Набор игроков

- Morgon Dawn
- [D&D 5] [FR] Солнечные Лунноморцы
- Red Hammer 1990
- [☣] Развал | Естественный отбор
- Орлята орлиной власти
- [D&D 3.5]Серебристый Цирюльник
- American Ghoul
- [∞]Писатель Гудвин
- [Kr] Ополчение
- [КУБ] - Коллективно Управляемое Безумие
- [DoW] Боги и пророки
- Дворфы черного железа
- Ринг. Перезагрузка
- Город королей: мрачная правда.
- The Uncanny Valley
- Проклятье Страда
- Мушкетеры - Европа в Агонии
- Мечом и Магией (Мафия) II Сатисфакция
- Город Героев: Мы делили Рэйвенвуд
- [Nechronica]Последние дни мира

Завершенные игры

Форум

- Общий (9640)
- Игровые системы (4553)
- Набор игроков/поиск мастера (25892)
- Конкурсы (5671)
- Под столом (15949)
- Улучшение сайта (5308)
- Ошибки (2276)
- Для новичков (2699)
- Новости проекта (6423)

Личный кабинет: daiki

Статус: не задан
Дата регистрации: 12.10.09
Рейтинг: +126
Подано голосов: 132
Последний визит: 26.05.17 19:11

Нарушения: 0/6

Контакты

ICQ: Номер не указан
Jabber: Не указан
Местоположение: Не указано
Сайт: не указан

О себе

Иногда с этого IP заходит часть моих игроков.

Личная почта

Игры

Ведет:

Участвует:

Лучший ход

Огромная крепость вмещала в себя все больше и больше воинов, что стекались с запада и востока. Ещё вчера это было гордое войско, пробивающее себе путь сквозь морозы, голод, орды нежити и похожих на насекомых существ, размером с доброго коня. Сегодня же это были те не многие, кто прошел север и вышел к его краю. Безбрежный океан начинался сразу за крепостью, имя которой никто из живых не нашел бы даже в самом древнем фолианте. Лишь камень из которого строили прошлого складывали стены этого сооружения не желал знать, что его больше не существует ни на одной из карт. Он был подобен времени, что не желает уступать даже самому себе. Несколько тысяч смельчаков теперь старались привести огромный оборонительный комплекс в подобие того, чем он был раньше. Пока с юга востока напирали поднятые злой волей мертвецы, с севера запада ползла лавина тварей, которой казалось руководил лишь голод. И лишь горстке двух великих воинств предстояло защитить то, что манило их больше всего. Древний артефакт, что берегла белая королева, одна из немногих, кто пережил падение её собственного мира. Её свита усилила гарнизон замка, а сама она всегда оказывалась среди защитников, когда дух их готов был пасть, уступив тяжести задач. Те, кто видел её забывали о своих страхах и поднимая знамена и мечи снова кидались закрывать проемы в обороне, словно не существовала врага. Иногда её можно было увидеть в сопровождении неизвестного никому спутника, со свитой из самых разнообразных людей. И очень многие за доброй кружкой эля могли рассказать как сами видели этих оживших героев сказаний, что оказывались в самых сложных боях, всегда спасая десятки жизней или помогая выполнить казалось бы невыполнимую задачу, пусть даже большая их часть и была девушками. Незнакомец же, что их возглавлял никогда не высказывал заносчивости или своего высокого титула, о котором многие могли лишь догадываться, ведь даже принцы и конунги приглашали его за свой стол, и не огорчались, если он отвечал отказом. Кое кто говорил, что именно он руководит обороной всего замка, готовя чудесное спасение всем и каждому.
Множество имен новых героев родилось в те дни, где падали дюжины, появлялся один, чтобы его имя успело вписаться в легенду. Кто не слышал о герое, что почти неделю уводил от армии ковенант темных эльфов, устроив подлым тварям резню, нанося удары из тени подобно им же самим и даже потеряв девять из десяти своих людей вышел к крепости, принеся с собой не одно знамя врага и не один артефакт из подземных городов гномов. Кто не слышал легенды о воине, что защищая раненых принял бой с личом на крыше крыла лекарей и потеряв в бою руку тем не менее скинул тварь и его мертвого дракона со стены. Многие говорили, что видели его по правую руку от незнакомца, когда последний направлял защитников в бой. Некоторые даже шептали, что в бою видели, как незнакомец передал управление боем герою, а сам со своей свитой покинул замок, чтобы раствориться в пустоше, оставляя позади лишь просеку из трупов врагов. Но кто бы поверил в это, тем более, когда они говорили, что он ушел пешком, держа за спиной сверкающим красным посох, коего никто не видел при нем в самой крепости. Другие были рады поднять кубки за героя, что прибыл с большой свитой в замок вместе с незнакомцем и потом часто брал на себя командование в битвах, лично выходя на поле боя в первых рядах и не боясь встать даже против хирда мертвых гномов, когда многие готовы были дрогнуть под напором их атаки, в то время как он заводил новую песню. Сей поход должен был породить сказаний лет на сто, вот только выберутся ли те, кто сможет рассказать о них, сев у камина поведать о героях, что освобождали северные земли, спасали королев или держали последний бой к никому не известного леса. Ответом на этот вопрос был лишь дикий ветер, единственный полноправный хозяин этих земель.
Силы защитников таяли с каждым днем как и силы атакующих, пусть даже казалось, что они тянуться за горизонт когда было оглашено, что все приготовления сделаны и именно защитникам, что собрались тут предстоит защитить этот мир от того, что грядет. Кто-то принял эту новость с радостью, кто-то ещё больше впал в отчаяние, кто-то лишь усерднее принялся затачивать свое оружие, зная, что это значит на самом деле. Вот только никто не знал, что то, что будет стоит мгновений для них, для других будет иметь иную цену.

