Набор игроков

Завершенные игры

Форум

- Общий (10111)
- Игровые системы (4843)
- Набор игроков/поиск мастера (28897)
- Конкурсы (5811)
- Под столом (18595)
- Улучшение сайта (5610)
- Ошибки (2626)
- Для новичков (2785)
- Новости проекта (7154)

Голосование за ходы

 
Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Боже, как же я обожаю этого великана, кто б знал…
    Знайте все! Вот его вот я обожаю, да!
    +1 от Edda, 06.12.17 11:26

Я - Орф. Мои мышцы - сила. Подымаюсь. Каждый камень - противник. Голоса ввинчиваются в голову, но я держу ритм в голове, и они почти что бессильно соскальзывают с моего рассудка. Почти. Мои члены как будто слабеют. Руки слушаются, но неохотно. Всё-таки зацепили.

Камни. Десятки их на моём пути. Выступы, бугристые, выворачиваются из-под рук. Я еле слышно рычу, когда один из них зашатался. В глазах помутилось, и я сбрасываю свою усталость, как волк зимнюю шубу перед летом. Медленно, но верно. Азарт пробуждается во мне. Расцветает. Подснежник в сугробах. Улыбка сама приходит на губы. Я - силён. Знал это и раньше, но сила расцветает только во время испытаниях. Пусть даже и таких. Наконец-то хоть что-то встало на моём пути. Кажется, что сердце начинает биться в том же ритме, что я загнал себе в голову. Я упиваюсь происходящим.

Заключительный рывок. Треск верёвки. Едва не упал. Поворот головы - туда, вниз. Айлин повисла бессильно. Как груз. Но страховка спасла её жизнь. Рык сам по себе исходит из моей горла. Ритм на мгновение даёт сбой, и голоса в голове почуяв слабину попытались сбить меня с толку. Нет. Бесполезно. Я - сильней. СИЛЬНЕЙ! Я рвусь вверх, надсаживая мышцы. Верёвка впивается в меня, даже сквозь кожу. Пыхчу от натуги и наконец..вот она. Площадка. Переваливаюсь через край.

По губам скользит улыбка, пока я вытягиваю Айлин. Усилие за усилием. Резво - вверх. Внизу, за теневым кольцом вяло волнуется толпа. Я забрался выше любого из них. Лучший. Но я действительно немного отличаюсь от них. И это немного смазывает моё победное ощущение. И эта теневая завеса. Да, голоса ушли, но.. Тень будто отделяет меня от всего остального мира. Словно маслянистая плёнка. Или мутная призма. Сквозь неё мир кажется таким..иным. Словно кто-то взял и провёл черту, разделяя этот мир и скалу с огнём наверху. Мои люди, видевшие меня в деле. Одобрительно ропщут. Я вижу как лысый смотрит удивлённо. Он не этого ждал. Не ждал моей победы. И я понимаю его. Но скоро он присоединится ко моим людям. Я знаю.

Я дам им огонь, Я разбужу их. Потому что я - Орф. Высеку искру. И из памяти и воли мы скуём оружие, наше новое солнце. Отбросим тьму. Мысли - жгучие, яркие ворочаются под моим лысым черепом. О, Создатель, как же хорошо когда тысячи голосов не лезут к тебе в голову!

Вытягиваю девушку. В триумфальном жесте вскидываю кулак. И толпа внизу отзывается.

Айлин. Рыжие волосы на чёрном камне уступа свободного от Тени. Грудь вздымается. Дышит. Тяжело и медленно. Моя страховка спасла её жизнь. Но не пострадал ли её дух? Проклятье. Камень вокруг свободен от снега. Весь снег остался там. За кольцом полумрака. Будто Маяк и вправду отделён от всего иного мира.

Я наклоняюсь над ней. Как она слаба. Но она пошла за мной. Она - моя стая. Подруга, не побоявшаяся пойти со мной сюда. Я ослабляю немного узлы страховки. А то ещё кровь откажется бежать по пережатым жилам.

Мне неожиданно перехватывает сердце от нежности к этому существу. Такая слабая. Я медленно и нежно глажу её по щеке. Этот жест даже мне кажется неуместным..но мне плевать.

Я не знаю как ещё ей передать жар своего сердца в таком положении. А если бы и знал - то предпочёл бы именно этот способ.

Впиваюсь в губы. Поцелуй. Мягкий, и нежный - мне чудится трепет ответа. Он длится и длится. Я немного придавливаю юницу к камню, всем своим телом. Чувствую удары сердца. Мои - быстрые, яростные. И её. Прими капельку моего духа, юница. Изгони свою слабость.

Поднимаюсь. Беру девушку на руки. Нежно, будто ребёнка. Она и так пушинка, а для меня этот вес вообще никчёмен. Несу вверх. Топор пару раз цепляется за уступы, но я легко исправляю эту оплошность. Серпантин тропы под ногами..
+1 | Грань, 04.11.17 00:00
  • Отменный пост!
    +1 от Akkarin, 04.11.17 00:18

Так он и пошёл. Пыхтя, нагруженный будто мул сумками и умирающим человеком. И такой же непреклонный, как мул.

- Нет, жрец..ты может уже и подох, но я всё же..уф, хочу..чтобы последнее, что ты видел в своей жизни был не пылающий свод церкви..которую...уфх..ты поджёг..а небо. Небо и снег этой страны. Неплохо, для такого засранца, как ты, а? –

Холодный ветер в лицо. Ряса в испачканных кровью пальцах трещит. Вот-вот порвётся – эта одежда отнюдь не рассчитана на то, что её носителя будут нещадно волочить.

- Юрген, слышал, что этот жрец сказал? Ты будешь жить ещё долго. Пророк доморощенный, вроде на вид лёгкий, а ташишь, будто все грехи мира. Гузно небось отъел! - с натугой пропыхтел северянин, несправедливо ругаясь на вообщем-то сухопарого служителя Урфара. Весь в дыму, торговец волочился где-то позади, наёмника, и не очень хорошо соображал, надышавшись жаром и дымом. Часовня, видевшая так много и так мало, протяжно застонала. Что-то захрустело. Дрег искренне надеялся, что это не его хребет.

Вот и крыльцо. Первой вдох относительно чистого воздуха, после чада и угара церквушки. Голова кружится. На мгновение, Дрег замер, борясь с головокружением, между миром жара и привычным ему холодом. Закашлялся. Боль пронзила лёгкие, судорога скрутила его. Он едва не отпустил тело жреца и сумку. Даже дыхание, очевидно из-за разницы температур, казалось дымным. На мгновение, суеверный торговец испугался, что жрец-таки обиделся за несправедливые обвинения, и теперь мстит с того света, и начал с лёгких, которые теперь медленно тлеют болью, и дымят. Но кашель унялся так же быстро как и начался.

Дрег распрямился. О нет, он не оставит тело этого мужа огню. Почему-то это казалось ему правильным. Чьей бы марионеткой он не был, оставлять его на поруганию пламени казалось неправильным. Последняя дань уважения? Или может бы оно смыло грехи этого негодяя?

Так или иначе, но коробейник вытащил остывающее тело проигравшего свою последнюю риторику жреца. Красное пятно на снегу. Тулуп придётся оттирать. Потом. Холод колол лицо, но пропотевшее тело кажется только с благодарностью принимало поцелуи далёкой родины. Мужчина опустился рядом с трупом на колени. Зачерпнул снега, и ничуть не заботясь принялся растирать свои щёки. Ему нужно было прийти в себя.

Несколько мыслей неотступно билось в его голове. Жрец ничего не предсказал ему. Северные боги вновь закрыли своего непутёвого сына ладонями от огненного взора Преподобного? Или он просто не успел прозреть? Так или иначе, но Дрег считал себя вправе не следовать неясным пророчествам. Он отблагодарит своих богов, и будет защищать этот мир, как умеет. Хитрость, деловая хватка, и отчаянное желание не просто выжить, но обернуться с прибылью. То, что принято называть деловой хваткой. Быть может, он сумеет защитить себя и близких, от тех загадочных тварей, которых помянул жрец.

Но это была лишь одна мыслей. Куда больше сейчас занимало торговца другое. Дочь графа. Графиня? Да, графиня. Её нужно спасти. Флинта, Асторию и Шваркса. Шваркс и Флинт пережили предыдущее судилище Лося, а значит, скорее всего пережили и это, а значит и невинное дитя должно было пережить. В груди всё ещё тлела боль, но это было лишь слабое напоминание. Возможно, Дрег был болен, но сейчас он чувствовал себя вполне силах.

Коробейник медленно поднялся. На потные волосы быстро налип снег и пепел. Северянин не видел этого, иначе бы пришёл в ужас, помянуя о том, чей это может быть прах. В глазах прояснилось. Сания вместе с лесорубом. Девушка, не побоявшаяся рискнуть собой, и перед лицом ныне обезглавленного огненного монстра пилила верёвки. Сумка Ашиля.

Дрег оставил истекающее кровью тело жреца, и зашагал к парочке. Окровавленный разруб исходил паром. - Вот. Возьми. Ну, то есть..Максимилиан, вы не возьмёте эту сумку? Там могут быть лекарства, которые помогут при ожогах. А я..должен найти выживших. Мне кажется, надо уходить отсюда. Это место неспокойно, и даже северные боги, не будут вечно оборонять нас. -
+2 | Вьюга, 16.10.17 01:53
  • Хороший пост. И северные боги, и гузно, и беспокойство о собаках и детях. Очень хороший.
    +1 от Akkarin, 16.10.17 02:31
  • Гузно небось отъел!
    Дрег просто кладезь юмора в этой игре ))
    +1 от Texxi, 16.10.17 07:26

Дрег на несколько секунд остановился, зачарованный проповедью чужака. В нём чувствовалась искра. Он был хорошим оратором. Может даже лучшим из тех, кого он встречал за свою жизнь. И по своему, северянин учился у него. В пути не выбирают источник, из которого пить. Время ученичества коробейника закончилось многие годы назад. И теперь только мир вокруг мог его чему-то научить.

Угрожающий треск над головой балок. Первый уголёк, упавший сверху, прямо на пол разбился на сотни мелких искорок. Дрег дёрнулся всем телом, стряхивая оцепенение. Несмотря на дымный чад, помалу заполняющий часовню, ветер с улицы уже холодил его лицо. Шапка валялась где-то на полу, позади, сброшенная отчаянным жестом, и больше ничто не преграждало холоду кусать лицо торгаша. Будто сотни мелких иголочек прошлись - но даже это было для северянина настоящим наслаждением. Коробейник с лёгкостью отбросил соблазн, просто выбраться из храма наружу, и побежал к своему мешку.

Боги спасли его не для того, чтобы он через пару дней умер в пути от нехватки еды или потом прозябал в нищете. Нет. Он должен возвеличить их подвиг. А для этого нужны своего рода.. ресурсы. Взгляд профессионального торговца скользнул от по куче. Холодно, равнодушно, рационально. Изящные эфесы, крепкие лезвия – возможно они стоят дорого, столько, сколько ему вовек не заработать. Но не в разорённой стране, не в горящей часовне. Дрега интересовало лишь одно.
Рюкзак. Огромный, сейчас болезненно исхудавший, как животное на зимнюю бескормицу. Словно исхудалый лось.. Отощавший – но живой.
Дрег привычно впрягся в свою ношу. Поднял, крякнул, ощущая привычное, добровольное ярмо, пусть и ставшее куда легче. Торговец ещё раз оглядел кучу – и одним рывком выдернул сумку лекаря. Пригодится.

Пророчества красного жреца. Его обещания солдату не изменили конца старика. Юрген ударил его саблей, и Дрег даже не попытался помещать. На совести этого человека слишком много крови. Даже если забыть о всех тех жертвах, что сгорели до его попутчиков. Сумка лекаря непривычно тяготила левую руку, но Санни, освободившей его там, у жаровен, наверняка понадобятся какие-то лекарства. Торговец не всматривался в её ладонь, но для молодой девушки такие ожоги - большое горе.

Эти стены видели на своём веку многое. И искренние молитвы прихожан. И светлые праздники, панихиду благородных хозяев. Жертвоприношения красного жреца - а теперь и его падение. Теперь к этому всему прибавилось ещё одно зрелище. Гибнущий пророк чужой веры. Красная кровь. Предсмертный хрип. Безмолвная молитва погибающего – и грозные пророчества, видения. Твари во тьме. Всё это лишь дым будущего, огней которые для жреца не наступят никогда. А вот для них – может быть.
Но Дрег был уверен. Перебедуем. Выстоим. Как стояли всегда. Крепко – как боги северян. Далёкие, далеко не всесильные, но пришедшие на помощь. Надо лишь крепко стоять на ногах. Даже если конкретно тебя приливная волна снесёт – для следующих напор воды будет куда слабей.

- Идём, Юрген. Ты совершил свою месть, и тебе незачем гибнуть вместе с этим храмом. Мои боги не зря вмешались. - проходя мимо жреца, тяжело нагруженный торговец вдруг затормозил. Старик, кажется, был ещё жив. В красном просвете разрубленной плоти виднелась кость, глаза уже закрывала смертная пелена. Жрец встретится со своим судом всего через минуту другую, когда кровь окончательно покинет его тело. Или когда балки упадут на него сверху.

В неожиданном порыве, Дрег наклонился. Пожал сухую, безжизненную руку проигравшего бой за свой разум человека. А затем схватил за шиворот рясы и потащил тело наружу. Кровь безнадёжно испачкала тулуп и ладонь. Почему-то это было важно для него. Что это было? Последнее милосердие? Или наоборот? Дрег и сам не знал.

Но почему-то ему казалось это правильным, не дать безымянному для него священнику быть поглощённым этим пламенем. Да, этот старик его возжёг, и сам виновен в своей гибели. Но смертный обряд своей веры должен быть свершён над каждым. Пускай его боги победили, но встреться они при других обстоятельствах, возможно, тогда бы, Дрег счёл Преподобного достойным человеком.
+2 | Вьюга, 11.10.17 17:51
  • Ох ты, пост. Да какой славный!
    +1 от Texxi, 11.10.17 18:30
  • Мощно зарядил.
    +1 от bully, 11.10.17 19:17

Не смотреть на лысого. Его сомнения, страхи, они заразны. Выжечь калёным железом? Нет, не сейчас. Загнанная в угол крыса может метнуть камень. А к чему мне подыматься под градом камней? Не имеет никакого смысла. Подъём и без того будет сложный. Я смотрю на гору. Я вижу путь. Вижу победу. Интересно, так всегда было? Путь простёрт передо мной, словно я смотрю на карту. Вдыхаю воздух, глубоко-глубоко. Ледяной. Здесь, среди людей, вблизи маяка, он немного другой. Их страхи, ожидания, немощь и слабость..они почти не чувствуются, всё же я не волк, но всё же я понимаю - воздух здесь немного другой. Дым? Задерживаю его в себе. Даю этому воздуху прогреться в моих лёгких. Медленно выдыхаю. Весь, до конца. Столб густого пара изо рта. Будто внутри меня горит чадящий факел. Я тешу себя надеждой, что сумею доставить этот факел наверх. А там? Там видно будет.

Я слышу как собака рычит. Тихонько. Она боится тени. Похоже, даже такой малый сгусток тени с приближением большой тьмы становится опасным. Зверь не зря скалит клыки. Но я должен справится. Я силён. Если не я - то больше некому.

- Тебе тоже? - ворчливо обращаюсь я к Айлин. В моём голосе проскользнула малозаметная нотка заботы. - Как и ей. - киваю на собаку, и усмехаюсь.

- Я справлюсь. Я - Орф. - самоуверенное заявление, но именно такое сейчас и нужно. Иногда, во главе всего встаёт не сила или ум, а наглость. Или храбрость. Это как посмотреть.

- Ты боишься. Это нормально. И всё равно хочешь войти в тень, и подняться наверх. - Я замолкаю на пару мгновений. Прислушиваюсь к лагерю. Где-то вдалеке перешёптываются люди. Скрипит грязный снег под ногами лысого. - Какие-то старые умники говорили, что бесстрашный воин - мёртвый воин. Что воин не должен давать своему страху управлять собой, но и не должен его соблюдать. Страх может придать сил. Страх он..такой разный. -

Я кладу руку на рыжую макушку Айлин, и ласково треплю её волосы. Как отец трепет дитя по макушке. Она мне кажется маленькой. Но в этом жесте не только отеческая нежность. Убираю руку и немного склоняюсь перед рыжей дивчиной. Заглядываю ей в глаза. Я совсем близко. Буквально пара ладоней между нами. Глаза в глаза. Что в них? Храбрость? Желание выделится? Встать вровень со мной? Зрачки расширены. Нервничает. Боится. И всё же она хочет поддержать меня. Мне приятно. И внутри меня зреет тепло. Ради вот этой веры стоит жить.

- Ты действительно хочешь наверх? - я улыбаюсь. Маленький рыжий волчонок. Может лиса? Нет. Волчонок. - Это..Поступок. Ферран не смог. А ты сможешь. - я хлопаю её по плечу, и подмигиваю. Отстраняюсь. И начинаю проверять верёвку. Каждый узел. Внимательно. Она должна выдержать мой вес. Или хотя бы вес этой малявки. - Да, маленькая храбрая Айлин. Помоги мне проверить верёвку. А пока твои руки заняты, расскажи мне.. Как зовут твой народ? Кто был вождём твоего рода? Как вы называли себя? - узел за узлом мои ладони перебирают верёвку. Мой конец уже проверен. Мои ладони делают узлы, вяжут петли. Я мельком замечаю как смотрит на то что выходит из под моих рук Айлин.

- Нож есть? -
Жду ответа Айлин.
Проверяю веревку. Слабые места перевязываю сам или указываю на них Айлин.
+1 | Грань, 28.07.17 02:11
  • Хорош, очень под стать общей атмосфере пост.
    +1 от Akkarin, 04.10.17 22:20

Дрег смотрел в оцепенении на творящийся бардак. Он ждал своей гибели, но раз за разом она откладывалась. Он не сумел заставить себя шагнуть навстречу к жрецу и пожать его руку. И сгореть в красном пламени, превратится в пепел и прах. Его спас случай. Или судьба. Северные боги таки сказали своё слово, и помощь пришла оттуда, откуда её не ждал. Справедливый судья. Жестокий четвероногий рок, уже преследовавший их раньше. За схваткой между этим истерзанным духом и одноглазым священником коробейник наблюдал затаив дыхание. Двое глядели друг на друга, и наверное, красный жрец испытал величайшее потрясение в своей жизни - его судили..и судя по всему - осудили.

От того воспоминания у торговца шевелились волосы на загривке. Он прекрасно помнил, как эта сущность вторглась в его память. И признала виновным. Пламя яростно обгладывающее кости людей, казалось только шло на пользу величественному зверю. Словно очищало его, омывало, убирало скверну. И зверь преображался под неистовым напором. Он становится прекрасным, каким был когда-то. Он походил на одного из тех духов, предтеч, что некогда помогали далёким предкам северян, хотя и вряд ли им являлся.

Через несколько секунд всё кончилось. Жрец одолел существа из Хлада. И повернулся к Дрегу. Преподобный ослаб. Это было в его движениях, в том как тряслись у него руки. В том, как потемнела повязка на глазу.Но он всё ещё хотел сжечь торговца.

Коробейник хотел бы встретить свою смерть с громким боевым криком. Он даже открыл рот - но тут же захлопнул его. Боялся что начнёт скулить. Зажмурился. Чтобы не видеть грядущей беды. Огненная купель. Мужчина почти чувствовал тепло удара на своём лбу. Это слабое предчувствие скорой беды, зависшей прямо над его лбом. Дреге поднял лицо вверх, к потолку, развёл руки в стороны, словно готовясь обнять плеть красного жреца. Ветер с улицы ласково гладил потный лоб. Не бойся, скоро всё кончится.

Ну же? Смерть медлила.

Дрег открыл один глаз. Горящий потолок, объятые жадным пламенем балки. Жрец стоял в растерянности. Из могучего колдуна он вдруг стал обычным стариком. Старым, слабым. Уязвимым. Его сила оставила его. Потратил всё на существо ночи и надорвался? А может, он не увидел в пламени пришествия Сохатого, и это поколебало его веру..А может ещё что-то. Или Лось исполнил свой приговор.

Первым порывом было встать и двинуть в морду. Избить эту старую сволочь до полусмерти и оставить подыхать под завалом. Скольких этот чужак сжёг в этой часовне? Сколько из его спутников погибли от рук этого красного чудовища?! Око за око! Дрег даже двинулся вперёд..и замер, глядя на Юргена.

Вот каков он был. Безумие и кровожадность.

- Юрген, стой. Отложи ненадолго свою месть. - и не было в голосе Дрега страха или волнения. - Северные боги сказали своё слово. Они откликнулись на мою мольбу, и прислали нам на помощь другое чудовище. В этом был их рок и замысел. Только подумай, каково чужаку сейчас?! Его демоническая сила оставила его! Навсегда! Ибо таков был их замысел! К тому же, если он погибнет прямо сейчас, то стражники вряд ли легко нас отпустят! -

Торговец вскинул кулак вверх, грозя полыхающему своду. Северянин улыбался. Сейчас он мало отличался от проповедника. Его ещё трясло от ужаса пережитого.

- А ты, жрец.. Ты совершил ужасные деяния. И твой бог, или твои демоны оставили тебя. Ты мог стать столпом, что держит этот мир. Но предпочёл разрушить его. И мир ответил тебе взаимностью. Гниль, что разъедала твой разум оказалась сильнее тебя. У тебя осталось времени лишь на один воистину достойный поступок. А после этого - хоть сгорит и на своих клятых кострах. Ответь где девочка, что владеет этим местом по праву крови? Мы должны вытащить её из этого гадюшника, старик. Я больше не позволю отравлять эту чистую душу предательством и твоей отправной ложью! А этот рыцарь! Ха, гостеприимство южан всегда было с подвозом, но даже я не ждал такого! -

Торговец встряхнулся. И направился к мешку. Вновь навьючивать на себя. Этот день не кончился, и впереди долгая дорога, а оставлять свои пожитки на себя. А заодно найти подходящее оружие. Он поможет Юргена свершить месть. Но только после того как жрец ответит на вопрос. Что-то подсказывало северян ну, что вряд ли Юрген позволит жрецу уйти.
+1 | Вьюга, 18.09.17 08:35
  • Это здоровский пост, вообще в конце хоть все посты плюсуй, очень мощно.
    +1 от Texxi, 18.09.17 12:56

Верёвки крепки, как зубы орка. Окованные великолепным болотным железом зубы. Не вывернуть по хитрой воровской науке ладони. Ничто не поможет. Будь у Дрега пара часов, он бы может сумел бы вывернутся. Если бы не сомлел раньше в своей одежонке-то. Или бы задохнулся в этом чаду. Да здесь дыма побольше, чем на какой-нибудь коптильне!

Торопливые шаги за спиной. Хочется вывернуть голову и посмотреть - кто? Неужели духи сподобились послать помощь? Прикосновение. Дыхание за спиной. Испуганное. Девичье. Сания. Несколько взмахов острой сталью и Дрег падает на пол. На колени. В последний момент кое-как сумел сдержаться. Подставить руки. Затекли. Больно. Тысячи иголочек по конечностям. По рукам. По ногам. Ладони едва сжимаются. Кровообращение медленно возвращается в конечности. Взгляд торговца прикован к мешку и куче оружия на полу, в дальнем углу у выхода. Так далеко. И так близко. Один рывок. Мужчина уверен - он бы добежал. Может бы даже до выхода. Вломился бы со всего своего немалого веса в створки часовни. Вылетел бы оттуда, как стрела. Упал бы в снег. Холодный. Мягкий. Приятный. И главное не имеющий ничего общего с сумасшедшим жрецом. И этим поганым местом, где жгут невинных людей.

Да куда там. Дрег неловко к Сании повернулся. Улыбка тонет в бороде, но вполне угадывается. Лицо..грустное какое-то. Будто и не освободили его. Руку положил на ладошку её. Потная увесистая длань бывалого путешественника. Горячая, потная. Поверх маленькой горсти девушки, в которой зажат кинжал.

- Спасибо. - тихое доброе слово. Не забыла Дрега. Не рванулась к дверям. Выручила, спасла. Взгляд на то, что недавно было Уной. Голубая кровь, белая кость. Пеплом и прахом - на полу. Клятый жрец Урфар оказался сильнее. Прозорливей. Мёртвые герои. Сердце пронзает тоскливая иголочка. Сжимается в предчувствии неизбежного. Иногда нужна идти на риск. Забится в дальний угол храма. И просто сжаться там калачиком. Скулить. Ждать пока крыша рухнет на голову, похоронив под горящими обломками.

- Ты быстрая, Сани. - Шепчет Дрег, глотая окончания слов. Лихорадочно блестят глаза. За стенами вновь буран. Вновь пришла буря. Даже огни жаровни будто ослабли. И жрец стоит. Принюхивается чтоль?

...Рискнув один раз, ты можешь выйти из долгого неудачного и растратного путешествия в барыше. Нужно лишь решится. На что-то.

- Ты храбрая. Видишь оружие лежит? И вещи там. Наши. И не только. И мешок мой. Распотрошила сволочь какая-то. - слова Дрега лезут в уши. Горячий нескончаемый шёпот. Почти что любовное признание. Лихорадкой пальцы дрожат.

...На рисковый путь, срез. На небольшой крюк, через негостеприимные места, где деревень-то почти нет. Но где твой товар разгребут горячим. На контрабанду в конце-концов!

- Там мешочки есть. Маленькие такие. Плотные. Порошком набиты. У них горловины разные. Жёлтая. Зелёная. Красная. Хватай их. Бросай в огонь. В жреца. В жаровню. Куда хочешь, лишь бы пламя было. Мне кинь, на худой конец. И не бросай с чёрной горловиной. Он с ядом. - подмигивает Дрег. Расплывается в улыбке лихой. Будто душегуб какой. И встаёт. Ноги немного ватные. - А я..я, значится, отвлеку его. -

Улыбка сползает с бородатого лица, как краска с лубка под дождём. Сглатывает нервно Дрег. И сталкивается взглядом - с Преподобным. Смотрит на него красный жрец. Одним глазом. Неподвижный. Как..змея. Страшно. И сердечко бьётся. В груди, как в клетке. То ли к горлу подбирается. То ли вот-вот разобьётся и стечёт в пятки. Прямо сквозь холодеющие кишки.

К демонам! Катись оно всё в бездну! Боги со мной!

Будто ладонь на плечо опустилась. Уверенности прибавило. Стук сердца разом стал размеренным. Будто отбивающим ритм. Забытый. Ритм детства. Ритм темноты, свободы, невинности. Посвящение. Ритм далёкого каменного острова, что возвышается над морем. И ветер вторит - за узкими окнами замковой часовни. Всё как тогда. Только тогда ветер рвался вокруг него. А теперь он в каменной коробке чужого бога, в далёкой стране. Как будто сам он, Дрег, оброс каменной коростой. Но ветер никуда не делся. Пронизывающий, он сорвёт с него скорлупу. И дух его встанет перед предками и богами.

Грозен гул моря. Не все до конца доживали. Кого-то прибирало и оно.

Кажется старик чуть дрогнул. То ли мысли уловил. Протест в груди подымается. Стягивает Дрег шапку. И под ноги себе бросает. Пот рукой дрожащей утирает. Страх, неуверенность. Куда это делось? Шаг. Первый. Осторожный. В обход жаровни. Решимость! И разумность.

Губы растягиваются в улыбке. Горькой, сардонической. Но улыбке. Нет больше трясущегося от страха презренного язычника. Есть лишь торговец. И торг. А на лотке - жизни. До которых ещё не дотянулся жрец.

- Ты хочешь возжечь Пламя, жрец? - Ещё шаг. Всё-таки страшно. - Тебе нужны жертвы. Добровольные. Так или иначе, хочешь спалить нас всех. - Голос Дрега сварлив и зол. Будто он сейчас равен по силе жрецу. Будто это старик пришёл к нему просить о чём-то. Ритм бьётся в ушах. В сердце. Во всём естестве. Ещё шаг. Остановился сбоку от жаровни. Один бок греется. Припекает. Будто готовит коробейника, к тому что будет.

- Ты слышишь что уже рядом, а, Жрец? Вьюга рвётся сюда. А ты сжигаешь дом, который сберёг бы Пламень. Стены. Крыша. Всё рухнет. Ты уже поджёг потолок! - словно в доказательство этого, Дрег тычет пальцем вверх. - Доброе было здание. А затем придёт вьюга. Тысячи тысяч снежинок. Которые кинутся на пламя. - кажется что голос Дрега вибрирует. Обвивается вокруг жреца. Взгляд прикован к лицу священника..нет, не священника. Аватара. Аватара чего-то могущественного, что стирает в прах рассудок простого человека.

- Но добровольная жертва воззожёт твоё пламя. Куда крепче и лучше. Верно я говорю? - кривая улыбка растягивает лицо. Испуганный оскал? Или последняя угроза загнанного в угол несчастного человека?

- Отпусти молодых. Дай нам, старикам, сгореть. - вот и причислил себя самого северянин к старикам. А заодно и к топливу.

- Тем кто видел мир. Старые деревья горят лучше молодых. Ты сам это знаешь. Мне вот..мне вот уже терять нечего. - голос Дрега всё так же твёрд. Но он глаза почему-то слезятся. Пойте барабаны. Не останавливаетесь. Ночь ещё не закончена. И мир послушно дрогнул. Один раз. Марево от огня? В голове помутилось? Или?..

- Жена умерла в столице от вашей проклятой чумы. Почти все мои друзья лежат в земле, погибли от рук негодяев. Из-за ваших происков я разорён. Сожги меня, отпусти других. -

Ладонь на плече будто сжимается крепче. Давай, парень. Мёртвые герои не помогают, но иногда..они приходят посмотреть, как живые торговцы становятся мёртвыми и очень прожаренными. С корочкой. Возможно, по их помыслам, это приближает мёртвых торговцев к мёртвым героям.

- Я видел мир. Я был в топях и торговал с орками. Я видел как небеса на севере сияют. Складывал очаги, и они до сих пор греют людей. Привозил еду туда где был голод. Нёс лекарства в Мор. Ваш, проклятый Мор! Шёл тогда, когда другие падали. Скрипел зубами, но шёл. Не сдавался. Я был..искрой. - эта несвязная исповедь становилась утомляла, но ничего лучше на язык не приходило.

- В конце-концов, спасал жизни. - голос Дрега чуть дрогнул, когда он вспомнил о Шварксе к которому он шёл..и до которого, он так и не успел дойти. - Я даже видел Лося, глядел в его глотку, пережил вьюгу и его суд. - на мгновение, здесь, посреди часовни с жаровнями стало зябко, и коробейник дёрнулся, будто в ознобе.

Тропа уже была близко. Гадкая смерть улыбалась обгоревшими зубами Уны. Не смотри вниз, маленький Дрег. Не то упадёшь к ней таким же скелетом прямо сейчас. Ты ведь хочешь жить? Барабаны глохнут за воем пламени. За воем вьюге. Ритм вязнет.

- Я хорошее топливо для твоего огня. Я...я не хочу умирать. Но я готов вступить на Тропу. Мой путь лежит к Очагу, я не собьюсь с пути. Пощади остальных, жрец. Пощади молодь! - И Дрег разводит руками, словно готовясь обнять весь мир. Словно становясь крестом. Запором на двери. Лишь бы не пустить. Барабаны молчат. Ладони на плече больше нет. Мир больше не качается. Далека каменная колыбель. Слишком. Нет здесь места для северных богов.

Тишина в ушах. Вязкая, что её можно резать ножом. Молчание. И ветер за стенами, и треск пламени, что пожирает крышу лишь вплетается в тишь. Лишь сердце в груди бьётся. И лёгкий укол боли. Старики на такие жалуются иной раз.

- А лучше..найди преемника, старик. Ты прогораешь. Я почти что вижу тебя на просвет. Добровольные жертвы взвивают твоё пламя пожара выше. Но не это нужно этому миру. Ему нужны не герои, что приносят эти несчастные земли в жертву. Миру н-нужны л-люди.- Лязгнула-таки челюсть.

Дыхание Тропы обжигает. Ты готов, Дрег? Готов принять свою мучительную гибель? Последний поступок, который станет первым камнем в твоей Тропе. Много их, разные они. Очаг ждёт. Тропа, длинною в жизнь.
+2 | Вьюга, 13.09.17 01:36
  • Пустили, наконец. Очень сильный пост!
    +1 от Texxi, 14.09.17 13:57
  • За речь
    +1 от msh, 14.09.17 23:32

Нет, не вспомнить. Шино бы пожал плечами, если бы не боялся потревожить маленького зверька, что сейчас подрагивал в кольце его рук. Что-то напоминает ему этот истеричный плач. Слава богу, подошёл Олегов брат.

И отвлёк.

- Своего..хмф, пожалуй что, друга. Он бы вышел хорошим товарищем для долгого пути.. Жаль, что его среди нас нет, но это пожалуй. Но, учитывая все обстоятельства, для него это даже к лучшему. А ещё я был бы рад видеть свой мешок. - Шино криво усмехнулся, словно приглашая собеседника оценить поле брани. - Светляки не любят оставлять свидетелей. Тем более живых и вменяемых. Дружище, слушай, она же не всегда такая..отзывчивая, верно? Похоже, что нет. -

Глаза..глаза, исполненные надежды, и какого-то..безумия? Повинуясь какому-то наитию, Шино выпускает из своих объятий девушку, словно передавая её под опеку Иды. Он надеялся, они найдут общий язык. Горе одной, поможет преодолеть слом для второй. Наивно, но всё же мужчина немного подержал свою большую ладонь на плече, словно давая понять женщине, что он рядом. И никуда не денется. Когда-то, ему довелось делать нечто сходное для совсем другого человека. Там, в городе. И он до сих пор чувствовал вину и неловкость, перед Анной и её могучим желанием увидеть своего мужа вновь, живым и невредимым. Увы, он мало знал о её дальнейшей судьбе. Возможно, именно поэтому он сейчас чувствовал вину, и тоску, словно кошки выли на сердце. Наверное подобные гнойники надо вскрывать резко, одним ударом, но пивовар не был готов сейчас это делать.

- Ида, ээ..мои вещи, вероятно, остались там где я спал. Ты же поможешь ей прийти в себя? -

- Валерий, верно? - почему-то, Йоссенберг делал ударение на последнем слоге. - Ты не знаешь, чего Эрик там разлёгся? Он выглядит как кусок дерьма, высохший на солнце. Нам бы выяснить, куда наши кости двигать. И не только сейчас..но и вообще. Я могу понести самого тяжёлого, а Ида могла бы понести мой меч. Глядишь и до моего тайника доберёмся. Через пару дней, да. Но меня больше волнует иной вопрос. У вас же есть..Цель? - последнее слово немец произнёс по особому, и кажется что его глаза даже как-то блеснули, живо и ярко.

- Орвилл, как близко твоё ближайшее место с припасами? -
+1 | Дорога из пепла , 12.09.17 20:42
  • Пост здравомыслия!!!!
    Ааааааалилуйя!
    +1 от Edda, 12.09.17 21:36

Дрег смотрел. Он чувствовал страх. Колени подрагивали, и если бы не опора, то коробейник наверняка бы очутился на земле, неопрятной связанной кучкой. Люди вспыхивали один за другим, как надежды нищего на богатство. Как бочонки со смолой. Священник. Одноглазый монстр. Огонь вокруг. Хочется смахнуть пот - да нечем. Руки всё так же крепко за спиной связаны. Зажмурится и бормотать все молитвы, которые только подвернутся под язык? Существование не продлить дольше чем на щепку. Тошнотворный запах поджаренной человеческой плоти лезет прямо в ноздри.. Мужчина прикрыл глаза. Не в силах смотреть на творящуюся казнь. Тошнотворный запах поджаренной человеческой плоти лезет прямо в ноздри. И уже через несколько мгновений распахнул глаза.

-...Вызываю тебя перед лицом твоего божка на поединок, мой меч, против твоего грязного пламени! -

Баронесса вызвалась на бой с этим монстром. И Дрег позабыл как дышать. Храбрая Каталина не удостоилась такой чести - а вот с Уной у жреца похоже были свои счёты. Личные. Может потому и принял её вызов? Потому что побоялся признаться, даже самому себе, что ему страсть как хочется отомстить за свою глазницу. Как ни крути, он всё ещё человек. С обычными, людскими страстями.

Под барабанный бой своего сердца Дрег наблюдал за тем разворачивающимися событиями. И его глаза увидели то, чего он раньше не замечал. Сумки. Вещи. Мечи, оружие, топоры, ещё какое-то барахло. Жрец кинул воительнице меч. Взгляд коробейника прикипел к стройной фигурке. И под барабанный бой своего сердца он наблюдал её последний бой. Смотрел как она примеряется к неудобному мечу. Молился своим богам - тихонечко, не смея и рта открыть. Лишь бы у неё вышло. Пожалуйста! Боги! Неужели вы не слышите мольбы бедолаги-коробейника? Биение сердца. Как тогда. В далёком прошлом. О котором он, Дрег, северянин, славный малый - почти забыл. Кажется что прямо в ушах стучит. Глаза увлажнились.

Конец девушки как и конец всех кого собрала зима в одну компанию был страшен. Пламя легко перерубает клинок. Кажется что огненный хлыст лишь ласково обнимает воительницу. Миг - и всё кончено. Дрег едва не взвыл от досады и осознания поражения. Но северянин лишь крепче сжимает зубы. И дёргается со всей силы. Плевать. Он хочет сдохнуть свободным, а не как баран на алтаре. Кажется, или верёвки немного ослабли? Взгляд торговца падает на тот угол, откуда жрец Урфара извлёк этот меч..и прикипает, почти так же как к фигурке Уны. Даже челюсть отвисла на секунду.

Да не может быть такого. Такая знакомая лямка. Его мешок. Клятый мешок! Сотню раз проклятый и столько же благословлённый! Безразмерная котомка здесь! Сколько раз он проклинал и благословлял эту вещь! Сколько городов и весей они видели вместе? Да полноте, они вместе наверное половину жизни. Северянин даже зубами заскрипел - от ярости и досады. И откуда только что берётся? Нет, он по прежнему боялся. И по прежнему горький вкус желчи был на языке. Да, конечно его изрядно распотрошили, но..он всё же здесь, вместе с ним. Дрега едва не выворачивало от страха и запаха сгоревших заживо людей. Но силы его чуть ли не удвоились, и он принялся рваться как рвётся медведь из капкана. Бездумно и не обращая внимания ни на что.

Краем глаза торговец всё же замечает, как Максимилиан освободился, но, и снимает путы с остальных, но сейчас торговец хотел только одного. Отомстить огненной твари, что приняла их в своём замке. Или хотя бы сдохнуть на своих вещах.
+2 | Вьюга, 10.09.17 00:39
  • Классный пост. Прочуственный такой.
    +1 от Texxi, 10.09.17 09:29
  • Или хотя бы сдохнуть на своих вещах.
    Весь Дрег в одной фразе :)
    Шикарный пост, и я мне перестаёт доставлять персонаж. Персонаж, в котором инвентарь играет чуть ли не большую роль, чем история и характер. С специально для него придуманными богами, очень целостный и живой.
    +1 от Akkarin, 12.09.17 12:39

Молчит Шино. Думает. Считает. Потери переживает. Но молча, внутри себя. Как в огромном паровом котле. Под давлением. Будто в рядок положил, в одной братской могиле. Да под гнетом оставил. Кулаки сжимаются. Плотно, так что до одури. Так что даже под слоем грязи и пепла видно - белеют костяшки. Вроде даже хрустнуло что-то. Веки на полминуты закрыл. Да так и стоял. Когда открыл лишь круги перед глазами. Цветные.

Глядит на остальных. На руки свои. За мечом своим сходил, да и вновь в пепел воткнул. Шпагу Валерию принес. Скривился лишь в извинительно ухмылке. Такой день. Такие дела. Даже плечами пожал, да руками развел.

- Хету мертв. - констатирует немец. Голос немного сдавленный. Ещё одна надежда, похороненная в этом прахе. Как и многие другие. Рядком.

Пивовар встряхивает головой. Смотрит на пришедших. Но уже не так, как прежде. В его взгляде чувствуется расчет. Будто ищет промеж них кого-то. Или что-то. Ищет и не находит. И с каждой секундой становится взгляд всё более хмурым. Почти насупленный. Нету.

- Дерьмовый денёк, а, хвостатый? - гладиатор опирается на меч. Грузно и вместе с тем чувствуется агрессия. Будто здоровенный зверь запертый в клетке. - Остальные..уже не придут, верно? - вроде бы и обращается пивовар к коту, а рокочущий бас чуть ли не прорезает общую атмосферу уныния и негромкие голоса.

- Ладно. Ладненько. - бурчит себе под нос Шино. А затем громко хлопает в ладоши. Один раз. Удостоверившись, что он привлек к себе внимание, здоровяк распрямляется. Ноги на ширине плеч. Руки уперты в бока.

- Народ. Я знаю где здесь вода и еда. Тайник. Там все есть. Я готовился к долгой дороге. И пришло время начать её. Идите за мной. Идём со мной. - Шино замолкает на секунду. Кажется, что он вот-вот разразится бранью или выдернет клинок, воинственно завопит, потрясая мечом перед небом и песками, бросая вызов судьбе, богам, грёбанным светлякам, целому миру, что сейчас лежал перед ним.

Но вместо этого пивовар вновь принимает прежнюю, относительно расслабленную позу. Он спокоен и сосредоточен. Почти умиротворён даже. Как человек принявший долго откладываемое решение. Шино взглядом находит Иду. Манит её пальцем. Подойдите мол, фройляйн.
+1 | Дорога из пепла , 05.09.17 19:11
  • Шино - прям находка!
    +1 от Edda, 05.09.17 21:13

Клинок легко проходит сквозь тело существа, и оно покорно складывается к вящей радости Шино. Горстка праха под ногами. Победный рык здоровяка кажется достигает небес и тут же прерывается недоумённым нечленораздельным воплем. В нём явно мелькнуло что-то нецензурное, из лексики немецких портовых грузчиков.

Здоровяк быстро осознал связь между своим ударом и падением одного из повстанцев. - Шрайбе! Вот жопа! - он с досады плюнул на кучу праха, в которую превратился двойник Валерия.

Свирепо оглядевшись, Шино не нашёл больше противников для себя и своего меча. Буря эмоций, кипевшая в сердце большого человека всё ещё искала выход, требовала действия. И что-то подсказывало, что оставаться на одном месте для них не очень безопасно.

- Эй! Сергий! Хватай её и тащи подальше отсюда! К той гряде! Потом помоги мне с Хету! - Пивовар в несколько шагов оказался рядом с Валерием и вонзил меч в прах под ногами. Ему нужны были свободные руки. Лёгкий укол совести - как никак это растянувшееся ничком тело на его совести. Увы, совесть была слабой и почти беззубой, и Шино почти не чувствовал раскаяния за свои действия. Вышло и вышло. И не такое в пылу схватки могло случится.

- Ты, братец, извини, что я тебя приголубил. - прогудел немец, подхватывая шпагу. Недолго думая он кинул её вперёд, небрежно, словно палку. Затем он бережно, словно спящего ребёнка поднял на руки, закряхтев. Всё-таки Валерий отнюдь не был пушинкой. Цилиндр здорово помялся, когда Шино прислонил голову мужчины к своему плечу. А затем он побежал в ту же сторону, которую показывал Сергию. Шпага лежала на полпути, и около неё он и положил Валерия.

Затем здоровяк побежал обратно. От всех этих физических упражнений он начинал потеть, и пепел уже налипал на лицо. Шино затормозил за несколько метров перед ним, опасаясь занести пепел на глаза. Но всё же подошёл, и таким же манером опустился перед ним на колени, приноравливаясь и подхватить советника. При этом он вполне отчётливо пыхтел, обращаясь к жертве своей непрошенной помощи.

- Ну, Хету, ну ты и учудил. Не вздумай отходить на тот свет! Ты мне нужен здесь, светляцкая твоя душа. Я не для того тут полгода ноги себе топтал, шрайбе! -
+1 | Дорога из пепла , 30.08.17 13:48
  • и. Увы, совесть была слабой и почти беззубой, и Шино почти не чувствовал раскаяния за свои действия. Вышло и вышло. И не такое в пылу схватки могло случится.
    Ну и правильно!] Хотели как лучше, а получилось, что получилось. =D
    +1 от Та самая, 01.09.17 20:55

Тяжело. Верёвки впиваются в тело даже сквозь одежду. Нет и шанса освободится. Тяжело думать, дышать. Лицо обливается потом. Хороший тулуп. Тёплый. Пот рекой течёт. Коробейник молчал, боясь привлечь внимание жреца. Обвиснув в путах. Лицо обливается потом. Хороший тулуп. Тёплый. Пот рекой течёт. Из под ушанки тоже течёт. Рубаха липнет к телу. Даже ступни будто пропотели. Или чудится? Вот и помогли удачливые сапоги. Хотя отслужили и вправду долго. Можно сказать до конца жизни. Дрег сжался в комок, исподволь пытаясь высвободить хоть немного кисть. Хоть чуток ладонь. Дотянутся..докуда? Не имеет смысла. Он никогда не был воином, у него не было ни малейших шансов как-то дать укорот этому монстру в обличье человека с горящей дланью. Коробейник никогда не был храбрецом и сильным. Он предпочитал оставлять подвиги другим людям. Лучше оставлять другим всё это геройство. Но какая-то малая часть внутри коробейника протестовала против всего этого. Он не хотел быть заживо сожжённым. Преподобный сжегший Адрианну. Короткий крик - девушка успела осознать что с ней происходит. Вонь палёного мяса и волос. И жар, жар, удушающий жар.

Дрег зажмурился. Страшно. Пот ест глаза. А между тем живая огненная купель продолжала ходить между людьми. В голове коробейника речитативом перебирались все имена богов. Много их. И никто не захочет помочь бедному торговцу. Тропа..так не хотелось признавать, но похоже сегодня тот день, когда Дрег встанет на неё. В виски отдаётся биение сердца, а кишки скрутило, почти как от рвотного позыва. Голова кружится. Словно вновь очутился в детстве. Словно вновь стоишь на утёсе, и слушаешь ветер. Словно вновь весь мир под ногами дрожит в такт ритму. Но мёртвые герои, на чьих вырванных окаменевших сердцах живут их далёкие и расплодившиеся потомки, не приходят на помощь живым торговцам. Даже если те - немного их крови. Или? Бесшабашность овладела торговцем. Он дёрнулся всем телом, скидывая морок и оцепенение. Тряхнул головой. Шапка прилежно осталась на месте.

- Эх, имперец. Сколько зла вы принесли на эти земли. Чума и гибель одна от вас. Жена моя от вашей хвори помёрла. А теперь и людей теперь жжёте. Это и есть гостеприимство ваше? - первые тихие слова, полные горечи и сожаления покинули язык торговца. Словно предупреждение, на языке стало горько. Остановись. Сбереги себя ещё на пару минут. Подохнешь - так хоть последним. Обернёшься назад, успеешь душу свою к Тропе подготовить. А там глядишь и Очаг близко. Но какая-то малая, очень храбрая часть Дрега сейчас взяла верх над основной его сутью. И взяла под контроль его язык и слова.

- Жрец П-пламени! - придушенный крик, словно торговец прямо сейчас задыхается. Чёртов пот. Лезет в глаза. Как же здесь душно. Дрег, насколько это возможно приосанился на верёвках, пытаясь визуально стать больше.

- Я - Дрег. Я родом с севера. С того места, где всегда холодно. Где всегда были долгие и злые зимы. До того как стать торговцем, я был печником. - Дрег облизал губы. И что? Что дальше? - Ты, жрец, поступаешь неумно! -

"Да, правильно, а теперь назови его безумным слепцом, и пусти пену изо рта, словно обожравшийся грибов проходимец. Будете на пару народ потешать." Издевательский и желчный голосок здравого смысла походил на голос Эрнесто, и сейчас звучал на самом краешке сознания. "Ты и вправду забыл пословицы? Переспорить жреца, принести воду в решете!"

Но Дрег родился на севере, и даже в столь критический момент он не мог забыть, что иная ипостась воды - это снег и лёд.

- Да послушай же ты меня! Пламя, которое разжигаешь - это пожар, а никак не тёплый очаг, у которого можно согреться, который может прогнать холод! Ты...ты..пускаешь красного петуха самому себе! Это как..как сжечь тёплый дом, в котором можно переждать всю зиму, и греться у огромного кострища одну ночь! А потом сдохнуть от холода на пепелище которое сам устроил! Ты правда хочешь миру и себе такой судьбы?! Неужели ты не видишь ошибку? Твой бог позволил лишить тебя глаза - он хочет показать тебе правду! Ты слеп на одно око - но ты не глух, нет. Так прислушайся же! Или сам ты не пламя, а лишь рдеющий уголь? -

Коробейник выдохнул и обвёл часовенку взглядом. Жаровни были так близко. Глотка пересохла. - Эх, попить бы. - Взгляд торговца вновь упёрся в жреца. И его взгляд был твёрдым, как у человека, который не сомневается в своей правоте ни на йоту. Такой взгляд достигается долгими тренировками..и уверенностью в своей правоте. Кроме того у него было два глаза - против одного. Почему-то это совершенно не облегчало задачу.
+2 | Вьюга, 08.08.17 14:39
  • О, хороший пост!
    +1 от Texxi, 08.08.17 14:42
  • Смешно, но сам недавно про печь и пожар говорил
    +1 от msh, 09.08.17 22:54

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Красиво. Некоторые предложения особенно, вроде этого:
    Так смотрят на историю брата, который прожил перед твоими глазами всю жизнь.
    +1 от MoonRose, 22.06.17 23:35

Углядев приближающуюся издали фигуру, Шино на мгновение обеспокоился. Но всё же продолжил беседу, не особо обращая внимания на священника, даже немного умерив шаг, чтобы тот мог их догнать.

- Выживание тела, Орвилл, не гарантирует выживание личности. - сказав это, немец погрузился в молчание. На какое-то время он погрузился в воспоминания. Море..с морем его связывали старые чаяния. До того как вспышка яркого света переместила его сюда. И забрала его пиво. Он до сих пор был немного в обиде на это таинственное явление. Его тушу значит переместить смогло, а маленький бочонок с его пивом на плече - нет. Но сейчас Йосенберг вспоминал вовсе не о пиве, а о том времени когда сидел с книгой о старинных кораблях. Почему-то сейчас ему вспомнились терединиды - удивительные моллюски, живущие в дереве. В те времена когда корпуса были из дерева эти твари были настоящей проблемой - и обшивку перед спуском на воду тщательно готовили.

Шагов через пятнадцать Шино очнулся от воспоминаний. - Кхмф. Светляки помогут ей, следопыт. Им некуда деваться. И шансов у вас больше, чем ты думаешь. Если не считать самого факта изгнания и участия в сопротивлении, удача явно дышит вам в затылок. Гроккер ничего тебе не рассказывал? Ну, он конечно был не из общительных, но его манила дорога. - Так же, как и пивовара, но здоровяк не торопился об этом упоминать.

- Сергий. - степенный кивок, будто старому знакомцу, встреченному посередь городского парка. Однако зелени вокруг не было заметно, а вместо асфальтовых дорожек и удобных торных тропинок здесь был лишь прах землян.
+1 | Дорога из пепла , 05.06.17 16:46
  • Выживание тела, Орвилл, не гарантирует выживание личности.
    Вот уж что верно, то верно
    +1 от Edda, 05.06.17 20:25

- Я готов. - Шино вылез из норы через некоторое время, уже в чёрно-серой рубахе и бандане. И с какой-то шпалой на плече, замотанной в тряпки. Шпала с рукояткой и гардой. Если кто-то видел раньше немца в его нелёгком деле, то наверняка бы узнал чёртов меч. Носил его Йоссенберг с изяществом бульдозера. То есть эта здоровая хреновина просто лежала на плече, ощутимо смещая центр тяжести немца. - Значит ты был следопытом, да Орвилл? По пути обсудим пару вопросов, касательно дальнейших планов. -
Шино готов выходить. В любой момент. В любом составе
+1 | Дорога из пепла , 30.05.17 15:09
  • Хорош.
    +1 от Texxi, 30.05.17 15:17

Трое лежат на земле. Одна воздух хватает. Дышит слабо – едва-едва. Пустошь коснулась её – и едва не забрала. Отгрызла кусочек – и пока оставила в покое. Когда Шино уходил из города, она ещё осваивалась. И пару раз, пусть мельком, но он слышал её. Сейчас над ней суетился отец Сергий – лекарь от Бога, и очевидно, его же человек. И как его занесло сюда?

Второй был очевидно мёртв. Белая кость выглядывающая из припорошенного пеплом мяса. Мёртвый. Что это было? Происки светлячков? Прихоть бури? Или кто-то из своих постарался? Крепкие пальцы, стискивающие череп бедолаги, вой бури, пепел лезущий в рот и напрасный сип о пощаде. Или всё было не так? Кто знает. Не помогли Моузу все его предосторожности. Не помогли – и всё тут. И то что настороже всегда был.

Маленький пушистый зверь крутится на пепле. Маленький, симпатичный, но шёрстка уже изрядно припорошена пеплом и прахом. Кот. Шино отметил это равнодушно, словно механизм – но где-то на границе разума, всколыхнулось удивление и радость.

А третий..третий был его давним знакомцем. Освальд Крингл. Стражник. Когда-то давным-давно Йоссенберг тоже был стражником – до того, как его дурной характер заставил его вмешаться не в своё дело. До того как его бросили к Билли, в ямы. Это было так давно, но всё же, пивовар испытывал к Освальду лёгкую симпатию. Нелегко быть винтиком системы – но ещё тяжелее быть винтиком способным крутится в обе стороны.

Освальд уходил тяжело. Три стрелы. Три выстрела в спину, от незнакомого Шино человека. Чертовски хороших выстрела. На три стрелы больше, чем может пережить человек. Кровь ещё пузырилась на губах Крингла. Стражник был ещё жив, но уже двумя ногами в могиле. И ещё теплящийся разум, на искажённом смертной мукой лице. Лева нога дёргается – предсмертная джига, а пальцы терзают песок. Тихий сип исходящий из лёгких.

Почему-то, в смертный час..или скорее минуту, никто не спешил сопроводить Крингла в последний путь. Может это, а может желание выяснить правду двинуло Шино именно к умирающему. Не обращая внимания на остальных. Сейчас плевать на них. Гигант в несколько шагов оказался рядом. И плюхнулся на пепел, склонившись над Освальдом. Замер на несколько секунд. Тихие слова, обращённые к мёртвому, почти не долетали до остальных.


Шино неторопливо поднялся. Мрачный он, только пожал плечами. – Ну.. in pace in idipsum dormiam et requiescam. – рокочущий бас разнёсся над людьми, как набат. Хреновая латынь как приговор. Подумав, пивовар неловко перекрестился. Покосился на тело связиста, пробормотал что-то. - Эк тебя. А ведь всегда настороже был. Мда. Подай покой ему, Господи. Обоим. - И нахмуренный, направился к остальным. Его взгляд был прикован к стрелку. И гримаса на лице немца была совсем недружелюбной. Человек нервный в ней мог бы прочесть даже какое-то недоброе обещание. Но Шино остановился, так и не сделав последние пять тяжёлых шагов. Словно гигант проводил какую-то черту между ним и остальными. Его лицо понемногу разгладилось, и стало просто мрачно-сосредоточенным. - Эрик, не буду я его бить. Сейчас - не буду. -

Пивовар безусловно ждал людей. Ждал каждый день своей жизни в этой забытой богом пустоши. Ждал, слушая завывания Змия. Понемногу становясь чем-то бесконечно большим и меньшим. Здесь Шино научился сковывать себя бездействием. Отчищая свой рассудок от лишнего. Становится пустым глиняным сосудом. Научился не-мыслить. Но он себе рисовал эту встречу абсолютно точно не такой. Пустошь научила немца терпению, которое сейчас немец и демонстрировал. Давая остальным время собраться с мыслями. Обратить на него внимание. Паузы важны почти так же, как и действия. Лишь бы они не затягивались.

- Время, значит, наконец-то пришло. – наконец проронил гигант и погладил бороду - изрядно удлинившуюся за время своего весьма условного отшельничества. В его голосе не было вопроса. Только скупое утверждение.

- Вы не очень-то похожи на тех, кого я ждал. Видимо, там, за стеной, сопротивление совсем рехнулось, отправлять сюда таких людей. – в последних словах прорезалось недовольное ворчание. - Ну что.. повстанцы. Рад вас всех приветствовать... на воле. Я Шино Йоссенберг, если кто-то из вас меня не узнал. – Шино снова сделал паузу, приглядываясь к людям. И всё больше и больше убеждался, что здесь что-то не так. Потрёпанные бурей, они совершенно не походили на бравых первопроходцев, а скорее на кучку беженцев.

