Набор игроков

- [D:tF] Last drop of sanctity
- Предел власти 3: Последняя эра
- Суръезные разборки
- Mass Effect: Betentacled Team
- Мафия XL "Чертоги разума"
- Мирания: начало.
- [Fuzion] Бристалия - Приключения не за горами
- Караул Смерти: Операция Заркон
- [D&D 5] Невервинтер Онлайн
- [L5R]Девять Тысяч Преград
- ТАЙНА ДОМА БАСКОВ (перезапуск)
- [GURPS] Меж берегов: Родина и чужбина
- Мечи и золото
- Как служака, фиглярка и пес по Реке плыли
- [SW] Deadlands: Восьмизарядный адвокат
- [ВРММОРПГ] S.T.M.O. I
- Ковчег 5.0 [18 +]
- [Naruto] История иных шиноби
- Хантума: Падение
- Легеден: падение древности. Перезапуск.

Завершенные игры

Форум

- Общий (9533)
- Игровые системы (4401)
- Набор игроков/поиск мастера (24544)
- Конкурсы (4807)
- Под столом (13940)
- Улучшение сайта (5115)
- Ошибки (2114)
- Для новичков (2664)
- Новости проекта (6283)

Личный кабинет: Магистр

Статус: не задан
Дата регистрации: 12.11.11
Рейтинг: +147
Подано голосов: 129
Последний визит: 22.02.17 03:29

Нарушения: 0/6

Контакты

ICQ: Номер не указан
Jabber: Не указан
Местоположение: РФ
Сайт: не указан

О себе

Вкратце - Историк. Писатель. Филолог. Немного поэт. Совсем немного.

Немного о любимых модулях и мастерах


Что я веду
"Между Светом и Тьмой" - первый из цикла фэнтезийных модулей о спасении мира от Апокалипсиса, связанных единым сюжетом.
"Боги крови" - Продолжение, второй модуль из цикла. Посвящен стилизованной Мезоамерике.
"Боги солнца" - Продолжение, второй модуль из цикла. Посвящен путешествию на тысячу лет назад относительно первой истории.

"В тени Креста" - Историко-биографический модуль. 1207 год, Святая земля, Крестовые походы.

"Под красным солнцем" - Экспериментальная обкатка мира-космооперы в котором я планирую разместить п. 2 планов.

Мои планы на будущее
"Хотите посмешить Бога - расскажите ему о своих планах" (с)



А теперь то же, но подробно.





Вкратце - Учусь. Из чего следует что в свободные дни могу писать по посту в день, а в занятые - в 3-5 дней, но также могу и пропадать на две недели и более с предупреждением. Модули где играю бросать не склонен, но форумы для меня прежде всего хобби, а работы много, равно как и планов, так что прошу в случае задержек ставить звездочку и/или пинать.
Не математик. Ни в каком месте. Считать модификаторы, оцифровывать всё и так далее - абсолютно не моё.


Подробно о себе (осторожно, много текста)


Что убивает мое вдохновение и почти наверняка приводит к моему выходу из партии или модуля
1. Конфликты. Простите, получать удовольствие от того, что кому-то взбрело выяснить отношения не умею. Как правило один раз объясняю свою позицию, если человек не понимает - машу ручкой. Прошу никого из страдающих из-за этого "мирных жителей" не обижаться.
2. Топтание на месте. Уважаемые мастера, я прошу прощения и за это, но если я иду в эпичное приключение то не для того, чтобы два месяца реального времени обсуждать "куда мы пойдем". Данный принцип не действует если модуль изначально на это топтание направлен, такое бывает и тогда я совершенно не возникаю.
3. "Я лучше тебя знаю как тебе играть твоего персонажа" (с) Человек с которым я точно не буду играть.

Личная почта

Игры

Ведет:

Участвует:

Лучший ход



Над народом, что ходит пред Тобою,
Правый гнев смягчи, Всеправитель мира,
Стон услышь их, что слез и скорби полон,
Смилуйся, Боже.

Отче Наш, чей трон в небесах воздвигнут,
Стад обильных великосердый Пастырь!
Роз в твоем саду не срезай до срока,
Мудрый Садовник.

Мертвый станет ли грех свой исповедать?
Иль из гроба встав, гимном Тебя славить
Хоть занесен меч – я к Судье взываю:
Милость яви нам.


