Пчёлка одним словом и злиться на людей не любит, а если уж кто гадость о ней скажет…Ну. Девушка странным образом и эту гадость примет тоже. «Дурой набитой меня считаете? Ага. Наверное дура я и есть. Смеетесь надо мной бухой в том памятном ролике на День Рождения? Да я сама от себя фигею, так на камеру попасться! Это же не каждому дано…идиоткой-то выглядеть на полную катушку, понимаете ли?! А вы до фонтана смотрели или только до того момента, как я по лестнице кувырком скатилась? Хехе. Лучше до фонтана смотрите, там самый сок – когда я с разбитым лбом в воду пригнула. Идиотка первостатейная, я с вами согласна на 98 процентов. Два процента это самое…мне хотелось на роликах трюкануть. Ну удалось же! В фонтан-то я запрыгнула, в конце-концов…Ну а потом это было моё личное время, дамы и господа, я же никого не подвела. Это не оправдание, заметьте! В личное время каждый развлекается по-своему. Займитесь уже своей работой и не занимайте мой мозг. Ролик в интернете лежит. Наберите что-нибудь вроде «Светлова отжигает» и можете сами посмотреть.»

Майя. Странное сочетание гордости, колких фраз и жуткой честности, перед самой собой и перед другими людьми – может поэтому люди к девушке довольно хорошо относились по большей части. Ну, Светловой так казалось. Редко её кто-то прямо специально обидеть хотел, а может она сама по себе такая дура набитая, ничего не замечала.
Не разбиралась в этих сложных эмоциональных тонкостях, в общем-то…или отучила себя разбираться…или просто рыжей девушке самой так казалось – что не умеет. А на самом деле умела, но приучилась убегать от такого, не даром же хорошая бегунья!

...

Вот и в лифте отстраненность Чижика восприняла как нечто само собой разумеющееся. А разве могло оно быть по-другому? И как бы оно тогда выглядело, скажите на милость?
...В романтических соплях Светлова не особо разбиралась. Если и кольнула занозой его холодность, то Майя в себе не поняла и не приняла. Правда, отчего-то неприятно стало, будто шершавой бумагой палец порезала, а вообще капитан прав, не следует его хватать.
Папа бы не одобрил – вот от того наверное и неприятно стало, хоть папа и сложный человек и отношения с ним сложные, а всё ж САМ Светлов. Всё ж адмирал без пяти минут…нельзя его престиж ронять другим мужчинам надоедая. Пчёлка здесь как специалист поставлена – эффективный доктор и свойский парень «данкиец». А данкийцы не хватают руками капитанов, это женщины со своими соплями делают. Устраивают розовое повидло в суровых экипажах суровых мужиков, потому, наверное, дам и не жалуют в сугубо мужских коллективах. Боятся их эмоций, слёз, неизбежной нервотрепки да пронзительных истерик…ну что там с женщинами ассоциируется чаще всего.

Жаль только улыбка хорошая погасла у Фёдора Михайловича, а это уже не дело, доктору улыбки хорошие тушить! Потому и взгрустнулось наверное Молнии Майе, впрочем на лицо не вышло и тон не поменялся, напротив, девушке даже стыдно стало за свое нелепое предложение.

- Вы правы, Фёдор Михайлович, прошу прощения, прямо чушь сморозила как идиотка распоследняя…В паровозную топку такие глупые идеи! Фуфло какое-то прямо несу…

Потерла правую кисть руки, задумчиво голову склоняя. Потом усмехнулась про себя, бросая шутливый взгляд на отвернувшегося капитана – стряхнула длинную рыжую прядь со лба энергичным движением головы. Вытянулась горделиво ту же самую позу что и на футболке принимая, еще помнила же как на фоне синего экрана позировала!
«А чё расстраиваться-то? Всё хорошо. Развела ты тут варенья дамского, Светлова, а это самое варенье на бутербродах с маслом хорошо вкушать, а не на звездолетах. Вот это верно!» И хлопнула себя ладонью по бедру, в так собственным размышлениям - очень любила Майя такое дело - в такт хорошим мыслям и фразам в нужный момент отбивать рукой!
Простая, женственная, но с чувством собственного достоинства, блин, девушка.

...

Вернулась мыслями к Фотону.
- Эээ…уже уходите значит? – Вздохнула печально, кажется, понимая причины по которым пилот решил ретироваться так быстро. Ну, в хорошей же команде без лишних слов такие вещи решаются, вот и Фотон должно быть всё верно понял: капитан в неловкую ситуацию угодил, вот лётчик и отступил тактичненько. В общем прав, конечно. Уважение проявляет, молодец. Жаль только Майе некуда отступать, уважительными причинами прикрывшись.
...Сказать что ли Чижику будто она дома газ забыла отключить? Да вот беда…газовыми горелками уже лет двести никто не пользуется! А то вскочила на бы свои грозные лыжи Молния Светлова и прямо с космодрома в путь унеслась. Это Фёдор Михайлович недооценивает просто её любовь к побегам.

- М-м-м…Приятно было познакомиться с вами, Фотон Игнатьевич. А все же жаль что вы на чай не остались. Хороший листовой чай, первый сорт, запах у него приличный и посуда приличная, вот что важно! Нда…а вообще понимаю…да...это ваша работа. Значит час до отлета…и четыре минуты по уточнённой информации…(снова нос почесала, веселый взгляд приглушая)…выставлю часы и никакого чая во время взлета. Принято...м-м-м...как у вас звездолетчиков говорят...эээ...Так точно!

«Хорошо что предупредили! Никаких, значит, чайников. Никаких плиток. И на всякий пожарный воду в унитазе тоже смывать не буду – а то еще нажму на кнопку бачка, а ракета не взлетит! Ужас прямо, Светлова. Может это тоже всем звездолётчикам с пеленок известно!»

Показала пилоту большой палец, провожая взглядом в лифт. Часы настроила. Снова правую кисть потерла, задумчивым взглядом коридор рассматривая – интересно, а второй паршивец здесь или тоже ретировался? На приветствие во всяком случае не ответил, ну да и ладно. Всё равно этот субъект Майе понравился – Разбивайла или Разломайла, как-то так. А прическа словно током дернуло и совсем небольшой для мужчины рост, это по медкарте запомнила - наверняка личная трагедия здесь кроется.
Сантехник или кто-то подобный на корабле…инженер кажись или компьютерщик, а в общем-то славный такой зверь, с кодовой кликухой «Ахтыжкрыса».
«Будем надеяться что Обломайла вернулся на свой боевой пост и неприятностей не отхватит. Фотон ведь сказал будто каждый должен на своем рабочем месте сидеть, значит, Крысёк наверное в инженерный отсек ушел. Ну да, ну да. Каждому положено на боевом посту сидеть...Мне тоже полагается...Зара-а-аза!»

...

Переступила с ноги на ногу Светлова, обреченно за капитаном двинувшись. Дурацкая такая ситуация и никого рядом нет – исполнительные все какие на этом корабле. Бац. И растворились как утренний туман!
«Вот хотела же ты с Чижиком Фёдором Михайловичем общаться, вот и общайся на здоровье! Взрослые мужики вот растворились тебе эту честь предоставляя, в глупой ситуации рядом с капитаном находиться-то…Ну так вперед, Светлова. На лыжи и в бой. Как ты там говоришь на старте? Только вперёд и никаких аттракционов, тудыть его в качелю! »
Ага. В бой. Как же тут. Орхидея-то с Фотоном уехала!

Не везет так не везет на полную, как говорится. Майя поёжилась – что же делать-то? Надо самой как-то разруливаить…не украдут же растение на корабле и аллергиков на мостике точно нет, она медкарты наизусть знала.

«Вот же ж ёшкин кот, блин, проклятье! На сто процентов идиотизма, тудыть его в печенки и потроха!»

Пригорюнившись, нажала кнопку медотсека и пропала, в хорошем смысле слова - в своём собственном королевстве очутилась, на пару острых прочувствованных мгновений и про орхидею позабыв и про Чижика даже.

...

Выпрямилась Светлова, худая такая хрупая девушка на вид – а взгляд уверенный, взгляд счастливый и пожалуй даже немного с грустнецой, словно дань своему прошлому Пчёлка сейчас отдавала. Не тому прошлому, которое с бывшим учителем роднило, а тому которое позже пришло, уже после эксперимента…с оранжевым блеском зимних фонарей, с пушистым снегом землю укрывающим, с труднейшей учебой, когда не раз и не два отказаться от всего хотелось, белугой зареветь – убежать себе в ночь и не вернуться. Выкрикнуть хотелось: «Что вы меня мучаете! Не могу я такую сложную программу осилить…как люди страдают не хочу смотреть. Я ещё ребенок. Иди вы все в задницу. Почему я? Зачем я? Я может вообще по МЗУ скучаю и звездолётчицей желаю стать…»
Но возвращалась каждый раз, затыкала себя, не выкрикивала. Слава Богу, выдержала! А теперь здесь стоит – ошалевшая от счастья, присмиревшая на финише. Просто Майя, женщина и доктор.

Разметались волосы по плечам рыжим золотом посверкивая, а Майя глаза прикрыла, счастливо зажмурившись.

…В этом месте устройство корабля она знала наизусть, наверное, даже лучше капитана: приемная, кресла чтобы ждать. Вторые раздвижные двери и сам медотсек – большое просторное помещение, государство в государстве!

Обитель корабельного врача.

Там впереди приемная с койками и оборудованием, чтобы раненым первую помощь оказывать. А в сердце медотсека ее личный кабинет располагается: стеклянные стены, удобное кресло и рабочий стол - большой такой прекрасный стол специалиста лишенный всякой женской галиматьи. Только диплом в рамочке, парочка особо ценных спортивных кубков, личный ноутбук и большой экран на стене – хочешь полезную информацию на него выводи в рабочее время, хочешь кино просматривай в нерабочее. Вроде как личный кабинет, а вроде как неотъемлемая часть медотсека. Пылающее сердце "Данко". Стены прозрачные – чтобы врач всё видел - но стекло всегда можно сделать непроницаемым. Технологии это позволяют.

Яркие лампы, стерильный кондиционированный воздух. Ветерок. Шкафы, набитые материалами и медикаментами – это рабочая часть расположенная слева. Справа приемная, стационар, ряды коек, полупрозрачные стены-экраны, способные показывать самые разные изображения – травы там, океанические волны. Медицина нынче считала будто душу следует лечить даже раньше тела, вот и баловалась увлечённо с такими сентиментальными вещами.

…Хотя Майе нравились обычные молочно-белые стены, но если кому нужны будут экраны с романтичной земной чушью или со звездами, выведенными на панель с главного корабельного компьютера, так пожалуйста! – всегда можно включить кино для больного человека. Иллюминаторов-то ведь в этой части корабля нет.

Санитарный блок – туалет, душевые. Операционная. Лаборатория и даже изолятор, на случай если кто-то что-нибудь опасное подхватит.
Сейчас это просторное, щедро наполненное светом единое помещение - умытый кондиционированными ветерками один большой медблок. Но можно было разделить, отрезать друг от друга палаты, закрыть операционную, разбить общее пространство на отдельные части.
В изолятор, впрочем, можно было превратить и весь медотсек целиком! Майя не шутила когда про запирательный код говорила, только на самом деле эти шесть цифр-букв, она сама прекрасно знала: «Красный код Изоляции» и сменить кроме доктора Светловой его никто не мог. Наверное, единственный на корабле код, в котором у неё приоритет выше чем у Капитана. Случилось что, она может закрыть всю эту часть корабля личным решением и тогда эта приемная, в которой они сейчас с Чижиком стоят, станет шлюзом, для того и была устроена – не ради кресел и ожидания – в первую очередь ради безопасности. На самый плохой случай! Чтобы запереть внутри медотсека что-нибудь редкостно поганистое, случись ему вырваться наружу.

Полная изоляция.

...Если лаборатория не справится, если заразная болезнь экипаж поразит, или напротив, если корабль получит опасную пробоину, начнется пожар или утечка кислорода – эта часть звездолета могла выживать в автономном режиме довольно продолжительное время. Оазис. Помещение высокого приоритета обособленное от остального корабля.
Даже воздух здесь свой собственный, морозный, проходящий через особую систему фильтрации – для кого-то слишком неживой воздух, лабораторный и мёртвый, неуловимо припахивающий лекарствами и тем врачебным духом, который всегда появляется в любых больницах мира. А для Майи самое лучшее благоухание на свете! Ей казалось будто так пахнет сама зима – Царица Зима.

Ледяная королева для своей ледяной обители. О да! Светлова прекрасно подходила на эту роль. Если ценишь одиночество и великолепную приватность, что может быть лучше, чем стерильная прохлада больничных стен?

...

Рыжая девушка открыла глаза, усмехнувшись про себя над своей эмоциональной слабостью.

- Сказали бы Фёдор Михайлович что-нибудь едкое, такое вот простое и жизненное, чтобы всю идеалистичность момента разрушить! – Дёрнула уголком губы в смешливом жесте. – Меня что-то прямо повело…жизненно необходима, знаете ли, здоровая порция скепсиса! Ну там скажите, что я ж не королева Елизавета Британская чтобы с такой морденью значительной здесь стоять…и что не в капитанское кресло сажусь, а в самое обыкновенное…врачебное. Не на трон! Да и на королеву не похожа, рыжее веснушчатое пугало...таких не изображают царевнами. Только в качестве лягушек! Вот что-то такое вам следует сказать, чтобы крылья-то размечтавшейся пчеле подрезать…

Посерьезнела, с Чижиком вдруг чем-то личным поделившись. Не с капитаном, пожалуй просто с живым человеком. Грустью сверкнули серые глаза.
- Только это и правду не легко было, Фёдор Михайлович…Не так как в сказках, когда каждый раз в первый класс…Иногда хотелось сдаться. Иногда прямо до полного отчаяния молотила по паркам ногами и…и не всегда счастливая.

И снова уголком губы дернула, прогоняя грусть. Повеселела. Головой встряхнула заставляя волосы пересыпаться.

- А теперь, ёшкин кот тудыть его в качелю, так вот и раз-этак, смотрите-ка, целый медотсек в моём распоряжении! Выходит, стоило оно того? Конечно, стоило! Ну так давайте-ка мой чемодан от молчания избавим. Тут ведь чего не хватает, капитан Фёдор Михайлович? Ободряющего фырканья чайника не хватает...кипяточка, хорошо начищенной посуды и добротного чая в заварнике! Так не желаете ли со мной чашечку чая распить, за счастливое прибытие корабельного доктора в свой медотсек? Мне было бы приятно с самим Капитаном на первый раз почаёвничать… – на Чижика тепло поглядела, быстрым взглядом свои наручные часы не забыв удостоить. – У вас замечательный пилот, между прочим. Фотон Игнатьевич корректен и уважителен. Прекрасно поговорили мы с ним! И форма у него очень чистая и выглаженная, вы наверное давно это приметили? Это знаете ли показатель своего отношения к службе, я считаю. Игнатьевич…а в другом написании Игнатович…И у меня в голове тут зеленая лампочка озарения уже некоторое время как зажглась! Это ведь действительно сын того знаменитого летчика Игнатия Ромашкина, который целый корабль от астероидов спас? Выходит, Фотон Ромашкин потомственный пилот во втором поколении, гордость своего отца?
  • За проработку медотсека.
    За романтику.
    За труд.
    +1 от rar90, 11.11.16 12:46
  • Чудесное описание медотсека! Отличный пост!