- Командира, я так понял, среди вас не осталось. Проклятье. Вы отошли от Города всего ничего! Кто из вас старшой? Эрик? Ты, неизвестный мне стрелок? – о сарказм в голосе Шино можно было порезаться. – Жаль девчонку. Я помогу вам её донести до стен. А там уж наши.. - тут Шино запнулся, но всё же продолжил -..наши лекари поставят её на ноги. Что вообще произошло? Как в городе? -

Шино понятия не имеет о том, что произошло в городе.
+1 | Дорога из пепла , 24.05.17 01:17
  • Шино - рахат-лукум моего сердца, пастила глаз моих и шербет ушей))
    В общем, ВО такой мужик!
    +1 от Edda, 24.05.17 16:18

Медленно просыпается великан. Сон его необъятен, непостижим. Что видел Шино? Чем был Буран для бывшего гладиатора и пивовара? Всем и ничем. Сном и явью. Обрывками чего-то непостижимого, что пальцы с въевшимся пеплом не могли поймать.


Шино открыл глаза. Кто-то вытащил его из лежбища. Буран кончился - и давно. Борода немного чесалась. Шум наверху ясно дал понять кто-то дерётся. Мало того что без него, так ещё и, очевидно, за его тело. Вместо того чтобы прибить сонного, ничего не осознающего, они бились за его мясо. В голове пивовара шумело и он чувствовал себя будто немного выпил своего славного крепкого эля. Очевидно, последствия того, что он какое-то время провёл головой вниз. Первый трусливый порыв - уйти ещё глубже, и переждать драку, а там уж, в тесноте его крепкие руки сокрушат любого кто сунется был пресечён в зародыше.

Гладиатор неуклюже завозился в своей щели, повернулся..и наконец встал. Огромный, злобный, весь в пепле - Шино выглядел словно джин поднявшийся из-под земли. И первое что он сделал, это исторг из себя это был богатырский рёв. - Оторву челюсть и запихаю в задницу! Спятившие людожоры! - Йосенберг потряс в воздухе пудовыми кулачищами, и направился к ближайшему силуэту, подслеповато щурясь, и прихрамывая на левую ногу. Очевидно, великан отлежал её во время сна, и вылезая из ямы не рассчитал свои силы. Но это не делало его менее опасным.

- Выдавлю глаза. - сообщил своим хриплым басом Шино ближайшему силуэту и не удержавшись, провёл тыльной стороной ладони по глазам. Чтобы увидеть хоть что-то. Дьявольский пепел заставлял его подслеповато щурится. Что за драка да без здоровяка? Наконец, гладиатор сумел оглядеться. И первое осмысленное слово относилось к немецкому лексикону.

- Scheiße! - скорее озадаченно, чем гневно сообщил мужчина этому бардаку. - Знакомые все лица. Вы что, совсем чокнулись? Holzkopf! Какого чёрта вы вообще дерётесь над моей постелью? - Шино зашагал к Эрику и Орвилу, на этот раз совершенно целенаправленно. - Эрик! А ну прекратить! Donnerweter! -
Лезет в драку с целью разнять. Ближайшие Эрик и Орт. Орта Шино не знает.
+1 | Дорога из пепла , 15.05.17 23:15
  • Ну и зря наговариваешь на себя;)
    +1 от Edda, 16.05.17 16:10

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Видно, что соскучился)) Потрясный пост, атмосферный и детальный.
    Вот это особенно доставило:
    "Приказываю жить, Мэй."
    +1 от MoonRose, 09.04.17 23:33

- Да, моя. - я перестаю улыбаться. Намекаю взглядом, что переломаю его собаку о его хребтину, если посмеет руку поднять, или палку свою кривую пристраивать. - И стадо тоже - моё. А вот сам - я наверх иду. Скала неприступна только для таких слабаков как ты. - Я медленно делаю шаг вперёд. Я всё ближе, лысый. Ещё чуть-чуть, и дотянусь до твоего горла. Или хотя бы ногой, до твоей собаки. Разорву обоих, в клочья. И наверх пойду.

- Ловушка, да. Для тех, кто не видит дальше своего носа. И ты в ней уже сколько снов прозябаешь, а? - Снег, пушистый и изобильный - вот единственный урожай этих мест. И наконец я переключаю внимание на хриплого старика, с топором. По левую руку от лысого предводителя. Я слышу разум в его речах. Я слышу сомнение и слабость. Почти что овечье блеяние, но я рад и такому. Слишком часто я не слышу ничего кроме навязчивой тишины. Тьма украла слишком многое из сердец этих людей. И мне нужно их разбудить. Любым способом.

- Ты мне нравишься больше, Борода. У тебя в черепе есть разум. И ты им пользуешься. И для тебя я повторю ещё раз. Тьма. В. Сутках. Пути. Отсюда. Ты. Меня. Понял?! - я пышу гневом. Яростью. Ещё немного и я начну убивать. Просто для того, чтобы пройти туда. Наверх. - Этого лагеря уже через сутки не будет, а этот лысый осёл смеет закрывать МНЕ путь. Путь к нашему спасению! Вы так и не достигли вершины, но почему?! - я вхожу в раж. - Десяток вялых мужиков, едва держащих оружие. Я один вас всех разметаю. Но мне не нужно вас убивать. Мне нужны руки, которые будут держать оружие, когда Тьма придёт. Мне нужны ваши ноги, чтобы шагать, туда куда я скажу. Мне нужны ваши сердца, чтобы они бились так ярко, чтобы тьма ослепла нахрен! - Мой крик похоже слышат весь лагерь. Мою ярость на их безразличие. Мне чуточку совестно за этот спектакль. Они же не виноваты, что так слабы, верно? Для того чтобы их вести нужен я. И я пришёл. Из темноты. Из ниоткуда. Тогда, когда нужно. - Тьма уже вцепилась в ваши души! Боритесь с ней! - Я кричу на весь лагерь. Хочется верить, что даже на Маяке меня слышно. Выдыхаю и качаю головой.

- Пропусти меня и моих людей. Я иду наверх. И я найду грёбанный путь. Или уведу вас всех отсюда. Но я не позволю вам просто сгинуть во тьме. Даже тебе, лысый. И да, если что-то с моими людьми случится, пока я буду наверху...то когда я вернусь, я вырву тебе ноги. И заберу твоего пса. - Я шагаю вперёд. Спокойный, уверенный в себе.
+2 | Грань, 18.02.17 06:05
  • Мощно, да.
    +1 от Akkarin, 19.03.17 13:49
  • Хорошо сказал
    +1 от msh, 19.03.17 18:02

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Очень динамичный пост, классно. И действуешь как всегда правильно.
    +1 от MoonRose, 18.03.17 23:05

Понятливо кивнув, Луис проводил сладкую парочку насмешливым взглядом. Его порадовало то, с какой оперативностью Арчи справился с растяжками, но он явно не торопился последовать за остальными. Ему всё казалось что кто-то сверлит его спину взглядом. Наблюдает. Выжидает, чтобы одним прыжком свалить потерявшего бдительность бандита, и начать рвать его спину острыми клыками. Бандит озирался. Вдруг что мелькнёт в дыре? Что-то розовое, всё в строительной пыли и крайне злобное. Хищное.
+1 | [Hmstrlng] Ice, 07.03.17 17:05
  • Типун тебе на язык, ты что городишь?! Никого нам за спиной не надо. Тем более хищного.
    +1 от Bully, 07.03.17 19:58

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Как мне нравятся твои аллегории!
    Кто-то живущий во мне. Кто-то, кого заботливо вскормили учёные, травя меня и моё тело.
    Она не напугана, она подобна кошке, которая почувствовала собачью стаю за углом.
    Ну круто же)
    Да и в целом пост прекрасен.
    +1 от MoonRose, 26.02.17 20:43

Дрег медленно садился. "Сын" покинул его. Собаку он отдал сам, сочтя что солдаты не оценят его настойчивость. Когда Флинт ушёл, Дрег лишь махнул рукой на прощанье. И вот сидя за столом, торговец медленно приходил в себя. Испарина на лбу. Лёгкая дрожь и не уверенность движений. И самое главное - нежданная свобода. От груза. От одежды. От холода. Он успел забыть о том, каково это. Просто сидеть и никуда не торопится. Их вещи забрали слуги. Рюкзак, который давил спину всю казалось бы почти всю жизнь..За последние недели Дрег сидел свободно чуть ли не впервые. Не беспокоясь ни о чём. Тело ломило. В поясницу воткнули горячую спицу. Усталость. Хотелось просто спать. Дрег смотрел в пустоту перед собой. Ароматы похлёбки не беспокоили его - то есть рот конечно наполнился слюной, а желудок скрутило от неожиданного приступа голода. Но отрешённый взгляд торговца был направлен куда-то в себя. Запуталась душа торговца во вьюге. В рогах огромного лося. В его бесконечной чёрной пасти. В белых зубах, которые так выделялись на фоне темноты.

Но понемногу тепло и еда привели его в порядок. Он очнулся, когда наконец вспомнил, что дочь аптекаря что-то спросила. - Санни, нет. Не было там рядом крепостей. И замок этот..к западу от столицы. Недалече. - И мрачно ухмыльнувшись в бороду, Дрег налёг на пищу. Похлёбка. Густая. Вкусная. Кажется там мелькнула парочка сушёных грибов, кусочки каких-то плотных клубней и мясо. Хорошая еда. Исполненный благодарности, коробейник подхватил кубок. Но думал он не о тех кто выжил. Скорее о тех, кто не пережил. Думал о убитых, загрызенных волками. И это было видно по его лицу. Но не он здесь задавал речь и тон. Поэтому он просто пригубил вина. Вежливо, но едва ли кто-то назвал бы его глоток жадным.

Так или иначе, но торговец, чётко знал, что доброту и гостеприимство, пусть даже навязанное..стоит поощрять. Дрегу не так чтобы сильно хотелось вставать, но тем не менее он поднялся. - Прошу прощения, добрые сэры и леди. - Немного покряхтывая, мужчина с некоторым остервенением принялся ковылять к своему мешку, что лежал под скамьёй у стены. Он провёл там целую минуту, что-то бормоча себе под нос. Руки перебирали товары и запасы, заготовки, какие-то свёртки, мешки..казалось им не будет конца..пока наконец он торговец не нашёл то что искал. Туесок..и ещё что-то, тщательно завёрнутое в тряпочку. Что-то в глубинах мешка звякнуло глухо, когда он убирал мешок обратно под лавку. Когда коробейник вернулся, то на его лице была..некая решимость, что ли. То чего раньше не было. Казалось, что лихорадка на время отступила, и только неестественно красные щёки Дрега указывали, что это отнюдь не так. Он решительно зашагал к сэру Дункану и графини.

- Ваша светлость. Я простой человек, скромный торговец. Позвольте преподнести вам дар. - Дрег осторожно подошёл и водрузил открытый туесок перед графиней. Мёд. Сладкий, крупнозернистый, вкусный. Возможно, девочка и не сладкоежка, но всё равно, она должна оценить такой дар. - Это вересковый мёд, с вольных просторов. Для графини, которая сохранила человеколюбие в такую годину. От имени всех дошедших до вашего дома..и тех кто не дошёл. - Меж тем Дрег развернул второй свой дар, и положил рядом с первым. Маленькая палочка, едва ли длинней ладони. Вся покрытая резьбой, а оголовье украшала морда подозрительно напоминающая драконью. Стилос. При взгляде на неё лицо торговца как-то изменилось, дёрнулось. Возможно, вспомнил что-то личное. Но всё же мужчина продолжил.

- А это, ваша светлость.. Эта вещь с далёкого для вас Севера, моей родины. Я сам выбрал и срезал ветвь. Понемногу, пока было время, делал резьбу на нём. Эта вещь видела сотни костров и ночей, и проделала долгий путь. Пускай она нынче будет у вас. - Дрег неловко улыбнулся, и положил развёрнутую замшелую тряпочку рядом с туеском мёда. Если первый подарок был от всех, то этот дар был от самого торговца..или скорее ремесленника, которым когда-то давным-давно был северянин.
+1 | Вьюга, 22.02.17 01:16
  • Прекрасный отыгрыш, вдохновляет и нравится.
    +1 от Akkarin, 25.02.17 16:08

Я ползу по лестнице. Первый. Вверх. В мои уши бьются стучаться крики дикарей. Кому они молились, в этих заброшенных казематах? Кто им отвечал? Почему они настолько изуродованы..это всё не имеет уже значения. Последний вопль, метящийся в шахте эхом прерывается противным мокрым хрустом. Дальше я слышал лишь тишину и дыхание. Своё - и товарищей. Такие вот дела. Они остались в вечности. И плевать на них. Я не вписался за этих уродцев тогда, и не буду вписываться и в своей памяти. Хотя бы Розовые от нас отстали.

Темнота в шахте щекочет мне нервы. Хочется говорить с остальными - но я молчу. Знаю, разговоры сейчас опасны. Хотя может и удержат нашу нестройную команду от симфонии саморазрушения. На ощупь перебираю перекладины. Молюсь про себя Белой Госпоже - лишь бы лестница не закончилась ничем. Мы не выдержим висеть тут несколько часов. Кто-нибудь сорвётся, и тогда придут Розовые. За свежим мясом. Клыкастая окровавленная пасть ещё стоит у меня перед глазами. У меня слишком живое воображение. Но всё же, мне стоит возблагодарить Смерть за то что свой конец в зубах этих тварей закончилась не моя жизнь.

Первые створки оказались наглухо сварены. Я бы не понял даже что они здесь были, если бы не парочка лучей света, пробивающихся во тьму шахты оттуда. Вверх. Сколько мы так проползём? Следующие..наглухо заблокированы. Кажется, кто-то любезно засыпал их каким-то мусором, чтобы никто отсюда не пролез. Вперёд. Сколько ни есть - всё наше. Без конца. Сколько таких этажей мы миновали? Я не знаю. Устал считать после десятка. Решил что лучше уж сосредоточусь на перекладинах. И вот наконец - удача. Я первый вываливаюсь из дверей лифта.

И сразу же оглядываю помещение. Лампы. Кто-то здесь живёт - очевидный вывод. И часто пользуется этим местом - иначе зачем столько усилий, чтобы осветить его? Здесь была война. С применением тяжёлого вооружения, которое не ожидаешь увидеть в тюрьме, пусть даже такой разноплановой как эта. Я определённо чего-то не знаю. Чтобы сдержать зэков не нужно пушки способные дырявить стальной шлюз словно вилка - фольгу. Эта мысль запускает в моей голове цепочку. Война на уничтожение, никак не меньше. Кто-то прикатил сюда изрядные силы, и похоже, что остался жить здесь навсегда. Зачем? Что это может быть? Карантин? Неведомая форма жизни, прилетевшая в одном из заключённых?

Сколы на бетонных плитах отнюдь не блестят новизной. Гильзы..кто бы это ни был - проблем с материалом они не испытывают. Они лежат небольшими мусорными кучками, по углам. Тусклые уже. Точно, конфликт был уже давно. Что-то подсказывает мне, что здесь не было армейских подразделений. Возможно, этот этаж держат такие же как мы, заключённые, просто выбравшиеся чуть пораньше. Я вслушиваюсь в окружающий мир. Пыхтение моих соратников из шахты. Потрескивание ламп. Больше ничего. Я помогаю выбраться остальным, и ухмыляюсь, глядя как Марика выбирается последней. Шикаю на неё, чтобы не вздумала балаболить по извечной женской привычке. И осторожно тихонько притворяю лифтовые створки. Нет, их можно конечно раздвинуть, причём с обоих сторон. Но вдруг поможет, когда сюда кто-то следом за нами пройти попытается?

Жестами показываю остальным чтобы держались поближе к пыльному полу. Да, одежка от этого чище не станет. Ну и что? Зато живы будем. Осторожно подхожу к стальной двери шлюза. Её можно отворить, особенно если приложить кой-какие нехитрые усилия. Какой-то кретин испортил эту шлюзовую камеру, издырявив её нахрен. Так и представляю какого-нибудь психопата, дорвавшегося до..а хрен его знает, какие сейчас пушки в ходу. Мои знания об огнестреле наверняка устарели, как дятлы с Колыбели. Не то чтобы я знал, кто такие дятлы, но деды с Грита иногда их поминали. Помнится даже отец мне пикт показывал, с какой-то пичугой. Похрен.

Медленно подхожу к шлюзу. Не тороплюсь ломать дверь. Вдруг внутри растяжка? Или сигналка какая? А я её хрясь, и ногой. И будут собирать Луиса Ортегу по всем закоулочкам этой вшивой комнатёнки. И ребят моих. Я остановился, собираясь с мыслями и духом. Ай, да чего уж там. Напоминает мне эта комнатка душегубку одну, из плохого места. Вроде как приёмная, только для не очень хороших гостей. В которой не стыдно и гостей незванных принять, свинцом и плазмой, и званных через неё провести - мол глянь, враги у нас конечно есть, да вот только мёртвые они ужо. Давненько. Подходы к лагерю какому-то, не иначе. И глядит на меня сейчас из какой-нибудь щели падла, да ухмыляется куску острому куску металла в моих ладонях. Потные ладошки, чего уж скрывать. Он-то, небось уже давно с огнестрелом дело имеет, а я с этим самоделом хожу, которым только горло себе перерезать можно, и то стыдно. Всё, время, хорош нюни распускать.

Медленно и осторожно я подкрадываюсь к неподвижному мёртвому зверю. Это я про шлюз. Не то чтобы он был до того как его издырявили был живой. Но мне так спокойней про себя балаболить. Воот. Подхожу значит. Не шаркаю. Носом тихонечко соплю - в обе дырки. Воздух значит втягиваю. Почуять чего пытаюсь. Сердце в груди колотится - после подъёма-то, конечно. Пот потихонечку по спине стекает. Вот так вот. К стене прижимаюсь. Чтобы значит - свет не закрывать, и людей, если они в шлюзе есть, раньше времени не напрягать. Перекрещиваюсь. Смотрю на гидравлику побитую. Даа, камрад, эту дверь гаечным ключом не починить. Нихрена себе тут калибр, йопрст. Дай мне такой, и я бы розовых по всему комплексу бы гонял. Вместе с дикарями, и любой пакостью, что здесь водится. Ладно, с Богом. Не дай Госпожа мне там увидеть пулемёт, направленный мне прямо в рожу. Ей-же-ей испугаюсь. Хоть бы там просто была сигналка, которую обойти можно, если дуриком не переть.
Луис тихонечко пытается проверить шлюз. Заглядывает в пробоины. Смотрит нет ли там чего опасного. Вдруг там турель, которая на дверцу шлюза смотрит? Или растяжка какая? Или что ещё хуже - часовой? Пытается проверить по уму, т.е. подходит сбоку, так чтобы раньше времени не светить свою морду наглую.
+3 | [Hmstrlng] Ice, 18.02.17 05:37
  • Хороший пост.
    +1 от Bully, 18.02.17 10:35
  • Хороший пост!
    +1 от Mosquito, 18.02.17 13:22
  • Вот это пост! Отменно)
    +1 от MoonRose, 18.02.17 19:14

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Любопытные у него эмоции возникают)
    Отличное описание экипировки, дополняет образ.
    +1 от MoonRose, 12.02.17 01:07

Дрегу было плохо. Он тяжело дышал. Испарина. Борода, покрытая инеем от частого и тяжёлого дыхания. Рюкзак, огромный и тяжёлый. Арбалет на нём, и болты на бедре. Надо их отдать стражникам. Северянин опёрся на подбежавшего Флинта, почему-то называющего его отцом. Положил ладонь на плечо, будто успокаивая. И вцепился ладонью, как клешнёй. - Всё в порядке Флинт. Просто снег забрал у меня больше..чем я мог отдать. - Северянин медленно кивнул стражникам. И шикнул на Шваркса, чтобы тот не вздумал брехать. Неожиданное появления сына внесло разнобой, в не очень стройный лад мыслей торгаша. Нет, отталкивать своего "сыночка", он не собирался. Но слово произнесённое раз теперь изменит жизнь Флинта навсегда. Если конечно тот не сбежит.

Дрег будто бы случайно наклонился к уху мальца, и тихонько прошептал что-то, и улыбнулся. Улыбка была под стать лихорадочному румянцу, царившему на щеках торговца.
- Это будет иметь последствия, малец.-

Получатели: `Воронёнок` Флинт.

- К ноге, Шваркс. - Дрег переключился на окружающий мир, и его глаза устало обшаривали служивых людей. Солдаты. Сильные. Ловкие. Оружные. Даже полный рыцарь вышел встретить их. Люди вокруг чего-то хотят. Между тем здесь и Энзо, рыцарь, который был там. Обнадёживает. - Не волнуйся, малец. Всё будет хорошо. Добрые сэры не заберут у честного торговца ничего сверх необходимого. - Дрег покачал головой и хрипло выдохнул, пару раз кашлянув. - Не бойтесь, добрый люд. Я..всего лишь измотан метелью и снегом. Я прошу вас оказать мне и моему малому гостеприимство. - коробейник закрыл глаза. Всего на секундочку. А когда открыл их мир вокруг стал чуть более размытым, чем раньше. Слабость, наседавшая на северянина не оставляла ему шансов. Он даже не надеялся уговорить стражников оставить ему оружие, или ещё чего.

- Добрый сэр Дункан. - Коробейник медленно наклонился вперёд, изображая поклон, и вместе с тем, рискуя повалится в снег. Путь измотал его больше, чем остальных. И вместе с тем его рука твёрдо гнула "сына" к земле. - Меня зовут Дрег. Я торговец. В знак своих добрых намерений, я прошу вас принять на время моего пребывания здесь, на хранение этот кинжал..и тот арбалет, который приторочен к моему мешку. Извините, что не снимаю его, но боюсь, что если я поставлю мешок на землю, то навьючить его обратно на себя куда сложней. - Коробейник горько ухмыльнулся, расписываясь в своей слабости. А затем принялся подрагивающими пальцами откреплять кинжал вместе с ножнами от пояса. Надо отдать солдатам. Можно было бы отдать бойцам этого замка и топорик, но здравый смысл подсказывал, что не стоит дразнить медведя, даже если тот связан обычаями гостеприимства. Вопрос жреца в красном заставил Дрега задуматься, но кажется тот занялся остальными, и ему не было сейчас особого дела до простого коробейника.
+1 | Вьюга, 08.02.17 21:49

Увидел Луис, что как-то не вдохновила полоска девушку. Покоробило его это сначала. А потом понял мужик, что дело тут не в чёрной неблагодарности, а в неразумности. Не жила никогда девчонка в трущобах. Небось одежду как ремонтировать даже не знает. Фифочка. Повезло ей, что Луис ей задолжал за своё освобождение. Поэтому Ортега только вздохнул, да головой покачал. С руками у него всё на месте было, да и голова работала неплохо. Те тапочки что побольше, он себе поверх первых своих, родных, нацепил. Вроде как двойная обувка. Походил из стороны в сторону. Бутчу подмигнул, мол, учись, студент, пока я жив. Как кеды на шерстяной носок одеть. Затем железку свою острую тканью обмотал. Чтобы держать в руках было не больно, и ударить можно было сильно, без раздумий, как бы так извернуться, чтобы пальцы не порезать. Закончив с приготовлениями, Луис поднялся, и бодро зашагал к девушке, что погрузилась в рытьё в компьютерных железяках. С точки зрения уличного бандита со стажем, это был хлам.

- Ты, Марика, конечно умница. Но сразу видно, на улицах не жила никогда. - голос у Луиса был тихий и спокойный. Доброжелательный даже.

- Руки вверх подыми! -рявкнул вдруг Луис. Вперёд наклонился, ленту в руках держа. Дёрнулась Марика испуганно. Руки рефлекторно подняла. А Луис между тем ленту свою вокруг талии обвил, и затянул. Туго затянул, крепко. И бантик завязал. К уху наклонился, ненароком будто, тяжёло и жарко дыша.

- Ну вот. Так куда лучше будет. - хлопнул Ортега дружески по плечу девушку. Отстранился. На два шага отошёл. Полюбовался фигуркой. Цыкнул, одобрительно эдак, ухмыльнулся и бровь изогнул. Нет, комбинезон всё так же, мешковатым был и таким же и остался. Но теперь было чётко видно талию. И это придавало Марике определённый шарм. - Теперь, твоя одежда не зацепится за что-то острое, и не порвётся. Цени заботу. А за кушак можешь кость свою засунуть. Всё одно выхватывать удобней, если..кто-то подойдёт сзади. -
+1 | [Hmstrlng] Ice, 03.02.17 02:21
  • Хорош)
    +1 от MoonRose, 03.02.17 03:45

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Нравится персонаж. Толковый он, любознательный. Ещё и крайне социальный - это радует)
    +1 от MoonRose, 31.01.17 21:06

Бог кажется не очень любил Луиса. Чтож, у него для этого были все обоснования. Ад заждался бедолагу, и бесы уже заключали как скоро первый мученический крик вырвется из глотки души. Увы, за свою жизнь Ортега грешил много. Может поэтому он предпочитал посредника в лице смерти. И Белая Госпожа была по своему благосклонна к нему. Не позволяла сдохнуть раньше времени. Давала то, что просил глупый смертный, особенно если просил кровью. Но сейчас прошло уже немало времени.

Какая-то женщина. Девушка. Неподалёку. С бесстыдно оголёнными бёдрами и плоским животиком. Как будто узникам другую одежду выдадут. Осторожно передвигается среди развалин костей. Кожа чистая, во всех смыслах,только что из криокамеры видать. А, нет, на запястьях есть что-то, но это ерунда, чёрное. Не сразу Луис приметил руки, не на то смотрел. Одна из таких же "пробудившихся", как и он сам. Не людоед, не пожиратель человеческой плоти. Заключённая. Ничего не понимающая. Может и поможет, не у всех голова со сна хорошо работает.

- Эй! Пст! Девушка! Выпусти меня, Богом прошу! - задёргался мужчина в наручниках ещё сильнее прежнего. Пытаясь выкрутится, выжить, высвободить хотя бы одну руку - с одной свободной конечностью уже проще будет. Не хотел, ой как не хотел Ортега, чтобы его кости присоединились к тем, что на полу. с каждой секундой Луис дёргался всё сильней. Смерть шептала ему на ухо, что времени всё меньше и меньше. И он верил своей Госпоже. Нужно выбраться до того, как придут те, кто любит делать такие кости.

- Помоги! В долгу не останусь! Святой матерью клянусь! - Вся страсть настоящего гритовца, вскормленного под куполом, видевшего небо только на пиктах и в словах Бога. Вся искренность и честность бандита и культиста приносящего человеческие жертвоприношения была в этих словах. То есть веры его слова не вызывали совершенно.
+1 | [Hmstrlng] Ice, 29.01.17 02:40
  • Я бы такому тоже не поверил;)
    +1 от Bully, 29.01.17 09:03

Смежить веки. Всего лишь набраться сил, одолжить сил у самого себя, на минуту-другую, не больше. Шершавый язык на лице. Хотел бы Дрег иметь силы сказать Шварксу, чтобы тот оставил его в покое и не мешал уснуть, укрывшись мягким белым одеялом. Снег кружится в темноте, два тела прижавшиеся друг к другу в попытках сохранить хотя бы кроху тепла. Сопротивление? Его больше нет. Есть только холод, пробивающий до костей. Озноб, разделённый на две души - собачью и человечью. Осуждённые рогатым владыкой на медленную гибель, они спят и погружены в свои видения. Дыхание через раз вырывается с хрипом. Ресницы и борода покрытые красивым снежным налётом.
***

Темно. Крепкий деревянный сруб. Окна забранные стеклом и крепкими деревянными ставнями. За ними тьма - не увидеть ничего. Там ходят сохатый, с метелью в рогах. И справедливостью в распоротой требухе. Очаг горит ярко, яро, словно нарочисто старается дать побольше тепла, но свет от него идёт не дальше пяти шагов. Вся обеденная зала тонет во тьме, и масляный фонарь на столе не в силах этого исправить. Дом почти весь во власти ночи, и только парочка мрачных торговцев отказывается отдаться старому доброму сну, отказываются отдать себя воющей тьме и холоду на своём сердце.

Дрег и Эрнесто сидят за столом. Они пьют что-то горячее и исходящее паром. Красное, как кровь. Крепкое, пахнущее алкоголем. Их разговор внешне спокоен, но исполнен подспудной борьбы, прежде всего с самими собой. Здесь нет правых и виноватых. Есть лишь учитель и ученик. Оба связанные семейными узами. Оба связанные дружбой и партнёрством длинною более десятилетия. Оба бородатые и похожие как два сапога. Даже беда у них - одна, на двоих. Сейчас они далеко от чумы и войны. У Эрнесто остался один только сын, из троих. Пустеющий дом зажиточного купца. Прислуга разбегается. Говорят, что на чердаке ещё слышат скрип верёвки, на которой повесилась жена Эрнесто. Говорят что её тень ещё ходит по дому, и стонет над двумя опустевшими кроватями. Боги безжалостны.

- Дрег, я всё понимаю. Возможно, сейчас для этого не лучший момент, но с тобой, мой старый товарищ, мы... - Эрнесто подымает чашу, будто собираясь провозгласить здравицу, но синяки под глазами и осунувшееся мрачное лицо говорит о другом. - Сможем дойти до столицы. И мы сможем окупится, окупится с лихвой. Я знаю, я уже прикидывал, каково это будет по деньгам. Кой-какие товары на складах есть, а моё слово, всё ещё весомо среди иного торгового люда. А уж если мы с тобой вместе пойдём, как встарь, то народ в нас поверит. Соберём караван, наберём охраны и.. -

Но Дрег видел, что за краснобайством Старшего стоит. Кому как не ему видеть, что творится на душе у старого друга? Кому как не другому прожжённому торгашу видеть правду, даже когда старший сумел выторговать решимости у самого себя? Не хочет Эрнесто отправляться в путь. Здесь сын. Родная кровь. Здесь разваливающиеся дела. Здесь могила жены и двух детей. Не дай боги, сгинет всё это, без крепкой руки хозяина. Смутное время. А как потом заново жить начинать? Эрнесто уже не так молод, как встарь. Опять же, сын. Нет, добрые люди не дадут ему сгинуть, но всё же...

И всё же молчит северянин. Пьёт вино неразбавленное. Знает. Знает что это единственный путь попасть туда, в стольный град. Дойти туда сейчас, когда морозы уже вовсю замели, а на дорогах больше нет закона и стражи. Туда в очаг свирепствующей чумы. На могилу Эйсли, своей жены. Отдать ей последние почести, как велят суровые северные боги. Так предками заповедано. Не её предками, но его. Знает коробейник, скажи он хоть слово поперёк этой затеи, и с радостью Эдуардо откажется. Но молчит. Позволяет говорить. И с каждым словом Эрнесто сам себя всё больше и больше убеждает. С каждым глотком креплёного вина, крепкого, красного, сладкого. Вот уже щёки раскраснелись, а в глазах мелькнула прежняя живость. Грузно поднимается Эрнесто. Подходит смотрит на пламя очага, бороду свою длинную оглаживает.

Дрег качает головой, и медленно к окну бредёт. Тело ломит непривычной болью и слабостью. Чудится, будто слабые далёкие голоса во тьме его зовут. Будто ребёнок какой поёт. Или какой-то солдат зовёт, надрываясь, называя смутно знакомые имена. Кто такая Уна и Санни? Смутное что-то брезжит на краю памяти. Дрег со вздохом отходит обратно, к своему другу, и смотрит в очаг. Пляска пламени завораживает как всегда. Маленькие огненные ящерицы играют в чёрном от жара полене. Позже, они подтащат скамью укрытую овечьими шкурами, уснут на ней, у очага. Убаюканные уютом и лаской тепла.

***

Медленно приходит в себя Дрег. Дрожит под мягким одеялом снега. Под грузом сугроба. Шваркс уже пробудился. Пёс перенёс лютый холод куда лучше. И сейчас только ждёт пока хозяин очнётся. Тычется носом в лицо. Встаёт медленно, раскидывая снег. И каким-то чудным образом оказывается больше чем коробейник. Но это почему-то его не удивляет.

Пёс смотрит на безбрежную долину, засыпанную снегом, а затем садится на задницу и неожиданно девичьим голосом молвит. - - Уна! Уна! Я здесь! -

- Шваркс? Ты..чего? Ты же всегда был кобелём, ты чего по женски..лаешь..говоришь. - Дрег с ужасом смотрит на своего пса. А тот клыки щерит. И рычит.

- Подъём! Солнце встало, не прохлаждаемся! Выбирайся из-под сугроба! - в глазах пса разгорается синее пламя. И кажется растут рога. На долину будто тень наползла.

- Нет.. - звонкий разбойничий свист пронзает весь мир, заставляя Дрега вздрагивать всё крупнее и крупнее. И отползать от пса всё дальше. А Шваркс не сдаётся. Подходит одним крохотным шагом. Вглядывается в лицо своего хозяина. Открывает свою пасть, полную тьмы, и скулить начинает.

- Доброе утро. Пойдём в замок. Микстуру от жара! Замок! Котелок и огонь разожгите! С мечом веток набрать проще! Ветки лучше волков! Рубка дров - предки-выдумщики! - и всё разными голосами. И вот тут-то Дрег не вытерпел, и вскочил, да как рукой за нос уцепился.

- А ну молчать! Хорошие псы не говорят! Они только гавкают! Ах ты сучья морда, да чтоб при мне больше ни слова сказать не смел! Да я тебя сейчас! -

Тут-то Дрег и проснулся.

***

Шваркс рядом крутится. Выбрался уже из сугроба Дреговского, где коробейник уставший лежит. Выбрался и уже нору изрядную сделал. Всё что нужно - это пойти по его разрушенному следу. Распрямился кое-как усталый скрюченный Дрег. Выкарабкался. На четвереньках стоит. Ноги ноют. Шею будто свело - поворачивать голову больно и то больно. Идти нужно куда-то. Первый рывок чуть не стал последним. Так и клонит обратно в снег плюхнуться. И озноб. Холодно. Холодно не снаружи, холодно внутри. И вместе с тем жарко. Потно. Словно в бане побывал только. Знает, что это такое, каждый опытный путник. Знает что скоро лихорадка заберёт все силы.

Каталина руку протягивает. Рядом лучница. Рядом. Руку протягивает, помощь предлагает. И коробейник не отказывается. Встаёт. Медленно. С кряхтением.
- Рюкзак. Отведи. Меня. - говорить ещё не больно, но слова уже экономишь. Кашлянул, раз другой Дрег. Сплюнул в сторону. - Рюкзак. Палатка рядом с ним. Палатка и рюкзак рядом. Большой сугроб и поменьше. Где они? - закрыл глаза на секунду Дрег, сосредотачиваясь. Даже думать маятно. И чуть не упал, когда Шваркс подпрыгнул, да в лицо заглянул.

- А ты мне тут разглагольствовать не вздумай! - суровую хриплую отповедь дал Дрег. - Лучше рюкзак мой найди! Веди! К палатке веди, балбесина! - и пёс, довольно задрав хвост удрал куда-то вперёд. А Дрег на Каталину уже навалился.

- Помоги. Доковылять. К замку не надо. Костёр надо. Дымный. Крепость увидит. - перед глазами плывёт всё. Но главное Дрег успел увидеть. И совет пытался дать, как мог. Фразы рубил. Мысли рубил. Перерывы делал между словами и фразами. - Часовые придут. Помогут. Или убьют. Вы через часок в лес отойдите. Если с собаками, то всё равно не поможет, а так, вдруг уйдёт кто. А я здесь. У палатки останусь. Да. Встречу. Арбалетом. Иль словом добрым. -

- Хорошо живым быть. Да. Умирать тяжело. Особенно от руки неумелых. -
Дрег пытается найти свой рюкзак и палатку. Попутно даёт бредовые советы.
+2 | Вьюга, 26.01.17 00:36
  • Какой же это был долгожданный пост!)
    Но тем не менее он получился замечательным.
    +1 от MoonRose, 26.01.17 02:38
  • Шваркс? Ты..чего? Ты же всегда был кобелём
    Дрег как всегда доставляет )))
    +0 от Texxi, 26.01.17 06:09
  • В основном, за первый флешбек. Простая жизнь обычных людей в смутное время.
    +1 от Akkarin, 27.01.17 03:28

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Хорошие у тебя флешбэки получаются. Антуражные такие, правдоподобные.
    +1 от MoonRose, 23.01.17 01:37

Вьюга пришла на эти земли. Ветер разметал жалкий костерок, оставив лишь шипящие угли в снегу. Нет больше защиты от Агни. Огонь умер, не успев стать выше и сильней. От него не будет тепла, не будет надежды. Можно забраться на в палатку и надеяться на то, что лики многочисленных богов отпугнут этот кошмар. Но так ли это? Дрег остановился. Буран за оленем усиливается. Могущественный дух, ночной демон., что кружит за собой целые потоки ветра. Буран пришёл. Сердце бьётся где-то у горла, кажется вот-вот выпрыгнет изо рта, окровавленным комком прямо на холодный снег. Коробейник замер, пошатываясь. Сапфиры глаз цепляют воспоминания прямо из души. Метят. Копаются.

И казалось бы вот - он конец. Колени подгибаются. Хочется закрыть глаза, не видеть, не слышать это чудовище. Чёрное на белом, с яркими точками глаз. Шажок - и распахивает свою пасть. Тьма внутри, ещё тёмнее чем сам силуэт лося. Упасть. Закрыть глаза. Не двигаться. Но ноги несут вперёд. Всем телом налегает коробейник. И под одежду медленно вползает мороз. Рёв бьёт по ушам, кажется бесконечным. Шваркс впереди скорчился калачиком. Борода вся седая и жёсткая. Шаг. Ещё шаг.

- Ты..ты! Нет! -

Провал. Ожидание. Это было так давно, что этого почти не было. Старый-старый остров Ирр. Народа Ирр. Скалы, которые оттаивают летом, скалы, скованные зимой. Их приводили сюда. Не всех, нет, это был долгий путь. Для тех Ирр, что осели вне острова. Они приводили сюда своё потомство. Чтобы оставить его на одну ночь на скале посреди острова. Всегда в один и тот же день, но только один раз. Чтобы потомки знали, что такое настоящие герои и боги. Говорят - что весь остров, это старый бог скованный во льдах. А старые легенды говорят что герой, первый Ирр, вырвал своё сердце и бросил его в океан, чтобы его детям было где жить. Бог, сердце героя, просто скала. Это всё неважно. Важно лишь одно. В одну единственную ночь на острове всегда слышно могучий удар, рокот которого слышно по всему острову.

Маленький Дрег стоит на утёсе. Внизу спокойное безбрежное море. Солёный ветер врывается в ноздри. Дёргает волосы. Хочется закрыть глаза. Мать очень просила не спать этой ночью. Держать глаза открытыми - и мальчишка весь день готовился. Он без колебаний выпил ту особую настойку, что раздавал мудрец Ирр среди детей. Проглотил горечь. От неё немного тошнило и голова кружилась, но теперь, ночью, когда слабый серп луны едва освещал рельеф острова..Дрег не чувствовал усталость. Лишь лёгкость во всём теле, да необычно яркие звёзды, глядящие прямо на него. Бесконечность. Было бы здорово задуматься над этим. У ветра сегодня особый вкус. Он что-то поёт, но Дрегу никогда разобрать слов. Утёс, непоколебимо вздымающийся над водой. И будущий путешественник и торговец стоит, вглядываясь в небо, слушая ветер. И кажется, что начало Тропы-к-Очагу так далеко. Сколько он так стоял? Сколько было таких же как он, по всему острову? Когда пришёл первый удар он был один. Дрожь, сотрясающая весь остров. Дрожь от которой он чуть не упал вниз, в море.

Падение - на землю. Раскинуть руки, вцепится в пук травы, испуганно замереть, устремив взгляд в небеса. И слушать ветер. Рокот стих на мгновение. А затем ударил ещё раз. Восторг. Кажется что нечто огромное, живое, прямо под тобой выпускает воздух что набирало весь год. Ветер что кружит вкруг маленького тела в ритуальных одеждах - дыхание его. Что слышится биение сердца, звучащего так редко по сравнению с сердцем перепуганного мальчишки. Будто кто-то громадный и бесконечный положил на свою ладонь. И чуток покачивает. Звёздная бесконечность кружит. Твердь вновь сотрясается под мальчишкой. А сердце продолжает биться, не попадая в ритм этого острова. Слышаться песнь - одна общая, единая на всех. Со всех сторон. Кажется поёт сам остров. Слов не понять, но люди, люди множество людей стоят в темноте и поют будто одно единое целое. В унисон. И чувствуется единство. С людьми. Островом. Ветром. Мальчишка закрывает глаза, позволяя унести себя этой песне, этому медленному биению огромного живого существа, Ирр. Народ. Остров. Бог. Скоро он встанет, и пойдёт к остальным...


Глаза слезятся. Дрег продолжает смотреть во всепоглощающую тьму пасти Существа. Много лет прошло, но коробейник ещё помнит то биение, помнит, как мир и он были едиными. Ему ли боятся смерти? Ноги перестают дрожать. Краем глаза торговец видит Шваркса. Собака свернулась, и лишь жалобно скулит. И почему-то этот скулёж для Дрега больше значит, чем вой оленя. Верный пушистый комок..

Утро. Белый снег режет глаза. Долгая и одинокая дорога. Верная ломовой конь, запряженный в телегу, долгая снежная дорога, милостивое солнце на вершине. Дрег уже выехал несколько часов назад из Каленцов, когда приметил нечто необычное. Маленький щенок, вмёрзший в лёд. Маленький пушистый комок, скулящий у тракта, под неказистым деревом, давшим ему приют. Оставленный людьми, оставленный даже своей стаей и матерью если она у него была. Жалобный взгляд прощающегося с жизнью животного. Вялое тявкание на подъезжающего странника..И Дрег не выдержал. У него было мягкое сердце - братья не раз ему это говорили. И теперь, разводя костёр Дрег чётко осознавал их правоту. Сколько щенок просидел здесь? Все лапы во льду. Может кто-то из деревенских таким жестоким образом избавится от лишнего помёта, и разлив воды оставил щенка там? Вроде бы уже не совсем мелкий, псина. Если так - то это изрядная жестокость. Костёр, весёлый, яркий плясал у дороги уже через пять минут. Дрег не пожалел ни лампового масла, ни сил чтобы развести это тёплое чудо.

Щенок, уже слабый от холода скалит зубы, когда человек приближается с котелком горячей воды.
- Ну же, маленький, спокойно. Сейчас я тебе ноги освобожу. Потерпи только, ещё чуть-чуть. - Первая кружка горячей воды заставила щенка выпучить глаза. Нет, Дрег лил не кипяток, но прикосновение чего-то столь тёплого, как язык матери и столь же заботливого было для маленького пса в новинку.
- Как же тебя угораздило, маленький? Уснул под утро нешто? Вот глупенький. -

Уже минут через двадцать Шваркс грелся у костра, преданно заглядывая в глаза своему спасителю, и пожирая едва подогретую солонину. Такой большой и сильный, человек, победивший лёд, вожак который был достаточно упрям, чтобы не пройти мимо гаснущей искры жизни. Торговец, потративший несколько часов светлого времени суток, которые можно бы было потратить на дорогу. Друг и хозяин до смерти.


- Отдай моего пса, тварь! - Дрег наконец встряхивается. Ломает свои словно заледеневшие суставы. Мчится к собаке. Бранясь, спотыкаясь, вскидывая посох, словно для того чтобы ударить, или хотя бы просто погрозить этой тонкой смешной веткой огромному ревущему существу. - Заткнись, мразь! Сучий потрох! Никто не смеет обижать мою собаку! Я обломаю тебе рога и выколю ими твои зенки, сволочь! -

И достигая наконец желанного комка меха и шерсти, коробейник замирает. В нерешительности. Он бы поговорил с лосём. Попытался бы что-то сделать, втолковать этому духу что незачем гневится на людей. Но прежде надо вывести Шваркса из под его влияния.

- Я здесь, Шваркс, я рядом. - и руки в знакомых варежках хватают пса. Цепляются в шерсть. Подымают - одним рывком. Слышно как Дрег немного кряхтит. Посох пришлось бросить - прямо в снег, но собаку в одной руке не утащить.
Спасти рядового Шваркса.
+4 | Вьюга, 14.01.17 17:22
  • Просто здорово!
    +0 от Texxi, 14.01.17 18:00
  • Интересная история. Импонирует привязанность Дрега к его питомцу)
    +1 от MoonRose, 14.01.17 18:04
  • За рядового Шваркса, в частности, и за уровень вообще.
    +1 от masticora, 14.01.17 18:31
  • !
    +1 от Althea, 14.01.17 20:09
  • Очень душевный пост.
    Ну и
    Спасти рядового Шваркса.
    конечно же)
    +1 от Akkarin, 16.01.17 01:36

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Интересный персонаж выходит) Чувствуется его желание познавать себя и окружающий мир. Классно.
    +1 от MoonRose, 16.01.17 01:30

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Не зря столько времени потратил) Накал эмоций чувствуется, отменно передал ощущения персонажа. И вот эта заботливость импонирует)
    +1 от MoonRose, 11.01.17 01:10

Я оставил остывающее тело. Я забрал последнее, что принадлежало этому замерзающему куску мяса - обноски, которые он носил. Когда последний раз смотрел на него, то в память врезались лишь странно белые ноги и руки старика. Цвета бивня мамонта, с просинью. Тьма прибрала и его теперь.

А эти люди смотрели на меня. Они запомнили, как нужно поступать с теми, кто сдался. Это было плохо. Айлин смотрит на меня дольше всех. Кажется, она теряет надежду. Или наоборот, становится достаточно жёсткой, чтобы жить дальше?

Тьма вцепилась и в меня. Искушает. Вьюга вцепилась в капюшон, срывает его с меня. Треплет ёжик невероятно коротких волос. Пытается забиться в уши. Я смотрю на тьму, медленно поглощающую шаги между нами. Страх порой вытворяет страшные вещи, и потому нет крепче отравы. То, что лишает человека надежды на победу, на выживание, то, что иссушает руки, некогда умелые с оружием..то, что гонит людей, с целью в виде маяка.

- Найду, чем тебя пробрать. Жди. Найду Оружие. – обещание. И во мне взрастает упорный росток упрямства, расчётливой злости и воли, диковинный цветок с жёлтыми восковыми листьями, с жадными корнями, с щипами, которые вот-вот войдут в полную силу. Оно покушается на моих людей. И цветок распускается. Рискнёшь подойти, вдохнуть этот горький аромат? Безобидный рыхлый снег летит в лицо, ветер нашёл в лесу какое-то громкое древо, и оно отозвалось на его потуги длинным жутким скрипом.
Ожесточившийся колючий ветер, что не ветер уже, а предвестник бури вновь набрасывается на меня. Я набрасываю капюшон, и догоняю своё стадо. Их нужно доставить до Маяка.
А потом? Потом видно будет. А пока побуду между тьмой и моими людьми. Может она отпустит их души, и попробует на зуб меня? Я сильный, справлюсь и с ней.

Молчаливая дорога. Я то обгоняю своих людей, разведывая хороший путь, то хожу кругами, проверяя местность. Вдруг, найдётся чего съедобное? Моим людям нужна пища, желательно горячая. Странно, что у них нет с собой даже горячего угля в клетке, чтобы раздуть из него пламя. Впрочем, как его убережёшь-то? Тяжёлая крышка неба. Серая, будто каменная, монолитная, непреодолимая. Будто боги отгородились от нас, и не кажут сюда больше носа.

Иногда я помогаю своим товарищам. И с каждым разом всё больше и больше убеждаюсь, что я настолько сильней, чем любой из них, будто я и вправду нечто большое чем человек. Я не даю упасть в снег больше ни одному из них. Поддерживаю, если надо, некоторое время за руку. Будто делюсь своей мощью. Тормунд даже благодарно кивнул разок. Тьма не выпила из него все соки.

Плато не застало меня врасплох. Хотя я и думал, что Маяк в нескольких днях пути, но теперь я понимаю – это не так. Всего-то несколько часов – и вот мы здесь. А тьма? Она довольно далеко. Почти день пути, если она будет двигаться дальше. Можно будет передохнуть здесь. Я жду своих людей. И они потихоньку, группками по несколько человек появляются. И все замирают, не решаясь идти туда. Некоторые из моих людей падают на колени, обхватывая руками голову. Понимаю. Я тоже ожидал здесь увидеть не это.

Но меня смущает не это. Между убогих шалашей и палаток нет ни одного костра. Они явно здесь не один день. И никто из них не сподобился добыть огонь? Даже если ты немощная тля – всё что тебе нужно, это забраться наверх, прихватив с собой парочку факелов!
- Группа! По моей команде! Встали и пошли туда! – команда идти вперёд словно разрывает чары.
- Айлин. – рыжая девушка оказывается рядом как нельзя кстати. Она тоже смотрит на завороженно на огонь, будто волк на кусок свежего мяса.
– Айлин! – Она с трудом отворачивается от Маяка. Смотрит на меня. Всё такая же наглая и задористая. – Я не вижу ни одного костра. Где они все? –
Я рефлекторно щурюсь, пытаясь увидеть хоть один крохотный огонёк..но его нет. Маяк…Маяк – это ловушка. Но для этих слабых людей. Не для меня. Я смогу если не сделать из него оружие против тьмы, то хотя бы уйти отсюда.
Командую к лагерю.
+1 | Грань, 15.12.16 01:03
  • Сильно.
    +1 от Akkarin, 10.01.17 02:55

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Где-то ты думаешь на пару ходов вперёд, а где-то не додумываешь))
    В любом случае, с тобой интересно)
    +1 от MoonRose, 07.01.17 02:16

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Прекрасный пост. Отмечу и замечательную рефлексию, и сообразительность, и в очередной раз - оригинальность. Мне правда всё нравится.
    +1 от MoonRose, 25.12.16 02:35

Дрег смотрел на промысел богов. На гибель маленькой жрицы, почти девчонки, храброй и сильной, с волей и мудростью чуждого ему Урфара в сердце. Она была достойна жить на Севере. На смерть Оравера, могучего кузнеца, выронившего свой молот. Сильные руки поникли, борода окрасилась кровью. Волки рвут его, рвут на части гиганта. Коваль был куда сильнее, чем коробейник, но даже его неоспоримая стать и сила спасовали перед тремя волками. Северные боги пришли сюда. И это их жестокость, их воля, что никто из людей Севера до сих пор не пострадал. Уна, чьи движения столь стремительны, что её меч опережает животных на три шага. Белая даже в этом пляшущем полумраке полоска клинка, Рыцарь Энзо, ставший скалой для голубки-Каталины. Хотя какая голубка, вон как клекочет, требует и угрожает. Орлица скорей. И он. Торговец. И тоже цел.

Здесь, у костра, почти безопасно. Шваркс у ноги, жмётся и скалит клыки на серые тени. Проклятые твари скачут среди людей, пытаются отхватить кусочек ещё живого, кровоточащего мяса. Можно вновь поднять арбалет. Безумная мысль - вытащить из рюкзака кое-что, и облить волков, пусть носятся палёными тенями во тьме, валяются в снегу, пытаясь потушить угли в свалявшейся шерсти. Мысль была соблазнительна, и должно быть, её нашёптывал сам Агни, всегда радующийся языкам пламени. И даже правильной - в конце-концов, маги боролись именно так. Но доставать из недр рюкзака бурдюк, а затем аккуратно обливать струйкой их и кидаться углями в волков? Долго, глупо, в одиночку не справится. Зато каков бы был эффект! Все бы покупатели точно обратили внимание на Дрега, люди любят всё яркое. Но лохматый был недостаточно безрассуден для такого шага.

И вот, бородач решился. Услышал рокот биения сердца Ирр? А может это Угг коснулся его плеча, подбадривая его огнегривым кивком? - Эйты! Флинт! Сюда! - Крикнул Дрег и перехватив посох устремился к своему мешку. Не приведи Угг, навалится какая-нибудь тварь сзади на мальца, будет плохо. Или это жалкое моровое отродье начнёт трепать рюкзак.. Это же сколько сжечь придётся! Ярость поднималась из глубин души торговца. Злоба человека, чьё имущество выродилось теперь в один-единственный, путь и большой, рюкзак. Все его надежды теперь - в нём. Его - и жизнь довольно многих зависит от этого мешка. Никто не посмеет отнять это у него, пока его сердце способно стучать. Катастрофа чумы не переломила торговца в мелкую щепу, и от неё он будто бы стал только крепче.

- Блохастые, лохматые твари! - начал орать разъярившийся Дрег. - Мои товары бесплатно никто ещё не получал, нет! Ни поганая знать! Ни ебучие разбойники, конченные висельники! Ни клыкастые мерзавцы из окаянных трясин! - потрясая посохом торгаш вошёл в раж. Слюна летела из-зо рта, желтоватые зубы скалились в кривой усмешке. А в глазах светилось безумие, и вера в собственную непобедимость. Ведь северные боги здесь, они защищают своих язычников. Да и чёрное слово, как известно, лихо гонит. - Нахуй отсюда валите, волосатые мешки с чумой! Пока я вам яйца не отбил! -

Наконец, захлебнувшись словами торговец перехватил посох в обе руки - так было удобней, и просто глухо заворчал, словно большой и очень злой зверь. Да, его горловое ворчание было не очень убедительно и громко, но гримаса застывшая на лице, оскаленные зубы, яростный взгляд и самое главное - длинный палка в руках, всё это могло внушить волкам некоторую опаску. Шваркс, опять же, рядом. Единственное о чём Дрег жалел, так это о том, что до сих пор не последовал совету Эрнесто о посохе. Нет его был всем хорош, чуть более массивный и тяжёлый на нижнем конце, ухватистый удобный. Но Эрнесто рекомендовал отдать посох мастерам, чтобы они вырезали часть низа, и залили внутрь жидкий свинец. Старший партнёр утверждал, что в драках такие посохи здорово помогают, хотя сам и предпочитал валашку.

персональная защита на свой рюкзак.
ссылка музыка, кто сумеет опознать, откуда это, тот молодец и такой же старый мавр как я.
+5 | Вьюга, 16.12.16 18:58
  • Мои товары бесплатно никто ещё не получал, нет!
    персональная защита на свой рюкзак.
    Под столом от смеха просто )))) Несмотря на всю трагичность момента )
    +0 от Texxi, 16.12.16 19:04
  • персональная защита на свой рюкзак.
    Это прекрасно)
    Да и в целом замечательный пост, сильный.
    +1 от kharzeh, 16.12.16 19:12
  • Какие эмоции!) И вот это:
    персональная защита на свой рюкзак.
    доставило)
    +1 от MoonRose, 16.12.16 23:00
  • Да ты жжешь))) Особенная благодарность за хокку))
    +1 от Edda, 17.12.16 01:24
  • Круто! :D
    +1 от Bully, 18.12.16 09:35
  • Хоть кому-то помогают ещё его боги..
    Яростный коробейник доставил)
    +1 от Akkarin, 25.12.16 01:54

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Основательно подошёл к флешбэку)
    Вкусный пост, мне всё нравится. И прощание, и короткая история про станцию. Очень живое вышло воспоминание, тёплое.
    +1 от MoonRose, 19.12.16 03:12

Мартин на выпад девушки только пожал плечами и обронил одно единственное слово. - Бывает. - Что он имел ввиду? Грубость самурайки? Или свою собственную глупость и невнимательность? Возможно, следопыт просто не хотел ссорится с девицей которая вытащила его из темноты. Сам бы он ещё долго вполне вероятно долго там болтался. Несмотря ни на что, Звездолов буркнул - Благодарю. - хотя и сделал это уже в спину.

А в следующую секунду варвара посетила злость. Кажется, эта девица нескромного роста решила проигнорировать его предложение хотя бы узнать имена своих попутчиков. -"Тише! Ты становишься слишком раздражительным по мелочам. Ты и сам не назвался, так чего же ты хочешь от других? "- немного унявшись, Мартин поймал себя на мысли, что Ила бы не одобрила такой неблагодарности с его стороны. Мысль о погибшей только усугубило мрачное состояние духа Звездолова. - Худин, или как там тебя.. Где, во имя предков... - Что-то отвлекло следопыта от речи. Чёрт побери!

Ещё не успев толком ничего осознать, мужчина рванулся как ветер в сторону, буквально исчез из компании. Нужно проявлять особое рвение для такого стремительного бегства. Например, спасая свою жизнь. Ну, или устраивая маленькую личную погоню за призраками. -Фиолетовый. Фиолетовый, забери меня Тьма! Она тут, Она рядом! Подожди, пожалуйста, подожди! Я совсем..- В голове у Марта бился целый клубок безумных мыслей, мольбы и одного единственного страстного желания вновь увидеть Звёздочку. Именно в цвет фиалок волшебница предпочитала красить свою волосы. Ну, пару последних месяцев жизни. И сейчас горец видел как кто-то, буквально метрах в двадцати отсюда шёл. Следопыту повезло, что в толпе был просвет, и он, ведомый своим чутьём отвернулся от Худина, чтобы вновь увидеть Её, живую, и спешащую куда-то по своим делам в этом столпотворении.