Гул разлетелся над крепостью, оглушая крики сражавшихся, воронка, что образовалась над крепостью "опустилась" к земле, словно желая преклонить колени перед храбрыми защитниками. Эдуард снова повел отряд вперед и последний из тварей упала в туннель. Его воины сразу же начали свалить древние камни в пустоту, отрезая путь врагу. Он сорвал с себя шлем и глянул на странное небо. Это произойдет сегодня, подумал он улыбнувшись. Ведь сил сражаться дальше уже не было. Кто-то из его людей затянул песню.

Со двора раздалась песня людей Шлифенгера, значит двор свободен. Брук отдал приказ и два десятка лучников покинули свое позиции, чтобы вернуться на внешнюю стену, где сегодня нужен был каждый человек. Несколько наград уже красовались на его дырявой кирасе. Если бы не рана, он бы командовал сегодня пехотой, но нога не позволяла и пришлось брать на себя командование стрелками, раз уж их командир отправился на обед этим тварям.
-Пли!, заорал он.

-Милорд. Смотрите, туда! Он покидает крепость! Его же убьют! Дайте сигнал и мы пробьем тропу для вас прямо к нему, сказал Теллар своему лорду, что держался за знамя и наблюдал за штурмом.

Фридрих лично подставил бревно, чтобы укрепить ворота. Он понимал, что хруст древнего дерева говорит о состоянии врат куда больше, чем огромные дыры.
-Стройся!, спокойно сказал он, надеясь удержать то не многое, что было в его руках.

Через час битва закончилась. Пусть и не так, как ожидал кто либо из соперников. Огромная сфера лазурного цвета дико вращаясь погрузила все и вся в безмолвие, сначала превращая все движения в подобие медленного танца, а затем и вовсе сковав их движения, мысли и мечты. Крепость, её герои и знамена замерли в последнем бою. А затем сфера моргнув ещё несколько раз исчезла, как исчезло и все, что было в ней. Лишь мужчина и несколько его самых близких спутников по пояс в снегу продолжали двигаться на восток. Он не много долгов, но этот он собирался вернуть.

В тот день небо над всеми городами обоих материков было затянуто облаками, хотя находились те, кто утверждал, будто видел как десятки воздушных судов разрывали единый покров, позволяя редким лучам достичь земли. Спустя годы именно этот день был назван Днем великой скорби. Два великих войска, отправившиеся на дикий север пропали без вести, породив сначала осторожные слухи, мелкие стычки, а затем и войны за наследия и земли. То, что могла сдерживать сильная рука пало перед вечными человеческими пороками. Оставшиеся правители собирали свои свиты и пропадали бесславно во множестве боев и походов, что стали каждодневным явлением в следующие несколько лет после обреченных походов.
Честный путник не мог найти селения что не закрылось бы за мощным частоколом и не ощетинилось сотнями копий. Некогда огромные тракты стали местами, посещаемые лишь мощными отрядами или безумными пророками, не желающим признавать, что жизнь имеет какое либо значение. Десятки тысяч людей стекались в столицы, желая получить защиту от того, безумия в которое погрузился мир хотя бы там, но скоро и великие стены столиц не могли принять всех желающих, а состояние за его стенами не позволяло накормить и обеспечить работой каждого желающего, порождая преступность в невиданных доселе масштабах. Когда же из темных пещер, из-за гор и на огромных кораблях появились захватчики всех цветов и пороков ослабшие королевства не смогли собрать сил для того, чтобы оставить лавину. Мелкие селения закрылись за стенами, прячась ночами, и дрожа днем. Города по крупнее сдавались захватчикам или же прозябали в осадах, в то время как многие из дворян соглашались на перемирие на любых условиях и стараясь затыкать рты тем, кто шептал имена героев, что ушли на север годы назад. Они бы такого не допустили, говаривали они, с опаской глядя на темные подворотни и дворы.

Так дни превращались в недели, недели в года, чтобы превратиться в десятилетия. А вместе с ними, закончилась эпоха процветания и рассвета людей. Началась эпоха раздора.