Набор игроков

- [D&D 5e] City of Danger
- [БиП]Божественный смысл
- Непыльная работенка
- Reach Heaven by Violence.
- [BBP] Ржавая Звезда
- [Kr] Вечер в трактире
- Сказания Хекки[1] - Появление Людей
- Мафия LIII. Золотая лихорадка.
- Все превратности судьбы
- [Hmstrlng] Конец времен [WH40k]
- [Арена] Super Tech Battle
- Золотые Грабли: Пепел над Столицей
- Fullmetal Alchemist - World Transmutаtion
- [Worm] Roll the Dice!
- Несредиземелье[DW]
- Салем 3: Новогодний
- [D&D 3.5] Война Крови. Посмертие
- Темный континент. Тени прошлого
- Тайны Танцующего леса
- Сойа. Шепоты Времен. (еще можно присоединиться)

Завершенные игры

Форум

- Общий (10138)
- Игровые системы (4869)
- Набор игроков/поиск мастера (29401)
- Конкурсы (5812)
- Под столом (18731)
- Улучшение сайта (5612)
- Ошибки (2639)
- Для новичков (2798)
- Новости проекта (7207)

Личный кабинет: Raziel_van_Drake

Статус: Не я это сеял, но именно мне пожинать
Дата регистрации: 11.07.10
Рейтинг: +93
Подано голосов: 38
Последний визит: 15.01.18 13:06

Нарушения: 0/6

Контакты

ICQ: Номер не указан
Jabber: Не указан
Местоположение: Россия, длинная и грязная
Сайт: не указан

О себе

Медленно пишет и думает.

Зовите его Раз или Разя, ему это нравится.

Любит мультики, драконов и фей.

skype: razvandre

Личная почта

Игры

Ведет:

Участвует:

Лучший ход

Тупоносый карандаш в очередной раз замер над увитым замысловатыми завитушками заглавием. Это же ведь заглавие – оно должно быть красивым, вычурным, привлекающим взгляд. И даже не важно, что это будут за слова. Важен сам шрифт, важна аккуратность в ведении вон той петельки, что навесным мостиком соединит витые воздушные башенки букв… лёгким, плавным движением обводить по контуру, придавая этому замку объём и плотность, насыщая узор новым паутинным плетением…

И в очередной раз карандаш нервно крутанулся в пальцах и отчаянно заёрзал по замусоленной, истончившейся бумаге розовым огрызком ластика, оставляя от изящного, избыточно сказочного королевства совсем не сказочные серые катышки, что тут же были безжалостно сметены под ноги.

Чай в кружке на столике уже пару часов как остыл, даже замёрз, на поверхности напитка уже появилась омерзительная сизая плёнка, маслянисто отсвечивающая и оседающая на стенки тёмными пятнами. За те же пару часов скрюченный осенней хандрой старый клён потерял ещё четыре листа, два из которых мирно опустились на буро-жёлтое сырое кладбище, одного сцапал ветер и утащил в сторону спящего озера, а ещё один запутался в волосах девушки, сидящей на скамейке-качелях под простым деревянным настилом.

Сказочницу без сказки, Энджи Фэй в очередной раз тиранило собственное воображение. А оно ведь такое, ему не объяснишь ничего, не оправдаешься, не структурируешь никак. Оно жестоко и несправедливо, да и нетерпеливо, к тому же. Сядь, мол, и твори. Вот тебе карандаш и бумага – марай, страдай, мучайся теперь. И только непослушный крольчонок Питер в синей рубашке, чей портрет писательница подложила под бумагу на коленки и иногда посматривала в любопытные червленые пуговичные глаза, дарил какое-то чувство внутреннего покоя, какую-то тонкую, еле заметную путеводную ниточку, за которую Энджи тянула тяжеленный мешок задумок и идей. И так, поменяв добрый десяток разнообразных изящно декорированных, но пустых названий, слово за слово, буква за буквой, рождалась новая история. Сначала несмелыми, грубыми штрихами, что уже складывались в знакомое всем «once upon a time…». А потом Фэй и сама не заметила, как не поспевают за шальным, точно заряженным электризующей энергией карандашом её собственные мысли.

Было без двух минут седьмого вечера, тучи, как будто овцы, специально нагнанные пастухом со всех концов света, угрюмо обступили двор, веранду и беседку, залепив тоскующее без солнца небо своими жирными сизыми тушами. Благо, что старый китайский фонарь на железной цепи над головой исправно цедил свет сквозь резную решётку.

Надвигалась гроза, стелясь холодной призрачной дланью по земле, вползая под одежду, въедаясь в кожу стылой пиявкой.