Мартин решительно и очень поспешно пробивался сквозь толпу, не обращая внимания на то, что отдавливает чьи-то ноги, что отталкивает людей и не совсем людей. Рука один раз ткнула что-то склизкое и скользкое, но горец даже не обратил на это внимание, как и на целый взрыв ругани за своей спиной. Он весь вкладывался в бег, в это проскальзывание, проныривание между существами. Один раз он даже кого-то перепрыгнул, до смерти перепугав. Увы. Носителя или носительницу этих волос закрыл какая-то двугорбая лошадь с красными плошками глаз, весьма хищного вида зубами(как знаток Мартин мигом оценил их шанс на прокусывание кольчуги: он оказался неприятно высоким). Вдобавок ко всему, тварь была покрыта чешуёй даже на вид смотревшейся прочно, а затормозить Март попросту не успевал. Крепыш на мгновение всё же попытался сбавить скорость, а затем резво нырнул под живот твари и словно пробка вылетел с другой стороны. Всё-таки в сравнительно небольшом росте есть свои преимущества. К сожалению, его нога северянина попала в лямку чьего-то брошенного мешка. Тяжеленного мешка, о чём Март очень быстро узнал. Пришлось применить всю отпущенную природой ловкость, чтобы не растянуться на плитах во весь рост.

Увы, пока Звездолов совершал все эти кульбиты, высвобождал ногу и тихо ругался Ила(или это была вовсе не она?) исчезла. Зато появился громадный зеленокожий слепец, красующийся обнажённым торсом, и множеством ритуальных шрамов на могучей груди. А как он ухмылялся! Хотя нет, постойте, у него просто прозрачные губы, судя по тому едва видному колыханию во области рта. Тем не менее, Мартин готов был поклясться перед ликами предков, что несмотря на слепоту, великан как-то видел всё представление. На сгибе руки слепой баюкал здоровенный тесак, одним ударом которого можно было даже не располовинить такую мелочь, как горца, а просто даже расплющить. Одним словом, Звездолов почувствовал себя особенно маленьким рядом с этим мирным чудовищем. И никаких фиолетовых волос рядом.

- Дхик! - прошипел сквозь зубы следопыт, развернулся на каблуках и...ткнулся лицом прямо в морду того самого клыкастого коня. Кажется горец ему не понравился, о чём четвероногое и сообщило змеиным шипением, обнажив клыки. Запах изо рта у него был как из помойки, где сдохло по меньшей мере сотня кошек. "Лошадь" явно не одобряло его поведения, и как и любое нормальное существо, протестовало против проскальзывания под чьим-либо брюхом. В красных буркалах, буквально горящих от адского пламени явственно читалось желание откусить кому-нибудь лицо. Или хотя бы руку.

- Привет. Извини, что так вышло. Я пожалуй пойду. - Следопыт осторожно попятился, и принялся обходить десятой дорогой копытное, продолжавшее за ним следить. Кажется, оно немного разочаровалось таким развитием событий. Что характерно, повернуться спиной северянин не рискнул. Несмотря на внимательный и сосредоточенный взгляд, мысли Звездолова были довольно далеко от этой милого, но пахучего создания.  -"Показалось, показалось, во имя теней предков! Откуда Иле вообще было взяться тут, ну сам подумай?! Во имя Урра, что ей делать в этом...этом месте, когда её пепел лежит в земле, а? Нет приятель, чудес не бывает, не таких, не обманывай себя пустыми надеждами!"- 

Горец попытался увидеть своих, но кажется после столь отчаянного рывка он их немножечко..Потерял. И он наконец-то обратил внимание, что ладонь измазана в какой-то красноватой слизи. - Дхик! - повторно выругался Звездолов, и поспешно попытался стряхнуть дрянь на пол. Вроде бы получилось, но не всё. Решив, что он лучше потом, где-нибудь в местечке поспокойней отмоет эту дрянь водой, Март отправился обратно, старательно игнорируя злые взгляды, и в то же время ориентируясь по ним.

-"Ага. Вон, кажется, тот жеребец и здоровяк. Ну точно. Ила, ну почему они все такие здоровые? Не приведи предки, отправимся в долгий поход, жратвы же не напасёшься!"- с такими вообщем не очень праздничными мыслями, Мартин заторопился к остальным.
  • Я уже забыла как ты душевно пишешь ^^
    +1 от alien, 11.08.14 13:10
  • У Мартина шарики за ролики заскакивают. Хе-хе. Прикольно))
    +1 от Лисса, 09.08.14 21:00
  • Я тут просто случайный прохожий, однако замечу, что пост-то отменный.
    +1 от Akkarin, 16.12.16 23:33

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Ух... Невероятно сильный пост. Градус эпика зашкаливает. Прочувствовала.
    +1 от MoonRose, 14.12.16 02:03

Дрег подхватился от костра очень быстро. Сердце йокнуло - в один не очень хороший миг подумалось, что это демоны ночи пришли. Однако это было не так. Волки. Четвероногие мохнатые твари, изнурённые хворью, порождённой людьми. И сейчас они решили, что двуногая дичь должна наполнить их животы..и последняя трапеза серков - она должна быть царской.

Вот только Дрег был другого мнения. Он был хватким малым, и знал, что нужно сделать, чтобы поселить в животных если не страх, то хотя бы колебание. Торговец почти мгновенно переместился к своему рюкзаку - благо тот был совершенно недалеко. Самострел - вот он, цивилизованный ответ варварству и дикости! Хороший охотник из лука конечно сможет стрелять быстрее, и весьма вероятно - точнее. Но самострел не требует особых навыков в применении. Зарядил, навёл, спустил крючок. Дрег упёрся сапогом в упор внизу, взвёл, вложил болт. Вот и всё. Теперь надо убить вожака. Вот он, самая здоровая и злобная зверюга. В глазах отражаются пляска костра.

Монстры. Моровые твари, разносчики. Дрега, глядевшего казалось прямо в глаза твари пробрала дрожь. Он вспомнил..вспомнил многое из того, что не хотел бы вспоминать. Вспомнил потухший взгляд Эрнесто, говорившего о своих умерших в страшных мучениях детях. Никто не смог им помочь. Вспомнил о его жене, женщине, похоронившая своих детей. Милая хохотушка - она всегда относилась к нему как к немного диковатому, но верному и преданному другу семьи. Она повесилась, несмотря на истовую веру в Единого. Эрнесто не знал, заболела ли она сама, или просто сошла с ума. А если и знал, то не сказал своему партнёру и товарищу.

Как, как Эрнесто нашёл в себе силы идти сюда, в Теравию, когда у него остался ещё один ребёнок? Дрег не знал ответа. Может хотел найти в пути забытьё. Может хотел чужой болью залить пожар своей. А может быть решился на это из-за него. Глаза Дрега наконец совпали с тенью волка, казавшегося из-за вздыбившейся шерсти и неверного света раза в два крупней. Болт лихо свистнул, сорвавшись с арбалетного ложа.

Но Дрег уже отвернулся от волков. Не так важно, попал он или нет. Может в обычной ситуации смерть вожака бы и отогнала остальных. Сейчас северянин всем своим нутром чувствовал то что это не остановит чуму. И скоро она будет здесь, совсем рядом. Руки дрогнули, выпуская арбалет - прямо в снег. Жаль его, хорошая вещица, но сейчас он не поможет. Чем останавливают дикого зверя? Огонь и запах дыма. А что оттолкнёт чуму прочь? Огонь. Два ответа из одного.

- О Агни, чей пламень согревает нас в самый лютый мороз. Частица тебя - лежит в самом Очаге. - начал Дрег, снимая перчатку, разыскивая что-то в своей малой сумке. - Я лишь крохотный огонёк свечи на ветру перемен, Агни. От него веет зноем! - Голос Дрега дрогнул, будто он жаловался на свою нелёгкую судьбу далёкому северному богу. Маленькая фляжка. Казалось бы, что в ней такого. Но когда торговец раскупорил её и плеснул в огонь, то языки пламени взвились ощутимо выше, будто отвечая на его голос.

- Но даже лучина в надвигающейся тьме может дать начало костру. - горячая кровь текла по жилам Дрега. Почти кипящая, как у всех северян. И она требовала более активных действий, чем взывание к богам. Одна рука была ещё в варежки, и продолжая горланить скомканную молитву, торговец схватил котелок с зайчатиной и кипятком. -О Агни, ревущий и пожирающий! Пепел в наших волосах - к твоей славе! - с такими не очень связными словами Дрег отправил парящий котелок с пищей к волкам. К чёрту еду. Обжигающий кипяток оставил проплешины на снегу - если повезёт, кого-то из волков ошпарит. Исходящий паром котелок приземлился в снег, раскидывая кусочки варёного мяса, отвлекая их от живого мяса.

Но Дрегу было этого мало. Он уже хватает ветку покрупнее из кучи, что предназначена для костра. Она бы могла гореть немалое время в огне - но коробейнику было нужно вовсе не это. Разливая масло по ней, торговец уже почти впал в транс. Он больше не боялся волков. Ведь северные боги защитят его. И громкие уверенные слова. Главное не показывать слабину. - Стань же отрыжкой дракона, Агни! Помоги потомку побратима твоего, которому подарил ты цвет влас своих! А не то не видать тебе моих подношений, пепельный плясун! -

Северянин сунул палку в огонь, отчего та мгновенно загорелась. Масло, шипя разлеталось окрест. - Эй вы, погань ночная, сыть четвероногая! Ловите! - и размахнувшись, Дрег послал в волчью стаю горящую ветвь, а сам лихо и оглушительно засвистел. Вращаясь, разбрызгивая горящее масло и смолу во все стороны, огненный снаряд прочертил темноту, оставляя за собой след на сетчатке глаза привыкшего к темноте. И упал, между людьми и четвероногим племенем.
Стреляет в вожака. Условно второй ряд.
Если у него будет ещё время после этой демонстрации суеверий, то поднимает арбалет.
+0 | Вьюга, 12.12.16 16:27
  • Стань же отрыжкой дракона, Агни!
    Супер! И вообще классный Дрег!
    +0 от Texxi, 12.12.16 16:36

Ветрено. До багрянца в глазах. Каждый шаг отдаётся в голове. Белый снег, тёмное низкое небо, ветер в лицо и злые секущие снежинки. Тяжкий, муторный день подошедший к концу. Солнце совсем укатилось на запад, и мир укутался сумеречной синевой. Ветер треплет ушанку, гладит бороду, задерживаясь в покрытых инеем жёстких волосах. В его завываниях слышится смех Улле. Иногда мнится что ты один противостоишь этой бури - но это не так. Рядом мелькают остальные. Огромный кузнец, будто шагающая глыба. Красно-белый плащ Каталины впереди - словно маленький маяк. Дрег знает что такое маяк - давным-давно он плавал на корабле..в другой жизни, там было огромное тёплое солёное море и солнце. Здесь в такие чудеса не верилось. Кажется, если плюнуть - плевок уже приземлится ледышкой. Буря всё усиливается. Бьётся о тулуп. Ищет дыры, слабости, щели. Лишь бы забиться под одежду и выцепить драгоценное тепло из тела. Шиш, Улле, тебе не найти здесь добычу..

- Стой! Привал! - Дрег послушно остановился. Уставился вперёд, опираясь на посох, словно на палку. Ёлка. Настоящая, живая ёлка. Первая вестница небольшой хвойной чащи.. Боги на их стороне. Торговец растянул губы в улыбке. Память не подвела, и ему не придётся вставать на путь к Очагу. Вместе с остальными пересчитал…вьюга и ветер унесли одного из храбрецов. Смерть сняла с него последнюю мерку, и второму лесорубу придётся искать делать себе гроб. Коробейник только покачал головой. Он не будет думать сейчас о старых сказках. Нет. Его просто разорвали волки. Людоеды. Волки, пристрастившиеся к человечине, хвостатые твари. Они должны умереть.

Дрег встрепенулся. Встряхнулся всем телом, как громадная усталая собака. Скинуть лишний вес снега. Кажется, товарищи нашли подходящую ёлку, в которую можно вырыть берлогу. Значит пришло время и ему скинуть свой груз и распрямится. Опытный глаз бывалого путешественника…здесь бы пригодился такой, опытный, бывалый путник, прошедший сквозь мороз, бурю, горы, зимний лес, ледяные равнины, обморожения, кровоточащие от недостатка правильной пищи зубы. Способный выжить в любых условиях, несмотря на холод, голод и даже одиночество. Не человек – а живая легенда из тех древних времён, когда боги ещё ходили по земле. Да, хорошо бы чтобы такой странник был рядом.

Но действительно опытный путник избежит всего этого. Самые мудрые переживают зиму дома, или хоть в каком-то убежище, где нет нужды бороться с волками и морозом. Те же, кого нужда или прихоть судьбы всё же выгоняют из дома в такую пору, должны озаботится припасами и компанией. У Дрега, когда он покидал он покидал последний город, было и то, и другое. Нужные припасы, еда, сани, крепкие, но неприхотливые кони, правильные люди, умеющие держать клинок, но не пускающие его в ход без нужды, знакомые если не лично, то хотя бы доброй молвой, что неизбежно сопровождает хорошего торговца в купеческих кругах. Крепкая ватага вышла. Но увы, слишком маленькая, и теперь почти все из тех кто вышел вместе с ним отправились к своим богам. Кто собрался торить Тропу-к-Очагу, кто к Единому. А вот Дрег остался пока был среди тех счастливчиков, которые выжили и смогли продолжить дорогу. Но даже тогда он не повернул назад.

Так или иначе, но торговец быстро понял, что нужно делать. Для начала прикинул расстояние от ёлки-берлоги до ближайшего дерева. Переставив свой огромный рюкзак к ближайшему дереву, коробейник принялся обустраивать лагерь. Кажется, за то время пока рюкзак был не на его спине, то он стал ещё тяжелей. Верёвки, что была в его мешке, должно было хватить от одного ствола к другому. Для начала торговец принялся танцевать странный, но вполне объяснимый танец. Утоптать землю, раскидать и расчистить снег в стороны, неподалёку от костра и берлоги. Ветер и темнота мешали этому, но не слишком.

Коробейник был совсем рядом, когда Пад разводил огонь и вид первых искр и дымного пламени только разбудил его голод и урчание в желудке. Но перед тем как греть пищу, нужно разбить палатку. На сытый желудок двигаться поначалу труднее. Тем не менее Дрег помог Паду обустроить кострище получше.

- Когда-то, в далёкой-далёкой юности, я был печником. - объяснял свои действия по обустройству очага говорил Дрег. - У нас это уважаемое искусство. Хороший мастер не только сделает очаг, способный обогреть без проблем целый дом и служить десятилетиями, но и украсит его так, что не стыдно принимать каких угодно гостей. Ну, пожалуй, что мог - я сделал. Надеюсь, до утра не прогорит. Пойду я. Дел ещё много. -

Маленьким, но вполне ухватистым топориком вырубить несколько веток – и очинить их до остроты. Жерди для котелка и колья, которые ещё предстоит вбить в снег и промёрзшую землю. Тут вновь придёт на помощь топор – обух в такой ситуации справляется ничуть не хуже молотка. Только сначала надо шкуру накинуть, прикинуть, где будут колышки. Извлекая этот огромный сшитый кусок кожи, Дрег вновь ухмыльнулся. Старый друг, путешествовавший с ним не первый год. Друг, украшенный символами и росписью гордого, но такого малолюдного и холодного Севера. В основном, конечно же, с внутренней стороны. Языческие символы, такие привычные и родные. Варежка сама собой проходиться по вышитому сестрой топору Угга. От накативших воспоминаний на душе стало будто теплей. Как и почти все прошлые разы, боги сегодня будут ночевать внутри. Смотреть на спящих, охранять их покой и сон. Дрег тряхнул головой. Бивак ещё не разбит. Не время предаваться воспоминаниям. Для них будет время – у костра. Перекинуть кожу через натянутую верёвку, разместить её поровнее.

Шаг назад, ещё шаг. Довольный своей работой коробейник цокнул языком. Скоро, совсем скоро тент будет стоять здесь, нерушимой преградой от любой бури! Ну, на самом деле не от любой, но всё равно – это будет вполне приличное укрытие, слава всем богам Севера!

Теперь за лапником для подстилки. Резкий разворот, и гордый своей запасливостью и работой негоциант наталкивается на тонкую фигуру звездочёта, скорчившуюся у самой земли. Этот учёный хлюпик что-то чертил на снегу, тонкой, невесть откуда взявшейся в этом еловом бору палочкой. Дрегов неосторожный, и немного неуклюжий шаг едва не разрушил всю эту красоту. Северянин замер, силясь разглядеть в темноте смутно знакомые рисунки. Мог ли он видеть их раньше? Вполне может быть. Эти звездосмотры умный народ, чего они только не видят на своём пути.

- Извини, Клаус. Не приметил я тебя. – буркнул Дрег, и ушёл к деревьям, подальше. А вдруг этот меценат на самом деле колдун? От колдунов и волшебников торговец был не слишком в восторге и предпочитал в целом держаться подальше. Мало ли как оно всё обернётся. Возвращаясь с охапкой лапника, Дрег всё же притормозил у фигурки ещё раз.

– Это..Как закончишь со своим записями и рунами, подходи к огню. Я чай варить буду. – Сказав эти слова, мужик перехватил охапку поудобней, и помахивая топориком зашагал к своему недовозведённому тенту. Придёт Клаус или не придёт – это его дело. Главное ведь пригласить.
Пока торговец ходил за ветками для подстилок, он приметил так же говоривших в сторонке рыцаря и женщину-маяк. Но и не подумал вмешиваться в их диалог. Судя по лицам, их разговор походил на беседу кошки с собакой. Или может это отсветы огня так падали? В конце-концов благородные, не дети, общий язык найдут. На всякий случай торговец обошёл их по дуге, не желая вслушиваться. Такие дискуссии могут и до ссоры довести, а нет хуже для челнока ссоры, чем ссоры солдатской, с применением острых колюще-режущих предметов.

Дрег вбил и закрепил как мог колышки и натянул шкуру на них. Должна выдержать. Вновь расчистить и утоптать площадку внутри тента – метель вовсе не думала утихать, и ельник был не очень хорошей защитой от ветра. Но где же обещанная помощь от Каталины? Кажется, маленькая лучница застряла со своим хахалем и помощи от неё не дождёшься. Ну и ладно. Коробейник справится и один.
+2 | Вьюга, 11.12.16 06:04
  • Объемно. Славно, славно.)
    +1 от Логин 233, 11.12.16 15:08
  • С богами, ночующими в палатке очень неплохо) да и вообще, нравится бесконфликтный и душевный такой коробейник
    +1 от Akkarin, 11.12.16 16:45

Дрег наблюдая за суетой стоял, опираясь на посох. Распрямится, скинуть налобный ремень - не в этом ли счастье для коробейника, тащившего свой немалый груз многие и многие шаги? В этом. Однако суета ему не нравилась. Ему не нравилась жрица, пришедшая из далёкой для него империи. Торговец не любил имперцев, вторгшихся в эту страну. И особенно не любил имперских жрецов. Напыщенные ублюдки, не стесняющиеся жечь еретиков, язычников и всех, кто им не угоден. Там, в империи было именно так, и только вопрос времени когда слуги Урфара принесут свои порядки на землю Теравии. Поэтому жрица, распевающая гимны вызывала у торговца неодобрение и подспудное желание уйти как можно дальше. Но голос у Симоны был красивый, этого не отнять.

Но вместо этого Дрег только расстегнул тулуп, и достав флягу ещё хранящую тепло его тела, отпил. Тёплый и сладкий напиток, несколько глотков возвращающих иллюзию активности в уставшее тело коробейника. Он был далеко не так молод, чтобы обходиться без подобных трюков зимой. Убрав флягу, торговец относительно незаметно подобрался к Каталине. Ну насколько может незаметен мужчина немалого роста, с огромным мешком на плечах, не пытающийся скрыться, и разве что не пыхтящий от натуги. По дороге Дрег приветливо махнул рукой блаженной, рядом с которой сейчас крутился пёс, выпрашивая ласки. Правильные люди блаженных не обижают. Правильные собаки - тоже. Ничего, скоро привал, и тогда коробейник вновь накормит Шваркса.

- Каталина. Впереди должно быть место удобней для привала. Я раньше не раз ходил этой дорогой. - торговец неловко улыбнулся, вспоминая былые времена. Тогда ещё Эрнесто не осел в Вольных Просторах, а караваны были куда больше и лучше снабжены, чем сейчас. Да и за спиной у него был не один жалкий тюк, а целая телега, или сани, в зависимости от времени года. - Но мы едва плетёмся в этой пурге. Я не знаю, как далеко это место. Может ещё сотня шагов. Может несколько часов пути. У меня есть факел. Когда будет темнеть - подойдите, пожалуйста, ко мне. Факел в темноте лучше заметен, чем этот "кусок бесполезной ткани" на ваших плечах. -

Дрег огляделся по сторонам. Только двое сохранили бдительность. Недопустимо малая доля людей сейчас следила за подступами к их пешему обозу, по представлениям осторожного коробейника. Северянин чуть куснул губу, задумываясь об этом. Уг подери этих волков. Дрег мотнул головой и решительно направился к Юргену. Сейчас ему не нужна гордая дочь древнего рода, ему нужен был телохранитель, крепкий и сильный мужчина, способный постоять за себя и других.

- Юрген! - взгляд рыбьих глаз охранителя заставил коробейника споткнуться на слове. Какой же он страшный. Коробейник заставил себя выдержать взгляд охранника. Вот так. Глаза в глаза. Это легче чем многие думают, особенно когда есть некоторая сноровка и опыт. В своё время Дрег торговал с орками на их болотах. И тогда он не уступил ничего лишнего. Неужели кривая ухмылка этого мордоворота заставит отступить от задуманного сейчас? Да Юрген по сравнению с этими огромными зелёными бугаями - просто душка! Распаляя в себе уверенность таким образом, торговец улыбнулся. Сейчас нужно говорить именно с ним, а не дворянкой, теряющей сознание от усталости.

- У меня есть полог. Он не очень надёжный, но там точно будет теплее, чем снаружи. Там будет место для твоей госпожи и Сании. - Торговец примолк на мгновение. Он не стал говорить, место-то для обессиливших женщин там есть..а вот найдётся ли для телохранителя? Вряд ли. - Это моё слово, и оно не изменится от твоего ответа. Но у меня есть к тебе просьба. Верхняя часть этого полога..она тяжёлая. Я прошу тебя завтра её понести. -

Тут торговец приметил жрицу решительно шагающую к ним. Похоже, решила вознести здесь ещё пару молитв. И откуда только в этой довольно таки тщедушной девчушке столько сил и энергии? Ведь не пустая идёт, всё-таки. Доспехи эти, гимны голосит. Может и вправду есть сила у этого Урфара? Да нет ерунда, просто девчонка молодая, сильная ещё, дури много.

- Так же, совет тебе - попроси помощи у кузнеца. Он здоровый малый, вдвоём вы легко донесёте госпожу до привала. И подумай над моей просьбой. До следующего утра ещё полно времени, я не прошу ответить тебя прямо сейчас. -

- Леди Адрианна! Быть может, вы не помните меня, но нас представили на пиру Его Величества пять лет назад. - услышав это, Дрег поспешно ретировался. Куда ему, язычнику с далёкого севера, против этих Величеств и прочих благородных? Не с нашей свиной мордой, да в калашный ряд. Отойдя на некоторое расстояние, торговец воткнул посох поглубже, и заливисто свистнул, подзывая пса. - Шваркс! Ко мне, малыш! -

Собака не замедила появится, радостно виляя хвостом, тыкаясь лобастой башкой в ногу. Коробейник улыбнулся, и потрепал пса по башке и ушам, стряхивая снег со спины и сумок. - Потерпи ещё немного, дружище. Скоро привал, там будет тепло, там будет еда. - пёс умным взглядом посмотрел на коробейника, явно расслышав главное - "еда", и вместе с тем поняв, что её не будет сейчас. Псина огорчённо и немного разочарованно вздохнула, но уходить не стала, напротив, плюхнулась задницей на снег. А торговец, поправив сбрую на собаке, настороженно посмотрел вперёд. Сугроб как-то подозрительно шевелится. Волк, или просто ветер? Дрег прищурился недобро. Ууу, вражина. Самое время расчехлить арбалет да взвести его, и идти с ним..но Шваркс вёл себя сейчас почти спокойно. Так что Дрег только покачал головой, и взял посох.

-Эй, южанин! Я раньше ходил этим трактом в Теравию. Здесь есть места, пригодные для привалов, но мы ещё не дошли до такого. Или ты спрашиваешь не об этом?-
+1 | Вьюга, 07.12.16 18:51
  • Понравился пост. Душевный мужичонка получается :).
    +1 от Althea, 07.12.16 21:23

Дрег опёрся на посох. Тяжело. Тяжело вот так вот шагать, каждый час, каждый день. Слушая волков. Думая о том, как далеко ещё столица. Усталость и холод просачивались прямо в кости. Не отстать. Сделать ещё один шаг. И ещё. Дух севера не сломить какой-то там вьюгой. Поправить сумку, и опираясь на посох сделать ещё один шаг. Старый дорожный товарищ, уж он-то не подведёт, если сам не оплошаешь. Крепкая палка, способная отогнать брехливого пса..или даже волка, как коробейник хотел бы надеяться. Не слишком голодного и одинокого.

Торговец осознанно держался поближе к кузнецу, надеясь что этот могучий ремесленник не станет его грабить при первом же удобном случае. А неоспоримая сила коваля давала шанс, что тот сможет отбиться от любого нападения, и если Дрег не будет излишне глуп, то при удаче сможет защитить и его. В конце-концов, он тоже когда-то был мирным человеком, спокойным. Не тем кто привык лить кровь и отнимать нажитое непосильным и долгим трудом. Коробейник на это надеялся. В конце-концов, его повозка сгинула и пришлось брать с собой только самое необходимое.

Другие же вызывали опасения. Рыцарь, явно привыкший брать своё, если понадобиться - силой. Да судя по выговору и тому короткому знакомству, он тоже с Севера, но совершенно из других мест, нежели Дрег. И это тоже внушало опасения, а если уж заикнуться, как ценят жизнь и скарб обычных людей благородные, то этот парень запросто может оказаться первым у его мешка. Однако если Лоренцо внушал опасения, то человек, назвавшийся Юргеном и вовсе пугал мирного торговца. В нём встретилось всё чего может боятся торговец в лихую годину. Шрамы, говорящие о нелёгкой судьбе, взгляд, способный заставить забыть о чём угодно от страха, оружие и непростой доспех. Прочие тоже не внушали доверия, мало ли кто эти бродяги и проходимцы?

Однако Дрег был здесь. И его больше беспокоил тяжёлый груз за спиной, да усталость, что неизбежно приходила даже к такому опытному страннику, как он. Не сбиться с шага, да идти в этой белой пустоте, вперёд, дальше, за всеми остальными. Где к слову Шваркс? Эта беспокойная собака любила походить по каравану, от начала до конца. Коробейник на мгновение остановился оглядываясь. Темнеет. Чёрные ветки деревьев, белая вьюга, метель которая к вечеру только усиливается. Мороз кусающий щёки и пробирающий даже сквозь варежки. Налобный ремень упирается в голову и кажется замёрз в форме эдакого треугольника. Ничего, с ним куда легче идти чем без него. Пёс вроде как был совсем неподалёку. Буквально минуту назад Дрег видел краем глаза его мелькнувший хвост и...чтобы отвлечься от беспокойства, торговец таки не утерпел, и произнёс, будто ни к кому не обращаясь, но всё же вслух и довольно громко.

- Темнеет. Метель крепчает. - облако пара вырвалась из его рта, прямо на поседевшую от инея бороду. А торговец всё так же говорил очевидные всем вещи. Просто потому что кто-то должен их сказать. - Надо бы подыскать место для ночлега. Серки вроде рядом, да и буран тоже только крепчает. - Дрег устало повёл шеей из стороны в сторону, разминая, и пошёл дальше, впрягаясь в свою ношу вновь. Сам себе телега, сам себе возчик и тягловой вол.
+3 | Вьюга, 05.12.16 05:04
  • Оригинальный персонаж. И пост хороший.
    +1 от MoonRose, 05.12.16 05:14
  • Дорожная рутина северян) За качество и оперативность.
    +1 от Akkarin, 05.12.16 22:24
  • Твоего персонажа можно вычислить даже вслепую) Спокойствие и сила - вот девиз Деркта)
    +1 от Edda, 06.12.16 02:16

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Я решительно не понимаю, почему тебе не нравится этот пост. Мне вот очень понравился. Шикарно. Радуют и размышления, и акцент на деталях.
    +1 от MoonRose, 05.12.16 23:48

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Долгожданный пост)
    Отменная рефлексия и крайне интересный ход мыслей. И насчёт трубок - молодец, что сразу о них подумал.
    +1 от MoonRose, 26.11.16 00:54

Треск. Аметистовый огонь перед глазами. Удар, после которого не устоять. И боль, выгибающая дугой тело, уже лежавшее на залитой кровью мостовой, которая кажется закипела. Боль, от которой бьётся сильнее сердце. Быстрее, чем когда-либо до этого в жизни. Барабанный бой в ушах, бешеный, быстрый, от него нет спасения. Пелена перед глазами.

Карл замер. Грудь равномерно вздымается - воздух вглубь лёгких толкает. Но тихо-тихо. Пелена перед глазами рассеивается. Пахнет палёным волосом. Кажется, обгорели даже ресницы. Тайлер этого не видит, но борода вся скрутилась. От неё идёт удивительно омерзительный запах палёного волоса и мяса. Всё тело болит - ожоги в самых неожиданных и неприятных местах. В основном там, где железо было близко к коже. Карл попробовал пошевелится - и понял что каким-то образом кровь, в которую он упал, уже запеклась, будто он лежал на солнцепеке пару часов. И рядом - погибшие люди. Лица, искривлённые в смертной муке. Красная, пошедшая пузырями кожа. Лопнувшие глаза. От бессилия хотелось плакать - но годы закалили Карла не хуже кузнеца.

Шаги. Тихие, вкрадчивые. Безумные слова, не имеющие смысла для простого солдата. Карл вгляделся в фигурку, идущую мимо него. Чёрный посох. Чёрный плащ. Чёрная душа и помыслы скованные из тьмы. Карл никогда таких не видел - и оно и к лучшему. Вторую такую встречу, его рассудок мог бы и не пережить. Карл попробовал в этой жизни если не всё - то очень многое. Он был богат и благороден, ел с серебра и спал на мягком. Он убивал других людей. Схваткой грел своё сердце, и кровь, что он проливал была кровью не только сильных мужей - но всё же грела ничуть не хуже огня. Изведал победы - и поражения. Мстил - и познал лишь то, что месть это всего лишь ещё один способ вцепится в то, что утрачено. Клин, забитый изо всех сил в последнюю дверь. Из которой выглядывают лица мертвецов. И люди тянутся к мести изо всех сил, рвя свои жилы, топчась по всем законам и заповедям. Но когда месть оказалась в его руках, то Карл ничего не нашёл. Только горе и скорбь.

Тайлер оскалил зубы. Он остановит этого колдуна. Он познакомит его с холодной сталью. За ней - всегда последнее слово.

Мальчишка. Марк. Лежит совсем рядом. Белые глаза, красная плоть, волосы дыбом и тошнотворный запах. И метательный кинжал, зажатый в детской ладони. Обгоревшие пальцы вцепились в рукоять - Марк так и не решился кинуть его. Десятник сделает это за него. Смерть беспризорника станет ступенькой к гибели некроманта. Тайлер осторожно вынул кинжал из ладони маленького мертвеца. Лишь бы не ожил. Лишь бы не вцепился обгорелыми зубами в ладонь. И медлить-то особо нельзя.

Если бы Ктона спросили, почему он делает то что делает, то он бы ничего ответил. Почему солдат подымается в бой, когда его зовут? Ради славы? Ради золота? Ради крови и горячки схватки? Или быть может власть горячит кровь мужей, заставляет их хвататься за мечи? В своё время у Карла было всё это, и он всё потерял. Когда-то давно, ещё будучи молодым и глупым, у него был немного странный разговор со старым монахом. Тогда была жаркий июль, но старик, выпивший столь много, казался удивительно трезвым и его взор отнюдь не был затуманен алкоголем.

Помнится, тогда он рёк: "Парень, хватайся за жизнь двумя руками. Радуйся тому, что есть. Власть, слава и богатство - это лишь призраки, дуновения ветра. Попробуй, схвати в горсть ветер, удержи его. Любой путь кончается смертью, последней границей. Грейся от искр, что высекает близость людей. Это единственный свет во тьме времени."

Утром старика нашли на стоге сена, мёртвым. Теперь же, когда уже сам Карл стал немолод, и почти все его свершения остались в прошлом, Тайлер подымал руку на то, что было сильней его так же как стихия сильней муравья. Почему он это делал? Почему он не превратился в камень, не забыл как дышать, молясь Единому лишь о том, чтобы опасность миновала его?

И в глубинах его старого сердца, подстёгнутого молнией некроманта, зрел только один ответ. Ради того, чтобы были искры. Ради того, чтобы было кому освещать себе дорогу во тьме времени. Пальцы нащупали рукоять кинжала. Карл привстал. Оторвал себя от земли, от корки крови. Чуть прикусил губы - лишь бы из глотки не вырвался тихий стон, оповещающий врага раньше времени. Лишь бы некромант не услышал его до срока, до того как острая сталь пробьёт его сердце - или хотя бы лёгкие.

Огромная тень - оказывается выжил не только десятник, уже мчалась на некроманта, стремясь сокрушить колдуна, втоптать в грязь, в прах. И вот тогда Тайлер кинул нож, целясь как, учили, целясь под лопатку. Пусть сталь скажет своё слово.
+40 в ловкость.
+1 | "Igni et ferro", 16.10.16 01:49
  • Шикарный пост. Именно то, что хотелось видеть в финале. Невероятно красиво.
    Да и на протяжении игры были отличные по содержанию посты. Персонаж очень радовал своим взаимодействием с персонажами других игроков, неписями и окружением в общем. Благодаря ему эта игра наполнилась некоторыми деталями, которые мастер изначально не задумывала, что в целом лишь способствовало оживлению мира) Очень интересный персонаж вышел, со своими принципами и мировоззрением.
    Спасибо за игру.
    +1 от MoonRose, 18.10.16 01:32

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • К полуночи и даже к утру не дождался, такое бывает. Но пусть даже так, спасибо за игру и те решения, что ты дарил моему миру. В твоей комнате можно было и погрустить и посмеяться и вдохновиться на новые посты, двигая предел к вершинам. За это скажу тебе спасибо и пожелаю, чтобы это же я видел и дальше и главное - чтобы лучшее из этого видел в своих играх, в своем пределе, где всегда рады тебе и твоим сильным персонажам. Пусть даже они иногда стреляют в сторону любимых)))
    До встречи в эпохе раздора и спасибо.
    +1 от daiki, 11.10.16 13:17

Карл молча смотрел на ворота. На открытые ворота. Ах, если бы они были закрыты. Если до того он боялся что противник своим наступлением заставит охрану закрыть ворота, то теперь бывший рыцарь считал это не таким уж плохим исходом. Дворец, с его тонкими стенами, вычурными воротами, и гвардейским отрядом, который Карл мог назвать солдатами лишь с большой натяжкой..разве смогут они смогут остановить этот аметистовый прилив? Десятник первым вступил в кровь и разруху, намереваясь исполнять приказ до конца. Карл Тайлер прожил долгую и насыщенную жизнь. Он не привык сдаваться, не привык поддаваться обстоятельствам, был стойким, и по-своему, благородным. Если будет возможность, то он попытается провести отряд прямиком на север города, где по его разумению, ещё был шанс уйти за стены города и выжить.

Однако Единый распорядился по другому. Нежить воплотилась из ниоткуда. Много, удивительно много скелетов с этими огромными луками выросли из теней. Они были сравнительно недалеко, и укрыться от них не было никакого шанса. Словно проклятые мертвецы стали засадой! Не то чтобы для этого нужно много ума, но Карлу казалось, что существо двигающееся столь неуклюже столь же неуклюже и в мыслях.

- В строй, сучье племя! Щиты, горожан прикрывай! Эрика, щит подними, курва! Доспех от такой стрелы не спасёт! - Карл отлично помнил, как мучения Георга прервала всего одна стрела. Отставшая пара смотрела на то, как перед их лицами строится жиденькая стена из щитов. Отделяя их от выживания. Командир сделал выбор, и выживание тех, кто был излишне медлителен не предполагалось. - К воротам! Спиной, курвы! - сердце бьётся как бешеное, покалывает, но Карл старательно не обращает на это внимание. На слабость нет времени. И сам пятится, стараясь прикрывать своих братьев по оружию, и горожан. Дети, беречь в первую голову детей, сам-то он уже пожил, а дети-то что, умрут ни за грош.

Сапоги неприятно чавкают в этой кровавой топи. Кровь ещё не успела схватится, поэтому новоявленное болото неохотно отпускает сапоги стражников, но оно уже прикинуло, как бы было здорово заставить улечься побольше народу в эту стылую алую слякоть. Так чтобы пропиталось болью да кровью людской побольше землицы. Надежда на спасение - там, за завалом трупов, там где бой, но ещё надо дойти. Только бы не поскользнутся. Страшный удар в щит заставил Карла шатнутся, нога поехала, но он сумел удержатся. Стрела, больше напоминающая метательный дрот, скользнула рикошетом, да и вонзилась в труп. Повезло - ладонь другая левее, и быть Тайлеру без ноги, как тому мужику.

- Собрались, бестолочи! Эти выблядки, только и ждут чтобы мы дрогнули и побежали! Стервь поганая! Держать строй! -
Перк "встреча с ордой" +20 к броску "Удача"
+1 | "Igni et ferro", 04.10.16 21:03
  • Имлерих был бы доволен)
    +1 от MoonRose, 06.10.16 22:46

- Зачем? - это слово пробивается сквозь метель угрюмым утёсом. Выступает угловато. Действительно, зачем? Моя ярость обрела цель, но пока я держу её цепко. Ветер треплет меня за медвежью шкуру, кусает лицо. Но я не отрываю взгляда от лица обречённого. Сдавшегося. Я не могу ему этого позволить. Один удар - и он обретёт покой. Равнодушию не бывать. Лучше злость, чем вот это вялое принятие своей судьбы. Я давлю свою ярость. Тяжко не давать себе волю, когда твоя злость обрела цель, зримое воплощение.

Но я справляюсь с собой.

- Затем, чтобы согреться у огня. - говорю я старику. Краем взгляда вижу ученицу. Многие почему-то остановились, смотрят на меня. Нельзя допустить ошибку. Они не должны расслабятся и падать на землю. А она должна понять, прочувствовать то, что и мне самому не до конца понятно и ясно. Впрочем, мне это знание пока и не нужно. - Чтобы сдохнуть не здесь, в этом холодном сумрачном аду! Чтобы увидеть радость на лицах других людей! Встретить рассвет! Почувствовать первые солнечные лучи на своей коже! - я распаляюсь всё больше и больше. Огонь, о котором я говорю, пламя, оно полыхает во мне, наполняет меня страстью, волей жить и побежать! Ах, как бы я хотел сейчас поделиться этим с ним. Я смотрю на далёкий маяк, поверх заснеженных покачивающихся верхушек деревьев. Даже сейчас, даже в эту темень он сияет ярко..и так недоступно.

- Увидеть, как зеленеет трава! Ты помнишь деревья, на которых нет снега? Ты помнишь, как поют птицы, старик?! Как пахнет свежескошенная трава? - каждый свой вопрос я сопровождаю энергичным встряхиванием, от которого одежда старика трещит, а голова болтается вверх-вниз. Кажется, пару раз лязгнула челюсть. Я бужу его злость, пытаюсь увидеть в нём хоть какое-то отражение своего гнева, но мне кажется я вижу в нём лишь пустоту. - А жаренное мясо? Ты давно ел горячее? Любовался игрой языков пламени? Просто спал не дрожа от холода и голода?! -

Я не позволю ему прийти с очами полными тьмы.
+1 | Грань, 29.09.16 22:50
  • Хорошо, очень хорошо. Уловил настроение.
    +1 от Akkarin, 05.10.16 12:39

Карл огляделся, нахмурился ещё больше. Никого больше рядом? Дети. В голове ещё стучало после боя, но адреналиновый прилив уже стихал, уступая место усталости. Тайлер внимательно оглядел мальчишку. А затем хмыкнул, ободряюще эдак, как лошадь фыркает на заносчивого, но любимого наездника. Мол, оценил твоё рвение, но давай потише, ладно, парень?

- Огонь, значит. – Тайлер на секунду прикрыл глаза. Огонь, отчищающий, до самых небес, губящий всё живое и мёртвое. Люди, трясущиеся в укрытиях, задыхающиеся в дыму пожара, кричащие из последних сил молитвы Единому. Пожар, от которого небесный свод может закоптится. Во всём этом – он. Бог. Стражник тряхнул головой, отгоняя видение. В городе полно каменных домов. И чем ближе к внутренним стенам, тем их больше. Скоро пожар остановится.

Карл глянул на Эрику и Людвига. Та как раз заканчивала перевязку. На лице раненного стражника застыло сосредоточенное выражение, но взгляд выражал муку и страдания. Ухо - это ещё ничего. Сорви с него перчатку, и откуси пару пальцев - было бы гораздо хуже для отряда. Никто не сможет держать меч без пальцев. Что-то на земле привлекло внимание рыцаря. Оружие. Кто-то из растерзанных стражников сумел выхватить кинжал, но не сумел им воспользоваться, и выронил клинок. Контрабандист поднял его, повертел в руках. Ганс, пыхтящий над ухом его нисколько не смущал.

- В такие дни, Марк, находится без оружия на улицах опасно. И я говорю не о булыжнике в мешочке, сорванец. -

Рыцарь взялся за лезвие, нисколько не боясь порезаться, и протянул мальчугану оружие рукоятью вперёд. Знак доверия. Казалось бы – абсурд, Карл помешался. Стражник, дающий уличной шпане холодное оружие. Однако умопомешательство десятника ничем больше не выражалось.

- Носи с честь, используй с умом. – Внимательный и какой-то пробирающий до костей взгляд в лицо Марка.

- Отряаад, стройсь! Марк, сумеешь провести нас по подворотням до Хмельной? Думаю, большие группы мертвецов ещё не добрались до неё, а значит, там есть ещё те кто выжил. Мы должны собрать их как можно больше, и препроводить к дворцу. - Карл искреннее надеялся, что в закоулках нет нежити. Хмельная улица находилась на полпути к дворцу, последнему прибежищу этого города.
+1 | "Igni et ferro", 23.09.16 00:43
  • Огонь, отчищающий, до самых небес, губящий всё живое и мёртвое. Люди, трясущиеся в укрытиях, задыхающиеся в дыму пожара, кричащие из последних сил молитвы Единому. Пожар, от которого небесный свод может закоптится. Во всём этом – он. Бог.
    Яркая и жуткая картина.
    +1 от MoonRose, 28.09.16 15:47

Человек впереди падает в снег, не в силах идти дальше. Он ещё вздрагивает. Он ещё мог бы жить, не будь здесь тьмы. Смотрю вслед Тормунду, уходящему вперёд, а затем перевожу взгляд на Айлин. Грязные спутанные волосы. Тёмные, глубокие и удивительно чистые глаза. Понимание приходит ко мне - она станет моей ученицей, если не чем-то большим. Но это не её песня. Как бы я хотел бы, что это действительно была не её песня.

Я останавливаюсь. Прямо над стариком. Продолжаю смотреть в её глаза. И вижу искренность, наивность. Она станет той, кого из неё я сделаю. И она должна выжить.

- Да. Ты научишься быть сильной. Для этого не обязательно иметь крепкие руки и ноги. Нужно иметь силу внутри. - я бью себя варежкой в грудь. А затем легонько касаюсь её плеча. Она ниже меня, и кажется, этим жестом я делюсь с ней частицей своей силы. - Эту силу нельзя вынуть из человека и съесть. Она есть у каждого - но мало кто помнит о ней. Теперь ты тоже будешь помнить. Ты научишься думать головой. Ты научишься думать о них - остальных людях. И это будет тебе первым уроком. -

Меня слушают трое. Меня слушает девчонка, ради которой я и говорю, слушает открыв своё сердце, с любопытством. И это вдохновляет. Но она не умеет вгрызаться в глотки, и так любопытна до чужих слов. Я научу её участию, она позабудет о своём равнодушии, даже если это означает обагрить свои руки кровью. Меня слушает старик, умирающий, скорчившийся в снегу. Он уже почти простился со своей жизнью. Но он почти не слышит. И тьма. Я чувствую её омерзительное внимание. Она хочет получить эту душу. Но ей не достанется ничего. И если удача будет на моей стороне, то даже тело. Гнев во мне растёт. Поднимается грязной волной. Если бы у тьмы был кадык - я бы его вырвал.

- Вставай! - Мой крик больше похож на рык. Я склоняюсь над стариком и хватаю его. Тяну вверх. - Ну же! Как тебя зовут, старик? - я хлопаю его по лицу, и голова мотается из стороны в сторону.
+1 | Грань, 21.09.16 01:39
  • Сильно, нравится.
    +1 от Akkarin, 21.09.16 14:56

Приказ был отдан. Никаких колебаний. Никакого промедления. Первым оказаться у фонтана. Карл почти отдался боевому неистовству, но вовремя остановился. Он теперь не просто солдат, он десятник, пускай и на время. Командир. Вожак стремительно тающей стаи. Только не оборачиваться. Командир должен быть уверен в своём авторитете. К тому же, Тайлер слышал за собой топот сапог и лязг доспехов. Стража в действии. Пусть только здесь и сейчас, но стражники атаковали, а не стоим на баррикадах и держали строй. И Карл знал - это принесёт свои плоды. Преимущество первого удара, оно всегда было.

- Ганс, Людвиг, напрра-во! Алфи, Эрика, лево! Быстро-быстро, шевелитесь! - оказавшись у фонтана Карл затормозил, оглядываясь и оценивая обстановку. Монахини. Чёрное на белом, ведь ночью все кошки серы. В темноте почти не видно ран, но стражник знал, они там. Лица, перекошенные предсмертной мукой, оживают. Аметитовое пламя в глазах. Люди, которых ты должен был защищать, солдат. В груди вновь что-то кольнуло. Они отдавали тебе своё серебро, брат. Ты не посмеешь увести своих отсюда. Ты подаришь им покой. Сам своей рукой, так же как дал милосердие Иммерлиху. Шевелись, ещё-не-старик!

Карл по каким-то причинам замешкался. Ударил мечом удивительно неуклюже, пропорол бок - смертельный удар для живого. Ещё больше чёрного греха на белых одеждах тех, кто должен хранить чистоту. Марионетка в кукольном театре. Слабые, неуклюжие движения. Все только что поднятые таковы. Руки, протянутые к командиру. Скрюченные предсмертной судорогой пальцы неохотно оживают. Белые фаланги, похожие на рыболовные крючки устремились к глазам. Карл взглянул в лицо монахини. Бледная, как будто восковая, кожа. Аметистовые искры в зрачках завораживают. И только отточенная грань железного меча набирает разбег. Еле слышный звук разрываемого воздуха - и меч упал прямо на ключицу женщины, дробя и разрубая слабую, ничем не защищённую плоть. До самого хребта, круша хрупкие перед железом рёбра, и даже позвоночник не вынес удара.

- Сдохни! - рыкнул Карл, и с огромный трудом высвободил меч. Аметистовые глаза тускнеют, после того как голова свесилась набок, но из горла ещё идёт тихий стон. Мертвое может умереть. Следующий мертвец не составил для Тайлера никакой проблемы. Ах, если бы на баррикадах они были бы такие же слабые и неуклюжие. Дородный бюргер распрощался со своей лысиной, и парадный камзол, и без того оставшийся без рукава, окончательно покрылся кровью. Третий. Четвёртым оказался брат по строю - не защитил и сам потеряв половину лица сам стал угрозой. К счастью, шлема на нём не было, и удар меча заставил раздробил черепушку. Тварь осела грузным кулем, привалившись к стене фонтана.

Карл оглядел поле боя, тяжело дыша. Всё никак успокоится не может. Тяжёлый гнев медленно покидает горящие огнём жилы солдата. Этот бой они пережили без потерь. Только Людвига помяли. Прилично помяли, и кажется на руке у Алфи новый укус. Десятник отсалютовал своим солдатам окровавленным мечом и криво ухмыльнулся. Медленно затухающая ярость во взоре гиганта, Ганс только что добил последнего мертвеца. Георг смотрит куда-то вглубь себя. Людвиг двигается немного неуклюже. Скрытый вызов, недовольство решением командира - рыцарь буквально чуял этот запах, которым тянуло от Эрики. Острая и неприятная грань, почти что искра бунта. Но пока она верна присяге, и измена не коснулась её. Старик неплохо разбирался в людях.

Тайлер бросил взгляд в небо. Звёздная сеть, полная белых искр. Чёрное небо, исполненное мира и бездонный простор. Небу нет дела до дел людей. Драгоценный самоцвет Луны - кое-где верят, что давным-давно, в священном гневе Единый запер там демонов хаоса. Неужто кто-то из них вырвался? Беспорядок пророчеств и суеверий теснится в голове десятнике. Едва ли в них есть хоть капли истины.

Когда Карл опустил взгляд, солдаты уже собрались все вместе. Единым строем. Тяжко дышат, пот стекает по лицам. Но живые. - Ганс, Георг, добейте тех, кто ещё шевелится. И отдыхайте, парни, у нас есть пара минут, чтобы перевести дух. Эрика, помоги Алфи и Людвигу обработать раны. Только не берите воду из фонтана. - Бывший контрабандист высвободил руку, запустил куда-то в глубину доспеха, и под свет небесного глаза Единого явилась фляжка, в которой многообещающее булькал самогон и маленький свёрток, бережно перевязанный бечёвкой. Корень нирна. Карл всегда с собой брал с собой его немного больше чем нужно обычно при ранениях. За годы странствий у него выработалась некоторое привычка к этой горькой дряни, поэтому порцию в теории можно было разделить. Больше всего это походило на чёрную смолу, застывшую неопрятным сгустком.

- Вытяжка нирна. - Карл передал оба свёртка Эрике. - Вытяжку раздели пополам. Дай прожевать им обоим. Не глотать! Выплюнуть и нанести по краям раны. Это поможет снять боль. - вообще-то глотать можно было, но тогда эффекта ждать куда дольше.

Голоса от дома с выбитым окном. Дети. Сироты. Карл улыбнулся, и где-то внутри что-то облегчённо вздохнуло. Он исполнял свой долг не просто так. Сейчас эти юные души в безопасности.
- Эй, ребятня! Йовин-блоха не с вами? Нет? Жаль будет, если паренёк сгинет. - Карл умел ладить с детьми, и кое-кого из этих вечно голодных сорванцов знал и понемногу привечал. - Дуйте сюда! Не боитесь, этих мы порубили. Что в городе видно-слышно? Я знаю, что ваш брат всегда всё знает, а я уже старый, всюду не успеваю. - ладонь Карла скорчилась в замысловатом знаке, и он подмигнул мальцу, оказавшемуся ближе всех. А затем дважды коснулся кончика носа, будто почесался. Знаки нищих. Хорошие люди всегда могут договорится, верно?
+1 | "Igni et ferro", 17.09.16 03:25
  • Очень сильный эмоционально пост.
    +1 от Francesco Donna, 17.09.16 09:55

Взгляд, упирающийся мне в спину. Нельзя показывать ему, что чувствуешь его. Шагаю - спокойно, размеренно, широко. Будто и нет никакой тьмы, никакого полумрака и снежинок с неба. Поглядываю на Айлин искоса. Один мой шаг за два её. Ухмыляюсь. В отличие от мира, она мне кажется настоящей, живой. Храброй.

- Сильный. - киваю, стряхивая с медвежей головы снег. - Быстрый. - для вида задумываюсь. Жить без памяти о прошлом странно. Как так вышло? Не знаю. Она помнит о том, как жила раньше - а я нет. Должно быть ударили по голове сильно. А может, я такой же как и те, кого убивал и приносил жертву? Я гляжу на свою ладонь, могучую, мощную. Я бы мог их наверное убить всех голыми руками. Кулак рефлекторно сжимается - крепче! Может я из тех, кто вошёл во тьму, но не как ослабший и отставший - а как воин и боец? И она не смогла переварить мою душу, забрала только воспоминания?

- Я не помню. - сознаюсь я, и моя улыбка гаснет. Хмурюсь, смотрю в сторону далёкого Маяка. За деревьями почти не видно - но я знаю, он там. Молчу. Несколько мгновений слышно только то, как мы идём.

- Хочешь стать такой же как я? - спрашиваю у Айлин.
+2 | Грань, 07.07.16 14:47
  • Перечитал всю ветку. Мощь, просто мощь.
    +1 от Akkarin, 12.09.16 21:45
  • Может я из тех, кто вошёл во тьму, но не как ослабший и отставший - а как воин и боец? И она не смогла переварить мою душу, забрала только воспоминания?
    +1 от Kravensky, 14.09.16 08:18

Карл только проводил взглядом фигурки дезертиров. И мысленно пожал плечами. После боя их будет ждать трибунал, и скорее всего виселица, и никакой пенсии семьям. Возможно, после боя они рискнут вернуться в стражу. И тогда их ждёт жестокая кара. Если конечно, Тайлеру будет до них дело, и его не выпотрошит какой-нибудь резвый мертвец. Так что сейчас остаётся только сплюнуть на обочину и продолжить свой путь, чеканя шаг и гордо выпрямив спину. Время покажет, кто из них был прав, а кто ошибался. Главное - выжить.

А вот с Георгом вышел короткий разговор. Кажется тот действительно видел больше, чем сам новый десятник. Но то что он видел пугало его ещё больше. И тем не менее он оказывался здесь и сейчас, а не бежал с той парочкой во тьму. А это говорило в его пользу, куда больше чем всё остальное.

- Может ты и прав, парень, и мы обречены. Но знаешь, я бывал в более чёрной заднице, чем эта ночь. И всегда выбирался. Не всегда целым и без потерь, но выбирался. - Карл повёл плечами, отчего ладно пригнанные латы лязгнули громче чем обычно. - Но мы делаем то что делаем, для города и людей. И рано или поздно придёт рассвет. Не в том смысле, что око Единого вернётся к нам, а мы перебьём мертвецов. Даже если мы сгинем, приятель, о нас будут помнить как о героях. Знаешь, когда я был торговцем, я много где побывал. И мне очень запомнился обычай, в одном городке, далеко-далеко на юге. Они часто бывали в осаде, и после последней войны, у них не осталось почти брусчатки, до того продолжительной и жестокой она была, пришлось даже мостовые разбирать, чтобы, значится, на головы вражине было что кидать. И знаешь что придумали власти? Помимо пошлины, каждый приходящий должен был принести с собой один камень, желательно больше чем мужской кулак. В ходовой день у ворот собирался целый холм таких вот булыжников. Кое-что пускали брусчатку, но в основном их где-то складывали, до следующей осады. Я к чему клоню, приятель. Смотри. Вот город. Вот враг, что пришёл пить твою кровь и предать твой дом огню и мечу. И чем больше ты этих мразей убьёшь, тем меньше у них останется сил предавать огню и мечу твой город и пить твою кровь. В конце-концов, нам ведь за это платили жалование, верно? -

Спокойная рассудительная речь абсолютно не подходила для этих тёмных и пустых улиц. Будто бы и не было всей этой крови, этих мертвецов, но Карл надеялся, что если не до сердец, то хотя бы до разума он да достучится. После этой степенной речи новоиспечённый десятник умолк. Настороже стал. Вслушивается, всматривается, чуть ли не вынюхать что-то пытается. Вот и площадь показалась, стиснутая домами, будто дама в укромном уголке с настойчивым и неотразимым кавалером. Пустые окна, крепкие стены, безмолвие и тишина. И мёртвые тела, раскиданные по всей площади. Кажется, ухажёр оказался груб, и прекрасный бутон был растоптан сапогом.

