Набор игроков

Завершенные игры

Форум

- Общий (9573)
- Игровые системы (4479)
- Набор игроков/поиск мастера (25089)
- Конкурсы (5632)
- Под столом (14663)
- Улучшение сайта (5147)
- Ошибки (2173)
- Для новичков (2668)
- Новости проекта (6323)

Личный кабинет: Магистр

Статус: не задан
Дата регистрации: 12.11.11
Рейтинг: +163
Подано голосов: 145
Последний визит: 30.03.17 18:39

Нарушения: 0/6

Контакты

ICQ: Номер не указан
Jabber: Не указан
Местоположение: РФ
Сайт: не указан

О себе

Вкратце - Историк. Писатель. Филолог. Немного поэт. Совсем немного.

Немного о любимых модулях и мастерах


Что я веду
"Между Светом и Тьмой" - первый из цикла фэнтезийных модулей о спасении мира от Апокалипсиса, связанных единым сюжетом.
"Боги крови" - Продолжение, второй модуль из цикла. Посвящен стилизованной Мезоамерике.
"Боги солнца" - Продолжение, второй модуль из цикла. Посвящен путешествию на тысячу лет назад относительно первой истории.

"В тени Креста" - Историко-биографический модуль. 1207 год, Святая земля, Крестовые походы.

"Под красным солнцем" - Экспериментальная обкатка мира-космооперы в котором я планирую разместить п. 2 планов.

Мои планы на будущее
"Хотите посмешить Бога - расскажите ему о своих планах" (с)



А теперь то же, но подробно.





Вкратце - Учусь. Из чего следует что в свободные дни могу писать по посту в день, а в занятые - в 3-5 дней, но также могу и пропадать на две недели и более с предупреждением. Модули где играю бросать не склонен, но форумы для меня прежде всего хобби, а работы много, равно как и планов, так что прошу в случае задержек ставить звездочку и/или пинать.
Не математик. Ни в каком месте. Считать модификаторы, оцифровывать всё и так далее - абсолютно не моё.


Подробно о себе (осторожно, много текста)


Что убивает мое вдохновение и почти наверняка приводит к моему выходу из партии или модуля
1. Конфликты. Простите, получать удовольствие от того, что кому-то взбрело выяснить отношения не умею. Как правило один раз объясняю свою позицию, если человек не понимает - машу ручкой. Прошу никого из страдающих из-за этого "мирных жителей" не обижаться.
2. Топтание на месте. Уважаемые мастера, я прошу прощения и за это, но если я иду в эпичное приключение то не для того, чтобы два месяца реального времени обсуждать "куда мы пойдем". Данный принцип не действует если модуль изначально на это топтание направлен, такое бывает и тогда я совершенно не возникаю.
3. "Я лучше тебя знаю как тебе играть твоего персонажа" (с) Человек с которым я точно не буду играть.

Личная почта

Игры

Ведет:

Участвует:

Лучший ход


Хотя слова евангелистов мир и благую весть на все земли распространили и даже на границы круга земель так, что люди добродетелью могут различить праведность и грех, и даже бегемот, спящий под тенью тростника, когда пьет из реки, не терзается сомнениями, но пребывает в уверенности, что Иордан течет к своему устью; так всяких чужих отделили от света истины и ослепили умы неверных, чтобы светом славного евангелия Христа, который заставил во мраке воссиять свет, и гневом Бога с небес против их неблагочестия и неправедности открыть подверженным заблуждениям, которые в неправедности, истину. Ибо ведь лик Господа должен стать ясным для них, чтобы они смогли познать слепость своего разума, потому что, когда он узнал Господа, он в наименьшей степени позаботился восславить его, но сделался похожим на иссушенного в Аду злым делом, взращивающим шипы и терновники там, где должно давать плод в тридцати-, шестидесяти- или стократном размере. Однако, Господь, который не ангелов, но семя Авраама захватил, чтобы появился понтифик у Господа, ничего не уничтожит из того, что создает, дал в пустынности (solitudine) кедр, терновник, мирт и оливу в равной степени, чтобы землю без воды превратил в место ее выхода.
Так молвил апостолик просвещая неверных, но не заключается ли в словах его наша греховная жизнь? Не мы ли предали Крест Его, что нес Он в терновом венце, мы же в золотых венках и блестящих кольчугах не удержали? Не мы ли проливали кровь служивших Ему, попирали святыни, и блеском золота затуманили пред собой блеск Истины? Всюду куда ступала нога наша подымались колючие заросли клинков и стрел, но не было места плоду. Мы утратили Иерусалим, и убивали христиан в миг, когда сарацины со смехом дозволяли христианам преклонять пред ними колени дабы войти в священный Храм, и неверный Сафадин казался народам справедливейшим и милостивейшим. Апостолик был мудр и хитер, и в словах его была истина, но истину ту он обратил в ложь, под знаменем Креста он воевал за Золотого тельца, возвещая исход - готовился стать жесточайшим из всех фараонов. Крест шел на восток, в земли Ливонии, на запад, в земли Аквитании, на юг - в Иберии и Сицилии, на Восток же идти суждено было лишь детям в благочестии своем жаждущих искупить бесчестье отцов и дедов. Знайте же что пророки во всему миру предрекли эру Святого Духа, что быть может близок тот день, когда он сойдет на Землю и начнутся последние дни... И знайте же что истинно говорил Господь нам: "Знаю дела твои, и труд твой, и терпение твое, и то, что ты не можешь сносить развратных, и испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашел, что они лжецы". Так знай же Иннокентий, раб рабов Божьих, что первым из ангелов Его что одел венец, был Сатана. И знай же, что даже во мраке Содома нашлись праведники.
Наша история началась давно, десятки линий, от гигантских до ничтожных, от костей до волос, составляющих тело, сходились воедино, и близился миг, когда Великая Война завершится силами малых, ибо сказано было также святым евангелистом Матфеем, что записал слова Спасителя: "Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных."

Шел сентябрь 1207 года, время, когда летний зной еще не уступил свои права зимней прохладе, а улицы обыкновенно пустовали ибо благородные сеньоры предпочитали решать свои дела в домах или на поле брани, простолюдины работали, а торговый люд отдыхал. Однако, в тридцатый день вересковых дней, в день Иеронима Стридонского и Софии, матери Веры, Надежды и Любови, тысячи христиан и неверных вышли на улицы, встречая посланника из Константинополя как если бы это был сам Филипп Август. Рыцарь несся по улицам, окруженный толпой, ждавшей его долгие три года, ибо именно столько предавшие Крест обещали Святой земле выступить в ее поддержку едва утихомирят Империю. Не первым был тот гонец, но как все знали - последним, несущим вести Левону и Раймунду, что сели в цитадели за прочными стенами. И прошел он сквозь ряды рамиков с топорами и луками, мимо армянских дзиаворов и антиохийских рыцарей, мимо госпитальеров и ишханов ко князю и королю. И рек он слова, что передавались из уст в уста раньше, чем произносились, и толпы гудели как пчелы. Калоян Фессалонику, Бонифаций, король ее, разбит и голова его поднесена царю. Латиняне не придут. За первым гонцом шел второй, Боэмунд, сын Боэмунда, отвергнув все разногласия просил Левона помощь ему в осаде Хомса, так как по слухам Аз-Захир выслал на помощь своему родичу сильное войско. И если первый гонец был принят с почетом, то второго царь прогнал как собаку ибо не желал он победы дома Рамнульфидов даже больше чем страшился газавата. А где-то далеко граф де Пуатье улыбался, рассудив в мудрости своей всё так, как и произошло. Всё шло по плану.

