Набор игроков

- Touhou Project [Инцидент "Поворот не туда"]
- Арена Хекки
- Судьба: Сэт Эннеаид против Человечества
- Нет ума - штурмуй дома!
- Три истории о семи самураях (ДСТ)
- [D&D 5] Тени над Лунным Морем
- Advunced Peasants and Crapmongers (с)
- Караул Смерти. Операция Заркон II
- Перекресток Судьбы..
- Туман
- Обитель мертвых душ
- Хроники Божественных клинков
- Тайны Элктона
- High Dive
- Пиратские Приключения
- Космический бублик
- Rule the Stars 2! Domination
- Эра Баланса
- Into the Windy City
- Экзамен(около вх)

Завершенные игры

Форум

- Общий (10112)
- Игровые системы (4856)
- Набор игроков/поиск мастера (28945)
- Конкурсы (5811)
- Под столом (18602)
- Улучшение сайта (5612)
- Ошибки (2626)
- Для новичков (2787)
- Новости проекта (7155)

Личный кабинет: Ling-ling

Статус: не задан
Дата регистрации: 19.11.07
Рейтинг: +78
Подано голосов: 133
Последний визит: 18.12.17 07:32

Нарушения: 0/6

Контакты

ICQ: Номер не указан
Jabber: Не указан
Местоположение: Россия, Москва
Сайт: не указан

О себе

Личная почта

Игры

Ведет:

Участвует:

Лучший ход

Безлунная ночь опустилась на город Х. Тьма поглотила переулки и тупики, окна жилых домов и офисных зданий, и остались лишь горящие артерии улиц, освещаемые тусклыми городскими фонарями. Однако жизнь на улицах не прекратилась. Женщина, возвращающаяся после второй подработки, кутающаяся в пальто и со страхом смотрящая назад, внимательные безжалостные глаза, наблюдающие за ней из темноты, далекий вой сирен, белый свет круглосуточных магазинов, манящий к себе полуночных покупателей как мотыльков к горящей свече. В ночи первобытные инстинкты обострялись и брали верх над цивилизованным существованием под лучами солнца, люди превращались в зверей, а те, кто сохранял разум, прятались за безопасными дверями и стенами, пытаясь спасти свою жизнь. Однако этой ночью привычный порядок вещей был нарушен. Еще более дикий зверь вырвался на свободу, устанавливая новые порядки на темных улицах города. Люди еще не подозревали, что расклад сил изменился, и вскоре знакомый им мир полностью изменит свой облик.

Обычный распорядок жизни Данилы этой ночью был нарушен громким, требовательным стуком в дверь его квартиры. Часы показывали начало первого, и для визита гостей, тем более незваных, было уже слишком поздно. Никто из знакомых или друзей Багрова сегодня не собирался навещать его, да и глубокой ночью ходить по району, в котором мужчина снимал квартиру, было небезопасно. Ряды одинаковых пятиэтажных бетонных коробок, громоздившиеся друг возле друга, когда-то называли современным прогрессивным районом, в котором будут жить художники и музыканты. Однако в итоге он оказался слишком унылым и депрессивным, чтобы творческая богема захотела сюда переехать, и низкий порог установившихся цен привел к тому, что в этом районе города поселились не самые благополучные и обеспеченные социальные классы. Тем не менее, в целом район был не хуже и не лучше других.
Назойливый стук не прекращался, и сквозь глухие удары по дереву двери Данила расслышал голос соседки из квартиры напротив. Судя по всему, Дженни (если Багрову не изменяла память) просила о помощи, упорно пытаясь добиться реакции от мужчины. Соседка была обычной женщиной сорока-сорока пяти лет в разводе с одним ребенком на шее. Данила видел ее от силы пару раз за все время проживания в этом доме, да и то мельком. О том, что у нее есть ребенок, он догадывался лишь по приглушенному детскому смеху, который иногда доносился через две двери до его ушей.
Оглушительный стук (или так казалось Багрову) должен был уже разбудить полдома, но его обитатели проявляли пока недюжинное терпение, не выскакивая в коридор с криками возмущения. Где-то за окном по улице промчалась скорая помощь с завывающей сигналкой, на мгновение осветив комнату Данилы синим светом и дополнив мрачную картину происходящего. Сразу следом дом содрогнулся от оглушительного рева самолета, который пролетел как будто над самой крышей дома.