- Не успели мы. - а в голове вертится - и хорошо, что опоздали. То, что порвало два десятка человек, порвало бы их патруль на кровавые лоскуты. И людей бы не спасли и сами сгибли. На слова Георга Карл только мотнул головой. Сам вижу, что место плохое. Кровь к крови тянется. Всегда так было, всегда так будет. И твёрдым голосом скомандовал. - Шагом, парни, шагом, на бег не переходим. -

Вот только перейти им площадь уже не удалось. Выход был всего в десятке шагов, когда нежить зашевелилась. Хриплый сип со всех сторон, будто глупый подмастерье кузнеца с мехами пробитыми играет. Кто-то их направил на отряд живых, пробирающихся в гибнущем городе. - Руби их, парни! За мной, к фонтану! Время сеять камни! - Карл рявкнул зло и первым подал пример. Рванулся что было сил, как только мог быстро к фонтану. Лишь бы успеть раньше, чем мертвецы поднимутся. - Бей-руби-кроши! Пошидам ниеповстшыманы волейа! -

Карлу бы осечься, поостеречься такие слова бросать, да вот только в такие ночи забытые привычки сами собой просыпаются. Да и кто здесь поймёт, чужой язык-то?
Карл командует - в атаку, к фонтану.
+1 | "Igni et ferro", 09.09.16 16:41
  • На самом деле, неожиданное решение) Но разумное. А ещё вот этот абзац нравится:
    +1 от MoonRose, 13.09.16 01:35

Короткое выверенное движение - и лезвие пробило горло Иммерлиха. Последний булькающий вдох - и гаснущие глаза. Это был не первый товарищ, добитый Карлом после тяжёлых боёв. Подарить упокоение. Милосердие. Принять кровь на руки - это всегда давалось нелегко, но в душе Грай знал, что это было правильно, и более того, если бы его постигло такое ранение, он бы попросил для себя такого же. Коротко кольнуло в груди, но старик почти не обратил внимания. Не время старому сердцу давать о себе знать. Тайлер снял с пояса полуэльфа кинжал. Он передаст его Виэль, вместе с последними словами десятника. Выпрямился.

-Va fail, yn. - Исковерканное эльфье прощание с погибшими. Тем не менее, в прошлом, Тайлер общался с полуэльфами, и знал слова, которые предназначались павшим. Правда не знал, что они значат.

Яркая вспышка огня. Пожар - недалеко отсюда. Тоскливая дрожь сжимает поджилки. Только не огонь. От бедняцких кварталов останется один пепел, если огню дадут волю. Хрип с той стороны баррикад заставил Таёлера поморщиться. Новые мертвецы. Свежие. То, что подымало этих тварей не видело разницы между трупом пролежавшим в земле пару лет - и погибшем несколько часов назад. И эта тёмная мощь не стеснялась пополнять свою армию прямо на поле боя. Баррикада трещала, загоралась. Запах горящей человечины, палёных волос, дыма - если Карл переживёт эту ночь, то ему будут снится кошмары с этими вещами. Горящие люди, с кожей обугленной пламенем, не перестающие гореть, не перестающие шагать, продираться сквозь завалы мебели и трупов..

Приказ отступать от сотника Гонта. Долгожданный. Оставшиеся офицеры подхватили крик. А затем..пришло то, что можно было назвать костяком нападающих. Они не умели держать строй. Но тем не менее на гнилой плоти держались доспехи, носящие следы сражений. И у них было оружие, которым они не гнушались пользоваться. Это тебе не безоружные горожане, это самые настоящие солдаты. Вооружённые опасны, умелые. Сотник верно возможности своего потрёпанного отряда. Их задача - дать городу как можно больше времени, а не умереть героями. А значит - пришла пора отступить. Занять новые позиции.

Когда Гонт назначил Карла новым командиром их поредевшего десятка, Тайлер стукнул себя в панцирь нагрудника, напротив сердца. Глухой лязг, и полученный приказ. Восемь человек, уходящих одним строем в сторону площади.

- Так, парни, все слышали сотника. Наша задача - найти и спасти. - Бывший контрабандист зорко оглядывал улицы. Фонари горели через один, и на улицах не было ни одного спасающегося бегством горожанина. Зарево вдалеке, шум боя, крики..Но здесь и сейчас - тихо и пусто. - Я знаю, у многих из вас здесь есть семьи. И в такое время, так и подмывает пустится бегом к родному дому, проверить как они. Не делайте этого. - Тайлер прервался, и искоса взглянул на Космача, что-то прикидывая.

- Я говорю это не только потому, что вы можете сгинуть на улицах. У каждого отряда есть своя задача. Чем больше нас, тем быстрее и лучше мы исполним задачу, больше предупредим людей. Это ясно? Точно так же, как мы сейчас, к вашим семьям подбираются отряды стражи, которые эвакуируют их за стены. Будьте верны присяге и долгу, и позвольте другим солдатам спасти ваши семьи. Нет, я не буду подрубать дезертирам ноги, и оставлять их на поживу нашим мёртвым друзьям, но я озабочусь тем, чтобы трус и дезертир попал под трибунал. А сейчас, в колонну, по двое, шибче шаг! Нам надо дойти до площади раньше мертвецов. Ближе к дворцовым стенам начнём искать выживших в домах. Здесь вряд ли кто-то будет прятаться. - Сказано всё это было мрачным тоном, поэтому бывший контрабандист попытался сгладить получившуюся. - Помните - колоть острым концом. -

Как-то само собой вышло, что рядом с Карлом шёл Космач, суровый, грозный, прямой, и какой-то..словно задумчивый. Пустые и тёмные окна, напоминавшие потухшие глаза мертвецов, город казался покинутым, погибшим. Только бы в них не загорелся тот аметистовый огонь... Ктон встряхнулся, и обратился вполголоса к Георгу, стараясь, чтобы другие солдаты не особенно вслушивались в разговор.

- Георг. Ты видишь больше, чем могут видеть..обычные люди, такие как я или Ганс. И ты, и Эрих, вы умеете и знаете больше. Но Ворона погиб. Скажи..что ты там видел, когда мы бились на баррикадах? Не бойся показаться странным. После этих мертвецов, меня ничто не удивит в этом мире.-
+1 | "Igni et ferro", 02.09.16 11:13
  • Карл хороший командир) Не жалею, что отдала тебе эту роль.
    +1 от MoonRose, 07.09.16 19:55

Стоять всегда страшно. Ждать пока враг ударит. Низенькая баррикада, сооружённая на скорую руку, пролом, перегороженный людьми..и мертвецы, наступающие на строй. Злой оскал сам пробирается на губы Карла - будто он собирается им напугать врага. Но мёртвые не боятся. Аметистовая искра где-то глубоко в зрачках. Желтоватый белок. Голод. Хриплое рычание, скулёж. Как минимум один из трупов, каким-то образом оказался на баррикадах, и рухнул вниз, за спины отряда. Но Ктон не отступил, не повернул назад. Он впереди. Рявкнуть громко своё извечное "Грай!", ударить щитом по морде гнилой, отталкивая под удары других стражников. Мерзкий запах бьёт прямо в ноздри. Гнилая плоть, гнилые кости, всё гнилое и оттого хрупкое. Что-то хрустнуло в ногах у твари, повалилась кулём она на землю. Прямо под сапоги бывшего контрабандиста. И Тайлер не подвёл. Первый удар окованного сапога своротил челюсть, отчего создание вывалило свой чёрный язык прямо на шею, всю в трупных пятнах и беспомощно задёргалось. Удар клинка отсёк потянувшуюся было руку мертвеца. Не давай им вцепиться в себя. И вот тут, на помощь к своему мёртвому товарищу, пришёл некто значительное более свежий.

Некто, погибший совсем недавно, носящий кирасу, но уже потерявший свой шлем. Сорвал кто-то, не иначе. Мертвец весь в крови, в своей и чужой. Перегрызенное горло, разорванные штаны - перед смертью этого стражника будто драли остервеневшие псы, в буром месиве бедра то и дело мелькала белая кость. Карл успел среагировать до того, как бывший товарищ по службе вцепился в него. Ударил первым, но кираса спасла мертвеца от серьёзных повреждений, заставив только чуть вздрогнуть и сбиться с шага. А вот Карл напротив - ринулся навстречу. Голая мощь живого и очень желающего жить человека - против аметистового угара мертвеца. Близкий контакт - слишком близкий, дающий опасную возможность для врага, но немолодой стражник был расчётлив..и по своему удачлив. Щит врезался в грудную клетку двуногой сыти, и мертвец не устоял. Повалился на шикарный сервант, оттеснённый толчком. Вот только и Карл был вынужден за ним сделать два шага. И потому продолжил давить мразь щитом, яростно рыча, разбрызгивая слюну. К счастью, руки этого существа оказались прижаты к кирасе - и пускай жизнь этого стражника они не спасли, но зато Карл был очень благодарен городскому магистрату за столь прочный и цельный доспех. Вдавить этого живчика чуть глубже в этот чудесный шкаф. Створки жалобно затрещали под напором, и мёртвый стражник начал уходить вглубь. Хорошая была мебель, добротная, крепкая. Существо захрипело, дёрнулось было в сторону, но прижатое щитом вырваться не смогло.

Движение под ногами. Позабытый гость из могилы пытается укусить за сапог - но без нижней челюсти прокусить толстую кожу сапог невозможно. Карл выдрал ногу из слюнявых объятий мертвеца, отчего существо повалилось на мостовую и отпрыгнул от вдавленного в шкаф. И с яростью, поразившей даже его самого опустил каблук прямо на череп мертвеца, прямо на висок. Хрустнуло и череп разлетелся на куски, прямо как скорлупа ореха - а то что было на месте мозгов разошлось по сапогам Карла, который зарычал хриплым зверем: "Не тебе жрать Грая, выблядок." - аметистовые искры в глазах умертвия потухли, затоптанные тяжёлыми сапогами стражника, так и не превратившись в пожар. Тайлер перехватил меч поудобней, и повернулся к изуродованному в дрова гарнитуру, в который так удачно загнал сослуживца.
Однако, тот время зря не терял, и явно не желая признавать поражение, прямо-таки жаждал реванша. И впрямь, ну не оставаться же в шкафу? Лучше побарахтаться пару мгновений, уцепиться за края пролома, и вылезти наружу, где только что был обидчик. Карл с омерзением приметил обглоданный висок и щёку. Особенно белые на красном фоне зубы, откушенный нос и пустая глазница. Нагрудник, залитый кровью и чем-то ещё, неприглядным, потерял свой былой лоск. И единственный глаз, с вполне заметной фиолетовой искрой, мигом нашедший бывшего рыцаря. Рот создания искривился в голодной усмешке. Карл не стал дожидаться, пока существо окончательно покинет свой импровизированный гроб, и обрушил меч на руку создания, калеча конечность. Затем настал черёд ноги, но и это не успокоило тварь. Она всё так же пыталась выбраться. И только третий удар упокоил тварь, перерубив щею. Тело мигом повалилось назад, в недра шкафа. Голова, всё ещё держащаяся на лоскутах плоти и кожи на прощание мотнулась из стороны в сторону и исчезла там же.

Карл облегчённо вздохнул, и пусть он будет проклят, но воздух показался сладким, несмотря на мерзкий запах крови. Те товарищи вокруг, что остались на ногах, уже добивали своих противников. Враг с той стороны лез на баррикаду, но пролом уже закрыли, отбросили мертвецов.
Тайлер начал было оглядывать поле боя, и пересчитывая солдат понял, что его товарищ по строю не справился. Стражник подошёл к месту последней схватки паренька и только горько покачал головой, глядя на разорванное горло. Выпавший из руки меч лежал рядом, и Карл недолго думая, положил его на грудь стражника. Ладонь погибшего на рукоять. Пальцы ещё были тёплыми, когда он их сжимал. Что-то сдавило глотку, не давая вымолвить и слова.

Карл стоял над сослуживцем, собираясь с мыслями. Парень был молод, и считал его героем. И вот теперь он лежит на мостовой, уставившись навсегда замершими глазами в небеса. А он ничем не смог ему помочь, и даже не видел, как он погиб. Карл горько усмехнулся в бороду, и оттопырив мизинец прикоснулся к своему лбу. Жест, отгоняющий злых духов. Краткая молитва.
- Позаботься о нём, Единый. – и Карл отвернулся. Его смерть была быстрой, хотя и её не назовёшь лёгкой.

Сейчас не время горевать о павших. Пролом закрыт. Нападение отброшено. Там, за баррикадой ещё есть мертвецы, но их осталось мало. Считанные единицы. Карл взгромоздился на стол, которому ещё только предстояло стать баррикадой, и уставился на город и баррикаду, где ещё недавно был пролом. Сейчас он защищал горожан. Таких как та женщина, которая кинулась в темноту за своим ребёнком. Беспомощных, слабых, не способных ни на что перед надвигающейся угрозой. И чем больше Карл об этом думал, тем мрачнее у него становилось лицо. Некоторые долги должен исполнять даже такой, как он.

Монахиня, проходившая мимо рыцаря, мазнула взглядом по трупу рядом с ним. Вопросительно глянула, и прочтя ответ по лицу Тайлера нахмурилась. Что-то ей не понравилось в его взгляде. Ещё одна морщинка появилась на лбу. И она решительно зашагала к нему. Молодая, почти что юная, бледная даже на фоне своих белых одежд. Карл невольно улыбнулся, глядя на неё. Для него она воплотила в себе всё то, что он сейчас защищал. Непрошенная мысль в голове, привет из далёкого прошлого.

- Раны есть? – голос с усталой хрипотцой, внимательные глаза. Послушница бесцеремонно схватила его за руку, на которой осталась пара пятен крови Робби. Испачкался, и сам не заметил. Карл внезапно почувствовал себя очень старым и усталым, но в противовес этому легко соскочил со стола, и перехватил ладонь девушки. Горячая. Удивительно горячая, совсем не похожая на ту уже остывающую ладонь Робби.
- Я в порядке, прекрасная госпожа. – и рыцарь склонился в поклоне, целая ладошку. Кажется, послушница в какой-то момент захотела выдрать её из хватки солдата, но почувствовав прикосновение бороды и усов внезапно передумала. Ктон выпрямился во весь рост. В спине, в районе поясницы что-то щёлкнуло, но Грай не обратил внимания, только улыбнулся. – Идите, сестра. Здесь есть о ком позаботится. –

Наблюдая за тем, как послушница торопливо идёт дальше, Ктон только покачал головой. Хорош, куртуазный рыцарь. С мозгами на сапогах, в крови и только с поля боя. Настоящий образец мужественности и галантности. И всё же монахиня – прекрасный пример того, что город делает для своих защитников. Люди порой не замечают этого..но город..этот город стоит того чтобы его защищать.

Крик Ганса заставил рыцаря нахмурится. Этот здоровяк кричал что-то про десятника, и потроха. Сочетание не очень удачное. Подхватив меч, Карл заторопился к источнику..и увидел Ганса и умирающего десятника. Одного взгляда на его ранения хватило чтобы понять, что полуэльфу пришёл конец. С него буквально содрали нагрудник. Разорвали живот. В той неопрятной требухе, видны клочки ремня и пряжка, которую враг прямо-таки вдавил. Грудная клетка тоже пострадала. Белым вытарчивают сломанные рёбра. И всё это в крови.

Стражник подбежал с к десятнику. – Мы будем помнить, командир. И город тоже. Мы исполним приказ. Ганс, шаг в сторону, пожалуйста. Пусть он увидит не только наши рожи, но и небеса. – а сам рыцарь напротив склонился над стремительно бледнеющим полуэльфом. Минут через десять он отойдёт, но это будут долгие десять минут для агонизирующего десятника. Слишком долгие. Рыцарь бы не хотел умирать..так. Лучше уж быстро. И именно поэтому, на лице стражника гуляли желваки, а взгляд жёстких глаз буквально впился в лицо десятника. – Иммерлих ван Дарен. Вам есть что и кому..передать? Я бы смог принести ваши последние слова. И..я могу оказать вам милосердие. Вы согласны? – как-то сам собой в руке засапожный нож. Не такой узкий и изящный, как мизеркодрия, но в нём что-то определённо было от неё. Один удар, аккуратная дыра напротив сердца – и десятник предстанет перед Единым. И холодный взгляд солдата требовал ответа у командира. Готов ли он принять смерть? Или попросит ещё небольшую отсрочку?
+2 | "Igni et ferro", 31.08.16 03:06
  • Полотнище!))
    Я вижу здесь несколько сцен, и они все великолепно обыграны. И отдельный плюс за ситуацию с десятником. Достойно.
    +1 от MoonRose, 01.09.16 15:02
  • Охренеть какой пост! Классный...
    +1 от Bully, 01.09.16 17:22

Мир изменился. Далеко не всякий человек двигался столь же резво, сколь эти жаждущие крови умертвия. Умирающие и трупы под ногами, истекают кровью. Уже и не понять, кто где. Тела пока лежат без движения, но кто знает, может вот-вот, ещё пару минут, они поднимутся вновь, подчинённые неведомой злой волей? Это действительно пугало.

Мир изменился. Из монастыря Единого лезут живые мертвецы. Может пришла пора и ему Ктону, отбросить старую, въевшуюся в кожу маску? Она бесполезна сейчас. Не время для пряток, не время для робких и прячущих лица в тенях. Робби остался рядом. Верный напарник в такой передряге никогда не помешает. Несмотря на все эти пугающие события, Карл чувствовал себя словно помолодевшим, словно в старые времена, будто на ногах у него всё ещё шпоры.

Карлу, в отличие от Алфи, повезло. Когда люди побежали, стражник остался фланговым, и теперь находился на краю отряда, встречая натиск мертвецов. Как-то неожиданно разумно, четверо из них, предпочли попытаться задрать парочку одиноких стражников, вместо того чтобы броситься на общий строй. Вот и первый из противников. Он ничем не напоминает прежних врагов - кроме желания выпустить стражнику кишки. Гнилые глаза, ветхие кости. И пахнет омерзительно. Хуже чем сборщик налогов. Не то чтобы Карл когда-нибудь нюхал это презренную братию, но дело с ними имел, случалось.

Тайлер не стал дожидаться, пока прущий на него мертвец соизволит добежать. Напротив, он шагнул ему навстречу, и со всего размаха отоварил щитом, прям как в старые времена. Когда-то давным-давно, рыцарь отправил таким же ударом одного назойливого стражника в реку, на погибель. Многие новички забывают, что щит это чудесное оружие, и только обороняются им. Рубанув напоследок ветхие кости, да так, что осколки ребёр полетели во все стороны, Ктон со всей силы завопил свой старый девиз. - Грай! - возможно, кто-то и примет это просто за боевой клич, но когда-то так звали одного молодого рыцаря. От некоторых привычек так сложно избавиться. Крик ушёл в небеса, и кажется, что старое порченное сердце забилось быстрее, провозглашая былые идеалы вновь единственно верными.

Карл редко обращался к Единому, но будь у него возможность, он бы сейчас вознёс ему самую искреннюю похвалу. Он вновь чувствовал себя молодым, злым, у него вновь была правда, и вновь были враги. Чего ещё может желать старый воин? Повинуясь своим старым идеалам, Карл чуть не кинулся в свалку где был Алфи и его напарница, но вовремя осадил себя. Он уже не тот юноша, которому подобный трюк может сойти с рук. Вместо этого он повернулся к Робби и прорычал команду, удивительно командирским и задиристым голосом.

- Робби! Прикрывай! Я помогу им! - Стражник сделал шаг в сторону свалки, и завопил что было сил, ударяя мечом о щит. - Грай! Грай! -

- Эй, гниломордые! Не желаете сразиться с тем, кто одного с вами возраста, а?! - рыцарь зло захохотал, будто вся эта схватка ему и вправду доставляет ему удовольствие, и вновь издал ужасающий лязг - столкновение окованного железом края щита и меча в этот раз даже высекло одинокую искру. Ну, так показалось Ктону-Карлу. В свою очередь, это придало решимости, и он ринулся в бой, к окружённой парочке. Вытащить, спасти хоть кого-то.
Дайсомёт х2

иии я забыл модификатор. сила +10 и перк +10, итого 113

Карл двигается на выручку к попавшим в окружение.
+2 | "Igni et ferro", 12.08.16 18:39
  • Отменный отыгрыш. Живой. Не перестаёшь радовать)
    +1 от MoonRose, 17.08.16 04:33
  • Спасибо за помощь! Теперь я знаю с кем в разведку можно идти.
    +1 от Bully, 18.08.16 08:34

Карл ухмыльнулся. Ему удалось немного снять напряжение братьев по оружию. Уже начались первые споры. Ещё немного, и в них пробудиться настоящий азарт, и тогда уже ни один преступник не ускользнёт от бдительного и воодушевлённого лёгкой наживой взора стражников.

- Поддерживаю! Три серебряника, против твоих трёх серебряников, малёк. - Тайлер оскалился, и принялся преувеличенно бдительно вертеть по сторонам головой, высматривая врагов. А когда-то он спорил на золото и пил вино, терпкое, как поцелуй девицы и сладкое как благость Единого. Горькие размышления, навевающую хандру и тоску. В патруле - абсолютно неуместные. А потому - чётче шаг, рыцарь. Шпоры с тебя никто так и не снял, а значит твоё сердце ещё может быть благородным и честным.

Когда отряд наконец притопал к точке назначение Карл сильно помрачнел. Его кости предчувствовали заварушку, и ему не очень хотелось участвовать ней, не зная ничего. Раненые, кровь на одеждах, полевой лазарет, испуг на лицах. А меж тем, рядом храм Единого. Монахи может и не лучшие врачеватели, но в святом месте полевой лазарет точно легче организовать, там наверняка есть запас воды, чистых тряпок и, если повезёт, некоторый запас лекарств. В крайнем случае можно найти хотя бы слова утешения и молитву.

- Робби, похоже, что-то случилось в самом монастыре, или под его стенами. - прошептал немолодой стражник своему соседу, и перехватил щит поудобней. Ему не улыбалось. Что это может быть? Кто-то пытается осквернить святое место? Или может у церковников раскол, и кто-то из священнослужителей пытается избавиться от неугодных? Настоятель монастыря должен обладать немалым влиянием, и потому его поддержка или смерть может многое изменить.

Тайлер мысленно вздохнул - им всё ещё никто и ничего не объяснил, просто бросили в ночной рейд. Подобные знания - это привилегия благородных, командиров и преступников. А простым солдатам ничего не остаётся как просто маршировать куда скажут, и бить в морду тех, на кого покажут.

Пока полусотник говорил с остроухим, Тайлер попытался разглядеть среди стражников кого-то знакомого. Может быть повезёт? Может он успеет перекинуться хотя бы парой слов, или жестов? Один из солдат проходил совсем рядом, и пока десятник и полусотник были заняты друг другом можно было попытаться узнать у него хоть что-то. - Эй, брат. Что там, в темноте? Что случилось? -

Солдат, проходящий мимо, не был Карлу знаком. На его лице застыло выражение сосредоточенности, если не сказать отрешенности. Заслышав чей-то голос, солдат остановился, огляделся. Столкнулся взглядом с бывшим контрабандистом. Но вместо ответа смачно сплюнул на мостовую и пробурчал что-то нечленораздельное. После чего, не дожидаясь реакции, отошел к своим, провожаемый недобрым и тяжёлым взглядом немолодого стражника.
Тайлер неожиданно почувствовал весь груз прожитых лет и задумался. Десять лет назад, он был рыцарем, который обязательно проучил бы наглеца, не считаясь с последствиями. Просто избил бы мечом, не вынимая его из ножен. Рыцарское звание обязывает. Пять лет назад, он бы устроил мерзавцу хорошую драку, или какую-нибудь подлость попозже. Возможно, шепнул бы начальнику караула, чтобы неудачник остался стоять на стену в ночную и холодную вахту, или распространил нехорошие слухи, чтобы женщины от него шарахались. А сейчас? Стал ли Карл мудрее? В какой-то мере - да.

Так что Тайлер просто пожал плечами, и хмыкнул. Гордые нынче солдатики пошли, злые и напряжённые. Похоже, испугало что-то. Может среди простых горожан найдётся ответ? Может кто-то из них что-то знает? Бывший контрабандист окинул толпу почти профессиональным взглядом. Что скрывает тот человек, скорчившийся клубком у фонтана, и бормочущий молитву себе под нос? Даже отсюда его страх чувствовался.

Десятник скомандовал им выдвигаться, в своей непревзойдённой молчаливой манере, но даже плохо знающий его Карл чувствовал в его жестах злость. Похоже ситуация хуже, чем ему изначально представлялось.

Мимо отряда пробежала женщина – в порыве материнской любви, но никто из стражников даже не окликнул её, лишь Тайлер проводил её бег взглядом и молча её пожалел. Каждый выбирает свою судьбу сам. Кто знает, может Единый убережёт её? Странно, но спустя лишь пару секунд, её шагов уже не было слышно. Либо женщина бегает очень быстро, либо она уже никогда не будет бегать. Или быть, может, она побежала совсем не за дочерью, а за чем-то ещё.
Темнота, тишина и луна. Это сочетание напоминало ему о прежних весёлых деньках. Даже собачий вой не проникал сюда. В этом была некоторая неправильность, но седого это вполне устраивало. Ночной холодный воздух проникал в лёгкие подобно живительному эликсиру, давая некую недолгую иллюзию молодости и былой силы.
После речи командира, над строем повисла короткая тишина. Никто, кроме Эриха, каркнувшего что-то неразборчивое, не спешил вдохновиться речью Имлериха, или хотя бы ответить ему. Сказывалось что он полукровка? Возможно. Карл криво усмехнулся. Для храбрости порой нужно совсем немного. Глоток рома, или пара нужных слов, которые воодушевят солдат. Похоже, командир не сумел вдохновить солдат, а раз так, то это придётся сделать ему.

Карл обнажил меч, и два раза ударил им о свой щит – не со всей дури, но вполне чувствительно, выражая своё одобрение остроухому. Неважно, одобряешь ты командира на самом деле, или нет, но для общего боевого духа будет гораздо лучше, если кто-то поддержит сейчас, иначе потом, в критической ситуации может произойти всякое. Не дай Единый придётся отступать…

Воин оскалил зубы, и воздел свой меч в салюте, как можно выше, будто пытаясь дотянуться до небес. Что-то внутри его тела щёлкнуло, но это резкое и быстрое движение не принесло старику боли, а напротив, будто разогнало кровь.
- Мы крепко держим наши мечи, и готовы пустить их в ход. Наша верность и отвага принадлежат Городу. Мы бдительны, как сборщики налогов, сэр. Острым концом колоть врага, да сэр? – немудрённая шутка заставила Робби хмыкнуть, и несколько раз кашлянуть. Кажется, закашлялся не только Робби. Этот ночной воздух так вреден для здоровья... – Какова наша задача, сэр? -
+1 | "Igni et ferro", 04.08.16 22:17
  • Отменное полотнище)
    И неудачные броски прекрасно отыграл.
    +1 от MoonRose, 07.08.16 01:36

Карл бы и сам поморщился, выразил свои чувства, но нельзя. Да и нет в этом необходимости. Полуэльф знает, что он имел ввиду, и раз не ответил, значит у него на то были причины, кроме нелюбви к людям. Когда-то, Тайлер работал с полуэльфами, и знал, что в сущности, они неплохие ребята. Далёкое воспоминание, покрытое уже туманом забывчивости. Долина, забитая настолько толстым слоем мха, что ребёнок мог бы нырнуть в него с головой. Их связной был из потомков ушастого народца, и Тайлер с ним довольно активно разговаривал - о разном. Он не казался ему дикарём.

Тем не менее ответ командира был всего лишь уловкой. Лучше бы их вёл сотник, Крейг. Или кто другой, не столь заносчивый, и не боящийся признать что он не знает, что ждёт отряд в городе. Собачий вой всё ещё витал в воздухе. Что встревожило настолко собак? Очередное воспоминание, неожиданно постучалось в голову бывшему рыцарю, и тот едва не сбился с шага. Пожар, страшный огонь, от которого не было спасения, красный зверь, пожирающий один дом за другим. Из древнейшего друга человека, отгоняющего тьму, мрак и духов, пламя превратилось в всепожирающего монстра. И всё же, пускай эту силу почти невозможно оседлать, но огонь всегда был и остаётся последним шансом. "Если сомневаешься - подожги." - именно так говорили в их банде, незадолго перед концом. И некоторое время этот принцип им верно служил.

Вопросительный взгляд соседа по ряду, заставил Карла немного нервно усмехнуться, и подмигнуть ему. Чуть склонив голову, стражник прошептал ему. - Только собаки из глубокого моря не имеют имён. Но мы с тобой не солёные блохи, верно, мой благородный собрат по ночной и внеурочной вахте? - контрабандист подмигнул мужчине, стараясь подбодрить его. Он раньше видел воина пару раз в казармах, но как-то пересечься и хотя бы просто познакомиться не удалось. Должно быть один из новобранцев, ещё более зелёный чем сам Карл. Ну, на этом поприще. - Я Карл Тайлер. -

Стражник все еще смотрел в спину Имлериху и среагировал не сразу. В его глазах еще горели искорки ненависти, когда он обернулся к Карлу.
Молодой парень. В самом расцвете сил. Каштановые волосы слегка вьются, отросли с последнего пострига. Странный цвет глаз, в темноте плохо видно. Вроде и серые, вроде и болотный оттенок имеют.
- Каждый имеет имя. Даже эти эльфьи отродья, чтоб им... - ответил парень хрипло и тихо. Несмотря на свою ненависть, командира он все же боялся. - Роберт меня зовут. Кличут просто Робби.

Карл кивнул, принимая имя и ненависть юноши. - Ты можешь не любить командира, Робби. Но наш долг подчинятся ему. Нам за это платят. За это - и за то что мы храним покой города. И всё же, гляди в оба. Как бы этот ушастый нас в могилу не завёл..- в том, что полуэльф вполне сносно видит в таком полумраке, как царил сейчас на улицах - бывший контрабандист не сомневался. Помнил ли он о том, что далеко не все люди такие зоркие? Как командир, должен был. А на практике - фонари стояли пускай довольно часто, но горели определённо не все. В любом случае, нужно было найти способ привести людей в чувство и вместе с тем придать им немного храброго азарта. - Гарда Теммиса и красные сосны, эти псы никак не заткнуться. - тихое ворчание немолодого стражника, больше себе под нос, чем для кого-то ещё. - Кто им всем на хвосты-то наступил? - седой стражник хотел было добавить что-то ещё, но заметил заинтересованный взгляд юноши, и примолк.

- Во имя семи солнц, парни! Ставлю серебрушку, что я первым замечу и укажу на опасность! - Карл не зря сказал именно про серебряную монету, обычно он обходился ставками поменьше, но именно столько обычно уходило на один круг пива для десятка здоровых лбов. Учитывая что здоровые лбы были достославной стражей Города, то как минимум первый круг всегда был не совсем дрянного пива.
Согласованно с мастером.
+1 | "Igni et ferro", 22.07.16 00:48
  • Чудесно.
    +1 от MoonRose, 30.07.16 02:15

Левой. Правой. Марш-марш, нога в ногу. Подкованные сапоги врезаются в брусчатку мостовой, эхом отзываются шаги стражников, стучаться в слепые окна домов, в закрытые ставни, в шторы. Кажется, или та занавеска немного шевельнулась, а в том дальнем окне промелькнула тень? Тайлер вдохнул ночной, ещё прохладный и такой чудесный, бодрящий воздух и покачал головой. За отрядом стражи, вышедшим в ночной и очень неожиданный патруль, вполне могли наблюдать. Но даже если Карл бы сейчас заметил их кого-то из этих самых наблюдателей, то что бы он стал делать? Ничего. Любопытство и бессонницу к делу не пришьёшь, за неё обычно не связывают и не бросают в зиндан.

Карл перехватил щит поудобней. Здесь нечего боятся. Сейчас он часть огромной телеги по имени Закон. Один из многочисленных осликов, что тянут её по дороге. Или даже скорее спица в колесе, ослы и мулы всё-таки могут тянуть не в ту сторону, что и остальные. Тем не менее - боятся нечего. Телега по имени закон размажет всё что угодно - от королевских амбиций, до чаяний босяков. Другое дело что уйти от неё просто, но мало кто осмеливается бросить вызов закону в открытую. Уж кому, как не Карлу об этом знать?

Так откуда же это предчувствие, лёгкий мандраж, словно перед боем, словно над головой уже свистят первые стрелы, пущенные издалека? Откуда это напряжение, будоражащее старые кости? -" Похоже, на старости лет я стал мнителен. "- подумал Карл, и сплюнул обочину. Остальные пока молчат, дисциплина крепка и страх наказания держит рты солдат на замке. Ну почти. Шепоток сзади. Кажется Эрих, мрачный вестник судьбы, что-то пытается выведать у своего лохматого соратника выспросить. Тайлер покачал головой. Было в этой вороне что-то такое, от чего люди шарахались. Может и вправду, побывавшим по ту сторону этого мира видно чуть больше? Даже если так, это всего лишь повод перехватить рукоять меча покрепче, и как следует подготовится. Надо бы ободрить парня, а то если он будет трястись в строю, то не дай Единый ещё и запаникует. Но как это сделать? Будь это поход - он бы затянул какую-нибудь похабную частушку. Или бравурный марш, а то и просто приятную песню. Но здесь, посреди ночного города, когда люди изволят топать в неизвестность? Не время, определённо не время.

Ладно. Может позже, когда перестроятся, Карл найдёт пару убедительных слов для этого парня, чтобы меньше дрейфил. Чуток заёмной храбрости для него не помешает. На одно мгновение Тайлер почувствовал себя старым, опытным ветераном, в своре молодых новобранцев-щенков, только выпущенных с плаца. Ветераном, чья долгая и кровавая история дала ему не только десяток шрамов и умение безобразно хорошо драться, но и своеобразную чуйку, которой он и должен научить новичков, чтобы те прожили подольше. Старым солдатом, чующим неприятную засаду, но не имеющий возможность предупредить остальных, а только-только заметить первым. Молчание в отряде сгустилось почти до невозможности. Надо сказать хоть что-то, а то новички начнут искать врага в танцующих под луной тенях ещё до прибытия на место, и приступят к исполнению задачи уже на пределе.

- Командир! Разрешите обратиться? - гаркнул седеющий стражник, и уставился в спину полуэльфа. - Не пора ли факелы зажечь? Альбо мы должны хранить тишину и не выдавать себя до прибытия? -
+1 | "Igni et ferro", 17.07.16 17:16
  • И пост отличный, и ход интересный. Отыгрывать опытного человека тебе пока точно удаётся)
    +1 от MoonRose, 18.07.16 23:16

Карл смотрел на сотника и мысленно удивлялся. На лице у него не отражалось ничего, но эта тень неуверенности... Стражника озаботило это. За свои годы он неплохо научился разбираться в людях, профессия обязывала. Сотник Крейг - честный и храбрый офицер, насколько можно быть честным в этом весьма продажном мире. Если бы у такого человека была возможность - он бы попытался как-нибудь подготовить своих людей, увеличить штат, не стал просто бросать отряды в какую-нибудь резню, если бы имел возможность как-то предупредить и подготовить. Но сейчас он молчал. И бывшего рыцаря тревожило это больше, чем сам ночной подъём.

Воин повёл плечами, разминаясь, окончательно пробуждаясь ото сна, проверяя свои старые кости. Ещё не подводят. Доспехи привычной ношей давили, и вместе с тем давали определённую защиту. Разумеется, это были не рыцарские латы, но в своём роде тоже были неплохи. Следить за ними было просто, и они редко подводили. По правде сказать, в настоящем деле их тоже не довелось испытать. Вот чего Карлу не хватало, так это своего старого меча. Отличное железо, труд настоящего мастера-оружейника, скованный ему по руке...и потерянный годы назад. Толку думать об этом? Нет смысла. Лучше ещё раз проверить крепления.

Тайлер вдохнул поглубже ночной воздух, пытаясь почуять предстоящую схватку, но вместо этого в нос ударили привычные запахи солдат, стоящих в строю. Запах железа, лязг доспехов, шум большого отряда, разбивающегося на десятки. Чувствовать себя в общем строю было чем-то в своём роде восхитительным. Общее плечо, общий локоть, одна задача на всех. Даже зубы не ноют. Вот наконец назвали Карла, и десяток к которому его на время приписали.
+1 | "Igni et ferro", 10.07.16 17:11
  • Достойный пост, хороший.
    +1 от Francesco Donna, 11.07.16 11:11

Когда сотник подходил к дверям казармы - Карл дремал. Ему снились былые дни, когда его звали по иному, когда он сам был иным. Иные имена, иные законы, и другой человек. Человек, которому было бы тесно в униформе стражника. Которому было бы душно в казармах. Привыкший к риску и азарту. Бурная река, пороги, товарищи и бесценный груз под скамьёй гребцов. Ему снилось былое счастье, простое и понятное.

Голос сотника разбил дрёму. Лодка налетела на пороги, и треснула будто гнилая скорлупка под сапогом стражника. Карл вылетел за борт, и сразу же отправился на дно. Вода, врывающаяся в лёгкие, паника. Ругань командира прорезала сон словно меч - плоть неудачника. Карл вскочил, глянул на кота, распухшего вдвое против обычного, мазнул взглядом по окну..что там? Ничего не видать. Слишком темно. Карл только надеялся, что кошачья мара не окажется чем-то более существенным, чем крупный крысюк.

Бодрой трусцой добравшись до оружейной, Карл окинул стражников зорким взором. Отметил он про себя и привычный пессимистичный возглас Эриха, вспомнил кота, горбящего спину на окне, но ничего говорить не стал. Ночь только начинается - нет нужды себя лишний раз накручивать. Кушак затянут, кошель да вытяжка на нём - а вот фляжка с заветным самогоном устроилась во внутреннем кармане. На крайний случай, будет что хлебнуть. Пристроить факел к креплению на щите - да покрепче, чтобы не вывалился по пути. Может и не по уставу - зато место экономит. Ночью - всякое бывает. Может и в самую темноту занести - а куда там без огня?

И вот Карл среди прочих стоит на плацу. Держит марку, зевоту в зародыше давит, да зыркает перед собой. Ждёт тех, кто ещё не дошёл, да и сам на небо поглядывает.. Луна сегодня уж больно яркая, да на небе - ни облачка. Хорошая ночь. Луна ещё не вошла в северную корону - а значит солнце ещё нескоро. Зачем их подняли в такую рань? Бунт? Облава? Погромы? Пожар? Зарева над городом не было видно, но это ничего не значило.
+1 | "Igni et ferro", 02.07.16 23:17
  • За продуманность персонажа, интересную квенту и отличный слог. И вот за это отдельный плюс:
    - Плакат "вступи в стражу, получи крышу над головой и миску с едой!"
    Позабавило ^^
    +1 от MoonRose, 05.07.16 00:17

Шаг назад. Нелюдь по одну с ним сторону. Нелюдь, признающая это. Лесная кровь, о которой тут все толкуют. Ульрих - перевёртыш? Все остальные никак не реагируют на это. И нечисть, огромный липкий ком.

Сторожок не отзывается. Дерево всё так же остаётся холодным. Предки не спешат на помощь своему потомку. Их привычный мир так далеко. Не спешат замазать своими холодными пальцами мистические буркала натхо, не пытаются размыть его силуэт. В том, что его как-то видят, Звездолов не сомневался. Крепыш плавно убрал руку подальше от мешочка с сторожком. Ему нужна свободная

Ульрих вёл странные переговоры. Что это? Хитрый план? Глупость? Безумие? Мартин видел перед собой чудовищ, которые атаковали таверну. Чудовищ, равнодушно принимающих то что их уничтожат - но при этом похваляющихся своей силой. Дома стены помогают.

Мартин не понимал Ульриха. Все эти рыцари, яркие плюмажи, тяжёлые доспехи, тьма самоуверенности и гордости, честь и достоинство...они не прагматичны, но вместе с тем ясны как солнечный луч.

Ульрих же стал другим. Замудрённым. Простому бойцу из клана росомах его не понять. Мартин перехватил поудобней меч, и встал так, чтобы можно было преградить путь обоим...существам. Шансы выжить резко уменьшились, но следопыт всё ещё верил в хитрый план рыцаря. Вместо того чтобы броситься наперерез фон Брандену, который называл его дикарём, и звал его "М-ма", воин остался на месте, преграждая путь. Пускай волшебник и воин разберутся между собой. Когда они закончат, Мартин сумеет вытащить их. Если его не разорвут на клочки прямо сейчас. Тогда он станет первой жертвой недальновидности рыцаря с ихором Лесных Жителей в крови.

Следопыт мазнул взглядом по "лицу" натхо. - Зачем? Зачем вы пришли на таможню? За что умер мой командир? Что вы искали там? - вопросы были безжалостные, но абсолютно бесстрастные. Они могли перечеркнуть все старания Ульриха. Но Мартин не делал ни одного шага, чтобы атаковать существо. Не время, не сейчас, когда их волшебник готовился принять побои от горячего гемландца.
  • Как жаль, что не у всех персонажей есть такое же количество здравого смысла :)
    +1 от Агата, 17.05.16 16:56
  • Зачем? Зачем вы пришли на таможню? За что умер мой командир? Что вы искали там?
    Вопросы по существу. Считаю, с них и нужно было начинать нашу беседу. Молодец
    +1 от Panika, 17.05.16 14:49

Мартин смотрел. И с каждой секундой понимал горькую и простую истину. Сейчас, все его навыки, вся сила, вся ловкость, каждый собранный им трюк, уловка, они бесполезны. Время меча, время для стона мышц кончилось ещё не начинаясь. Будь здесь Ила, будь здесь его солнце, они бы вместе смогли сделать всё. Крепыш был бы кочкой, о которую так легко споткнуться. Но что значит кочка без волны?

-"Что делать? Куда его ударить, если он двинется вперёд? Где? Где уязвимость, где слабое место?" - глаза шарили по громадной туше. Есть ли выбор? Есть ли что-то за что можно зацепиться? Глаза? Нету. Живущим во тьме нет нужды в ловить каждое движение. Огонь здесь редкий гость, не говоря уже о солнце. Ушей тоже нету. Слуховые отверстия? Даже сейчас, в ярком свете волшебного огня стекающего со стен (укол ревности - Ила так не умела) следопыт не видел их. -"Как? Как они нас чувствуют? У них нет даже чувствительных усиков, чтобы пробовать воздух! Солнце моё, дай мне знак!"-

Но давно уже отпылала душа, и стучался пепел в щиты сердец. Был ли Мартин холоден или тепел? Нет. Может - мертвец? Росомаха встряхнул головой. Не время. Не сейчас. Левая рука сместилась. Ответ на любой вопрос следует начинать искать изнутри. И один из этих ответов сейчас лежал в мешочке, подвешенном у пояса. Горловина узко стянута. Звездолов не обращался к нему уже больше месяца. Пальцы с трудом нащупывают мешочек. Для стороннего взгляда он кажется пустым - но Март знает, это не так.

Там холодная вьюга. Там ветер, воющий в горах, скрип чахлых сосен и долгие вечера у тёплого очага, за крепкими бревенчатыми стенами. Там частица далёкого-далёкого мира, оторванная от всего остального клана, но вместе с тем пребывающая с ним. Некоторые изделия резчики создают за пару дней. Некоторые - за месяц. Иные же создают за год, бережно подбирая подходящий кусок древесины, стружка за стружкой снимая слои, вкладывая душу в каждый изгиб затейливой резьбы. Немного таких амулетов, и дают их не всем. Марту - дали. Воины уходящие во тьму должны помнить, почему они шагают в недра гномьих глубин, почему они терпят две недели пути по подземным рекам и местам которые не хочется вспоминать. Почему, когда они выходят по ту сторону гор они щурят глаза в слабой попытке спасти своё зрение от беспощадного солнца. Щурят - но не закрывают. Краски поверхности для так прекрасны после долгой подземной тьмы...

Наконец, горловина открыта, и пальцы скользнули внутрь. Торопятся, спешат. Надо нащупать. Острые края резьбы ткнулись в ладонь. Будто недовольный зверёк легонько куснул кончик пальца. Сейчас не время вспоминать, как он добывал этот кусок редкой древесины, что не знает сноса, что тверда как камень, и даже стальные резцы берут её лишь после долгой подготовки.

-"Брат-братец, меньшой брат."- Март стиснул зубы, пытаясь дозваться до духа, что сидел в сторожке. Ритуальная узоры оставили его лицо почти бесстрастным, но узоры чуток сместились. Сердце сжалось. Звездолов редко это делал в присутствии Илы. Не стесняется, нет, но..неловко как-то. Так слепец стесняется своего увечья рядом со зрячим. Но даже слепец может ткнуть в лицо.

Там где не справляется сила, там где не хватает остроты разума - нужна хитрость и немного удачи.
  • За проявленную фантазию
    +1 от Агата, 13.05.16 15:00

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Прямо очень хорошо!
    +1 от daiki, 11.05.16 20:55

Мартин перевёл взгляд на Ланселота. Свет, изливающийся из-под полы плаща подсвечивал расчерченное ритуалом лицо Звездолова с весьма необычного ракурса, что бросало на него весьма жуткие тени. Глаза казались глубоко запавшими, почти провалившимися в тень, и краски только усиливали этот эффект.

- Нет. Видите - они тащат даже раненного в подземелье. Забывчивый фон Бранден думает что там будет безопасней для тела Валара. Я объясню, кварр. - кваррами среди росомах прославленных и опытных людей, которые, как правило были слишком ценны, чтобы посылать в глубины леса. - Смотрите. Если Гвид-ичи, свяжет магию этих..штук, воедино, то сможет слышать меня. Я смогу дать знак даже находясь за многие дни пути от вас. Эта магия таможенников удивительно сильна и разнообразна. Но я-то буду всего лишь чуть-чуть впереди. Одна минута неторопливой ходьбы для здорового человека. Или несколько мгновений для человека окрылённого боевым кличем. -

- Они будут ждать того кто сокрушил их чары на входе. Того кто отворил первые двери. Большого, сильного, но глупого и шумного. Его. - Крепыш для наглядности махнул в сторону Ульриха, пользуясь тем что заика стал куда более спокойным. К тому же - руки у того были заняты телом ведьмака. - Или отряд людей, сбитый старыми страхами в толпу. А придёт маленькая хитрая росомаха. Я. Понюхает воздух. Посмотрит глазами, послушает ушами. И даст магией таможенников знак вам. Может выйдет тихо-тихо прошептать пару слов в коробочку, а Гвид-ичи услышит. Я буду идти без света. Но мне нужно будет немного времени. Фора. Глазам надо привыкнуть. Я буду идти тихо и медленно. Постепенно вы нагоните меня. Наверное. -

- Кварр, там большая беда вашего мира. Ты это знаешь. Ты, Айросайд, ваши люди - вы плоть и кровь этого мира. Именно вам придётся решать эту беду. Не нам - чужакам. А вам. Упустим сейчас - будет течь ваша кровь по улицам. - росомаха не был уверен в том что предлагал остальным. Это чувствовалось. Звездолов чуял, что скоро ему придётся лихо отплясывать на тонком фарфоровом блюдце, что висит над лавой. И спорил он сейчас не с Айронсайдом или Ланселотом, а сам с собой. Но трусам несладко приходится на Тропе к очагу - камни будут выворачиваться из-под ног, а предки отвернуться. - Впереди войска всегда идёт дозор. Вы - войско. Я - дозор. В этом нет урона для чести, Ланселот. К тому же - вы будете рядом. Если с маленькой росомахи начнут спускать шкуру, то я успею дать знак. И вы поможете. Ну, или услышите мои крики. Это тоже будет знак того, что мне нужна помощь. - Звездолов натянуто улыбнулся, показывая что его не так просто убить. Однако, ему совсем не нравился тот вариант, в котором он будет кричать от боли.
Мартин всё ещё ждёт ответа Феари.
  • Мартин шикарно объясняет.
    +1 от Агата, 04.05.16 03:38

Продолжая напевать и приговаривать на своём языке Мартин нанёс краску на лицо. Быть может прямо сейчас это не поможет сокрушить ворота, но поможет уже за ними. Звездолов на это искренне надеялся. Красные, чёрные и белые полосы превратили его лицо в жуткую маску, совершенно не похожую на него прежнего. Досталось даже косичкам, кончики которых были теперь охрой. Закончив с ритуалом, Март обеспокоенно огляделся по сторонам, и почему-то посмотрел на луну. - Жаакон сурут суремат-та, туонен туват тунтематта. -

На несколько мгновений Мартин замер, принюхиваясь, а затем обнажил оба клинка. - Духи ушли отсюда. Плохое место. Мало слышно. Бей по трещине, Ульрих. Там слабее. - даже голос крепыша изменился. Если до того он напевая на своём родном языке его голос был по своему мягок и даже мелодичен, то сейчас в гортани воина властвовали гортанные рыкающие звуки. Коробочки Мартин убрал обратно в мешок, который сию секунду же и закинул обратно за спину. Больше он с ним не намерен был расставаться. - Если у голоса мудрости, Шраги, есть иные предложения, то их надо высказать сейчас же! - лицо-маска повернулась к мейстеру.
  • По совокупности постов это было шикарное действо.
    +1 от Агата, 23.04.16 19:02

Мартин огляделся вокруг. Взглядом нашёл окно. Сделал жест чтобы остальные подождали немного..выглянул наружу. Карниз. Узкий, тонкий. По такому не пройти. Ила сказала бы о таком "декоративный". Звездолов сказал бы "бесполезный". Он не умел ценить такую красоту, хотя и понимал каких усилий эта незначительная деталь могла стоить каменщикам. Умельцы постарались на славу. Но всё-таки, всё что ослабляло защиту зданий сверх необходимого было в его понимании..излишеством. Вот гномы - те умели строить так чтобы было и красиво и неприступно. Воин бывал в их владениях..целую вечность назад. Тогда он был ещё юным и исполненным завышенных ожиданий, от себя и мира.

Март взглянул вниз. Падать высоко. А этот выступ..такой крохотный, особенно если сравнивать с тем расстоянием, которое придётся падать если оступиться. Простой человек по такому не пройдёт. Даже если это знаменитый старый рыцарь, на чьём счету сотни подвигов... Увы, он закостенел в своей броне. Да и егеря были слишком крупными. А вот он, маленький, крепкий, не растерявший юношескую гибкость и ловкость, цепкий и привычный искать обходные пути.. Он вполне мог бы пройти это нелёгкое испытание, и не оказаться в качестве кровавой лепёшки внизу.

Крепыш окинул солдат, которым не повезло быть с ним в одном отряде. Оскалил мелкие зубы. Поманил Ланселота пальцем. А затем принялся что-то объяснять. Безмолвно, на пальцах. Для начала он вдохнул воздух. Глубоко. И выставил один палец. Затем ещё раз вдохнул. Выставил второй. Посмотрел в глаза старика. Понял ли? Мера времени. Затем показал на себя. Показал на окно. Затем ткнул в дверь..и показал что-то вроде створок, которые открываются. А затем вновь вдохнул - глубоко-глубоко.. и выставил один палец. А затем выставил перед собой обе руки с растопыренными пальцами. Десять вдохов. Сжал кулаки, и ещё раз. Двадцать вдохов. И вновь открывающиеся створки. План понятен? Нет? Неважно. Март не мог тратить больше времени на объяснения.

Двадцать вдохов. Именно за столько Март рассчитывал добраться до другого окна, кинуть вспышку и напасть на натхо. Это был не очень сложный план, основанный на весьма примитивном языке жестов. Разумеется, можно было сказать это напрямую, или попытаться воздействовать более прямо..Но рисковать быть услышанным или обессилеть от перенапряжения мозгов. Нет уж. Конечно, был гораздо более продвинутый язык жестов охотников рыжих росомах или же солдат Запада..но вряд ли кто-то здесь их знает.

Март отвернулся от рыцаря. Открыл окно пошире. Вцепился в подоконник, покрепче, глубоко и неслышно набрал в лёгкие побольше воздуха и выскользнул. Хорошо, что он оставил мешок там, в той комнате через которую проник на второй этаж. Плохо, что он не раскрасил лицо. Предки будут хуже слышать его.

Первый вдох. Ноги легко нащупали опору, а Март буквально вжался в стену. -"Предки не подведите!"- Взгляд в стену. Нащупать щель. Вбить в них кончики пальцев. Раствор мешает - но не слишком сильно. Здание старое, дожди и время немного расширили щели, и пальцам было куда зацепиться.
Второй вдох. Маленький шаг. Карниз держит. Не осыпается. Люди, которые возводили это здание не пожалели сил и возвели достойное сооружение.
Третий. Ещё два шага.
Четвёртый вдох ознаменовался тем что нога во время передвижения сорвалась. -"О Великая Росомаха, бродящая в ночи и поедающая всё подряд!"- Успел Март мысленно взвыть обращаясь к тотему своего рода и перенести вес на пальцы, которые едва не сорвались из щели. Веко на глазах дёрнулось. Звездолов осторожно поднял себя. Страх придал сил. Страх едва не заставил его оступиться.
Ещё пяток вдохов. И шажки. Маленькие. Изредка - большие. И вот...Март у окна. Висит. Смотрит - одним глазом, сквозь окно. Открыть снаружи его вряд ли получится. А вот выбить...

Скоро двадцать вдохов истекут. Скоро росомаха должен будет начать действовать. Выбить окно кинжалом. Ринуться внутрь, надеясь что от острых осколков его защитит броня. Использовать каждую уловку, что когда-то подарили ему клановая наука.. А годы службы и войны возвели эту науку на новый, ранее недоступный уровень мастерства.
  • За взятую инициативу
    +1 от Агата, 25.03.16 20:05
  • Плохо, что он не раскрасил лицо. Предки будут хуже слышать его.
    Замечательный пост. Искренне переживала за Мартина
    +1 от Panika, 26.03.16 07:10

Март не отреагировал на яростный взгляд обворожительной женщины и её горьковатые слова. Однако обращение на "молодой человек" от столь юной особы заставило его задуматься о возрасте этой самой дамы. -"Всюду древние ведьмы. Оглянись, приглядись повнимательней, и окажется что в самой."- По чести сказать, следопыт не знал, сколько было лет Звёздочке когда они познакомились..но разве это имеет хоть какое-то значение, особенно теперь, когда она погибла?

- Дхик. - отмёл все обвинения мрачнеющий Звездолов. Вряд ли это понял хоть кто-то, но его больше заботили вести из уст Ланселота. Он почему-то рассчитывал, что таможня удержит врага на большее время. Хотя..кто знает, сколько времени прошло с начала нападения? Учитывая срок пребывания в качестве служащего таможни..он не мог знать некоторых секретов. Предки возьми, на самом деле он знал только двоих таможенников. А ещё...Ланселот откровенно поддержал не своего того вместе с кем разделывал натхо, а пришедших людей. И, как теперь выяснилось, он не был таможенником. Звездолова не сильно волновало кто он такой. Для него он уже прошёл проверку боем. И тем не менее росомаха сделал маленький, крохотный шаг в сторону. Давая понять, что они хотя и деруться рука об руку сейчас, но не вместе.

Март испытующе глянул на девицу, леди Гвидичи. - Я воин, а не учёная дева. И пока я не услышу доказательств того, что вы таможенник, я не могу вас пустить. И я не знаю, о каких комнатах вы говорите. - Звездолов оскалил свои мелкие зубы в "дружелюбной" усмешке, больше походящей на гримасу бешеного зверька. - Впрочем, мне можно доказать, что вы принадлежите к гильдии. Я забыл..как там зовут моего проводника? Такой..невысокий, с русой бородёнкой. Глаза блёклые, голос подчёркнуто спокойный. Таскает с собой складную вилку. И странную деревяшку, которая контракты понятные каждому делает. Кажется, первая буква его имени "В".-

Мартин медленно опустил клинок. Так чтобы никого не насторожить. Осторожно воткнул меч в доски пола. Ему нужна была свободная рука. И положил руку на предплечье Ланселота. - Сэр Айронсайд. Сейчас я единственный защитник таможни. Здесь, сейчас, это так. Зачем вы здесь?- Каждое мгновение Звездолов ловит взгляд Айросайда. - Не медлите. Говорите. -

  • Бросок не имеет значения :) Все равно игра продолжится. А пост чудесный.
    +1 от Агата, 10.03.16 12:22

С точки зрения Мартина здесь творилось нападение с целью грабежа. По его данным(несколько устаревшим) Валар забирал кинжалы натхо из дома Айронсайда. Затем на таможню совершено нападение натхо. И неожиданно сэр Айронсайд и его люди оказываются в здании, явно направляясь за кинжалами. Единственный промах, который с его точки зрения совершает сэр Айронсайд - это то что он сам припёрся сюда. Это развязывало руки Мартину в отношении потрошения сэра Айронсайда. Конечно, оставались препятствия в виде...скажем так, слишком многих клинков против него, но бывал расклад и гораздо более худший чем один против восьмерых. Он успеет зарубить как минимум двоих, прежде чем кончится эффект неожиданности, а Ланселот с огненным мушкетом представляет грозную силу.

Всё что нужно, это несколько секунд, и этот коридор заполниться жаренными людьми в доспехах. - Мартин. Клан рыжих росомах. Звездолов. - Мысль, пришедшая из тех давних времён, когда Ила гостила в его голове каждый день, была порождением изощрённого разума, знакомого с рыцарскими обычаями. "Март, очнись, что ты делаешь?! Он не будет стрелять в них! Среди них не просто женщина, но дама! " Звездолов на секунду запнулся. Но продолжил наседать. Нельзя терять инициативы.