Элайн д'Альбер - "Слетались ведьмы на шабаш"
Боги признали ее, омыли водой, точно при христианском крещении, накормили ее плотью, точно причащая, но с каждым укусом не смиряли, нет, возвышали... Боль исчезала, зато приходило эйфорическое ощущение силы, власти, могущества, всемогущества... Человеческое сердце на вкус напоминало свинину, кровь - испорченное масло, но совсем не такой была сама Элайн, одной ногой стоящая в божественности, и лишь другой увязшая в смертности. У нее, лишь у нее одной был шанс разорвать все порочные круги, выйти за пределы возможностей... Знания текли в нее ручьем, завершая одну жизнь и начиная другую, жизнь под знаком Молота, в свете войны и подвига. Чем объяснить такой выбор, столь странный для темной ведьмы? Герой, заступник, победитель чудовищ... Верой в знаки? Желанием оставаться на стороне условного добра, пусть даже обреченная навеки быть заклеймленной злом? Она вошла в клетку, и прогоревшее тело рассыпалось, обдав ее пеплом, последний этап инициации, шаг в иной миг. Вошла человеком. Вышла богиней. Плевать что думают другие. Отныне мир принадлежал ей. Ах, милая кузина, пропавшая без вести и так и не найденная... Знаешь ли ты, что твоё мертвое сердце билось, когда зубы вонзались в него, что теперь той, на кого ты пыталась смотреть сверху, видны бесчисленные оттенки цветов, которые ты неспособна была бы даже осознать? Маленькие людишки. И огромный, безграничный, принадлежащий ей, мир...
Дни ведьмы спокойны, она всё еще леди, любознательная и даже более общительная, многие Уроки требуют от нее познавать людей, разные стороны их натуры. Ночи - темны и полны ужасов, она избрала путь Тора и много раз сталкивалась с тенями, вползающими в спальню, с незримыми и неосязаемыми тварями, коим нет названия... Доводилось ей лицезреть и других чародеев, в астральных или физических формах, от каждого из них исходило ощущение силы, и не раз в сердце приходил соблазн попробовать кто сильнее... Она узнавала ритуалы, иногда во сне, боли больше не было - своевременно приносимые жертвы решали все проблемы платы Той Стороне. Она посещала планы бытия, о которых даже не догадываются смертные - ходила по водам черного озера и чужим снам, говорила с богами и демонами... Люди как дети, бродят с факелами в ночи, прежде чем огоньки погаснут и мрак поглотит их. оставив слепыми котятами, сама Элайн - ночное создание, привыкшее жить во Тьме. 1204 год. Ей семнадцать, но она уже давно не уступает тридцатилетним. Константинополь пал, и точно сама магия радовалась этому. окатывая ее теплой, мягкой энергией, маня вдаль, в дремучие леса Германии, куда ведьмы слетались на шабаш... Настало время Элайн д'Альбер сделать новый шаг на своём магическом пути, уже не просто слепо подчиняясь направляющей руке, но подчиняя. Грядет день, когда ведьмы соберутся не ночью, но под солнцем в священном месте, где в тени древних мегалитов украдут небесный свет, сумрачные создания выйдут из мрака и начнется пир... Семнадцать тебе или семь сотен - новый шаг ждет.
- Все люди уже жили когда-то.
Рассказывал ей покровитель спокойным, почти отцовским голосом.
- Эту память нужно разбудить, но в ней - твои прошлые уроки. Приходя на шабаш помни, важно как ты подашь себя, кем покажешься и кем будешь. Есть ряд формальностей. Ты узнаешь их.
И Элайн узнавала. Всё начиналось с наряда - какую мазь использовать, какие наговоры на себя наложить, чтобы при "не-свете" они проявились, изменив ее облик... Затем шел транспорт... Метла, любимый зверь или человек... Спутник, которого она зачарует, и наутро он не вспомнит где был, а на ночь окажется в полной власти ведьмы... Но главное - испытание, еще одно, но важное. То, чем она захочет поразить Ту Сторону, заплатить ей в поклонении, на сей раз не откупаясь от нее жертвами, но подарив себя в том или ином виде... И чем сильнее жертва тем выше награда ибо получая Та сторона даёт, а давая - берёт.
- Справишься - всё станет иначе. Твой путь сольется с высшими путями, и они поведут тебя вдаль. Та Сторона спросит тебя - чего ты хочешь? Твой ответ определит всё. Та Сторона спросит - что ты дашь. И если ты дашь мало то они возьмут много, а дашь много - останешься без вреда, но помни- подарив слишком многое потеряешь всё ибо отдавая всё, кому ты нужна?
Настанет день, и молодая, древняя ведьма шагнет, после бешеного танца вокруг хладного пламени, под не-светом затемненного солнца, в пустоту и пустота вопросит...
- Чего ты хочешь?
И нужно будет ответить.
- Что ты дашь?
Речет тысяча голосов. И нужно будет ответить.