Улицы гудели. Ромеи проклинали дважды предателей франков. Армяне Антиохии проклинали Левона, что отказал в помощи в защите их земель. Рамики из Киликии уже взяли в руки палки, но как не осмеливались пустить их в ход когда к крестьянам и ремесленникам в гуле недовольных голосов прибавлялись пилигримы и торговцы-ломбардцы, так и пускали их в дело лишь стоило среди громового жужжания хоть раз прозвучать слову сарацина. На всё это из роскошных домов свысока смотрели гордые франкские рыцари, будь здесь Боэмунд, им бы пришлось выводить свои отряды и утихомиривать взволнованную толпу, но граф Триполи далеко на войне, а в цитадели лишь армянский царь. Вот пусть он и разбирается.
В такую погоду лучше бы всем последовать их примеру и остаться по домам, но что значит маленькое недовольство перед лицом торговых интересов? И Винсент Моро охотно позволял наемникам Райнера проводить себя сквозь расступающиеся перед кнехтами разнородные толпы. Каким-то шестым чувством, купец сознавал, что куда безопаснее сейчас не в нанятом особняке византийских времен на окраине, но на улице ломбардцев, где стояли конторы, двери которых мог выбить разве что таран, а окна так напоминали бойницы. Вело француза, всеми принимаемого за венециянина по своему модному платью и еще одно дело, куда более важное - на сегодня была назначена встреча с проводником. Райнер Ротт и его банди... солдаты, стали настоящей находкой, которой парижанин гордился по праву, ему удалось перекупить их буквально из под носа у одного конкурента из республики святого Марка, но Данкан Айдахо явился для купца полнейшей неожиданностью, найдя его сам и в их первую, увы, скомканную беседу, похвалившись знанием не только земель Эдесского графства, но и информацией о землях Артукидов к северу... Редкая находка, с учетом того, что у него была отличная репутация даже среди сарацин, что на востоке насколько Винсенту было известно решало очень и очень многое.
- Он странствующий рыцарь. Бессребреник. Не знаю как у Вас в Венеции, но в Париже его назвали бы идиотом, сеньора.
Еще одна находка - Элайн д'Альбер ехала рядом, как обычно прекрасная и таинственная. В каждой женщине должна быть загадка, но дева кровавого волоса казалась парижанину не то Астартой, не то Иудой, слишком ловко лекарша вертела словами и мыслями, слишком ее наложение трав напоминало чудеса. Она должна была стать наемной знахаркой, но вместо этого ехала рядом с ним и выслушивала то, что куда резоннее было говорить монументальному, всегда оказывающемуся по правую руку, немецкому графу. Нет-нет, он не будет думать о ней сейчас. Правильно говорили на острове Ситэ: "Aequilibrium indifferentiae решается исключительно усилием воли". Тем более вокруг есть на что взглянуть, звучат четыре языка и в каждом из них - страх, сочетание вести о смерти Бонифания Монферратского с отказом Левона помогать Боэмунду де Пуатье фактически означало, что армянский царь скорее даст Аз-Захиру дальше разорять земли княжества чем примирится с графом Триполи, а значит поутихнет первый восторг киликийским владычеством, вызванный битвой при Кадише. К тому же чернь упряма, то там то тут раздавались абсурдные, но действенные слова...
- Бог разгневался на Левона и помешал крестоносцам добраться до нас.
- Франки предали нас из-за армян! Боэмунд начал войну, но помощь так и не пришла!
- Они бросят нас если здесь появится Сафадин...
И почему-то одни и те же языки произносили их то там то тут. Были и другие.
- Эти жирноносые совсем забыли своё место...
- Когда и где армянский царь властвовал над франками?
Корона ночи на Элайн слегка покалывала кожу - опасность, опасность вокруг, опасность повсюду... Найти укрытие, спастись. Винсент мог сколько угодно с интересом разглядывать толпу, но гнозис показал колдунье слишком много варварских казней избранных чтобы просто разглядывать людишек. Тем более проводник, раз уж он сам нашел Моро, вернется и в другой раз. Нет-нет, здесь было еще что-то, о чем купец счел нужным умолчать по одному ему ведомым причинам... Что-то связанное с просьбой арагонского купца, готовящегося везти груз пряностей домой... Девушка слышала лишь обрывки разговора, но даже по ним можно было понять суть - торговец взял с неких "Бланков" и их свиты деньги и за сопровождение, но сейчас готовился отплыть, а дабы не быть обвиненным в нарушении договора, но и не исполнять обязательств по сопровождению путников, куда бы им не взбрело в голову отправиться (особенно - в Иерусалим) передал Винсенту остатки испанских товаров для продажи в Эдессе в обмен на то, что тот возьмет на себя патронаж над пилигримами и по возможности позаботится о них. За то, что франк будет осужден франками и уж тем более армянами, каталонец не волновался - сеньоры строго следили за тем, чтобы никто из длинноносого народа варваров не пытался лезть в "продвинутое" панибратство высшей расы. Торговец этот вероятно оставил гостей в конторе пообещав вернуться, но на самом деле спешно отправившись в порт Сен-Симон. А значит разобраться с иберийцами следовало не завтра, не послезавтра, а сейчас. Вот и прокладывали наемники дорогу сквозь толпу.