- Вам здесь нечего делать Айронсайд. Дом моих нанимателей вне зоны свободных прогулок. Человек неискушённый может принять вас за мародёров и грабителей. - тон воина был исполнен той уверенности, которую испытывает любой защитник своего крова. Ну..пускай кров был не его, но ради того что ему посулили, росомаха готов был костьми лечь.

- Хенвальд, это ваши люди сделали тот выстрел? Вы вывели натхо из под моего надзора. Если бы не это, то оборотень бы попал в руки Таможни куда раньше. Сэр Айронсайд, зачем вы здесь? - Мартин буквально ловил каждое движение, каждый жест рыцаря, при этом не забываю поглядывать на егерей и того подозрительного бровастого типа с залысинами. Пожалуй, этот мог оказаться голосом мудрости для рыцаря и мог бы его отговорить от опрометчивых решений.
  • Круто взял быка за рога! Март определенно оживил эту сцену.
    +1 от Лисса, 06.03.16 13:31
  • Ты продолжаешь меня удивлять :)
    +1 от Агата, 06.03.16 19:40

Раз, два, три. Чёртов меч решил что лучшие для него ножны - это натхо. Мартин оказался в положении какого-то дряхлого древнего короля, который к вечеру набирался сил (видимо от вина), и загонял своё оружие камни, а утром, из-за похмелья, никак не мог достать своё оружие.

- Проклятье! - краем глаза Звездолов приметил что Седой срубил обе клешни. Они вроде как не стремились обратно в тело Натхо, а значит его просто можно было изрубить на множество кусков. Март со всей дури ударил кинжалом в запёкшуюся рану, надеясь разрезать этот уголь и таким образом высвободить своё любимое оружие.
  • Зы.

    Меч в камне.
    +1 от Агата, 27.02.16 21:29

- Предки! - клацнул зубами Мартин, проделывая странные кульбиты в воздухе. Тварь была невероятно сильна, раз сумела поднять в воздух человека. Вцепившийся в меч Звездолов опустился на пол. Существо не сумело его перекинуть перед клешнями, но судя по всему это была не единственная его оружие. Какой-то мерзкого вида стебель, с глазом на конце уставился на него, обещая скорую и грязную смерть. -"Оно разумно, и хочет зачаровать меня! О, Ила, если я попаду в его гнездо - дай мне быструю смерть! Я не хочу кормить своими страданиями его детей!"-

- Сдайся! - выкрикнул росомаха и принялся проворачивать меч в ране существа. Безумие овладевало следопытом, и вместо того чтобы разорвать дистанцию и повторить заход, он ударил кинжалом в по стеблю. Жажда крови, ярость, желание причинять боль и сокрушать тела - всё это вырвалось из души Мартина. Он отдался этому разрушительному потоку. Кинжал в его руке устремился к основанию стебелька. Если бы следопыт дотягивался бы головой - он сейчас попытался укусить краба. К счастью, разум ещё не настолько его покинул.
  • Мне нравится отвага Марта.
    +1 от Лисса, 01.02.16 10:17

Кто она? Почему она так смела, в то время как остальные не могут даже вымолвить мне слово? Эти слабаки раздражают. Может она моя дочь? Родная кровь? Эта мысль ошеломила меня на несколько ударов сердца, и заставила мотнуть безглазого так что его зубы несколько раз лязгнули, и он на затих, ошеломлённый. Есть ли у меня где-то здесь семья? Я внимательно посмотрел на девушку. Пристально, так чтобы она поняла - я запомнил её. Запомнил храбрость юницы, которая не боится говорить когда здоровые мужики смотрят в снег и топчутся на месте.

Я поворачиваюсь к деду. Я вижу нечёсаную массу седых волос на его макушке. Во время боя капюшон слетел с него. Он оказался крепче своего отпрыска. Наверное ему больно видеть, как его сын извивается в моей руке. - Тарк. - повторяю я за ним. - Тьма забрала Тарка. Но ты помнишь его имя. Ты помнишь что он твоя кровь. Это хорошо. Пока есть память - есть и надежда. - Сдавшийся тьме в моих руках вновь зашевелился, напоминая о себе. О своём присутствии. Я прижал его к стволу дерева.

- Предки! Примите этого слабого человека! - мой нож вгрызается в его горло, распарывает, и я кричу так громко, чтобы даже в задних рядах меня слышали. - Примите его слабую кровь, примите дух Тарка! Он не нашёл в себе силы идти дальше, отдался тьме. Забыл своё имя! Забыл свою кровь! Но вы, вы-то помните! Вы помните каким он был. - бедные люди, люди в горе - они помнят лучше чем те кто богат сыт и у согрелся в тёплой пещере. - Я отдаю его на ваш суд, предки! Примите его дух, примите то каким он был. Помни его, старик. Помни, покуда жив. -

Ещё двоих я прикончил так же. Их имена вспомнили, выкрикнули из толпы..но даже не вышли попрощаться с ними. Я отдал их предкам. Пусть они решают, что делать со своими потомками. Когда я прижал последнего к стволу дерева, и спросил, помнит ли кто его имя мне никто не ответил. Безглазый словно почувствовал неуверенность людей, и дёрнулся со всей силы, пытаясь высвободиться из моей хватки, пытаясь дотянуться до моей руки, что прижала его к жёсткому и холодному стволу.

- Что, никто не помнит? - я ощерил свои зубы. Тишина. Дыхание людей. Внимание. Я закрыл глаза. Призвал всё то спокойствие, что во мне было. И продолжил ритуал. - Пламя, что горит так далеко. Огонь, что даёт нам Знак. Он так ничтожен, так слабо и неловко дрался... но мне нечего дать тебе, кроме его крови. Прими эту жертву. Прими то что мы забыли. Мы идём к тебе, Пламя. Сияй ярко. - я вздохнул и вскрыл ему глотку, так же как и всем остальным до этого.

Повернулся к людям. Поглядел на тьму, что приближалась к этому неуместному привалу. Старик смотрит на своего сына, смотрит на то, как его густая и чёрная кровь засыпается белым и чистым снегом. - Дед. Я - Орф. Как давно тьма пришла сюда? Почему вы ещё не у пламени? -
Последний принесён в жертву Маяку.
+1 | Грань, 30.01.16 21:00
  • Может она моя дочь? Родная кровь?
    Смотрите в следующей серии нашего бразильского сериала...
    +1 от AlexPsi, 30.01.16 21:13

Март не особо задумывался над тем, в кого бросать копьё. Сопоставить клешни краба с чудовищными ранами трупов было легко, а их принадлежность не оставляла сомнений - обороняющиеся. Правда как в эту панцирно-клешнёвую атаку укладывался часовой с аккуратно перерезанным горлом..очевидно, у этих монстров есть как минимум один человек, скорее всего погонщик. Или иное существо.

Следопыт примерился..и кинул копьё, целя в один из отростков над мордой. Скорее всего это был глаз, но охотник на чудовищ не был уверен. А затем достал кинжал, и молчаливо побежал к чудовищу, на ходу доставая кинжал. После броска копьём он был уверен, что чудовище в курсе приближения тыловой атаки, но вряд ли бы он смог скрыть шум от своих шагов. Но сражаться на два фронта твари будет явно тяжелее.
  • За неверные догадки и за отчаянную смелость.
    +1 от Агата, 20.01.16 12:56

Крепыш втащил себя в гостиницу. Осторожно отступил от окна - в тёмной комнате на фоне окна его было бы очень хорошо. Но никого не было. Никто не услышал его, никто не почуял сквозняк. Мартин втянул воздух в себя и выдохнул. Если быть честным - следопыт не почуял ничего подозрительного. Кроме запаха предположительно супа. -"Кажется повар готовил похлёбку с какими-то душистыми грибами. Предки, как же хочется жрать. Не подгорело бы."- После целого дня скачки, воин клана рыже-бурых росомах Мартин Звездолов был голоден как медведь-шатун.

Ну может чуть поменьше.

Тем не менее, странные звуки означали что здесь кто-то есть кроме трупов и еды. Еды и трупов. -"Нехорошее сочетание, - обыденно размышлял Мартин. -надо будет поскорее убрать мертвечину от продуктов."- Звездолов осторожно закрыл окно - пока новый сквозняк никого не привлёк. Поправил ремешок на доспехах. Хорошо что он смог влезть почти не издавая шума - всё-таки нагрудник не подразумевал совсем уж бесшумного проникновения в здание.

Крепыш легко скинул с себя мешок. Тихо опустил его под стол. -"Жаль, что времени нанести метку на себя нет. Ничего, теперь без неё и шагу не сделаю, и плевать на то что война кончилась. Теперь у меня везде война. Ну да и ладно, предки выручат."- Воин проверил на своём поясе закреплённые мешочки - на месте, никуда не делись. Если врагов будет много, то они ему помогут. Если противник конечно полагается на зрение. Мартин осторожно обнажил меч - когда он окажется рядом шелест клинка может привлечь даже самого одержимого фанатика.

В таком порядке Звездолов и выдвинулся, то и дело поглядывая на потолок. Он приближался к источнику звуков крадучись, то и дело замирая, прислушиваясь. Не заманивают ли его в ловушку?
  • Напряжение. .
    +1 от Агата, 14.01.16 12:53

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Вот прямо снова хорошо. Заслужил.
    +1 от daiki, 05.01.16 16:19

Я вожак. Вождь. Теперь я знаю это. Люди вокруг..нет, уже позади, за моей спиной, шевелятся. Они признают меня, признают моё превосходство и готовы слушать мои приказы. Я чувствую это - так же как чувствую биение своего сердца. Взгляд на серых тварей. Слабые, беспомощные. Сильные лишь тем, что способны ещё двигаться. Первый враг на моём пути. Огонь внутри жжёт всё сильнее и сильнее. Побуждает двигаться. Вырывать сердца врагам. Эти стылые комки из груди моих врагов. Вырывается наружу - пока ещё я жду. Я даю шанс своим людям подняться. Нащупать оружие. Хочется сегодня увидеть их силу. А слабость? Слабость уже видно.

Рык вырывается из моей груди. Я распаляюсь, подобно сухой шерсти, подобно мху на которые падают искры. И первые языки пламени уже взвиваются ввысь. Я рычу - но не так как мог бы рычать человек, а крупный хищник, готовящийся к атаке. Дающий понять "убью и сожру, беги". Так мог бы рычать пещерный медведь, шкуру которого я ношу на плечах, или тигр. Звук пронизывает до от пяток до волос на голове - он начинается с низкого, и почти неслышного рыка. Который чувствуешь всей своей кожей. От него хочется убежать, поддаться панике. Он нарастает постепенно. Даже если я сейчас захочу - я вряд ли смогу заткнуть себе пасть. Словно кто-то из моих великих звериных предков и духов сейчас вселился в моё тело. Наконец рык переходит в рёв. Сокрушающий. Сбивающий с ног простой и яркой мыслью "смерть рядом". Сильного он сделает слабым. Слабый убежит прочь - и станет моей добычей.

Но они не убегают. Серые люди с тьмой залёгшей так глубоко в глазницах. У них нет надежды. Нет Очага. Им бы убежать - против такого защитника этих тёплых и слабых людей у них не больше шансов чем у птицы против бурана. Или хотя бы начать подбадривать друг друга - громкими воплями, потрясанием оружием. Хотя бы сбиться в кучу. Но они и этого не делают. Возмутительно. Словно я им несу освобождение на наконечнике своего копья, а не мучительную смерть. Тьма залегающая так глубоко в глазницах. А есть ли у них вообще глаза? Неважно.

Время замедляет свой ход. Кажется, я могу скользить между снегом. Кровь стучит в висках. Сердце колотиться как бешеное. Кажется, сквозь ветер я слышу как снег скрипит под ногами моих людей. Тех, кто нашли своё оружие. Тех кто попытается мне помочь. Потом. А сейчас...Враги идут разрозненной толпой - это стоит использовать. Первый, ближайший ко мне кажется даже не понял что произошло. Кремниевое копьё прошило его живот - я с трудом удержал свою руку чтобы копьё не прошило его насквозь - и чёрная кровь окрасила снег. Кажется я задел что-то важное у ублюдка - когда я выдернул копьё, какой-то искалеченный и исходящий паром комок внутренностей упал в снег. Губы растягиваются сами собой в усмешке. Подсекаю древком копья его колени - и тело отправляется в сугроб, нелепо взмахивая руками и теряя драгоценный топор. А я рвусь дальше. Не ожидая другого серого, пытающегося метнуть в меня своё кривенькое и слабое копьецо. Походя вскрываю ему глотку ножом - вторая улыбка расцветает на его горле. Третий пытается остановить меня ударом топора. Наивный глупец открылся - и я жалю его копьём прямо в сердце, останавливая его навсегда. Четвертому повезло больше других - он попытался обойти меня сбоку и метил дубиной в голову. Метнулся вниз, и через мгновение распрямился, вбив ему свой нож прямо в подбородок и пробивая нёбо. Нож пришлось оставить, но я откуда-то знал, что он остался цел. Кремень крепок. Следующий поделился со мной топором, когда я ударил со всей мощи плечом в грудь, одновременно вырывая из пальцев древко примитивной секиры. Клянусь, я чувствовал как его кости сминались под моим напором! Ещё одному я раздробил локоть и коленную чашечку, два молниеносных удара, и оставил подыхать - мои люди добьют его. Парочка попыталась встретить меня плечом к плечу, и принять на копья, как будто я был глупым медведем и грудью бы налетел на их остроги. Но я не был медведем, хотя и носил его шкуры. Оба упали в снег - один с размозженным виском, другой лишился руки навсегда. Она осталась лежать рядом с ним, сжимая древко ещё тёплыми, но уже мёртвыми пальцами.

Медленные, слабые. Они ничто перед моей мощью. Они не бежали - и я не понимал, что их останавливало. Такое чувство, что сейчас я могу прыгнуть выше ели. На самое небо. Убить их всех, а потом прийти в их стойбище, и вырезать всех там. Но они всё равно не бежали. Однако сейчас у меня не было времени размышлять над этим. Я убил ещё одного одержимого тьмой в глазах, и понял что крепление топорища шатается. Рубило на незнакомом оружии немного елозило. Первые из моих соплеменников(а моих ли? я был настолько больше и сильнее любого из них, что они казались..чужими?) уже сцепились с крайними из серокожих. Я метнул свой топор в спину одного из атакующих наш лагерь, а затем кинулся к следующему двуногому врагу. С лёгкостью вышибил из его рук оружие и схватил за горло. Душить эту мерзость? Терять на это драгоценное время? Выдавливать из него жизнь по каплям? Терпя его слабые удары руками и ногами, пусть и смягчённые толстой шкурой на моих плечах? Не мой метод. Мои ногти уже пропороли тонкую и уязвимую кожу на горле. Мои пальцы уже сжимались на чём-то уязвимом и слабом. Трепещущем. Я потянул на себя, одновременно смыкая пальцы..и вырвал кадык. Кровь хлынула на мою руку. Шкуру потом надо будет почистить. Человек был уже мёртв, и я отбросил агонизирующее тело подальше от себя. И откуда такая жестокость? Следующий мой противник получил кусок окровавленного мяса в лицо. Думаю, его это ошеломило. Я не стал спрашивать, и ударил копьём под рёбра, в солнечное сплетение.

Я убил ещё многих, прежде чем осознал, что друзей вокруг становится всё больше. Возможно, я и был залитым кровью чудовищем в их глазах, стремительно сражающийся среди тёмных силуэтов. Но я был своим чудовищем. Монстром, который берёг их. Которому они подчинялись. Я сберёг несколько жизней своих соплеменников, предпочитая драться плечом к плечу вместе с ними, пользуясь своим преимуществом в силе и скорости. Один из охотников, бородатый, кряжистый и крепкий, убивал врагов особенно ожесточённо. Так же как и я. Не стесняясь в средствах, помогая себе криками. Он мне понравился, хотя в драке он кажется терял себя, забывая обо всём. Я помог ему пару раз, а после оставил свои заботы о нём. Помощь была нужна и другим. Огляделся. И почувствовал лёгкую усталость. Почти все враги лежали в снегу. Мои люди тщательно добивали их, не оставляя даже шанса подняться и причинить нам хоть какой-то вред. Лишь горстка избитых и окровавленных силуэтов осталась на ногах, но их уже окружали мои люди. Пять тёмных и шатающихся силуэтов. Сколько их было? Двадцать? Тридцать? Я хорошо поработал. Осталось завершить.

Я выдернул свой нож из черепа ещё не успевшего остыть мертвеца. Поднял топор - он пришёлся мне по руке, и пошёл к врагам. Мои охотники не чтобы не атаковали - просто было куда проще. Добить раненных и одиночек, чем бросаться на толпу. Вот они и уцелели. Я примерился к одному из них, сощурился, прицелился...и швырнул копьё в противника. Тот не замедлил упасть. Один из оставшихся повернул ко мне своё измождённое лицо. Я бросился вперёд, и раскидал их как жалких щенков. Топор в моей руке оставил на них ещё несколько отметин, но сейчас я себя сдерживал. Не стоит тратить силы на эти ничтожества.

Наконец, они остались лежать в снегу. Живые, еле шевелящиеся. - Хош! Прочь от них! Я желаю говорить! - рыком и пинками я отогнал от измождённых и избитых самых настырных, и жестом приказал забрать оружие. Поигрывая топором, я подошёл к одному из них. Мне показалось, что он дрался лучше других. Вожак? - Почему ты здесь, червь? - Я наступил ему на ладонь, которой он шарил в снегу, пытаясь найти хоть что-то. Схватил за шкуры, и рывком поднял из снега. - Почему у вас тьма в глазах? Почему вы вновь приходите? -
ссылка The Fall - Last Days of Gaia думаю подходит.
Надеюсь, я не переборщил.
Четверых я беру в плен. (Планы?)
+ в инвентарь, если мастер не против.(добыча, трофей!)
- Каменный топор.
+2 | Грань, 28.12.15 23:17
  • Ладно ладно +1, но все равно -1 гном.
    +1 от daiki, 30.12.15 21:01
  • Орф явно сорвался с цепи :) Мощно.
    +1 от Akkarin, 30.12.15 01:19

Темнота. Холодно. Вдыхаю полной грудью - и меня чуть не скрутил кашель. Раскрываю глаза - и вокруг всё белое. Болезненно белое, до багровой пульсации в глазах. Хотя вокруг и темно, вижу вокруг множество силуэтов. Свои? Сознание молчит, немного смущённо. Нечего сказать. Некоторые припорошены снегом. Тру бровь в замешательстве - единственный жест который мне сейчас доступен. На лице растительности нет - и это наверное хорошо. Не ухватят в бою.

Подымаюсь. Кое-как отряхиваюсь - бесполезно. Ветер в лицо и секущие злые снежинки. Орф. Меня так зовут. Я это точно знаю. В отличии всего остального. Рукам зябко. Нагибаюсь - подымаю копьё. Каменный наконечник, крепкое, хотя и не очень прямое древко. Это мне знакомо. На пробу взмахиваю - удобно. Скупо улыбаюсь - я доволен. Лицу немного больно, всё-таки оно открыто укусам мороза куда больше чем всё остальное. Надо бы найти укрытие от этой вьюги. Отогреться в какой-нибудь пещере. Соорудить хотя бы шалаш.

Небо это ещё...никакое. Подозрительное. Будто накрыли чем-то, и ждут чего-то. Шкурой - серой, мерзкой, ледяной, твёрдой. Два человека рядом лежат. Тихонько переговариваются. Слов не слышно. Валяются в снегу, будто в своей постели. Сдались. Сердца ещё бьются, а воли уже нет. Накатывает злость - пока в моих жилах есть кровь, я не позволю себе вот так вот лежать. Слабаки!

Глаз цепляет какое-то движение. Там, неподалёку от крайних людей. Силуэты. Сгорбленные. Слабые? Нет ответа, однако внутри я уже знаю - это враги. Друзьям нечего таится в темноте, друзья не будут подкрадываться к отдыхающим людям. В голове набатом начинает громыхать сердце. Рука перехватывает копьё поудобней. Оглядываюсь - понимаю, они кругом. Стягивают кольцо. Внутри становится тепло. Внутри ставится жарко.

В глотке начинает клокотать. Тихий, низкий рык. Не сразу понимаю кто его издаёт - я сам. Знаю, что нужно делать. Пинаю ближайшего к себе человека по рёбрам - сильно, без жалости. Сгинуть без борьбы - нет худшей участи! - Вставай мразь! Хватай оружие! Враг! - хватаю его собеседника за шкуры, со всей силы тяну вверх и на себя..и с удивлением понимаю, что это удивительно лёгкая девушка. - Вставай! Буди всех! К оружию! Слабых в центр! -

Шалею от своей хмельной ярости - к жилах кипит жажда действий. Не скрываюсь. Понимаю - бесполезно. Я один стою среди десятков лежачих, едва шевелящихся людишек. С губ срывается боевым кличем моё собственное имя, похожее на лай. - Орф! Орф! Орф! Баррра!!- потрясаю в воздухе копьём. Я зову своего врага. Но на сердце скребутся неведомые мне звери. Надо уходить. Слепое небо давит на плечи похлеще чем медвежья шкура.
Бужу лагерь. Иду к ближайшему краю - встречать нападающих.
+1 | Грань, 04.12.15 01:07
  • Впечатляющий старт.
    +1 от Akkarin, 09.12.15 00:46

Крепыш внимательно посмотрел на мейстера. Постарался поймать его взгляд, помолчал немного, что-то прикидывая, и раздумывая. - Вам виднее. Я доставлю ваше письмо. Если ваши люди найдут какие-то следы, и вам неожиданно понадобиться помощь опытного бойца, то до утра я буду в деревне. - Звездолов не выпуская из губ мундштука поднялся со стула, закинул на плечо свой мешок. Разговор состоялся. Теперь он может считать свою миссию здесь хотя бы частично завершённой. Дождавшись пока советчик лорда закончит письмо, и запечатает его, росомаха бережно убрал его в свой мешок.

Уже перед самым порогом Мартин обернулся к старику. - Пусть предки направят ваш взор и разум. Да будет милостив к вам Урр, и отсрочит от вас начало Тропы. - закончив свою велеречивую речь Звездолов, сделал странный жест рукой, будто взял что-то у своего сердца, и просыпал на комнату Эдриена. Как и многие другие солдаты, Звездолов был суеверен, и нёс в своей голове множество поверий. Закрыв за собой дверь, коротышка неспешно вышел в основной коридор.

Под сводами замка царил полумрак. Слуги не спешили жечь факелы сверх необходимости, что вполне устаривало Марта. Можно было постоять щепку-другую и докуривая трубку привести мысли в порядок. Определённо, с этим уже можно было связываться с Хурином и гильдией. Знакомый рыцарь на гобелене проводил варвара своим высокомерно и горделиво выставленным подбородком. - Всё-таки у него запор..- пробурчал напоследок охотник, и вышел во внутренний дворик.

Ку-мин встретила следопыта без особой радости во взоре, скорее с покорностью и смирением. Пускай её напоили и накормили, но неумелый всадник это мука не только для наездника, но и для самой скакуна. Звездолов со вздохом затянул ремни седла, как учили(кобыла с укоризной поглядела на мучителя), и вывел из стойла. Почему-то знаток лесов и снегов никак не желал вновь сбивать свою задницу о седло. Поэтому замок и его окрестности воин покинул пешком, ведя лошадь в поводу.

Едва замок скрылся из виду, Мартин увёл Ку-мин на обочину, и кинув поводья на кусты, достал ту самую странную коробочку, которую дал Хурин. Подозрительно оглядев её, росомаха осторожно лизнул её. Скривился - у коробочки был вкус его специй. Видимо неплотно закрутил один мешочков. Осторожная проба на зуб тоже ничего не выявила - кроме явно повышенной вандало-устойчивости этого артефакта. Звездолов ещё немного покрутил штуковину в руках, но та не спешила себя проявлять на такую наглость охотника. Март немного покряхтел, и наконец сделал то что давно хотел - оставил на приметном камне немного еды и мелкую монету.

- О духи дорог и путей! К вам обращается сын клана Бурых Росомах! Эта пища теперь ваша. Будьте ко мне благосклонны, и позвольте воспользоваться заёмной магией - не чините ему излишних препятствий. И прошу вас - проследите чтобы те духи, что принесут мне голос Хурина ничего не переврали! - закончив свою молитву, воин помолчал немного, вслушиваясь в ветер и шум листвы. Сочтя его достаточно удовлетворительным, Март раскрыл коробочку, как учил его Хурин и потыкал пальцем как тот показывал. А затем приложил к уху, и принялся напряжённо слушать аппарат.

Первый гудок заставил охотника испуганно вздрогнуть. -"Ух! Ила! Я никогда не слышал таких птиц! Должен признаться - духи этой коробочки действительно что-то могут. Единственное что плохо, они повторяют одну и ту же трель. Чтож, подождём пока духи донесут мой вызов до нанимателя."-
Вызов Хурина посредством "волшебной коробочки".
  • Мартин неподражаем
    +1 от Агата, 04.12.15 09:50
  • Добротный пост)
    +1 от Panika, 04.12.15 07:07

Март заметил крест издали. Стоящий над разрытой могилой, этот простенький пример деревенского столярного мастерства походил на одинокого часового проморгавшего налёт врага. - Ила, как думаешь, почему его не тронули? Пара ударов лопатой, и охранный знак уже сломан. Или тот кто копал уважает местных Богов? - Полуденное солнце освещало неприглядную картину со всеми неприглядными подробностями.

Следопыт покачал головой. Здесь не нужна была спешка. След не просто остыл, а был тщательно затоптан сотней деревенских обалдуев. Нужна огромная удача, чтобы найти хоть что-то. Росомаха спешился и взяв Ку-мин за поводья, провёл её пару кругов вокруг могилы. Северянин видел как оруженосцы так делают с конями хозяев после длительных переходов, затем снял поводья и перемётные сумы.

С удовольствием и кряхтением вытянув ноги, Мартин облокотился на ствол дерева. Ночная скачка не доставила ему удовольствие, а тут ещё и предстояло как следует поразмыслить. А мыслить не хотелось. Хотелось в баню, спать, и эля. Хотелось поговорить с кем-то, кто понял бы его, с кем-то со своей дикой и снежной родины.

Воин достал трубку, набил её табаком, и уставился в небо, словно надеясь увидеть в небесной лазури хоть какую подсказку. Через минуту он отложил её, хмыкнув, так и не раскурив. Внезапно накатившая тоска заставила его вспомнить об одной старой, и почти забытой вещице. Он уже добрый год не использовал её. Март бережно достал из своего мешка..Волынку! - О предки! Я уже добрый год не играл на тебе! - Апатию и усталость как рукой сняло. Росомаха бережно расправил мех, встал, закинул волынку под локоть, и начал надувать.

Через несколько минут над могилой разнесся первый, и отнюдь не мелодичный выдох волынки. Если быть честным, он больше напоминал крик охрипшего осла по весне. Ку-мин настороженно подняла голову и посмотрела на своего наездника с укором. Но Март не заметил почти человеческого взгляда своего скакуна - он был счастлив. И через мгновение вопль повторился. Кобыла нервно дёрнула ушами и отошла немного подальше, а затем принялась щипать траву у дороги, уже не обращая внимания на сумасшествие своего хозяина.

А росомаха между тем вновь и вновь выводил хриплые рулады из меха, которые складывались в старую, но не забытую песню предкам и духам леса, которую часто исполняли по осени. До совершенства было далеко, но пальцы и губы следопыта не забыли былую науку, а песня складывалась всё более и более верно. Воин ходил вкруг могилы, выдувая из меха обрывки мелодии своей родины...и вспоминал.

Вспоминал он о том, как шаман шёл по селению в маске росомахи, держа в руках свой бубен. По размеру шаманский инструмент походил больше на щит. Следопыт вспоминал, как ловкие пальцы немолодого уже мужика легко касаются поверхности трепещущей поверхности, а кожа, натянутая на обечайку отзывается ритмичным грохотом, созывая людей к праздникам, к ритуальным кострам. От песен этого бубна, обращённых к предкам, кровь закипала даже у стариков, готовящихся к своему последнему сезону. А волынки охотников вторили ему с разных концов селения, подхватывая и поддерживая ритм, пока пальцы шамана и вовсе не замирали.

Наконец, Март остановился, бережно сложил волынку и, счастливый, скинул с себя шлем. Пот, выступивший от непривычно долгой игры он смысл водой из фляги, а затем наконец раскурил трубку. Посмотрев на могилу почти весёлым взглядом, воин выдохнул клуб дыма. - Как тебе, Ила, а? Весело, да? Ах, как жаль, что я не смогу исполнить наших свадебных песен! Для этого требуется настоящее мастерство! И минимум три головы. Одному с таким не управится. - Вся апатия и усталость покинули северянина - духи предков коснулись его души, поддержав и напомнив ему о весёлом и лёгком нраве драчливых маленьких зверьков, которых зовут росомахами.

А Март наконец задумался, как же ему решить эту задачу. Будь он одним из этих худосочных магов, которые часто встречались в городах, он бы попытался допросить землю. От постоянного чтения книг при свечах, у них часто мутнело в голове, а их глаза становились слабыми. Разумеется, у всякого могущества была своя цена. К примеру его Звёздочка последние полгода жаловалась на то, что к вечеру её зрение ощутимо слабеет. Та война сильно измотала их всех...

Отбросив воспоминания, следопыт подошёл к могиле и испытующе заглянул внутрь. С такого ракурса было плохо видно, но там разумеется ничего не было. - Ничего-ничего, здесь не та старая Темнота, здесь хоть ты сто дней шагай, ничего подобного не встретишь. - Совать голову в могилу Марту категорически не хотелось. Но не разрывать же её в конце-концов, а? Росомаха, выпустив очередной клуб дыма, отошёл на пару шагов..где-то тут должен быть дёрн, который срезали когда готовили могилу. Найдя небольшую кочку, которую кто-то из них вырвал целиком, Март поджёг её, и закинул внутрь, а сам встал на четвереньки. Так себе освещение, но ему же не пещеру исследовать, верно?

В могиле было сыро. Слабый свет чадящей травки выявил почти все подробности. Нет, так не бывает. Неужели тот кто копал потоптался с другой стороны могилы? Или может быть Марта обратилась в бродуна? Озадаченный, следопыт сел напротив ямы, и поднял отложенную в сторону трубку. Пыхнул пару раз. Нет, будь он шаманом, он бы сейчас принялся спрашивать у духов, о произошедшем здесь. А будь он чародеем, то он бы прочёл бы в своей чудесной книге о всяческих повадках мертвецов. Или посмотрел бы в своей хрустальный шар, и увидел что-нибудь, а может быть просто сотворил бы нужное заклинание..да мало ли способов у этих зазнаек?

Но увы, Звездолов был просто воином, охотником, и пускай в своей непростой карьере он ещё с родины знал немало ухваток чудовищ, но с нежитью он сталкивался редко, и преимущественно эти столкновения носили характер "руби её, пока она не загрызла тебя". Нет, шаман и старшие много чего ему поведали, но всё равно это было не то. Как же её вынули оттуда?

Следопыт поднялся. Всё-таки здесь он ничего не высидит. Но он не собирался так просто сдаваться! Даже если сотня неумех здесь потопталась, это не значит что он не сможет найти какую-нибудь зацепку. И следопыт принялся методично наворачивать расширяющиеся круги вокруг могилы...
  • очень понравился пост: легкий слог, красивые детали, волшебство музыки и некоторая ритуальность - замечательно, да
    +1 от Инайя, 08.11.15 13:07

- Да. Моё имя - Мартин из клана Росомахи. Я из тех кто хоронил девушку и сейчас мой долг разузнать об этой ситуации всё что в моих силах. - воин слегка наклонил голову, в знак своего почтения, и ударил кулаком в ладонь перед своей грудью. - Не будем тянуть - гнойники надо вскрывать как можно скорее, иначе придётся отрезать руку. Вы были там в тот день, когда неизвестные выкопали могилу. Вы видели следы на земле? - Мартин присмотрелся повнимательней к старику и подавил зевок. Нет. Он не скажет ему много. Этот не из тех, кого на родине росомахи звали "Смотрящими за облаками". И уж тем более не шаман. Но опыт и прожитые годы могли сослужить хорошую службу. Надо только разговорить старца.

- Я чужестранец, и прибыл издалека. Прошу прошения, если нарушил какие-то законы вашего рода, или потревожил ваш отдых. Вы же знаете эти земли и людей которые населяют её. Кто мог это сделать? И зачем? Возможно..вы читали какие-то мудрые книги, которые поведали вам о том, зачем может понадобиться свежий труп девушки, убитой на дороге? Или даже..не совсем труп. - росомаха закончил значительно тише. - Да! Совсем забыл. Вот письмо от сэра Бриана Розуэлла. Думаю, она немного разъяснит мой интерес к этому делу. -
  • Мартин всё еще с нами и это замечательно.
    +1 от лисса, 07.11.15 22:38

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Прямо очень хорошо!! И дал даже время другим игрокам прийти) Зачет!
    +1 от daiki, 24.10.15 19:08

Мартин принял коробочку с осторожностью. Он запомнил последовательность с помощью которой можно было вызвать Хурина. Сильная магия. Наверное надо быть очень талантливым чтобы запихать голос человека в эту коробку. Росомаха с поднёс к глазам эту коробочку. Эти странные очертания. Как будто артефакт лежал долгое время под водой, и она сгладила все углы. Принюхался на всякий случай - не пахнет ли чем подозрительным? Но нет. Не будь здесь Хурина, он бы её и на зуб осторожно попробовал.

- А так можно..любое существо вызвать? - полюбопытствовал Звездолов, наконец прервавший собственное исследование. Было бы неплохо поговорить с некоторыми родными и близкими. Рассказать им как прошла война, поведать, что он вернётся ещё невесть когда. Послушать как падает снег, и как скрипят родные деревья, послушать как гудит огонь в очаге, как трещат дрова... Мелочи с родины, они могут так здорово подбодрить дух уставшего человека. В том что с загробным миром нельзя связаться с помощью такой штуки он был уверен. Не такая магия, и всё тут.

- А духов, которые наши голоса несут не перехватят? - Март убрал коробочку в один из мешочков и подумав, убрал в мешок, да поглубже. Нечего с собой странные вещи носить. Украсть могут. - И это...её магия постоянно работает или нет? Полдень ей не помеха? -
  • Реакция Мартина на чёрную коробочку зачётна :)
    +1 от лисса, 22.08.15 11:40

Мартин вышел позже остальных. Сначала он убедился что Ку-мин никто не обижает. Кобылка флегматично жевала какое-то зерно из кормушки, уже рассёдланная и ухоженное. При всей своей неприязни к верховым животным, Звездолов не мог не признавать, что это животина ему куда больше по душа, чем те кавалерийские грозные кони, с которыми он раньше имел дело. Не говоря уж о других, более экзотичных зверях.

Затем клановик долго собирался, тщательно перебирая свои вещи. Почти всё оружие Март отдал на сохранение в гильдию - негоже идти в гости к богу с оружием которым проливал кровь разумных. Особенно если этого бога зовут Спасителем. Звездолов некоторое время думал, за что его так нарекли. Может о тонущих заботился? Он где-то слышал, что этот самый Спаситель ходил по воде. Решив что религиозный вопрос надо решить позже, Март продолжил сборы.

Нагрудник - снять и тщательно развязать ремешки, уход за своим обмундированием лишним не бывает. Поддоспешник, пропотевший и малость воняющий (о чём Март благоразумно не вспоминал) отправился на чистку. Даже сапоги, в которых следопыт разве что не спал, были отложены в стороны. Всему своё место и время. К добротным штанам, с богатой и тщательной вышивкой, которые следопыт приобрёл в Нетцере отлично подошли родные калиги. Чистая белая рубаха, с яркой вышивкой на рукавах и вороте, подпоясанная старым-добрым поясом с клановым символом. Вышивку частично скрывали наручи, но избавляться от них, побывавших в доброй сотне боёв росомаха не решился.

Можно сказать, что выходя из гильдии Мартин преобразился. Вошёл диковатый в здание гильдии свирепый и диковатый боец, а вышел приличный и законопослушный чужестранец, который исправно заплатил пошлину и желал насладиться приятным вечером в славном Книжном Граде. Увы, стоило приглядеться к уроженцу далёких снегов повнимательней, как тут же становилось ясно что с этим мелким пареньком далеко не всё так просто. Посох, который в умелых руках мог ен только сломать пару ребёр, но и проломить череп. Походка, лёгкая и упругая, движения, вроде бы плавные, но непредсказуемые, ничем не напоминающие сытую и вальяжную походку горожан, и самое главное - взгляд. Живой, внимательный, вроде бы ничем не примечательный, но от него всё же бывалому человеку становилось немного не по себе. Такой взгляд бывает у тех людей, что испили из чаши войны горькой воды.



Улицы встретили путника вечерней прохладой и гомоном веселящихся людей. Ещё не вечер, а завтра турнир и люди стремились подготовится как можно лучше. Март принюхался к воздуху и недовольно поморщился - что ни говори, но город на запах ему нравился куда меньше, чем аромат дорог и родных лесов. Тут тебе и горелый жир, и гарь, которая бывает только от кузниц, жгущих уголь. Но запах это было ещё полбеды. Чуткий слух жителя лесов никак не мог приспособится к городской суете. Слишком шумно. Тут весёлые голоса гуляк, там брань, вопли завывал на потешные бои, звон бубенцов. В подворотне неподалёку кто-то то ли блевал, то ли бился головой о мусор.

Звездолов поджал губы и по привычке положил руку на пояс..чтобы обнаружить отсутствие рукояти хоть какого-то оружия. - Дхик! - рыкнув сам на себя, росомаха направился на рынок, придерживая вместо оружия кошель - чтобы тот не срезали ненароком. Увы, стоящих открытых лавок лекарей-травников осталось считанные единицы. Зато каждой из них была целая толпа народа, не отпугнутых ни высокими ценами, ни усталыми лицами торговцев, которые ошалев от наплыва посетителей с остервенением взвинтили цены.

Нет, здесь ничего стоящего не найти. Пришлось покинуть шумную площадь, и продолжить своё странствие, временами выспрашивая дорогу. Немного поплутав по городу, и полюбовавшись на грозную городскую стражу, чей усиленный патруль в начищенных доспехах промаршировал..ну ладно, вяло протащился в сторону казарм. Вечер - самое время для того чтобы сдать вахту, и завалится спать до утра. Последний из патруля, видимо старшой, окинул росомаху внимательным взглядом, но не нашёл за что зацепится и отправился дальше. Наконец Мартин вышел к храму, перед которым остановился.

Нет. Звездолов не устал. Что пара лишних поворотов человеку ищущему тропку за небесные сферы? Человеку, который на своих двоих преодолел так много дорог и весей иных миров, что и не упомнить? Нет, один из представителей клана маленького пушистого зверя, которого невежественные люди зовут "маленьким медведем", готовился. Готовился к визиту к покровителю этого славного, но такого чужого города. Готовился не снаружи - внутри, где-то на уровне духа. Ведь в гости не ходят просто так - нужно принести какой-то дар. Звездолов не знал, что он мог бы подарить Спасителю - в конце-концов он далеко не шаман, который может испросить у предков вековой мудрости, и не озаботился расспросить Ульриха или Вигго. Может тот любит пожевать жаренного мяса, или испить доброго вина? Быть может по нраву аромат особых трав, которые некоторые шаманы его родины любят вдыхать?

Так или иначе, постояв немного на улице, вперив мрачный и сосредоточенный взгляд в створки парадного входа, Мартин двинулся к каменным ступеням, мимо нищего, выглядевшего слишком ухоженным чтобы быть бедным.
  • Редко, но метко.
    +1 от Агата, 07.03.15 03:42

Мартин повернулся к Хурину. Всё-таки следовало прояснить кое-что этому представителю гильдии. Он-то оплатил свой проезд! - Послушайте меня, уважаемый.. Сейчас я работаю на вашу Гильдию, но не потому что я задолжал таможне за переход. Я работаю за ту услугу, которую ваша..ор-га-ни-за-ция ещё не сделала. За ответ на простой вопрос. Вигго этого сделать не сможет. И ты тоже. - Пока северянин объяснял свою позицию во всём этом балагане Хурину, то Валор уже успел как следует поплясать вокруг красотки.

Несмотря на все эти танцы, Звездолов никак не мог оставить попыток пояснить Юмико. И его обидело, что его клан, семью сравнили с червяками. Такое отношение вызывало даже не смех, а скорее скорбь и недоумение. И где-то ещё есть целый народ, который отправляет своих лучших детей кидаться на собственные клинки, умирать? Мартин определённо не понимал этого. - Юмико, ты только не обижайся, но ты живёшь благодаря этим червям. Благодаря тому что они живут, ты можешь следовать тому Пути, о котором говорила. Разве сумеешь ты отковать меч, я уж молчу о броне? Вырастить табак, который ты сейчас куришь? Сделать красивый горшок, чашу, которые приятно взять в руки? Вино, сладко льющееся в гортань, греющее душу не хуже подвига? Или быть может в тебе кроется талант кожевника? А быть может ты умеешь слагать саги? Стачать сапоги? Нет? Я так и думал. Ты воин. А если воин не будет ценить свою жизнь, то он не ценит и жизни тех, кто его кормит, обувает, строит ему дом, и обогревает в холода. А из мертвецов выходят отвратительные защитники. - Мартин вновь задался вопросом, чем заняты мудрецы этих "самураев"? Они же явно есть, за всем этим шелестом листвы явно был какой-то умысел, но увидеть хотя бы один его узелок было для следопыта не под силу. Возможно, он когда-нибудь побывает на родине этой надменной орясины, и сумеет понять больше. А сейчас он блуждает в тумане непонимания. - -

В несколько мягких шагов "охотник" оказался за спиной у столь ценящего удовольствия наёмника. - Валор, попутчик до ворот. - в голосе Марта была лёгкая насмешка, однако он был серьёзней, чем холод зимней ночью. Мужчине определённо не нравилось, что в нём отказывались видеть воина, равного...наверное это всё из-за роста. - Давай завяжем пару узелков вместе. В смысле сделаем ситуацию чуть более ясной, чем сделка между двумя гномами. Я воин, а не охотник. Охотник убивает животных. А воин - опасность. - Звездолов отступил немного назад, и прищурил один глаз, будто воробей.

- Я достаточно удачлив, чтобы вынести с той войны не только шрамы, но и свою долю в добыче. Насколько удачлив - ты мог видеть в той таверне. Я оплатил переход. - следопыт скривился. - Но не ответы. И знаете что, попутчики. - северянин неожиданно повеселел и буквально расцвёл. Возможно, в Мартине пропал неплохой сказитель. - Я только что понял одну истину. - пауза, во время которой следопыт попытался изобразить раздумье. - От всех этих споров-разговоров я проголодался. Пожалуй, пойду поскорей к таверне! Кто хочет вкусить стряпни в этой деревеньке - догоняйте. - такими словами Мартин бодро зарысил в сторону коней, еды, и скакунов, которых перед выходом ещё надо было проверить.
  • Хороший пост, с душой.
    +1 от лисса, 12.01.15 21:08
  • Может, тебе и удастся...
    +1 от Агата, 12.01.15 22:39

Мартин слушал в пол уха. У него на родине такое называли просто "Идиоты у костра". Кто он? Корень или дерево? Или спорщик у огня? Вся ситуация была глупа, глупа, бесконечно глупа. В этих людях осталось так мало выдержки, что они походили на стёршиеся до основания клинки. -"Я справлюсь. Ила, я ведь справлюсь? Я ведь справлюсь?"- от беспомощности перед ситуацией хотелось..уподобиться этим нехорошим личностям. Покричать, высказаться. В конце-концов он же точно такой же клинок, выкинутый из горнила войны, с потёртой рукояткой, с зазубринами и покрытый кровью, разве нет? Но вмешиваться сейчас - это добавлять ещё одну сторону в и без того закрутившийся конфликт. А если не вмешиваться - то всё рухнет. -"И ты никогда больше не увидишь Илу. Потому что Гильдия не пропустит тебя в следующий мир."- Эта мысль придала решимости. Ради этого он готов стать кем угодно.

Мартин наконец поднялся, и взял ведро. На дне ещё было немного воды из колодца. Начал зарождаться план. - Хурин, помоги. Возьми...- дальнейшее потонуло в шёпоте.

- Эй вы, трое. Хватит кричать. Если вы не можешь слушать себя, значит будете слушать меня. - крепыш хмуро обвёл всех. - У нас есть Контракт. Кто-то о нём забыл? Я напомню. Вы задолжали Гильдии. Забыли условия? Мы здесь чужаки. Мы способны выжить и здесь. Поселится. Забыть о Гильдии, забыть о других мирах. Стать толстыми..землевладельцами. - Звездолов скривился, как-будто он говорил о чём-то постыдном. - Можете вступить в какой-нибудь орден, и бегать по дорогам, в поисках приключений и подвигов. Но иные дороги для вас будут закрыты. Вы не уйдёте в другие миры. Не узрите другое небо. Не встретите какого-то иного врага. К тому же - Гильдия рано или поздно доберётся до вас. И спросит - почему вы не пришли? Никто не любит терять деньги. А вы теперь - ходячие усилия, ходячие выполненные задачи для Гильдии. -

- Валор - если тебе нужно дополнительное вознаграждение, чтобы следовать за нами я тебе его обеспечу. Я продемонстрирую тебе на привале свои запасы, свою...добычу. Я достаточно удачлив. - был. Тихий шепоток подтачивающий твою уверенность. Ты был удачлив, Мартин. Но твоя удача кончилась. Теперь тебе надо плясать на краю осыпающемся краю обрыва, и внизу тебя ждёт только гнездо снежных червей. Выбирай камни осторожней.

- Ульрих, если тебе не хватает об кого почесать кулаки..то сегодня вечером ты будешь тренироваться со мной. Понял, дылда? Посмеешь напиться влить в свою глотку бутылку какого-нибудь пойла, или пойти по шлюхам - я найду тебя. Я умею находить, ты знаешь. А испоганю твоё веселье на неделю вперёд. Ты же не хочешь, чтобы тебя лупцевал такой карлик как я, а? Мечи обмотаем, да в ножны загоним. Будет оружейная, специально для тебя куплю парочку железок. А то мне потом не хочется отвечать, почему твой жирный дряблый живот напоролся на мой клинок пару раз. Да и тебе будет неудобно перед нашими...нанимателями. Доспехи одевать не будем. Ты будешь идти за карликом, здоровяк? Я готов устраивать тебе тренировку каждый вечер. А вот сколько выдержишь ты, а? - Мартин в принципе находился на изрядном расстоянии от рыцаря. Это не очень успокаивало, но если он взбесится, то у него будет парочка возможностей. -"Всё-таки здоровенный он бугай."-

- Юмико..Не думаю, что тебе нужно что-то, чтобы идти дальше. Однако я хочу, чтобы ты знала. Для меня ваша Честь - это лишь оправдание для слабых. Храбрость не в том, чтобы достойно погибнуть, не в том, чтобы через смерть обрести бессмертие. Храбрость - это жить. Здесь, сейчас, потом. Чтобы жил твой клан, твоя семья. Меньшее может пожертвовать собой ради большего. Большее может пожертвовать меньшим. Но часть клана никогда не сможет Для того чтобы Род жил - нужно чтобы жил каждый его член. Или хотя бы необходимая часть. Именно так в наших землях люди входят в сказания. Не славной гибелью в окружении врагов, а победой. Жизнью. Ты хочешь войти в сказания? У меня есть для этого всё. Сердце, которое бьётся. Дорога по которой надо идти. И очаг, к которому надо прийти. Когда я умру - мои родичи будут знать мою историю. Я говорю это не только для тебя, Юмико. Я говорю это каждому. Есть ли у вас тоже, что и у меня? Моего пути хватит на всех. -

- Идёмте вместе, и вам обеспечено место в сказаниях. Мы уже начали входить в них, разве этого не заметно? Мы прошли через границу между мирами, сколько из ваших знакомых может этим похвастаться? А между тем, нас наняли люди, которые делают это шутя. Всё что нам сейчас нужно - это переставлять ноги в определённом направлении и компании. Пошли сейчас. И Ульрих - помни про тренировку. Ей, дылда, быть. Вымотаешь себя в дороге - пеняй на себя. -
Я решительно против разделения.
  • Хорошая попытка, посмотрим куда выведет.
    +1 от Waron, 11.01.15 12:50

Мартин потихоньку принялся обходить своего товарища по дуге. Судя по всему тот был болен дурной болезнью.. Или, быть может нет? Звездолов внимательно прислушивался к разговору. Тихо, спокойно, поглядывая на мейстера большими печальными глазами, и подбираясь всё ближе к нему. При этом никаких признаков угрозы следопыт не выказывал, нет, напротив, он стал словно бы дружелюбен. И всё же, воину из клана росомах не давали покоя острые железки, которые были в руках у стражников. Их больше. Их куда как больше. Впрочем, это не только плохо но и хорошо. -" Как там говорил барон, когда прибыл гонец с известием о том что кольцо вокруг нас затягивается? Отлично, мы теперь можем наступать во все стороны? Хороший был человек, не без дури, но хороший."-
  • Как там говорил барон, когда прибыл гонец с известием о том что кольцо вокруг нас затягивается? Отлично, мы теперь можем наступать во все стороны?
    Ну хоть что-то приятное во всей этой ситуации ^^
    +1 от Alien, 10.01.15 17:43

Пока благородные господа изволили чесать языками, Мартин отвёл одного из землекопов в сторонку. Мелкая монетка блеснула в руках воина - крепыш уже давно заметил что вне его холодных земель люди куда более добродушны к нему, если дать пару монет. Впрочем, он не мог их за это винить - в конце-концов он для них чужак, и чужак вооружённый, а значит вдвойне опасный, о котором они ничего не могли сказать. В то время как дома, уже за сотню шагов в нём бы узнали бойца росомах по одной только причёске. Что уж тут говорить о клановых знаках отличия, которые обычно наносил на одежду каждый человек?

Так или иначе, землекоп тихо и почтительно(вероятно, сказывалась близость благородных господ), а главное - подробно поведал дорогу и все приметы, которые смог вспомнить. О, эти маленькие подробности о которых так часто упоминают местные жители, навроде дерева, которое местный богатырь вырвал с корнями из земли по пьяни лет десять назад, или дома с зелёной крышей, где живёт мясник Штурьф... Впрочем, даже за них опытный человек может уцепиться, а уж чего-чего, о опыта в таких вопросах нашему бойцу было не занимать. К сожалению, в голову Мартина даже не пришёл тот маленький момент, что он собирается осмотреть дом, хозяином которого является тот самый юноша, с которым Ульрих говорил. Март даже не подумал о тех дюжих ребятах, которые знали каждый листок в этих краях, и наверняка могли бы проверить хижину ничуть не хуже него.

Буркнув на прощание, что он будет ждать всех желающих у избушки, крепыш отправился в недолгий путь. Ноги сами встали на правильную тропу, неся хозяина почти без его участия в нужную сторону. Звездолов механически избирал самый безопасный и быстрый путь, почти не задумываясь над ним. Лишь его нос трепетал, вбирая ароматы леса, а глаза то и дело оглядывали деревья. Несколько раз он замирал, словно бы врастая в лес. Пару раз он замечал целые россыпи грибов, притаившихся под кустами, но даже не подумал наклонится за ними. Всё-таки не самое безопасное это занятие - жрать грибы в незнакомом мире, даже те, что так похожи на съедобные.
  • Плюс за поиски, за идеи, находчивость и упорство.
    +1 от Агата, 15.12.14 01:36

Март мрачно глянул на недавно исходившего кровью идиота. Похоже, он немного недооценил количество ушибленных на голову среди попутчиков. Если уж человек не понимает того, что кровь и страдания могут привлечь.."нежелательных гостей", особенно в том месте, которое где казнили одного человека и выбили из-под его ног Тропу, то для таких людей в его сердце не больше сострадания чем у иных росомах. В снегах ценят жизнь и не швыряются ей понапрасну.

Глядя на мальчишку-благородного крепыш мог только вздохнуть. Так молод, так юн, и так легко идёт на поводу у незнакомцев. Впрочем, в странных ритуалах высокородных дикарь не очень разбирался. Может так и должно быть? Разговор грозил затянуться. На секунду росомаха прикрыл веки. Здесь не пахло опасностью. А его слова будут сказаны не здесь. Он и так стал болтлив в последнее время, словно неожиданно стал стариком, выгоревшей оболочкой, от которой остался только разум. А может быть просто он просто выговорил уже все слова, и теперь все его беседы лежат за спиной, в прошлом?

Неожиданно, откуда-то из недр памяти, вынырнуло целое сокровище. -"Это было давно, Ила. Помнишь, как ты впервые говорила со мной в моей голове? Твой голос был раздражённый и сонный, но я был так счастлив его услышать. Словно ты потрепала меня за косички. Смех, Звёздочка, смех, да и только! Когда это было? Сотню славных узелков назад. Бродячий его знает сколько вылазок в леса! О, предки, как же давно это было. Тогда я ночевал у твоего порога..."- Взгляд воина стал отсутствующим, на лице заиграла лёгкая, даже какая-то мягкая улыбка, будто бы встретил давнего приятеля. Память... Кормчий судна Звездолова, в котором сам Март был всего лишь пассажиром. Бог, который доступен каждому, каждую секунду, каждое мгновение. Бог, способный повернуть время вспять. Дать несколько драгоценных ударов сердца, ударов, которые уже отзвучали, но после них...душа словно бы умыта росой.



Мартин вздрогнул. Он снова был здесь и сейчас. Его уши снова царапали слова, неуклюжие слова остальных. Почему никто не любит тишину? Разве обязательно извещать весь лес о том, что здесь нашли безголовый труп? Но рассеянная улыбка всё ещё гуляла на губах воина. Она настолько не вязалась с обычным хмурым обликом воина, что казалось это будто бы это был вовсе не тот самый клановик из росомах, что рыскал вокруг могилы лучину назад, курил трубку, и пытался спорить с Ульрихом.

- У Звездолова есть тропа. У остальных она тоже есть. Мы стоим на месте, время теряем. Меня же ждут, даа..- Голос следопыта был исполнен какой-то затаённой нежности. Будто он не говорил, а чуть-чуть пел. Хотя смысл всё равно был язвительным. Тем не менее он вновь был тут. И его глаза... они словно бы сияли. И кто его знает, что в них было больше - безумия, или же счастья? - Я иду по тропе. Иду вперёд. Вы говорите, а потом идёте. Хорошо? Скажи, старик, где егерев домик?-
  • Многовато рефлексии, но мне нравится.
    +1 от Waron, 04.12.14 08:24

Селение встретило братьев так же как и всегда - без особого ликования, но и без излишней подозрительности. Охота на тролля окончилась успехом, но, что важнее, им предстоял поход. Большой поход, большая удача, целый караван рабов и море крови во славу великой четвёрки Хаоса. Однако сейчас у Крула были некоторые сомнения. От кого-то, давным-давно он слышал, что бог удовольствий ценил, когда жертвы, преподнесённые ему были облиты фимиамом. Что это такое - шаман безусловно не знал. Возможно, какой-то редкий сорт вина, хотя если честно, кочевник совершенно не представлял, зачем поливать жертву вином. Лучше уж его выпить, верно?

Крул приказал готовится к большому пиру и празднеству, раздавая необходимые для этого приказы. Воины должны быть сыты перед таким знаменательным событием. Где чёрный камень шаман знал - наверняка посланница имела ввиду тот здоровенный булыжник на вершине холма. Племя изредко приносило там жертвы, не особенно заботясь посветить это место кому-то конкретному. - Но вот что мне делать с козлом? Вскрыть ему горло на алтаре, и окропить кровью женщину, подготавливая её для посланницы? Отдать женщину козлу? Я слышал, что он ценит подобное, но я не уверен как это сделать. Или сделать и то, и другое, а потом устроить оргию и зажарить козла? А каждому воину дать кусок мяса с него. Хмф. - сидя в своём шатре Крул не боялся размышлять вслух. Нет, тут стоило призадуматься..

К вечеру всё было готово. Женщину из числа селянок, на которую Крул указал, как следует вымыли в реке, опоили отваром из кое-каких грибов, и им же тщательно смазали. Эта крепкая баба до последнего сопротивлялась, но после доброго глотка насильно влитого зелья смирилась со своей участью. В конце-концов, быть принесённой в жертву Слаанеш не такая уж плохая участь.