Анна де Сан-Реми - "Грехи сынов наших"
Доброта. Справедливость. Благочестие. Сложные слова, которые сложно понять. Как и думала леди Анна, святой отец отказался от возможности доказать свою святость, и, говорят, с тех пор в каждой проповеди извергал проклятия на катаров, а после них - писал "наверх", лишний раз показывая, насколько привязан к земле, а отнюдь не к небесам. Казалось, новорожденный, вернее новокрещенный падший ангел в человеческом теле, раскрыл значение всех этих понятий, поступив строго, но честно. Освободить несправедливо поруганного за свои отличия еретика, отправить блудницу в монастырь, пощадить и воспитать ребенка - это ведь правильно? Должно быть правильно, должно быть морально... Да, мир неправилен, но он не может сам, по природе своей требовать от людей жестокости, лицемерия, порочности... Верила ли леди Анна в лучшее? Или просто в кои-то веки была доброй королевой своих владений? Незримые ладони смыкаются, хлопки громом отзываются в небе. И негромкий, издевательский голос "злого бога" катаров шепчет
- Неужели ты думала, что всё так просто?
Двухлетний мальчик стал пятилетним, милое, чистое дитя, воспитанное в истинной вере катаров, коих, конечно, стало много и в замке и в деревнях, расцветали общины, посрамляющие Апостольский престол, однажды, колокол перестал звонить вовсе, священник бежал, опасаясь за свою жизнь, но никто даже не заметил этого. Мальчик рос, получив по воле матери имя Филипп, в честь Его Величества, он, точно птенец, тянулся ко всему новому, был дружен со многими и вообще стал неотъемлемой частью жизни Большого Дома, пока не настал день, что был страшнее всех прочих дней... 1205 год, жаркий летний день. Гийом де Сан-Реми вернулся домой с новыми людьми, новыми идеями, началом новой жизни... Его супруге предстояло познать на себе силу двух бесов - мужского напора в жажде плотской любви, законной, точно выполнив завет "плодиться и размножаться", можно искупить все грехи, и не менее мужского упорства спасти свою душу, ангелочек, оказавшийся бесенком, который потом вырос в самого настоящего падшего ангела... Падшего прямиком на голову леди Анне...
- Мой сын?
Одна интонация, с которой были произнесены эти слова, уже внушала опасения, увы, не беспочвенные. Добрый католик, шевалье распорядился изгнать всех катаров и вернуть в деревню священника, повелел высечь отца Хосе и потом спустил на него собаку, дабы наглядно доказать, что еретик хуже пса, а когда тот, прикормленный, бросился лизать проповеднику руки - пустил стрелу из арбалета, пробившую мученику ногу, велев кинуть его на первую же выезжающую телегу. Истинный властелин вернулся, он не собирался делиться властью ни с кем... Кроме крови своей. Уже больной, с трудом дохаживающий последние дни прежде чем резь в паху прикует его к постели, Гийом огласил перед крестьянами утвержденную по всем правилам, с соседями в качестве свидетелей, бумагу... Отныне, Филипп де Сан-Реми, признанный бастард, становился законным наследником всех земель, а до тех пор должен был отбыть к одному из соседей для обучения как паж. Иалдабаоф смеялся. Благородный муж угасал. Жизнь продолжалась. Только ребенок во дворе, полагая, что никто не слышит, обещает получив здесь всё вернуть домой неправедно заточенную маму и жить с ней вместе в своем доме...
Доброта. Справедливость. Благочестие. Оказанная милость, обернувшаяся соперником, готовым выгнать ее из дома, обладающим достаточно сильными, иногда титулованными опекунами чтобы сделать это, стоит Гийому отдать Богу душу. Почему на глаза всё чаще попадаются флаконы с лекарствами Анастаса? Почему там выделяется висящий на стене арбалет и даже столовый ножик внезапно мил? Мальчик играет во дворе. Наивный, еще не понимающий, какой властью обладает. Единственный, кто может уничтожить госпожу де Сан-Реми...

1. Мальчик должен умереть.
2. Признать его право.
3. Постричь его в монахи. Ненадежно ибо насильственный постриг оспорят опекуны, но хоть что-то.