Подозревал ли Филипп, что бывший кабальеро, а ныне купец сеньор Диего попросту обманул его? Анастас точно подозревал, слишком хорошо ему был известен такой тип людей. Как бы то ни было гул снаружи подсказывал, что лучше бы им не высовываться из-за тяжелой деревянной двери без хотя бы небольшой вооруженной охраны, Мария-Эва и Анна де Сан-Реми - красивые женщины, а сил юноши и старика явно было мало. И хвала крепким дверям купечества что не фатально мало, ведь во дни беспорядков виноваты во всех грехах оказываются почему-то юные девы. Учтивый служащий - бургундец Карл, охотно разъяснил господам, что они ожидают пока прибудет хозяин со своими друзьями из Франции и Венеции, слова, вселяющие уверенность, тем более вскоре в душной комнате действительно появился венецианец в сопровождении пары наемников - проведитор Энрике Дзиани, надзирающий за деятельностью всех венецианских наемников в Антиохийском княжестве, на чистейшем арагонском уверивший барона и баронессу, что приглашен он был по вопросу поиска вооруженной охраны для гостей. Разумеется, на самом деле его задачей было проследить за Райнером, но стоило ли это знать хоть кому-то из присутствующих? Улыбчивый ломбардец так не считал. Еще больше доверия прибавилось словам сеньора Диего когда появился новый гость - рыцарь в сопровождении грузного оруженосца. Перед ним Карл едва не раскланялся, обратившись на чистейшем французском нормандского диалекта. А на каком еще языке обращаться к аристократу если не на языке элиты?
- Сэр Данкан! Мы ждали Вас. Надеюсь городские беспорядки Вас не коснулись? Господин Моро скоро прибудет, пожалуйста, садитесь! Вина? Здесь нынче общество - это барон и баронесса Бланк из Арагона и их слуги. Они друзья господина Диего и паломники.
Почти сразу же дверь открылась вновь, пропуская вперед внушительного воина с мечом на поясе, а за ним венецианца в сопровождении красивой девушки, судя по внешности - северянки.

Признаться, Винсент не ждал, что в приемной увидит сразу всех своих гостей да еще и при свите. Неприятный сюрприз, особенно с учетом того, что одного из них он собирался нанять, других надурить, а третьего спровадить. Очень неприятный. Стратегия поведения с Бланками для купца была ясна, запутать их настолько, чтобы они просидели в конторе еще день, а потом пусть ищут его караван в Эдессе. С венецианцем всё еще проще, этот будет негодовать как смел франк перекупить одного из наемничьих капитанов Республики. Разумеется его стоило принять последним, но кто будет первым - Айдахо необходим, но по законам этикета барон и баронесса куда важнее... Что важнее - выказать расположение или не выказать пренебрежения? A limine и такое... Ну что же, a posse ad esse - от того что возможно к тому, что есть, ведь всегда важнее выгода будущая нежели золото в сундуке. Язык? Латынь. Слово? Обман.
- Ваши благородия. Сеньора де Сан-Реми. Меня зовут Винсент Моро, я друг сеньора Диего, он попросил меня позаботиться о вас. Сам он будет отсутствовать несколько дней, у него небольшие проблемы с армянами и показываться на улице когда повсюду рамики царя...
Многозначительная пауза. Пусть сами додумывают.
- Однако, уверяю Вас, я сделаю всё возможное чтобы помочь благородным пилигримам в исполнении их крестного обета. Сожалению, сейчас у меня дела с сэром Данканом и господином Дзиани, но мои помощники целиком к вашим услугам.
Лучший способ избежать лишних утечек информации и еще более лишних обещаний - поручить почетных гостей почетным, но увы, не имеющих никакого отношения к торговле, помощникам.
- Барон, это его сиятельство граф Райнер из дома Роттов. Он выслушает ваши нужды и передаст их мне, а его люди защитят Вас пока вы находитесь под моей опекой. Уверен, двум славным рыцарям найдется о чем поговорить.
Хорошо. Это прозвучало чересчур хвастливо. Впрочем, за те деньги что он платил померанцу - недурно и похвастаться. Всё для тела и души.
- Баронесса, к вашим услугам леди Элайн д'Альбер.
Сама девушка в этот момент будет смотреть куда-то за спину Анны, туда, где стояло нечто незримое неискушенному глазу, нечто Другое, держащее ладони в белых перчатках на плечах женщины и заботливо поглаживающее нежную кожу сквозь одежду. Увидев ведьму, гость улыбнулся, оскалив клыкастые зубы, а в ее голове едва слышно прозвучало.
- Королева. Я не враг, но в обиду себя не дам.
Где людям уловить столь тонкие материи. Лишь затылок госпожи де Сан-Реми обдало неясно откуда взявшимся холодным ветерком, а в голове возникла неясно откуда мысль, что недурно бы заказать заупокойную службу по мужу...

