Набор игроков

- Morgon Dawn
- [D&D 5] [FR] Солнечные Лунноморцы
- [☣] Развал | Естественный отбор
- Red Hammer 1990
- [D&D 3.5]Серебристый Цирюльник
- American Ghoul
- [∞]Писатель Гудвин
- [Kr] Ополчение
- [КУБ] - Коллективно Управляемое Безумие
- [DoW] Боги и пророки
- Дворфы черного железа
- Ринг. Перезагрузка
- 'BB'| Buenos Aires. San-Telmo. Tango.
- The Uncanny Valley
- Проклятье Страда
- Мушкетеры - Европа в Агонии
- Мечом и Магией (Мафия) II Сатисфакция
- [Nechronica]Последние дни мира
- Город Героев: Мы делили Рэйвенвуд
- Марс-500

Завершенные игры

Форум

- Общий (9640)
- Игровые системы (4554)
- Набор игроков/поиск мастера (25901)
- Конкурсы (5671)
- Под столом (16119)
- Улучшение сайта (5308)
- Ошибки (2281)
- Для новичков (2699)
- Новости проекта (6423)

Личный кабинет: Лисса

Статус: не задан
Дата регистрации: 24.09.10
Рейтинг: n/a
Подано голосов: 1184
Последний визит: На сайте

Нарушения: 3/6

Контакты

ICQ: Номер не указан
Jabber: Не указан
Местоположение: Не указано
Сайт: не указан

О себе

Спят мышата, спят ежата,
Спит Союз, уснули Штаты,
Все уснули до рассвета
Лишь крылатая ракета,
Лишь крылатая ракета
Мчится, мчится в вышине,
В серебристой тишине...

-------------------------------------------------------

"Эпоха Крыс", "Там где живут Драконы", "Дорога сквозь Яблоневый Сад". RIP. Эти мои игры были сожжены и хранятся только в памяти. Вообще-то сожженых модулей было где-то пять. Но эти три названия хотя бы запомнились. Возможно, Яблоневый Сад ещё будет перезапущен, когда идею доработаю.
Остальные свои завершенные модули уничтожать не планирую. Ну, в самом деле, это же общее творчество. Так что не-не-не :)

Слово о модулях Лиссицыных. Из тех, что были рассказаны и завершены:


Слово о модулях в которых играла и которые запомнились:


КОТЭ-ЛОГИКА:

Личная почта

Игры

Ведет:

Участвует:

Лучший ход

…Лисица побежала в обход по степи, решив, что выйдет к железной дороге в таком месте, где не ходят поезда…
Поезда в этих краях шли с востока на запад и с запада на восток…
А по сторонам от железной дороги в этих краях лежали великие пустынные пространства — Серединные земли желтых степей.
В этих краях любые расстояния измерялись применительно к железной дороге, как от Гринвичского меридиана…
А поезда шли с востока на запад и с запада на восток…

Ч. Айтматов. И дольше века длится день

---------------

…А когда сил уже не осталось совсем, крылатый человек упал на землю и разбился насмерть. Вот был он, вот нет его. Грустная судьба. Никто не плакал над бездыханным телом, не приносил цветы на могилку, не жалел, не скучал и не вспоминал даже, - разве что ветер поскулил немного обиженным псом да солнышко погладило золотистым лучом бездыханную тушку. Вообще. Этот необычным был, Этот боролся до конца. Рвался куда-то, сражался, бессмысленно напрягая измученные мышцы свои, стремился улететь. Потом сдался, конечно, потом не выдержал, обмяк, надежду потерял, веру, отчаялся видимо - понесся стремительно навстречу земле, как и полагалось ему, стае его и всем родным его. Навстречу смерти своей понесся, оглашая окрестности горестным криком. Не рассчитал, правда, немного. Треснулся о рекламный щит сначала с громким хрустом, ломая собственные кости, потом уже сверзился прямиком на автостоянку, оскалившуюся гнилыми остовами изломанных, невидимым великаном закрученных в штопор, бесхозных автомобилей.