Баронесса Мария-Эва Бланк - "Национальный вопрос"
Цыгане. Новый народ на землях Иберии, беженцы из Византийской Империи, жившие там веками, но сейчас стекающиеся на запад, сбивающиеся в шайки, признающие только своих. О них говорили, что они воруют кур, похищают детей... Просто сплетни, безобидные и относящиеся ровным счетом ко всем - ведьмам, драконам, евреям... Однако, в памяти этих бывших ромеев еще жила какая-то привязанность к родному дому, обернувшаяся при вестях о его разорении лютой ненавистью и агрессией. Всё чаще горели одинокие дома, или по утрам на улицах находили трупы... Некоторые, особенно менялы и скупщики краденного, уверяли, что нет причин думать на таборы, но арагонцы - народ простой и национальный вопрос, равно как и вопрос с сочувствующими и предателями народа решали просто - кулаками. Ненависть росла, крепла, пускала корни в новую землю, ветвями тянулась к глазам всех, кого навеки разделила на "своих" и "чужих". Марии это какое-то время не касалось. Подкосил ли их мать отъезд Филиппа или его дерзкие слова, но всё больше времени леди Агата проводила в постели, вылезая из нее только чтобы помолиться, как старая кротиха, слепыми глазами оглядываясь вокруг своей рушащейся норы и не понимая, что именно происходит... Ее дочь в кои-то веки обрела свободу, но извращенную, затворническую... Больная была капризна, она требовала постоянно сидеть возле себя, молиться о себе, приносить еду, воду, подносила к своему морщинистому лицу руки баронессы, чтобы проверить, не слишком ли, "еретически", они чистые... Шла зима 1206 года, холодная, мокрая, обещанное возвращение брата было всё ближе, но однажды случилось нечто, к чему Эвита оказалась попросту не готова.
Цыгане появились внезапно, десятки повозок, вовремя замеченные немногочисленной дворней, закрывшей деревянные ворота замка прежде, чем туда смог ворваться неприятель... Или спрятаться крестьяне, за исключением нескольких, наиболее близко живущих семей... Передвижной лагерь, населенный не меньше чем двумя сотнями человек, отрезал замок от деревни, люди бежали в окрестные леса, и захватчики их не преследовали, "черные точки" пришли не убивать, позднее выяснится, что их привлекли несколько молодых крестьянских парней, увязавшихся с табором и рассказавших. что в замке много золота и припасов, а из защиты только пара слуг.
- Был один рыцарь, да сам барон - и те уехали. Сейчас там только две бабы.
Будь проклят предатель. И дай Бог баронессе пережить тот день. Замок Бланков никогда всерьез не предназначался для битвы, хотя и был окружен вполне добротной деревянной стеной, да и каменная башня была прочна и годилась для обороны, но исход возможного вооруженного столкновения в условиях когда врагов-мужчин чуть меньше сотни, а крепость защищают конюх, кузнец, пара слуг и трое крестьян, спешно взявшие из оружейной кольчуги, арбалеты и разномастные клинки, топоры, булавы и копья, был очевиден. И дворня единодушно взмолилась у баронессы, младшей, так как старшая лежала в горячке, выйти на стену и вступить в переговоры с улюлюкающей массой...
- А у баронессочки говорят груди точно яблочки! Выйди к нам, девица, уйдем!
- Или пусти нас в домик, мы поживем-поживем и дальше пойдем! Никого не тронем!
Наконец, вперед вышел важного вида старик, громогласно возвестивший.
- Нас привел сюда голод и нужда. Впустите нас в замок чтобы мы могли наесться, и тогда никто не пострадает.
Шум пилы сопровождал его речь, цыгане готовили таран... Решать предстояло баронессе. И быстро. Хромой Санчо, слуга, в прошлом воевавший с Гаем Бланком, единственный, у кого реально был опыт, печально окинул гикающую толпу, где даже женщины были вооружены, взглядом.
- Шансов нет, ваше благородие. Они вышибут ворота и тогда перебьют всех. Нужно договариваться. Эх, мне бы десяток солдат со щитами...

1. Впустить их в замок.
2. Спустить им в корзине припасы.
3. Откупиться ценностями.
4. Принять бой и постараться продержаться.
5. Спуститься к ним.
Элайн - намеренно не ставлю выбора, чтобы не ограничивать тебя. Желание можно высказать любое от "хочу власти" или "хочу свободы" до "хочу тортик". Отдают обычно нечто важное - тело, разум, душу, "жертву", жизнь. Правильный дар тебя вознесет, неправильный - низвергнет, а логика Той Стороны не всегда ясна и известно только небольшое количество подсказок, каких-то негласных правил. Описывая образ твоя фантазия так же неограничена, в "не-свете" ты можешь выглядеть хоть как летающий макаронный монстр.

И еще я намеренно не описываю шабаш иначе меня посадят, а модуль закроют. Но что там творится ты примерно представить можешь. Если есть ОЧЕНЬ большое желание я примерно могу описать все эти акты, жертвоприношения, танцы, заклинания, ритуалы, низвержение солнца, помещение его в утробу Великой Богине, "акты зла", "акты блага" и прочий набор, но это только при очень большом желании. А то пойдет ГМ в Сибирь за пропаганду культов смерти...



Ах да, в шапке поста - реальная средневековая молитва)
+4 | В тени Креста... , 06.02.17 02:21