Мартин был вынужден сдвинуть свой гигантский Cadillac Escalade четвертого поколения чуть в сторону, пропуская машину скорой помощи, которая истошно сигналя, протиснулась между автомобилями, выскочила на тротуар и помчалась вперед. Электронные часы на приборной панели показывали уже несколько минут после начала нового дня, а в это время дороги должны были быть свободны. По крайней мере в этой части города, переходной от однотипных спальных районов к элитному сегменту домов людей, которые могли позволить себе потратить несколько миллионов на небольшой (три этажа и два бассейна) домик. Но трехполосная улица сегодня встала намертво, и мистер Орауди сидел в своем комфортабельном кадиллаке уже минут двадцать, глядя на выбрасывающие сизые клубы дыма выхлопную трубу невзрачного серого бюьика впереди него. Кое-кто из водителей уже успел спокойно заснуть, некоторые вышли из машин размяться и пройтись, готовые даже потерпеть стоящую на улице вонь выхлопных газов. Впереди явно произошла какая-то авария, и машина доктора Мартина, зажатая в пробке со всех сторон, оказалась в ловушке.
Вскоре впереди показалось какое-то оживление. К сожалению Орауди, машины все еще стояли неподвижно, но зато люди, которые до этого пошли вперед посмотреть, из-за чего же собралась такая грандиозная пробка, теперь бросились назад. В первое мгновение могло показаться, что люди бегут к машинам, чтобы сесть обратно за руль, а некоторые так и поступали, судорожно закрывая окна и блокируя двери. Другие же просто бежали назад, наталкиваясь на стоящих и ничего не понимающих водителей, жестами и криками призывая всех убегать подальше и не объясняя причин. Где-то вдалеке прозвучало несколько выстрелов, но они быстро стихли, и многие остановились в нерешительности, не зная, что же произошло там, впереди, и устранена ли опасность, от которой началось всеобщее паническое бегство. Еще больше ввел припозднившихся водителей в замешательство большой пассажирский самолет, пролетевший так низко, что казалось почти можно рассмотреть пассажиров в иллюминаторах. Лайнер пролетел над улицей и скрылся за домами.


Саманта сняла комнату на втором этаже дешевого хостела, а потому видом из окна ей не удалось насладиться. Темный переулок под окном, по которому периодически проходили шатающиеся тени наркоманов и алкоголиков, хотелось поскорее забыть. Впрочем, собранные сумки недалеко от входной двери напоминали ей, что завтра утром она уже будет в аэропорту, потягивая чашку горячего чая или кофе в ожидании своего рейса. Когда девушка отошла от окна, то услышала легкий звон. Где-то вдалеке пронеслась скорая помощь с включенной сиреной, но когда затихла, звон стал только сильнее. Взглянув наверх, Уилкерсон увидела, что звенит качающаяся люстра, и тут же почувствовала, как дрожит пол. Внезапно уши Саманты заложило от оглушительного рева, а весь хостел затрясся, как при землетрясении. Выглянув в окно, фельдшер успела увидеть, как огромный самолет делает вираж, летя очень низко, как будто заходя на посадку. Мгновение спустя он скрылся из виду, а шум и тряска утихли, вновь оставив ее наедине со своими мыслями. Но тишина длилась недолго. В комнате наверху раздался короткий вскрик, а затем глухой удар, как будто что-то тяжелое упало на пол. Впрочем, этот хостел был один из самых дешевых, а потому подобные инциденты здесь не были редкостью. Постояльцы подобных мест были привычны к таким звукам, и попросту не обращали внимание на такую мелочь.
Самолет, на который был куплен билет у Уилкерсон, улетал рано утром, а так как настенные часы недвусмысленно намекали, что время уже за полночь, девушке ничего не оставалось, как начать готовиться ко сну. Но ее планам помешал вежливый, но отчетливый стук в дверь, из-за которой послышался голос Алана, администратора хостела, который принимал девушку при заселении:
- Мисс Уилкерсон, я увидел, что у вас горит свет. Нам очень нужна помощь врача, если бы я смог занять у вас минутку времени...
Алан был опытным администратором, и при заселении гостей сразу пытался разговорить их и выяснить, следует ли ждать от них проблем. С Самантой в общении у него не возникло никаких проблем - девушка была открыта и дружелюбна. Поэтому зная, что она имеет отношение к медицине, Алан решил рискнуть и обратиться к ней.