Вечером, когда на столы уже ломились от еды и выпивки, Крул и Гаскар собрали людей. Многие уже были навеселе, но тем не менее почти всё селение отправилось к чёрному камню, где их уже ждала жертва благоразумно связанная предусмотрительным вождём. И чёрный козёл, флегматично жующий жухлую траву и какие-то грибы, от которых его глаза налились кровью. Крул надеялся, что небольшой третий рог, выпирающий из темени этой чёрной твари не помешает владыке удовольствий принять его жертву. Когда его люди ловили эту тварь, в неё словно демоны вселились, и не будь у кочевников столь ясного приказа, козла бы прирезали на месте. Женщина, нагая, лежащая связанной по рукам и ногам лежала от трёхрого малорослого чудовища неподалёку. Будучи под изрядной дозой наркотического отвара, она уже не могла говорить, только безумно хихикать.

Братья мои! Гордый народ Курган! - шаман забрался на возвышение и потряс чашей и ножом. Гомон людей не то чтобы умолк, но приутих. - Многие из вас уже знают - великий поход ждёт наше славное племя! Так сказал Хаос! Его посланница этим днём говорила с нами. Она показала нам волю Похотливого - а вместе с ним и прочих богов! Боги жаждут крови! Они ждут жертву от нас! - жест ножом, и парочка воинов, заранее подговорённых зажгли подготовленные треноги позади колдуна. Безусловно, Крул мог сделать это сам, но лишний раз призывать Акши перед алтарём богов он не рискнул. От подарков Четвёртки неприятно отказываться, и даже такой могучий колдун как он может стать игрушкой ветров..и тогда дай-то Хаос, он сохранит рассудок. - И эта жертва откроет нам новый путь! Путь в будущее где мы будем пить кровь слабых людей! Где мы покорим их тело и дух! Путь, где быть может..кто знает, о да, Владыки подарят нам новые земли, с многочисленными отарами тучных овец, и с хорошими рабами! Слава Курган! Слава Хаосу! Слава его ветрам, от которых колышется каждая травинка в степи!-

Крул наконец закончил ораторствовать, и одним движением перерезал козлу глотку и сделал жест в сторону козла, и Ол, всё это время бывший рядом подскочил, и после непродолжительной борьбы растянул трёхрогое животное пузом кверху. Тоже самое было проделано и с женщиной, но та, в отличие от животного не сопротивлялась. - Во славу твою Слаанеш! - вскричал Крул и перерезал глотку козлу. В глазах осоловевшей женщины промелькнуло что-то вроде облегчения. Кровь он бережно собрал в кубок, и напоследок кинул в неё камешек — кусочек алтаря, что откололся(ну как откололся, шаман ему некоторое время помогал) буквально сегодня. Брат в это время стоял в толпе, и мрачно сверлил взглядом кубок. Это было в духе Гаскара - вот так вот хмурится во время жертвоприношений Слаанеш. Он считал это глупостью.

Крул посмотрел на небо. Если он правильно понял, то скоро посланница Похотливого должна явится сюда. Если она не явится, то он просто перережет глотку женщине, бросит камень в кубок с кровью животного и человека, а потом, после непродолжительной молитвы окропит кровью толпу. Или.. -"Хмф. Может быть её стоит закормить насмерть жаренным мясом козла? А почему бы и нет? "-
+1 | Час казни, 02.12.14 22:00

Некоторое время Мартин слонялся вокруг могилы. Пока Ульрих и Хурин вели заумные беседы, следопыт присматривался к небу и ждал ответа откуда-то из глубины. Пока Юмико исцеляла Тень, следопыт уже начал наматывать круги вокруг места. Звездолов не верил, что кто-то способен убить этого человека прямо на месте. Чёрт побери, конечно прошло немало времени, но следопыт не верил, что убийство произошло прямо здесь. Его должны были приволочь откуда-то ещё.

Звездолов присутствовал при выкапывании трупа. Да, здесь было над чем подумать. Мужчину мучили, и мучили долго. Навряд ли это было прямо здесь, конечно для того чтобы так переломать все кости особых инструментов не нужно, но...почему-то Марту не верилось, что убитого просто дубасили до посинения, а потом отрубили голову и член. Нет, наверное кости переломали ему где-то ещё, затем принесли сюда, и уже здесь убили. В который раз уже за эти года росомаха задумался над бессмысленными и жестокими обычаями чужаков. На его родине человеческую жизнь ценили. Ведь каждый человек, так или иначе помогает в бесконечном противостоянии со снегом. Набеги и кровная вражда и даже битвы между кланов конечно же случались, но до таких зверств люди никогда не опускались. А даже если случались, то песни и старики об этом молчали. Такое могли сотворить с осквернителем могил предков, с убийцей детей, но никак не с прелюбодеем. Здесь была какая-то тайна, и от этой тайны жгло язык.

Наконец, Звездолов присел на минутку к дереву и набив трубочку табачком принялся размышлять. Близость тела его смущала не больше, чем каркание вороны. -"Итак. Его где-то пленили. И жестоко избили, с тщанием сломав каждую кость. Надо полагать, чтобы даже оказавшись на Тропе он не мог удержать меч. Не думаю, что его убили прямо здесь. Нет, такое маловероятно. Тут ему просто отрезали голову и член. Вероятно, первое увезли с собой. Быть может скинули в какую-то реку, или просто под корни деревьев, чтобы зверьё обглодало? Хмф.."- затянувшись дымом, Мартин попытался представить. Вот рыцаря ловят. Вот его избивают до полусмерти, а затем везут сюда и рубят голову. Копают могилу. Значит, то место где пытали находится сравнительно недалеко. Это ведь то ещё удовольствие вести с собой бесчуственную тушку. Ведь если вести далеко, то ещё и заметят. -"Надо будет отвести труп к церкви и на нормальное кладбище."-

- Тхр. Парни.- обратился крепыш к гробокопателям. - Здесь есть поблизости какие-нибудь пещеры? Вы же здесь живёте? Месяц назад какие-нибудь изверги ночью не шалили? -
  • С возвращением.
    +1 от Агата, 01.12.14 21:10

Закрыв за собой дверь, Мартин закрыл глаза. Ему нужно было сосредоточится. Всего-то. Звездолов порылся в своём мешке, нащупывая нужный предмет. Где же, куда же он запихнул краски? Где эти банки, которые прошли с ним долгих семь лет, в которых всё ещё сохранилась частичка его холодной родины? Пришлось немного опустошить свой мешок, раскладывая на постели всевозможный скарб, без которого путнику и воину не стоптать сапоги. От большинства из них сейчас толку не больше, чем от него самого в библиотеке, но росомаха был куда как предусмотрителен, и он не хотел, чтобы его жизнь оборвалась из-за какой-нибудь мелочи.

С чего бы начать. Ну, прежде всего разоблачится по пояс. - Кто? Кем буду? Листьями или корнем? - пробормотал северянин и рассеянно глянул в окно. Хотел бы он быть корнем. Но он один, а значит сегодня он всё-таки лист. Март прислушался к себе. Да. Решение было хорошим. Или покрайнемере не неверным. Маленький стилизованный листочек на правой щеке. Естественно оранжевый, яркий, как-никак, цвет жизни. Ещё один листок росомаха начертал себе на шее, там где билась под кожей одна очень важная для человека жилка. Это было сложнее чем на щеке, но пальцы помнили движения куда лучше, чем сам воин. Ещё один - под ямочкой на шее. И наконец, самое простое, яркая, красная полоса на глазах. Лучше бы её тщательно нанести.

- Хорошо, хорошо, очень хорошо, Ила, первые знаки есть. - Росомаха говорил в голос, ничуть не боясь что его сейчас подслушают, или хотя бы просто ждут. Он тщательно вытер пальцы. Нет, не о тюфяк, и даже не о тряпочку, ворох которых он таскал с собой. О некоторые концы косичек, причём в этом чувствовалась какая-то система. Первая слева. Вторая справа, затем ещё одна, и ещё одна. Под самый конец, когда пальцы уже почти не пачкали, следопыт пометил охрой мочки ушей.

- Чей голос я услышу, когда закрою глаза. Конечно же твой..Звёздочка. - нехорошо это, поминать погибших перед таким делом, но по иному Звездолов не мог. Настал черёд белой краски. Ломанная линия под листком на щеке. Пройтись по переносице оставляя прямую черту. Прошлое, далёкое, покрытое туманом и мглой забвения, и лишь Листья летят над ним, мимо него, куда-то ещё, но..ведь листья сами чуть-чуть, но прошлое? Повинуясь порыву, Март приложил ладонь к груди. Вот оно, его сердце. Бьётся. Прямо под слоем кожи, костей и мяса. Живое.

- Ещё жив. - Мартин поначалу не понял, кто произнёс это. С надеждой, печалью, усталостью и вместе с тем какой-то затаённой яростью, словно говоривший бесила эта нить, которую семь лет не могли взять ни топоры, ни мечи, ни вездесущие стрелы, и даже колдовство не могло пресечь её, будто бы сам Улг свей ледяной секирой хранил его. Не торопясь, тщательно оглядывая свою грудь, северянин нанёс на неё белую звёздочку, с пустым центром. Прямо над сердцем. Хотя бы так. На мгновение кожа занемела..и сразу же успокоилась.

Некоторые концы косичек Звездолов тоже отметил белым, и только после этого вытер руки. Вот так вот. Осталась самая малость. Чёрная полоса идущая от уголков губ и до самого виска. Изогнутая, в некоторых местах извилистая - именно она означала Тропу, столь важную для любого охотника кланов. Пять чёрных полос на внешней стороне ладони, вдоль костей. Этим рукам творить будущее, так или иначе. - Ну чтож. Теперь всё. Убрать всё это, надеть доспехи, и я готов идти к могиле. Что? Звёздочка, ну ты же не думаешь, что я полагаюсь только на предков? Предки это..хмф..рука друга, которая поддержит тебя, но если ты сам ничего не можешь, то тебе и предки не помогут! Впрочем, неправильно я тебе описываю. Да ты и сама знаешь. - попыхтев ещё несколько минут, Мартин не стал облачаться в кольчугу и нагрудный доспех. Хватит и куртки из варёной кожи, от ножа она спасёт, а большего...впрочем, откуда-то же прилетел болт в грудь Марты, верно? Пожалуй, стоит всё-таки одеть доспехи, и прихватить свои вещички. А то мало ли, куда потом бежать придётся.
  • Колоритный варвар)
    +1 от лисса, 07.11.14 13:30

Какую-то часть вечера Мартин провёл в расспросах. Он плёл небылицы, чушь, пытаясь выяснить, кто, откуда, как, но...всё что он знал, это что в это захолустье прибыло три всадника на усталых лошадях. Мало, бесконечно мало для городка, в котором(немыслимая беспечность!) даже не было частокола..и все защитников как таковых здесь не было. Несколько молодых и невнимательных ополченцев не в счёт. От чего они спасут? От кражи? Приди сюда даже обыкновенный выгрыз попортил бы немало крови.

Да и замок далековато. Стены у него конечно наверное крепкие, но пока оттуда придёт помощь... Сто раз успеют сжечь и ограбить. Одним, Мартин, привыкший жить войной, считал Пустоши дырой. Недаром их так назвали. Но дырой весьма удобной, если учесть мягкость постели, качество выпивки и еды. Возможно не лучший вариант, но всё же здесь можно было весьма неплохо расслабится, после долгой дороги и расспросов.

-"Возможно, они проехали селение и направились прямиком в замок. Или просто, дальше по дороге. В конце-концов где ночевать убийцам как не в поле?"- растянувшись на кушетке, Мартин сам не заметил, как уснул. Впрочем, некоторые меры предосторожности он всё же предпринял. Мало ли кто захочет ночью отведать его крови?

Ночь не принесла успокоение душе росомахи. Проснувшись, он едва мог вспомнить жалкие отрывки тех видений, что посещали его, и хотя он чувствовал себя отдохнувшим, на душе спокойно не было. Он помнил дорогу..нет, даже не так, Дорогу. Громадный, бесконечный путь сотканный из чёрного бархата. Она была совершенно не похожа, на те, по которым Март привык переставлять ноги. Ни снежные горные тракты, ни лесные тропы, она была совсем иной, непривычной ему. Он видел следы невиданных тварей - громадные отпечатки копыт, сияющие неземным, лазурным огнём, или же наоборот, едва видные даже на таком фоне тихо мерцающие следы кошачих лап..Вот только кошка, оставившая их явно привыкла ходить на двух ногах. Впрочем, едва Мартин встал с кровати, как сон почти сразу же позабылся. Осталось только чувство какого-то неведомого приключения, загадки, которую нужно разгадать.

Наконец, утром, когда Март решил дать себе небольшую поблажку, и не надевать доспехи немедленно, Звездолов спустился ко всем, привычно уходя в себя. В конце-концов, такие сны не приходят просто так, следовало немедленно поделится этим со Звёздочкой. Возможно, это какой-то знак от предков, или наоборот, от его любимой. Однако, спокойно выпить чаю и позавтракать не удалось.

Следопыт нахмурился. -"Призрак? О чём толкует этот..нет, он не похож на землепашца. Да и не занимался я обычно призраками, но.."- Мартин встал и медленно, стараясь не пугать человека подошёл к креслу. - Где вы его видели? На что он походил? У него были какие-нибудь характерные черты лица? Вы сумели его разглядеть? И что, во имя предков, случилось с вашей одеждой? - на мгновение Звездолов ощутил укол раздражения, и тут же раскаялся за этот всплеск эмоций. Эти люди не видели в своей жизни ничего опасней бешеной собаки. Выудить ответы из этого мужчины будет непросто.

- Успокойтесь. Сделайте глубокий вдох и выдохните.- Маленький человечек сделался вдруг неожиданно убедительным. Возможно, дело было в том, что он неосознанно положил руку на пояс с оружием. - Сейчас вам принесут выпить, но вы должны поведать нам всем, что с вами произошло. Помните, здесь вам ничего не грозит. Итак...расскажите с самого начала. -
  • Настойчивость и упорство когда нибудь принесут Мартину большой куш. А кроме того мне просто нравится, как ты пишешь.
    +1 от Агата, 28.10.14 02:11

Посвятив некоторое время тонкой бечёвке, Звездолов связал на нём несколько узелков. Пальцы никогда не забывали этих навыков, столь важных для любого представителя кланов северян. В этих узелках значилось несколько образов, которые по мнению Марта могли бы поведать желающему о его тёзке. Пара слов о погибшей, не больше и не меньше. "Птенец выпавший из гнезда. Слабость, но отвага. Смерть от руки злых людей, не случайность. Пусть твой путь хранят предки." именно это гласили несколько сложных узелков. Позже, когда он завершит свой ритуал, он найдёт куда пристроить эту верёвку, у солдата был достаточно богатый жизненный опыт для таких вещей.

Когда наступил черёд Мартина, то Звездолов опустился на одно колено перед погибшей, положив рядом с собой три деревянные банки с плотно прилегающими крышками. - Фляга жизни иссякла. Сделан последний глоток. Остриё прервало полёт. - росомаха говорил вообщем-то сухо, отстранёно, его глаза затуманились, остекленели, будто следопыт смотрел куда-то далеко, в даль, за грань. Северянин, действуя словно бездумный механизм открыл одну за другой выставленные в ряд баночки.

- Тропа до Очага всегда будет долгой и извилистой, дитя. Как и путь любого, лишившегося дыхания. Твой Очаг - не мой Очаг, но думаю там так же тепло. - белый кружок на левой щеке, чёрный на правой, в центре два смешавшихся цвета, причудливо перемешанных вместе. Прошлое, покрытое туманом, или будущее скрытое мраком - мертвецам всё равно куда шагать. Лишь бы был путь, а там...там и до Очага дойти можно. Также этот знак должен был защитить от злых духов, и того чтобы погибший не своей смертью человек не встал на след живых.

Охрой Март пометил кончик носа - чтобы когда пришло время её нос учуял дым. Оранжевый мазок на веках - видеть проблеск огня, заметить признаки бури, приближающейся из ниоткуда, грозящую замести не только тропу, но и идущего. Ведь для этого нужно немного жизни, а откуда ей не взяться, как не из ритуальных красок? Мочки ушей так же пометил, и точка на лбу, чтобы защитить разум и придать ему немного прежней жизни, огня. -"Да, Ила, согласен, это неполный ритуал. Но я не шаман, да и место тут...нет, не то чтобы спокойное, но она не встанет."- по обычаям его родины, если возможности похоронить на родном кладбище, или хотя бы в спокойном месте не было, то его тело предавали огню. Если времени совсем не было, то клали хотя бы уголёк в рот.

Поднявшись, Март окинул взглядом спутников, немного подумал.. Всё-таки что-то он ещё не сказал. - Мы были рядом, когда её дыхание забрали. Её свеча потухла, и теперь она останется здесь..навеки. В том, что она погибла есть и моя вина. Больше не следует расслабятся на нашем пути. Предки указали на ошибку. Я постараюсь впредь не допускать её..и прошу вас всех о том же. - негромкий, невыразительный, маленький северянин с грязными руками в цветных разводах, возможно сейчас и здесь, в лесной тиши он говорил о здесь и сейчас, но даже по голосу чувствовалось, что он где-то ещё. Звездолов думал о звёздах родины, о Звёздочке и обо всём на свете.

- Путь лежит в Книжный Град. Есть шанс, что мы..сможем отомстить. Я поеду вперёд. Есть след. - с этими словами Мартин из клана росомах привязал короткую бечёвку к сучку на дереве, пометил её красками на нужных местах, собрал баночки и пошёл вперёд, вглядываясь в дорогу. Возможно, он в данной ситуации он оказался недостаточно быстр, но как и всегда - упорен.
  • Лучше бы ты почаще писал конечно, но не мне об этом говорить ^^
    +1 от aLIEn, 21.10.14 19:39

-Хорра! Гаскар, ты ошибся, боги хотят чтобы мы отправились Чёрной кровью! - Крулу, почитавшему Тзинча прежде Слаанеша(он даже верил, что когда-то, давным-давно Изменяющий сковал всех остальных своим волшебством, и правил ими долгие тысячелетия), очень не понравилось требование посланницы. Именно поэтому он, вместо того чтобы схватить первую попавшуюся женщину(а ближе всех была его ученица, и оо, уж он-то, Крул, знал, насколько она женщина) и отправить её под нож похотливой. И тёмные боги нетерпеливы, и не будут ждать, пока их верный слуга найдёт им какую-то иную жертву, в ближайших племенах. Нет, близнец должен был действовать, и действовать быстро. В его голове, неожиданно что-то щёлкнуло, и лысый шаман чуть-чуть не расхохотался, не иначе как сам Архитектор Судеб вложил её в его голову. Да, это было более чем в духе Слаанеша, и должно порадовать самого Тзинча.

Шаман жестом подозвал одного из конников, и велел ему привести свою кобылу сию секунду. - Больше и крупнее женщины у нас нету, посланница Слаанеша. - шаман улыбнулся, но в его глазах плясало пламя, злое и дикое, вот-вот готовое вырваться из под контроля, обратя в выжженный Акши клочок праха не только колдуна, но и всех, что его окружает..и в первую очередь саму посланницу. Крул медленно выдохнул, и так же не торопясь повёл кобылу к слаанешитке, под узкий и кривой кинжал.

- Быть может, мы отправимся в село? Там мы найдём и женщину и устроим достойную встречу для посланника Слаанеша. -
+1 | Час казни, 19.10.14 22:54
  • Шутишь с Богами? А ты отчаянный...
    +1 от Bully, 20.10.14 22:55

Мартин неторопливо и немного неуклюже спешился. Повёл плечами, лязгнув наплечниками. Явно специально, привлекая внимание. Глянул искоса на путника, задумчиво цокнул языком. Вроде как неодобрительно. -"Ила, солнце моей души, а не менестрель ли он часом?"- Звездолов не боялся менестрелей. В конце-концов сначала был подвиг, а уже потом песня, ведь верно? И всё же, всё же, он отдавал должное этим острым на язык ребятам, хотя и считал их неженками. На его родине их конечно называли по другому, и занимались они не только распеванием саг и вис за глоток эля, но чужие земли диктуют иные законы. -"В конце-концов, я завяжу правду на своей верёвке, и если её сочтут достойной, то оставят в назидание потомкам."- Март на секунду задумался. По меньшей мере половина его верёвке была посвящена его Звёздочке. Сочтёт ли совет клана достойным сохранение такое, или историю его жизни торжественно принесут в жертву? Кто знает. И всё же, рассказ Пелли разбередил какие-то давние переживания, и щедро сыпанул солью по открытым ранам.

Звездолов встряхнулся. -Так. Давай посчитаем узелки. Первый - некий рыцарь ухаживает за женой герцога. К слову, у нас за такое бьют морду. И сильно. - Следопыт вёл в поводу свою кобылку, но глядел на Пелли. Пристально так. Явно подозревает в чём-то.
- Потом лорд Нетцера отсылает в неведомые дали рыцаря, и леди выбрасывается из окна. Так? Теперь ты спешишь к кому-то ещё, чтобы поведать это всё. Чудесно... А теперь скажи, почему тебя не казнили на месте? Кто ты? Может ты вовсе не слуга? Тебя просто заперли в комнате, даже не в темнице. Нет, даже не начинай, я не верю что после двух месяцев пребывания в замковой темнице ты бы был столь бодр телом и духом. Я видел темницы.- Март обнажил зубы в улыбке и буквально вперился в своего тёзку взглядом. Он не очень любил лжецов.
  • Я тоже не доверяю этому пареньку.
    +1 от F_Lia, 17.09.14 03:02

Ещё прошлым утром, Мартин выбрал себе коня. Ну как коня - кобылку. Маленькую, крепкую, лохматую и спокойную, словно восходящее солнце зимним утром. Одним словом под стать себе. У неё было мудрёное имя, со множеством слогов, но откликалась она на Ку-мин. Нельзя сказать что Звездолов сразу привязался к ней, но она терпела такого неопытного седока, как он, и за морковку-другую соглашалась терпеть его странности. Что уж тут говорить о её ровной походке. Да, такая не станет выбрасывать своего всадника из седла из-за какого-то там кролика, прошмыгнувшего через дорогу. Именно благодаря этому самому спокойному колыханию, Март спокойно мог говорить с Илой, и даже совершить маленький подвиг - раскуривание трубки на ходу.

-"Звёздочка, это самое тихое и спокойное путешествие которое я когда-либо видел. Если служба этой самой гильдии вся будет такая.. Пф-ха! Впрочем, о чём это я, не бывает таких синекур. Давай я лучше тебе ещё раз расскажу про свою землю. О, как она прекрасна, ты бы знала. Особенно осенью, если тебя конечно не пугает перспектива скорых заморозков. Ха, наши кланы буквально живут этим. Мы часто справляем свадьбы именно осенью, да. Под красными соснами. Ты что, никогда не видела красных сосен? Ха, оно и понятно, такие чудеса бывают только в наших землях. Говорят, что клятвы произнесённые под их сенью самые крепкие, и предавший слово, данное под сосной, ждёт немилость предков, и Тропа его будет извилиста и скользка..и кто знает, может быть даже от крови предателя?..

Их на самом деле не очень много, это как бы не одно растение, а два. Эдакий..как ты там говорила..этот..как..его...

-Симбоиз, вот!- Март даже прищёлкнул пальцами, и довольный, словно медведь нашедший дупло с мёдом, пришурился на дорогу. -" Так, вот, представь себе обыкновенную сосну, с зелёными иголками, шишками, может даже гнездом совы..и увитую лозой. Девичья ягодка, так она называется, да уж. Что ты смеёшься! Я правду говорю, мы её так и зовём! Осенью, когда весь лес одевается в гномье злато, эта сосна становится красной, будто кровь из сердца. Не без проблеска зелени, конечно.-

- Есть одна легенда, старая-старая, никто в неё уже давным-давно не верит, про парня и девушку, которых сгубило предательство друга, и которых закопали где-то глубоко в лесах, Селвин и Турама, так их звали...Говорят, что первая такая сосна появилась на той могиле, а того самого человека, что их предал, настигла кара предков, да не просто предков, а самого Селвина, который поднялся из могилы и забрал его дыхание, став ходячим деревом. Имя предателя забыли, его узелок на верёвке Клана срезали, и после смерти, его тропа не вела ни к Дому, ни к Очагу! Да и была ли та тропа, а, Ила? Позже, Селвин вернулся на могилу, где простоял до весны. А осенью наши кланы увидели первую красную сосну. Вот такая вот история. Да дорогая, я слышу, видимо спокойная дорога закончилась."-

Звездолов придержал немного кобылку, и орудуя поводьями повернул её боком. -"И чего он орёт, будто у него дурная болезнь? Проклятье, Ила, он и впрямь похож на того паренька, помнишь, из шестнадцатого, в тот день он выбежал от лекаря с таким же лицом! О, предки, надеюсь это не так, я травник-лекарь, могу только оскопить..Не думаю, что это ему придётся по нраву."-

- Говори толком, балда! Я не понимаю твоих панических воплей и не вижу погони! - Между делом Март уже осматривал кусты впереди и позади, а рука тянулась к луку, притороченному к седлу в специальном чехле. Дорожные приключения, что может быть милее сердцу воина и путника?... Если быть честным, почти всё что угодно.
  • Красивый пост, однозначно стоит поощрения.
    +1 от Waron, 14.09.14 19:46
  • Да.
    Мне это нравится.
    +1 от Агата, 14.09.14 19:47
  • Симбоиз! Мартин начитанный парень))
    +1 от лисса, 14.09.14 20:44

Мартин находился на той тонкой и топкой гранью между сном и явью. Настолько тонкой что, Звездолов слышал как парят пылинки, как восходит солнце где-то там, далеко-далеко, как звёзды испускают сияние не стремясь в свой последний полёт! Лесник чувствовал приятное тепло на лице, от которого почему-то становилось грустно, и...

- Кар! - сиплый, громогласный звук нарушил идиллию. Вороны, первые стервятники на полях брани, даже в его собственной комнате они не оставляли его в покое! Звездолов распахнул глаза и попытался вскочить..но куда там. Его ловкое тело было в какой-то странной, но знакомой позе, хотя росомаха был уверен, что никогда раньше не то что не принимал такую, а даже не видел подобное переплетение рук и ног! Что-то врезалось в бока, но следопыт решил разобраться с этим чуть позже. Однако поза была не единственной неприятностью этого утра. Главное, что взволновало следопыта, это отсутствие подштанников. Распутав свои конечности и выкарабкавшись из-под своего плаща, Мартин обнаружил приятный сюрприз - привязанный к запястью петелькой, его кинжал был с ним вместе с ключом. Покопавшись немного в памяти, солдат вспомнил, что этот от его комнаты. Несмотря на то, что росомаха совершенно не помнил, как сюда попал, теперь он был уверен в том что сделал это сам и по доброй воле. Узелок был его, завязанный тем самым особым образом, что известен в его родном клане.

Немного повозившись и оглядевшись, следопыт наконец нащупал в складках плаща те самые острые углы, что впивались ему в бока. Шкатулки. Он зачем-то взял их с собой. Следопыт выдохнул и приоткрыл одну из шкатулок, и его лицо на мгновение озарил свет..светом иного солнца, нежели местное голубоватое светило. Успокоив бьющееся сердце, Мартин захлопнул вещицу и щёлкнул задвижкой, и закутавшись в плащ уселся. Люк, приоткрытый за его спиной сулил близкий обратный путь, но воин не спешил обратно. Для начала надо было подумать, прежде чем нагим спускаться и шлёпать обратно. К тому же, с крыши открывался неплохой вид, и раз уж его сюда занесло, то можно было спокойно посидеть. Март уже опознал место где оказался - крыша того самого трактира, в котором ему полагалось спать.

Однако, усевшись на крышу на нагретое собственным телом место, северянин и думать забыл..звёзды. Тысячи их! Небо было полным полно ярких и разноцветных огоньков. Чужих огоньков, но от этого не менее красивых. На мгновение, росомаха задумался, сумеет ли он найти Путь, если умрёт, и как длинна будет его тропа отсюда? Но в следующее мгновение отринул эти мысли. - Ила, Ила, ты только посмотри на эту красоту. Побери меня духи, Звёздочка, когда мы с тобой последний раз просто сидели и смотрели на небеса, а? - Небо с края уже начинало голубеть, но звёзды не торопились сдаваться, хотя уже и порядком поблекли. - Алча милости небес, а? - в этом вопросе, повисшем в воздухе было что-то...такое, будто фраза вырванная из контекста, будто цитата из... - Нет, не вспомнить. -

Мужчина некоторое обернулся, и взглянул на колокольню. Пора. Он распахнул ту шкатулку, что уже открывал, и рассветный свет встретился с иномирным. Всего на несколько минут, но почему от этой выходки на душе Звездолова сделалось светло и легко. Закрыв глаза и подставляя лицо солнцу, он принялся вспоминать.

Вчера...Что же было вчера, до того как он лёг? Ага! Сначала он отдал прачкам почти все свои вещи. Точно. Потом..помнится, он парился вместе с Ульрихом..или это был какой-то другой здоровяк? Затем он точно пил неразбавленное, приближаясь к тому состоянию, когда вино уже не пьют, а лакают. Причём это он делал уже вместе с Ульрихом, это точно, пару раз чуть не двинув ему в челюсть за его туповатый и гонористый нрав и лошадиное ржание. Но потом как-то незаметно отбился от него, и оказался всё в той же баньке, на этот раз вместе с приятного вида девушкой которую хозяин рекомендовал как массажистку. Что удивительно, ею она и оказалась, и отлично размяла всё, доведя Мартина до состояния "вялый студень", а потом вывела его за руки, и помогла нырнуть в бочку с ледяной водой. Ух! От воспоминаний о таком контрасте у Звездолова аж пошли мурашки по коже. Позже...что же случилось позже?

Ага. Он вернулся, и некоторое время распивал спиртное вместе с хозяином трактира. Кажется, Март поделился с ним какими-то своими воспоминаниями, ещё до этой самой войны, какие-то события юности, которые уже и ему казались не больше чем старыми байками, да и сам хозяин оказался весьма сносным собеседником. Это уже было далеко за полночь, и в конце-концов, прихватив пару бутылей, Март вернулся в комнату, где откупорив одну из них благополучно уснул в тёплой и мягкой постели, разговаривая сам с собой. Больше в голову ничего не шло. Он точно помнил, что ушёл к себе в комнату, и заперся на ключ и щеколду, но как он после этого попал сюда?..

Так и не разгадав эту загадку, следопыт наконец поднялся, и осторожно ступая по черепице двинулся к люку, щеголяя голым задом. В плащ крепыш завернул свои шкатулки, очевидно ценя их больше, чем своё тело. Именно так он и вернулся в свою комнату, в которой его ждала его собственная одежда. Слава предкам, он не сжёг её или не выкинул в окно в неожиданном приступе лунатизма. Наконец, после того, как мужчина более-менее облачился, он направил свои стопы вниз, к жрецам храма вкусной еды, проще говоря — на кухню. Несмотря на ранний час, очаг уже пылал вовсю пылал, а несколько поварят носились. К сожалению. Пришлось поймать одного из них за ухо, и приказать принести кувшин кипятка в его комнату. Получив заверения, что всё будет исполнено в лучшем виде, Март удалился наверх, готовится к предстоящему походу, и заваривать бодрень. Шестое чувство говорило ему, что если он насильно не вольёт своё пойло в глотки своих спутников, то они двинутся не раньше чем после полудня.
Извиняюсь!
  • Прекрасный пост. И с возвращением.
    +1 от Агата, 07.09.14 23:08
  • Отличный пост, люблю Мартина! Славный малый.
    +1 от лисса, 08.09.14 11:08

Мартину на секунду сделалось страшно. Он привык верить своим чувствам. Носу, что способен учуять свежую хвою там где недоучка попытался отбить свой запах. Чутким ушам, способным распознать среди завываний ветра угрожающий рокот надвигающейся лавины. Глазам, способным выхватить из темноты блеск голодных буркал. Но сейчас всё было по иному.

Если бы не дыхание спутников, если бы не звуки их шагов, то Звездолов оказался бы в нигде. И он не собирался терять свои последние маячки..если не считать того самого, загадочного шестого чувства, которое не единожды выручало следопыта. И сейчас это чувство вопило о том что он должен вцепится в своих товарищей как клещ.

Для того чтобы подбодрится Март начал напевать.. Его голос прорезал сопение группы, наполняя её если не смыслом, то хотя бы..

Выше нос владыки шахт,
Дружно вместе рой!

Первые строки прозвучали неуверенно, будто сам горец с трудом продирался сквозь собственный страх, сквозь паутину времени. Он слышал эту песню на родине, и там он слыла самой что ни на есть бородатой и гномьей. Впрочем, она и была такой.

Громче глас, смелей размах,
Дружно вместе пой!

Вглубь и вглубь, к сердцу гор,
Что мы встретим в бездне той?
Злато там, во толще руд,
Кварц, алмаз и изумруд!

Тем не менее произнося старые, затёртые множеством бородатых крепышей слова, Мартин чувствовал, что будто заимствовал частичку их задорного и твёрдого, каменного духа. Неважно, что никто не подхватит слова, не загремит нигде, кроме его воспоминаний, барабан. И сам преисполнился чем-то вроде решимости, а его голос приобрёл доселе невиданные интонации, словно бы даже возвышенность, уверенность.

Там, под землей
В чреве гор мы рождены.
Дружной семьёй
Мы росли в объятьях тьмы.

Я гном, я в самую
Горную суть
Прокладываю путь,
Прокладываю путь!

Неожиданно следопыт прервал свой марш и засипел на ухо Самураю, чью латную варежку он зажал в своей лапище. Получилось крепко. - Я знаю, ты видишь. Веди.- Март хмыкнул, добавляя скорее для себя, чем для кого-то бы ещё. - Прокладывай путь. - про себя он решил, что ни за что не выпустит этот кусок доспеха до самой таможни, даже если ему придётся сорвать с руки этого бойца.
i'm a dwarf and i'm digging a hole
  • Хорошая песенка.
    +1 от Waron, 14.08.14 15:01

Резкий скрежет. Свет, бьющий в глаза был ярче солнца, неожиданно посетившего это подземелье. Шино рефлекторно закрыл глаза ладонью от всего этого буйства красок. Ещё после еды он перебрал каждое звено своей цепи, пытаясь найти слабину. Пускай сейчас он не в силах, но позже..позже возможно он сможет разодрать эту цепь. Сейчас, пока Бобби зачитывал ему что-то вроде вводной лекции, великан бросил лишь один взгляд на цепь, и даже не повернул голову, чтобы глянуть когда его "украшение" звякнуло.

Когда Малыш закончил, пивовар наконец поднялся. Даже в этом угнетённом состоянии он был громаден и внушал какое-то почтение. - Мистер Бобби. Что произошло на поверхности?- Мысли разбежавшиеся на секунды заставили его прижать руку к голове. На секунду вспыхнула мысль. -"Это не я не прошёл проверку Города. Это Город не прошёл мой тест. Жаль, что только я был слишком мягок, и не смог действовать решительно."-

На секунду глаза Йосенберга блеснули прежним пламенем, прорвавшимся сквозь паутину забытья, и великан тихо и спокойно спросил. - Мой меч. Где мой меч? - Затем пивовар сморщился и помотал головой. Надо использовать момент, пока боль не затуманила вновь его рассудок. - Ух, мистер Бобби. Я всё понял. Мне придётся побыть здесь, до первого боя. Надеюсь, потом меня не будут приковывать к стене каждый день? И..рана на моей голове, она обработана? Не хотелось бы чтобы эта штука..загноилась. Тогда Бобби..вы потеряете бойца, а я лишусь своих двадцати сантиметров лобной брони..и задней стенки черепа. Да, неприятно будет, если такое случится, верно?-

- Хотя стой. Я..же буду участвовать в твоих боях, правильно? Нравится мне это или нет, верно? Проклятье! Я знал что мой норов рано или поздно приведёт меня на арену! Мы дерёмся на кулаках или с оружием? До первой крови или до смерти? Ух, извини, Бобби..Мистер Бобби. В голове мысли крутятся как стая крыс, и мне приходится ловить их за хвосты, чтобы сказать хоть что-то правильно. Скоро пройдёт, я так думаю. - Речь великана становилась всё более и более связной и ясной. - Так что же..случилось на поверхности? - задумчиво протянул Шино и вздохнул. Ничего. Скоро память вернётся. Или он спросит. Сейчас Йосенбергу и его правде стоит прикинутся немного контуженными. Чтобы не схлопотать дубиной или кулаком, великан старался следить за движениями Малыша, чтобы случись чего суметь хотя принять удар правильно. Ха, да этот малыш не сильно меньше его. Немец наконец замолчал, и выжидательно уставился на своего тюремщика. И на самом деле Бобби ему не нравился. Было в этом человеке что-то такое, что заставляло великана хотеть схватить его голову обоими руками и вбить в стену.
+2 | Потребители, 05.08.14 22:40
  • Эдда, не ломай ДМчик.
    +1 от WarCat, 06.08.14 11:47
  • ну почему никто не любит малыша Бобби?! Он ведь такой душка

Темнота. Март шёл вместе со всеми в темноту, в оказавшийся неожиданно глубоким подвал трактира. Точно так же как и все он вцепился в руку впереди идущего. Но когда свет погас..на мгновение, Звездолову почудилось, что на него смотрят. Крохотное, никчёмное мгновение, от которого затряслись поджилки. Подобное он испытывал всего пару раз за свою жизнь. И один из них - это переход через гномье царство. Там тоже была темнота, каменный мост и громадная пропасть, в которой явно кто-то жил. И этот кто-то был бы не прочь добраться до букашек на мосту - жаль далековато.

Так или иначе, едва свет погас, как Марта начало тошнить. Вчерашний ужин запросился наружу, да с такой силой, что ему пришлось не раз и не два проглатывать желчь. -О, предки!- прошипел следопыт сквозь зубы, неожиданно понимая, что именно хлюпает и булькает под ногами. Очевидно, он был не первым путником, которому в этих коридорах стало плохо. Однако, осознание этого наполнило горца решимостью донести содержимое своего желудка до самого конца. Или в крайнем случае вывернутся на Вигго, чтобы хоть иногда чистил этот гадюшник.

-Таможня? - то ли проскрипел, то ли простонал Звездолов, всё ещё мучившийся от тошноты. - Таможня опасна? Вигго, ты идёшь с нами до Таможни? Ктоо...ох...кто живёт там? -
  • Или в крайнем случае вывернутся на Вигго, чтобы хоть иногда чистил этот гадюшник.

    Хотела бы я на это посмотреть ;)
    +1 от Лисса, 03.08.14 21:38
  • Мартин задает вопросы.
    +1 от Агата, 03.08.14 09:10

Вообщем Март понимал только одно. Сидя на месте ничего, кроме цыплят, не высидишь. Да и то если ты наседка. В любом случае, стоило прочитать контракт повнимательней, прежде чем соглашаться. Тогда, в волнении следопыт не дошёл до конца, и теперь его это очень интересовало. Особенно слово мораль. Он конечно знал, что это такое, но последний раз при нём употребили это слово в очень дурном контексте. Конкретно, его пытались уговорить отказаться от денег за контракт. Надо ли говорить, что окончилось всё зуботычиной и запихиванием болтуна в бочонок с водой?

- Мораль..ха, я воевал семь лет. - ворчание росомахи было довольно-таки добродушным, особенно учитывая какие надежды только что разбил Вигго. - Те, кто дал тебе этот текст, очень хорошо понимают, что нанимают людей с не очень уж тесными...рамками. Мы все здесь повязаны одной и той же войной. Семь лет, это долгий срок. - Мартин призадумался на несколько мгновений, а затем стряхнул с плеч заплечник.

Неторопливо, отвернувшись от трапезничающих, горец принялся исследовать содержимое своего мешка. -Не то, не это..где же он? А!- его тихое бормотание можно было легко услышать, да и найти искомое получилось не сразу. Наконец, на грубой столенше, стоящей на покосившихся ножках появился серебряный кубок. Искусно откованный, с гравировкой при взгляде на которую сразу приходили мысли об охоте, он выглядел на среди глиняных тарелок будто аристократ на помойке. Но в отличие от самого горца, утварь была чистой - несколько слоёв ветоши спасли драгоценную добычу от грязи.

Но это было только началом. Следом за кубком появился и мешочек, внушительно звякнувший, при ударе об стол. Расшнуровав горловину, хмелея от собственной наглости, Мартин принялся сыпать с небольшой высоты содержимое мешка в кубок. Кольца с родовыми печатями, простые и откованные в виде узора. Золотые, серебряные, медные. Мелькнуло несколько небрежных мятых бумажек. Изящный золотой браслет, явно женский, похожий на рёбра. Медальон выточенный из кости сделанный в виде собачьей головы. И монеты, монеты, монеты. Цифры, профили, короны, гербовые звери мелькали на реверсах. Поток не думал прекращаться, а мешок казался бездонным. Несколько изукрашенных гербами бумажек потонуло в общем потоке драг металлов. Деревянные чётки, потемневшие от времени. Пузырёк из тёмного стекла без этикетки, с горлышком, плотно залитым воском. На воске одно единственное слово - память. Маскарадная маска из серебра. Наконец кубок был оказался полным. Напоследок, не чинясь, следопыт вытряхнул бусы выточенные из хрусталя, упавшие прямо на железную табличку с текстом столь мелким, что его гравировка сама по себе являлась чудом. Шесть прозрачных бусинок, они тем не менее были помечены символами. А в мешочке между тем ещё что-то было. Несколько монет и колец раскатились по столу, но Звездолов не торопился их собирать. Лишь один перстень поймал, с оскаленной волчьей мордой. Повертел задумчиво на ладони. И кинул к кубку.

- Этого хватит, Вигго? - Покачивая на ладони исхудавший мешочек с добычей, мужчина попытался ухмыльнутся. Не вышло. Мысли были безрадостными. Семь лет. Награда. Добыча. Доля, как солдата победившей стороны. Оплаченная его кровью, его страданиями. Семь лет... Мартин не думал о том, чем он рискует так раскрываясь перед этим странным человеком и всей честной компанией.
Решил что раз уж отпостили, то лучше разбить на две части)
  • Неплохо. Продолжай.
    +1 от waron, 24.07.14 13:14
  • Персонаж кстати интересный, да.
    +1 от alien, 29.07.14 14:02
  • Ё-моё! Всё свое ношу с собой, что называется :)
    +1 от Лисса, 23.07.14 23:00

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Достойная речь, неплохой описательный язык.
    Изменений в тексте присяги так же не заметил.
    +1 от Baal_Bes, 28.07.14 03:59

Мартин вздохнул. Нет, глупо было надеяться на такой исход. Ну чтож. Ещё когда он услышал о проводнике в нём забрезжила мысль..даже не мысль, так смутное воспоминание, идея. И сейчас она оформилась. -"Тшш..Он не сможет. Я понял это. Слишком много времени прошло, слишком хорошо я тебя...похоронил. В лучшем случае эти колдуны смогут вызвать лишь слабый отголосок тебя, Звёздочка. Мне, конечно этого будет мало. Значит..значит надо прийти в твоё посмертье. И выдернуть тебя оттуда."- Звездолов слабо представлял как это сделает. Он припоминал пару историй о великом Тэле, который дважды уходил за черту. Второй раз как и полагается, навсегда, следом за могучим врагом, которого он и должен был удерживать до сих пор. Но у Тэля были покровители. Были могущественные друзья, которые вытянули его из тех передряг, чуть ли не заложив душу. И потом, это всё древняя сага.
упс, случайно отправил до времени. Дурная привычка писать прямо на дме. Дайте минут двадцать, дообкорнаю пост)
  • Этот пост даже в таком виде хорош.
    +1 от Агата, 23.07.14 21:25

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • +1 Хорошо ведешь переговоры)) От души и с дамами в расчетах.
    +1 от daiki, 19.07.14 02:44

Северянин не знал, что такое конспирология. Наверное что-то связанное со спиртом, или духами. Ила употребляла похожие, заумные словечки, и сам Мартин немного их нахватался, но всё ещё предпочитал выражаться по простому. - Наверное всё-таки спирт. А он любит дёргать бурю за усы. Как думаешь, Звёздочка, у этого смельчака есть за душой кроме храбрости и чистых ногтей? Ставлю свою золотой против дырявого башмака, что есть.-

Звездолов наконец подошёл к столу и замер перед чистоплюем. Сейчас, только что с дороги Мартин выглядел очень гармонично с этой таверной. Грязные, подрагивающие на рукояти меча пальцы. Обломанные грязные ногти, грубая обветренная кожа, и самое главное - обилие оружия. - Сколько? Сколько стоят твои услуги? И что входит..в договор? - Мартин постарался поймать взгляд человека.
  • Конспирология - это что-то, связанное со спиртом. Воистину.
    +1 от Агата, 17.07.14 21:58

Мартин устало вздохнул. День клонился к закату. Корабли...корабли уплыли, а вместе с ними исчез тот крохотный шанс забыть эти семь лет, вычеркнуть их из своей жизни. Или вернутся героем. В горниле этой войны, он, Мартин-Звездолов, росомаха, превратился из слабого человека из плоти и крови в воина из стали и доблести. А ещё у него была Ила.

Была.

Росомаха смотрел на уходящие по солнечной дороге стальные корабли Эддарда. Закатное солнце для Закатного владыки. Три недели назад, он, дикарь, схоронил тело своей возлюбленной здесь, вдалеке от битв и городов. Три недели назад он сжёг её тело, покрыв её и своё лицо золой, и воспевая сквозь рвущийся из глубин своей души плач раненного зверя необходимые песни. Он до сих пор помнил её бледный лик, исчезающий в пламени. Странно, но до самого последнего мгновения мужчина умудрялся видеть оранжевый мазок на лбу. Крохотную птичку, нарисованную его дрожащим пальцем краской жизни на том месте, где должна была лежать её диадема. А затем всё исчезло в голова девушки..нет, трупа, отжившей оболочки, исчезла в огне, проваливаясь вглубь кострища.

Позже, перед тем как вернутся под стяг Заката, росомаха похоронил пепел и положил диадему на могилу. Не смог взять себе. Не смог заставить себя принести и отдать остаткам круга волшебницы. Однако кровь и убийства на подступах к великому городу Восточных пределов не смогли утихомирить горечь и ощущение утраты. От сочувствующих товарищей воротило. После бойни, после победы, Мартин счёл что его присяга закончилась, и тихо исчез после унося добычу к тому самому лесистому холму, где лежал прах Звезды. Удивительно, но никто не тронул диадему.

Здесь росомаха и провёл солдат оставшиеся до отплытия деньки, провожая уходящие за горизонт корабли взглядом. Он не хотел идти к ним. Он хотел быть здесь, и просто говорить с любимой, с той, что разделила поделилась всем, до конца...кроме смерти. Северянин говорил с ней о разном. Вспоминал как впервые увидел большой город. Как славно в нём пахло яблоками, подступающей осенью, теплым камнем и булками, щедро посыпанными специями. А как веселился в те дни ветер с бескрайних лугов! Он игриво подхватывал ароматы, растаскивал их всей столице, залетая в каждую улочку, забираясь в каждый дом, стучась в закрытые окна и врываясь в распахнутые! А тополи, чей "снег" в начале лета заваливаю мостовые белым "снегом"?

Иногда бойцу казалось, что он слышит её ответы, весёлый смех. И вот сейчас..последние корабли уходили по дороге солнца. И тогда..нет, ему наверное показалось, или может мужчина сам себе это внушил. Тихий шепоток. Пора. Иди.

-Ила? - исполненный надежды шёпот Марта оглушал сквозь лесную тишь. - Ила?! - но молчание было ему ответом. На этом дикарю бы и сломаться, но этот тихий голос..он был уверен, что слышал свою возлюбленную. Поэтому северянин встал с земли. - Пора домой, Ила. Думаю..думаю, ты не против. - следопыт неторопливо облачался. Победа-победой, но это не значит, что земля после ухода войск стала безопасной. Мужчина думал, куда же он направит свои стопы. Домой? Или куда угодно, лишь бы отсюда? Прочь из проклятого мирка, прочь от сожжённого Илиона? Лесника не волновало, что он уходит в ночь — к ночным броскам ему не привыкать.

Но вместо того чтобы пойти к морю, следопыт направился вглубь страны. Он шёл без устали пока не...

Тихий хруст сухой хвои под ногами. - Как здесь пахнет..пахнет хвоей, а, Ила? Какой густой, сильный аромат.- Одиночество всегда было дурным спутником, и сейчас именно оно играло с следопытом шутки. Он уже не вполне осознавал, когда общается с Илой вслух, а когда только в мыслях. Неожиданно он замер на месте, остановившись на полушаге. -" Погодика-ка... Здесь слишком сильно пахнет хвоей!" - Сердце северянина застучало быстрей. Он знал, что означает этот запах. Где-то рядом..совсем близко, среди бесконечных разлапистых стволов, находится логово одного из лесных демонов. Один из тех самых, про охоту на которых старики говорили, что нужно идти хотя в восьмером. Тогда хотя бы один из воинов уцелеет и успеет убежать, пока Шим будет рвать всех остальных. А затем передаст бесценный опыт клану. О том - какая это большая глупость, нападать на Шиха в его лесу. Мужчина развернулся, и весьма быстрым шагом направился по своим следам. Прочь отсюда, на другую тропинку. И вообще подальше от этого леса. Сейчас Шим спит, дремлет, но через пару недель он выйдет из спячки.

На перекрёстке его ждал сюрприз. Маленький мешочек, лежащий прямо в пыли, посреди большака. Март некоторое время осторожничал, излазил все кусты вокруг, но никого не нашёл. И следов в пыли тоже давно не было. А мешочек между тем уронили совсем недавно. -Сова его что ли принесла?- наконец терпение дикаря подошло к концу, и он ткнул мешочек концом дорожного посоха. Ничего не произошло.

Злясь и кляня себя за осторожность, Март наконец схватил его и взвесил на руке. Пустой. Расстроенно выругался. Столько времени потерять из-за какого-то куска кожи? Он уже подумывал выкинуть его, но внутри что-то зашелестело. Какая-то бумажка? Учитывая, что иномирец не знал местных языков, и даже на родном читал не очень хорошо, этот звук не был очень уж интересным. Впрочем, не удивительно. Среди горных кланов родины Марта распространено аж две письменности «старая» и «новая». Старая — это узелки на верёвке. А вот новая — это уже руны. Узелки-то Мартин знал, как и положено росомахе, и даже мог сплести целую балладу о своей жизни. А вот новая письменность давалась ему с трудом.

Тем не менее, Мартин не выкинул мешочек, и расшнуровал его, а затем вытряхнул на ладонь содержимое. Мятая бумажка. С символами его народа. - Откуда она здесь, а, Ила? - пробурчал следопыт себе под нос, и принялся внимательно обнюхивать этот листик, а затем вертеть в руках и смотреть на просвет. Увы, столь внимательный осмотр ничего не дал, а снимать пробу на вкус дикарь не решился. А ну как отгрызёт что-нибудь важное? Придётся читать.

Несколько мучительных минут спустя, с чтением было покончено. - Кто-то очень хочет, чтобы я наведался к этому..проводнику. Оставил тут письмо на моём языке и исчез без следа! А уж в следах-то я толк знаю, так-то! - Таким образом, цель Марта была определенна. Осталось лишь найти людей, и узнать где находится глухой угол..и что говорят о переходах в иной мир. Разговорив парочку случайных встречных поселян(первый польстился на медный грош и глоток вина, а второй был пастухом, и ему пришлось пригрозить кровавой и мучительной расправой), иномирец направился наконец в Глухой угол.

-Дхик! - устало выдохнул Мартин, и дёрнул уголком рта. Ёмкое, короткое словечко. Когда ругательство, когда похвала, оно казалось росомахе эмоцией, воплощённой в один краткий звук. То что надо, чтобы выразить своё мнение об этом месте. Глухой угол разочаровывал. Ну какой приличный маг или учёный будет сидеть в такой дыре? Наконец, дав ногами отдохнуть и вдоволь находившись вокруг таверны, Звездолов поднялся на невысокое покосившиеся крыльцо, отворил дверь и ввалился в полумрак. В чуткий нос сразу ударили запахи. Аромат луковой похлёбки, горелого жира, разлитого перебродившего эля и вонь потных, давно не мывшихся людей. В этом воздухе даже чувствовался некая затхлость. - Ну и местечко! Почти как тот клоповник, куда мы с тобой высаживались в первый раз, Ила! Помнишь, ты тогда ворчала будто старуха, что офицеры заняли единственный приличный дом, и первый раз возвела шатёр на этой земле? -

Однако, компания за столом подобралась не чета этому месту. Да уж, кого только не увидишь после войны. Воин не спеша прислонил посох к стене у входа, и невзначай дёрнул себя за косичку. Кто-то из них проводник. Но кто? У той громадины за стойкой выяснять это бесполезно, да и глупо. Сопровождаемый нарочистым лязгом доспехов и положив ладонь привычным жестом на рукоять меча, Звездолов прислонился к стенке, и ещё раз оглядел зал. Кто из них? Чистюля, смахивающий на учёного-алхимика? Тень в углу? Женщина в доспехах, или молва шла о немолодой лучнице? Настала пора выяснить. -" Осторожней, Март." - пожелал себе Звездолов вечное напутствие Илы.

- Мир тебе, волшебник. - хрипло каркнул от входа следопыт. - Ты ищешь Проводника? Я тоже. Есть ли здесь человек или иное.. - тут Звездолов замялся. -..существо, которое так прозывают? -
  • Добротно, но стоит поработать над орфографией и пунктуацией. ошибки\опечатки и не правильно построенные предложения частенько сбивают атмосферность и погружение при прочтении.
    +1 от Waron, 17.07.14 14:56

Пашка тяжело, с хрипом дышал. Только что мир колотился в иступлении схватки, только что вражья длань терзала горло, только что гнев господний дважды ударил по ушам..и исчезло всё, лишь на лице какая-то гадость. Исчез враг, избивавший его, будто слепого и слабого кутёнка. И готовившего ему точно такую же, как у ненужного котёнка судьбу, только убийца попался не из брезгливых, и решил не прибегать к помощи воды.

Упершись обоими руками в пол(какая знакомая поза), Пашка кашлял на четвереньках, содрогаясь всем телом. Нет, на этот раз его тело удержало в себе недавнюю еду. Хоть в чём-то повезло. И голос. Голос в голове. - Отвали. - хрип сложился в слова. - Прочь из моей головы! Пёс! - вновь скрутивший администратора приступ заставил его прерваться, унявшись лишь через несколько долгих секунд, в течении которых Миша самозабвенно набивал свою бесконечную утробу, чавкая так, что за ушами трещало.

Наконец Пашка отдышался. Сел на пол, положил ладонь на горло. - Спаси-бо. - просипел свою благодарность спасённый, и улыбнулся слабо. Этим всем он сам себе напомнил того прежнего Пашку, у которого руки были похожи на нормальный продукт эволюции, а не на клешню тираннозавра. Наконец системщик поднялся.

Глянул на листок, Пашка поднял его, кряхтя как столетний дед..и даже не глядя на строки покачал головой. - Не думаю, что стоит. Прочту, если к тебе Беда придёт, хоршо? Пшли к Чёрнму з-з-замку? - Стоит Пашка, покачивается. Решения от дамы ждёт. Пистолетом ткнёт в него, и он как миленький прочтёт. Взлай далеко, а пистолет и пули вот они, тут, рядом совсем.
+1 | Лу-На-восходе, 15.07.14 22:03
  • Ах какой Пашка реалист. Ткнет пистолетом дама - и сразу как шелковый станет. Рациональный парень)
    +1 от Лисса, 15.07.14 22:20

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Мощно задвинул
    +1 от Zloy Z, 02.07.14 20:23

Мир пошатнулся, когда Пашка понял, что свободен. Испачканный в чёрной желчи, системщик упал на четвереньки, равнодушно глядя на свою руку. -"Ещё жив. Ещё жив и свободен. Чёртова ловушка. Что же я там слышал? Кого?! Неужели там был действительно Я? О чём Я себе толковал? Предатель. Тут. Где-то совсем рядом, не принимай помощь. Взлай - предатель?"- слова и мысли крутились в голове вяло. Спазм развеял все эти домыслы. Стало мигом не до того, и вместе с ним пришла весьма холодная и расчётливая злоба. Попался, как дурак. Как глупая мышка в заботливо расставленный капкан. Идиот. И на самом краю мыслишка. Это я навсегда теперь такой урод?!

И всё же..отмахиваться от слов себя из будки Пашка не мог. Просто не мог, и всё тут. Он и сам чувствовал, что нужно торопится. И надеяться на Взлая не хотелось. Совершенно. Кто знает, что потом Этот потребует. Но отказываться сейчас нельзя было. Нисколько не стесняясь мальчишки, Павел медленно натянул на себя шорты. А вот майку одевать не стал. Ещё чего не хватало. Пусть и испоганенный, осквернённый, этот старый бушлат напоминал системщику о том, что в этом мире ещё есть добрые люди. К тому же, в нём мужчина чувствовал себя..несколько более защищённым...от всего. От мира. От Взлая, от чёртова грифа. Поэтому просто перекинул тряпицу через плечо. Ещё пригодится.