    Вот это порвало:
    И на всякий пожарный воду в унитазе тоже смывать не буду – а то еще нажму на кнопку бачка, а ракета не взлетит!
    +1 от Joeren, 12.11.16 10:45

Пирожковая гора заметно убывала!
…Ароматных таких, жарких, брызжущих сладким малиновым соком с кислицой, подмигивающих хрустящей своей корочкой – этих самых пирожков всё меньше оставалось на столе, ведь расхватывали их довольно быстро вот и уменьшалась горочка беспощадно. Как бы Пелагатти клювом не прощелкать сие торжественное угощение!
Запахи лука и яйца мешались с душистым запахом малинового варенья, создавая непередаваемый и очень домашний дух – когда пахнет тёплой сдобой, тестом и поджаренным хлебом, этим самым лучшим в мире запахом - запахом разомлевшей в духовке выпечки что обещает нечто вкусненькое, квартирное и очень необходимое суровой петербургской осенью. Когда сплошные чихания, простуженная мокреть да сиреневый мороз, и первые робкие снежинки перемежаются пакостными брызгами холоднющего дождя.

А Васька, Василеостровская наша значит, она прям меланхолией же укрыта круглый год! Тут и летом веселье не каждый день встречается - особый дух, свой дух, старинный дух обретается на Ваське.
Дома нарядные! Дома почтенные. Дома как старики – грустноватые, взъерошенные словно голуби греющиеся на крышке канализационного люка зимой.
Дома ворчат как и положено ворчать достойным пожилым личностям: «Много, много мы людей тут видели. Фы-фыр-фыр, всё суетитесь двуногие! Фыр-фыр-фыр, и где это вы все, мы спрашиваем? Мы стоим достойно, мы дремлем покойно, а суетливых людей из прошлого вот что-то не наблюдаем! Фыр-фыр-фыр, фу-ты ну-ты...»
А осень что она? Кап-кап-кап хрустальным серым дождем выбивает по стеклу, по крыше, по красной башенке одного особенного Дома на Тринадцатой линии расположившегося. И нет, не желает небо с Ташкой говорить, поцелуй свой не торопиться что-то подарить. Тушуется видимо, как и сама Наташа, когда думает о Славке из шестого «А»...

Вытянула губки ребятёнка сосредоточившись отчаянно. Ну значит прямо из-за всех сил на поцелуе сконцентрировавшись, потом озябла – нельзя стоять у раскрытой форточки, бабушка бы непременно заявила: «Наташа! Живо отойди от окна. Заболеешь на сквозняке!» Хорошо хоть пирожок руку согревает ласковым угольком, судя по запаху, кажется с мясом в этот раз попался…

А хорошо, должно быть, стало бы в квартирке Васильевых-Бесфамильных если бы не гости распроклятые, если бы не их громоздкие речи, если бы не обещание чего-нибудь плохого!
...Можно было бы согреть самовар, заставляя этого достойного патриарха потрудиться еще разок как следует. Прошерстить холодильник на предмет "чего б сожраться-с". Коднарище бы припомнил про свой заветный графинчик водочки охлаждающийся где-то там на полке. А еще есть банка с первосотрными солеными огурцами, кажется, припрятанная в особенном пространственном кармашке самым простым колдовским словечком. И икра красная, и килька в томатном соусе вместе с ломтем черного хлебца, самого настоящего хлебца - "Бородинского" - не мажичьей отрыжки, значится, а самого что ни на есть всамделищного! И конечно же пачка вездесущих сигарет там же прихоронена.
Дааа, можно было бы прямо в блаженство персонального декадентского Эдема окунуться...
...Курнуть папироску! Бутылочку начать под огуречное наслаждение. Взбодриться. Может даже этого хиляка Алсесандро для компании взять, раз уж Алискин папаня где-то прохлаждается. Всё можно было бы устроить.

Да вот как-то не задались события с самого «утро-дня»: горелая постель, гаррипотерные шрамы в неположенных местах, злостные попытки убийства одного никому не нужного коднара. Всё шиворот-навыворот покатилось!

…Дернув своей усатой мордочкой, неприступная гнизга вдруг начала рыдать, а крысиные слёзы это дело страшное! Уж женские слёзы на что противная вещица, а гнизговые слёзы они вообще никуда не годятся же! Вы их когда-нибудь видали, эти самые слёзы крыс? Они красные, они жуткие, они особо-крысовые, ведь порфиринить умеют только эти грызуны! А что такое порфирин? Алые жуткие слезы крыс – как кровь, только это не кровь – порфирин же.
Вот и зарыдала наша строгая гнизга шмыгая носом и размазывая жуткую красноту по своей серой мордочке, обхватила кота, принявшись наглаживать голубоватую шкуру благородного сэра Сандро, содрогаясь в икоте. Плохо ей, грустно ей! Даже вот к коту суровая гнизга рада прижаться, где это видано!?
Потом вдруг как-то вся прям дернулась благородная дама, со злостью встала, дипломатом злобно щелкнула, села на стул, сметая какую-то посуду на пол. Бабах, и тарелки полетели вниз! Выхватила из своего чемодана блокнот с меткой Первой Канцелярии, выхватила серую ручку, фыркнула недовольно и принялась что-то строчить, скрежеща резцами от возмущения.

Деятельно так строчить начала какие-то записки.

И смотрите-ка! Каждый листок что вырывала благородная Тинки Бинкс из своего чудесатого блокнота либо тут же исчезал, оставляя напоследок розовый дымок; либо сворачиваясь в аккуратный самолетик быстренько вылетал в окно. А Тинки строчила и строчила без устали, работая своей забавной рукой – крысиной рукой, такой же прямо как у человека – только большие пальцы снизу, а не сверху как у обычных людей расположены.

- Так не пойдет…ик…я вам это заявляю, с-сэр, - вгляделась в колдовские очи зачарованного серого кота, алую слезинку со своей морды утирая. – Тинки Бинкс подаёт апелляцию! Это мы ещё посмотрим кто уволен…Это мы еще поглядим, г-господа, у кого тут есть Связи, а у кого их нет!!!
И в благодарность коту вторую банку мерзкого, тошнотворного паштета протянула. Он одну-то едва осилил, под хлеб да под колбасу - это самое нечто комковатое, склизлое и питательное - а ему еще вот еще новая порция благодарности привалила.

- Этот с рыбой. Питателен, калориен, пригоден для еды!

...

Ага, значит Тинки Бинкс ещё не потеряна для общества, но время всё равно уходит. Сгустились тени в длинном коридоре и квартира сама будто нахмурилась, готовясь встречать незваных гостей. Она уже взбодрилась, она уже насупилась, готовясь на поле битвы выступить - уже тенями принакрылась заглушая янтарный и уютный свет.
…Это уже магия срабатывала, особые жуткие чары наложенные мамой с папой на самый крайний, можно сказать даже на очень плохой случай.
Ну вот прямо как сейчас!
Алиса знала – ещё немного и квартира обратится крепостью – средневековой жуткой крепостью без права выхода и права входа, суровой крепостью, что отсечет любое волшебство. Для обитателей квартирки и для тех, кто попытается сюда проникнуть тоже. Заклятье могучее, верное, заклятье, тщательно разработанное родителями и родителями их родителей, но надолго его не хватит – такая сильная магия истощается очень быстро! Это только чтобы успеть принять решение: что делать и как быть дальше? В стиле Чернышевского, да. На книжных полках можно даже книжку этого автора найти. Может там ответ припрятан?

А если так поглядеть, ну....
...Есть перетянутая цепью дверь. Это крайний выход, опасный выход. Если туда сунешься…кто знает…может назад уже и не выйдешь. Что-то жутенькое там живет, обретается, поскрипывает в темноте по ночам - что-то недоступное для хилых чар маленькой волшебницы. Дверь закрыта на печать, а уж если сорвешь её…назад пути не будет. Черный путь, Самый-Крайний-Путь, так он называется. Путь-когда-другие-пути-не-ведут.

Можно рвануть в подъезд на свежий воздух, есть еще наверное время. Только там гости странные, только там трупчиной попахивает…
- Щладенькая…мы не щлые…Щшшшвятая вода нам не щтрашшна, мы ведь честные покойные…мы честно умерли! А то, что здесь сссадершались…так ведь не тебе судить, маленькая шшшладкая булочка, вот умрешь однажды…тогда мощщет и поймешь нашше верное решение! Но мы не убивцы какие, теплокровненькая…не вампирцы, не ведьмищи, не вурдалачина…и кровь человечью пьем только раз в луну. Будь хорощщей. Открой дверку. Мы помощ пришли. А войти не мошшшем, пока сама не досволиш-ш-ш-ш, теплокровненькая!


Помочь, ага. Или всех съесть, хотя коднар что косточка, любому мертвяку поперк горла встанет!
Что дальше, какие еще варианты есть?
...Послушно ждать гнизговую стражу отдавшись на волю случая, взять да и сесть в тюрьму, или например, к самой Тинки Бинкс обратиться чтобы увела она их в Гнизготерию. Не в тюрьму – в мир гнизгов! Там ведь по любому искать наверное не станут. Известную поговорку же не зря же придумали: чем ближе к опасности, тем дальше от нее.

Мама! Она в своем мире видать сейчас. Есть проход через картину, на тот случай она и оставлена в маминой комнате – зачарованная картина-портал ведущая в Страну Фей.
Только эта страна Фей как опечатанная дверь в коридоре – опасный край, недружелюбный край, лунный край. Там свои законы, свои монстры, своя атмосфера. Маму там еще попробуй найти…а вот неприятности могут найтись очень быстро! Настоящие единороги они совсем не такие, как их в сказках описывают. Тогда уж лучше к грифонам пойти покаяться, грифоны они хоть и раздражительные, и алчные и противные создания, но всё ж на людей похожи своим характером! На Василеостровской у них целая собственная башня имеется - суверенные владения всех львов Санкт-Петербурга!

Так что же выбрать, Алиса, куда вести своих друзей!?

...

А книжка, между тем, припрятанная у Фикуса-Стоика в ногах своё решение предложила, адресовав просьбу Наташке и тепленькому пирожку.
"В страну Фейерию тебя Зову! Призови в те дивные края волшебницу, подругу свою. Русалок, королей, единорогов и древние мечи там найдешь. Клады и удивительные самые находки вдруг обретешь! Уговори волшебницу в картину шагнуть, воистину так отыщешь свой сказочный путь!"
Дом, милый Дом! Правда суровый петроградский климат стер яркую краску с красивой башни.


Итак друзья, локаций и вариантов много, но нужно действовать, пустое ожидание и отсутствие общего решения означает самый простой путь - вы попадаете в тюрьму гнизгов.
Сейчас же на выбор имеется несколько веток-локаций:

- Грифоны и квест Башни грифонов;
- Побег из квартиры в реальный мир. Квест станции "Парковая";
- Мамина тревожная страна Фейерия;
- Побег в Дверь-которую-не-стоит-Открывать;
- Мир Гнизготерии (ну если Тинки удастся уговорить, это уже не в тюрьму путь, а путь в мир гнизгов)
- Духов двор. Квест холодых мертвяков.

-------------
Есть возможность посетить легендарные места Санкт-Петербурга кстати, это как раз легенда о Дворе Духов и Легенда о башне Грифонов. ^^

Но решение за вами. Как только квартира превратится в крепость, останется только два пути: либо в дверь закрытую на цепь, либо в мамину картину.

Настрой некоторых локаций указан в картинках прошлого поста. Например, холодный серый дождь и зонтики - это само собой Гнизготерия.
  • Лисса, блин! Ты опять даёшь столько вкусных выборов! Охота же везде побывать, на всё посмотреть, хоть одним глазком в хрустальный шар дальновидения :)
    +1 от Joeren, 11.11.16 02:25

В каждой взрослой женщине, всегда живёт маленькая, неуверенная в себе девочка мечтающая о сказке. Романтичная «принцесска», отчаянно надеющаяся на чудо. Топчи её, вырывай из себя, лыжами пытайся переехать – а девочка живее всех живых, и чем дальше ты пытаешься от неё сбежать, тем крепче она приживается в твоём сердце. До поры до времени сокрытая, припрятанная до лучших времен как самое хрупкое сокровище, эта неуверенная в себе пигалица всё равно однажды выскочит наружу, с этим громким своим детским гиканьем: «Ага! Ты мой Принц!!!» Выскочит – чтобы обжечься, выскочит - чтобы разбиться, выскочит - потому что приговорена к подобному поведению то ли биологией, то ли своей противоречивой женской природой, то ли еще каким жестоким, но в тоже время прекрасным как сама жизнь, чудом.

Можно быть инопланетянкой – и все равно от самой себя не сбежишь. Даже если ты непотопляемая Майя Светлова, прозванная «Молнией» за скорость, считающая себя в свои семнадцать лет ужасно взрослой, опытной даже дамой..
И вот глядите же! Вместо того чтобы вырваться и нахамить, девушка как-то слегка даже присмирела, когда Фёдор Михайлович к её лиловому чемодану руку протянул. Вот спрашивается, куда делись все её любимые фразы, из серии: «Лапки прочь!», «В свои игрушки я играюсь только сама», и самое любимое, платиновое можно сказать выражение Светловой – «Рыцарство уже успели опошлить до вас!»
…Люди, как правило, на этом моменте слегонца недоумевали, откуда у миловидной семнадцатилетней барышни такой богатый любовный опыт опошления романтики? Вот же ж выпендрёжница малолетняя! А Майя знала исторический ключ к этой фразе, поэтому она ей так нравилась – «Рыцарство в моей жизни уже успели опошлить до вас. Актеры в доспехах оказались совсем даже не рыцарями. И зачем, спрашивается, бить нас начали? Лицедеи реалистического образа, по батюшке так их блин и эдак…»
Женское сердце подобно космосу – бесконечно и полно загадок. Вот, например, Фёдору Михайловичу, Светлова всё простила уже тогда в классе – в основном да, ну, он ведь и сам по голове мечом получил - выходит, пострадавшая сторона. Как ни посуди, скорее, заставили, чем позволили выбирать. Хотя вот мог бы конечно в пещере намекнуть учитель, чтобы она не старалась так сильно на камеру работать..!
Это самое «мог бы намекнуть», Майя потом долго еще пыталась осмыслить и принять, бегая на своих двоих. Снова и снова, день за днём – как только выдавалась свободная минутка «на подумать» - девчонка начинала бегать кругами. Ученики и учителя гадали – какое чёрное горе гонит Светлову на улицу, заставляя носиться в любую непогоду не щадя себя по всем окрестным паркам, дорожкам и тропинкам?

А вот такое!