Ночь у Роберта выдалась бурной. Кареты скорой помощи подъезжали одна за другой, и парень только и успевал, что помогать перекладывать пострадавших, ассистировать хирургам и докторам, перевязывать раны и ставить капельницы. Всех, до кого удалось дозвониться, вызвали во вторую смену, но даже так рук не хватало. Недостаточно было и коек, и многие раненые уже просто полусидели и лежали в коридоре, и медицинскому персоналу приходилось перепрыгивать через них, бегая из одной палаты в другую. Со всех сторон слышались крики, стоны и ругань, все это сливалось в единый монотонный шум, который врачи и медсестры уже перестали замечать. Даже то, что смена Бетти выдалась одновременно с его сменой, не могло порадовать Вудса. Она была такой же замученной, как и все остальные, и еле держалась на ногах.
Перемежая уколы и перевязки, Роберт наконец смог позволить себе минуту отдыха, только чтобы с новыми силами броситься к пострадавшим. Забежав в одну из палат, медбрат отдернул занавесь, собираясь проведать вверенную ему пациентку, поступившую около получаса назад, миссис Риксон, которой было чуть больше шестидесяти. У старушки была рваная рана на бедре, как будто дикий волк решил перекусить её ногой. Когда Вудс уходил, она была в стабильном состоянии, но с учетом преклонного возраста пациентки было необходимо периодически проверять её показатели. И вот сейчас он увидел лишь пустую кровать с пятнами крови на простыне. Маловероятно, чтобы она могла уйти сама, мысль о том, что миссис Риксон могли увезти в операционную, тут же была опровергнута - медицинская карта висела на своем месте, на спинке кровати, а без неё пациентов перевести в другое отделение не могли. Роберт понимал, что если начальник смены узнает, что он потерял пациентку, тем более в состоянии, близком к критическому - ему не сдобровать, и о карьере в медицине можно будет забыть навсегда.

Селина уже закончила свое выступление, и сейчас стояла рядом с Сидом неподалеку от большого шатра, цирковое представление в котором только набирало обороты. На секунду их внимание отвлек самолёт, пролетевший необычно низко над зданиями города, но в темноте сложно было оценить реальные расстояния, поэтому циркачка и мужчина могли спокойно вернуться к своему разговору. Сегодняшнее шоу было особенным - во-первых, оно было ночным, во-вторых, оно было завершающим в городе Х, и вскоре все шатры будут сложены и упакованы, и труппа снова отправится в путь.
Проболтав не больше пяти минут, они уже были готовы разойтись по своим делам, как внезапно услышали громкий рык тигра. У цирка было три постоянных усатых актера, каждый из которых сидел в индивидуальной клетке, и даже если большие кошки и разговаривали друг с другом, их рычание было не таким агрессивным и резким. Такой рык тигры издавали, если кто-то чужой подходил к их клетке, либо им что-то сильно не нравилось. Так как Селина и Сид все равно собирались в ту сторону, то заодно они могли посмотреть, что же случилось с полосатыми хищниками.
Однако оказавшись рядом с клетками Кайл и Рон поняли, что дело гораздо серьезнее. Клетка Рокки, самого старого и опытного тигра, была открыта, а морда хищника склонилась над чем-то. Подойдя поближе, они увидели, что это растерзанное человеческое тело. Толстые кожаные сапоги до колена сразу позволили им опознать его - Митчелл, дрессировщик и напарник Селины. Рокки стоял над свежим кусом мяса, опьяненный запахом крови, и отрывал куски от своего бывшего друга.