Меж тем Винсент продолжал распинаться.
- Карл принесет Вам пищу, вино и шахматы если захотите. Если у вас есть дела в городе - всё можно устроить. А сейчас прошу прощения. Сэр Данкан, вы не могли бы пройти в мой кабинет? Энрике, вам придется немного подождать.
Венецианец сдержанно кивнул. Удобно, поскольку позволило торговцу тихо обратиться к своим спутникам.
- Прошу вас, займите их чем-нибудь на пятнадцать минут. Ничего им не обещайте, но на всё соглашайтесь "когда-нибудь".
Как всё просто.
Данкан - Собственно, если договоришься с Винсентом - ты получишь желаемую поддержку. Ты не знаешь что он тоже ищет Эдесские древности потому главная дилемма для тебя - убедить его, что по пути в Эдессу нужен крюк через север.

Райнер - с тебя размер отряда и его вооружение. По сути тебе поручили занимать барона разговорами, но формально ты это делать не обязан. Есть возможность указать Винсенту, что ты может и глава охраны, но не служка. Вдобавок все здесь обязаны обращаться к тебе "ваше сиятельство" или хотя бы "граф", насколько за этим следить - решать тебе.
Элайн - иную сущность видишь только ты. С тобой всё сложнее, ты наемная лекарша, но именно поэтому Винсент в теории может просто выкинуть тебя. С Анной ты можешь говорить наравне, но к Марии-Эве формально положено обращаться "ваше благородие",

Дорогие гости нашего купца. У вас и правда есть дела в городе, а беспокойство не вылилось в явное восстание. Но куда важнее вам прояснить несколько моментов.
Филипп - ты мужчина и потому скорее всего решения принимать тебе, по крайней мере пока что. А так как ты оруженосец то тебе нужен рыцарь, который тебя так или иначе приютит с сестрой, хотя бы за службу. Найти таковых можно в цитадели города либо на "элитных" улицах. Плюс непонятная ситуация с господином Диего, которую как-то более подробно прояснить тебе может либо Винсент, либо венецианец.

Анна - Панихиду по мужу недурно бы и заказать, но одна ты в церковь явно не попадешь.
Церковь интересует и Марию-Эву, которая не была в храме с самой Фамагусты. Но дамы без охраны это и обычно-то нонсенс. Иными словами вам бы пригодилось сопровождение. Лучше - посерьезнее Анастаса.

Анастас - тебя не слишком замечают. Воспринимают как слугу и серый фон. Именно поэтому у тебя больше свободы чем у остальных, ты вполне можешь покинуть здание и погулять по городу где много твоих соплеменников. Или остаться. Или попытаться подслушать Винсента и Данкана. Или разговорить венецианца. Вариантов - горы. Пожалуй наиболее полезный лично для тебя - ты не знаешь ничего конкретного о случившемся с семьей, но может кто-то из ромеев в городе знает. Да и православного храма ты давно не видал, а здесь их множество...
+5 | В тени Креста... , 04.03.17 00:11