Тяжелее всего Майке пришлось в первый год – нелепая девочка-подросток ещё очень сильно скучала по Чижику, по своей мечте о космосе, по всем этим звездам и откровенности в пещере. А вернуться в МЗУ не могла: во-первых глупо – ей нужно было залечить свои раны и обучиться как следует, а во вторых…а если б женщина какая нашлась в жизни Фёдора Михайловича, а если бы романтика вдруг приключилась со школьным преподавателем, любимцем училища? Жалкими тогда были все чувства Светловой, да и оскорбительными для космолетчика – взрослый мужчина и двенадцатилетняя девчонка цепляющаяся за его ногу...это опозорило бы самого Чижика, а после неудавшегося эксперимента все бы наверняка её жалели, и посмеивались, и крутили бы пальцем у виска...
Ну, не-е-ет! У Майи уже и так хватало неприятностей, чтобы ещё на такое смотреть. На жалость одноклассников, на их неизбежную разную судьбу с Фёдором Михайловичем. Должно было пройти время. И нужно было просто ждать, учиться и расти – а для такого энергичного, наполненного жизнью до краёв человека, как Майя Светлова, это являлось, пожалуй самой жуткой пыткой. Мучением, что длилось неделя за неделей, когда отчаянно болела душа, а слез чтобы выплакать свою беду не было, и к единственному нужному человеку за помощью обратиться принципиально не могла. "Мог бы намекнуть, но не намекнул же..."
...Она вгрызалась в учёбу, рвала все препятствия и шаблоны на своём пути – можно сказать сметала огненным торнадо – и всё ради одной цели – вырасти хорошим специалистом! Занять себя. Набить свою голову полезными знаниями. Стать!!! Зарастить обломанные ветки. И может быть однажды, кто знает…а вдруг она еще дерзнёт дотянуться до своей мечты? Спасёт другого человека, тем самым спасая саму себя?

Женское сердце загадка. Молния-Светлова давно простила Фёдора Михайловича и даже на своего звездного отца уже почти не обижалась - ядовитой иронией старалась обливать его через раз. Всё ж отец, и уже не молод - любит её по своему. Да.
И сама Майя теперь уже не девочка - молодая и здоровая барышня-медик - теперь пришло её время оберегать других, дарить тепло и свою защиту. Почти всех простила! А вот актёров-рыцарей простить так и не смогла, вот если бы довелось увидеться с кем-то из них...кто знает? Может и от плевка в лицо бы не удержалась - надо же на бис коронный номер повторить! А может быть и в морду даже заехала кулаком кому-нибудь из них…треснула бы из-за всех сил, а потом предложила бы медицинскую помощь.
В любом случае. Рыцарство девушка как-то разлюбила с тех времен, прочно и надёжно, разлюбила все что связано с романтикой и красивыми образами мужчин в доспехах, а вот поди ж ты!
Потянулся к чемодану Фёдор Чижик, и пожалуйста, юная барышня широким жестом ручку передала, свою бесценную орхидею поудобнее на руках пристраивая.

"Да во мне это просто генетически заложено, Капитанам-то подчиняться. Здесь нет ничего ТАКОГО. Просто...это самое, ёшкин кот…субординация! Всегда любила это словцо."

...

- Капитан Фёдор Михайлович, хорошо звучит! - Светлова удовлетворенно кивнула, бережно придерживая свой роскошный холеный цветок. - Давайте я вас так буду звать. Фёдор Михайлович. Капитан. А вообще, мне прям дофига приятно что мои теории подтвердились...ну...я всегда, понимаете ли, знала что вы не водитель маршрутного автобуса для ребятни, тудыть его в качелю, этот автобус! На все сто баллов была уверена, что вы еще стрельните из всех пушек! Больно хороши вы были для школьной голодоски и унылых полетов туда-обратно.

И девушка с интересом поглядела на преподавателя - хорошо когда Чижик улыбается, ему так лучше.
Она и сама улыбалась. Пусть на лицо не выходило - зато сквозь взгляд сама душа на мир смотрела – живая, преисполненная эмоциями и наполненная до краёв свой светловской силой, горячая душа. О да! Если Майе отведена роль метафорического сердца "Данко" на этом корабле, то лучшего сердца для корабля, пожалуй, и не сыщешь. Сумасшедшей энергией этой рыжеволосой Валькирии можно было зажигать даже звезды! Лишь бы стальные стенки звездолёта не проплавила своим радиоактивным излучением.

«Всё-таки меня как реактор, лучше держать в ограниченном пространстве.»

- Знаете, Фёдор Михайлович, сейчас я ваши капитанские мозги исторической ерундой загружу! Вот раньше автобусы были, веке в двадцатом. Большие железные гробы общественного транспорта, баранка штурвала, извечно заданный маршрут из точки "А" в точку "Б". Хорошая работа, достойная и честная. Только водитель всегда по одному маршруту ездил - туда и обратно. Для кого-то это вполне подходит. Обычный маршрут, обычный рабочий день, обычные посиделки дома с голотелеком. Всё нормально, хорошая, достойная уважения работа! Только вы не водитель маршрутного автобуса, вы - другое. Я. Майя Юрьевна оказалась права, выходит, хе-хе... - Рыжая девчушка пафосно вздернула бровь. - Придумали уже себе коронную капитанскую фразу? Ну, вроде: "никогда не сдавайся. Никогда!", вот отец так любил говорить... - хитровато ухмыльнулась краешком губы, подкалывая Чижика. – В моем чемодане знаете, чего находится? Ну, чайник понятным делом, личный и свой бесценный. Заварник. Поднос. Чаи. А еще что? Знаменитый подстаканник Юрия Светлова! А вы как думали? Отец его же мне подарил в качестве сентиментального жеста - вот вроде как символ – пока подстканничек со мной, ничего плохого с его дочерью не случится! Папа сложный человек...суеверный иногда. И вот вы сейчас не просто чемодан повезете...вы знаменитый артефакт моего отца отбуксируете в медотсек, получается. Ну и как, не передумаете тот час же мне помогать, капитан Фёдор Михайлович? Юрий Светлов…мой отец…он разный же. Но он хороший человек, действительно хороший.

Девушка вздохнула, ей очень сильно не хотелось чтобы Чижик презирал героического Светлова.
Прямо говоря, у молодого капитана не было повода для дружбы с её отцом, да и у Майи таких поводов было крайне мало. И всё же…Это ведь родной отец! Единственный родитель в её семье который горячо любил свою дочь. И Майя была довольно сильно похожа на Юрия Светлова по характеру, хотя и казалась полной противоположенностью чисто внешне – худая, не очень крепкая на вид, малорослая, будто так и не хватило сил вырасти как следует. Жуткая помесь неправильной взрослости и подрубленного детства, которое так и не пожелало умереть. Лишенная светловской улыбки напрочь, Майя Юрьевна являлась истинной дочерью своего отца. И не будь у нее того характера…она наверное бы сломалась к такой-то бабушке, не будь у нее внутри стержня и выучки знаменитого капитана. Всех этих книжек и избитых, быть может даже киношных фраз могучего батюшки.
И вообще. Не отправь её папа на тот эксперимент, ведь никакой бы магии не случилось! Не повстречались бы они с Чижиком, и не стояла бы она сейчас внутри его корабля, передавая свой бесценный чемодан в чужие руки.

...

Аккуратно челку поправила при помощи орхидеи. Посмаковала объятие про себя, показывая Чижику большой палец. Девушке понравилось когда он ее обнял – не слишком сильно, а так как надо. Выдерживая дистанцию, но при этом по дружески и тепло.
…Вот если бы более тесное объятие случилось, так Майка бы наверное испугалась, затрепетала, задергалась, ведь не было у нее никакого опыта общения мужчинами и тем более, не было никакого опыта любви или чего-то большего.
А так, всё развивалось по правилам, в теплом приятельском ключе, без того самого пугающего "розового повидла" о котором лыжница ничего не ведала. И Светлова наслаждалась моментом. Долгохонько она его ждала – этот волшебный момент!
Потом Чижик пойдёт к себе на мостик, а она в медотсек. Так и должно быть, меньше всего Молния-Майя желала бывшего учителя подводить! Нельзя же чтобы Фёдор Михайлович ей предпочтение оказывал: слушки поползут и прочая гадость, начнут посмеиваться над капитаном, а это уж не дело.
Надо уважение команды для начала девчонке заслужить. Ей-то конечно плевать на это самое уважение - да плюнь и разотри! - Светлова не подписывалась над командой начальствовать! А только всем этим суровым мужикам-данкийцам, вырывающим сердца из груди ради высокой цели, нужна была женщина врач, а они нужны были ей - ведь она их корабельный медик. И не только медик. Она - Майя. Огонь! И когда космический холод начнет давить на сердца мрачных, дюже мужественных джентльменов - рыжий огонь еще ого-го как пригодится. Пускай крутые парни этого и не понимают...А Майя и сама еще плохо разбиралась в таких сложных эмоциональных задачках. Просто интуитивно чувствовала.

- C радостью прогуляюсь на экскурсию. Ведите! И хорошо бы в сторону медотсека - надо до отлёта всё перепроверить. Поганистый я буду доктор - если только в своё удовольствие с вами болтать стану. Но вы не волнуйтесь, я вас не подведу. Вот если бы какой-нибудь заносчивый, кашляющий в кулак унылый старпёр сидел на моём месте, думаете оно бы лучше было? Да нифига подобного! Я же работать могу в режиме нон-стоп, не устаю и не отлыниваю от обязанностей, да у меня почти никаких интересов в жизни нет, мне даже личная каюта не нужна. А кнопка вызова капитана…вы не волнуйтесь, она последняя в моем приоритетном списке. Я сама умею свои проблемы решать и вас беспокоить стану только в случае кра-а-айней нужды. К себе особого отношения не жду. Все эти суровые мужики из вашей команды…Я же им нужна. Ну, сердце Данко и всё такое! Придется мне их теплом согреть, и им придется ко мне привыкнуть. Только вы это…- Майя серьезно нахмурилась. – Вы наверное лучше заприте меня на первое время в медлаборатории и пароль от дверей смените на всякий пожарный случай. Мне лучше пока нигде не появляться на вашем корабле, а то вдруг какое-нибудь фуфло скажу нечаянно, а потом жалеть буду.
  • Для справки. Если реактор держать в ограниченном пространстве - то будет взрыв :)
    К нему кучу всего подводят и уводят :)
    А так прекрасно :)
    +1 от rar90, 29.10.16 15:50
  • Майка - это что-то)
    +1 от Зареница, 08.11.16 15:51

Кто они такие - эти самые гнизги, из Гнизготерии, спросите на милость? Ну, во-первых, они крысы. А во-вторых они люди, а в третьих они и люди и крысы одновременно, а еще пятое и десятое, заметьте тоже! Эти существа называют себя Хранителями Магии, стражами Равновесия, Несокрушимым Щитом на Пути Клокочущего Мрака – о да, пафос они любят, хотя стараются в этом не признаваться.

Хе-хе, наши крысы вроде как скромны…

Если вы спросите сих достойных грызунов, почему гнизги занимаются тем, чем они там занимаются у себя в Гнизготерии, они расскажут вам о хаосе желающем порваться в обитаемые миры. У хаоса этого много разных имен, заметьте – Тьма, Черви, Пустота, Кума и много всякого разного ещё.
Поэтому Гнизги любят порядок, ценят порядок и поклоняются божеству-порядка превыше всего – воображения они инстинктивно лишены, способностью к магии обладают довольно таки хорошей, а еще подобно людям, гнизги склонны метаться душой.
Нет, все таки у них есть некое подобие воображения, и о ужас, они даже могут мечтать! Но, каждая истинная Крысятина желает вытравить из себя эту гадость, стать примерным винткиком Большой Машины и занять высокое кресло в высокой же канцелярии, что возвышается до небес в своей гордой неприступной Достойности!

В силу этих сложных обстоятельств, мисс Тинки Бинкс отчаянно металась душой. Она, вся такая гордая и лакированная серая красавица пришла в квартиру волшебников, принесла свои бумаги и дух дорогого парфюма, принесла уверенный цокот каблучков и шелест отменной ткани. Она потребовала сухих печенек, вместе с хорошей кружкой чая. Она была профессиональна! А потом всё пошло шиворот-навыворот и хорошее, интересное прямо-таки задание, связанное со штрафами и уведомлениями (которые мисс Тинки очень любила), превратилось в отборную мерзоту для Пятого директкрысового секретаря...
И теперь гнизга отчаянно пыталась выбраться из этого болота, доказать невидимым наблюдателям что она здесь в общем-то не причем, что она сидит и ест свой скромный паштет – как это рекомендовано Первой Канцелярией, что она пьёт скромную воду, как это опять же заповедано Несокрушимой Первой Канцелярией ведающей делами Правил, Еды и Жизненых Принципов Гнизготерии.
...Что она не зарывается, что она знает свое место – серое крохотное место положенное каждой серой крысе!
Вот только Кот напрягал - «Жри эти поганые пирожки!» - так и читалось на этой наглой роже, с отвратительной ехидцей, а даже пожалуй что и с вызовом.

« - Да по какому это праву, скажите на милость, вы меня жрать тут заставляете!?» – Вспыхнула своими красивыми глазищами крыса, прижимая уши к голове. Но в слух ничего не сказала. Промолчала же. Правда слегка оскалилась демонстрируя острые безупречно-белые резцы, которые она в общем-то готова была пустить в ход, случись кому-нибудь усатому загнать эту леди в угол.
Казалось, ситуация обратится конфликтом – вот-вот, раздуется как шар заполненный слишком сильно, а потом случится грозное - Ба-Бах!
Но. Наша гордая Тинки вдруг взяла себе пирожок, взяла отдающую ржавчиной водичку которую протянула ей Алиса в большом таком стакане, дернула усиками, и вдруг с удовольствием начала есть. По-крысиному мелко работая зубами и поглощая еду быстро-быстро, с видимым удовольствием.
О да. Румяный, брызгающий жирным соком пирожок с мясом был заточен этой сметливой крысой довольно живенько. Впрочем, ни одной капельки янтарного жира не пролилось на строгий серый костюм, ведь Директкрысы наделены особым даром есть свою еду не пачкаясь!

- Проявите уважение к Первой Канцелярии, с-с-сэр и отведайте моё взаимное угощение. Если не боитесь кошачьего яда, конеч-чно! – И Тинки Бинкс, в свою очередь протянула Дону Котелло Корлеоне, этому усатому мафиоззо "подавлятелю всяких там криссЪ", отвратительный паштет, пахнущий не менее крепко и отвратительно. – Вот я вас уверяю, не может быть препон для заполнения хорошей жалобы. Ах-ха! Приложите отпечаток вашей лапы к положенным бумагам и поставьте галочки в соответствующих окошках. Это не будет сильно сложным заданием…даже Коднар бы справился с подобным, вот я вас заверяю…Или вы на-с-с-с брезгуете, с-с-сэр!? Но так учтите…(слегка притихла и накрысилась, т.е. прижала уши к голове и сузила свои необычные глаза)…учтите, с-с-сэр, гнизги котам тоже не друзья. Я вас-с-с УВЕРЯЮ, АХ-ХА!

И покуда эти два "влюбленных" лениво ссорились, в дверь постучали.


Освеженная после ледяного умывания Алиска, первой отреагировала на стук. За ней быстренько увязался добрый Сэр-Рыцарь. Кнопка-Ташка к этому времени совсем раскраснелась, закипела прямо-таки как чайник наевшись вкусной едой. Вообще-то было хорошо, пожалуй даже отлично! Честно говоря, даже Ба не умела делать таких вкусных пирожков. Одно слово – магия! Два слова - Отменная Магия
...Не даром же Фикус просил его угостить. Охо-хо. Самовар приятно посверкивал теплыми капельками пара, а сама девочка разгорячилась за едой как хороший заварник.

Колдовская книжка притихла, однако обиженно заявила, что если Ташка соберет нужных ингридиентов, она сможет создать себе пернатого спутника. И может это, конечно, не блокнот с полезным номером хорошего советчика, но тоже совсем не ерунда. Друг-то, магией будет создан! Вот оно как всё случится.
…Правда яиц на столе не обнаружилось, если только пирожки с луком и с яйцом за полезные ингридиенты не считать…А что там еще было нужно? Поцелуй неба и перо…Ну вот перо можно было одолжить у коднара Пелагатти, например, или распороть подушку.