Сегодняшняя ночь для Густава была самой обыкновенной, по крайней мере поначалу. Никаких происшествий, все тихо и спокойно, даже никаких жалоб от постояльцев не поступало. Все работники, вышколенные под строгим но справедливым руководством Андерсона, исправно выполняли свои обязанности, и управляющий мог быть спокоен - отель соответствует самым высоким стандартам качества. Но вскоре после полуночи один за другим начали возникать форс-мажоры. Началось все с того, что в холл отеля забежал человек в окровавленной одежде, прося о помощи. Действуя четко в соответствии с инструкциями, дежурный администратор позвонил в соответствующие службы, предложил бедняге присесть и принес ему стакан воды. Но стандартная схема дала сбой - ни один из телефонов экстренных служб не отвечал. Едва Густаву доложили об этой ситуации, как раздался звонок по внутренней линии, и коридорный встревоженным голосом попросил управляющего подняться на четвертый этаж, утверждая, что творится «какой-то кошмар». Перед Андерсоном встала дилемма - в отеле было две проблемы, которые требовали его вмешательства, и решить их нужно было незамедлительно.
Загруженный проблемами, Густав почти не заметил дребезжание окон от низко летящего лайнера, который как раз сделал поворот в небе над отелем.

Тревор чувствовал себя в мрачных и темных подворотнях как рыба в воде, выскальзывая из одного переулка и исчезая в другом, передвигаясь подальше от освещенных улиц. Но сегодня ночью его обостренное чутье прямо вопило об опасности, хотя никаких видимых признаков заметно не было. Задумавшись об этом, Мак Айлин споткнулся и чуть не упал. Обернувшись, он увидел незнакомца на земле. На нем был хороший костюм, рядом валялся кейс, обитый дорогой кожей, но мужчина просто развалился на земле, опершись спиной на стену и не обращая внимания, что фактически лежит в грязной луже рядом с мусорным баком. Глаза его были закрыты, а руки безвольно раскинуты в стороны. Со стороны можно было подумать, что он мертвецки пьян, но сильный запах алкоголя, сразу выдававший таких любителей, на сей раз отсутствовал. Да и не похож был мужик на запойного пьяницу. Оставался вариант с наркотиками… И здесь была неувязка - дом насильника был за углом, это был его район, и уж наркоманов ему довелось повидать наверно всех, кто жил неподалеку. Они выползали по вечерам, и Тревор неизменно натыкался на них во время ночных вылазок.
Мимо переулка пронеслась машина скорой помощи, сверкая своей мигалкой, но вжавшийся в стену Тревор и лежащий мужчина остались незамеченными. Сегодня ночью город был более бодрым, чем обычно, и слишком много красных и синих огней довелось увидеть Мак Айлину за последние несколько часов.

Лиза зачиталась мангой, и когда посмотрела на часы обнаружила, что уже начался новый день. Дом её родителей находился в классическом частном секторе города, где среди зеленых лужаек и деревьев раскинулись аккуратными рядами красивые двухэтажные домики с небольшими заборчиками, гаражами и садовыми гномами. Американская мечта во плоти, хотя для молодежи это было сродни скуки смертной. Но определенный плюс в этом районе был - здесь можно было гулять даже ночью, не опасаясь криминальных элементов и неадекватных личностей. Все, кто был постарше и любил тусоваться, отправлялись в центр города, так что здесь царила безмятежность.
Поэтому когда за окном раздался громкий удар, половина жителей подскочили со своих постелей и прильнули к окну, пытаясь разглядеть, что произошло. Где-то в конце улицы появились красноватые отблески пламени, и решив, что это пожар, мужчины бросились на улицу, натягивая куртки на ходу. Частные сектора славились своими общинами, и каждый сосед был готов прийти на выручку своему товарищу. Дэвид, отец Лизы, тоже был одним из добровольцев. Девочка услышала, как хлопнула входная дверь, и увидела его бегущим в сторону пожара.
Спустя несколько минут он вернулся, и до ушей девочки донеслись голоса родителей, видимо что-то обсуждавшие на кухне на первом этаже.