- Дядя Миша...он чей был? - Пашка говорил прерывисто, постоянно сплёвывая слюну. Рука..нет, подрагивающая чёрная лапа протянулась к бутылочке. Сцапала, несмотря на когти. Пара жадных глотков - тёплая и такая знакомая жидкость пролилась в нутро, смывая желчь, а системщик уже поднимался. Семечки и батончик он взял, а вот мороженное оставил валятся. - Тут такое дело, В-з-лай. Если я до замка не доберусь, то с моей удачей вряд ли дотяну до твоего гнева. -

Администратор хмыкнул, приходя в себя и внимательно за пернатой рукой, сжал её в кулак. - Сколько сейчас времени? Далеко ли до темноты? - В глазах, в обоих глазах новоявленного мутанта разгорался нехороший огонёк. - С кем я говорил..там? - Пашка мотнул головой на будку, а затем присел и всё-таки схватил мороженное. Сейчас не время демонстрировать брезгливость. Однако откусить так и не решился, пока просто вертел в руках.
+1 | Лу-На-восходе, 01.07.14 22:26
  • Молодец молодец. Плюсую за живость.
    +1 от Лисса, 01.07.14 22:38

Шино, чтобы не терять времени зря, после прихода принялся обустраивать своё новое жильё, и мурлыча песенку сам себе. Чехлы осторожно снимались с мебели, под ворчание и пританцование Йосенберга. Спустя минут пятнадцать, немец нашёл какую-то забытую тряпочку, которой и принялся протирать пыль по поверхностям. Настроение у него всходило вверх, все эти мирские заботы успокаивали его, будто бы он очутился если не дома, то в какой-то глухой деревушке, и стоит выйти на улицу, как тебе кивнёт какой-нибудь твой дальний родственник, и поприветствует на родном языке.

Здоровяк даже начал приплясывать и напевать, временами поглядывая на меч. И стараясь не особо тревожить спящую, мужчина топтался по половицам дома, отзывающимся на его вес. Его голосина, вроде бы негромкий проникал в каждый уголок комнаты, и словно бы наполнял её.
Пляшут танец озорной
Ганс и Грета в выходной.
Под веселый перепляс
Сердце радуется у нас.

Немудрёная песенка, а сколько поколений насвистывало её сквозь зубы, пело шутливо и с угрозой, плясало и радовалось, уходило на пьянку и возвращались с неё..

После танцев сам собой
Возникает мордобой.
Нет под глазом фонаря -
Значит, вечер прожит зря.

Едва Шино пропел куплет как его кто-то настойчиво затеребил за штаны. - Ну чего там, малявка? - Личико девочки, совсем недавно весёлое и любопытное, было сейчас искажено гримасой досады. Когда девочка вытащила его на улицу в руках у немца красовался меч, замотанный в один из чехлов с мебели, чтобы не привлекать лишнего внимания. После нервной и отчаянной просьбы пивовар мигом посуровел, и его улыбка слетела как птица. Целая гамма чувств отразилась на нём, от недоумения и растерянности до сосредоточенной и весьма неприятной угрозы. Пробурчав что-то матерное, здоровяк немного успокоился, и глянул на мальчишку.

- А куда я, парень, денусь? Я обещал. Веди меня скорей к своей матушке. Авось справлюсь. Малявка - отправляйся в дом, живо! Слышишь меня? И из него ни ногой! - Шино усмехнулся и тихонечко пробурчал скорее сам себе, чем кому-то из детей, последние строки. - Значит, вечер прожит зря..Пошли скорей! -
+1 | Потребители, 05.04.14 01:33
  • задорно))
    +1 от Edda, 05.04.14 01:35

Шино, после того как унесли бумаги занялся исследованием зала, в первую очередь на предмет съестного. Он успел оценить, что несмотря на обилие пищи и воды, почти не было алкогольных напитков. Либо их просто мало, либо они где-то тщательно скрывались. Оно и понятно, кто позволит новичкам напиться до свинячьего состояния в первый же день, ещё до определения?

Да и сами слова не очень пришлись немцу по душе. Не можете оспорить назначение..ух, черти. А если его отправят куда-то полы мести? Его, потомственного пивовара, да ещё и с этой железякой в руках? Как бы то ни было, перехватив чарку холодной воды, и заев её каким-то вкусным фруктом(или это была ягода? чёрт, удивительно напоминает яблоки..если это они, то можно попробовать сварить сидр), великан встретил истерику дамы в дальнем углу. От её криков у него заложило уши, и если, быть честным, то он подавился яблоком. Чуть откашлявшись, и наблюдая за действиями стражника, немец потрепал малышку по голове. - Ей очень больно. Только не в голове, или в шее.. а здесь. - Шино печально вздохнул и прижал ладонь к груди. Златовласую было жалко до одури. Но ничего.

В драндулете пивовар оставался мрачным и насупленным, лишь изредка отрываясь от дороги и своих мыслей. -"Что же за дрянь вкололи этой девочке? Почему жидкость была золотой? Там же должна была быть кровь, ведь верно?"- В одной ладони он держал подгрызенное яблоко, а другую..другую успокаивающе царапала кожа рукояти меча. Своё назначение он принял стоически и спокойно, отсалютовав мечом, и стараясь держать яблоко за спиной. Всё-таки неудобно получилось, а урн он здесь не заметил. Не бросать же на дорогу, верно?

На прощание, Шино шлёпнул Олегу по плечу и шепнул.. Ну как шепнул. Пробасил. Почти на весь зал. - Если что помощь нужна будет - обращайся, брат. Вместе попали, всё-таки. - Правда, какое-то шестое чувство подсказывало великану, что в страже у него будет не так чтобы много свободного времени. Особенно, если вспомнить взгляд того хмыря, у ворот.

Уже у автомашины, попрежнему тиская яблоко, и всё не решаясь его докусать, будущий стражник осведомился. - Ребят, это..а может последнего подождём, а? Надолго его не задержат.-
+1 | Потребители, 14.02.14 14:21
  • ну почему он такой милый?! так и хочется каждый пост плюсовать)
    +1 от Edda, 15.02.14 01:57

- Я не видел рядом с этим клинком никакого человека. Более того..я уверен, что там его не могло быть. Мне принёс его чёрный Змий, страж. Вихрь, если ты не понял сравнения. И это - его дар, который я принял. Отныне этот меч мой. - Шино говорил нарочито громко, так чтобы люди слышали его. - Я не знаю Эрика - но готов поспорить, это был сильный человек, не каждый способен взяться за эту рукоятку. Я буду рад услышать его историю..и историю этого меча. Готов поспорить, что если люди подымают такой шум из-за того что нашлась одна из его вещей, то он был известен. - Слова слетали с толстых губ немца, словно чеканные монеты из прохудившегося кошеля, но смотрел он отнюдь не на охрану, а на толпу, что собралась у ворот.

Немного помолчав, великан перевёл взгляд на стража, и уже значительно тише добавил, слегка задумавшись. Кто знает, что творилось на сердце у пивовара, но явно ничего хорошего. Во всяком случае ему хотелось выпить чего-нибудь крепкого, и двинуть кому-нибудь в рожу. - Осталось только понять..кем он был? Героем или злодеем? Преступником, изгнанным в пустоши за нечто мерзкое, или же подвижником, положившим себя в поисках истины? Кто знает. - Наконец, мужчина встряхнулся, кисло огляделся. - И чего все разнервничались так? Учти, страж, если ты продолжишь меня расспрашивать прямо здесь, то я и сам спрашивать начну! - Шутливая вроде бы угроза, но в ней что-то такое чудилось..дремучее, будто какой-то демон раскрыл один глаз, и глянул. А ты сиди и думай, то ли почудилось, то ли пора хвататься за амулеты. Даже не столько в словах, сколько в позе пивовара, в том, как он держал себя. Чувствовалось, что этот постоять за себя сможет, и сделает это с радостью.

Женский крик застал Шино врасплох. Кто-то звал Эрика. Звал надрывно, радостно. Эрика встречали. -"А Шино - нет."- мелькнула горькая и немного эгоистичная мысль. Мелькнула - и пропала. От этого крика, в котором слышалось всё та гамма чувств, что вкладывала в него женщина, от него заходилось сердце. Горе её было столь ярким и обжигающим, что будь Йосенберг хоть на йоту слабей нравом, чем наковальня, то он бы не выдержал бы, и отвернулся. -"Будут ли меня когда-нибудь ждать так же, как ждут этого Эрика? Боже, я завидую ему."- Печаль сжала сердце великана. Кем же он был, этот старый начальник стражи? Может ли он быть ещё жив, где-то там? Или он и вправду стал одним из чёрных вихрей, могучей стихией, выплюнувшей остатки своей прошлой жизни ему в руки? И приняв дар, он вместе с ним примет и всё остальное?

На мгновение мужчине показалось, что он держит в руках хрупкую, будто из стекла, сферу. Сожми чуть - и разлетится осколками. Дыхни на неё теплом - и она отзовётся. Подожди чуток - и она расстает, обернётся чахлой лужицей. Шино бережно, медленно наклонился перед женщиной, лицо у него было грустным, а своей лапищей он закрыл ладонь женщины, прижавши её на пару мгновений к горячей, колючей и вымазанной в пепле роже. И тихий, еле слышный шёпот, слышный чуть ли не каждому у ворот. Будто между двумя мирами, мёртвым и живым, между Эриком и Анной. - Я приду. Совсем скоро, малышка. Ты только подожди ещё немного. Я принесу тебе весть. Иди, малая. А я - приду. - именно это пророкотал великан..И отпустил маленькую, холодную ладошку, погладив напоследок женщину по голове, чувствуя всей ладонью, как вздрагивает эта измученная женщина.

В эти секунды Шино чувствовал себя кем угодно, но только не светлым вестником, которых когда-то называли ангелами. Сволочью, обманувшей доверчивого зверька - это да, было. И дело было не в том, что он никогда не постучится в двери этого дома. Совсем напротив, именно это он и должен сделать. Проблема была в том, что ждать там будут Эрика. А придёт Шино. В общем грустно было немцу, почти как тому самому начальнику стражи, что сгинул где-то там, за чертой города. Увидеть бы его, тогда хотя бы было что сказать.. А ещё немца смущала одна маленькая деталь. Возле жилища людоедов..Он видел кусочек частичку доспеха, очень похожего на те, что были на стражниках. Может ли это быть тем, о чём он думает?

Когда Шино поднялся, то мир почему-то показался ему чуть размытым, и он непроизвольно пару раз моргнул. Ох и давно такого не было с ним, всё-таки наковальни в Германии делают хорошие.
+3 | Потребители, 05.02.14 00:51
  • Эпично, даже с запасом)
    +1 от Valkeru, 05.02.14 11:45
  • плюс, ага
    +1 от Вольга Редная, 05.02.14 00:58
  • бесподобно! Шино во всей красе
    +1 от Edda, 05.02.14 01:52

Меч. Здоровенный, тяжёлый. Весь какой-то..не потрёпанный. Будь эта железяка живым существом, его можно бы было сравнить с тяжеловесом, вступившим в самую зрелую пору жизни. С одной стороны уже не блеск юности, но и ржа старости. Шино подходил к этому мечу, как будто это была его вторая половинка. Может так в какой-то мере и было? Немец забыл обо всём. Сейчас существовали только громадный клинок, и, собственно пивовар. Налюбовавшись вдоволь рукоятью, пивовар оскалился, и взмахнул им, волнуя пепел. - ХА! А ведь ты хорош! - подсознательно мужчина ожидал, что меч будет легче, но эта бандура отнюдь не собиралась облегчать ему жизнь.

- Я назову тебя Отцом Мечей! Ха! Или может у тебя есть своё имя! - Воздух, рассекаемый оружием загудел, как показалось Шино одобрительно. - Эй! Ураган! БАРРРАА!! - Радостный, потерявший чувство меры и реальности немец закружил по холму, и не обращая внимания на задубевшую рукоять скакал, делая выпады в сторону уходящего погодного явления, вкладывая всю свою немаленькую мощь, и походящий на свихнувшийся вентилятор с одной лопастью. Наконец, когда первая радость и эйфория сошла на нет, а трезвость рассудка и немецкая рациональность ещё не взяли вверх, пивовар гордо, будто бы равному, кивнул вслед уходящему вихрю. - Я благодарю тебя, Чёрный Змий! Благодарю за твой дар! - На изрядно пропотевшее лицо уже налипал пепел, отчего Йосенберг начал походить на недавно убитого негра.

Наконец, после находки, посмеиваясь своей эмоциональной выходке, всё ещё улыбаясь, Шино ввалился в пещеру. - Хэй! - обратился он ко всем, и отдуваясь плюхнулся на задницу, перед этим прислонив железяку к стене. - Тебе рано ещё вставать! Девчонка, если ты придёшь с нами в этот город, то они не осмелятся тебя прогнать, поверь мне, как здоровому. А делать что-то одной, в этой мерзкой пещере..Нет, малышка, нельзя так. Ты пойдёшь с нами, и если мы не найдём тебе пристанище там, в городе, то чёрт побери, я сам о тебе позабочусь! - тут, ещё немного не отошедший от подарка судьбы, и потому немного на взводе, немец обернулся ко всем остальным. - Что?! Можете меня хоть Гитлером считать, но я не позволю маленькой девчонке жить среди людоедов, да ещё и в пустыне!- о том, что иного источника пищи здесь может и не быть пивовар пока не задумывался. Немного помолчав, и слегка помрачнев, Шино добавил. - Раненную я понесу. Прямо сейчас думаю даже. Отойдём подальше от следа этого Змия, и перебинтуем, как вам мысль? Но кому-то придётся понести Отца. Кто готов? - тут мужчина похлопал меч, отчего тот едва не свалился, ему же на голову. Пришлось потомку ландскнехтов вскакивать, и перехватывать рукоять. - Проклятье! Надо быть поосторожней с этой штуковиной.. Хмф..Интересно, а мог ли этот ураган выкинуть ещё что-нибудь? -
+1 | Потребители, 25.12.13 12:44

- Б-бля. Я жив! - Павел, выпучив глаза держался за поручень и лихорадочно вертел головой. - Ещё жив, спасибо тебе боже, уф.. - Холодный, немного липкий, но такой успокаивающе знакомый и реальный поручень. Смирнов далеко не сразу осознал, почему приятный вообщем-то ветерок непривычно холодит, то, что обычно прикрыто одеждой. А осознав, с некоторым, вполне ощутимым усилием заставил себя не скорчится в углу и не закрывать рукой гениталии. Что-то подсказывало ему, что забиваться в угол и смотреть отрешённо на окружающее нельзя. Больше нельзя. Увы. Павел опустил взгляд на грудь, и сразу помрачнел. Ну естественно. Вместе с одеждой пропал и жетон. А он ещё думал, почему шее так неуютно. Нет больше старого ярма. Пережив новое рождение, Павел мигом затосковал по оставленному в прошлом одежду и предметам.

К счастью, долго такое длится не может. Надо жить, надо вертется. - Эм. Добрый вечер...- тут Павел сбился на секунду, немного теряясь в свете того, кто же поинтересовался им. Без одежды было неуютно..Но кубик по прежнему был в руке, а значит, можно сказать, что системщик был подобен Конану-варвару - голый, зато с оружием. Хихикнув неожиданно пришедшему сравнению, он наконец продолжил, улыбаясь. - Молодой человек. - нейтрально закончил он. И тут же улыбка как-то выцвела на лице Павла. Потеряла живость, краски. Стало цветом почти как дядя Миша - только чуть светлее и не такое зелёное. Теперь-то он понимал, что это за запах, щекотавший ему ноздри. - Эмм..Да..Попутчики, однако. - По спине пробежала дрожь, и гусиная кожа, уже начавшая пробирать его, стала только сильней.

- А..кто вы все такие? - Пашка всё-таки не выдержал, и прикрыл ладонью промежность. Очень уж неуютно было. Легче, как ни странно не стало. Мельком он заметил, что порез, который он так старательно себе наносил, уже будто бы затянулся. Кубик Смирнов зачем-то прижал к груди, будто стараясь одновременно держать к себе свою единственную собственность поближе к себе. Кубик был холодным..кубик с бедой. Упаси господь, чтобы эти острые холодные грани добрались до крови, прорвав тонкую кожу..

Ногам было неприятно холодно и непривычно. Незнакомые ощушения, однако. Впервые пятки мужчины попирали пол общественного транспорта не в ботинке, и даже без носков.
+1 | Лу-На-восходе, 23.12.13 06:34
  • Молодец!
    +1 от Лисса, 23.12.13 11:54

- Мау! Большой! Открой дверь, Большой! - Кот требовательно замяукал, повернувшись к троллю, и затем подошёл, собираясь потерется о пьяницу. Почему-то запах этого гиганта теперь казался таким родным и близким. Не хватало только палубы под ногами и запаха соли. - Ну же, большой! Мне нужно внутрь, понимаешь? - продолжал мурлыкать Ворг немного опасливо посматривая на громаднейшие руки.
+1 | Муршамбала, 22.12.13 21:57
  • +
    +1 от fokys, 22.12.13 22:00

Павел не сразу ответил. Павел всерьёз задумался. -"Такой, чтобы я поднялся ввысь. Воспарил над всеми и всем. Такой чтобы я смог захохотать, глядя сверху на всю эту реку переполненную жизнью и смертью, такой чтобы я успел поглядеть, хех, на всё... Такой, чтоб едва я начал падать, я разлетелся пеплом, и частичка меня присутствовала почти везде. Такой чтобы я был всем напоминанием. Такой, чтобы вы все изменились..в лучшую сторону."- Он вынес для себя вердикт. Теперь он мог бы спокойно умереть, и отдать себя на растерзание смерти. Он вступит во владения смерти как должно человеку, который сделал всё в этой жизни. Жаль, что он не успел вырастить сына..Да даже зачать его не успел. Что уж тут про дерево говорить, или про дом?

Однако, оторвавшись от мыслей этих преисполненных пафосом, и взглянул наконец в морду своей гибели. И тут админа пронзило что-то. Немного отстранённое, но вместе с тем неискоренимое.. - Кто..виноват? - еле слышный шёпот, от которого словно крючки в воздуховод запустили. Тысячи, нет, десятки тысяч маленьких, невидимых крючочков. Немного крови попало на морду этого существа, но оно казалось бы не заметило этого.. -"Что было раньше? Твоё внимание, или та Бездна, в которую я окунулся? Что было раньше, Взлай? Кто виноват? Кто толкнул меня и ту грустную даму в ваши объятья, к вашим монеткам, ко всему..этому?! Мы же жили как все, мы же были как все! Кто! Кто?! КТО?! "- думал Павел, и всматривался в морду пса. Жгучее желание узнать виноватого, в которого можно было бы ткнуть пальцем, именно оно заставило Смирнова пошевелится под этой чёрной размытой тенью..Если бы он мог. Всё, на что его хватило это моргнуть в последний раз. И уставится на Взлая, почти так же, как он. С сумасшествием, с ожиданием, с жаждой..правды.
+1 | Лу-На-восходе, 10.12.13 02:27
  • Молодец, хорошо.
    +1 от Лисса, 16.12.13 23:26

Шино подмигнул своему напарнику, когда девушка опёрлась на их плечи. - Стоишь, фрау полицай? Ну это..вверх тады, парень! - и вместе со своим напарникам, чувствуя как служительница закона пытается удержать равновесие на это шаткой конструкции, пивовар начал вставать. Промелькнула, весьма и весьма фривольная мысль - Йосенбергу почему-то всегда нравились девушки в форме. Промелькнула шаловливая - и пропала. Как только ладошка Джейми на голову опустилась, ногтями по щеке чуток проехав, а потом и уху часами досталось. Сразу как-то предпочтения поменялись. Пришлось чуть дёрнутся в сторону, чтобы ухо высвобождая из-под часового плена. - Ну..вставай, чтоль! Что там видно? Оазис какой-нибудь, или строение? - Пропыхтел здоровячок, обращаясь куда-то в район тазобедренного сустава.
что там наша девица красная видит?
+0 | Потребители, 30.11.13 01:24
  • еще немного подрасту до возможности поставить + и поставлю-таки) понравилось написанное
    +0 от Вольга Редная, 14.12.13 00:56

Вспышка. Прямо в глаза. Больно, пришлось зажмурится, глаза аж резануло, а ведь небо-то светлеть начало. - Эй, поосторожней! - Проморгавшись, мужчина увидал ребёнка, и по инерции собрался было сделать ещё пару шагов к нему. Мальчишка. Малой совсем, лет пять-семь. И тут в поле зрения Шино попали люди. Вооружённые. И направляющие оружие на них. Здоровяк переводил взгляд с одного из них на другого. Их было мало, но встали они как надо. И самое главное - с оружием они были. Требования были ясные, простые. Да вот только для Шино совсем неприемлемые. Любил он свою одежду уж больно. И ключи любил, да и вообще, раздеваться на потеху такой публике..Как-то неправильно это. Гомосятиной отдаёт.

-"Как же мало человеку надо, чтобы скатится совсем. Пара недель в пепле, и всё. Погоди-ка...Они чтож, ребёнка как приманку использовали? Ещё и светом ослепить подучили. Сволота. "- пока пивовар осознавал происходящее и медленно, неспешно закипал, кто-то из тех, кто был сзади, попытался завести разговор, на знакомом, но непонятном языке. Неудачно, судя по выстрелу. -"Патроны есть. По людям стрелять не гнушаются."- Шино неспеша обернулся, и увидел солдатика, прижавшего руку к уху.

Шино качнулся вперёд и сделал шаг. Медленно, неспешно. И сразу остановился. Пробормотал на родном своём, немецком. - Широкий лоб, да мозгу мало..- тихонько пробормотал, так что почти никто и не слышал. Да и про кого? Про себя, не иначе. - Эй, там. Большой который. Гиену свою уйми. Шакалить ещё рано, чай не трупы. - Сварливый немец сейчас сознательно внимание на себя отвлекал. Шажок этот, из строя. Речь громкая и дерзкая. - Ваш малой-то? Или подобрали где? - Шино ещё качнулся было вперёд, но сам остановил себя. Не сейчас. Вздохнул, и выдохнул.

- Вы сталбыть от своего не отступитесь, верно? А то знаешь, идти босиком, да по людям мёртвым...как-то неправильно это, Богом, значит, клянусь. Вообщем вот что..То что люди друг другу далеко не братья, я уж понял давно. Разные мы, люди, значит. - Шино говорил без улыбки, немного косноязычно, и временами руки в кулаки сжимал. - Да вот только вы, ребят, охренели. По людям, значит, стреляете. Ты крыс-то своих держи, старшой. Зачем тебе вещи с дырками кровавыми. Люди нашего с тобой размера редко сюда попадают, когда ещё такой шанс выпадет, а? Да и потом — кровь ведь хреново отходит.. Учует ещё кто, проблем потом не оберёшься. Вообщем вот что. - Шино не спеша стянул с себя фартук свой рабочий, и в пепел кинул. - Моё тебе предложение. Простое, дельное. Я подраться хочу. А ты — первая мразь, что мне здесь попалась. Одолеешь меня — я к тебе в рабы пойду. Повар из меня хороший, да и мужик, как видишь я здоровый. На месяц твоим буду. Твоим — это не их, поняли? Если я тебя в пепле, собака, вываляю, то мальчик уходит с нами. В сторону, где люди есть..нормальные. - С этими словами Шино плюнул в пепел, и оскалился, руки разминая. Он видел, где их сила и надеялся, что старший их не трус, и не откажется руками помахать. Вожак у этой стайки бандитов был здоровой, и на чём как не на этом ему держатся? Если его заломать получится..если поведётся. А что дальше будет, Шино не думал. Не в том состоянии был. Лихорадило его помаленьку, как перед дракой полупьяной. Что и говорить - любил пивовар драку, и упёртым был, что баран.

- Чего тебе боятся-то. Если ты победишь — я твоим буду, по слову, по добру и без принуждения. Спать спокойно сможешь, я тебя месяц этот беречь буду, тенью твоей стану. Потом — уйду, не обессудь уж, и вряд ли тебе по нраву придётся в кандалах меня держать. Человек я упрямый, не один батог сломать придётся. Да и нужен ли тебе раб, которого стеречь надо будет, а? - тут Шино улыбнулся, с грустинкой какой-то. - Ты только моих-то отпусти. Зачем тебе лишние проблемы. Кровью мараться — оно плохо, поверь уж. Место не такое. А так — все в выигрыше будут. Если ты победишь, ха. Не побоишься же с гражданским-то на кулаках, да по-мужски, поговорить-то? - Пивовар ещё шажок сделал. Взгляд великана поймал, прищурился. Давай же. Поведись. Смотри какой Шино увалень здоровый. Разве такой как он — угроза? А авторитет держать надо. Не знал Йосенберг, где он эту шваль подзаборную нашёл, но предложение-то выгодное. Ведь не каждый день человек сам себя в рабство предлагает.Как же мало человеку надо, чтобы скатится совсем. Пара недель в пепле, и всё.
+1 | Потребители, 10.12.13 01:49
  • ну славный какой, самобытный! плюсовать с первого предложения хочется)
    +1 от Edda, 10.12.13 01:57

- А, русский! - немец улыбнулся, вроде как спокойно, но с какой-то искоркой. Слова "какого хера", он достаточно часто слышал, чтобы определить их источник с достаточно высокой вероятностью. - Приятель, хватит отплясывать! Придёт кто-нибудь, кто нам объяснит, ему и набьём рожу. А пока..не трать сил. Разве здесь жарко? Неплохо бы конечно воду найти, но для этого осмотреться надо. В принципе, я и солдатик можем вдвоём тебя подсадить. Местность здесь ровная. Авось.. - Шино посмаковал это слово, и степенно так продолжил. - Увидишь чего. Дома там. Или оазис местный. Не могло же всё этой серой дрянью завалить? Ты, к слову, случаем не шаман? Прыгаешь уж больно лихо. А то мне..тучку бы. - Йосенберг с благодарностью принял воду, и глотнул. - Спасибо. - передал дальше по кругу. Спокойствие Шино Карловича не было напускным. Он всю свою жизнь твёрдо стоял на ногах и следовал своим уложениям. И скорее земля перевернётся вместе с этим человеком, и станет небом, чем он упадёт. Ну, если только от хорошего удара по голове, или дегустируя пиво конкурентов, и сравнивая со своим "на язык".

Если смотреть по серьёзному, то мужчина даже рад немного отдохнуть от пивоварни. Работники там справные, заместитель..Ну, не умница конечно, но справится, чай уже лет десять на пивоварне. Единственная беда - его фрау, милая Анна, расстроится. Мало того что задержался из-за пива своего, так и на ночь вообще не пришёл. Волноваться будет. Нехорошо. Пожалуй, именно поэтому, а вовсе не из-за похищения, немец кулаками махать начнёт. А там уж и свет жёлтый, и панику лютую, когда свои ногти увидал, всё припомнит. И рёбра пересчитает, и по ногам заехать не забудет. Если, конечно, "Моисей" их мужиком будет, а не соплёй ходячей, или женщиной. С женщинами у пивовара разговор совсем другой, бабу он и пальцем не тронет. Слушать наверное не будет, особенно если пигалица молодая, а вот бить..нет уж, увольте.
предлагаю вместе с "солдатиком"-Михаилом, построить пирамидку. Мы с ним сцепимся, а наш товарищ Курбанбек осмо
трится. Или ещё кто, желательно только полегче(меня наверх ставить бесполезно, мой товарищ весит больше центнера уж точно).
+1 | Потребители, 26.11.13 15:59
  • ай колоритный!
    +1 от Edda, 27.11.13 00:12

Больно. Кости мои - черви грызут. Нет мне ни топора, ни верёвки. В небо пялюсь. Тяжёлое - будто крышка котла. Меднокованное оно, не иначе. С золотыми заклёпками. И дрожит почему-то. Будто кто-то лупит по нему ложкой. А звука - всё нет и нет. Тяжко под ним. Лежишь, будто червяк, которого переехал автобус. И второго ждёшь. Когда уже приедет? Невидно пока.. Оно и к лучшему.

Пот глаза выедает. Тяжко даже дышать - червячки вгрызаются прямо в рёбра. Не пошевелится. Думал о своём, Павел, думал. Перед глазами красные круги ползают. Мысли.. Разные они. Но вот главная вычленилась - не исчезла ещё в Смирнове тяга к знаниям. Не исчезла. - Что за куб ему Взлай оставил? - Любопытство, извернулось, пробудилось. Своего потребовало. Куб. Просто кубик с отполированными гранями, или что-то большее? Павел помнил, как клал его в карман, но проверить, тут ли он сейчас, не мог.
+1 | Лу-На-восходе, 25.11.13 16:52
  • Красиво! Особенно про червей, обожаю такие смачные сравнения.
    +1 от Лисса, 25.11.13 22:10

- Тефтель, ты че..- Начал было говорить встревоженный Йосенберг и вглядываться в темноту, в сторону будки сторожевого пса и ворот, но был весьма драматично прерван. Вспышка, да такая яркая, что казалось бы выжгла глаза. Слепящий свет обжёг кожу - да что там, он как будто её содрал! Перед глазами у Шино промелькнуло собственные волосы, щетина, нос, боже, ладонь, пальцы, наконец в сумашедшем вальсе закружились ногти. Шино, ужасаясь этой картине успел подумать "вот чёрт, забыл их подтричь вчера. Как приду домой - обязательно подстригу".. и тут всё кончилось, растворилось, стало серой пылью.

И вот, пивовар стоит в серой пустоши. Привычная тяжесть с плеча исчезла. Попав в незнакомую, и вообщем-то плохую, а главное новую, ситуацию, человек задаёт один из двух вопросов, отражающих частичку его мировозрения. Где я? Вопрос, достаточно неплохо определяющий защитную позицию, многих, многих по-своему отважных людей. И другой сакраментальный вопрос, но уже относящийся к окружению. Вы, чёрт побери, кто такие?! Согласитесь, два фундаментально важных подхода, которым вполне может последовать человек здравомыслящий. К сожалению, Йосенберг, был не очень здравомыслящим человеком. Ну, в текущую секунду. Поэтому, всё что его заботило, это, куда чёрт побери, делся бочонок с его плеча, и почему он не чувствует ступку, которую засунул за ремень. Это помимо того, куда делось его подворье. Он ведь ещё на завершил грузить бочки на склад!

Опустившись на землю, и утерев пот со лба, Шино засунул ладонь поглубже в пепел, и просеял его, наблюдая за полётом. Голова болела знакомо — так как будто он опять перебрал на фестивале пива, только, почему-то без приятного одурения, которое неизбежно вызывает алкоголь. Да и конечности слушались. Немного успокоив себе нервы просеиванием пепла( а также испачкав лоб) Шино хмуро спросил, обращаясь в основном к миру, столь несправедливо обошедшемуся с ним. - Где пиво? - Это и были первые слова Йосенберга в этих пустошах, целиком и полностью связанные с его прошлой жизнью. Исполненные недоумения, произнесённые басов, да и достаточно громкие.

Отерев ладонь о фартук, мужчина наконец встал и выпрямился, оглядывая окрестности. Рядом были такие же потерянные души, как и он. - И где тогда наш Моисей? - Мысль о том, что кто-то из этих хлюпиков его сюда и закинул, почему-то не приходила в голову здоровяку. Наверное из-за их потрёпанного и потерянного вида. Хотя, далеко не все из людей, присутвующих тут, были хлюпиками.
+1 | Потребители, 24.11.13 08:16
  • Тефтель и пиво :)
    +1 от Althea, 24.11.13 09:28

- Ворг! - услышав во сне своё имя, кот вскочил. Что ему снилось? Лес без конца и окраин, из которого он вышел? Запах смолистых деревьев, свежих иголок, запах добычи, полуголодное существование? Или может тот самый Враг, которому он проиграл свой последний бой в узком кругу ринга, под гвалт двуногих? Враг, который не добил его - Враг, которого кот безмерно уважал..и желал схватится ещё раз, сжать зубами его глотку, почуствовать вкус крови. Тогда его выкупил один из матросов, и принёс на борт корабля, в клетке. Кота выпустили только после отплытия, и он не чуял землю несколько месяцев. За которые немного сдружился с двуногими. Он стал одним из талисманов корабля. Вторым. Первым был капитанский попугай. Иногда он чуял странный запах - запах другого кота, слабый и давний. Ворг догадывался, что он не первый здешний кот.

К сожалению, сейчас его дом уже несколько месяцев стоял на причале, в городе, которого Ворг чурался. Он пах иначе чем его дом. Даже причал был немного другим. Но команда корабля покинула борт, и кот остался почти один..если не считать пришельцев и вахтённого. Даже попугай, и тот улетел вместе с важным двуногим, который был Старшим среди всей остальной стаи. Чужаки, пришедшие в его дом, стучали по бортам. Мазали доски какой-то вонючей дрянью, запах которой отдалённо напоминал коту о родине. Чужаки пытались погладить кота - но он не давался, настороженно относясь к их ласкам, и рукам, которые пахли иначе чем руки моряков.

И всё же - что его позвало? Кот соскочил с высокой лежалки, от которой чудесно пахло рыбой. Он знал, что настанет день, и эту, последнюю бочку тоже выволокут наружу. Или может откроют, и тогда он стребует свою дань. Но пока настала пора поохотится на корабельных крыс, и поприносить их тушки вахтенному. А можно просто повалятся на палубе, на бухтах верёвок, которые освещались солнцем. Кот любил солнце и тепло - его шрамы как-то расслаблялись под его лучами, и он чувствовал приятное изнеможение. Да, пожалуй сейчас он так и поступит, если только запах какой-нибудь крысы не попадётся ему по пути наверх из трюма. Тогда..тогда он вспомнит свою родину, и примется идти по следу, хладнокровно готовясь совершить акт Охоты.
+1 | Муршамбала, 17.11.13 23:15
  • Здорово. Плюс
    +1 от fokys, 17.11.13 23:18

Ответ заставил администратора моргнуть. Да, ему определённо не хватало харизмы Взлая. - Мне не нужно с вами знакомится. Я не сводник. Я - курьер. Вспомните, пожалуйста, старика, который был здесь несколько минут назад, а затем исчез из закрытого вагона. - будь П-хх-аавел, менее разумным человеком, то сейчас бы просто достал монетку, и кинул бы ей, стараясь угодить в лицо. Или хотя бы заскрипел зубами и выругался. И ради чего он, спрашивается, подставлялся под чёрный кругляшок добряка Ральфа? Ради надменного..нет, даже не надменного, просто равнодушного отказа? Злость, сдержанная, холодная, забурлила где-то в глубине, смывая остатки той тоски, что оставил после себя рассыпавшийся прахом старик. Кулак, который Павел держал в кармане, сжался на мгновение крепче, выдавливая ещё немного крови, и, безусловно, пачкая куртку..на этом всё.

- Я прошу вас принять некий предмет. Это не бомба, не отрава..- тут администратор замешкался, и почесал свободной рукой затылок. Но останавливаться было уже поздно — Остапа понесло. - Хотя я точно не знаю что это такое. Взлай..это тот старик..ха, он умеет убеждать лучше, чем иной политик. Да, так вот, он сказал что это Пропуск, который оградит носителя от некой опасности. Сам я такую монету..- почему-то вспомнилась другая монета. Честная игра, которая висит у него на шее. -... уже получил. М-да. Надеюсь, я не слишком похож на сектанта, впаривающего вам очередную книгу? Надеюсь, нет. Или я похож на наркомана-пьяницу, поймавшего свою белочку? Одним словом..возьмите. Разве с вами последние полчаса не происходило что-то..не совсем понятное? Считайте это продолжением, вот и всё. - Последнее было выстрелом наугад, в небо. Злость, после того как он выговорился, исчезла, и Павел начал неловко возится с нарукавным карманом, доставая монету, и стараясь держать её рукавом. Да, он уже сделал выбор, но старик предупреждал его.

- Вот она. - Серый, немного невыразительный кругляш лежал на рукаве у мужчины, ожидая пока его возьмут..или отвергнут. Внутри, П-х-авел уже принял решение, что сделает это любым способом, даже если это будет стоить ему зубов.
+1 | Лу-На-восходе, 13.11.13 01:22
  • Молодец Павел. Адекватный, это хорошо.
    +1 от Лисса, 14.11.13 14:26

Павлу было грустно. Такой собеседник. Интеллигентный. Умный, знающий, когда ещё с таким доведётся пообщаться, да ещё и просто так. Почему-то захотелось предложить ему чаю, и как следует всё обсудить за чашкой чая. Но времени не было. Не было - и всё тут. Тоска никак не отпускала - и это несмотря на зубную боль, которая вообще-то должна была изрядно тонизировать. Но...Какая теперь разница? Чёрная монета лежала на ладони, и требовала крови. Яркой, красной насыщенной. На секунду представился целый поток этой влаги текущий по монете. О да, именно этого она хочет. Но пока ей придётся довольствоваться капельками крови этого человека, который ещё и не хочет уйти иссушённым трупом.
Смирнов не сразу заметил кубик, до того распереживался, и уже было полез за ключами - надо же как-то раскровянить ладонь. А заметив..Почти сразу же схватил его. Принялся рассматривать. Он не сомневался - это подарок Взлая, к которому он уже не мог относится с настороженностью. На секунду он сжал его в ладони - а затем убрал в карман брюк. Сейчас не время. Сейчас время разобраться с чёрной монетой. Серую монетку Павел взял рукавом, и кое-как спрятал в нарукавный кармашек, а сейчас возился с ключами, пытаясь пробить кожу. Увы, разреза не получалось — всё-таки тот профессор был не такой уж и лопух. Пара болезненных тычков, не больше. Только после этого Пашке пришло воспоминание, как он порезался бумагой, точнее одной из квитанций. И полез в сумку. Да! Документы были всё ещё здесь.
Благословив бюрократию своей родной конторы, он достал один из документов из файла, зажал в папке, и попытался провести по краю пальцем. Первый блин комом. Второй раз он провёл большим пальцем..и наконец кромка бумаги кое-как прорезала кожу. Правда не совсем там, где он намечал — вместо одного большого пальца досталось сразу всем, и узенький красный разрез вовсе не был похож на те фонтаны, о которых мечтала монетка. Но пусть будет довольна тем, что получила. Зажав монетку в повреждённой ладони(получился своеобразный подрагивающий кулак - но кровь так определённо должна была идти быстрее), Павел поднялся, опираясь на обруч, и пошёл к девушке. Из расстёгнутой сумки торчал краешек ноутбука и раскрытая папка с документами.
- Девушка! Извините, можно украсть немного вашего времени? Мне очень нужно поговорить с вами, и, честно, я не знаю как начать. - Павел выглядел немного смущённым и как-будто не совсем в себе. Расстёгнутая куртка, сумка из которой В своё время он проделал немало дурацкий вещей, но приставать к красивым незнакомкам в поезде..Этого ещё в его карьере не было. - Даже не знаю.. Вы позволите? - Администратор уселся рядом с девушкой, невольно копируя в этом Взлая. Разве что лапать не стал - зубы всё ещё болели. - Вы случайно не видели старика, что сидел рядом со мной полминуты назад? Где он сейчас?- Так он и начал свой рассказ, издалека.
+1 | Лу-На-восходе, 11.11.13 15:00

Две монеты на широкой ладони. Два кругляшка. Чёрный и серый. Павел заколебался. Он понимал, что сейчас, перед ним тот самый выбор, который он предчувствовал мгновения назад. Две монеты. Два глаза старика. Почему-то захотелось сказать старику много неприятного. Впрочем причина была ясна. Моральный облик Пашке не позволял просто так взять, и подставить незнакомую женщину, с усталым видом смотрящую в окно. Что она там видела? Сыну офицера, и просто честный человеку, было наплевать на это. Сейчас он делал выбор, от которого зависело, как он будет смотреть на себя всю оставшуюся жизнь.
- У вас нож есть? Или булавка? Может у монет края острые? - Сцепив зубы, осторожно, чтобы не дай бог не промахнуться, компьютерщик потянулся к чёрному кругляшку. Сухой тон, взвешенные слова. Он выбрал. Мужчина он в конце-концов или нет? Внутри что-то сжалось. Пашка не любил боль, а сейчас именно она ему и предстояла. - Я выбираю чёрную монету. Ту, которая сгубила Ральфа. И раз я сделал в-выбор..-заикнувшись Пашка наконец дотянулся кончиками пальцев до чёрной монеты. - То может вы сами ей всё расскажете? Или..не можете? - последний вопрос был с какой-то лукавинкой, будто системщик пытался поймать В-зз-лая на слабо.
Пашка старался смотреть на лицо своего попутчика. Старика с невозможными, вертикальными зрачками. Старика, который пришёл в его жизнь подобно крысе. Серые странницы точно так же приходят в дома, где их не ждут. Только вот они прячутся по подвалам, а рогатый пёс по храбрее оказался. И что уж тут сказать - посильнее.
+1 | Лу-На-восходе, 05.11.13 21:23
  • За высокую мораль.
    +1 от Лисса, 05.11.13 22:01

Сегодня был плохой день. Началось всё с утра - ранняя неурочная трель телефона, которого Пашка обычно использовал как будильник. Звонок от Сергея. Собственный, хриплый с спросонья голос. - Да? - и натужный кашель рвущийся из спикера трубки. Сергей заболел. Сергея сегодня не будет. Прервав поток извинений, Павел пожелал выздоравливать, и попрощался. Ничего страшного, могло, да чего уж там! Бывало и хуже. Почему-то большинство его коллег были уверены, что начальник ит-отдела вообще не спит, и как следствие звонили в пять часов утра.

Дальше - больше. Сегодня Павел уже не в первый раз пожалел о том что не водит машину. Маршрутка, в которой он ездил до работы сегодня была битком набита. Вдобавок, в неё зашли цыгане, громко переговаривающиеся между собой на какой-то тарабарщине. Ехали сегодня неприлично долго, всё из-за пробки. Одного взгляда на дымящие выхлопами бензина стальные коробочки хватало, чтобы отбить желание завести себе такую же. Впрочем, как и всегда.

Приехав с некоторым опозданием на работу и продравшись сквозь новенького охранника (А вы точно работаете на АЗС-групп?), Павел застал истерично смеющегося Артура, сидящего на своём рабочем месте. На вопрос, в чём же дело, икающий от смеха Артур подвёл своего начальника к монитору и ткнул в строчку.

"Прошу починить или заменить мой стул, кабинет 117, Бухгалтерия. С уважением, Галина Викторовна". И дата - утро пятницы. Галина Викторовна уже давно стала личной головной болью Павла и всего Ит-отдела. Всё дело в том, что эта особа имела громаднейшее влияние на главного бухгалтера и потому любая неприятность, случавшийся с ней мигом становилась неприятностью кого угодно, но не её. Начиная от "здесь не так и неправильно работает" кончая тем, что не включается компьютер. Увы, приходилось спускаться и нажимать на кнопочку, или лезть под стол, и смотреть, не выдернула ли опять уборщица шнур питания. - Уфх.. Артур, напиши ей..а, нет, дай лучше я. Итак..."Мы можем поделиться с вами стулом, но лучше вам обратиться сразу в хоз. службу. Ещё раз напоминаю, что ИТ не занимаются стульями и прочей мебелью. С уважением, Павел Николаевич."-

Эта немудрённая вежливость подняла настроение Павла ровно до послеобеденного времени, когда пришло время обновлять один из серверов, находящихся на хостинге, где их компания арендовала стойку. Перебросив нагрузку на остальные, Павел отправил NR-12(чаще просто - Пантера) на перезагрузку...и сервак почему-то на связь не вышел. Даже пинги до него доходили. Подождав для верности несколько минут(вдруг оклемается? он же и падать не должен был..), Пашка поморщившись, принялся собираться. За обновление серверов сегодня по расписанию было его время. Артур только злорадно по ухмылялся вслед, и попросил закинуть пару железок в ячейку - на следующей неделе всё равно надо будет профилактику проводить.

Уже на лестничной клетке Павел столкнулся с Галиной Викторовной, которая решила лично подняться к ИТшникам и устроить скандал. Почему ей до сих пор не заменили стул? Пришлось потратить полчаса, вежливо втолковывая этой даме, что это не их работа и задача. Та, кажется поняла, и теперь ушла перенаправлять заявку. А Павлу ничего не оставалось делать, как ловить такси, и ехать на хостинг, расположенный на южной окраине города.

Проблема с сервером оказалась банальна, но не решаема удалённо. Развалилось "зеркало", и требовалось вручную поймать загрузчик, что удалённо сделать почти невозможно. Ничего страшного - данные целы, и их даже не придётся восстанавливать с бэкапов. Другое дело, что это уже случалось не в первый раз, и похоже что придётся покупать новый контроллер, отвечающий за это самое зеркало. Сопровождаемый гулом серверов и воем могучей вентиляции, Павел отправил массив пересобираться, а сам вышел из зала, и миновав пост охраны нырнул в ближайшую кафешку. Девять часов вечера, а с обеда времени утекло куда больше, чем хотелось бы слуге и хозяину машин. Несколько булок, стакан плохонького, но сладкого и главное горячего, чая немного приободрили Павла. Вернувшись, сисадмин удостоверился, что с сервером всё в порядке, и только после этого направился домой.

Одна беда, ехать придётся через метро, в котором Павел не был уже полгода. Пришлось возобновлять знакомство, покупать проездной, и спускаться по пустому эскалатору на станцию, дожидаясь стального зверя. Вот так вот он и оказался здесь, на мягком сидении, в тепле и относительном уюте. Шум, давивший со всех сторон напоминал ему гудение вентиляции. Павел попробовал погрузиться в читалку, но через некоторое время понял, что просто тупо глядит в текст, и временами рефлекторно перелистывает страницу.

-"Скоро сходить. Через одну."- Мысль заставляет Павла отвлечься..и тут же мобильник в кармане завибрировал, отвлекая админа от печальных мыслей, связанных с собственной усталостью и жизнью в целом. Смска, автоматический отчёт, о том что бэкапы с таких-то и таких-то серверов сняты успешно. Кое-как распрямившись Пашка убрал читалку в сумку, мобильник — в карман, и уставился прямо напротив, на своё отражение, мимоходом отмечая старика. И вот уже взгляд возвращается к дедушке. К такому доброму, старому дедушке. Тёмные провалы глаз. Седые волосы выбивающиеся из-под шапки. Морщины, коих просто безумное количество. Сухие губы растянуты в усмешке, обнажившей жёлтые зубы. Он наблюдал за ним.. Сколько? Сердце у Пашки начинает почему-то колотится быстрее. Почему-то этот старик напоминает утренних цыган, громко и нахально переругивающихся в салоне маршрутки.

Рефлекторно Пашка цепляется мигом вспотевшей ладонью за поручень, благо сидит на краю ряда сидений, а второй прикрывает сумку — будто бы охраняя самое дорогое. Какое-то омерзение пробивается в самую душу. Что-то не так. Почему он смотрит именно на него? Хочется встать, разрушить это затянувшееся противостояние взглядов. Павел щуриться, будто пытается разглядеть из-за оправы очков что-то, стоящее за стариком. Своё отражение? Или бесконечные провода и стены тоннеля, сквозь который несётся поезд? Не пропустить бы свою остановку.
+1 | Лу-На-восходе, 24.10.13 19:07
  • Это хорошо. А маленький эпизод с Галиной Викторовной особенно хорош.
    +1 от лисса, 24.10.13 20:23

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • +1 Хорошо сказал. Можно ещё было накормить частями тролля, чтобы он внутри пророс. Вот это казнь, вот это да)
    +1 от Daiki, 14.10.13 04:09

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Хорошо так. +1
    +1 от Daiki, 10.10.13 12:20






Уже подходя к самому логовищу, жрец учуял незнакомый запах. Слабый, он едва щекотал ноздри, но почему-то каждая волосинка на теле как будто зашевелилась. Однако огнепоклонник и виду не подал, только разве что он стал почаще поглядывать на небо. Тёмный зев пещеры казался распахнутой пастью монстра. В груди шевельнулся нехороший комок. Варгел повернулся назад, надеясь разглядеть с высоты Гартун, и обрести хоть какое-то равновесие. Однако они слишком глубоко забрались в горы - города не было видно. Стоило парню отвернуться, как сзади, со стороны пещеры послышался какой-то шум, на который воин и обернулся. Ему повезло увидеть редкое зрелище - дракона прищемляющего на землю буквально в двух шагах от него. Запах могучего хищника, задирающего свою жертву без вопросов обдал паренька с ног до головы, забился в ноздри. Громадина занимала весь обзор. Чешуйчатые бока, серебристого, красивого оттенка, вздымались, будто ящер вздумал выдохнуть пламя на докучливых созданий. Колени у Варгела задрожали - он предпочёл бы думать, что из-за той мощи, с которой приземлилась эта туша, но себе-то не соврёшь. Сам-то ты всегда знаешь правду - как бы глубоко ты её не закопал, она всегда пробьётся ярким ростком.. Пламенем из-под кучи мусора наваленного на уголёк.

Тварь не торопилась. Зачем? Еда сама пришла. Именно это осознал Варгел, быстро забыв, что когда-то этот «монстр» помогал их городу. Ящер, исполненный мощи и какой-то хищной грации сложил крылья. Внутри у огнепоклонника что-то дрогнуло, вместе с коленями, а поджилки собрались в тугой клубок, склизкий и холодный и поднялись чуть повыше, чем обычно, куда-то в район солнечного сплетения. Страх уже овладел парнем. Дракон. Это конец. Смерть близка. Он так и не принёс букет цветов на крыльцо красавицы. Эльф послал их на гибель, чтобы подкормить эту чешуйчатую бестию, чтобы купить себе их кровью это яйцо. Запах кажется как-будто усилился. Шелест чешуи - разминается, играет мускулами. А затем Ханалигонт принялся вглядываться в каждого из них. Не торопясь. Медленно. Величаво. Жёлтый зрачок будто распорол душу, в которой будто талая вода поднялся короткий протест - не хочу, не хочу умирать в пасти этого монстра, не хочу хрустеть косточками на его зубах! Поднялся - и исчез в этой холодном всепонимающем вертикальном зрачке, от которого веяло чем-то запредельным, чем-то, что ему, простому горожанину никогда не понять. Взгляд был настолько чуждым, но вместе с тем пронзающем, что сердце огнебрового забилось раз в шесть быстрее, чем положено, ходуном ходя в груди. Казалось, оно сейчас разобьётся о рёбра, или выскочит из их тесной тюрьмы, или стечёт вниз, сквозь живот, сквозь холодеющие кишки прямо к пяткам, сквозь дрожащие колени. Прямо к душе. Кончики белоснежных клыков показались из-за губ(один, верхний кажется чуть-чуть обломан), а длинный, раздвоенный язык будто бы облизнул их. Всё это жрец видел будто бы краем глаза - он не мог оторвать своих глаз от зрачка дракона. И от этого зрелища он едва не взвизгнул, постыдно и высоко, как баба.

А затем он просто закрыл глаза. Пусть будет что будет. Колени медленно наконец подогнулись, не в силах выдерживать тяжесть могучего торса. Врезались в каменистую пустошь. Руки бессильными плетями повисли вдоль торса. Молчание. Тишина. Только треск камешков под лапами монстра - тот кажется чуток переминался. В правое колено больно впивается осколок. -"Что же ты тянешь?!"- мысль-крик вырвалась из души, и кажется дракон среагировал на неё. Короткое, знакомое слово. Сипящее сквозь зубы и язык, сквозь гортань полную первозданного огня. Прямо в уши Варгела. Исполненное угрозы, обещания смерти, лютой, злой, беспощадной. Никто не уйдёт. -Зачем?- никчёмный вопрос, от которого кровь стыла в жилах. Действительно, зачем? К горлу подкатился комок, жрец начал заваливаться вперёд. Ещё бы немного и он расквасил бы себе нос о каменистую землю, но рефлексы сработали, и человек выставил вперёд ладони, больно ударившись, и, кажется ободрал на них кожу. А затем спазм сжал его горло, живот, заставляя изогнуться, а ком чего-то кислого поднялся из глубин, о которых Варгел и не подозревал. Рот наполнился желчью, забившей запах зверя, запах смерти. На несколько счастливых щепок юноше стало всё равно, что с ним будет - и его измученная душа наконец обрела короткий покой, забвение, а её боль и муки перешли на тело. Огнепоклонника рвало, но он так и не осмелился открыть глаза.

Во время очередного спазма, парень стукнулся лбом о какой-то выступающий камень, чуть не ткнувшись носом в собственную блевотину. Эта небольшая боль кажется отрезвила его, и кислый, мерзкий запах забивавший всё на свете, наконец шибанул в ноздри. Варгел отпрянул назад, и попытался встать. Получилось не с первого раза, и колени у огнебрового всё ещё дрожали. Как и руки. Страшно, страшно было по-прежнему, но это как будто отступило на второй план. Жёлтая лужица, едко воняющая почище чем любой монстр забилась в щель между камнями и быстро уходила вглубь. Остатки еды остались немым свидетельством его трусости и слабого желудка.

- Е-ещё жив...- пробормотал Варгел дрожа, и неровная, косая ухмылка разорвала его лицо, обнажая зубы а какой-то нездоровый огонёк засветился в глазах. - Ещё жив! - уже громче. Радостная дрожь по хребту. Утереться рукавом - и плевать на запах, плевать на вкус, застрявший колом во рту. Рюкзак давил на плечи, словно тысяча драконов, и жрец поспешно скинул его прямо на землю. Снял с пояса бурдюк, и как следует прополоскав рот выплюнул на землю. - Ещё жив..- Веко нервно дёрнулось, пока дрожащие пальцы затягивали горлышко бурдюка. Ему потребовалась всё своё мужество, чтобы выдохнуть ещё несколько слов, постоянно втягивая в себя воздух, заикаясь. - Х-ха! М-мастер Х-Хана-ли-лигонт. - губы Варгела ещё кривились, а язык едва его слушался - Я-я..помощник...жреца..Олофира. Отца...Жерла! Я Варгел. Кодрап!- каждое слово давалось огнепоклоннику с большим трудом. - Я...к-к-клянусь, ч-что п-п-п-пока я дышу, пока я жив...Я н-неотдам т-твоё сокровенное н-никому...кроме э-эльфа. - Варгел замолчал, дыша часто и тяжело. Ещё никогда ему не давались слова с таким трудом. Глаза нашарили желчь и остатки еды на камнях.

- Прости, что осквернил твой порог. - вдруг выпалил парень, и сам себе не веря, ясным и сравнительно чистым голосом, в котором едва угадывалась хрипотца. - Правда ли, что огонь, горящий в часовне Олофира когда-то был зажжён тобой? - в голове у парня по прежнему билась старая, но такая важная, а главное верная мысль.. Ещё жив!
+2 | Гартун, 05.07.13 02:40
  • Шедевр. Просто шедевр :)
    +1 от alexpsi, 05.07.13 09:01
  • Отлично! :)
    +1 от Strabo, 05.07.13 05:26

Варгел сидел на табурете перед столом, развалившись на божьей ладони, положив голову на локоть. Обычно огнепоклонник выглядел сосредоточенным и внимательным, словно собака идущая по следу, но сегодня всё обстояло наоборот. Парень будто бы ушёл в себя, на губах то играла лёгкая мечтательная улыбка, то прокатывалась туча сомнений, от которых на лбу появлялись морщины. Пальцы правой ладони, покоившиеся рядом с носом, временами приходили в движение, и вырисовывали какой-то простой узор, явно что-то связанное с олофиром и огнём, но узор всё время обрывался на полпути, как будто парень забывал его продолжить.

Парень вспоминал последние, прошедшие дни, исполненные покоя, и в то же время какой-то лихорадочной суеты. Жрец посетил свою семью, и провёл с ними немало времени, но не это тревожило его дух. И даже посещение храма, чей огонь обычно будоражил душу прежде всего. Варгел погружался в воспоминания, сладость которого граничила с чем-то постыдным, но в то же время верным...