Алиса же тем временем почуяла отборные неприятности – говоря прямо, у всякой волшебницы есть подобная чуйка – врожденное чувство «Ой-Ёй-Ёй, а мы кажись перешли все границы!»

...

На простой человеческий вопрос – кто это к нам пожаловал? – подъезд некоторое время отвечал настороженной тишиной. Ну так бывает в фильмах ужасов, помните? Жуткая музыка, стынь и мерзость, и вроде не страшно совсем, а вроде уже и нервов не хватает, и скрипучая навязчивая мелодия царапается в глубине черепной коробки.
Тишина. А потом раздался негодующий злобный крик от которого с потолка тринадцатой квартиры начала осыпаться штукатурка. Этот крик слышали и на первом этаже, и на последнем, и возможно на четырнадцатой линии Васильевского острова тоже. А возможно и во всём честнОм СанктЪ-Петербурге, что укрылся своими дождями и дремотно желтой листвой.
Крик. Рычащий, клокочущий, исполненный внутренней силы и достоинства.

- Пр-р-роклятые маги! Чёр-ртово отродье. Что б вас всех!!! Извольте объясниться или вы все умр-р-рете. Вонючие отвр-р-ратительные волшебники нар-р-р-рушили наш покой. Истинное небо не должно быть фиолетового цвета! Не должно быть. Ааррр!!! Живо выбир-р-райтесь из вашей кр-р-р-ысиной норы и приходите к Башне Гр-р-р-ифонов, недомерки. Или на вас обрушится наша р-р-роковая КАР-РА. Гр-р-р-рифоны не потерпят к себе неуважения. НЕ ПОТЕРРРПЯТ НИ-И-ИКОГДА! И добр-р-ррого вам дня...ПОКА ЕЩЁ НЕ СДОХЛИ ПО НАШЕЙ МИЛОСТИ, УР-Р-РОДЫ БЕСКРЫЛЫЕ!!!

Потом раздался грохот разбивающегося в подъезде стекла и всё притихло. Ненадолго правда.


…Вторым, прямо внутри тринадцатой квартиры объявился высокий худой Гнизг в строгом сером костюме с галстуком. Всё было чинно, благородно, так что не подкопаешься! - правда строгую красоту безупречно-серого костюма портил желтый значок с улыбкой. Гнизги они странные, любят иногда такие нелепые вещи…
- Согласно первой директиве о невмешательстве высокой магии в дела смертных, все вы досрочно объявляетесь Виновными. Аг-гась. Понки Бонка вручает вам ордер на Арест! Стража явится с минуты на минуту чтобы всех вас препроводить в Уютную Тюрьму Гнизготерии. Покорно дожидаться следует наказания Вам и даже не думать о сопротивлении. Ах да, кстати…

Красивый молодой Гнизг с галстуком и смеющимся желтым значком, обосновавшимся на этом самом галстуке, тепло поглядел на Тинки Бинкс. Прямо таки нежно, ласкательно посмотрел-то своими чудными гнизговыми глазами. Вот очень-очень по-доброму – насколько вообще по доброму могут глядеть друг на друга канцелярские крысы.

- Мисс Тинки Бинкс. Моя дорогая. Вы. Уволены.

А потом Понки Бонка просто-таки исчез, оставив на память запах дорого парфюма и ядовито-красный ордер на Арест, висящий в воздухе жуткой кровавой тряпкой.


Третий гость продолжал уныло царапать дверь в подъезде, наполняя воздух вокруг себя чем-то несвежим, земляным, сладковатым…не очень приятным…Прямо скажем, трупноватым таким...
- Шшш…Впушшштите…Нам следует поговори-и-ить, ш-ш-шладенькая…Хххх…То в вашшших интересах, теплокровненькая...у нашшш-то времени ощщщень много...мы ущщще давно никуда не щпешшшим...- Царапающий легкий шепот для Алисы.
Башня Грифонов:


Лунная Картина:


Духов Двор:


Серость Дней:
  • Читал подвывая от восторга.
    +1 от Вилли, 02.11.16 12:19
  • правда строгую красоту безупречно-серого костюма портил желтый значок с улыбкой. Гнизги они странные, любят иногда такие нелепые вещи…
    Такие классные детали!!!
    +1 от Panika, 02.11.16 12:25
  • Интересно-то как! Упоминание Кумы улыбнуло :)
    +1 от Joeren, 02.11.16 20:53
  • До сих пор поражаюсь твоей фантазии!
    +1 от Edda, 08.11.16 01:22

…И вот он случился сам собой – романтический, поэтический, великолепный даже момент, когда Майя вдруг приподняла свои очки, озорно поглядев куда-то в сторону, а потом устремила свой взор на капитана – открытый добрый взгляд посветлевших глаз! Ну, будто решение прямо приняла – «А ну их к такой-то матери, все эти детские игры, капитан Фёдор Михайлович! Я повзрослела, я стала лучше и выше, и нам не обязательно говорить о моём отце. В конце-то концов! Даже не знаю, зачем я на эту тему всё время сползаю…наверное не уверена всё-таки слегонца в себе. Наверное, вам стоит знать, мой добрый мистер Бэггинс, что Светлова слегка труслива, что она прямо тварь дрожащая, когда приходится себя из привычной атмосферы вырывать – а папа всё же папа, единственный, пожалуй, самый близкий человек кроме вас, ну и еще кроме Толи Светлова, моего старшего брата. Вот почему я о нём наверное постоянно трещу.
Три родных человека в жизни – они же и друзья и приятели, и родственники – всю эту розовую галиматью одновременно воплощают для меня. И все, заметьте, звездолётчики! Мужчины. И каждый капитан, либо метит на это гордое место, как Толя Светлов.

А я, идиотка рыжая, еще с космосом надеялась порвать. Да разве ж это возможно, когда оно вот так вот в жизни…

И вообще приятно знать, что вы живой человек, Фёдор Михайлович, такой как есть! И я такая как есть, рассказываю дерьмо из прошлого и даже не гружусь. Да и какая разница? Два взрослых человека на этом корабле – два человека со своими недостатками и достоинствами! И я же не на звездолёте своего Большого Папы, блин, нахожусь, что о многом говорит. Забавным образом я на вашем корабле, Фёдор Михайлович! Так что не ломайте свой собственный лифт, он вам ещё пригодится. Лететь долго…техника ещё сама собой может из строя выйти. Хотя я-то больше люблю лестницы…слишком легко обрасти жирком когда гравитация понижена, а капитан к тебе дружелюбие проверяет, хотя ты еще не очень его заслужила как член команды, это самое дружелюбие-то»


И в общем да. Майя глядела на Чижика открыто, глядела с добродушным любопытством на его удивленное лицо, и даже как-то в сторону вдруг отступила, словно бы под защиту этого мужчины вставая. Ну, пускай и не с самой широкой спиной, но всё ж капитана. Хе-хе. И глаза у нее вдруг стали такого особенного серого цвета, что уж с папиными никак не перепутаешь!
У Юрия Светлова глаза что темная сталь – тяжелый такой металлический взгляд, рентгеновским излучением людей прошивающий. А у Майи глаза светлые – пожалуй, даже слишком светлые, тревожные какие-то, будто обманчиво притихшее море перед штормом. Совсем прямо светлые к зрачку и синевато-серебристые по внешней границе радужки, как грозовые мрачные тучи на горизонте – иссиня-фиолетовые. Странные очи странной девушки.
…Оставалось надеяться, что в этот раз корабль всё же не упадёт на средневековую планету. А то ведь точно на костёр отправят барышню Светлову – вместе с синей орхидеей, вместе с рыжими волосами и вот этим самым взглядом, который одновременно очаровывал, делал её особенной и вгонял в тревогу. Ах да! И вместе с чайничком ещё конечно – ведь Светлова без своего чайника, всё равно что зебра без полосочек – она даже и на эшафот, вместе с папиным подстаканником гордо взойдет.
«Так что Фёдор Михайлович, не роняйте пожалуйста корабль на средневековые планеты с рыцарями! А если уж собираетесь использовать меня…как блин, ну-у-у я даже не знаю…туда-сюда… этого самого доктора исследователя и того гордого идиота, который должен смело шагать на чужие планеты…хотя прошу заметить, я не фанатка подобных незапланированных вещей! То уж предоставьте мне возможность выпить свой Дневной Чай! Мы, отважные доктора будущего, всё же ценим комфорт и цивилизацию даже на чужих планетах. Хотя меня-то уверили будто это просто полёт на два месяца – всё должно пройти тихо, мирно, без тряски и по Плану»

...

О да. Сцена получилась красивой, романтичной и живописной, прямо как на полотнах классических художников идеалистов! Ну, смотрите сами: Капитан. Его бывшая ученица. Доверительный взгляд серых глаз и энергичный блеск поэтически разметавшихся рыжих прядей, когда Майя будто под защиту Чижика встала, делая к нему неуверенный робкий шаг. И никаких тебе очков, шуточек и прочей ерундени…лифтовых кнопок там, или неустрашимого Юрия Аркадьевича Светлова, что следует за юным доктором Тенью Отца Гамлета. Одно только восторженное, счастливое такое восклицание родилось в мыслях семнадцатилетней, довольно симпатичной на лицо девушки.

«Ах ты ж кры-ы-са!»

…Нет, Майя действительно думала о Чижике и о том, что пора заканчивать все эти спортивные игры из серии: «догоняй и убегай». Она и в самом деле доверяла данкийскому Капитану, пытаясь обосноваться у него на корабле со всем возможным комфортом. Чижик по-прежнему оставался её героем, хотя и с некоторой поправкой на живого незнакомого человека, которого еще только предстояло узнать. Это было даже счастьем – некой радостью новизны и узнавания…хотя немного и тревожным таким счастьем – со своей мечтой-то легче поладить, чем с реальной личностью. Это ж всем мечтателям известно! Ну, не даром же некоторые люди увлеченно смотрят фильмы для взрослых, вместо того чтобы самим участвовать в процессе…актёры голофильмов всегда красивее живых людей, хотя рано или поздно, фантазии приедаются.

Но конкретно в эту минуту дело обстояло так!

Майя заприметила третьего лишнего наблюдателя, подняла в удивлении очки закрепляя их как ободок, посветлела глазами от восторженного гнева и уставилась на капитана, задумавшись о том, как бы скорее отвлечь его, дабы он ничего не заметил. Опыт подсказывал барышне Светловой, что Фёдор Михайлович не из тех людей, которые с удовольствием, прямо таки вот с огоньком души, любят делиться с посторонними людьми личными переживаниями.

…Хотя в МЗУ девочки выдумывали всякое разное, конечно, про их доброго учителя. И про личную жизнь, и про переживания. Ну, как-то: «Я целовалась с Чижиком в туалете», например. Верилось в эти истории слабо даже самим рассказчицам, но всё-таки, переходя из уста в уста, байки приобретали довольно-таки таинственный ореол. Не просто учитель, а прямо вот герой романтических фантазий, отважный звездолетчик и заледеневший сердцеед с Марса!
Эти байки являлись одной из причин по которым Майя тогда желала попасть на «Фобос», кстати. Она собиралась тихонечко посидеть на своей задней парте, поиграть в "Тетрис", а заодно и приглядеться к Фёдору Михайловичу одним глазком – чё правда такой рыцарь - вот прямо бегает на переменках по туалетам и целуется с красивыми девочками? Слово «рыцарь» для нее тогда ещё не испортилось, как вы понимаете.
Увы!
Легенда поблекла уже в первые три дня их недолгого полёта – даже недели не потребовалось – все стало ясно с первых же часов...

Никаких тебе поцелуев, никакой беготни по заповедным местам. Может потому Светлова тогда и охладела к предмету – потому что романтическим рыцарем из драматических фильмов Учитель не являлся. Был спокоен и выдержан, вел урок увлеченно, но никаких любовных намёков не отпускал, рассказывая всё больше про метеориты, тудыть их в качелю, да про скучнейшие поля астероидов. А юному ботанику, может, хотелось выкрикнуть при всём честном народе: «А когда вы уже станете тем самым героем-любовником, про которого взрослые девочки-то трещат?!»
В общем, неприступным оказался взрослый учитель – бесить к тому времени доброго преподавателя Майке уже надоело, а потому она тихонечко сидела рядом с каким-то двоешником на задней парте и читала научные статейки про флору и фауну планеты Ироан. Игралась в тетрис. Помалкивала. Ну, типа, получала удовольствие от полёта.
…И никаких тебе практических занятий по поцелуям с обаятельным молодым педагогом, в которого были влюблены почти все малолетние барышни.
Ну, кроме Майи, само собой. О да! Её-то, помнится, больше интересовала логическая сторона вопроса – в каких именно туалетах целуется с девочками Фёдор Чижик, в мужских или в женских…и не противно ли ему это делать на фоне унитазов? Ах да, еще говорили что у него имеется свой личный критерий оценки красоты, по десятибалльной шкале или что-то вроде того…очень интересно было бы узнать, во сколько балов он оценивает Светлову.

Помнится, у нее даже как-то промелькнула азартная мыслишка спросить об этом лично у Чижика, ну Майя же всегда отличалась правдивостью и любовью озадачивать людей, а потом как-то слишком быстро стало ясно что девчонки всё выдумали – они-то может и хотели выйти замуж за понимающего учителя когда подрастут. И целоваться на фоне унитазов и прочее-прочее! Только симпатичный преподаватель явно не присматривал себе будущих невест в МЗУ. Какая жалость.

...

Майя дернула уголком губы, снова попытавшись улыбнуться – так ей смешно стало и тепло от этих воспоминаний, которые появление Третьего Лишнего Крыська внезапно разбередило. Охо-хо, как же много всякого нелепого их с Фёдором Михайловичем связывает, вот если подумать…и пещера, и попойка с закусью, и пьяные розыски капитанского мостика, и несостоявшиеся поцелуи в туалете.
О да…
Полноценной улыбки конечно не получилось, вообще никакой улыбки не получилось честно говоря - только лёгкий половинчатый оскал мелькнул на губах, зато девушка за Чижика спряталась, чтобы этому засранцу-инженеру бегающими по коридору с какой-то странной штукой на мордени, ничего не видно стало.
«Ага-а-а! На капитана любуйся, мил-человек, а не на меня. Обламыватель ты орхидейный, негодяй с ужасной прической…Это же из-за тебя моё рабочее место потеряет большую часть своего лоска. Выломайла ты эдакий! И ничего ты полезного не делаешь с этой хренью на глазах, могу поклясться. Ври не ври, шпион недоделанный – не работой ты там занимаешься, дружище, а какой-то пакостью отборной. Иначе не стал бы так прытко убегать! Но не волнуйся, я тебя не сдам капитану. Для таких низменных целей у него, по-моему, азиатский джентльмен Кырымжан имеется. А доктор Светлова своих не сдает…Даже если эти «свои» какие-то очень странные личности бегающие по коридорам, с какими-то не менее странными приспособлениями на лице...!»

- Вы только хотите живой уголок завести, или он у вас уже есть на корабле, Фёдор Михайлович? Ну птицы…пчёлы…а есть еще интересные животные Крысы. Любопытные, ёшкин кот, создания, я вам скажу! Может их тоже в живом уголке завести? Мелкие такие и шнырливые зверьки. В целом неплохие. Но уж больно наглые и вездесущие создания…Лезут прямо куда не просят! В древние времена они на всех кораблях водились…скреблись под полом, подсматривали за людьми. Занятные в общем животные. Надо бы их тоже в живой уголок, как считаете?