Евгений уже битый час пытался вместе с женой уложить своих детей спать, но наверху все продолжали шуметь. Оттуда до доносился топот, то громкие голоса начинали о чем-то спорить, то кто-то хлопал дверью. Каждый раз дети вздрагивали, и приходилось начинать все по новой - петь колыбельные, рассказывать сказки и успокаивать, поглаживая по голове. Вспоминая, что завтра рано утром надо идти на работу, его жена периодически вздыхала, но стоически продолжала вслух читать книгу братьев Гримм, периодически многозначительно поглядывая на Миллера и намекая, что пора бы разобраться с соседями сверху. Часы в виде совы на стене детской уже показывали начало первого, и шум в это время однозначно был неприемлем для тихого семейного района, который как думали чета Миллеров, они выбрали несколько месяцев назад. Небольшие трех-четырех этажные дома с компактной планировкой и доступными ценами привлекали молодые семьи, и вскоре район действительно превратился в «семейный». На каждой свободной парковке стоял минивэн, подъезды были заполнены оставленными на ночь колясками, а днем не прекращался детский гвалт. И все же этот район действительно ценился среди молодых родителей, которые поселившись здесь, могли обеспечить свою семью самым необходимым - безопасными улицами, школами и садами, детскими врачами и тихими парками. Как нарочно, где-то очень близко пролетел самолет, свои оглушающим ревом вновь разбудив задремавших было детей.

В голове Эндрю уже изрядно шумело, но вечеринка была в самом разгаре, и уходить всеобщему любимцу-талисману точно было нельзя. Это была одна из многочисленных вечеринок, устраиваемых в честь команды, для команды да и самой командой в перерывах между матчами, чтобы развеяться и как следует оторваться. И разумеется, ни одна из них не обходилась без талисмана команды. Эта вечеринка не была исключением, и хотя время было уже за полночь, все самое интересное только начиналось. Кто-то уже успел напиться до беспамятства, кто-то уже вовсю обнимался с унитазом, а девчонки как раз начали приходить в кондицию, чем парни потрезвее не гнушались воспользоваться. Внезапно Дон, капитан команды и по совместительству гигантский качок, запрыгнул на стол, собираясь видимо сказать какой-то тост. Но покачнулся, обвел всех взглядом и рухнул со стола прямо на стеклянный столик. Все вокруг разразились радостным улюлюканием, а те, кто стоял поближе - стали поднимать павшего бойца. Толпа скрыла от Хиллфута происходящее там, и вдруг радостные возгласы сменились криками ужаса. Все рванули к выходу, превращаясь в безумный смертоносный поток, в котором пьяные здоровяки могли растоптать своих неуклюжих товарищей. Никто толком не понял, что произошло, но всеобщая паника охватила всех. Люди начали вываливаться из окон и выламывать двери, пытаясь выбраться из особняка, который был снят специально для вечеринки. Эндрю же оказался на развилке - можно было попытаться вместе со всеми выбраться через дверь куда его и нес поток людей, или же выскочить на лестницу на второй этаж, которая сейчас была пуста.

Недалеко от дома Алекса была круглосуточная баскетбольная площадка, на которой вандалы пока не успели разбить освещавшие её фонари. Вчера от Джейка поступило соблазнительное предложение устроить ночь баскета, и как всегда, Алекс не смог отказать своему другу. Придя в назначенное время Блад понял, что оказался на месте первым. Больше желающих поиграть ночью в баскетбол не нашлось, а поэтому Алексу пришлось в одиночку слоняться по площадке, ожидая своего друга. Однако время шло, а он все не появлялся. Взглянув на часы, парень понял, что время уже перевалило за полночь, но Джейк так и не показался. Телефон у него оказался недоступен, что было странно вдвойне - никогда еще друг его так не кидал, да и телефон всегда был при нем и на звонки он всегда отвечал. Где-то по улице проехала карета скорой помощи, сверкая своими синими огнями, усиливая гнетущее чувство Алекса. В воздухе витало нечто такое, отчего ночная прохлада превращалась в пронизывающий холод, заставляя поеживаться и более внимательно вглядываться в окружающие тени. Яркие огни низко летящего лайнера прорезали черную пелену ночного неба и исчезли за домами. Стало очевидно, что ждать Джейка больше смысла нет. Впрочем, его дом был недалеко, и Алексу ничего не мешало наведаться к нему в гости. Но прежде чем парень успел выйти за металлическую сетку площадки, позади послышался треск. Какой-то мужик навалился на сетку, пытаясь удержаться на ногах, но рухнул на землю без движения. Издалека сложно было сказать, бомж это или нет. Была вероятность, что это просто одинокий путник, у которого внезапно прихватило сердце.