Кости не выдержали, ржавое хищное железо проткнуло живое тело без сожаления, кровавой шрапнелью брызнули внутренности. Большие широкие крылья остались, однако, целыми – разноцветные перья блестели на солнце, фиолетовые, зеленые, синие да красные капли. Волшебные мазки, сюрреалистические узоры. Таинственно мерцали, привлекая взгляды к себе. Прекрасные перья! Чудесные крылья! Озорной ветер подхватил и понес желтый пух по шоссе, котенком шаловливым подкидывая импровизированный мяч. Ветер не умел грустить долго, поломал пернатого, убил нечаянно, вздохнул печально, выдохнул да и новой игрушкой тут же увлекся. Позабыв о прошлом. Умный ветер.


Чуть ближе детки подошли, озябнув порядком. Странный мир, серый мир. Труднее всего было привыкнуть к новому солнцу – звезде красивой такой, сияющей такой, ярко-ярко рыжей и большой очень, раздувшейся мандарином перезревшим. Словно. Звезде прекрасной, звезде холодной, бездушной нынче и пустой.
Мертвое тело Крылатого совсем не страшным было вблизи - на изуродованном лице даже подобие блаженства застыло. У Них всегда так – крови много, а умирают, едва коснувшись земли. Умирают с улыбками на морщинистых своих физиономиях, между прочим. Вот и этот помер, изломанная рука ощерилась белоснежной костью, деформированная кисть походила на уродливую птичью лапку, украшенную неправдоподобно длинным указательным пальцем с загнутым тонким когтем.
Попугай. И, наверное, из последних, слишком уж много тел валялось в округе. Сходили они с ума потихоньку, вымирали пугающе быстро, наверное, скоро совсем не останется. Есть ли у них разум, нет ли? Остается загадкой, Попугаев и раньше редко встречали, кометами в небе проносившихся счастливых созданий. Теперь видели только мертвыми. Говорили что они младшие братья ангелов, говорили, что они тупые совсем, безмозглые и глупые создания, сродни голубям площадным. Разное всякое болтали, в общем. Но все равно жалко их было, радиация, ветер моровой сводили уродцев с ума, так похожих на людей отчего-то. Мозги у них выгорали, теряли направление свое крылатые люди, и убивали в конце концов себя. Девушка на плакате, рекламирующая губную помаду, опечалилась даже, кровавая клякса на месте столкновения расцветила потускневшую прическу алой розой. Но девушка все равно была печальна, прохладна была и грустила. Да и чего веселиться ей, спрашивается, красавице сказочной с фиолетовыми глазами? Помада есть, и личико прекрасное такое, бледное очень, щедро припудренное - а город мертв уже, остается только улыбаться театрально, до конца играя свою роль. Предлагать дешевую косметику.

Ветер снова вздохнул, потеребил кончики драгоценных перьев. Холодный бездушный вихрь. А ведь перышки, по слухам, удачу приносят! Только торопиться нужно. Поезд отправляется ровно в 10, последний поезд. Автомат. Уедет с Синей платформы и никого ждать не будет, - автоматы, они такие, никого не ждут - ровно в десять ноль-ноль отправится поезд в свое последнее путешествие, прокладывая верный курс к безопасному убежищу, а для этого надо еще до вокзала добраться. Отсюда шпили видны. Вон они, серебряные купола, обманчиво близкие на расстоянии. Но это вранье, мираж и иллюзия, топать добрых полчаса. А Малой совсем скуксился. Малой хнычет и растирает сопли по лицу, громко сморкаясь, снова зовет маму. Злость берет и жалость одновременно. Малой ноет по привычке:
- Маму, маму хотю! Потему мамы нет, потему…
Малой. Малыш около трех лет, закутанный в шаль для тепла и заплаканный очень младший брат.
Куксится, хлюпает мокрым носом, чихает, - кажется простыл.
Время 9. 22 АМ
+18 | Черви, впередЪ! , 14.05.12 21:17