Усмехнулась про себя.

– Но я вообще-то хотела свою орхидею к вам на мостик отправить, чтобы сидели суровые мужики в рубке управления и ироанской красотой любовались. У вас же там наверняка слишком мужская атмосфера, крепкая как третьесортный одеколон? Однако это шутка, капитан, не напрягайтесь! Я пока еще думаю куда ее поместить…Забавным делом, этому цветку не место в медотсеке, а среди других цветов моя приятельница вянет, поэтому в ботаническом отсеке ей не место...заскучает среди гидропоники. Ещё смешнее, что так оно задумано не было, просто небольшая бюрократическая ошибка…Но вы же не можете каждую проблему доктора Светловой решать. Хотя вот именно сейчас помочь можете. Вот точно! Попросите какого-нибудь человека, отнести растение в мою комнату…то есть типа в мою каюту как можно скорее отправить. - Вздохнула, печальным, материнским прямо взглядом любимое растение в лифте провожая. И какое теперь рабочее место без любимой Орхидеи, спрашивается!? Потом сжала зубы и отвернулась. - Пойдемте я вам лучше свой чайник покажу, потому что из корабельного водопровода горячую воду пить…ну…это прямо себя не уважать...как вы выражаетесь, капитан Фёдор Михайлович!

Тепло поглядела на капитана, шутливо встряхивая головой. Ожила. Распрямилась. Вдохновилась близким присутствием своего медотсека. Или даже не так – СВОЕГО СУВЕРЕННОГО МЕДОТСЕКА. Ага, вот прямо так, строго большими буквами! Потому что это государство в государстве на борту звездолета «Данко», прямо таки королевство Лихтенштейн.

- Нууу…Пить горячую воду из водопровода это мягко говоря ужасно. А какую воду надо пить, чтобы не было ужасно и чтобы мне не хотелось покончить с собой, слушая ваши безрадостные слова, капитан? Кипяток, ясен пень, следует пить наслаждаясь каждым глотком! Только крутой дымящийся кипяток бодрит мозг и внутренности, на все сто процентов по шкале Светловой. И чтобы чайничек скворчал и фыркал как достойный патриарх, чтобы в заварнике неторопливо млел хороший листовой чай. Чтобы посуда была пригодная, красивая, а самое главное, чтобы во всём этом деле строгий порядок царил! Пойдемте пожалуйста, капитан, я вам покажу настоящее чудо, а то вы небось так и пьёте горячую воду из водопровода…Брр! Я ж как медик должна заботиться о здоровье командира и его команды, понимаешь ли. А когда я думаю что вы пьете горячую, пусть и фильтрованную воду из под крана…блин, ну прям мой функциональный мозг вытекает из ушей...Прошу вас пожалеть себя или своего старшего лейтенанта, на худой конец…Идёмте идёмте, я вас угощу настоящим душевным чаем, Фёдор Михайлович, не из репликатора или из ещё какой-нибудь жути. Я вас угощу настоящим эффективным чаем, эффективного доктора Светловой! Вы очень тепло, очень по-доброму меня встретили на этом корабле, и мне хотелось бы проявить ответную учтивость…

Посерьезнела. Говоря об учтивости-то…вот и будет повод себя проверить. Сжала кулаки заприметив еще одного члена экипажа двигающегося навстречу, он кстати в отличие от Крыська сам рукой помахал.
Ну, Светлова ведь обещала Фёдору Михайловичу с его людьми поладить, вот и пришло время исполнять свое обещание, раз уж он в медотсек не хочет её запирать. Задумчиво потерла правую ладонь, встряхнув ей, будто она побаливает, нахмурилась, словно перед лыжным стартом свои силы соизмеряя. Прикусила губу и кинулась в бой.
Вот вдруг взяла и словно бы сбросила с себя налет высокомерия, как будто из старой одежды выбралась, оборачиваясь простой русской девушкой. Совсем ещё молодой, почти ребенком даже. И всё - таки женщиной. Мягкой. Теплой. Казалось бы готовой улыбнуться, вот-вот. Достойным медиком, простым и понятным обращаясь, без всяких заскоков и придурей. Протянула руку новому члену экипажа:

- Здравствуйте. Старший лейтенант Майя Юрьевна, ваш врач на корабле «Данко».
  • Это прекрасно! С трудом дочитал до конца, весь пост угорал от реакции на Крыська :D
    +1 от Joeren, 07.11.16 17:13
  • За взгляд!
    +1 от rar90, 07.11.16 18:14

«Я ваш преданный друг Сэм, мистер Фродо! Ваш Сэм пойдет за вами куда угодно…»

…Пронеслась у Майи в голове довольно глупая фраза, которую она к счастью успела придержать, так сказать, прикусив на языке. Нет, фраза-то сама по себе хорошая, из точно такой же хорошей книжки давних веков – великолепная такая сказка про волшебство, дружбу, рыцарей и прочую чудь! Даже кино по ней было поставлено. Несколько добротных фильмов, которые Майя только промельком видела – больно мало времени у Светловой на такие штуки оставалось.
А вот книжку еще в детстве успела прочитать, когда на полке сидела на своей верхотуре – жевала яблоко пчёлка-Майя, ногами болтала и в чудесные миры переносилась мыслями. Хорошая такая книжка, добрая! А в центре повествования два карлика… их даже как-то звали по особенному…хоббитлане или как-то похоже. Маленькие такие люди на большом и ответственном деле – один Фродо Бэггинс, герой красивый и хороший. А второй – преданный Сэм. Мелкий, но дюже выносливый садовник – персонаж глуповатый, простоватый, какой-то нелепый даже, но зато верный как пёс, храбрый и честный!
Этот Сэм всей душой мистера Фродо любил и субординации за все три тома ни разу не нарушил. Заметьте! С пауком дрался, к вулкану своего хозяина дотащил, в башню полную орков залезть не побоялся - а вот иди ж ты - ни разу не вспылил, ни разу гадостей не наговорил, всегда по четкому сценарию шел: «- Мистер Фродо Бэггинс, я ваш преданный друг Сэм.»

Вот такая вот глупость в мыслишках возникла у рыжеволосой девушки, чуть было не высказанная вслух.
Вообще. Майя не собиралась таким уж прямо сокровенным с бывшим учителем делиться, но прямо говоря, их дружбу с капитаном как-то так и видела. Тут, правда небольшой изъян крылся – в книжках почему-то всегда однополые герои так тесно приятельствовали – ну, скажем, Робинзон и Пятница, Бэтмен и Робин, Шерлок Холмс и доктор Ватсон, бла-бла-бла, Фродо и Сэм. Почему-то в парных героях-приятелях никогда не встречалось мужчины и женщины. Но в таких сложных вещах Светлова уже не разбиралась. Один из самых умных и в тоже время, один из самых ограниченных специалистов на корабле Чижика – Молния Светлова знала только свою профессию и из посторонних тем могла поддержать только тот разговор, где фигурировали бы бег, соревнование, лыжи, ролики, экстрим…или питьё чая!

«Дальше в моей памяти следует пробел. Но не жалейте меня, мне плевать что я упустила большую часть моего детства и отрочества. Зато я стала специалистом. Мне не нужно отдыхать, грузиться посторонними темами и ахать над нежными дамскими романами. Я делаю свою работу эффективно. Чётко. Я делаю её как рабочая, тудыть её к пчелиной матери, упорная пчела! У меня все хорошо, потому что я даже не знаю как оно должно быть, когда плохо…Я вообще мало чего знаю...»
Нет. Майя конечно прекрасно знала как медик, что случается между мужчинами и женщинами, откуда берутся дети и зачем люди флиртуют друг с другом, томно подмахивая ресницами в тёмном зале ресторана. В гимназии видела как переглядываются друг с другом влюбленные, как посмеиваются хитро, как руками друг друга трогают…Но себя к подобным хомо-сапиенсам Пчёлка не относила. Это у них – у других людей могут быть такие проблемы, такие встречи и такие тесные контакты друг с другом – а Майя в истории с Чижиком преданный Сэм.

Субординация, тудыть его в качелю!

«Да да, Светлова, как в пещере. Логичные холодные отношения без привнесения личных эмоций. Особенно когда рыцари пришли учителя брать. Ооо! Ты была как скала – несокрушима, абстрагирована и выдержанна. Молчаливый достойный соратник-муж.»
Но девушка заткнула этот едкий голос души. Плевать на то что было в прошлом - надо глядеть в Будущее. «Сейчас-то я ваш преданный друг Сэм, мистер Фродо Бэггинс!»

...

- Да вы не волнуйтесь, Фёдор Михайлович, мы все данкийцы! Это от имени вашего корабля «Данко» образовано, между прочим. Вот вам и девиз: "Мы в космосе веников не вяжем - мы вам Данкийцы, а не хухры-мухры!" А кто такие, данкийцы? Великолепные парни которые всегда побеждают! Они не боятся. Они не ослушиваются своего капитана. Они лютые и неистребитые крутаны с бластерами в руках. Данкийцы смело шагают туда, куда не ступала нога человека…Ага! Ёшкин кот…где-то прямо слышала уже эту фразу. Друг ли я вам? На все сто процентов и даже больше! Моя орхидея тоже вам друг. Та самая, Фёдор Михайлович, да. Еще с «Фобоса» и раньше. Ей девять лет, верная подруга. Просит по дороге на Ироан залететь, поглядеть чего там да как...

Хорошо, что Светлова умела быстро на запасные рельсы переходить. Это было её самое ценное качество, прятаться за вот такими пылкими речами. Убегать. Шутить. Балагурить. Не подпускать ближе чем это нужно и никого не грузить. «МайяБеги!» Неспроста такой девиз у девчонки наверное появился. Она всегда бежала. То ли навстречу к кому-то, то ли ото всех подальше.
Ну и вообще…Фёдору Михайловичу не женские сопли нужны были, ему нужно было ободрение. Грустным совсем капитан выглядел при встрече, а сейчас всё ж ожил! И это правильно. Майя Светлова она кто? Врач! А врачи для того и созданы чтобы тела лечить и души, как в античности, целебные масла накладывать на открытые язвы духа…Многие бы одноклассники удивились наверное, как эта рыжая бестия могла такую профессию выбрать – а на самом деле это же неизбежно было, можно сказать предрешено…
Биология. Ветеринария. Расщепленная душа. И зря себя учитель так уж себя винил – девица уже и до эксперимента цельной-то не была - все эти посиделки на полке, книжки, закатный луч медленно сползающего солнца в окне. Алая как огонь комната!
Всегда одна. Всегда надеющаяся папу героического как-нибудь поразить, чтобы вернулся капитан Светлов из космоса и нашел свою дочку на шкафу, как сувенир забытый. Чтобы вспомнил – не о наградах своих, и не о высоких кабинетах где полезные дяди с Юрием Светловым закрытые беседы вели, ёшкин кот, а чтобы вспомнил папа о маленькой девочке Майе терпеливо дожидающейся его день за днём. Пускай не такой героической, пускай мелкой и дурацкой четвертой дочери, но очень уж нуждающейся в чьём-нибудь тепле…Ведь если мама не любит, надо же чтобы хоть кто-нибудь любил.

Детям вообще свойственно родительской ласки желать. Так уж они устроены - инстинктивно ищут защиту и пример для подражания.

Ну да ладно, всё это дело прошлого. Гарри Поттер тоже взял да и вышел из чулана сам.
Забавным образом, Майя уверенно шпарила по детским книжкам и не просто так, между прочим! Из взрослой литературы она так ничего и не прочитала. Никаких томлений Анны Карениной по Вронскому, никакой Наташи Ростовой с её первым балом. Пчёлка Светлова в этом плане была чиста как белый лист, в её голове находились только эффективные навыки и только профессиональная литература могла давать ей советы по жизни. Ну вот скажите, разве это не поэтическая лирика повествующая о Высоком? - «Увеличенный осмоляльный интервал (более 10 мосм/кг) обус­ловлен присутствием неизмеренных количеств осмотически ак­тивных веществ типа паральдегида, этиленгликоля, этанола и метанола.»

...

– Хе-хе, откровенность за откровенность, Фёдор Михайлович, вот я вас взбодрю и вы уже не будете так сильно переживать, - рыжеволосая Валькирия хитровато поглядела куда-то вбок, следуя за капитаном. Веселье в серых глазах плеснулось. Может чуток и грустное веселье…но доброе, оберегающе-дружеское. – Вот вы думаете, наверное, будто я ангелом каким-нибудь была в МЗУ? А вот ни на секунду ж, блин! Я когда вас увидела, я что подумала? А подумала Молния-Светлова…то есть я самая что ни на есть: «Оооо, этот учитель никогда не кричит, девчонки говорят будто он крут и сдержан, и дело своё знает и голоса не повышает. Все девчонки училища от него без ума, так что мне точно нужно какой-нибудь экстренный план разработать и что-нибудь эдакое сделать!» И что же я решила сделать, уважаемый Фёдор Михайлович? Выбесить вас конечно постараться, решила-то! Этим и занималась по первости…Жвачку помнится жевала, пузыри выдувала, журналы листала, в планшете специально всякую чушь открывала…Ага! Ну, думала, вот вы рано или поздно взорвётесь, выставите меня взашей или подзатыльник отвесите при всём классе, и я буду права, не бывает учителей которые не орут! Это не вы, капитан, должны о дружбе меня спрашивать. Это я должна волноваться, у нас всё нормально? Вы ж понимаете что я тогда дурой была набитой? Только я действительно неплохим врачом могу получиться, поэтому вы не рвите себе сердце-то особенно. Майя Светлова крепкий специалист с ясным мозгом в своей профессии, и с мужиками-данкийцами как свойский парень поладит! У меня скажем так…есть сверхсила…может от отца, а может и моя личная. Я ведь восхищаюсь людьми на самом деле и не желаю их природную целостность разрушать. Экипаж оценит это…рано или поздно.

Фыркнула. Не на капитана, а в ответ на новость, что не все ей будут здесь рады. Рыжие волосы негодующе прямо-таки блеснули. Вот-вот, искры с футболки в капитана полетят!

- Так я понимаю всё…Слыхала уже эти слухи…Большой Папа усадил свою дочу на хорошее место. Странно, что не медсестрой или связисткой на мостике, чтобы сидела пигалица в уютном кресле и говорила одну заученную фразу: «На связи, капитан!» Люди думают, странно что папочка меня врачом засунул. Ну да все знают…какой толк от семнадцатилетки? Небось она там в полёте и палец о палец не ударит...Да-а-а-а, прямо трутень в улье. Но мне положительно плевать на эти сплетни! Пусть шуткуют. Я здесь не для того чтобы на всякие глупости обижаться, да и не умею я обижаться, по честности говоря. Люди всегда будут трепаться за спиной, но только я знаю, чего могу и чего не могу, Фёдор Михайлович. На все сто процентов! Вот эти слухи я выдержать могу, ну а кой чего, выдержать конечно не смогу…

Майя вздохнула, как-то немножко тяжеловато с грустнецой пожалуй вздохнула-то, но настроя живого и энергичного не теряя.