Наконец, очнувшись от раздумий Варгел попытался прокрутить в голове. Дракон. Ученик алчного волшебника. Руки и ноги с которыми Драг что-то не мог делать, и тролль тоже. Кажется отрубить? Огнебров не был уверен, но что-то такое ходило в воздухе. Должно быть речь шла о ворах - ведь кошели компании были полны серебра. И о старых заданиях. - Угу.- навсякий случай проворчал согласие последователь Олофира. А затем покраснел - он понятия не имел, чему он сейчас кивнул. - Это..а может его магичество подскажет нам..гмф..дорогу подсказать? Наверняка он своего ученика чует как-то, а? Или браслет. - добавил едва слышно бородач.
в спойлере многовато текста. Стена бы получилась, извиняйте ребят, посему запрятал.
+1 | Гартун, 27.06.13 00:26
  • Аха! Втюрился!
    +1 от Tayaro, 27.06.13 09:27

Темнота окутала Варгела, едва он лёг на тюфяк, набитый соломой. Сон пришёл к нему сразу, забрав накопившуюся усталость, и принеся с собой покой и какую-то уверенность. Ему снилось что-то спокойное, тёплое, подобное огню домашнего очага, у которого так приятно сидеть, и слушать, как отец рассказывает о прошедшем дне. Когда Кодрап был маленьким, ему всегда казалось, что огонь тоже слушал истории отца, принимал их в себя, стирая грязь и пот реальности, переводя его каким-то образом в уют и тепло. Иной раз даже казалось, что языки пламени нарочно пляшут в такт словам. А тени, вместе с отблесками от начищенного шлема каким-то образом являются участниками тех многочисленных баек...

Утро Варгела началось чуть раньше, чем Ромара, и он успел совершить омовение в бочке с холодной водой фырча, словно дикий зверь, и мысленно жалуясь Олофиру на холод. Наскоро отеревшись, он разместился у кухонного камина, обсыхая и вдыхая ароматы готовящейся еды. Там же он и кротко помолился огню, вознеся хвалу, и подкормив огонь небольшим, заранее подготовленным чурбачком, за что едва не получил от повара громадным половником по лбу, и был пристроен в качестве помощника. Чуть позже, после плотного и обильного завтрака,он отделился от группы и направился на рынок, весело помахивая кистенём и с большим станковым рюкзаком, где лежали доспехи и изрядно потяжелевший кошель. У парня были громадные планы, и начал он с бронника, а чуть позже занялся лавками волшебников, где оставив приличную сумму денег, договорился с мастером о зачаровании своего святого символа прямо сейчас, и доспехов в течении дня, лишь бы до условленного срока, когда он зайдёт. Расправившись с этим он ещё пробежался по рынку, накупая всякой всячины, и пытаясь отчаянно за неё торговаться.

После похода на рынок, занявшего время эдак до полудня, Варгел пошёл в часовню Олофира, где и вознёс очередную молитву, и вместе с Жерлом, жрецом этого храма, принялся готовится к редкой мессе, о которой вчера договорились. Жерл её давно не проводил, ведь вся проблема заключалась в том, что для этой молебна, называемого «Олофир», требовалось два исполнителя, символизирующих собой Пламень Хранящий, и Огонь Уничтожающий. Естественно, маленький(особенно рядом с двухметровой орясиной) Жерл не подходил для воинственного воплощения Олофира, зато отлично укладывался в «мирного». В то время как Варгел, особенно с лицом, покрытым ритуальными охряными рисунками, в своей праздничной одежде и с пылающим кистенём, очень даже подходил для этой мессы в качестве агрессивного начала огня.

Жерл заранее объявил об этом событии, и оно разворачивалось перед часовней пламени, почти что на крыльце. За лучину до начала богослужения, после того как Жерл нанёс все ритуальные рисунки, Варгел поведал ему, что наконец отправляется за город, добывать земляную ману, и спросил у него совета. Жрец на это только вздохнул, и начал ворчать, что Варгелю должно принять сан послушника, и помогать ему в церкви, ведь сам Олофир отметил его... Маленький спор как всегда ничем не закончился, и жрец, оповестил всех собравшихся перед часовней, о начале мессы. Народу собралось не так чтобы много, но для не столь уж значительного культа как Олофира, это была вполне приличная толпа.

Наконец, Варгел и Жерл вышли. Оба разодетые в свои самые лучшие наряды, у обоих на лицах ритуальные рисунки, нанесённые охрой. Жерл в руках держал гонг и палочку, Варгел же кистень свой и факел. - Славься, Олофир! - грянули они хором. - Из огня пришли мы, и в огонь уйдём! Развеет тела наши ветер, но зароним мы зёрна веры в ваши душит, и расцветут они пламенем ярым, ярким, горячим и верным! - парень умолк, и чуть-чуть шагнул назад- Два лица у огня, бережёт душу огонь милосердный, отогревает её от зла и несчастий, отгоняет жаром своим невзгоды и долю дурную. - теперь была очередь Жерла умолкнуть, а Варгеля напротив, выступить вперёд. - Но Олофир не только бережёт дух, но и даёт ему силу противостоять невзгодам и бедам! - выразительный взмах кистеня, и факела. - Праведному дарует огонь силу, грешника же сжигает, дабы переродился он кем-то достойным! Славься, Олофир! - это представление продолжалось в течении полутра лучин, после чего взмыленные и уставшие, последователи Олофира обошли часовню по кругу, завершили свою мессу следующими словами, пропетыми дуэтом, исполненным религиозного рвения:
Мы всего-лишь крохотные огоньки свечей на ветру перемен, Олифар. От него веет зноем, Владыка! - при этих словах Варгел ткнул факелом в заранее приготовленный громадный масляный светильник, стоящий на крыльце, а затем передал факел Жерлу, чтобы тот проделал такое же со вторым светильником. - Но и пламя свечи многое значит, когда спускается ночь! Мы можем стать костром, что хранит путников, согревает их и оберегает! Мы можем стать сигналом, данным в ночи, сигналом на замковой стене! Мы можем стать всепожирающей отрыжкой дракона, для которой нет преград, и любой враг, лишь пища, во имя Олифара! Много Ликов у Владыки, но во всех них два начала! Храните своих друзей, близких и родных, как хранит Огонь вас! Рушьте огнём души злобу и несправедливость жизни! Храните себя в чистоте, будьте подобны огню на пути его! Помните об этих заветах, помните о пламени! Входите тесными вратами, ибо широки врата и пространен путь, ведущий в погибель. Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и лишь немногие находят их! На этом завершаем мы нашу мессу. Да хранит вас Олифар, да будет ярка ваша жизнь и пусть в жилах струится горячая кровь! -

После этого Варгел, уставший и вымотавшийся вернулся в гильдию, незадолго до ужина. На его лице были видны охряные разводы, но он выглядел удивительно довольным, и уминал харч за обе щеки.
фуф)надеюсь кубы ещё не подведут к такому посту.
+2 | Гартун, 13.04.13 18:34
  • А теперь в пять раз меньше и почаще посты выдавай. И станешь ты нашим любимым игроком :3
    +1 от Alexpsi, 13.04.13 19:32
  • Ни разу не видел такого хорошего описания богослужения :)
    +1 от Strabo, 13.04.13 18:43

Ещё на телеге Варгел погрузился в глубокое и тяжкое молчание. Его измотала дорога, его беспокоило появление могущественных врагов, у которых они так нагло упёрли части голема, хотя он был и рад избавлению от этой проблемы. Получение денег у капитана было для него радостным событием. Сумма была..приличной, но теперь следовало быть осторожным, леди Бриз, да и ускользнувший псионик не оставят это просто так.

Так или иначе, но первым делом рыжебровый направился в часовню. Каменные ступени крыльца встретили его словно родного, ласково распахнув створки. В часовне царила тишина и покой. Служка, немолодой хобгоблин, открыто улыбнулся, оскалив все зубы в жутковатой ухмылке, в которой зубов немного нехватало. На тщательно выбритой лысине красовалось две оранжевые волнистые линии.

В часовне было не очень много посетителей, как впрочем и всегда. Полумрак, рассеянный свет из окошек, и свет идущий от пылающих жаровен — всё это делало часовню очень уютным, хотя и жарким местечком. Варгел опоздал на утренний ритуал, и жрец, к вящему сожалению огнепоклонника, уже ушёл, оставив ненадолго свою паству. Парень, недолго думая, остановился у одной из трёх больших жаровен, взял несколько лучин, и запалил, аккуратно разнеся их по углам, поставив в специальные пазы в нишах. Тишина окутывала святое место, и лишь огонь потрескивал, словно создавая фон для тишины, и оттеняя приглушённый шум улиц.

Покой наконец снизошёл на сына стражника, и он начал тихонько бормотать обычную хвалу пламени. Но что-то было не так. Слова не шли на язык, а смысл ускользал от Варгела подобно какому-нибудь ниндзе. Так или иначе мысли Кодрапа возвращались к одному и тому же. В конце-концов парень начал по-своему, негромко, тихо, даже как-то вкрадчиво, обращаясь к центральному алтарю, на котором сейчас горел небольшой язык пламени. - Пламень вечный. К тебе обращаюсь я, подобно тому, как огонёк свечи обращается к небесам, тщась осветить их своим сиянием....- молитва заняла довольно много времени. Варгел даже кажется вошёл в молитвенный транс, отключившись на две или три лучины. В себя он пришёл только после того как жрец потряс за плечо, обеспокоенно вглядываясь в лицо своего выкормыша.

Поговорив о том о сём, Варгел немного вздремнул у радушного хозяина часовни, и уже ближе к вечеру обошёл рынок. Перед уходом он оставил жрецу горсть монет.

Только обойдя рынок и заглянув в разные лавки, Варгел отправился в гильдию. Где он сейчас стоял и изучал деревяшку. - А ты наверное крепкий..Раз спать не нужно. Скажи, а как нам тебя называть? Я Варгел. -
-100 у.е.
+1 | Гартун, 11.04.13 20:13
  • Такие посты будут открывать для меня постепенно ДнДшное фентези.
    +1 от Tayaro, 11.04.13 20:30

Хаос. Мрак. Боль. Комок склизких червей подкатывающих к горлу. След холодных прутьев на лице. В уши било чьим-то неестественным, будто вывернутым наизнанку, хохотом. Закусил губу. Врёшь. Не возьмешь. И почти сразу же сам, взревел в ответку. Шаг к этой мелкой мрази. Смотришь – сверху вниз. Прямо в темноту. Не зная, что там, за спиной.

Безымянный выдохнул. – Я – человек. А ты - выведешь. Меня! Отсюда. Живым. Целым. – слова рублёными гвоздями покидали глотку. Пока губы говорили, у сидельца в голове словно настоящий шторм проходил. Всё вспомнить пытался. Что-то. Хоть что-то о себе прежнем. Может у него в обмотках, что на ногах отмычка? - Когда придут – ты мне поможешь. Говорил про морок – значит наведёшь морок. Не сумеешь, сам знаешь, шанс у тебя один. – А у самого в голове пульс бьётся, сколько же их?! Двое, двое, всего лишь двое. Или этот бес один-единый? А сзади – лапищи, это ведь тоже бес. Вот не было печали..

- Что ты можешь, бес? – Безымянный сощурился в темноту, ловя отблески красных зенок, готовый бросится.

  • Соображаешь.
    +1 от Lodger, 25.10.12 13:38

Истани тяжёлым взглядом обвёл доставшийся ему участок. Спина ныла, а руки стали красными от жёсткой тряпки, отжатой в сотый, нет в тысячный раз! Боль грызла их, но рогатый знал, что это пройдёт. Грязная вода тоненьким пенным ручейком стекала в одно из двух ведёр. Эльф вздохнул. Дела продвигались не так чтобы плохо…нет, отнюдь. Они вообще не двигались. Полчаса назад противоположный край был всё там же. Так же далеко, так же недоступно, а гранитный пол даже на отмытых участках не сверкал своей полированной поверхностью. Несколько факелов на стенах, да парочка светильников под потолком - вот и всё неяркое освещение – слишком мало для огромной залы. Единственное, что могло приосветить гранит – люстра наверху, бывшая сейчас тщательно потушенной. Приходилось даже напрягать глаза, чтобы отдраить эту чёртову поверхность. Медленно. Тщательно. Неторопливо.

Холодный взгляд остроухого остановился на мгновение на товарищах по несчастью. Им приходилось ничуть не легче, чем ему, и это чуть подбадривало музыканта. Небогатый арсенал начинающего практиканта тоже помогал – метла потихоньку сама драила пол, расчищая камень от сора, самостоятельно помахивая древком и смоченными прутьями, будто щёткой, из стороны в сторону. Истани уже не один раз подновлял заклинание, и потому, несмотря на сложившиеся положение не падал духом, а лишь покусывал губы острыми белыми, под стать одежде, зубами.
При этом припоминал лица. «Наставники». Бесполезные ничтожества, возомнившие о себе непонятно что. Любой практикующий магию высший заткнул бы их за пояс – в могуществе своей расы эльф не сомневался ни капли. – А хорошо здесь звук распространяется. – обратился он к остальным, не спеша вновь садится на корточки. И вдруг резко, со всего размаху, со всей силой на которую был способен, впечатал тряпку в пол, да так, что мокрый шлепок отразился эхом, а грязные капли полетели во все стороны.

Эльф брезгливо поморщился, глядя на получившуюся кляксу. – Предлагаю привал. – мрачно буркнул бывший дворцовый бард, и облокотился на стену, прикрывая веками уставшие глаза. Всего на щепку. – «А здесь неплохо бы было выступить с каким-нибудь пасквилем, про наших «дорогих» учителей.» - после всех тех интриг и ухищрений, которые наблюдал Истани при дворе своего короля (а в некоторых и участвовал), здешняя гильдия представлялась ему песочницей со слепыми кутятами. Он уже разработал не один план мести, и даже сумел обратить недовольство одного простодушного архимага на другого такого же. Высшие всегда были коварны, и Истани не являлся исключением. Ему доставляло удовольствие слушать беседу дражайших наставников, принесённую ветром, в тот день тонкая, чуть злорадная улыбка не покидала губ эльфа. Ох, как бы он развернулся здесь, будь его ранг хоть чуть-чуть повыше. Уж он-то знал толк в силе слова, когда ненавязчивая лесть и случайно обронённый слух, быть может даже несколько невинных, едва рифмованных строк доводили низших разумных до белого каления.
+1 | Маг-Ар-Хомин., 22.10.12 00:07
  • Это называется - я потерплю, а потом буду вас немножко убивать... Хороший пост)
    +1 от War Doll, 22.10.12 06:24

Отпрянуть! От взгляда, от мерзкой каши, от...Понимания, что жгло почище чем калёные иглы палача. Меня словно бы отбросило от хватки этого взгляда, от чувства странной вины всех живых перед уже мёртвыми. Я молча смотрел на то, как мой сосед отдаёт свою душу. И быстро отдаёт. Что же надо иметь внутри, чтобы такое полилось наружу? К горлу подкатился комок, горький и противный, желчный. Но в этот раз я сумел сглотнуть.

Осторожно, бочком, по стене, держась как можно дальше от трупа, подхожу к решётке. Кажется, никто не спешит навстречу стонам и ругательствам. Привыкли наверное. Не гремят сапоги стражи по камням бесконечных коридоров. И дверь по прежнему заперта. Есть ли иной выход? Не хочется жить в одной камере с мертвецом. Может окошко? Но..не это должно сделать сейчас. Надо помочь ему улечься. Я подошёл, вглядываясь в труп. Что я должен сделать? Как? Какие действия привычны мне, может я уже видел людей, лежащих вот так? Отправлял их в последний, или быть может, первый путь? Всё зависит от точки зрения. Тем не менее я был странно напряжён. Словно кто-то натянул мои нервы на какой-то музыкальный инструмент, и сейчас раздумывает - подтянуть их ещё, или оставить так, как есть.

Я встряхнулся. Эдак я никогда не начну. Я присел рядом с кем-то на корточки. Судя по всему он был богат. Наверное надо..положить его на спину. Коснуться лба мизинцем. "Защищаю себя от гнева богов". Кто это мог быть? Не ведомо мне. Сложить ещё не окоченевшие руки на груди. Главное - не испачкаться. Наверное. Почему-то страшно, и кажется, что мертвец вот-вот оживёт.
Задаю себе вопрос - какое действо мне привычно?
  • Кстати, ты модолец.
    +1 от Lodger, 01.09.12 19:01

Сип, вырывается из лёгких. Стон боли, превращавшийся в рык большого разъярённого зверя и обратно. Кто? Совсем рядом. Я? Боль застилает пеленой рассудок, заставляет делать то, что не должно, властно берёт в свои оковы. Кровь льётся прямо сквозь мою ладонь, безуспешно зажимающую рану. Пальцы потом липкие будут. Как глупо. Знать, что нужно сделать, и не суметь этого сделать. Сто двенадцать. Поймут. Экстренная помощь, они помогут, пришлют вертолёт. И доктора с красным, совсем как эти капли на полу, крестом на спине. –Хундрррууутоол!- Осознание, что помощь не придёт, прилетело чугунной оплеухой в голову только после крика. Отрезвляющее замечание разума, помнящего такие мелочи, что я, чёрт побери, нахожусь в бесконечно удалённом месте от ближайшего вертолёта. Что с таким же успехом я мог бы звать свою матушку.

Встать. Скорей встать. Колени словно бы со скрипом отзываются на это движение. Боль вгрызается в руку немытой псиной получившей желанную подачку. Опереться на лавочку, неуклюже взмахивая потревоженной рукой. Чувствую, как тепло толчками покидает мою конечность. Сосредоточиться. Отпустить руку, при этом скульнув от неожиданного укола боли, накатившего поверх всего остального. Кровь сразу пошла бодрей, но ладонь, уже ощупывала импровизированный пояс. Узел распускала. Сейчас я словно сорвался с обрыва, в бездонную пропасть, поскользнувшись на обледеневших камнях, и эхо моего крика гуляет между солнцем, пускающим свои острые, жалящие мои глаза без тёмных очков лучи, и камнями, со сладострастием ждущие моё тело, чтобы услышать хруст костей, такой мерзкий, такой противный звук. Звук смерти, обрывающий вопль. Впрочем, будь там вода, а не скалы, это ничем бы не помогло. Не хочу умирать. Ноги, до того безуспешно мечущиеся по отвесной стене наконец обрели опору. Зацепились за уступ, неожиданно предложивший свою помощь, как будто отзываясь на мою мольбу. Больше-то некому.

Пальцы, дрожащие от пережитого, наконец распустили узел. Рубаха теперь вся в крови будет. Некстати. Боль, вновь напомнила о себе, о мире. –Хелп. – уже не крик альпиниста, летящего в пропасть, но возглас человека, медленно подымающего себя, вцепившегося слепнущими глазами в солнце, словно желающего одним рывком броситься к нему, полететь ввысь. Будто бы одного только желания и воли для этого может хватить.
Перехватить зубами верёвку для удобства. Обмотать один раз чуть выше раны, не доходя до локтя чуть-чуть. Десять сантиметров. Пол ладони. Рука сама собой сделала узел, но не обычный, а скользящий. Рвануть, уставляясь на ближайший огонь, на пляшущие языки, внутри которых так бело.
+1 | Пути хинманов, 09.08.12 23:48
  • Суров!
    +1 от AliEN, 10.08.12 00:41

Барон проводил взглядом воинов. На душе стало чуть легче. Хоть кто-то выберется из западни. На ком-то не сомкнуться клыки этого адского создания. Хлопнув Вига по плечу, Ольтер ухмыльнулся. Прорвёмся мол. Веди. –"За сегодняшние смерти ты мне ещё ответишь."- мрачная угроза, обещание, затаилось на краю разума барона. А он привык исполнять свои обещания. Такой уж человек.

Лесной молчаливый поход казался вереницей смертников, ведомых на плаху, а деревья вокруг – толпой зевак. Крайдон не раз и не два отгонял от себя эти мрачные мысли, поматывая головой, словно тот самый висельник, которому жмёт петля. Топор в его руках всё ещё угрожал миру, но откуда миру знать, что это остриё способно на многое? У деревьев свои страхи. И кому как не их хозяину знать об этом? Чего может бояться лес, и живущая в нём ведьма? Огня! Словно уловив его мысль, пёс тревожно обернулся на хозяина. Чего это хозяин там удумал? Но хозяин шёл спокойно до самой опушки, до избушки.
Крайдон положил ладонь на плечо Вига и Шлюхи. Жестом скомандовал остальным остаться тут и следить за тылами. А сам, вместе с двумя верными товарищами зашагал к избушке. Шлюха по дороге немного сместился, забегая вперёд, чтобы заглянуть в окошко и за угол, а пёс жался к ногам Крайдона, как барышня к отцу перед замужеством.
Если Шлюха подаёт знак, что в доме пусто, или не видно ничего, то Крайдон стучится, и пробует открыть дверь. Лапу при этом он держит на топорище. Виг смотрит за другим углом и лесом. Остальные наблюдают. Шлюха смотрит за угол и на лес.
+1 | Sweet Dreams, 03.08.12 14:05
  • яркие сравнения - русский язык торжествует!)
    +1 от Edda, 03.08.12 14:27

- Что мне сделать, чтобы ты поверил, что ты остался человеком? Что я остался человек?! Что кровь у меня красная, у тебя красная! Что мы меняемся, но не больше, чем человек? Ты пересмотрел фильмов. Сущность невозможно перекроить за день. И даже какая-то химическая смесь не изменит тебя настолько. Я кажусь тебе чудовищем? А ты подумай, что вокруг чудовища ещё хлеще. Хватит рефлексивность. Когда окажемся дома - можешь хоть прыгнуть в пропасть, оря Калинку-Малинку! Но до тех пор - будь любезен держи себя в руках! - Эрик чуть перевёл дух. Ему очень хотелось взять, да и потрясти истеричку за грудки, и потрясти как следует. Но сегодня он и так поднял руку на товарища. Не стоит превращать это в привычку.
-То что нам влили...А затем и я тебе. Представь, что это компьютер. GPS-навигатор. Транслятор-переводчик наконец. Здесь, если я правильно понимать это штука не редкая. Приблизительно как...как линзы у людей. Встречаться - но не часто. Ты же не боишься линз на глазах? Единственное, что они могут, это немного исказить переспектива. Впрочем в горах это важно. Но не больше того. Ты понимать? Так что не впадай в отчаяние - это плохо на тебе сказываться, и пошли в таверну. Здесь...не жарко. -
+2 | Пути хинманов, 21.07.12 23:46
  • Когда окажемся дома - можешь хоть прыгнуть в пропасть, оря Калинку-Малинку!
    Єто хорошо!
    +1 от Savachika_Juja, 22.07.12 00:04
  • Молодец
    +1 от Tuchibo, 22.07.12 01:21

-"Гниль."- пронеслось в голове у Эрика стоявшего слишком далеко, чтобы вмешаться. Он только спрыгнул, только вновь подставил свою спину под опостылевший за эти пару дней тюк. Апатия, было навалившаяся от всего произошедшего отступила перед гневом. Полез. Не. В своё дело. Однажды...однажды Эрику рассказали про похожую ситуацию. Сосед, решил привнести мировую справедливость в отдельно взятый этаж. Рассказал о визитах любовника мужу. А тот, даром что с виду слабаком был - за нож взялся. Может сосед его подогрел, может от природы, в душе был ревнивцем. Или подвоха не ждал. Сначала любовника зарезал, а затем жену. А потом и на соседа с ножом кинулся - тот стоял на лестничной площадке и ждал развязки. К несчастью стукач-то уйти успел, и замазанный кровью муж ничего не смог сделать с железной дверью. А затем уже и милиция пришла. И Виктор..Виктор словно был тем самым соседом из истории. Норвежец развернулся к нему, стоявшему так близко... Опасно близко.

Рука альпиниста вмазала по голове, отвешивая подзатыльник со слепой стороны. Оплеуха, как надеялся норвежец знатная вышла знатная. - Баба. Склочная курва. Дриттсек! Провокатор. - словечко пришедшее из страны советов жгло губы не хуже чем спирт, и голос был соответствующий. Немножко скучный, но за этой показной скукой что-то было. Нехорошее такое. Злое. Что-то, что инструктору-альпинисту никак не положено иметь за душой. Эрик знал, что ещё пожалеет о своём решении. Что этот мерзкий срыв, на его карьере бы поставил крест, и возможно бы ему даже светило тюремное заключение. Но иногда..иногда даже собака скалит клыки совсем как волк. И некоторые вещи человек просто обязан сделать. И это была одна из них.

В два шага догнав Макса и сбросив тюк - плевать что в грязь, Эрик положил ему руку на плечо и что-то настойчиво заговорил. Не разворачивая обратно, на путь его спутников, но и не мешая идти ему. Идя в шаг вместе с ним.
-Макс слушай.- облизать сухие губы. Как же норвежец не любил быть виноватым...но он был им. -Ты умирал. Очень быстро. От лихорадки. Болезни. Ты, уверен чувствуешь себя ещё слабым. Куда слабей, чем котёнок. Хинман дал тебе возможность выжить. И ты ей воспользовался. Не проиграй этот шанс. Куда лучше идти в компании соплеменников, которые хотя бы знают твой язык. Местные же нас не понимают. Если же ты хочешь уйти, то ты сделаешь это завтра утром. Отдохнувший, пришедший в себя. Я дам тебе оружие и еды. И ты волен будешь идти, куда тебе захочется. Окей? -

Получатели: Макс Вальковский.
бросок на оплеуху. я очень надеюсь, что он будет хорошим.
если Макс резко вырывается и не слушает, Эрик пытается удержать его.
+1 | Пути хинманов, 18.07.12 14:37
  • Эрик очень хороший чедовек.
    +1 от Savachika_Juja, 18.07.12 14:44

Осмотрев тела умерших, Ольтер только скрипел зубами. Он упустил свой шанс. Сила, с которой он сражался была выше его настолько, насколько он сам выше ребёнка лет шести. Шанс был, и теперь он ясно это сознавал, ночной марш, и неожиданный удар. Но кто же знал, кто мог понимать, что зло окопалось так прочно? Что сумеет вычислить в громадном лесу ту тропку, по которой их поведёт Виг? Крайдон стоял над телами солдат...и не чувствовал ничего. Не было ярости, горячности или же того хладнокровного расчёта, но волне которого можно довести себя и своих людей к победе. Только равнодушие, немного обиды - и краешек горечи. Будто бы подвёл кого-то. Себя? Солдат? Он присел над каждым - проводя рукой по глазам и крестя их, словно своих детей.-"Миру!"-, пришедшая мысль немножко запоздала, но всё же дала ответ. Рыжие волосы одного из убитых были похожи на волосы женщины Ольтера. И тут до мужчины дошло. Половина всех его сил в лесу, вместе с ним. А самое дорогое защищает лучший друг, Хартвин. Его сердце. Его род. Есть конечно ещё братья...

-Сталс, Виг...и Шлюха с Инском. Я вырву у этого Зла сердца собственной рукой, и брошу в огонь. - будничный, спокойный тон. - Вы идёте со мной. Остальные возвращаются домой. В замок. Доложитесь Хартвину. Умерших приказываю нести за собой. Пусть священник прочтёт над ними молебден, и похоронит с миром. За старшего Кус.- Крайдон выбирал для похода исключительно несемейных людей. Солдат, для которых он сам стал в какой-то мере отцом. Шлюха, в миру Карл, кряжистый, под стать своему командиру, седоусый мужчина кивнул. Инск же был несколько моложе - и он казался одноглазым. Через левый его глаз тянулся шрам и бельмо казалось бы должно ослеплять его.. Тем не менее воин сумел научится с этим жить и даже пользоваться - не так то просто понять куда смотрит подобный калека.
+1 | Sweet Dreams, 09.07.12 19:02
  • беспафосно, открыто - нравится пост
    +1 от Edda, 09.07.12 23:41

-Награду? Как? Мы не знаем что здесь в цене. Хотя.. Оокей. - к уже нарисованным добавилась ещё одно изображение. На этот раз шесть круглоглазых стоят на своих ногах, а один из них передаёт мешок одному из азиатов. Вдобавок северянин пронумеровал картинки, пририсовав внизу чёрточек по нарастающей.

В результате получилось следующее: под гордой, но одинокой палочкой красовался рисунок с шестью стикменами, от которого вела стрелка к следующему рисунку, уже с двумя палочками - мало ли какая система счислений у этих японцев? Уж точно не арабская. Дальше значился рисунок с больным, на котором Эрик добавил эмоций, нарисовав рты себе и своим спутникам. У всех играла на лице карикатурная улыбка, кроме лежащего. Ну и дальше по списку. На последней картине улыбались все.

-Уверен, получилось лучше. Кстати, что-то мне подсказывает, что в тот трактир лучше идти тебе и Эшли. Я выгляжу уж совсем как чужак, да ещё и вооружённый чужак. - всё-таки одеть свои родные альпинисткие ботинки было ошибкой. - А вы, двое, сойдёте за своих. Или не таких чужих, как я. Не задерживайтесь только.-
Если Ира настаивает, на том, чтобы Эрик Небритый следовал за ней в место переговоров, то он следует.
+2 | Пути хинманов, 01.07.12 12:51
  • Малаца, чо
    +1 от Tuchibo, 01.07.12 17:03
  • Эрик Небритый
    Тогда Виктор вообще йети -- и он не парится :D
    +1 от Azur, 01.07.12 13:16

Я выпрямился. Прямой, как палка, сделал несколько шагов в сторону, отвернувшись ото всех, и смотря куда-то мимо Эшли. Закусил губу - больно, почти до крови. Зубы впиваются в самую мякоть, а руки за спиной сцепились в крепкий замок. Не разнять… Что же я делаю? Что творю? Как оказывается мало мне надо, чтобы отбросить всё цивилизованное? Неужели оказавшись здесь, в этом ужасающем и прекрасном месте, я готов перенести ту несправедливость, что случилась со мной на других? Быть тебе, японец, моей совестью. Такая же оторванная от мира, не понимающая ничего из речей окружающих, и тем не менее проявляющая себя. И главное – зубы-то есть…а лапы – ещё косолапят.

Я стоял так секунд пять. Губу уже отпустил. Сделал шаг к Эшли, и открыл рот уже, чтобы начать что-то объяснять. Но что-то, что я углядел в глазах японца сбило меня с мысли. Презрение? Отвращение? Жалость? Гнев? Кто знает. Я не очень хорошо разбираюсь в азиатах. -Ты прав. Мы смотримся… как шайка помойных крыс, пирующих на трупе. Должно быть хотим перенести несправедливость, которая свершилась с нами и на него тоже. А теперь..- вдох. Тяжёлый. Главное – не сломаться. Меня нельзя согнуть, можно только сломать. Сосредоточься на этом. – Я не хочу, чтобы перед нами вставала перспектива вторых похорон, понял?- Чуть сгорбился. Владимир. Я так и не вернулся. Простит ли меня мой Бог? Ненавижу принимать такие решения. Прагматичные, верные. Но в душе что-то корчится. – Когда я был ребёнком, я заболел. Тяжело. Сальмонелёз, знаешь что это такое? Это редко случается. Утром я ещё ходил и играл, днём у меня болела голова и я чувствовал себя непривычно уставшим. Вечером меня начали подводить ноги. И только тогда я понял, что это не просто недомогание. Оказалось, что у меня температура была выше 40 градусов по Цельсию. Я слёг, и следующие сутки провёл в забытье и слабости. Временами, когда меня тормошили на приём лекарств и хлеба с водой, я приходил в себя. Самое страшное, что я был в сознании, и лихорадка, терзавшая моё тело, с яростью достойной хищника, не мешала мне думать. Я даже книги читал, и был вполне..Адекватен. Только двигаться почти не мог. Но то время..Я думал, что пролежал в кровати пять суток. Время для меня обернулось пыткой. Ты ведь знаешь, что стекло на самом деле течёт? Медленно, но верно. Оплывает вниз. Вот и я чувствовал себя…Как стекло. Где-то с трещинами, где-то с царапинами, где-то и вовсе дыра...да уж. Так вот. Тогда…тогда меня вылечили. Вылечили антибиотиками. Лекарствами вырвали меня с грани, сорвали мою душу с того пути, на который она чуть не встала. Сплавили трещины, если угодно. Грызи меня раптор за пятку, мне в какой-то момент даже хотели священника привести – помолиться за мою юную и безгрешную душу. - усмешка, робкая, тихия, немного кривоватая из-за покусанной губы(болит-то как, зараза!), прокралась на моё лицо. Я и сам не совсем понимал, почему раскрывался так.
- Такая вот короткая история. Предисловие. А теперь слушай. Я дам ему час. Один. Если за это время он не придёт в себя – значит я вливаю в него хинмана. Какого – всё зависит сейчас от Виктора. А там…Всё в Божьей деснице. Большего я сделать для него во имя человеколюбия не могу. С такой болезнью он не доживёт до вечера без лекарств. Я даже не уверен, что он сможет жить и с хинманом. Но это даст ему шанс.- Ладони как-то резко вспотели. Вытер их о бриджи. – Я всё сказал. В любом случае нам придётся сделать волокушу – я не думаю, что он способен будет встать и идти, даже без груза.- Отвернуться от своего собеседника.
- Господа русские. Дадим ему час. Через час – я влить в него дух, если он не придёт в сознание. – голос непривычно сухой. Безэмоциональный. Словно внутри у меня что-то треснуло – и именно этот треск сейчас и слышен. – Ирэн, Оульяна. Идите искупайтся в ручей. Гигиена необходима. Омываться по очереди. Далеко от нас не отходить. Идти по зарубкам.- я мотнул головой, словно отгоняя какое-то мелкое и мерзкое насекомое. –Виктор. Последи за Максом. Не трогай его. – последнее я выделил тоном, при этом смотря на Виктора. Глаза чуть сощурились, шея слегка напряглась. Я помню, как он себя повёл ночью. Надеюсь, это было просто от шока. Но выносить на других это дерьмо – не стоит. Все люди делают ошибки. - Просто сиди рядом. Если придёт в себя – обрисуй ситуацию. Через час мне нужно твоё решение – если ты готов принять хинмана мага – ты его принять. Если кого-то иной, или вообще предпочтёшь отказаться – я его влить в Макс. Таково решение. Ирэн, когда вернётесь – у меня для вас найдётся дело. Надеюсь ваш дух подскажет вам, что значит тот или иной иероглиф.- я потихоньку разгонялся. Словно во время подъёма, ноги соскочили вниз и ты висишь на одних руках, молишься втихую, надеясь, что страховка достаточно хорошо закреплена, и лихорадочно скребешь тяжёлыми ботинками по скале в надежде нащупать хоть какой-то выступ, глаза заливает едкий пот, товарищи снизу что-то кричат, а ты сцепив зубы пытаешся найти хоть какую-то опору, пальцы уже начинают разжиматься, глаза рефлекторно закрываются...И тут ты находишь её! Ту опору, тот крохотный уступ, что даёт тебе спасительные мгновенья, чтобы прийти в себя, перехватить эту громадную каменюку поудобней, и лезть вверх. Чтобы забраться Туда, и отметить, что руки - трясутся, как-будто ты завзятый алкаш, что штанину ты умудрился пропороть об острый выступ, и что окорябался прямо сквозь чёртов нейлон... Главное не дать себе пасть духом. Найти себе дело. И остальным.

Природа зовёт. Что-то в животе коротко уркнуло. Надеюсь никто внимания не обратил. Отошёл к мешку. Присел на корточки. И принялся торопливо рыться в недрах. Ага! Вот и лопатка. Достал какую-то женскую то ли рубаху, то ли блузку, ножиком рукав откромсал и распорол. – Ручей – в той стороне. – махнул рукой туда, откуда пришёл Макихара. И сам пошёл в другую, противоположную. С лопаткой на плече и мечом в ладони. Он меня здорово успокаивал. Приятный, тяжёлый. Оружие. Безопасность. На мысль наталкивает. Неплохо бы научится им владеть. Хоть чуть-чуть. -Эшли. Когда я вернусь - я хочу с тобой потренироваться. Помахать мечом. Отработать удары, движения. Всё. Нет меня. Прости, но..-тут терпение моего живота начало подходить ко концу и я махнул лопаткой на прощание. И довольно резво отправился в туман. Хорошо, что они не видят мину на моём лице, готов поспорить она комическая.
+1 | Пути хинманов, 23.06.12 19:51

Сквозь зелёные своды гигантских деревьев было плохо видно не только небо, но и даже горы. Нет, он был определённо рад, что они пошли по дороге - так или иначе это был верный выбор. Но даже встреча с динозавром не компенсировала полностью искуса прогуляться по местным каменистым склонам, стереть ноги в хлам, и любоваться на буйство красок леса и неба с большой высоты. Вдыхать немного разреженный воздух, к которому вообщем-то привык. Насладиться, лёгкой прохладой, тем неповторимым запахом камня. Может даже рассказать байку о шкурах троллей, которые временами встречаются в горах. Он никогда таких их сам не видел, но неоднократно слышал рассказы о них. Улыбка сама по себе наползла на лицо северянина.

Но вот наконец все перестали возиться, и раздалось довольное, счастливое посапывание. Вино благотворно повлияло на товарищей, заставив их отрубиться почти сразу. Эрик глянул на лица спутников. Эшли во сне положил под голову руку - скоро отлежит и завозиться меняя позу. Виктор то ли похрюкивал, то ли постанывал - его даже во сне не отпускала боль. Выражение на лице одновременно мрачное и сосредоточенное - но рот открыт. Пожалев, о том, что здесь нет одуванчиков, которые можно сорвать и положить в открывшийся во сне рот. Ирина просто мирно посапывала во сне, растянувшись во весь рост, и выглядела почти как ребёнок, до тог детское и немножко наивное выражение поселилось на лице. Макс свернулся калачиком, и сопел, вырубившись после тяжёлого перехода.

Скалолаз глянул на Ульяну искоса, и пошёл к поклаже. Он отлично слышал разговор, и сейчас был намерен сделать одну маленькую пакость с тючком Виктора. Приложив палец к губам, он нахмурился, и немного прокудливо ухмыляясь, принялся потихоньку перекладывать вещи Виктора по его мнению лишние для хромца. Немного покопавшись, он пришёл к выводу, что проблема вообщем-то не в весе, а в самом учителе. Тем не менее это всё имело решение. Щит. Его-то Эрик и положил себе в тюк. Конечно, будут проблемы, но похоже что Виктору нужна не дополнительная ноша, а скорее уж палка, на которую можно опереться. То же он проделал с тюком Макса, переложив к себе немного еды, и щит. Сначала он хотел было попросить Яну об услуге "щитоносца", но сдержался. В конце-концов можно разместить и два щита в тюке - объёма благо должно быть много.

Наконец покончив с этим не очень красивым, но нужным перераспределением веса, Эрик с лёгкой душой покинул груду вещей, прихватив топорик и оба меча. Короткий он положил за пределом кольца верёвки, длинный же держал в руках. А топорик пристоил за пазуху, завязав покрепче бриджи. Минут пятнадцать посидев на попе ровно, Эрик принялся обходить лагерь по кругу. Наконец его посетила очередная мысль - сделав топором надруб на одном из ближайщих деревьев, и посмотрел, не идёт ли сок с этого гиганта. Затем он отошёл назад к лагерю и профилактически обошёл его по кругу. Присел рядом с Ульяной, отложив оружие и инструмент в сторону. Облокотился на руки, откинул голову назад и начал негромкий разговор.

-Оульяана.- произнёс парень и замолк, нахмурившись. Уловил видать неправильность произношения. Добившись внимания похожей на мафиози девушки, скалолаз продолжил. Стараясь не слишком реагировать на мнимую или настоящую насмешку лихой девушки, которую прочитал в единственном глазу. - Вы эмм..солдат? Мой отец много рассказывать о героизм русской женщина. - как и многие другие его поколения, он не разбирался кто состоит в армии даже таких "далёких" соседей, как Россия. Только мужчины, или смешанный состав? Призывники или служащие по контракту? Для него это было тёмным, и неинтересным лесом, в который даже вступать неохота. В Швеции к примеру, совершенно точно служили женщины - и скалолаз это знал. Конечно, такую травму, как потеря глаза, можно получить где угодно и как угодно. Но Яна, со своим подтянутым и мускулистым телом, и этой травмой вызывала у скандинава именно такую ассоциацию.

Не дожидаясь ответа, альпинист продолжил излагать свои мысли. -Я думать, надо менять порядок шествия. Смотрите - впереди иду я или Ира, на расстоянии двух метров. Так она наверное успеет среагировать, если я вдруг попаду в беда. Сразу за ней...Макс. Вы и Виктор за ним на расстоянии четырёх пяти шагов - смотрите по сторонам, и приглядывать за бедолага. Эмм..Эшли замыкающий. Напряжённо, но он себя себя хорошо показал, справиться. Эмм..Я бы ещё хотеть услышать ваш мнение о ночной дежурства...Две или три смены? Сколько человек в каждой? Кажется лучше разместить попарно - так легче следить за окружающим пространством. -

Через некоторое время, закончив разговор с Лихом, Эрик отошёл подальше, за ближайщий здоровенный ствол и бодро пожурчал на дерево. Обойдя лагерь по небольшому кругу, убедившись, что опасности рядом нету, и что какой-нибудь завр не отложил кладку прямо у них под носом, норвежец подошёл поближе к стоянке. Постоял минут пять, о чём-то размышляя и наблюдая за людьми, а затем принялся разминать кисти, вращая их из стороны в сторону. Затем локти и плечи. Немного разогнав кровь потомок викингов некоторое время держал перед собой меч одной рукой затем другой, словно салютуя. Оружие удивительно быстро наливалось тяжестью, но стоило его опустить и дать мышцам передохнуть, как меч снова становился..ну не легче перышка, но хотя бы подъёмным. Передохнув минут пять, Эрик продолжил свою тренировку - попробовал принять стойку увиденную им в каком-то фильме и попытался провести несколько ударов. Немного согнув колени и спину, положив обе ладони на рукоять меча, а само лезвие расположил почти параллельно земле.. Удары выходили неуклюжими, медленными, но всё ведь только начинается, не так ли. Плодами получасовых мук стали зарубки на дереве, усталость рук и немного пота, после чего скалолаз на час успокоился, переводя дыхание.

Но северная душа, выросшая недалеко от моря, не могла долго и спокойно сидеть. Непоседливый норов дал о себе знать и Эрик, вместо того, чтобы будить товарищей, принялся собирать хвороста. Впрочем и это занятие надолго его не надолго его успокоило деятельного скалолаза. Дежурство оказалось непредвиденно долгим, и он снова принялся мучать себя и меч, прерываясь на еду, воду и отдых. Время от времени он замирал, пытаясь прислушаться - но никто не подкрадывался, и лишь сердце бухало в груди, да чуть сбитое дыхание посвистывало. И птицы. Проклятые, мерзкие пернатые твари, которые своей неуловимостью напрягали Эрика куда больше чем тот относительно мелкий динозавр, перебежавший дорогу. А их голоса. Казалось, что они раздаются прямо над тобой, но чёрт побери, он ни разу не видел птаху перелетающую с места на место!

Последний час своего дежурства Эрик провёл нахохлившись и сидя на своё плаще, мрачно вглядываясь в кроны, и пытаясь подловить там движение. Должны же пернатые хоть иногда спускаться на видимую высоту? Но тщетно. Возможно, виной этому были постоянные перекусы. Птахи, скорее всего выбирали именно эти моменты, чтобы показаться на краткий миг, и исчезнуть. Поэтому, когда спутники наконец продрали глаза, настроение у него было уже не таким радужным. На вопрос Эшли он кивнул и пробурчал поднимаясь. - Часов четыре с половиной наверное. Пошли погуляем. Думаю, там видно будет, найдём ли мы место получше чем это.-
-Яна, мы на разведку, может найтём местечко лучше, чем обочина дорога.-
мдаа.. много - не значит хорошо...
по посту.во время дежурства тренируется, собирает немного хвороста и растопки(листья там), обходит лагерь по небольшому кругу. Сок, если он выступил с дерева мажет на тыльную сторону ладони - если через под конец дежурства не покраснеет, значит можно пить...наверное.
Дальше - идёт вместе с японцем на разведку.
и боольшое сори за эту ретроспективу. но не думаю, что "на посту" кто-то из персонажей стал бы просто ждать конца смены, особенно в такой ситуации.
+1 | Пути хинманов, 20.06.12 04:10
  • Бодро пожурчал?...
    Стоп-стоп.
    Еще раз.
    Бодро... пожурчал?..
    На дерево.
    Не уж то...
    О,О мать!

    Деркт))) хорошо хоть я лежу, и постель моя - это пол)
    Потому что после такого трудно не упасть!)))

    Это зачет.
    +1 от Azur, 20.06.12 04:29

Чуть не состоявшееся прощание с куском мяса и плоти, а так же вполне вероятная последующая встреча с курносой, немножко остудили пыл Эрика. Настолько остудили, что тот даже сумел подставить под удары топора щит, от которого должно быть порядком летели щепки. То, что должно было представлять собой опасные рубящие удары и движения, в исполнении норвежца очевидно превратились в поглаживания и нарубку воздуха в сторону соперника - очевидно, что он слишком увлёкся спасением своей жизни, и был слишком занят, чтобы всерьёз думать об отнятии чужой.
Удар грузного мужчины дал долгожданную передышку Эрику. Он даже не стал оборачиваться и смотреть. Кто бы это не был - это друг. Пот небольшими едкими ручейками катился по лицу, а сердце в груди бешено билось, никак не решаясь, то ли нырнуть к пяткам, то совершить маленький альпинистский подвиг, и выскочить из глотки. Пока оно колебалось, норвежец стрельнул глазами по сторонам - не подбирается к нему ему ещё кто. Тем временем сердце наконец решило, что стельки должно быть дурно пахнут, да и решимость выбираться наружу, чтобы покинуть тело нерадивого хозяина куда-то пропало. -"Как же этот качок раскидал их?"- Адреналин всё ещё кипятил котелок своего хозяина, грозя унести крышку далеко в небеса и ошпарить всех вокруг чем-нибудь этаким, и хотя раненный чужак умудрился чуть не залить пламя жизни, сейчас оно воспрянуло с новой силой.
Оценив позу этого недобитого чёрношлемного, как весьма странную, и более того - непонятную, Эрик всё же пошёл вперёд, широкими шагами, и явно задумывая ударить его наотмашь, он даже завёл руку немножко за щит, причём заранее, начал замах..и одновременно с шагом выкинул резко руку вперёд, превращая широкий, и довольно бестолковый рубящий удар в колющий, при этом закрываясь щитом, и искренне надеясь, что сумеет отшатнуться или отпрыгнуть назад, или просто закрыться, если враг вдруг успеет среагировать.
1) атака с этим "хитрым" финтом
2) защита.
+1 | Пути хинманов, 06.06.12 02:40
  • Да простят меня местные Ежики, но после описания, Эрик в моей голове вызывает лишь подобную ассоциацию:
    +1 от Azur, 09.06.12 01:34

Жизнь стремительно уходила из тела громадины, казалось бы рана не такая уж и глубокая, но кровь..кровь шла так быстро. И вдруг как-то резко поток пошёл на убыль. Было странно видеть как такой большой человек может так легко уйти. Сразу вспомнился варвар, который эдак с десятком ран по площади куда большей чем эта держался всю ночь, и умер лишь на рассвете. -Это моя вина. Если бы я не позвал их. Если бы я встал бы рядом, с оружием наготове. Всё произошло так быстро.- бормотание под нос, мало кто разберёт его. Разве что японец, рядом усевшийся, и уже уходящий, с лицом напоминающим восковую маску из музея.
Посидев немного, Эрик поднялся. - Кто-нибудь..знает этого человека? Никто..никто не хочет..помолится над телом...- норвежец замялся, пытаясь подобрать слово. -Упавшего? Произнести какие-нибудь слова?- горло немножко сдавило, и он зажмурился на секунду. -Нам..понадобиться лопата.-
+1 | Пути хинманов, 08.06.12 22:23
  • Мило и трогательно. Может неправильно так говорить о такой сцене, но мило и трогательно.
    +1 от Savachika_Juja, 08.06.12 22:39

Слушая трёп англоязычного азиата, Эрик неторопливо выбирал себе клинок. "Тёмные" клинки ему чем-то не понравились - должно быть представил, что будет, если таким оружием полоснуть по коже. Волнистые лезвия должны оставлять такие разодранные раны, что и...однако минуты полторы он с ним простоял навытяжку, протягивая руку перед собой, словно в салюте, и меч вперёд, туда, где должно восходить солнце, прислушиваясь к ощущениям - не тяжело ли.
- Удачу, Эшли. Удача в походе - это самое важное. Ещё рация и осветительная ракета. Знаешь, всегда мечтал оказаться в каком-нибудь месте, где точно знаешь, что всё зависит только от тебя и твоих товарищей. Где нет городов в десятке километров, откуда, если надо можно вызвать спасателей. Где не услышишь рокот лопастей вертолёта, пролетающего слишком низко. Это здорово портит. - говоря всё это, норвежец продолжал держать меч перед собой. Голос стал чуть отсутствующим. - Человек хочет жить. Он будет использовать любые средства для спасения себя, и я не исключение. Рация? Не забудьте запасной аккумулятор! Мы никогда не уходили в серьёзный походы без..без страховки. Всегда ставили между собой и опасностью не только свои головы, но и что-то ещё. Мы всегда знали, что если погода вдруг измениться, если случится лавина, или ещё что-то такое..нас будут искать. Цивилизация - могучая штука, Эшли. Разумеется, от явной глупости, вроде прыжка в пропасть, это не спасёт. Лучшее что сможет сделать команда - это обрезать трос, чтобы Дарвин поаплодировал на небесах, или в котле, который сам себя загнал.. Или же вытянуть жлоба, чтобы отвести его в город, в ближайшую псих-больницу.- прислушавшись к себе, норвежец немного нервно вздохнул, и опустил руку. Со всеми паузами, его монолог занял не больше двух минут. Он уже отложил меч, а затем зачем-то ковырнул ногтём волнистое лезвие.
-Bon Appetit. Возьми еды, возьми бутылей, возьми топорик обязательно, палатку, если есть, или хотя бы тент. Верёвки что есть - бери. А вообще...Бери сколько можешь, только оружия поменьше. Всё равно нас много, всё утащим.- пожелал парень музыканту, и выбрав кусок мяса по аппетитней разделал ножом и сжевал. Стараясь не торопится, но не особенно удивляясь тому, какую большую порцию составил его "завтрак", Эрик взглядом попросив разрешения у Эшли взял один из тех трёх мечей, ковырнул ногтём. -"Медь что ли? Или может бронза? Интересно, а Конанов меч?"- немножко подивившись обработке и искусному орнаменту, мужчина хмыкнул. Он не обратил внимания, на психовавшего ночью русского, мазнул только в его сторону взглядом, не совсем понимая о чём речь. О чём они там говорили? Неважно. Мясо было слишком вкусным, чтобы вникать в чужую речь. Норвежец немного расслабился, замечтался, и упустил момент, когда Макс сделал какое-то резкое движение, и побежал к воротам. Скандинав не очень торопливо поднялся, не совсем понимая, в чём дело, сжимая в руке один из мечей, и даже чутка опираясь на него. - Стой, дурак! Убивать они те! Куррва! - наконец до "Тора", дошло, что в руках у парня. Понимая, что уже вообщем-то опоздал броситься в погоню, норвежец поднял щит, схватив за ручку, и постаравшись взять покрепче, так чтобы тот закрывал плечо. -Hva en tosk! Hva en shitty morgen!*- тряхнув им на пробу, и отведя меч чуть за спину, так чтобы его не совсем было видно, Эрик неторопливой, размеренной рысцой направился вслед за Максом, надеясь, что тот скоро выдохнется. Оставалась надеяться на высокую девушку, что гибкой молнией вынырнула откуда-то и чуть ли не швырнула себя наперерез. -"Если они двинуться к нам, я попробую их шугануть. Надо придумать какие-нибудь слова по злее. Хотя один чёрт - можно осведомляться как у них дела, при этом рыча и кусая щит."-
* Вот дурак! Ну что за дерьмовое утро!
+1 | Пути хинманов, 03.06.12 18:40
  • Отличные диалоги, хорошие шутки, очень интересно читать)
    +1 от Ragamuffin, 03.06.12 21:05

-Forbannelse!- оставшись в темноте, да ещё и без света, который был совсем рядом.. Как Эрик вообще тут оказался?Он не понимал, и, пожалуй что не особенно стремился. Произошедшее сегодня, увы нельзя было списать на дурацкий сон - слишком уж реальны были ощущения усталости, и натруженности ног. И...речь? Тут говорят! Мелькают знакомые обороты, кажется это..норвежцы!
-Эй! Leve der? Hvem snakker? Landsmenn? Hvor er du? Hvem er du? Jeg er fortsatt i Alpene?- Эрик было попытался нащупать стену, и идти по ней к голосам, но похоже, для этого нужно сделать шаг в сторону..А чем грозит путь в неком гулком, и тёмном пространстве, подозрительно напоминающим родные пещеры? Правильно, тут вполне может быть целая куча трещин, в которых можно растянуть лодыжку, а то и вовсе переломать ноги, а потому сначала надо осветить путь. -Jeg selv kommer til dere, stå stille!- зажигалка, которую Эрик достал была бензиновой, в стальном корпусе - по опыту он знал, что подобные вещи немного полезней в походе, чем обычные китайские поделки, и уж точно не сломаются при первой же возможности. Раз, другой колёсико дёрнулось, а сам Адвариус закрыл глаза, чтобы вспышка и сам огонь не слишком его ослепили.
+1 | Пути хинманов, 25.05.12 11:17
  • Прекрасно) "Норвежцы" улыбнули.
    +1 от Ragamuffin, 25.05.12 11:38

Дамин подошёл к одному из кресел и положил ладонь на его спинку. Закусив губу он огляделся на своих товарищей. Все они смотрелись здесь инородно, как острые куски железа в человеческом теле. Такие же, усталые, заляпанные и в дорожной пыли. Серые словно бы. В этом тёплом покое, среди роскоши и мягкости, гобеленов и ковров. Кодрап плюхнул мешок под кресло, и прислонил к подлокотнику щит, после чего снял с пояса меч, и прислонил его с другой стороны. А сам уселся в кресло, оставив при себе только кинжал. Но в силу привычки уселся не глубоко, а так чтобы можно было в любой момент вскочить, хотя обстановка расслабляла, и не располагала к тому, чтобы звенеть оружием.
- Нам воспользоваться этой баней. Насколько я помню - она по настоящему примечательна. Вам понравится. Вот только... Возможно, стоит пропустить даму вперёд, а?- Мысль, неожиданно промелькнувшая заставила эльфа улыбнуться. -"Интересно. Кем она считает себя больше? Женщиной или солдатом?"-
  • "Интересно. Кем она считает себя больше? Женщиной или солдатом?"
    +1 от Nak Rosh, 14.03.12 11:08

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Хорош)
    +1 от Daiki, 11.03.12 00:10

Вы не можете просматривать этот пост!
| ,
  • Не знаю как отвечать на эту часть твоих постов, но очень радует такое читать)))
    Строго +1 и дочу в инвентарь!
    +1 от Daiki, 25.02.12 21:43

-" Падение..Темнота. Где я? Что я? "-
- Проснись, Крайдон, ты кричишь, - что-то на лице. Мягкое. Пахнет приятно. -"Мирабель. "- на лбу испарина. Почему-то крайне жутко.
- Мира..Мирабель! - голос хриплый, будто с попойки.. Край притянул к себе жену за талию. Хотелось забыться. Эрхард, или как там его. Жаль его чуть-чуть. -"Что за дъявольские сны?! Не поведи Господь, я должен...Убить ведьму! Погоди-погоди..но та старуха.."- воин запутался вконец. А ещё мягкое, тёплое со сна тело жены. Рядом. - Ничего. Тебе сегодня ничего не снилось, радость моя? - Рука сама собой нашла милую щёчку жены. -"Она прекрасна. Господи, спасибо, что послал мне эту женщину. Она рядом."- губы сами-собой нашли маленький, вздорный носик, а вторая лапища перехватила ладошку, ту самую, где были сломаны два пальца когда-то. - Милая.. Вставать надо. - чуть-чуть прерывистое дыхание. Ухмылка, гуляющая на губах.
+1 | Sweet Dreams, 20.02.12 20:11
  • сразу видно игрока в своем амплуа)
    +1 от Edda, 22.02.12 16:25

Лар помолчал секунды три. Беседа с удивительным существом, может быть даже последняя в жизни. - Я человек. Судить и быть осуждёнными в природе. В конце-концов...лучший судья нам - это мы сами, Серафим. Только сам человек может судить по настоящему осудить себя, или по настоящему простить. Только ты сам видишь себя от начала до конца, от кончиков пальцев до самой сердцевины. - Инок перевёл дух.
- Я не боюсь умереть. Тем более здесь, увидав это небо и эти стены. Вернее боюсь конечно, но... Возможно, мне даже повезёт и я увижу её изнутри, но это вряд ли. Туда ведь пускают только праведников, а я не таков. Многие люди не понимают, что совершив ошибку не надо впадать в отчаяние, или уходить в монастырь, заперевшись за засов от всего мира, и предаваясь благочестивым думам. Но разве совершат они доброе дело? Разве уйдя от мира, они не лишат его своего добра? Бесспорно, они никого больше не обидят. Не убьют, не оскорбят. Но ведь они больше никому и добра тоже не сделают. Не подадут милостыню, не выручат путника в беде, не вырастят наконец семью и детей. -
+1 | "Путь странника", 16.02.12 17:41
  • +
    +1 от