Отец Элис ушел нажираться в какую-то забегаловку, оставив её одну. Нельзя сказать, что это было самым плохим развитием вечера. В одиночестве девушка могла заняться дома чем угодно, и не думать о том, куда бы опять податься посреди ночи, когда насильники и бандиты выходят на охоту, поджидая таких как она в темных подворотнях. Компьютер, телевизор, все было готово к приятному времяпрепровождению, когда планы Тейлор оказались жестко нарушены. В квартиру ввалился её отец, причем как и следовало ожидать, за такой короткий период времени он даже не успел как следует захмелеть. Беспрерывно матерясь, он, шатаясь, направился в ванную. Выглянув в коридор, Элис заметила на полу капли крови, ведущую к закрытой двери в ванную, за которой продолжал сквернословить её отец. Внезапно раздался глухой удар, и за дверью воцарилась тишина. Дома больше никого не было и не могло быть, если только любопытные соседи не решат заглянуть в открытую дверь, которую оставил за собой мужчина.

Сегодня Рэнди не везло. Они с напарником приметили квартиру, в которой можно было неплохо поживиться. Убедившись, что внутри все тихо, они взяли необходимые инструменты и выдвинулись на адрес. Но по пути им встретилось такое количество полицейских, пожарных и скорых машин, что Руфус, не долго думая, объявил это дурным предзнаменованием и предложил отменить сегодняшнюю вылазку. В конце концов напарники сошлись, что стоит хотя бы подобраться к квартире, а там уже смотреть по обстоятельствам. Забравшись через крышу соседнего дома, они спустились по пожарной лестнице и аккуратно взломали окно. Убедившись, что в спальне никого нет и свет не горит, грабители проникли внутрь. Порадовавшись удачному делу, напарники принялись набивать рюкзаки наиболее ценными вещами и электроникой, попутно разыскивая заначки и драгоценности. И когда уже Рэнди начало казаться, что все идет как нельзя лучше, выйдя из очередной комнаты, он наткнулся на тело мужчины, лежащее прямо рядом со входной дверью лицом вниз. Незнакомец был одет в хороший костюм, сверху у него было пальто. Следов крови или признаков убийства видно не было, но человек явно не прилег отдохнуть - все в его позе говорило о том, что он уже не жилец. Дверь была закрыта, но связка ключей осталась в замке - хозяин квартиры не успел даже закрыть дверь перед тем, как рухнул на пол и больше не поднялся.

Пассажирский лайнер летел все ниже над городом, и казалось, почти задевает верхушки зданий. Посторонний наблюдатель мог бы сказать, что самолет заходит на посадку, но его шасси были убраны, а впереди не было посадочной полосы. Пилоты невидящими глазами смотрели вперед, их руки безвольно болтались вдоль туловища, и ни одного движения не последовало, чтобы спасти самолет. Мертвецам нет дело до падающего лайнера с сотнями пассажиров на борту.
Самолет пролетел почти над всем городом, сделал поворот и исчез где-то за лесом. Через несколько секунд в той стороне сверкнула яркая вспышка, сжигая самолет и всех, кто был в нем. Те, кто видел эту вспышку, могли бы подумать, что начинается рассвет нового дня. Это заключение было недалеко от истины, вот только яркое пламя означало рассвет не нового дня, но нового мира. Безусловно, наступит и день, но до этого многим предстоит погибнуть. Ведь перед днем нового мира их ждет ночь ужаса.
Цель всех персонажей на ночь ужаса - выжить.

Переходим в свои ветки.

Здесь будет дан пост по итогам ночи ужаса.
+3 | Новый мир, 24.10.17 23:06