- Вот если я вас опозорю, я и впрямь расстроюсь. Молния Светлова это ж самое…может идиоткой выглядеть иногда отборной. Будь мне двадцать семь, была бы я классным специалистом во всех областях подкованным. Харизматичной особой была бы, да! А мне семнадцать и я почти ничего кроме своего дела не знаю – я почти ничего кроме больницы и не видала за последние пять лет. Лыжи, медальки, беготня по паркам...конечно День Рождения еще...Милое кинцо тогда сняли, годное, хе-хе!
Если вы со мной рядом будете, тогда и о вас из-за моей тупости шептаться начнут. Вам бы лучше этого самого…абстрагироваться от меня, капитан…ну, типа, обучение плаванию – кинуть меня в открытый водоем и посмотреть как справлюсь. Папа бы кстати одобрил такую модель поведения, она логична.Так что вы подумайте, а? Может вам это самое…ну…тоже сделать вид, будто идиотку Светлову прямо навязали на вашу голову, что вам от меня тошно и блевать хочется. Я ж в любом случае не обижусь. Стойкие "данкийцы" понимают в таких сложных вещах...

…И девушка потупилась слегка, притихла. Набычилась даже, готовясь плохое принять как и всегда в жизни, упрямо против ветра вставая - а ну как и правда, Чижик сейчас её точку зрения примет? Холодную и правильную в общем-то точку зрения. Рационалистическую прямо скажем.
Вот героический капитан Светлов, выбирая между капитанским престижем и личными отношениями, даже не раздумывая выбрал бы первое. Ему бы и секунды не потребовалось для верного решения - не должно быть никаких помех на пути к величию! Потому как оно правильно конечно, и бесстрастно и жизненно, и для карьеры, заметьте, полезно. Ага. Только почему-то тревожно и противно на душе стало у Пчёлки-Майи…

- Мне конечно ужасно ваш корабль охота осмотреть, Фёдор Михайлович. Какой дурак от экскурсии с командиром отказывается? Ни в жизнь на настоящем взрослом звездолете не бывала! Хотя я правда и не очень этим консервным банкам доверяю...словно на бочке с порохом лететь, ага. Но это не про ваш корабль конечно, нет нет нет...что вы! Однако своё мнение я высказала…как друг…поэтому вам решать. Кто-то может вообразить, будто это слишком большая честь для рыжей пигалицы…мой чемодан в руках капитана. Могут плохое подумать. О Вас подумать-то, вот в чём штука! Логичнее было бы вам никакого участия ко мне не проявлять.
  • за отзыв о школьных годах..
    +1 от rar90, 02.11.16 22:20
  • Ах, про Сэма и мистера Фродо это просто прекрасно! Отличный пост! Майя эмоциональна, ну, это как всегда, но нравится спектр эмоций, скачущих от плохого к хорошему. Атмосферно :)
    +1 от Joeren, 03.11.16 10:40

Маленький щенок рогатого пса бегал по полю битвы, увлеченно разглядывая происходящее. У него еще не было красивых витых рогов и мудрого синего взгляда удлиненных глаз, не было могучих лап и гордого стана, но это был самый настоящий Абиссинец - редчайший пёс этого мира! Помесь собаки, лиса и кота, со своим собственным достойным именем Айе-Райгайрах. А еще у него была простенькая кличка данная лично хозяйкой Сильмини Келевон - «Малыш». И говоря по сердцу, псу больше нравилось гордое имя Айе-Райгах! Оно казалось ему более значительным и увесистым, более вкусным имечком, напоминающим кровавый кусок брызжущего соком мяса в крепких зубах. Ну, правда, какому мужчине, пусть даже это и крохотный пёсик с еще не прорезавшимися рогами - какому, спрашивается отчаянному самцу, понравится, когда его называют «Малыш»?

…Вот Ульрих, например, в ответ на такое имечко гневно заявил бы, что у него нет ничего маленького. Что размер имеет значение и что его гемландский двуручный меч - это самый огроменный меч в мире! И еще он заметил бы, что это шутка с большим, мать его, тайным смыслом, а не просто так!
Перемежая пламенную речь матами. Ульрих пояснил бы, что его личный двуручник всегда крепок и хорошо заточен, а потом рыцарь рассмеялся бы в голос и заметил бы, что эта тонкая и прекрасная юморина не для ограниченных ленглийских умов, ленглийских же говноедов. Что рыцарь довольно долго думал над изящностью данной остроты и дамам она, мать его перемать, очень даже нравится!
…Айе-Райгайрах не мог говорить, не мог шутить и не мог рассказывать про свой двуручный меч скабрезные анекдоты – абиссинцы лишены голоса и могут общаться только мыслеречью – они эмпаты, и именно эта эмпатия позволила Куме так легко завладеть сердцами сих достойных созданий. Малыш не мог говорить, но думал примерно также. Может он маленький пока еще зверёк, но он еще сгодится Сильмини Келевон Леонтари – придет время и пес исполнит свой долг истинного абиссинца. Не по-малышковски, исполнит-то!
Ведь абиссинцы - они на всю жизнь одному хозяину верность хранят – если присягнули Куме, значит Царицу тьму станут слушать, а если альвари в верности щен поклялся – значит до самой смерти молчаливой тенью рядом пойдет…
Но, это дело будущего. До него еще нужно дожить, доползти – наперекор Куме, Червям, наперекор тлену и царящей вокруг багряной смерти, что пахнет одновременно свежим лесом и сладковатой гнильцой. Нужно придти к Фонтану и сказать Заветное слово. Добиться своего. Выполнить миссию ради которой так много людей погибло по пути.

А пока что пёс смотрел на Феари пытающуюся обольстить Найджелла.
Ну, Феари и стараться-то особо даже не нужно было в этом случае – парнишка сквайр прямо лопался от гормонов. Он любил красавицу-коднарицу – любил извращенно, жутко, любил, как любит очень жадный человек что-то очень хорошее. Чувства страстные, порочные и одновременно какие-то омерзительные, склизлые, словно варенье с плесенью залипшее в волосах – вот был еще совсем недавно приятный мальчишка Найдж, веснушчатый, со светлыми кудряшками напоминающими одуванчиковые пушинки, а за какие-то пару дней превратился в алчную развалину.
…Помните знаменитую библейскую мать, которая предложила разрубить ребенка напополам, лишь бы дитя никому не досталось? Вот и Найджелл задыхался примерно от тех же самых чувств. Или умри, или моей будь! Или я заставлю тебя, или ты пожалеешь, добрая госпожа Гвидичи. Если бы мог, симпатяга Найджелл упал бы на колени и стал молиться любому божеству этого убогого мира, чтобы оно приказало рыжей бестии влюбиться в скромного мальчонку.
Ну, так ведь не бывает! И сквайр понимал – Гвидичи с ним играет. Чувствовал опасность и все равно летел на этот рыжий огонек, понимая, что не может отказаться от своей опасной шутки. В глубине зеленых глаз еще жил какой-то бледный призрак борьбы – мальчишка ещё мог стать собой, да только наркоманы очень редко могут слезть с того зелья, к которому накрепко пристрастились. У Камме-Каммекуреку, спросите на этот счет – у маленького куряги-наркомана - легко ли это, бросить волшебные травки дальнозоркости, или нет?.

Может Кума подтолкнула мальчонку к падению, а может сама Гвидичи расхаживающая голой перед подростком. Такая страстная и такая недосягаемая! Может обожание взрослых крепких мужчин к этой леди, а может еще что…
Но, Найджелл был заражен страстью.
- Чогой-то вы темните, моя леди…Ужо я дурак, а в таковских вещах подика-сь разбираюсь-то!? Ну, идемте тогда. А куда-сь, спросите? Ну я вас того-этого, домой ужо отведу…в своей родной мир. К маме моей, к дяде Джойву…Честным хозяйством заживем, как оно надо. Домик, пруд, добрая работа. Думаете наверное, зайчишка-Найдж позаботиться о своей женщине не сдюжит…а он агааа…сдюжеет и еще как! Царица Кума сказала, что она отпускает нас. Мол, на все четыре стороны велит идти, лишь бы не к Фонтану. Ну так идемтесь! Подымайте ваши телеса с земли, добрая моя леди стервушка.

Протянул свою руку, предлагая помощь. Улыбнулся широко.

- Агаааа, дозрели значит! Вот с вами, леди, прям так всегда. Ломаетесь всё чего…а силу прояви, и вот уж и сбросили свои финтифлюшки.

…Ульрих, c хрипом втягивая воздух, бросил взгляд на эту сцену – надо мать его вмешаться, передохнуть пару мгновений и навести уже порядок. Может даже встряхнуть Найджелла как щенка, возможно, и в морду хороший удар отвесить – зарвался уже сквайр, совсем забылся и херню ленглийскую начал творить, придурок недоделанный. Убегает. Нападает. Поди пойми, чего в бошке у недобитка творится?
Рыцарь утер вспотевший лоб, сплевывая тягучий сгусток крови. Сейчас, сейчас…
Твою ж, ять за ногу, с этим Рори пришлось тяжеловато...
Гемландец до последнего не желал убивать безоружного противника – высокий гемл с мечом и могучая зверюга без меча. Новый Рейгмен – обновленный кодекс чести, сказал бы что это нормально – Господь в раю сам разберется, кто виноват а кто прав - рубись рыцарь, а не сопли лей! Но то Новый Рейгмен. А вот старый…Старый Рейгмен однозначно называл такие вещи трусостью - меч против меча и никак иначе! Да и не только в высоких клятвах дело...
Зауважал Ульрих этого поганого матершиного быка, до последнего не желал рубить ему голову, пытаясь увернуться от могучих рогов несокрушимого ублюдка - а потому пошел на риск мужчина – подставился, нанося жесткое, но не смертельное ранение зверюге в бедро.
И выиграл! Сочно выматерившись, проклянув рыцаря и весь его род, посоветовав ублажить всех своих предков в определенных позах и вариантах, Рори наконец выбыл с поля боя, усевшись на землю.

- И хером своим сай ко всем херам, не забудь…

Потирая больную ногу, гемл бросил тревожный взгляд в сторону Феари.
«Святое Небо…сейчас…разберусь»
Снова сплюнул тягучую кровь изо рта. Охнул от боли, прикасаясь к разбитой скуле. Нос свой потрогал сломанный осторожненько, губы облизнул распухшие. Неправильно как-то с него колдовство сползало – мокретью, грязью, а главное…волосы все-равно белыми как у старика остались и каждая рана, до этого заботливо холодом подмороженная, дико болела.
«Улле. Ять. Жопу в руки и вперед, мудила гемландский…!»
Но не получалось идти вперед, плохило. Так и застыл хромоногий рыцарь опираясь на свой огроменный меч.

- Вонючий сай, да ты в говно!!! Рори, с-с-сука, знает как бить вонючих маленьких саев, ха-ха-ха.

...


Ну, заботливо или нет, но кое-как Ульрих всё ж пошвырял вещи в волокуши. Часть бутыльков разбилась, часть потерялась по дороге, но в общем-то, рыцарь честно старался всё это дотащить. Нужный и ненужный хлам. Какие-то травки Валара и ингридиенты Мэль, которые так и не пригодились отряду, непонятные вещества и колбочки – все это было набито черти как, забито с той гемландской небрежностью, которая свойственна этим высоким светловолосым дикарям пренебрегающим порядком и восторгающимся физической силой.
Лук Леонтари к счастью не пострадал – все ж не просто вещь, а альварийское оружие! Лук заповедного дерева Ведающий Чары.
А вот ножа с запертым Иссафальгаром почему-то не обнаружилось. Наверное, Ульрих забрал его как Ведущий…
Говоря по чести. Грустное зрелище представляли собой волокуши – сборище призрачных воспоминаний о хлипком отряде: Душа невинно павшего Ричарда, тень ушедшего своей тропой Валара, сладковато-пряный аромат Мэль. Все они были здесь, все вспоминались, все ощущались. И никого здесь уже не было. Ну, кроме красивого южанина приговоренного спать долгим, безрадостным сном.
Время - самый грустный попутчик.

Вжжжик!

И стрела со свистом вонзилась в темную шею дракона, Хармузда попыталась увернуться, но не успела. Хороший удар! Еще лучше было бы попасть в глаз или в голову, но и так неплохо вышло. Фонтанчик тёмной крови плеснулся в воздух. А потом в бой вступила Цера – с её когтями, с её жуткой пастью усыпанной зубами-крючьями наподобие змеиной. С ее силушкой богатырской, а точнее василисковой – вступила воином, вступила машиной для убийства, вступила, чтобы убить как научил ее хозяин маг. Тот самый маг, которого Цера смогла победить, но не смогла спасти.
…Кто-то же прибил великого Хозяина!
Струя огня выплеснулась куда-то в сторону, когда Химера со всей дури треснула монстра своей деревяшкой. А затем Цера бросилась на хармуздовую красотку сама. Блеск могучих когтей, сокрушительные удары и брызги темной жижи, что напоминала тягучую густоватую смолу.
Кислота!
Слегка обожгло кожу, еще неприятнее оказалась вонь этой крови – обжигала грудь при вдыхании сия мерзкая вонища, вызывая першение и кашель. Стылым дремотным ядом плескалась в голове.
И всё же победа почудилась!
...Крепкие когти вонзились в темную тушу монстра вырывая шмат мяса. Могучий василисковый хвост раскрошил кости. Дракон всхрапнул, приоткрыл пасть пытаясь набрать клокочущей отравы для плевка и вдруг обмяк, падая на землю. Просто дохлая туша осталась, вонючая и противная гора мяса что загорелась черным едким огнем. Сама по себе. Густым таким, чернюще-фиолетовым пламенем…

- Ооо, Остроухая, победили что ли...Серьезно? Так просто? Это было прям так легко, что даже разочаровывает Меня Бесценного... – Принц удивленно приподнял брови, а потом тоже швырнул камень, чтобы привнести свои пять мелких монеток в общее дело. Мол, не только Цера и Сильмини в битве поучаствовали, Королёк вот тоже на подмогу пришел! - Давай уговоримся, тля лесная, ты меня к Фонтану приведешь, а я претензии заберу...Магия не магия. Главное мы победили...Верно, победили же, остроушка?
+3 | Следы на песке, 31.10.16 15:22
  • Ульрих, например, в ответ на такое имечко гневно заявил бы, что у него нет ничего маленького
    Мне чем дальше тем больше кажется что «что-то» у Ульриха таки маленькое. И у него от этого комплексы ^^
    +1 от alien, 31.10.16 20:06
  • После комментария Алиен я тоже начал что-то подозревать :D
    +1 от Joeren, 31.10.16 21:11
  • Ух! Какие страсти!
    +1 от Panika, 02.11.16 11:00

Кран выплюнул для Алисы чуток мутной гадости под названием «нечто напоминающее теплую воду», затем недовольно всхрапнул и решительно отказался от горячей, предоставив в распоряжение волшебницы только холодную жидкость. Трубы вдруг издали звук напоминающий вой голодный котов и струйка холодной, прямо таки ледяной как антарктиктида воды, потекла в Алискины руки. Можно умываться!
Пирожковое затишье сгустилось в квартирке номер 13. Чаёк, выпечка, крыса в гостях, магия, уютный соломенный абажур, разбрасывающий стайки ажурных теней на теплые стены. И чего здесь спрашивается, суетиться? Вот сиди и прихлебывай из блюдца по славной русской традиции хороший напиток чай или даже буржуйский кофей, радуйся, что не мокнешь под зеленым дождем, слушай раскаты грома, когда цветистые молнии полосуют пестро-фиолетовое небо. Там-то небось, люди мокнут – удивляются, головы задирают пораженные чудной магией – а на Васильевском острове в домике с Красной башенкой тишь да благодать, послеобеденная леность и чистота. Царят.

...До поры до времени.

Пирожок растёкся сладким соком, лопаясь малиновым совершенством в Наташкином рту. Уф, аж раскраснелась от удовольствия девочка! Щедро пахнуло летом, зеленью, школьными каникулами и зеленой листвой. Вот бы весна поскорее! И малина, и ягоды и бабушкин зеленый домик на даче.
Второй пирожок оказался с мясом, а третий с луком и с яйцом. Чай пришлось пить из огроменной безвкусной кружки с надписью «BOSS», зато в эту тяжеленькую кружку воды помещалось бесстыдно много. Еще можно было пить из рога, из красивой хрустальной рюмки и даже из усыпанного бриллиантами золотого кубка, который покоился на этом волшебном столе, будто монарх в окружении своей свиты. Квартира номер тринадцать славилась своими странными вещами.
«Ты мне друг? Зачем мой дар отвергаешь? Реки! Неужто, не уважаешь?»
…Это, видать, относилось к забытой газировке и неопробованным конфетам в кармане. Вполне-возможно, книженция-то обидчивая! Вот вроде бы она и в рюкзаке тихонечко лежит, особенно не возникая, а вот вроде бы и перед глазами ясно виднеется, с той же самой первой страничкой – с этими неторопливо растекающимися буквами – когда птичьи знаки вдруг становятся читаемыми текстами на русском.

Пожевывая пирожок. Не забывая капать вкусным соком на белоснежную скатерть и на саму себя конечно тоже, Ташка узрела перед глазами новую надпись: «Магию желаешь творить, придется на окружающий мир свой взор обратить. Яйцо отыщи, перо и неба поцелуй. Только никому ничего не говори. Не балуй. Магии предела нет – но это наш с тобой будет секрет!»

Хорошее затишье. Славное, мягкое, бутербродово-семговое. Когда и снег, и дождь и уют в душе. И трубы воют – потому что Алиса с ними чего-то там страшного в ванной комнате творит…
Коту вот тоже пришлось не плохо, пожалуй даже, ему «пришлось хорошо». Бутерброд с красной рыбкой, колбаса и сыр. А еще надежда вдруг объявилась! Маленький намек судьбы на то, что возможно Алессандро-Прекрасному еще удастся расколдоваться – ему не придется состариться в блохастой шкуре, случится чудо, и наш герой снова станет рыцарем!
Выпрямившись в струнку, Тинки-Бинкс полезла в свой чемодан. Оттуда она извлекла новую порцию бумаги, целую кипу незаполненных бланков и еще одну серую ручку. И как в чемодан-то все это влезает?

- Заполняйте бланки, с-с-сэр. Мы отправим запрос в Третью Канцелярию от имени Пятого Секретаря. От имени Тинки Бинкс-с-с, вот я вас уверяю! Мы сумеем вызнать про эту ведьму и незаконное колдовство. Запрещено накладывать столь длительные чары. За-п-ре-ще-но!!! (Тинки Бинкс аж вздрогнула от удовольствия, выкрикивая это слово) Процесс нынче оптимизирован, полагаю более двух недель вам ожидать не придется. С-с-сэр. Гнизгократия – сила! Но бюрократия нежелательная спутница великой Гнизгократии. Мы стараемся с ней бороться. Вам придется заполнить только пятьдесят бланков и это не займет больше часа, ах-ха. Новейшее достижение нашего оптимизированного, межкрысового подхода.

К пирожкам директрисовая Крыса так и не притронулась, зато поморщившись, убрала со стола башмак, приступив к поеданию своей собственной серой гадости отдаленно напоминающей помесь комковатого паштета и наполнителя для кошачьих туалетов. Чай Крыса тоже не взяла. Но через некоторое время попросила Алиску принести ей чистой воды из ванной комнаты в каком-нибудь желательно чистом же сосуде, обезличенно сером и лишенным особых меток.

- Гнизги не пьют ничего кроме воды. Мы простые непритязательные создания. Гнизгократия требует от нас простоты. Поторопитесь, юная барышня, у Тинки Бинкс-с-с есть свои дела.

...

Такое вот затишье. Кап-кап-кап, зелеными струйками дождя по стеклу.

И даже для Коднара чье лицо могло бы пострадать от взрыва, будь у него это самое лицо, а не огроменный грифоний клюф, даже для Пелагатти нашелся подарочек судьбы! Спирт славно обжег нутро, стремительно скатываясь куда-то в желудок. Ха-а-арашо зашло! Невидимая пружина в душе слегонца расслабилась, а для большего совершенства нужен был, пожалуй, только соленый огурец. Огурца правда не нашлось, зато обнаружилась папироска в уголке клюва, зато обнаружился томик Достоевского, запертая цепочкой дверь и молчаливый враг, который не спешил показываться.

И все же он проштрафился, этот самый невидимый противник! Дурачина, решил убить Пелагатти. А зачем, спрашивается? Коднары, существа никчёмные, простые, можно даже сказать, ущербные по своей сути. В волшебных мирах к ним относятся как к надоедливым дурачкам – к таким вот дурачкам, которых вроде и прибить жалко, но и по серьезному относиться невозможно.
Попытка убийства какого-то там сутулого грифа? Вот это уже странно! Гнизги собирали пернатиков в приют, но мысль об убийствах даже этим сумасшедшим, повернутым на правилах, серым крысам в голову никогда не приходила.

А может, Пелагатти опасен? А может он супер-волшебник, который в будущем станет Великим? Гарри Поттер местного разлива, со шрамом в виде молнии на ягодице! Может, Пелагатти из всех коднаров самый коднаристый, ять его, монстр, который ещё всем покажет и всех в бараний рог скрутит, дайте только чуток времени!?
…В общем, товарищ-спиртяга навевал очень странные фантазии – а все дороги вели к Парковой. К этой недоброй станции, вокруг которой крутились какие-то не очень хорошие легенды. Чего-то там попадалось пернатому в газетах. Парковая. Парковая. Парковая. Треснули магией именно оттуда. Темная волшба как дорожка из смолы, вела на окраину Города.

...

И затишье вдруг решило закончиться, окончательно, решительно, бесповоротно - потому что в дверь снова постучали тремя разными стуками.

- ТУК-ТУК-ТУК!!! – Настойчиво, бесцеремонно и очень громко.
- Токс-ток-токс…- Как-то противно и зябко.
- Тек-тек-тек. – Очень уважительно и мило.
Тук-тук-тук, я твой лучший друг! И кто же там, у вашего порога?


Пелагатти, можно кинуть кубик на воспоминания о Парковой. Читал в газетах о ней, с папой о чем-то болтали. Ты слышал это название уже не раз. Но спиртяга и неудачное в целом начало дня, вносит коррективы. -30 к сотке. И да. Ты видишь Парковую, а ОНА видит тебя.
  • Так, канцелярская крыса уже тут. Я думаю, это три поросёнтехника пришли, соседи снизу их из ЖЭКа вызвали. :)
    +1 от Joeren, 29.10.16 22:45
  • Как же хочется пирожков!!!
    +1 от Edda, 30.10.16 18:03

Как ни странно, но «бюрократическая херомантия» Майю особо не утомила.
Возможно, секрет скрывался в легендарной Светловской выносливости, или потому что как медик, девушка уже привыкла к бюрократическим препонам и заполнению скучнейших карт. Возможно, эта рыжая «пигалица» вообще не умела огорчаться когда дело касалось рабочих моментов, а возможно, просто потому что она была так занята своими мыслями, что случайную задержку на пути к звездолёту воспринимала даже с некоторой долей благодарности.
Майе нужно было подписать книгу и она никак не могла придумать достаточно емкую и тёпло-ненавязчивую фразу, чтобы книга действительно превратилась в добрый подарок от одного хорошего человека, для другого хорошего человека.

...Чтобы подпись действительно напоминала о чем-то хорошем и родном, но не стала бы проклятым якорем, буде Фёдор Михайлович уже напрочь забыл про свою бывшую ученицу. Такое ведь тоже возможно. «В конце-концов у него могла появиться женщина, ведь люди – существа склонные к тому чтобы образовывать пары! Это биологический процесс, Светлова. Примитивная биология в ее чистейшем виде! Так что не надейся на многое – сумасшедшие девочки двенадцати лет обычно не становятся сердечными музами. Если отношения останутся рабоче-партнерскими, это уже будет достижением.»

И как, спрашивается, подписать книгу одновременно ненавязчиво и по родственному, так чтобы не выглядеть дурой набитой, но ободрить ответственного человека, напоминая о том что прошлое осталось прошлым, а стремиться-то надо в Будущее!?

...

"Ну допустим так? «Преподавателю, который меня учил»…Или лучше – «Птице высокого полета!»…Бррр. «Уважаемому педагогу из МЗУ» Да ёшкин кот, говорят он там уже не работает…Думай. Живо. Светлова! Твою ж за ногу в душу. «Молодому преподавателю, в которого были влюблены все двенадцатилетние девочки и за которого все дружно хотели выйти замуж, когда вырастут!» Ну, катастрофа просто. Я сейчас обрыдаюсь карамельными соплями."
...Нужная подпись на ум никак не приходила, а потому большую часть рутины, рыжеволосая девушка восприняла спокойно и можно даже сказать, восторженно благосклонно. Правда, на скучающем облике семнадцатилетней барышни это никак не отразилось – веснушчатое лицо Майи Светловой было равнодушно, покойно как всегда, даже чуток пафосно и слегонца высокомерно. Живые серые глаза с иронично вздернутыми бровями, те самые отчаянно правдивые глаза которые увидев раз уже и не забудешь, скрывались за черными очками – непроницаемыми и холодными. Ведь если твой взгляд, всё-равно что открытое окно в душу, волей неволей пожелаешь оградить себя шторками.
И в общем-то, от едкого замечания, Светлова не удержалась лишь раз, когда потребовалась сканировать сетчатку глаза, и кажется, это всё уже повторялось по второму кругу бюрократического получасового ада. К этому времени, даже непробиваемая Майя "немного" притомилась.
- На вашем месте, дамы и господа, я бы просканировала мозг бортового врача чтобы убедиться в его наличии! Вы думаете, будто обезопасили экипаж серией этих бесконечных проверок? Как бы ни так! На сто процентов ошибочный подход. Если на корабль попадет безмозглый специалист – вот где трагедия. На ваше счастье, мозг в моей черепной коробке имеется, вопрос, имеется ли он у вас!? Вместо того чтобы проверять медицинское оборудование и пройтись по списку необходимых препаратов, я трачу время на эту чушь собачью, а ведь выживание корабля зависит не от того, выжгите ли вы мне, наконец, сетчатку глаза этими вашими сканированиями. Выживание экипажа зависит от медицинской лаборатории и от специалиста, который должен своевременно приступить к своим обязанностям!

О да. Светлова всегда умела заводить новых друзей.

"«Человеку, который научил меня быть терпимее и добрее к другим людям» Ага. «Федору Михайловичу, профессионалу своего дела» А какого дела-то? Он же нынче капитан, а был учителем, в каком деле более профессионален-то? «Капитану и учителю», «Учителю, который стал капитаном», «Профессионалистому профессионалу по всем наукам - любовным и не только…» Дешевый юмор, Светлова, последнее прибежище для идиотов и отчаявшихся дур."

...

В таких вот неторопливых, иронично-юмористических размышлениях, Майя и повстречалась с Кырымжаном Как-то-Тамовичем. С человеком которого она уже знала по медицинской карте и которого, наконец, узрела воочию.
- Да вы настоящий джентльмен, верно!? – Прищурившись, Майя холодно сверкнула своими серыми глазами и отвернулась от Кырымжана. Хорошо, что солнцезащитные очки скрывали ту бездну насмешки, которая прямо-таки переполняла взгляд юного доктора. Любой, кто знал Светлову лично, понимал – свой багаж, раз уж она его не доверила носильщикам - великолепная лыжница носит только сама. Розовую ерунду терпеть не может и теряет интерес к любому мужчине, который пытается быть с ней галантным. «Свои романтические сопли оставляйте в своих романтических носах! Объём моего мозга ограничен, терпеть не могу всю мимозно-тюльпановую чепуху. Ей там не место!»
А посему. Не удостоив Кырымжана каким-либо определенным ответом, длинноволосая девушка прошла мимо, продолжая держать свои вещи в своих же собственных руках – а в общем-то вещей у нее было не много, ведь основной Светловский багаж был уже давно-давно погружен. И его было очень, очень, очень не мало. Ну, девочкам-то ведь позволительно не ездить налегке, как это известно всем мужчинам мира.

Поэтому сейчас оставались сущие крохи!

...Майя катила за ручку совсем небольшой лиловый чемодан, здесь же, в кармане чемодана была спрятана подарочная книжка, в кармане джинсов притаилась ручка для подписи, на поясе планшет, а правой рукой Светлова придерживала наиболее ценную свою вещь – Ироанскую Орхидею!
Да-да.
Ту самую Вершину Коллекции которая прошла весь путь взросления вместе с рыжей девушкой – эта орхидея видела как десятилетняя Майя сидит на своём шкафу, в тщетных попытках дождаться именитого папу из космоса; она же присутствовала на борту «Фобоса», когда одна рыжая особа притворялась биологом на учебном корабле. Спустя некоторое время Орхидея покинула «Фобос» глубоко оскорбившись обидным розыгрышем. Именно Ироанская Орхидея глядела с подоконника за Майкиными забегами в гимназии и она же утешала взгляд своей хозяйки, когда взрослеющая девушка засыпала за столом, пытаясь осилить трехлетнюю программу за год. Только этот молчаливый цветок знал про Майкины ночные кошмары, ведал про все ее страхи, мечты и неловкие фантазии, был свидетелем ее труднейшей учебы, досадных проигрышей и первых долгожданных побед. Ведь в жизни бывает так, что ты вроде и достоин этой самой победы, и выкладываешься на все сто, но как же поздно, поздно, поздно оно всё приходит...

В общем, орхидея была очень дорога жаркому сердцу своей хозяйки. Практически любимый ретривер, кровный родственник и лучший друг в одном флаконе!

- Благодарю вас, майор, за ваше уточнение. Я-то, знаете ли, грешным делом собиралась прыгнуть с этой платформы вниз и разбиться в лепешку, но теперь придется идти за вами. Покорно подчиняюсь.

...

…Поправив любимую орхидею, Майя собиралась продолжить дружеское общение с майором, но вдруг как-то споткнулась и резко подала назад, пускай и на шажок, но все же испуганно отступая.
Чижик!
Солнцезащитные очки пришли на помощь когда девушка широко раскрыла глаза, как-то разом ужаснувшись и смутившись, и неизбежно припомнив некоторые вещи из того мусорного ведра, которое она называла: «Мои никчёмные воспоминания в двенадцать лет». Мысленно придавливая весь этот мусор подошвой своего кроссовка, девушка постаралась взять себя в руки.
…Как-то очень кстати припомнился милый момент с блевотиной, с громкими воплями на всю пещеру – Федор Михайловиииич, неееет!!! Не уходитееее!!! Бла-бла-бла и туда-сюда...Я вас люблю-у-у-у!
Жуть. Позор. И прямо-таки ужас любой женщины, вот так опозориться на камеру в спектакле.

«Да и плевать, Светлова. Сейчас-то тебе не двенадцать лет и тебя уже давным-давно не тошнит от страха.»

Сглотнув слюну, эта мелкорослая пигалица взяла себя в руки и поглядела на Чижика – даже очки сняла – всё ж хотелось поглядеть воочию, оценить и может быть собой похвастаться даже. Вроде как, глядите на меня и любуйтесь – этот эксперимент едва ли меня унизил, едва ли сломал или сумел причинить мне боль! Сосна всегда остаётся сосной, на все сто процентов!
И вот она Майя собственной персоной, такая как есть: длинные рыжие волосы ниже лопаток, миловидное лицо в веснушках - серьезное лицо и даже пожалуй немного мрачное. А светло-серые глаза живые и смешливые! Грустные глаза, но лишенные обиды или злобности, скорее наполненные интересом, азартом и щепоткой страха: тесные ракеты, по правде говоря, Майя не особо любила, а космоса так даже и побаивалась...
Футболка с длинным рукавом, сверху футболка с коротким же рукавом, джинсы и кеды. Мальчишечья тонкая фигура лишенная намеков на женственность. И если Чижику было мало одной Майи, то на футболке была изображена вторая, в образе северной валькирии. Длинноволосая грозная лыжница с копьем в руках и подписью – «МайяБеги!» Художник постарался очень красиво отредактировать фото – глаза Светловой полыхали жуткой синевой, снег бил в лицо, а копье блестело очень натурально, рассыпая кроваво-красные искры в несчастных зрителей.
…И дело было даже не в самолюбии рыжего доктора, хотя его было ого-го-гошеньки, этого самолюбия! Просто девчонке нравилось смотреть на реакцию людей – «Я хожу в футболке со своими портетами, да-да-да, и что вы об думаете, ёшкин кот!? Ну давайте, просветите меня? Залейте, блин, меня волной вашего праведного презрения и уничтожающего гнева, хе-хе-хе»

- Что-то вы не веселы, Федор Михайлович… - Майя с теплом поглядела на Чижика, попытавшись улыбнуться. Как и всегда, улыбка у нее получилась ужасная, ведь после памятного эксперимента RAR90, девушка как-то подразучилась счастливо эмоционировать на публику.
За пять лет она выучилась улыбаться половинкой рта – то ли усмешка, то ли насмешка, но вообще-то это была попытка дружелюбия! Доктор должен вселять в людей уверенность и он не может ходить хмурым всегда…Майя честно старалась научиться улыбаться не только глазами – однако пока что, её половинчатая улыбка походила на оскал хищного зверя. Точнее, на половинчатый оскал, половинчато-хищного зверя.

- Хотя если вы каждый раз проходите такие замечательные проверки, то я понимаю причину вашей грусти…Бррр! Отвинтить кому-нибудь голову мне хотелось по меньшей мере, раз пять…Люди не ценят своего времени, люди не ценят моего времени, в конце-концов, они не ценят вашего времени! Ёшкин кот, да что б мне сдохнуть, если я захочу оказаться в руках бюрократов еще раз! Мало того что хомо-сапиенсов запирают в космическую банку шпротов, выкидывая в недружелюбный мрачный космос где все мы можем умереть мучительно и страшно, пытаясь долететь на большой бомбе до какого-то там края галактики. Так еще и проверками мучают…несчастные идиоты. – Светлова негодующе сдула челку, приподняв бровь. – И как мне следует к вам обращаться по уставу? Федор Михайлович…Или Капитан…Или Капитан Федор Михайлович? Хм…у меня есть для вас подарок…капитан…секундочку…

Аккуратно пристроив разросшуюся, девятилетнюю орхидею рядом с чемоданом, девушка вытащила книгу на свет.

- Одну секунду…что за подарок без милой эмоционально-нелогической подписи, верно? Я мечтала подарить вам этот подарок много лет назад, а времени не было. Приветы в МЗУ пришлось передавать метафорически, ну типа в душе. Но вообще сказать прямо, я слегонца прифигела что вы не в Звездоплавательном Училище! Пришлось разыскивать свою отпавшую челюсть по больнице целый день, когда отец про это сказал. А как же голодоска, метеориты, Робик…орда девчонок, которые по вам сохли, ёшкин кот?! Девчонок жальче всего...я почти уверена что в училище плотину слез прорвало, когда вы оттуда ушли. - Продолжая занимать капитана ерундовыми речами, чтобы подписать-таки книгу самым неромантическим образом на глазах человека, которому хотела сделать сюрприз, Светлова вытащила свою ручку и уверенно вдавливая стержень в бумагу, вывела одно только слово подписи. Как ей показалось самое важное, самое правильное и наиболее душевное в этой ситуации.

– Но простите…лучше мой мозг уже не ничего не изобретет по части сентиментальных речей. Однако это с глубочайшем к вам уважением, капитан. Романтика, блин и вся такая чушь в этом роде. Ловите презент!

Поглядев Чижику прямо в лицо, Светлова протянула Федору Михайловичу Ту-Самую-Книжку. К. Булычев. Романы «Посёлок», «Подземелье Ведьм», «Эликсир Молодости» С добрым посланием от Майи-Молнии-Светловой на обложке: «Учителю». И размашистая подпись великолепной лыжницы, а также самого молодого врача на этом корабле!
...И если говорить прямо, подпись была даже больше, чем слово «Учителю».

- Надеюсь в кассу? Надеюсь ничего так? Надеюсь это не нарушает субординацию?
  • За подпись!
    +1 от rar90, 25.10.16 17:14
  • В отличие от тебя, не люблю заглядывать в конец книги - потому весь пост я прочёл, находясь в интриге, что же Майя в итоге напишет и напишет ли что-нибудь, ведь могла не успеть. Весь этот мотив, как подписать книгу, таким добрым комочком тепла скользит сквозь всё полотно поста, и это просто замечательно. Наверное, интригу бы вызвало и что за книга, если бы оно не было выделено жирным и не бросилось как-то сразу в глаза)) Вообще мне очень и очень всё понравилось: и Ироанская Орхидея с её историей, и описания Майки, и то, как она разговаривает с окружающими (друзей ей заводить трудно, это точно). Весь пост пронизан душевным теплом и в конце меня даже как-то на слезу пробило. Спасибо! :)
    +1 от Joeren, 27.10.16 02:21

В хрустком мире хрустящих звёзд Ярра воззвала к Тэнгиру. Он создатель, демиург и творец своих вселенных! Кого спрашивать, как не Тэнгира, длиннобородого этого старика, седого скитальца седых времен? К кому, как не к Тэнгиру Отцу всех Детей, могучему и великому обращать свой жадный вопрос?
Но Тэнгир пуст. Тенгир безжизнен. Все его мечты обитают в нижних мирах - они теплые, страстные, наполненные Жаром до краёв! - а Тэнгир лишь рассказчик своих историй, создатель, но создатель лишенный огня давным-давно. Пустой призрак, могучий, но лишенный былой власти – оболочка, опустошенная и бесстрастная.

Когда даёшь жизнь богам – неизбежно теряешь искру, когда шагаешь сквозь миры - забываешь радость удивления. Ты идешь и идешь словно бы в никуда. Большое Сердце Тэнгира выгорело давным-давно, когда Ворон Кутху был порожден мыслью высокого старца, когда тьма Нарвала вырвалась из его желчи. Когда возник Мир, покорный его желанию. Когда возникли Многие Миры.

- Можешь. Стань. Будь. Как дома. - Говорит неторопливо, длинною в вечность, с достоинством роняя слова в небесное море. И ты следуешь за ним, Ярра. И двигаешься в противоположенную от него сторону. И открываешь. И создаешь. В руках твоих пламя - извивается, дрожит, переплетается сотней языков. Огонь Творения. Создавай. Придумывай. Мечтай. Скучай. Извлекай из своего сердца.
...Они взрываются - звезды, сверхновые, хрустальные пути под твоими ногами. Сколько лет, вечностей, столетий можно играть в бога? Создавать, любить, восхищаться и разочаровываться напрочь.
Ты не знаешь. Тэнгир знает – потому глаза его это пустые глазницы черепа, и волосы его это мертвые космы белого цвета и оболочка его что хрустящая плоть мумии, готова рассыпаться от любого неосторожного шага. Тэнгира съело время и это лишь вопрос, когда оно съест тебя.
Время съедает всех – рано или поздно. Безжалостный жестокий монстр усмиряющий творцов.

- Он. Собирает. Жар. – Затихающий голос уходящего Тэнгира.
- Он прыгнет вверх и для нас всё закончится. – голос жаркого Кутху, что породил людей из своей горячей крови. – Чудеса не повторяются дважды.
- Я убью всех, Ярра. Тебя. Твою мать. Всех кто тебе дорог. Убью каждого на кого падает твоя тень если попробуешь остановить меня. Ярра!!!



Очнулась, слепень ужалил, пощекотала трава. Мокрая с ног до головы, Ярра, лежишь возле Большого Камня уснув крепко и отлежав себе руку. Мертвый узор мертвых рисунков. Спят, скрутившись собаки, первые снежинки срываются с неба. Призрачный Алелеке бегает, радуется, играется с призраком забитого здесь оленя.
Может, это все сон – но ты мокрая, но ты дрожишь…Ярра! Устала так, будто самой тяжелой работой пришлось позаниматься. Холодно. Знобит…

- Ээээ…Айкуууу…- Паналыку удивленно на тебя уставился. – Зачем мокрая? Как на Эччегель теперь пойдем?
С Ярры последний ответ в этой теме, и переходим в предпоследнюю главу.

В Небесном Море ты могла творить целые миры. Возможно, некие призраки в твоей голове Ярра, обрели свою жизнь. Это можно описать. Если у тебя были попытки создать что-то - упорядоченный мир, счастье, богов - они найдут отражение здесь.

Под прикрытием стойкого фикуса, который, между нами девочками говоря, так и не получил своего долгожданного угощения, счастливая Ташка занималась магией. Подумать только! Ташка, а не какая-нибудь там дочка потомственного чародея или большая взрослая тетя-крыса, а она, кнопка малолетняя, прямо сейчас колдунствовала.
Ого!
Это было рискованно. Ведь неясно же кто написал эту книгу, кто создал ее и какими сложными чарами пропитал пожелтевшие страницы? У любого волшебника эта милая книженция могла бы вызвать справедливую тревогу, приправленную перчинкой здоровых сомнений и едкого как кислота скепсиса – а вдруг здесь какая-то ловушка кроется? О да. Волшебная книга могла бы встревожить любого волшебника, но…Наташка всего-лишь Наташка, маленькая девочка, и она не любила сложных размышлений! Да и в магии ничего не смыслила. Зато свободного времени хватало с избытком.

Алиса отвлеклась. Кот сосредоточился на мяус-бутерброде, потачивая своими ментальными коготками бедненькую Тётю Крысу. Снаружи поливал стекла синевато-зеленоватый дождь. Пирожки дымились с пылу с жару, а трофейный блокнотик полный сложных дум, очень удобно лёг между страницами большой книги.

«Наташа, а может не стоит?» - Мог бы предупредить Стоик, будь у него свой голос, но на счастье, или вполне возможно на несчастье кнопки-Ташки, Стоик был молчалив и беспристрастен. А поэтому фикус просто вздрогнул, отбрасывая беспокойную тень на веснушчатое детское лицо.
Как ни странно, ничего особенного не произошло – просто книжечка стала вдруг теплее, а блокнотик вдруг стал девственно чистым. И Наташа поняла что номер автора, тот самый бесценный номер который был ей дорог и хранился в памяти привычным грузом, напрочь позабылся. Она еще помнила цифры, но забылся порядок и правильное расположение чисел. Оно вдруг подернулось дымкой - иллюзорное хрупкое воспоминание, как рассеивающийся по-утру неверный сон.
...А был ли этот пакет на дереве или всё это лишь выдумка могучего воображения? Утерла ли она мальчишкам их горделивые носы или всего-лишь придумала эту историю? Кто знает…Дым-дым-дым…Серый дым.

"Нет нужды бояться, ибо магии нет предела! Реки о чем желаешь, о Счастливица!" - Сами собой, птичьи буквы сложились во вполне понятное, такое вот очень русское предложение. И рядом с Наташей возникла бутылочка газировки, а карманы отяжелели от конфет - и наверняка не от каких-нибудь там лимонных карамелек или раковых шеек - за такой дар наверняка что-то более вкусненькое полагалось! Магическая газировка и магические конфеты. Интересно, что про такую еду могут сказать волшебники?
"И это только начало, Это только самое Начало Нашего Пути"

...

А за окном лил дождик навевая дремотные теплые мечты. Осенние, петербургские, пронзительные! Под легкий шепот такого дождика, пускай он даже и омерзительно салатового цвета, очень хорошо сидеть на большой уютной кухне. Вот прямо как сейчас! Когда кипит самовар отфыркиваясь горячими каплями, а пирожки испускают самые замечательные, самые приятные домашние ароматы. Знаете ли, без запаха выпечки, дом остается всего лишь коробкой – цементной аккуратной клеткой, бездушной и унылой тюрьмой, а вот эту самую душу привносит запах готовящейся еды.

Даже Тинки Бинкс, неумолимая прямая крыса облаченная в серый костюм, повелась на эту харизматично-янтарную атмосферу. Повелась своеобразно! Вытащила кипу бумаг передавая Алисе на подпись.

- Вам непременно следует расписаться в бланках «А», потом в бланках «Б» и в бланках «В» конечно тоже. Будьте аккуратны, я вас предупреждаю малолетняя девоч-ч-чка, ошибок не допускается! Не более двух помарок. Ваша подпись, ваша фамилия с расшифровкой. И. Не. Волнуйтесь. Здесь всего-лишь пятьдесят бумаг! Мы, знаете ли, боремся с бюрократией!

Подумав, Директкрыса аккуратненько сложила зонтик, извлекая на свет что-то вроде паштета. Серое комковатое вещество в унылой серой же пачке с меткой «Первая Канцелярия».
Расправив юбку и аккуратно умостив свой лысый хвостик, крыса присела на стул и втянула запах своего жуткого угощения.
- Вы. Не. Кот. Ах-ха. Я чую магию! – Уставилась на усатого Алессандро своими странными, какими-то чарующими даже глазами. Усики слегка задрожали. – Сложные чары наложены не по правилам. Ах-ха. Допускаю что кто-то нарушил правила волшебстворения! Это плохо. Тинки Бинкс не жалует нарушения правил, знаете ли, никогда! - Протянула ручку Алисе. - Расписывайтесь только этой ручкой, дамоч-ч-чка. Цвет чернил допускается только серого цвета. Определенно. Если вы начнете трудиться прямо сейчас, то через пол часа мы с вами закончим.

Подумав, Тинки Бинкс снова задумчиво поглядела на Алессандро, словно бы прикидывая что-то про себя.

- Не желаете ли дать показания, кем он был, ваш обидчик? Думаю в Гнизгитерии это вызывет определенный интерес. Ах-ха. Наложение неположенных чар следует пересекать в зародыше. Третья Канцелярия Гнизгитерии следит за такими вещами, вот я вас уверяю! Как ответственному секретарю мне следует принять вашу жалобу, зафиксировать ее, записать и размножить в нескольких экземплярах!

…Кажется, переволновавшаяся Крыса решила действовать в рамках своей профессии. Тут либо в истерике биться и вопить что всё пропало, либо делать вид будто всё идет как надо.
Вполне возможно помогла харизма Великолепного Алессандро, а может быть Тинки Бинкс решила что терять ей больше нечего – ведь день пошел шиво